Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Ватсон Томас

Небеса, взятые штурмом





Оглавление

Предисловие к русскому изданию (2001 год)
Предисловие к первому американскому изданию книги в 1810 г.
Предисловие к английскому изданию книги в 1992 г.
Небеса, взятые штурмом (краткая аннотация)
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Приложение 1
Приложение 2
Об авторе




Предисловие к
русскому изданию (2001 год)

Должен ли христианин прилагать все возможные с его стороны усилия для того, чтобы достигнуть вечной жизни в небесах, или же, наоборот, вечность в небесах дается ему даром без каких-либо активных действий с его стороны – этот вопрос является очень важным, особенно в настоящее время, когда каждому верующему стала доступной разнообразная переводная духовная литература.
Зачастую неискушенному читателю внушается мысль о том, что каждому, называющему себя христианином, небеса гарантированы на основании того факта, что он исповедует имя Иисуса Христа и, по этой причине, после покаяния ему уже ничего не нужно делать. Другими словами, он может быть совершенно пассивным – забывая о том, что апостол Павел говорит: "Ибо мы – Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять" (Ефес. 2:10).
Безусловно, такой взгляд на вопрос спасения является заблуждением, и мы надеемся, что предлагаемая вашему благочестивому вниманию книга известного пуританского богослова Томаса Ватсона "Небеса, взятые штурмом", впервые переведенная на русский язык, будет весьма полезной для достижения каждым возрожденным христианином успешной и победоносной христианской жизни, как и написано:
"То вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии – любовь" (2 Петр.1:5-7).


Братство Независимых Церквей и Миссий
Евангельских Христиан-Баптистов Украины

Предисловие к первому
американскому изданию книги в 1810 г.

В то время когда кажется, что многие люди в настоящее время находятся под влиянием сильного желания найти путь к Небесному Сиону, бесспорным является тот факт, что для тех читателей, чьи лица действительно обращены к небу, несомненную ценность представляет то, что они могут иметь в своих руках и перед своими глазами произведения такого поистине благочестивого служителя Евангелия, каким был преподобный Томас Ватсон.
Тот, кто знаком с учением Священного Писания, которое среди протестантов повсеместно признается единственным истинным руководством во всех вопросах веры и жизни, должен признать, что жизнь христианина является борьбой. Мы находим это утверждение в следующих текстах Писания:
"Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет" (Матф. 24:42).
"Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем; оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2 Кор. 10:3-5).
В то же время нет такого человека, который не признал бы с готовностью, что противодействие, воздвигаемое миром против Церкви в наши дни, не сравнимо с тем противодействием, которое испытали наши братья в прошлые времена. Однако мы имеем то же самое обетование, какое имели и они: "... довольно для каждого дня своей заботы" (Матф. 6:34), а также: "...Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи" (2 Кор. 12:9).
Однако, несмотря на эти драгоценные обетования есть большие опасения, что, хотя и в наши дни имеется много верных служителей Слова Божьего, тем не менее, если бы открытое признание нашей веры грозило бы нам плахой или костром, то верных христиан нашлось бы немного; увы, даже слишком мало было бы таких христиан, кто сравнился бы с такими подвижниками веры, как Альмонд, Аппрайс, Аретузи, Роджерс или Джеймс Эскью. Тем не менее, мы бы рискнули утверждать, что и жизнь, и произведения автора этой книги в отношении их совершенства ничуть не уступают ни одному из вышеупомянутых подвижников.
Хотя, по мнению некоторых легкомысленных читателей, на первый взгляд может показаться, что ничего в характере предложенной работы не может привлечь внимания великих и образованных умов этого мира, – тем не менее, после серьезного и внимательного ознакомления с великой и внушающей благоговейный страх темой, которая здесь затрагивается, вы найдете в этой книге язык, который вполне соответствует изложению такой сильной и неопровержимой истины, которая в свое время заставила трепетать даже правителя Феликса (см. Деян. 24:25), и которой призванные Богом мужи этого мира не могут противостоять, и которую они не могут отрицать.
Мы должны также признать, что в этой небольшой работе присутствуют некоторые выражения, которые могут быть истолкованы, как проявление вражды к определенным сектам. Однако, если кто-либо и подумает так, то пусть он вспомнит слова апостолов: "... должно повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Деян. 5:29).
Похоже, что нашего автора, как и апостолов, беспокоило, чтобы страх перед Создателем все время присутствовал в них. Из всего того, что Томас Ватсон произносил с кафедры или издавал в печати, создается впечатление, что он больше всего стремился к тому, чтобы приводить человеческие души в Царство Небесное через возвещение серьезных и важных библейских истин.
Но он не имел цели веселить и доставлять удовольствие своим читателям и слушателям той утонченной и светской манерой изложения, которая сейчас в моде и которая отличается изысканной композицией и тщательно обработанными фразами. Он был ревностным и верным служителем своего Господа; и при исполнении священных обязанностей, возложенных на него в силу его служения, его слишком мало беспокоило или не волновало вообще, что люди могут сделать ему или что могут сказать о нем.
В настоящем издании данной книги были произведены некоторые изменения в орфографии автора для того, чтобы она более соответствовала той орфографии, которая используется в настоящее время. Некоторые выражения, вышедшие из употребления, также были исправлены. Но самое большое внимание уделялось тому, чтобы ни одно выражение автора не утеряло ни малейшей доли его энергии, силы или значения. Заметки на полях, присутствовавшие в старом издании, которые, в основном, были написаны на греческом или латинском языках, здесь опущены. Уместность этого сокращения книги должна быть очевидной, так как эти заметки, скорее, смущали бы, а не помогали бы в изучении Библии огромному большинству тех, в чьи руки может попасть эта небольшая работа; к тому же, их сохранение сильно повышало цену книги.
Издатель, хорошо осознающий ценность этого произведения, которое он сейчас предлагает, стремился к тому, чтобы сделать данную книгу как можно дешевле. Он искренне надеется, что она может быть благодатным средством обращения некоторых людей от их злых путей греха и смерти на пути праведности и вечной жизни.
Чтобы эта книга могла стать счастливым жребием для всех тех, в чьи руки она попадет, – является искренним желанием


Издателя
Нью-Йорк, 26 марта, 1810

Предисловие к
английскому изданию книги в 1992 г.

Томас Ватсон был глубокоуважаемым пуританским проповедником-нонконформистом и духовным писателем семнадцатого века. Он получил степень магистра гуманитарных наук в колледже Эммануила, в Кембридже, где был известен своим особым усердием в учебе. После окончания учебы в 1646 году он начал свое пасторское служение в церкви святого Стефана, Уолбрук, Лондон, которое продолжалось на протяжении шестнадцати лет и было прервано на несколько месяцев в 1651 году из-за того, что он был лишен свободы за участие в заговоре за восстановление монархии.
Ватсон приобрел известность, как благочестивый проповедник, в особенности одаренный в сфере импровизированной молитвы. Когда Закон о Единообразии Веры, вышедший в 1662 году, ликвидировал большинство Лондонских церквей, Ватсон был одним из многих пуританских священнослужителей, которые открывали неофициальные собрания. После принятия Декларации о религиозной терпимости, принятой в 1672 году, он получил разрешение трудиться в Кросби Холл, где и проповедовал в течение нескольких лет до того, как вышел на пенсию и уединился в Эссексе. Он умер внезапно в 1686 году, во время уединенной молитвы.
Труды Томаса Ватсона, основанные на здравой доктрине, изобилующие практической мудростью и беспристрастным исследованием человеческих побуждений и чувств, не нуждаются в представлении пуританским читателям. Глубокая духовность, лаконичный стиль изложения, поразительные выводы, практические иллюстрации и красота выражений делают его одним из самых неотразимых, постоянно цитируемых и благочестивых пуританских богословов.
В последние десятилетия издательство Banner of Truth Trust возобновило издание трехтомника трудов Ватсона, включающего 176 проповедей Вестминстерского Малого Катехизиса (в том числе Основы богословия; Десять Заповедей; Молитва Господня); классические работы, основанные на Матфея 5:1-12 – Заповеди Блаженства; Доктрина покаяния; Божественная благая весть (более позднее название этого труда – Все содействует ко благу). Последняя из упомянутых проповедей Ватсона является толкованием Римлянам 8:28, исполненным самого сильного утешения для страдающих христиан.
Издательство Soli Deo Gloria представляет для последнего издания объемного тома, имеющего 740 страниц, разносторонние проповеди Ватсона. Этот том объединяет прежние два тома его проповедей (за исключением проповеди Заповеди Блаженства), изданных в 1829 году под названием "Рассуждения о важных и интересных предметах – избранные работы преподобного Томаса Ватсона". Его проповедь "Искусство священной удовлетворенности" недавно была перепечатана издательством Free Presbyterian Publications.
Поразительно, что, несмотря на все превосходные издания произведений пуританских писателей, изданные за последние тридцать лет, не было сделано никаких попыток распространить небольшие, редкие и драгоценные книги Томаса Ватсона, посвященные практической христианской жизни, такие, например, как "Небеса, взятые штурмом". Первое издание этой книги вышло в свет в Лондоне, в 1699 году – издатель Томас Паркхуст; второе, улучшенное издание было осуществлено преподобным Р. Армстронгом, пастором из Лондона, который высоко ценил Ватсона.
В 1810 году Нью-Йоркское издательство впервые напечатало издание этой книги под редакцией Армстронга в Америке, назвав его "Христианин-солдат, или Небеса, взятые штурмом". В настоящем издании книги, которое базируется на американском издании 1810 года, мы вновь вернулись к ее первоначальному названию.
В процессе подготовки книги "Небеса, взятые штурмом" к печати я поставил своей целью в каждом отдельном случае следовать указаниям, отмеченным в предисловии к первому американскому изданию (см. выше). Не было сделано никаких самостоятельных или доктринальных изменений. Однако, так как эта книга предназначена для практического применения, я отошел от своих естественных пуристских [Пуризм – стремление к очищению языка от иноязычных заимствований, неологизмов и вульгаризмов (прим. Ред.)] концепций, которые не позволяют вносить никаких изменений в первоначальное издание: устаревшие слова были изменены в соответствии с современной лексикой, пунктуация и орфография были модернизированы, впервые было добавлено деление книги на главы и английский перевод глав с латинского языка.
В приложении к этой книге также приводятся две мало известные проповеди Ватсона. Первая из них – "Счастье приближаться к Богу", основанная на Псалме 72:28, была добавлена к изданию, которое перепечатывается в настоящее время. Вторая проповедь – "Как мы можем читать Писания с наибольшей духовной пользой" (Втор. 17:19), взята из книги Ватсона "Библия и уединенная комната", изданной Джоном Овертоном Чаулсом (Бостон: Гаулд и Линкольн, 1844). Обе проповеди значительно расширяют тему, затронутую Томасом Ватсоном в книге "Небеса, взятые штурмом".
Я выражаю искреннюю благодарность за подготовку данной книги к печати корректору миссис Лаурене Куист, машинистке Мэри де Джонг, наборщикам Гари и Линде ден Холландер, переводчику Д-ру Майклу Белл и издателю Дону Кистлеру. От имени Книжного издательского комитета Реформированной Церкви Голландии мы также выражаем признательность щедрым жертвователям, которые пожелали остаться неизвестными.
И, наконец, интересно отметить, что д-р Доддридж считает, что эта небольшая книга сыграла свою роль в обращении известного полковника Гардинера. Наше искреннее желание – чтобы Бог мог благословить это непреходящее сокровище для многих и в наши трудные дни к их вечному спасению, и чтобы истинные верующие под водительством Духа Святого в большей полноте научились священному искусству прилагать святое усилие для достижения Царства Небесного.


Издательство Soli Deo gloria!
Джоель Р. Бик
Март 1992

Небеса, взятые штурмом
(Краткая аннотация к 5-му изданию книги
на английском языке в 1997 г.)

Книга "Небеса, взятые штурмом" ("О святом усилии, которое должен употреблять христианин, чтобы достигнуть небесной славы"), – является ценным толкованием известного пуританского богослова Томаса Ватсона, основанным на евангельском тексте: "От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Матф. 11:12).
Со времени появления в печати эта книга, являющаяся практическим руководством для достижения верующими христианского образа жизни, служит ценным путеводителем, помогающим христианину успешно использовать вверенные ему Богом средства благодати посредством его подчинения Духу Святому.
С присущей автору проницательностью, используя много практических иллюстраций и поразительных заключений, Ватсон описывает, каким образом христианин должен завоевывать Царство Небесное с помощью святого усилия через чтение и исследование Писания, молитву, размышление, самоисследование, благочестивую жизнь и почитание дня Господнего. Он также живо разъясняет, как верующий должен прилагать усилия в противостоянии своему плотскому "Я", сатане и этому миру. Возражения, стимулы и препятствия, возникающие при приложении человеком этих усилий, раскрыты автором в наиболее доступной для восприятия манере.
В приложении к этой книге также приведены две малоизвестные проповеди Ватсона, также посвященные данной теме, а именно: "Счастье приближаться к Богу" и "Как мы можем читать Писания с наибольшей для себя духовной пользой".

Глава 1.
Царство Небесное
берется святым усилием

"От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его"
Матф.11:12
Иоанн Креститель, услышав в тюрьме молву об Иисусе Христе, посылает к Нему двух своих учеников с вопросом: "...Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?" (Матф. 11:3). Неверно, что (как считает Тертуллиан) Иоанн Креститель не знал, что Иисус Христос был Мессией, так как он был утвержден в этом мнении и Духом Божьим, и знамением с небес (см. Иоанн. 1:33). Этим же поступком он пытался исправить неведение своих учеников, которые больше почитали его, нежели Христа.
В четвертом и пятом стихах 11-й главы Евангелия от Матфея записан ответ Христа на их вопрос: "...Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют" (Матф. 11:4). Иисус Христос показывает им, что Он есть истинный Мессия, ссылаясь на Свои чудеса, которые были несомненным доказательством Его Божественности. Когда ученики Иоанна ушли, Иисус дает высокую похвалу Иоанну Крестителю и поясняет, кем он был: "...Что смотреть ходили вы в пустыню? Трость ли, ветром колеблемую?" (Матф. 11:7).
Как сказал Иисус Христос, Иоанн Креститель не был изменчивым человеком, взгляды которого меняются и который колеблется, как трость, переходя от одного мнения к другому; он не был похож на Рувима, нетвердого, как вода (см. Быт. 49:4), но был непоколебим и тверд в своем уповании – даже тюрьма не смогла изменить его.
"Что же смотреть ходили вы? Человека ли, одетого в мягкие одежды?" (Матф. 11:8) – спрашивает Христос. Иоанн не потакал своим чувствам, -он носил не шелка, а одежду, сделанную из верблюжьего волоса; он предпочитал жить не при царском дворе, а в пустыне (см. Матф. 3:3,4).
Христос представляет Иоанна Крестителя, как Своего предтечу, который приготовил перед Ним путь (см. Матф. 11:10). Он был утренней звездой, которая предшествовала Солнцу Праведности, и для того, чтобы в достаточной степени почтить этого святого человека, Христос не только проводит параллель, сравнивая его с другими пророками, но и ставит его выше остальных пророков, назвав его самым большим пророком, говоря:
"Что же смотреть ходили вы? Пророка? Да, говорю вам, и больше пророка" (Матф. 11:9).
"...Из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя" (Матф. 11:11).
Иоанн Креститель был возвеличен Христом в связи с достоинством его служения и ясностью учения и поэтому наш текст начинается стихом: "От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Матф. 11:12).

* * *

Во-первых, в этих словах, имеется предисловие или вступление к главной мысли: "...от дней же Иоанна Крестителя доныне...". Иоанн Креститель был ревностным проповедником, Воанергесом, или "сыном громовым" (см. Мр. 3:17), так как после его проповеди люди начинали пробуждаться от своих грехов.
Поэтому поймите, каким должно быть то служение, которое приносит больше всего пользы, а именно – которое воздействует на совесть людей. Иоанн Креститель возвышал свой голос, как трубный глас. Он с властью проповедовал учение покаяния: "...Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Матф. 3:2). Он пришел, рассекая и разбивая человеческие грехи, и уже после этого проповедовал им Христа. Вначале он пролил уксус закона, а затем – вино Евангелия. Это была такая проповедь, которая Заставляла людей решительно стремиться к небесам.
Иоанн проповедовал не для того, чтобы понравиться слушателям, а для того, чтобы принести им пользу; он избрал целью своего служения открывать людям их грехи, а не демонстрировать им свое красноречие. Лучшим зеркалом является не то, которое позолочено, а то, которое правдиво показывает наше лицо. Предпочтительнее та проповедь, которая самым правдивым образом открывает людям их грехи и показывает им их сердца.
Иоанн Креститель был горящим и сияющим светом; он на самом деле горел в своей вере и сиял в своей жизни; и поэтому люди, слушавшие его проповедь, были побуждаемы стремиться к небесам.
Апостол Петр, который был исполнен духом рвения, также привел своих слушателей в день Пятидесятницы к состоянию умиления, открыв им их грехи и указав им на очищающий источник в крови Христа. "Слыша это, они умилились сердцем..." (Деян. 2:37). Это является величайшей милостью – иметь такое служение, которое побуждает людей исследовать свое собственное сердце. Если человек имеет ужасную рану, то он будет стремиться к тому, чтобы исследовать ее до самой ее глубины. Кто не испытал бы удовлетворения, если бы его душа была исследована и, в результате этого, была спасена?
Во-вторых, в этом тексте также имеется главная мысль: "...Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его".
Что означают слова "Царство Небесное?" Некоторые толкуют их, как Евангельское учение, которое открывает человеку Христа и небо. Тому же учил и Эразм Ротердамский. Но я, скорее, под Царством Небесным понимаю небесную славу; этому учили Беза и другие.
Это Царство берется силою. Данное выражение является метафорой, которая сравнивает Царство Небесное с городом или крепостью, которая защищается во время войны и которую можно взять только штурмом. Поэтому без усилия нельзя овладеть Царством Небесным. "... И употребляющие усилие восхищают его".
Землю наследуют кроткие (см. Матф. 5:5), небеса же наследуют употребляющие усилие. Наша жизнь – это духовная война. Христос является нашим Полководцем. Евангелие – наше знамя, милости Божьи – наша духовная артиллерия, и небеса могут быть взяты только с помощью усилия.

* * *

Рассматриваемые нами слова (то есть слова "сила" и "усилие") относятся к двум этапам достижения человеком Царства Небесного:
1. Первый этап – сражение: "силою берется";
2. Второй этап – завоевание: "употребляющие усилие восхищают его".
Таким образом, взять небеса можно только приступом или штурмом; следовательно, никто не может достигнуть неба, кроме тех, кто употребляет силу. Эта сила имеет двойной аспект.
Во-первых, такого рода сила характерна для людей, являющихся судебными должностными лицами. Судьи должны достигать результата силою в следующих случаях.
1) При наказании виновных. Когда урим и туммим Аарона не действуют, тогда должен прийти Моисей со своим жезлом. Нечестивцы являются негодными людьми, неправедное излишество благосостояния которых, благодаря заботе судебных должностных лиц, должно быть изъято. Бог определил правителей для наказания преступников (см. 1 Петр. 2:14).
Правители не должны напоминать рыбу-меч, которая имеет меч на своей голове, но у которой нет сердца. Но они должны иметь меч в своей руке, будучи решительными сердцем для того, чтобы вытаскивать и отсекать нечестие человека. Попустительство судьи поддерживает безнравственность, и, не наказывая преступников, он соглашается с проступками других людей и делает их своими собственными проступками. Судебные должностные лица, не проявляющие усердия в своем служении, похожи на тело, в котором отсутствует дух. Чрезмерная терпимость поощряет грех и всего лишь бреет голову преступника, которая заслуживает отсечения.
2) При защите невиновных. Судья является приютом, или алтарем, или убежищем для преследуемых, куда они могли бы убегать. Чарльз, герцог Калабрии, настолько любил совершать правосудие, что он приказал повесить колокол у ворот своего дворца, и каждый, кто звонил в него, был уверен, что он будет принят самим герцогом, или же будут посланы служащие герцога, чтобы выслушать его дело.
Аристид также был известен своей справедливостью. О нем историки говорят, что он никогда не проявлял пристрастия к какому-либо человеку только на том основании, что этот человек был его другом; он также не поступал несправедливо к человеку из-за того, что этот человек был его врагом. Медлительность или нерешительность судьи попирает право человека на защиту.
Во-вторых, эта сила характерна для людей, являющихся христианами. Хотя небеса даются нам даром, мы, тем не менее, должны сражаться за них. Писание говорит: "Все, что может рука твоя делать, по силам делай" (Еккл. 9:10). Наш труд – велик, наше время – коротко, наш Господин торопит. Поэтому мы должны мобилизовать все силы своей души и бороться, так как это есть вопрос нашей жизни и смерти, для того чтобы достичь небесного царства. Мы должны прилагать не только старание, но и усилие.

* * *

Для того, чтобы проиллюстрировать и разъяснить это утверждение, я должен показать вам, о каком усилии здесь не идет речь.
Во-первых, усилие, о котором говорится в нашем тексте, исключает безрассудное рвение, то есть исключает яростное усердие, проявляемое людьми для достижения того, чего они не понимают. Например, вот что написано об афинянах "...проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: "неведомому богу" (Деян. 17:23). Эти афиняне были усердны в поклонении своим святыням, но им можно было бы сказать то, что Христос сказал самарянке: "Вы не знаете, чему кланяетесь" (Иоан. 4:22).
Точно также и католики неистовы в проявлении своей религиозности. Посмотрите на их епитимьи, посты, самоистязания до тех пор, пока не появится кровь. Но это – рвение без знания истины; их пыл лучше, чем их духовное зрение. Когда Аарон должен был воскурять фимиам на алтаре, то вначале он должен был зажечь лампады (см. Исх. 30:7). Когда рвение, как фимиам, горит в сердце человека, там вначале необходимо зажечь светильник знания.

* * *

Во-вторых, сила, которой восхищается Царство Небесное, исключает кровавое насилие, которое имеет два аспекта.
1) Когда человек насильственно накладывает руки на самого себя. Тело человека является земной тюрьмой, куда Бог поместил его душу. Мы не должны разрушать эту темницу, но обязаны оставаться в ней до тех пор, пока Бог через смерть не выпустит нас оттуда. Стражник не может действовать без разрешения своего начальника; точно так и мы не должны осмеливаться действовать в этом вопросе без Божьего разрешения.
Наше тело является храмом Духа Святого (см. 1 Кор. 6:19). Когда мы поступаем насильственно по отношению к нему, то мы разрушаем Божий храм. Светильник жизни должен гореть в нашем теле до тех пор, пока не иссякнет вся естественная влага, которая, как масло, питает ее.
2) Эта сила исключает кровавое насилие, в результате которого одни человек отнимает жизнь у другого.
В наши дни имеется слишком много такого насилия. Никакой грех не имеет более громкий голос, чем кровь убиваемого человека: "...Голос крови брата твоего вопиет ко Мне от земли" (Быт. 4:10).
Если есть проклятие на том человеке, "кто тайно мучит [В английской Библии короля Иакова употреблен глагол "smite", который переводится на русский язык словами "ударять", "бить", "мучить". В русском синодальном переводе употреблено слово "убивает" (прим. ред.)] ближнего своего" (Втор. 27:24), тогда вдвойне проклят человек, убивший своего ближнего. Если же человек непреднамеренно убил другого, то он может найти прибежище и бежать к алтарю, но если он сделал это преднамеренно, то святость места не должна защищать его, как и написано: "А если кто с намерением умертвит ближнего коварно, то и от жертвенника Моего бери его на смерть" (Исх. 21:14).
Несмотря на то, что Иоав ухватился за рога жертвенника, царь Соломон должен был убить его, так как этот человек пролил много человеческой крови. Ранее, в Богемии, убийца должен был быть обезглавлен, а затем положен в гроб вместе с тем же человеком, которого он убил. Исходя из выше сказанного, мы видим, какое применение силы должно быть исключено.
В рассматриваемом нами тексте (то есть Матф. 11:12) речь идет о святом усилии. Это словосочетание также имеет двоякое значение.
Первое, мы должны быть горячими и страстными воинами в борьбе за истину. Здесь уместно процитировать вопрос Пилата: "Что есть истина?". Истиной является либо благословенное Слово Божье, которое называется Словом истины, либо те доктрины, которые вытекают из Слова Божия и согласуются с ним, как солнечные часы с солнцем или как копия с оригиналом. Это такие доктрины, как доктрины о триединстве; о сотворении; о благодати, дающейся даром; об оправдании через кровь Христа; о возрождении; о воскресении мертвых и о прославленной жизни. Сражаясь за эти истины, мы должны быть непреклонны, являясь либо их защитниками, либо мучениками за истину.
Истина является самым восхитительным сокровищем! Малейшая йота этого золота бесценна. Ради чего еще мы должны горячо подвизаться, как не ради истины?
Истина стара; ее седины вызывают почтение к ней; она исходит от Того, Кто является Ветхим днями (см. Дан. 7:9). Истина непогрешима; она является той звездой, которая ведет ко Христу. Истина чиста (см. Пс. 118:140) – она сравнивается с серебром, очищенным семь раз (см. Пс. 11:7). На лице истины нет ни малейшего пятна; она издает только приятное благоухание святости. Истина победоносна, – она подобна великому завоевателю, все враги которого лежат мертвые; она охраняет поле брани и устанавливает свои победные трофеи. Истине могут противостоять, но никогда не смогут полностью ее ниспровергнуть.
Во времена римского императора Диоклетиана казалось, что христианство находится в отчаянном положении и что истина иссякла. Но вскоре после этого настало золотое время Константина и тогда истина вновь подняла свою голову. Когда уровень воды в Темзе устанавливается на самом низком уровне, – то это значит, что высокий прилив уже готов прийти. Бог находится на стороне истины и до тех пор, пока у человека нет страха, она будет в нем побеждать. Писание говорит о последних временах: "тогда воспламененные небеса разрушатся" (2 Петр. 3:12), но никогда не разрушится истина, которая пришла с небес (см. 1 Петр. 1:25).
Истина оказывает облагораживающее воздействие на человека. Она является семенем нового рождения. Бог возрождает нас не через чудеса и откровения, а словом истины (см. Иакова 1:18). Так как истина производит благодать, то истина и питает собою человека (см. 1 Тим. 4:6). Истина освящает: "Освяти их истиною Твоею" (Иоанн. 17:17). Истина является той печатью, которая оставляет на нас отпечаток своей собственной святости; она обладает свойством и отражать, и излучать Божий свет; она является и зеркалом, показывающим наше несовершенство, и средством духовного очищения.
Истина делает нас свободными (см. Иоан. 8:32). Она освобождает нас от уз греха и возводит в положение наследников Божьих (см. Римл. 8:11) и царей (см. Откр. 1:6). Истина утешает; это то вино, которое ободряет человека. Когда арфа и лира Давида не могли дать ему утешения, то истина делала это: "Это – утешение в бедствии моем, что слово Твое оживляет меня" (Пс. 118-50).
Истина – это противоядие против греха. Грех является прелюбодеянием души человека; он делает запятнанной душу человека так же, как предательство и измена делают запятнанными имя и честь человека. Грех приносит проклятие так же, как и всякое зло. Человек может умереть от яда точно так же, как и от пистолета; и что же тогда может предотвратить грех, если не истина? Люди так много обманываются и согрешают, потому что они либо не знают, либо не любят истину.
Я никогда не смогу сказать достаточно сильно, чтобы должным образом выразить свое благоговение перед истиной. Истина является основным гарантом, основанием для нашей веры; она дает нам верную модель настоящей веры в Бога; она показывает нам, во что мы должны верить. Отнимите истину, – и наша вера окажется иллюзией.
Истина является наилучшим цветком в венце церкви. У нас нет ничего более драгоценного, что мы могли бы доверить Богу, чем наши души; и у Него нет ничего более драгоценного, что Он доверил бы нам, чем Его истина. Истина – это отличительный признак подлинной чести. Она отличает нас от ложной церкви так же, как целомудрие отличает благочестивую женщину от блудницы.
Короче говоря, истина – это оплот церкви и нации. Писание говорит о том, что левиты, (которые, совершая служение, были носителями символа истины) укрепили царство Иуды (см. 2 Пар. 11:17). Истину можно сравнить с Капитолием в Риме, который был самым прочным зданием этого города, или с башней Давида, на которой висела тысяча щитов (см. П. Песн. 4:4). Наши военные крепости и военно-морские силы не укрепляют нас так, как укрепляет истина.
Истина – это наилучшая армия Царства Божия; если мы отступаем от истины и предаемся папизму, то, образно говоря, прядь волос, в которой была наша сила, отрезается. Ради чего тогда мы должны быть так решительны, как не ради истины?
Мы должны подвизаться, испытывая тяжкую борьбу и страдания "за веру, однажды преданную святым" (Иуды 3). Если случится так, что истина отойдет от Англии, то мы можем написать эпитафию на надгробном памятнике Англии: "Слава отступила".
И, второе, это святое усилие также имеет место, когда мы проявляем особое рвение ради собственного спасения. Об этом говорит апостол Петр: "...Старайтесь делать твердым ваше звание и избрание" (2 Петр. 1:10). Греческое слово в оригинальном тексте этого послания подчеркивает тревожную тщательность человека в оценке своего собственного духовного состояния, его серьезные мысли о вечности. Оно подчеркивает то беспокойство, которое заставляет работать и голову, и сердце человека. В этом канале истинной веры и должно проявлять себя рвение всех христиан.

* * *

В-третъих, что еще означает святое усилие? Оно включает в себя следующие три фактора:
1) решительность воли;
2) силу чувств;
3) энергию стремления.
Решительность воли. Царь Давид свидетельствует: "Я клялся хранить праведные суды Твои, и исполню" (Пс. 118:106). Что бы ни находилось на пути к небесам – пусть это будет даже лев – я вступлю с ним в схватку, как решительный военачальник, который несет ответственность за всю свою армию. Христианин всегда решителен; что бы ни случилось, но он достигнет небес. Когда в человеке присутствует такая решительность, то опасностью пренебрегают, с трудностями не считаются, а страх презирают.
Таким образом, первым шагом человека в проявлении святого усилия является решительность его воли. Решительный человек говорит: "Я буду на небесах, чего бы мне это ни стоило", и эта его решительность должна быть в силе Христа.
Решительность напоминает наклонную плоскость для шара, которая неумолимо заставляет этот шар двигаться. Там, где присутствует решительность наполовину, то есть, там где есть и желание быть спасенным, и желание следовать за грехом, -невозможно быть очень усердным в стремлении к небесам. Если путешественник нерешительный, то временами он будет ехать в одну сторону, а временами – в другую. Таким образом, он стремится к ничему.
Сила чувств. Воля человека проистекает из его здравомыслия. Разум человека получает информацию о совершенстве состояния небесной славы, а воля проявляет решительность в том, чтобы начать путешествие к той святой земле. И теперь следуют чувства человека. Они горят в сильном желании стремиться к небесам. Чувства эти очень сильны. Псалмопевец говорит: "Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому" (Пс. 41:3).
Раввины обращают внимание на то, что в этом тексте Давид не говорит "моя душа голодает", но говорит "жаждет", так как по своей природе мы проявляем больше нетерпения тогда, когда мы желаем утолить жажду, чем тогда, когда мы ощущаем голод. Посмотрите, в каком быстром и сильном движении увлекаются чувства Давида в его стремлении к Богу. Чувства эти подобны крыльям птицы, которые заставляют душу торопиться в ее полете к славе. Там, где чувства человека таким образом горят, там прилагается усилие в стремлении к небесам.
Энергия стремления. Эту энергию включают в себя усилия человека, достигающего спасения. Мы стремимся к спасению так, как надо стремиться, когда речь идет о нашей жизни и смерти. Можно говорить о небесах, но так и не попасть на небеса; мы должны operam navare [Латинское выражение (прим. ред.)] то есть, "должны прилагать все свои силы", и, кроме того, мы должны призывать помощь небес в этом труде.

* * *

В-четвертых, мы рассмотрим, в каких сферах своей духовной жизни христианин должен прилагать усилия. Этих сфер четыре. Христианин должен проявлять усилие:
1) по отношению к самому себе;
2) в борьбе с сатаной;
3) в противостоянии с миром;
4) в стремлении к небесам.

Глава 2.
Христианин прилагает усилия
по отношению к самому себе

Христианин должен прилагать усилия по отношению к самому себе. Это усилие состоит из двух его действий:
1) в том, чтобы достигать состояния мертвости для греха;
2) в том, чтобы побуждать самого себя к исполнению своего долга.
Итак, во-первых, прилагать усилия по отношению к самому себе в духовном смысле означает достижение человеком состояния мертвости ко греху. Сам человек по своей природе – это плоть, и именно по отношению к ней мы должны прилагать наши усилия. Известные богословы Джером, Хризостом и Теофилакт детально разъясняли, что взять небеса штурмом означает умертвить свою плоть.
Плоть является глубоко замаскированным внутри человека предателем. Она подобна троянскому коню, который находится внутри городских стен и наносит основной ущерб защитникам города. Плоть – коварный враг; вначале она является человеку как duke venenum [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "прекрасное очарование, или вкусное снадобье", а позже выступает в роли scorpio pungens [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "ядовитого и агрессивного скорпиона"; она убивает в своих объятиях. Объятия плоти похожи на плющ, обвивающий дуб и высасывающий из него жизненные силы для того, чтобы напитать свои листья и ягоды. Точно также плоть своими нежными объятьями высасывает из сердца человека все хорошее: "Ибо плоть желает противного духу" (Гол. 5:17).
Угождение плоти угашает Дух Божий. Плоть душит и подавляет святые побуждения; плоть выступает на стороне сатаны и предана его интересам. Да, внутри у человека есть такая часть, которая не будет молиться, которая не будет верить. Плоть склоняет нас больше верить искушению, чем обетованию. И даже нет необходимости дуть внешнему ветру, сдувающему нас ко греху, если это внутреннее течение плоти такое сильное, что уносит нас в ту же сторону.
Если плоть так дорога нам, то ее советы для нас более привлекательны. Нет цепи более прочной, чем цепь похоти, ибо она привязывает к себе человека наиболее близко. Александр Македонский, который был victor mundi [Латинское выражение (прим. ред.)] то есть, "завоеватель мира", в то же время он являлся captivus vitiorum [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть "пленником порока". Итак, человек должен прилагать усилия, чтобы противодействовать своим плотским желаниям, если он хочет быть спасенным, как и написано: "Итак, умертвите земные члены ваши" (Кол. 3:5).
Умерщвление и устранение греха в самом его корне имеет место не в том случае, когда мы не совершаем акт греха, но тогда, когда мы ненавидим само присутствие греха. Plurimi peccata radunt non eradicant [Латинское выражение (прим. ред.)] (Берн), то есть: "самые большие грехи зарыты в земле, или слегка лишь нами затронуты, но не вырваны с корнем".
Даже в том случае, когда грех получает смертельную рану и в значительной мере ослабел, мы не должны откладывать в сторону дело его умерщвления. Апостол убеждает верующих римлян умерщвлять дела плоти (см. Римл. 8:13). Даже в самых лучших святых присутствует то, что должно быть умерщвлено. У них остается много гордости, зависти и страсти; поэтому умерщвление греха называется его распятием (см. Гал. 5:24), и оно не совершается внезапно. Каждый день небольшая часть тела смерти должна отпадать.
Нет ничего тверже скалы, но, тем не менее, и в ее расщелинах пускают свои корни некоторые сорняки или другие растения. Нет человека, сильнее христианина, но, даже если он и делает все, что в его силах, грех все равно пустит свои корни в нем и будет прорастать в нем время от времени в виде необузданных желаний. Всегда в человеке присутствует то, что должно быть умерщвлено. Поэтому апостол Павел усмирял свое тело молитвой, бодрствованием и постом (см. 1 Кор. 9:27).
Разве не сказано в Писании: "Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти" (Еф. 5:29)? Так как в плане физиологии человека плоть дана ему для его телесного устройства, – то ее надо лелеять; но в теологическом смысле плоть проявляет себя в грязных похотях, присущих человеку, и человек должен ненавидеть свою собственную плоть. По словам апостола Петра, плотские похоти восстают на душу христианина (см. 1 Петр. 2:11). Если же плоть восстает против нас, то тогда у нас есть основательная причина воевать против нее.
Что же делать человеку, чтобы прилагать усилия по отношению к себе, достигая умерщвления плоти? Удалите топливо, которое позволяет похотям гореть. Избегайте всех искушений. Будьте осторожны в отношении того, что питает грех. Люди, имеющие проблемы со здоровьем – подагру или камни в почках, – избегают есть ту пищу, которая им вредит; те, кто молятся, чтобы не впасть в искушение, не должны сами вводить себя в искушение.
Боритесь против плотских похотей духовным оружием: верой и молитвой. Самый лучший способ сражаться с грехом – сражаться, стоя на коленях. Вспомните повеление Священного Писания: "Грех не должен над вами господствовать" (Римл. 6:14); или, согласно значению греческого слова, он не должен командовать вами. Просите сил у Христа (см. Фил. 4:13).
Сила Самсона заключалась в его волосах; наша сила – в нашей Главе, Иисусе Христе. Пребывание Христа в нас является одним из способов того, как мы должны прилагать усилие по отношению к самим себе, достигая умерщвления плоти. Это является тайной для большей части людей, которые скорее потакают проявлениям плоти, чем умерщвляют ее.
Во-вторых, усилия, прилагаемые человеком в отношении самого себя, заключаются в том, чтобы побуждать себя к исполнению своих обязанностей. Мы предпринимаем по отношению к самим себе святое усилие, когда мы стимулируем или побуждаем себя к тому, что является добром. В Писании это называется положить себе "крепко держаться" (Ис. 64:7) за Бога. Задумайтесь о том, насколько нам необходимо побуждать себя к исполнению своего святого долга.
Что же касается медлительности нашего сердца в отношении духовных вопросов, то тупой инструмент нуждается в заточке, а медлительным животным нужны шпоры. Наши сердца медлительны и неуклюжи в том, что касается Бога, поэтому мы должны подгонять их шпорами святого усердия и побуждать их к добру. Плоть мешает нам исполнять свой долг. Когда мы молимся, то плоть сопротивляется. Когда нам приходится страдать, то плоть отступает.
Как часто бывает трудно добиться согласия нашего сердца искать Бога! Иисус Христос шел на крест с большей охотой, чем мы трудимся для достижения трона благодати. Разве не следует нам, в таком случае, побуждать себя к исполнению своего долга? Поскольку наши сердца находятся в таком диссонансе с истинным богопочитанием, то мы должны подготовить и настроить их.
Осуществление поклонения Богу является чем-то противоположным греховной природе человека; поэтому мы должны побуждать себя к нему. Движение души в сторону греха естественно, а ее движение в направлении небес – противоестественно. Камень легко катится к центру притяжения. Он имеет природную склонность катиться вниз, а вот приподнять жернов на воздух можно только, приложив силу, так как это противоречит законам природы. Поэтому вознестись своим сердцем на небеса для исполнения своего святого долга можно сделать только, приложив усилие, и мы должны побуждать себя к этому.
Что означает побуждать себя к исполнению своего долга? Это значит – пробудиться и стряхнуть с себя духовную лень. Давид пробуждал свои уста и свое сердце, когда дело касалось служения Богу, как и написано: "Воспрянь, слава моя, ...Я встану рано" (Пс. 56:8). Очевидно, он находил свою душу в состоянии дремоты и уныния и поэтому побуждал себя к исполнению своего долга перед Богом: "Я встану рано" – говорит он. Хотя христиане воскрешены от смерти во грехах, но, тем не менее, они часто духовно засыпают.
Побуждать себя к исполнению долга означает – соединить и сосредоточить вместе все силы своей души, направив их на осуществление духовных целей. Человек говорит своим мыслям: "Ваш долг – быть сосредоточенными на Боге". Он говорит своим чувствам: "Вы служите Богу, поэтому вы не должны отвлекаться на постороннее" Вопросы веры должны решаться в нашей жизни силой духа.
В-третьих, я хотел бы показать вам различные обязанности, вытекающие из исповедания христианской веры, в отношении которых мы должны побуждать себя и прилагать усилия, чтобы их исполнить. Я глубже коснусь этого вопроса в седьмой главе.

Глава 3.
Необходимо прилагать усилия
посредством чтения Слова Божия

Мы должны побуждать себя к чтению Слова Божия. Какая бесконечная Божья милость к нам проявляется в том, что Он оказал нам честь, даровав Священные Писания! Варварам – индийцам не были известны Божьи пророчества; у них были золотые прииски, но у них не было Писаний, которые вожделеннее "множества золота чистого" (Пс. 18:11). Наш Спаситель просит нас: "исследуйте Писания" (Иоан. 5:39).
Мы не должны читать эти святые строки беспечно, как будто они не касаются нас, или торопливо пробегать их глазами, наподобие того, как Израиль в спешке ел пасху. Мы должны их прочитывать внимательно, с благоговением и серьезностью. Благоразумные верийцы ежедневно разбирали Писания (см. Деян. 17:11).
Писание – это свод законов или сборник истин божественного знания. Это – принцип и критерий истины; из этого колодца мы берем воду жизни. Чтобы иметь правильное представление о Писании, мы должны побуждать себя к усердному чтению Слова Божия.
Читайте Слово Божие, так как эту Книгу написал Сам Бог. Оно богодухновенно (см. 2 Тим. 3:16). Это – библиотека Святого Духа. Пророки и Апостолы были всего лишь личными секретарями Бога и переписчиками, написавшими закон Божий непосредственно из Его уст. Слово Божие имеет божественное происхождение и раскрывает нам глубокие мысли о Боге. В человеческом сердце присутствует божественная сила, или, другими словами, чувство божественности запечатлено в сердце человека, – об этом можно прочитать в книге творения: quaelibet herba Deum [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "каждая травинка говорит о Боге".
Но Кто такой этот Бог и что означает триединство личностей в божественной природе Бога, – все это превыше всякого понимания, и только Бог может сделать это понятным. Подобным образом выше нашего понимания и воплощение Христа (Бог и человек гипостатически [Философский термин, означающий наличие движения, развития, внутренней энергии (прим. ред.)] объединены в одной личности); тайна вмененной праведности; доктрина веры; природа небесных ангелов, – кто, как не Сам Бог, может раскрыть нам эти тайны? В какой степени это может побудить человека к усердному и серьезному чтению Слова Божия, которое является богодухновенным! Другие книги могут быть написаны святыми людьми, но эта книга написана по указанию Святого Духа.
Читайте Слово Божие, как совершенный закон веры, – оно содержит все существенные знания о спасении. "Я преклоняюсь перед полнотой Писания", – говорит Тертуллиан. Слово Божие учит нас, как угодить Богу; оно предписывает человеку, как он должен вести себя в этом мире. Оно наставляет нас во всем, что относится либо к рассудительности, либо – к благочестию. С каким вниманием и благоговением мы должны читать это Слово, если оно содержит в Себе совершенный образец и основание истинной веры, и если оно "может умудрить "человека" во спасение верою во Христа Иисуса" (2 Тим. 3:15)!
Когда вы читаете Слово Божие, то рассматривайте его, как сокровище, которое обогащает душу. Исследуйте его, как будто вы ищете серебряную жилу (см. Прит. 2:4). В этом Слове разбросано множество божественных афоризмов; собирайте их, как драгоценные камни. Эта благословенная книга поможет вам обогатить себя, – она наполнит вашу голову знанием, а ваше сердце – благодатью. Она снабдит вас обетованиями. Человек может быть богатым, даже находясь в узах.
Оно – Слово Божие – подобно полю, в котором сокрыта драгоценная жемчужина. Разве могут сравниться с этой ценностью все богатства мира? Острова пряностей, берега жемчуга, груды бриллиантов – эти богатства могут иметь развратные и нечестивые люди, но Слово дает нам те богатства, которые имеют ангелы.
Читайте Слово Божие, как книгу; дающую ответы на все ваши вопросы. Как тщательно каждый человек ищет необходимые ему доказательства! Знаете ли вы, что Бог является вашим Богом? Исследуйте текст Писания: "А что Он пребывает в нас, узнаем по духу, который Он дал нам" (1 Иоан. 3:24). Знаете ли вы, что вы являетесь наследниками Божьих обетовании? Бы должны найти ответ на все вопросы в этих священных Писаниях, как и написано: "...Бог от начала, чрез освящение Духа и веру истине, избрал вас ко спасению" (2 Фес. 2:13). Те, кто являются сосудами благодати – будут сосудами славы.
Воспринимайте Слово, как духовное хранилище, из которого вы извлекаете духовное оружие, чтобы бороться против греха и сатаны.
Во-первых, здесь есть оружие, чтобы бороться с грехом. Слово Божье – это освященный меч, который разбивает в куски похоти сердца. Когда гордость начинает восставать, то меч Духа истребляет этот грех, ибо написано: "Бог гордым противится" (1 Петр. 5:5). Когда наши страсти находят себе место в нашей жизни, то Слово Божье, как дубина Геркулеса, разбивает эту злобную фурию; ибо "...гнев гнездится в сердце глупых" (Еккл. 7:9). Когда похоть кипит, – Слово Божье охлаждает этот неумеренный жар: "Никакой блудник, или нечистый ...не имеет наследия в Царстве Христа и Бога" (Еф. 5:5).
Во-вторых, оно является оружием, чтобы бороться с сатаной. Слово Божие отражает дьявольские искушения. Когда дьявол искушал Христа, то Христос трижды поражал старого змея мечом Духа, говоря: "...написано..." (см. Матф. 4 гл.). Сатане проще всего сбить с толку безоружного христианина, когда тот не имеет при себе духовного оружия.
Воспринимайте Слово Божье, как духовное зеркало. Чтобы одеться, человек смотрит в зеркало. Слово Божие – это зеркало для духовно слепых (см. Пс. 18:9). В обычном зеркале вы можете увидеть свое лицо, – в этом же духовном зеркале вы можете увидеть свое сердце. Давид говорит: "Повелениями Твоими я вразумлен" (Пс. 118:104).
Это зеркало Слова нам ясно показывает Христа. Оно представляет нам Христа, открывая нам Его личность, природу и служения, и показывает нам Его как самого драгоценного для нас Искупителя, как Того, Кто абсолютно соответствует нуждам людей. "Весь Он – любезность" (Песн. П. 5:16). Он -чудо красоты, рай наслаждения. Христос, Который был как бы завуалирован в библейских прообразах, ясно раскрыт человеку в зеркале Писаний.
Воспринимайте Слово Божие, как книгу духовных рецептов. Бейзил сравнивает Слово с аптекарским магазином, в котором имеются все виды лекарств и противоядий. Если вы видите, что вы мертвы в своем служении, – то вот рецепт: "...слово Твое оживляет меня" (Пс. 118:50). Если вы видите, что ваше сердце отвердело, – то Слово Божье наполняет его живительной влагой и смягчает его; поэтому за его расплавляющую силу его можно сравнить с огнем (см. Иер. 23:29). Если вы отравлены грехом, то в Писании имеется лекарство, чтобы избавиться от него.
Воспринимайте Слово Божие, как превосходный эликсир, который утешает вас в горе. Оно поддерживает вас в борьбе против всех ваших грехов и искушений и утешает в бедствиях. А что такое Божьи обетования, как не божественное стимулирующее средство, чтобы оживить наши ослабевшие души! Доброе сердце спешит напитаться обетованиями, как Самсон – к сотам меда (см. Суд. 14:9). Слово Божие поддерживает нас в болезни и помогает принять смерть, ибо написано: "Смерть! Где твое жало?" (1 Кор. 15:55). Христианин умирает, принимая обетование, как праведный Симеон принял Христа (см. Евр. 11:13).
Воспринимайте Слово Божие, как последнее волеизъявление и завещание Христа. Оно – наследие, данное тем, кто любит Его и кто обретает прощение грехов, усыновление и утешение. Это завещание – в действии, и оно запечатлено кровью Христа. Как внимательно ребенок читает завещание своего отца, для того чтобы знать, что ему оставлено!
Читайте Слово Божие, как книгу, в соответствии с которой вы будете судимы: "Слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день" (Иоан. 12:48). Те люди, которые живут в соответствии с библейскими заповедями, будут оправданы; те же, что живут вопреки им, – будут осуждены.
Существуют две книги, по которым Бог будет судить людей: книга совести и книга Писаний. Одна будет свидетельствовать против нас, а другая будет судить нас. Тогда в какой же степени каждый христианин должен побуждать себя внимательно и ревностно читать эту Божью книгу! Она является той книгой, в соответствии с которой Бог будет судить нас в конце времени. Те, кто пренебрегают Словом, как Божественным руководством, будут вынуждены тогда подчиниться ему, как судье.

Глава 4.
Необходимо прилагать усилия
посредством слушания Слова Божия

Вторая наша обязанность в нашей духовной жизни, где мы должны прилагать усилие – это побуждать себя слушать Слово Божие. Мы легко можем доставить наши тела туда, где слышится Слово Божие, но чтобы принести к нему наши сердца, мы должны прилагать по отношению к самому себе усилие.
Когда мы приходим, чтобы услышать проповедь Слова, то мы приступаем к вопросу величайшей важности, поэтому мы должны встряхнуть себя и слушать с огромным благоговением. Император Константин был известен своим почтительным вниманием к Слову. О слушателях Христа написано: "...Весь народ неотступно слушал Его" (Лук. 19:48). По-гречески этот стих звучит так: "Они ловили каждое Его слово". Когда проповедуется Слово Божие, мы должны приподнять двери наших бессмертных сердец, чтобы туда мог войти Царь славы (см. Пс. 23:9).
Как далеки от приложения усилий к самому себе в том, чтобы слушать Слово Божие, те люди, которые не задумываются о том, что говорится в проповеди, как будто это их не касается. Они ходят в церковь скорее по привычке, а не по совести. Так было во времена пророка Иезекииля: "И они приходят к тебе, как на народное сходбище, и садится пред лицом твоим народ Мой, и слушают слова твои, но не исполняют их" (Иез. 33:31). Если бы мы стали рассказывать им о богатых покупках или о каких-то выгодных должностях, то они бы прилежно посещали такие собрания; но когда проповедуется Слово жизни, – они безразличны.
Как далеки от приложения усилия к самому себе в том, чтобы слушать Слово Божие, те люди, которые приходят к Слову с безрадостным, сонным состоянием сердца, как будто они приходят в церковь для того, чтобы принять снотворное! Слово Божие является пищей для верующего человека; поэтому странно выглядит человек, который спит во время еды. Слово Божие судит человека, поэтому в такой же степени странно было бы увидеть заключенного, заснувшего на суде. Таким сонным слушателям Бог может сказать: "Продолжайте спать". Он может позволить им быть настолько одурманенными, что никакие церковные установления не разбудят их. "Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы" (Матф. 13:25). Дьявол никогда не спит, а сеет плевелы греха в сонном слушателе.
Чтобы мы могли, придя на то место, где проповедуется Слово Божие, прилагать к себе усилия, побуждая самого себя слушать Слово с благоговением, задумайтесь о следующем.
Это Бог говорит с нами. Когда судья выносит обвинение приговоренному, – все внимательно слушают. Когда царь говорит – все также внимательны. Точно так же, когда мы приходим туда, где проповедуется Слово, то мы должны внутренне задуматься о том, что нам следует слушать Бога, говорящего через проповедника. Поэтому, знайте: это Христос сейчас говорит нам с небес (см. Евр. 12:25).
Христос говорит через Своих служителей, как царь говорит через своего посланника. Когда Самуил узнал, что это Господь говорил с ним, он был весь охвачен вниманием, чтобы выслушать: "...говори, Господи, ибо слышит раб Твой" (1 Цар. 3:10). Те, кто пренебрегают Богом, говорящим Свое Слово, услышат Его, говорящим во гневе, как и написано: "Тогда скажет им во гневе Своем" (Пс. 2:5).
Давайте задумаемся о важности вопросов, которые излагаются для нас в проповеди, как Моисей некогда сказал Израилю: "Во свидетели перед вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе" (Втор. 30:19). Мы проповедуем людям о Христе и о вечном воздаянии. Эти вопросы являются magnalia legis" [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "важными вопросами закона"; и разве все это не заслуживает нашего самого серьезного внимания?
Существует огромная разница между письмом, содержащим новости, которое прочитано нам, и письмом, посланным юридической конторой, которая ведет дела с нашей землей и нашим имуществом. Слово Божие возвещает нам о нашем спасении; через него мы получаем наставления о Царстве Божьем; и если мы должны хоть когда-либо быть серьезными, – то именно сейчас, во время проповеди.
Если Слово Божие остается без внимания, то оно не запоминается. Многие жалуются на то, что не могут запоминать тексты Писания. Вот в чем причина этого: Бог наказывает их беспечность к слушанию забывчивостью. Он допускает, чтобы сатана похищал у них Слово, как и сказано в притче: "И когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то" (Матф. 13:4). Дьявол не является той личностью, которая отказывается приходить в церковь; он всегда посещает ее, но имеет при этом злое намерение и крадет у людей проповедуемое Слово. Как много имеется людей, которые в одно и то же время подверглись двойному ограблению: они лишились и проповеди, и спасения души!
Ведь может быть, что Бог в последний раз будет говорить с нами сегодня через Свое Слово. Может быть, это – последняя проповедь, которую нам доведется услышать в нашей жизни, ибо мы можем перейти от места слушания сразу же к месту суда. Если бы люди, идя в дом Божий, думали: "Возможно, это будет последний раз, когда Бог будет давать нам советы относительно наших душ; последний раз, когда мы увидим лицо нашего служителя", – то с каким благоговением они бы шли туда! Как бы горели их сердца, когда они слушали эту проповедь!
Мы уделяем огромное внимание последним словам наших друзей. Слова умирающих родителей мы воспринимаем, как пророчество. О, пусть это все побудит нас быть усердными в слушании! Давайте будем думать так: "Может быть, это – последний раз, когда колокол Аарона будет звучать в наших ушах, и прежде чем следующий день уйдет в вечность, мы можем оказаться в другом мире".

Глава 5.
Необходимо прилагать усилия
посредством наших молитв

Третья обязанность, в отношении которой мы должны прилагать усилия к самим себе, – это молитва. Молитва – это та обязанность, которая поддерживает течение нашей духовной жизни. В то время, когда мы либо соединяемся в молитве с другими людьми, либо молимся в одиночестве, мы должны использовать святое усилие; не красноречие, а усилие в молитве переносит ее прямо к престолу Бога. Теодорус однажды сказал о Лютере: "Я нечаянно услышал его молитву, но, великий Бог, сколько жизни и сколько духа было в его молитве! В ней было так много благоговения, как будто он говорил с Богом, и в то же время – столько доверия, как будто он говорил с другом". Мы должны вначале хорошо воодушевить свое сердце, чтобы начать молиться, а затем воодушевить себя в молитве.
Итак, во-первых, мы должны подготовить свое сердце к молитве, как и написано: "Если ты управишъ сердце свое, и прострешь к Нему руки твои" (Иов. 11:13). Эта подготовка нашего сердца достигается посредством святых мыслей и воздыханий. Музыкант всегда вначале перед игрой настраивает свой инструмент.
Во-вторых, мы должны воодушевлять свое сердце непосредственно в процессе молитвы. Молитва – это состояние, когда наш ум и наша душа возносятся прямо к Богу, поэтому молитва не может совершаться правильно, если человек не прилагает усилия в отношении самого себя. Названия, данные в Священном Писании молитве, подразумевают употребление усилия. Она названа борьбой (см. Быт. 32:24) и изливанием души человека перед Господом (см. 1 Цар. 1:15), – оба эти названия подразумевают горячее состояние молящегося. Чувства так же необходимы в молитве, как и способность человека ее изложить. Апостол говорит об эффективной горячей молитве, что по смыслу предполагает приложение усилий.
УВЫ, как далеки от приложения усилий к себе в молитве те, кто приносит Богу мертвую, бесчувственную молитву. Бог никогда не принял бы в жертву слепое (см. Мал. 1:8). Принести в жертву слепое – это то же самое, что принести мертвое. Некоторые наполовину спят, когда молятся, а сможет ли когда-нибудь спящая молитва разбудить Бога? Есть и такие среди молящихся, которые сами не помнят своих собственных молитв, – почему же они думают, что Бог будет помнить их? Богу больше всего нравятся те молитвы, которые горячо кипят чувствами и изливаются из искреннего сердца.
Как далеки от приложения усилий те молящиеся, кто приносит Богу отвлеченную молитву! Молясь, они думают о своем бизнесе и своей торговле. Однако, как может хорошо выстрелить тот, кто смотрит мимо цели? "...Сердце их увлекается за корыстью их" (Иез. 33:31). Многие возносят в своих молитвах свои финансовые счета, как Хирам (царь Тирский) однажды жаловался относительно себя. Как это может понравиться Богу? Потерпел бы король, чтобы его подчиненный, передавая ему прошение и разговаривая с ним, играл бы перышком?
Когда мы направляем наши сердца с определенной целью к небесам, то как часто они мешкают и отвлекаются по дороге? Если это так, мы должны краснеть от стыда. Для того чтобы мы могли прилагать по отношению к себе усилия и своим рвением оперить крылья молитвы, то, о чем мы молимся, должно иметь надлежащую ценность для нас.
Задумайтесь о величии Бога, с Которым мы имеем дело. Он видит, как мы ведем себя в молитве, – глубоко ли мы взволнованы тем, о чем мы молимся. Б притче сказано: "Царь, вошед посмотреть возлежащих, увидел там человека" (Матф. 22:11). Точно так же, когда мы идем молиться, Царь славы приходит, чтобы посмотреть, в каком мы находимся состоянии. У Него есть окно, с помощью которого Он смотрит внутрь сердца человека, и если Он видит мертвое сердце, то Он может стать глухим, чтобы не слышать молитвы такого человека. Ничто не может разгорячить Божий гнев быстрее, чем холодная молитва.
Молитва без рвения и усилия – это не молитва; скорее это простой разговор, а не молитва. Безжизненная молитва является молитвой не более, чем изображение человека – человеком. Произнести молитву – не значит помолиться; Асханиус научил своего попугая молитве "Отче наш". Амброуз хорошо сказал о молитве: "Жизнь и чувство долга окрестили ее и дали ей имя". И именно усилия и борьба чувств делают обращение человека к Богу молитвой, в противном случае – это не молитва. И тогда человек может сказать, как некогда сказал фараон: "...Мне снился сон..." (Быт. 41:15).
Рвение и сила чувств в молитве больше соответствуют природе Бога, чем холодное равнодушие. Он есть Дух (см. Иоан. 4:24), и, безусловно, что молитва, полная жизни и духа, является приятной для Бога жертвой, которую Он любит вкушать, как и написано: "духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом" (1 Петр. 2:5). Духовность и рвение в исполнении наших духовных обязанностей подобны парам вина, которые составляют более изысканную часть напитка. Телесные упражнения приносят мало пользы. Не увеличение объема легких, а страстность желания составляют музыку, приятную для Божьих ушей.
Подумайте о жизненной необходимости для нас всего того, о чем мы просим Бога в молитве. Мы приходим, чтобы просить благосклонности у Бога, но если мы не испытали Его любви, то все, в чем мы находим удовольствие, является проклятием для нас. Мы молимся о том, чтобы наши души могли быть омыты кровью Христа, но если Он на самом деле не омывает нас, то мы не имеем части в Нем. Эти Божьи милости так важны для нас, что если Бог откажется от нас, – то мы погибли навеки. Какие же, в таком случае, мы должны прилагать усилия, чтобы молиться! В каком случае еще человек может быть таким искренним, как не тогда, когда он умоляет Бога о даровании ему жизни?
Давайте будем побуждать себя к тому, чтобы прилагать усилия в молитве, будучи убежденными в том, что Бог желает нам дать то, о чем мы просим. Если бы сын просил у отца только то, что отец хотел бы дать ему, то он был бы более горяч в своих просьбах. Мы идем к Богу для того, чтобы получить прощение грехов, и для Него нет более приятного труда, чем ставить на нас печать прощения. Он любит миловать (см. Мих. 7:18). Мы молимся Богу, чтобы наше сердце было святым, – и эта молитва соответствует Его воле, "Ибо воля Божия есть освящение ваше" (1 Фес. 4:3). Мы молимся о том, чтобы Бог дал нам сердце, которое любило бы Его. Как, должно быть, приятна такая просьба Богу!
Таким образом, если есть что-то, что могло бы побудить человека к молитве и что могло бы перенести эту молитву в огненной колеснице к небесам, то это знание того, что мы молимся о том, что Бог желает нам дать с большей готовностью, чем та готовность, с которой мы просим об этом Бога.
Милость Божия может быть дарована нам только через молитву. Эта милость куплена кровью Иисуса Христа, но она может быть передана нам через молитву. Все обетования Божьи являются Его обязательствами, данными нам, но молитва делает эти обязательства доступными для нас. Господь сказал Израилю, какими богатыми милостями Он осыплет их; Он пообещал привести их в родную землю и дать им новые сердца (см. Иез. 36).
Но это дерево Божьих обетовании не уронит своих плодов до тех пор, пока рука молитвы не потрясет его. ".. .Вот, еще и в том явлю милость Мою дому Израилеву, умножу их людьми, как стадо" (Иез. 36:37) [В английском переводе Библии этот стих звучит так: "Я также позволю дому Израилеву просить Меня, чтобы Я умножил их людьми, как стадо" (прим. ред.)]. Грудь Божьей милости переполнена, но молитва должна привлечь расположение Бога. Конечно, если все другие пути закрыты, то без молитвы ничего хорошего не получится. Как же, в таком случае, мы должны налегать на это, образно говоря, весло нашей молитвы и с помощью святого усилия побуждать себя привлечь внимание Бога к своей нужде!
Только усилие и ревность духа в молитве присоединяют к ней обетование милости: "...Стучите, и отворят вам" (Матф. 7.7). Стучать – это связанное с употреблением силы действие. Эдилы [Эдил – должностное лицо в Древнем Риме, ведавшее надзором за строительством, содержанием храмов, водопроводом, раздачей хлеба и др. (прим. ред.)] в Римской империи всегда держали свои двери открытыми для того, чтобы все, у кого было какое-либо прошение, имели свободный доступ к ним. Сердце Бога всегда открыто для горячей молитвы. Давайте же воодушевимся святым рвением и вместе со Христом будем молиться еще более искренне. Именно усилие в молитве распахивает небесные врата и проливает те милости, в которых мы нуждаемся.
Задумайтесь о том, какое огромное ответное действие Бога влечет за собой наша сильная молитва. Голубь, посланный Ноем из ковчега на волю, дважды приносил оливковую ветвь в своем клюве (см. Быт. 8:11). "Сей нищий воззвал – и Господь услышал и спас его от всех бед его" (Пс. 33:7). Молитва, сопровождаемая сильным воплем, достигает своей цели. Даниил, находясь во львином рву, молился, – и одержал победу. Молитва закрыла пасть львам и отворила львиный ров. Некто сказал, что усиленная молитва содержит в себе всемогущество.
Созомен сказал об Аполлониусе, что в течение всей его жизни не было такого случая, чтобы он просил что-то у Бога и не получил просимого. Слейден пишет о Лютере, что, осознавая, что интерес людей к вере в Бога низкий, он удалился для молитвы; и, в конце, встав со своих коленей, он с торжествующим вредом вышел из своего кабинета, говоря своим друзьям: "Vicimus, vicimus" [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть "Мы победили; мы победили". В то время, когда это происходило, вышла декларация короля Карла V, запрещавшая преследование за публичную проповедь Евангелия. Как сильно это может ободрить нас и заставить поднять паруса молитвы, если другие святые имели такой хороший ответ со Святой Земли!
Для того, чтобы мы могли прилагать это святое усилие в своей молитве, необходимо, чтобы в нашей жизни был возобновлен источник благодати. Если человек не имеет благодати, то неудивительно, что его молитва неискренняя. Если тело мертво, то в нем нет тепла, – когда человек мертв во грехе, то он не имеет рвения в служении.
Для того, чтобы мы могли быть более сильными в молитве, нам надлежит молиться, остро ощущая наши нужды. Нищий, страдающий от нужды, будет более ревностен в настоятельных просьбах о милостыне.
Христианин, пересмотри свои нужды; ты нуждаешься в смиренном, духовном расположении сердца; ты нуждаешься в свете лица Божьего; чувство нужды оживит твою молитву. Тот человек, который молится без чувств, никогда не сможет молиться, исполненным сильных чувств. Как искренне жаждал Самсон воды, когда он был готов уже умереть! И тогда он воззвал к Господу, говоря: "...а теперь умру я от жажды" (Суд. 15:18).
Для того чтобы быть горячим в молитве, давайте будем молиться о сильном веянии Духа Святого, ибо Дух Божий похож на несущийся сильный ветер (см. Деян. 2:2). Мы будем исполнены горячих чувств, когда этот благословенный ветер наполнит наши паруса, как и написано: "молясь Духом Святым" (Иуда 20).
Будем помнить, что если хоть какой-то огонь присутствует на нашей молитвенной жертве Богу, то он приходит с небес.

Глава 6.
Необходимо прилагать усилия
посредством наших правильных размышлений

Четвертая обязанность, при исполнении которой мы должны прилагать усилия по отношению к самому себе – это наши размышления. Правильно размышлять является той обязанностью, которая является самым сердцем и источником жизненной силы истинной веры. Святой Бернард называет размышления animae viaticum [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "привалом во время пути". Размышление можно описать таким образом: это святая практика для ума, во время которой мы стараемся запомнить Божьи истины, серьезно размышляем о них и применяем их к себе. В святом размышлении присутствуют следующих два момента.
Во-первых, необходимо, чтобы во время размышления христианин погрузился в себя, закрыл себя от внешнего мира. Размышление – это такой труд, который нельзя совершать в толпе.
Во-вторых, это серьезное рассуждение о Боге. Это не просто несколько мимолетных мыслей, которые быстро проходят, а фиксированная, постоянная работа ума относительно небесных ценностей. Она не может совершаться без стимуляции всех сил нашей души и без усилия, прилагаемого к самому себе.
Мы должны еще больше побуждать себя к исполнению этой обязанности по следующим причинам.
1) Святое размышление с большой силой противостоит действию плоти и крови. По своей природе мы избегаем святого размышления. Без малейшего усилия над собой мы можем размышлять о мирских светских вещах даже на протяжении всего дня, но мы обнаруживаем, насколько тяжело нам сосредоточить свои мысли на Боге! Как враждебно настроены наши сердца к этой обязанности! Какие предлоги и оправдания мы находим для того, чтобы отложить ее! Естественная нерасположенность людей к исполнению этой их обязанности показывает, что для того, чтобы исполнить ее, мы должны прилагать по отношению к самому себе серьезные усилия.
2) Сатана делает все возможное для того, чтобы препятствовать нам в исполнении этой обязанности. Дьяволу небезразлично, много или мало мы слышим Слово Божие и размышляем о нем. Слышание производит знание, а размышление порождает религиозное рвение. Размышление придает устойчивость сердцу и делает его внимательным, в то время как сатана трудится над тем, чтобы помешать сердцу человека быть внимательным. Насколько же, в таком случае, нам необходимо прилагать усилия к себе, чтобы исполнить эту обязанность!
Но мне кажется, что я слышу, как некоторые люди говорят, что когда они остаются наедине, то не знают, о чем им размышлять. Для таких людей я предоставлю несколько тем для размышления.

* * *

Размышляйте серьезно о порочности вашей природы. Мы потеряли то чистое строение души, которое когда-то имели, потеряли ее квинтэссенцию. В нас присутствует море греха. Наша природа является источником и началом всякого зла, как полотно апостола Петра, в котором находились дикие звери и пресмыкающиеся (см. Деян. 10:12). Грех липнет к нам, как проказа. Присущее нам по нашей греховной природе осквернение делает нас виновными перед Господом, и даже в том случае, если мы фактически никогда не совершаем того или другого греха, – мы заслуживаем ада.
Размышление об этом было бы хорошим средством для того, чтобы вырвать с корнем нашу гордость. Даже те, кто имеет благодать, должны жить смиренно, так как они имеют в себе больше порочности, чем благодати; их темная полоса шире, чем светлая.

* * *

Размышляйте серьезно о смерти и страданиях Иисуса Христа. Его душа была опечалена облаками скорби, когда Он столкнулся с гневом Своего Отца. Мы должны были понести это наказание, но "Он изъявлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши" (Ис. 53:5). Как сказал Давид: "...Вот, я согрешил, ...а эти овцы, что сделали они?" (2 Цар. 24:17). Точно также и мы согрешили, но этот Агнец Божий – что Он сделал?
Серьезные размышления над этим приводят к покаянию. Как можем мы смотреть на Того, Которого мы пронзили, – и не скорбеть о Нем? Когда мы задумаемся о том, как дорого стоили Христу наши грехи, то как мы можем снова и снова проливать кровь Христа по причине наших грехов, ибо грехи людей проливают кровь Христа?
Размышления о смерти Христа зажгли бы наши сердца любовью к Нему. Какого еще друга мы можем любить, если не Того, Кто умер за нас? Любовь Христа к нам заставила Его быть жестоким по отношению к Себе. Как Ревекка сказала Иакову: "...На мне пусть будет проклятие твое" (Быт. 27:13), так и Христос сказал: "На Мне пусть будет проклятие твое" для того, чтобы бедные грешники могли наследовать благословения.

* * *

Размышляйте над доказательствами того, что вы будете на небесах. Если бы вы умерли этой ночью, то могли бы вы предъявить что-либо во свидетельство того, что вы принадлежите небесам?
1) Испытало ли ваше сердце в полной мере обличение во грехе? Сознавали ли вы себя заблудшим грешником, когда вы были без Христа? Обличение во грехе является первым шагом к обращению человека к Богу (см. Иоан. 16:8).
2) Давал ли Бог вам когда-нибудь желание принять сердцем своим Христа в соответствии с Его собственным определением: "...Он ...будет и священником на престоле Своем" (Зах. 6:13)? Желаете ли вы, чтобы Христос действительно восседал на троне вашего сердца и руководил вами – так же как и того, чтобы Он был священником у алтаря и ходатайствовал за вас? Желаете ли вы отречься от тех грехов, к которым ваше сердце имеет естественную склонность? Можете ли вы расположить эти грехи, как некогда был размещен Урия (см. 2 Цар. 11:15), на передовой линии сражения, для того чтобы сразить их? Хотите ли вы принять Христа в целом, – со всем тем, что есть в этом акте: радостью во Христе и страданиями за Христа? Хотите ли вы принять Его вместе с Его крестом и необходимостью оставаться с Ним в самые тяжкие времена?
3) Ощущаете ли вы в себе постоянное присутствие Духа Святого? Если да, то что Дух Божий совершает в вас? Сделал ли он вас человеком другого духа – кротким, милостивым, смиренным? Является ли Он Духом, преобразующим вас? Поставил ли Он на вас печать Своей святости?
Все перечисленные выше аргументы – хорошие доказательства того, что вы будете на небесах. По ним, как по духовным пробным камням, вы можете определить – имеете ли вы благодать, или нет. Остерегайтесь ложных доказательств. Никто не находится дальше от истинной жемчужины, чем тот, кто довольствуется фальшивкой.

* * *

Размышляйте о непостоянстве всех земных утешений. Творение наслаждается, испытывая свои приливы и отливы. Как часто солнце мирского великолепия и роскоши в полдень начинает опускаться. Ксеркс был вынужден спасаться бегством на маленьком суденышке, – он, который немногим ранее хотел иметь гавань для своего военно-морского флота. Мы говорим, что все меняется, но кто задумывается над этим?
Этот мир похож на "стеклянное море, смешанное с огнем" (Откр. 15:2). Стекло скользко; оно не может быть надежным основанием; а стекло, смешанное с огнем – это то, что поглощает человека. Все творения подвижны и изменчивы. Что стало со славой Афин и богатством Трои? "Мир проходит..." (1 Иоан. 2:17). Он ускользает, как парусник на полных парусах. Как быстро меняются сцены в театре жизни и низкий отлив достигает высокой воды! Ничему нельзя доверять. Здоровье может обернуться болезнью; друзья могут умереть; богатство может приделать крылья. Мы всегда в горячей зоне.
Серьезные размышления обо всем этом не допустят того, чтобы мы были так обмануты этим миром. Бывает, что мы уже готовы расположиться здесь, то есть на земле, на отдых: "В мыслях у них, что домы их вечны" (Не. 48:12). Мы склонны думать, что наша гора стоит твердо. Мы мечтаем о земной вечности. УВЫ, если бы только мы задумались о том, как случайны и изменчивы эти вещи, то мы бы не обманывались так часто. Разве мы уже не испытывали огромные разочарования, и там, где мы надеялись полакомиться медом, нам приходилось пить горькую полынь?
Размышления об изменчивости всего того, что находится под солнцем, в значительной степени ослабит нашу привязанность к ним. Почему мы с такой страстью стремимся к изменчивому? Многие заботятся о том, чтобы приобрести побольше имущества; сомнительно, однако, смогут ли они удержать его. Огонь может ворваться туда, куда не сможет проникнуть вор; или же, если они и смогут удерживать его, то возникает вопрос, смогут ли они иметь утешение от него. Они откладывают сбережения для ребенка, но этот ребенок может умереть или же, если он и живет, то окажется им в тягость. Если обо всем этом серьезно задуматься, то можно излечиться от водянки жадности, и это заставит нас не держаться крепко за то, что висит так непрочно и готово отвалиться от нас.
Размышления об этой изменчивости заставляют нас искать уверенности в чем-либо ином, а именно – в приобретении благодати. Это то святое помазание, которое пребывает (см. 1 Иоан. 2:27). Благодать – это цветок вечности. Non fertur ad umbras inclyta virtus [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "эта прекрасная добродетель не увлекает нас в сторону смерти". Смерть не уничтожает благодать, а пересаживает ее и дает ей возможность расти в лучшей почве. Человек, имеющий истинную святость, может потерять ее не более, чем ангелы, которые являются неизменными звездами в славе.

* * *

Размышляйте о Божьей строгости относительно греха. Каждая стрела в колчане Бога – это выстрел против него. Грех сжег Содом и потопил старый мир. Грех разжигает пламя ада. Если так ужасно чувствовать, как искорка Божьего гнева влетает в совесть человека, то что же будет тогда, когда Бог возбудит против греха всю ярость Свою (см. Пс. 77:38)? Размышления об этом способны произвести в нас чувство страха по причине наших грехов.
В грехе не может быть много сладости, так как в нем всегда есть жало смерти. Как ужасен гнев Божий! Кто знает силу Его гнева (см. Пс. 89:11)? Всякое земное пламя по сравнению с огнем гнева Божьего – это только рисунок и воображение. Вот, если бы каждый раз, когда мы выбираем грех, мы говорили бы себе: "Мы отдаем предпочтение этой ежевике, но из такой ежевики выйдет огонь, чтобы поглотить нас!"

* * *

Размышляйте о вечной жизни. Апостол говорит: "Обетование же, которое Он обещал нам, есть жизнь вечная" (1 Иоан. 2:25). Жизнь приятна сама по себе, а слово "вечная" делает ее еще приятней. Эта сладость жизни вечной заключается во всем том, что Бог незамедлительно предусматривает и осуществляет для человека.
1) Это – духовная жизнь: она противоположна той грубой жизни, которой мы живем сейчас. В теперешней жизни мы испытываем голод и жажду, но там "не будут уже ни алкать, ни жаждать" (Откр. 7:16). Это будет брачный пир Агнца, который не только утолит голод, но и предупредит его. Эта благословенная жизнь, которая придет, заключается не в чувственных наслаждениях, пище, питье, или музыке; не в утешении, исходящем от наших родственных отношений, – а в том, что душа будет полностью поглощена Богом и подчинится Ему с бесконечной удовлетворенностью. Точно так же, как при появлении солнца гаснут звезды, – так же, когда появляется Бог в Своей славе и наполняет Собой душу человека, тогда все земные чувственные наслаждения такой души меркнут.
2) Это прославленная жизнь. Тела святых будут облечены во славу; они будут подобны прославленному телу Христа (см. Фил. 3:21). Если для выполнения оправы использовалась такая тонкая искусная работа, то как дорог сам драгоценный камень, который будет положен в нее! Аналогично – как осыпана будет славой спасенная душа! Каждый святой будет одет в белые одежды и будет восседать на своем троне. Затем Бог возложит часть Свой личной славы на святых. Эта слава не только откроется для них, но и будет в них (см. Римл. 8:18). И эта жизнь в славе будет увенчана вечностью. Какой ангел мог бы выразить это! О, давайте, будем часто размышлять об этом!
Размышления о вечной жизни заставят нас трудиться ради успеха духовной жизни. Ребенок должен родиться, прежде чем он сможет надеть корону. Мы должны родиться от Духа прежде, чем будем увенчаны славой.
Размышления о вечной жизни утешат нас и в связи с осознанием кратковременности нашей естественной жизни. Наша жизнь, которую мы имеем сейчас, уносится прочь, как тень; она названа цветом полевым (см. Пс. 102:15) и паром (см. Иакова 4:14). Иов очень тонко представляет хрупкую жизнь в трех элементах: земля, вода и воздух. Подойдите к земле, – человеческая жизнь подобна быстрому гонцу. Подойдите к воде, – человеческая жизнь подобна легкой ладье под парусами. Посмотрите на воздух, – человеческая жизнь подобна летящему орлу (см. Иов. 9:25-26).
Мы торопимся к могиле. Когда наши года умножаются, то наша жизнь идет на убыль. Смерть постепенно подкрадывается к нам. Когда наше зрение слабеет, то смерть подкрадывается к глазам. Когда наш слух становится хуже, то смерть подкрадывается к ушам. Когда под нами дрожат наши ноги, то смерть разрушает основные опоры нашего дома.
Но вечная жизнь утешает нас относительно кратковременности естественной жизни. В той жизни, которая придет, не будет места немощам, она не знает приступов боли и заболеваний. Мы будем подобны ангелам Божьим, которые не подвергаются изменениям или переменам.

* * *

Таким образом, вы увидели шесть важных тем для ваших мыслей, над которыми вы можете размышлять.
Но где же он – размышляющий христианин? Я могу только сокрушаться о недостатке святого размышления у христиан. Большинство людей живет в спешке. Они настолько отвлечены заботами этого мира, что не могут найти времени задуматься или хотя бы спросить свою душу, как она себя чувствует.
Мы не похожи на святых прошлых веков. Давид размышлял о Божьих заповедях (см. Пс. 118:15). Исаак прогуливался вечером для того, чтобы поразмыслить (см. Быт. 24:63). Он действительно прогуливался с Богом. Какие мы читаем благоговейные размышления Августина и Ансельма! Но это считается слишком старомодным среди наших современных христиан. Terras Astraea reliquit [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть "Астрая, богиня правосудия, покинула эти земли".
По закону Моисея те животные, которые не жевали жвачку, были нечистыми. Те из христиан, кто не пережевывает, образно говоря, жвачку посредством святого размышления, должны также считаться нечистыми.
Но я лучше обращу свой плач в убедительный аргумент, призывающий христианина приложить в отношении самого себя усилия, чтобы исполнить эту необходимую для нас обязанность – размышлять. Пифагор уединился от общества и жил в пещере целый год для того, чтобы поразмышлять о философии. Насколько больше мы должны удаляться и уединяться хотя бы один раз в день для того, чтобы мы могли поразмышлять о славе небес!
Размышление делает проповедуемое нам Слово Божие полезным, – оно совершает работу над нашею совестью. Как пчела высасывает нектар из цветка, так и посредством размышления мы высасываем сладость истины.
Размышление – это не тот процесс, когда мы кладем в рот нашу пищу, а, скорее, это – процесс переваривания этой пищи, благодаря чему она делается питательной.
Размышление – это не тот процесс, когда мы воспринимаем ухом самые восхитительные истины, которые питают душу, а переваривание их посредством размышления. Вино, наливаемое в решето, растекается. Многие истины теряются, потому что служители наливают свое вино в решето – в дырявую память или же в слабый ум своих слушателей. Размышления подобны питательному дождю, который доходит до корня дерева и заставляет его приносить плод.
Святое размышление оживляет чувства христианина. Давид говорит: "Как люблю я закон Твой! Весь день размышляю о нем" (Пс. 118:97). Причина того, что наши чувства так холодны в отношении небес, заключается в том, что мы не согреваем их огнем святого размышления. Точно так, как мысли о предмете любви разжигают огонь похоти, а воспоминания о нанесенных ранах разжигают огонь мести, – так и размышления о превосходящих все земное совершенствах Христа заставят нашу любовь ко Христу гореть еще ярче.
Размышления заключают в себе изменяющую нас силу. Слышание Слова может оказать на нас определенное воздействие, а размышления над ним меняют нас. Размышление оставляет отпечаток божественной истины на наших сердцах. Когда мы размышляем о святости Бога, наша святость возрастает. Точно так, как скот Иакова от одного только взгляда на прутья зачинал потомство, по окраске похожее на прутья, так и мы, размышляя и смотря на чистоту Бога, становимся подобными Ему, то есть становимся сопричастниками Его Божественной природы.
Размышление производит преобразование нашей жизни. Давид говорит: "Размышлял о путях моих, и обращал стопы мои к откровениям Твоим" (Пс. 118:59). Если бы только люди размышляли об отвратительности греха; если бы, согрешая, они думали лишь о том, что в конце греховного пути находится петля, вечно нависающая над адом, – то они оставили бы пути греха и стали бы новым творением.
Пусть все, изложенное нами, побудит вас к святому размышлению. Я осмелюсь быть дерзким и скажу, что если бы люди проводили хотя бы четверть часа каждый день, размышляя о горнем, то это оказало бы на них огромное влияние и, благодаря Божьему благословению, это могло бы оказаться началом благословенного обращения к Богу.
Но как мы можем заставить себя размышлять?
Учитесь любить духовные вещи. Мы обычно размышляем о том, что мы любим. Сластолюбивый человек может размышлять о своих удовольствиях; жадный человек – о своих мешках с золотом. Если бы мы любили небесные вещи, то мы бы больше размышляли о них.
Многие говорят, что они не могут размышлять из-за плохой памяти; но разве это не происходит из-за недостатка любви? Если бы они любили то, что от Бога, то это заставило бы их постоянно учиться и размышлять.

Глава 7.
Необходимо прилагать усилия
в осуществлении самоисследования

Пятая обязанность, при исполнении которой мы должны прилагать по отношению к самому себе усилия – это самоисследование, обязанность огромного значения. Это разговор со своим собственным сердцем, как и написано: "Я беседую с сердцем моим" (Пс. 76:6). Давид на самом деле задавал себе вопросы. Самоисследование – это учреждение суда в своей собственной совести и проведение переучета своего сердца, чтобы в результате строгой проверки человек мог знать, как у него обстоят взаимоотношения между Богом и его собственной душой.
Самоисследование – это наша собственная духовная инквизиция; это – принесение самого себя на суд. Хороший христианин начинается с того момента, когда в его собственной душе наступает день суда. Самоисследование – это анатомия сердца. Как хирург, совершающий вскрытие тела, обнаруживает кишечник, внутренние части, сердце, печень, артерии, так и христианин анатомирует себя; он ищет – что такое плоть и что такое дух; что такое грех и что такое благодать. Псалмопевец говорит: "... Дух мой испытывает" (Пс. 76:7).
Мы должны исследовать самих себя подобно женщине в Евангелии, которая зажгла свечу и искала утерянное серебро (см. Лук. 15:8). Так и совесть человека является светильником Господа (см. Прит. 20:27). Христианин, используя свет этого светильника, должен исследовать свою душу для того, чтобы увидеть, может ли он найти там хоть немного Божьей благодати.
Точный критерий, с помощью которого христианин должен испытывать себя – это Слово Божье. Воображение человека и его личные мнения являются ложными критериями, чтобы им следовать. Мы должны судить о своем духовном состоянии по канону Священного Писания. Давид называет Божье Слово светильником ноги своей (см. Пс. 118:105). Пусть это Слово будет судьей, который решит нашу проблему: имеем ли мы благодать, или нет. При солнечном свете мы судим о той или другой расцветке какой-либо вещи. Поэтому о состоянии своей души мы должны судить соответственно при свете Священного Писания.
Самоиследование – это важная обязанность, возложенная на нас; она требует сосредоточенного внимания человека. Самоисследование не может совершаться без приложения усилия по отношению к самому себе.

* * *

Обязанность самоисследования является сама по себе сложной обязанностью по следующим причинам.
Во-первых, она является actus reflexivus [Латинское выражение (прим. ред.)],то есть, "работой самоосуждения"; и ответственность за ее проведение в большей части лежит на сердце человека. Очень сложно заглянуть внутрь себя. Легко совершать внешние религиозные обряды. Поднять глаза к небесам, склонить колени при чтении молитвы, – для этого требуется не больше усилий, чем для католика читать молитвы, перебирая четки. Но для того, чтобы человек исследовал себя, погрузился в свою душу, разобрал свое сердце на частички; для того, чтобы увидеть, в чем заключается тот или другой его изъян – это не легко. Самые сложные для человека действия – это действия размышления. Глаз может видеть все, кроме самого себя. Легко проследить за ошибками других, но сложно найти свои собственные.
Во-вторых, исследование самого себя является сложным из-за себялюбия человека. Как невежество ослепляет человека, так и себялюбие выставляет себя в выгодном свете. Каждый человек готов думать о себе наилучшим образом. То, что говорит Соломон о любви к своему ближнему, является самым правильным выражением о любви; она, действительно, покрывает огромное количество грехов, (см. Прит. 10:12). Человек, рассматривающий себя Philautae speculo [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть "в зеркале себялюбия", начинает думать, что его добродетели больше, чем они есть на самом деле, а его грехи – менее значительны, чем они есть в действительности. Себялюбие заставляет человека скорее искать оправдания тому, что в нем есть плохого, чем исследовать себя и найти в себе это плохое.

* * *

Любое исследование сложно само по себе, поэтому оно является работой, которая всегда связана с преодолением трудностей. Теми причинами, которые приводят к медлительности в самоисследовании, являются следующие обстоятельства.
Во-первых, осознание человеком своей вины. Грех бурно негодует внутри человека, когда его обнаруживают, и люди неохотно заглядывают в свои сердца, чтобы не найти там того, что может побеспокоить их. Мало удовольствия доставляет человеку чтение надписей на стене его собственной совести. Многие христиане похожи на торговцев, тонущих в своем имуществе. Они неохотно заглядывают в свои книги, неохотно подсчитывают свои счета, потому что опасаются, что их состояние находится в плачевном положении. Точно так же и христиане неохотно заглядывают в свои сердца, чтобы не найти там чего-то, что может испугать их, подобно тому, как Моисей был напуган, увидев, как жезл превратился в змея.
Во-вторых, люди с трудом приступают к выполнению этой обязанности из-за глупых, самонадеянных надежд. Они воображают, что их дела в порядке, и когда они взвешивают себя на весах самонадеянности, то, фактически, без пользы пропускают этот тест. Многие принимают на веру свое спасение. Неразумные девы думали, что они также имели масло в своих светильниках, как и мудрые (см. Матф. 25).
Некоторые люди не уверены в своем спасении, но, тем не менее, они думают, что находятся в безопасности. Если бы человек собирался покупать участок земли, то он не принимал бы на веру только слова, а исследовал бы документ, дающий ему право на владение этой землей. Точно так же и некоторые христиане уверены в своем спасении, однако, тем не менее, они так и не исследовали, имеется ли у них документ, дающий право на получение спасения.
В-третьих, люди не стремятся исследовать себя еще и потому, что они полагаются на доброе мнение о себе других людей. А напрасно! УВЫ, человек может быть золотом и жемчужиной в глазах других, но Бог может оценить его испорченным серебром; некоторые могут думать о человеке, что он святой, а Бог, возможно, записал его в Свою черную книгу. Остальные одиннадцать апостолов считали апостола Иуду истинным верующим. Они были готовы своим ручательством подтвердить это свидетельство, а, на самом деле, он был предателем. Сторонние наблюдатели могут видеть только внешнюю сторону человека, но они не могут сказать, какое зло присутствует в его сердце. Чистые потоки могут течь по поверхности реки, но на дне ее могут находиться различного рода паразиты.
В четвертых, при исследовании себя люди сталкиваются с трудностями, потому что они не верят Писанию. Писание говорит: "Лукаво сердце человеческое и крайне испорчено" (Иер. 17:9). Соломон сказал, что для него существуют четыре непостижимые вещи, которых он не может понять (см. Прит. 30:19). Он мог бы добавить и пятую – пути сердца человеческого.
Сердце человека – великий обманщик; оно уже готово отделаться кажущейся благодатью вместо спасающей. Сердце убедит вас в том, что легкая слеза – это покаяние, что ленивое желание – это вера. Многие люди не верят, что их сердце так обманчиво, поэтому они не торопятся его исследовать. Эта наша естественная медлительность в том, чтобы судить самих себя, должна заставить нас прилагать больше и больше усилия по отношению к самому себе, чтобы совершать тщательное исследование и анализ своего сердца.
О, если бы я смог уговорить христиан взять на себя великий труд самоисследования! От этого зависит их спасение. О блуднице написано, что она редко бывает дома: "...ноги ее не живут в доме ее; то на улице, то на площадях, и у каждого угла строит она ковы" (Прит. 7:12). Это является признаком "блудницы-профессионалки" – быть всегда среди людей, улавливая их посредством их слабостей. Такая женщина никогда не остается дома наедине со своим сердцем.
О, давайте испытаем свои сердца, как пробным камнем мы испытываем золото! Давайте исследуем наши грехи, и, найдя в себе греховную закваску, сожжем ее. Давайте исследуем свою благодать – правильного ли она свойства, ведь наши плоды бывают негодными. Вот случай во дни Елисея: "И вышел один из них в поле собирать овощи, и нашед дикое вьющееся растение, и набрал с него диких плодов", и в результате в котле с едой оказалась смерть (4 Цар. 4:39-40). Точно так многие считают, что имеют в себе божественную благодать – то есть, образно говоря, имеют хороший овощ, но затем оказывается, что это дикий плод и что он приносит смерть и проклятие.
Для того, чтобы мы могли прилагать усилия в этом великом деле самоисследования, давайте серьезно взвесим следующие аргументы.
Без самоисследования мы никогда не сможем узнать, в каком духовном состоянии мы находимся на самом деле. Если бы нам пришлось умереть в настоящий момент, то смогли бы мы сказать, к какому берегу мы приплывем, – отправимся ли мы в ад, или же будем взяты на небеса? О Сократе говорят, что когда он уходил из этого мира, он сказал такие слова: "Сейчас я умираю, и только боги знают, буду ли я счастлив или несчастен". Человек, который находится в неведении относительно состояния своей души, должно быть, испытывает сильный страх в своем сердце так же, как и некогда Каин: его плоть дрожала. Благодаря серьезному исследованию своего сердца мы узнаем, какому князю мы принадлежим, – Князю мира, или князю, господствующему в воздухе.
Если мы не будем испытывать самих себя, то Бог будет испытывать нас. Он будет испытывать нас так, как тысяченачальник поступил с Павлом, приказав бичевать его (см. Деян. 22:24). Он задаст тот же вопрос, что и Христос: "Чье это изображение и надпись?" (Матф. 22:20). И если мы не сможем показать Ему на себе Его собственный образ, то Он откажется от нас.
Существует тайная порочность, которая может быть обнаружена только с помощью самоанализа. В каждом сердце (как сказал Августин) присутствует скрытое загрязнение. Когда домоправитель фараона обвинил братьев Иосифа в том, что они похитили чашу, то они поклялись, что в их мешках не было ее. Так и человек знает слишком мало о том, сколько неверия, гордости и нечистоты присутствует в его сердце до тех пор, пока он не исследует его.
Мы получим великую пользу благодаря самоисследованию, и эта польза будет огромной независимо от того, каким будет результат такого исследования. Если в результате самоанализа мы обнаружим, что не имеем истинной благодати, тогда будет обнаружено наше заблуждение и опасность будет предотвращена. Если же мы обнаружим, что имеем благодать, то мы получим утешение от этого.
Как счастлив будет тот, кто нашел жемчужину огромной цены! Тот, кто в результате самоисследования находит, что имеет всего лишь minimum quod sic [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "самую малую степень благодати", подобен человеку, который нашел свой ящик с доказательствами того, что он является наследником всех обетовании и находится в состоянии спасенного человека.
И для того, чтобы мы могли более успешно продолжать эту работу, давайте будем просить Бога о том, чтобы Он помог нам исследовать свои сердца. Скажем Господу: "А чего я не знаю, Ты научи меня" (Иов. 34:32). Скажем также Господу: "Господи, убери завесу с моих глаз; покажи мне мое сердце. Не допусти, чтобы я погиб из-за своей ошибки и отправился в ад с надеждой на небеса".

Глава 8.
Необходимо прилагать усилия для того,
чтобы святить День Господний

Шестая обязанность, для исполнения которой мы должны прилагать по отношению к самим себе усилия, – это благоговейное почитание Дня Господнего. То, что это должен быть день святого покоя, посвященный Богу, следует из Его установления: "Помни день субботний, чтобы святить его" (Исх. 20:8).
Наш христианский День Субботний пришел взамен иудейской Субботе; он называется День Господень [В русском переводе Священного Писания этот день в Откр 1.10 называется "днем воскресным" (прим. ред.).] (см. Откр. 1:10), по имени Христа – его учредителя. Наша Суббота изменена по отношению к иудейской Субботе по собственному определению Христа. В этот день Он восстал из гроба и часто являлся Своим ученикам для того, чтобы, как говорил Афанасий, поставить их в известность о том, что Он изменил день Субботний на день Господень (см. 1 Кор. 16:2). И Августин говорит, что на основании того, что Христос воскрес в первый день недели, – в память о Его воскресении – этот день был освящен и назван христианской Субботой.
Как пишет Юниус, в древние времена этот день назывался dies lucis [Латинское выражение (прим. ред)], то есть, "день света". Остальные дни недели были бы темными днями, если бы в этот день не было сияния Солнца Праведности. Наши предки называли этот день regina dierunA то есть, "царица дней". Джером чтил этот день превыше всех торжественных праздников. В ранней церкви этот день пользовался великим почитанием. Это было важным признаком их упования, потому что когда им задавали вопрос: Servasti dominicum)? то есть: "Вы соблюдаете Субботу?", – то ответ был: Christianus sum [Латинское выражение (прим. ред)], то есть: "Я христианин, я не осмеливаюсь пропускать празднование дня Господнего".
Какая великая причина есть у нас для того, чтобы мы с благодарностью помнили этот день! Так же, как приобретения Израиля при их избавлении от Вавилонского пленения были настолько велики, что они заглушили память о его избавлении от Египта (см. Иер. 16:14), так и приобретения христиан вследствие нашего избавления от плена сатаны и воскресения Христа, после завершения прославленного дела искупления, настолько велики по сравнению с Его другими благами, что эти блага воспринимаются нами, как менее значительные.
Велика была работа Бога при акте творения, но еще важнее – дело искупления. Наше искупление стоило Богу дороже нашего сотворения. В первом случае для этого необходимо было всего лишь сказать слово (см. Пс. 148:5); во втором случае это стоило пролития крови Его Единородного Сына (см. Евр. 9:22). Творение было делом Божьих перстов (см. Пс. 8:4); искупление – делом Его рук (см. Ис. 40:11). При сотворении Бог дал нам самих себя, при искуплении Он отдал нам Самого Себя. Поэтому и христианская Суббота, напоминая нам о нашем искуплении, должна соблюдаться с величайшим благоговением. Для достижения этого мы должны прилагать по отношению к самим себе усилия. Когда приближается этот благословенный день, мы должны трудиться для того, чтобы наши сердца были освящены, так как сам этот день освящен.
В этот день мы должны отдыхать от всех своих трудов и своих занятий. Так же, как Авраам, отправившись приносить жертву, оставил своего слугу и осла у подножия горы (см. Быт. 22:5), так же и мы, поклоняясь Богу в этот день, должны оставить все свои мирские дела. Так же как Иосиф, разговаривая со своими братьями, удалил египтян, так и мы, общаясь с Богом в этот день, должны отложить все свои земные обязанности. Хотя необходимые дела и благотворительные труды могут совершаться в день воскресный (ибо Бог желает видеть от нас милость, а не жертву), тем не менее, во всех других отношениях мы должны прервать в этот день все свои мирские торговые дела.
Святость Субботы мы должны также соблюдать и в таких случаях, какой был в жизни Марии Магдалины, когда она отказалась помазать мертвое тело Христа в Субботний день (см. Лук 23:56). Она заранее приготовила благовония, но не приходила в гробницу до того, как закончилась Суббота. В этот день она отдыхала от своих земных дел, хотя помазание мертвого тела Христа было достойным похвалы и славным делом.
Когда приближается этот благословенный день, мы должны возносить наши сердца в благодарении Богу за то, что он дал нам в руки еще одно средство для приобретения небесной мудрости. Это день нашей духовной небесной жатвы. Ветер Духа Божьего наполняет паруса наших чувств и мы можем переноситься с их помощью еще дальше в нашем небесном путешествии.
Христианин, вознеси свое сердце к Богу в благодарении за то, что Он дал тебе еще один золотой период времени. Будь уверен в том, что тебе необходимо должным образом употребить его, – ведь он может быть последним в твоей жизни. Периоды благодати не похожи на морские приливы; ибо если человек пропускает один прилив, то он может дождаться другого. Но не так с благодатью.
Наступление этого дня мы должны встретить, одевшись в свое утреннее платье и подготовив свою душу к принятию Слова Божия. Израильский народ должен был выстирать свои одежды перед тем, как им был зачитан Закон Божий. Наши сердца также должны быть омыты молитвой и покаянием, прежде чем пророчества Бога будут переданы нам. И, встретившись вместе, мы должны вести себя благоговейно, зная, что мы находимся в присутствии Бога. Со вниманием и наслаждением мы должны слушать Его священное Слово. Обращайте свое внимание на то, что может отвлекать нас от исполнения наших обязанностей.
Мы должны трудиться для того, чтобы с каждой Субботой становиться лучше. Там, где Господь заплатил цену, он ожидает плодов. Свежие Божьи помазания должны вызывать у нас духовную жажду; в нашем духовном строении должны добавиться новые кирпичики. Мы не должны быть похожи на саламандру, которая живет на жаре, но сама никогда не становится горячее. В эти дни христиане должны стремится к общению с Богом, прилагая все необходимые усилия для того, чтобы иметь помазание Его Духа и более ясные откровения, касающиеся Его любви к нам во Христе Иисусе. Короче говоря, в Субботу мы должны делать то, что делал Моисей: он поднялся на гору, чтобы увидеть Бога (см. Исх. 33:18-21).
Мы должны посвятить весь этот день Богу. Согласно закону в другие дни недели нужно было приносить одну жертву, но в Субботу в жертву должны были быть принесены два ягненка. Весь этот день нам необходимо проводить с Богом. Этот день должен быть днем нашего поклонения Ему; а, возвратившись домой, мы должны иметь также и семейное поклонение. Многие оставляют свою религиозность в церкви (точно так же, как я заметил, и Библии), не почитая имя Бога в своих собственных домах. Пророк вопрошает: "Можно ли человеку обкрадывать Бога?" (Мал. 3:8). Когда люди притворяются, что поклоняются Богу в храме, но в то же время не вспоминают о Нем в семье и закрывают от Бога свою потаенную комнату в Субботу, – то это и означает обкрадывать Бога и отбирать у Него часть Его дня.
Еще одна причина для того, чтобы мы посвящали Богу всю Субботу и проявляли в этот день двойную преданность Богу, заключается в том, что в этот день Бог удваивает Свои благословения для нас. Точно так же, как манны выпадало в шестой день (накануне Субботы) вдвое больше, чем в остальные дни недели, так и манна духовных благословений вдвое больше в новозаветный Субботний день, чем в любой другой.
В День Господень мы должны радоваться, так как именно в этот день мы наслаждаемся Божьим присутствием. "Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой" (Иоан. 8:56). Поэтому и мы должны радоваться, видя приближение дня Субботнего.
Протестанты во Франции называли свою церковь Раем, потому что там они встречались с Богом. Евреи называли Субботу desiderium dierum [Латинское выражение (прим. ред)], то есть, "желание дней". Ты также должен "называть субботу отрадою" (Ис. 58:13). Мы должны относиться к этому дню, как к наилучшему из дней; как к царице дней, увенчанной благословением. "Сей день сотворил Господь: возрадуемся и возвеселимся в оный!" (Пс. 117:24).
Бог сотворил все дни недели, но освятил именно этот день. Мы должны смотреть на этот день, как на духовный рынок для наших душ, где мы имеем, образно говоря, святую коммерцию и торговлю с Богом. Этот день покоя является началом вечного покоя. В этот день Бог открывает купальню Вифезды, где текут воды, оживляющие сокрушенных сердцем. Почему же тогда нам не назвать этот день отрадою? Иудеи в Субботу откладывали в сторону свои власяницы и забывали свои скорби.
Таким образом, мы должны правильно чтить христианскую Субботу и это является той обязанностью, для исполнения которой христиане должны должным образом побуждать себя и прилагать по отношению к себе необходимые усилия.
И, самое главное, разве не прекрасно стать теми людьми, в чьи руки Бог отдал власть судебных должностных лиц над собой, для того чтобы проявлять святое усилие в строгом соблюдении дня Господнего? Какой редкий пример явил собой Неемия для всех городских управителей! "В те дни я увидел в Иудее, что в субботу топчут точила, возят снопы, и навьючивают ослов вином, виноградом, смоквами и всяким грузом, и отвозят в субботний день в Иерусалим. И я строго выговорил им в тот же день, когда они продавали съестное. И я сделал выговор знатнейшим из Иудеев, и сказал им: зачем вы делаете такое зло и оскверняете день субботний?" (Неем. 13:15,17).
Так и мы должны сказать своей душе: как ты смеешь нарушать Божью заповедь и вероломно посягать на Божью собственность? И душа скажет: мой господин, твое объявление о благочестивом соблюдении Субботы и твои наказания по отношению к некоторым нарушителям заповеди о Субботе дали публичное свидетельство твоей ревности к этому дню. Соблюдение и почитание субботы намного усилит твой авторитет должностного лица.

Глава 9.
Необходимо прилагать усилия,
чтобы иметь святое общение

Седьмая обязанность, для исполнения которой мы должны прилагать по отношению к самому себе усилия, – это святое общение или святые беседы с другими христианами. Безусловно, мы достаточно медлительны в этом отношении, – поэтому мы должны побуждать себя к исполнению этой нашей обязанности. Пророк говорит: "Но боящиеся Бога говорят друг другу" (Мал. 3:16). Исполненный благодати человек имеет веру не только в своем сердце, но и на своем языке. "Закон Бога его в сердце у него"; "язык его произносит правду" (Пс. 36:31-30); он роняет святые слова, как жемчужины.
Ошибка многих христиан заключается в том, что они не побуждают себя к полезным духовным беседам. Это греховная инертность. Христиане наносят друг другу много визитов, но не посещают друг друга так, чтобы иметь духовное общение. В мирских вещах их язык напоминает ручку писателя, готового к работе, но что касается религиозных вопросов, – похоже, что их язык действительно прилип к гортани. Однако, так же, как мы будем отвечать перед Богом за всякое праздное слово, так и будем отвечать за греховное молчание.
О, давайте же будем прилагать усилия по отношению к самому себе, чтобы мы были способны иметь духовные беседы с людьми! Что еще должны выражать наши слова и чему они должны посвящаться, как не небесам? Мир – это большая гостиница; мы же – гости в этой гостинице. Путешественники, встречаясь друг с другом в гостинице, не проводят все время в обсуждении самой гостиницы, ибо они вынуждены временно остановиться там – возможно, всего лишь на несколько часов, а затем уйти. Они разговаривают о своих семьях и стране, куда они путешествуют. Поэтому, когда мы встречаемся вместе, мы не должны говорить только об этом мире, который, спустя некоторое время, мы должны будем оставить. Мы должны говорить о нашей небесной стране (см. Евр. 11:16).
Для того, чтобы мы могли побуждать себя к духовным беседам (ибо это нельзя сделать, не приложив некоторого усилия), давайте должным образом взвесим следующие соображения.
Разговоры, которые мы ведем, показывают, каким является наше сердце. Как зеркало показывает, каким является наше лицо – или оно красиво, или отвратительно, – так и наши слова показывают, каким является наше сердце. Пустые разговоры раскрывают легкомысленное, несерьезное сердце; благодатные речи рождаются в сердце наполненном благодати. Вода в трубопроводе показывает, каким является источник этой воды.
Святой разговор очень назидает. Апостол просит нас назидать друг друга (см. Еф. 4:29). И даже больше этого: хорошее общение просвещает ум, если он невежественный, и успокаивает его, если он колеблется. Хорошая жизнь украшает христианскую веру, а хороший разговор пропагандирует ее.
Благодатный разговор делает нас похожими на Христа. Его слова благоухали святостью; благодать изливалась из уст Его (см. Пс. 44:3). Он восхищал всех Своими речами. Его руки творили чудеса, а Его язык произносил непреложные истины: "И все засвидетельствовали Ему это, и дивились словам благодати, исходившим из уст Его" (Лук. 4:22).
Христос никогда не присоединялся к той или другой группе людей, не вступая с ними в благословенную беседу. Например: "И сделал для Него Левый в доме своем большое угощение" (Лук. 5:29), и Христос ел с ним, ведя при этом святой разговор. И еще: когда Он пришел к колодцу Иакова, то вскоре Он уже говорил с самарянкой о воде жизни (см. Иоан. 4 гл.). Чем более святой становится наша речь, тем больше мы похожи на Христа. А разве не должны члены тела быть похожи на своего Главу?
Бог особым образом отмечает каждое доброе слово, которое мы произносим при встрече с другим христианином: "Но боящиеся Бога говорят друг другу: "внимает Господь и слышит это, и пред лицем Его пишется памятная книга" (Мал. 3:16). Тамерлан, скифский военачальник, всегда имел при себе книгу, в которой были записаны имена и отличительные достоинства его подчиненных, которых он щедро награждал. Так же, как Бог имеет сосуд для слез Своего народа, так Он имеет и книгу, куда записывает их все добрые слова и с великим почтением упомянет о них в последний день.
Духовная беседа будет средством для того, чтобы ввести Христа в наше общение. Двое учеников разговаривали о смерти и страданиях Иисуса Христа и в то время, когда они говорили об этом, Сам Христос приблизился к ним. "И когда они разговаривали и рассуждали между собою, и Сам Иисус приблизившись пошел с ними" (Лук. 24:15). Когда люди вовлекаются в нечестивую беседу, то, наоборот, приближается к ним сатана и становится как бы частью их компании. Но когда они ведут святой и благодатный разговор, то к ним приближается Иисус Христос; а когда Он приходит, то Он приносит с Собой все свои благословения.
Вот и все, что я хотел сказать относительно необходимости христианину прилагать усилия в этой области.

Глава 10.
Христианин должен употреблять усилия
в борьбе против сатаны

Мы должны прилагать усилие, сражаясь против сатаны. Сатана противостоит нам и открытым применением силы, и скрытым вероломством. Когда он применяет открытую силу, он называется красным драконом; когда он применяет скрытое вероломство, его называют старым змеем. В Священном Писании мы читаем о его западнях и стрелах; однако, чаще всего он наносит нам вред своими западнями, чем стрелами.
УСИЛИЯ сатаны. Он старается взять приступом твердыню нашего сердца; он возбуждает внутри у человека греховную страсть, похоть и чувство мести. Эти злые чувства и являются раскаленными стрелами лукавого (см. Еф. 6:16), потому что они часто зажигают пожар в нашей душе. За его жестокость сатану называют рыкающим львом: "... Противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить" (1 Петр. 5:8) – (как подчеркивает Христос: он ищет их не для того, чтобы укусить, но чтобы поглотить).
Вероломство сатаны. То, чего сатана не может сделать с помощью силы, он будет стараться добиться с помощью обмана. В искусстве обольщения сатана имеет много тонких приемов. Для того, чтобы приспособить свои искушения ко внешнему облику и характеру человека, сатана изучает его физиогномику (то есть черты лица человека и его эмоции) и кладет перед ним соответствующую приманку. Он знал алчные склонности Ахана и искушал его золотом. Он искушает эмоционального человека красотой.
Еще одна хитрость диавола заключается в том, чтобы соблазнить человека на зло, которое является sub specie boni [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "замаскированным под добро". Пират наносит ущерб, вывешивая на свою мачту флаг фальшивого цвета; так же поступает сатана, вывешивая перед собой флаг, имеющий цвета религии. Он соблазняет некоторых людей на греховные действия и убеждает их в том, что из этого зла в конечном счете выйдет добро. В некоторых случаях он говорит, что они могут обойтись без соблюдения требований Слова Божия и поэтому могут расширить границы своей совести дальше, чем требует Писание, для того чтобы еще больше служить Богу – как будто Богу необходим наш грех, чтобы умножить Свою славу.
Сатана искушает человека ко греху постепенно. Точно так же, как земледелец сначала обкапывает корень дерева, затем постепенно расшатывает его, и, наконец, дерево падает, так и сатана постепенно вкрадывается в сердце человека.
Вначале он приступает к такому сердцу издалека, вкрадчиво. Например, он не сказал сразу же Еве: "Ешь яблоко"; нет, он проделал эту работу более искусно; он задал ей вопрос: "Разве Бог действительно так сказал? Конечно, Ева, ты ошибаешься. Щедрый Бог никогда не хотел препятствовать тебе пользоваться одним из наилучших деревьев в саду. И, на самом деле, разве Бог так говорил? Безусловно, или Бог так не говорил, или Он никогда, на самом деле, не желал дать тебе этого". Таким образом, постепенно, сатана подвел ее к сомнению, а затем она взяла этот плод и ела.
О, будьте также и вы внимательны к своим первым греховным побуждениям, исходящим от сатаны. Они могут показаться нам очень незначительными, однако они являются principiis obsta [Латинское выражение (прим. ред)], то есть, "тем, что с самого начала противоречит главным принципам и фундаментальным истинам Писания"! Он вначале – лисица, а затем – лев.
Сатана искушает человека ко злу in licitis [Латинское выражение (прим. ред)], то есть, "в законных вещах". По закону Ной мог есть плод винограда, но он принял его так много, что, в результате этого, согрешил. Неумеренность превращает то, что является добром, в зло. Еда и питье также могут превратиться в проявления невоздержанности человека. Чрезмерное усердие в какой-либо сфере жизни является проявлением алчности человека. Сатана увлекает людей к неумеренной любви к творению и затем наносит им зло посредством того, что они любят. Так, например, Агриппина отравила своего мужа Клавдия той пищей, которую он больше всего любил.
Сатана склоняет людей делать добро, исходя из злых побуждений. Если он не может навредить им совершением каких-либо неприличных поступков, то он будет делать это через их внешне благочестивые действия. Так, например, он искушает некоторых людей, чтобы они стали религиозными людьми ради выгоды, чтобы подавали милостыню бедным ради похвалы, так чтобы другие могли видеть их добрые дела и прославлять их. Это лицемерие заквашивает собой их усердие в исполнении своих религиозных обязанностей и, в результате этого, они теряют свою награду пред Богом.
Дьявол склоняет людей ко злу тем, что само по себе является хорошим. Это придает благовидный предлог его искушениям и делает их менее подозрительными. Иногда дьявол использует самых известных и святых людей для того, чтобы создавать благоприятные условия своим искушениям. Дьявол искушал Христа посредством одного из апостолов, -апостол Петр отговаривал Его от страданий. Авраам, благочестивый муж, просит свою жену сказать неправду: "Скажи же, что ты мне сестра" (Быт. 12:13).
Все это – сатанинское коварство в искушении. Мы же со своей стороны должны противостоять сатане посредством веры, как и написано: "Противостойте ему твердою верою" (1 Петр. 5:9). Вера – это мудрая, разумная благодать; она может увидеть крючок, спрятанный под наживкой. Вера – это побеждающая благодать, о ней сказано, что она нужна христианину более всего, так как она может "угасить все раскаленные стрелы" сатаны (Ефес. 6:16). Вера противостоит дьяволу.
Вера поддерживает сердце человека, делает его непоколебимым и оно не поддается искушениям. Человека делает виновным не то, что он искушаем, а то, что он соглашается с искушением. Вера же вступает в противостояние с сатаной.
Вера не только не уступает искушению, но и отражает его. Вера держит Божье обетование в одной руке, а Христа – в другой. Обетование ободряет веру, а Христос укрепляет ее; таким образом, вера отбивает врага с поля битвы.
Мы должны прилагать усилия в борьбе против сатаны с помощью молитвы. Мы побеждаем его, стоя на коленях. Как Самсон взывал к небесам о помощи, так и христианин с помощью молитвы получает дополнительные силы с небес. Во всех искушениях идите к Богу с молитвой. Скажите Ему: "Господи, научи меня использовать каждый вид духовного оружия – как держать щит, как носить шлем, как использовать меч Духа. Господь, укрепи меня в битве; позволь мне лучше умереть победителем, чем быть узником, с торжеством водимым сатаной".
Бот таким образом мы должны прилагать усилия, противостоя сатане. На нашем пути стоит лев (то есть диавол), но мы должны принять решение сражаться с ним.
В этой борьбе против сатаны пусть нас ободрит, чтобы прилагать необходимые для этого усилия, следующий факт: наш враг уже частично побежден. Христос, который является Начальником нашего спасения, нанес сатане смертельную рану на кресте (см. Кол. 2:15). Змей уже поражен в голову. Христос повредил голову старого змея. Дьявол является скованным и побежденным врагом; поэтому не бойтесь вступать с ним в битву. Противостойте ему и он убежит (см. Иак. 4:7); он не знает другого пути, как бегство.

Глава 11.
Христианин прилагает усилия
в борьбе против мира

Мы должны прилагать усилия в борьбе против окружающего нас греховного мира. Мир показывает человеку свое золотое яблоко искушения. Поэтому в значительной части наш обет при крещении заключается в борьбе под знаменем Христа против этого греховного мира. Будьте внимательны к тому, чтобы нам не утонуть в его соблазнительных наслаждениях. Чтобы выдержать крепкое вино у человека должны быть крепкие мозги. Человек, знающий, как сохранить большое богатство, должен обладать огромной мудростью и благодатью. Богатство часто испускает опьяняющие пары, которые кружат голову человека гордостью, как сказано об Израиле: "И утучнел Израиль, и стал упрям" (Втор. 32:15). Очень сложно взобраться на Божью гору, когда вокруг слишком много золотых вещей. Те из людей, кто лишены почестей этого мира, также меньше страдают и от его искушений.
Мир – это blandus daemon [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "льстивый враг". Некоторым он дается так, как Мелхола была дана Давиду в жены – быть ловушкой. Мир показывает свои две груди – удовольствия и богатство, и многие христиане впадают в духовную спячку с такой грудью во рту. Мир никогда не целует нас, за исключением тех случаев, когда хочет предать нас. Мир – это шелковая веревка с петлей.
Мир не является другом для благодати. Он душит нашу любовь к небесным вещам; земля гасит духовный огонь. Естественно, мы любим этот мир. Однако, праведный Иов говорит: "Полагал ли я в золоте опору мою, и говорил ли сокровищу: "ты надежда моя"? (Иов 31:24). Септуагинта толкует эти последние слова так: "Если бы я был женат на своем золоте".
И, на самом деле, слишком много людей обручены со своими деньгами; они живут вместе, как муж с женой. О, будьте осторожны, чтобы не запутаться в этой приятной сети! Многие, кто избежал потрясений скандально известных грехов, утонули в золотых зыбучих песках мира.
Грех заключается не в том, что мы пользуемся миром, а в том, что мы любим его. Апостол говорит: "Не любите мира" (1 Иоан. 2:15). Если мы являемся христианами, то мы должны прилагать усилия в борьбе против этого мира. Верующие вызваны из этого мира; они живут в мире, но, в то же время, они не от мира сего (см. Иоан. 17:16). Мы говорим об умирающем человеке, что он тоже не от этого мира.
Истинно святой человек распят в своих привязанностях к миру (см. Гал 6:14). Он мертв для его почестей и удовольствий. И, действительно, какое удовольствие получает мертвый человек от картин или музыки? Иисус Христос отдал Себя для того, чтобы искупить нас от настоящего лукавого века (см. Гал 1:4). Для того, чтобы мы были спасенными, мы должны прилагать усилия в противостоянии этому миру. Живая рыба плывет против течения.
Мы должны плыть против течения этого мира, иначе мирской поток унесет нас и выбросит в море мертвых.
Для того, чтобы мы могли прилагать усилия, чтобы противостоять этому миру, давайте будем помнить о следующем.
Мир обманчив; наш Спаситель называет его: "обольщение богатства" (Матф. 13:22). Мир обещает счастье, но не дает его. Он обещает нам Рахиль, а подсовывает Лию с затуманенным взглядом; он обещает удовлетворить наши желания, но только разжигает их; он дает отравленные пилюли, но сначала покрывает их сахаром.
Мир развращает. Чистая вера заключается в том, чтобы "хранить себя неоскверненными от мира" (Иак. 1:27), как будто апостол хочет дать нам понять, что этот мир годится разве только что для того, чтобы нас осквернять. Вначале он делает запятнанной совесть человека, а потом и его имя. Золото этого мира называют презренным металлом (см. Тит. 1:7) потому что оно делает людей такими грязными. Однако, люди готовы быть проклятыми, чтобы приобрести блага этого мира. Ахав хотел завладеть виноградниками Навуфея, хотя ему пришлось плыть к этой цели в крови.
Мир погибает. Слово Божье говорит: "И мир проходит, и похоть его" (1 Иоан. 2:17). Этот мир подобен цветку, который засыхает в то время, пока мы вдыхаем его.

Глава 12.
Христианин прилагает усилия
для достижения небес

И, наконец, мы должны прилагать усилие, чтобы достигнуть неба, ибо "Царство Небесное силою берется". Хотя небеса даются нам даром, но, тем не менее, мы должны прилагать усилия, чтобы достичь их. Ханаан был дан Израилю даром, но им пришлось сражаться с хананеями. Не ленивое желание или сонная молитва приведут нас на небеса, – мы должны прилагать усилие. Поэтому в Писании наша искренность в стремлении к небесам показана с помощью таких аллегорий и метафор, которые подразумевают усилие.
Иногда мы должны прилагать усилия посредством сильного стремления души. Христос сказал: "Подвизайтесь войти сквозь тесные врата" (Лук. 13:24). В греческом языке это слово имеет значение: "стремитесь, испытывая сильную внутреннюю боль". Иногда это усилие означает борьбу, которая подразумевает проявление нашей силы. Именно так мы должны бороться с телом греха и с силами ада (см. Еф. 6:12).
А иногда употребить усилие означает пробежать ристалище. Апостол Павел предлагает нам: "Так бегите, чтобы получить" (1 Кор. 9:24). Перед нами длинный забег от земли до небес, но слишком мало времени для бега; скоро будет заход солнца. Поэтому и сказано: "так бегите". При участии в забеге нужно не только отложить все тяжести, которые мешают бежать, но и приложить все силы, которые имеет наше тело, напрячь каждый сустав, на который человек может надавить со всей стремительностью, для того чтобы завладеть наградой. Именно так апостол Павел стремился к достижению цели (см. Фил. 3:14).
УВЫ, где сейчас можно найти святое усилие? Многие сделали себя недостойными бежать это благословенное ристалище; они опьянены удовольствиями этого мира. А пьяный человек не в состоянии совершать забег.
Некоторые христиане пренебрегают участием в этом забеге, который длится всю жизнь. Когда приблизятся болезни и смерть, – тогда они хотели бы начать свой забег. А больной человек с трудом подходит даже для того, чтобы ходить, а еще меньше – чтобы делать забег на ристалище. Я признаю, что истинное покаяние никогда не бывает слишком поздним, но когда человек может с трудом пошевелить своей рукой, или поднять свои глаза, – то это совсем неподходящее время для того, чтобы начинать забег от земли до небес.
Такое искреннее стремление христианина к небесам сравнивается с борьбой, которая подразумевает применение силы, поэтому апостол Павел говорит Тимофею: "Подвизайся добрым подвигом веры" (1 Тим. 6:12). Нам недостаточно быть делателями, мы должны быть воинами. Конечно, на небесах наша броня будет висеть, как символ победы, но сейчас dies praelii Латинское выражение (прим. ред.), то есть "день битвы", и мы должны подвизаться добрым подвигом веры. Как Ганнибал силой прокладывал путь для своей армии через Альпы и отвесные скалы, так и мы должны силой прокладывать наш путь на небеса. Мы должны не просто молиться, а молиться усиленно (см. Иак. 5:16). Это и называется – прилагать усилие, чтобы достигнуть небес.
Вот несколько причин, по которым мы должны прилагать усилие для достижения небес.
Это – Божья заповедь, не допускающая никаких исключений. Бог установил закон, согласно которому всякий, вкушающий плоды рая, должен вкушать их в поте лица своего. Апостол Петр говорит нам: "...Более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание" (2 Петр. 1:10).
Это – Божий декрет. В Своем вечном постановлении Бог объединил конечную цель и средства для ее достижения вместе: борьбу и вхождение в небеса, забег и венец. Теперь человек не может больше думать, что он придет на небеса, не прилагая усилий; он не должен думать, что сможет придти к конечному пункту своего путешествия, если он никогда так и не сделал ни единого шага по этой дороге. Кто ожидает урожая, не вспахав и не посеяв? Как мы можем ожидать урожая славы, не приложив никакого труда? Хотя наше спасение, что касается Христа, – это приобретение, но, что касается нас – то это завоевание.
Мы должны прилагать усилие для достижения небес, так как это тяжелая работа – овладеть царством. Прежде всего, мы должны сначала выйти из другого царства, – царства тьмы (см. Деян. 26:18). Трудно выбраться из своего естественного природного состояния, но когда это сделано и мы уже отрезаны от дикой маслины и привиты ко Христу, то тогда у нас появляется новая работа: умерщвлять наши новые грехи, противостоять нашим новым искушениям, стимулировать обретение новой благодати от Господа. Христианин должен не только приобретать веру, но и идти "от веры в веру" (Римл. 1:17). Это не может быть сделано без употребления усилия.
Мы должны прилагать усилие для достижения небес, так как против нас совершаются насильственные нападения. Нам противостоят наши собственные сердца. В этом и заключается странный парадокс: человек естественно желает счастья, но в то же время противится этому; он желает быть спасенным, но, тем не менее, ненавидит то святое усилие, которое может спасти его.
Все силы ада противостоят нам. Сатана стоит по правую руку от нас – так, как он делал это с Иисусом, сыном Иоседековым (см. Зах. 3:1). Разве не важно спасти свои души, если змей собирается поглотить их? Без сильных желаний мы никогда не сможем противостоять сильным искушениям.
Мы должны применять усилие для достижения неба, так как это вопрос величайшей важности для христианина. Человек никогда не будет ломать голову по незначительным вопросам, а лишь по тем проблемам, которые касаются безопасности его жизни и имущества. Если мы задумаемся о том, что мы должны спасать – а спасать мы должны наши драгоценные души – то придем к выводу, что для этого необходимо приложить усилия.
Какие усилия мы прилагаем для того чтобы накормить и украсить наше тело, которое является более грубой частью нашего существа? О, тогда какое же усилие мы должны употребить для того, чтобы спасти душу? Тело – это всего лишь, образно говоря, глиняный ободок драгоценного камня, а душа – это сам бриллиант. Душа – это зеркало, в котором можно увидеть образ Божий. В душе присутствуют некоторые тени и неясные образы божественности. Если Христос считал, что душа стоит того, чтобы пролить за нее Свою кровь, то, может быть, и нам стоит подумать о том, чтобы трудиться в поте лица своего ради спасения своей души.
Подумайте о том, что мы приобретем, употребляя это усилие? Мы приобретаем царство. Какую силу применяет люди для достижения земных венцов и империй! Люди готовы ступать по крови, чтобы только получить корону. Небеса – это то царство, которое должно заставить нас также бороться за него, – Non ad sudorem tantum sed san-guinem [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "не только до пота, но и до смерти". Надежда на царство (как говорит Бейзил) должна проводить христиан жизнерадостными через все труды и страдания.
Мы должны употреблять усилие для достижения неба из-за нашей склонности и предрасположенности к возрастанию апатии в религиозной жизни, которая присуща всем людям. Когда люди испытывают побуждение к исполнению своих религиозных обязанностей, то они подвергаются опасности вновь стать мертвыми. Когда они воспламеняются от огня церковных установлений, то они склонны к тому, чтобы вновь замерзнуть; поэтому люди, все-таки, должны употреблять силу.
Наше сердце, подобно часам, склонно к тому, чтобы истощаться; поэтому необходимо постоянно поддерживать его молитвой и духовными размышлениями. Огонь религиозности в нашем сердце скоро затухнет, если его не возгревать. Личный опыт христианина, свидетельствующий о его собственном непостоянстве в совершении добрых дел, является достаточной причиной для того, чтобы постоянно побуждать самого себя к употреблению святого усилия.
Если мы должны употреблять это святое усилие, то это доказывает нам, что человеку совсем нелегко представить себе, что он достигнет небес. Существует так много библейских предписаний, которым нужно повиноваться; так много обетовании, которым нужно верить; так много препятствий, которых нужно избегать, – что, кажется, сложно быть спасенным. Некоторые представляют себе, что к небесам ведет прекрасный, легкий путь; что для достижения неба достаточно иметь лишь ленивое желание, пролить предсмертную слезу, – но взятый нами текст Писания говорит нам о том, что для этого нам нужно прилагать усилие.
УВЫ, очень много труда нам нужно употребить, нам нужно изменить предвзятость нашего собственного сердца! По природе человеку не только не хватает Божьей благодати, но он ненавидит ее. Он имеет отравленный злобой дух, направленный против добродетели, и враждебно настроен против преобразующей силы Божьей благодати. Разве легко, чтобы невозрожденное сердце родилось свыше, чтобы гордое сердце стало смиренным, чтобы земное сердце стало небесным? Разве может это быть сделано без применения силы? Христианский путь – это восхождение на гору, ведущую к небесам, и, прежде чем мы доберемся до вершины этой горы, нам придется идти туда в поте лица своего.
Конечно, ад можно взять без штурма. Ворота ада подобны железным воротам (см. Деян. 12:10), которые открываются сами собою. Но если мы пробираемся к небесам, то мы должны с силой прокладывать свой путь; мы должны оросить его вздохами и слезами и иметь подъемную лестницу веры, чтобы взять небеса штурмом. Мы должны не только трудиться, но и сражаться – подобно тем иудеям, которые строили стены Иерусалима: – "...Одною рукою производили работу, а другою держали копье" (Неем.4:17).
Христианину заповедано совершать искреннее, сердечное служение; он должен противостоять целой армии своих похотей, каждая из которых сильнее Голиафа. У христианина нет времени для праздности. Он должен либо молиться, либо бодрствовать, – находясь либо на вершине, либо в долине: на вершине веры, или в долине смирения.
Мирские вещи также не приобретаются без труда, – например, тяжелая работа в магазине или труд до пота возле печи, – и неужели мы думаем, что небеса можно приобрести, не приложив труда? Разве люди копают землю только для того, чтобы иметь червей, а не золото? Те, кто находятся на небесах, заняты трудом; еще больше должны трудиться те, кто ходит по земле.
Ангелы – это "служебные духи" (Евр. 1:14). Крылья серафимов имеют таинственный смысл; они показывают нам, как они быстры в служении Богу. Если ангелы на небесах заняты благородной и почетной работой, то какими трудолюбивыми должны быть мы, которые еще только идем на гору Божью и еще не достигли состояния славы! Разве работа спасения так легка? Может ли человек спастись одним прыжком? Может ли он выпрыгнуть из объятий дьявола прямо в лоно Авраамово? О, нет, для этого необходимо употреблять усилие!
Некоторые считают, что благодать, данная им даром, спасет их, но это не так, ибо для обретения спасения мы должны использовать данные нам средства. Бодрствуй и молись!
Некоторые говорят, что Божьи обетования приведут их на небеса, но обетования Слова Божия нельзя отделять от библейских заповедей. Обетование говорит нам о венце, но заповедь говорит о вере. Апостол Павел говорит нам: "Так бегите" (1 Кор. 9:24). Обетования даны нам для того, чтобы ободрять нас в вере, а не для того, чтобы лелеять бездеятельность.
Но некоторые люди говорят: "Христос умер за грешников"; поэтому они оставляют Ему совершать все для них, а сами не делают ничего. Если бы это было так, то тогда взятый нами текст Писания считался бы устаревшим и все увещевания Писания о том, чтобы мы проявляли старания и осуществляли успешную борьбу веры, были бы напрасны.
Наше спасение стоило Христу крови, нам оно будет стоит пота. Лодка может точно также добраться до берега без усилий гребцов, как и мы можем достичь небес, не употребляя силы. Это показывает нам огромную ошибку невежественных людей, которые считают, что для спасения достаточно лишь кое-какого исполнения своих духовных обязанностей, совершаемых при этом небрежно и поверхностно.
Взятый в основание книги текст Писания говорит нам, что мы должны прилагать усилия, побуждая себя к молитве. Невежественные же люди считают, что для достижения спасения человеку достаточно вслух произнести лишь несколько слов, даже если в это самое время наше сердце остается духовно спящим. Что же тогда означает прилагать усилия?
Христос был "в борении", когда молился (Лук. 22:44). Многие, когда молятся, скорее находятся в состоянии летаргического сна, чем в борении. Иаков боролся с ангелом в молитве (см. Быт. 32:24). На горящие угли необходимо было класть благовонные курения (см. Лев. 16:12). Благовония были прообразом молитвы, а благовония на горящих углях были прообразом рвения в молитве. Немногие знают, что означает горячий дух молитвы или что значит, когда тебя переполняют чувства. Что же касается людей этого мира, то все они горят каким-нибудь огнем, но когда дело касается молитвы, то они превращаются в лед.
Усилия необходимо употреблять, когда мы слушаем Слово Божие. Многие люди считают, что для них достаточно доставить свои тела на собрание, но они никогда не заглядывают в свои сердца. Они удовлетворяются тем, что были в церкви, хотя там они не были с Богом. Другие идут на проповедь, как на биржу, чтобы услышать новости; новые религиозные идеи доставляют их воображению наслаждение, но они не воспринимают Слово Божие, как вопрос своей жизни и смерти. Они не приходят для того, чтобы в церковных священнодействиях встретиться со Христом, – чтобы испытать дыхание Его Духа и исполнение Его любовью.
УВЫ, как мало проявлений усилия для достижения небес наблюдается в большей части человеческого поклонения! Во всех жертвах закона присутствовал огонь. Как может быть принято Богом такое наше служение, в котором нет огня, в процессе которого человек не употребляет усилие?
Если для достижения небес необходимо прилагать усилия, тогда это также показывает нам, насколько опасна сдержанность и медлительность в религиозной жизни. Усилие и медлительность – две несовместимые друг с другом вещи. Безусловно, медлительность в мирских вещах достойна похвалы. Здесь мы должны сдерживать свои желания и пользоваться миром, как будто мы им не пользуемся (см. 1 Кор. 7:31). Мы можем, как Ионафан, опустить конец палки в мед, но не должны погружать ее слишком глубоко. В этом смысле умеренность хороша, но умеренность в вопросах практического благочестия греховна, она противоположна применению усилия.
Умеренность в общепринятом смысле этого слова означает быть не слишком ревностным, то есть быть не слишком горячим в стремлении к небесам. Умеренность означает желание человека не рисковать в религиозной сфере и не идти далее той точки, где вера еще могла бы сосуществовать с самосохранением. Как сказал король Наварры Беза, что он согласился бы выйти в море, но не дальше того места, где он был бы еще уверен, что в безопасности вернется на землю. Занимать удобную позицию является основным правилом в мировоззрении политика.
Умеренность в мирском смысле – это придерживаться нейтралитета. Умеренный человек находит середину между строгостью и вседозволенностью; он и не за распутство, и не за чистоту. Кальвин посоветовал Меланхтону не называть себя умеренным до тех пор, пока он, наконец, не потеряет всю свою ревность. Состояние равнодушия в вопросах веры и приложение усилий в стремлении к небесам очень далеки друг от друга. Поэтому Писание говорит: "Итак будь ревностен и покайся" (Откр. 3:19).
Если кто-нибудь спросит нас, почему мы такие горячие и ревностные, скажем им, что это ради Царства Божия. Если кто-нибудь спросит нас, почему мы так спешим по путям веры, то мы скажем, что бежим на нашем ристалище к небесам, а мягко умеренный темп бега обречен на то, что бегущий никогда не выиграет приз. Умеренность в духовной жизни приведет к тому, что многие потеряют небеса, ибо они недостаточно торопились; они пришли слишком поздно, как неразумные девы, когда дверь уже затворилась.

Глава 13.
Стрелы порицания, предназначенные для тех,
кто не прилагает усилия в духовной жизни

Исходя из нашего текста, я могу выпустить несколько стрел порицания в адрес отдельных христиан.

* * *

1. Это мое порицание касается ленивых и инертных христиан, которые успокоились в своих укрытиях. Они лениво исповедуют религию, но не употребляют какого-либо усилия. Они напоминают лилии, которые не трудятся и не прядут. Улитка, из-за медлительности своих движений, была причислена к нечистым существам (см. Левит 11:30). Августин называет безделье похоронами живого человека. Б нем присутствует несколько вялых желаний: "О, как бы я хотел на небеса!". Но человек может желать оленину и не иметь ее, если он не будет охотиться за оленями. Писание говорит: "Душа ленивого желает, но тщетно" (Прит. 13:4). Neque mola, eque farina [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "и не жернов, и не мука". Люди могут быть согласны получить Царство Небесное, но они не желают бороться за него. Они скорее предпочтут отправиться в ад на перине, чем быть перенесенными на огненной колеснице рвения и усердия на небеса. Как много людей спят и растрачивают свое время, как будто они были сотворены, как левиафан, для того только, чтобы играть в море (Пс. 103:26)! Мудрый Сенека сказал такие слова: "Ни один человек не был сделан мудрым случайно".
Безусловно, что ни один человек не спасется случайно; он должен знать, как он достиг спасения, а именно, он достиг его, употребляя усилие. Тем, кто приучили себя к ленивому, бездеятельному образу жизни, будет сложно встрепенуться. Возлюбленная из книги "Песни Песней" говорит: "Я скинула хитон мои; как же мне опять надевать его?" (Песн. П. 5:3). Жена улеглась на постель лени, и хотя Христос стучал в дверь, она не пожелала встать и впустить Его.
Некоторые притворяются, что они верующие, но они бездействуют в Божьем винограднике. Они притворяются, что исповедуют свою веру, но исповедуют ее только для видимости, а не для труда, – это воображаемая вера. О, для того, чтобы христианин имел активный дух в себе, он должен поступать, как написано: "...начни и делай; Господь будет с тобою" (1 Пар. 22:16).
Иногда мы должны учиться у наших врагов. Дьявол, например, никогда не бездействует; он ходит вокруг нас (см. 1 Пет. 5:8). Этот мир – его епархия и он каждый день совершает свои посещения этой епархии. Разве не активен сатана? Разве лукавый, совершая свой поход по земле, не выступает против нас? Не спим ли мы на страже?
Так же, как сатана сам никогда не остается в бездействии, так он и не потерпит, чтобы кто-либо из его служителей бездействовал. Когда дьявол вошел в Иуду, то каким активным он стал! Он отправился к первосвященнику, оттуда – к отряду солдат, вместе с ними вернулся в Гефсиманский сад и не ушел до тех пор, пока не предал Христа. Сатана не потерпит у себя ленивого слугу.
Не думаем ли мы, что Бог потерпит у Себя ленивых христиан? Представим себе, как будут язычники на суде свидетельствовать против ленивых христиан! Посмотрите, какие усилия они прилагают на Олимпийских играх, а ведь они бегут ради гирлянды цветов!
А не стоим ли мы на месте, – те, кто должен бежать ради венца вечности? Конечно, если небеса берутся только усилием, то ленивый человек никогда не попадет туда. Для Бога нет никакой разницы между ленивым и нечестивым, как написано: "...лукавый раб и ленивый!"(Матф. 25:26). [В английском переводе этот стих звучит так: "... нечестивый и ленивый раб" (прим. ред.)]

* * *

2. Я направляю свое порицание в адрес религиозных формалистов, которые вкладывают всю свою религиозность в особые жесты, одеяния, символы религиозности, и при этом считают, что все это дает им право на небеса. В Писании сказано: "...Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв" (Откр. 3:1). Религиозная форма и показное христианство – это то, на основании чего окружающие люди судят о религиозности человека. Они являются средством для того, чтобы поддерживать добрую репутацию человека в мире. Если бы люди не прикрывались своей религиозностью, то благоразумный человек никогда не подошел бы к ним.
Однако, таких христиан следует воспринимать не лучше, чем формально крещенных язычников. Из этого следует, что, мы должны демонстрировать свою религиозность не для того, чтобы приобрести репутацию и уважение среди окружающих людей.
Религиозная форма служит человеку для того, чтобы заглушить голос своей собственной совести. Если человек хоть немного не проявляет внешне свое благочестие, то его совесть бросает ему в лицо вызов и вселяет в него страх. Поэтому люди считают целесообразным для себя иметь вид благочестия. Но, увы, что из этого следует? Писание говорит о необходимости употреблять усилия для достижения небес. Какое же усилие содержится в форме? В ней нет искреннего стремления сердца. Есть один только вид, но нет силы благочестия (см. 2 Тим. 3:5).
Религиозные формалисты подобны надгробным памятникам в церкви, у которых глаза и руки подняты к небесам, но у которых нет души. Благочестие формалиста состоит в основном из мелочной педантичности и скрупулезности; в то же время, он игнорирует важнейшие вопросы закона: веру и милосердие (см. Матф. 23:23). Он испытывает угрызения совести относительно своих суеверных фантазий, но не придает значения греху; он больше боится зайца, пересекающего ему дорогу, чем блудницы в своей постели. Он ненавидит святость, у Христа не было более злых врагом, чем религиозные формалисты – фарисеи. Формалист никогда не бывает горячим, за исключением случаев, когда он занят преследованием истинной силы благочестия.

* * *

3. Я направляю порицание также в адрес тех людей, которые употребляют усилие, но употребляют в плохом смысле – в стремлении к аду. Они стремятся туда в поте лица своего, как написано у пророка: "Каждый обращается на своп путь, как конь, бросающийся в сражение" (Игр. 8:6). Боевая лошадь яростно и стремительно движется среди орудий и копьев – точно также и эти люди яростно стремятся ко греху. Они употребляют усилие, во-первых, в противостоянии добру, а, во-вторых, в поисках зла.
Они следующим образом употребляют усилия в своем противостоянии добру.
1) Они употребляют усилие, противясь Духу Божьему. Дух Святой стучит в дверь сердца грешника. Он ожидает, пока голова грешника не наполнится росой освежающей чистоты, а замок его сердца – ночными слезами. Но грешник отвергает, огорчает Дух Божий и отсылает этого голубя прочь от ковчега своей души. Стефан сказал таким людям: "...Вы всегда противитесь Духу Святому" (Деян. 7:51).
Дух Святой предлагает грешникам благодать, а грешник употребляет силу против такого влияния Духа, как написано: "Но они возмутились и огорчили Святого Духа Его" (Ис. 63:10). И разве не может Господь оставить эту борьбу с грешником? Бог, Который желает войти в наше сердце только в том случае, если мы отворим Ему, не обещал, что придет вновь, если мы недоброжелательно отказываем Ему в праве входить в наше сердце.
2) Они употребляют силу, противясь голосу своей собственной совести. Совесть – это Божий проповедник в сердце и этот проповедник не может льстить. Он говорит людям об их гордости, алчности, злоупотреблении Божьей милостью, но они вместо того, чтобы противостоять своим грехам, проявляют силу в противлении своей совести. Они заставляют совесть молчать и лишают ее свободы выбора. Но точно так, как пророк Захария, будучи немым, потребовал дощечку для письма и все-таки написал то, что не мог сказать (см. Лук. 1:63), – так и совесть, когда ей не разрешают говорить, то она будет писать.
Она записывает грехи человека и когда на смертном одре он будет вынужден прочитать написанное, то тогда затрепещет его сердце и подломятся его колени. Я боюсь, что очень часто люди подвергают свою совесть насилию. И какой же будет результат противления голосу своей совести? Те, кто не хотят услышать голос совести, могут быть уверены, что они ощутят впоследствии червя совести.
3) Они употребляют усилие, противостоя Божьему образу на земле. Они притесняют святых людей и охотятся за ними (то есть за теми, которые являются живым отображением Бога на земле). Однако, эти усилия прокляты Богом, ибо написано: "Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне" (Гол. 4:29). Сам Христос испытывал нападение от таких верующих. Церковь всегда находилась в жаркой тропической зоне. Образно говоря, пахари-гонители вспахивали ее спину. Земля была усеяна телами святых и полита их кровью.
Я считаю, что преследователи веры в Бога, без всякого сомнения, принадлежат древней семье. Первый человек, который родился в этом мире, был преследователем Божьего образа. Это был Каин и он имеет огромное количество своих отпрысков: Нерон, Траян, Домициан, Диоклетиан, Максиминус. Хризостом сказал, что зеницы его глаз выпали. Феликс, граф Вюртембургский, находясь на ужине в Аугсбурге, дал клятву, что до самой смерти он бы ездил к вершине горы, ступая по крови лютеран. Однако, после этих слов он захлебнулся в своей собственной крови. Преследователи являются проклятием творения, будучи частью тех терний и колючек, которые рождает наша земля.
Эти люди следующим образом употребляют усилие в своем стремлении ко злу:
1) Они неистово отстаивают свое мнение. О них написано: "...И у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясъ искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель" (2 Петр. 2:1). Арий был одним из них, и впоследствии его внутренности разверзлись. Но и в наши дни дух Ария живет, потому что люди все еще осмеливаются отрицать божественность благословенного Сына Божьего. Многие еретики прежних времен были настолько неистовыми, что их собственное мнение стало для них Библией, и некоторые их них так и умерли, придерживаясь своей ереси. Это были мученики дьявола.
2) Они неистовы в своих страстях. Их гнев – это кратковременное безумие. Апостол говорит: "Язык – огонь, прикраса неправды" (Иак. 3:6). В этом маленьком члене содержится великий мир, а именно, мир греха. Такие люди могли бы считаться трезвыми, но, тем не менее, они опьянены страстью. Их молитвы холодны, но их гнев горяч. Они извергают огонь так же, как змея брызжет ядом. Пылающие страсти без покаяния приведут людей к огненной печи.
3) Они неистовы в своих похотях. Писание говорит: "Ибо и мы были некогда ... рабы похотей" (Тит. 3:3). Похоть – это необузданное желание или неуправляемый импульс, который побуждает душу человека к немедленному удовлетворению ее плотских желаний. Аристотель называет их животными похотями, потому что когда похоти свирепствуют, то они не допускают, чтобы совесть или разум были услышаны, а человек грубым образом предается удовлетворению своей плоти.
Эти люди неистовы в своих опьяняющих похотях. Если даже смерть будет в чаше, то они все равно выпьют ее. Одному человеку, почти полностью потерявшему свое зрение, доктор сказал, что ни одно лечение не поможет ему, если он не оставит свою привычку неумеренно выпивать, на что он ответил: "Прощай, прекрасный свет". Он был скорее согласен полностью потерять свое зрение, чем бросить пить.
Эти люди неистовы ради своих нечистых похотей. Написано, что люди разжигаются похотью (см. Рим. 1:27). Апостол подразумевает, что похоть является разновидностью горячки. Лихорадочный жар не более разрушителен для тела, чем похоть для души. О, какая глупость – пить из моря гнева ради капли удовольствия!
Эти люди неистовы ради своих похотей, которые приводят к насилию над другими людьми. Те, кто сами находятся в заблуждении, вводят в заблуждение других, и, таким образом, насильственно отнимают у них правду. Вместо того, чтобы духовно нагие могли одеться, они делают так, что одетые становятся духовно нагими. Эти хищные птицы живут за счет грабежа. Они жестоки, как будто вместе с Ромулом были вскормлены молоком волков; они смеются над проклятиями бедных, и тучнеют от их слез. Они забыли предупреждение Христа: "...никого не обижайте" (Лук. 3:14). Царь Ахав насильственно отнял виноградник у Навуфея (см. 3 Цар. 21:16). Таким усилием завоевывается ад теми, кто "пьют вино хищения" (Прит. 4:17). В конце концов, это вино превратится для них в отраву: "...Любящего насилие ненавидит душа Его" (Пс. 10:5).
Эти люди неистовы ради своих алчных страстей. Жадность – это водянка души у тех, которые "жаждут, чтобы прах земной был на голове бедных" (Амос 2:7). Ради денег своих прозелитов они готовы преодолевать море и сушу. Их бог сделан из золота и ему они поклоняются. Те воины, которые склонились на колени для того, чтобы напиться воды, были сочтены Гедеоном непригодными для войны (см. Суд. 7:6). Точно так же непригодны для Христа те, кто все время останавливаются, заботясь о земных вещах. Те, кто употребляют усилия ради благ этого мира, – что они имеют кроме ветра? Екклезиаст спрашивает: "Какая же польза ему, что он трудился на ветер?" (Еккл. 5:15).
Этот мир не может обогатить душу; он не может удалить боль души. Если придут внезапные острые муки совести, то этот мир может утешить не больше, чем золотая корона может исцелить головную боль.

* * *

4. Я направляю свое порицание в адрес тех людей, кто частично уже оставил ту святую требовательность и рвение в вопросах веры, которые они когда-то имели. Их усердие остыло и ослабело. Тот труд, который они совершают, настолько незначителен, что это нельзя назвать рвением. Они служат Богу, но они не пылают духом. Они не отказываются от выполнения своих духовных обязанностей, но они постепенно становятся мертвыми в исполнении этих обязанностей. Они оставили свою первую любовь (см. Откр. 2:4).
Они напоминают огонь, который затухает, или солнце, которое клонится к закату. Они подобны человеку, зараженному малярией, – ранее они находились в припадке, или в горячке рвения, а сейчас, когда их поразил озноб, они стали религиозными формалистами и охладели в своей вере. Было время, когда они называли "субботу отрадою, святым днем Господним" (Ис. 58:13). Как возрастали духовно их сердца, исполняя свой религиозный долг! Как усердно они искали Того, Кого любила их душа!
Но сейчас все изменилось; их вера ослабевает, и даже исчезает совсем. Было время, когда они были в сильной душевной борьбе и их уста вопияли к Богу в молитве; но сейчас у их колесниц молитвы сняты колеса и дух их молитвы в большой мере угас. Их молитвы замерзают между их уст – явный признак угасания благодати. Эти люди становятся апатичными и духовно истощенными.
Состояние апатии. Невеста в Книге "Песни Песней" говорит: "Я сплю, а мое сердце бодрствует" (Песн. П. 5:2). Хотя благодать была жива в ней и ее сердце бодрствовало, но, тем не менее, она была в вялом, сонном состоянии духа. Поэтому она и говорит: "Я сплю". Когда сердце сгорает в грехе и остывает в исполнении своих религиозных обязанностей, – то это явный признак перехода души в оцепенелый летаргический сон.
Состояние духовного истощения. Имеется два признака, характеризующих духовно истощенных людей.
1) Когда их желание иметь Христа и небо уже не такое сильное, как раньше. Истощенный желудок человека ослабевает. Истощенные христиане не имеют такого страстного стремления к небесным вещам; они могут желать иметь хлеб, вино и привлекательные земные наслаждения, но Христос для них менее драгоценен; они не испытывают муки желания иметь Его – печальный симптом того, что их благодать истощается.
2) Когда они не очень энергичны во всех своих действиях. Когда человек энергичен и деятелен в духовном труде, то это признак того, что он здоров. Но когда он безразличен и не имеет желания что-то делать или приложить свою руку к чему-либо, то это является естественным признаком духовного угасания. Поэтому, когда сердца людей не стремятся к добру, то они не имеют желания употреблять усилия, чтобы упражняться в делах веры. Они потеряли дух активности в стремлении к Богу. Они служат Ему вяло и слабо. А это является верным признаком того, что они духовно истощены.
Когда у человека с трудом ощущается пульс и сердце бьется очень медленно, то это значит, что такой человек почти умирает. Поэтому у тех людей, которые когда-то проявляли рвение в стремлении к небесам, но теперь мы с трудом можем различить в них хоть немного добра, духовный пульс бьется медленно, и благодать, похоже, готова умереть (см. Откр. 3:2). Позвольте мне обратиться к вам – к тем, кто умерил свое святое рвение и стал недобросовестным в исполнении своих духовных обязанностей, – словами, которые Господь сказал через пророка: "Какую неправду нашли во Мне отцы ваши?" (Иер. 2:5).
Какое зло вы нашли в Боге, что вы оставили вашу прежнюю требовательность? Разве не кормил вас Бог манной с небес и не дал вам Своего Духа Святого, чтобы Он был вашим Наставником и Утешителем? Разве не давал Он вам возможности плыть в море Божьей милости?
Какое зло вы нашли в молитве, что стали менее усердны в ней? Разве не имели вы прежде приятного общения с Богом? Разве не приходилось вам умиляться сердцем и духовно возвышаться до такой степени, что вам казалось, что, находясь на этой горе, вы находитесь рядом с небесами? Разве не приносил вам голубь молитвы в своем клюве оливковую ветвь мира?
Какое зло вы нашли в Божьем Слове? Было время, когда вы брали эту Книгу и буквально поглощали ее, и она была медом в ваших устах. Разве теперь это Слово содержит в себе меньше благодати? Разве Божьи обетования, как сухой жезл Аарона, высохли и увяли?
Какое беззаконие вы нашли в путях Бога, что вы умерили ваше прежнее рвение в делах веры? О, "...вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела" (Откр. 2:5). Задумайтесь серьезно о следующем.
1) Чем меньше усердия вы проявляете в стремлении к небесам, тем меньше сердечного мира будет у вас. Наша совесть никогда не будет в покое, если мы находимся в сонном состоянии. Только живая действенная благодать делает сердце спокойным и безмятежным. Эти две характеристики – пребывание в страхе Господнем, и утешение от Святого Духа (см. Деян. 9:31) – идут вместе.
Христианин, если ты становишься недобросовестным в исповедании своей веры, то твоя совесть обличит тебя. Если ты принадлежишь Богу, то Он никогда не позволит тебе быть спокойным, а пошлет тебе соответствующие чувства, или нечто другое, чтобы пробудить тебя от состояния самоуспокоения и заставит тебя вновь обрести то живое, действенное расположение сердца, которое ты когда-то имел.
2) Вы, которые стали более мертвыми в служении Богу и оставили свою первую любовь, даете в своем сердце великое преимущество сатане. Чем меньше усердия вы проявляете, тем более сильным он становится; чем меньше вы молитесь, тем больше он искушает; и в какой ситуации находитесь вы сейчас? Как благодать, которая внутри у тебя является слабой и болезненной, может противостоять сильным искушениям? Поэтому Бог допускает, чтобы Его народ иногда согрешал, как наказание за его равнодушие, и, таким образом, Бог заставляет его быть более ревностным и усердным ради будущего.
3) Небрежность в делах вашей веры может если и не привести вас к Божьему проклятию, то навредить вам. Вы можете потерять ту степень славы, которую могли бы иметь в противном случае. Хотя ваша небрежность может полностью и не лишить вас венца, но она может уменьшить его и сделать его венцом меньшего достоинства.
4) Чем более ленивы стремления христианина, тем более жизнеспособна его порочность. Чем слабее становится тело, – тем сильнее становится болезнь. О, поэтому молите Бога о животворной благодати (см. Пс. 142:11). Молите о том, чтобы свежие порывы Духа Святого повеяли на вас. И не оставляйте эти усилия до тех пор, пока вы снова не откроете в себе то святое рвение, которое вы имели раньше.

* * *

5. Я направляю стрелу своего порицания в адрес тех христиан, кто почти совсем оставил все свое рвение. Такие христиане совсем перестали читать Слово Божие и молиться в своей семье. В них можно увидеть не так много – лишь видимость религии; и, наконец, они падают окончательно – такими были цари Иоас и Иуй, и император Юлиан. От прекрасного здания их исповедания, которое так нравилось другим, теперь не осталось камня на камне.
Но почему же люди так стремительно деградируют в своем духовном движении и почти полностью отказываются от того усердия, которое они, похоже, имели раньше?
1) Потому что они никогда не обладали источником духовной жизни. То, что вытекает из источника жизни – постоянно, как частота пульса; искусственно же созданные вещи имеют тенденцию останавливаться и их движение прекращается. Подобно часам, которые идут, когда подвешен груз, но стоит только снять этот груз, – и они остановятся; так и отступник никогда не продвигается в делах своей веры, а делает все только ради выгоды и аплодисментов. Когда эти, образно говоря, грузы сняты, то он стоит подобно тем часам. Он не движется дальше. Та ветвь, которая не имеет корня, чтобы укорениться, неминуемо должна засохнуть.
2) Люди отказываются от всякого усердия в духовной жизни и превращаются в отступников, потому что они никогда не исполняли свои религиозные обязанности с наслаждением. Апостол Павел находил удовольствие в законе Божьем по внутреннему своему человеку (см. Римл. 7:22). Для него было небесным блаженством служить Богу. Человек, который находит удовольствие в служении Богу, никогда не откажется от своего усердия.
Но отступник никогда не испытывал истинного наслаждения в путях Божьих; скорее, его к этому побудил страх, а не любовь; он служил Господину, к которому был безразличен. Поэтому не удивительно, что он оставил служение Ему.
3) Люди впадают в отступничество из-за своего неверия. Они "...не веровали в Бога...И снова искушали Бога" (Пс. 77:22, 41). Эти грешники имели завистливые мысли о Боге; они не верили Его любви, и поэтому оставили служение Ему. Они думают, что могут молиться и слушать, не имея настоящего стремления к небу. Пророк говорит: "Что пользы, что мы соблюдали постановления Его?" (Мал. 3:14), то есть мы можем приближаться близко к Богу и исполнять свои духовные обязанности, но Он в Своей милости так никогда и не приблизится к нам.
Такое неверие и открытый атеизм сегодня широко распространен, одеяние религии в настоящее время сброшено и прежнее стремление к небесам прекратилось. Неверие является матерью отступничества.
4) Люди оставляют свое прежнее усердие и тем самым доказывают, что они являются Иудами, то есть предателями и детьми дьявола, так как они любят что-то другое больше, чем религию. Их сердце увлечено той или иной похотью и их стремление ко греху разрушило их усердие в делах их веры. Солимэн, великий турок, увидев, как много христиан принимают веру турков, спросил, что заставило их изменить веру и принять веру турков. Они ответили, что сделали это для того, чтобы освободиться от своих налогов. На самом деле, они отошли от Бога, так как в них преобладала жадность.
Если в сердце господствует какая-либо одна похоть, то она одержит верх над разумом и разрушит все прежнее рвение в религии. Авимелех, незаконнорожденный сын Иероваала, убил семьдесят своих братьев на одном камне (см. Суд. 9:18). Точно также, если сердце человека следует хотя бы за одной похотью, то этот незаконнорожденный грех убьет семьдесят духовных добродетелей; он убьет все рвение, направленное к небесам, которое человек раньше, казалось бы, имел.
5) Люди оставляют прежнее усердие из-за малодушия: они боятся, что если они будут усердны в религии, то смогут потерять свои прибыли и выгодные места; да, и даже потерять свои жизни. Трус никогда еще не выигрывал сражения. Когда плотской страх усиливается, то всякому стремлению к небесам приходит конец. Incipit esse malus, qui timet esse bonus [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "если зло пришло, то разве кто-нибудь ожидает из этого добра"? Многие из иудеев, которые были открытыми последователями Христа, увидев мечи и дубинки, оставили Его. Боязнь перед людьми – это сеть для христианина (см. Прит. 29:25). Плотской страх искажает духовное зрение и показывает человеку его грех меньшим, чем он есть на самом деле, но от этого опасность этого греха становится еще больше.
6) Люди оставляют стремление к небесам из-за недостатка у них терпения. Ощутимое чувство радости здесь, на земле, удерживается от них Богом и у них нет терпения оставаться в прежнем состоянии бодрствования до полного возмещения своего труда наградой от Бога. Лицемерами являются все те, кто желают немедленного вознаграждения своей веры; и если они не получают желаемого сразу, то они прощаются с прежней своей верой и говорят словами нечестивого царя: "Чего мне впредь ждать от Господа?" (4 Цар. 6:33).
Они не задумываются над тем, что Бог совершенно свободен в Своих решениях, и что Он пошлет Свои благословения в подходящее для нас время, а стараются привязать Бога к своему времени. Они забывают о том, что радость также является частью их награды; и разве можно получить награду до того, как их работа завершена? Разве обычно слуга получает свою плату до того, как его работа сделана? Писание говорит: "... Земледелец ждет драгоценного плода от земли" (Иак. 5:7); он не намеревается сеять и жать в один и тот же день. Но лицемеры всегда торопятся; они хотят пожинать радость до того, как посеяли семена покаяния; и из-за того, что их отдых отсрочен, они считают себя обиженными. Они не будут больше служить Богу; их терпение закончилось. Поэтому и рвению их также приходит конец.
7) Люди оставляют святое рвение и впадают в отступничество из-за справедливого решения Бога предоставить их самим себе. Они часто противятся Духу Святому и отсылают Его в печали от себя, и потому в Своем праведном решении Бог говорит: "Мой Дух больше не будет бороться за ваше сердце"; и если, образно говоря, этот ветер не дует в их паруса, то они не могут двигаться. Если это солнце уходит из их климатической зоны, то они замерзнут в своей нераскаянности. Вначале они согрешали против ясных обличений Слова Божьего. Они заглушали свою совесть, и Бог иссушил их сердце. И сейчас, если бы даже ангел с небес проповедовал им, то это не помогло бы им. О, как это мрачно! Мысль об этом может вызвать у нас святой ужас.
Таким образом, мы можем увидеть, почему люди отступают от веры и оставляют свое прежнее стремление к небесам.
Пусть это так, но что они получают в результате своего отступления? Давайте посмотрим, какие приобретения делают отступники.
Они демонстрируют свою глупость, так как теряют свое прежнее стремление к небесам. Тот, кто бежит половину забега и затем теряет мужество продолжать бег, полностью теряет свой венец. "И праведник, если отступит от правды своей, ...то все добрые дела его, какие он делал, не припомнятся" (Иез. 18:24). Все молитвы и слезы таковых людей оказались напрасными. Он теперь развязывает все, что было связано ранее. Он подобен человеку, который карандашом рисует изумительную картину, а затем подходит и губкой вновь стирает ее. Апостол говорит: "Столь многое потерпели вы неужели без пользы?" (Гал. 3:4). Возможно, из-за своей веры человек ранее претерпел много упреков и унижений; так неужели вы испытали все это напрасно? Безусловно, это глупо.
В конце этого пути будет чувство горечи, как и пророк говорит: "...Итак познай и размысли, как худо и горько то, что ты оставил Господа" (Иер. 2:19). Люди, оставляя свое стремление к небесам, приобретают жало для своей совести, бесчестье для своего имени, проклятие для своей души. Что получил Иуда за свое отступничество, как не веревку с петлей? Поэтому, в конце этого отступления от веры будет чувство горечи. Когда отступник умирает, то он, как плод, сбитый ветром, падает в пасть дьявола.

* * *

6. Я направляю стрелу своего порицания и в адрес тех христиан, кто отложил свое стремление к Царству Божьему до наступления преклонного возраста. Когда они будут не годны ни для какого дела, то тогда они начнут стремиться к небесам. Однако, ведь, никто не скажет: "Я начну изучать ремесло, когда состареюсь". Неблагоразумно для человека – начинать трудиться для небес, когда прошли те года, когда он мог работать. Приходит ночь болезни и смерть, и наш Спаситель говорит: "...Приходит ночь, когда никто не может делать" (Иоан. 4:9).
На самом деле, в преклонном возрасте, когда человека одолевают старые его грехи, он может приложить лишь немного рвения в стремлении к небесам. Кроме того, как недостойно и лицемерно отдавать дьяволу цветок юности, а Богу – остатки старости. Бог не принял жертву Каина, потому что она была несвежая еще до того, как он принес ее (см. Быт. 4:5). Слишком мало надежды на спасение имеют те, кто никогда горячо не стремился к небесам и так поступал до тех пор, пока их болезнь не одолела их.

* * *

7. Я направляю свое порицание и в адрес тех христиан, которые настолько далеки от того, чтобы прилагать усилие в стремлении к небесам, что они даже высмеивают такие усилия. В этом деле они как раз и проявляют усердие. Апостол предупреждал: "Знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели" (2 Петр. 3:3). Святая жизнь стала объектом насмешек. "О мне толкуют сидящие у ворот, и поют песни пьющие вино" (Пс. 69:12). Это демонстрирует, насколько низко состояние их сердец.
Есть такие люди, которые понимают, что не имеют в себе благочестия, но, тем не менее, они высоко почитают благочестивых людей. Например, царь Ирод уважал Иоанна Крестителя. Но какими падшими являются те люди, кто высмеивает благочестие и злословит других христиан за то, что они делают то, что Бог им заповедал! Этот век порождает таких людей, которые сидят на месте хулителей и бросают свои насмешки в адрес носителей истинной веры.
В Богемии, когда нескольких мучеников за веру должны были казнить на следующий день, то они утешали себя тем, что это будет их последняя вечеря здесь на земле, а завтра они будут пировать вместе с Иисусом на небесах. Папист, присутствуя тут же, спросил их язвительно, есть ли у Христа на небесах повара, которые приготовили бы еду. Будьте осторожны, сталкиваясь с таким духом Измаила! Это признак человека, который отдал себя дьяволу. Писание говорит, что Бог "... посмевается над кощунниками..." (Прит. 3:34). И, конечно, никогда не будут жить с Богом те люди, чье общество Бог отвергает.

* * *

8. Я направляю свое порицание и в адрес тех людей, кто вместо того, чтобы брать небеса силою, прилагают силу для того, чтобы держаться в отдалении от неба – как будто они боятся быть счастливыми, или как будто венец славы может причинить им боль.
Такими людьми являются невежественные люди, которые закрывают свои глаза от света и отказываются от того, чтобы их научили, как попасть на небеса. Пророк говорит: "Ты отверг ведение" (Ос. 4:6). Еврейское слово в этом тексте подчеркивает: отверг с презрением. Я прочел свидетельство одного из Шотландских епископов, который благодарил Бога за то, что он никогда не знал, что существовали Ветхий и Новый Заветы. Мне интересно, откуда этот епископ брал свой текст для проповеди.

* * *

9. Я направляю свое порицание также и в адрес тех мирских людей, которые ненавидят наставления и предпочитают лучше умереть, чем измениться. Пророк говорит о такого рода людях: "Они ненавидят обличающего в воротах" (Ам. 5:10), Это люди силою удерживают себя от небес. Такими были и те люди, которые отвергли от себя Слово Божие, проповеданное апостолами Павлом и Варнавой (см. Деян. 13:46). Греческие слова в этом тексте можно истолковать таким образом: вы сбрасываете Слово Божие со своих плеч.
Те, кто говорят Всевышнему: "Отойди от нас" (Иов. 21:14), поступают, подобно больному человеку, который не дает возможности врачу позаботиться о нем, чтобы он исцелил его. Бог не желает уходить из нашей жизни; Он просит и умоляет грешников принять Его условия милости. Он не желает уходить, но грешники вынуждают Его уйти. Они говорят Ему: "Отойди". Разве не можем мы сказать таким людям: "Quis effascinavit?" [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "Кто околдовал вас?" Это настоящее безумие их – об этом можно говорить без всяких преувеличений. И, действительно, разве не безумие то, что вы не только отвергаете Божье милосердие, но и боретесь против него, как будто человеку опасно идти на небеса!
Те, кто отказываются от спасения, являются felo de se [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "они пожнут свои плоды", так как они сознательно избирают свою гибель, ибо они не услышат того, что могло бы спасти их. И разве не печальной была бы эпитафия, написанная человеком на своем надгробном камне: "Здесь лежит человек, который убил себя"? Точно таким же является положение безнадежных грешников, которые силой удерживают себя от небес; они – самоубийцы. Поэтому Бог напишет эпитафии на их надгробии: "Погубил ты себя, Израиль" (Ос. 13:9).

Глава 14.
Как определить,
употребляем ли мы духовное усилие

Давайте исследуем – употребляем ли мы это святое усилие, стремясь к небесам. Что представляет собой пустое исповедание нами своей веры, которое не сопровождается употреблением такого усилия? Оно подобно светильнику без масла. Давайте все мы зададим себе вопрос: "Какое усилие мы прилагаем, стремясь к небесам?" Для этого нам необходимо ответить на следующие вопросы.
1. Стремимся ли мы своими собственными сердцами к тому, чтобы привести их в надлежащее святое расположение? Как Давид пробуждал все силы своей души, чтобы служить Богу? Он говорил: "Я встану рано" (Пс. 57:8). Наше сердце подобно колоколу, которому требуется продолжительное время для того, чтобы пробудиться.
2. Уделяем ли мы время для того, чтобы призвать самого себя к отчету и чтобы подвергнуть испытанию доказательства того, что мы действительно стремимся к небесам? Асаф говорит: "Дух мой испытывает" (Пс. 76:7). Разбираем ли мы свое сердце, как часы, на детали для того, чтобы увидеть, – что не в порядке, и что следует отремонтировать? Любопытны и любознательны ли мы относительно состояния нашей души? Боимся ли мы иметь искусственную благодать, равно как и искусственное счастье?
3. Прилагаем ли мы усилие в молитве? Есть ли огонь в нашей жертве? Наполняет ли ветер Святого Духа наши паруса воздыханиями неизреченными (см. Римл. 8:26). Молимся ли мы утром так, как будто ночью мы могли умереть?
4. Жаждем ли мы живого Бога? Наполнены ли наши души святыми желаниями? Асаф говорит: "С Тобою ничего не хочу на земле" (Пс. 72:25). Стремимся ли мы к святости так же, как к небесам? Желаем ли мы в такой же степени быть подобными Христу, как и жить со Христом? Постоянно ли наше желание стремиться к небесам? Бьется ли ваш духовный пульс?
5. Имеем ли мы опыт в самоотречении? Можем ли мы отречься от своей беззаботности, от своих плотских целей и интересов? Можем ли мы зачеркнуть свое собственное желание ради того, чтобы исполнить желание Божье? Можем ли мы обезглавить свой любимый грех? Образно говоря, для того, чтобы выбить правый глаз (см. Матф. 5:29), необходимо приложить усилие.
6. Любим ли мы Бога? Говоря о любви, мы имеем в виду не то, как много мы делаем для Бога, а то, как сильно мы Его любим. Любовь ли повелевает твердыней вашего сердца? Объемлет ли нас красота и милость Иисуса Христа (см. 2 Кор. 5:14)? Любим ли мы Бога больше, чем боимся ада?
7. Продолжаем ли мы держать духовную стражу у ворот сердца? Посылаем ли мы разведчиков в каждое место нашей души, исследуя свои мысли, глаза и язык? Когда мы молимся, борясь против греха, то следим ли мы за тем, чтобы не впасть в искушение? Иудеи, опечатав камень у гроба Христа, поставили стражу (см. Матф. 27:66). После того, как мы познали Божье Слово и стали причастниками священнодействия, которое является заповеданным для нас Божьим повелением, поставили ли мы стражу у ворот нашего сердца?
8. Торопимся ли мы достичь следующей степени освящения? Апостол пишет: "...Забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели" (Фил. 3:13,14). Хороший христианин – это чудо; он более всех является довольным, но менее всех – удовлетворенным. Он доволен, обладая малой частицей этого мира, – но он не удовлетворен, обладая только малой частью благодати. Он хотел бы иметь еще больше веры и быть помазанным свежим помазанием Духа Святого. Павел желал "достигнуть воскресения мертвых" (Фил. 3:11); то есть, он стремился (если возможно) достичь такой степени благодати, которую будут иметь святые в момент воскресения.
9. Присутствует ли в нас святое подражание? Трудимся ли мы для того, чтобы светить ярче других в делах веры? Трудимся ли мы, чтобы быть более сильными в любви и добрых делах? Совершаем ли мы что-нибудь исключительное? Христос сказал однажды Своим ученикам: "...Что особенного делаете?" (Матф. 5:47).
10. Стали ли вы выше этого мира? Трудимся ли мы для небес, хотя и живем на земле? Можем ли мы сказать, как Давид: "Я все еще с Тобою" (Пс. 138:18)? Это требует усилия, так как для движения, направленного вверх, обычно необходима сила.
11. Видим ли мы себя всегда пред очами Божьими? Давид говорит: "Всегда видел пред собою Господа" (Пс. 15:8). Живем ли мы трезво и благочестиво, помня, что наш Судья смотрит на нас и видит все наши дела?
Если таким образом обстоят наши дела, то мы счастливые люди. Это и есть то святое усилие, о котором говорит избранный нами текст, и тот правильный способ, которым можно восхитить Царство Божье. И, в самом деле, Ной с такой готовностью не протягивал руку, чтобы принять голубя в ковчег, как Иисус Христос протянет Свою руку, чтобы принять нас на небеса.
Я хотел бы призвать всех христиан к этому святому стремлению к небесам. Но прежде чем я приведу свое увещевание, позвольте мне раскрыть некоторые возражения, которые могут быть сделаны против употребления этого благословенного усилия.

Глава 15.
Возражения, выдвигаемые против необходимости
употребления христианином духовного усилия

Возражение 1: "Мы сами по себе не имеем силы, чтобы спасти себя. Вы просите нас быть ревностными, хотя с таким же успехом вы можете просить человека, крепко закованного в цепи, встать и пойти".
Ответ: Это правда, что до тех пор, пока не придет Божья благодать, мы не можем эффективно распоряжаться своим собственным спасением. До своего обращение мы были абсолютно пассивны; и когда Бог просит нас обратиться и повернуться к Нему, то это для того, чтобы показать нам то, что мы должны делать, а не то, что мы можем делать. Тем не менее, давайте делать то, что мы можем делать.
Мы имеем силу, чтобы избежать тех подводных камней, которые, безусловно, нанесут вред нашей душе; я имею ввиду явные грехи. Человек не должен находиться в плохой компании; он не должен ругаться или лгать; он не делал бы этого, если бы по закону полагалась смерть за богохульство и ругательство.
У нас есть сила, чтобы рассчитывать на использование нами различных данных нам Богом духовных средств, а именно, на молитву, чтение Библии, святое общение. В последний день люди будут осуждены за то, что они не действовали в своей духовной жизни так энергично, как они могли бы действовать; что они не использовали данные им средства, но испытывали, будет ли Бог давать им Свою благодать. В конце концов, Бог придет к нам с требовательным вопросом: "Почему ты не отдал мои деньги торгующим? (Матф. 25:27). Почему ты не употребил ту силу, которую Я дал тебе?"
Хотя у нас нет силы спасти самих себя, тем не менее, мы должны добиваться Божьего спасения и стремиться к нему, так как Бог дал нам как обетование благодати, так и саму благодать. Он пообещал обрезать наши сердца, вложить в нас Свой Дух и дать возможность жить по Его уставам (см. Иез. 36:27) для того, чтобы с помощью молитвы мы могли привести к гармонии наш союз с Богом и чтобы мы могли достигать того, чтобы Бог исполнил Свое обетование в отношении нас. Хотя я не скажу подобно арминианцам, что соответственно нашему усердию Бог вынужден давать нам благодать, в то же время Он дает вполне достаточно Своей благодати для тех, кто ищет благодать; Он отказывает в Своей благодати только тем, кто сознательно сам отказывается от нее, подобно тому, как это делал Израиль: "Израиль не покорялся Мне" (Пс. 80:12).
Возражение 2: "Но прилагать это усилие очень тяжело для меня и я никогда не смогу идти таким путем в своей жизни".
Ответ: Я признаю, что это тяжело, но, тем не менее, это – наш долг перед Богом, а в отношении долга не спорят. Бог сделал путь на небеса сложным для того, что испытать наше повиновение. Ребенок повинуется своему отцу, хотя тот и повелевает ему делать сложные для него вещи. Любовь и послушание апостола Петра были испытаны, когда Христос предложил ему прийти к Нему по воде.
Бог сделал путь на небеса тяжелым потому, что Он желает повысить цену небесным вещам. Если бы царство славы легко приобреталось, то мы не оценили бы его по достоинству. Такова уж наша природа, что мы пренебрегаем теми вещами, которые нам легко достаются. Если бы жемчуг был обычным явлением, то вскоре он упал бы в цене. Если бы можно было иметь Христа и небеса без каких-либо усилий с нашей стороны, то эти благословения первостепенной важности не вызывали бы к себе такого возвышенного благоговейного отношения со стороны человека.
Но давайте не будем выдвигать возражения против трудности пути спасения. Ну и что, если работа спасения трудна? Разве не труднее будет лгать в аду? Разве не хуже страдать от Божьего мщения, чем употреблять духовное усилие? Мы не спорим подобным образом по поводу других вещей. Например, если достичь надлежащего положения в обществе тяжело, то это не означает, что будет правильнее, если мы будем тихо сидеть. Нет, сложности достижения цели лишь разжигают и усиливают наши старания еще больше; и если мы прилагаем такие усилия ради второстепенных вещей, то как усердно мы должны стараться ради того, что намного величественнее и грандиознее! Выгода щедро компенсирует затраченный нами труд.
Хотя с первого взгляда кажется, что труд человека, идущего путем веры, тяжел, но если мы все-таки однажды вступаем на этот путь, то он оказывается приятным. Когда колеса нашей души помазаны благодатью, то христианин движется в делах своей веры с легкостью и наслаждением. Апостол Павел пишет: "Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божьем" (Римл. 7:22). Когда впервые одеваешь ярмо Христа, то оно кажется тяжелым; но когда оно уже надето, то оно оказывается легким. Служить Богу, любить Бога, радоваться Богу – это самая сладкая свобода в мире.
Поэты говорят, что на вершине Олимпа всегда тихо. Первое восхождение на скалистую возвышенность небес сложно для плоти и крови; но когда мы добрались до вершины, то там – покой и наслаждение. Находясь там, мы видим чудесную картину и мы готовы воскликнуть, как апостол Петр на горе преображения: "Господи! Хорошо нам здесь быть" (Матф.17:4). Какую скрытую манну для души мы там находим! Это и есть предчувствие или предвкушение славы.

* * *

Возражение 3: "Но если я буду навязывать себе такое усердное служение в делах моей религии, то тогда я потеряю то удовольствие, которое я имел в грехе, – свое веселье и свою музыку, и я сменю наслаждение на труд; и, таким образом, я буду уже не Ноеминь, а Мара".
Ответ: Сластолюбивые люди говорят, как маслина и смоковница в библейской притче: оставлю ли я тук мой и сладость мою и пойду ли скитаться по деревам (см. Суд. 9:9)? Так и эти люди говорят: оставлю ли я все мои прежние удовольствия и буду теперь стремиться к небесам и вести строгую и жертвенную жизнь Это противоречит стремлениям порочной природы человека.
Оставьте греховные удовольствия. Писание описывает грех таким образом, что можно подумать, что в нем должно быть некоторое удовольствие.
Однако, Писание называет его долгом. Писание сравнивает грех с долгом в "десять тысяч талантов" (Матф. 18:24). Талант золота у евреев оценивался почти в четыре тысячи нынешних фунтов стерлингов. Десять тысяч талантов – это образное выражение, подчеркивающее насколько велик долг человека за грех; и как тогда грех можно называть удовольствием? Разве есть хоть какое-то удовольствие для человека быть таким великим должником?
Писание называет грех болезнью: "Вся голова в язвах" (Ис. 1:5). Разве есть удовольствие в том, чтобы болеть? Хотя все люди и не ощущают этой болезни, тем не менее, чем меньше человек ощущает нарушение в его сердце душевного равновесия, тем более смертельным для него оно является.
Писание сравнивает грех с ядом и полынью (см. Втор. 29:18). Он порождает горькие угрызения совести. Какие угрызения ощущал Спира! [Спира – знаменитый проповедник Евангелия в г. Аугсбурга в 1523 г. Он проповедовал Евангелие с такой силой, что многие падшие женщины выходили с покаянием. Однако, впоследствии он не устоял в вере и стал римо-католиком. Умер в нищете, (прим. ред.)] Грех жалит человека гневом (см. Иоан. 3:36). И это вы называете удовольствием? Безусловно, если это так, то вы "горькое почитаете сладким" (Ис. 5:20).
Греховные удовольствия удовлетворяют лишь телесные чувства человека и они не являются разумными. Греховные удовольствия называются плотскими, потому что они удовлетворяют только похоти тела. Насколько абсурдна была речь богатого человека в Евангелии, когда он говорил о запасах своих товаров и полных житницах: "Душа, ... покойся" (Лук. 12:19). Он мог бы сказать более правильно: "Тело, покойся"; ибо его душа никогда не получала какой-либо пользы за счет богатства, как не могла и находить наслаждения в нем. Хотя его житницы были полны, его душа была пуста.
Поэтому, когда сатана говорит вам: "Если ты будешь прилагать усилие, стремясь к небесам, то ты потеряешь все свои удовольствия", то вы спросите у него: "Какие удовольствия, сатана? Те удовольствия, которые удовлетворяют только чувства плоти? Они не доставляют наслаждения нашему уму; они не успокаивают нашу совесть; они удовлетворяют лишь ту часть нашего существа, где преобладают чувственные страсти".
Писание говорит, что все эти подслащенные греховные наслаждения являются всего лишь временными удовольствиями (см. Евр. 11:25). Они подобны огню в соломе, который создает яркое пламя, но некоторое время спустя – гаснет. Писание говорит: "И мир проходит, и похоть его" (1 Иоан. 2:17). Он проходит так стремительно, как корабль под парусами. Мирские наслаждения исчезают в тот же момент, когда мы их испытываем, подобно быстрой тени или вспышке молнии; и разве их нужно ставить выше вечной полноты небесной славы?
Сиюминутная радость, которая присутствует в грехе, в конце концов, превратится в горечь, как книга, которую съел пророк (см. Иез. 3:3): она была сладкой в устах, но горькой в животе. Мед сладок, но затем эта сладость превращается в физиологическое раздражение. Грех – это сладкая отрава; он услаждает наш плотской вкус, но причиняет муки нашему внутреннему человеку. Если хоть один раз глаза грешника открывались и он понял, что такое смерть, и если он уже ощущает некоторые проблески гнева Божьего в своей совести, – тогда он будет кричать от ужаса и будет готов наложить на себя руки.
О греховном удовольствии мы можем сказать так же, как Соломон сказал о вине: "Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше ...Впоследствии, как змеи оно укусит" (Прит. 23:31-32). Поэтому не смотрите на привлекающие вас удовольствия греха; не наслаждайтесь его красотой, а бойтесь его жала. Разве проклятые в аду сейчас ощущают хоть какое-то удовольствие от своих прошлых грехов? Разве их чаша гнева содержит хоть одну каплю меда? Помните, что у Апокалиптической саранчи после золотых венцов и волос, подобных женским, идут львиные зубы (Откр. 9:7-8).
Таким образом, я уже ответил на первую часть этого возражения. По этой причине я должен оставить все удовольствия, которые я имел во грехе.

* * *

Возражение 4: "Если я буду прилагать такое рвение в религии, то тогда мне придется заменить источник своего наслаждения на труд. Образно говоря, мне придется прорыть дорогу в скале и во время этой работы я должен буду рыдать".
Ответ: Хотя вы и должны проявлять рвение, но, тем не менее, это сладкое рвение; это тот труд, который оборачивается наслаждением. Писание говорит о верующих людях: "И воспоют пути Господни" (Пс. 137:5). Направить свою веру, как разведчика, чтобы увидеть небесный Ханаан и сорвать там гроздь винограда – какое наслаждение заключается в этом/ "Бог же надежды да исполнит вас всякой радости и мира в вере..." (Римл. 15:13). Как сладко любить Бога, в Котором сосредоточены все превосходства! Любовь к красоте приносит наслаждение. Ходить среди обетовании, как будто среди грядок с пряностями, и пробовать их плоды – о, какое это наслаждение!
Служение христианина дает ему мир совести и радость во Святом Духе. Sed juvat ipse labor [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "эта работа сама по себе является удовольствием". И не смотря на то, что некоторые люди говорят, что святое усердие отнимает у нас радость и во время совершения нами духовного труда мы должны рыдать, я утверждаю, что христианин не обойдется без этих слез. Однако, слезы святого (как говорит Бернард) имеют в себе больше истинной радости, чем все мирские наслаждения. Для скорбящих на земле вместо плача Богом уготован елей радости (см. Ис. 61:3).

* * *

Возражение 5: "Я хотел бы применить это святое рвение в стремлении к небесам, но в таком случае я выставлю себя для порицания и насмешек других. Они удивятся, увидев меня таким измененным, и подумают, что это ничто другое, как религиозное неистовство".
Ответ: Подумайте о тех, кто будет порицать вас. Они являются такими нечестивцами, которые порицали бы даже Христа, если бы Он сегодня жил на земле. Они ослеплены богом этого века (см. 2 Кор. 4:4). Поведение этих людей напоминает нам ситуацию, когда слепой пытается найти изъяны на красивом лице.
За что они порицают вас? За то, что вы употребляете усилие в своем стремлении к небесам. Разве позорно трудиться для Царства Божия? Однако, скажите им, что вы совершаете то служение, которое Бог установил вам совершать. Лучше пусть они порицают вас за то, что вы трудитесь в Божьем винограднике, чем Бог осудит вас за безделье.
Иисуса Христа бесчестили из-за вас. Он претерпел позор креста (см. Евр. 12:2), а вы не желаете сносить всего лишь упреки за Него? Это всего лишь щепки креста, к которым нужно, скорее, относиться с презрением, чем сохранять в сердце.

* * *

Возражение 6: "Если я буду применять святое рвение и стану религиозным, тогда я потеряю те годовые доходы, которые я имею благодаря греху. Как сказал Амассия: "Что же делать со ста талантами?" (2 Пар. 25:9)".
Ответ: Разве может быть какая-то польза от греха? Разве когда-нибудь человек преуспевал от этого занятия? К тому времени, как вы прекратите подсчитывать свои выгоды, вы найдете всего лишь небольшую выгоду. Но, посмотрите, что это за выгода?
1. Из-за выгоды, которую дает вам грех, вы накапливаете против себя гнев Божий (см. Римл. 2:5).
В то время, как вы вкладываете в свой мешок нечестно добытый доход, Бог накапливает гнев в Своем сосуде – и это вы называете выгодой? За те деньги, которые человек приобретает греховным способом, ему придется заплатить огромные проценты в аду.
2. Разве может быть выгодой то, что в конце концов сделает вас проигравшим? Вы теряете небеса и свою душу; и что тогда сможет компенсировать эту потерю? Христос сказал: "Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" (Матф. 16:26). "Бог, – говорит Хризостом, -дал человеку два глаза; но Он дал ему одну душу, и если она будет потеряна, то человек погибнет навеки".

* * *

Возражение 7: "Но у меня так много дел в этом мире, что я не могу найти времени для этого святого рвения. Как сказал царь Македонии, когда ему преподнесли книгу, трактующую счастье: "У меня нет свободного времени".
Ответ: Посмотрите, как безрассудно это возражение. Что является самым главным делом всей жизни человека, как не забота о своей собственной душе? И для людей – говорить, что они настолько погружены в этот мир, что они не могут уделить внимание своей душе, – является самым нелепым и нелогичным. Это называется заставлять то, что является большим, давать дорогу тому, что является меньшим. Как будто землепашец может сказать, что он настолько занят заботой и ухаживанием за своими пчелами, что у него нет времени пахать или сеять. Что является его основным занятием, как не пахота? Какое безрассудство – слышать от людей, что они настолько поглощены этим миром, что у них нет времени для своей души!
Разве Бог не нашел время, чтобы подумать о вашем спасении? Разве Иисус Христос не нашел время, чтобы прийти в мир и быть здесь на протяжении более чем тридцати лет, выполняя великий план вашего искупления, – а вы не можете найти время для того, чтобы позаботиться о своем спасении? Неужели получение ничтожной прибыли является тем препятствием, которое мешает нам употреблять усердие в стремлении к небесам? Ваши деньги погибнут вместе с вами.
Можете ли вы находить время для вашего тела, – время, чтобы поесть и поспать, – и не найти времени для своей души? Вы можете найти время для отдыха и восстановления своих физических сил, но не можете найти времени, чтобы использовать его для вашего спасения? Вы можете находить время для нанесения бесполезных визитов друг ко другу, но не находите времени, чтобы посетить трон благодати?
О, будьте осторожны, чтобы не отправиться в ад в толпе людей, занятых мирскими делами. Иисус Навин командовал армией, но, в то же время, его работа, как солдата, не препятствовала его труду, напоминающему труд христианина. Он должен был и молиться, и сражаться; он должен был держать в своей руке не только меч, но и книгу закона (см. Иис. Н. 1:8).
Позвольте мне спросить вас, кем бы вы ни были, спросить тех, кто выдвигает это возражение о вашей мирской занятости: "Считаете ли вы в своей совести, что это будет хорошим оправданием в последний день, когда Бог спросит вас: "Почему ты не прилагал усилия и не стремился к небесам?" Скажете ли вы: "Господь, я настолько погряз в мирском бизнесе, что он мне препятствовал"?" Будет ли хорошим оправданием для слуги – сказать, что он был настолько пьян, что не мог работать? На самом деле, то же самое можно сказать и о вас – вы были так опьянены заботой о мирском, что не могли стремиться к Небесному Царству.

Глава 16.
Мотивы для увещевания всех христиан,
чтобы они могли употреблять усилие
в своей духовной жизни

Ответив на изложенные выше возражения, позвольте мне еще раз наставить вас, призывая всех христиан проявлять рвение для достижения небесного царства. Как трое храбрых воинов Давида рисковали своей жизнью и "пробились сквозь стан Филистимский и почерпнули воды" (2 Цар. 23:16), такого типа рвение и мы должны прилагать, чтобы и нам пробиваться через все опасности для того, чтобы получить воду жизни.
Задумайтесь о том плачевном состоянии, в котором мы находимся по своей природе, – состоянии страданий и проклятия. Следовательно, какое усилие мы должны употребить для того, чтобы вырваться из него! Если человек погрузился в зыбучие пески, то разве не употребляет он усилия, чтобы выбраться оттуда? Грех – это зыбучие пески, и разве не мудро – освободиться от него?
Когда враги окружили Давида, то он сказал, что его душа была среди львов (см. Пс. 56:5). То, что наша душа находится среди львов, является истиной в духовном смысле. Каждый грех – это лев, который готов поглотить нас, и разве, находясь во львином рву, мы не будем употреблять усилие, чтобы выбраться оттуда?
Ангелы применили силу, чтобы спасти Лота; они взяли его за руку и вывели его из Содома (см. Быт. 19:16). Такое же усилие нужно применять нам для того, чтобы выйти из духовного Содома. Небезопасно оставаться в расположении врага.
Очевидно, что при использовании определенных средств мы можем достичь счастья. Невозможность достижения цели разрушает стремление человека к ней, но, что касается Царства Небесного, здесь открыта для нас дверь надежды. Эта цель осуществима. У нас, христиан, все обстоит по-другому, – не так, как у осужденных и находящихся в аду грешников: за ними катится могильный камень. Но до тех пор, пока мы слышим звучание трубы Аарона; пока серебряная труба Евангелия звучит в наших ушах; пока Дух благодати дышит на нас, и мы находимся по эту сторону от могилы, – у нас есть надежда, что с помощью святого рвения мы сможем завоевать рай.
Абсолютная невозможность иметь спасение имеется только у тех, кто согрешил грехом против Духа Святого и не может покаяться; но кто относится к таковым людям – это тайна, запечатанная в книге Божьей. Другими словами, в учении Евангелия заключается великое ободрение для всех христиан быть решительными и искренними в вопросах вечности, так как они пока еще имеют полное право на милость Божью.
Окончательный Божий приговор для людей еще не вынесен; Бог еще не поднял разводной мост Своей милости. Хотя ворота рая тесные, но они все еще не закрыты. Это должно воздействовать на нас, как масло на колеса, чтобы оживить нас и сделать более активными в деле спасения. Поэтому так же, как земледелец пашет с надеждой (см. Иак. 5), так и мы должны молиться с надеждой и должны совершать свое служение для обретения небес в надежде, так как белый флаг Божьей милости все еще вывешен. Сыновья Иакова не сидели дома, умирая от голода, в то время как в Египте был хлеб (см. Быт. 42:3). И мы должны добиваться Божьего Царства; поэтому, давайте не будем больше сидеть в бездействии, умирая в своих грехах.
Это рвение в стремлении к небесам является главным делом нашей жизни. Для чего же еще, как не для этого, мы и явились в этот мир? Мы пришли сюда не только для того, чтобы есть, пить и носить красивые одежды, а цель нашей жизни – проявлять усердие для достижения Царства Славы. Если мы заботимся только о своем теле, то это то же самое, что украшать ножны, но допустить, чтобы клинок заржавел; это то же самое, что ради сохранности хлама допустить, чтобы сгорел ребенок.
Бог посылает нас в этот мир, как торговец посылает свой товар, чтобы торговать им ради своей прибыли за морями. Так и Бог посылает нас сюда для того, чтобы мы совершали, образно говоря, духовную торговлю, служили Ему и спасли свои души. Если мы проводим все свое время aut aliud agendo, aut nihil [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "делая очень мало, или ничего", – украшая и ублажая свои тела, или тратя его на бесполезные визиты друг ко другу, – то мы сможем дать всего лишь очень грустный отчет Богу, когда Он посредством нашей смерти вышлет нам повестку в суд и потребует дать отчет о своем служении.
Разве не заслуживает великого осуждения тот человек, которому было передано большое количество строевого леса для того, чтобы он построил дом, а он вместо этого разрубил этот лес в щепки? Точно так происходит со многими людьми. Бог дает им драгоценное время, в течение которого они должны подготовиться к Божьему Царству, но они теряют это время жизни впустую и рубят его на щепки. Пусть это стимулирует ваше рвение в Божественных вещах. Достижение Царства Небесного является основным поручением Христа для нашей жизни здесь, на земле, и разве можем мы идти через этот мир и забыть данное нам поручение?
Какое усердие проявляют нечестивые люди, стоя на греховных путях! Они проявляют особое рвение ради своих злонамеренных похотей. "...Ноги их бегут ко злу" (Прит. 1:16). Они усердны и ради своих скверных похотей. Амнон применил насилие в отношении своей сестры; он предпочел удовлетворить свою похоть, хотя это и стоило ему жизни. Грешники измучивают себя до смерти, совершая утомительную дьявольскую работу. Они "лукавствуют до усталости" (Пер. 9:5). Они задыхаются в своих грехах, в то же время не испытывая отвращения ко греху. "Они обезумеют от идольских страшилищ" (Иер. 50:38).
Евреи проявляли такое же рвение, что они не жалели никаких денег для поклонения своим идолам. Пророк свидетельствует: "Высыпают золото из кошелька" (Ис. 46:6). Они настолько неистово, всеми своими помыслами, стремились к идолопоклонству, что приносили в жертву этим богам своих сыновей и дочерей. "Устроили капища Ваалу... чтобы проводить чрез огонь сыновей своих и дочерей своих" (Иер. 32:35). Если люди были так неистовы ради своих похотей и идолов, то разве не должны мы быть горячими в своей вере ради Царства Божия?
Вы, которые сейчас привиты ко Христу, насколько неистовыми, возможно, некоторые из вас были раньше во зле? Как вы растрачивали себя ранее, когда стояли на греховном пути? Возможно вы были подобны апостолу Павлу, который до своего обращения дышал "угрозами и убийством на учеников Господа" (Деян. 9:1). Возможно, ты был усерден, совращая других людей ко греху, ты был соблазнителем для них; и, возможно, некоторые из тех, кого ты соблазнил ко греху, из-за тебя сейчас вопиют в аду и говорят, что они никогда не попали бы сюда, если бы не последовали твоему примеру.
Разве размышление об этом не должно смирить тебя? Разве не должно это сделать тебя более горячим в вере, чтобы ты мог принести хоть немного славы Богу перед тем, как умрешь? Не должен ли ты быть таким же трудолюбивым в спасении душ, каким трудолюбивым ты был, ведя их к проклятию? Даже если бы ты дожил до возраста Мафусаила, то и тогда ты не смог бы достаточно послужить Богу за то бесчестье, которое ты принес Ему раньше.
Это святое рвение также несет в себе много наслаждения. Писание говорит о путях мудрости: "Пути ее – пути приятные" (Прит. 3:17). Хотя путь веры усеян шипами – что касается преследований за веру – тем не менее, он усеян и розами, – что касается внутреннего мира и удовлетворения, которое в нем находит душа. Человек усерден в своих развлечениях, но он также испытывает внутренне наслаждение в том, что делает это усердие приятным.
Апостол Павел сделал служение Ему своим удовольствием и поэтому он говорит:. "Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием" (Римл. 7:22). На греческом языке слова апостола звучат: "я наслаждаюсь". Таким образом, не только небеса сами по себе восхитительны, но прекрасна также и дорога к ним.
Какое восхитительное наслаждение имеет милостивый человек в молитве! Я "обрадую их в Моем доме молитвы" (Ис. 56:7) – говорит Бог. Какое наслаждение в святом размышлении! Христианин в такой степени возносится Духом Святым к небу и испытывает такое преображение души, что считает себя уже наполовину на небесах. Служение Богу подобно процессу собирания пряностей или цветов, в котором присутствует труд, но этот труд компенсируется получаемым при этом наслаждением.
Путь греха, наоборот, содержит в себе горечь. Пчелы жалят медведей в то время, когда они слизывают мед. Точно так и люди, следуя за своими похотями, испытывают угрызения совести, которые являются предвкушением ада. Лучше остаться без меда, чем быть ужаленным. Но рвение к небесам сопровождается такой радостью, что оно является уже не трудом, а удовольствием.
Это рвение и активность духа в вопросах веры сообщают христианину особое сияние. Чем превосходнее Божье творение, тем оно более активно. Солнце является замечательным творением Бога и оно, как исполин, бежит свое поприще (см. Пс. 18:6). Огонь – благородный элемент, но он также энергично искрится. Ангелы описаны, как творения, имеющие крылья (см. Ис. 6:2), что является символом их стремительного послушания. Это справедливо и в отношении нас: чем больше рвения мы проявляем в вере, тем больше мы подобны ангелам. Какую ревность проявлял Христос ради нашего спасения! Он был в сильной душевной борьбе. Он "пробыл всю ночь в молитве" (Лук. 6:12). Он плакал, Он постился, Он умер насильственной смертью; Он с силой восстал из могилы. Поскольку Христос проявлял такое усердие для нашего спасения, то разве это не заставляет нас, которые так глубоко озабочены своим спасением, тоже быть усердными?
Ревность Христа была не только достаточной, но и достойной подражания. Она служила не только для того, чтобы удовлетворить требованиям Бога, но и для того, чтобы научить нас быть ревностными. Христос был непреклонным в смерти для того, чтобы научить нас быть горячими и непреклонными в вере.
Это святое рвение дает человеку покой; движение всегда тяготеет к покою. Апостол говорит: "Посему для народа Божия еще остается субботство" (Евр. 4:9) [Речь идет о покое во Христе (прим. ред.)]. Безусловно, существуют такие духовные движения, которые не приводят к покою; те люди, которые проявляют усердие на пути греха, никогда не успокоятся. К ним можно отнести следующие слова Писания: "...Ни днем ни ночью не имеют покоя" (Откр. 4:8).
Итак, те люди, которые являются грешниками, никогда не найдут покоя. Но усердие, которое проявляет христианин, ведет его к покою, подобно тому как утомленный путник вечером усаживается и отдыхает. Псалмопевец говорит: "Возвратись, душа моя, в покой Твои" (Пс. 114:7). Святое усердие подобно полету голубя, которого выпустил Ной и который прилетел обратно к ковчегу, где он нашел покой для ног своих.
Если мы употребляем то рвение, которое мы имеем, то Бог поможет нам, "потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Фил. 2:13). Дух Святой помогает нам в молитве и в такой же степени – в исполнении других религиозных обязанностей (см. Римл. 8:26).
Обетование Божье ободряет христианина, а Дух Святой дает ему силы. Пробегая все свои земные поприща, человек преодолевает их благодаря своим личным силам, но, когда мы бежим на ристалище к небесам, мы имеем Дух Божий, который помогает нам.
Он не только дает нам венец, когда мы завершаем бег, но Он дает нам и ноги, чтобы бежать; Он дает нам благодать, которая оживляет нас и помогает нам. Дух Божий, помогающий нам, делает нашу работу легкой Если кто-то помогает нам нести нашу ношу, то она становится не такой тяжелой. Если магнит притягивает железо, то это железо уже не так трудно сдвинуть. Если Дух Божий, как божественный магнит, притягивает сердца человеческие и побуждает их к смирению, то тогда работа по достижению спасения совершается с большей легкостью.
Это благословенное усердие в делах веры также в большой мере могло бы предотвращать грех в жизни христианина. Пока люди бездействуют в Божьем винограднике, они являются легкой добычей для каждого искушения. Мы никогда не сеем свои семена на невспаханной земле, но сатана сеет большинство своих семян искушения в сердцах, которые остались невозделанными. Когда он видит, что человек не занят трудом, то он найдет для него дело; он будет побуждать его то к одному, то к другому греху. Христос предупреждал, что пока люди спят, враг сеет плевелы (см. Матф. 13:25) Когда сатана находит людей в сонном состоянии, то именно это время, пока люди спят, и является его временем для искушения.
Но с помощью святого усердия мы мешаем дьявольскому плану. Если мы очень заняты своим спасением, тогда у нас нет свободного времени прислушиваться к искушениям. Джером посоветовал своему другу всегда быть занятым, чтобы в то время, когда сатана придет с искушением, он мог найти его работающим в винограднике Пока птица летит – она в безопасности; но когда она сидит неподвижно на суку, то она в опасности быть подстреленной. Когда христианин сидит неподвижно и бездействует, тогда дьявол стреляет в него своими раскаленными стрелами.
Задумайтесь о неразумии тех людей, которые ревностны для этого мира, а не для Царства Небесного. УВЫ, насколько безвкусны и неинтересны все те вещи, ради достижения которых мы зачастую проливаем свой пот и употребляем все свои усилия. Они не сделают нас счастливыми. Царь Соломон, похоже, собрал все блага мира, образно говоря, в свой перегонный куб, выжал из них все, наиболее существенное, и сказал: "И вот, все – суета" (Еккл. 1:14).
Посмотрите, насколько ненадежны эти земные вещи, ради которых мы так тяжело трудимся (см 1 Тим. 6:17). Более того, нет уверенности в том, что мы добьемся их. Не все те, кто являются соискателями руки какой-либо девушки, добиваются ее на то согласия. Точно также не все, кто играет в лотерею, выигрывают приз.
Люди, проявляющие усердие в мирских делах, остаются всегда неудовлетворенными. Если бы люди могли накапливать серебро, как пыль; если бы они имели столько же богатства, сколько дьявол пообещал Христу – все царства мира и их славу – то и тогда они могли бы наполнить свое сердце не более, чем капля воды может наполнить цистерну. А посему мудрый Соломон спрашивает: "Какая же польза ему, что он трудился на ветер?" (Еккл. 5:16).
Мирские блага кратковременны; смерть подъедает их корень. Все мирские богатства подобны снежному замку под солнцем, или букету цветов, которые засыхают в то время, пока мы обоняем их. О, какая же глупость употреблять все свои усилия ради этого мира, который существует лишь короткое время, а не ради Христа и Божественной благодати. Эти люди напоминают осужденного человека, который проявляет ревность в том, чтобы получить свой ужин, а не заботится о том, чтобы получить прощение.
Следующая причина, почему у нас должно быть духовное рвение, заключена в самом тексте: это рвение должно быть направлено для царства: "Царство Небесное силою берется". К чему же тогда мы будем стремиться, как не к Царству Божьему? Люди смогут достигнуть этого Царства только посредством крови. Это то Царство, за которое стоит бороться.
Кипр – это остров, которой настолько изобилен, плодороден и красив, что в древние времена его называли Macaria, что означает благословенный. Это название "благословенный" больше подошло бы для Царства Небесного. Если бы горы были золотые, если бы каждая песчинка моря была из бриллианта, если бы весь земной шар был сияющим криолитом, то и тогда это все было бы бесконечно ниже славы Божьего Царства.
Привилегии этого небесного царства весьма велики. Там будет свобода от греха. Здесь, на земле, грех господствует в нашей жизни; для нас грешить так же естественно, как и дышать. Даже та душа, которая в наибольшей степени обновлена и очищена благодатью, все еще имеет в себе некоторое количество порочности. Павел стенал из-за греховного тела. Тот, кто привит ко Христу все еще имеет привкус и запах дикой маслины. Но когда мы вознесемся в небесное царство, то этот греховный покров отпадет.
Это царство настолько чисто, что оно не примет ничего порочного (см. Откр. 21:27). Греховная мысль не заползет туда. Там присутствует красота, которая не запятнана похотью, и честь, которая не раздута гордостью.
В этом благословенном царстве мы будем свободны от атак красного дракона. Трудно каждый день испытывать на себе искушения сатаны, который постоянно занят тем, чтобы вовлечь нас в грех. Искушение – это дьявольский "пороховой заговор", целью которого является взорвать царскую крепость нашей благодати. Но благословенная свобода Царства Небесного заключается в том, что она не допускает искушению проникнуть туда. Старый змей изгнан из рая.
В этом благословенном царстве будет свобода от разделений. В этом мире даже колена народа Божьего вступают в войну между собой. Ефрем завидует Иуде, а Иуда досаждает Ефрему. Копье солдата пронзило бок Христа, но разделения между святыми пронзают Его сердце.
Христос молился, чтобы весь Его народ был как одно целое, как Он и Его Отец едины (см. Иоан. 17:21). Но как христиане своими разногласиями и враждебностью друг по отношению к другу делают все, что в их силах, для того, чтобы сделать бесполезной лично для них первосвященническую молитву Иисуса Христа!
Однако, в Царстве Небесном присутствует совершенная любовь, которая изгоняет как наш страх, так и наше соперничество друг с другом. Те христиане, которые не могут жить в этом мире вместе, объединятся в том царстве. Там будут согласны между собой Кальвин и Лютер. В том неземном царстве не будет ни поношений, ни клеветы друг на друга, никто не будет растравлять те раны, для исцеления которых умер Христос. Христиане, которые не могут здесь молиться вместе, будут вместе петь в том прославленном хоре. В музыке святых не будет ни одной диссонирующей струны.
В том Небесном Царстве будет свобода от всяких посягательств на нашу душу. Сейчас наша жизнь сопряжена с трудностями. Давид написал: "Истощилась в печали жизнь моя и лета мои в стенаниях" (Пс. 30:11). Многие вещи здесь на земле являются причинами для нашего беспокойства. Иногда нас огорчает бедность; иногда мучат болезни; иногда враждебность друзей разбивает наше сердце.
Наша жизнь подобна Ирландским морям, которые часто бушуют, но в Царстве Небесном не будет ничего такого, что явилось бы поводом для печали. Там, на небе, где все спокойно и безмятежно – там нет ничего, что унизило бы или огорчило бы человека.
Царские привилегии и превосходства этого царства велики. Мы можем сказать о небесах то же самое, что было сказано о Лаисе: ".. .Мы видели землю; она весьма хороша...Это такое место, где нет ни в чем недостатка" (Суд. 18:9-10).
Царство небесное изобилует богатствами. Написано: "А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин" (Откр. 21:21). Царства земные склонны к тому, чтобы повсюду вести торговлю ради приобретения золота и пряностей. В Царстве Бога можно обладать всеми исключительными вещами, все продукты потребления производятся сами собой, что символизируется деревом жизни, приносящим различные плоды (см. Откр. 22:2). Как богато то место, где благословенный Бог излучает сияние Своей беспредельной, необъятной славы, которая превыше понимания ангелов!
Наслаждения Царства Небесного не могут быть ничем омрачены. Удовольствия, которые мы имеем здесь, на земле, напоминают шахматную доску. Наша честь может быть запятнана позором; наша радость переплетена с печалью. Наши звезды часто закрыты облаками, но небесные лакомства и чисты, и приятны. Это мед, в котором нет ни капли желчи. Кристальный источник небесной радости не содержит на дне никакого осадка печали. Роза в этом раю не содержит шипов; а солнце на горизонте не тускнеет.
Это горнее царство долговечно. Представьте себе, что земные царства стали еще богаче, чем они есть, но их основания, сделанные из золота, их стены из жемчуга, и их окна из сапфира, все же, подвержены тлению. Пророк говорит от имени Бога: "Я... положу конец царству дома Израилева" (Ос. 1:4). Троя и Афины сейчас лежат, погребенные под своими собственными руинами, но Царству Славы, так как оно сотворено без участия рук человеческих, не будет конца. Это вечное царство (см. 2 Петр. 1:11).
И теперь я думаю, что если и стоит прилагать усилия, то только для достижения этого Царства; это Царство предоставит компенсацию за весь наш труд и страдания. Здесь, на земле Цезарь, маршируя по направлению к Риму и услышав, что все спасаются бегством из него, сказал: "Если они не будут сражаться за этот город, то за какой город тогда они будут сражаться?"
Поэтому, если мы не будем прилагать усилия для достижения этого небесного царства, то к чему тогда мы будем стремиться? Я говорю всем, как говорили дети Данова колена в своем смысле: "...Мы видели землю; она весьма хороша. А вы задумались; не медлите пойти и взять в наследие ту землю" (Суд. 18:9).
Чем больше рвения мы употребляем для достижения небес, тем приятнее для нас будут небеса, когда мы придем туда. Когда человек сажает деревья или цветы в своем саду, то ему приятно рассматривать плоды своего труда, точно так же приятно будет для нас и на небесах, когда мы будем вспоминать прежнее наше рвение и усердие в стремлении к Царству. Это возвысит небеса и прибавит им радости.
Находясь на небесах и вспоминая свою жизнь на земле, христианин будет думать, примерно, так: "Этот день я провел, исследуя свое сердце; а в этот день я рыдал о своем грехе; когда другие развлекались, я молился; а сейчас – разве я упустил что-нибудь из-за своего рвения? Мои слезы были осушены, и вино рая веселит мое сердце. Сейчас я радуюсь Тому, Кого любит душа моя; сейчас я имею венец и белые одежды, к которым я так стремился". О, как приятно будет думать: "Это те небеса, ради которых мой Спаситель проливал кровь, а я – свой пот"!
Чем больше рвения мы употребляем в делах нашей веры, тем больше славы мы будем иметь на небе. Мне кажется бесспорным то утверждение, что на небесах будет присутствовать различная степень славы. В аду имеются различные степени мучений; поэтому, в соответствии с законами контраста, на небе присутствуют различные степени славы.
Писание говорит о награде пророка (см. Матф. 10:41), которая является наградой более высокой степени, чем другие награды. Святые, как говорит Писание, будут сиять, как звезды на небе (см. Дан. 12:3). Как сейчас одна звезда отличается от другой в славе, так и существуют различные градации небесного счастья; и этого суждения придерживался Кальвин, как и многие другие его предшественники.
Задумайтесь серьезно: чем более усердны мы в стремлении к небесам и чем больше мы трудимся для Бога, тем большей будет наша награда. Чем более горячим будет наше рвение сейчас, тем ярче будет наш венец на небесах.
Если бы мы могли слышать, как ушедшие на небо благословенные души обращаются к нам с небес, то они наверняка сказали бы: "Если бы мы могли хоть на короткое время оставить небеса и вновь пожить на земле, то мы сделали бы для Бога в тысячу раз больше, чем раньше; мы бы молились с большей силой жизни; мы действовали бы с большим рвением, потому что сейчас мы уже видим, что чем больше мы трудились, живя на земле, тем удивительнее наша радость и богаче наш венец на небе".
В соответствии с нашим стремлением к Царству Божьему Бог пообещал нам дать Свои милости: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам" (Матф. 7:7)
Просите. Просите с настойчивостью. Неуверенная наша просьба сама по себе умоляет Бога об отказе. Царь Артаксеркс встал, держа свой золотой скипетр, и сказал царице Есфири: "...Какая просьба твоя? Даже до полуцарства будет дано тебе" (Есфирь 5:3). Но Бог говорит больше; просите, и все Царство будет дано вам (см. Лук. 12:32).
Также заслуживает внимания тот факт, что дверь скинии была сделана не из меди, а имела тонкое прикрытие из ткани – завесу, для того чтобы входящие могли легко туда войти. Таким же образом и небесная дверь стала легко доступной благодаря крови Христа, для того чтобы наши молитвы, произнесенные с пылом, могли вознестись и достигнуть Бога.
По нашей просьбе Бог пообещал дать нам Свой Святой Дух (см. Лук. 11:13). А если Он дает нам Свой Дух, то Он даст нам и Свое Царство. Вначале Дух дает помазание (см. 1 Иоан. 2:27), а после Его помазания приходит венец.
Ищите, и найдете. Но разве не говорит Писание: "Многие поищут войти и не возмогут" (Пук. 13:24)? Я отвечу, что это происходит потому, что они неправильно ищут.
Они ищут, не обладая знаниями, возводя алтарь неизвестному богу. Глупо искать жемчужины в темноте. Невежественные люди ищут небеса своими добрыми намерениями. Они ищут в темноте. И не удивительно, что они упускают свое спасение.
Они ищут гордо. Они добиваются небес с помощью своих собственных заслуг, в то время как мы стремимся к Царству Небесному силою Христа и с Его Именем.
Они ищут лениво, – так, как супруга искала своего Возлюбленного на своем ложе, и не нашла Его (см. Песн. П. 3:1). Точно так же многие ищут Христа пассивно; они ищут, но не сражаются за Христа.
Они ищут лицемерно; они хотели бы иметь одновременно и небеса, и свои похоти, подобно тому человеку, о котором один протестантский выдающийся лидер Кембден говорит, что он воздвиг в одной и той же церкви один алтарь истинному Богу, а другой – идолу. Пусть такие искатели даже и не надеются найти истинное счастье; пусть они не надеются, что, солгав в объятиях Далиды, отправятся в лоно Авраама после смерти.
Они ищут непостоянно. Из-за того, что милости от Бога не приходят сразу же, они отказываются от дальнейших исканий.
Но если мы ищем Царство Небесное искренно, не следуя этими неверными путями, то Бог ручается истинностью Своих обетовании, что и мы найдем это Царство. Пророк говорит: "И взыщите Меня и найдете Меня, если взыщете Меня всем сердцем вашим" (Иер. 29:13).
Стучите, и отворят вам. Это действие предполагает усилие. И мы должны поступать, как апостол Петр – он продолжал стучать, пока ему не открыли дверь (см. Деян. 12:16). Мы должны продолжать стучать с помощью молитвы, – и небесные врата отворятся. Ведь это обетование может действовать, как масло для колес! Насколько оно может поддержать наше святое рвение, раз мы имеем такое благодатное обещание милости для тех, кто искренно ищет Царства Божия!
Это святое рвение не будет мешать людям и в их гражданской работе. Стремление к Царству и усердие в земном призвании не являются несовместимыми. Христиане, вы можете трудиться и для небес, и в своем ремесле. Бог дал вам тело и душу, и Он предоставил вам время для того, чтобы побеспокоиться и об одном, и о другом. Он дал вам тело -будьте прилежны в своей профессии; Он дал вам душу – поэтому будьте усердны в стремлении к небесам. Эти два служения должны сосуществовать вместе – забота о семье и молитва в семье.
Тот, кто не участвует в каком-либо честном труде, виновен в нарушении следующей Божьей заповеди: "Шесть дней работай и делай всякие дела твои" (Исх. 20:9). Бог никогда не узаконивал право на безделье. В день суда бездельнику будет предъявлено обвинение за то, что он допустил, чтобы его поле заросло терниями.
Те, кто только говорит о том, как жить по вере, а сами отказываются жить, занимаясь усердным трудом, являются лицемерами. Только помните о том, что ваше усердие в религии должно превосходить всякие другие стремления, как и написано: "Ищите же прежде Царства Божия" (Матф. 6:33). Слово "прежде" означает, что речь идет о времени, то есть Царство Божие нужно искать раньше всего остального. Однако, слово "прежде" относится и к привязанностям человека, то есть оно означает "превыше всего". Душа является более значительной частью человека, поэтому о ней нужно больше всего и заботиться. В вашей профессии проявляйте прилежность, а в религии – рвение.
Но некоторые могут сказать: "Мы настолько обременены своими обязанностями в мире, что они поглощает все время, предназначенное для служения Богу, Мы не можем даже прервать свой гражданский труд для того, чтобы почитать Библию или помолиться".
Если из-за своего ремесла вы не можете позволить себе уделить время для своей души, то тогда ваше занятие этим ремеслом незаконно. Есть две вещи, которые делают ваш бизнес незаконным.
1. Когда люди имеют дело с таким товаром, который, как они сами знают, не может быть использован без греха, например, такое дело, как торговля на черном рынке, или продажа картин или распятий для идолопоклонства.
2. Когда их профессия увлекает их настолько глубоко в мирской бизнес, что они забывают о вечности и о том, чтобы хоть один раз безотлагательно воззвать к престолу благодати. Они так заняты в своем магазине, что у них нет времени побыть в уединенной комнате. Если вы нашли для себя именно такой род своей профессии, то тогда, несомненно, она противозаконна.
Но пусть люди не обвиняют во всем свою гражданскую профессию, а обвиняют только себя; ибо их профессия может дать им время служить Богу, а их алчность – нет. О, как много людей обманывают свою душу и заманивают себя в ад!
Нам дается лишь короткий промежуток времени; поэтому трудитесь энергично, пока еще не слишком поздно. Конечно, мы склонны к тому, чтобы мечтать о долгой жизни, как будто мы являемся не временными, а постоянными жителями этой земли, и всегда будем здесь. Цветение детства надеется дать ростки юности; росток юности надеется превратиться в цветок совершеннолетия; и цветок совершеннолетия надеется обновить свои силы, как орел.
Но если мы измеряем свою жизнь с помощью библейского циркуля, – то она очень коротка. Она сравнивается с убегающей тенью (см. Иов 14:2), с пядью (см. Пс. 38:6), как будто это короткое расстояние между колыбелью и могилой является par-turn abest a nihilio [Латинское изречение (прим. ред.)], то есть является "кратким мгновением перед умиранием".
Неужели время нашей жизни так коротко? А может быть оно даже короче, чем мы себе представляем? Тогда насколько ревностнее мы должны использовать его до того, как оно ускользнет от нас? Если время бежит, то тогда давайте и мы побежим (см. 1 Кор. 9:24).
Тот, у кого в руках важное дело, но времени для его исполнения очень мало, не должен терять ни минуты данного ему времени. Путешественник, которому предстоит проехать много миль, при приближении ночи должен энергичнее пришпоривать своего коня для того, чтобы ночь не настигла его. Точно так же и перед нами длинное путешествие – однако, приближается ночь смерти. С какой же силой мы должны пришпоривать свои ленивые сердца для того, чтобы мы могли двигаться вперед еще стремительнее!
Индивидуальный день благодати для человека может быть очень коротким. Есть время, когда скипетр благодати к человеку протягивается. Господь говорит ему: "Вот, теперь время благоприятное" (2 Кор. 6:2). Господь предопределил для него время, в продолжение которого средства благодати либо будут работать, либо работать не будут. Если человек не приходит в течение этого, определенного Богом, времени, то Бог может сказать такому человеку: "Да не будет же впредь от тебя плода вовек" (Матф. 21:19).
Когда совесть больше не говорит внутри у человека и Дух Божий прекращает борьбу в нас, – то это является признаком того, что этот день благодати для нас уже прошел. Мы не можем сказать, будет ли этот день длинным или коротким; но так как он может очень быстро испариться, то было бы мудро использовать настоящие благоприятные возможности и употребить все свое рвение к небесам сейчас. День благодати устремляется прочь. Ни один человек не может (подобно Иисусу Навину) повелеть солнцу остановиться; и если этот особенный для нас день однажды уже прошел, то его нельзя возвратить.
Если день благодати упущен, то за ним следует день гнева. Иерусалим имел свой день благодати, но он упустил его. И Христос говорит этому городу:
"О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих" (Лук. 19:42).
После истечения дня благодати никакие средства Божьей благодати или милости не будут эффективными. Слова Христа: "Но это сокрыто ныне от глаз твоих" – эти слова напоминают похоронный звон по умирающему человеку; поэтому прилагайте все свое усердие для достижения небес и делайте это в этот ваш день, пока еще не стало слишком поздно и вам не вынесен приговор.
Если вы не заботитесь о том, чтобы прилагать духовные усилия сейчас, то после вашей смерти ничто уже вам не поможет. Когда люди откроют свои глаза в другом мире и увидят, в каких ужасных условиях они находятся по причине своих грехов, – то что бы они ни были бы готовы тогда сделать! Какое бы только рвение они ни прилагали, если бы у них была возможность спастись!
После того как дверь благодати однажды закроется, то если бы Бог установил бы новые условия для обретения спасения – намного более жесткие, чем раньше, – то они охотно подчинились бы им. Если бы Бог сказал грешнику после смерти: "Ты бы согласился вернуться на землю, и жить, страдая от преследований из-за Меня, тысячу лет?", то они ответили бы: "Да, Господь, я бы подписался под этим и претерпел бы ярость этого мира, если бы только в конце моей жизни я мог иметь Твое благоволение".
"А согласился бы ты пройти срок обучения в течение тысячи лет в аду, где ты будешь чувствовать глодающего тебя червя и горящее пламя?". "Да, Господь, даже в аду я подчиняюсь Тебе; для того, чтобы спустя тысячу лет я бы мог освободиться от ада, и чтобы горькая чаша сия миновала меня".
готов ли ты подвергнуться мучениям за каждую произнесенную ложь? Готов ли ты наполнить слезами сосуд за каждую клятву, которой ты поклялся? Будешь ли ты согласен лежать десять тысяч лет во власянице и пепле за каждый грех, совершенный тобою?". "Да, Господь, все это и даже больше, если Ты потребуешь, я исполню; теперь я согласен прилагать все силы, которые я имею, для того чтобы в конце жизни быть допущенным в Твое Царство".
"Нет, – скажет Бог, – никаких подобных условий не будет предложено тебе и никакой новой возможности обрести Мое благоволение у тебя нет, но ты будешь вечно лежать среди проклятых. Однако, кто же сможет пребывать среди вечного пламени?"
О, поэтому будьте мудрыми в данное время. Сейчас, когда Божьи условия для достижения спасения являются более легкими, примите Христа и небо, потому что после смерти ничего уже нельзя будет сделать для ваших душ. Грешник и печь огненная всегда будут находиться вместе.
Помните, что пренебрегая употреблением усилия в своем стремлении к небесам, вы будете оставлены без всякой защиты! Я словно слышу голос Бога, обращающегося к грешникам в последний день: "Почему вы не прилагали усилий в вашем стремлении к небесам? Разве не было среди вас пророка? Разве Мои служители не возвышали среди вас свой голос, как трубу? Разве они не предостерегали вас? Разве они не убеждали вас проявлять рвение и не рассказывали, что от этого зависит ваше спасение? Но даже самое трогательное искусство красноречия Евангелия не тронуло вас. Разве Я не дал вам время побеспокоиться о ваших душах? Ибо написано: "Я дал ей время покаяться" (Откр. 2:21).
Разве вы не давали обещание при крещении, что будете брать небеса силой, сражаясь под Моим знаменем против мира, плоти и дьявола? Почему же тогда вы не проявляли усердие в своем стремлении к небесам? Причиной этого, должно быть, является либо ваша лень, либо ваше упрямство. Вы же могли быть ревностными для других вещей – для мира, для ваших похотей – но не для Царства Небесного. Что можете вы сказать в свою защиту для того, чтобы приговор проклятия не был вынесен?"
О, как люди будут смущены, как безмолвны они будут в это время, и Божья справедливость будет ясно проявлена в их осуждении! Писание говорит: "Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем" (Пс. 50:6). Хотя грешнику предстоит испить море гнева, но он не будет пить ни одной капли несправедливости.
Как досадно будет в самом конце жизни потерять царство славы из-за отсутствия малейшего духовного усилия, в то время как человек может думать о себе: "Я делал кое-что в религии, но я не был достаточно усерден; я молился, а должен был принести огонь для жертвы. Я слышал Слово, но я должен был принять истину в любви. Я смирял себя постом, но я должен был со смирением присоединиться к духовной реформации. Я говорил добрые слова бедным во Христе, я на самом деле просил, чтобы их обогрели, но я должен был сам одеть и накормить их. Из-за отсутствия большего рвения я потерял Царство Небесное".
Пророк Елисей велел царю Израильскому Иоасу бить стрелами по земле. "И ударил он три раза, и остановился. И разгневался на него человек Божий, и сказал: надобно было бы бить пять или шесть раз; тогда ты побил бы Сириян совершенно, а теперь только три раза поразишь Сириян" (4 Цар. 13:18-19). Так и каждый человек совершает очень мало в делах своей веры; он, образно говоря, стреляет только три раза и затем останавливается; в то же время, если бы он приложил больше рвения в своем стремлении к небесам, то был бы спасен.
Какое горе – потерять Царство Небесное из-за того, что сделал работу наполовину и недостаточно много стрелял. О, как глубоко это будет уязвлять человека, когда он будет думать в аду: "Если бы я пошел чуточку дальше, то мои дела были бы намного лучше, чем сейчас; я бы не мучился в этом огне".
Размышляйте о библейских примерах, о жизни древних святых, которые брали небеса силой. Давид прерывал свой сон для духовных размышлений (см. Пс. 118:148). Его стремление к небесам превратилось в рвение. И он говорит: "Ревность моя снедает меня" (Пс. 118:139).
И апостол Павел стремился к великой цели, которая была перед ним. Греческое слово, описывающее бег человека, буквально означает – "напрячь шею"; это метафора, относящаяся к участникам забега, которые напрягают каждый член своего тела и стремятся вперед, чтобы завладеть призом.
Мы читаем о пророчице Анне: "...которая не отходила от храма, постом и молитвою служа Богу день и ночь" (Лук. 2:37). Как усерден был Кальвин, трудясь в Божьем винограднике! Когда его друзья убеждали его хоть немного ослабить напряженный характер его служения ради его же здоровья, он ответил: "Бы хотите, чтобы Господь нашел меня бездеятельным, когда Он придет?" Лютер проводил три часа в день в молитве. О святом Брэдфорде говорили, что вся его жизнь состояла из молитвы, проповеди и чтения. "Я радуюсь, – сказал епископ Джуэл, – что мое тело изнурено служением в соответствии с моим святым призванием".
Как усердны были благословенные Богом мученики! Они носили свои оковы, как украшение; они рассматривали свои мучения, как венцы, и принимали пламя огня с такой радостью, как Илия встретил огненную колесницу, которая пришла, чтобы забрать его на небеса. "Пусть придут пытки, огонь, дыба и всякие другие мучения, лишь бы я был со Христом" – сказал Игнатий. Эти праведные души подвизались до крови. Насколько это должно пробуждать и наше рвение! Живите так, чтобы ваша жизнь соответствовала этим прекрасным образцам для подражания.
Если святые со всем их усердием имели много препятствий, прежде чем попасть на небеса, то как попадут туда те, кто совсем не прилагает никакого усилия? Апостол говорит: "Если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?" (1 Петр. 4:18).
Если те, кто сражаются в тяжелой борьбе, с трудом могут пройти через тесные врата, то что будет с теми, кто вообще никогда не сражался? Если апостол Павел обуздывал свое тело с помощью молитвы, поста и бодрствования (см. 1 Кор. 9:27), то как могут спастись те, которые предоставили своей плоти полную свободу, дали ей возможность господствовать над своим духом и купаются в соблазнительных потоках плотских удовольствий?
Однако, этот тяжелый труд ради достижения небес не будет продолжаться долго. Апостол говорит: "...по кратковременном страдании вашем" (1 Петр. 5:10). Поэтому после того, как вы употребляли в течение какого-то времени усилие, этому положению будет положен конец. Ваш труд закончится вместе с вашей жизнью. Он будет недолгим. Однако, пока ваш труд продолжается, вам надлежит здесь, на этой земле, плакать, бороться и молиться. Совсем немного осталось – скоро ваш забег закончится, и вы получите спасение, как и написано: "Достигая наконец верою вашею спасения душ" (1 Петр. 1:9). Осталось совсем не долго – и ваши изнурительные походы закончатся; вы снимете свои доспехи и оденете белые одежды.
Если вы это знаете, то насколько это должно пробуждать в вас дух святого рвения! Еще несколько месяцев, или дней, – и вы пожнете сладкий плод своего послушания. Зима закончится, а за ней придут весенние цветы и радость. Доктор Тейлор утешал себя, когда он приближался к столбу, чтобы быть сожженным заживо: "Мне осталось переступить всего две ступеньки, – и я буду в доме моего Отца".
Христиане, вам осталось пройти еще совсем немного, приложить чуть больше усердия, пролить еще немного слез, соблюсти еще немного дней Господних, – и тогда ваши надежды будут увенчаны дающим вечное блаженство взглядом Бога. Когда земные испарения развеиваются, то мы может ясно видеть солнце. Точно так же, когда этот короткий пар жизни унесется, то тогда мы сможем созерцать Христа – Солнце Праведности во всей Его славе. И тогда "мы... увидим Его, как Он есть" (1 Иоан. 3:2).
Если вы не проявляете рвения в своем стремлении к небесам, то вы живете в прямом противоречии со своими собственными молитвами. Вы же молитесь о том, чтобы с вашей помощью на земле осуществилась воля Божья, как и на небе. А как Божья воля осуществляется на небе? Разве ангелы не торопятся, чтобы совершить волю Божью, подобно звездам над земным экватором, которые двигаются со скоростью миллионов миль в час? Серафимы в Писании описаны, как существа с крыльями, для того чтобы показать, насколько стремительны и быстры они в своем послушании (см. Ис. 6:2). Поэтому, если вы не проявляете усердие в вашем духовном движении к небесам, то вы живете в противоречии со своими собственными молитвами. Вы слишком далеки от подобия ангелам; вы только ползете, как змеи, по пути к небесам.
Это святое и благословенное рвение могло бы пробудить у христиан желание скорее умереть. Что же является причиной того, что они не хотят умирать? Они подобны жильцу, который не хочет выходить из дому. Почему это так? Потому что их совесть обвиняет их в том, что они не проявляли или проявляли совсем мало усердия в стремлении к небесам. Они спали, когда должны были работать, а теперь они ощущают на себе страшный взгляд смерти. Они боятся того, что смерть, как своих узников, перенесет их в ад. В то время как христианин, который был активен в делах своей веры и провел отпущенное ему время жизни в служении Богу, может спокойно смотреть смерти в лицо.
Тот, кто проявлял усердие в своем стремлении к небесам в этой жизни, тот не должен бояться насильственной смерти. Смерть не причинит им вреда; она будет не уничтожением, а освобождением. Она очистит их от греха и доведет до совершенства их славу, что заставило апостола Павла сказать: "...имею желание разрешиться и быть со Христом" (Фил. 1:23). Конечно, причина заключается в том, что он был мужем великого усердия; он растратил себя ради Христа и протрудился больше, чем все другие апостолы (см. 1 Кор. 15:10). А теперь он знал, что его ожидает венец.
Император Август хотел, чтобы у него была легкая и тихая смерть. Если есть что-то, что может облегчить нашу смерть, чтобы мы могли тихо покинуть этот мир, – то это только наше святое усердие, которое мы проявляем в делах нашей веры.
Если в результате всех этих рассуждений, – после всего того, что было сказано выше, – вы остаетесь спокойно сидеть или приберегаете свои силы для чего-то другого, но не для небес, – то знайте, что очень скоро придет то время, когда вы будете сожалеть, что не проявляли это усердие в своей жизни. Когда болезнь постигает вас и усиливается, и вы думаете, что Божий караул уже у дверей, – то какие только желания не будут возникать в вашем сердце!
И вы тогда говорите сами себе: "О, если бы я проявлял больше стремления к небесам! О, если бы я молился, вместо того чтобы танцевать и веселиться! О, если бы я держал в своих руках Библию вместо того, чтобы держать колоду карт! Каким счастливым я мог бы быть тогда! Но, увы, мои дела очень плохи! Что же мне делать? Я так болен, что не могу жить, и я так греховен, что не осмеливаюсь умирать! О, если бы Бог мог дать мне хоть маленькую отсрочку; если бы Он записал на мой счет еще несколько лет жизни; если бы хоть немного времени было дано мне для того, чтобы отработать те потерянные часы!"
Один человек сказал у своего смертного одра: "Позови время вновь"; но время нельзя возвратить. В часы смерти грешники пробудятся от своего летаргического сна и впадут в неистовство ужаса и отчаяния.
Разве все эти аргументы не должны убедить людей начать проявлять усердие в стремлении к Небесному Царству? Однако, насколько же сердце грешника является твердым! Мы читаем, что во время мучений Христа на кресте "камни расселись" (Матф. 27:51). Но ничто не может тронуть грешника. Скорее, камни расколятся, чем его сердце. Если все то, что я уже сказал вам, не убедило вас, то это признак того, что приближается ваша гибель. В Писании сказано о сыновьях священника Илии: "Но они не слушали голоса отца своего; ибо Господь решил уже предать их смерти" (1 Цар. 2:25).
Тем не менее, я обязательно должен сказать вам следующее предостережение: хотя мы не можем достигнуть Царства Небесного без употребления наших собственных усилий, однако это Царство не может быть достигнуто посредством наших усилий. Когда все, что нужно от нас, мы сделаем, то тогда нам нужно посмотреть на Христа и благодать, полученную нами даром. Беллармин сказал: "Мы зарабатываем небеса ex congruo [Латинское изречение (прим. ред.)], то есть, "стараясь изо всех сил". Но, хотя мы и спасаемся с помощью употребляемых нами средств, тем не менее, спасение дается нам даром, по благодати как и написано: "Благодатию вы спасены" (Еф. 2:5).
Небеса – это дар Божий. Христос сказал: "Отец ваш благоволил дать вам Царство" (Лук. 12:32). Может ли человек сказать: "Я прилагал усилие для достижения Царства Небесного; я трудился для него"? Да, может – но, тем не менее, это есть дар, который дает нам благодать, полученная нами даром. Мы должны смотреть на Христа для того, чтобы быть принятыми Им; однако, спасает не наш пот, а Его кровь. Наш труд делает нас достойными небес, но Христос Своей смертью приобрел эти небеса.
УВЫ, чем является все то, что мы можем сделать для обретения неба по сравнению со славой неба? Что значат пролитые нами слезы здесь на земле по сравнению с венцом на небе? Поэтому, когда мы говорим об условиях нашего оправдания, мы должны отречься от всяких наших собственных заслуг, и должны позволить Христу и щедрой Божьей благодати взять себе славу нашего спасения. Бог будет помогать нам в наших трудах, ибо написано: "потому что Бог производит в вас и хотение и действие" (Фил. 2:13). Как же тогда мы можем заслужить небеса благодаря своему труду, если именно Бог помогает нам в нашем служении?

Глава 17.
Преграды, мешающие христианину
прилагать духовные усилия

Далее я изложу некоторые правила и дам некоторые указания, поясняющие, как приобрести это святое и благословенное рвение.
Однако, мы обратим наше внимание на то, что будет препятствовать этому стремлению к небесам.
Обратим внимание на неверие. Неверие – это серьезное препятствие, потому что оно приводит человека к смущению и обескураженности. Когда христианин трудится для небес, то неверие нашептывает ему: "Ну, ради чего все эти страдания? Ты можешь и просто тихо сидеть. Ты можешь молиться, и не быть услышанным; ты можешь трудиться, и не получить награды; ты можешь приблизиться к небесам, и все-таки упустить их". И христианин может сказать: "Надежда потеряна" (Ис. 57:10).
Действительно, неверие губит надежду; а если вы перерубите эту движущую силу религии, тогда все стремление к небесам прекратится. Неверие поднимает в сердце целое облако отчаяния. "Увы, -говорит неверие, – ты никогда не сможешь до конца совершить свое служение Богу. Ведь тебе нужно будет повиноваться стольким заповедям, противостоять стольким искушениям, перенести столько огорчений, – что ты succumbre oneri [Латинское изречение (прим. ред.)], то есть "упадешь под этой ношей". Ты утомишься на своей дороге к небесам".
Неверие возбуждает у человека ревнивые, исполненные подозрения мысли о Боге; оно представляет Его, как сурового Властелина. А поэтому люди думают, что если они допустят ошибку хоть в малейшем вопросе, то Он применит к ним чрезвычайные меры в соответствии с Его законом. Это приводит душу человека в уныние, когда она использует в своем стремлении к небесам необходимые средства благодати. Неверие делает с человеком то же, что Санаваллат и Товия совершали в отношении иудеев. "Ибо они все стращали нас, думая: "опустятся руки их от дела сего, и оно не состоится"" (Неем. 6:9).
О, обратите ваше внимание на неверие: оно разрушает святое рвение человека! Мы читаем о том, как одеревенела рука Иеровоама (см. 3 Цар. 13:4). Неверие иссушает руку души так, что она уже не может вытянуться вперед для совершения какого-нибудь духовного действия. Неверие оказывает дьяволу великую услугу; оно прокладывает путь, по которому в сердце человека входят дьявольские искушения, которые так очаровывают и пленяют человека, что он теряет уже способность работать для достижения неба.
Остерегайтесь греха; верьте Божьим обетова-ниям, как написано: "Благ Господь ...к душе, ищущей Его" (Плач. 3:25). Вы должны искать Его настойчиво, и Он откроет для вас и Свое сердце, и небеса.
Будьте внимательны к вопросам, касающимся вашего избрания, которые приводят вас в затруднение. Христианин может думать так: "Почему я должен прилагать усилия? Может быть, я не избран, – и тогда все мои усилия бессмысленны". И, таким образом, он прекращает использовать средства благодати и дело веры в его сердце замирает, в то время как истина заключается в том, что ни один человек в мире не может законно сказать, что он не избран.
Правда, что некоторые дети Божьи говорят так во время искушения; но так же как апостол Петр не знал, что он говорил во время преображения, – так и они не знают, что говорят в этом своем искушении.
Ни один человек не может сказать на законных основаниях, что он не избран, до тех пор, пока он не сможет доказать, что он согрешил против Святого Духа. Для любого человека заявлять о неизбрании – это грех, ибо то, что удерживает человека в грехе, должно быть само по себе греховным. И это мнение удерживает его в грехе; это препятствует ему использовать средства благодати и рубит движущую силу всех его стараний. Поэтому не запутывайтесь своими мыслями относительно вопроса избрания; книга запечатана и ни один ангел не может раскрыть ее.
Принцип, которому должны следовать христиане – это воля Бога, которая явлена человеку, а не Его тайны. Воля Бога, которая открыта для нас, заключается в том, что мы должны молиться и каяться. Поступая так, мы делаем наше призвание несомненным, а, делая наше призвание несомненным, мы делаем и наше избрание также несомненным. Если я вижу, что грядки пряностей растут и цветут, то я знаю, что солнце побывало здесь. И если я нахожу в своем сердце плоды послушания, то я могу сделать вывод, что избирающая любовь Бога пролилась и на меня. Писание говорит: "Бог от начала... избрал вас ко спасению" (2 Фес. 2:13).
Обратите свое внимание на то, как много насилия имеется в этом мире; мир остужает добрые чувства человека. Земля тушит огонь. Серебряная труба этого мира дает сигнал к отступлению и увлекает людей прочь от их стремления к небесам. Мир препятствовал тому, чтобы юноша последовал за Христом. Написано: "он ... опечалился"; после чего наш Спаситель сказал: "Как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие!" (Лук. 18:24). Религия Димаса лежит, погребенная землей, ибо, как написал апостол Павел: "Димас оставил меня, возлюбив нынешний век" (2 Тим. 4:10). Вот что сказал папа Пий Квинтус: "Когда я впервые получил духовный сан, то у меня была некоторая добрая надежда на свое спасение; когда я стал кардиналом, то я засомневался в этом; но с тех пор, как я стал папой, я даже прихожу в отчаяние, думая о нем". Ионафан одерживал победы до тех пор, пока не подошел к сотовому меду, и после этого он остановился (см. 1 Цар. 14:27).
Многие проявляют рвение, стремясь к Царству Божьему, но только до тех пор, пока не подвернется прибыльное дело или выгодная должность; и когда они сталкиваются с этим медом, то они останавливаются в своих духовных устремлениях. Мир ослепляет глаза людей, чтобы они не видели правильный путь, и сковывает их ноги, чтобы они не бежали по пути заповедей Божьих.
Митридат, царь Понта, потерпев поражение от римлян, и, опасаясь, что ему не удастся сбежать, рассыпал большое количество серебра и золота на дорогах, и в то время, как римские солдаты были заняты подбиранием этих сокровищ, он сбежал от них. Сатана использует ту же самую стратегию.
Зная, какое искушение для людей представляет богатство, он разбрасывает его на их пути, чтобы в то время, когда они усердно собирают его, он мог препятствовать им в их поисках истинного счастья.
Я наблюдал некоторых людей, которые, подобно израильскому царю Ииую (4 Цар. 9-10 гл.), стремительно продвигались в своей духовной жизни, но когда мир подступил к ним, тогда колеса их колесниц отвалились и они уже с трудом продолжали свое движение. Если человек взбирается на крутую скалу, а к его ногам привязан груз, то этот груз будет препятствовать его восхождению. Тяжесть золота мешает людям взбираться на ту крутую скалу, которая ведет к спасению. Музыка мира погружает людей в сон, и когда они просыпаются, то уже не годны для духовной работы.
Предмет не может стремительно нестись одновременно в двух противоположных направлениях. Корабль не может нестись под парусами одновременно и на восток, и на запад; так и человек не может усердно стремиться и к небесам, и к земле. Он может иметь Христа и этот мир, но он не может любить и Христа, и этот мир (см. 1 Иоан. 2:15). Тот, кто весь сгорает ради греховного мира, будет абсолютно холоден ради небес. Будьте осторожны, привязываясь очень сильно к этим мирским вещам. Используйте мир, как своего слугу, но не следуйте за ним, как за своим господином.
Будьте внимательны и не потакайте никаким проявлениям своей похоти. Грех, живущий в вас, испортит ваше рвение к небесам. Грех ослабляет человека; он действует подобно филистимлянам, которые остригли волосы Самсона, – и тогда духовная сила уходит. Грех является aegrito animi [Латинское изречение (прим. ред.)], то есть "болезнью души".
Болезнь тела может привести к ампутации ноги человека и она настолько угнетает его, что он уже становится непригодным ни для какого проявления силы. Больной человек не может бежать на ристалище.
Подобным образом и грех, живущий в человеке, в значительной степени отвлекает человека от его духовных обязанностей или же делает его безжизненным в служении. Чем более активно сердце человека участвует в грехе, тем более безжизненно оно в молитве. Как может быть убежден в Божьей милости тот человек, чье сердце обличает его в тайном грехе? Вина человека порождает у него страх, а то, что укрепляет страх, ослабляет рвение. Согрешив, Адам испугался и спрятался (см. Быт. 3:10). Когда Адам потерял свою невинность, тогда он потерял и свое рвение.
Поэтому, приступайте к умерщвлению своего греха; пусть грех ваш будет срублен; воздерживайтесь не только от греховного действия, но пусть будет умерщвлена любовь ко греху и пусть каждый из ваших грехов будет предан мечу.
Многие оставляют все свои грехи, кроме одного; однако, если вы сохраните только один грех, вы потеряете вашу одну единственную душу. Даже один грех является узами для человека; человек может проиграть забег, как имея кандалы на одной ноге, так и с кандалами на обеих ногах. Я читал об одном великом монархе, который, спасаясь бегством от своих врагов, сбросил золотую корону со своей головы для того, чтобы он мог бежать быстрее. Поэтому и вы сбросьте свой грех, который вы носите, как корону, для того, чтобы вы могли бежать быстрее к небесному Царству.
Для того, чтобы проявлять рвение в стремлении к небесам, следует обратить внимание на угнетенное состояние своего духа. Будьте серьезны, но веселы. Тот человек, чей дух угнетен печалью, не пригоден для того, чтобы совершать свою работу. Опечаленное сердце непригодно для того, чтобы молиться или прославлять Бога. Когда струны лютни мокры, то она не сможет издать никакой приятной мелодии. Так и человек, сокрушенный страхом и угнетением, не может быть ревностным в делах своей веры. Когда воин теряет мужество на поле битвы, то вскоре его меч выпадет из его рук. Давид обвинял себя в своей меланхолии. "Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога" (Пс. 42:5).
Опечаленное сердце совершает неразумные поступки. По этой причине в сражении мы используем барабаны и трубы для того, чтобы воодушевить и поднять дух солдат, – чтобы они сражались решительнее. Жизнерадостность подобна музыке в сражении; она побуждает дух христианина к действию, делает его энергичным и активным в служении. То, что сделано с радостью, дает наслаждение, – и тогда душа человека летит стремительнее к небесам на крыльях этого духовного наслаждения.
Чтобы вы были ревностными в стремлении к небесам, обратите внимание на свой бездеятельный и ленивый характер. Ленивый христианин подобен трусливому солдату, у которого есть сильное желание добыть трофеи, но который сам не желает штурмовать крепость. Таким ленивым христианином является тот человек, который с радостью хотел бы иметь небеса, но не желает брать их штурмом enerves animos odisse virtus solet [Латинское изречение (прим. ред.)], то есть, "сила имеет обыкновение ненавидеть слабые души".
Бездеятельность – это сон души. Многие, вместо того чтобы зарабатывать спасение, просыпают его. Те, кто не трудятся, должны, по крайней мере, просить милостыню; они должны просить подаяние, как жаждущий человек просит о капле воды. Ленивый человек – говорит Соломон – "опускает руку свою в чашу" (Прит, 19:24). Он должен был бы держать свою руку на плуге – а он опускает ее в чашу.
Бог никогда не создавал небеса, как улей для трутней. Лень – это болезнь, склонная овладевать людьми; стряхните ее. Тихоходное судно – легкая добыча для пиратов, точно так же ленивая душа -легкая добыча для сатаны. Когда крокодил спит с открытым ртом, то индийская крыса забирается в его живот и поедает его внутренности. Когда люди бездеятельны в своей лени, то дьявол приходит и пожирает их.
Будьте осторожны, когда вы прислушиваетесь к своей плоти и крови. Вы можете с таким же успехом прислушиваться к дьяволу, как и к своей плоти. Плоть – это предатель, находящийся в вас самих. Враг, находящийся внутри стен, является самым страшным противником. Плоть вопит: "На пути лев". Плоть будет умолять: "Береги себя" – подобно тому, как апостол Петр сказал Христу. Плоть говорит нам: о, не будь таким неистовым в стремлении к небесам – береги себя.
Плоть говорит нам, как некогда говорил Иуда: "К чему такая трата?" (Матф. 26:8). Подобным образом и плоть говорит нам: для чего вся эта борьба и молитвы? Зачем ты тратишь свои силы? Зачем все эти напрасные труды? Плоть просит об облегчении христианского пути. Она не желает подставлять свою шею под ярмо Христа.
Плоть создана для удовольствия; она скорее предпочтет веселиться, чем бежать в небесном забеге. Вот описание плотских удовольствий: "Вы, которые лежите на ложах из слоновой кости и нежитесь на постелях ваших,... поете под звуки гуслей,... пьете из чаш вино, мажетесь наилучшими мастями" (Амос 6:4-6). Все это – удовольствия для плоти.
Об одном из таких людей, который старался удовлетворить все свои пять чувств одновременно, рассказывалось в театре Берда. Этот человек имел комнату, увешанную дорогими прекрасными картинами. У него была самая изысканная музыка; в его распоряжении были всевозможные ароматы и благовония. У него были всевозможные конфеты и необычные кондитерские изделия. Он делил свое ложе с прекрасной возлюбленной. Таким образом, он удовлетворял похоти своей плоти, ибо он поклялся, что истратит все свое имущество для того, чтобы хоть одну неделю пожить, как бог, хотя он и был уверен, что на следующий же день будет проклят Богом и отправится в ад.
О, будьте внимательны, рассчитывая на свой плотской ум! Плоть – плохой советчик. Апостол Павел не хотел советоваться с плотью и кровью (см. Гал. 1:16). Плоть является неизменным врагом для святого рвения. Написано: "Ибо, если живете по плоти, то умрете" (Римл. 8:13). Помните, что при крещении ты дал обещание отказаться подчиняться голосу своей плоти.
Будьте внимательны, когда вы прислушиваетесь к голосам тех плотских друзей, которые зовут вас прочь от этого благословенного духовного усердия. Если начинает идти снег, то костер вскоре теряет свое тепло и постепенно гаснет. Точно так же, когда вы находитесь в плохом окружении, вы вскоре потеряете жар своего сердца для служения Богу. Общество нечестивых людей быстрее охладит вас, чем вы сможете уделить им часть своего тепла УКсус скорее сделает вино кислым, чем вино сделает сладким уксус.
Как часто плотские друзья воздействуют на наши души подобно тому, как инфицированные люди передают нашему телу чуму. Нечестивые люди отговаривают нас от святого усердия; они говорят, что это пуританство и что это выглядит очень странно. Они будут действовать, как так называемые "друзья" Христа, которые удерживали Его, когда Он собирался проповедовать им Царство Божие: "...Ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя" (Марка 3:21).
Такие люди ничего не знают об истинной духовности и считают, что именно наслаждение в религии – это безумие; и поэтому они будут удерживать вас, чтобы воспрепятствовать вам в этом священном рвении. Если мы являемся искренними почитателями благочестия, то наши плотские друзья разнесут дурную молву о нашем усердии и, таким образом, попытаются сломить нас.
Каким препятствием на пути Галеасиуса, Маркиза Вико, оказались его чувственные родственные отношения, когда он принял решение стремиться к небесам! Какие трудности ему пришлось претерпеть для того, чтобы преодолеть эти преграды! Будьте осторожны с этой сетью, находящейся внутри вас. Это одно из самых коварных средств сатаны – препятствовать нам в делах нашей веры с помощью наших близких и поражать нас нашим же собственным ребром. Он искушал Адама с помощью его жены (см. Быт. 3:6). Кто мог подозревать, что за ее словами скрывается дьявол?
Дьявол искушал также и Иова через его жену. Она сказала ему: "Ты все еще тверд в непорочности твоей?" (Иов 2:9). Она говорила далее, что несмотря на все несчастья, которые поразили его, он все еще молится и служит Богу. Откажись от Него; "Похули Бога и умри". Таким путем дьявол хотел охладить рвение Иова к небесам, но щит веры Иова погасил раскаленные стрелы лукавого. Друзья Спиры также стояли на его пути к небесам, когда он советовался с ними относительно доктрины Лютера. Они убеждали его отречься от этой доктрины и открыто отказаться от прежней веры, – и вследствие этого он ощущал ад в своей совести.
Будьте осторожны с такими искусителями; примите решение держаться своего рвения в стремлении к небесам, не смотря на уговоры ваших плотских друзей. Лучше пойти на небеса с их ненавистью, чем отправиться в ад с их любовью. Вот что сказал Джером: "Если мои родители будут убеждать меня отречься от Христа; ...если моя жена будет околдовывать меня своими объятьями, – то и тогда я оставлю все и побегу ко Христу". Если наши самые близкие друзья живыми лягут на нашем пути к небесам, то мы должны либо перепрыгнуть через них, либо, образно говоря, наступить на свои чувства к ним.
Будьте внимательными к самому себе и не устанавливайте свое духовное жилище на самой низкой отметке Божьей благодати. Человек, имеющий наименьшее количество благодати, может иметь какое-то духовное движение, но он не имеет рвения в этом движении. Как грустно видеть, когда человек удовлетворяется лишь таким количеством благодати, которое будет только еле хранить его жизнь и душу.
Больной человек может иметь жизнь, но он не будет энергичным. Благодать может жить в сердце, но быть слабой, и тогда она не расцветает в энергичные действия. Слабая благодать не устоит против сильных искушений и не проведет нас через большие страдания; она с трудом последует за Христом по воде.
Малая благодать не сможет много служить Богу. Дерево, имеющее лишь немного жизненных соков, не принесет много плода. О некоторых христианах можно сказать, что они хотя и не были рождены мертвыми, тем не менее, в благодати – они очень истощены. Они напоминают воздушный корабль, который с большими трудностями идет на небеса.
О, трудитесь для того, чтобы духовно вы могли возрасти и перейти в следующую степень святости, ибо чем больше вы имеете благодати, тем больше будете иметь силы; а чем больше вы имеете силы, тем больше будет у вас рвения.
Для того чтобы быть ревностным в стремлении к небесам, остерегайтесь такого мнения, которое предполагает, что приобрести Царство Небесное совсем не трудно; что для этого будет достаточно и меньшего усилия. Тот человек, который думает, что ему необязательно бежать ристалище так быстро, склонен к тому, чтобы замедлить свою скорость. Однако, по этой причине многие вообще не завершили свой бег. Кто будет усердно стараться достичь небес, если он будет считать, что сможет приобрести их за более низкую цену?
Однако, если бы достичь неба было так легко, то зачем нужно было Христу говорить: "Употребляющие усилие, восхищают его"? Для чего апостолу Павлу нужно было усмирять и порабощать свое тело? Почему наш текст говорит о том, что Царство Небесное берется силою? Разве обращение человека к Богу не называется рождением свыше (см. Иоан. 3:7), сотворением чистого сердца (см. Пс. 50:12), и разве все это может происходить легко?
О, будьте внимательны, и не воображайте, что достижение Царства Небесного – это легкий труд, ибо этот труд, с одной стороны, выше нашей человеческой природы, а с другой стороны, он противоестественен для природы человека. Поэтому это великое чудо для души – стать спасенной. Это то же самое, что увидеть жернов, поднятый в среднее положение и висящий в воздухе ни на чем.

Глава 18.
Наставления о том,
как мы можем способствовать
употреблению духовных усилий

Используйте те средства, которые будут стимулировать это святое усилие. Продолжайте молиться каждый день. Молитва – это мехи, которые раздувают чувства человека, и христианин является наиболее активным тогда, когда его чувства самые сильные. Молитва поддерживает в движении дело веры. Молитва для души является тем же самым, что и бодрость для тела. Бодрость делает тело более живым и энергичным; то же самое производит и молитва для души. Для того, чтобы движение часов стало быстрее, необходимо завести пружину. Христианин, заводи свое сердце каждый день молитвой.
Молитва черпает силу у Христа; и когда приходит Его сила, то она побуждает душу работать. Молитва приводит сердце в надлежащее состояние точно так же, как утреннее солнце оставляет тепло в комнате на весь остаток дня. Когда христиане перестают молиться или не прилагают в молитве рвения, тогда постепенно они теряют свою способность употреблять святое усилие.

* * *

Для того, чтобы быть усердным в стремлении к небесам, предоставьте себя действию живой проповеди Слова Божия, ибо "Слово Божие живо и действенно" (Евр. 4:12). Оно дает жизнь мертвому сердцу. Оно является и мечом, который рубит грех, и шпорой, ускоряющей действие в нас Божьей благодати.
Слово Божие – это огонь, растапливающий замерзшее сердце. Пророк говорит: "Слово Мое не подобно ли огню?" (Игр. 23:29). Вы получите столько же пользы, слушая проповеди, которые не согревают вас, сколько и в том случае, если вообще не будете слушать проповеди, потому что Слово Божие не только передает духовную информацию, но и зажигает дух человека. Давид свидетельствует: "Слово Твое оживляет Меня" (Пс. 118:50).
Слово Божие является живым и действенным Божьим пророчеством, исходящим из Святого Святых на небесах, которое должно оживлять нас и делать нас энергичными в наших действиях.

* * *

Для того чтобы быть ревностными в стремлении к небесам, наполните свои сердца любовью к Богу. Любовь подобна посоху из мирта в руке путника. Римский историк Плиний говорит, что этот посох делает человека свежим и энергичным в его путешествиях и сохраняет его от усталости.
Когда человек согрел себя огнем, тогда он более всего пригоден для работы. Для того чтобы быть ревностным, совершая труд для обретения спасения, согревайте себя этим огнем любви. Человек будет прилагать усилия не ради того, чего нет на самом деле, а ради того, что он любит. Разве не потому люди так усердны в своих стремлениях к обладанию золотом, что они любят его?
Любовь дает человеку наслаждение, а наслаждение служит причиной для приложения усилий. Что заставляло апостола Павла трудиться больше других апостолов? Любовь Христа побуждала его делать это (см. 2 Кор. 5:14).
Любовь подобна смазке для колес. Имейте любовь к Богу, – и вы никогда не будете испытывать усталости; тогда наилучшими часами для вас станут те часы, которые вы провели с Богом. Тот, кто раскапывает серебряную жилу, – обливается потом; но, тем не менее, любовь к серебру делает его труд наслаждением для него.

* * *

Для того, чтобы проявлять рвение, будьте бдительными. Пророк Аввакум стал на стражу, стоя на башне (см. Авв. 2:1). Почему христиане так вялы и безразличны в своем служении? Не потому ли, что они слишком беспечны, чтобы им быть бдительными?
Если бы они внимательно следили за тем, как наблюдает за ними их противник, то они смогли бы решительно противостоять ему. Если бы они внимательно наблюдали за тем, как бежит, или, скорее, как летит их время, то они стремились бы наверстать его. Если бы они видели то, как медлительны их сердца в делах веры, они пришпоривали бы их Словом Божьим чтобы быстрее стремиться к небесам.
Причина того, почему люди прилагают так мало усилий в делах своей веры, заключается в том, что они недостаточно бдительны. Когда христиане пренебрегают своим духовным бодрствованием и становятся самонадеянными, то тогда их движение к небесам замедляется и в их жизни снова возобновляются побуждения ко греху, исходящие от сатаны. То время, когда мы духовно засыпаем, сатана использует для того, чтобы искушать нас.

* * *

Для того чтобы вы смогли проявлять усердие в своем стремлении к небесам, свяжите свое сердце с Богом священными обетами. Слуга будет более усердным в своем служении, если он будет связан со своим господином какими-то условиями. Дайте обет Господу в том, что с помощью Его благодати вы будете действовать более энергично в делах своей веры.
Давид написал: "На мне, Боже, обеты Тебе" (Пс. 56:12). Обет связывает человека, служащего Богу, с его долгом. Тот, кто дал такой обет, рассматривает себя, как человека, имеющего особые обязательства перед Богом – и это стимулирует его стремления.
Безусловно, что христианин может дать такой обет на основании того, что этот обет хорош в нравственном отношении; он дает обет только в том, в чем обещает заставлять себя повиноваться, а именно в том, чтобы жить жизнью, более близкой к Богу.
Только помните, что мы даем обет, полагаясь не на свои силы, а на силу Христа. Мы должны полагаться на Него не только в том, что касается праведности, но и в том, что касается силы. Пророк говорит: "Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила" (Ис. 45:24).

* * *

Для того чтобы вы были ревностными в своем стремлении к небесам, убедитесь, что это стремление стало основным делом вашей жизни. Человек никогда не будет ревностно стремиться к тому, на что он смотрит, как на вещь незначительную, или, как на вещь, которую можно будет сделать со временем; но он будет прилежно трудиться ради того, что он сделал своим главным делом.
Когда человек смотрит на свое ремесло, как на единственную возможность получить средства к существованию, то он будет усердно заниматься им. Точно так же, если мы смотрим на веру в Бога, как на основное дело, в котором заключается наше спасение, то мы будем ревностны в ней.
Христос сказал: "А одно только нужно" (Лук. 10:42). Этим единственным является – иметь Христа и небеса; это то, ради чего мы пришли в этот мир. Если бы мы могли смотреть на те вещи, которые связаны с вечностью, как на наше основное дело, то какими ревностными мы были бы в стремлении к ним!

* * *

Для того чтобы быть ревностным в стремлении к Небесному Царству, ежеминутно имейте перед своими глазами небо. Именно небо имел и Христос перед Своими глазами и по этой причине Он был ревностным до самой смерти; Он взирал на радость, предлежавшую перед Ним (см. Евр. 12:2). Поместите перед собой венец и это будет стимулировать ваше стремление к небу. Immensum gloria calear habet [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "слава делает нас особенно ревностными".
Моряк держит свою руку на штурвале, а его глаза направлены на звезды. Когда мы трудимся, давайте будем смотреть на то место, где находится Христос, – на нашу яркую утреннюю Звезду. С какой готовностью человек будет переходить вброд по глубокой воде, если он видит перед собой твердую землю и уверен в том, что когда он достигнет берега, то получит венец! Каждый раз, когда вы поднимаете свои глаза к небесам, подумайте: "За этим звездным небом находятся величественные небеса, ради которых я так стараюсь".
Так поступал Моисей; глаза его веры торопили ноги его послушания. О Моисее написано: "Он взирал на воздаяние" (Евр. 11:26). Когда христиане теряют из вида небеса, тогда они начинают замедлять свой шаг на том пути, который ведет в небо.

* * *

Для того чтобы быть ревностными в своем стремлении к небесам, поддерживайте общение с теми христианами, которые тоже имеют такую ревность. Когда нам нужен огонь, то мы идем к соседскому очагу и приносим огонь. Почаще бывайте среди благочестивых людей, – и вы приобретете немного тепла и воодушевления от них. Давид говорит: "Общник я всем боящимся Тебя" (Пс. 118:63).
Хорошее общество духовно оживляет человека. Святые беседы и пример жизни одного святого затачивают и заостряют веру другого. Святые люди никогда не продвигаются к небесам так быстро, как в том случае, когда они идут в компании с другими святыми. Один христианин помогает другому продвигаться вперед.
В тех спортивных состязаниях, которые происходят в мире, очень часто один бегущий мешает другому; но в этом забеге к небесам один христианин помогает другому двигаться вперед. Апостол пишет: "...увещевайте друг друга и шзидапте один другого, как вы и делаете" (1 Фее. 5:11). О, пусть эта доктрина нашего вероучения не будет забыта, а именно доктрина об общении святых!

* * *

Для того чтобы быть ревностным, никогда не оставляйте своего служения, пока Дух Святой пребывает в вас. Желание Бога заключается в том, чтобы дать людям свежую силу Своего Духа. Невеста из Книги "Песни Песней" умоляла о порыве Духа: "Поднимись ветер с севера и принесись с юга" (Песн. П 4:16). Когда Дух Божий веет на нас, тогда мы под полными парусами несемся к небесам. Когда "Дух животных был в колесах", тогда они двигались (Иез. 1:21).
Колеса наших стремлений двигаются быстро, когда Дух Божий есть в этих колесах. Видя, как много сильных ветров искушений сдувают нас обратно, мы должны иметь сильный порыв Духа Божьего, который бы подвигал бы нас вперед к небесам.
Пусть того, что мною было сказано, будет достаточно для нашей беседы о средствах, способствующих этому святому усилию, чтобы достигнуть неба.

Глава 19.
Заключение:
что же нам делать?

Но некоторые христиане могут сказать: "Мы проявляли это рвение в стремлении к небесам; что же нам остается делать далее?" Подобным образом люди некогда сказали Христу: "Что нам делать?"
Я умоляю тех, кто был ревностен в своем стремлении к небесам и сейчас уже является зрелым христианином, – поддерживайте это святое усердие в надлежащем состоянии. Вы должны не только продолжать исполнять свои духовные обязанности, но и прилагать к ним свое рвение. Помните, что внутри в себе вы имеете ту порочность, которая готова ослабить это благословенное усердие. Самый чистый уголь содержит в себе золу, которая накапливается и способствует затуханию огня. Вы имеете в себе порочность, заложенную в вас от природы, которая, подобно золе, готова затушить огонь вашего рвения.
Как была охлаждена благодать, наполнявшая апостола Петра, когда он отрекся от Христа! Ефесская церковь потеряла свою остроту в служении Богу (см. Откр. 2:4). Будьте внимательны, когда вы видите, что ваши чувства к Богу угасают. Не уподобляйтесь телу, которое атрофировано; будьте, наконец, самыми горячими в своем уповании.
Чем ближе камень к центру своего притяжения, тем более стремителен он в своем движении. Сейчас вы имеете лишь короткий промежуток времени, чтобы трудиться для Бога; поэтому, трудитесь еще больше. Будьте подобны Фиатирской церкви, – ее последние дела были больше первых (см. Откр. 2:19). Будьте, как солнце, которое светит ярче перед заходом; будьте, как лебедь, который поет свою наилучшую песню перед смертью. Ваше спасение ближе к вам сейчас, нежели тогда, когда вы уверовали (см. Римл. 13:11).
Для того чтобы ваше спасение было действительно ближе, ваше рвение должно стать больше. Как же вы должны ускорить свой шаг к небу, когда вы уже в пределах видимости Царства Небесного! Счастлив тот человек, о котором можно сказать в духовном смысле, как было сказано о Моисее перед его смертью, что "зрение его не притупилось, и крепость в нем не истощилась" (Втор. 34:7). Таким образом и сила и стремление христианина к небесам не ослабевают. Он сохраняет наилучшее вино своей жизни до последнего момента.
В понимании вышесказанного и заключается самое сильное утешение для ревностных христиан, а именно: вы уже на пути к небесам. И хотя, возможно, в этом пути у вас не будет виноградной грозди (я имею в виду ту радость, которую некоторые христиане испытывают), но сознание того, что вы уже на пути к небу, является причиной для вашего счастья. Благословите Бога за то, что Он дал вам сердце, которое ищет Его, в то время как другие христиане действуют, полностью пренебрегая своим духовным долгом. Псалмопевец говорит: "Да веселится сердце ищущих Господа" (Пс. 104:3).
Более того, Бог дал вам сердце не только для того, чтобы исполнять свой долг, но чтобы исполнять этот долг с любовью, и это дает вам пищу для приятных размышлений. Это помогает вам исполнять свой долг с энтузиазмом и проходить свое поприще вместе с Богом. О, благословен Бог, который поднял вас с постели вашей природной лени и возбудил в вашей душе ревность к небесам!
Тот, кто сделал вас ревностными, сделает вас и победоносными. Подождите немного, и вам будет принадлежать Царство Небесное. Когда Моисей поднялся на гору, чтобы получить от Бога заповеди, то он оставался там шесть дней и только на седьмой день Бог позвал его (см. Ис. 24:16). Хотя мы долго ожидаем и не имеем того, чего ожидаем, тем не менее, давайте продолжать исполнять свой долг; скоро Бог позовет нас с небес и скажет: "Поднимись сюда", и мы перейдем с горы веры на гору видения и будем созерцать те славные вещи, которые глаз человеческий не видел и которые человеческое сердце не может постичь.
"Но, – может сказать чадо Божье, – я боюсь, что я не являюсь одним из тех усердных христиан, которые возьмут небеса силою. Я ощущаю такую безжизненность сердца в исполнении своего духовного долга, что задаю себе вопрос, действительно ли я достигну Царства Небесного".
Эта безжизненность сердца может возникнуть по естественным причинам. Слабость нашего тела может явиться причиной нерасположенности нашей души быть усердной. Ваша молитва также может быть слабой из-за того, что ослабело ваше тело. Треснувшая лютня не может издавать таких же приятных звуков, как раньше, когда она была целой.
Возможно, что эта нерасположенность души является всего лишь временной и будет продолжаться лишь очень короткий период времени; возможно, она соответствует присущей вам глубокой меланхолии или является следствием духовного запустения. Когда зимнее солнце в условиях нашего климата как бы удаляется от земли, то земля наша выглядит запустевшей, деревья на ней не цветут и не имеют плодов, но это только на какое-то время. Но как только весною солнце вновь возвращается, тогда снова расцветают травы и деревья снова приносят свои плоды.
Точно так и в духовной жизни: когда Бог прячет Свое лицо от христианина, то его сердце становится безжизненным; он тогда молится так вяло, как будто он раньше никогда не молился. Но когда Солнце Праведности возвращается, тогда сердце человека божественным образом оживает и становится таким энергичным и активным в своих действиях, как никогда; тогда человек вновь обретает свою первую любовь.
Поэтому, слабые христиане, не теряйте своей уверенности, не позволяйте себе находиться в состоянии своего душевного расстройства и не допускайте, чтобы мертвое сердце было вашей тяжелой ношей. Посмотрите на Христа, вашего Первосвященника, Который милостиво согласился нести ваши немощи и Который силен, чтобы вам помочь.

Приложение 1.
Счастье приближаться к Богу

"А мне благо приближаться к Богу"
Псал.72:28
Этот псалом в равной степени является и изысканным, и духовным. Он был написан для процветающей Божьей церкви всех времен, но он особенно полезен для размышления благочестивых людей во времена бедствий. Он озаглавлен, как псалом Асафа. Асаф был человеком, вдохновленным божественным образом. Он был пророком, а также одним из великих знатоков музыки.
Этот псалом называется псалмом Асафа либо потому, что тот сам сочинил его, либо потому что он был передан ему для исполнения. Похоже, что здесь этот святой человек имеет диалог с самим собой относительно Божьего провидения. Он был готов призвать Божьи провидения относительно человеческих судеб к суду своего разума и спросить Бога об их объективности. Как может быть, чтобы те, которые являются нечестивыми людьми, наслаждались благами, а благочестивые люди страдали от множества зла?
В то время как Асаф рассуждал сам с собой относительно этого обстоятельства, в конце концов, его вера победила его разум; он принял во внимание, что нечестивые люди были поставлены in locis lubricis [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "на скользких путях". Нечестивцы подобны тем людям, которые идут по льду, – их ноги вот-вот поскользнутся; они подобны тем людям, которые идут по пороховым шахтам и вскоре взлетят на воздух (стих 18). Это разрешило его сомнения и успокоило его дух.
Предисловие, или вступление к этому псалму нельзя забыть: Асаф говорит: "Как благ Бог к Израилю"', для еврея было естественным выразить эту мысль. Это – золотое правило, которое евреям необходимо было соблюдать без обсуждения. В Септуагинте этот стих приводится с выражением vox ad-mirantis [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, с выражением "восхищения": "О, как благ Бог к Израилю!"
Какой ангел на небесах мог бы выразить подобную мысль? Вульгата гласит: veruntanem [Латинское выражение (прим. ред.)], что означает: "тем не менее, Бог благ" – как будто псалмопевец хотел сказать: хотя свеча процветания светит для нечестивых людей и они имеют не только то, что их сердца могут желать, но даже более того (стих 7); и хотя благочестивые люди тяжко страдают, смешивая свое питье со слезами, – тем не менее, текст гласит: "Как благ Бог к Израилю".
В этом тексте есть и фонтан, и поток, и водоем: фонтан – это Бог, поток – это добродетель; водоем, куда этот поток бежит – это Израиль. Безусловно, "благ Господь ко всем" (Пс. 144:9). Свежая роса падает и на чертополох, и на розу. Но хотя Бог благ ко всем, тем не менее, он не в одинаковой степени благ ко всем. Он благ к Израилю особенным образом.
Нечестивые люди имеют скудную милость от Бога, а благочестивые – имеют спасающую милость. И если Бог милостив к Своему народу, тогда благо для Его народа приближаться к Нему. Поэтому в нашем тексте и говорится: "А мне благо приближаться к Богу" (Пс. 72:28).

* * *

Мы можем рассматривать эти слова, как предположение (то есть, как предположительную часть силлогизма). В этом стихе, действительно, есть нечто подразумеваемое, а именно, то, что по своей природе мы далеки от Бога. Необходимость приближения к Богу предполагает неестественное удаление грешника от Бога и большое расстояние между ними. В нашем прошлом положении мы потеряли две вещи – образ Бога и общение с Богом. Давид говорит: "С самого рождения отступили нечестивые" (Пс. 57:4).
Каждый шаг грешника отдаляет его от Бога. Путь блудного сына, направленный в дальнюю сторону (см. Лук. 15:13), является символом отпадения грешных людей от Бога. Как далеки от Бога те, кто в течение сорока или пятидесяти лет постоянно удалялись от дома своего Отца! И что самое худшее, – грешники не только далеки от Бога, но они и не желают быть возле Него. Они полюбили где-то бродить. Грех не желает быть рядом со святостью.
Нечестивые люди удаляются так далеко от Бога, как только могут, подобно Каину, который "пошел...от лица Господня" (Быт. 4:16), то есть удаляются от церкви, где имеются видимые признаки Божьего присутствия. Каин удалился от Бога так далеко, как только мог. Он занялся строительством, думая тем самым заглушить голос своей совести, точно так же, как итальянцы в древние времена имели обыкновение заглушать раскаты грома с помощью своих колоколов.
Грешники считают, что для них будет лучше обойтись без общества Бога, подобно отпадшим евреям, которые говорили: "...Устраните от глаз наших Святого Израилева" (Ис. 30:11). Они говорят: "Давайте избавим наше общество от Бога; пусть Он больше не именуется среди нас". Больному глазу не нравится быть возле солнца.
Давайте будем глубоко смиренными из-за нашего падения в Адаме, которое поставило нас в таком отдалении от благословенного Бога. Небо и земля не находятся так далеко друг от друга, как Бог и грешник. Чем дальше мы от Бога, тем ближе мы к аду. Чем дальше человек отплыл от востока, тем ближе он к западу. Давайте подумаем о том, чтобы вернуться к Богу через покаяние. Скажите так, как говорит неверная жена (то есть, церковь): "...Пойду я и возвращусь к первому мужу моему; ибо тогда лучше было мне, нежели теперь" (Ос. 2:7).

* * *

Давайте рассмотрим этот текст, как утверждение (то есть, как утвердительную часть силлогизма): "А мне благо приближаться к Богу".
Этот текст делится на такие четыре части:
1) личность – мне;
2) действие – приближаться;
3) объект – Бог;
4) совершенство действия – благо.
Утверждение это таково: на христиан возложена ответственная обязанность – приближаться к Богу. Апостол говорит: "Да приступаем с искренним сердцем" (Евр. 10:22). Для того, чтобы проиллюстрировать данное утверждение необходимо выяснить четыре вещи:
1) как мы можем получить способность приблизиться к Богу?
2) где мы приближаемся к Богу?
3) способ, каким мы можем приблизиться к Богу?
4) почему мы должны приближаться к Богу?

* * *

I. Как мы можем получить способность приблизиться к Богу?
По своей природе мы находимся в противоречии с Богом, отчуждены от Него и являемся Его врагами (см. Кол. 1:21). Как же тогда мы можем подойти близко к Богу?
Ответ: через Посредника. Иисус Христос является завесой между нами и Божественной справедливостью. Христос, как наш Первосвященник, взял на Себя нашу плоть. Плоть Христа называется завесой (см. Евр. 10:20). Как Моисей, когда его лицо сияло особенно ярко, положил покрывало на него, и тогда Израиль смог приближаться к нему и смотреть на него, – так и Христос прикрыл Себя нашей человеческой природой для того, чтобы сейчас мы могли приближаться к Богу и смотреть на Него.
Как посредством Своего воплощения, так и посредством Своего распятия Христос открыл для нас путь в Святое Святых. Он умер для того, чтобы сделать Бога и нас друзьями. При грехопадении человека был нарушен Божественный закон, чем была вызвана Божья строгость, проявившаяся в Его справедливости, и потребовалось удовлетворение за грехи человека для того, чтобы мы могли приближаться к Богу как Его друзья.
А теперь Христос, как наш Первосвященник, пролил Свою кровь за наши грехи и совершил наше искупление, "...умиротворив... Кровию креста Его" (Кол. 1:20). Как Иосиф, занимая высокую должность при царском дворе, открыл путь для своих братьев, чтобы они могли подойти поближе и войти в царское присутствие (см. Быт. 47:2), так и Иисус Христос является нашим Иосифом, который с помощью Своей крови открывает для нас путь, чтобы сейчас мы могли подойти ближе к Богу, войдя в Его присутствие. Через Христа Бог удовлетворен нами; Он протягивает нам Свой золотой скипетр, чтобы мы могли подойти поближе и коснуться верхушки этого скипетра.

* * *

II. Где мы приближаемся к Богу?
Ответ: в использовании или употреблении Его установлений. Через Слово Божье мы приближаемся к Его святой истине; в священнодействии Его причастия мы приближаемся к Его столу. В первом случае мы слышим Его голос; во втором – мы имеем Его легкое прикосновение.
Кроме того, мы также особенным образом подходим ближе к Богу в молитве. Молитва – это интимный разговор души и общение ее с Богом. Молитва шепчет наши слова в уши Бога. Давид говорит: "Вопль мой дошел до слуха Его" (Пс. 17:7). В молитве мы подходим так близко к Богу, что крепко держимся за Него (см. Ис. 64:7). Бог подходит близко к нам посредством Своего Духа, а мы приближаемся к Нему в молитве.

* * *

III. Метод, или способ, как мы можем приблизиться к Богу?
Ответ: особое место пребывания Бога – небеса, и мы приближаемся к Богу не с помощью ног нашего тела, а своими душами. Чувства – это ноги нашей души; и с помощью них мы движемся по направлению к Богу. Асаф приближался к Богу в своих желаниях: "...С Тобою ничего не хочу на земле" (Пс. 72:25). Он возносился своим сердцем на небеса с помощью благочестивых восклицаний. Духи могут иметь общение на расстоянии.

* * *

IV. Почему мы должны приближаться к Богу?
Ответ: потому что Он наш Создатель, в Нем мы живем. Он дал нам наши тела; они являются Его удивительным творением (см. Пс. 138:15). И как он сделал, образно говоря, футляр для души, так же Он вложил в этот футляр драгоценный камень, то есть душу; и если мы на самом деле произошли от Него, то мы не сможем и дышать без Него. Это является истинной причиной, почему мы должны приближаться к Нему с почтением и благоговением.
Бог является нашим Покровителем; Он увенчивает нас различными благословениями. Он дает нам здоровье и богатство; каждый кусок хлеба, который мы едим, протягивается нам рукой Божественной щедрости. Разве это не является важной причиной, чтобы мы приближались к Тому, Кто нас кормит? Дайте зверю пищу, и он будет следовать за вами по всему полю. Не приближаться к Тому, Кто является нашим Покровителем, хуже невоспитанности.
Бог является summum bonum [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "главной добродетелью". В Боге есть достаточно всего, чтобы удовлетворить безмерное желание ангелов. Он является omnimode dulcis [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "квинтэссенцией благоденствия". В Нем сконцентрированы все совершенства – мудрость, святость, доброта. Он имеет реки удовольствия, в которых душа будет вечно купаться, испытывая бесконечное наслаждение (см. Пс. 35). Таким образом, Бог и является достаточным основанием для нашего приближения к Нему; Он является главной добродетелью. Все сущее желает приблизиться к своему счастью.
Обратите внимание на правильное настроение и характер души, исполненной благодатью. Она постоянно приближается к Богу; она любит доверительно говорить с Ним. Истинно возрожденный человек не может долго оставаться вдали от Бога. Поэтому Давид говорит: "К Тебе прилепилась душа моя" (Пс. 62:9).
Благочестивая душа не может не приближаться к Богу благодаря совершенной любви, которую она питает к Нему. Природа любви притягивает сердце к объекту любви. Тот, кто любит своего друга, будет часто посещать его; тот, кто любит Бога, будет также посещать Его своим сердцем. Сердце возносится к Богу на огненной колеснице любви.
Облагодатствованная душа не может не приближаться к Богу, так как между ней и Богом установились близкие взаимоотношения. Бог является ее Отцом. Несомненно, истинны слова: "Ты – Отец наш" (Ис. 64:8). Разве не доставляет большое удовольствие ребенку приближаться к своему отцу?
Однако, нет отца, подобного Богу, который заслуживал бы такой же любви. Его дети никогда не будут нуждаться; у Него достаточно богатства, чтобы дать его всем Своим наследникам. Он любит Своих детей так совершенно, что никогда не лишит их Своего наследства. Как же тогда могут верующие избегать своего Отца? Они не знают, как можно долго находиться без Его присутствия.
Облагодатствованная Богом душа не может выбрать ничего другого, как приближаться к Богу, потому что в этом приближении она обрела так много наслаждения и удовлетворенности. В то время, как она приближалась к Богу, она училась от Него добродетельности. Ионафан не вкушал столько сладости, обмакнув свою палку в сотовый мед (см. 1 Цар. 14:27), сколько сладости душа находит в общении с Богом.
Приближаясь к Богу, сердце христианина согревается и становится мягким; Господь воспламеняет его жертву с небес. В своем приближении к Богу христианин испытывает восторг своего духа, ощущает еще больше Божьей любви и предвкушает небесную славу. Бог дает ему гроздь винограда, когда он находится в пути к небесам; он вкушает, что Господь есть благо. Поэтому не удивительно, что он так часто предпринимает необходимые усилия чтобы приблизиться к божественному величию, ибо посредством такого приближения к Богу он обретает свое утешение.
Этот текст порицает тех, кто вместо того, чтобы приближаться к Богу, приближается к греховному миру. Мир поглощает все их время и все их мысли. Апостол говорит о таковых христианах: "...Они мыслят о земном" (Фил. 3:19). Благочестивый христианин использует этот мир только для удовлетворения своих необходимых нужд, но его основной труд направлен на то, чтобы приближаться к Богу. С кем бы ему не приходилось налаживать отношения и входить в контакты, он будет уверен, что при этом Бог не будет в проигрыше. Он каждый день приносит Богу жертву; он всецело следует за Ним. А алчные люди делают греховный мир своим сокровищем.
И что является сокровищем этих людей? То, что более всего повелевает их сердцами. Мирские люди живут своими плотскими чувствами; и говорить с ними о приближении к Богу, все равно, что говорить загадками и парадоксами. Они могут жить выше земных представлений не более, чем рыба может жить без воды. На них лежит проклятие змея, – есть прах (см. Быт. 3:14). Мирские вещи уводят сердце человека от Бога. Они являются retinacula spei [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "их канатами, огораживающими ущелье" (как сказал Тертуллиан); они препятствуют нашему переходу к святой земле.
Если бы не грехопадение, которое, образно говоря, отразилось на человеческом шлеме мудрости, то люди думали бы в своей душе следующим образом: если в мире присутствует хоть какая-то красота, то сколько ее в Боге, который сотворил его? Он дает цветку его цвет и запах; Он дает бриллианту его блеск; Он дает пище особый вкус; и если в творениях присутствует столько свежести, то сколько ее в Боге? Он беспредельно лучше всего. Могут ли эти невзрачные мирские вещи увлечь наши сердца прочь от Бога? Может ли капля увлечь нас от фонтана? Разве свет от свечи может увлечь нас от солнца? Можем ли мы восхищаться подарком и забыть о Том, Кто подарил нам его? Соломон говорил о поколении людей, у которых "безумие в сердце" (Еккл. 9:3).
О, как поверхностно и незначительно все то, где нет Бога! Люди поглощены своими мирскими делами, и находятся в тягостном добывании мирских благ; они предаются своей неумеренности и излишествам; они пребывают в постоянно продолжающемся духовном умирании; они творят дела, подлежащие Божьему осуждению.
Этот текст осуждает тех людей, которые лицемерно приближаются к Богу; эти люди приближаются к Нему своими устами, а не своими сердцами (см. Ис. 29:13). Кто-то сказал, что евреи демонстрируют великое внешнее благоговение и в своих синагогах зажигают светильники к славе Бога, но часто у них не ощущается внутреннего почитания Бога. Однако, что стоит внешнее великолепие без истинного благочестия?
Грешники поклоняются Богу только внешне, своими телами, а сердца свои они удерживают для чего-то другого, что они любят больше. Сердце -это девственница, почитателем которой является Сам Бог. Мудрость говорит: "Сын мой! Отдай сердце твое мне" (Прит. 23:26). Приближаться к Богу телом, а не сердцем – это означает оскорблять Бога. Это то же самое, что прийти к аптекарю в магазин и попросить стимулирующее лекарство, а получить пустой стакан. Приближаться к Богу без участия сердца равносильно притворному почитанию, и это означает, что вы направляетесь в ад, прикрывшись религиозной мантией.
Этот текст осуждает тех, кто вместо того, чтобы приближаться к Богу, удаляется от Него. Такие люди являются отступниками. В свое время казалось, что они пышно расцвели своими душами и дали хорошую надежду на свое обращение, но их весна сразу же сменилась осенью. Либо страх перед преследованием, либо надежда на продвижение в этом мире отвернула их от исповедания истинной веры в Бога. Такими были Болсекус, Петрус Каролус и другие. Пророк говорит: "Отверг Израиль доброе" (Ос. 8:3). Во время Аугсбурга паписты давали десять флоринов в год каждому, кто восставал против протестантской веры.
Люди отступают от Бога, потому что они никогда не имели Духа Божьего, Который бы духовно укреплял их. Те, в ком присутствует Дух Святой, никогда не уйдут навсегда от Бога. Дух, пребывающий в сердце, называется залогом, а не закладом. Заклад можно потребовать и забрать, а залог остается и является частью той суммы, которую заплатят позже.
О, как низко отступать от Бога! Имя Иуды вызывает отвращение до сегодняшнего дня. Безусловно, что ни один протестант не будет крестить своего ребенка, давая ему имя Иуда. И каким мрачным был его конец! Тот, кто был безжалостным к невинному Христу – того внутренности были извергнуты.
Если для человека благо приближаться к Богу, то отступать от Него должно быть злом. В этом же псалме написано: "Ибо вот удаляющие себя от Тебя гибнут" (Пс. 72:27).
Этот текст увещевает нас всех приближаться к Богу. Разумнее приближаться к Богу добровольно, чем быть приближенным к Нему из-за какого-либо бедствия. Бог является terminus ad quern [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "конечной целью"; куда же еще идти душе, как не к Богу? Где еще пчела может отдохнуть, как не в своем улье? Приближаться к Богу – это и наша привилегия, и наш долг. Для того чтобы убедить вас приближаться к Богу, я назову всего лишь две причины.
Первая из них содержится в нашем тексте, который утверждает, что приближаться к Богу – это хорошее дело. "А мне благо приближаться к Богу". То, что это является благом, проявляется несколькими путями.
В том, что мы приближаемся к Богу, проявляется наша мудрость. Написано: "...приобретение премудрости выше рубинов" (Иов 28:18). Ни одно ювелирное изделие не украшает нас так, как мудрость; и где еще наша мудрость проявляется больше, как не в нашем приближении к Богу? Мудростью считается сохранять дружеские отношения с великими людьми. Написано: "Многие заискивают у знатных" (Прит. 19:6). Но любовь могущественных людей изменчива. Как часто наша радость вследствие расположения к нам могущественного человека омрачается. Но, поистине, мудро приближаться к Богу. Он является самым приятным другом и самым грозным врагом человека.
Приближаться к Богу является нашей честью. Считается честью разговаривать с благородными людьми. Какое достоинство для человека заключается в том, что великий Бог позволяет грешному праху приблизиться к Нему! Действительно, с какой святой гордостью говорит апостол: "...а наше общение – с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом" (1 Иоан. 1:3), как будто бы он сказал; "Мы общаемся не с педантами этого мира; мы принадлежим королевской крови с небес. Мы живем возвышеннее других людей; наше общение – с Небесным Отцом".
По этой то причине, тот факт, что Царь царей протянет нам золотой скипетр, пригласит нас в Свое присутствие и попросит нас приблизиться к Нему – является великой Божественной милостью. Все притесненные люди и должники в свое время пришли к Давиду, "...и сделался он начальником над ними" (1 Цар. 22:2), поэтому и мы, находящиеся в духовном смысле в притеснении и в долгах, можем приблизиться к Богу, чтобы Он был не только нашим начальником, но и нашим супругом (см. Ис. 54:5).
Какая необыкновенная высокая честь! Удивительно то, что Бог не изгоняет нас из Своего Святого присутствия. И то, что мы будем допущены, чтобы увидеть лицо Царя; и то, что Он пошлет нам изысканные яства со Своего собственного стола – все это является честью, более подходящей для ангелов, чем для людей.
Приближаться к Богу – это наша безопасность. Бог является крепкой башней (см. Прит. 18:10). Во времена опасностей очень хорошо приблизиться к крепости или к замку. Писание говорит: "От руки Его лучи, и здесь тайник Его силы" (Авв. 3:4). Лучи, исходящие из рук Бога, должны отражать Его врагов, а тайник Его силы будет охранять Его народ. Бог является неприступной крепостью. Поэтому, конечно же, спасение можно найти только в приближении к Богу. Если овца блуждает вдалеке от овчарни, то тогда ей следует опасаться волка; если мы блуждаем вдали от Бога, то мы в опасности от козней сатаны.
Приближаться к Богу – это наш мир. Единственное, что нарушает наш мир, это то состояние, когда мы не находимся вблизи Бога, но какая гармония – о, небеса – ощущается в душе, когда она приближается к Богу! Давид говорит: "Велик мир у любящих закон Твой" (Пс. 118:165). Этот мир, подобный жемчужине в бульоне, является лекарством. Давид приблизился к Богу, ибо он всегда был с Ним (см. Пс. 138:18). И это делало его подушку мягкой, когда он отправлялся спать. И поэтому он говорит: "Спокойно ложусь я и сплю" (Пс. 4:9); его сон – как сладость, как роса, которая падает на лист.
О, какая сладкая безмятежность, которая капает, как мед в душу, в то время, когда душа приближается к Богу! О, как приятно приближаться к Богу! И как сладко приступать все ближе к Солнцу Праведности!
Приближаться к Богу – это наше богатство. Хорошо приближаться к золотой жиле. Если мы приближаемся к Богу, то Он обогатит нас обетованиями и Божественными утешениями; Он обогатит нас жемчугом огромной цены. Он наградит нас и как царь, и как Бог. Он передаст нам и Свое царство, и Свое богатство; Он даст нам весенние цветы радости здесь и урожай славы в будущем.
Если мы будем приближаться к Богу, то и Он будет приближаться к нам. Если мы приближаемся к Нему по своему долгу, то Он будет приближаться к нам по милости. Когда блудный сын подошел к своему отцу, то его отец приблизился к нему "и пал ему на шею и целовал его" (Лук. 15:20).
Когда мы приблизимся к Богу с раскаявшимся сердцем, то Он приблизится к нам с сердцем сострадательным. Давид молился: "Приблизься к душе моей" (Пс. 68:19). Хорошо, когда Бог близок к нам. Как приятно быть в Его присутствии! Он является светом для глаза, и радостью для сердца. Как счастлив был Закхей, когда Иисус приблизился к нему! Писание говорит: "...Ныне пришло спасение дому сему" (Пук. 19:9). Когда Бог приближается к душе, то к этой душе приближаются небеса и спасение.
Наступает время, когда мы будем желать быть близко к Богу. Скоро мы приблизимся к своей могиле. О беззаконниках написано: "...они приближались ко вратам смерти" (Пс. 106:18). Нечестивые люди не проявляют в дни своего благополучия интереса к Богу, но с приближением смерти они захотят к Нему приблизиться. Тогда они будут восклицать, как ученики во время бури: "Господи! Спаси нас: погибаем" (Матф. 8:25); тогда они будут умолять о милости! Они бегут к Богу в беде, как во время бури люди бегут к дереву, чтобы укрыться.
Но Бог не будет укрывать Своих врагов. Господь дает грешнику Свою преизобильную милость на протяжении всей его жизни (как вы видели любящего отца, подкупающего блудного сына деньгами, чтобы посмотреть, сможет ли он перевоспитать его). Но если милость не воздействует на грешника, тогда при приближении смерти солнце этой милости зайдет и темная ночь гнева обрушится на грешника. Те, кто не приближается к Богу, как к своему другу, почувствуют, что Бог подойдет к ним как их враг.
Что же нам делать, чтобы приблизиться к Богу? Давайте поразмыслим о совершенствах Бога.
Он есть Бог славы (см. Пс. 28:3), полный исключительной красоты, в сравнении с которой и ангелы, и люди являются всего лишь маленькой пылинкой на Божьих весах.
Он является Богом любви (см. 2 Кор. 13:11), Который побеждает мил остью. Пусть это ободрит нас в нашем приближении к Нему; нас, которые находят радость в том, чтобы нести знамя щедрой Божьей благодати грешникам. Если бы мы услышали о почитаемом человеке, который имеет доброе расположение к людям и который в силу своей доброты и вежливости был бы благодарен всем тем людям, которые пришли к нему, то это заставило бы нас страстно стремится к тому, чтобы познакомиться с ним и снискать его доверие.
Бог является наивысшим благом, чудом любви, готовым раздать серебряные потоки Своей щедрости всем нуждающимся. Это качество Бога, как ничто другое, заставляет нас добровольно приближаться к Нему и соглашаться с Ним, как с источником блаженства.
Для того чтобы приближаться к Богу, давайте посмотрим на наши собственные желания. Давайте задумаемся о том, в какой нужде мы держимся за Бога; и о том, что без Него мы не можем быть счастливы. Блудный сын никогда не приблизился бы к отцу, если бы он не начал нуждаться (см. Лук. 15). Гордый грешник, который никогда не был обличаем своей совестью, никогда не подойдет близко к Богу; у него есть свой собственный капитал, за счет которого он живет. Гордые люди говорят: "...Мы сами себе господа; мы уже не придем к Тебе" (Мер. 2:32). Наполненный желудок пренебрегает сотовым медом. Именно сильное желание приводит нас близко к Богу.
Почему так много больных и парализованных людей обращалось за помощью ко Христу? Не потому ли, что они хотели исцелиться? Разве жаждущий человек приходит к источнику не потому, что он хочет воды? Разве осужденный человек приходит к своему государю не потому, что он хочет прощения? Когда бедная душа пересматривает свои желания и говорит: "Я хочу благодати; я хочу благосклонности Бога; я проклята без Христа", – то это заставляет ее приблизиться к Богу и искренне умолять Его о милости.
Для того чтобы мы приблизились к Богу, давайте определим в своей душе свою заинтересованность в Боге. Апостол говорит: "Да приступаем с искренним сердцем, с полною верою..." (Евр. 10:22). Когда мы знаем, что Он – наш Бог, тогда мы приближаемся, к Нему. Супруга, благодаря брачному союзу, приближается к своему мужу, "ибо сей Бог есть Бог наш" (Пс. 48:14).
Давайте будем просить Бога о Святом Духе. Дух Божий имеет притягательную силу. Порочность уводит сердце от Бога, а Дух притягивает ее к Нему. Написано: "Влеки меня, мы побежим за Тобою" (Песн. П. 1:3). Дух Святой, благодаря Своей всесильной благодати, влечет наше сердце к Богу не только ласково, но и могущественно.
Пусть наши сердца воспламенятся любовью к Богу; то, к чему направлена наша любовь, то и влечет наше сердце. Если Бог будет тем сокровищем, которым мы наслаждаемся, то наши сердца будут приближаться к Нему. Рабский страх заставляет душу спасаться бегством от Бога; священная любовь заставляет ее лететь к Нему. Аминь.

Приложение 2.
Как мы можем читать Писания
с наибольшей для себя духовной пользой?

"И пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии".
Втор.17:19
То, что Цицерон сказал о политических принципах Аристотеля, вполне можно отнести и к книге Второзакония: она полна золотого ораторского искусства. В 17-й главе этой книги Бог наставляет евреев о том, каким должен быть царь, управляющий ими, и здесь точно определены две вещи, характеризующие царя: его избрание и его религия.
1. Его избрание: "...Поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой" (стих 15). Очень важной причиной того, почему именно Бог должен выбрать им царя, является то, что цари правят Богом – Его мудростью (см. Прит. 8:15).
2. Его религия: "...Когда он сядет на престол царства своего, должен списать для себя список закона сего с книги, находящейся у священников левитов" (стих 18). Это хорошее начало правления царя; первое, что он должен сделать после того, как воссядет на престоле, – переписать Слово Божье в книгу. И далее по тексту мы читаем: "14 пусть он будет у него, и пусть он читает его во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии" (стих 19).
"И пусть он будет у него". Книга закона должна быть Vade Mecum [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "каждодневным спутником". Карл Великий когда-то положил свою корону на Библию. Несомненно, Библия является наилучшей поддержкой царя в его правлении.
"И пусть он читает ее". Следовать пророчествам небес не является таким делом, которое ниже величия правителя; Книга Божьего закона содержит в себе священные заповеди Бога. Господь говорит: "...Я буду говорить важное" (Прит. 8:6). В Септуагинте в этом тексте употреблено такое выражение: "серьезные вещи"; на древнееврейском – "царственные вещи", то есть вещи, вполне соответствующие тому, чтобы Бог их говорил, а царь их читал.
Царь должен читать Книгу Закона не только при вступлении на престол. Он должен читать ее во все дни жизни своей. Он не должен прекращать чтение до тех пор, пока не оставит свое правление.
Причина того, почему он должен быть хорошо знаком с законом Божьим, заключена в последующих словах:
1) "дабы научался бояться Господа, Бога своего". Чтение Слова является наилучшим средством для того, чтобы человек начал бояться Бога.
2) "дабы... старался исполнять все слова закона сего и постановления сии".
3) "...дабы долгие дни пребыл на царстве своем".
А теперь я буду рассуждать над следующими словами этого текста: "...пусть он читает его во все дни жизни своей", то есть, пусть постоянно читает книгу Закона.
Как сказал Августин, Священное Писание – это золотое письмо, посланное нам Богом. Его надо читать неустанно; невежество в знании Писания является матерью ошибок, но, безусловно, оно не является признаком посвящения себя Богу. Христос сказал иудеям: "...Заблуждаетесь, не зная Писаний" (Матф. 22:29). Нам заповедано Христом: "Исследуйте Писания" (Иоан. 5:39).
Греческое слово, употребленное в этом тексте, означает, что мы должны исследовать Писание подобно тому, как ищут серебряную жилу. С каким усердием ребенок перечитывает волю и завещание своего отца, и с каким вниманием каждый гражданин перечитывает хартию о своих правах! С таким же прилежанием мы должны читать Слово Божье, которое является нашей Magna Charta [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "Великой хартией вольности" – нашим правом на небеса.
Это великая милость, что Библия сегодня не запрещена. А было время, когда Император Траян запретил евреям читать Книгу Закона.
Давайте, рассмотрим и приведем все необходимые сведения о Библии, об этом священном пророчестве. Аполлос был "сведущий в Писаниях" (Деян. 18:24). Меланхтон, будучи молодым человеком, впитывал в себя чистое молоко Слова Божия. Альфонс, царь Аррагонский, прочел Библию четырнадцать раз. Благодаря чтению Слова Божия, сердце римской женщины Сесилии стало "библиотекой о Христе", как описывает Джером.
Если бы Писания были ограничены для понимания из-за нашего незнания первоначальных языков, на которых они были написаны, то многие привели бы это в оправдание того, что они не читают их; но когда меч Духа обнажен и Слово стало доступным для нас благодаря переводу, то что может препятствовать нам усердно исследовать эти священные тайны?
Адаму было запрещено вкушать от дерева познания добра и зла под страхом смерти. Бог сказал ему: "Ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь" (Быт. 2:17). Но нет никакой опасности в прикосновении к дереву Священного Писания; более того, если мы не будем есть от этого дерева познания, то мы наверняка умрем. Что станет с теми людьми, которые незнакомы с Писаниями? Бог говорит об Израиле: "Написал Я ему важные законы Мои, но они сочтены им как бы чужие" (Ос. 8:12).
Многие люди, подобно иудеям, отвергли Писания, как ржавое оружие (см. Иер. 8:9). Они обладают большими знаниями о рыцарских романах, чем о посланиях апостола Павла; они проводят много часов, находясь между расческой и зеркалом, но их глаза воспаляются, когда они смотрят на Библию. И турки восстанут для наказания таких христиан. Они почитают книги Моисея; и если они находят хоть страницу, на которой написано хоть что-нибудь из Пятикнижия, они берут и целуют ее.
Те, кто пренебрегают написанным Словом Божьим, пренебрегают Самим Богом, чей отпечаток оно несет. Пренебрежение указом царя является публичным оскорблением персоне царя. Те, кто пренебрегают и поносят Писание, находятся в состоянии Божьего осуждения. Писание говорит: "Кто пренебрегает словом, тот причиняет вред себе" (Прит. 13:13). Не достаточно просто читать Слово Божье, но также необходимо заботиться о том, чтобы с его помощью получать духовное питание и пользу, чтобы наши души питались словами веры (см. 1 Тим. 4:6).
Для чего еще Писание было написано, как не для того, чтобы оно могло приносить пользу? Бог дал нам Свое Слово не только как карту или чертеж, чтобы мы смотрели на него, но Он передал его нам так, как отец передает сыну денежный капитал, чтобы поправить его дела. Печально, если человек не получает пользы от чтения Слова Божия, – он тогда подобен изможденному от чахотки телу, которое не может быть здоровым и сильным. Люди с неохотой занимались бы тем ремеслом, которое не приносит им прибыли.
Важный вопрос, о котором я должен сейчас говорить, таков: как мы можем читать Священные Писания с наибольшей для себя духовной пользой? Отвечая на этот вопрос, я изложу некоторые правила или дам некоторые указания о том, как нужно читать Священное Писание.

* * *

1. Для того чтобы получать пользу от чтения Писания, удалите от себя все то, что может препятствовать извлечению такой пользы. Для того чтобы тело могло процветать, все то, что препятствует такому процветанию, должно быть удалено. Имеется три препятствия, которые должны быть удалены от вас для того, чтобы вы получали пользу от чтения Писания.
1) удалите из своего сердца любовь ко всякому греху. Пусть доктор назначит человеку наилучшие лекарственные средства, но если пациент кроме них принимает и яд, то это будет препятствовать действию этих лекарств. Священные Писания предписывают человеку превосходные средства, но грех, живущий в нем, все отравляет. Тело не может нормально функционировать, находясь в горячке, так же, как и душа, находясь под воздействием лихорадочного жара похоти. Платон называет любовь ко греху magnus daemon [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "великим дьяволом". Как роза погибает из-за червоточины, которая появляется в ней, так и души людей погибают из-за тех грехов, которым они потакают.
2) Берегитесь тех колючих терниев, которые заглушат читаемое вами Слово Божие. Этими терниями наш Спаситель называет заботы этого мира (см. Матф. 13:22). Под словом "заботы" подразумевается алчность человека. Алчный человек вовлекается в такое многообразие мирских занятий, что он с трудом может найти время для чтения Слова Божия; если же он находит такое время, то какие неуместные действия он совершает при чтении Слова! В то время как его глаза сосредоточены на Библии, его сердце принадлежит миру; писания апостолов не в такой степени поглощают его, как записи в своей бухгалтерской книге. Разве такой человек сможет получить пользу от такого чтения? Скорее, вы сможете получить экстракт из масла или сироп из кремния, чем он получит хоть какую-то реальную пользу от Писания.
3) Опасайтесь высмеивать Священное Писание – это игра с огнем. Некоторые люди не могут быть радостными до тех пор, пока не позволят себе какие-нибудь вольности с Богом. Когда же они опечалены, то они берутся за Библию, как за арфу, чтобы прогнать злой дух, – как пьяница, опустошив свои чаши, обращается к друзьям. И говорит им, подобно неразумным девам: "Дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут" (Матф. 25:8). Остерегайтесь этого в страхе Божьем.
Король Эдуард IV не потерпел насмешек над своей короной и приказал обезглавить того человека, который сказал, что он передаст в наследство своему сыну корону, имея в виду символ короны на своей таверне. Тем более Бог не потерпит, чтобы высмеивали Его Слово. Осебиус описывает одного человека, который высмеивал отрывок из Священного Писания, – Бог поразил его безумием. Господь справедливо может предать таких людей превратному уму (см. Римл. 1:28).

* * *

2. Для того чтобы получить пользу от чтения Писания, подготовьте свои сердца прежде, чем читать Слово. Сердце является тем инструментом, который необходимо настраивать. Писание говорит: "Расположите сердце ваше к Господу" (1 Цар. 7:3). Даже язычники, как отмечает Плутарх, считали неприличным быть слишком поспешными или слишком опрометчивыми, направляясь на поклонение своим воображаемым божествам. Эта подготовка к чтению Слова Божия заключается в двух вещах:
1) В концентрации наших мыслей для того, чтобы быть внимательными к тому священному занятию, к которому мы приступаем. Обычно мысли человека находятся в беспорядке, поэтому соберите их вместе.
2) В очищении от тех нечистых чувств, которые, на самом деле, отбивают у человека охоту читать Библию. Прежде, чем мы приступим к тому, чтобы пить воду жизни, давайте изгоним прочь яд нечистых привязанностей. Многие приступают к чтению Слова Божьего в спешке и поэтому неудивительно, что, приступив к этому занятию не подготовившись, они заканчивают это чтение, так и не получив никакой пользы.

* * *

3. Читайте Писания с благоговением. Задумывайтесь над каждой строкой, которую вы читаете, ибо Бог разговаривает с вами посредством этого Слова. Ковчег, внутри которого находилась книга Закона, был отделан чистым золотом и переносился на шестах для того, чтобы левиты не касались его (см. Исх. 25). Для чего это было, как не для того, чтобы вызвать в людях благоговение перед Законом? Когда Аод сказал Еглону, что он имеет для него слово от Бога, то Еглон встал со своего трона (см. Суд. 3:20). Написанное Слово – это послание нам от Самого Иеговы; с каким же священным трепетом мы должны принимать его!

* * *

4. Читайте книги Священного Писания по порядку. Хотя иногда те или другие события могут отвлекать нас от нашего метода, тем не менее, для постоянного чтения Библии лучше придерживаться определенного порядка. Порядок помогает запоминать. Ведь мы не начинаем читать письмо друга с середины.

* * *

5. Приобретайте правильное понимание Священного Писания. Давид говорит: "Вразуми меня, и научусь заповедям Твоим" (Пс. 118:73). Хотя в Писании имеются некоторые трудные для понимания, сложные места, которые нелегко истолковать, но, тем не менее, Святой Дух доступно изложил для нас сущность спасения. Знание здравого смысла Писаний является первым шагом к извлечению пользы от чтения Писания. Согласно Закону Аарон должен был вначале зажечь светильники, а затем воскурять фимиам; это значит, что прежде, чем загорятся наши чувства, должен быть зажжен светильник нашего понимания.
Приобретайте это познание, насколько это в ваших силах, посредством сравнивания текстов Писания друг с другом; посредством обсуждения Библейских текстов с другими христианами; посредством использования наилучших комментариев. Без правильного знания Писание является для человека запечатанной книгой; каждая его строка будет слишком высокой для нас; и если прочитанное Слово выстреливает выше нашей головы, то оно никогда не сможет попасть в наше сердце.

* * *

6. Читайте Слово Божие вдумчиво. "Если человек поверхностно читает Писание, – сказал Эразм, – то это принесет ему слишком мало пользы; но если человек серьезно относится к его чтению, то в этом заключается суть его жизни; и если бы мы задумывались о важности тех истин, которые изложены в этой священной Книге, то мы относились бы к этому "серьезнее". Писание говорит: "Ибо это не пустое для вас; но это жизнь ваша" (Втор. 32:47). Если бы человек распечатал и читал письмо, касающееся всего его имущества, то как серьезно он читал бы его.
Писание говорит о нашем спасении; оно рассказывает нам о любви Христа, а это очень важная тема. Христос возлюбил человечество больше, чем ангелов, которые пали (см. Евр. 2:7). Магнит, который не реагирует на золото и жемчуг, притягивает к себе железо; точно так и Христос, пройдя мимо ангелов, которые были более благородного происхождения, привлекает к Себе людей. Христос полюбил нас сильнее, чем Свою собственную жизнь; более того, хотя мы и участвовали в Его смерти, тем не менее, Он не исключает нас из Своего завещания – это та любовь, которая превыше нашего понимания. Кто может читать об этом поверхностно?
Писание говорит о таинстве веры в Бога, о вечной награде и о малом количестве тех людей, кто спасется. Христос сказал: "Мало избранных" (Матф. 20:16). Один человек заявил, что имена хороших императоров Рима можно выгравировать на маленьком кольце; точно так же, говоря в сравнении, совсем немного имен записано в Книге Жизни. Писание говорит о том, чтобы мы боролись за небеса в тяжелых страданиях и борьбе (см. Лук. 13:24). Оно предупреждает нас, чтобы мы не лишились обещанного нам покоя (см. Евр. 4:1). Оно описывает ужас адских мук, оно говорит об адских червях и огне (см. Map. 9:44).
Кто может читать это и не относиться к этому серьезно? Некоторые люди имеют легкий поверхностный дух; они в спешке пробегают мимо самых значительных истин Писания (подобно Израилю, который в спешке ел Пасху), и читаемое Слово не приносит им пользы. Читайте его, исполнившись спокойным, торжественным духом. Серьезность -это тот полезный груз христианина, который удерживает его на плаву и не дает ему быть опрокинутым суетой.

* * *

7. Старайтесь запоминать все то, что вы читаете. Сатана пытается украсть Слово из вашей памяти; он делает это не для того, чтобы использовать его для себя, но чтобы мы не воспользовались им. Память должна быть подобна стапелям ковчега, на которых он держался. Давид говорит: "Вспоминал суды Твои" (Пс. 118:52). Джером рассказывает о богобоязненной женщине Пауле, которая знала большую часть Писаний сердцем; нам заповедано, чтобы Слово Божие пребывало в нас (см. Кол. 3:16).
Слово Божие – это драгоценный камень; оно украшает нашего внутреннего человека, – разве не должны мы, в таком случае, запоминать его? Если Слово не остается в памяти, то оно не может принести нам пользы. Некоторым проще запомнить отрывок новостей, чем строчку из Писания; их память подобна тем прудам, где живут лягушки, а рыба умирает.

* * *

8. Размышляйте о том, что вы читаете.
Давид говорит: "О заповедях Твоих размышляю" (Не. 118:15). Еврейское слово размышлять означает "напряженно думать". При размышлении необходимо, чтобы мысли концентрировались на предмете наших размышлений. В Писании сказано о Марии: "Мария сохраняла все слова сии" (Лук. 2:19).
Размышление – это переваривание Писания. Чтение дает истину нашему уму, размышление переносит ее в наше сердце; чтение и размышление, как Кастор и Поллукс, должны всегда быть вместе. Размышление без чтения является неправильным; чтение без размышления не приносит плода. Пчела извлекает нектар из цветка, а затем трудится в улье, – в результате получается мед. Читая, мы извлекаем нектар Слова Божия; размышляя, мы работаем над ним в улье нашего ума, и тогда оно приносит пользу. Давид свидетельствует: "В мыслях моих возгорелся огонь" (Пс. 38:4). Причина того, почему после чтения Слова Божия мы остаемся такими холодными, заключается в том, что мы не согреваем себя огнем размышления.

* * *

9. Приступайте к чтению Писания со смиренным сердцем. Признайте, насколько вы недостойны того, чтобы Бог явил Себя вам в Своем Слове. Божьи тайны открываются смиренным. Гордость препятствует приобретению человеком пользы от чтения Писания. Кто-то сказал, что земля, на которой сидит павлин, бесплодна; так и сердце, в котором поселилась гордость, действительно бесплодно. Надменный человек относится с презрением к советам, содержащимся в Слове, и ненавидит его порицания. Разве возможно, чтобы он получил пользу от чтения Библии? Написано: "Бог... смиренным дает благодать" (Иак. 4:6).
Самые выдающиеся святые были о себе невысокого мнения; подобно солнцу в зените, они меньше всего показывали себя, хотя и были в наивысшей точке своей духовной жизни. Давид говорил: "Я стал разумнее всех учителей моих" (Пс. 118:99), но каким смиренным он был, говоря: "Я же червь, а не человек" (Пс. 21:6).

* * *

10. Доверяйте написанному Слову; верьте, что оно от Бога; старайтесь увидеть имя Бога в каждой его строке. Для того, чтобы выразить доверие и уважение к своим законам, римляне заявляли, что они были вдохновлены богами в Риме. Верьте, что Писания вдохновлены Самим Богом. Апостол говорит: "Все Писание богодухновенно" (2 Тим. 3:16). Кто, как не Бог, может раскрыть великие доктрины о Триединстве, об искуплении грешников Иисусом Христом, о воскресении? И, действительно, откуда Писание может прийти, как не от Бога?
1) Грешники не могут быть авторами Писания. Разве могли бы они написать такие святые строки или так яростно выступать против греха, который они любят?
2) Святые люди также не могут быть авторами Писания. Как их святость могла бы допустить фальсификацию Божьего Имени и написать "так говорит ГОСПОДЬ" в книге, состоящей из своих собственных советов и повелений?
3) Ангелы не могут авторами Писания. Какой из ангелов на небесах осмелился бы выдать себя за Бога и сказать "Я есть ГОСПОДЬ"?
Верьте, что происхождение Писания священно и идет от Отца света. Древность Писания говорит о его божественности. Ни одна из человеческих историй, дошедших до наших дней, не описывает события, предшествовавшие Ноевому потопу; но Писание трактует более раннее время. Кроме того, величие, глубина, чистота и гармония Писания показывают, что оно могло быть написано не кем-то другим, а Самим Богом.
Добавьте к этому силу написанного Слова, которая воздействует на совесть людей. Благодаря чтению Писания они стали другими людьми, что можно сказать об Августине, Юниусе и других христианах. Для того, чтобы поставить печать на куске мрамора, которая оставила бы на нем отпечаток, вы сказали бы, что эта печать должна обладать необыкновенной особенностью; точно также, когда написанное Слово Божие оставляет небесный отпечаток благодати в сердце человека, то это служит верным доказательством того, что оно обладает божественным авторитетом.
Для того чтобы получать пользу от чтения Слова, вы должны верить, что оно от Бога. Некоторые скептики подвергают сомнению правдивость Писания; доктрины веры записаны в их мировоззрении, а не в их веровании. Неверие человека ослабляет в нем силу Слова и делает этого человека бесплодным. Кто будет повиноваться истинам, которым человек сам не верит? Писание говорит: "...Но не принесло им пользы слово слышанное, не растворенное верою слышавших" (Евр. 4:2).

* * *

11. Высоко цените Священные Писания.
Давид говорит: "Закон уст Твоих для меня лучше тысяч золота и серебра" (Пс. 118:72). Может ли достичь опытности в каком-либо виде искусства человек, который пренебрегает им и недооценивает его. Цените эту книгу Божью превыше всех других книг. Грегори называет Библию сердцем и душой Бога. Раввины говорят, что в каждой точке и имени, встречающемся в Писании, заключен огромный смысл. Давид утверждает: "Закон Господа совершен" (Пс. 18:8).
Писание – это хранилище Духа Святого; это шифр к божественному знанию, это правильная модель и платформа истинной веры. Писание содержит Credenta*), то есть, "вещи, которым мы держит Credenta [Латинское выражение (прим. ред.)], то есть, "вещи, которым мы должны верить", и Agenda [Латинское выражение (прим. ред.)], – то есть, "то, что мы должны практиковать"; и тогда оно сможет умудрить нас во спасение (см. 2 Тим. 3:15).
Писание является стандартом истины, судьей в разногласиях; это Полярная звезда, направляющая нас к небесам. Писание является компасом, с помощью которого мы должны направлять руль нашей воли. Это поле, в котором сокрыт Христос, это Жемчужина огромной цены. Это глыба бриллиантов. Это священные глазные капли или целебная мазь для глаз; она исцеляет глаза тех, кто смотрит на Писание. Это духовное оптическое стекло, в котором блистает слава Божья. Это панацея или универсальное средство для души. Страницы Писания подобны листьям дерева жизни для исцеления народов (см. Откр. 22:2).
Писание рождает благодать и питает нас ею. Как может человек родиться свыше, как не "словом истины" (Пак. 1:18)? Как может он возрастать, не вкушая "чистое словесное молоко" (1 Петр. 2:2)? Написанное Слово – это книга, из которой мы добываем доказательства о жизни на небесах; это морской навигационный маяк, который показывает нам скалы греха; это противоядие против ошибок и отступничества; это обоюдоострый меч, который поражает старого змея. Это наш оплот, чтобы противостоять силе похоти, подобно Капитолию в Риме, который был неприступным местом и складом боезапасов.
Писание – это башня Давида, на которой вывешены щиты нашей веры. "Отнимите Слово, и вы лишите нас солнца", – сказал Лютер. Написанное Слово превыше ангельских посланцев или голоса с небес. Написано: "И этот глас, принесшийся с небес, мы слышали... И притом мы имеем вернейшее пророческое слово" (2 Петр. 1:18-19).
Если Цезарь так высоко ценил свои комментарии, что, защищая их, он потерял свою пурпурную мантию, то на сколько выше мы должны ценить священные пророчества Бога? Праведный Иов говорит: "...Глаголы уст Его хранил больше, нежели мои правила" (Иов 23:12).
В день коронации короля Эдуарда VI перед ним лежало три меча, символизирующих то, что он являлся правителем трех царств. Король сказал, что ему нужен еще один меч. На вопрос, какой именно, он ответил: "Святая Библия, которая является мечом Духа и которая для меня важнее всех этих символов королевской власти".
Роберт, король Сицилии, так высоко ценил Слово Божье, что, разговаривая со своим другом Петраркой, сказал: "Я торжественно заявляю, что для меня Писание дороже моего царства, и если бы мне пришлось лишиться одного из них, то я скорее потерял бы свою корону, чем Писание".

* * *

12. Обретите горячую любовь к Слову Божьему. Высокая оценка человеком чего-либо является результатом его способности правильно судить; любовь человека относится к его чувствам. Давид говорит: "Зри, как я люблю повеления Твои" (Пс. 118:159). Тот, кто находит удовольствие в торговле, возможно, станет богатым; тот, кто любит учиться, будет ученым. Августин рассказывает, что до своего обращения он не находил удовольствия в чтении Писаний, но после того, как он обратился к Богу, они стали для него наслаждением.
Давид считал, что Слово Божие слаще меда, капающего из сот. Томас а Кэмпис когда-то сказал, что он мог найти внутреннее удовлетворение своего сердца только, находясь в укромном месте, с книгой Божьей в руках. Разве Альфонсус, король Сицилии, не оправился от приступа болезни благодаря величайшему удовольствию, полученному им при чтении Квинтуса Куртиуса? Какое безграничное удовольствие должны мы получать при чтении Библии – этой книги жизни!
В Слове Божьем содержится достаточно всего того, что может зародить в нашей душе святую удовлетворенность и истинное наслаждение; это образец и демонстрация святой любви Бога к нам. Дух Святой – это опознавательный знак Божьей любви; Слово Божие – это Его любовное письмо к человеку. Как радуется человек, читая письмо своего друга! Написанное Слово – это божественная сокровищница или кладезь; в нем истина рассыпана, как жемчуг, чтобы украсить внутреннего человека нашего сердца.
Написанное Слово – это истинная манна, которая содержит в себе всевозможные сладкие ощущения; это эффективный эликсир; оно дает духовное вино тем, у кого огорченное сердце. Я читал о старом раввине, который при великом стечении народа заявил о могущественном лекарстве, которое он имеет для продажи. Многие обратились к нему за помощью и попросили его показать им это лекарство. Тогда он открыл Библию и указал им на несколько мест из нее, несущих утешение для человека.
Святой Давид пил это стимулирующее лекарство, ибо он сказал: "Это – утешение в бедствии моем, что Слово Твое оживляет меня" (Пс. 118:50). Хризостом сравнивает Писание с садом: каждая строка в нем – это благоухающий цветок, который мы должны носить не за пазухой, а в своем сердце.
Наслаждение в Слове приносит нам духовную пользу и мы должны не только любить слова утешения из Библии, но также и упреки из нее. Мирра горька на вкус, но полезна для желудка.

* * *

13. Приступайте к чтению Слова Божия с искренним сердцем. Христос говорит нам о чистом сердце (см. Лук. 8:15).
Что означает – читать Слово Божие с искренним сердцем?
1) Это означает прийти с сердцем, желающим узнать полный план действий Бога по отношению к человеку. Доброе сердце не желает иметь никаких сокрытых истин в Библии, но будет говорить, как Иов: "А чего я не знаю, Ты научи меня" (Иов. 34:32). Когда люди разборчивы в религии, то они будут делать то немногое из Слова, что им нравится, однако, все остальное они не будут делать; это – нездоровые сердца и они не получат никакой пользы от чтения Священного Писания. Они похожи на того больного, которому предписаны горькие пилюли и сироп, в котором ему дают это лекарство, но который принимает только сироп, отказываясь от пилюль.
2) Читать с искренним сердцем означает читать то, с помощью чего мы можем стать лучше. Слово Божие является способом и средством освящения и мы приходим к нему не только для того, чтобы оно просветило нас, но и для того, чтобы оно освятило нас. Христос молился: "Освяти их истиною Твоею" (Иоан. 17:17).
Некоторые приступают к Библии, как человек, идущий в сад, чтобы сорвать цветы, то есть исключительно из утонченных побуждений, Августин свидетельствует, что до своего обращения он ходил слушать Амброуза более из-за изящности его речи и необычности мнения, чем из-за духовности темы. Эта ситуация напоминает женщину, которая следит за своим лицом, но пренебрегает здоровьем.
Но вот что означает приходить с искренним сердцем: это когда мы приходим к Писаниям, как Нееман к водам Иордана, чтобы исцелиться от проказы. "О, – говорит душа, – пусть меч Духа Святого пронзит камень моего сердца, чтобы это благословенное Слово воздействовало в нем с такой силой, как вода ревности, которая убивает зло и делает подозреваемую женщину плодоносною; чтобы оно могло убить мой грех и сделать меня плодотворным в благодати" (см. Чис. 5:27-28).

* * *

14. Научитесь применять Писание лично к себе; воспринимайте каждое слово из Библии, как будто оно предназначено непосредственно для вас. Когда Слово Божие обличает грех, думайте так: Бог имеет в виду мой грех; когда оно настаивает на исполнении какого-либо долга, то считайте при этом, что Бог подразумевает именно меня. Многие отделываются от Писания, как будто оно касается только тех, кто жил в то время, когда оно писалось. Но если вы намереваетесь извлечь пользу из Слова Божия, то примените его к себе.
Лекарство не принесет пользы до тех пор, пока его не применят. Древние святые воспринимали Слово, как будто оно говорилось каждому из них поименно. Когда царь Иосия услышал об угрозе, написанной в книге Божьей, то он отнес это к себе: "Когда услышал царь слова закона, то разодрал одежды свои" (4 Цар. 22:11) и смирил свою душу перед Господом.

* * *

15. Цените поучительную часть Слова Божия наряду с топ частью, которая содержит в себе обетования. Заповеди Божьи содержат в себе обязанности; они подобны сосудам, которые переносят кровь; обетования несут утешения, как артерии, которые передают жизнь. Воспользуйтесь заповедями, которые направят вас, и обетованиями, которые утешат вас.
Те, кто направляют свой взгляд на обетования, пренебрегая заповедью, не получат назидания от Писания; они ищут больше утешения, чем исполнения своего долга. Они неверно понимают свое утешение – как мифический Аполлон, который обнимал лавровое дерево вместо Дафны. Тело может быть наполнено воздухом точно так же, как и субстанцией; человек может быть наполнен как лживым утешением, так и подлинным и реальным.

* * *

16. Пусть ваши мысли подробно останавливаются на самых существенных отрывках Священного Писания. Пчела спешит к тем цветам, где она может извлечь больше всего сладости. Хотя весь текст Писания превосходен, тем не менее, некоторые его части могут иметь большую силу, быть более выразительными и действенными для нас. Чтение названий израильских колен или генеалогий патриархов не являются вопросами такой же важности, как вера и новое творение.
Размышляйте о самых великих истинах Закона Божьего (см. Ос. 8:12). Те, кто читают Библию только для того, чтобы удовлетворить свое любопытство, приобретают, скорее, беспокойство, чем пользу. Слишком глубокое проникновение в грядущее земное царство Иисуса Христа ослабили Его духовное господство в некоторых человеческих сердцах.

* * *

17. Сравнивайте себя и свою жизнь со Словом Божьим. Посмотрите, согласуется ли ваше сердце с Писанием подобно тому, как ваши солнечные часы согласуются с солнцем на небе.
Является ли ваше сердце, как это и должно быть, копией и дубликатом Священного Писания? Воспроизвелось ли Слово Божье в вашем сердце? Слово Божие требует смирения; являетесь ли вы смиренным, или только смирились? Слово Божие требует от нас рождения свыше (см. Иоан. 3:7); имеете ли вы перемену в своем сердце – не только нравственную и частичную, но и духовную? Произошла ли в вас такая перемена, как будто другая душа живет сейчас в том же самом теле? Апостол пишет: "И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятилисъ" (1 Кор. 6:11).
Слово Божие требует, чтобы мы любили святых (см. 1 Петр. 1:22). Любите ли вы благодать там, где видите ее? Любите ли вы благодать в бедном человеке так же, как и в богатом? Сыну нравится смотреть на изображение своего отца даже в убогой рамке. Любите ли вы благодать даже тогда, когда ей сопутствуют некоторые недостатки, точно так, как мы любим золото, хотя оно содержится в руде?
Если мы сводим вместе принципы Божьего Слова и наши сердца, чтобы увидеть, насколько они согласуются друг с другом, – то это оказывается очень полезным для нас. Таким образом, мы приходим к Слову Божьему для того, чтобы узнать истинный характер и истинное состояние нашей души, и увидеть, какие доказательства и свидетельства о небесах мы имеем на самом деле.

* * *

18. Обращайте особое внимание на те места Священного Писания, которые говорят о вашем индивидуальном случае. Если бы неэкономный человек читал Галена или Гиппократа, то он внимательно следил бы за тем, что они говорят о расточительности. Особое внимание нужно уделять тем отрывкам Писания, которые наиболее соответствуют вашему конкретному случаю. Я должен обратить ваше внимание на три житейские обстоятельства: несчастье, заброшенность и грех.
1) Несчастье. Сделал ли Бог вашу участь тяжелой? Обратитесь к следующим текстам Священного Писания:
"Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами" (Евр. 12:7);
"И чрез это загладится беззаконие Иакова" (Ис. 27:9);
"...печаль ваша в радость будет" (Иоан. 16:20);
"Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу" (2 Кор. 4:17).
Портретист кладет золото на темные цвета; Бог вначале кладет темные цвет несчастья, а затем золотой цвет славы.
2) Заброшенность. Разве ваши духовные утешения в Слове Божьем потускнели? Прочтите Исайю 54:8: "В жару гнева Я сокрыл от тебя лице Мое на время, но вечною милостию помилую тебя, говорит Искупитель твой Господь".
Солнце может спрятаться за облака, но оно не уходит совсем с небосвода; Бог может сокрыть свое лицо, но Он не отступает от Своего завета. "Ибо не вечно буду Я вести тяжбу и не до конца гневаться; иначе изнеможет предо Мною дух и всякое дыхание, Мною сотворенное" (Ис. 57:16).
Бог подобен музыканту; Он не будет натягивать струны Своей лютни слишком крепко, так как они могут не выдержать. Писание говорит: "Свет сияет на праведника" (Пс. 96:11). Утешение святого человека может быть сокрыто, как семя под слоем почвы, но в конце концов оно быстро вырастет в плод радости.
3) Грех. Разве похоть плоти не уводит вас в сторону, как бывало раньше? Прочтите Гал. 5:24 и Иакова 1:15. "...Прошу вас... удаляться от плотских похотей, восстающих на душу" (1 Петр. 2:11). Похоть убивает человека в своих объятиях (см. Прит. 7:10,22,23; Прит. 22:14). Придите, поэтому, к водам святилища, чтобы угасить огонь похоти.
Бы находитесь под влиянием неверия? Прочтите Исайя 26:3: "Твердого духом Ты хранишь в совершенном мире; ибо на Тебя уповает он". Болтор говорит о несчастной душе, которая получила огромное утешение от Писания, находясь на одре болезни. "...Чисто слово Господа, щит Он для всех, надеющихся на Него" (2 Цар. 22:31). "Дабы всякий верующий в Него не погиб" (Иоан. 3:15). Неверие – это грех, оскорбляющий Бога. "...Не верующий Богу представляет Его лживым" (1 Иоан. 5:10). Это грех, убивающий душу. "...Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем" (Иоан. 3:36).
Таким образом, при чтении обращайте свое особое внимание на те места Священного Писания, которые касаются вашего индивидуального случая. Хотя необходимо читать всю Библию, тем не менее, непременно отметьте звездочкой те места, которые наиболее непосредственно указывают на ваше индивидуальное состояние.

* * *

19. Обращайте особое внимание на примеры, приводимые в Писании; пусть примеры из жизни других людей станут для вас живыми проповедями.
1) Обратите внимание на примеры Божьего суда над грешниками. Они словно подвешены, как звенья в цепочке, и наводят на нас ужас. Как сурово Бог наказал гордых людей: Навуходоносор стал есть траву; Ирод был съеден червями! Как строго Бог наказывал бедствиями идолопоклонников – см. Чис. 25:3,4,9; 3 Цар. 14:9-10! Каким стремительным свидетельством Своей строгости Он отреагировал на лжецов – см. Деян. 5:5,10! Эти примеры представлены нам, как навигационные маяки для того, чтобы избегать их в своей жизни (см. 1 Кор. 10:11; Иуды 7).
2) Обратите внимание на примеры Божьей милости к святым. Он сохранил Иеремию в темнице; трех юношей в печи огненной; Даниила в львином рву. Эти примеры поддерживают веру и побуждают к святости жизни.

* * *

20. Не прекращайте читать Библию до тех пор, nокa вы не почувствуете, что ваши сердца согрелись. Давид говорит: "Вовек не забуду повелений Твоих, ибо ими Ты оживляешь меня" (Пс. 118:93). Читайте Слово не только как историю, но прилагайте усилия для того, чтобы оно воздействовало на вас. Пусть Писание не только информирует вас, но и зажигает. "Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь" (Иер. 23:29). Не откладывайте чтение Слова Божьего до тех пор, пока вы не сможете сказать, как двое учеников: "Не горело ли сердце наше?" (Лук. 24:32).

* * *

21. Твердо решите воплотить в практику все то, что вы прочли. Давид говорит: "Спешил я и не медлил соблюдать заповеди Твои" (Пс. 118:60).
Студент, изучающий медицину, не удовлетворяется чтением описания организма или строения тела, но и практикуется в хирургии. Источник жизненной силы истинной веры заключается в ее практической части. Поэтому в Писании мы читаем: "...И пусть он читает его (то есть, список закона) во все дни жизни своей, дабы научался бояться Господа, Бога своего, и старался исполнять все слова закона сего и постановления сии" (Втор. 17:19).
Христиане должны быть ходячей Библией. Ксенофон сказал, что многие читают законы Ликурга, но немногие соблюдают их. Написанное Слово – это не только перечень знаний, а и перечень правил послушания; оно должно не только исправить наше зрение, но и ускорить наш шаг. Давид называет Слово Божье "светильником ноге" своей (Пс. 118:105). Оно было светом не только для его глаз, дающим возможность видеть, но и для его ног, чтобы правильно идти.
С помощью практики мы обмениваем наш талант знания и превращаем его в прибыль. Это и есть благословенное чтение Писаний – когда мы убегаем от грехов, которые запрещает Слово, и отдаемся обязанностям, исполнять которые Слово повелевает. Чтение Библии без практики будет лишь факелом, ведущим людей в ад.

* * *

22. Воспользуйтесь пророческим служением Христа. Он является львом от колена Иуды, которому дано право открыть запечатанную книгу Бога и снять ее печати (см. Откр. 5:5). Чему Христос учит людей, в том Он и их воодушевляет (см. Иоан. 8:12). Один философ сказал, что свет и тепло вместе усиливаются; то же самое можно сказать и в данном случае: та душа, куда Христос вступает со Своим светом, имеет тепло духовной жизни, которое движется дальше вместе с ним.
Христос дает нам возможность попробовать на вкус Свое Слово: "...Ты научаешь меня. Как сладки гортани моей слова Твои" (Не. 118:102-103)! Одно дело – прочитать обетование, а другое – испытать его. Для того чтобы быть знатоком Библии, необходимо иметь Христа своим учителем. О Христе написано: "Тогда отверз им ум к уразумению Писаний" (Лук. 24:45). Христос не только открыл Писания Своим ученикам, но и открыл их ум к пониманию этих Писаний.

* * *

23. Переступайте почаще порог святилища. Усердно посещайте правильно учрежденные богослужения. Написано: "Блажен человек, который слушает Меня, бодрствуя каждый день у ворот Моих" (Прит. 8:34). Служители Церкви – это Божьи толкователи; это их работа – открывать и разъяснять неясные места Священного Писания. Мы читаем о кувшинах и светильниках внутри кувшинов (см. Суд. 7:16). Служители Церкви – это земные кувшины (см. 2 Кор. 4:7). Но эти кувшины имеют внутри светильники, чтобы освещать путь душам в темноте.

* * *

24. Молитесь о том, чтобы Бог помог вам извлечь пользу из чтения Слова Божьего. Пророк говорит: "Я Господь, Бог твой, научающий тебя полезному" (Ис. 48:17). Молитесь молитвой Давида: "Открой очи мои, и увижу чудеса закона Твоего" (Пс. 118:18). Молитесь, чтобы Бог убрал завесу с Писаний и вы могли понимать их; молитесь и о том, чтобы Он убрал завесу с вашего сердца, и вы могли верить им. Молитесь о том, чтобы Бог не только дал вам Свое Слово, как принцип святости, но и Свою благодать, как источник святости. Просите водительства Духа Святого, ибо написано: "И Ты дал им Духа Твоего благого, чтобы наставлять их" (Неем. 9:20).
Хотя корабль и имеет компас, с помощью которого он совершает плавания, и морские снасти, тем не менее, без порыва ветра он не может плыть. Точно так и в духовном смысле: хотя мы имеем написанное Слово, с помощью которого можно плыть, и мы можем использовать наши стремления в качестве снастей, тем не менее, пока Дух Божий не коснется нас, мы не можем плыть по морю жизни и извлекать пользу из чтения Писаний. Когда Всевышний является росой для нас, то мы растем, как лилия, и наша красота подобна маслине (см. Ос. 14:6-7) благодаря помазанию Духа Святого.
Человек может видеть цифры на солнечных часах, но не суметь определить время дня до тех пор, пока не засветит солнце. Мы можем прочесть много истин в Библии, но так и не знать их спасающую силу до тех пор, пока Дух Божий не засияет в наших душах (см. 2 Кор. 4:6). Этот Дух является Духом премудрости и откровения (см. Еф. 1:17). Евнух, ехавший в колеснице, понял Писание лишь после того, как Филипп присоединился к нему (см. Деян. 8:35). Когда Дух Божий присоединяется к Слову, тогда имеет место действенное спасение.
Если бы эти принципы соблюдались, то написанное Слово, благодаря Божьему благословению, стало бы в нашей жизни насаждаемым словом (см. Иак. 1:21). Хороший черенок или побег, привитый к плохому стволу, изменяет его природу и дает ему возможность приносить добрые обильные плоды. Поэтому, когда Слово Божие спасительным образом прививается к человеческому сердцу, то оно освящает его и дает возможность человеку быть исполненным сладких "плодов праведности" (Фил. 1:11).

* * *

Таким образом, я ответил на вопрос: как мы можем читать Писания с наибольшей для себя духовной пользой.
В заключение, я хотел бы дать вам следующие советы:
1) Не удовлетворяйтесь простым чтением Писаний, а старайтесь о том, чтобы посредством чтения приобрести определенный духовный пргресс и извлечь для себя духовную пользу. Пусть Слово Божие запечатлится в ваших сердцах. Давид говорит: "Закон Бога его в сердце у него" (Пс. 36:31). Те, кто получают пользу от чтения Книги Бога, являются наилучшими христианами; они делают веру в Бога еще более уважаемой в этом мире и спасают свои души.
2) Если вы извлекли пользу из чтения Священных Писаний, преклонитесь перед непостижимой Божьей благодатью. Благословите Бога не только за то, что Он дал вам свет, но и за то, что Он еще и открыл ваши глаза, чтобы вы увидели все это; за то, что Он раскрыл для вас Свое сокрытое сокровище и обогатил вас спасающим познанием. Некоторые люди погибнут из-за того, что не приняли Писание, а другие – из-за того, что не воспользовались им.
Возблагодарите Бога за то, что Он прошел мимо миллионов людей, но жребий Его избирающей любви пал на вас; за то, что Писание, подобно облачному столпу, имеет темную сторону для других людей, но светлую сторону для вас; за то, что для других оно является мертвым письмом, а для вас – сущностью жизни; за то, что Христос открылся не только для вас, но и в вас (см. Гал. 1:16).
В каком состоянии святого удивительного восторга мы должны пребывать и как мы должны желать, чтобы нам иметь сердца серафимов, которые горят любовью к Богу, и чтобы нам иметь голоса ангелов, чтобы небеса наполнились звучанием восхваления Бога!
Но некоторые благочестивые люди могут сказать, что они опасаются, что не извлекают никакой пользы от чтения Слова Божия. Точно так же, как для нашего тела, в котором угасают жизненные силы, применяются стимулирующие лекарства, точно так я хотел бы посоветовать вам применить некоторые божественные стимулирующие средства тем, кто подавлены страхом из-за того, что они не извлекают пользы при чтении Библии.
3) Вы можете получать пользу от чтения Слова Божия, даже если вы и уступаете в чем-то другим христианам. Земля, произрастившая плод в тридцать крат, тоже была хорошей почвой (см. Матф. 13:8). Поэтому не говорите, что вы не получаете пользы от Слова Божия из-за того, что вы не равны по силе некоторым выдающимся святым. И другие воины считались сильными мужами среди окружения Давида, хотя они и не получили почестей первых трех (см. 2 Цар. 23:19).
4) Вы можете получать пользу от чтения Слова, хотя и не относитесь к тем людям, которые быстро схватывают все то, что они читают. Некоторые обвиняют в этом себя из-за того, что медленно постигают прочитанное. Когда наш благословенный Спаситель предсказывал свои страдания, то сами апостолы не поняли этого и это было закрыто от них (см. Лук. 9:45). Автор послания к Евреям говорит о тех, кто были неспособны слушать Слово Божие (см. Евр. 5:11).
Те христиане, кто имеют более слабые способности к рассуждению, могут иметь более сильные привязанности. Христиане, обладающие небольшим познанием, могут воздерживаться от греха, подобно тому человеку, который имеет слабое зрение, но, тем не менее, удерживается от падения в воду.
5) Вы можете получать пользу от чтения Писания, хотя и не обладаете превосходной памятью. Некоторые жалуются на то, что их память, образно говоря, "дает утечку". Христиане, вы сожалеете о том, что не можете запомнить больше? Тогда для вашего утешения подумайте, во-первых, о том, что вы можете иметь доброе сердце, хотя вы и не обладаете хорошей памятью; и, во-вторых, хотя вы и не можете запомнить все, что читаете, тем не менее, вы помните то, что является самым существенным, и то, что является самым необходимым для вас. На пире мы не едим каждое блюдо, а берем ровно столько, сколько нужно нам, чтобы утолить голод.
Память хорошего христианина подобна светильнику; хотя он и не наполнен доверху маслом, тем не менее, он имеет достаточно масла, чтобы гореть. Точно так же, хотя наша память и не наполнена в полной мере Писанием, тем не менее, вы сохраняете в сердце своем достаточно библейских истин для того, чтобы ваша любовь к Богу горела.
Поэтому, ободритесь, ибо вы на самом деле получаете пользу от того, что читаете. И обратите внимание на этот ободряющий текст Писания: "Утешитель же, Дух Святып ... научит вас всему и напомнит вам все" (Иоан. 14:26).
Аминь!

Об авторе

Томас Ватсон был глубокоуважаемым пуританским проповедником – нонконформистом и духовным писателем семнадцатого века. Он получил степень магистра гуманитарных наук в колледже Эммануила, в Кембридже, где он был известен своим особым усердием в учебе.
После окончания своей учебы в 1646 году он начал свое пасторское служение в Церкви Святого Стефана, Уолбрук, Лондон, которое продолжалось на протяжении шестнадцати лет и было прервано на несколько месяцев в 1651 году из-за того, что он был лишен свободы по причине его участия в заговоре за восстановление монархии.
Ватсон приобрел известность, как благочестивый проповедник, в особенности одаренный в сфере импровизированной молитвы. Когда Закон о Единообразии веры, вышедший в 1662 г., ликвидировал большинство лондонских Церквей, Уотсон был одним из многих пуританских священнослужителей, которые открывали неофициальные собрания. После принятия Декларации о религиозной терпимости, принятый в 1672 г., он получил разрешение трудиться в Кросби Холл, где он и проповедовал в течение нескольких лет до того, как он вышел на пенсию и уединился в Эссексе.
Он умер внезапно в 1686 году во время уединенной молитвы.
Труды Томса Ватсона, основанные на здравой доктрине, изобилующие практической мудростью и беспристрастным исследованием человеческих побуждений и чувств, не нуждаются в представлении пуританским читателям. Глубокая духовность, лаконичный стиль изложения, поразительные замечания, практические иллюстрации и красота выражений, делают его одним из самых неотразимых, постоянно цитируемых и благочестивых пуританских богословов.


Издано Dutch Reformed Tract Society и БНЦ ЕХБ Украины

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100