Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Альберто Виллольдо

Четыре направления четыре ветра





«СОФИЯ» Киев,

Трансперсональный ин-т., Москва

1996

Составители серии:

Ю. Смирнов («София»)

В. Майков (Трансперсональный Институт)

Перевод:

В. Трилис

Редактор:

И. Старых

Суперобложка:

С. Теслеико

Эксклюзивное право издания книги на русском языке

принадлежит Издательской группе: «София», Киев —

Трансперсональный Институт, Москва. Все права защищены.

Любая перепечатка без разрешения издателя является

нарушением авторских прав и преследуется по закону.

Альберто Виллодо. Четыре направления—четыре ветра. Пер. с

англ. — К.' «София», Па1, М.' Изд-во Траншерсонального

Института. 1996. — 320 с.




Автор этой книги — воин на Пути сердца. Родственная кастанедовской

тематике, она отличается чем-то неуловимо важным и прекрасным. Это удивитель-

ная, прекрасная, потрясающая книга, и разочарованных читателей не будет.

Итак, путь шамана — это Путь знания, и чтобы стать «человеком знания»,

необходимо совершить путешествие Четырех Ветров, четырех сторон света. Пер-

вая сторона — Юг, это Путь змеи. Человек отправляется в этот путь, чтобы

оставить свое прошлое, как змея оставляет свою старую кожу. Путь ягуара лежит

на Запад. На этом пути избавляешься от страха и встречаешься со смертью лицом к

лицу. Север — это Путь дракона, здесь ты открываешь мудрость древних и заклю-

чаешь союз с Божественным. И наконец, Путь орла — это Восток, полет к Солнцу

и обратно к своему дому, где ты исполнишь свое видение в своей жизни и работе.

Немногие совершают этот путь посвящения. Большинство останавливается

на середине пути и довольствуется ролью целителей. Еще кто-то попадает в ловуш-

ку силы, становясь могучим магом. Путь свободы не для всех.

© 1993 bу Alberto Villoldo

© «София», Киев, 1996

© Трансперсональный Ин.-т, Москва, 1996







Предисловие



В 1973 году я предпринял путешествие, которому нет конца.

Оно началось как романтическая попытка изучить

действие одного легендарного питья. Оно вдохновлялось моим

юношеским идеализмом и призраком докторской диссертации,

который маячил, как морковка перед носом. Я отпра-инлея в

Перу, на Амазонку, и нашел то, что искал. Это было нетрудно.

Шестнадцать лет, три книги и много жизней спустя я вы-

нужден рассказать о своем путешествии, рассказать всю него (1

и ю тех лет.

Любая мистическая традиция, от еврейской Каббалы до

индусских Упанишад, признает существование вещей, которые

можно познать, но нельзя описать: определенные свойства чув-

ственного опыта словно сопротивляются этому. Часто самые

живые и важные впечатления больше всего мешают рассказу;

лучше прекратить попытки, чем продолжать жалкое изложение.

Такими оказались и мои приключения, и еще два года тому иа;|ад

я стоял перед дилеммой: мне необходимо было рассказать нею

историю, сообщит!, о том, что я знал, но я был в замешательстве

относительно того, как это сделать.

Когда-то давно один полуслепой прорицатель сказал мне,

что в пашем мире есть два типа людей: те, которые снятся, и те,

которые сновидят. Мне нужен был кто-то, с кем я сновидел бы,

кому я мог бы довериться, кто верил бы в существование вещей

Шкшанасмых, но не описуемых, — и все же стремился бы их

описать.

С Эриком Йендерсеном мы познакомились в 1979 году. В

1982 году он переехал в Мехико и занялся писательской работой,

и хотя мы поддерживали более или менее постоянную связь,

встретиться снова привелось только весной 1987 года. Все это

время я продолжал свою работу в Перу, а Эрик писал для теа гра

и кино.

В апреле 1987 года мы вместе поехали в Бразилию и там три

недели разговаривали, читали мои дневники и бродили по пля-

жам Рио-де-Жанейро.

«Четыре стороны ветра» — результат нашей дружбы и

сотрудничества. Это моя история, рассказанная его словами, и

она правдива.

Альберто Виллодо,

1 января 1990 г.,

Пало Альто, Калифорния

===

Пролог



Я двигаюсь. И дышу.

Я двигаюсь сквозь многослойный коллаж из мокрых листьев

и свисающих побегов; красный, желтый, зеленый цвета, в лунном

свете полинявшие до серого... Голова клонится, тянет к нсмлс.

Быстрее, я задыхаюсь. Почва слегка подается под ногами (и ...

руками?), они двигаются в одном ритме с биением сердца. Я

дышу жаркой влагой, сердце колотится все быстрее; сквозь

плотные испарения джунглей пробивается запах моего пота.

И вот прогалина, и я сижу на ней скрестив ноги; обнаженное

мокрое тело блестит в сиянии луны. Голова моя откинута назад,

горло выпячено и беззащитно. Руки бессильно опущены, кисти

лежат на земле ладонями кверху.

Я наблюдаю за собой с опушки джунглей. Тишину нарушает

лишь мое дыхание. За спиной безостановочно шевелятся

джунгли.

Гибко, как тень, я передвигаюсь по контуру освещенной

чисти поляны. Мне нужно обойти мою добычу.

Беззвучно. Ближе.

Теперь мы дышим вместе. Моя голова наклоняется вперед.

11одбородок упирается в грудь. Я поднимаю голову и присталь-

но смотрю в желтые кошачьи глаза, мои глаза, глаза животного.

Горло перехватывает на полувдохе; я тянусь — и прикасаюсь к

лицу дикого кота.

28 октября 1975 Уже

третий день я снова в джунглях. Три дня ожидаю, когда Рамон

приготовит аяхуаску. Вчера ночью было полно-

луние, и он залил

вонючее варево в дупло дерева, которое стоит недалеко от

залива, позади его крытой тростником хижины.

Сегодня ночью я

приму аяхуаску, и Рамон проведет со мной ритуал, поведет

меня па встречу со смертью. На этот раз я подготовлен.

Антонио присмотрел за этим, и Рамон уже знает, что я свое

дело сделал, выполнил свою Южную работу, начатую...

неужели прошло два года? Да, два года назад этот medico

americano, гринго-психолог, появился в самом сердце

джунглей Амазонки со своим интересом к «лиане

мертвеца».

Джунгли

переполняют меня. Густой воздух, слишком плотный даже

для тропиков, насыщен кислородом и влажен; он

благоухает, но несет ощущение энергии. Сила джунглей. Я

теперь более восприимчив к таким вещам...

Безусловно, воздух

действует силой на мое видение этого мира. Эдем. Земной

рай. Я воображаю Амазонку бездонной: это трещина в

мире, из которой изливается живая душа планеты. Это

сама жизнь, сознательная и более грандиозная, чем сумма

ее частей.

Прошлой ночью, в

полнолуние, я забрел далеко от жилища Рамона и, сидя на

маленькой полянке рядом с заросшими руинами замка,

медитировал на этой силе.

Я не знаю,

«покинул» ли я свое тело, но ... я стал ягуаром, который

выслеживал меня. Хотя мой прагматизм был изрядно

потрепан приключениями последних лет, добрая доля его

осталась нетронутой, так что я должен описать эти

переживапия.

Я точно знаю, что

прошлой ночью я встретил некоторую часть себя самого, и

сердце мое учащает свой ритм даже сейчас, когда я только

(всего лишь) описываю это.

Я ничего не ел с

полудня, готовясь к сегодняшнему вечеру. Я отправился к

своему излюбленному месту у излучины реки и гам, на

маленьком песчаном пятачке, припомнил все то, что

привело меня сюда; сегодня ночью я завершаю половину

пути по Медицинскому Кругу. Размышляя о событиях

последних двух лет, я осознаю, что мне не хватает

воображения, чтобы представить себе то, что ждет меня

после сегодняшней ночной Западной работы.

Неужели это может

оказаться более удивительным, чем то, что произошло

ранее?

===



ЮГ



*1*



Ни один разум не занят всерьез настоящим; почти все

наше время заполняют воспоминания и предполо-

жения о будущем.

Сэмюэл Джонсон



Я уехал из Калифорнии в 1973 году. В Сан-Франциско стояла

зима, когда я садился в реактивный самолет, а когда

расстегивал привязной ремень в Лиме, столице Перу, была

середина лета. Я упоминаю об этом потому, что в тот момент я

осознал, что совершил переход во времени и путешествие в

пространстве.

Когда я мысленно возвращаюсь к этому переезду и к со-

бытиям, которые меня к нему привели, я вижу, что ни одно из

них не годится в качестве начальной вехи этого повествования.

Это так легко — придавать значение моментам своего прошлого,

чтобы видеть руку судьбы в истории.

Так что этот рассказ одинаково легко можно начать с моих

приключений среди гвиколов, индейцев северной Мексики, или с

моей работы с доньей Пакитой, известной целительницей и

хирургом в Мехико-Сити, или даже с моих научных исследо-

ваний во время спиритической практики в Бразилии.

Оглядываясь дальше назад, я мог бы отметить влияние

доньи Розы, одноглазой чернокожей гадалки, жившей на окраине

Сан-Хуан в Пуэрто-Рико: она предсказала мне мои увлечения

исследованием смерти и необычных областей сознания. У меня

даже есть искушение начать с моей няни, афро-аме-

рммпской кубинки в третьем поколении, которая исполняла

удивительные колдовские ритуалы вызова духов в своей комна-

тушке, примыкавшей к большому залу нашего дома в Сан-

Хуиис.

Или еще раньше: я мог бы описать свои ощущения в сос-

тоянии, близком к смерти, состоянии внетелесного бытия во

прем и переливания крови, когда мне было два с половиной года.

И мой интерес к изучению взаимодействий между духом ителом

можно было предвидеть еще на рубеже столетий, когда мой дед

1ТЙЛ заведовать хирургическим отделением в нью-йоркской бо-

льнице, а затем возвратился на Кубу и построил госпиталь в

центре Гаваны.

Однако это не автобиография; к тому же, многое из упомя-

иугого я описал в других документах. И я начну просто с того,

что в моей учебе и работе над докторской диссертацией но

психологии в Институте гуманистической психологии наступил

кризис. Три года бихевиорнстическнх исследований, изучения

теории, клинической психологии, теоретических систем и не-

йроанатомии, год врачебной практики в государственной сис-

теме здравоохранения и несколько небольших вторжений в

древнюю медицину индейцев Северной и Латинской Америки -

псе это не принесло мне удовлетворения, я жаждал чего-то

ИНОГО.

Чего-то отличного от антисептических теорий западной

психологии. Чего-то лучшего, чем атрофированные традиции

целительства в индейских резервациях Северной Америки, где

древние мифы и легенды доживают свой век в виде экзотичес-

кого фольклора.

11одобно многим современникам, я иронически относился К

общепринятой западной системе психологии. С юношеским

нысокомерием я смотрел на психиатрическую практику как на

беспорядочный процесс, в ходе которого врач пытается понять

болезнь пациента, расчленяя и анализируя поснмптомно его

ч>стояиие, устанавливая неизбежные связи с неправильным по-

ведением родителей и травмирующим опытом детства. Забавно,

но этот процесс сам по себе конкретизирует и даже укрепляет

патологию. Можно сказать, что неврозы культивируются, взра-

щиваются для жатвы в будущем курсе лечения.

Снова и снова мне приходилось брать пациента за руку и

рубить просеку сквозь заросли его сознания и подсознания к

целительному раздолью бессознательной души.

Современные психиатры напоминают мне неряшливо оде-

тых близоруких палеонтологов, а страхи, озабоченность, пове-

денческие отклонения и другие симптомы, которые они, как им

кажется, лечат, — это фрагменты костей, застрявшие на повер-

хности души. Они тяжко трудятся, собирая эти окаменелости, и

постепенно, по кусочкам, восстанавливают скелет спрятанного

внутри животного. Л тем временем где-то в недрах бессозна-

тельного это совершенно разъевшееся существо продолжает

свою разрушительную работу.

А неврологи в лабораториях срезают и подкрашивают тон-

кие слои человеческого мозга, пытаясь составить карту нейрон-

ных путей, надеясь найти там душу и понять природу сознания:

Я тоже был воспитан в этой традиции. Я знал, как работать с

рассудком, воздействуя на него извне, но мне страстно хотелось

быть внугри и наблюдать оиуда. Я был циничен, высокомерен и

нетерпелив по отношению к устоявшейся системе, я не выносил

самодовольства, с которым многие прибавляют к своей фамилии

на вывеске докторскую аббревиатуру.

Я не был одинок. Мое поведение и идеология были далеко

не уникальны. Наоборот. Вопросы, касающиеся природы соз-

нания и определения разума, поставлены изящно просто и на

многие века. Ответов на них пока нет. И я не позволил бы себе

вторгаться в эту область, если бы она не оказалась той же при-

роды, что и предстоящее мне приключение. Пока же я очертил

свою позицию лишь как отправную точку, некий контрольный

список перед полетом.

Моя неудовлетворенность привела меня далеко назад во

времени и в традициях; я переключил свое внимание с совре-

менной клинической психологии и неврологии на клиническую

мифологию и фольклор примитивных людей. В конце концов,

душевное и ф нзическое здоровье одинаково важно и для индей-

ского Шамы из верховьев Амазонки, и для банкира на Ист Сайде.

Я составил план докторской диссертации, посвященной

изучению традиционных методов лечения в обеих Америках, и м

не посчастливилось привлечь в качестве научного консультан-ы

одного из самых выдающихся в мире исследователей состо-ииий

сознания. Доктор Стенли Криппнер был пионером в изучении

паранормальных явлений. Как руководитель лаборатории

сновидений в Медицинском центре Маймонндеса, он помог

iu.iitcc'1'и исследование сновидений из подвалов и продолжить

•то в университетских лабораториях по всей стране.

Ьлижайшие к Сан-Франциско образцы примитивныхкуль-

iyp находятся в индейских резервациях на Юго-Западе США. 11

(>сле того как я в течение нескольких месяцев изучал традиции

индейцев навахо, мне стало ясно, что переселение и окуль-

туривание племен привело к искажению их традиции. Мои

усилия по изучению целительской практики индейцев из прерии

были похожи на попытку изучить кулинарные обычаи народа по

музейной выставке национального искусства плетения корзин.

11осле этого я провел несколько месяцев в Мехико-Сити,

где мне удалось установить тесные отношения с городскими

целителями; они раздавали бедным растительные препараты, а

также практиковали некоторые эзотерические приемы враче-

вания, включая психическую хирургию. Я был свидетелем вы-

сокой ловкости рук и нескольких примеров случайного изле-

чения. Спорно и противоречиво, но это был шаг в нужном

Направлении.

Как это часто случается, критический, решающий момент,

Которому суждено было изменить смысл моей учебы и все те-

чение моей жизни, наступил тогда, когда я меньше всего ожидал

СИ); это произошло в комнате, которая находилась в конце

гулкого коридора в Калифорнийском университете.

Врайен Вудраф был моим старым другом; он учился на

нервом курсе медицинского факультета в Калифорнийском ун и

верситете, Сан- Франциско. Я выполнял аспирантскую прог-рим

му в палате с душевнобольными в государственной клинике ни

северной окраине города, а Брайен торопился сдать свой

минимум по первому курсу; и вдруг- он позвонил мне и пред-

Альберто Виллодо

ложил поужинать вместе поздно вечером в центре. Мы должны

были встретиться с ним в комнате 601 в медицинской школе.

Было более 10 часов вечера, когда я добрел до автостоянки

психиатрического отделения и выехал в тумане на юг, к центру

Сан-Франциско.

Двойная дверь анатомической лаборатории в медицинской

школе Калифорнийского университета была тяжелой и серой,

как и все двери подобных учреждений. Скрежет засова эхом

покатился по холодному линолеуму.

Размерами комната соответствовала небольшому складс-

кому помещению и блестела голубовато-серой краской иод флу-

оресцентными лампами. На бакелитовых столах, расположенных

в четыре ряда, смутно вырисовывались контуры тел под черными

прорезиненными покрывалами. От запаха формалина я

поморщился. Брайен положил ножовку из нержавеющей стали

между пакетом «Цыплята жареные из Кентукки» и пустой

пивной бутылкой и отодвинул высокий стул к изголовью стола.

—Привет, парень! Тащи стул. Цыпленок стынет.

Перед Брайеном лежал труп молодой женщины. Резиновое

покрывало было откинуто, обнажая верхнюю часть груди, шею и

голову. Кожа трупа напоминала кожу теленка, серое лицо

отливало грязно-корнчнево-оливковым цветом.

—Это Дженнифер, — сказал Брайен. — Мы провели с нею

вместе весь семестр. — Он поднял хирургическую пилу. —

Она рассказала мне о человеческом теле больше, чем я мог

себе представить. Я не забуду ее никогда.

—Брайен...

—Сегодня она потеряет голову из-за меня, и я хотел, чтобы

ты при этом присутствовал.

—Спасибо.

Его глаза без всякого выражения уставились на меня.

—В наше время декапитацию не увидишь без помощи

студенческой ссудной кассы, да еще необходимо выдержать год

медицинской школы. Я подумал, что тебе будет интересно.

—С какой стати?

—Как психологу.

—Пожалуй, — сказал я. — Когда люди теряют голову, они

идут ко мне.

11есколько мгновений он смотрел на меня, стараясь понять

интонацию.

—Ты можешь отказаться, если тебе не хочется, — сказал он.

— Я думаю... я имею в виду, если тебе не очень приятно...

—Все в порядке, — сказал я.

—Если ты все-таки...

Я взглянул на пакет с цыпленком.

— Последнее время я стараюсь воздерживаться от жарено

го, — сказал я.

Я не был готов признаться, что тело на столе странным

(»бразом возмущает и вместе с тем неотразимо привлекает меня.

()н протянул мне пиво.

—Поедим потом? — сказал он.

—Если можно.

—Невероятно, правда? В другом конце коридора есть ла-

боратория, где проводятся тончайшие исследования на

реком-бинантной ДНК. Этажом ниже неврологи и

биохимики в одной команде с компьютерными гуру

моделируют нейронные схемы простейших функций мозга.

А мы здесь кромсаем мертвецов 11)4 по так же, как это делал

Леонардо да Винчи пятьсот лет назад.

Он обвел взглядом все столы под черными покрывалами.

— Мы начнем с задней стороны, потому что требуется

некоторое время, чтобы привыкнуть к тому, что делаешь; а

привыкать легче, если не смотришь на лицо — они как будто и

иправду смотрят на тебя, и ты чувствуешь себя виноватым, что

насилуешь их с помощью скальпеля.

Он наклонился и захватил ладонью подбородок трупа; го-

мона ее слегка отклонилась.

Затем он решительно поставил зубчатую кромку пилы на

чршц между выступающими позвонками шеи. Я не мог отвести

глаза. Когда голова была отделена от тела, он взял ее обеими

руками.

—Ты не представляешь, какие шутки изобретают иногда

студенты, когда работают здесь с частями человеческих тел.

Он положил голову на стол, вытер руки полами халата и

достал мне куриную ногу из пакета; вторую ногу он взял для

себя.

—Это за науку, — сказал он.

—Чудесно хрустит, — сказал я.

Мы ели куриные ноги, и я смотрел, как он аккуратно обса-

сывает кость. Мы разговаривали о наших планах на будущее. Он

был намерен поступить в четырехлетнюю аспирантуру. Это дис-

циплинирует: плыви, иначе утонешь. Я дисциплинировал себя

сам, но мне не хватало направленности. Пока мы беседовали, он

вынул из выдвижного ящика что-то похожее на большую бор-

машину, включил ее в электрическую розетку и выбрал насадку

— дискообразную пилу диаметром около двух дюймов.

—Лучшее оставляют на закуску, — сказал он и включил

инструмент. — Подержи-ка ее, если не возражаешь.

Я взял голову в руки и зафиксировал ее положение, а он

опустил свистящее лезвие на лоб. Когда он закончил работу,

обойдя полный круг, и выключил пилу, вой инструмента про-

должался у меня в ушах. В воздухе стоял странный запах; тонкая

костяная пыль легла на лицо и повисла на ресницах. Он на-

клонился и осторожно сдул ее.

—Вообрази только! — сказал он. — Ни одно человеческое

существо никогда не видело мозга Дженнифер. Ты и я — первые.

Маэстро, туш!

И он снял верхушку черепа.

Мне приходилось видеть человеческий мозг. Я их видел

много, плавающих в формалине в лабораторных банках. Но

этого мгновения мне не забыть никогда.

Аристотель считал, что мозг служит для охлаждения крови,

а думает человек сердцем. Репе Декарт описывал мозг как насос,

качающий нервную жидкость. Его сравнивали с часами, с теле-

фонным коммутатором, с компьютером, — но механизм мозга

неизмеримо сложнее любого аналога. Теоретик Лайолл Уотсон

писал, что если бы мозг был настолько прост, что мы могли бы

понять его, то мы были бы настолько просты, что не сумели бы

:>того сделать. И вот источник всех этих теорий и спекуляций

лежал передо мной — плотная серая масса, похожая по форме на

ядро грецкого ореха.

Брайен посмотрел на меня и кивнул головой в сторону

Джсшшфср. Я снова обхватил ладонями ее лицо, и Брайен извлек

мозг из головы. Он постоял немного, взвешивая его на руках, а

затем передал мне. Мозг был тяжелый.

Брайен прервал молчание.

— Я тоже не верю этому, — сказал он.

Я улыбнулся в ответ, положил мозг на стол, сел на свой стул

и скрестил руки на груди. Нетрудно было провести различие

между Джешгафер и ПО фунтами плоти на анатомическом столе

передо мной. Не требовалось огромных усилий воображения,

чтобы представить, как ее тело перестало функционировать,

когда сердце прекратило подачу кислорода и питательной крови

ко всем тканям, и что именно этот мозг регулировал псе

системы, которые оживляли тело.

Но личность определяется не телом. Джениифер прожила

около сорока лет. Пятнадцать тысяч дней сознания. Двадцать

оди и миллион минут бытия Дженнифер. Один миллиард триста

миллионов мгновений уникального опыта — для нее, и ни для

какого другого живого существа, ибо никто другой, только

Дженнифер занимала свое пространство и пережила свою ис-

торию. В момент ее смерти каждое из событий, совокупностью

которых и была Дженнифер, жило в форме памяти. Подобно тму,

как мы с Брайеном видели ее мозг, она тоже, несомненно, видела

такие вещи, которых никто другой не видел. Она переживала

эмоции, догадки, вспышки творчества. Она переживала радость

и тоску так, как только Дженнифер могла их переживать. Трудно

было поверить, что все то, что было Дженнифер, было утрачено,

погибло, потому что этот предмет, лежащий предо мной, больше

не работает.

Дженнифер сознавала. Что случилось с ее сознанием? Куда

оно делось? Я не мог смириться с мыслью, что оно просто

перестало быть, что все, что было Дженнифер, потеряно на-

всегда.

— Что дальше? — спросил я.

Брайен засунул нос в пакет с курицей, скривился и взял себе

булочку, посыпанную сахаром.

— Неврология, — сказал он. — Мозг рассекается на части

в неврологическом классе. Они делают тонкие срезы, подк

рашивают и изучают структуру.

Он взглянул на три части головы Дженнифер.

— Я должен еще кое-что сделать с ее лицом, но это потом.

Он засунул булочку в рот, вынул шнур из розетки и снял

диск-насадку.

— А тебе не полагается напарник?

Он кивнул, намотал шнур па электропилу и отдал ее мне.

—Полагается. Один труп всегда предоставляют для двоих.

Меня здесь не было в тот день, когда подбирались пары, и мне

досталась Стефани. Это в ящик.

Я выдвинул ящик стола и засунул туда пилу.

—А где же она?

—Дрыхнет преспокойно. Она решила эту часть пропустить.

Я увидел в ящике номер «Международного журнала со-

циальной психиатрии» и вытащил его.

—У-гу. — Он кивнул на журнал. — Она собирается оста

новиться на психиатрии. Ты, наверное, думаешь, что ей не

следовало бы пропускать это. По Стефани не будет лечить людей

с психическими нарушениями, она просто будет прописывать

им медикаменты. К тому же, у нее... проблемы с человеческим

телом.

Я расхохотался. Мой смех покатился зловещим эхом.

—Какая печаль, — сказал я. — Значит, вы влюблены. Как

давно это у вас?

—Три месяца. Она намерена сменить специальность, окон-

чательно перейти к моногамным отношениям, и мы станем

счастливыми навеки.

Он ткнул скальпелем в журнал, который я держал в руках.

—Она считает, что кто-то должен поехать на Амазонку и

найти племя, в котором можно получить «лиану мертвеца».

—Что?

—Страница 256.

Аяхуаску называют «великим лекарством», «вином видя-

щих», a также «веревкой мертвеца»; литературные сведения о

ней скудны и противоречивы. Наиболее значительная работа по

ее применению была выполнена антропологом Марлин Добкин

де Риос; ее публикацию я в тот вечер взял к себе домой. Иссле-

дования д-ра Добкин де Риос проводились в городе Иквитос

возле самых джунглей и касались использования аяхуаски в

народной медицине, а также в религиозных и магических риту-

алах. Визионерский напиток йаге из коры аяхуаски поставлял

лекарь из джунглей, шаман (аяхуаскеро), которому секреты

приготовления и соответствующие ритуалы были переданы через

многие поколения.

Впервые в западной литературе аяхуаска упоминается у

английского ботаника Ричарда Снруса в 1851 году. Спрус опре-

делил растение как Banisteriopsis caapi, вьющаяся лоза, или лиана,

которая использует для себя в качестве опоры деревья джунглей.

Позже, в самом начале двадцатого столетия, небольшая группа

путешественников и торговцев, забравшаяся в верховья Ама-

зонки, упоминала о йаге, напитке, приготовляемом из коры этой

лианы и листьев некоторых тропических растений.

Я читал сообщения об особенностях и о повторяемости

архетипных образов и видений у двоих, троих и больше людей

под воздействием йаге, о телепатических явлениях, об исполь-

зовании лианы в психиатрических целях — своего рода лесной

психотерапии под руководством аяхуаскеро. Растение именова-

лось «лианой», или «веревкой мертвеца», поскольку оно «ведет к

вратам смерти, а потом назад». Богатство мифологии, изобра-

жения галлюциногенной лианы на керамических изделиях, в

наскальных и пещерных рисунках, — все говорит о том, что

использование этого растения для ритуалов и видения восходит к

праистории Южной Америки.

—Он широко улыбнулся:

—Требуется психиатр, владеющий испанским языком. Ко-

нечно, ты всего лишь психолог...

Это то самое приключение, по которому я давно тоскую. Я

поеду в Перу, и ire просто для того, чтобы определить пси-

хоактивные свойства таинственной лианы из джунглей, но чтобы

изучать психологические традиции и измененные состояния

сознания среди целителей и целительниц, шаманов Амазонки.

Перу — единственная страна в Америке, где индейцы численно

превосходят белых.

Две недели после нашего с Брайеном ужина посвящены

были поискам библиографии по лиане и пересмотру всего, что я

знал о шаманизме. Одним из наиболее полных источников по

этому вопросу оказался «Шаманизм и древняя техника экстаза»

Мирча Элиаде.

Элнадс описывает шаманизм как религиозный феномен,

встречающийся в Азии, Океании, обеих Америках, а также среди

древних индо-европейских народов. Повсюду в этих обширных

регионах магическая и религиозная жизнь общества

сосредоточивается на шамане, который является одновременно

«магом и врачевателем, чудотворцем, священником, мистиком и

поэтом». По определению Элиаде, «шаманизм — это техника

вхождения в экстаз».

Я засел за антропологические и этнологические журналы и

книги. В конце второй недели я знал немногим больше того, с

чего начинал. Шаманизм — это традиция, которую в том или

ином виде можно обнаружить в любом примитивном обществе, в

любом забытом уголке земли. Вообще шаман считается «че-

ловеком знания», а также «человеком (мужчиной или женщиной)

видения», посредником между естественными и сверхъес-

тественными силами природы. Поскольку среди них есть и те,

которые шаман полагает ответственными за здоровье и болезни,

то он же оказывается и знахарем-целителем. Даже если он

несведущ в современной медицине, считается, что он способен

интуитивно диагностировать болезнь и посредством ритуала

оказать положительное влияние на здоровье пациента.

Легенда утверждает, что шаман (будь то мужчина или жен-

щина) приобретает экстраординарные способности путем на-

пряженной учебы, постоянных ритуальных упражнений и пе-

риодических путешествий в иные состояния сознания.

Образ этой примитивной личности, путешественника но

материкам сознания, воспламенял мое воображение. Возможно

ли стать свидетелем бессознательной работы человеческого

мозга? Должны ли мы полагаться на несвязно пересказанные

образы и видения в состоянии сна как на единственную инфор-

мацию о бессознательном? Или существуют другие способы

сознательного доступа к бессознательному?

В ожидании чека от студенческой ссудной кассы я упаковал

все необходимое за два дня. Я получил новехонький паспорт и

заказал авиабилеты на рейс до Майами и оттуда — до Лимы. Не

припомню случая, чтобы когда-либо ранее я так хорошо и сво-

евременно к чему-нибудь подготовился.

Я позвонил Брайену, пригласил его и Стефани пообедать и

истратил последние карманные деньги па свежий паштет, ово-

щи, зелень и бутылку калифорнийского «каберне совнньон» 1%8

года.

А еще я купил журнал — небольшой томик в кожаном

переплете, содержащий 250 чистых страниц.

—Могу я взять твой автомобиль? — Брайен накладывал

себе очередную тарелку салата.

—Мой автомобиль?

—Да. Если ты не вернешься.

Стефани нахмурилась, но ее глаза смеялись:

—Брайен!

—Да ничего страшного. — Брайен пожал плечами. — Он

едет на Амазонку, и речь идет о каком-то порше 1964 хода.

С открывающимся верхом. Там нужно повозиться с кузовом

и сменить сидения, я с этим справлюсь.

—Это опасно? — спросила она небрежно.

Стефани была та еще штучка. Высокая, спортивная, прямой

нос, крепкий подбородок, рыжеватые волосы, голубые глаза.

Красивая без каких-либо усилий, она играла крутую девушку.

Медицинская школа иногда создает такие типы.

—Не знаю, — сказал я. — Я там еще не бывал.

— Вероятно, тебя захватят индейцы угли-бугли и асси

милируют в свое племя, — сказал Бранен. — От тебя останется

только испачканный дневник с последней записью карандашом:

«Тринадцатое февраля. Направляюсь к верховью реки».

Я улыбался, рассматривая принесенный Браненом подарок,

настоящий охотничий нож с девятидюймовым стальным лезвием

в промасленном чехле из черной кожи.

— А может быть, — сказала Стефани, — вы найдете себя в

ином состоянии под воздействием приготовленной в джунглях

бражки и никогда не вернетесь в нашу реальность.

— Вы невысокого мнения обо всем этом, Стефани?

Она усмехнулась, глядя в бокал с вином:

—Психоделические средства терапии радикально исследо-

вались в пятидесятых-шестидесятых годах. Альберт

Хофман, Гроф, Лири, Метцнер...

—ЛСД не исследовался радикально, — сказал я. — Он был ¦

радикально запрещен федеральным правительством. Меня не

интересует ЛСД, и я не говорю о клинических исследованиях

психоделических препаратов.

В 1943 году д-р Альберт Хофман синтезировал диэтнламин

лизергиновой кислоты — вещество в две тысячи раз более

сильное, чем мескалин, самое мощное в те времена психоак-

тивное средство. После десятилетних клинических исследований

наступило время беспрецедентного общественного экспе-

римента. До того момента, когда ЛСД был запрещен правитель-

ством, от одного до двух миллионов американцев приняли учас-

тие в опытах по изменению жизни или, по меньшей мере, соз-

нания. Многие исследования 50-х, 60-х и начала 70-х годов

финансировались правительством Соединенных Штатов.

Я оказался втянутым, а вместе со мной и мой консультант по

диссертации и еще сотни две человек, в изучение психотропных

средств по заказу правительства и Управления по химическому

оружию; работы велись под руководством Технических служб

ЦРУ. В программу исследований включались эксперименты на

животных и людях. На это бросили кучу денег, и многие

научные сотрудники согласились участвовать. Прави-

тс/и>ство обеспечило неограниченные возможности для ученых.

Мы заметно ограничили эти возможности.

Я смотрел, как Стефани потягивает вино. Я наклонился к

ней через столик:

— Мы неофиты, Стефани, и не имеет значения, ходим ли

мы в белых лабораторных халатах, прописываем дозы для мы

шей и японских бойцовых рыбок или даем интервью пугешес-

тнующим шизофреникам.

Я взял бутылку с вином и наполнил ее бокал.

—Меня это все не интересует. Это стебелек травы.

—Стебелек травы?

Я кивнул. Я знал, что сейчас зацеплю ее за живое.

— Антрополог Клод Леви-Строс сказал, что цивилизован

ному человеку необходимо разобраться в том, как работает

стебелек травы, прежде чем пытаться понять Вселенную. При

митивный же человек старается познать природу Вселенной, и

тогда он сможет по-настоящему оценить динамическую красо

ту стебелька травы.

Она посмотрела на Брайена, явно ожидая, что он что-нибудь

скажет обо всем этом. Я вылил остаток вина в его бокал.

— Меня интересуют народы, которые умеют входить в

неординарные состояния сознания и изучают их уже сотни, а

может быть, и тысячи лет. Это не ученики, это мастера, и если

они знают, как попасть в другие сферы сознания, как достичь

состояния повышенного осознания, лечебных состояний, —

тогда они знают и кое-что такое, что хочу знать я.

Не глаза сузились:

— И вы надеетесь продраться сквозь джунгли и найти

лпахаря, который согласится передать вам свою мифологию и

ритуалы?

—Да, — сказал я. — Я надеюсь.

—За это!—сказал Брайен.

Он поднял бокал, я последовал его примеру; Стефани за-

смеялась и присоединилась к нам. Хрусталь запел над столом. Ее

бокал звенел дольше всех. А может быть, это мне показалось.

Когда они ушли и тарелки были вымыты, я добыл из доро-

жной сумки мой нетронутый журнал, с хрустом раскрыл его и

отогнул первую страницу.

Эмерсон говорил, что тот, кто пишет для себя, пишет на

вечные времена, поэтому мои первые строки, естественно, ме-

лодраматичны.

7 февраля 1973

Если бессознательный разум общается с нами посредст-

вом образов в сновидениях, черпает лексикон для разговора с

нами из этих образов, то почему бы нам не изучить его сло-

варь и не отвечать ему? Сознательно общаться с бессознатель-

ным? Входить в него? Изменять его?

Существуют ли состояния сознания, в которых мы

можем снять запрет с наших скрытых возможностей выздо-

ровления?

Начнем "с состояний сознания.

Единственный путь к изучению сознания — прямой опыт

переживания его состояний.



*2*



Все невежество катится к знанию мигом,

И к невежеству вновь поднимается долго и трудно.

Э.Э.Каммингс



В Куско можно прилететь только утром. Столица древней

империи инков расположена в одной из долин в Андах на

высоте одиннадцати тысяч футов над уровнем моря. Восходящие

потоки воздуха во второй половине дня делают аэродром

недоступным.

В громкоговорителях что-то прохрипел неразборчивый го-

лос пилота, табло «Застегнуть ремни» беспорядочно замигало

красной подсветкой, а затем дряхлый ДС-8 резко завалился

влево, проскользнул в узкую щель между мгновенно выросшими

горами и оказался в долине, где стоит Куско, старейший среди

постоянно населенных городов континента.

Немногим более восьми часов перед этим, где-то около двух

пасов ночи, закончился мой десятичасовый перелет из Майами в

Лиму. Ночь была влажная и беззвездная. Десять часов в самолете

притупили мои ощущения, флуоресцентные светильники и

кондиционированный воздух кабины совершенно нейтра-

лизовали их. Как всегда, я был ошеломлен запахом чужого го-

рода. Лима — это дизельное горючее, свинина со шкурой, жа-

репная в старом постном масле, выхлопной дым, промышленный

смрад и еле различимая примесь морского воздуха.

Чиновник таможни с сияющей бриллиантином прической

скользнул по мне взглядом, поставил штамп в паспорте и пре-

доставил мне девяносто дней на пребывание в его стране. Я

устроил себе гнездо из дорожных сумок и рюкзака и стал ожи-

дать рейса на Куско.

10 февраля 1973

Я чувствую, что отвожу глаза, пе хочу видеть, отрицаю

безобразие города, который увижу, когда взойдет солнце. Это

во мне живет романтик.

Лима. Еще одна столица еще одной страны третьего

мира.

Четыреста лет тому назад испанские завоеватели извели

хвойные леса, простиравшиеся до самого моря, и Лима стоит

среди пустыни. Некогда центр колониальной Южной

Америки, она теперь завоевана двадцатым столетием. Про-

мышленность национализирована, республикой правит воен-

ная хунта, и треть населения страны, около пяти миллионов

людей, собрались сюда, чтобы жить в грязи и мерзости pueblos

jovenes на окраинах города, искать работу, чтобы купить

хлеба, кукурузной муки или бобов.

Я не хочу видеть этого.

Конечно, я увидел это. Мне еще не раз придется возвра-

щаться в Лиму, не раз бывать в ней на протяжении следующего

десятилетия, изучать ее музеи, колониальные гостиницы и дру-

гие прелести, но я всегда буду вспоминать этот город таким,

каким увидел его в то утро с воздуха, когда солнце повисло над

горизонтом, словно прекрасный оранжевый шар; его лучи, как

сквозь фильтр, пробивались сквозь смесь морского тумана и

смога, окутавших столицу Перу изморосью цвета влажного

пепла.

Куско захватывал дыхание — в буквальном смысле слова.

Высокогорного воздуха, холодного, свежего, сверкающего, не

хватало гак, как может не хватать самого необходимого. Я при-

крыл глаза от солнца; резкие контрасты света и тени поделили

склоны гор и черепичные крыши испанских домов. Я позвал

такси и поехал в город.

Существует легенда о том, как Манко Канак — первый

Инка, «сын Солнца», рожденный из во д озера Тнтикака, верхов-

ный правитель индейцев кечуа, — достигнув совершеннолетня,

собрал своих братьев и отправился «к горе, из-за которой вос-

ходит Солнце». Он взял с собой золотой жезл. Достигнув этой

долины между четырьмя большими горами, вершины которых

увенчивали снежные шапки, он воткнул свой жезл в землю — н

жезл исчез. Это было священное место, Куско, или «пуп Земли»,

и здесь он основал свою столицу. Происходило это около 1200

года. Его наследники завоевали большую часть Перу и Боливии.

Девятый Инка, Пачакути, расширил территорию на севере до

Эквадора, а на юге — до Аргентины; к тому времени, когда

пришли испанцы, империя инков представляла собой

величайшее царство, когда-либо существовавшее в Западном

полушарии.

Центром этой империи был Куско, крупнейший из городов

Южной и Северной Америки, удивительная столица, выстроен-

ная в форме ягуара, где русла рек Санфи и Туллумайо были

изменены и направлены вдоль вымощенных камнем улиц. Это

был город огромных храмов и крепостей, технических и архи-

тектурных шедевров, ничего подобного которым нет во всей

американской античности. Склоны холмов, окружавших эту

отдаленную от мира долину, были застроены в виде террас, что

делало город похожим на гнездо.

Капитан Франциско Писарро вошел в Куско в 1533 году. К

этому времени европейцы уже «открыли» свой Новый Свет, и

оспа вместе с обычным насморком распространялись быстрее,

чем эпидемия оккупации. Писарро посадил в качестве марионе-

точного правителя знатного юношу но имени Манко, но тот

бежал из столицы и поднял стотысячную армию, которая об-

ложила испанцев в Куско. Последняя великая битва в истории

испанского завоевания Перу произошла при Саксайхуамане —

«голове» ягуарообразного города. Одетые в броню мужчины,

верхом на конях и со стальными мечами в руках, к тому же

владевшие огнестрельным оружием, победили мужчин, воору-

женных дубинками, рогатками, копьями и стрелами. В итоге

вся империя со всеми подданными и с невообразимыми богатст-

вами попала в руки сравнительно небольшой группы испанских

солдат, а Манко бежал в Анды, куда никто не мог пройти, в

тайное святилище и крепость Вилканампу.

11 февраля

Весь день шатался по Куско. Сейчас сижу за маленьким

письменным столиком у открытого окна в своем номере. Не-

большая уютная гостиница, дворик с колоннами, фонтан, бу-

генвиллея, украшения. Колониальная Латинская Америка.

Где-то идет фиеста, вместе с ночной нрохладой в окно за-

летает музыка. Это волшебный город. Настоящий памятник

истории Латинской Америки.

Например, Пласа де Армас. Восхитительно. Реют флаги.

Здесь было сердце города инков. Сейчас это классическая

испанская площадь, окруженная торговыми пассажами

колониального стиля. Есть кафедральный собор, церкви Езус

Марии и Эль Триунфо, а также Ла Кампанья. Все они построены

па фундаментах из крупных каменных блоков; испанцы

разрушали храмы и дворцы инков и использовали обломки для

своих католических культовых сооружений. Целая стена дворца

великого Иачакутека служит теперь стеной кафе «Рим». Я там

обедал.

Основанием церкви Санто Доминго служит Коринача —

«золотой двор», храм инков, идеально ровные стены которого

были когда-то покрыты золотом. Удивительно.

Забавно, Соединенные Штаты находятся, кажется, на рас-

стоянии световых лет отсюда. Здесь можпо подумать о пере-

менах. Если можешь себе это позволить. Если над гобой не висит

расписание, которое надо соблюдать, или твой график велит тебе

сидеть здесь, а не спешить к новому месту твоего пребывания...

Другое время. Жизнь движется в другом темпе. Есть время

усваивать. Уединен, защищен. Не от природы: земля, природа

здесь присутствует всюду и явно, начиная от чисто побеленных

саманных построек под черепицей из красной глины и грубо

отесанных балок и кончая фруктами и овощами, еще грязными

от земли, камнями, вереницей гор,

окруживших долину, террасами на склонах и снежными

вершинами.

Природа топко зашифрована в мужских и женских шляпах,

прикрывающих глаза от солнца, которое бьет прямо по ним,

сверкает над городом, не затуманенное отходами цивилизации.

Это и вправду замечательно. И совершенно • реально. Реальное

место па Земле, населенное людьми, а не сооружениями из

бетона, стали и асфальта. Город, живущий среди природы, но

не вытеснивший ее.

Я нахожусь здесь, ното.\гу что Анды — это Гималаи

Южной Америки, а Куско — это их Катманду. Это центр

моего путешествия. Отсюда я могу направиться в джунгли —

но лучше я попробую сначала кое-что разузнать. Я мог бы

поехать в Иквитос, где проводила свои исследования Марлин

Добкин де Риос, но, кажется, я этого не сделаю. R Мехико я

обнаружил, что существует особая субкультура курандерос —

своего рода система, или сеть слухов; словом, я начну с рынка,

я поспрашиваю.

Завтра.

Рынок расположен вдоль стены, выстроенной еще инками, а

сейчас соединяющей две из 360 церквей Куско. Латиноаме-

риканские рынки практически одинаковы всюду от Мексики до

Чили. Мощенными булыжником пешеходными улочками вы

ходите по лабиринту, закрытому от солнца зонтиками или по-

лотном на распорках; здесь самые яркие цвета природы расстав-

лены в виде пирамид или переполняют деревянные клети, от-

полированные до блеска за многие годы службы.

Красные: томаты, яблоки, говяжьи туши, розовая свинина,

нарезанные арбузы, перец различных видов; желтые: папайя,

цветки тыквы, лимоны и грейпфруты, привезенные из долины,

бананы, желтый перец; оранжевые: тыквы пепо и обыкновенные,

манго, морковь, перец оранжевый; лиловые: капуста и

баклажаны; пятнистые плоды хлебного дерева; желтые в корич-

невых пятнах, словно шкура леопарда, гранаты. Есть и серые

цвета — соленая рыба, мешки с зерном. Небольшие холмы семян

канихуа, квиноа, кукурузы, пшеницы, ячменя насыпаны на

джутовых подстилках или циновках из пальмовых листьев на

каменных тротуарах, а прямо под ногами — собаки, цыплята,

хозяйственные товары, жестяная и деревянная посуда, пастель-

иыхтонов болсас—нейлоновые базарные сетки с пластиковыми

ручками, керамические кувшины, а также изделия древних ин-

ков, воспроизведенные в банальной глине.

Гордые и страстные продавцы поют, кричат, восхваляют

свою продукцию, соблазняют покупателей спелостью, крепос-

тью, нежностью, свежестью фруктов, овощей, мяса, птицы. Что

вы хотите купить? Вот! Посмотрите, что я привез для вас! Пос-

мотрите, какой цвет, потрогайте, какой он спелый и мягкий! А

душистый, сочный, вы только попробуйте! Сколько вам?

И летает металлическая чашка видавших виды весов, ме-

чется стрелка. Medio kilol И всего два soles!

Я купил раскрашенную во все цвета радуги болсу и стал

проталкиваться через массу домохозяек, кухарок, голодных ин-

дейцев и школьников с широко раскрытыми глазами. Я покупал

себе то свежую сладкую булочку, то банан, пил смешанный сок

манго и папайи возле мокрого покрытого, линолеумом прилавка.

Па самом краю рынка на плетеной подстилке у тротуара

сидела, поджав ноги, сухая сморщенная старуха. Это была трав-

ница, местный народный аптекарь. Полоски коры, кусочки вы-

сушенных морских водорослей, сухие листья, крошечные хол-

мики серы, хинина и других порошков и семян — все это было

аккуратно разложено перед ней. Глаза ее напоминали кратеры,

их дьявольский взгляд вполне соответствовал профессии.

— cTutacama ninachu?

Что она сказала? Я улыбнулся ей в глаза:

—Извините, сеньора?

—сTutacama? LMunacqukho fortunacquata?

Кечуа. Язык индейцев. Я уже слышал на рынке эту отры-

вистую гортанную речь, но большей частью торговцы разго-

варивали по-испански. Старуха засунула руку в складки своей

шерстяной юбкн и протянула мне на ладони три листика. Даже

грубая кожа ладони была вся в морщинах.

—cFortiinacqmla?

—Она спрашивает, не хотите ли вы, чтобы она предсказала

вам судьбу?

Это испанский. Голос справа. Я обернулся и увидел юношу

лет восемнадцати-двадцати. Белая рубашка, синие морские

брюки, иод мышкой несколько книг. Плоское индейское лицо на

две половины разделял длинный нос с горбинкой, начинавшийся

высоко на лбу. Юноша улыбался:

—Она не говорит по-испански; только кечуа. Хотите знать

вашу судьбу?

—Да. Спасибо.

Он ухмыльнулся и кивнул старухе. Она подула на листья,

так чтобы они упали на подстилку. Она лишь мельком взглянула

на них, после чего, не сводя с меня глаз, протарахтела что-то на

кечуа.—Гм... — Юноша потрогал указательным пальцем свой нос

и перевел:

—Вы сейчас в поиске. Вы ищете что-то, что спасет вам

жизнь.

Она кивнула, а затем добавила кульминационную фразу. Он

опять ухмыльнулся.

—Оно убьет вас, если вы его не найдете, и может убить,

если найдете.

Это мне понравилось.

—Вы что-то ищете? — спросил юноша.

—Я ищу целителя, хорошего curandero, — сказал я.

—Вы больны?

—Нет. Но мне нужно встретить целителя. Хорошего. Как вы

думаете, она знает кого-нибудь?

—Она скажет вам, что она и есть хороший целитель.

—Если бы это было так, она не сидела бы на базаре со своим

зельем.

—Это верно, — сказал оп. — Я думаю, хорошие целители

есть. Но если вы не больны... Вы турист?

—Нет. Я из университета в Соединенных Штатах. — Я

вытащил из кармана несколько soles и с поклоном и

улыбкой дал их старухе.

—Из университета! Вы студент?

—Нет, я уже фактически преподаватель. Занимаюсь пси-

хологией.

w

Он медленно покачал головой сверху вниз, как будто понял

что-то важное.

— У нас тоже университет. Я студент. А вам нужно встре-

титься с профессором Моралесом!

Национальный университет Сан Антошго Абад дель Куско

расположен в тунике между двумя горами сразу за чертой горо-

да. Я увидел невыразительный комплекс старых трехэтажных

бетонных зданий, окна с жалюзи, которые считались современ-

ными в 1940 году; университет был основан в 1692 году. Мой

юный друг на рынке забыл упомянуть, что университет бастует и

вряд ли там кто-нибудь есть, хотя, кажется, был понедельник.

Факультет философии находился в конце унылого серого

коридора. Розовая карточка три на пять дюймов, приклеенная к

двери, сообщала, что класс проф. Моралеса собирается в ка-

фетерии.

Почему кафетерий был открыт и работал во время забас-

товки, для меня навсегда останется загадкой. Я воспринял ее как

одну из тайн Латинской Америки, где вещи редко бывают та-

кими, какими кажугся, и еще реже — какими они должны быть.

Когда я нашел кафетерий в цокольном этаже главного кор-

пуса, студенты профессора Моралеса уже расходились. Человек,

которого я искал, стоял возле стола в центре комнаты, засунув

руки глубоко в карманы брюк. Голова его была наклонена;

кивая, он слушал молодого студента-индейца, который стоял

рядом с ним.

Это был невысокий, не более пяти футов и шести дюймов,

но и не худощавый человек. Хорошее, крепкое сложение маски-

ровал костюм в тонкую полоску, вышедший из моды в 1945 году

и потерявший свой вид ненамного позже. П рям ые седые волосы

были расчесаны на пробор и откинуты назад, глаза прятались под

черными густыми бровями.

Он вынул руку из кармана, ободряющим движением по-

ложил ее на плечо студента и что-то сказал; юное лицо засняло.

Студент сдержанно и неумело поклонился и присоединился к

девушке, которая ожидала его у двери.

—Профессор Моралес?

—Слушаю вас.

Я представился. По мере того как я называл свои дости-

жения, отнюдь не исключительные по стандартам США, брови

его ползли вверх и он начал оглядываться, как бы недоумевая,

что же такое может мне понадобиться в этом университете.

Я упомянул о своей работе с мексиканскими целителями и

рассказал о желании изучить применение аяхуаски и традиции

примитивного целительства у перуанских шаманов. Я сказал, что

1гуждаюсь в совете.

— Я простой учитель философии, — сказал он. — Вам

следует ехать в Лиму. Там есть музей антропологии.

Дело шло к тупику.

—Я слышал о нем, — соврал я. — Но я психолог, врач. Я

хочу найти аяхуаскеро и изучить его способ лечения из

первых рук. Я хочу написать об этом.

—Написать?

—В моей докторской диссертации.

Его взгляд заскользил от моего лица вниз, по рубашке, по

ремню сумки, висевшей на плече, задержался на сумке, а затем

продолжил свой путь по брюкам и до туристских ботинок. После

этого он поднял глаза и остановил их где-то на моем лбу. Его

глаза что-то напоминали мне, но я никак не мог вспомнить что.

— Почему вы пришли ко мне?

—Мне говорили, что вы кое-что знаете. Его

лицо озарилось красивой улыбкой.

—Где же это вам говорили?

—На рынке.

—На рынке! Там известно только мое умение торговаться с

продавцами фруктов. — Он нахмурился. В его голосе

появился оттенок подозрения. — Вы говорите на кечуа?

—Нет. Я пытался объясниться с торговкой травами. Мне

помог молодой человек. Это он назвал ваше имя. Он сказал,

что вы что-то знаете о курандерос.

Кивком головы он дал понять, что ему все ясно.

— Конечно, один из моих студентов. Любезно было с его

стороны помочь иностранцу-путешественнику.

Он затолкал в рукав высунувшуюся манжету рубашки и

взглянул на часы, старый «Таймекс».

— Не хотите ли выпить чашечку кофе?



*3*



Опыт—это название, которое люди дают своим

ошибкам.

Оскар Уайлд



И так. — Профессор Моралес поднял крышку сахарницы и

сунул ложку в горку крупнозернистого неочищенного

сахара. — Вы хотите приобрести опыт или послужить опыту?

—Простите?

—С аяхуаской.

—Я не понимаю.

—Как вам объяснить... — Он держал ложку с сахаром над

маслянистой поверхностью кофе. — Вы причащались когда-

нибудь?

—Профессор...

—Да, я об евхаристии. Освященные хлеб и вино в като-

лической религии. Тело и кровь Христа. Пробовали?

-Да.

—Вы католик?

—Нет.

Я все смотрел на ложку, застывшую в его руке.

— Но вы стояли на коленях перед алтарем?

-Да.

—Ну вот. Вы взяли облатку на язык, и она прилипла к нёбу

и ио вкусу напоминала картой, а вино было дешевое и сладе

нькое.

—Да, — рассмеялся я.

—Вы делали это, но все же вы не католик. Вы имеете опыт

Святого Причастия, но вы не причащены.

Он стал осторожно погружать ложку в кофе. Жидкость

просачивалась в сахар по краям ложки, маленький холмик пос-

тепенно насыщался и темнел.

— Опыт вместо службы опыту.

Он наклонил ложку, и густой сахарный сироп потек в кофе.

— Ритуал не послужил вам, потому что вы не служили

ритуалу. Это вопрос намерений.

Я улыбнулся на эти слова и сказал:

—У меня исключительно честные намерения.

—Ваши намерения — изучить применение аяхуаски перу-

анским шаманом?

—Ну... в общем, да.

—Это ваше намерение. А какова ваша цель?

Я глубоко вздохнул. Профессор Моралес протянул руку

через столик. Манжеты его белой рубашки были слегка запач-

каны. Он мягко коснулся моего локтя:

—Вас, кажется, раздражает моя ... семантика?

—Вовсе нет, — солгал я.

—Вы латиноамериканец?

—Я родился на Кубе.

Он кивнул и принялся помешивать свой кофе. Я рассмат-

ривал его брови, переносицу, форму скул, волосы. Индеец. Декан

философского факультета Национального университета Сан

Антонио Лбада, индеец. Кечуа. Наследственность чистая, не

покалеченная испанским завоеванием. Но не идеальная.

Внезапно у меня возникла убежденность, что он знает очень

много, что его мудрость глубока, а оригинальность подлинна. По

какой-то непонятной, случайной ассоциации я подумал о

Мерлин. И в этот момент он опустил руку в карман пиджака и

вытащил оттуда крошечный кошелек. Он произнес что-то вроде

«гм-кхм» и вытряхнул из него пару игральных костей, несколько

маисовых зерен и небольшое мексиканское Божье Око —

крестик, образованный двумя палочками; палочки были оп-

летены красной и белой пряжей, вся конструкция напоминала

ромбовидную мишень, с концов палочек свисали кисти зеленой

пряжи. Он положил его на середину стола, остальные предметы

спрятал в карман и принялся потягивать кофе.

—Аяхуаску изучали, она описана в научных журналах.

—Да. Мерлин Добкин де Рнос. Я читал ее работы. Она

антрополог, — сказал я.

—А вы психолог. Вы читали се отчеты и заинтересовались

воздействием этого фольклорного растения на человеческую

душу и ... бессознательный разум.

Он поморгал глазами и отвел их в сторону, уставившись

куда-то в пространство за моим плечом. Я обернулся, чтобы

проследовать за его взглядом. Пустой столик в углу возле двери

кафетерия. Когда яповернул го лову обратно, он улыбался, глядя

на меня. Его глаза были моложе, чем лицо: орехово-коричневая

радужка и черные, как смоль, зрачки резко отделялись от чис-

тых, без единой прожилки, белков.

— Вы хотите попробовать на вкус йаге, и вас влечет к нему

очарование смертью.

Он опять отхлебнул из своей чашки.

— То есть это правда?

Он поднял брови вопросительно.

— Аяхуаска дает возможность встретиться со смертью?

. — Да, так утверждают. Ля на кечуа означает «смерть», хуаска

— «веревка» или «лоза», «лиана». Словом, веревка мертвеца. Это

одно из священных лекарств у шаманов амазонских джунглей;

туда-то вам и придется поехать, чтобы найти его. По, допустим,

вы это сделаете, допустим, будете работать с аяхуаскеро... — OEI

выразительно поднял голову и ухмыльнулся. — И если вы оста-

нетесь в живых и напишете о своем опыте, изложите свои

рассуждения об испытанном, — кто будет это читать?

—Профессора в моем университете. Психологи.

—И это даст вам докторскую степень?

—Да. Это, а также моя работа с целителями в Мексике.

—Меня удивляет, что в США найдутся ученые, которые

заинтересуются столь субъективным опытом.

— Психологическая наука молода. Она еще полностью и не

признана как наука. А я способен дать объективный отчет о

своем опыте.

Брови его удивленно поднялись:

—Разве хоть один человек способен быть объективным по

отношению к собственному опыту?

—Может быть и нет, но я могу документально зафик-

сировать психологические явления, которые я переживаю,

точно так же, как я документировал физические эффекты

традиционных способов лечения, свидетелем которых я был.

—Я не сомневаюсь. Но что более важно: процесс лечения и

сам психологический опыт или его эффект — конечный ре-

зультат?

Я задумался над этим и стал отвечать более аккуратно:

—Они одинаково важны, но прежде чем приступить к

изучению причины, необходимо составить себе мнение о ее

следствиях.

—Это ответ западного человека. Он рационален. Но вы

стоите на пороге царстаа, в котором нельзя разделить

причину и следствие. Если вы вступаете в это царство, то

понять такое соотношение необходимо. — Он наклонился

вперед. — Ваша причина должна быть ясна, ибо она

определяет следствие. На ваш опыт будет воздействовать то,

что вы в него принесете, как вы отнесетесь... ну, например, к

ритуалу с аяхуаской. Царство шамана требует от

пришедшего безупречных намерений. Это трудная вещь.

— Вы неплохо знаете все это.

Он пожал плечами:

— Я читаю студентам философию. Я здесь единственный

индеец. — Изящным движением руки он очертил весь уни

верситет. — Индеец, да еще старый, я должен быть мудрым. —

Он рассмеялся и сказал: — В моей стране очень древние тра

диции. Это богатейшая культура, и я рос среди ее мифов, изучал

ее легенды. Шаманы — это мастера мифов, они часто сами

слагают легенды. Эти мужчины и женщины — люди знания:

целители, психологи. Да, да! И притом прекрасные рассказчики.

Они понимают силы природы и используют их для того, чтобы

поддерживать здоровье и благополучие своего народа. — Он

допил кофе, поставил чашку на блюдце и отодвинул прибор в

сторону. — Это смотрители и сторожа Земли: удивительная

должность, если вдуматься. А с виду очень хитрые и чудакова-

тые.

—Как же мне действовать?

—Следуйте своим инстинктам. Они уже привели вас в эту

даль.

—Да, но где найти шамана, который захочет работать со

мной?

—Ищите в деревнях на альтиплаио — пустынных плоско-

горьях. Вы найдете целителей, возможно, самобытного

колдуна или даже двух. На кечуа вы не говорите, так что вам

понадобятся услуги переводчика. Но вас интересует

аяхуаска, лекарство джунглей. У вас найдется лист бумаги?

Я поспешно кивнул и стал шарить у себя в карманах. Мо-

неты, ключ от номера в гостинице. Я открыл сумку; кажется,

что-то хаки есть: я вытащил из сумки мой дневник.

—Существует такой обычай, — сказал профессор Моралсс,

глядя на новенькую обложку и незапятнанные страницы, —

шаман делится своими знаниями с каждым, кто этого

желает, при условии, что претендент проявит безупречные

намерения, чистоту цели. Таким способом можно отличить

настоящего шамана от простого целителя.

—Если вы хотите войти в другой мир, мир шамана, если вы

намерены совершить путешествие но Волшебному Кругу,

тогда вам необходимо найти хатун лайка, настоящего

великого шамана, и вы должны быть готовы предстать перед

ним (или перед ней, если это женщина) в роли студента,

новичка, но не психолога... — Он достал из нагрудного

кармана пиджака старомодную чернильную ручку. — Если

вы хотите просто попробовать на вкус и изучить действие

аяхуаски, то вам следует лишь встретиться с кем-нибудь, кто

знает способ се приготовления и ритуал, «путь ягуара». Я

слышал об одном человеке... нет, нет, не вырывайте!

Он наклонился через столик и прикрыл ладонью страницу,

которую я собрался было вырвать из дневника. Он засмеялся и

потянул к себе раскрытый томик, затем отвинтил колпачок ручки

и написал что-то в верхнем правом углу страницы.

—Путь ягуара?

—Путешествие на Запад. Это второе главное направление

на Волшебном Круге.

—Он легонько подул па чернила и закрыл дневник. Его

глаза встретились с моим удивленным взглядом.

— На Волшебном Круге, — повторил он.

Я затряс головой.

—Волшебный Круг, или четыре пути к знанию. Его называ-

ют также путешествием Четырех Ветров. Это легендарное

путешествие, которое предпринимает ученик, чтобы стать

человеком знания. Он взял Божье Око со стола.

—Вот как!

—Да. Волшебный Круг для иики-шамана является чем-то

вроде мандалы, хотя не имеет даже символа, не говоря уже о

текстах, культовых изображениях, пророках или Сыне

Божьем. Да все это и не нужно. Путешествие но

Волшебному Кругу предпринимается для того, чтобы

разбудить способность видения, чтобы открыть и постичь

Божественное в себе, восстановить свою связь с Природой и

тайной космоса, овладеть умениями и приобрести мудрость

для пользования ими.

Он повертел Божье Око, держа его за основание большим и

указательным пальцами.

—Четыре Ветра соответствуют четырем основным направ-

лениям на компасе. — Он коснулся основания Божьего Ока.

— Первая сторона — Юг, это путь змеи. Человек

отправляется в этот путь, чтобы оставить свое прошлое, как

змея оставляет старую кожу.

—Путь ягуара лежит на Запад. — Он указал левое плечо

креста. — Па этом пути ты избавляешься от страха и

встречаешься со смертью лицом к лицу.

—Север — это путь дракона, здесь ты открываешь муд-

рость древних предков и заключаешь союз с Божественным.

—И, наконец, путь орла, — он указал на правое плечо

креста, — это Восток, полет к Солнцу и обратно к своему

дому, где ты исполнишь свое видение в своей жизни и

работе. Легенды

Говорят, что это самое трудное путешествие, которое может !

предпринять шаман.

Он спрятал Божье Око в карман пиджака.

— Говорят, что это путешествие-посвящение совершают

немногие. Настоящих шаманов мало, мало истинных людей

знания. Многие из тех, кто вступил на этот путь, остановились

посередине и довольствуются ролью целителей и врачей. Они

стали мастерами своего дела. А есть такие, кто попал в капкан

власти. — Он сжал пальцы в кулак. — Потерялись в пути. Это

путешествие такое, что на него может уйти вся жизнь. — Он

разжал кулак. — Но программа увлекательная, не правда ли? И

намного проще, чем есфирот еврейской каббалы или буддий

ский путь к нирване.

Он отодвинул мой дневник ко мне.

—Но вас интересует аяхуаска. Говорят, она помогает пройти

Западный путь. Я слыхал об одном человеке, аяхуаскеро из

джунглей недалеко от Пукальпы. Я записал в вашей книге

его имя и приблизительные ориентиры. Вы можете туда

полететь прямо отсюда.

—Вы встречали этого человека? — спросил я.

—Нет. Один из моих студентов оттуда родом, он мне и

рассказал. О нем идет молва. Я и сам не раз подумывал

съездить туда, да так и не выбрал времени. — QH снова

взглянул на часы. — Мне уже пора. Меня ждет группа

ушников в развалинах Тамбо Мачай. Когда вернетесь в

Куско, мне будет приятно пригласить вас прочитать им

лекцию о западной психотерапии. Им будет очень

интересно. — Он улыбнулся. — И мне тоже.

Он оглянулся, похлопал себя по карманам и поднялся. Я

гоже вскочил и протянул ему руку:

— Благодарю вас, профессор Моралес, за ваше время и

терпение. Мне повезло, что я нашел вас.

Он отмахнулся от этих слов.

— И я обязательно вернусь, — сказал я. — Для меня очень

лестно прочитать лекцию вашим студентам.

Внимание профессора опять было привлечено чем-то за

моей спиной. Я обернулся, но на этот раз недаром. В дверях

кафетерия в луже стекающей воды стояли два молодых индейца.

Черные волосы прилипли к их лбам, одежда промокла

насквозь. Они стояли босиком, прижав башмаки к животу. Они

смотрели на профессора доверчиво и вопросительно.

Зачем вы взяли обувь, jovenes?

Па дворе дождь, учитель.

Да, — спокойно сказал профессор, — я об этом догадался.

Мы проведем наш урок здесь в кафетерии. Но почему же вы

босиком?

Они опустили глаза:

— Мы не хотели, чтобы наши башмаки промокли.

11рофессор Моралес вздохнул и положил мне руку на

плечо.

— Да, — произнес он на аккуратном английском, —

читать

им лекцию —: это лестно.

13 февраля, во время

перелета через Амазонку

Опыт и служба опыту.

Сижу возле окна в жалком реликтовом самолете, про-

ходившем последний техосмотр, видимо, еще во времена

Эйзенхауэра. Два спаренных пропеллера молотят воздух и

влекуг меня все ближе к какой-то посадочной дорожке в

джунглях. Вспоминаю подобный полет три года тому назад.

Оахака, Мексика. Индейцы-гвиколы. Опыт? Или служба

опыту?

В 1969 году, в самом конце моего последнего курса в кол-

ледже, уже со степенью бакалавра в кармане я был зачислен в

аспирантуру при новом Институте гуманистической психоло-

гии. До этого, чтобгл свести концы с концами, я преподавал

испанский для небольшой группы студентов частного учебного

заведения, и когда пришло сообщение о моем зачислении в

аспирантуру, решил отметить это событие четырехнедельной

поездкой в Мексику. Трудно сказать, кому больше не терпится,

чтобы студенты исчезли на лето, — их родителям или им самим.

Месяц мы провели в Мехико-сити и юго-восточнее, на

Юкатанском полуострове и на родине майя, после чего я отпра-

вил студентов назад в Сан-Франциско (их чемоданы были на-

биты грязным бельем, головы — разговорным испанским, а глаза

широко открыты после всего впервые увиденного в третьем

мире), а сам остался, перелетел в Тепик на западном побережье

Мексики и там нанял пилота вместе с его единственным

самолетом «Чессна», чтобы добраться до Меса дель Найяр, штат

Оахака.

Нам пришлось дважды атаковать узкую посадочную полосу

в горах: но ней бродили свиньи, овцы, тощие скелетоподобные

коровы — всей этой живностью управлял маленький пастушок в

белой одежде. Звали его Жерардо. Я нанял у него ослика, чтобы

забраться еще выше в горы, в деревню, из которой, как оказа-

лось, был и он сам.

Я прожил у гвиколов три недели. Я потряс их ребятишек

картами мира, нарисованными на песке, узнал кое-что об этой

изолированной культуре, о смысле ярких изображений из цветной

пряжи, которыми славилось племя. Нити, окрашенные

натуральными красителями, вдавливаются в покрытую пчелиным

воском доску и образуют пиктографический портрет человека,

модель его психодинамики, «ловца духа». Художник является

своего рода психологом; он тщательно составляет картину, 4 по

которой затем рассказывает историю болезни своего клиента.

Решающим в этом виде терапии оказывается момент, когда душа

схвачена на картине. После этого художник, он же целитель, тонко

изменяет картину, вызывая тем самым изменения и в состоянии

пациента.

Сейчас туризм стал главным источником доходов Мекси-

канской республики, и картинки из цветной пряжи превратились

в популярный сувенир; синтетическая пряжа «дей-гло»

вытеснила натуральные цвета и волокна, искусство сохранилось

в прежних формах, но потеряло свой смысл.

11о здесь, в отдаленной горной деревушке, сидя на табуретке

в дверях своей casita, донья Хуанита, бабушка Жерардо, обраба-

тывала пряжу собственными руками; грубые мозолистые пальцы

ее рук были глубоко пропитаны красителями. Свое искусство

и интуицию она в большой мере относила на счет hikuli —

пейота, священного кактуса индейских сельских племен Мек-

сики.

Если бы у меня были средства и время, чтобы пожить у

гвнколов дольше, чем те несколько недель, я смог бы отпра-

виться вместе с несколькими жителями деревни в одно из их

ежегодных паломничеств на северо-восток; там, среди пустыни,

на склонах священной горы Вирикута, они собирают пейот.

Может быть, я даже научился бы «думать как гвикол», поедая

кактус вместе с ними.

Вместо этого, когда заканчивалась вторая неделя, Хуанита

предложила мне «пойти побыть» с нейотом. Она показала на

вершину горы милях в двух от деревни и велела отправляться

туда после обеда два дня подряд, ничего не есть и медитировать

там, чтобы очистился мой ум. Два дня я сидел там после полудня

на выжженном солнцем гребне, скрестив ноги, и старался при-

думать что-нибудь, о чем можно было бы думать, и засыпал под

жгучим мексиканским солнцем.

Вечером второго дня, возвращаясь домой, я встретил Хуа-

ниту на околице деревни.

— У тебя такая же проблема, как и у оленя, — сказала она.

— Ты всегда спускаешься с горы той самой тропой, которой

поднимался.

Я читал отчеты о психоделическом действии пейота, о карта

пах райского блаженства, о мудрости, сообщаемой еле слыш-

ными голосами, об ощущении ненаправленного времени, — и

мой пустой желудок судорожно сжался от адреналина, когда она

сунула мне в руку пять батонч иков пейота и сказала, чтобы я

обратился к духу растения и медленно жевал батончики, предс-

тавляя себе, что жую плоть Земли.

Нерешительно побрел я назад, к своему месту на вершине

горы, и там съел один за другим псе пять кусочков пейота. На

вкус это было что-то вроде дважды вырванной блевотины. Я весь

дрожал от его отвратительной горечи и на протяжении часа меня

тошнило и рвало на куст толокнянки.

Наконец желудок успокоился, спазмы прекратились, и я

почувствовал одиночество. Куст толокнянки блестел иод лу-

чамн раскаленного солнца, и я сидел над непривычно контрас-

тным миром, над Землей, частью которой я не был. Я сущест-

вовал отдельно.

Смещенный, чужой, непричастный. Лишенный этих камней,

кустиков, пыли, блестящей толокнянки, пейзажа передо мной, я

чувствовал себя покинутым.

Я прикоснулся ладонью к коричневой пыли и почувствовал

ее тепло, она смешалась с потом, покрывавшим мои ладони, и я

поднес ладонь к лицу и коснулся его; пыль размазалась по лицу и

смешалась со слюной в уголке рта.

Белизна солнечного света сменилась пламенеющей жел-

тизной, а затем оранжевым сиянием. Я размазывал по щекам

грязь, замешанную на моем поте и слюне.

Я стащил с себя рубашку и размалевал тело красно-ко-

ричневой землей, я замаскировал себя, я обмазал грязью руки,

шею и грудь и тут почувствовал, что теряю силы. Грязь высыхала

и трескалась, и я знал, что я из Земли и что в Землю возвращусь.

Эта мать будет беречь меня, баюкать и любить, несмотря на то,

что я всего-то и делал, что ходил по пей, даже не задумываясь об

этом, и искал себе удовольствий, и играл мелодраму собственной

жизни.

Солнце садилось, и я не сводил с него расширенных зрачков.

Я всасывал его глазами и чувствовал, как его жар насыщает мое

тело изнутри и удерживается скорлупой из высохшей, спекшейся

грязи. Такая вот планетарная припарка.

Я помню, как обратил внимание на свое дыхание. Я дышал

солнцем. Я мог посадить солнце своим дыханием, я ощущал, как

сажаю его все ниже каждым выдохом. Я помню удивительное

открытие: я проверяю глубину своего дыхания по скорости

погружения солнца за горизонт. Глубокий вдох, легкие запол-

нены, длительный выдох — и солнце исчезло. Л я уснул.

Проснулся я где-то после полуночи и направился вниз,

тщательно выбирая другую дорогу к деревне. Хуанита ожидала

меня. Она смотрела на меня недоверчиво; я обнял ее и позволил

уложить себя в постель.

Десять часов спустя я проснулся от зловония моего тела; я с

трудом выбрался на улицу, солнце уже было высоко. Я вымыл-

ся в холодной воде речушки, которая сбегала с гор и

протекала рядом с селением. Немного ниже но течению русло

расширялось, образуя небольшую заводь; я плавал там на спине,

глядя в прозрачно-синее горное небо. Проглоченный вчера

шарик пейота с грязью внезапно вызвал у меня резкий приступ

диареи, и мой кишечник опорожнился. Я поднялся вверх по

течению, помылся и выкарабкался на берег, чувствуя себя так,

словно меня выпороли. Я сидел над речкой и думал, что,

независимо от количества земли, которую я на себя намазал, я

все равно остаюсь белым человеком, и этот человек гадит в воду,

которую другие пьют. Этот случай рассказал мне об экологии

больше, чем все книги и статьи, которые я читал с тех пор.

Я вернулся в Калифорнию одетым, как гвнкол: белые шта-

ны, белая рубашка и яркий вязаный кушак.

Но мне тогда было лишь немногим больше двадцати, и я не

сомневался, что глубина моих познаний дает мне право на такую

вычурность — по суш, на саморекламу.

13 февраля. Позже

Мы спустились на тысячу футов ниже. Зеленая масса

джунглей под нами приобрела определенность, появились

ботанические подробности.

Широкий разворот вправо — и мы делаем круг над поса-

дочной полосой. Полоса выглядит как шрам — Нет, скорее

прореха на плотной ткани джунглей, на зеленом одеянии Земли.

Я подозреваю, что мое пребывание у гвиколов и мое

причастие на вершине горы были не более чем опытом. Воз-

можно, таким же поверхностным, как и моя реакция на него.

Поддельная, ненастоящая духовность. Надеть чей-то костюм еще

не означает стать его кровным родственником.

Возможно, то, что я нагадил в речку, было наиболее

подлинным ноступком за всю поездку.

Я не служил опыту с пейотом (я не знал, как это делается),

но все же опыт послужил мне. Он продолжает служить мне,

когда я силюсь оценить мою готовность к тому, что ожидает

меня впереди, там, впизу, на одной из невидимых полянок в

джунглях.

Профессор оралес намекнул, что я не готов к джунг -лям

, к пути ягуара па Запад. Сначала должен быть Южный путь,

что-то вроде сбрасывания с себя прошлого. Интересно, как у

меня сейчас с моим прошлым... Гвиколы. Беспокойство. Слова

оралеса сидят во мне, как заноза.

Двести, сто футов над посадочной полосой, вот мы уже

вровень с деревьями! Это деревья чиуауако, по сравнению с

которыми калифорнийские секвойи выглядели бы карликами;

это настоящий масштаб джунглей Амазонки. Первозданный.

Земля гигантов.

Теплое дуновение воздуха, несущее запах джунглей, привет-

ствовало мои первые шаги в Пукальпс. Аэропорт был в точности

такой, каким он и должен быть. Мощные столбы подпирали

тростниковую крышу, посеревшую от давности и выхлопных

газов. Обветшалые москитные сетки, туг и там перегородки из

рифленого металла, поржавевшая вывеска с товарным знаком

кока-колы, расшатанные скамейки, москиты. В конце посадоч-

ной полосы автобус с самодельной деревянной крышей, пара

потрепанных грузовиков.

Пройдя всего пятьдесят метров от самолета до спрятанной в

тени двери рядом с рекламой кока-колы, я почувствовал, что

задыхаюсь, льняная рубашка неприятно прилипла к спине.

Струйки пота стекали с моей груди, я чувствовал их на животе,

когда, прислонившись к стойке бара, стоял перед старым всс-

тингхаузовским вентилятором.

Я подождал, пока низенькая индеанка соберет в нейлоновую

сетку запотевшие бутылки с содовой и отсчитает свои soles

бармену, полному туземцу с приятным свежим лицом. Рассчи-

тавшись, она поставила себе на голову обшитую джутом кор-

зину, затем, балансируя ею, взялась за пластиковые ручки своей

сетки, как бы взвешивая ее, и вышла на солнце. Какое-то время я

смотрел ей вслед, вспомнил, что ее фото с обнаженной грудью

было опубликовано на обложке географического журнала, и

обернулся к хозяину.

—Cen'esa, рог favor.

—\Si, senor!

Коротышка широко улыбнулся и наклонился над большим

сосудом с ледяной водой, в которой стояли бутылки с пивом и с

содовой. Он вытащил бутылку «амазонского», вытер ее влажным

полотенцем, открыл пробку и церемониально поставил передо

мной:

—Una cervesafriapara el... espahol.

—Я не испанец, — сказал я. — Gringo, americano.

—Но ваш акцент...

—Кубинский.

—Правда? — он смотрел на меня удивленно.

—Это было до революции. — Я подмигнул ему и поднял

бугылку. — Salud.

—Salud, senor. — Он перегнулся через бар, рассматривая

мой рюкзак на полу. — Инженер?

Я покачал головой. Он глянул на меня понимающе:

—Нефть.

—Нет.

1'ло нижняя губа полезла на верхикло.

— На американского фермера вы не похожи... — 'Гут он

хлопнул ладонью по прилавку. — Консультант!

—Психолог, — сказал я со смехом. Он

наморщил лоб.

—Врач, — сказал я.

—Ага! — лицо его прояснилось. Он подумал секунды две, а

затем сказал: — Мет. Вы слишком молоды.

—Ваша правда, — сказал я. — Но, может быть, от здешней

жары я стану старше.

—Не беспокойтесь, — сказал он. — Скоро ваше тело успо-

коится. Сердце заработает медленнее, и вы перестанете

потеть. Вы приспособитесь. Еще пива?

—Нет, спасибо. Мне нужно идти дальше. Здесь есть автобус

или такси?

—Нет. Автобус ушел. Вам далеко?

Я вытащил из сумки свой журнал и нашел запись профес-

сора Моралеса:

«Дон Рамон Сильва, От аэропорта

Пукальна но Трансамазонской дороге

до 64-го километра, дальше по троне налево 2 км».

Он уставился на страницу искренним взглядом человека, не

умеющего питать.

— Час дороги, — сказал я. — На юг.

Он оглянулся на дверь и показал мне глазами мальчика лет

двенадцати, тащившего грязный холщовый мешок но бетону.

— Это Хорхе. Он возит почту на плантацию. Он может

взять вас. — Бармен потер большим и указательным пальцами

невидимую бумажку.

Трансамазонская дорога представляет собой трассу через

джунгли с двухрядным движением, но в предсмертном состо-

янии. Тропические ливни и убийственная жара превратили пок-

рытие в сплошные трещины и ямы, тут и там толстые стебли

лиан пробиваются сквозь разломы в ограждении и заползают

далеко поперек искалеченной мостовой, словно пытаясь затянуть

рану. Туземцы ведут постоянную и беспощадную войну с

джунглями, обрубывая своими изношенными мачете осторожные

щупальца Природы.

Мы с Хорхе подпрыгивали на ржавых пружинах развален-

ного сиденья в его пикапе. Пластиковая Дева Гвадалуиская,

висящая на зеркале заднего обзора, дергалась, подобно мари-

онетке. Мы беседовали о бейсболе, об американских ресторан-

ных компаниях, которые выжигают джунгли ради выгодного

разведения скота, о каучуковой плантации в трехстах километ-

рах отсюда.

Я вышел из машины возле белого деревянного столба, обоз-

начавшего 64-й километр. Ни слева, ни справа я не видел ни

малейшего просвета в листве, пока Хорхе не спрыгнул вниз и не

показал мне изящную банановую пальму, казавшуюся крохотной

среда гигантских деревьев.

— Там тропа, — сказал он.

Мы постояли среди дороги, глядя друг на друга. Он пожал

плечами и сунул руки в карманы.

Я шлепнул себя но щеке и убил москита.

Ночью здесь был ливень, от асфальта шел пар. Жужжали

цикады, джунгли непрерывно шелестели. Воздух был насыщен

терпкой влагой. Ворчание старого пикапа терялось в ровном,

устойчивом шуме Амазонки.

—Зачем вы туда идете? — спросил он.

—Мне нужно увидеться с одним человеком. Он

кивнул и продолжал глядеть вдоль дороги.

—Не сходите с тропы, — сказал он, не глядя на меня. —

Один шаг в сторону, и вы ее больше не найдете,

потеряетесь.

—Спасибо, — сказал я.

—De nada.

—Он залез в кабину, хлопнул дверцей. Я опустил руку в

карман и выгреб оттуда прнгоршню soles. Он не снял руки с

дверцы, только глянул вниз, на деньги в моей руке, затем

покосился на стену деревьев, лиан и листьев за моей спинрй

и вдруг широко улыбнулся мне. Для двенадцатилетнего

мальчишки это была слишком умная улыбка. Движением

головы он отмахнулся от денег и включил газ. Выхлопная

труба выстрелила, раздался какой-то вопль.

—Los monos, — сказал он. — Обезьяны.

—Спасибо, что подвез, — сказал я.

—Виепа suerte, — сказал он. — Счастливо!

Я стоял посередине Трансамазонской дороги и смотрел, как

старенький грузовичок запрыгал дальше, начиная расплываться

за волнами горячего воздуха и, наконец, исчез, как мираж.

13 февраля. Позже

Иду но тропе. Ирина четыре фута, трудноразличима. Все

здесь преувеличенно разрослось и перепуталось, всюду влага.

Под ногами сочная мякоть... Острое ощущение Земли как

живого существа, ступаю по ее плоти...

Иду уже около часа. Черт. Дерьмо. Кажется, это трона. А

может, и ист. Чувства на взводе. Ловлю движения света и

тени, глаза прикованы к земле, периферийное ощущение уг-

розы... ум джунглей похож на белый шум, непрерывное

однообразное шнппхххххххх, но на этом фоне отчетливо

слышно, как хлюпают и чавкают мои башмаки, влажно

хрустит валежник, лопочут листья... Пряная сладость гниения

в пазухах листьев пахнет жизнью, закрытой теплицей...

Прикосновения папоротников и лиан, они вытягиваются,

перегораживают дорогу, колышутся и хлещут меня по

лицу... Вкус тревоги.

Я остановился под этим деревом, потому что я слишком

быстро двигался. Слишком быстро бьется сердце. Я дышу

слишком быстро. Я слишком быстро думаю. Хотелось бы

знать, действительно ли в конце этой тропы живет дон Рамон

Сильва. Надо надеяться. Очень уж далеко идти обратно до

Пу-кальпы. Я остановился здесь для того, чтобы отдохнуть и

успокоиться.

Я боюсь?

Нет. Не могу определить это ощущение. Оно входит в

меня через поры. Энергия. Но я мог бы заснуть здесь и сейчас

же. Возбуждение. Но мой карандаш спокойно и разумно

пишет эти строки. Живой. Я очень живой. Я никогда так не

чувствовал Природу. Она знает, что я здесь. Я чувствую ее и

знаю, что она чувствует меня, и я чувствую, что она знает, что

я здесь. Боже мой, какое это могущество!

Я прислонился спиной к дереву, вытянул ноги, скрестив

лодыжки, закрыл дневник вместе с карандашом и сунул его в

рюкзак. Я закрыл глаза и стал слушать песню джунглей. Не

знаю, как долго я слушал. Я почувствовал, что сползаю все

ниже, мой метаболизм замедляется, меня заполняет

блаженство внутреннего и внешнего комфорта.

Что-то ползет!..

Я дернулся со сна и, уцершись ладонями в землю,

подтянулся ближе к дереву и снова прижался к нему спиной.

Ничего нет. Никакого движения, никаких змей. Только

небольшая перемена в освещении за истекшие полчаса:

сдвинулись световые пятна и отрезки лучей, пробившихся

сквозь густой потолок листьев, сучьев и лиан.

Что же меня так напугало?

Я попробовал подняться, но почувствовал легкое сопро-

тивление. Я посмотрел вниз на свое тело. 'Гам и здесь вдоль

моего тела, по ногам и даже по рукам протянулись молодые

побеги, тонкие усики уже ощупывали меня, пытаясь обвиться

вокруг тела. Я не возражал.

Поляна виднелась в тридцати метрах от меня. Я не дошел

каких-то сотни шагов.

Дома никого.

Дом стоит среди поляны как архетип примитивного рая в

джунглях. Покрытая пальмовыми листьями крыша над Г-

образной платформой, стены из переплетенных пальмовых

листьев. Куры, свинья на привязи возле пальмы.

Позади дома (здесь, правда, трудно отличить «позади» от

«спереди») травяной покров уступает место песку па берегу

небольшой лагуны. Утки, болотные куры в коричнево-зеленом

оперении. Лагуна окружена бахромой джунглей. Треснувшая

от старости долбленая лодка перевернута вверх дном, корма

ее затоплена водой и покрыта скользкими водорослями.

У самого края поляны стоит сухое дерево чиуауако с пок-

рученным дуплистым стволом, рядом с ним горит огонь. Здесь

же стоят две жестянки из-под растительного масла, на-

полненные пятнистой красновато-коричнево-фиолстово-

оранжевой жидкостью. Цвета не смешиваются. К деревянной

перекладине над огнем подвешен глиняпый горшок, в нем

булькает какое-то варево, издающее странно-приятный

кислый запах.

Сажусь и жду. Оголепные корни чиуауако служат мне

подлокотниками, словно я в кресле.

Я вскочил на ноги и чуть не упал, запутавшись в корнях

дерева. Он пришел из джунглей и появился из-за дерева. Ростом

он был едва метр шестьдесят; но джунгли дали его телу крепость.

У него было мягкое прямоугольной формы индейское лицо,

большой крючковатый нос; удлиненные верхние веки придавали

глазам азиатскую раскосость. Серебристо-седые густые волосы

были зачесаны назад, открывая лоб с глубокими морщинами. От

крыльев носа к уголкам рта шли резкие складки. Губы такие же

коричневые, как и вся кожа.

—Дон Рамон Сильва?

—Рамон ,— сказал он и широко улыбнулся.

Я пожал ему руку. Короткие толстые пальцы, утолщенные,

вероятно, от артрита, суставы. Он поднял голову и взглянул на

меня снизу сквозь щелочки век:

— Bienvenido, — сказал он.

Позже

Он знал, что я приду. Он ожидал меня. Он видел меня во

сне.

По он не ожидал, что я такой рослый.

Я сказал ему, что я психолог. Он кивнул.

Я сказал ему, что слышал о нем в Куско. Он улыбнулся.

Я сказал ему, что профессор Антоиио Моралес Бака рас-

сказал мне, как его найти. Судя по лицу, это не произвело на

него никакого впечатления. Он взглянул на мой багаж и как

будто удивился, но затем улыбнулся и кивнул, словно что-то

понял.

— У нас будет toma, — сказал он.

—Тoma?

—Да. — Он показал на перекладину: — La soga. Веревка.

—Церемония с аяхуаской? — спросил я. Он

кивнул.

—Ты ел?

Пища! Я забыл и думать о ней. Теперь я вспомнил, что

проглотил тарелку омлета в шесть часов утра в аэропорту Куско.

Я взглянул на часы. Без четверти шесть. Двенадцать часов! Я

умирал с голоду.

—Нет, не ел, — сказал я. — Я очень голоден.

— Виепо, — сказал он. — Значит, у тебя будет хороший

апНетит утром.

В пятидесяти метрах от поляны проходит излучина неболь-

шой речки. Вода в лагуне чистая, но почти стоячая; здесь же она

неторопливо течет в джунгли, в Амазонку.

Я разделся и искупался, выполоскал нот и пыль из одежды.

Я ощутил бодрость, но вместе с ней и волчий голод. На поляну

мне нужно вернуться после захода солнца.

И вот я сижу скрестив ноги па мокром песчаном берегу и

ожидаю нового опыта. Я не знаю, как служить и этому опыту.

Либо все пойдет не так, о чем предупреждал профессор Моралес,

либо сам опыт подскажет, что делать.

Дон Рамон, видимо, принял меня без колебаний: то ли я

ухитрился безупречно представиться (понятия не имею, как мне

это удалось), то ли здесь вообще нет предварительных условий

(хотя Рамон не производит впечатления неразборчивого чело-

века). Шерстяное пончо, которое я привез из Куско в качестве

подарка, не годится: он его никогда не наденет, хотя бы из-за

этой дикой жары.

И вот я сижу, и не знаю, как мне быть. Как-то это все

нелогично, неразумно и самонадеянно. И смахивает на игру в

поддавки.

Моралес говорил что-то о неразделимости причины и след-

ствия. Вероятно, мне лучше прекратить эти размышления.

Это моя последняя запись перед сегодняшней вечерней

церемонией. Перед тем как я выпью йаге.

Брайен, это для тебя:

— Тринадцатое февраля. Иду вверх по реке.



*4*



И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого

дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания

добра и зла, не ешь от него; ибо в день, в который ты

вкусишь от него, смертию умрешь.

Бытие 2:16-17



Я сидел на petate, циновке из переплетенных пальмовых

листьев, посередине комнаты. Комната была большая —

занимала всю короткую сторону буквы Г — и пустая. Вер-

тикальные грубо обтесанные деревянные столбы, стены из пере-

плетенных накрест пальмовых ветвей, а вверху стропила, и на

них обшивка крыши из тех же пальмовых листьев.

Одна из стен была открыта на лагуну, и лунный свет, отра-

женный от воды, попадал в комнату. Четыре крупные свечи

стояли по углам petate и горели высокими недвижными языками

оранжевого пламени.

Я сидел, скрестив ноги и положив запястья на колени, и

смотрел вниз па два предмета, блестевшие в сиянии свечей:

длинную трубку, вырезанную из твердого дерева в виде фигурки

индейца, протягивающего, словно дар, чашу на ладонях; ноги его

обвивала змея. Неплотно набитый табак свисая через края

чашечки. А рядом лежала арфа — простой выдолбленный кусок

твердого дерева с тонким проводом, туго натянутым между его

концами.

Шум джунглей ночью стал другим. Непрерывное однооб-

разное шипение знойного тропического дня перешло в рит-

мическую песнь миллионов насекомых. В этот ритм вплелись

глубокие, низкие звуки напева; я взглянул в сторону лагуны и на

фоне сияющей лунной дорожки увидел силуэт Района. Мелодия

его напева соответствовала ритму джунглей. Он держал что-то в

руках. Чаша? Он поднял предмет к небу.

Я не мог разобрать слов его песни, но припев повторялся, а

текст состоял из четырех куплетов, которые он исполнял по-

очередно, поворачиваясь к четырем сторонам света.

Это была чаша, деревянная чаша; он поставил ее между

нами. В ней был тот же напиток, который я видел над огнем, —

хустая жидкость цвета грибного супа, свекольного сока и мор-

ковного сока, и от нее шел острый запах. Я подумал о тканях

моего тела, жа ждущих пищи, готовых поглотить все, что угодно.

Йаге выглядел сильнодействующим и опасным.

— Ты думаешь о смерти, — сказал он.

Я посмотрел ему в глаза и кивнул головой. Его глаза медленно

поднялись и остановились на какой-то точке над моей головой.

— Это гриб, который растет внутри нас.

Он взял трубку, вытащил прутик из кармана рубашки, зажег

его от одной из свеч и поднес к табаку. Он долго раскуривал

трубку через мундштук; табак трещал, стрелял искрами и раз-

горался. Крохотный горящий кусочек табака вылетел из трубки,

упал на землю и погас. Рамон глубоко затянулся и выпустил

длинную сплошную струю едкого дыма, а затем стал пускать

дым клубами на йаге. Дым висел в неподвижном воздухе, плыл

над поверхностью напитка и огибал края сосуда. Рамон от-

кинулся назад и стал раскуривать трубку изо всех сил. Табак

разгорелся докрасна в толстом деревянном горне трубки, и

Рамон наклонился ко мне, пуская мне дым на грудь, на руки и

колени, окутывая им мою голову. После этого он передал мне

трубку.

Такого крепкого табака я никогда раньше не пробовал. Он

перехватил мне горло, обжег легкие, я давился, кашлял, слезы

текли градом; я глубоко втягивал воздух. Рамон снова напевал,

закрыв глаза и слегка покачиваясь взад-вперед, странную мсло-

дню с невнятными словами и без рефрена. Легкое дуновение

качнуло пламя свечей, зашевелило волосы у меня на затылке.

Тогда он открыл глаза и скосил их влево. Он что-то увидел.

Я повернул голову, чтобы посмотреть, но он протянул руку и

остановил движение моей головы. 1 lanra глаза встретились. Он

опустил руку и взял трубку.

—Тебе везет. Тебя выслеживает могучее существо.

—Что это за существо?

—Котик, мой юный друг. Ягуар, черный, как ночь, ягуар!

Это самый могучий партнер; но тебе придется еще много

потрудиться, прежде чем ты сможешь назвать его своим.

Он кивнул.

— Дух аяхускш — это тоже ягуар. Когда ты встретишь

смерть, он возьмет тебя на вершину радуги и отведет в следу

ющий мир. — Он снова кивнул с одобрением. — А теперь

вызывай своего ягуара. Требуй, чтобы он помог тебе в твоем

путешествии.

Вызывать его? Я закрыл глаза и представил, что стою в

конце троны, ведущей к дому Рамона, и пытаюсь свистом подоз-

вать кота. Сюда, киса! Нет, у меня ничего не получится.

Держать глаза закрытымибыло трудно. Мои веки дрожали,

сердце колотилось от предчувствия. Я нервничал.

Я решил быть последовательным. Древесный вкус от табака,

ладони влажные, шея и плечи напряжены. 11ервная энергия,

тревога. Я сделал глубокий вдох и стал выдыхать медленно,

ровно, одновременно опуская плечи. Ягуар. Выслеживает меня.

Очень хорошо. Как мне его вызвать? Визуализировать. Вызвать

изображение перед внутренним взором. Лоснящаяся пантера,

черная, как полированное ... Черное дерево. Черная, как смоль. Я

представлял, как осторожно, плавно этот зверь передвигается в

джунглях, представлял, как умел.

— Asi es mejor. Это уже лучше.

Голос слышался откуда-то сверху. Я открыл глаза и никого

не увидел. Рамон исчез. На луну наползло облако и в комнате

стало темнее; только огни свечей оттесняли ночь. Дым? Да, он

стоял позади меня, окуривая мне спину дымом.

Он вернулся, сел передо мной и отложил трубку в сторону.

— Сегодня мы вызовем смерть из тебя.

Он захватил чашу большим пальцем, как крюком, за край, и

протянул мне.

— Пен.

Мой желудок застонал, когда я взял обеими руками чашу и

поднес ее к губам. От кислого запаха мне свело горло при первом

же глотке. Холодная жидкость напоминала прокисший грибной

суп и что-то молочное; во рту остался горький осадок. Я почув-

ствовал, как питье обволакивает мои внутренности.

Я кивнул и протянул ему чашу. Он покачал головой:

— Выпей все.

Он поднял руку и сжал ее в кулак; мышцы предплечья

напряглись. Voder. Мощь. Сила. Универсальный символ кре-

пости и уверенности.

А, черт с ним. Глубокий вдох, мое горло раскрывается, и я

выливаю в него содержимое чаши. Два судорожных глотка —

вот и все. Я поставил пустую чашу на циновку между нами и

сглотнул слюну с остатками питья во рту.

— Хорошо, — сказал он. — Теперь ложись.

Я вытянулся на пальмовой циновке и уперся взглядом в

темноту под сводом крыши. Закрыв глаза, я попытался посмот-

реть на всю эту затею со стороны. Я перерыл свою память и

составил оценку ситуации. Что я принес в этот опыт? Мое

образование. В чем моя сила? В годах теоретических занятий; в

начерченных мелом диаграммах; в затертых, завернувшихся

страницах конспектов (целые тома!), в учебниках; в историях

психозов и их лечении; причины и следствия, комплексы, сно-

видения, анализ, все сведения обо всех представлениях у всех

мужчин и женщин, которые пытались определить деятельность

обычного сознания и понять механизмы влияния на него. Мысли

о мыслях. Психология. Сумасшедшая наука, ни на чем, кроме

теории, не основанная, идеи об идеях, думание о думаний. Это

только первый из рубежей науки, и «цивилизованный» человек

пока еще только бродит вокруг него.

Сознание похоже па толщу воды. Сознательный разум и

бессознательный разум. Поверхность моря и его невидимые

глубины. Метафора ведет меня дальше: современная психо-

логия научила меня исследовать глубины, рассуждать о геог-

рафии дна, наблюдая цвет воды, форму и размеры волн, всякую

дрянь, всплывающую на поверхность. Посылаешь сигнал, при-

слушиваешься к отражениям и пробуешь слепить из этого скры-

тую внизу картину.

Но мы не научились нырять в глубину и смотреть своими

глазами. Боимся вымокнуть? Сидим, смотрим, как волны нака-

тывают на берег, и пытаемся угадать глубину океана...

Волны накатывают на песчаный берег. Вода скользит но

песку, обмытые, насыщенные, искрящиеся кристаллы влажного

песка сверкают под солнцем. Шум прибоя. Я открываю глаза;

шум усиливается, огни свечей, как копья, вырастают с четырех

сторон. Я всплываю, приближаюсь к лиственной крыше. Неоно-

во-красные, пастельно-зеленые частицы света слетаются к вер-

хушке крыши, образуют вихрь... нет, сматываются в клубок ...

туго ... еще туже. Вот-вот лопнет. Центр не выдерживает, отде-

ляется и летит, обрушивается на меня сверху. Громоподобный

рев — у света есть челюсти! Я содрогаюсь от его удара.

На лицо мне падает рука. Я отдергиваюсь, но я ощущаю и

руку, и лицо; то есть это должна быть моя рука. Кто кого

ощущает? Мой рот открыт, я ощущаю свой язык кончиками

пальцев, но не ощущаю пальцев копчиком языка. Онемение.

Лицо напоминает замазку. Безжизненный ком языка.

Звук. Звук имеет структуру, это цветные вибрации... зеленый

резонанс... цвет джунглей ревербсрирует по всему моему телу от

ушей до ступней ног. Комната сдвигается с места, пово-

рачивается относительно меня кверху — это я поднял голову.

Рамон, закрыв глаза, держит однострунную арфу возле рта и

трогает струну, и голова его вибрирует зеленым неоном, и он

формирует звук губами; я вижу, как этот звук свивается в клубок

в полости арфы. Веки Рамона раскрываются, его глаза берут мои

глаза и ведут их влево, туда, где движется тень, украдкой, по

периметру комнаты. Тень с глубиной, трехмерная. Следую за

ней. Тень останавливается, и стены движутся влево, и комната

вращается вокруг Рамона, словно вокруг' оси.

Головокружение, дурнота. Ох и запах. Зловонное дыхание

от распадающихся внутренностей. Гниющие кишки, смрад от-

равленных тканей. Я вздрагиваю от прикосновения Рамона. Я

вижу его руку на моей руке. Я вижу гниль внутри, под собствен-

ной кожей. Он показывает в сторону джунглей.

—Purgate.

Там, куда направлен палец, переливается, флюоресцирует

песок, и мои ноги тонут, скользят в его сиянии. Джунгли живут,

они наполнены живым светом. Мерцают, вращаются ультра-

фиолетовые шары — я знаю, это первичные силы Природы,

деревья, растения. Я дотащился до чиуауако, мои ладони упер-

лись в его теплую кору, тело выгнулось дугой и вырывает, вы-

брасывает из себя гриб. Purgate. Очищайся, очищайся бесконт-

рольно, катарсически, начиная от подошв ног. Что это за ядо-

витая гадость? Мой желудок, словно пульсирующий баллон,

высасывает всю гниль из кишечника и извергает ее с каждым

судорожным сокращением.

После третьего приступа я ощущаю, как кора заскользила у

меня под руками, я падаю на спину, на песок, и вижу этого змея,

водяного удава, вижу, как разматывается, сползая со ствола

дерева, его толстое темно-коричнево-черно-желтое тело. Раз-

меры ... неимоверные ... Сатчамама ...змей-хранитель Амазонки;

он разевает на меня пасть, я вижу ее розовые складки, слышу

квакающие, клохчущие звуки, с резким шипением он втягивает

теплый ночной воздух, а туловище его все еще сползает

кольцами с дерева, и нет ему конца. Наконец хвост глухо

шлепается на песок. Его голова уже на воде, прокладывает путь

— мерцающую дорожку на зеркальной поверхности лагуны — и

исчезает в темном промежутке среди фосфоресцирующей зелени

леса.

Мой живот сводит позыв. С трудом поднимаюсь на ноги.

Скорее. Среди кустов, уцепившись за лиану и спустив брюки до

лодыжек, я опорожняю кишечник; вытираюсь листьями зелени.

Чистый, опустошенный, я стою и смотрю. Я теряюсь среди

красоты джунглей. Они открывают мне себя. У них есть душа.

Лиана тянет меня за руку. Нет, не лиана. Это рука Рамона.

—Не злоупотребляй силой аяхуаски, — шепчет он. — Не

поддавайся искушению. Служи ритуалу.

Ритуалу? Я думал, что это и есть ритуал!

Он ведет меня к воде. Я послушен и доверчив. Я должен

предоставить себя его заботам, потому что я боюсь влекущей

силы джунглей, боюсь влияния ночи на мою новую личность. Я

вижу лагуну, рябь на ее поверхности.

— Ты можешь войти в воду? — спрашивает он ласково, как

мать ребенка.

О, я ... не знаю ... разбить поверхность ... осколки могут

порезать меня, и я упаду вниз, в эту темную глубину... свалюсь

туда и истеку кровью во мраке.

Его лирическая песня вернула меня к кромке воды. Я стою

на песке. Опять буйные галлюцинации. Могу ли я войти в воду?

Погоди. Я гляжу вниз, в жидкое зеркало. Я хочу прикоснуться к

нему.

Отражения... Мое лицо ярко сияет, частицы света легко

соскальзывают с его выступов, прыгают по стеклянной поверх-

ности... Луна. В третьей четверти. Звезды сияют сквозь проколы

водной поверхности. Какая-то тень движется поперек зоны

отраженного неба, и я поворачиваю голову, чтобы взглянуть

вверх. Там что-то в воздухе. Эге...

Выражение заинтересованности возникает на моем лице.

Вот оно, это лицо, такое приятное, смотрит на меня снизу вверх.

Я наклоняюсь, и оно увеличивается, улыбается мне. Я чувствую

облегчение. Я протягиваю руку, мои пальцы касаются воды, и

плавающее в ней отражение слегка покачивается. Пальцы про-

никают сквозь поверхность воды и приближаются к отражению.

Я захватываю край большим и указательным пальцами, и

вот я поднимаю его, мое отражение, с поверхности лагуны.

Похоже на пленку в чашке на поверхности какао, оно совершен-

но невесомое. Мокрое, мягкое отражение свешивается, стекает с

моих пальцев, сморщивается и скручивается в жидкие волокна,

струится, лицо постепенно исчезает, обращаясь в цветные капли,

кап, кап... на песок. На песок у меня под ногами.

Птица!

Птица величиной с собаку, вся в черном и сером; розовая

сморщенная шея торчит из гофрированного, с оборочкой, во-

ротника; тяжелый, видавший виды клюв — такой бьет насмерть.

Принялась долбить песок: тюк, тюк!., тюк!., тюк!..

Прекрати сейчас же!

Перья дыбом, глаза вращаются; отпрыгнула... неловкий,

гротескный шаг... отступает. Размах крыльев восемь футов, кон-

чики серые. Типичные для джунглей размеры. Зловещий хрип-

лый крик несется над лагуной.

Кондор!

Рука Рамона сжалась на моем запястье:

— У тебя еще много дел, мой друг. Пойдем, скорее. Пока он

не вернулся...

Мы снова в хижине, в царстве теней. Ясижу сбоку от Рамона

и смотрю на его лицо. Он подносит к губам однострунную арфу

и трогает струну, и комната отзывается на ее звук. Зеленое и

красное. Музыка воды. Столбы влажные.

Снова. Ниже. Октава. Его тяжелые веки опускаются ниже.

Капли воды сверху, из пальмовой крыши.

Снова. Ниже. Октава. Сверху течет.

Снова. Ниже. Октава времени... Его лицо обвисает и блед-

неет, вытягивается, щеки западают. Арфа вываливается из дрях-

лой руки, и он открывает глаза, чтобы улыбнуться мне в пос-

ледний раз... Смерть.

Его голова безжизненно и вяло склоняется набок, глаза

затуманены, рот искривлен в последней ухмылке... течет слюна...

Мои руки сами закрывают мне глаза, чтобы не видеть этого.

Падаю, как падают во сне. Чувствую болезненную щекотку в

пояснице, вибрацию полета вниз, падения... через слои... один за

другим... сложное переплетение... архитектура... плоскости

времени... и пространства! Возможности, выбор, выбор... нельзя

задержаться, слишком быстрое скольжение, невозможно рас-

смотреть, что лежит между ними, а я знаю, что это важно.

Чрезвычайно важно.

Свет внизу. Вижу туннель.

Туннель? Свет?

Если бы я мог хотя бы ноги передвинугь, я бы, возможно,

лучше видел. Но шевельнуться трудно. Ноги снят. А руки? Ско-

ваны, не отвечают. Шея твердеет, холод распространяется все

ниже. Оцепенение. Трупное... окоченение... да, несомненно.

Внутренние ткани неподатливы, и сердце все медленнее и глуше

бьется о твердые, неподвижные стенки бескровной полости.

Свет разрастается, раскаляется добела. Последний приступ

тошноты, последний ком увеличивается, распухает, затвердевает

у меня в горле, и я ... я не могу... дышать ... о, нет ...

Это дым, Рамон выпускает его изо рта. Снова трубка. При-

ятный запах дерева. Он направляет струи дыма мне на грудь, и

они сворачиваются в кольца. Вот маленький вихрь — смотри, он

свернулся в кольцо у меня на груди! Комната поет, это какая-то

милая, ритмичная мелодия без слов. Звуки дыхания. Медленное,

глубокое дыхание. Горячее дыхание. Это я дышу. Вкус воздуха,

ощущение слез, наполняющих глаза. Ты лежишь на спине. Я

лежу на спине. Он улыбается, но тихонько покачивает головой из

стороны в сторону.

— Иди со мной.

Я переворачиваюсь на живот и, дрожа, отжимаюсь от пле-

теной циновки. Я на коленях. На ногах. Я опираюсь на него, как

на костыль. Скорее бы конец этому.

Старая женщина с заплетенными в косу седыми волосами

спала на тюфяке в комнате, куда мы вошли. Жена Рамона. Я

поднес руку с часами к глазам, но не смог понять, что на цифер-

блате. Было еще темно, доносились голоса джунглей.

В комнатке, в самом конце большого свободного поме-

щения, лежал маленький матрац с единственной простыней и

подушкой.

Да. Мне хочется только заснуть и забыть это все, и дожить

до следующего утра.

Темнота за моими сомкнутыми веками была наполнена

смехом, цвета все еще рикошетили вокруг моего черепа. Я ме-

тался и вздрагивал, пачкая своим потом единственную просты-

ню. Я с трудом стащил с себя брюки, снова лег, силясь ути-

хомирить взбудораженные чувства, ощущая обнаженной кожей

каждое волокно простыни, а языком — кислый привкус

слюны. В помещении держался стойкий занахвоска и табачного

дыма, шум и стрекотание насекомых запутанным эхом отда-

вались в ушах. Меня дразнил этот смех. Тени путались и сли-

вались. Я засунул руку под простыню и ощупал свой живот; я

обнаружил, что могу свободно напрягать и расслаблять его

мускулы, каждый мускул отдельно, по желанию. Но меня по-

разило другое: там внутри была какая-то пустота, полость; мне

показалось, что я ощущаю там дыхание джунглей: тот самый

легкий бриз, который трогает листья на деревьях, веет теперь

внутри меня, пробегает но опустевшим внутренностям... Опус-

тевшим... от чего? От воспоминаний?

Я не слышал, когда она вошла в комнату, и ни разу не видел

се на таком расстоянии, чтобы можно было дать ее полное

описание. Помню только ощущение ее тела в темноте рядом со

мной, ее чистый запах, замкиугость индейского лица и сияющие

глаза, черные волосы пружинят иод тяжестью ее головы на моем

плече. Как просто. Мне незачем было переносить эту ночь в

одиночестве и спать без комфорта. Эта дочь... джунглей пришла

ободрить меня, поддержать. Да, поддержать.

Я обнял ее. Ничто никогда не давалось мне так легко и так

естественно, без усилий.

Мои ступни шлепают по влажной земле, звуки шагов ты-

сячекратно усиливаются, я вздрагиваю и пригибаюсь, стараясь не

нарушать мир и гармонию джунглей ... этого райского сада.

Да и не нужно ступать по нему, я могу парить, я могу

подняться над Землей, удалиться от нее в межзвездную темень.

Восторг свободы и чистоты. Я могу двигаться очень быстро

вдоль ноты, которую играет Рамон, я слушал ее накануне. Тон

хрустального бокала. Звуковая нить. Я следую вдоль нее, она

постепенно преобразуется в электрическое гудение, и красные

цифры сияют в темное: 6:00.

Она неловко протягивает руку и натыкается на ночную

тумбочку, сплошь уставленную хрупкой посудой; раздается во-

ющий звон, ему нет конца... Стефани!

Она сидит, выпрямившись, перепуганная, прикрывает грудь

скомканной белой простыней, смотрит на меня. Я чувствую тебя,

Стефани. Глубоко. Ты чувствуешь меня? Там? Ты испугалась?

Не бойся. Я знаю, ты меня не видишь, потому что я слишком

темный и мои движения слишком совершенны. Я просто

бездыханная тень, но я достаточно силен, чтобы взять тебя.

Сейчас.

Я проснулся внезапно. Одни. Солнце заливало комнатушку

тропической жарой. ТерНеть не могу просыпаться от солнечного

света. Это неизменно приносит мне головную боль.

Я отодвинулся к стене, затем вскочил па ноги и протер глаза.

Где она? Погоди, кто: Стефани или та девушка? Я отдернул

простыню и увидел следы нашей любви.

Я натянул штаны. Где рубашка? В другой комнате. Я стоял,

ища рукой опоры, и чуть не проткнул лиственную стену. Я

нашел вертикальную жердь, прислонился к ней и попробовал

привести в порядок свои мысли.

Дома никого нет. В большой комнате, за углом, на главной

циновке лежала моя аккуратно сложенная рубашка и рюкзак. А

рядом миска с плодами.

Я присел на корточки возле миски и принялся за еду. Фрук-

ты — по-моему, это были манго, папайя и бананы — оказались

великолепными, их сочная мякоть насытила мое изголодавшееся

тело.

Дома никого. Я посмотрел, нет ли Рамона возле лагуны, за

деревом чиуауако, и пошел дальше но тропе к излучине речушки.

Я выкупался, вылежался в теплой мелководной струе и вернулся

в пустой дом, чувствуя себя ожившим, но не совсем человеком.

14 февраля

Мозг мертв.

Забавно этот карандаш скользит по бумаге. Скребет, ца-

рапает слова. Могут ли они выразить мои чувства. Скреб-

скреб. Царап-царап. Дурак. Пишет, лишь бы писать.

Там. Там я найду авторучку. Но это ничем не лучше.

Она слишком скользкая и легко врет. Возьми себя в руки,

сейчас же. Через несколько дней твоя голова прояснится,

ты снова станешь серьезным и не будешь переводить

бумагу. Понял, к чему дело идет?

Почему я разговариваю сам с собою? Почему?

Потому что больше не с кем. Состояние у меня такое,

словно я визжу. Пойди в джунгли и визжи там.

Точно так же могло бы быть, если бы я только что

пережил автомобильную катастрофу, испытал состояние,

близкое к смерти. Да. Я рад, что жив, и все выглядит

иначе, лучше, ярче; передохни, обдумай все это, перестань

наконец считать дыхание само собой разумеющимся.

Давай скажем это просто. Я почти умер. Я знаю это. Если

бы Рамон не вдувал в меня дым... Боже! Эти вращающиеся

вихри... я бы погрузился в тот яркий свет ... или

проскользнул бы и потерялся между ними ... теми ...

плоскостями реальности (подумай дважды, трижды или

четырежды, прежде чем снова употреблять это слово) и

исчез бы. Пропал.

Дженнифер на столе.

Итак, я чувствую облегчение; да, быть живым —

великое дело, и я думаю (хотя я не в лучшем состояпии),

что я провел эксперимент над собой, над своим сознанием

или, скажем так, над осознанием своего сознания,

осознанием как чем-то отдельным от тела и гораздо более

важным, чем это мясо.

Но, черт возьми, страх был парализующим! Что было

действительно ужасным, — так это то, что находилось за

виденным, по другую сторону тех теней, между теми

плоскостями и слоями, под поверхностью той маленькой

хорошепь-кой лагуны.

Я проморгал это все, потому что я умирал и был

перепуган, как скотина.

Более того, я присутствовал на собственных

похоронах — я и это проморгал.

Я буду сидеть и ждать здесь, под чиуауако, на

котором сидел змей.

Я буду ждать здесь и ощущать восторг каждого

вдоха, экстаз джунглей и свое живое присутствие.

Но я знаю, что здесь есть что-то еще, что-то более важное

для человека, и я не могу успокоиться, и не успокоюсь, пока

не пойму, что же я проморгал. Опять.

Буду сидеть и ждать Рамона.

Рамон не пришел вовсе.

Где-то около полудня я отправился по тропе к дороге. Было

жарче, чем накануне, я истекал потом. Москит впился мне в

руку, и его крылья прилипли к моей влажной коже.

Я ждал два часа, сидя на рюкзаке. Не требовалось никаких

усилий, чтобы абсолютно ни о чем не думать. Я подсел на

повозку — обычную деревянную тележку с невысоким плоско-

донным кузовом, который держался на двух колесах с изношен-

ными шинами; тащил повозку ослик, а ослика вел горбатый

индеец.

Восемь часов спустя мы добрались до Пукальпы.

В 1967 году я, студент философии Пуэрториканского уни-

верситета, попал на лекцию д-ра Стенли Криппнера, директора

лаборатории сновидений в Маймонидском медицинском центре.

После лекции, во время приема, он дал пищу моему энтузиазму

относительно его тематики. Пуэрто-Рико славится богатыми

спиритическими традициями; почему бы мне не поизучать

сновидения и грезы предсказателей и спиритических медиумов в

Сан-Хуане?

И я разыскал донью Росу, чернокожую одноглазую гадалку,

которая жила в крохотной квартирке на первом этаже какой-то

городской трущобы на окраине Сан-Хуана. Это была злющая

старуха с повязкой на слепом глазу; здоровый глаз напоминал

драгоценный камень в отвратительной оправе. Весь калейдоскоп

ее выражений отражался в его гранях, когда она уставилась им в

круглый аквариум, изрекая мою судьбу. Мы подружились.

— Тебя выслеживает кто-то могучий, — сказала она. — Тебе

надлежит совершить великие дела, но ты ничего сколько-ни-

будь путного нс сделаешь, цока не перестанешь бегать и не

встретишь его лицом к лицу.

Она велела мне поехать на Эль Юнке, лесистую гору в

стороне от Сан-Хуана. Иди туда и жди, сказала она.

Я так и сделал. Я съехал с дороги и загнал машину в кус-

тарник среди банановых деревьев. Я сидел скрестив ноги на

капоте машины и ждал.

Я не помню, как я заснул; да никто этого никогда не помнит.

Но я помню, что прислонился спиной к ветровому щиту и

закрыл глаза, и были сумерки.

Треснула ветка. Моя спина выгнулась дугой, и я очутился на

земле на четвереньках; я карабкался куда-то в полном мраке,

рвался сквозь кусты, свалился на левый бок, что-то липкое

коснулось моей щеки. Я дернул лист банановой пальмы — это он

прилип к моему лицу — и затаил дыхание. Когда глаза свыклись

с темнотой, я увидел свои автомобиль и вдали огни Сан-Хуана.

Брюки были изодраны в клочья, сквозь которые светило

кровоточащее колено. Я растянул запястье. Когда ко мне

вернулось дыхание, я побрел обратно к автомобилю.

Все то, что днем шепчет, скрипит, сопит, — ночью грохочет.

Я не мог показаться Росе на глаза. Мне было стыдно. Но когда я

пришел к ней через неделю, она посмотрела мне в глаза и

нахмурилась.

—Не вышло? — сказала она.

—Я заснул, — сказал я. — И что-то испугало меня.

—Ты упустил возможность, — сказала она.

14 февраля, намного позже Ночь. Пукальпа, гостиница с

видом на реку. Забился в постель. Пишу при свете карманного

фонарика. Гудки речных судов. Старые грузовые пароходы.

Выдолбленные челны с подвесными моторами. Движутся вниз

но течению. Только пара вопросов. Чтобы не забыть. Кот,

ягуар. Что это такое?

Цвет и свет в джунглях.

Змей. Сатчамама. Откуда я узнал это имя?

Кондор и мое лицо. Боже мой! Я знаю, что произошло, я

сейчас ощущаю его липкую влажность на пальцах.

Архитектура.

Дым кольцами.

'Га девушка. Дочь Рамона? Кажется, я и это там промор-

гал.

Стефани. Почему именно она. Какие у меня к ней чувст-

ва?

Не даст покоя девушка. Какая нежная сцепа, сколько

эротики! Но, Господи ... что, если она пришла ко мне ради

утешения? Чтобы понянчить больного ночью? Или Рамон дал

мне ее, чтобы поддержать, укрепить меня? Только и всего. Я

могу это понять. Женщина, мое дополнение. Дополни меня

твоей женской сущностью, и мы отправимся в сон, в ночь, в

сад.

II что же я делаю? Вот она, вся для меня, и я целую ее, я

люблю ее, я пользуюсь ею, я делаю то, что всякий другой

мужчина сделал бы. Интимную нежность встречи я упрощаю

до сексуального сношения.

Следовало ли мне ждать, пока возвратится Рамон? Или оп

сам ждал, когда я уйду?

Я пробыл в Пукальпе пять дней, изучил вес дамбы и все

грузовые суда, добиравшиеся туда, в последний судоходный

порт Амазонки в трех с половиной тысячах километров от

Атлантики. Я побывал на озере Яринакоча, плавал вместе с

розовобрюхими дельфинами и загорал на серых песчаных

пляжах. Чем больше я писал, тем ближе подходил к

объяснению моего опыта с Рамоном — и тем больше

удалялся от понимания.



*5*



Длительное обучение не обучает разумению.

Гераклит



Когда я возвратился в Куско, забастовка уже закончилась.

Студенты наводняли аудитории с той серьезностью, которая

так характерна для латиноамериканских вузов. Здесь высшее

образование не право, а привилегия, и притом не

гарантированная.

Я направился к классной комнате в дальнем конце коридора.

Через небольшое окошко в двери я увидел головы студентов

профессора Моралеса и его самого среди них; он выделялся

несмотря на свой затрапезный костюм.

Я насчитал всего шестнадцать студентов, среди них двух

девушек. Это были большей частью индейцы кечуа, но были и

перуанцы. В отличие от мексиканских микстеков и ацтеков,

которые смешались с испанскими завоевателями и образовали

мексиканский тип метисов, перуанские индейцы сохраняли ге-

нетическую ч истоту несмотря на то, что испанцы и другие белые

по-прежнему возглавляли армию и правительство и держали в

своих руках основные богатства республики. Мало индейцев

среди преподавателей университета.

Какое-то движение на уровне моего локтя. Я глянул вниз и

увидел студента-индейца, которого профессор неделю назад

консультировал в кафетерии. Вид у юноши был обеспокоенный,

но робкий. Он опоздал на урок.

— Disculpeme, senor.

Я отодвинулся, и он открыл дверь. Профессор Моралес

обернулся и улыбнулся мне, а студент проскользнул в класс и сел

на свободное место. Я тоже вошел IT остановился возле двери.

—Английский прелат и ученый, Уильям Ролф Индж, го

ворил, что вся природа, вся как есть — это спряжение глагола

«есть». Как вы думаете, что он хотел этим сказать?

Поднялась чья-то рука. Рыжий веснушчатый парень.

—Фернандо?

—Маэстро, а что такое «прелат»?

—Это высокое духовное звание, вроде епископа или аббата.

Однако, Фернандо, как ты понимаешь его слова?

Фернандо уставился в парту, на которой лежала его тетрадь,

прошитая спиралью.

Руку подняла девушка в малиновом шарфике и со светло-

каштаповымн волосами.

—Да, Франческа?

Она опустила руку и улыбнулась:

—Ты то, что ты ешь?

—Нет, это совсем другая поговорка. — Профессор покачал

головой. — Слушайте же: «Вся как есть природа — это

спряжение глагола есть.

Он полез в один из оттопыренных карманов пиджака и

извлек оттуда яблоко. Опираясь рукой на нарту опоздавшего

студента, он наклонился к нему, откусил кусок яблока и про-

изнес с набитым ртом:

— Хуан Игнасио, что является наипервейшей функцией

жизни?

Юноша медленно поднял темно-коричневые глаза:

—Еда, учитель?

—Еда, конечно! Говори это смелее, Хуан Игнасио, ведь ты

же знаешь, что так оно и есть! — Он оттолкнулся от парты и

встал перед классом. — Еда. Поедание. Это константа

Природы. Жизнь зависит от поедания другой жизни.

Подумайте об этом! Поедание, потребление, переваривание

пищи. Разве это не первейшая функция, движущая сила?

Куры рою гея в земле, клюют,

Англ. «То eat» (прим. ред.).

ламы пасутся на склонах гор. В лесах, джунглях и пустынях,

всюду на Земле природа занята питанием. Съесть и быть съеден-

ным. Первое и главное, разве не так? Да, Франческа, ты есть то,

что ты ешь, и ты будешь съедена. В этом простом факте заклю-

чается изящный пример неразрывности, неразделимостн жизни и

смерти. Сама жизнь живет, убивая и поедая жизнь.

От отложил яблоко, подошел к доске, достал из кармана мел

и начертил незамкнутое кольцо, после чего принялся дорисо-

вывать детали. Уроборос — змей, пожирающий собственный

хвост. Он отступил на шаг от рисунка.

—Жизнь — это бессмертная сила, непрерывно продолжа-

ющая себя. А это символ. Змей поедает свой собственный

хвост. Змей, такое простое, такое первичное создание.

Передвижная пищеварительная система, вот и вес.

Создание, которое сбрасывает свою кожу и обновляет свою

жизнь, сбрасывает свое прошлое и, извиваясь, ползет

вперед. И вот здесь, — он стукнул мелом по доске, — здесь

вы видите змея, поедающего свой хвост, кольцо,

неразрывная, бесконечная дорога. Бессмертие. Жизнь

укрепляет себя сама. Жизнь бессмертна, она живет убивая и

поедая саму себя.

—И мы видим змею в качестве символа, — продолжал он,

— в философиях и религиях человечества, начиная от

Ветхого и Нового Завета и кончая Упанишадами, от

нндуисгов до традиций ваших предков-индейцев. Змей

оказывается универсальным символом. Он представляет

элементарную идею, общую для всех нас. Такие символы

Карл Юнг назвал «архетипами бессознательного». Это

мо!учие силы Природы и мифотворчества.

Он положил мел в карман и взглянул на часы.

— Завтра у нас особый сюрприз: психолог из Соединенных

Штатов расскажет нам, как работает человеческий мозг. Не

опаздывайте на лекцию нашего гостя.

Он улыбнулся мне через головы студентов, и они все обер-

нулись; я почувствовал, что краснею, и неловко кивнул. Я никак

не рассчитывал, что он возьмет с места в карьер, но я еще только

начинал знакомство с Антонио Моралесом Бака.

Зашлепали книги, зашелестели тетради, взвизгнули застеж-

ки-молнии; класс поднялся и вышел в коридор. Профессор велел

Хуану Ишасио задержаться на минуту, и молодой индеец

поплелся к нему с виноватым видом.

—Извините меня, профессор, за опоздание...

—Хуан Игнасно Перальта Виллар. Всегда смотри в глаза. С

кем бы ты ни разговаривал. Мужчины воспримут твой

взгляд как признак уверенности и силы. Женщины

почувствуют беззащитность.

—Да, сэр.

—Как себя чувствует мама?

—Она задыхается, маэстро.

Моралес оглянулся — то ли чтобы убедиться, что я еще

здесь, то ли давая мне знак выйти. Я почувствовал, что меня

слегка выгоняют, но не двинулся. Профессор заговорил тише.

-~- Ты водил ее на прием к доктору Баррера?

—Да, маэстро, спасибо. Он сказал, что у нее аллергия и что

это на всю жизнь, а лекарства...

—Очень дорогие, да?

—Да, сэр.

—Так... — Он снова взглянул на меня, -г- Есть один человек,

его зовут Гомсс, — сказал он и назвал адрес. — Может быть,

тебе следует отвести мать к нему. Он лечит другими

методами.

* * *

Мое знакомство с Махимо Гомееом и его методами лечения

будет документально описано в Realms of Healing («Миры исце-

ления»). Я проведу две недели в их доме, с ним и его женой

Анитой. Кульминацией этих двух недель станет событие, кото-

рое оставит глубокий след и на моем образовании, и на моем

понимании этого особого мира. Мира, который мне суждено

изучать и осваивать.

По совету профессора Моралеса, я поехал с Хуаном Ишасио

и его матерью в простой многоквартирный дом на окраине

Города. Сеньора Перальта явно страдала от обострения астмы.

Каждый вдох требовал от нее напряжения, лицо ее похудело и

осунулось от недосыпания. Идти через город было немыслимо,

я взял такси.

Когда мы приехали, индеанка-подросток помогала старику

спуститься по ступенькам парадного крыльца. Расплачиваясь с

таксистом, я видел, как она поддерживала его одной рукой, а в

другой несла его трость.

Высокая, хрупкого сложения женщина улыбалась, стоя на

верхней ступеньке. Она была беременна; одна ее рука лежала на

животе, а другой она придерживала открытую дверь.

— Брат Махимо лечит одного человека, но он скоро осво

бодится, — сказала она и повела нас на кухню. Деревянный пол,

счетчик, раковина. Вся кухня была заполнена растениями: зеле

ные и цветущие стояли в горшочках и жестянках, срезанные и

сохнущие свисали с перекладин и подоконника. Мы уселись

вокруг стола, покрытого яркой цветной клеенкой. Возле окна

стояла клетка из жести и проволочных прутьев, а в ней сидел

lorito, длиннохвостый зеленый попугай.

Брат Махимо. Брат. Профессор Моралес сказал мне, что

Гомес был «эзотерическим целителем», что он недавно приехал в

Куско из Лимы, и местная ассоциация медиков требовала

возбуждения против него судебного процесса за лечебную прак-

тику без лицензии, и что не следует упускать шанса понаблюдать

эту практику.

— Вы не говорили о нем раньше, — сказал я.

Он пожал плечами и рассмеялся:

—Вы искали аяхуаскеро\ Кстати, — продолжал он, — судя

по вашему виду, вам это удалось?

—Неужели это заметно?

—Вы похожи на человека, увидевшего призрак.

—Я бы хотел об этом поговорить с вами..

—Конечно. Завтра. После вашей лекции. — Он похлопал

меня по плечу, и мы с Хуаном Игнасио отправились за

больной матерью.

И вот женщина, которая встретила нас на крыльце, раз-

ливает нам крепкий перуанский кофе из жестяного кувшина. Я

представился.

— Да, — сказала она, — брат Махимо ожидает вас. — Она

улыбнулась и поставила передо мной чашечку с напитком. — Я

Анита, жена брата Махимо. Мы вам рады.

Я поблагодарил ее за кофе и задумался, кто бы это мог

предсказать мой маршрут и всем разослать его. До сих пор никто

не был особенно заинтересован или удивлен моим появлением. Я

отмахнулся от своих эгоцентрических фантазий, добавил сахару

в горький кофе и стал вдыхать запахи всех трав, слушать

свистящее дыхание сеньоры Перальты, изучать лицо Аниты.

Было что-то почти неземное в ее облике, какая-то усталость или,

пожалуй, смирение в глазах.

Махнмо был метис. У него было светлое индейское лицо и

тощая испанская бородка, лишь немного прикрывавшая воро-

нкообразные следы оспы. Умеет привлекать внимание. Низкого

роста, коренастый, энергичный. Явно высокого о себе мнения.

Он обменялся с Анито й несколькими словами вполголоса, мель-

ком взглянул на Хуана Игнасио и его мать, и тут на лице его

появилась кривая улыбка, он оставил Аниту и протянул мне

руку.

—Добро пожаловать, мой брат! Да ты привел с собой своего

кота, свою сову и своего оленя!

— Я надеюсь, что они приучены к порядку, — сказал я,

пожимая ему руку.

Он нахмурился, по скорее озадачешю, чем раздраженно.

Затем обернулся к матери Хуана Игнасио.

— Пойдем, — сказал он и показал жестом на открытую

дверь.

Я последовал за ними, но неохотно. Сколько раз уже в

Мексике доводилось мне подкреплять репутацию целителей, к

которым я приходил; сколько перевидел я пациентов, ободряе-

мых присутствием doctor Americana, большого ученого, который

приехал из Соединенных Штатов ради встречи с великим цел-

ителем!

Клиникой Махимо служила гостиная. Это была простая

тесная комната с голым деревянным полом, несколькими стуль-

ями и столом, заваленным травами и мазями; в центре комнаты

стояла койка. Единственное окно выходило на Салкантей, самый

высокий из четырехенежных пиков вокруг Куско. Повсюду

стояли свечи: комки пчелиного воска; красные рождественские

свечки; принесенные но обету жертвенные свечи из темно-жел-

того воска, вылитые с помощью небольших стаканчиков. Пи

одна из них не горела. Благодаря чисто выбеленным стенам

комната была светлой; электрические лампочки на стенах и

лампа дневного света, свисавшая па шнуре с потолка, рассеивали

и те небольшие тени, которые образовались от лучей послепо-

луденного солнца.

Хуану Игнасио было велено подождать на кухне, после того,

как Махимо объяснил, что «это большой ученый-медик из Сое-

диненных Штатов»; сеньора Псральта сняла блузу и легла на

койку лицом вниз. У нее было по меньшей мере пятьдесят

фунтов лишнего веса, и это положение для ее легких представ-

ляло тяжелую нагрузку, поэтому Махимо велел ей сесть; она

повиновалась, прижимая блузку к груди. Махимо обошел вокруг

койки, искоса оглядывая пациентку.

—Дыши глубоко, — сказал он, и она стала дышать сосре

доточенно и с усилием. Он остановился у нее за спиной и, слегка

мигая полуприкрытыми веками, положил руки по сторонам от

ее позвоночника. Он провел невидимую линию правым указа

тельным пальцем, остановился и глубоко вдавил конец пальца

в жирную мякоть спины. Она вздохнула и отшатнулась от боли;

он велел ей расслабиться и продолжал вести линии вниз по

спине, нажимая на различные точки, иногда вдавливая большой

или указательный палец с поворотом, как бы ввинчивая, и

налегая всем телом. Она кряхтела от боли, и я видел, что его

ногти оставляют глубокие красные отметины вдоль позвоно

чника.

Он снял с нее туфли и потрогал какую-то точку на левой

подошве. Затем приподнял подол ее длинной черной сорочки и

отметил точки акупрессуры на венозных икрах и морщинистых

бедрах. После этого он вышел, так и оставив ее сидеть разутой, с

подолом сорочки на коленях. Закрыв глаза и прижав блузу к

груди, она покачивалась вперед-назад и дышала с тем же мокрым

хрипом. Он пошел к Аните, которая дала ему короткую ветку,

покрытую корой кофейного цвета; на ней еще был один

высушенный листок.

—Теперь можешь идти, — сказал он жене и резко обернул

ся к сеньоре. — Одевайся.

Она открыла глаза и умудрилась надеть блузку, не показы-

вая передней части бюстгальтера.

— Возьми эту ветку, — продолжал он. — Я освятил ее.

Будешь заваривать и пить как чай три раза в день, воду бери из

Тамбо Мачей. Через два дня придешь снова. Это все.

Итак, он применил акупрессуру, использовал меридианы,

начерченные древними китайцами две или три тысячи лет тому

назад. Он предписал заварки из растения, вел себя величественно

и сказал ей, чтобы пришла на следующий сеанс лечения. Я был

свидетелем таких сеансов у мексиканских городских целителей

не менее двенадцати раз. Я видел, как донья Пачмта вспарывала

животы охотничьим ножом и удаляла опухоли; я даже

придерживал кишечник пациента во время «пересадки мочевого

пузыря» при свечах в задней комнате ее дома в Мехико. Брат

Махнмо не произвел на меня большого впечатления.

—Я пойду за такси, — сказал я.

—Нет, — остановил меня Махимо. — Это бедный район

города, здесь ты ничего не поймаешь. И я хочу, чтобы она

прогулялась. Пожалуйста, останься пообедать с нами.

Я попрощался с Хуаном Игнасно и его матерью, а Махимо

приказал Аните пойти купить еды. Тон его был возмутительным.

Мы сели за кухонный стол.

— Вы здесь надолго?

Я сказал, что мое пребывание в Перу зависит от того, на-

сколько будут успешными мои поиски традиционных целителей

и работа с ними.

—Вы из американского университета?

—Да, Калифорнийского, — сказал я.

Он медленно повторил название, артикулируя каждый слог.

— Я о нем слышал, — сказал он.

Я рассказал ему о своем интересе к традиционному це-

лительству, упомянул, что я провел некоторое время в Мексике и

что хочу изучать и описывать психологию целительства. По-

хоже, это произвело впечатление. Он налил две рюмки прозрач-

ной жидкости из бутылки, которую достал из буфета.

— Вы слыхали обо мне, — сказал он.

—Профессор Моралес, из здешнего университета, посове-

товал мне встретиться с вами.

—О! — Его глаза слегка округлились, затем он закивал

головой. — Да, да. Он тоже приходил ко мне.

—Лечиться?

—Нет, просто повидать меня. Salud!

—Salud. — Я поднял стакан, сделал глоток и содрогнулся.

Что-то вроде сладкого джина, но выжигает все на своем

пути.

—Pisco, — сказал он.

Я кивнул головой и сделал второй глоток. Второй пошел

легче.

—Вы пользуетесь акупрессурой, — сказал я.

—Как? — он поднял брови.

—На сеньоре Перальте. Вы шли по китайским акунунктур-

ным меридианам. Где вы это изучали?

—Прошу прощения... — Махимо тряс головой, на лице его

выразилось подозрение. — Я не знаю об этом. О чем вы го-

ворите?

Я изложил ему суть китайской традиции о двух тысячах

особых точек вдоль вертикальных меридианов, по которым

энергия Ци обегает человеческое тело; по, по-видимому, это

только привело его в недоумение. Наконец он рассмеялся:

—Да нет же, нет! Я ничего этого не знаю. Все гораздо проще.

Я смотрю на световые ручейки и иду по ним. Там, где запруда,

я расчищаю.

Это было что-то новое.

—Световые ручейки? Как они выглядят?.

—Ну... — он выпятил нижнюю губу, пытаясь описать их. —

Это... свет... иногда голубоватый... Как бы потоки энергии.

Они текут сквозь ауру. Я вижу их. — Он вытянул руку и

остановил палец в половине дюйма от моей руки. — Вот,

здесь.

—Вы видите их сейчас?

— Да. Если я смотрю.

Можстбыть,этобылр)5«>. А может быть, высота. Вероятно,

и то, и другое вместе. Во всяком случае, пять минут спустя я

стоял на стуле, раздетый до трусов, а Махимо Гомсс с губной

помадой Аниты в руке рисовал «ручейки света» на моем теле. Я

дал ему фотокамеру: мне хотелось сравнить «ручейки» с акупун-

ктурным атласом, когда я вернусь в Сан-Франциско. Он щелкал

вовсю, когда вошла Анита с набитой продуктами bolsa; она

бросила сумку, разрыдалась и выбежала из комнаты. Это была ее

единственная губная номада.

23 февраля

Необходим план действий. Махимо пригласил меня

пожить у них. «Оставайся и учись». Учиться чему? Узнать еще

больше об эзотерических целителях городского толка? Конеч-

но, что же еще.

Что я могу, жить какое-то время здесь и изучать

практику Махимо.

Что я хочу, попасть к hatun laika, шаману-мастеру, настоя-

щему сельскому колдуну.

Что необходимо: разобраться с тем, что случилось со

мной в джунглях.

Письмо от Стефани. Почему именно от нее, столько

людей. Отослано, видимо, в день моего отъезда. Благодарит за

обед, извиняется за свою «позу».

Мне кажется, я ей нравлюсь.

Прекрасно. Я раскрою секреты человеческого сознания.

Моими лабораториями будут джунгли, покрытые лесами

плоскогорья, дикие пустынные просторы земли. Я на опыте

изучу состояния сознания и культуру врачевания у

примитивных, по искусных мистиков, тщательно соберу их

мудрость и перекодирую се в рабочую, западную форму. С ее

помощью. Западный психиатр с классическим образованием,

рационалист. Инь в дополнение к моему Ян. Левосторонний

разум к моему правостороннему. Мы построим мост через

пропасть между инстинктивной мудростью предков и праг-

матическими, потом и кровью добытыми «фактами» совре-

менного цивилизованного человека. Рука в руке, Идеальное

равновесие. Прямо вперед.

Почему я неизбежно примеряюсь, как к самке, к каждой

красивой женщине, которую встречаю? Это у тебя лимбичес-

кая функция. Все сводит!, к сексу.

Лимбический мозг. Поговорить об этом завтра. Лекция

для студентов Моралеса. Запудрить им мозги... теорией мозга.

Однако ничего не скажешь, я ее... чувствовал той ночью в

джунглях. Интересно, как на самом деле выглядит ее спальня.

Я пошлю ей открытку. Например: «Дочь Рамона была

очаровательна. Как я хочу, чтобы ты была ею».

Не забыть купить помаду для Лииты.

Она более настоящая в этой паре. Махимо говорит уве-

ренно, но она выглядит так... Может, все дело в беременности.

Здоровье. Невинность. Могущество. Он держит ее, словно

собаку, на короткой цепи.

В четвертом часу следующего дня профессор Моралес

представил меня своему классу как молодого доктора

психологии из Соединенных Штатов. Мне уже было

очевидно, что Моралес в университете — явление уникальное,

и не только потому, что он индеец. Во время забастовки я не

видел здесь ни души, за исключением сторожа, персонала

кафетерия и — преданных студентов старого профессора. Я

слышал самый конец ею лекции, и я понял, что он

принадлежит к редкой породе преподавателей, которые не

только учат, но и воспитывают, просвещают, дают

образование; он создал атмосферу познания, в которой живут

его студенты, завоевал их уважение, каждого персонально

включил в процесс обучения. Я уверен, что он дал им больше,

чем обещает университетский каталог. А сейчас пришла моя

очередь.

Я начал с высказывания Лайолла Уотсона: «Если бы

человеческий мозг был настолько прост, что мы могли бы

понять его, то мы были бы настолько просты, что не сумели

бы этого сделать». Далее я стал излагать основы теории трех

мозгов.

Теория трех мозгов, объяснил я, тесно связана с

эволюцией гомо сапиенс. Эта теория представляет

человеческий мозг в в нде трех «субмозгов», развившихся

отдельно и независимо: древний мозг рептилии, лимбический

мозг и самый молодой — неокор-текс.

Первый, мозг рептилии, почти не отличается от прими-

тивного мозга, который руководил динозаврами. Этот мозг

регулирует и поддерживает всю машину человеческого тела,

включая рост и регенерацию тканей, движение, кровообраще-

ние, дыхание и другие физические системы. Это обычный мозг,

необходимый инструмент выживания для древних рептилий; они

не умели оценивать свои решения и если уже принимали их, то

потом своего мнения не изменяли.

Недостаток ума динозавры компенсировали грубой силой,

они шли напролом, вместо того чтобы намечать маршрут по

жизни. Для огромных рептилий не было хищников, которые

бросили бы вызов их величию, и сложность устройства рсити-

льих мозгов была прямо пропорциональна простоте их жизни.

С вымиранием динозавров и развитием млекопитающих

набор средств выживания стал более сложным. Окружающая

среда предъявляла к теплокровным, более уязвимым млеко-

питающим такие требования, что их мозг увеличился в размере

(пропорционально весу тела) почти в сто раз по сравнению с

мозгом холоднокровных рептилий. У первых гуманоидов ин-

стинкты рептильного мозга уже были дополнены новым нейро-

компьютером — лимбическим мозгом.

В то время как мозг рептилии как у динозавра, так и у

человека, запрограммирован на неукоснительное соблюдение

инстинкта, лимбический мозг снабжен программой на новом

языке: это язык эмоций. Постепенно лимбический мозг стал

основным движителем человеческого опыта; в этот движитель

заложены четыре эмоционально нагруженные программы: бо-

яться; питаться; сражаться; и — секс. Эти четыре приводных

ремня управляют человеческим поведением с момента рождения

нашего вида.

Лимбический мозг отвечает за строительство оград и укреп-

лений, за территориальное мышление, за набеги и грабежи в

соседних деревнях, за клеймение как врага всякого, чей цвет

кожи или черты лица не такие, как у меня.

Под управлением эмоционально подвижного, нерациона-

льного, остроицтуитивного лимбического мозга древние люди

начали организовываться в деревни и племена охотников и

собирателей, разрабатывать общественные ритуалы и законы

В оригинале — fourF's: fear, feeding, fighting and sex (прим. ред.).

для регулирования и усмирения импульсов лимбического мозга.

Сто тысяч лет тому назад вследствие какого-то странного,

до сих пор необъясненного эволюционного скачка мозг Homo

sapiens увеличился в размере почти вдвое. Одним махом При-

рода обеспечила наших предков мощнейшим нейрокомпьюте-

ром, пользоваться которым нам придется учиться еще тысячи

лет. Неокортекс, новая кора головного мозга, поставил рацио-

нальные рамки логического контроля для суеверий и ритуаль-

ного мышления лимбического мозга.

Левая и правая полусферы неокортекса связаны с мате-

матическим, пространственным и абстрактным мышлением. Его

лобные доли являются средоточием высших функций мозга, о

которых мы мало знаем, но которые, несомненно, заключают в

себе способность предвидения. Способность видеть инструмент

или оружие, таящиеся в форме костей, видеть скульптуру в

толще камня, смотреть в будущее и планировать посев и сбор

урожая, воображать и мечтать — все это поставило человека

особняком от других животных и позволило ему самому ковать

свою судьбу.

Благодаря простейшему инструменту — палке для выкапы-

вания корней, которая стала затем примитивным рычагом, в

дальнейшем — плугом, люди обрели контроль над своим окру-

жением. Рука Природы соединилась с рукой человечества.

Появление неокортекса было рассветом того, что мы назы-

ваем рассудком, поскольку именно с ним пришла способность

мозга рассуждать о самом себе. Теперь каждый человек, увидев

свое отражение в лесном пруду, не станет бежать или швырять

камни, но остановится, очарованный своим образом, и будет

смотреть, и начнет понимать себя. До этого исторического мо-

мента человек был способен воспринимать окружавшую его

среду; но теперь он начал воспринимать кое-что еще: собствен-

ное отражение в Природе. Он приобрел способность рассуждать

о себе, о жизни и судьбе, о Боге.

Неокортекс — это также и речь. Язык позволяет нам опре-

делять и сообщать другим опыт наших ощущений и нашей

внутренней жизни. Лимбнческий мозг не обладает могущест-

вом речи, которая в качестве средства общения заменяет язык

тела, жесты, символы и музыку. Теперь зрелище, звук, запах,

вкус, осязание, эмоции — все те стимулы, которые лимбический

или рептильный мозг только отмечал и реагировал на них, —

могут быть выражены словами.

Мозг рептилии обслуживал самодостаточное существо —

динозавра; лимбический мозг прекрасно служил членам не-

больших групп или охотничьих стай. Неокортекс потребовал

более крупной общественной формации для создания культуры,

в которой может реализоваться его потенциал, для создания

науки, музыки, ремесел, архитектуры.

Разум увеличился за счет увеличения количества разумных

мозгов, объединенных в общество; верования, традиции, фоль-

клор и знания образуют мыслящее общество, некое совокупное

сознание, превосходящее сумму своихчастей. В скором времени

благодаря торговле установились и развились связи между от-

дельными городами. В конце концов вся Земля покрылась гло-

бальной сетью торговли и связи. Но вот те четыре программы

примитивного лнмбического мозга необходимо было ограни-

чить, для того чтобы смогли существовать вместе большие ко-

личества индивидов. Религиозные заповеди, требования и все-

общие законы для того и создаются, чтобы ограничить эмоци-

ональные и часто агрессивные инстинкты лимбического мозга.

Все это довольно скучный материал, но студенты профес-

сора Моралеса проглотили его. Я мог бы еще рассказывать о

десяти миллиардах нейронов человеческого мозга и о ста трил-

лионах битов информации, которая в них обрабатывается. Я мог

бы толковать о нейронных сетях, голографической памяти, о

теории локализации мозговых функций, о нейротрансмште-рах,

синаптическнх щелях и об устройстве рецепторов, и они

мужественно старались бы все это понять. Но они фактически

получили только простую эволюционную модель: телесный

мозг, чувствующий мозг, думающий мозг.

Фернандо, рыжий юноша-испанец, поднял руку:

— IDisculpeme, doctor, pew que es la concientia7. Что такое

сознание?

Я глубоко вздохнул и сказал:

— Я не знаю. Кажется, это не поддается точному опреде

лению, так же как Бог или любовь. Мы все знаем, что у нас это

есть, но не знаем толком, что это такое.

Пробовали определить это как компонент бодрствующей

осведомленности, которую индивид воспринимаете любой дан-

ный момент. Но это определение недостаточно хорошее. Со-

знание — это наша осведомленность о нашем чувственном

опыте, но эта осведомленность не может быть ограничена сос-

тоянием бодрствования. Ведь во сне мы тоже видим, слышим,

обоняем, пробуем на вкус, осязаем. Нам необходимо исследовать

пределы нашего восприятия, как сознательного, так и бес-

сознательного, прежде чем мы сможем подступиться к опреде-

лению сознания, или разума.

В лабораториях США мы рассекаем мозг и изучаем его

ткани. Но, подобно тому как «мокрость» воды не может быть

описана формулой НгО или объяснена свойствами кислорода и

водорода, из нецрологии человеческого мозга нельзя вывести

свойства сознания.

Я стер с доски свою примитивную схему мозга.

—bio сам тот факт, что вы способны задать этот вопрос и

что мы сражаемся здесь с этими проблемам и, говорит о

величии нашего нового мозга, — я похлопал себя по лбу, —

этого не-окортекса. Я знаю, что я не ответил на ваш вопрос.

Это хороший вопрос, но на этот вопрос, как хотите, вам

надлежит ответить самим.

—Мокрость воды... — сказал професор Моралес, когда

лекция закончилась и студенты поблагодарили меня. —

Весьма интригующе.

—Джон Стюарт Милль, — сказал я. — Это старая метафора.

—Вы накопили массу знаний, — сказал он, взглянув на

циферблат над классной доской. Там было 3:15. С тех пор,

как я пришел, эти часы не сдвинулись ни на минуту.

Возможно, они показывают 3:15 уже несколько лет.

—Мне тоже так кажется, — ответил я. — Но от этого мало

проку, если я их не понимаю. Можно накапливать знания до

посинения, но ни капельки от этого не поумнеть. Я думаю,

мудрость приходит тогда, когда можешь взять всю эту инфор-

мацию, — я обвел рукой класс, пустые парты, — использовать ее

и открыть что-то, касающееся тебя. Само-отразиться. Я

обернулся к профессору:

—Наверное, вы это имели в виду, говоря о различии между

приобретением опыта и служением опыту, не так ли?

Он кивнул:

—Более или менее. Так каким же был ваш опыт в джунглях?

Я рассказал ему, как нашел Рамона, о ягуаре, о психоде-

лических свойствах аяхуаски, о змее Сатчамама, о моем отра-

жении в лагуне, о кондоре, об ощущениях умирающего. Расска-

зал все. И еще немного о молодой женщине, как если бы это

была еще одна из галлюцинаций. Я старался также объяснить

свои ощущения в спальне Стефани.

Профессор Моралес слушал внимательно, но с бесстраст-

ным лицом. Когда я закончил, он повернулся ко мне и спросил:

—Как вы думаете, что это все означало?

—Не знаю, — сказал я во второй раз за этот день. — Моим

доминирующим чувством был страх. Он заслонил мне пуп..

У меня осталось яркое чувство, что что-то должно было про-

изойти еще, что дальше было что-то...

Я опять замолчал.

—Это как лагуна. Стоишь на краю обрыва, а прыгнуть

боишься. Лнмбическая реакция. Страх.

—Мифически говоря, аяхуаски берет тебя па встречу со

смертью, — сказал Моралес. — «Запад» в Волшебном Круге

есть место, где ты лицом к лицу встречаешь смерть и она

забирает тебя.

—Воскрешение? Возрождение?

—В мифическом смысле, да. Шаман — это тот, кто уже

умер. Он преодолел свой наивысший страх и теперь

свободен от него. Смерть его больше не призовет. Он не

отбрасывает тени.

—Но я не умер. Рамон вернул меня.

—Потому что вы не были готовы к этому опыту. Аяхуаска,

подобно всякому священному снадобью, указывает место

разветвления дороги: она помогает идти, но она бесполезна

и сбивает с толку, если ты не на том пути, с которого надо

было

начинать. Дон Рамон вел ваш ритуал и, должно быть, почувст-

вовал, что вы не подготовлены.

—Каким образом?

Моралес только взглянул на меня и удивленно поднял бро-

ви. Что за глупый вопрос.

—Как вы думаете, что могло случиться со мной, если бы

Рамон не вернул меня?

—Для ответа на этот вопрос у вас уже больше знаний, чем у

меня, — сказал он. — Может быть, какой-нибудь опасный

психотический эпизод? Но, с другой стороны, западный

человек обычно ассоциирует шаманский опыт с психозом,

не так ли?

—У-гу. Если на реальность смотреть по-западному, то мир

духов и всего такого есть психотический мир. То есть ненор-

мальный.

—Оставьте западной культуре самой определять нормаль-

ность, — сказал он.

—Что такое Сатчамама? — спросил я.

—Дух Амазонки. Великий змей.

—Архетип?

—Лучше сказать, архетипный дух.

—Я думал, что он реален.

—Конечно, вы так думали. А он и был реальным. Как вы

можете провести различие между реальным змеем, которого

вы встретили в бодрствующем сознании, и змеем, которого

увидели во сне?

—Это старый вопрос, — сказал я. — Единственное различие

в том, что в первом случае мои глаза открыты, а во втором

— закрыты.

—А шаман сказал бы, что если вы видите сердцем и чувст-

вуете головой, то положение ваших век не имеет никакого

значения.

—Где найти шамана, который мне это покажет?

—Что вы думаете о Махнмо? — спросил он.

Я сказал ему, что я думаю. Что он очень похож на других

городских целителей, которых мне пришлось видеть, что он не

оригинален, напыщен, что он пригласил меня пожить и по-

учиться у него, но меня больше интересует работа liatun laika,

шамана — колдуна высшего уровня, о котором Моралес упо-

минал раньше.

—Через две недели у нас начнутся каникулы, — сказал он.

— Они продлятся две недели. Я планировал небольшой

пешеходный маршрут по altiplano вдоль реки Урубамба.

—Я тоже собирался пойти туда, — сказал я, пристально

глядя на него. — Ищу переводчика.

Профессор Моралес собрал с парты мел и ссыпал его себе в

карман.

— Я не нанимаюсь, юный мой друг, — ухмыльнулся он.

— Я не имел в виду...

Он махнул рукой.

—Но если вы умеете путешествовать налегке и спать под

открытым небом, то я приглашаю вас с собой. У меня будет

компаньон, а вы немного поучитесь кечуа.

—Спасибо. Честно говоря, я не могу позволить себе пере-

водчика. У меня едва хватает на гостиницу.

—Примите предложение сеньора Гомеса, — сказал он. —

Вы сэкономите деньги, которые собираетесь потратить на

комфортабельную гостиницу, и, может быть, научитесь

чему-нибудь новому. А через две недели посмотрим, что нас

ожидает там, за городом.

Так мы и порешили. Мы заберемся на высокое перуанское

плоскогорье, altiplano, и предпримем поиски hatun laika, клас-

сного шамана. А пока что я поживу две недели у Махимо и

Аниты. «Оставайся у нас и учись», — сказал Махимо, и я сог-

ласился. Я узнал, что Махимо — талантливый ясновидец и

загадочный целитель: его практика включала каббалу, таро, йогу,

систему питания, использование трав и прикладную астрологию

— он называл ее космобиологией.

Хотя лечебная практика Махимо была здоровой и хорошо

служила его пациентам, ей не хватало зрелищности. Его приемы

включали наложение рук, массажи, водные процедуры, акупун-

ктуру, лекарственные травы. Я узнал, что он пользуется по-

мощью двух духов-наставников, которые помогают ему не то-

лько в постановке диагноза, но и в самом лечении. Какими бы ни

были его паранормальные таланты, всегда находилось доста-

точно психологических и физиологических фактов, чтобы объ-

яснить результаты его усилии.

Я узнал также кое-что о стремлении людей обращать свою

веру на что-нибудь новое. Махимо был достаточно трезвого

мнени я о своих диагнозах и хорошо отличал случаи, требующие

его паранормального или фитотерапевтического вмешательства,

от чисто психических заболеваний. В последнем случае он

отсылал пациента ко мне, и скоро я стал известен как el medico

amerkano, гринго-целитель. По своему обыкновению, я тща-

тельно записывал истории болезни пациентов Махимо; некото-

рые из них были впоследствии опубликованы в «Мире цели-

телен», например, Paliza, перуанский художник с параличом всех

конечностей (квадраплегия) — он потом танцевал на своей

собственной свадьбе.

Махимо был выдающимся сенситивом, у меня на этот счет

нет никакого сомнения. У него были удивительные способности

ясновидца, но, несмотря на то что он играл роль мистика блес-

тяще и снискал себе славу целителя Божьей милостью, величай-

шая его тайна заключалась в том, что жена Анита превосходила

его как целитель. Она неизменно присутствовала при опреде-

лении диагноза, а его обращения к ней за помощью маски-

ровались грубым и пренебрежительным поведением.

Он никогда не снимал эту маску, никогда не признавал ее

превосходства, за одннм-единственным исключением; это было

под конец второй недели, когда она сказала, что мне пора нау-

читься видению.



*6*



Изменяющий глаз изменяет все.

Уильям Блейк



Мы с Анитой стали друзьями. Однажды утром, в середине

второй недели моего пребывания у них, я сопровождал ее

по базару. После того, как мы в течение полутора часов щупали

авокадо, уворачивались от свиней, пробовали на упругость

апельсины, торговались за лаймы, нюхали канталупы,

переступали через цыплят, обдирали кукурузные початки, спе-

шили, как собаки, простукивали арбузы, сталкивались с домо-

хозяйками и детьми и набили доверху две bolsas, я повернул к

центру города и направился в кафе «Рим».

Она, конечно, запротестовала. Я подозревал, что она ни-

когда не бывала в ресторане. Я прислонил bolsas к древней стене

инков и заказал две порции кофе и сладости.

— Расскажи мне о ... животных, которых видит Махимо,

— попросил я, наклонившись через столик. — И которых ты

видишь.

Ее взгляд, блуждавший по ресторану, остановился на мне и

опустился на скатерть.

— Это животные силы, — сказала она. — Силы природы.

Официант в белом пиджаке поставил перед нами кофе и

сладкие хлебцы на тарелке, достал сахарницу и пододвинул ее в

центр стола.

— Они существуют в природе, — продолжала она, когда

ушел официант. — Это природные энергии, которые с тобой

объединяются. Животные силы служат тебе, а ты служишь им.

Это часть тебя. Они привязаны к нам в каждой из семи чакр. Она

смотрела, как я снимаю фольгу с кубика масла.

—Это простые формы энергии, но они очень могущест-

венны. Как духовные наставники соединяют нас с духовным

миром, так и мы соединяем животных силы с нашим

миром. А они соединяют нас с природой.

—На что они похожи? — спрашивал я, силясь понять ее.

—Животные.

— Так что, у меня есть семь таких животных?

Она сделала глоток кофе и покачала головой:

—Нет. Они не всегда соединены с твоими энергетическими

центрами; иногда они прячугся или слишком молоды, чтобы

быть на что-либо похожими. Конечно, ты можешь иметь их и

больше. Иногда на одну чакру приходится два животных

Она разломила хлебец пополам и протянула мне половинку.

Я засмеялся и отрицательно мотнул головой. Я рассматривал се

глаза и не могповерить, что они видят что-то такое, чего не вижу

я.

—Как ты их видишь?

—Для этого не надо смотреть, — сказала она. — Это трудно

объяснить.

— Какие животные мои? — спросил я. — Что ты видишь?

Она немного помолчала, как бы взвешивая, и сказала:

— Здесь есть кот, ягуар, Вот здесь. — Она прикоснулась к

своему круглому животу. — Но твои отношения с ними запуга

ны. Есть также большой черный кот, который... идет за тобой

следом; но оба они — одно и то же. Потому что ты не при

нимаешь его, не признаешь частью себя. А он есть часть тебя.

Он выслеживает тебя. Он очень силен. Он бросает тебе вызов,

стремится встретить тебя лицом к лицу.

Она снова положила ладонь на свой живот.

— Здесь центр всей жизни, здесь внутри меня растет мой

ребенок, и ты тоже был привязан здесь к своей матери и питался

в ее животе. Этот кот — это твоя мать, она ищет, как вскормить

тебя, как передать тебе силу. Не твоя биологическая мать, ко

нечно. Я говорю о Земле.

— О Земле?

Она кивнула.

—Пачамама, великая мать, дает нам в дар светящуюся

энергию, жизненные силы, которые мы представляем как живо

тных силы. Они находятся с нами до того дня, когда мы возвра

щаем наше физическое тело, отдаем его Земле. Этот ягуар —

твоя главная сила в природе. Твой кофе остыл.

Она придвинула ко мне блюдце с чашкой. Я взял чашку и

выпил все сразу.

—А что еще?

Она отодвинула в сторону сладости и смела крошки со

скатерти в свою салфетку.

—А еще олень. — Она прикоснулась к основанию своего

горла и улыбнулась. — Самец с великолепными рогами.

Вместе с ним сова, она сидит на одном из рогов. Они

находятся в твоей горловой чакре — у тебя это центр

выражения и связи. В этом большое достоинство и

мудрость. Это очень красиво.

—Это все?

—Они наиболее оформлены. — Она нахмурилась и уста-

вилась в скатерть.

—Ну?

Она качала головой.

—Скажи же, — просил я.

—Есть что-то еще. Это не твое. Я говорила с Махимо об

этом... Оно откуда-то со стороны.

—Что же это?

Сознаюсь, она завладела моим вниманием полностью.

—Птица. Похожа на орла. Он тоже идет за тобой следом.

Он... выслеживает тебя.

—Чего он хочет?

—Я не знаю, — сказала она. — И ты не будешь знать, пока

не столкнешься с этими силами.

—Как я это сделаю?

—FxTb много способов. Тебе пора научиться видеть. — Она

положила руки на колени и кивнула. — Да. Я поговорю с

Махимо. Мне кажется, уже пришло время тебе научиться

видеть.

—10 марта 1973

—Махимо и Анита припасли что-то для меня. Мое

«ученичество» у них близится к концу. Через три дня в

университете начнутся каникулы, и мы с профессором

Мора-лесом идем в поход. Они были очень добры ко мне.

Махимо обеспечил меня материалом для размышлений, и

вообще, мне повезло с ними; я имел возможность

наблюдать практическое применение настоящих пародных

методов целительства в хорошем исполнении. За эти же

две недели я узнал кое-что новое о вере. Я видел эту веру в

глазах людей, которые выстраиваются ежедневно у двери

Махимо. Бедняки, средний клас, даже один высокий чин из

верховного суда. На днях предприимчивая старуха-

индсанка поставила свою жаровню здесь же, на улице, и

принялась выпекать лепешки для очереди. Больные на

костылях, парализованные, ослаблеп-ные, больные

диабетом, кожными болезнями... Что-то в этом есть от

Ветхого Завета. Или Нового. Или от приемной цент-

рального госпиталя Сан-Франциско. Как бы то ни было,

мне очень хочется во всем этом разобраться глубже.

Посмотреть, что еще таится в сельских районах.

—Сегодня заходил и [armaria, отдал около десяти баксов за

набор губной помады из Соединенных Штатов. Для Аниты.

—Все еще пытаюсь расшифровать ее высказывания о

животных силы. Пробовал выжать из нее больше, но она

только ходит немой тенью за Махимо да соглашается с его

небрежными замечаниями по духовным вопросам.

Любопытная пара. Его грубость, столь мне претившая

вначале, является, по-видимому, своеобразной формой

machismo, мужского духовного шовинизма. Его подавляют

способности Аниты в тех областях, где он считает себя

мастером высшего класса. Она живет тем, о чем он

говорит, и он это знает. Мужская реакция на уровне

коленного рефлекса: подавить ради собственной

безопаспости.

—Пачамама, Мать-Земля. Это для меня открытие. Сколько

моих психологических проблем, проблем западной

психологии, запутано вокруг мамы. Это шанс дать ей

свободу. Нет необходимости всю жизнь чувствовать себя

покинутым, отлученным от материнской груди, заброшен-

ным во враждебный мир, изгнанным из рая. Индеец (через

ритуалы перехода?) связывает себя с Великой Матерью,

Пача-

мамой, Землей; она продолжает кормить и одевать нас, дает

нам кров и даже принимает нас в смерти.

Сегодня после обеда Махимо попросил у меня взаймы

мой охотничий нож. Он восхищался этим ножом всю неде-

лю. Я подарю ему этот нож, когда он соберется вернуть его

мне. Извини, Брайеп, но я уверен, что ты меня одобрил бы.

Не забывая о своем прежнем опыте, я твердо намерился

посвятить себя тому неизвестному ритуалу, который

планирует чета Гомесов, и теперь выполняю простое

предписание: пост (опять), на этот раз трехдневный; есть

можно только пчелиную пыльцу, пить только лимонную воду

и чай на травах. Два раза ежедневно прочищать чакры водой

из Тамбо Мачей.

Дорогу к храму я искал после обеда в тот день, когда завт-

ракал вместе с Анитой. Я не ел ничего с самого утра, и теперь все

чаще вспоминал, как отказался от предложенной ею половинки

хлебца.

Тамбо Мачей, «Храм Воды», трехъярусный источник мине-

ральных вод, был когда-то выложен каменщиками инков в виде

грех взаимосвязанных колоссальных ступеней белого гранита,

врезанных в болотистый, покрытый мхом склон холма. Вода

течет из центральной горловины на верхнюю ступень, разбива-

ется па две части на второй ступени и затем снова сходится в

единый поток у основания храма.

Солнце садилось за Сойроккочу, самую низкую (18 197 фу-

тов) из четырех больших гор вокруг долины Куско. Тени быстро

удлинял ись, повеяло прохладой. Я разделся до пояса, сунул руки

под струю, вздрогнул от ледяного холода и стал промывать свои

чакры.

Концепция семи главных энергетических центров есть в

большинстве примитивных культур и религий, хотя обычно ее

связывают с практикой йоги у индусов. Патанджали, писатель

(или писатели), систематизировавший Логические дисциплины,

описывает их подробно. Первая чакра находится в основании

позвоночника, около гениталий; вторая — несколько ниже пупка

(«живот Будды»); третья — это подложечная ямка, или

солнечное сплетение; четвертая расположена в центре груд-

ной клетки на уровне сердца; пятая — у основания горла; шестая

— над и между бровями; и седьмая, чакра-корона — на макушке

головы. Их описывали как энергетические спирали, световые

вихри, вращающиеся по часовой стрелке, как дым, который я

видел у себя на груди в ту ночь в джунглях. Они весьма точно

соответствуют расположению нервных узлов и сплетений вдоль

позвоночника, а также семи главным эндокринным железам.

Как меня научили, я мыл их смоченными в воде кончиками

пальцев, против часовой стрелки. Я расстегнул молнию на брю-

ках, и моя кожа словно вспыхнула от прикосновения пальцев и

ледяной воды.

Оба следующих дня, на рассвете и вечерними сумерками,

укрепив себя пчелиной пыльцой, лимонной водой и слабым

травяным чаем, я ходил на склон холма и, насколько мог, без-

думно производил все процедуры. Я даже пытался визуализи-

ровать чакры, представляя их в виде водоворотов света или

энергии.

На третий день после захода солнца я вернулся домой. Я

чувствовал себя опустошенным, но был доволен своей грилеж-

ностью. Я считал, что готов к чему угодно.

Я услышал запах свечного воска, как только вошел в кухон-

ную дверь. И еще: острый древесный аромат горящего шалфея.

Свет в кухне был выключен, и из гостиной пробивалось сквозь

дверь теплое зарево. Было уже холодно, даже в доме, и свет

привлекал, как приглашение. Я вошел.

Это было настоящее представление. Из комнаты почти

полностью вынесли мебель. Ни койки, ни софы, ни деревянного

стола; пелена дыма повисла низко в холодном воздухе; дым

улавливал и рассеивал свет от пламени сорока или пятидеяяти

белых свечей. Свечи очерчивали круг в центре комнаты и дальше

покрывали весь пол вплоть до углов. Внутри круга стояли две

чаши, одна большая свеча и, на расстоянии десяти-двенадцати

футов друг от друга, два деревянных стула с прямыми спинками.

На одном из них, положив руки на колени, сидела Анита.

Небольшой перевязанный пучок шалфея дымился в одной из

чаш, в другой стояла цветочная вода, на поверхности ее плавали

лепестки. Махнмо стоял в центре, скрестив руки.

Меня охватило внезапное чувство признательности к этим

людям за их заботу и внимание ко мне. Хоть я и искусен в

маскировке, но подозреваю, что они не раз улавливали мерцание

скептицизма в глубине моих глаз или заминки и паузы сомнения

в моем голосе, когда мы обсуждали эзотерику их системы веро-

ваний. И вот теперь они здорово постарались для меня. Для

моего личного блага. Для того, чтобы я смог воспринять их

«видение».

—Очень красиво! — сказал я.

Анита улыбалась, не поднимая на меня глаз. А Махимо

сказал:

—Садись, мой друг.

Осторожно ступая между свечами на полу, я вошел в круг и

сел на стул напротив Аниты. Ее голова была наклонена, и она

дышала так равномерно, что если бы не улыбка, я подумал бы,

что она спит.

—Сними пиджак и рубашку, — сказал Махимо, и я повино-

вался, хотя все еще поеживался от вечерней прохлады. Я

сложил одежду на иолу возле стула. И туг я увидел мой

охотничий нож: он лежал без чехла рядом с чашей

цветочной воды в центре круга. Я вопросительно взглянул

па Махимо.

—Тебе пора обрести видение, — сказал он. — А так как ты

исключительно твердолобый, то и мы должны прибегнуть к

необычайным средствам.

Я глянул на Аниту. Она не шевельнулась.

—А сейчас закрой глаза и дыши глубоко, желудком. Успо

кой себя.

Я закрыл глаза и стал дышать глубоко и все сображал, какое

же отношение может иметь острый, как бритва, охотничий нож к

обретению видения.

Неожиданное дуновение ночного воздуха заставило меня

опомниться; я попытался забыть про нож и сосредоточиться на

расслаблении, как велел Махимо. Я слышал, как он тихонько

шепчет, призывая своих духовных наставников, и просит «выс-

ших братьев» благословить наш огненный круг и не допустить в

него незваных гостей. Затем он произнес мое имя. Он обратился

к моему духу и пригласил моего ягуара войти в световой

круг и свернуться у моих ног. Он призывал Землю, Пачамаму,

ветер, воду и огонь. Он обращался к животным силы, он просил

их прийти и открыть себя, чтобы я мог узнать их; вдруг он

перешел на непонятный мне язык, кажется кечуа, и я услышал

имена четырех apus, больших гор вокруг города. Это все было

прекрасно, но сквозь драматургию происходящего, по мере того

как рассеивался дым и постепенно гасли свечи, все болезненнее

пробивалась тревога: что будет дальше. Тревога почти опьяняла.

Я услышал, как Анита закрыла окно, и се голос:

— Откройте глаза.

Свежий ночной воздух вытеснил из комнаты дым шалфея;

тлеющего пучка уже не было, но терпкий аромат еще стоял в

воздухе. Свечи вне круга были погашены, горела только одна в

центре и те, которые образовывали круг. Анита не отрываясь

смотрела на мой лоб, и я не мог поймать ее взгляда. Затем она

подняла глаза на Махимо и что-то передала ему. Губная помада!

Она улыбнулась мне и кивнула, а Махимо пересек круг и стал

рядом со мной. Он покосился на мой лоб и прикоснулся к нему

помадой.

— Abajo, — сказала Анита. — Ниже. Да, да, да... Здесь!

Разница составляла не более четверти дюйма. Он стал мед-

ленно передвигать карандаш вниз к переносице. Он остановился

между бровями и провел другую черту поперек первой. Я

представил себе нарисованный у меня на лбу крест, заметил, что

задерживаю дыхание, и туг же услышал голос Аниты: «Ды-

шите».

Я стал вдыхать и выдыхать равномерно. Анита сказала

Махимо, что это слитком низко, и он жестко провел пальцем у

меня между бровями, вытер палец о свои брюки, и я увидел на

них пятно помады. Анита кивнула, и я почувствовал, что он

чертит окружность вокруг креста. Закончив рисунок, он на шаг

отступил и склонил голову набок, оценивая свою работу. Анита

сказала, что все правильно; он закрыл тюбик с помадой и вернул

его Аните.

Анита и я не отрываясь смотрели друг другу в глаза. Она

преувеличенно вдохнула, затем выдохнула через собранные тру-

бочкой губы, не сводя с меня глаз. Она приглашала меня при-.

соединиться к ее ритму, и я повиновался. Мы дышали одновре-

менно, а Махимо встал на колени между нами в центре очерчен-

ного свечами круга. Он взял мой нож и помыл его лезвие цве-

точной водой, после чего раза два провел им над пламенем свечи,

совершая простейшую стерилизацию.

Стерилизация. Я знал, что он собирается использовать нож

на мне. Или делает вид? Жест. Ритуал. Драматургия как символ

действия. 11с было ли все это частью его знахарского репертуара ?

Конечно, было.

—Не бойся, — сказал Махимо, и в это время Анита негром

ко запела лирическую песню на кечуа. — Продолжай свое ды

хание. Медитируй на пламени свечи. Это будет недолго.

Он поднялся, отошел от свечи и чаши и, держа в руке нож,

остановился передо мною, немного правее, так что я по-преж-

нему видел Аниту, не сводившую взгляда с мишени у меня на

лбу. Я опустил глаза и стал смотреть на завораживающее пламя

свечи на полу между нами; одновременно я пытался понять, во

что я влип.

Должен сознаться, что присутствие Аниты заставляло меня

держаться стоически. Не думаю, чтобы это делало мне честь.

Быть вынужденным скрывать такие эмоции, как страх, в при-

сутствии женщины — это слабость человеческого самца. Был

даже момент, короткий, как молния, когда я подумал, чего же я

боюсь больше: прикосновения лезвия или самого страха. И тут я

ощутил кончик ножа на своем лбу, и на мгновение меня охватило

жгучее внимание к собственной плоти.

Я истекал потом в холодной комнате. Мое тело стало дере-

вянным, пальцы впились мертвой хваткой в подлокотники.

Махимо положил левую руку мне на голову и сказал:

— Ослабь напряжение. Выдохни свой страх. Слушайся

Аниту.

Я выдохнул, дал опуститься своим плечам и расслабиться

пальцам, а Махимо надавил кончиком ножа на кожу у меня на

лбу, и я отклонился назад...

— Дыши.

... и тонкая струйка крови побежала к переносице, по носу

набок и от ноздри — по верхней губе. Я открыл рот, иочувство-

вал свисающую каплю и подхватил ее языком. Моя кровь. Зна-

комый вкус. Тем временем Махимо, удерживая мою голову

левой рукой, провел лезвием ножа сверху вниз, к центру лба;

меня пронзила страшная боль, я почувствовал, как расходится в

стороны располосованная кожа, и кровь хлынула свободно,

следуя курсу, намеченному первой струйкой.

Перекрой боль, сказал я себе, по это никак не помогло; тогда

я закрыл глаза и попытался упорядочить дыхание, но каждый

вдох был серией лихорадочных всхлипов; закрытые глаза пере-

полнились слезами, слезы хлынули и смешались с йотом на моем

лице.

У меня не было выбора, я продолжал терНеть и бороться с

болью, которая сотрясала меня; Махимо сделал второй, гори-

зонтальный разрез, и кровь залила мне веки. Теплая жидкость

текла из моей раненной, перепуганной до смерти головы.

— Не беспокойтесь, — услышал я голос Аниты. — Вы все

равно будете красивы. Мы только прорежем психическую скор

лупу, которая закрывает мир с вашего третьего глаза.

Махимо стал вырезать на моем лбу круг, нож двигался

вокруг креста, и я почувствовал прикосновение металла к череп-

ной кости. Волна тошноты подкатила к горлу. Кровь стекала у

меня по щекам и подбородку, сочилась, как слюна, и капала на

грудь. Я открыл глаза и заморгал рефлекторно от крови и слез в

уголках глаз, я чувствовал кровь на щеках и видел ее у себя на

груди.

—Вот теперь хорошо, — сказал Махимо, и его пальцы

охватили мое темя. Я чувствовал себя дураком, а он

захватил лоскут, уголок кожи лезвием ножа и большим

пальцем и рванул.

—О, черт!..

— Ничего, ничего, мой друг. Все хорошо. Успокойся.

Снова я услышал голос Аниты:

— Твое видение откроется, как раскрываются лепестки

розы.

Должно быть, у меня в это время был небольшой шок. Я

чувствовал, как Махимо отдирает четыре лоскута кожи с моего

лба, кожа не поддается, натягивается и трещит, кровь течет по

лицу, шее и груди. Я освободился от боли, отделился от нее,

визуализируя нервные окончания как что-то усохшее, обуглен-

ное прижиганием; они уже не могут посылать сигналы боли в

мой мозг. И я перестал чувствовать боль; я ощущал лишь дав-

ление лезвия, натянутые ткани тела, теплую влажность крови...

Дикарь. Весь искромсан...

—Что ты видишь?

—Что? — Я открыл глаза, но веки были стянуты густеющей,

сохнущей кровью. — Что такое?

Наверное, они какое-то время были закрыты...

—Что ты видишь?

Я взглянул вверх, на Махимо, стоявшего рядом со мной;

Анита сидела напротив через комнату, она слегка наклонилась

вперед.

— Вас, — сказал я. — Я вижу вас. Комнату, свечи...

Дыхание перехватило, в горле появился ком, я всхлипнул.

Анита, свечи, все, что было перед глазами, поплыло, исказилось

от слез. Смесь крови и слез. Я вытирал глаза, рука дрожала. Я

глубоко и часто дышал. Что они сделали? Что я сделал?

— Не тревожься. Все будет в порядке. Приготовься. Ты

должен доверять нам, доверять себе, полностью. Уже скоро.

Дыши.

И Махимо снова взялся за мой лоб. Он выскребал мою рану,

и боль была мучительной: Я зажмурил глаза, я старался победить

боль, подавить крик. В голове у меня все пульсировало. Красный

мрак внутри, за закрытыми веками...

— Что ты видишь?

Я снова открыл глаза. Анита на своем стуле. Комната, свечи,

все подернуто дымкой. Я моргал глазами, чтобы смахнуть

дымку.

—Здесь, — сказал она и коснулась своего лба, горла, сердца.

Что я должен был видеть? Я покосился на Аниту и покачал

головой.

Я уже был за пределами боли. Я знал, что, согласно ме-

дицинской науке, этого не может быть. Знал, но страха больше

не было, и я смирился со своим положением. Я чувствовал себя

где-то отдельно, а тошнота сменилась нервной дрожью в желуд-

ке. Адреналин. И когда Махимо в третий раз повторил проце-

дуру, язакрыл глаза и ничего нечувствовал, кроме надавливания

и царапания. И вдруг вспыхнул свет; такой свет бывает после

того, как посмотришь на электрическую лампочку или огонь, и

потом его изображение остается на сетчатке. Вот такой появился

свет.

Я открыл глаза и ... увидел. Анита сидела на своем стуле,

наклонясь вперед и ухватившись за подлокотники, и вокруг- нее

было странное сияние. Это была люминесценция, легкая дым-

чатая яркость вокруг ее лба и горла, а над приподнятым жи-

вотом, казалось, пылает зарево. Все плыло, меняясь. Я жмурился,

моргал и снова всматривался сквозь молочную дымку, и видел

цвета вокруг нее, красный и зеленый, словно радугу сквозь туман.

—Теперь ты видишь?

Я заморгал, вытер запекшуюся на веках кровь, попытался

снова сфокусировать зрение. Цвета и сияние исчезли.

—Смотри! — сказала она. — Не глазами! Что ты видишь?

Мое сердце колотилось. Я расслабил хрусталики, перестал

стараться. И тогда наступило мгновение, которого я никогда не

забуду.

Лоб Аниты растаял, будто его и не было, и на месте ее головы

возникла голова лошади; это было похоже на голографическое

изображение, и длилось оно недолго, но голова была живая, я

видел ее\ Я смотрел на Аниту, затаив дыхание; я расслабился еще

больше, и световая аура вокруг нее стала отчетливее, она была

похожа на газ и ярко окрашена в голубые и фиолетовые тона.

—Что ты видишь! Я

начал смеяться.

—Цвета, — сказал я. — И еще... — я колебался, — лошадь?

—Правильно! — она засмеялась и захлопала в ладоши.

— Вот теперь все, — сказал МахИмо и опустил руку мне на

плечо.

Анита спросила, вижу ли я ее ауру. Ее аура. Действительно,

это она?

—Мне кажется, да, — сказал я.

—Какого она цвета?

—Синего. Светло-синего и ... фиолетового.

— Правильно.

Там были и другие существа, но невыразительные, бесфор-

менные. Что-то вроде светляков, вращающихся за пределами

круга. Если я всматривался слишком пристально, они исчезали.

Туманные, светящиеся, аморфные пятна. И еще был у нее не-

большой кот, не знаю породы; он находился то ли у нее на груди,

то ли внутри грудной клетки, местоположение определить было

трудно, но я видел его: там, где ее блуза была открыта, тело было

почти прозрачным.

— Смотри па меня, — сказала она. — Не фокусируй зрение,

смотри третьим глазом. Смотри на мою ауру. Ты видишь ее?

Я видел. Я не мог сдержать смех,

— Закрой глаза.

Я закрыл и вместо темноты увидел на сером фоне медленно

меняющиеся цвета и свет. Я потерял из виду Аниту, но то, что

она называла своей аурой, осталось, только другого цвета —

желтого.

—Что ты видишь?

—Желтый цвет.

—Правильно!

Затем он стал красным, сияя, словно стоп-сигнал в дожд-

ливый день.

— Теперь красный? — спросила она, и я кивнул.

Она могла изменять цвет. Она проверяла меня.

Потом я увидел ее. Аура сместилась, и я увидел Аниту. Я

помню, что поднял руку и коснулся собственных век, чтобы

удостовериться, Что они закрыты. Она подошла ближе ко мне. Ее

рука, снова слабо сиявшая голубым и фиолетовым, потянулась ко

мне, и я поднял свою руку навстречу.

Я открыл глаза, когда наши руки соприкоснулись. Она сто-

яла рядом со мной и улыбалась. Я расплакался. Травма, напря-

жение, облегчение... слишком много всего, меня переполняли

чувства, просто чувства. Я смеялся и плакал, и Махнмо обмыл

мне лицо и грудь влажной тряпкой.

— Ты хорошо справился, мой друг. Теперь ты должен

трудиться, чтобы сохранить видение. Это дар.

У меня на лице и на груда осталась запекшаяся кровь, и

Анита принесла миску теплой воды из кухни и еще один сосуд,

пахнувший как будто чаем. Они мыли меня тряпкой, и вода стала

красной; Анита вынула из второго сосуда мокрый коричневый

лист и положила его мне на лоб. Сильное жжение. Всего было

три или четыре листа, не помню точно, а затем они обвязали мне

голову лентой из волокон какого-то растения, чтобы

зафиксировать листья на ране.

Махимо сказал мне, что нет никакой угрозы, но эту при-

парку я не должен снимать три дня.

— Не сдвинь листы с места, — сказал он. — И не напрягай

слишком видение.

Он велел мне идти спать и предупредил, что будет много

сновидений.

13 марта

Два часа после полуночи. Я в гостиной, у меня пропасть

времени. Я перепуган до смерти, и это фантастично.

Что-то случилось с моими центрами зрительного

восприятия. Я не могу объяснить это. Я боюсь даже пробовать,

потому что, может быть, это пройдет.

Я... я не знаю, что тут сказать. Господи Иисусе! Я дал себя

искалечить. Если бы я мог знать. Я никогда не пошел бы на

это, я избежал бы этого; меня и сейчас гложет тревога: почему

я не отказался.

Спокойнее.

Все в порядке. Гостиыая. Анита и Махимо спят, и в доме

тихо, если не считать Лорито в жестяной клетке на кухне. Все

здесь такое же, как и два часа назад, только свечи убраны

(одну я зажег, чтобы записать это). Я сижу на полу,

прислонившись спиной к стене, и смотрю на круг выгоревших

свечей и два стула. Картина злодеяния.

Очень тихо. Выжидаю минуту.

Все в порядке. Я уже на кухне. Лорито сидит на перек-

ладине. Никакого освещения нет, и когда я смещаю свой

фокус, скажем, смотрю не на попугая, а на полдюйма ближе, я

вижу этот мягкий свет, очень похожий на кирлиановские

фотографии, которые мне приходилось видеть. Да, именно

так, считается, и должна выглядеть аура: мягкий дымчатый

свет с окраской. У Лорито окраска голубовато-

зеленая. Я не могу поверить, что я это пишу.

Как это было. Классический ритуальный круг огня, в

данном случае это свечи. Магические заклинания, пение.

Лпита, вероятно, в сверхчувствительном состоянии,

руководит Махимо, который вычерчивает окружность,

предположительно, вокруг моей шестой чакры, «третьего

глаза». Этот сукин сын кромсает меня, сверху вниз,

поперек, по кругу, а затем сдирает кожу, четыре сектора

«пирога», выскребает мне лоб, — и я начинаю видеть то,

чего не видел.

Я не Moiy спать. Я ушел в прихожую и лежал там на

своем спальном мешке, пока они не ушли спать. Я не мог

обрести темноту, закрывая глаза. Серый свет под веками.

Подошел к зеркалу в ванной. На лбу у меня те листья и

повязка из какого-то длинного листа, возможно,

пальмового. Я не решался посмотреть. Махимо

предупреждал, чтобы я не делал этого. Посмотреть или не

посмотреть? Я только загляпу. Я приподнял красшок

листа. Листья вроде маринованные: не прилипли к ране. Я

довольствовался одним взглядом па свежую,

невоспаленную красноту под листом. Я не буду снимать

его три дня. Впрочем, я знаю, что утром я еще посмотрю.

Не смогу удержаться.

Подошел к окну. Все признаки сумасшествия!

Деревья и склоны холмов излучают мягкое радужное

свечение в ночи; масса кружащихся огоньков, похожих на

жуков-светляков. Может, это они и есть.

14 марта, утро

Измучен. Беспокоен. Успул перед утром, но лучше

было бы пробежать троеборье. Содержание сновидений

погребено где-то глубоко в мякоти моего мозга. Они не

дают себя распознать. Это как облака, на которые вы

смотрите, когда они на что-нибудь похожи. Вот вы

отвернулись на миг, но снова пытаетесь найти тот образ

— а он уже исчез; облако еще есть, но форму не узнать, вы

потеряли ее. Акварельные грезы. Абстракция. Свет и тени,

и сияющие сферы, и там был кот. То есть что-то было. Я

знал: это было то, что напутало меня, когда я дремал на

капоте своего автомобиля на Эль Юнке, это было то, что

двигалось в тени иод степами хижины Рамона. И я знаю,

что это было то, что увидел Антонио у меня за спиной.

Иногда это случается с собаками. Вы сидите в комна-

те с собакой. Вы читаете или смотрите телевизор, и

вдруг животное пастораживается, вскакивает, уши

торчком, внимание приковано к чему-то в соседней

комнате. Что там? Вы поднимаетесь, идете и смотрите —

ничего нет. Ничего. Вы поглаживаете собаку,

успокаиваете ее, она беспокойно скулит, вы усмехаетесь и

снова беретесь за свою книгу. Это было что-то подобное.

Какой-то сон. Это был черный кот, ягуар. Настолько

черный, что я не мог даже уловить очертаний его тела; по

там был солнечный свет, и когда кот, ритмично изгибаясь,

двинулся ко мне, лучи солнца упали на его шерсть и она

сверкнула золотом.

Проснулся. Повернулся набок, ощутил щекой

холодный нейлон спального мешка, и память обрушила на

меня все события ночи. Повязка на лбу каким-то

чудесным образом сохранилась неповрежденной. Я

подошел к зеркалу и приподнял листы машинально, не

сознавая, что я делаю. Я увидел струп. Струп,

образовавшийся иод листьями. Вдоль всей окружности.

Что же это такое? Всего восемь часов назад Махимо

искромсал мне голову, и вот — струп. Как на паршивой

царапине. Кожа вокруг струна красная, но не воспалена.

Струп за восемь часов. А чего я ожидал? Ну, после всей

той крови и боли я ожидал увидеть кость. Что за

дьявольщина происходит со мной?

Все выглядит обычно, ничего паранормального. Все

обрело привычные контуры, все нормализовалось,

включая мой здравый смысл. Происшедшее оказалось

сном. Такой себе ночной кошмар, от которого осталась

материальная памятка в виде повязки на лбу.

Я зпаю, что во многих культурах мира шамап создает

«ритуальное пространство» вроде огненного круга, и

исполняет танцы, и поет заклинания, и творит церемонии,

которые воздействуют па тех, кто уже верит, что они

воздействуют. В сущности, это есть введение

предрасположенного индивида в измененное состояние, и

в этом нет никакого надувательства, все это работает.

Работает на чисто субъективном уровне, как плацебо.

А теперь я. Как сказал Махимо, «исключительно

твердолобый». В нормальном, рабочем состоянии

сознания я воспринимаю мир, в общем, так же, как его

воспринимают другие люди. Допустим теперь такую

возможность, что в

каком-то другом состоянии, в измененном состоянии

сознания, моя способность воспринимать также окажется

измененной. Прекрасно. И что дальше?

Что заставляет «нормального» человека, взращенного

в рациональной западной культуре, вести себя

анормально? Иррационально? В какой момент мы «даем

слабину»? Существует голод. Он может побудить нас к

актам отчаяния, а если уж совсем плохо, вызвать

галлюцинации. Существует паника. Страх. Тиски ужаса,

террор. Существует физический конфликт. Насилие и

ярость. Существует любовь. Желание. Торжество оргазма.

Ревность. Ревнивая ярость, временное

умопомешательство.

Бояться, питаться, сражаться, секс. Что касается моей

жизни, я не вижу ничего другого. Лимбичсские системы

реагирования, которые толкают нас к крайностям. К

измененным состояниям. Естественно, без употребления

специфических веществ, воздействующих на психику.

Поскольку наркотиков не было, то из четырех

упомянутых механизмов для изменения моего состояния,

моего восприятия, был выбран страх. Я был перепуган до

смерти. Сильнейший стресс.

Я понимаю, что выдергиваю коврик из-под эк-

сперимента. Я стараюсь все приписать силе суггестивного

воздействия на рассудок, подавленный страхом и болью.

Конечно, напрашивается примитивная психологическая

интерпретация: Махимо трижды ковырялся в рапе,

ковырялся до тех нор, пока я не «увидел» что-то.

«Видением» я прекратил пытку.

Означает ли это, что Анита и Махимо — просто

мастера суггестии, манипулирующие страхом?

Такая точка зрения не противоречит фантастическому

качеству того состояния, не отрицает удивительной прог-

раммируемое™ человеческого рассудка, но все же она не

может объяснить, каким образом я умудрился выдержать

цветовой тест Аниты.

Независимо от причины, вызвавшей необычное

состояние сознания, остается нерешенным вопрос:

создавал ли я сам то, что видел, или там и вправду было

что видеть? Облекал ли я идеи в образы, или мои центры

зрительного восприятия были реорганизованы так, что

позволяли мне

воспринимать визуально, чувствовать то, что раньше было

недоступно восприятию?

Можно задавать умные вопросы и анализировать их до

второго пришествия. Я оказался в дураках с этим опытом.

Махнмо вернул мой нож в тот же день. Я покачал головой

отрицательно:

— Нет. Это мой вам подарок.

Он весело улыбнулся, кивнул головой, взял меня за руку и

вложил нож мне в ладонь.

— Спасибо, — сказал он, — но он открыл твое видение

действительного мира, тебе его и хранить. Он освящен. Тебе его

подарил друг, и пользовался им друг. Храни его бережно и

почитан как объект силы.

Мне неизвестно, как он мог узнать, что нож был мне пода-

рен. Как я уже говорил, он был необыкновенным ясновидцем.

Мы попрощались на следующий день. Мне нужно было

встретиться с профессором Моралесом на железнодорожной

станции. Анита дала мне яркий шелковый платок, чтобы я

прикрыл повязку на голове. Я поцеловал ее и поблагодарил за

доброту. Махимо дал мне abrazo ипредупредил об осторожности

в путешествии по altiplano: «Остерегайся орла, который следует

за тобой».

Несколько лет спустя я узнал, что Махимо оставил Аниту и

что после этого его целительные способности стали ослабевать.

Чтобы заработать на жизнь в многомиллионной Лиме, он при-

бегал к своему ясновидению и простым растительным средствам.



*7*



Профессор Моралес ожидал меня на станции. Я сначала не

узнал его. Мешковатый костюм, оттопыренные карманы и

поношенная белая рубашка, mania, уступили место

груботканным шерстяным брюкам, паре сандалий, свободной

блузе, простому коричневому пончо с кремовой каймой и ши-

рокополой фетровой шляпе с мягкими опущенными полями и

сатиновой лентой. Сумка с одеждой висела на плетеной веревке,

перекинутой через плечо, а к тонкому ко жаномупоясу брюк был

пристегнут небольшой вязаный кошелек из разноцветной шер-

сти. Я был в джинсах, кедах, хлопковой рубашке «сафари», со

штормовкой и рюкзаком за плечами и считал, что готов ко всему.

Позже оказалось, что готов был он.

15 марта

Мы направляемся на altiplano, высокогорное плато в цен-

тральной части Перу, оставив позади Куско и долину реки

Урубамбы. Мы едем третьим классом. О да! Станция. Я дал

пригоршню iritis, около доллара, мальчишке лет двенадцати,

который просил милостыню для слепой старушки, вероятно,

бабушки. Я вернулся к Моралесу, когда профессор покупал

хлеб и фрукты у маленького лотка.

—Вам легче? — спросил он.

—О чем вы? Я чувствую себя нормально.

—После той propina вам полегчало?

—Да, — сказал я. — Я уверен, это помогло... немного.

—Да. — Он положил пищу в сумку за плечом. — Вы,

американцы, любите помогать бедным, это правда.

Меня уколол его сарказм, но отвечать было некогда,

мы уже бежали к своему поезду.

Деревянные сидения, многие без спинок. Куры,

свиньи, козленок, привязанный за заднюю ногу к своему

владельцу.

Солома. Запах маиса, кукурузных лепешек, табака и

самих campesinos. Звучит преимущественно кечуа, хотя

многие говорят и по-исиански; все неописуемо бедны.

Благодаря индейским чертам лица, шляпе, пончо и

бесформенным брюкам, профессора Моралеса легко

принять за одного из них. Я скоро обнаружил, что фрукты

и булки хлеба значат для них куда больше, чем для нас.

Слова профессора были адресованы скорее им, чем мпе.

Его глаза действуют как магнит, и вскоре мы делили

нашу еду с горсткой крестьян, понятия не имеющих о

благодарности; они слушали, как профессор простым

испанским языком рассказывал мне о величии истории

туземных перуанцев, о культурном богатстве, которое

уничтожили conquislado-res. «Мы, — простым жестом он

включил в это местоимение наших спутников, —

научились выращивать и готовить дома около сотни

пищевых продуктов, включая картофель, мы создали

систему социального страхования, построили мощенные

камнем дороги протяженностью до трех тысяч миль,

туннели и висячие мосты, объединявшие нашу империю.

Мы составили таблицы движения Солнца и Луны, а когда

мы путешествовали, то, приезжая в новый город, всегда

приносили в дар зерно. Мы несли семена хлеба (ои достал

одно зернышко из кармана брюк). Хлебное зерно, дар

Солнца, и, смотрите, у него Солнце внутри. Мы

действительно великий народ на Земле».

Мы вышли на сельском полустанке.

— Для того чтобы помочь бедным, нужно вернуть им

культуру, — сказал он. — Мы изнасилованный и побитый

народ. Причина их голода — утрата прошлого. Индеец

нуждается в хлебе, это правда. Но еще больше ему нужна

гордость. И надежда. Здесь, в животе.

На платформе один из наших слушателей, фермер,

тронул меня за плечо, кивнул в сторону удаляющегося

Моралеса и оттянул себе нижнее веко мозолистым

пальцем. Латиноамериканский жест: Mucho ojo.

Остерегайся.

Мы отошли от железной дороги и направились через пус-

тынное плато, или aUiplano, сильно пересеченную равнину с

усеянными гранитом пастбищами и глубокими arroyos — обры-

вистыми оврагами, но которым сбегает вода в дождливые сезо-

ны. Юго-юго-восточные Анды громоздятся друг на друга, до-

стигая еще больших высот, чем уровень плато (десять тысяч

футов).

Воздух был восхитительно свежим и бодрящим, мы оба

повеселели. Антонио двигался поступью антилопы; он задавал

теми, и мы беседовали.

Я поймал себя на том, что беседую главным образом я.

Выглядело так, что мы знакомимся друг с другом, но почему-то я

один все время рассказывал о себе. Я рассказал ему о своем

детстве па Кубе, о бегстве нашей семьи во Флориду; универ-

ситетский год в Пенсильвании и потом переезд в Пуэрто-Рико. Я

рассказал о донье Росе и моем возвращении в Соединенные

Штаты, о путешествии по стране вместе с Викторией, моей

первой серьезной возлюбленной, о нашем разрыве из-за измен и

непримиримых различий в характерах. Я описал мою студен-

ческую жизнь, мой однокомнатный домик на холме в Сономе,

работу в юридическом консультационном центре для латиноа-

мериканцев, который был основан мною в последний год учебы.

Я рассказал о своих занятиях по практической психологии, о

неудовлетворительной системе, презрении к этой науке. Кажет-

ся, больше всего оп был заинтересован историями психозов и

неврозов из моей врачебной практики.

Мы остановились на берегу маленького ручья. Моралес

раскрыл свой кошелек и приготовил шарики из кукурузной муки

и пасты юкки. Я положил рядо м с ними несколько полосок

сушеной говядины, и мы позавтракали этой простой пищей и

запили ее водой из ручья.

—Забавно, в самом деле, как философские различия между

двумя культурами приводят к таким диаметральным

различиям в практической психологии, — сказал он.

—Вот как?

—Западный мир, — сказал он, — или «цивилизованные»

нации, или так называемые культуры «первого мира»,

правят

Землей по праву своей экономической или военной силы. А

философские основы западной культуры построены на религии,

которая учит о грехопадении, первородном грехе и об изгнании

из райского сада. Это фундаментальная концепция мифологии

Запада, и она представляет Природу как врага, а человека — как

существо порочное.

Я зачерпнул своей складной чашкой воды из ручья и подал

ему.

—Адам и Ева ели плод от древа познания добра и зла, —

сказал он, выпил воды и вернул мне чашку. — И Господь

сказал: «Проклята земля за тебя... В поте лица твоего будешь

есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты

взят; ибо прах ты и в прах возвратишься».

—«И изгнал Адама, — цитировал я дальше, — и поставил

на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч

обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни».

—Это очень странный миф, — сказал он. — Акцент дела-

ется не на отношении человека к окружающему миру, к

Природе, к райскому Саду, а на его отношении к самому

себе, отверженному изгнаннику, вынужденному добывать

пропитание; самосознание этого человека формируется во

враждебном мире. Западный человек воспринял эту

традицию и ввел ее в искусство, литературу и философию.

Она укоренилась и стала второй натурой, разве нет?

—Пожалуй, да, — согласился я. — Вы можете прожить всю

жизнь, например, в городе. Город обеспечивает убежище,

контролируемое окружение, действует как буфер между

индивидом и Природой. Даже продукты питания, купленные

в супермаркетах, сначала проходят обработку:

искусственное дозревание, подкрашивание,

консервирование, упаковка.

—Таким образом, — сказал он, — западный человек, изг-

нанный из Эдема, замкнулся сам на себя. И любопытно, что

в рамках такой культуры человек, переживающий какого-

либо рода психологический кризис, психотическое или

невротическое состояние, обращается за помощью к

психиатру, к религии или медитации, вместо того чтобы

обратиться к Природе. Так

он рассчитывает выздороветь. Стать нормальным. Интересно,

правда?

Я кивнул. Он подал мне шарик из юкки и кукурузной муки.

—Но, — продолжал он, — картина получается совершенно

иной, если культурная традиция основана не на

грехопадении, если человек не имеет понятия ни о каком

изгнании из рая и живет в теснейшей связи с Природой, и

Природа есть проявление Бога. В таких культурах

психотический срыв или шизофренический эпизод

воспринимаются как магические события. Бессознательный

разум приоткрывается, и если это молодой мужчина или

женщина, их не отводят от обрыва, а поощряют к

погружению в пучину. И они падают в свое

бессознательное, в мир чистого воображения, юнговских

архетипов, в сферы духа. Им позволяется пребывать в

других областях собственного сознания, и в результате эти

люди изменяются. Во многих примитивных культурах они

становятся целителями. У них был опыт Чудесного.

—Иными словами, — сказал я, — вы предлагаете, чтобы

психотические эпизоды и шизофренические заскоки

поощрялись?

—Ничего подобного я не предлагаю. Было бы опасно раз-

вивать такие инциденты в среде с вашей культурой, потому

что ваша мифология основана на тысячелетней традиции, в

которой подобные эпизоды ненормальны, неестественны и

нездоровы. Я просто говорю о различии. В примитивной

культуре открытие бессознательного — это благодать. Оно

необычно, это правда. По не противоестественно. Это дети

Земли, райского Сада, живущие в Природе и не изгоняемые

из нее. В такой культуре все от Природы. Все натурально.

Даже психотический эпизод. Он безопасен, особенно если

им руководит другой человек, имевший уже подобный опыт.

—Сумасшествие как социальный отличительный признак?

— сказал я.

—Совершено верно.

—И, значит, все шаманы время от времени практикуют

какой-то психотический эпизод?

—Не обязательно. Они знают дорогу и, при необходимости,

умеют открыть дверь. И войти не спотыкаясь.

—Я думаю, миф об изгнании из рая оказал глубокое вли-

яние на западную мысль, — сказал я.

—Да это же очевидно! — воскликнул он. — Возьмите

великих западных философов двадцатого столетня: Ницше,

Сартр, Камю, Беккетт, эти экзистенциалисты! Какие

блестящие резонеры, просто виртуозы логики. — Он

похлопал себя по голове. — Но они исходят из

предпосылки, что человек одинок, что он бежит от

Природы. Они никогда не проверяют этой предпосылки и

продолжают логически развивать целую философию,

основанную на единственности и одиночестве индивида во

Вселенной, безразличной или даже враждебной ему.

Он отвернулся, подошел к ручью, вымыл руки и плеснул

себе в лицо ключевой водой.

—Окончательный итог размышлений — отчаяние, — сказал

я. — Окончательное решение часто оказывается самоунич-

тожением.

—Да, — сказал он, вытащил из кармана платок и вытер

лицо. — Но вы же понимаете, что нас никогда не выгоняли

из Сада. Земля никогда не была проклята из-за нас, как это

утверждает ваша Библия. Природа не враждебна нам. Мы ее

смотрители.

В тот же день мы миновали первое селение. Я увидел его с

северной стороны у основания небольшого холма с террасами.

—Мы пойдем туда? — спросил я.

—11ет, пожалуй, — сказал он, и мы направились в обход

холма по высохшему руслу реки. Было далеко за полдень,

когда мы приблизились к другому холму.

Мы взобрались по крутому склону и оказались на вершине

гребня высотой около пятисот фугов. 11ротивоположпый склон

шел террасами в стиле инков. Террасы имели но меньшей мере

двести ярдов в длину и от шести до восьми футов в высоту и

были обложены гладкими гранитнымиблоками встык. Мы про-

шли по краю этих террас мощенной огромными камнями до-

рогой и спустились к деревне у подножия холма.

Различие между бедным и примитивным здесь имеет важное

значение. Люди живут в древних каменных хижинах, покрытых

пальмовыми листьями, или в более современных жилищах из

самана. Они обрабатывают поля и террасы, выращивают

кукурузу и картофель, разводят кур, свиней и гуанако на тех

самых землях, которые их предки культивировали три тысячи

лет. Мужчины обрабатывают землю, женщины помогают в

уборке урожая и занимаются ткачеством.

В селении была tienda с бросающейся в глаза рекламой кока-

колы на ржавом погнутом щите; там продавались городские

товары — содовая, пиво, консервы, фасованые продукты, мыло,

сигареты, скобяные изделия, уздечки, упряжь, джуговые ' мешки

и нейлоновые сумки. На одной из двух улиц пристроился

небольшой базар. Здесь можно было купить семена, зерно, чай из

коки, фрукты, корзины, кое-что из одежды. Примитивный

уровень, да. Но бедность — понятие субъективное.

Несколькими милями южнее altiplano сменяется джунглями

в низких долинах, и мы покупали тропические фрукты — манго,

папайю, полосатые оранжевые бананы.

В фруктовом киоске торговала девочка-индеанка лет десяти-

двенадцати: темная кожа, азиатские глаза, высоко поднятые

скулы, длинный загнутый нос. Блестящие черные волосы

заплетены сзади в длинную косу, которая не умещается под

маленькой шляпкой. Одета девочка была в длинную черную

сорочку, цветастую красно-зеленую блузу и джутовую шаль. Ее

напугал вид двух иностранцев, выбиравших фрукты, и позади

нее, в дверном проеме каменной casita, появилась взрослая жен-

щина с суровым лицом. Она следила за нами с подозрением;

когда Моралес приветствовал ее на кечуа, ее лицо смягчилось, но

только в обращении к нему; от моей же одежды и косынки,

прикрывавшей лоб, она не могла оторвать взгляд.

Содержание их разговора он мне передал позже.

—Мы ищем целителя, — сказал он после вступительных

цнуток.

—Ваш спутник болен?

—Да. У него очень тяжелое заболевание желудка.

—Ему следует пить чай из munzanila.

—Вы нам не продадите немного?

—Отчего ж, конечно! — она исчезла в доме. Пока мы

закончили нашу торговлю с девочкой, вернулась мать с

узелком.

—Спасибо, сеньора, — сказал он и спросил цену.

—Нет, нет. Пожалуйста, это для вашего больного друга.

—Спасибо, — сказал он и поклонился. — Я уверен, что это

поможет, хотя, если причина его болезни не физическая, то

нам придется искать хорошего целителя.

—Есть один, — сказала она. — Это очень могучий во-

лшебник, он приходил к Зуните прошлым летом. — И она

показала рукой в направлении деревни, мимо которой мы

прошли утром. — Он чародей.

—Вы знаете, как этого laika зовут?

—Его зовуг дон Хикарам.

Мы поблагодарили женщину и отправились дальше, на

запад.

—Так нам следует пойти в то селение? — спросил я, когда

он пересказал разговор.

Он посмотрел на западный горизонт:

—Нет. Это другое направление, а до ночи остается около

часа. Есть еще другие деревни, к тому же чародей, о

котором она говорила, похоже, относится к разряду

бродячих. Мы можем его не застать.

—Так возможно, там знают, откуда он, — сказал я. — Есть

же у него своя деревня?

—Не обязательно. Я слышал и о таких, кто постоянно ходит

из деревни в деревню.

Моралес отказался решительно, и я напомнил себе, что я его

гость. Я старался угадать его программу. Он ни разу не говорил о

цели своего маленького похода, и я предполагал, что он собрался

навестить родных или, может быть, родную деревню. Это все

прекрасно, но у меня времени в обрез, и я начал беспокоиться.

Когда зашло солнце и на землю опустился высокогорный

холод, мы остановились на краю сосновой рощи. Завалы гладких

гранитных валунов обозначали местоположение какого-то

неизвестного древнего сооружения инков. Моралес разложил

небольшой уютный костер: он собрал конструкцию из сучьев с

сухим мхом в центре, а я добыл огонь из своей зажигалки. Мы

слн на ужин фрукты, сушеную говядину и картофель, который

заворачивали в кукурузные очистки и загребали в угли костра. Я

снял повязку с головы, и он рассматривал следы операции;

теперь это был едва заметный красноватый круг, так, словно я

прижался лбом к кромке стакана.

— Расскажите мне об этом, — попросил он.

Я описал в деталях всю процедуру открывания третьего

глаза. Он был восхищен.

—Что же вы теперь с ним делаете? — спросил он.

—Не знаю, — сказал я. — Я думаю, что я был жертвой

изысканного ритуала, рассчитанного на индуцирование

обильных галлюцинаций.

—Вы действительно так думаете? — Он склонил голову

набок. — Но тогда многое остается необъясненным, не так

ли?

—Очень многое. Я знаю, что Махимо поранил меня, я

чувствовал, что это серьезное увечье, но вот прошло три

дня, и посмотрите!

—Я вижу.

—Когда я увидел ту лошадь и сказал об этом Аните, она

обрадовалась, но что, если бы я увидел... саламандру? Она

могла бы согласиться с чем угодно.

—Но вы не видели саламандру. Была лошадь.

—Вы думаете, она действительно была?

—Эти так называемые животные силы являются силами

Природы, стихийными духами, которых мы

персонифицируем в виде животных. Я предпочитаю

представлять их как некое слияние вас и силы в Природе.

Проявление архетипной энергии в пространстве и во

времени. Примитивное сознание персонифицирует их в виде

животных, и эту форму они и принимают, когда мы

контактируем с ними. По крайней мере, это неплохая

теория.

—Как и всякая теория в этой сфере, — сказал я. — Непро-

веряемая.

—Ну а на что вы рассчитываете? Во сне мы можем наблю-

дать некое совершенно реальное событие, которое мы пере-

живали ранее наяву; мы интерпретируем его как символ или

символы. Точно так же вы можете определить одну из этих сил

Природы как некое животное; но такая интерпретация не укла-

дывается в нашем рациональном, последовательном разуме, в

том самом нсокортексе, о котором вы рассказывали у меня в

классе. Теория и проверка теории — это части нашей рацио-

нальной деятельности. Они интеллектуальны и академичны. Эти

устои несовместимы с подобными явлениями.

—Это убедительно, — сказал я. — Но если Анита «подклю-

чена» к этой форме энергии и воспринимает ее как лошадь,

и если я вижу ее как лошадь, и пусть даже это происходит

на, скажем, символическом уровне, — то все-таки отсюда

вытекает необходимость общего сознания.

—Общей основы, — сказал он, энергично кивая. — Вот

почему эти символы универсальны. Вы встретите их в

любой культуре мире. Как объяснить то, что люди

одинаковым образом реагируют на определенный рассказ,

картину или песню? Не означает ли это, что используется

общая основа, что в произведении выражено что-то общее и

глубоко заложенное в сознании человечества?

Он подбросил в костер новое полено. Оно зашипело, трес-

нуло, искры снопом посыпались на землю и погасли.

—Шаман знает, — сказал он, — что существует море соз-

нания, и оно универсально, несмотря на то, что каждый из

нас видит его со своего берега; мир, в котором мы все

живем, и наша общая о нем осведомленность могут- быть

проверены, испытаны каждым живым существом, но редко

кто обращает на это внимание. Л шаман — это мастер,

хозяин этого большого мира. Он живет одной ногой в этом

мире, — он положил ладонь на землю, — а другой — в мире

духа.

—Сознательное и бессознательное? — спросил я.

—Пусть так, — ответил он и замолчал. Я долго смотрел на

его мягкое ястребиное лицо, на котором играли отблески

пламени.

Мы молчали, уставившись в огонь. Новое бревно разгоре-

лось, трещало, обугливаясь, по бокам его охватило пламя.

— Бакмннстер Фуллер, архитектор... — я взглянул на него,

чтобы узнать, известно ли ему это имя.

-Да?

—... сказал однажды, что огонь — это освобождение

энергии Солнца из древесины.

Он откинулся назад и рассмеялся:

—Прекрасно! Еще одна общая основа. Энергия Солнца,

источник всего сущего.

—Возможно, именно поэтому многие аборигены даже к

скалам обращаются на «Ты»", как к существам

божественного происхождения. В конечном счете все мы: и

животные, и растения, и камни, — происходим из единого

источника. Солнце. Мы просто временные формы этой

энергии.

—Конечно, — сказал он. — И животные силы являются

одной из форм этой энергии, по крайней мерс, для нашего

народа. И свет, та самая аура, которую вам так не хочется

видеть вокруг Аниты, для нее то же самое, что пламя для

этого бревна: это поток бесформенной энергии, излучение ее

энергии.

—Вы верите в это? — спросил я. Я чувствовал себя ребенком

у костра, где рассказываются истории о привидениях

— Я верю в то, что человек привык к этому состоянию

сознания, к этой неусыпной готовности, и было бы самонаде

янностью считать, что это единственное состояние, в котором

наши восприятия реальны.

Он ткнул палкой в огонь, и прогоревшее полено развалилось

на две части, брызнув ливнем искр.

—Это было бы чистым безумием, — добавил он. — И такая

точка зрения накладывает жесткие ограничения на самую суть

объективности, столь милой вашему сердцу. Опыт всегда субъ

ективен, и отрицать реальность какого бы то ни было опыта

означает отрицать часть самого себя.

15 марта

Пишу при угасающем свете костра. Моралес укутался

пончо, как одеялом, а я разложил свой спальный мешок.

* Англ. Thout архаичная форма, «ты»? в современном английском языке

сохранилась лишь в обращении к Богу {прим. ред.).

Какое множество звезд. Во мраке ночи на такой высоте

они кажутся ближе.

У меня замечательный спутник. Рассуждения на такие

темы, как природа осознания, субъективность, сравнительная

мифология и т. п. более убедительны, когда они проводятся

среди Природы, а пе в лекционном зале. Эти темы здесь более

осязаемы, более поэтичны и менее спорны.

Понятие о шамане как об индивиде с двойным граждан-

ством, в сознательном и бессознательном царствах, зажгло мое

воображение. Примитивный исследователь в царстве соз-

нания, на которое он смотрит с таким же уважением и благо-

говением, как мы — на «неизменное», бодрствующее состо-

яние, в котором привыкли жить. Западная наука только под-

ходит к субъективной природе реальности. Квантовая физика:

на исход события влияет то, что мы его наблюдаем, и тому

подобная премудрость.

Шаман же начинает с этого предположения — нет, он в

него верит, и эта вера обретена па его собственном опыте, а не

в результате изучения готовой философии, религии,

парадигмы. Шаманизм не поклоняется Христу, Будде, Маго-

мету или Кришне.

Так где же мы найдем hatun laikd*.

Отчуждение Человека от Природы вызывает ад вокруг

меня.

Примечание: не забыть посмотреть место в Бытии, где

Бог создает птиц, деревья и все на Земле для службы человеку.

Шаманы, наоборот, считают, что мы созданы как нро-

водники, смотрители Земли.

То, что между человеком и Природой возник раскол, не

подлежит сомнению. Разумно предположить, что это

произошло по мере появления неокортекса, самоосознающего

мышления, когда он стал способен отличать себя от других,

себя от окружающей среды, добро от зла.

Не является ли изгнание из Сада просто аллегорией этой

картезианской революции? Этого «я еемь», этого сознательно-

го отделения Человека от Природы? Шесть или восемь тысяч

лет назад, вместе с самоутверждением неокортекса?

— Конечно, это аллегория, — сказал Моралес, когда я задал

ему этот вопрос за завтраком из чая и фруктов. — Ничего

ошибочного в этой сказке нет. Проблема в том, как она расска-

зана, как ее принимает сердце и как ее проповедуют священники.

Вместо элегантного и точного описания исторического события,

эволюционного шага, предлагается буквальная констатация

факта, который рассматривается как условие существования

человечества. Опасность возникает всегда, когда метафора мифа

становится религиозной догмой, которую вколачивают нам

священники. *— Наши шаманы.

—Кто?

—Священники.

—Нет.

—Разве священник не занял место шамана в западной

культуре?

—Нет, — сказал он. — Священник есть должностное лицо.

Человек принимает священный сан и вместе с ним догму,

которая уже существуем Он приходит понять ее,

поддержать ее и — научать других. Его религиозный опыт

является опытом веры, а не прямого причастия. Он

приобщается к традиции и очень редко — к опыту.

Священники принимают веру вместе с ее условностями н

ошибками. Они — смотрители, стражи мифа, но не творцы

его. Шаман творит мифы, и источником его веры является

его собственный опыт божественного в Природе.

16 марта

Никогда в жизни так много не ходил пешком. Понятия не

имею, сколько миль мы одолели.

Побывали еще в двух деревнях, очень похожих на первую, и

одну обошли. Живем на подножном корме, фруктах и овощах,

которые покупаем в деревнях, иногда перепадает кусок мяса;

чай завариваем па свежей ключевой воде; из кукурузной муки

и юкки Моралес делает небольшие шарики. Я привык к этой

легкой диете, она хорошо поддерживает силы. Продолжаем

паши дискуссии. Продолжаем путешествие по огромному

плато; вдали видны снежные вершины Аид, на юге —

Амазонка и покрытые джунглями низины. Я все меньше

чувствую себя посетителем этих мест и все больше — их

обитателем. Пейзаж постоянно напоминает мне об истинной

природе моего дома. Я вовсе не нуждаюсь во всем этом барах-

ле — каркасном рюкзаке, водонепроницаемой штормовке,

теплых носках. Я смотрю на Моралеса: он здесь дома. Он

идет лесом, лугами с беспечной уверенностью, с

утонченной простотой, которой я не могу ни восхищаться.

Он ничего не принимает на веру.

Его удовлетворенность. Точно такую же я видел на лицах

обитателей крохотных хижин, которые мы встречаем то у

подножия холма, то среди небольших террас, то на берегу

ручья. -

Значимость сельского индейца определяется землей, на

которой оп живет, а не мнением общины! Я припоминаю,

что на большей части территории планеты большинство

людей живут по этому стандарту.

Это не Бог весть какое открытие; это бросается в глаза.

Ему нет особой нужды доказывать, что Природа является

прямым источником информации для примитивных

философий мира. Природа уходит с иудейско-

христианской сцепы после осуждения в Бытии и

появляется изредка только в качестве декорации, обычно в

моменты Богоявления или откровения (Моисей взбирается

на гору, чтобы получить Десять заповедей; Иисус уходит в

пустыню на сорок дней и возвращается со своей

проповедью, и т, п.).

Мы продолжаем обсуждение этих вопросов. И многих

других. Мы проходим мимо руин каких-то сооружений

древних инков; развалины уже наполовину погребены

землей и поросли травами, и мы говорим о его предках. Он

пеизмеы-но сводит беседу к личности шамана, личности,

«чей Завет — сама Природа, чьи гимны — музыка ветра и

рек». Мне хочется верить, что такие люди существуют, как

когда-то хотелось верить в Санта-Клауса.

Что касается дона Хикарами. Мы слышали о нем повсюду.

Только слухи. Никто не и.' i, откуда он сам, но молва о

нем летит па крыльях.

Говорят, он может изменять погоду.

Утром мы направились к западу-юго-западу, там живет

целитель по имени Хесус.



*8*



Неизвестное всегда воспринимается как чудесное.

Тацит



Если бы не репутация колдуна и мастера-целителя от susto

— «дурного глаза», Хесус Завала, вероятно, был бы ти-

пичным сельским идиотом. Двадцать лет тому назад с ним

случился удар, почти полностью парализовавший всю левую

часть тела, включая лицо. Угол рта навсегда искривила гримаса

недовольства; он имел привычку вытирать его костяшками па-

льцев правой руки, и губы были в трещинах и лепестках шелу-

шащейся кожи. Левый глаз почти полностью закрывало без-

жизненное веко, зато правый, здоровый, напомнил мне глаз

доньи Росы. Он сверкал.

Он жил на краю селения в саманной хижине, над которой

поработали время и непогода. Блоки самана не были оштукату-

рены ни снаружи, ни внутри, из коричнево-серой высохшей

глины торчали куски щебня и солома. Крыша состояла напол-

овину из соломы, наполовину из черепицы.

Хесус сидел на плетеной циновке посреди комнаты; пол был

выметен, но грязен. Глиняная печь, ложе из хвойных игл, не-

большой алтарь Девы Марии. Моралес говорил мне, что жители

селения приносят Хесусу пищу два раза в день.

Я сидел перед Хесусом скрестив ноги, а Моралес удобно

пристроился рядом на корточках. Хесус проворчал что-то и

вытащил из маленького мешочка три листа коки. Он дунул на

них, бросил на циновку, и мы все стали их рассматривать. Не

поднимая головы, он посмотрел на меня. Дальше его взгляд

заскользил по стенам и потолку комнаты.

—Rastreo de coca, — прошептал Моралес. — Простой способ

гадания.

Хесус хлопнул по циновке ладонью, вытащил еще три листа

из мешочка, дунул на них и бросил на циновку. Они легли в виде

буквы V, подчеркнутой снизу. Хесус поднял голову и коснулся

нижнего века слепого глаза указательным пальцем, затем поднял

этот палец к моему лицу.

—Черная магия, — сказал Моралес и спросил о чем-то

Хесуса на кечуа. Вместо ответа старик поднял руку выше

головы, поставил ладонь горизонтально и шевельнул

большим пальцем и мизинцем вверх-вниз.

—Птица, — улыбнулся Моралес. Он стал засыпать Хесуса

вопросами, а тот отвечал кивками или отрицательным пока-

чиванием головы.

—Он говорит, что могучий колдун послал за вами большую

птицу. Не приходилось ли вам в последнее время оскорблять

волшебников?

Конечно, сам собой напрашивался инцидент в хижине Ра-

мона, но я сказал, что я так не думаю. Я спросил, что Хесус мне

советует делать с это й птицей. Огвет старика, полученный после

еще одной серии быстрых, как стрельба, вопросов, сводился к

тому, что эта птица будет преследовать меня, пока я не выясню,

что я сделал, и что мне придется столкнуться с нею, а возможно,

и с колдуном. Он сказал, что мне следует остерегаться. Я сог-

ласился с ним.

—У вас есть еще вопросы к сеньору Завала?

—Скажите ему, что мы ищем haiun laika, — сказал я. —

Могучего волшебника, который известен под именем

Хнкарам. Слыхал ли он о нем и знает ли, где нам его найти?

Моралес кивнул и повторил вопрос старому калеке. Я не мог

понять кечуа, но уловил слова fiatun laika и имя, которое мы уже

дважды слышали за последние четыре дня, дон Хикарам.

Я наблюдал за морщинистым лицом Хесуса и увидел, как

расширился его глаз, словно от удивления. Он не то захрюкал, не

то засмеялся. Он уставился с подозрением на Моралеса, затем

на меня. Путаница какая-то? Он поднял руку ладонью кверху н

сделал ею движение в сторону Моралеса, потом в мою. Затем

глухо шлепнул ладонью себя в грудь. Я не понял. Я глянул на

Моралеса, нахмурился и затряс головой. И Хесус заговорил, это

было несколько напряженных, хрюкающих звуков; вследствие

паралича он не мог произносить слова.

Лицо Моралеса нельзя было назвать совсем безучастным;

по-моему, одна бровь у него на четверть дюйма поднялась.

— Сказал, что он сейчас с нами, — ответил Моралес.

Я повернул голову и улыбнулся беспомощному индейцу,

который считал себя шаманом-мастером.

— Ауее те, — сказал я на кечуа («Спасибо»). Моралес под

нялся и положил монету среди хвойных иголок у основания

алтаря Девы Марии.

Хесус проводил нас к двери. Он взял меня за руку, и я

оглянулся на него. Он улыбался. Он опустил руку, отвел ее за

шину н провел пальцами по седалищу, как будто подтираясь. '.

(доровая сторона его рта поднялась в улыбке, а морщины вокруг i

лаза излучали веселую насмешку. Он погрозил мне пальцем и

покачал головой.

Мы вышли из деревни и молча прошли около полумили на

запад. 11аконец мы остановились. Моралес обер1гулся и посмот-

рел в сторону деревни, но она уже исчезла за холмом.

—Почему он остановил вас в дверях? Подтерся? Это для пас

что-нибудь означает?

—В джунглях, — сказал я. — В ту ночь у Рамона. Аяхуаска

оказывает слабительное действие...

Мы уже снова были в лесу, а быть может, это была эвка-

липтовая роща. Мы никогда не могли этого угадать, пока не

выходили на другую сторону.

—Что же случилось? — спросил он с улыбкой.

—Сначала меня тошнило, я чуть кишки не вырвал; это тогда

я увидел змея.

—Вот как?

—Потом я побежал в кусты, и там опорожнил мой ки-

шечник. Это было что-то невероятное. Страшной силы.

11росто катарсис.

—Я не удивляюсь.

—Потом я подтер свой зад парой листьев... Тут

Моралес начал смеяться.

—Это, должно быть, был ядовитый плющ или какой-то его

тропический родственник.

Профессор уже держался за живот, прислонившись спиной к

дереву.

—У меня потом появилась такая сыпь, что я не знал, куда

деваться!

Я обернулся в сторону деревни и закричал по-английски: —

Но как же ты, черт возьми, узнал!

А мой спутник сполз но стволу спиной и хохотал, сидя на

земле. Я опустился на колени и присоединился к нему. Дело еще

и в том, что в той аптеке, где я покупал губную номаду для

Аниты, я приобрел себе баночку мази; она закончилась как раз

днем раньше. Сыпь прошла, но забыть о ней я не мог.

—Эх вы, цивилизованные, — сказал Моралес, вытирая

слезы. — Вы если ие в речку писаете, то ядовитыми

листьями зады подтираете!

—Ну хорошо, а как же теперь? — спросил я, когда мы

поднялись и продолжили наш путь. — Как вы объясните то,

что он знал?

—Как вы объясните... — машинально и задумчиво повторил

Моралес.

Я тряс головой и беспорядочно махал руками:

—Нет, нет, только давайте не сбиваться на семантику и

философские фантазии...

—Вы знаете, ваш вопрос как раз напомнил мне старую

проблему определения окончательной истины, то есть той,

которую можно узнать, но нельзя высказать.

Он достал из кармана кусочек коры коричного дерева и

принялся его жевать.

—Существует знание, которое не может быть объяснено.

—Я это знаю,— сказал я. — Вы знаете... что я знаю... что вы

знаете... что я это знаю.

—У меня нет такой уверенности, — сказал он. — Так что

наберитесь немного терпения. Хесуеа можно отнести к кате-

гории гадателей. Он не столько шаман, сколько техник.

—Техник?

—Rastreo de coca — его ремесло. Способ прорицания, подоб-

ный И-Цзин или системе таро. В данном случае он

сочетается с неплохо развитыми способностями провидца.

—Анита тоже говорила об орле, который преследует меня.

—Правда? Может быть, это как-то связано с вашим пре-

быванием в джунглях.

Мы остановились возле нагромождения скал, над узким

аггоуо, прорезавшим лес. Среди гранитных глыб звенел ручей.

Моралес смочил, а затем наполнил водой bota из козлиной шку-

ры; он купил его в деревне, где жил Хесус.

—Гадание — любопытное искусство, — сказал он. — Оно

пережило не одну тысячу лет.

—По крайней мере, 2000 лет до нашей эры, — сказал я. —

Месопотамия. Там есть клинописные тексты, в которых

изложена техника узнавания судьбы; они лили масло на

воду, а также изучали форму дыма из благовонных

кадильниц. Через тысячу лет китайцы пользовались И-Цзин.

—А что говорит ваша наука о смысле гадания? — спросил он.

—Я думаю, что все это связано с развитием неокортекса, —

сказал я, стряхнул с плеч рюкзак и уселся на краю

маленького итгоуо. — Лобные доли дали человеку

предвидение, т. е. способность видеть или, по крайней мере,

планировать заранее. Его интриговала, а возможно, и пугала

неопределенность будущего. Рассматривая судьбу как

последовательность случайных событий и придумывая

способы узнавания их, он начал вносить порядок в будущее,

сводя количество возможных исходов к одному или двум.

Нетрудно догадаться, что те, у кого лучше были развиты

лобные доли, становились пророками и предсказателями в

своей общине, угадывали любовь, богатство, войну, болезни

и т. д.

Я вскочил, возбужденный собственными мыслями:

—Но какая разница? Все это спекуляции. Масло на воде,

дым, палочки, листья, карты таро — все это способы

подойти к случайному будущему случайным путем.

Случайные наборы.

—Эти наборы интерпретирует мозг, — сказал Моралес. Он

закинул за плечо раздувшийся от воды bota. — Странно,

почему современный человек так очарован возможностью

подобных вещей и все же отвергает их как бессмысленные,

суеверные игры. Но разве психологи не пользуются

чернильными кляксами, чтобы проникнуть в сознание

пациентов?

—Тест Роршаха, — сказал я.

—Именно. Теория гласит, что эти случайные образцы под-

скажут определенные вещи. Ваш думающий мозг может го-

ворить вам, что это бессодержательные пятна чернил, но

инстинктивно вы отвечаете «бабочка», или «дерево», или

что-нибудь еще, что «пришло на ум». Но откуда приходят

эти образы? Из бессознательного?

—Так вы считаете, что rastreo de coca — это один из способов

проникновения в бессознательное прорицателя, который им

пользуется?

—Возможно, — улыбнулся он. — Это мысль.

—Но если интерпретация правильна, значит, информация

уже была в бессознательном.

—Как вы сказали, это все спекуляции.

—Во всяком случае, Хесус ничего не сказал о будущем. Он

только затронул эту тему с птицей, да еще он кое-что знает о

том, что случилось со мной месяц назад.

—Память.

—В общем, да.

—Есть шаманы, которые скажут вам, что эта память со-

держится не в мозге, — это же в подобном случае относится

и к самому сознанию, — а в теле и в энергетических полях,

окружающих физическое тело. Они умеют не только видеть

эти ноля, но и прикасаться к ним собственными полями и

видеть историю пациента, его настоящее, даже возможные

варианты его будущего. Листья коки у сеньора Завалы —

просто детский леНет по сравнению с этим.

— Так где же мы найдем такого шамана? — спросил я.

Традиции и фольклор — это хорошо, но мне не давала покоя

настоящая теория.

Моралес только улыбнулся и пожал плечами.

В этот день мы сделали привал рано. Оказалось, что наш

скальный ручей сливается с другим подземным источником

пятьюдесятью ярдами ниже, и мы шли вдоль расширяющегося

аггоуа весь остаток дня. Ручей становился все полнее, это уже

была целая речка шириной в десять футов. Мы разделись и

выкупались в ее холодной сверкающей воде. В тот вечер Мора-

лес приготовил бобы на нашем костре.

Я ничего не записал в дневнике, потому что уснул сразу

после ужина. Мне приснился забавный сон. Мы с Моралесом

играем в прятки: он прячет стручок мимозы с семенами, шести

дюймов длиной, двух дюймов шириной, прячет его в лесу, а у

меня глаза закрыты. Затем он предлагает мне найти его. Найти

сразу, не глядя.

Утром мне показалось, что этот сои имеет какое-то отно-

шение к нашим поискам hatun laika но имени Хикарам.

Проснувшись, я уже знал, что мы его никогда не найдем.

Мы никогда не найдем шамана-мастера, волшебника, человека,

«который уже умер».

Но мы нашли.



*9*



Ha солнце и на смерть нельзя смотреть пристально.

Ларошфуко



Было далеко за полдень, когда мы выбрались из долины, по

которой шли с самого утра. Мы находились на краю

altiplano, в том месте, где начинается склон высотою пять тысяч

футов, ведущий к горным джунглям, похожим на зеленый мох,

долинам в туманной дымке. Мы стояли, восхищенные тропи-

ческим пейзажем внизу, и в это время послышался кашель.

Их было трое. Трое мужчин. Двоим из них было лет по

тридцать с лишком; оба в потертых, заплатанных джинсах; на

одном была выгоревшая бейсбольная фуражка и что-то вроде

охотничьего жилета с карманчиками и молниями, а на другом —

мягкая фетровая шляпа с опущенными полями и полосатая шаль,

повязанная крест-накрест на груди и заправленная в брюки. Он

был обут в старые зашнурованные ботинки из потрескавшейся

кожи и с рваными подошвами. Третий мужчина был постарше.

Ему можно было дать и шестьдесят, и семьдесят; в этом климате,

на этих высотах трудно не ошибиться. Худой и морщинистый,

одежда мешковатая; пончо просто висел на его худых плечах.

Широкополая шляпа из туго плетенной соломы, похожая на

корону в форме купола, снабжена двумя тонкими тесемками.

Когда мы обернулись, старик сделал шаг вперед и снял

шляпу. Вполоборота он глянул на своих спутников, и они пос-

лсдовали его примеру, после чего он снова повернулся лицом к

нам и опустил глаза вниз.

—Tutacama, laytay, — сказал Моралес.

—Tutacama, — отвечал старик.

—Подождите меня, — сказал Моралес. — Это индейцы

кечуа. Я поговорю с ними.

Я снял рюкзак, поставил его на землю, сел сам и присло-

нился к нему, а Моралес подошел к индейцам и заговорил со

стариком. Они беседовали минуты три. Было в ндно, что старику

что-то нужно, он был смущен и обеспокоен. Молодые люди в

разговоре не участвовали, только переглядывались между собой

да все посматривали на мой рюкзак. Старик тоже поднял голову

и с уважением взглянул на меня через плечо Моралеса. Обер-

нувшись назад, он показал рукой в сторону холмов; Моралес

кивнул, что-то сказал и посмотрел на меня. Старик улыбнулся, и

все трое приветствовали меня кивком головы. Профессор

положил руку старику на плечо, затем обернулся и направился ко

мне.

—Они из той деревни, за холмами. Мы миновали се сегодня

утром.

—Я не видел деревни, — сказал я.

—Там старая женщина. Белая женщина. Она умирает. Они

видели, как мы проходили мимо, и просят нашей помощи.

—Тогда идем, — сказал я.

Деревня располагалась у подножия холма на расстоянии

около мили от нашего маршрута. Она включала в себя мас-

сивные развалины сооружений времен инков. Гранитные блоки

уцелевших стен были вырезаны такумело, что держались только

на трении много столетий. В нишах, где когда-то стояли опорные

столбы, теперь теснились растения. Во многих местах жители

села укрепили стены необработанными камнями и саманом. К

стенам лепились деревянные и саманные хижины, укрытые

тростником. Часть хижин окружала выложенный камнем

центральный двор, где находились две большие каменные ступы,

врезанные прямо в скальный грунт. Мы прошли по селению уже

около трехсот ярдов.

Когда-то инки построили здесь свою крепость как форпост

цивилизации на краю altiplano. Теперь, тысячу лет спустя, их

потомки живут в развалинах этой крепости, обрабатывают тер-

расы своего холма и ремонтируют древние стены глиной и

щебнем — строительное искусство утеряно, мастерство давно

забыто. Древняя цивилизация погребена в руинах.

По двору расхаживали куры, свиньи и даже гуанако. В одной

из ступ индеанка толкла маис. При нашем появлении она прек-

ратила работу, затем кивнула головой и исчезла.

Старик подвел нас к одной из лачуг. Вечерело, и когда мы

вошли в жилище, мне понадобилось время, чтобы глаза при-

выкли к сумраку. Женщина в большом черном платке и со

свечой в руке стояла у изголовья кровати и что-то шептала;

убогая соломенная постель располагалась среди комнаты на двух

деревянных опорах. Женщина подняла глаза на нас ихотела уйти,

но Моралес поднял руку, и она остановилась, прислонившись

спиной к стене. Он обратился к ней на кечуа, и она отдала ему

свечу; наши тени от ее пламени закачались по стенам хижины.

На постели, вытянувшись, лежала женщина, укрытая до

подбородка индейским одеялом; из-за сильного истощения не-

возможно было судить о ее возрасте. Короткие седые волосы,

кости лица туго обтянуты желтушной кожей, тонкие сухожилия

шеи напряжены. Руки безвольно лежали вдоль туловища поверх

одеяла. Из запавших глазниц в потолок смотрели неподвижные

глаза. Ее рот был открыт, бесцветные потрескавшиеся губы

оттянулись, обнажая сухие зубы с обызвествленной эмалью;

дыхание вырывалось из груди резким хрипом.

У нее были большие руки, обтянугые желтой высохшей

кожей. Простое золотое кольцо на безымянном пальце левой

руки удерживалось только раздутым суставом.

Она не шевельнулась, не подала никакого знака в ответ на

наше появление.

Моралес обернулся, взглянул на меня и протянул свечу; я

подошел и взял ее у него. Он провел рукой но лицу женщины;

глаза ее все так же глядели в потолок. Большими и указатель-

ными пальцами обеих рук он взялся за края одеяла и отвернул

его вниз, открыв верхнюю часть простой полотняной сорочки,

застегнутой спереди на пуговицу. На груди ее лежало серебряное

распятие, от него протянулась охватывавшая шею цепочка с

бусинками четок.

—Миссионерка, — прошептал Моралес.

Он нагнулся и прижал ухо к ее груди; через минуту он

выпрямился, подошел к старику и что-то спросил у него. Я

наклонился и несколько раз провел свечой над неподвижным

лицом больной.

Зрачки фиксированы и расширены. На стеклянной повер-

хности глаз отражается колеблющееся пламя свечи. Я послушал

биение ее сердца, как это делал Моралес; оно было таким слабым

и медленным, что я с трудом различал его на фоне тихого

разговора, который происходил в это время в углу хижины.

Я смотрел на потускневшее серебро распятия и пытался

представить, что привело сюда эту женщину.

Моралес тронул меня за локоть, и мы вышли в освещенный

солнцем двор.

—Два дня назад ее принесли сюда индейцы, оттуда. — Он

показал вниз, за подножие холма, и дальше в сторону

джунглей.

—У нее отказала печень, — сказал я. — Я думаю, это кома.

—Да. — Он поднял глаза к небу. Облака отсвечивали розо-

выми и оранжевыми тонами. — Нас просят остаться. Мы

про-педем эту ночь здесь.

—Конечно, — сказал я. В хижину заходили и выходили

женщины. — А чем мы можем помочь?

—Ничем. Ночью она умрет. Мы можем только помочь ее

духу освободиться.

Я не знал, что мне делать.

Двадцать или тридцать свечей превратили лачугу, вылеп-

ленную из глины и соломы, в своеобразную часовню. Я сидел

возле двери на милке с кукурузными очистками и наблюдал за

моим спутником, который сидел напротив, прислонившись за-

тылком к древней каменной стене и закрыв глаза. Никакого

движения.

Старик тоже был с нами. Я узнал, что его зовут Диего.

Старуха, видимо жена Диего, осторожно прикладывала влажный

платок к лицу умирающей. Я подумал было принести свой

дневник и делать записи, по отбросил эту мысль. Неуместно. Это

не клиника. Да и что писать? Мои мысли в присутствии смерти?

Стал ли бы я воображать себе се жизнь, все то, что она видела;

какое вдохновение толкнуло ее оставить родную землю и при-

нести свою веру сюда, в перуанские джунгли? Стал бы сравни-

вать ее тело с расчлененным трупом Джешшфер, сожженным к

этому времени в печи Калифорнийского университета? Вероят-

но, да.

Подумал ли бы я о переживаниях первобытного человека,

присутствующего при смерти соплеменника и осененного до-

гадкой о собственной кончине? Возможно.

Но ничего этого я тогда не писал и даже, по правде сказать,

не думал. Я не чувствовал ничего, кроме важности события,

которое длилось уже около двух часов.

Для нас приготовили отдельную комнату. Ее жильцов куда-

то переселили, сделали уборку, и я оставил там свой рюкзак, а

Моралес — bota, свою шляпу и маленькую сумку с пищей, и мы

вернулись к своему дежурству.

Внезапно послышался громкий, протяжный и хриплый вдох,

и снова стало тихо. Что это было? Жена Диего отступила на шаг

от изголовья. Моралес открыл глаза. Ничто не изменилось в лице

умирающей.

Затем последовал выдох, и ритмика дыхания возобновилась.

Она была еще жива.

Моралес поднялся, повернул голову к жене Диего и кивком

показал ей место у стены, где сидел сам; она подошла туда и села.

В комнате, защищенной от вечернего холода толстыми

саманными стенами, было тепло от множества горящих свечей.

И все же для меня было неожиданностью, когда Моралес подо-

шел к умирающей и совсем сиял с нее одеяло. Ее сорочка пок-

рывала колени; желтые костлявые ноги были обуты в сандалии.

Он сложил одеяло, приподнял ее ноги п подложил одеяло под

них, как подушку, затем снял ее сандалии и протянул их Диего.

После этого, закрыв глаза, он около получаса массировал ей

ноги.

Закончив массаж ног, он подошел к изголовью, очень осто-

рожно приподнял ее голову и снял четки с распятием. Ничто не

изменилось ни в ее дыхании, ни в лице, когда он снова уложил се

голову на подушку. Он сложил цепочку с четками в ладонь ее

левой руки и согнул пальцы, зажав таким образом четки в ее

кулаке.

Он взглянул на Диего и кивнул ему; тот поднялся и тронул

за плечо свою жену. Она встала, я тоже поднялся на ноги. Не

поднимая глаз, она обошла изножье кровати, слегка поклонилась

моему спугнику и вышла из хижины. Диего подошел к двери и,

наклонившись, выставил сандалии наружу. Затем он

выпрямился, посмотрел на моего друга, склонил голову и про-

шептал:

— Аеус те, don Jicaram.

И тоже вышел, оставив нас одних.

Как?

Я взглянул на своего друга: он стоял у изголовья, положив

руку на лоб умирающей женщины. Он поднял глаза, и на мгно-

вение наши взгляды встретились.

— Задуйте свечи, — сказал он. — По одной.

Я не двигался и не сводил с него глаз. Возможно ли это?

— Свечи. Пожалуйста.

Я подошел к узкой планке, в виде полочки опоясывавшей

комнату. Мой мозг работал стремительно, но беспорядочно. Я

наклонился и задул одну свечу. Я плохо соображал. Должно

быть, я не понял Диего. В этот момент я услышал пение Мора-

леса. Тихо, еле слышно он пел песню на языке кечуа. Яоглянулся.

Ею глаза были закрыты, движения губ почти незаметны; рука его

все еще лежала на лбу женщины. Он медленно открыл глаза.

Глаза Распутина. Они мгновенно ухватили мой взгляд и велели

продолжать работу, и я повиновался. Я задувал свечи, пока не

закончилось его пение и он не произнес:

— Теперь хорошо.

Осталось три свечи; в воздухе стоял дым от остальных,

погашенных. Он уже стоял сбоку рядом с кроватью. Он опустил

руки на правое бедро умирающей и провел ими вниз, к ступням,

как будто что-то сметая. И снова то же движение по бедру,

голени, ступне — и его руки повисли в пустоте за ступней, и он

стряхнул их, стряхнул, как стряхивают воду с пальцев, по на-

правлению к стене. Три раза он производил это сметающее

движение вдоль ноги и стряхивал руки. Затем он перешел на

другую сторону и повторил ту же процедуру с левой ногой.

Я подошел к изголовью и послушал ее дыхание; оно было

все таким же затрудненным и неглубоким, как ранее. Моралес

приподнял ее правую руку за запястье и «вытер» ее такими же

уверенными движениями; повторяя то же самое с левой рукой,

он следил, чтобы четки не выскользнули из закрытой ладони;

маленькое распятие покачивалось на цепочке. Было что-то жут-

ковато методичное и профессиональное в том, как он уложил ее

руки на прежнее место по бокам туловища и стал расстегивать на

ней сорочку от шеи вниз.

Когда он закончил, обнаженной оказалась только централь-

ная полоска желтушной кожи, шириной дюйма в три, с острыми

очертаниями ребер и грудины и запавшим животом. Нижнюю

часть тела закрывали грубые полотняные панталоны, уже слиш-

ком просторные для нее.

Он начал с точки, расположенной примерно на дюйм выше

ее паха. Двумя выпрямленными пальцами, средним и указатель-

ным, он производил круговые движения против часовой стрелки

в пространстве между се ногами, затем отводил руку в сторону и

вверх, не прекращая спирального движения в дымном воздухе.

Первая чакра. Он повторил это три раза и приступил ко второй

чакре, в полдюйма выше края панталон. Он начинал с

медленного и точного крута диаметром три дюйма, затем

ускорял движение и па предельной скорости вращения отводил

руку вверх и в сторону.

Ее живот, сердце, углубление в основании горла, лоб — я

отступил в сторону — и, наконец, темя.

Когда он закончил и стоял у изголовья, я увидел, как рас-

фокусировались его глаза, почти незаметно сместились оси зра-

чков, и пустые, почти остекленевшие...

—Смотрите.

Я оторвал взгляд от его лица и стал смотреть вниз, на тело,

на все те же едва заметные дыхательные движения грудной

клетки.

И Моралес ударил меня по голове.

Это было как молния. Он поднял локоть и нанес мне ко-

роткий болезненный удар по лбу. У меня все поплыло перед

глазами. Рефлскторно я схватился рукой за ушибленное место.

—Какого черта...

—Смотрите! — приказал он.

Это длилось одно мгновение. Что-то появилось на поверх-

ности ее тела. Что-то молочное, просвечивающее, около дюйма

шириной, окружало контуры ее тела. Затем оно исчезло.

—Станьте здесь.

Он крепко взял меня за предплечье и, обведя вокруг кро-

вати, поставил возле изголовья.

—Смотрите теперь. Расслабьте фокус.

Пока я добивался нерезкости зрения, он легонько выстукал

пальцами круг у меня на лбу, а затем стукнул по нему фаланго-

вым суставом.

И тогда я увидел. Вне фокуса, но несомненно там, на этот раз

на расстоянии трех-четырех дюймов от поверхности тела,

возникло тончайшее сияние, словно светящаяся форма ее тела

отделялась от плоти. Мне приходилось делать усилия, чтобы не

фокусировать зрение. Я почувствовал, как невольный озноб

поднимается у меня по спине.

—Следите за дыханием, — велел он.

Я выдыхал и вдыхал как можно спокойнее, чтобы ничем не

нарушить качество видения.

—Я в самом деле вижу это? — прошептал я.

—Да, мой друг, вы видите это. Это видение мы забыли, оно

было затуманено временем и рассудком.

—Что это такое?

— Это она, — сказал он. — Это се сущность, ее световое

тело. Она назвала бы это душой. Она хочет отпустить ее. Теперь

смотрите дальше. jMbi ей поможем.

Я обернулся, чтобы взглянуть на него, и... там что-то было,

но оно исчезло. Что-то вокруг его головы и на плечах, по я

моргнул — и больше ничего не увидел, кроме резких очертаний

его лица, смягченных только оранжевым светом свечей.

Моралсс снова работал с ней. Он повторил всю процедуру,

которую я уже видел, повторил так же терпеливо и энергично,

без малейшего колебания, весь отдавшись работе руками.

Я вышел на минуту из хижины. Я вдыхал холодный ночной

воздух и пытался навести порядок у себя в голове, но ... Доп

Хикарам? Это правда?

Небо очистилось. Через неделю будет полнолуние. Сверкали

звезды, а во дворе вокруг большого костра собралось полтора-

два десятка жителей деревни. Кто-то распевал веселую песенку

па испанском, и это меня удивило. Жизнь игла своим чередом, в

воздухе пахло вкусной едой, люди что-то делали. Все как

обычно.

А у меня за спиной, при свете свечей, человек, которого я

уже привык считать своим другом, странный, идиосинкрази-

ческий, поэтичный профессор философии отделял «световое

тело» умирающей женщины от ее физического тела, помогая ей

умереть. А Диего сказал ему: «Спасибо, дон Хикарам».

Я потер пятно на лбу. Кожа была нежной. Я возвратился в

хижину.

Контраст между тем, что я видел во дворе — людей, звезды,

Луну, и тем, что предстало моим глазам в комнате, был ра-

зителен.

Моралес его ял, наклонившись к ее голове, и что-то шептал;

губы его находились на расстоянии меньше дюйма от ее уха.

Внезапно ее грудь поднялась, она судорожно вдохнула, воздух с

шумом наполнил ее легкие — и дыхание остановилось.

— Выдох!

И я услышал долгий, хриплый и трудный выдох, последнее

дыхание, покидавшее ее грудь и выходившее через раскрытый

рот. А затем я вдруг увидел, словно краем глаза, как молочное

свечение, которого я не заметил после возвращения в комнату,

поднимается и собирается в какую-то неопределенную, бесфор-

менную массу; молочная и полупрозрачная, словно опал, она

повисла над ее грудью, она парила над нею на высоте двенад-

цати-восемнадцати дюймов. Моралес резко хлопнул в ладони

над грудной клеткой, и масса переместилась, проплыла над гор-

лом, головой и, наконец, исчезла.

—Господи Боже мой, — сказал я.

Моралес взглянул на меня.

—Вы видели ее?

Я приблизился к постели и посмотрел на лицо. Странная

пещь смерть. У женщины была кома, никакого выражения на

лице, но смерть все же нашла способ заявить себя, смягчив это

лицо и сробщнв ему недвижность абсолютного покоя. Лик

смерти нельзя спутать ни с чем. Никакого движения крови под

поверхностью, ни малейшего пульса сосудов. Ничто живое не

может быть столь недвижным. Жизнь, подобно смерти, есть

нечто видимое, но смерть есть маска, маска последнего покоя.

— Что это было? — Я все еще говорил шепотом.

— Кечуа называют это viracocha. — Он закрыл ей веки,

придерживая их кончиками пальцев. Он застегнул ее сорочку и

укрыл ее всю одеялом. — Я рад, что вы видели это, — сказал он.

Наконец он задул остальные свечи.

В честь дона Хикарама деревня приготовила целую свинью.

Они выкопали яму и умертвили животное и изжарили его на

вертеле. И была cliicha, кукурузное пиво.

Мелькор, парень в бейсбольной кепке, говорил по-испански.

Он рассказал мне, что Диего познакомился с доном Хика-рамом

много лет назад. Hatun laika шел через деревню и сделал здесь

остановку; он вылечил отца Диего от болезни, название которой

нельзя перевести, — похоже, это была эмфизема. Старик уже

умер, но до последнего своего часа он дышал свободно,

благодаря дону Хикараму, рассказывал Мелькор. Два дня назад,

когда появились индейцы с умирающей миссионеркой на но-

силках, жители села не знали, что делать. Диего пошел на сатро

и положил там старинный камень с резьбой, который шаман

подарил его отцу. Это милость Божья, что мы пришли.

Трапеза отняла у меня последние силы. Chiefш ударила мне

в голову, и без того шедшую кругом от всего, что происходило в

последние несколько часов. Я извинился и отправился в приго-

товленную нам комнату, где на полу уже лежали охапки свежей

соломы. Я был слишком сбит с толку и к тому же засыпал на

ходу, чтобы записывать что-либо в дневнике. Я расшнуровал

башмаки, снял их и залез в спальный мешок.

Мне снился сон.

Я лежу на песке, подставив живот солнцу. Смотрю на сол-

нце. Белизна солнечного света, щуриться не нужно. Очень хо-

рошо, я так и буду лежать здесь и смотреть на него. Да, но это же

вредно для глаз.

Закрываю глаза. Оранжевые веки. Дуновение теплого воз-

духа пустыни проникает мне в легкие. Теплый покой, солнечное

блаженство. Так можно лежать вечно.

Движение. Рваная тень перекрывает поток света, льющийся

сквозь мои закрытые веки. Желудок трепещет от предчувствия

опасности, я в страхе открываю глаза. Внезапная грозная тень

ниоткуда... издалека ... приближается быстро! Она пронзительно

кричит и камнем падает вниз, и я откатываюсь в сторону, в

песок, от удара когтей птицы, рвущих мне живот. Откатываюсь

дальше, вот я снова на спине, обливаюсь потом от страха. Я

опираюсь на локти, вытягиваю шею, стараясь рассмотреть глу-

бокую, кровавую с песком рану в моем животе, красную кровь,

желтый жир, а чудовищный черный орел уже летит снова, за-

крывает небо, удары его крыльев обрушиваются на мое тело,

парализуют мне руки, тупая, далекая боль возникает в бедрах,

там, где впились его белые, как кость, когти. Выгибая шею с

торчащими во все стороны перьями, он своим хирургическим

клювом захватывает, выкручивает мои внутренние органы, с

дикой, голодной яростью вытаскивает кишки через дыру в жи-

воте.

Бери их! Вырывай, трлько скорей бы это кончилось, Бога

ради! Он распрямляет крылья, закрывая ими все небо, и резко

выдергивает мои внутренности, перья его дыбятся, и я кричу, а

он приглаживает торчащие перья...

—Проснитесь!

Я судорожно хватаю воздух, я уже сижу, наполовину высу-

нувшись из мешка, мои пальцы впились в солому. Моралес

лсиагг, опираясь на локоть и укрывшись пончо, как одеялом.

—Вам не следовало заниматься любовью с дочерью Рамона.

20 марта

Дон Хикарам. Как? Он ведет двойную жизнь? Только

что это был кроткий городской профессор Моралес, водил

своих студентов в ближайший храм инков, и он же — дон

Хикарам! Шамап! Shazam!

Л собственно, почему нет? Однако я не могу прийти в

себя: все это время мой спугиик был тем самым человеком,

которого мы искали. Этот ребус мне не но силам. Для чего, с

какой целью?

Он выжидал, наблюдал за мной, испытывая меня. Мои

намерения. Мой поход в джунгли, мое время, проведенное у

Максимо и Аниты, — что, это тоже были испытания? В тот

день, когда мы познакомились в кафетерии, он рассказывал

мне, что существует обычай у шаманов делиться своими

знаниями с каждым, кто этого пожелает, по при условии, что

он покажет свои безупречные намерения. Чистоту цели.

Я достиг этого? Или все произошло случайно, благодаря

совпадению нашего маршрута с событиями в этой деревушке,

со смертью старой миссионерки? Открытие пришло так

просто, так драматично и изящно...

Все это время, пока я искал предмет исследования,

hatun laika, он изучал меня. Учил меня. Что же будет

дальше?

Что случилось с моим зрением? В самом ли деле я

видел, как отделяется ее энергетическое тело?

Утро всегда приносит сомнения относительно

событий, которые происходили вечером.

Выйдя из деревни, мы не вернулись назад на нашу поляну, а

направились на север через мелкие заросли. Прошло около часа,

прежде чем я спросил его о своем сновидении.

—Этот орел от Рамона, — сказал он. — Он следует за вами

со времени вашего возвращения из джунглей. Он

представился вам в вашем сне.

—По вы видели em, — сказал я. — Хесус Завала угадал его.

Анита и Максимо говорили о нем.

—Правда?

—Как же это?

Он остановился и наклонил голову набок.

— Вы слышите ручей?

Я прислушался. Отдаленный шум воды среди камней.

-Да.

— Это где-то там, за этим холмиком.

-Да.

—Предположим, я этот ручей знаю, знаю его каменистое

русло. Я сижу здесь и разжигаю костер, а вы тем временем

идете прогуляться в сторону ручья. Вы возвращаетесь час

спустя совершенно мокрый. Ваши волосы, сорочка, брюки,

башмаки. Я говорю вам: «Вы купались». Вас это не

удивляет.

—Конечно, нет.

—Конечно, нет! Вы мокрый, это видно. Далее, я говорю, что

вам следовало снять одежду перед купанием.

—А что если я просто прогуливался и упал в ручей? —

спросил я, чувствуя детский характер вопроса и наивность

логики.

—Я же сказал, что знаю ручей и острые камни его дна и

берегов, и я вижу, что ваша одежда хотя и вымокла, но

нигде не разорвана и не испачкана.

—Прекрасно, — сказал я. — Это так называемая дедук-

тивная логика, основанная на ваших знаниях и ваших

наблюдениях.

—Да, вроде как у Шерлока Холмса, — сказал он.

—Каждый пришел бы к таким же выводам.

—Несомненно, потому что все мы привыкли рассуждать на

основании того, что привыкли видеть, на очевидности

нашей

сознательной, бодрствующей готовности. Мне нетрудно увидеть,

что вы промокли, и так же легко видеть эту силу, которую Рамон

послал вслед за вами. Она прилипает к вам, как одежда. Зрение

— это искусство. То же и видение. Кое-что вам уже удалось

увидеть. Вы должны начать понимать.

—Мое обучение, мое воспитание мешают мне понимать.

—Да. Ваши условности вам говорят одно, ваш опыт —

другое. Для западных людей очень характерно то, что

прежде чем признать ценность чего-либо или хотя бы

допустить существование этого, они должны это понять.

—Ну, хорошо, — сказал я. — Яне видел этого орла.

—Видели, — возразил он. — Сегодня ночью.

—Во сне.

—Что ж, если вы не сознаете эту силу, то, значит, она

находится вне вашего сознания. Закройте глаза и смотрите

сон, мой друг. Овладейте сновидением, и вы овладеете

бессознательным. Самый истинный в жизни опыт тот,

который мы приобретаем, сновидя наяву.

—Так вы предполагаете, что шаман может видеть бессо-

знательное другого человека?

Он покачал головой.

—Что вы так стремитесь все свести к простому опреде-

лению? Вы никогда не охватите сущность этих понятий

простыми словесными формулами. Вы должны мыслить как

поэт. Думайте метафорами и образами. Возьмите, например,

лагуну за хижиной Рамона. Ведь это поэтический образ

души, психики. Поверхность, которую мы привыкли видеть,

зависит от того, что лежит под нею. Поверхность покоится

на невидимых глубинах, не так ли?

—Да, я думал об этой аналогии.

—Хорошо. Значит, вы можете понять.

Мы снова вышли на свободное пространство и спускались

Вниз по травянистому склону.

— Мы привыкли стоять на берегу и смотреть па поверх

ность лагуны. Нам дано выводить логически, что там скрыто

под поверхностью, но очень немного. Каждый может прыгнуть

в лагуну, ио никто не подозревает, какие опасности может таить

глубина. Лагуна может оказаться очень глубокой, там могут быть

растения, которые только и ждут, чтобы опутать и затянуть в

ловушку. Могут быть опасные течения. Могуг быть pi-ranas.

—Страх удерживает от ныряния, — сказал я.

—Конечно, конечно. Но если вы измените перспективу, если

вы посмотрите, где от поверхности воды отражается Солнце,

если вы взглянете на нее с его точки зрения, с высоты, где

летают орлы, вы увидите, что находится в глубине, увидите,

на чем покоится поверхность.

—На бессознательном, — сказал я.

—Если вам так хочется. — Он вздохнул. — Когда вы

обретаете видение, вы можете изучить лагуну и плавать, где

пожелаете.

—Я понимаю, — сказал я. И действительно, я понял все. А

он стал развивать метафору дальше.

—Новая перспектива позволит вам увидеть не только на-

стоящее состояние лагуны, но и многое из ее истории; вы

увидите все, что коснулось ее поверхности и пошло на дно.

Вы сможете увидеть даже, какое воздействие на жизнь

лагуны оказало все то, что проникло сквозь ее поверхность:

затопленное бревно покрыли водоросли, а рыбы вынуждены

огибать его. Все, что когда-либо упало в лагуну, как-то

изменило ее характер. Некоторые предметы глубоко вросли

в нее, слились с нею, но все они видимы.

—Ее прошлое видимо.

—Да, и те последствия, которые оно вызвало.

—Это хорошая метафора, — сказал я. — Но если вы

сравниваете разум с прудом, то это уже география, это

берега, которые удерживают воду. Сосуд, в котором

содержится жидкость. Определенное место, где находится

разум. То есть это аргумент локализации сознания в мозге,

пребывания разума в черепе.

—Я не сравнивал разум с прудом, я сравнивал его с той

лагуной, которая напутала вас. Лагуна — это часть реки.

Это такое место, где берега расширяются, дно становится

глубже, а вода замедляет свое течение — но не прекращает

его!

Он весело улыбнулся.

— Я могу даже пойти к верховью, к источнику реки, я Moiy

тысячами способов воздействовать на лагуну, управляя источ

ником. Я могу пустить по течению какой-либо предмет, и, если

не случится преграды, он доплывет до лагуны и будет долго

плавать по ней, возможно, даже утонет в ее глубине. — Он

взглянул на меня искоса. — Я могу опустить руку в воду и

' вызвать волну, которая, возможно, докатится до лагуны и отра-

зится от ее берегов. Возможно, она даже перевернет каноэ, в

котором вы сидите, или спасет вас, выбросив на берег. Я

рассмеялся.

— Так что же мне делать с этим орлом?

Он сунул за щеку кусочек коры коричного дерева.

— Научитесь видеть его. Научитесь тому, чему он должен

научить вас, и возвращайтесь в джунгл и. Вам все равно придется

вернуться туда. Закончить Западный путь.

Так началось мое ученичество у Антонио Моралеса Бака.

Дона Хикарама. Он когда-то сказал мне, что если я встречу

шамана-мастера, я должен буду обратиться к нему не как пси-

холог, а как студент. Но, хотя я и называю это ученичеством, но-

настоящему нас связывала дружба.

Оставив деревню Диего, мы шли целый день и остановились

наконец возле небольшого холма в центре луговой равнины.

Вершнну холма венчали руины древнего строения; основание

его было погребено под землей и зарослями травы. Казалось, эти

руины сами вырастают из толщи холма. Начинались сумерки,

когда мы поднялись наверх и оглянулись. Внизу с одной стороны

тянулись редкие перелески, а с другой начинался склон долины,

которая тянулась почти на милю от alliplano, чтобы соединиться

с глубокой зеленой поймой Урубамбы.

— Наблюдательный пункт, — сказал Антонио и похлопал

ладонью по поверхности гранитной стены. — Один из неско

льких сотен. Они покрывали всю империю инков.

Через узкий пролом в стене мы проникли в небольшое

уютное пространство среди упавших каменных блоков и густой

травы. Один из блоков, почти идеальный образец искусства

древних каменотесов, лежал у основания стены. Антонио жес-

том пригласил меня ухватиться за один из углов, и мы пере-

валили его на другую грань. Под ним оказалось облицованное

камнями углубление длиной два фута, шириной один фут и

глубиной восемь дюймов, вероятно, часть древнего ирригаци-

онного канала. В углублении лежал длинный сверток, что-то

укутанное в старую красно-коричневую индийскую скатерть.

—Что это?

—Моя mesa, — сказал он. — Нам нужен огонь.

Я сбежал вниз с холма, набрал сучьев для костра, а когда

поднялся обратно, увидел выложенный на земле четырехуголь-

ный помост из сухих прутьев, как будто для крохотного погре-

бального костра. В центре помоста лежал пучок сухой травы. Он

зажег все это от спички, и мы стали раскладывать наш костер

вокруг1 этого центра.

—Сегодня мы не будем ужинать, — сказал он, развязывая

бечевку на свертке. Он расстелил скатерть на траве; в

свертке оказались два коротких жезла и сумка из мягкой

кожи.

—Mesa, — сказал он, — это набор предметов, обладающих

силой; они помогают использовать силы Природы. Это

сердце ритуала.

—Это ваша mesa1.

Он кивнул утвердительно.

—Она очень проста и очень стара. Существуют и другие,

значительно более сложные, с предметами для каждого случая.

— Он подмигнул мне. — Для всевозможных ситуаций. Но mesa

может быть и столь же простой, как хвойная постель среди

нескольких камней.

Он воткнул оба жезла в землю возле верхних углов скатерти.

Левый жезл был из твердого черного дерева, вырезанного в

форме левой спирали, правый — из полированной резной кости

и заканчивался сверху рукояткой в виде изогнутого клюва.

— Они представляют полярные силы, — сказал он. —

Темноту и свет.

Он стал выкладывать предметы из сумки на скатерть. Их

было немного, и в тот первый раз он не объяснял мне значение

каждого из них. Там была высеченная из обсидиана фшурка,

полуягуар, полуптица: земля и небо, два великих царства. Была

деревянная рыба или дельфин, доступ к подводному царству,

глубине, душе. Была еще золотая сова, не более двух дюймов

высотой; она представляла ночное видение и мудрость темноты.

Много лет спустя я узнал, что этот предмет у некоторых шама-

нов вызывал благоговейный ужас; в нем таилась сила древних

утерянных знаний, и простому целителю он был ни к чему. Там

был орел, вырезанный из какого-то темно-серого камня и ин-

крустированный ромбовидными кусочками морской раковины.

«Каждый из нас носит вселенную внутри себя», — сказал мне

позже Лнтонио; орел нужен был для полета в эту вселенную.

Были и другие вещи, камни и оболочки, обломок кристалла,

маленькая деревянная чашка. Все они были гладко отполи-

рованы руками тех, кто сотни лет пользовался ими, и напоми-

нали амулеты в антропологическом музее. Наконец он вынул из

сумки старинный пузырек из посеребренного стекла, наполнен-

ный до половины зеленовато-коричневой жидкостью, похожей

на китайский чай.

— Сегодня ночью мы исполним ритуал, — сказал он. — Вы

сделали важные шаги к обретению видения, но вы все еще двига

етесь среди Природы неловко, словно неприкаянный. Вы долж

ны идти через лес или через луг так же, как вам надлежит идти

; по жизни: с доверием, уважением и с легкостью.

Солнце исчезло за горизонтом; наш костер трещал, посылая

В темнеющее небо пригоршни искр.

— Сегодня ночью вы в первый раз выпьете Сан Педро, —

сказал он. — Сан Педро, или святой Нетр, держатель ключей от

] небес. Это называется еще huachwna, «плоть богов».

— Причастие, — сказал я.

—Да. Вообразите себе кактус Сан Педро, он стоит одиноко,

•" протягивая руки к небу, а корни его врастают далеко в глубину

Земли. Это избранное средство у шаманов, оно помогает шаману

войти в тело Земли, встретиться с Матерью- Богиней, стать

лицом к лицу с силой Природы. Он растет во всех умеренных

зонах Перу: на побережье, в горах, в пустыне и в джунглях.

Приготовление его держится в строгом секрете. Просто сварен-

ный, он вызывает легкую эйфорию; но когда дистиллируют его

эфирные масла и смешивают их с ароматами очистительных

трав, то получается напиток огромной силы и вдохновения. Им

нельзя злоупотреблять.

— Это ритуальное, визионерское растение, — продолжал

он. — На Южном пути оно поможет вам увидеть свое прошлое

в самых постыдных его формах; на Западном пути оно даст вам

силу встретить смерть; на Северном укажет дорогу к мастерству;

на Восточном поможет вызвать ваших животных силы и ос

воить искусство ваших животных, которое вам понадобится,

чтобы хорошо приспособиться к миру, не отбрасывать тени и

не оставлять следов.

Он помолчал и кивнул головой:

— Да, и еще оно подготовит вас, откроет вам доступ к ...

высшим способностям, к вашим собственным сокровищам. К

высшим состояниям.

Он отвинтил серебряный колпачок на сосуде и налил в

чашку небольшое количество жидкости, не больше половины

мерного стаканчика.

— Это напиток особый и священный. Вы и в прошлом

употребляли психоделики; но без мотива, без чистоты цели и

без связи с землей всякий «мисшческий» опыт становится

психическим хулиганством. Безответственное употребление

любого наркотика только дискредитирует и пародирует истин

ный союз с Природой и Великим Духом. Вы словно идете в

какой-то духовный бордель и самым опасным образом уни

жаете свою высшую сущность, сжигаете свою жизненную силу.

Задача шамана состоит в том, чтобы эту силу укрепить, рас

ширить энергетическую оболочку, которая окружаетчеловечес-

кос тело, наполнить ее жизнью, накапливая личную силу. — Он

остановился и, набрав воздуха, подул в сторону, как будто за-

канчивая-разговор или задувая свечу. — То, что вы сейчас вы

пьете, является естественной растительной субстанцией, кото

рая очистит и приведет в равновесие ваше тело и окружающие

вас энергетические ноля. Только тогда, когда тело, разум и дух

приведены в равновесие, шаман может совершить поистине

могущественный акт.

Он протянул мне чашку.

— Встаньте и приветствуйте все четыре стороны света.

Я взял чашку и встал возле костра, спиной к Антонно и

лицом к югу. Я не имел понятия, что мне делать. И тут я услышал

за спиной его спокойную, ласковую испанскую речь.

—Мы призываем Сачамаму, великую змею озера Ярино-

коча: дух Юга, приди к нам. Обвейся вокруг нас, древняя Мать,

укутай, обними нас своими светоносными кольцами.

Я поднял чашку к южному небу. Я чувствовал себя в полном

сознании, обращаясь с приветственным тостом к воздуху.

—Гей! — произнес он, и это звучало как Аминь, и я пов

торил: — Гей!

Я повернулся направо и смотрел теперь на далекую вер-

шину, где от нас спряталось солнце.

—Мы призываем дух Запада, Мать-Сестру Ягуара, золотого

ягуара, который съедает умирающее Солнце. Приди к нам, ты,

кто видел рождение и смерть галактик. Позволь нам посмотреть

в твои глаза. Научи нас твоей благодати.

Что же говорил Рамон о ягуаре?

—Гей!

—Ген!

Я приказал себе сосредоточиться на ритуале и повернулся

лицом к северу.

—Мы призываем мудрость Севера, обители древних учи-

телей, наших праматерей и праотцов. Я представляю вам

человека, который не принадлежит к моему народу, но

принадлежит к нашим народам. Примите его, приветствуйте

его. Благословите нас в нашем деле, и только о деле будут

наши помыслы, когда придем мы однажды в ваш

хрустальный дворец и сядем среди вас на совет. Гей!

—Гей!

—И мы призываем дух Востока. Слети к нам с твоей вер-

шины, великий орел. Научи нас видеть твоими глазами,

чтобы наше видение проникало в землю и в небеса. Полети

сейчас с нами и наблюдай за нами. Научи нас летать крыло-

в-крыло с Великим Духом. Гей!

—Гей!

Я обернулся, и Антонио жестом велел мне поставить чашку

'на землю.

—К Пачамаме, великой Матери Земле. — Это была инто-

нация молитвы. — Ты, кто взращивает и питает нас своей

грудью, научи нас ходить по твоему телу с достоинством и

красотой. Гей!

—Гей!!

Он поднял руку, и я протянул чагаку к небу.

—Великий Дух Виракоча, мать и отец, мы приветствуем

тебя, и все, что мы делаем, пусть будет тебе во славу. Гей,

гей!

—Гей!

Кивком головы он велел мне сесть напротив него. Еще один

кивок, и я выпил Сан Педро. Слабый вкус аниса.

Антонио закрыл глаза и стал дышать глубоко, выдыхая

воздух через собранные в трубочку губы. Я последовал его при-

меру, и вскоре ритмическое постукивание погремушки отбивало

темп моего дыхания: три-три. Он пел на языке кечуа. Я не мог

понять, откуда идет звук погремушки. Я думал о том, что он

сказал, о Сли Педро, о растении (я слышал о нем раньше),

вспомнил его слова об употреблении различных веществ без

мотива, без чистоты цели и без связи с Землей. Опыт и служба

опыту. Затем я отдался гипнотическому ритму погремушки и

песни. Я начал ощущать свое тело. Я чувствовал напряженность

в шее и плечах, болезненность в местах, натертых лямками

рюкзака. Не открывая глаз, я опустил плечи, стал двигать голо-

вой из стороны в сторону, по очереди растягивая мышцы. Уди-

вительное ощущение. Я поднял плечи и сделал ими несколько

круговых движений назад; никогда еще у меня не было такой

мускулатуры, такого быстрого облегчения и расслабления, я

понял, что мои движения необычайно пластичны, чувствительны

к каждому болезненному или напряженному мускулу. Мне не

терпелось исследовать это новое свойство, и я повернулся влево,

ухватившись правой рукой за левое колено; я потянулся,

закручивая влево верхнюю часть корпуса, и почувствовал, как

хрустнули три позвонка. То же самое вправо — и еще три

щелчка в спине, и огромное облегчение. Мне хотелось двигаться,

растягиваться, дать телу работу; свет костра падал на мои

закрытые веки, это был поток крохотных цветных точек, словно

отдельные фотоны пастельных тонов пролетали сквозь ткани

иск, пересекали зрачок и регистрировались в зрительном центре

и тыльной части мозга.

Я совершенно ис контролировал времени; когда я открыл

глаза, лицо Антонио на мгновение показалось мне таким ястре-

бино-хищным, что я заморгал. Он улыбался, глядя на меня

поверх mesa. Он набрал чего-то в рот из небольшой бутылочки,

которой я раньше не заметил. Он протянул руку к скатерти, взял

оттуда золотую сову и некоторое время держал се между ладо-

нями, как на молитве, а затем переложил в одну руку и, как из

пульверизатора, брызнул на нее изо рта снопом тончайших

капелек душистого масла. Запах масла проник мне в ноздри, и в

голове зашумело. Золотая сова отражала свет костра и, казалось,

излучала сияние. Он спрятал ее в кулак, протянул руку ко мне и

разжал пальцы.

— Возьми ее. Левой рукой.

Я взял ее.

— Держи ее. Закрой глаза и смотри внутренним зрением.

Энергетический объект является фокальной точкой. Это вроде

камертона.

Я закрыл глаза и представил, что мой лоб раскрывается ...

Сияние ... фиолетового цвета ...

— Ты на правильном нуги. Превосходно, мой друг.

И я увидел женщину, женщину из грез; се облегали крылья

совы, и из-под них высунулось плечо, покрытое перьями, она

повернула голову и взглянула на меня через плечо, се глаза

раскрылись ... и раскрылись перья ... с глазами. Глаза среди

перьев. У меня перехватило дыхание. Я открыл глаза и посмот-

рел на предмет у меня па ладони, затем на Антонио.

—Как ты себя чувствуешь?

—Я Чувствую себя удивительно.

—Встань и иди, — сказал он. — Спускайся с холма и иди в

лес.

Я наклонился, чтобы положить сову на место; он остановил

меня прикосновением руки.

— Нет, нет. Возьми ее с собой. Никогда не оставляй mesa

или волшебный круг без защиты.

Я почему-то кивнул и поднялся. Мои ноги требовали дви-

жения, и я пошел. Я вышел из освещенного костром круга и

направился вниз, к основанию холма, и вошел в лес.

Сосновая роща звенела. Каждое дерево выделялось собст-

венным свечением, сияющим нежным контуром, который ко-

лебался вместе с малейшими движениями веток, даже иголки

вибрировали от северного легкого ветерка. Живые существа, у

них есть плоть, и в ней струится питательная влага; они вырас-

тают из земли, они манят к себе солнечный свет, и он остается в

них... Как мог я не замечать этого раньше? Их осязаемое доброе

присутствие открылось мне впервые; а ведь я ходил среди них

всего несколько часов назад и не видел, не осознавал их души и

тихой пульсации жизни. Их сознания. Наше родство было глу-

боким. И я почувствовал, как меня подталкивает в спину легкий

ветерок, и побежал. Касались ли мои ноги земли? Да, конечно,

так точно и быстро, через хвойный настил.

Я никогда еще так не бежал. Я ни от чего не убегал и пи к

чему не стремился, это быстрое движение было только дви-

жением, это был танец ловкости, ликующий слалом среди де-

ревьев, где не было никаких тропинок, сплошная подушка хвой-

ных иголок и холодной почвы, скорее, скорее... Я бежал всем

своим телом, каждый мускул двигался совершенно свободно и в

то же время участвовал в совершенной гармонии, воздух

расступался и вихрился за моей спиною.

«Закрой глаза...»

Свет, излучаемый деревьями, подтверждал, что они здесь,

вокруг меня, и я бежал, несся, свободный от зрения, я летел

сквозь лес, словно воздух.

Я знал — что-то движет мною, что-то скрытое во мне, чего я

раньше никогда не ощущал.



*10*



Внутри и вне, вверху, внизу, вокруг — Театр

теней, нет ничего другого; Волшебный Ящик,

Солнце — в нем свеча, А мы лишь призраки

бесплотные на стенках.

Омар Хайям



22 марта

Голова все еще идет кругом от событий последних дней.

Смерть миссионерки, мой первый опыт с Сап Педро. Загадка

личности Антонио. Не могу пока переварить.

Я видел однажды фокусника. Это был ловкий

обманщик. Его ассистентка, одетая в платье с блестками,

выкатывала на середину сцены сундук, а затем помогала

фокуснику забраться в почтовый мешок, завязывала мешок

цепью и сверху цепляла висячий замок. Мешок с

фокусником помещался в сундук, крышку которого

закрывали и запирали на четыре замка. Ассистентка

становилась сверху на крышку сундука, поднимала с пола

занавес, закрывалась им и ... тут же бросала его на пол.

Только она ли? Потому что на сундуке стоял и улыбался

фокусник. А когда все замки были сняты, из мешка

появилась ассистентка. Все это произошло в мгновение ока.

Мне тогда было восемь лет. Я помню, как мучился,

силясь понять фокус, как снова и снова мысленно проигры-

вал все, что видел.

Увидеть бы еще раз.

Только один раз, и я бы понял секрет чуда.

Аптонио набрал пригоршню лесной земли и внимательно,

словно гадалка на чайный лист, стал смотреть на хвойные иглы.

Грубый коричневый грунт сыпался сквозь пальцы.

—В этом мире существует два вида людей, мой друг. Одни

люди сновидят, а другие снятся. — Он искоса посмотрел на меня.

— В жизни каждого человека наступает время, когда он должен

столкнуться со своим прошлым. Для тех, кто снится, у кого

бывало лишь мимолетное знакомство с силой, эта встреча ра

зыгрывается обычно на смертном одре, когда они торгуются с

судьбой за несколько дополнительных дней жизни.

Он пошевелил рукой, просеивая землю, и снова, как заво-

роженный, уставился на ладонь с остатками земли и хвои.

— Но для сновидящего, для сильного человека, этот момент

наступает у огня, когда он сидит в одиночестве и вызывает

призраки собственного прошлого, и они встают перед ним, как

свидетели встают перед судом. Это Южный путь, с этой работы

начинается Волшебный Круг.

—Вы же знаете, — продолжал он, — что мы конструируем

наше настоящее из фрагментов и обломков прошлого,

пытаясь избежать обстоятельств, которые причинили нам

неприятности, но воссоздать те из них, которые доставили

удовольствие. Мы — беспомощные пленники.

—Тот, кто не помнит прошлого, обречен пережить его

снова, — сказал я.

—Или избежать его, — подчеркнул он. — Но я говорю не о

памяти. Каждый может вспоминать прошлое, а вспоминая,

мы преобразуем его так, чтобы оно служило нашему

настоящему и оправдывало его. Воспоминание есть

сознательный акт и поэтому может быть приукрашено.

Вспоминать не трудно.

Он сдул с ладони остатки хвои; под ней оказался обут ленный

кусочек дерева величиной с желудь, остаток давнего костра

campestino.

— Сильный человек сидит на скамье подсудимых один

перед огнем. Он судит свое прошлое. Он выслушивает пока

зания тех ... призраков. И отпускает их одного за другим. Он

освобождается от своего прошлого. Вы меня понимаете? — Он

оторвался от уголька на ладони и посмотрел мне в глаза. — У

сильного человека нет прошлого, Нет истории, которая могла

бы заявить на пего свои права. Он может оставить свою тень и

научиться ходить по снегу, не оставляя следов.

Он снова посмотрел на ладонь и поднял бровь, словно лишь

теперь увидел кусочек угля. Он улыбнулся, наклонил ладонь, так

что уголек скатился ему на пальцы, и поднял его на уровень глаз.

— Как кстати. Очень хорошо, что я нашел его здесь.

23 марта Наша работа пошла всерьез. По расчетам Антоиио,

мы придем в Квиллабамбу завтра к полудню, оттуда поездом воз-

вратимся в Куско, а далее в Агуаскульептес и на руины Мачу

Пикчу, где я должен совершить свое «путешествие па Юг».

Последние два дня провел в испытаниях моего видения и

тренировках терпения, а вечерами мы обсуждаем теорию

прошлого.

Антопио отказался обсуждать мой опыт с Сан Педро, когда я

среди ночи бежал с закрытыми глазами по лесу. Он раздражается,

когда я пытаюсь объяснить это все психоактивным действием

напитка. Это был ритуал, вызов силы посредством церемонии, —

почему я должен всегда избавляться от своего опыта, дав ему

простенькое объяснение? Произошло то, сказал он, что мой разум

расправил крылья и полетел.

Почему, спросил он, я должен просыпаться на следующее

утро и опять считать себя изгнанным из Рая, где я бегал среди

Природы, раскованный, свободный? Меня коснулась сила, сказал

он.

Я считаю, что это был дикий и чудесный бег сквозь лес, и

счастье, что я не упал и не расквасил себе лицо.

Позавчера ночью был дождь. Ливень. Мы нашли пло-

хонькое укрытие под выступом скалы в лесу. Днем, когда наши

вещи сушились на солнце, Антопио предложил мне посидеть на

валуне среди пруда, разлившегося после дождя.

Я сидел там три часа, созерцая отражение своего лица, а

также облака на небе, вверху и внизу.

Простое и замечательное явление: и облака на высоте

тысяч футов, и мое лицо в трех фугах от поверхности воды -|

отражаются от одной и той же плоскости. Антопио сказал, чтобы

я сфокусировал зрение на отраженных облаках, и когда

я сделал это, мое изображение распалось на два нечетких

пятна. Хитрость в том, сказал он, чтобы, работая глазными

мускулами, поймать в фокус оба лица, удерживая в то же

время концентрацию па облаках.

Оказалось, что это не так просто. В тот момент, когда мне

показалось, что я это сделал, я заметил, что облака вышли из

фокуса. Снова и снова. Зато в результате я достиг состояния

глубокого транса. Были моменты, когда я совершенно терял

самоощущение. Антонио сказал мне также, чтобы я

сконцентрировался на промежугке между моими двумя

лицами, и были мгновения, как вспышки, когда, кажется, я

видел. Это были другие лица. Мой отец, бабушка... Не знаю.

Это происходило под конец, я был в таком медитативном

состоянии, что совершенно утратил чувство времени и

ситуации. Это был настолько необычный, глубокий транс,

что Антопио пришлось трясти меня, чтобы привести в

сознание. Позже он напомнил мне миф о Нарциссе, которого

отвергла Эхо и который был так очарован своим отражением

в лесном пруду, что превратился в цветок, растущий над

водой.

Это упражнение придумано для тренировки глаз на контроль

пространства между объектами. Антонио сказал мне, что

Анита могла смотреть в точку, отстоящую на полдюйма от

моего лица, одновременно удерживая в фокусе мое лицо, и

таким образом видела мою ауру. Мои вращающиеся чакры.

Мое энергетическое тело.

— Вы приучены фокусировать зрение на вещах, на

объектах, — сказал он. — События шаманского мира

происходят в пространстве между вещами.

Игры с сознанием. Игры с осознанием. Любопытное

медитативное состояние можно вызвать, наблюдая за собой,

наблюдающим себя.

Осознание осознания. Осознавать себя дышащим и быть

дышащим. Это трудно сформулировать. Вот я сижу у вечер-

него костра и завожу диалог сам с собой:

Я сижу здесь, я гляжу на огонь.

Сидишь, глядишь на огонь.

Я сижу, гляжу на огонь.

Сидишь, глядишь на огопь.

Я действительно сижу здесь, гляжу на огонь!

— Да. Все сидишь, глядишь па огонь.

И так далее, много раз, как мантры. Тот самый Я, который

наносекунду тому назад ощущал меня, смотрящего на огонь

моими глазами, действительно смотрит на огонь. Странная

раздвоенность, наблюдение за течением собственной мысли.

Раздвоение на себя, занятого действием, и себя, который

осознает реальность первого себя и может описывать эту

реальность по мерс ее развития. Это почти возможность

остановить мышление. Антонио называет это оста-навливанием

времени.

Завтра я начинаю пост; это подготовка к работе на Южном

пути, где я сброшу свое прошлое, как змея сбрасывает кожу.

Прошлое. Как личности, мы находимся в плену у своего

прошлого. Травмы прошлого терзают пас страхами в настоящем.

Радостные события питают наше настоящее и ограничивают

будущее, поскольку мы стараемся воссоздать обстоятельства

прошлых радостей.

Справедливо ли это для семьи? Для племени? Нации,

расы, культуры? Для видов?

Аптонио ответил бы, что это справедливо постольку, пос-

кольку индивиды способны управлять своей судьбой. Осво-

бодиться от своего прошлого.

Л он предлагает шаманскую модель, в которой человек

восстает против своего прошлого.

Буквально.

Мы селн на поезд в Квиллабамбе и были в Куско уже к

полудню. Мою мечту о свежих арбузах и соке папайи, вместе с

таксистами, которые предлагали отвезти нас в город, Антонио

отмел одним движением руки. Прямо со станции мы отправились

пешком к Тамбо Мачай.

— Обычно это называют «купальней инков», — сказал

Антонио. Мы поднимались на вершину холма. — Вообразите

себе, — он присел па корточки и, поставив локти на колени,

переплел пальцы рук перед собой, — Соединенные Штаты поко-

рены другим пародом, верования которого отличаются от ваших.

Население уничтожено или полностью подчинено, города

опустошены, Библиотека Конгресса полностью разрушена, ни-

77

каких записей нигде не осталось. Тысячу лет спустя,

ковыряясь среди камней, археолог откроет зеркальный пруд,

который расположен сейчас перед памятником Вашингтону, и

через несколько лет во всех путеводителях он будет

именоваться «купальней американцев».

А что же на самом деле представляет собой Тамбо

Мачай? — спросил я.

Источник сищиепа, лучшего пива в Перу. — Он расхо-

хотался, вскочил на ноги и засунул руки глубоко в карманы

брюк. — Храм Вод. Место внутреннего и внешнего очищения.

Его источник — место слияния четырех подземных рек, стека-

ющихся с четырех сторон. В четырех нишах верхнего яруса

когда-то были установлены фшуры, представлявшие четыре

apus, четыре крупнейшие горы со снежными вершинами вокруг

Куско, четыре главных направления Волшебного Круга. Здесь

начинается дорога инков к Мачу Пикчу.

Он показал в сторону горного кряжа в десяти километрах

к востоку.

До Мачу Пикчу восемьдесят километров, и как раз здесь

паломник наполнял bota и очищал чакры, прежде чем отпра-

виться в поход к цитадели.

Мы пойдем в Мачу Пикчу пешком?

Мы поедем поездом. В, — он взглянул на часы, — час

десять. Индейский поезд. У вас есть врем я наполнить флягу.

Это ритуал.

24 марта Ритуал. Церемония. Не с помощью ли этих

механизмов первобытный человек обретал доступ к

лимбическому мозху воображения и рептильному мозгу

телесных функций? Включал ясновидение неокортекса? Если

человек приступает к ритуалу с чистым намерением и твердым

убеждением, что это его как-то преобразит, изменит сознание,

исцелит, — разве это не плацебо своего рода? Вот мы

рассматриваем перо. Наш неокортекс дает нам возможность

уразуметь, что это перо птицы (мы можем даже узнать, какой

птицы), что перья можно использовать для украшений и для

смахивания пыли и т. д. Но вот нам говорят, что это перо

обладает особой силой: если взять его в левую руку и помахать

под носом,

припевая «гей-гоп, гей-гоп, ша-на-на», то прекращается

икота или даже серьезная болезнь.

Для тех, кто искренне верит в это, перо становится

магическим символом с целительными свойствами. Оно прев-

ратилось в образ, которому лимбический мозг верит. Неокор-

текс понимает, лимбический мозг верит, а рептильный мозг

осуществляет измепения, ослабляя мускульный спазм, когда

перо проходит под носом.

Тот, кто не может освободиться от логики пеокортекса и

видит только перо, будет только чихать от щекотки; его икота

не исчезнет; его состояние не изменится.

Клинические исследования показывают, что 80%

пациентов получают от плацебо такое же облегчение, как и от

морфия, если врач предупредит, что им вводится совершенно

новое и очень сильное обезболивающее.

Действие плацебо основано на обмане мозга: в него

вводится вера в сильное лекарство. А нельзя ли вместо того

чтобы обманывать мозг, как ребенка, взять в союзники его

целительные ресурсы?

Если наш первобытный мозг, наш бессознательный

разум, выражает себя символами во время наших снов, то не

можем ли мы использовать неокортекс для связывания

символов, как это мы делаем со словами, чтобы общаться с

мозгом?

Если мы сможем сознательно общаться с нашими

первичными мозгами — с функциями тела и с четырьмя

функциями лимбического мозга, — то почему тогда не переп-

рограммировать их?

Я разделся до пояса и стал выполнять указания Антонио,

начиная с верхнего источника и двигаясь вниз, через второй

ярус, где вода разбивается на два потока, до основания, где эти

потоки опять сливаются в один; я пил ледяную воду и промывал

свои семь чакр, «развинчивая» их против часовой стрелки, а

затем «зарядил» их, закручивая по часовой стрелке. Как и в

предыдущий раз, холодный разреженный горный воздух вызы-

вал странное онемение кожи.

Антонио встрегил меня у основания храма.

— Наполните вашу флягу. — Он подал ее мне, и я подставил

ее под струю сверкающей воды. — Кое-кто утверждает, что

целью этого ритуала является очищение психических пластов,

энергетически связанных с чакрами; что при этом ослабляется

жесткая привязка энергетической системы координат того, кем

вы были, так что вы можете реорганизовать их для служения

тому, кем вы становитесь, или хотя бы тому, кто вы есть сегодня.

Он сложил руки па груди и стал лицом к храму.

— Вода является универсальным средством в очиститель-

ных ритуалах. 11а Западе лучшим ее пропагандистом был Иоанн

Креститель. — Он широко улыбнулся и повернулся ко мне: —

Но сознательный ритуал — это совсем не ритуал. Будьте внима-

тельны, следите за каждым нашим шагом. Бы должны отдаться

процессу, как тогда вы отдавались бегу на altiplano. He позво-

ляйте расплываться вашему фокусу, а вниманию — блуждать.

Вы должны оказать высокое уважение и этим действиям и к себе

самому во время их выполнения.

25 марта

Несмотря на нашу дружбу, Аптонио считает, что я тщеславен.

Такой себе двадцатичетырехлетний свежеиспеченный

психолог, напичканный информацией, цифрами, академичес-

кой и популярной философией, навьюченный рюкзаком с

теплым бельем и туалетной бумагой.

Я замечаю это время от времени и в его глазах, и в улыбке,

и даже в движениях губ, когда он упоминает о моем «изучении

шаманства».

Как раз в те моменты, когда мне кажется, что я выдержал

его тесты, заслужил его уважение, произвел на него впечат-

ление своей серьезностью, — я замечаю эту улыбку.

Мачу Пикчу, пик-дедушка. Худайна Пнкчу, ник-возлюб-

ленный. Гранитные, покрытые мхом склоны этих гигантов го-

ловокружительно круто взлетают над белыми водами Урубам-

бы, изогнувшейся защитным змеиным кольцом. Оставив пыль-

ную железнодорожную станцию Агуаскалиентес, мы на-

правились к берегу реки.

—Вы можете перейти реку здесь, — сказал Антоиио. Он

присел на корточки и достал свою сумку с юккой и

кукурузной мукой. — Вам лучше взбираться на гору по

следам Биигама. Воспроизвести путь первого белого

человека, который побывал и Мачу Пикчу. Там есть пещера,

— он вытянул руку в направлении белого гранитного

вкрапления в склон горы на высоте двух третей дороги к

вершине; это был голый вертикальный угес, у основания

которого можно было различить впадину. — Возьмите с

собой теплое одеяло и флягу с водой. Там удобно, хотя и

холодно ночью. Оставайтесь там двое суток, начиная с

сегодняшнего вечера, и соблюдайте пост. Послезавтра перед

заходом солнца поднимитесь на вершину горы, к руинам. По

дороге собирайте дрова для костра. Выбирайте их

тщательно; в руины не входите. Я встречу вас гам.

—Л что потом?

—Мы разложим mesa и вызовем истрепанные обрывки

вашего прошлого, и вы исполните свою работу на Южном

пути. — Его тон не допускал ни вопросов, ни возражений.

Он вздохнул и прищурился на заходящее солнце. Перед

нами лежала долина, по которой с ревом неслась Урубамба.

Рядом с нами возле самого берега возникали и исчезали не-

большие водовороты, вовлекая в свой хоровод плывущие по реке

щепки и листья.

— Это вам надлежит сделать, мой друг. Вы молоды, но

успели оставить за собой целые завалы мусора. Вы похожи на

незавязанную котомку. Прошлое удерживает вас на привязи,

вас связывает ваше собственное представление о себе. Вы долж

ны броситься в огонь, который сожжет ваше прошлое, но не

уничтожит вас. Вы сотрете с доски свою личную историю. — Он

смешивал юкку с кукурузной мукой, его пальцы мелькали. —

Сбросьте прошлое, как змея сбрасывает кожу. Это и есть ваша

работа в Мачу Пикчу, но сначала вы должны приготовить себя

к ней как можно лучше. Вы должны провести это время в

воспоминаниях; обратитесь к вашей памяти, к прошлому, ду

майте о том, кем вы были и кем вы стали. Примените вашу

психологию к себе: Посмотрите, где она вас касается. Это будет

1рудно, и все же это именно то, что вы должны сделать ... как

ученик. То, что вы будете делать в руинах, вы будете делать для

себя; это дело мужчины.

Он наклонился вперед и положил мне в руку кусок кукуруз-

ной пасты с юккой.

— Знанием можно овладеть только тогда, когда вы нау

читесь применять власть к судьбе. А ваша судьба каждый день

становится жертвой вашего прошлого. Дух не может расти,

когда на нем висит мертвая плоть прошлого. В ваше изучение

шаманства вы не должны внести никакой истории. — Он взгля

нул на пишу, которую держал в руках, и рассмеялся.

Я улыбнулся его веселому настроению.

—Что вас рассмешило?

—Все это похоже на реальную мистику, правда?

Я отправился по нуги, указанному мне Антонио. Как он

заметил, я шел по стопам Хайрама Бингама, «первооткрывателя»

священного города инков в 1911 году.

Позже

Западное тщеславие. Хайрам Бингам, неустрашимый

джентльмен, путешественник из золотого века приключений,

когда суровые индивиды возводились в рыцари за суровый

индивидуализм. Широкополые фетровые шляпы, кожаные

ботинки, зашнурованные до колен, или краги; затасканные

записные книжки с грубыми карандашными зарисовками

древних каменных сооружений на выступах скал, иногда

увитых ползущими вверх лианами или свисающими вниз

орхидеями.

Романтика, опасные приключения и — удовольствие

открыть миру сокровища далеких и древних культур.

Возможно, таким видел себя Бингам. По когда

«цивилизованному» человеку показывают место, где туземцы

третьего мира живут много столетий, то он считается перво-

открывателем. Как будто туземцы держали это в секрете от

остального мира.

Несмотря на циничный тон моих рассуждений, я думаю,

что во всем этом был некоторый смысл. Если бы Бингам не

«открыл» затерянный город на вершине этого пика, мне не

пришлось бы теперь на него карабкаться на голодный

желудок.

Пещера, на которую показывал Антопио, когда мы

стояли па берегу Урубамбы, оказалась небольшим

углублением, расщелиной в сплошной гранитной стене.

Перед входом протяну-/i.ii I. полоска покрытой мохом земли,

и я осторожно пошел по ней. Ярко-оранжевое солнце

садилось, и моя тень двигалась рндом со мной, по гладкой

поверхности скалы на высоте двух тысяч футов над рекой.

Размеры убежища оказались достаточными, чтобы можно

было повернуться. Именно это я и сделал и стал смотреть

вниз, в долину Урубамбы.

Позже

Спрятавшись в маленькой дыре, я почувствовал одино-

чество и беспокойство. Мне немного страшно, и я знаю,

какой голод меня ожидает. Но я переживал все это и раньше.

И я сам толкнул себя на это, отказавшись от личного комфор-

та во имя приключения или ради каких-то эксперименталь-

ных трофеев.

Солнце село, и последние лучи 25 марта подкрашивают

нижние края облаков в розовые и оранжевые оттенки. Я сижу

в глубине пещеры в восьми футах от ее входа,

прислонившись спиной к каменной стене, и наблюдаю небо

сквозь каменную пасть. Чувствую себя, как Иона во чреве

кита.

День осторожно переходит в ночь.

Я оборудовал свое гнездо — разобрал рюкзак, вытащил

из него все дерьмо, которое таскаю на себе. Комплект для

выживания: нитки с иголкой, рыболовные крючки, таблетки

соли, герметически упакованные спички, бинты, средство

против змеиных укусов, теплое одеяло. Плитка шоколада

Херши.

С миндальными орехами.

Я даже забыл о ней. Теперь я положил ее на небольшой

каменный уступ.

Позже

Это нелегко. Моя голова полна недавними событиями, я

слишком ярко осознаю свое положение и важность

предприятия.

Возможно, это то, что нужно. Я стараюсь превратите этот

подготовительный период в ценный опыт самораскрытия. Я

очень стараюсь, и кое-что получается.

И все же я в отчаянии. Слишком много информации.

Нужно время, чтобы переварить и упорядочить, а я вместо

этого собираюсь заняться своим прошлым и вступить на че-

тырехэтапный путь знания.

Случайная мысль: похоже, те, кто ищет духовных

приключений, кончают социальными изгоями. Они как будто

теряют себя где-то в пути, пытаясь переопределить свою сущ-

ность в соответствии с «поисками». Глупые подхалимы. Ду-

ховные лизоблюды. Школяры, проповедники мистических ус-

ловностей или духовных традиций. Астрология, магия чисел,

иудаизм, католицизм со всеми его вариантами, индуизм и все

другие измы. Системы веры, парадигмы. Редукционизм? На-

учный метод? Всеобщий триумф западной мысли? Сколько

профессоров я видел на коленях перед алтарем гипотез и

клинических подтверждений?

Но далее идут достойные фигуры: Иегова, Христос,

Гуата-ма Будда, Магомет, Кришна.

И вот Антонио. Преподаватель философии, прекрасный

спутник, шаман. Исключительно тонко настроен на «человека

знания». Похоже, все это не составляет для него никакой

проблемы. Мистик-прагматик.

Мне не хватает altiplano.

Устал. Попробую заснуть. Утро вечера мудренее.

В эту ночь мне что-то снилось, но память беспорядочно

металась, сбитая с толку паникой и дезориентацией от

пробуждения в непривычном месте. Я прополоскал горло

водой из Тамбо Мачай, скатал спальный мешок и вышел на

площадку перед пещерой.

Утро в Андах. Несколько глотков холодного

разреженного воздуха вернули мне равновесие. По зеленой

пойме Урубамбы стелился туман, скрывая реку, которая

бежала в полумиле от моего приюта.

Я сел, скрестив ноги, па краю уступа, закрыл глаза на

великолепие пейзажа и стал внушать себе состояние

блаженства, на какое только был способен.

В своем предисловии к «Рассудку моралиста» Фрейда Фн-п

иип Райф пишет: «Человек отягощен грузом прошлого, и даже

огромной терапевтической работой удается достичь немногим

большего, чем перемещения ноши на плечах». Западная тра-

диционная психотерапия безусловно подтверждает это наблюден

не. Западный человек раскапывает свое прошлое с помощью

памяти — исключительно ненадежного инструмента. Мы никуда

не годимся, если нам приходится эксгумировать свое прошлое в

полном объеме и в одиночестве. Нам куда привычнее вызывать

фрагменты нашего прошлого и представлять себя другим людям

в рассказах, которые мы сами выбираем, в событиях, которые

подкрашивают нашу личность. Каждый из нас представляет

целую иконографию импрессионистского и абстрактного стиля в

аккуратных рамах Во время моего недолгого пребывания в

индейской резервации на юго-западе США я услышал об обычае

рассказывать историю своей жизни камню; это яркий пример

смирения, если к этому относиться серьезно. Легче обращаться к

предмету — булыжнику, скале, лилии, безучастному врачу, чем к

самому себе. Возможно, акт говорения вносит порядок в ту часть

памяти, которая иначе оставалась бы бесформенной.

Я не могу воспроизвести беспорядочность моего опыта на

склоне горы в то утро; но я могу вспомнить основные моменты:

это они составили сознательный фундамент большей части того,

что произошло вечером третьего дня и на рассвете четвертого.

Мой дедушка по отцу. Широкие, в печеночных пятнах руки,

слишком жесткие для хирурга, но он был уже стариком. Редкие

седоватые волосы и мягкие очертания орлиного профиля. I Io-

моему, он посмеивался над отцом. Он закончил Колумбийскую

Медицинскую школу в 1905 году и стал главным хирургом

юродского госпиталя в Нью-Йорке. В 20-е годы он возвращается

на родную Кубу и строит небольшую клинику в центре Гаваны

— только для того, чтобы узнать, что муниципальные власти не

в состоянии обеспечить его заведение нужным количеством

электричества. Он строит гидроэлектростанцию, ко-

торая будет обслуживать его больницу. Он был нетвердым

католиком и преданным капиталистом.

Мой отец был адвокатом и бизнесменом с обширной кли-

ентурой и внушительным счетом в банке. Красавец мужчина,

волнистые волосы, тонкие усики, эффектный аристократ. Он

завтракал с Батистой. Упрямый, самоуверенный, всецело заня-

тый собой. В 40-х годах он добился разрешения Ватикана на

развод с первой женой, оформил попечительство над сыном и

несколько лет спустя женился на моей матери.

Мое рождение было случайным результатом путешествия

родителей по Европе. Когда они возвратились «с континента»,

мать с удивлением узнала о предстоящем пополнении семейства.

Она была красавицей; ее влажные карие глаза постоянно и с

обожанием были подняты на отца.

Меня воспитывала няня, и мне нравится думать, что именно

это спасло меня от многих связанных с родителями неврозов,

которые дают хлеб и масло психотерапевтам. Тати была ку-

бинкой в третьем поколении, потомком афро-американских

рабов. Насколько я помню, ей было около двадцати пяти лет в то

время. Мы вместе купались, вместе принимали душ, вместе

играли, но она была служанкой, как наш шофер. Это было до

революции. Я очень любил ее и обращался с ней по-свински.

26 марта Беспомощность моих сожалений о поведении в

прошлом сильно преувеличена одиночеством. Неизмеримо легче

голодать, когда знаешь, что нища есть. Я прислушиваюсь к

своему желудку и заставляю себя медитировать на его шуме. Это

может оказаться хорошим способом визуализации, когда я

забираюсь в собственные внутренности, чтобы вытащить на свет

воспоминания. Чем дольше я этим занимаюсь, тем голоднее

становится мой желудок.

Тати была спириткой. Лекарства она обычно спускала в

унитаз. Помню, как я выскальзывал из спальни и, пробираясь

через кусты, следил за старым Родольфо, Тати, другими нашими

слугами и их друзьями, с которыми я не был знаком; они пели,

танцевали, кружились во дворике на берегу моря, освещенные

л у ной и свечами; моих родителей в эти дни не было дома. Помню

ночные приключения, когда, вооружившись карманным но-

жиком и бойскаутским электрическим фонариком, я вылезал

через окно и по-пластунски полз но набережной, охотясь на

крабов-отшельников.

Когда мне было десять лет, я услышал ружейную стрельбу;

иногда от ближних взрывов содрогался весь дом. В тех ранних

воспоминаниях время не имело значения; несколько недель, а

может быть и месяцев, мы жили под аккомпанемент стрельбы. I

авана, 1959 год, беспорядочная беготня людей на улицах. Жен-

щина из соседнего дома смывает из шланга кровь с тротуара.

Меня перестали посылать в школу. Помню лицо отца, освещен-

ное желтым заревом от горящих в камине бумаг. Это про-

исходило в доме друга нашей семьи, неподалеку от аэропорта.

Мои пальцы были самыми тонкими, и я заталкивал туго

скрученные стодолларовые банкноты в трубки из-под сигар.

Отец снимал электрические выключатели и опускал эти трубки и

пустоты внутри стен. Я помню, что он туда не возвращался

больше до нашего выезда из Гаваны. Аэропорт меня напугал.

В Майами мы со сводным братом ловили верховодку, а моя

сестричка играла в песочнице; отец в это время вел переговоры,

в доме было полно беженцев высокого ранга и контрреволю-

ционных лидеров.

К нормальной семейной жизни мы вернулись, кажется, в

11уэрто-Рико, хотя ретроспективный взгляд мог и подмалевать

снимки моей памяти. Отец снова занялся бизнесом, это был

строительный бизнес, и я чувствовал себя белой вороной в

Высшей Иезуитской школе Сан-Хуана. Лето я проводил на Ка-

рибском побережье. Я был участником команды пловцов и

страстно боролся за медали; они и сейчас лежат дома в ящике с

носками. А еще я помогал геодезистам па строительных пло-

щадках. В конце концов, я был сыном владельца.

Обучал туристов подводному плаванию с аквалангами. У

одной нары была дочь с белыми вьющимися волосами; мы с ней

неуклюже занимались любовью среди коралловых зарослей,

двадцатью фугами ниже.

27 марта. Утро

Сегодня должно быть легче. Виден конец. Я уйду отсюда

перед заходом солнца.

Много думал о Виктории. Первая любовь, первые обяза-

тельства. Поездка но стране в ее шикарном фольксвагене. Я

любил ее со всей страстью, на которую был способен. Возмож-

но; я никогда не любил, просто наклеивал этикетки на свои

чувства. С годами смысл этого понятия изменяется.

Она учила меня играть в бридж. Вознамерившись

поразить своей интеллектуальной мощью ее и ее друзей, я му-

жественно продирался сквозь ночи. Страстно хотелось

произвести впечатление. Моя сосредоточенность была похожа

на транс. Потом я часами ворочался в постели, мучил себя

сомнепиями и, наконец, засыпал тревожным прерывистым

сном — пики, черви, бубны, трефы, предложения, взятки,

шлемы, большие шлемы. Я просыпался вконец измученным.

Как сегодня. Не могу вспомнить, когда я заснул, все

перебирал воспоминания о воспоминаниях предыдущей ночи.

Все неоконченные дела, все испорченные отношения, все

сожаления и радости.

Весь второй день был унизительным. Я обнаружил, что не

могу больше медитировать на состоянии своего желудка. Вместо

этого я сосредоточился на плитке шоколада. Упражнения были

немыслимы: после трех отжиманий я понял, что сжигаю

драгоценное топливо.

Тот день я и сейчас помню во всех подробностях и со всей

его жестокостью. Все мы временами испытываем ощущение

своей смертности, муки собственного ничтожества по сравнению

с Землей, космосом. Вы прогуливаетесь вдоль берега, ваша

собака помчалась за куском дерева или пластиковым диском; вы

задумчиво смотрите ей вслед, вдоль бесконечной полосы прибоя,

и всплески волн доносятся до вашего подсознания. Причудливый

лейтмотив напоминает вам о вездесущем ритме Природы. Вы

обращаетесь к горизонту, к заходящему солнцу; ваши личные

проблемы становятся незначительными, и вы вздыхаете, ощущая

свою ничтожность, бессмертие крохотной песчинки и

бесконечное бытие Вселенной. Возвращается собака, игривая и

мокрая, она выполнила поручение и кладет диск

к нашим ногам. Вы улыбаетесь ей, поднимаете диск, и игра

возобновляется. Что-то подобное я переживал в своей пещере па

склоне горы, только это было не так сентиментально: беспо-

щадный голод и острое чувство одиночества исключали всякую

пошлость.

Я вспоминал и анализировал свои решения, свое представ-

ление о себе самом как личности, людей, с которыми я сонрика-i

алея, и как я с ними соприкасался; людей, которых я использо-

вал, и как я их использовал. И как использовали меня.

Позже

Сегодня я чувствую себя покинутым, как в тот день с ней-

отом, только еще хуже.

Если бы мне довелось завтра умереть, что оставил бы я

после себя? Хоть что-пибудь стоящее? Помог ли я кому-нибудь?

Или же мои действия были подаянием, вроде той рго-pirta па

железнодорожной станции? Насколько подлинна работа,

которую я делаю? Не раздаю ли я свою медицинскую помощь

как дешевые пакетики для перевязок? Может быть, это еще хуже.

Может быть, занимаясь лечением, я подаю милостыню самому

себе. И просто приобретаю себе достоинство.

Пытаюсь вздремпуть. Нет, не усну. Жду, когда солнце

пойдет к закату. Закрываю глаза. Я измучен, устал от напря-

жения памяти. Мне кажется, я ощущаю, как трутся друг о :

Друга стенки моего желудка. Вода из фляги смачивает внут-

ренности, я чувствую, как она стекает все ниже. Глаза у меня

закрыты, но я начал что-то и не могу закончить.

Мы с Викторией снимали тот домик в лесу. Я разглаголь-

ствовал на тему своей докторской диссертации, изображал из

себя бунтовщика мирового масштаба. Романтический жулик с

душой поэта. Она видела меня насквозь.

Актеришка.

Я открыл глаза. В мою дыру вторглось солнце. Половина

лица загорает. Я взмок от пота, шею свело. Пью воду.

Я достаточно голоден и глуп, чтобы считать, что я знаю,

что такое голод. Но даже соль собственных слез освежает

•\ меня. Я избалован и продолжаю баловать себя.

'» Голод — величайший учитель. Ничего удивительного в

' том, что вся западная психология сосредоточена вокруг

ораль-

ного и анального отверстий. Мы слишком набиты всякой

дрянью.

На протяжении утра я время от времени размышлял о том,

что по сравнению с ровесниками я сделал большие успехи:

эдакий двадцатичетырехлетний психолог-вундеркинд, дикий

осел под защитой егерей; но на теле Земли, чей гранит окружает

меня, я выгляжу просто паразитом. Моя цель остается совер-

шенно неопределенной, я живу дат себя.

Наконец пришло время идти дальше. Я упаковал свои вещи

и некоторое время сидел и наблюдал, как вращается Земля,

прячась от Солнца. Меня ожидала очередная сотня фугов вы-

соты, и я не представлял, что ожидает меня на вершине. Там ли

уже Антонио? Сумею ли я противостоять призракам своего

прошлого?

Меня интересовало также, столкнусь ли я с воспоминаниями

об этих двух с половиной сутках, и если да, то как это будет

выглядеть.

Со времени открытия руин Мачу Пнкчу в 1911 году им

приписывалось много функций. Говорили, что это последнее

убежище инков, последняя столица инков, Затерянный Город

инков, тайная обитель Избранных Женщин, Дев Солнца. Перу-

анский историк семнадцатого столетия Салкаманхуа пишет, что

первый Инка, Манко Великий, повелел развернуть строительство

на месте своего рождения, в частности, возвести каменную стену

с тремя окнами. Бишам обнаружил это сооружение, и оно

подсказало ему, что Мачу Пикчу вовсе не последняя столица

инков, а место рождения первой. Позже его осенило, что одно

ничуть не мешает другому, что на самом деле он открыл Вилка-

пампу, главный город Манко и его сыновей, последнее убежище

инков от нашествия испанцев.

Затратив полчаса, я наконец вскарабкался на круглый гра-

нитный выступ; по бокам его тянулось более десятка каменных

ступеней, каждая высотою в человеческий рост. Оставалось ме-

нес получаса до того момента, когда солнце скроется за дальней

грядой гор справа от Хуайяна Пикчу, и я отправился дальше по

одной из самых широких ступеней. Повсюду видны были стены

разрушенных домов, обломки изысканной работы древних ка-

менщиков Священного Города. Огромный гранитный навес, под,

ним углубление, выложенное безупречно подогнанными

каменными плитами, а сверху и сзади — Храм Солнца, повто-

ряющий своими очертаниями естественную кривизну скалистой

местности. Здесь трудились каменотесы высочайшего классе. Я

продолжал двигаться поперек склона горы; я знал, что иду Но

периметру го рода.ниже его руин. Из-за высоты и нетерпения и

дышал все чаще и труднее. Впереди, справа от меня, показался

небольшой травянистый холм; заходящее солнце осветило его

вершину. Небольшое крытое тростником строение неправн-

щ.пой формы и рядом силуэт Антонно. Сумерки. И тут я вспом-

нил, что забыл собрать дерево для костра. Длинная цепь камен-

ных ступенек вела к основанию холма, прижимаясь к разрушен-

ной и обросшей мохом стене. Я поднимался все выше, оста-i i.i

ил и ваясь время от времени, чтобы поднять ветку мескнтового

дерева или сухой стебелек.

Я миновал Ворота Солнца, не заглядывая в них, и решитель-

но направился к холму. На полпути я остановился, чтобы выта-

щить деревянную щепку из-под травы, и, случайно обернувшись,

ахнул от восхищения. Заросшие и наполовину откопанные

коробки зданий, кладки из тесаного гранита, храмы, стены из

камня, сложенные без капли раствора, площади и дворы, и нее

это отделано пятнистым бело-серым гранитом, зеленым мохом и

пастельным лишайником. Сотни террас. А надо всем, словно

величественная башня, возвышается с северной стороны шпиль

Хуайяна Пикчу. Подо мною, к западу, Храм Солнца и отвесная

скала до самой Урубамбы. На востоке — небольшой

разрушенный храм с тремя широкими окнами, обращенный к

восходящему солнцу. Снизу и с запада, откуда я пришел, под-

нимался из долины туман, сначала почти вертикально, а затем

отклоняясь к востоку и закручиваясь в клубки: казалось, огром-

ное одеяло постепенно укрывает город, или гигантская рука

нащупывает опору.

Перед укрытой тростником хижиной на самой верхушке

холма, похожий на покинутое каноэ, лежал Камень Смерти,

словно выброшенный на вершину Арарата миниатюрный ковчег.

Лнтонио приветствовал меня широкой и очень вырази-

тельной улыбкой. Видимо, испытание наложило на меня свою

печать.

—Выглядите вы ужасно, — сказал он.

—Grades, profesor.

—И вам понадобится больше дров.

Я сбросил рюкзак и поплелся искать сучья. Где был Антонио

эти три дня? Дважды я поймал себя на том, что, как зачарован-

ный, рассматриваю декорации моего приключения — окамене-

лую цитадель, дикое гнездо доколумбовой культуры, окутанное

туманом, подобно руинам в легендах об Артуре. Я вспомнил, как

Антонио велел мне выбирать кусочки дерева, а не сгребать все

подряд для растопки, поэтому на две охапки ушло более

получаса. На холме Антонио дал мне кусок бечевки, я обвязал

дрова и отложил вязанку в сторону.

—Когда мы пойдем в руины?

—Вы не пойдете.

—Я не пойду?

—Вы можете пойти в руины как турист, когда пожелаете,

хотя это будет профанация, рожденная невежеством. — Он

обернулся спиной к Камню Смерти и стал смотреть вниз на

руины. — Но вы не можете войти в город, пока не

выполнена ваша работа на Южном и на Западном пути,

пока вы не научились жить жизнью духовного воина, пока

вы не освободились от собственного прошлого и не стали

лицом к лицу со смертью, пока вы не освободились от своего

тела, как это мы делаем, когда умираем.

—Тогда зачем мы сюда пришли?

—Чтобы вы начали свой Южный путь. Но вы сделаете это

за пределами города. Под Храмом Кондора есть пещера. —

Он показал рукой направо, где заканчивались руины. — Для

того чтобы наилучшим образом исполнить работу Южного

пути, вы должны освободиться от страха. Страх — это

реальность Запад-

ного пути, где вы столкнетесь со смертью. Но вы не сможете

вызвать смерть, пока не завершите работу Южного пути. Полу-

чается что-то вроде порочного круга, листа Мебиуса...

—Уловка-22.

—Ваш Западный путь начнется позже. Сегодня ночью мы

можем только поставить смерть на повестку дня, сделать то,

что сможем, чтобы подготовить вас к ритуалу. Камень

Смерти имеет форму каноэ, нос которого смотрит на запад.

Здесь дух посвященного оставляет тело и путешествует на

Запад, в край тишины и смерти. Легенды говорят, что он

возвращается с Востока, где появляется Солнце и рождается

новая жизнь.

—Легенды?

—Да. Ложитесь на камень, головой к носу каноэ. Вам

понадобится несколько минут, чтобы войти в спокойное

состой ниие.

Я вытянулся на холодной гранитной глыбе и старался за-

ставить свое сердце перейти на медитативный ритм. Он оставил

меня в одиночестве, и я закрыл глаза, настраиваясь на полусон.

Температура упала до ощущения комфортного холода, я забыл о

своем пустом желудке. Молчание приближающейся ночи было

полным, тишина лишь подчеркивалась еле слышным шелестом

сухой травы. Что делал Антонио? Когда мое дыхание стало

регулярным, я услышал его тихий, почти бездыханный свист. Я

почувствовал, что он рядом, и услышал его пение, многослож-

ный ритм, озвученный реверберирующим гудением, похожим на

звук камертона. Температура продолжала понижаться, и легкое

дуновение воздуха по лбу передавалось дрожью вдоль поз-

воночника. Будет еще одна холодная ночь в Андах. Я посмотрел

сквозь ресницы вверх: он переводил руки с моего лба к горлу,

затем к грудине. Он освобождает мои чакры: вращение против

часовой стрелки; зарядка чакр; вращение по часовой стрелке;

пение в чакры. Я проверяю свои ощущения и ничего не нахожу,

кроме относительного покоя, некоторого облегчения моей тре-

воги и опасений и удивления от того, что нет особыхощущепий.

Я ничего не чувствовал.

Пение закончилось решительным ihoyl Он снова тихо за-

свистел, и свист растаял, как легкое дуновение.

— Лицом к стене. Сосредоточься на огне, — сказал он. — Не

дай ему погаснуть. Не своди с него глаз. Ты можешь за-

блудиться, если ослабишь внимание. Призывай видение орла.

Песня Востока: «hoy, hoy, charduay, charduay, hoy».

Он положил мне руку на плечо:

— Я приду к тебе утром.

Я сжег шесть или семь спичек, прежде чем добрался до

конца пещеры. Должно быть, в ней было два входа, потому что в

лицо мне дул едва заметный сквозняк. Я воткнул жезл в

земляной пол пещеры и подготовил костер так, как это делал

Аптонио: квадратный колодец из четырех групп сучьев по че-

тыре в каждом этаже, а в середине — пучок сухой травы. Я сжег

почти все спички, пока зажигал этот маленький погребальный

помост. Трава затрещала, щепки дерева подхватили ее пламя, и

гранитные стены осветились неровным светом. Я помню свое

удивление: то ли языки пламени выделялись несколько резче,

чем обычно, то ли как-то изменилось мое видение; или это

действовал Сан Педро7. Я не мог припомнить, чтобы когда-либо

что-либо видел гак отчетливо.

Я подкладывал сучья из охапки Аптонио, пока не убедился,

что огонь горит надежно. Я сел удобнее, и по мере того, как я

всматривался, пламя изменялось, изменялось и мое восприятие.

Мой фокус смещался, и то, что вначале было четко очерчено,

теперь окутывалось сиянием, светилось, словно сквозь дымку. Я

вынул жезл из земли и проверил зрение по его поверхности. И

хотя я различал каждую деталь и каждую трещинку или

неровность кости, пламя по-прежнему мерцало матовым, рас-

сеянным светом.

Я закрыл глаза и стал глубоко дышать, наследуя стиль Ап-

тонио. Свет костра падал мне на веки и вызывал головокру-

жение. Потом пламя начало мигать, и свет хлынул сквозь закры-

тые веки, как тогда на altiplano, но теперь появился звук, по-

хожий на шум порывистого ветра, и он был связан с потоком

крохотных световых частиц. Цвета были яркие и легкие, как

сияние раскаленных углей в костре.

Я открыл глаза. Огонь горел ярко, и мне было приятно его

сияние. Я взглянул на собранные мною кусочки дерева. Какой

ныбрать? Мне бросился в глаза мескитовый сучок, старый и

обкатанный, словно галька; он напоминал тело птицы с при-

жатыми к бокам крыльями перед тем, как нырнуть в воду. Я

вытащил его из кучи и аккуратно положил в центр костра, на

пламя. Он придавил своим весом горящие ветки, края его быстро

темнели. Я смещал свой фокус, я искал изображение, но не знал,

чего следует ожидать. Что-то появилось, какое-то движение

возникло на периферии поля зрения. Я немного повернул голову,

чтобы посмотреть лучше, и ощутил волну адреналина. 11о свет

костра по-прежнему играл на стенах пещеры; казалось, он

дурачит меня. Я выдохнул и вдруг понял, что задерживаю

дыхание; тело напряжено, шея и плечи затвердели от ожидания.

'Гак не годится. Слишком уж я стараюсь.

Дышу.

Я снова закрыл глаза, чтобы ощутить свое состояние и

проверить действие Сан Педро. Огоньки были, но они стали

крупнее, ярче и летели сквозь меня со свистом, как ветер сквозь

деревья, и был в их движении ритм океанского прибоя. Один

светящийся шарик задержался передо мной. Еще один. Я под-

нимаю руку, откидываю противомоскитную сетку своей кро-

ватки и выгибаюсь на холодных простынях, чтобы дать место

гостю. Он передвигается, парит рядом со мной, и я чувствую, что

он улыбается.

Я не припомню, чтобы я открывал глаза. Знаю только, что в

какой-то момент я был маленьким мальчиком, уютно ук-

рывшимся в постели, а в следующее мгновение снова сидел в

пещере под Мачу Пнкчу, глядя на огонь. Я посмотрел на часы.

Как, 8:04? Похожий на птицу кусок мескитового дерева прев-

ратился в догорающий уголь и темно-серый пепел. Спал ли я?

Образы из сновидения, память о сновидении. Опыт вспоминания

сновидений. Детские секреты. Вдруг я вспомнил Тати. Ее образ

вторгся в мои мысли, и я потянулся за другим сучком для костра;

это была покрученная ветка мескитового дерева с не-

сколькими засохшими листьями на тонком конце. Я наклонился

вперед, через скрещенные ноги, и положил ее в огонь.

Я конвульсивно содрогнулся и почувствовал тошноту от

адреналина в желудке. В затылке у меня сидел страх, мои глаза

метались рефлекторно, прощупывая мрак за пределами света и

танцующих теней. Жезл! В какой руке его держать? В горле

появился какой-то ком. Как! Я не ел три... Я тужился рвать, меня

душил спазматический кашель. Дуновение прохладного воздуха

подняло пепел с искрами. Дым, терпкий запах благовоний, жер-

твенные свечи из пчелиного воска, дешевая кубинская сигара.

Тати обнажена до пояса, ее кожа блестит от пота в свете от

пламени свечей, она ритмически покачивается взад-вперед над

чашей с тлеющими листьями. Она что-то делает ртом, но я не

вижу, она стоит спиной ко мне.

—Мальчик, иди сюда! — Голос у нее низкий, горловой, как

у садовника Родольфо.

—'Гати?

Она оборачивается, и у меня перехватывает дыхание. Ее

лицо искажено гримасой, глаза закатились, веки тяжело спол-

зают на них. С оттянутой нижней губы свисает прилипшая к ней

сигара.

—Иди сюда. — Сигара качается надо мной. — Стань здесь.

Мне четыре года. Она моя няня. Я послушно становлюсь

возле чащи с тлеющими листьями. Она вынимает сигару изо рта,

поворачивает ее и охватывает губами горящий конец. Она

втягивает дым в легкие, а затем выдыхает его мне в лицо, она

очищает меня дымом.

—Ты хороший мальчик, маленький хороший мальчик, ты

сильный. Я буду приходить к тебе во сне.

—Тати?

—Ист.

Я протягиваю руку и касаюсь ее кожи цвета красного дерева.

— Я хочу молока, Тати. Принеси мне. Скорее.

Листок мескитового дерева свернулся, зашипел и вспыхнул

над углями. Я потрогал свое лицо, я хотел его ощутить, обрести

уверенность. Мокрое. Мое лицо мокрое. Трехдневная щетина. В

уголок рта скатилась слеза, и я пробую ее на вкус кончиком

нзыка. Всхлипывание сотрясает мою грудь, я осознаю, что плачу.

!)то не сон. Не сон. Я видел отчетливо. Прямо зрительными

рецепторами. Лимбическимн? Галлюцинация? Нет. Никаких

фантазий, ничего эксцентричного, характерного для галлюци-

наторных состояний. Ничего не понимаю.

Ветка сгорела, развалилась на сияющие угли.

Сосредоточься.

Следующая ветка оказалась тяжелее, чем я ожидал. Или я

ослабел? Чепуха. По она совсем небольшая. Я положил ее в

огонь. Мягкое голубоватое пламя пробегало по догорающим

углям. Хватит ли жара, чтобы зажечь эту ветку? Почему я так

запустил огонь... Что это с моей ладонью? Я подношу ее ближе к

лицу и с удивлением разглядываю небольшой панцирь ко-

нической формы в корнчнево-белую полоску в углублении моей

маленькой детской ладошки. Панцирь щекочет ладонь и ше-

велится. Из-под него высовывается заостренная мохнатая лапка,

похожая на крохотный пальчик. Я хватаю себя за запястье, чтобы

рука не дрожала. Я не должен пугать его. Панцирь движется: это

миниатюрный краб. Краб-отшельник. Крохотные лапки с

нежными коготками. Он метнулся в сторону и свалился с

раскрытой ладони на песок возле самой воды.

Я посмотрел на свои руки. Правая сжата в кулак, левая

прижимает ее к животу. Я с трудом разжал пальцы и поднес руку

к глазам. Мокрая от пота. Никакого песка, моя привычная

взрослая рука.

Я посмотрел по сторонам. Стены пещеры, казалось, изменил

и форму и сом кнул нсь со всех сторон. Я находился внутри

гранитного яйца. Страх поднимался из глубины живота к груд-

ной клетке, сердцу, горлу; свет костра, казалось, пульсировал, но

мере того как цвет его изменялся от желтого к оранжевому и

темнота уже готова была поглотить его. Я не мог дать ему

угаснуть, но единственным топливом было то, которое я принес.

Выбора нет, только эта охапка. Выбирай.

Не отрывая взгляда от углей, я нащупал кусок мескитового

дерева и положил его на угли вместе с крохотным пучком верес-

ка прежде, чем вспомнил предостережение Антонно: по одному.

Мой отец. Он в отчаянии, он потерял состояние, землю,

место; он потерял свой мир. Он охватил голову руками и рыдает,

а я тянусь к нему через огонь. Он — жертва той личности,

которая все потеряла, у которой все отнято, но он вцепился в нее

мертвой хваткой, не в силах расстаться с нею. Вон он, здесь,

напротив, отделен от меня только огнем, который меня сжигает.

Я сдерживаю себя, прижимая к груди костяной жезл и

качаясь вперед-назад; я оплакиваю тяжкий груз его гордыни и

свое отчаянное желание помочь ему, сыграть его игру, приспо-

собиться к миру его ценностей, его стандартов, его тщеславия. Я

вижу, что он никогда не избавится от своей гордыни, и я схожу с

дистанции. Я вытираю слезы с подбородка. Я освобожу себя от

его примера, я отойду в сторону от его презрения; но моя

аЬиеШа, моя прабабушка, качает головой: «Береги его, Бомби».

Бомби — это мое детское имя. «Не оставляй его».

С этого момента я уже не мог остановиться. Я кормил огонь

кусками моего прошлого, и от огня поднимался пар, закру-

чивался в кольца, спирали, клубки, издавая невнятный шум

событий и переживаний.

Из всех моих опытов в области сознания и лечения самыми

разительными были, пожалуй, эти двенадцать часов, проведен-

ные под Храмом Кондора. С того дня я ношу память о них в

своей душе.

Когда-то я их тоже сброшу с себя. Я столкнусь лицом к лицу

с этими двенадцатью часами и сожгу их на другом огне. Но пока

что я сижу здесь, скрестив ноги перед жаркими углями, плачу,

смеюсь, терзаю себя муками катарсиса, который сам же и вызвал.

Клетку за клеткой, волосок за волоском, палец за пальцем, член

за членом я кладу себя в огонь. Друзья, знакомые, пациенты,

удивленные лица индейцев-гвнколов над картой мира,

нарисованной на песке. Были моменты, когда я думал, что все

закончено, костер догорает, мне остается вспомнить песню Ан-

тонио, вызывать видение орла и дуть на угли, поднимая дым с

искрами, прежде чем предать огню еще один сучок, ветку или

пук травы. Сквозняк очистит пещеру от дыма, но образы оста-

нутся, они будут со мной, вокруг меня и во мне.

И были какие-то неясные эмоции, женщина, которой я не

знал, знакомое, но неизвестное мне лицо, какие-то изображения,

не мои и не имеющие отношения к тому, кем я был, и, со псем

этим, сильное желание свалить оставшееся дерево в костер.

Утром костер потух как-то сам собою. Тяжкое испытание

закончилось, стены пещеры снова стали стенами пещеры.

Я вышел, держа под мышкой костяной жезл. Лнтонио сидел

на камне, силуэт его был ярко освещен утренним солнцем. Я

помню, что он положил мне руку на плечо.

Вам хватило дров?

Да. Немного осталось.

Всегда будут оставаться, — сказал он.

Мы вместе поднялись к Храму Кондора на краю руин. При-

был автобус, набитый туристами, и мы наблюдали, как они шли

вниз от Камня Смерти и как вошли в Затерянный Город древних

и нков. Антонио повел меня по тропе вниз, удаляясь от развалин.

— Вы еще придете сюда не раз, — сказал он. — В

следующий

раз вы войдете в город, и камни, вытесанные руками наших

предков, заговорят с вами.

Я был слишком измучен, чтобы думать о смысле его слов.

28 марта Видимо, существует два вида памяти. Все то, что

мы носим при себе, доступное сознательному воспоминанию,

например, все то, что я вспоминал во время голодания. Субъ-

ективная память. Звуки, образы, чувства, самые обычные детали,

которые становятся тем более живыми, чем больше значения мы

им приписываем при воспоминаниях. Это ретроспективная

память.

Под гипнозом взрослый человек может вспомнить цвет

своей детской кроватки. Это объекчивная намять. В ней

находится то, что я вызывал и с чем боролся. Оно живет соб-

ственной жизнью. Как и сновидение, оно не подчиняется соз-

нанию и развивается неуправляемо. Независимо от меня. Это не

ретроспектива, а ретро-спектакль.

Но сейчас я не в состоянии нанисагь об этом. Мы находимся

в маленькой гостинице в Агуаскалиентес. Здесь, у подножия

Мачу Пикчу, есть горячие ключи.

Вспоминаю, что Альберт Эйнштейн однажды определил

науку как попытку привести хаотическое разнообразие

нашего чувственного опыта в соответствие с логически

единой системой мышления.

Так как мне подступиться по-научному ко всему тому,

что произошло со мной? Через два дня я улетаю в

Калифорнию.

Мое перо тяжелеет, и строка загибается вниз, но мне ка-

жется, что по мере того, как изменяется характер нашего

чувственного опыта, должна изменяться и наша наука, и

наше определение системы мышления, сам способ нашего

мышления.

Я но думаю об этом утром.

===

ЗАПАД



*11*



Аэропорт Куско прекратил полеты. Небо опустилось вниз,

облака расположились прямо в городе. Видимость в

аэропорту измерялась футами. Последний самолет взлетел два с

лишним часа назад, после чего все полеты были отменены до

следующего утра, когда туман поднимется «согласно

расписанию» — так мне и сказал дисНетчер, улыбаясь и уверенно

кивая головой.

Я возвратился в Куско и обнаружил в гостинице почту для

себя. Я был уже выписан из гостиницы, но пригоршня soles,

высыпанных на стол перед администратором, решила вес проб-

лемы. Письмо оказалось от Брайена, а еще была телеграмма от

отца: у бабушки инсульт, и мне, видимо, следует возвращаться в

Калифорнию через Майами.

Я заказал билет на самолет, и мы с Антонио вместе пообе-

дали. На следующий день он сопровождал меня в аэропорт.

Я покачал головой, взваливая на плечи рюкзак:

— Вы не можете знать расписание тумана.

Он посмотрел на часы. Он выглядел так же, как в тот день,

когда я увидел его впервые. Профессор Антонио Моралес Бака.

Мешковатый костюм, потертая белая сорочка, темный галстук,

волосы зачесаны назад, карманы оттопырены. Безупречная не-

ряшливость. Кожа его лица едва заметно потемнела от загара на

altiplano, а в движениях чувствовалась здоровая легкость; какое-

то обновление светилось в уголках глаз и в улыбке.

— Через полчаса будет ясная погода, — сказал он.

Я посмотрел ему в глаза и улыбнулся:

—Вы так думаете?

—Конечно.

—Откуда вы знаете?

—Я же индеец, — улыбнулся он.

—Да, я почти забыл, — рассмеялся я. — Индейцы знают

нес.

—Все. Не знают только, как жить в безоблачном мире

физических объектов и прямых утлов. — Он положил мне

руку • i.• плечо. — Я должен идти. У меня занятия в нервом

часу.

—Спасибо вам, — сказал я.

—Вам спасибо, мой друг. Мы оказались хорошими спут-

инками.

Я открыл рот, но не нашелся, что сказать.

—Вы попробовали знание на вкус, — сказал он. — Скоро

нам предстоит опыт силы. Но не ожидайте его.

—До свидания, — сказал я.

Я протянул руку, но он только посмотрел на нее и покачал

головой:

—У шаманов, говорят, принято прощаться только раз. Я

держал руку протянутой.

—Кто это говорит?

—Да мы и говорим. Вы и я. Для нас это всегда будет husta

pronto. Пока мы снова не встретимся.

И он пожал мне руку.

Полчаса спустя туман рассеялся. 11ад аэропортом засняло

небо, и молодая женщина в униформе перуанского аэропорта

объявила посадку на рейс Куско— Лима.

В Майами я провел один день. Отец осмотрел меня с головы

до ног и нахмурился: волосы я не стриг еще с Калифорнии, и у

меня отросли усы, одежда измялась.

—Тебе следует пойти к бабушке, — сказал отец. Глаза у него

были усталые.

—Я для этого и прилетел, папа.

Я побрился, н Соледад, сорокалетняя служанка моих ро-

дителей, дала мне одну из отцовских сорочек, накрахмаленную и

отглаженную. Я повел бабушку к завтраку.

Инсульт был незначительным, скорее, просто церебронас-

кулярный спазм. Вся ее слабость объяснялась преклонным воз-

растом и ничем более. Она опиралась о мою руку, и я отвел ее в

ярко освещенный ресторан над водой.

Мы болтали с пей о всякой всячине. Она радовалась мне —

или откликалась на мою радость. Я хорошо выгляжу, сказала

она, и у меня красивые длинные волосы. Она сильно щурилась, и

я спросил, в чем дело.

—Здесь так тускло. Почему не включат свет?

Я обошел столик и снял с ее лица толстые очки. Я протер их

льняной салфеткой и снова надел, просунув дужки за уши сквозь

седые волосы.

—Теперь намного лучше! — сказала она и непринужденно

рассмеялась. Мы всегда так смеялись с ней. Ее рука потянулась

через скатерть и нашла мою, и мы так и сидели, словно лю

бовники, за столиком для двоих. Женщина, которая стала мне

матерью, которая являлась мне в огне в Мачу Пикчу, чей дух

был так силен, но тело таяло, слабело под натиском времени.

Мы никогда больше так не посидим. Я это сознавал, и я улыбался

своей памяти.

Я возвратился в Калифорнию. Я уезжал зимой, а прилетел в

первый день весны. Я начал с того, что привел в порядок свои

материалы по диссертации, доложил свою работу в психиа-

трической клинике, получил грант Института Развития Ребенка

на разработку программ психической гигиены в школах для

отсталых детей, открыл небольшую частную практику и влю-

бился в Стефани,

Страстная влюбленность Брайена закончилась ничем. А моя

была билетом в о дин конец, туристской поездкой по местам, где

я уже бывал и куда еще не раз возвращусь. Да, человеческий

опыт рождается из пар противоположностей: Инь и Ян, тьма и

i Нет, сцепившись друг с другом; тьма усиливает свет, свет опре-

деляет тьму, и центры удовольствия и страдания в человеческом

мозгу расположены радом, так что редко удается возбудить с

>дин из них, не затронув другого. Я любил Стефани, и мы вместе

переживали экстаз и боль встреч и разлук.

Как я и подозревал, с ней оказалось нелегко: непоколе-

бимый романтик, яростная феминистка. Она никак не могла

прийти в себя от мучительного разрыва после двухлетней связи

со студентом-стоматологом по имени Эдвард; и тут мы влю-

бились друг в друга. Мы пировали всю весну, мы наслаждались

друг другом. Мы решили и лето провести в моногамии.

Моя работа в это время была как никогда разнообразной. Я

начал отбирать материалы из своей диссертации для книги « М

ир целительства», которую мы будем писать со Стснл и Крин-

нпером. В клинике я непосредственно занимался психозами —

многочисленными изменениями личности, шизофренией (не-

определенное состояние), социопатическими расстройствами и

попытками самоубийства. В частной практике я вел пациентов i

депрессией, сексуальными нарушениями, наркотической за-

нисимостью, психическими травмами. А в школе для отсталых

детей я участвовал в разработке и проверке критериев нормаль-

ное ти и стандартов развития применительно к детям. Я наблю-

дал учащихся из семей бедняков, из трущоб и национальных

меньшинств, детей пяти-шести различных культур, наблюдал,

как они приспосабливаются к нашей культуре, ассимилируются с

системой образования. Дети привыкли приспосабливаться,

служить программе ради того, чтобы программа послужила им.

11собходимо что-то другое. Система обучения и оценки путем

вопросов-ответов, неспособная активизировать личностный и

культурный потенциал ребенка, является, на мой радикальный

взгляд, главным производителем умственно отсталых детей.

Мне не понадобилось много времени, чтобы заработать

репутацию яркойэксцентрнчной личности в клинической работе

и заносчивого оригинала в вопросах образования.

Странно, однако, было то, что, не забывая ни иа минуту о

моей работе с Антонио, я почти не говорил о ней. Я очень мггого

думал о нем в те первые несколько месяцев; я даже нашел себе

укромное местечко в Сономских горах, естественное

убежище возле водопада в часе ходьбы; я ходил туда в выходные

дни медитировать и упражнять видение. Но в основном моя

работа на Южном пути ограничивалась рамками моего сознания

и страницами дневника.

1 июня 1974 года

Только что из клиники. Стакан вина — и сразу мысль:

раскрыть и заполнить страничку. Все тянулось слишком долго.

Глория снова поступила сегодня ночью. Великий Четверг,

Вознесение. Первый раз это была Великопостная Среда, затем

Страстная Пятница. Ее снова спасли, а завтра моя очередь. Снова

к доске. По-прежнему чувствую себя сосредоточенным и

сильным. Результаты моей работы в Мачу Пикчу? Вырывание

внутренностей, ритуал сожжения души — один вечер в таком

состоянии сознания, когда я прямо, визуально, в каком-то

катарсисе сталкивался с элементами собственной биографии. Не

аналитически, не интеллектуально; это не был иеокортекс. Я иду

дальше, пытаюсь локализировать хлам, из которого

складываются сновидения. Приписать их лимбичес-кому мозгу.

Это проблема. Здесь Нет прямых линий, нет подходящих теорий,

нет готовых ящичков и полочек. Куда же мне сложить свой опыт?

Я знаю, что работа, равноценная одному или двум годам

интенсивной терапии, была выполнена за одну ночь. Если я

добрался до своего бессознательного, следует ли мне объяснять,

как я это делал? Если я хочу, чтобы кто-то здесь меня понял, то

следует. Если для меня так важно, чтобы мне верили... Кого я

дурачу? Наука определила тип пашей действительности уже

тогда, когда появился разум, и нельзя применять научный метод к

сознанию. Нельзя быть объективным в том, что является самой

сущностью субъективного опыта. Я должен удовлетвориться тем,

что приобретаю опыт, служу опыту, собираю «данные».

Звучит мрачно и цинично. Почему?

Стефани не позвонила.

Глория снова госпитализирована.

Глория Пирс была послушницей женского монастыря не-

далеко от Наны; в ближайшее время, после отпуска, ей предсто-

яло постричься в монахини. Ей было двадцать три года —

ровесница Марии Магдалины, чувственность и набожность.

Послушничсский обет она дала на следующий же день после

двадцатитрехлетней подготовки. Христос явился ее матери во

ирсмя трехдневных родов, так что Глория была посвящена Богу

по предопределению, еще до рождения.

Обет монахини является ее брачным обетом, ее ритуальным

бракосочетанием с Христом. И вот перед нами молодая жен-

щина, которая была предназначена Ему с момента рождения. I

>ра к но договоренности. Ее религиозная преданность была под-л

и иной и страстной; ее страсть стала ее демоном. Проснувшаяся

сексуальность застала Глорию врасплох, открыла ей глаза на

слишком многие вещи. Физическое вожделение повергло ее в

ужас: она чувствовала себя девственницей, живущей во грехе. В

Неликопостную Среду она перерезала себе вены на запястьях.

Ей наложили швы в городской больнице и перевели в пси-

хиатрическую клинику к одному из моих коллег для обследо-

нлпия и выводов. Вскоре она повторила попытку; это было в (л

растную Пятницу. Я как раз был на дежурстве.

Мне здорово досталось за мой «методлечения». Мы нсполь-

;нжалн больницу в качестве терапевтического окружения: ком-

ната скорой помощи, реанимационная, родильное отделение.

Травмы, смерти, рождения. Мы выбирались на длительные про-

гулки в Сономский лес, и она начала приоткрываться, расска-

зывать о муках вожделения, о своей любви к Христу, о жестоких

страданиях из-за оргазмов, которые она сама у себя вызывала.

Вскоре ее история стала требовать чрезмерного внимания;

тогда мы прекратили скорую помощь и занялись соскабливанием

прошлого. У нее уже зажили шрамы; один приобрел устричный

цвет (Великопостная Среда), другой был еще нежно-розовым.

Ежедневные сеансы перешли в еженедельные. Потом она один

пропустила, вскоре еще один. А накануне не ответила на мой

телефонный звонок. Не могла: она выпила какую-то дрянь.

Теперь шрамы будут внутри — в горле, пищеводе и желуд-

ке. Обожженные слизистые оболочки.

Я никогда не забуду, как вошел в ее комнату. Она сидела,

прижимая к себе подушку, словно ребенка или любовника, и

уставившись в стену. На меня она даже не взглянула. Страх в ее

глазах был заразительным, и во мне что-то оборвалось. Я сказал

ей, что если она хочет умереть, то я могу дать ей свой карманный

ножик, но резать ей нужно не поперек, а вдоль. Ей следует сделать

знак креста с предыдущими шрамами на запястьях.

Я сунул руку в карман и достал свой ножик. Несколько

монет упали на кровать и покатились на пол.

— Вот, — сказал я и бросил красный ножик на ее постель.

— Сделай это как следует.

Она швырнула ножик в меня.

Я сидел на постели и держал ее, пока слезы не перешли в

хохот; я понял, что мне еще многому надо научиться. Ничто из

того, что кто-либо когда-либо говорил ей, не воспринималось

критически. Решающий взрыв произошел спонтанно, он родился

из страха и через драму.

Ее выписали на следующей педеле. Вскоре она ушла из

монастыря. Меня вызвали к главному психиатру и съели с пот-

рохами за непрофессиональное поведение. Я пытался доказать,

что наша профессия давно сбилась на паллиативные меры. Мы

стали пенхопарамедиками, мы ставим заплаты на человеческую

душу до следующего кризиса. Глорию я увидел через месяц,

когда она пригласила меня, чтобы познакомить со своим же-

нихом.

В одну из июньских пятниц я обнаружил, что у меня сво-

бодный уик-энд. Стефани поехала в Санта-Барбару навестить

родителей. Я осмотрел последнего пациента в клинике, отпустил

последнего клиента из кабинета и, вместо того чтобы два дня

корНеть над диссертацией, решил приготовить Сан Педро. Сам

кактус широко распространен, достать его нетрудно, и, хотя я не

очень хорошо знал, как это делается, я все же нарезал его

кусками и несколько часов варил в литре воды. Отвар я сцедил

во флягу и отправился к своему месту в лесу, в часе ходьбы от

грунтовой дороги за дальним концом частных виноградников.

В этом году начало лета было дождливым; вода все еще

мдала с тридцатифутовой скалы в мелкий пруд у подножия и

ц елась дальше в лес по каменистому ложу ручья. Я сидел на

|)охотной песчаной отмели посреди потока; крупный песок и

i ладкне камешки, листья и нависающие ветви дубов. Сидел и

медитировал на журчании воды среди камней, на дроздах, ссо-

ршцихся из-за ягод пираканты; на запахе дуба, на земле внно-

м.глов, и солнце грело мое обращенное к небу лицо.

У меня было ощущение, что я вернулся в свою

естественную • | чду. Я чувствовал себя ближе, чем когда-либо

прежде, к жизни моего маленького естественного убежища.

Словно я научился в I lepy, как быть с Природой, и привез это

знание с собой. Жизнь и.i ulliplano была жизнью Антонио, а это

уже моя жизнь.

Солнце клонилось к за паду, когда я выпил чашку Сан Педро.

Я оказал надлежащее уважение Четырем Сторонам, призвал

архетипы духов Четырех Сторон прийти и посидеть со мною и

ими ил напиток. Я не завтракал и не обедал, и все же прошел час,

другой, а я ничего не чувствовал. К моему блаженному состоим

и ю добавилось только ожидание эффекта от питья. Я вспоминал

слова Антонио о дистилляции растения и об использовании

«очистительных трав». Тут я поймал себя на том, что где-то в

глубине сознания повторяю последние его слова, его

упоминание об опыте силы.

11есколько лет спустя я узнал, что только особый кактус Сан

11сдро, выросший в горах, в «местах силы», за которым уха-

живали и над которым молились шаманы, может дать эффект.

Американский окультуренный подвид, сваренный мною, не дает

ничего, кроме токсического расстройства желудка.

День был жаркий. Вода ласково струилась по обеим сторо-

нам моего песчаного островка, и солнечные лучи отражались от

се поверхности. Я снял сорочку и поднялся на ноги. Проверяю

свои ощущения. Что-нибудь происходит? Чувствую ли я что-

нибудь? Надо выбросить это из головы. Я слишком озабочен

действием питья, и это начинает мне мешать. Я чувствую себя

хорошо. Я чувствую себя прекрасно. Расслабляюсь; приятное

ощущение силы в теле. Я подойду прямо к водопаду. По воде.

Башмаки мокрые, в них стало неловко. Я не иду, я стою посреди

потока. Снимаю их и швыряю на свой островок. Там моя т Вода

так ласково падает со скалы, льется по крутизне, по лис ыящимся

скользким водорослям, облепившим каменную стену высотою...

тридцать футов? Я могу взобраться на нее. Там хорошее место

для медитации, и рядом с потоком. Это легко. Я взбираюсь

быстро, ловко, работая руками и ногами.

Мгновенно. Как кот.

И вот я сижу здесь, наверху блаженства, где маленький

ручей переваливает через гребень крутой скалы, на уровне вер-

хушек дубов, и мой песчаный островок и башмаки на нем ка-

жугся совсем крохотными.

Ничего особенно таинственного не произошло. Не было

никаких Богоявлений, просто спокойно-эйфорическое чувство

свершения, ощущение, что ты возвратился к себе, что ты весь у

себя дома.

Я не знаю, сколько времени прошло, пока я осознал свое

положение, осознал, что я не помню, как взобрался на скалу. Уже

темнело, когда мой рассудок забил тревогу, и я заглянул вниз и с

удивлением увидел, что на отвесной поверхности скалы не было

никаких уступов; не было никакого приемлемого пути обратно.

Справа, где падала вода, была скользкая органическая пленка.

Слева и прямо подо мной была вертикальная стена высотою в

тридцать футов. Там, внизу, лежали мои башмаки. Мой пакет,

фляга, ключи от автомобиля. Я понимал, что мне нужно

спуститься вниз; я понятия не имел, каким образом я очутился

наверху; и когда солнце зашло и надвинулась темнота, я ощутил

страх в желудке. Внизу, среди деревьев, происходило какое-то

движение. Свет и тени. Мой страх был осязаем и нарастал с

наступлением ночи. Я лихорадочно размышлял, что же делать

дальше, и решил снова обрести силу и мощь, которыми я обладал

несколько часов назад. Я визуализировал своего кота.

Мой кот. Почему-то мне пришла в голову мысль именно об

этом, предположительно моем, звере силы. Сейчас, подумал я,

есть возможность испытать его, призвав его. Я закрыл глаза и

рсдставил, как он появляется из джунглей, — нет, из леса,

дешнего леса, — и как уверенно, целенаправленно передвига-<

гея, голова опущена к земле, лапы мелькают в безупречном

ритме, одна за другой, мягко и точно подошвы касаются земли,

иперед, вперед, передние лапы уже на скале, левая, правая, сво-

бодные гибкие движения, знание без размышления, вперед,

непреклонно, дюйм за дюймом.

И был момент такого восторга, такой опьяняющей силы, ка

кую только возможно испытать, но описать нет возможности.

Ото было мгновение, какая-то пауза, и было ощущение кота,

понимающего, что он кот.

Я затаил дух и... соскользнул в рациональное состояние; я

ниссл в десяти футах от подножия скалы, лицом вниз, тело под

углом 45 градусов, одной рукой уцепившись за едва заметную

иыиуклость скалы, а другой — за крохотную ступеньку, спря-

танную под водопадом, и я упал вниз головой, успев смягчить

удар вытянутой левой рукою, и скатился в мелкую воду. Я

искочил на ноги и стряхнул с себя воду. Запястье было растянуто,

по боль ничего не значила по сравнению с моим ликованием. I la

мгновение, на неуловимый интервал времени я стал котом.

На следующий день, в воскресенье, мне позвонили из Майа-

ми. У бабушки был сердечный припадок. Я попытался дозво-

ниться до Стефани, но ее не было в Сайта- Барбаре. Я оставил

информацию ее матери и улетел в Майами.

14 июня

Больницы принадлежат ночи. Глухой полночи. Какое это

' странное место. Стерильная белизна, дезинфекция, все свер

кает. Мы приходим сюда «навещать», а потом — умирать.

\ Дом ожидания. Мы ожидаем в нем, а он ожидает нас.

Мы здесь ожидаем улучшения самочувствия, ожидаем смерти,

ожидаем освобождения от беспомощности. Пациенты учатся

терНеть, а терпение — это разновидность надежды.

Мария Луиза умирает. Мой отец удержал ее на краю про-

пасти, оттащил от смерти и теперь ее удерживают в этом сос-

тоянии искусственно, в реанимационном отделении.

Четыре внугривенных иглы. Одпа на центральной линии

шеи для ввода лекарств и жидкостей, по одной в каждом

сгибе локтя для интенсивных мер и еще одна — в

артериальном стволе левой руки для отбора крови и для

подключения датчика при измерении кровяного давления.

Через нос введена назогастрическая трубка, подключенная

к компрессору, который стоит на полу и постоянно

откачивает содержимое желудка, чтобы отрыжка не могла

попасть в трахею при вдохе. В трахею через рот введена

вентиляционная трубка: у бабушки так мало сил, что она

сама почти не может дышать. Она получаст постоянную

диету внутривенно: морфий, нитроглицерин, валиум.

Седативныс необходимы, потому что при беспокойстве

сердце работает быстрее и использует больше кислорода;

все стараются щадить сердечную мышцу. Беспокойство?

Временами мне приходит в голову, что по-па-стоящему ее

беспокоит только вся эта дрянь, которую они в нее

запихивают и которая сама по себе создает основной

дискомфорт. Так она и лежит в белоснежно чистой,

дезинфицированной, сверкающей палате с

подключенными к ее телу шестью системами

жизнеобеспечения.

Но она была дома.

Она это сама мне сказала. Она увидела меня. Я на-

клонился над ее лицом и ее отяжелевшие от наркотиков

веки приподнялись, она посмотрела мне в глаза и сказала:

«Я была дома».

Тогда я взял ее за руку, и она сжала мою руку с

неожиданной силой и отпустила ее, и ее указательный

палец в нервном тике стал постукивать по моей ладони; я

заплакал, и она снова стиснула мою ладонь, утешая меня в

своем страдании.

Потом мне пришлось отступить в сторону, потому

что ей вставляли трубку в трахею, а это всегда сложно,

если человек в сознании.

Боже мой! Мы так боимся смерти, что хватаем

восьмидесятилетних женщин, вырываем их из домашней

почвы и пересаживаем в искусственную технологию,

которую создали для поддержания такой драгоценной

жизни. Ибо все, все, что угодно, кажется нам лучше, чем

смерть.

Это варварство. Что в этом есть человечного? И все

эти интерны и врачи, живущие при больнице, все эти

милые, изящные женщины и мужчины, профессионалы

здравоохранения, кивают головами, когда профессора

философии в их колледже толкуют о жизни и смерти, о

великом цикле, о бла-

го родном уроборосе, природе вещей, естественном цикле.

Понимают ли они, о чем идет речь? Или просто записывают в

конспекты, а потом но отработанной методике выбирают во-

просы для выпускных экзаменов — и на том все кончается?

Знают ли они, хоть один из них, чти означает встретить

смерть с честаю?

Знаю ли я?

Что такое испустить последнее дыхание свободно, не

удерживая его, не цепляясь за жизнь изо всех сил, раздавливая

и удушая ее?

Смерть не является трагедией. Трагично нагие

восприятие ее. Оно патологично.

О, Мария Луиза, неужели я не могу помочь тебе умереть?

Я не мог. Я еще долго оставался возле нее после того, как

ушел отец. У нас с ним был спор. Это он настаивал на таком

лечении. Он вызвал скорую помощь и отвез ее в больницу, он

иелсл парамедикам сделать все, что возможно, и они сделали

именно это. Стандартная процедура.

—Она готова к смерти, — сказал я.

—С чего ты взял? Я спас ее жизнь.

I Ianpaciio я заговорил об этом с ним. Он напомнил мне, что

она его мать, и ушел в гневе.

Я вернулся в палату. Слышно было жужжание и гул комп-

рессора, отсасывающего содержимое желудка; тихо шелестел

вентилятор. Она лежала без сознания от наркотиков. Я держал се

руку и вспоминал ту ночь на altiplano, лицо миссионерки,

изящество ее смерти. Контраст был невыносимым; в этот момент

дверь распахнулась, и сиделка спросила меня, что я тут делаю. Я

сказал ей, что я внук Марии Луизы, что я доктор и что я прилетел

из Калифорнии, чтобы побыть с ней; но время посещений

закончилось. Она возражала, поэтому мы вышли из палаты; в

холле я попросил се, чтобы она вызвала дежурного врача, а сам

возвратился в палату.

Врач пришел через полчаса. Опять мы стояли в холле. Он

работал на тридцатишестнчасовой смене с четырехчасовым пе-

рерывом. Он поднял на меня красные, усталые глаза. У него не

было на меня времени. Он говорил о благоразумии, терпеливо

разъяснял мне, что за ночь с ней ничего не случится, она, по всей

видимости, продержится еще не один день.

—Я не считаю, что она в хорошем состоянии.

—Извините, я не считаю, что вы достаточно квалифици-

рованы...

—Да, я знаю, — подхватил я. — Я просто чирей на заднице.

Он хмыкнул.

— Ее состояние стабилизировалось. Если вы находите ле

чение неудовлетворительным, то обратитесь к членам ее семьи.

А сейчас я должен идти. — Он неуверенно похлопал меня по

плечу и направился было к выходу, но остановился. — Извините

меня, — сказал он; его туфли заскрипели, удаляясь; полы белого

халата развевались за ним.

Я еще раз зашел в палату. Я сказал ей, что люблю ее, и

поцеловал ее в лоб, а потом поцеловал руку. В дверях на меня

смотрели уже две сиделки, решая между собой, не вызвать ли

помощь. Я пожелал им доброй ночи и вышел в душную ночь

Майами.

Справа от меня к подъезду скорой помощи подкатила боль-

ничная автомашина, и двое парамедиков с профессиональной

деловитостью выкатили из нее стальные носилки. В дверях их

встретил знакомый мне дежурный и положил руку на грудь

нового пациента.

Мария Луиза умерла через два дня, несмотря на все старания

удержать ее над пропастью.

Мое возвращение из Флориды ознаменовалось событием,

которое можно считать предисловием к тому, что последовало.

Стефани задержалась в Санта-Барбаре и приехала через не-

сколько суток после меня. Я был в особенно сентиментальном

настроении; моя зависимость от нее усиливалась с каждым ме-

сяцем. Я томился по ней, когда ее не было, и меня терзала

неуверенность относительно ее разрыва с Эдвардом.

Мы обедали у меня дома.

Я зажег свечи, двенадцать свечей в гостиной, и при их свете

мы любили друг друга. Более часа мы играли друг с другом,

дразнили наши тела, баловали чувства ласками-намеками.

Здесь?., или здесь? А это нравится? Все становится возможным,

когда вы преодолели свою отдельность, когда уступаете жела-

ниям плоти, воспринимаете телом, сосредоточиваетесь на при-

косновении. Я вел пальцами по ее лбу, до кончика носа, по

открытым губам, подбородку, шее, между грудями, и я вздрогнул

и увидел мужчину.

Я увидел его, почувствовал сразу и всего.

— Не останавливайся...

Я вдохнул и задержал дыхание надолго, сколько мог.

— Не теперь...

Ike было реально — комната, свечи, пот, текущий струй-

ками но моему телу.

— Что с тобой? Что случилось?

Адреналин, чувство опасности, напряженная тишина, сер-

дцебиение. Защитный механизм, сила в теле в тот момент, когда

она больше всего нужна. Когда ты под угрозой. Ведь это было не

просто ощущение его, это было знание ее любви к другому,

яркое и свежее. Я знал это, как охотничья собака знает, где

пробежала дичь.

—Кто у тебя был, — спросил я, не шепотом, а громко, и

звук моего голоса разрушил эротическое состояние, разбил

оболочку.

—Что?

—Ты спала с кем-то.

Глаза ее расширились, брови и уши рефлекторио оттянулись

назад. Она вскочила с подушек и прижалась спиной к дивану.

—Что ты сказал?

—Ты слышала.

—Что это значит? — в голосе ярость. — Что ты делаешь?

—Что я делаю?

Я встал, натянул брюки и вышел. Я налил из крана стакан

воды и облокотился о буфет. Я приложил руку к груди, сердце

колотилось; пальцы дрожали. Я заметил, что слишком бурно

дышу. Гнпервентиляция. Реагировало все мое тело. По

законам физиологии. Демон ревности поднимался от живота к

груди, к горлу... Она появилась у меня за спиной, закутанная

полотенцем, край которого прижимала к груди.

— Что же это такое! — воскликнул я. — Как ты могла...

— Что7. Как я могла что*. — она качала головой, уста

вившись в пол, словно что-то там искала. — Так ты меня вы

слеживал7. А потом ждал? Ждал, чтобы предъявить обвинения,

когда мы начнем заниматься любовью!

У меня вырвался нервный смех, я замотал головой:

Не надо, не надо. Не перекручивай! — Я выпил воду из

стакана, который держал в руке. — Я тебя не выслеживал.

Не перекручивать? Не перекручивать чего7. Я тебе не верю!

Мы помирились, но она была права. Она не могла поверить.

Невозможно было поверить, что я могу описать того мужчшгу,

что я знаю, как он прикасался к ней. Это ее пугало, и, как ни

забавно, кажется, она никогда после той ночи не доверяла мне

полностью. Месяц спустя история повторилась, но я ничего не

сказал, и, хотя мы и договорились об определенных обязатель-

ствах в наших отношениях, и они еще продолжались больше

года, я не раз ловил на себе ее исподтишка оценивающий взгляд.

Где-то в глубине души она навсегда заподозрила, что я ненор-

мальный.

2января 1975

Я вижу сон.

Дворик в испанском стиле, покрашенный белой краской

кованый железный столик; мы со Стефани сидим за столиком и

болтаем чепуху вроде «Алисы в стране чудес». Я говорю ей, что

она может выбирать: спать (или пожениться?) со мной или спать

с другими (недалеко маячит чей-то силуэт в сером плаще). В

следующее мгновение я появляюсь в комнате, где лежит в

кровати Стефани. Я влезаю туда с крыши, как паук, спускаюсь

по степе узкой комнатушки. Я знаю, что за ней остается

неуплаченный сексуальный долг. Сексуальный долг?

Мы в постели, мы занимаемся сексом. Она сидит на мне

сверху, как на корточках, но лицом к моим ногам, а затем обо-

рачивается через плечо: «Теперь у нас будет ребенок, как ты

хотел».

Но я думаю про себя: нет, мы должны любить друг друга

лицом к лицу; мы должны быть лицом к лицу, если хотим

ребенка.

В Мачу Пикчу, на холме возле Камня Смерти, мы с Антонио

«поставили смерть на повестку дня», и, что удивительно, смерть

Сопровождает меня весь этот год. Любопытно, как мимолетные

Темы, неосмысленные, неопределенные ситуации прошлого вы-

глядят в свете взгляда из будущего.

Я часто размышлял о Волшебном Круге, о путешествии в

Четыре Стороны Света. Мифический Юг, где ты изгоняешь

прошлое, которое преследовало, связывало, ограничивало тебя

Запад, где ты теряешь страх, став лицом к лицу со смертью, и

освобождаешь себя от неведомого будущего. И хотя у меня ш

было никакого предчувствия относительно моего возвращение it

11 еру, и я не знал, возобновлю ли я, вернувшись к Рамону, свок

работу на Западном пути, — смерть постоянно напоминала мне

о своем присутствии.

Повсюду передо мной возникало привидение смерти, v,

каждая встреча с ним была мне уроком. Это началось смертьк

миссионерки, я учился как свидетель, я приобретал знание сво-

им видением и через viracocha. Флирт Глории со смертью открыл

мне часть таинственной драмы психического исцеления. А по-

том была Мария Луиза, удивительная и болезненная демонст-

рация смерти в западном мире.

22 августа

Где-то и меня

ожидает больничная койка. Марии Луизе было восемьдесят

два. Дежурному врачу, который оказывал ей помощь, не

больше тридцати. Что ж, через двадцать пять лет, когда мне

перевалит за пятьдесят, родится ребенок, который вырастет и

станет доктором, который махнет на меня рукой.

Как я умру? От чего я умру? Игра: представляю себе во-

площения будущей жизни. Вот я умираю от сердечной недо-

статочности в раннем возрасте. А быть может, этот ребенок

уже когда-то рождался... Я вижу себя на больничной койке, а

вокруг меня члены нашей семьи, и они не говорят мне правду.

Нет.

Нет.

Нет.

А почему?

Смерть ужасна. Мы сжимаемся при одной мысли о ней и

отрицаем ее, когда она приходит.

Но мы вынашиваем ее в себе, как зародыш

Почему сердечная недостаточность? В каком состоянии

мое сердце? Открывал ли я его кому-нибудь хоть раз но-на-

стоящему? Допускал ли я хоть раз кого-нибудь очень близко к

себе? Может быть, я готовлю себя к смерти от сердечно-лю-

бовной недостаточности. Так и есть.

Я должен изменить это.

Я достиг некоторого успеха, настраивая Холли и ее семью

на положительное, оптимистическое восприятие ее неминуемой

смерти. Для Холли это оказалось не так трудно, как для

родителей. Ее рассудок еще очень молод и не так скован

традициями и табу. Она энергично, с интересом взялась изучать

смерть, подходить к ней как к жизненному опыту. Ее родители

настолько убиты надвигающейся утратой, что вряд ли смогут

принять дар, который она несет им, вряд ли усвоят урок,

который она готова преподать. Но боль у нее усиливается. Я

перепробовал все. Мы распределяем ее энергию, применяем

визуализацию — перекрываем клапаны, через которые

поступает боль, отводим боль в Землю. Сегодня, в легком сос-.

тоянии медитации, она увидела банан.

Холли было семнадцать лет; она умерла от рака яичников.

Мне ее рекомендовал один из моих друзей но Медицинской

школе в Калифорнийском университете, и мы работали вместе

шесть недель. Рак метастазнровал, несмотря на химическую и

лучевую терапию. Ей оставались только боль и смерть.

Через месяц она попросила, чтобы я работал с ней сам, без

ее семьи; я в своем безрассудстве принял это за знак улучшения.

Ее требование не означало, что она отвергает родителей; оно

диктовалось решимостью бороться с болью и встретить смерть в

одиночку. Ее отношение к себе и своей болезни было здоровым.

Мы говорили с ней о важности изучения ее прошлого,

ролезни, боли, а также о том, что ей следует освободить себя

от обязательств, от всех уз, привязывающих ее к этой жизни, от

страстного желания родителей спасти ей жизнь. Я попросил у них

разрешения забрать ее вечером к себе домой, и там, на заднем

дворе, у самой опушки леса, мы разложили небольшой костер, и

она предала огню все свое прошлое, которое угнетало ее. Каждый

фрагмент прошлого она описывала словами или изображала

простыми рисунками на квадратиках тонкой китайской бумаги,

которые затем складывала или скручивала, придавая им

различные формы. Мы просидели у огня три часа. Мы вместе

смеялись и вместе плакали.

Но боль усиливалась. И вот, под конец занятий, на которых

мы отрабатывали самовнушение трансового состояния, она уви-

дела банан. Через неделю она уже видела их целую гроздь. Она

начала вызывать образ бананового дерева, и в легком меди-

тативном состоянии ей это удалось. Это было единственное, с

чем мы могли продолжать работу, поэтому я поощрял развитие

картины, вел ее воображение, и в конце концов у нас устойчиво и

полностью стало возникать банановое дерево. Ни она, ни я не

имели понятия о его значении, и я предостерег ее от попыток

анализировать визуализацию, хотя обоим нам было очень инте-

ресно.

31 августа

У нас с Холли большое достижение.

Мой руководитель в клинике настаивает, что банан — это

фаллический символ, подавленная сексуальность. Господи. Ну,

давайте запихнем ее на одну из обычных фрейдовских полочек...

Зато сегодня у бананового дерева появились корни. Я

попросил ее сосредоточиться на этих корнях, смотреть, как они

растут, как их прозрачные, нежные щупальца медленно

проникают все глубже, глубже в почву, в недра Земли

— Подземный ручеек, — сказал я. Ее глаза были закрыты,

голова в яркой голубой косынке слегка наклонена вперед. У нее

прекрасное дыхание, от живота; кисти рук свободно повисли,

запястья расслаблены. Ей хорошо в этой позе. — Подземный

ручеек холодной, насыщенной минеральными солями воды,

родниковая вода, бегущая внутри вены в теле Земли, в канале

среди камней и грунта, стенки сияют кристаллами кварца, от-

свечивают фосфором, а вода настойчиво пробивается все дальше.

И посмотри вверх. Туда, где корни дерева сверху пробились

сквозь грунт. Крошки грунта упали в ручеек, и их тут же унесла

вода. Твои корни, корни твоего дерева, жаждут, ищут эту воду,

стремятся погрузиться в чистую, холодную, питательную влагу,

тянутся вниз. Почувствуй их. Образуются новые клетки, корни

разрастаются, достигают... почти достают... там...

Ее глаза наполнились слезами, она глубоко, протяжно вздо-

хнула, открыла глаза и улыбнулась.

Она умерла полгода спустя, в полном сознании. В течение

этого периода она снимала себе боль на 50— 60 процентов.

Корни ее бананового дерева проросли глубоко в Землю и при-

носили оттуда холодную ключевую воду, которую мы с ней

нашли, и ей удавалось значительную часть своей боли отводить

по этим корням в глубину Земли. Ее отец поехал однажды с ней

на холмы Напа, где она бегала по маковым полям; по этим полям

был потом развеян ее пепел.

В конце лета я поехал в Бразилию, и результаты мое й работы

и приобретенного там опыта были изложены факультативно в

«Мире целительства». В ходе той поездки и, конечно, в моих

последующих изысканиях по бразильскому спиритизму я стол-

кнулся с паранормальными явлениями, на которые не жаль

потратить и всю жизнь. Я познакомился с физиком д-ром Хер-

панн Андраде, директором Бразильскою Института психобио-

логических исследований, и мы подружились навсегда. Под ру-

ководством Андраде я приступил к изучению спиритических

религий кандомбле, умбанда и запрещенной квимбанда, а также

техники медиумизма и удивительных методов целительства; при

этом я ни на минуту не забывал о глубоких расхождениях между

бразильским спиритизмом и основными положениями

шаманизма. В спиритической практике соблюдается строгость

субъективно-объективных отношений в сверхъестественном

и «духовном мире». Исцеление и проникновение в сущность до-

стигаются через медиума, личность, которая является провод-

ником и инструментом духа. Исцеляющие и экстатические сос-

тояния в шаманизме специфичны по отношению к личности,

элементы «духа» становятся инструментом шаманского сознания.

Спиритический медиум уступает свое тело и свой голос, отдает

его в пользование духу, шаман же никогда не теряет контроль.

Шаман — это духовный воин, непосредственно и мастерски

владеющий пространствами, в которые он проникает во время

«полета духа».

11 октября, Сан-Паоло.

Опять видел во сне Антопио. Мы идем по alliplano. У него в

руках стручок с семенами мимозы. Играем в прятки. Я помню,

мне снился подобный сон, когда я был там. На этот раз он прячет

стручок, а я должен найти его, обращаясь к деревьям за

помощью. Ветер тихо шумит в соснах, и они излучают

собственное сияние. Я спрашиваю у дерева: «Где стручок с

семенами?»; Антонио хохочет и говорит мне, что я очень глупо

выгляжу, стоя здесь и разговаривая с деревьями. Я злюсь и топаю

ногой, но после этого уже спрашиваю без вопроса; я думаю свой

вопрос, и один из кустов в десяти шагах от меня начинает

светиться ярче. Я иду туда и нахожу стручок.

Сегодня вечером Андраде приглашает меня на сеанс.

Звонила Стефани. В се голосе слышна напряженность.

Позже. Два часа ночи. Страшно устал, но должен записать

это, прежде чем усну. Этот сеанс. Все доктора медицины и

физиологи, интересующиеся медиумизмом, собираются здесь

каждый четверг', как на шру в покер. Андраде объяснил, что

целью сегодняшнего сеанса будет исцеление некоторых людей,

которые уже умерли, но их дух еще привязан к прошедшему

биологическому опыту. Люди, умершие без сознания и

задержанные «между этим миром и следующим», все еще

испытывают боль, переживают симптомы той болезпи, от

которой опи умерли. Андраде часто работает как своего рода

духовный врачеватель. Медиумом была красивая бразилианка

средних лет, звали се Регина. Мы все взялись за

руки, и она вошла в глубокий транс и стала «воплощать»

различных «духов»; Андраде беседовал с ними в стиле

классического сеанса психотерапии. Три эпизода — двое

мужчин и одна женщина — велись на португальском языке;

каждый раз голос Регины разительно изменялся. Под конец

сеанса Регина выглядела уставшей и неуверенной.

Прочитали Отче наш, включили полное освещение, и

внезапно Регина заговорила по-испански, тихим дрожащим

голосом: «Где я, Господи... помоги мне...» Андраде

заговорил с пей. Ей очень плохо, она испугана, у нее

пересохло во рту, и такая пустота в груди. Андраде объяснил

ей, что она сейчас находится по ту сторону смерти, что она

пе в своем прежнем теле...

Мне... я не знаю, как мне быть...

Смотри! — сказал он. — Смотри на себя. Почувствуй

свое тело.

Регина провела руками по своей одежде.

Это твои руки, грудь?

Нет... это молодое тело.

Андраде сказал ей, что она сейчас находится в теле

медиума. Ее дух обрел сознание, он разбужен от кошмара, в

который она захвачена, уже не живая, но и не совсем

мертвая.

В это мгновение Регина взглянула на меня и ахнула:

— Бомби! Это ты, малыш мой?

Я вскочил, мой стул перевернулся. Регина бросилась ко

мне на грудь:

— Помоги мне! Помоги мне, прошу тебя!

Я побледнел. Андраде с кем-то из гостей оторвали ее от

меня и принялись успокаивать. Я слушал в каком-то оцепе-

нении. Только моя бабушка называла меня этим именем.

Андраде утешал и ободрял ее, просил ее посмотреть хоро-

шенько вокруг, здесь много других людей, готовых ей

помочь, это безопасно, отсюда можно выйти в другой мир; и

она успокоилась и стала называть вещи и имена — имена ее

матери, отца, мужа (моего дедушки).

Ее боль и дискомфорт улеглись, она почувствовала себя

моложе, сильнее, и Андраде сказал ей, что она живет в

физическом мире, в кошмарном царстве между мирами.

Она еще раз обернулась ко мне и сказала:

— Спасибо, что ты пришел сюда. Я всегда буду любить

тебя и буду с тобой. Береги отца.

Никто здесь ничего не знал о Марии Луизе.

Возможно, Регина была сенситивом. Возможно, она ощу-

тила мою утрату и получила все имена и соответствующую

информацию телепатическим путем. Я сегодня знаю не больше,

чем знал тогда, потому что у меня не было необходимости

анализировать этот опыт. Андраде был весьма симпатичен, но

вполне трезв и решителен во всей сцене. Я был глубоко взвол-

нован и вместе с тем, надо признаться, счастлив от мысли, что

бабушка теперь избавлена от страданий и может спокойно уйти

Однако я был сыт смертью по горло.

13 октября

Мог ли я сделать для нее больше? Облегчить ее муки и

помочь умереть еще в Майами?

Я возвращаюсь в Перу. Я устал от выслеживания

смертью, котами, орлами. Я заказал билет на рейс Сан-

Паоло— Лима— Куско.

Кажется, моя работа па Западном пути началась еще на

altiplano. Я возвращаюсь, чтобы закончить ее.



*12*



Если бы даже мое твердое убеждение в бессмертии

души оказалось иллюзией, то иллюзия эта благодатна,

и я буду лелеять ее до последнего моего дыхания.

Цицерон.



Известие о болезни профессора Моралеса поразило меня

своей нелепостью. Существуют люди, которых невозможно

представить себе нездоровыми.

На занятиях его заменял внушительной внешности молодой

человек в очках с металлической оправой; университет, правда,

снова бастовал. Я представился, и молодой человек сообщил, что

профессора не будет еще дней десять, он заболел пневмонией.

—Не можете ли вы сказать мне, где он живет? Он с

удивлением взглянул на меня.

—Вы его друг?

—Да. Мы большие друзья.

—Простите меня, и вы не знаете, где его дом?

—Не знаю. Мы с ним большей частью путешествовали. Его

глаза за стеклами очков расширились.

— О, тогда я вас знаю, — кивнул он. — Вы психолог из

Калифорнии.

Мы пожали друг другу руки, и он направил меня к дому

кварталах в десяти от университета. Это был побелещш й старый

дом из саманных блоков, толщина его стен достигала трех футов.

Маленькие окна, выложенные плиткой дорожки, красная

черепичная крыша. Я постучал в дверь, и мне ее сразу же открыл

полный, средних лет мужчина с крохотными усиками. Голова его

была повернута назад, в комнату, а руки возились с застежкой

старой черной кожаной сумки.

— РгтсШшт notatuml Плесень, мой друг! Растет на гнилых

плодах и на выдержанном сыре, и если вы не будете принимать

лекарства, вырастет, вероятно, и на вас! Из того, что она прода

стся в виде маленьких белых таблеток, вовсе не следует, что она

для вас не годится! — Желтая резиновая трубка стетоскопа

торчала между ручками сумки, и он все заталкивал ее внутрь.

Из комнаты послышался кашель и голос Лнтонио:

—Не нужно меня опекать.

—Не будьте лицемерным старым дураком. К вам вот гость.

— Мужчина повернулся ко мне, извинился и вышел на

улицу.

Я толкнул дверь, и она раскрылась настежь. В комнате

стояла простая деревянная мебель — стулья и обеденный стол.

Потолок сиял белизной, а стен не было видно из-за шкафов,

битком набитых старыми книгами и археологическими экспо-

натами. В окно был виден Салкантай и руины Саксайхуамана,

крепости инков. Лнтонио стоял у окна. Одет он был в свои

дорожные брюки и сорочку mania и завязывал небольшую ко-

томку куском бечевки. Он выглядел исхудавшим и бледным, под

глазами залегли тени, но лицо его засияло, когда он обернулся ко

мне. Он пересек комнату тремя шагами, и мы обнялись. Да, он

явно потерял вес.

Он отодвинулся и оглядел меня.

—Итак, вы готовы к пугешествию?

—К путешествию? По вы же больны?

—Нет, нет. Я уже выздоравливаю.

—Что это был за человек?

— Доктор Баррера. Это старый друг. Мы живем для того,

чтобы спорить. — Он снял свой пончо со спинки маленького

дивана. — Подобно Джорджу Бернарду Шоу, я наслаждаюсь

выздоровлением. Оно делает болезнь стоящим занятием.

—Вы принимаете пенициллин?

—Конечно. И его, и мои собственные растительные препа-

раты. А Баррере я говорю, что не принимаю. Это его

страшно

раздражает. — Он захихикал. — Однако я слишком долго

не был на природе. Если мои легкие не проветрятся, в них

начнется застой.

— А куда мы идем?

Он взял длинный крепкий посох из угла возле двери.

— Мы навестим человека, который умер, — сказал он.

17 октября

Вторая половина поездки. Второй автобус. Несмотря на

хорошее настроение, Антонио устал и уснул на сиденье в про-

ходе драндулета. Я объехал на автобусах почти всю Латинскую

Америку, но этот превзошел всё, что мне довелось испытать.

Ручка прыгает по всей странице, но делать больше нечего.

Спасибо хоть есть место; в первом автобусе я уступил место

старой индеанке, которую мучили газы, и, стоя два часа, терпел

пытки, пока она облегчалась, а Антонио спал.

Мы едем к учителю Антонио; он живет где-то в сельской

лачуге к северу от Куско. Пришло известие, не знаю каким

путем, что старик умирает, и Антонио едет, чтобы быть с ним. Я

знаю, что старый индеец, с которым мне предстоит

познакомиться (если мы успеем), был его наставником. Антонио

называет его «человек, у которого я учился».

Опять смерть.

В этот раз я путешествую налегке. Просто пакет на один

день. Возбуждение.

Остановились на дороге, среди бесплодного altiplano. Ни

знака, ни здания. И никаких признаков вспаханного ноля. Но я

вижу трех женщин и мальчишку, а с ними свинья и две курицы.

Вышло двое пассажиров. Едем дальше.

Два с половиной часа спустя мы вышли на такой же оста-

новке. Хотя мы все еще были на altiplano, характер местности

изменился: леса мало, это напоминает мексиканский чапарраль

— густой кустарник, местами дерево-другое, местами обнажен-

ные гранитные скалы. Мы шли до самого захода солнца вверх по

высохшему руслу речки, а затем сделали в небольшом ущелье

привал на ночь.

Мы развели костер, и его свет отражался от стен аггоуо.

— Существуют акты силы, — сказал Антошго. — Акты

конфронтации с духом, с Природой, с бессознательным разу

мом, с жизнью. Ваше решение забросить традиционную прак

тику и ринуться в неизвестный для вас мир было таким актом.

Ваша борьба с собственным прошлым в Мачу Пикчу была таким

актом.

—А моя работа у Рамона?

—Нет, — улыбнулся он. — Скорее, это был акт дерзости,

неосторожности. Хотя он оказался поучительным. Разве не

любопытно, как поиск возбужденного состояния приводит

человека к испытанию себя лицом к лицу со смертью.

—Центры боли и удовольствия в лимбическом мозге на-

ходятся рядом, — сказал я. — Хотя страх парализует нас, но

он может и стимулировать. Взгляните на воинов, на героев

древности.

—Страх — эмоция нестойкая. — Он вытащил из сумки плод

граната, весь в коричнево-зеленых пятнышках. — Ничто так

не отнимает у разума его силу, как страх. Как говорил Сенека,

слепота человеческая такова, что некоторых людей страх

смерти как раз к смерти и приводит. — Он разрезал плод

надвое и протянул мне половинку. — Но нельзя стать лицом

к лицу со смертью, создавая обстоятельства, которые

подводят вас ближе к смерти. Для шамана смерть есть

величайший акт силы. Полет духа, экстатическое состояние

шамана — это пугсшествие по ту сторону смерти.

Научиться, как умереть, означает научиться, как жить,

потому что вас требует жизнь и никогда не затребует смерть.

В некотором смысле, человек силы проводит всю свою жизнь

в учении: он учится, как умереть.

—Человек, который уже умер, — сказал я.

—Шаман является духовным воином без врагов в этой или

следующей жизни, свободным от желания и страха: желание

образуется из нашего опыта в прошлом, а страх смерти

отравляет нам будущее. Шаман рожден дважды, один раз

женщиной и еще раз — Землей.

—Работа на Южном и Западном пути.

—Да. Совершая путешествие по Западному пути и встречая

ягуара лицом к лицу в жизни, духовный воин не только обретает

свободу жить всецело своим настоящим, но когда наконец к

нему приходит смерть, она узнает его, а он знает путь. Западный

путь, Запад, находится там, где расстаются тело и душа, viracocha.

— Он вытер руки красным платком. — Это смерть в полном

сознании, с открытыми глазами. Способ уйти из этого мира

живым.

—Бессмертие? Он

пожал плечами:

—Тело есть носитель сознания, жизни...

—Энергии.

—Да. — Он наклонился к огню, медленно пронес сложен

ные чашей руки сквозь пламя, затем сжал руки в кулак и вы

ставил его передо мной. — Когда человек умирает в сознании,

он оставляет носитель и отождествляет себя с тем, что в но

сителе содержалось.

Он раскрыл кулак, и, могу поклясться, я увидел свет.

—И это?..

—Это Бог. — Он снова пожал плечами. — Жизненна я сила,

энергия. Называйте как вам угодно. Этот спящий посох и

весь космос сделаны из него.

Позже

Мы едем не только для того, чтобы побыть с этим

стариком, учителем Антонио, но и чтобы участвовать в его

ритуале перехода, разделить с ним заключительный акт силы

шамана.

Сижу перед огнем среди высохшего русла. Антонио

извинился и ушел; он хочет изгнать свой траур и быть пол-

ностью готовым приветствовать смерть.

К жилищу старика еще полдня пути. Мы вышли из авто-

буса, ведь путь к тому месту, куда мы идем, столь же важен,

как и то, что мы там будем делать.

Я высказал опасение, что мы можем опоздать, по Антонио

сказал, что мы придем вовремя. Я спросил, откуда у него такая

уверенность.

— Он будет ждать меня, — сказал он.

Думаю о Марии Луизе.

Думаю об отце.

Думаю о неизбежности смерти.

Умираешь в теле, рождаешься в духе. Тело — это сосуд

духа, энергии, сознания. Вспоминаю сравнение души с лагу-

ной. Лагуна, место где река расширяется и углубляется, но все

же течет. Я сижу в русле реки, но где содержимое этой реки?

Где вода, бежавшая среди этих каменных стен? Что-то прек-

ратило ее поток, а та, что была здесь, потекла дальше. Куда? В

океан? И ее частицы испарятся, унесутся и упадут па Землю в

другом месте, и будут снова течь в другом русле или прорежут

новое русло на другом краю света. И будут кормить дерево,

течь в сосудах травы.

Потоки, потоки сознания.

Сижу в теле реки.

Издалека слышу пение Литонио. Что это? Очаровательная,

робкая, печальная мелодия.

Устал. Сплю.

Утром мы двинулись дальше. В поведении Антошго поя-

вилась какая-то легкость, мирная решительность* которой я не

наблюдал в нем раньше. Все утро мы поднимались в гору; стали

появляться деревья, местность становилась более привычной.

В полдень мы остановились под одиноким эвкалиптом и

поели фруктов и юкки с кукурузным тестом. Литонио расчистил

небольшую площадку под деревом и выкопал ямку. Из сумки он

вытащил маленькую котомку, которую дома завязывал при мне.

—Что это? — спросил я.

—Рыбная мука. — Он открыл пакет, сунул его мне под Нос

и рассмеялся, заметив мою гримасу недоумения. Он

положил пакет, обернутый бумагой, в ямку, засыпал ее

землей, а сверху полил водой из своей bota.

—В чем здесь смысл?

—Смысл!.. — Он присел на корточки, и лицо его засияло

улыбкой. Куда делась усталость. Казалось, лицу его

возвращается Жизнь, здоровье и характер. Он наклонился

вперед и похлопал меня ладонью по колену. Он радовался

тому, что мы снова вместе.

—Смысл, мой друг, в том, чтобы дать что-то взамен.

—Взамен за что?

—Вы знаете или, но меньшей мере, уже подозреваете, что у

растении, как и у зверей, есть душа. Когда вы используете

растение для священных целей, вы общаетесь с его душой.

Это общение становится для вас единственным,

неповторимым. Ночью я попросил дух Сан Педро помочь

мне вызвать мою силу, чтобы я смог позаботиться о старом

друге. Я отдаю эту рыбную муку в знак благодарности.

Всегда следует что-то оставлять: спрятать кристалл среди

Природы, посадить растение, зарыть монету на перекрестке

или просто отдать что-то как ответный дар за то, что ты сам

получил. Рыбную муку производят на побережье, это очень

хорошее удобрение.

—Вы принимали Сан Педро ночью?

—т Очень немного, буквально гомеопатическую дозу. — Он

стоя вдыхал полной грудью высокогорный воздух. — Мои лег-

кие очищаются. Пойдемте.

Я предполагал, что мы придем в селение, но незадолго перед

сумерками мы поднялись на вершину холма и увидели сосновую

рощицу, а перед ней casita и невысокую каменную ограду, обра-

зующую загон для коз и кур. Позади дома разгуливали два осла;

мальчишка-индеец стаскивал седло со спины старой лошади.

Антонио попросил меня подождать и спустился с холма; я

видел, как он вошел в дом. У меня возникли сомнения отно-

сительно моей здесь уместности. Несколько раз кто-то выходил

во двор и возвращался в дом. Кто эти люди? Много ли их?

Это были друзья. Студенты, знахари, шаманы, подлинная

семья El Viejo, они заполняли всю комнату, сидели на стульях и

табуретках вокруг его кресла-качалки, расположенного в центре.

Единственная его кровная родственница, внучка лет пятидесяти

пяти, подавала гостям кунжутные лепешки.

Большинству из них, как и Антонио, было за шестьдесят.

Индейцы. Шесть женщин и четверо мужчин. El Viejo, старый

ссохшийся от возраста шаман, сидел в кресле-качалке. Он был

укрыт ярким индейским одеялом. Необычно крупные руки в

коричневых пятнах, на пальцах длинные ногти. Тонкий крюч-

коватый нос, казалось, начинался высоко на лбу, также высоком

и покато переходившем в лысину. Длинные седые волосы над

ушами и на затылке были собраны сзади в косичку «конский

хвост». Из-под жидких бровей смотрели добрые серые глаза.

Тонкая, как папиросная бумага, вся в мелких морщинах кожа

была бледной, почти прозрачной, и только высоко на скулах

просвечивало несколько розоватых пятен. Весь внешний вид

свидетельствовал о незаурядности этого человека.

Двое из гостей, мужчина в белой застегнутой на все пу-

говицы сорочке и молодая женщина в лиловой шали, уступили

нам свои места и пересели на джутовые мешки под стеной. Мне

стало неловко за свое вторжение, и я запротестовал.

— Это почетное место, — прошептал Антонио. — Примите

его с благодарностью.

Он сел в кресло рядом со стариком, а я поставил свой стул

позади него. Рядом со мной сидела сморщенная старуха-перу-

анка; ее седые «с перцем» волосы были расчесаны на пробор и

заплетены с одной стороны в косу с лентой.

El Viejo покосился на моего друга и приветственно кивнул

ему; утолок его рта приподнялся в улыбке. Антонио положил

свою руку на руку учителя и заговорил с ним на кечуа. Он

произнес мое имя, и мягкие серые глаза повернулись в мою

сторону, но он, видимо, не смотрел на меня. Его глаза, как у

слепого^ не фокусировались. Я улыбнулся ему; он что-то про-

шептал Антонио, и Антонио кивнул. Я почувствовал, что крас-

нею; голова у меня слегка кружилась, мне было неловко. Ан-

тонио положил другую руку мне на колено; я почувствовал едкий

запах и услышал потрескивание.

Старуха раскуривала трубку, высокую чашечку из твердого

дерева, вырезанную в форме причудливого филина, с длинным

чубуком и костяным наконечником. Она всасывала дым табака и

выпускала его, не вдыхая, и дым шел на меня, а потом она

тронула Антонио за плечо, и он взял у нее трубку и передал ее

старику. Старик очень медленно поднес ее к губам и глубоко

затянулся дымом, так что табак в трубке разгорелся.

Он выпустил дым через ноздри, как дракон, две тонкие

струи белого дыма, а затем выдохнул остаток ртом, и эта струя

догнала первые две и выплыла с ними на средину комнаты. Я

увидел, что там стоит кровать. Пол в комнате был из деревянных

досок. В одном из углов стояла глиняная печка, или камин, а в

каждой из четырех стен было по одному большому окну в

деревянной раме и на задвижках.

Старик передал трубку Антонио, и Аитонио затянулся так

сильно, что я сразу вспомнил о перенесенной им пневмонии. Он

снова отдал трубку старухе, и на этот раз она сама затянулась,

прежде чем передать ее мужчине слева. El Viejo сидел с закры-

тыми глазами все время, пока трубка переходила из рук в руки.

Комната наполнилась едким дымом, крепче, чем от любой сига-

реты, крепче даже, чем от табака у Рамона в джунглях; но окна

никто не открывал. Не было произнесено ни слова. С момента

нашего прихода вообще никто, кроме Антонио и старика, не

издал ни звука. Когда трубка обошла круг, старуха взяла ее в руку

и, тронув меня за плечо, предложила затянуться. Она улыбалась,

и в улыбке се светилась лукавинка; я взял трубку и взглянул на

старого шамана; он открыл глаза и наклонил голову, и я взял в

рот костяной наконечник и затянулся — и мне показалось, что

мои легкие сейчас лопнут.

Я поперхнулся дымом, я согнулся пополам в неукротимом

приступе кашля. Старуха обернулась к своему соседу и сказала

что-то ехидное насчет eljovencito, молоденького, и все в комнате

захохотали. Лед сломался; она похлопала меня по плечу и забра-

ла трубку.

—Что это такое? — спросил я шепотом, но не от робости, а

из-за отсутствия голоса.

—Самый сильный табак huaman'a, — сказал Антонио. —

Его духом является сокол; он вызывает видения, хотя в нем

ничего нет, это чистый табак. Вы здесь почетный гость.

—Спасибо.

Я оглядел комнату. Все улыбались. Внучка старика сидела с

моей стороны; она предложила мне кунжутную лепешку, и я

поблагодарил ее. Она перешла ближе к деду и что-то прошептала

ему на ухо; он кивнул и поднял руку, как бы подтверждая ее

слова. Позади тихо разговаривали на кечуа; вполоборота я уви-

дел пару среднего возраста, они держались за руки, наклонив

головы друг' к другу, и рассеянно смотрели на меня. Я улыбнулся

и кивнул им, и они почти растерялись, улыбаясь мне в ответ.

Антоыио тронул меня за локоть, откашлялся и наклонился

ближе.

— Нам необходимо произвести лечение, — сказал он.

-1- То есть?

—Комната была очищена шалфеем и табаком, и все присут-

ствующие очистили себя, приготовившись к смерти El Viejo.

Когда наступит его последнее путешествие на Запад, он

уйдет один; он сам выберет момент.

—Хорошо, но...

—Некоторые гости заметили постороннего, которого не

приглашали.

—Я ухожу. — Я вскочил, не желая быть помехой.

—Нет, нет. Вы приглашены. Вы почетный гость. Это не вы,

ото душа, которую вы привели с собой.

—Что?

—Я не понимаю, почему я этого не заметил. Должно быть,

из-за моей болезни. Сейчас-то это очень хорошо видно.

—Что видно?

—Это женщина, которая уже умерла. Ее дух все еще при-

вязан к вашей сердечной чакре.

Он притронулся к моей груди. Старуха рядом со мной

набивала трубку табаком из холщового кисета.

—Они это видят7.

—Да. Неяркий сгусток света, привязанный к вам световой

нитью, как пуповиной. El Viejo попросил нас провести

простое лечение и отпустить эту душу. Все согласились.

Я обернулся и посмотрел на людей, сидевших позади меня.

Это было одно из самых жутких ощущений в моей жизни. Они

смотрели не на меня, а на что-то передо мной, что-то, нахо-

дившееся возле моей груди. Мария Луиза? Старая колдунья

снова разожгла трубку и, закрыв глаза, глубоко затянулась; затем

она открыла глаза и выпустила дым в точку дюймах в восемнад-

цати от моей шеи. Я услышал легкие щелчки и оглянулся; ста-

рик, умирающий шаман, постукивал ногтем среднего пальца по

подлокотнику кресла. Тук... тук... каждые две секунды.

—Повернитесь в другую сторону, — сказал Антонио, и я

«сел на свой стул лицом к собравшимся. Старуха издала низкий

резонирующий звук без мелодии, и к нему присоединился дру-

гой, на октаву выше; это другая женщина выпустила дым мне на

грудь и, закрыв глаза, отдала трубку. Другие участники зажигали

свои трубки, наполнив их табаком из холщового кисета,

затягивались, и вскоре меня всего окутало облако густого и

едкого дыма huaman'a, а комната вибрировала от настойчивого

звука шаманской песни.

— Закройте глаза, — сказал Антонио. — Сосредоточьтесь

на этой душе. Используйте ваше видение.

Я закрыл слезящиеся от дыма глаза и почувствовал, как

палец Антонио выстукивает круг у меня на лбу. Я подумал о

Марии Луизе, вспомнил сеанс в Сан-Паоло... В комнате шел

разговор; кто-то высказывал свое мнение, другой с ним согла-

шался.

—В чем дело? — спросил я у Антонио, не открывая глаз.

—Они направляют энергию к ней. Она сияет от их любви.

Они заряжают ее душу, чтобы она могла освободиться от

вас.

Теперь уже все негромко разговаривали друг с другом.

—О чем они говорят?

—Она сердита на вас, эта женщина. Вы что-то отняли у нее.

— Я почувствовал, как мне в ладонь вложили теплую чашу

трубки. — Затянитесь дымом и верните ей то, что вы взяли.

Она умерла в больнице, и вы отняли у нее достоинство.

Я приложил чубук к губам, набрал в рот дыма и выпустил

его. El Viejo закашлялся.

—Hurgo los huesos... Он ковырял кости...

—Вы ковыряли чьи-то кости, того, кто еще не умер, —

сказал Антонио. — Она не свободна.

Я открыл глаза и увидел клубок дыма; он висел передо мной,

похожий по форме на яйцо, но величиной с арбуз.

— Вы что-то отняли у нее...

Моя рука метнулась к груди. Моя медицинская сумка, ко-

жаная сумка, подарок от Стефани...

— ... ее голова...

Я снял с шеи кожаный ремень и вытащил из-под сорочки

сумку. Я открыл защелку и вынул слайд, вставку для микроскопа

в пластиковой рамке; в слайд был вложен микросрез мозга

Дженннфер. Старуха с тихим шипением втянула воздух сквозь

зубы; в комнате воцарилась удивленная тишина. Мужчина в

белой сорочке поднялся с места.

—Что это? — спросил Антонио.

—Это срез для микроскопа. Человеческий мозг. У

пего поднялись брови.

—Зачем вы носите его с собой?

—Я... мне его дал мой друг.

—Вы храните его так, словно это предмет силы, — сказал он.

—Это и есть предмет силы, — сказал я. — Для меня. Я...

многому научился у этого мозга... от того, что держал его в

руках...

—Вы видите ее душу? Вы видите, как она к этому привя-

зана?

—Нет. Я думал, я вижу...

—Вы должны примириться с ней. Освободите ее душу. Она

готова к этому. Она блуждала.за вами всюду, потому что

только через вас она может обрести вечный покой. Это не

ваша вина. Души тянутся к свету, как ночные бабочки к

горящей свече. Идите. Идите в лес и предложите ей это,

верните ей это и отпустите ее. Она уже может уйти, вам

остается только дать ей последнее исцеление.

Я смотрел на него с мольбой.

—Я им это объясню, — сказал он. — Когда все закончите,

возвращайтесь.

Я с трудом держался на ногах, комната качалась и плыла, и

мне пришлось ухватиться за плечо Антонио.

18 октября Мы

должны найти наш собственный ритуал. Собственную

церемонию и собственную дорогу к царству сознания, которое

находится внутри и вне нас.

Писанина стала составной частью моего ритуала, и вот я

верой и правдой исполняю его здесь, на краю небольшой

рощи возле ранчо El Viejo. Темно.

Дженнифер, женщина, которой я никогда не знал и не

мог знать, потому что нельзя постичь сущность жизни или

свою сущность, ковыряясь в костях покойника. Я не знаю,

как ты умерла, но догадываюсь, что твой час застал тебя

на больничной койке, когда здоровые живые люди делали все,

что они умеют, чтобы удержать тебя в своем мире.

Возможно, ты прошла хорошую школу жизни, но смерть

для тебя была, конечно, в новинку, и пришла она слишком

рано, и ты боролась с ней; и если ты оказалась слишком

привязанной к своему физическому телу, к сосуду, в котором

ты содержалась, то прости меня, мне очень жаль. Жаль, что

тебе не были отданы последние почести, что никто не помог

тебе освободиться от тела прежде, чем оно было осквернено.

Такова паша традиция.

Сейчас я уверен, что твое тело уже сожжено, и Солнце

освободилось из нлоти, и остался только этот лоскугок твоей

ткани.По то, что было тобой, не перестало быть; и разве не

удивительно, что твоя душа продолжает следовать за пос-

ледним оставшимся кусочком плоти и обретет свободу здесь,

так далеко от дома, среди этих замечательных мужчин и

женщин.

Я разломал слайд, и вынул из него содержимое, и сжег его

тут же, под соснами.

Я чувствую твое присутствие.

Станет ли это место памятником для тебя?

Спасибо тебе за все, чему ты меня научила. Я буду

хранить это знание в своей памяти, а твой дух — в сердце.

Всегда.

Я начинаю понимать, что такое святыня.

Я провел более часа в том лесу с Дженнифер. Между

Землей и Солнцем двигалась Луна. Это была новая луна,

молодой месяц; стояла необычайная темень. Когда я вернулся в

дом, в комнате горело множество свечей; окна уже были

раскрыты, но ни малейшее дуновение не шевелило язычков

пламени. Старый шаман лежал на кровати посередине

комнаты; старуха пела тихую мелодию. Я сел на свой стул

позади Аитонио и рядом со старухой, в четырех фугах от

умирающего. Он повернул голову ко мне, когда я садился, и

посмотрел на меня, посмотрел прямо мне в лицо, и мое

сознание очистилось, опустело, как его серые глаза.

Затем он слабо кашлянул, и повернулся лицом к потолку, и

закрыл глаза.

Где-то сзади послышалось «ш-ш-шх, ш-ш-шх» погремушки;

кто-то засвистел, как будто приманивая птиц, и началась песня...

тихая песня; она, казалось, несла в себе мир и покой, и мир и

покой воцарялись в комнате. Я слегка наклонился вперед и

увидел, что глаза Лнтонио закрыты. Перед нами приподнималась

и опускалась грудь старого шамана, по его телу пробегала

странная дрожь. Мне хотелось проверить его пульс. Вместо этого

я закрыл глаза и позволил своему телу присоединиться к ритму

погремушки и песни. Я почувствовал, что безо всякого усилия

перехожу в состояние ясности, чистоты, совершенной гармонии

с пением...

Прошло немало времени, прежде чем я открыл глаза. Все

происходившее и происходящее казалось сном. Я проснулся и

очутился в сновидении с этой комнатой, лицами, умирающим на

моих глазах человеком. Неизменный ритм погремушки. Дыхание

старика, медленное и регулярное, тринадцать ударов погре-

мушки на каждый вдох-выдох. Наступило время вести счет

дыханиям, ощущать структуру воздуха, его массу, его сладост-

ную тяжесть. Пока я сидел с закрытыми глазами, свечи догорели

почти до конца.

На лицах этих мужчин и женщин, учеников El Viejo, све-

тился экстаз; он сиял в воздухе, околдовывал, он был осязаем,

как запах весны в апреле.

Антонио немного повернулся и взглянул на меня, и я осоз-

нал, что неотрывно гляжу на старика, на движения его грудной

клетки, и считаю тринадцать ударов погремушки, и дышу вместе

с ним. Лнтонио протянул руку и коснулся средним пальцем

моего левого виска, а затем стал выстукивать кончиками паль-

цев, как на барабане, кружок у меня на лбу.

— Попытайся видеть, — прошептал он. — Будь внима-

телен.

Я расфокусировал зрение, и мой взгляд переместился в

точку, находившуюся в шести дюймах над грудью старика, и она

была там, неосязаемая форма дымчато-фиолетового оттенка...

исчезала... снова появлялась; она появлялась с каждым выдохом

и снова исчезала при вдохе.

Старуха сжала мою левую руку. Я обернулся и посмотрел на

нее, затем на се темную мозолистую руку, сухую и прохладную.

Я положил на нее сверху свою правую руку и кивнул старухе;

вокруг ее глаз собрались морщины, она улыбалась. Она поднесла

к губам трубку, затянулась и выпустила дым на меня; она втянула

голову в плечи и продолжала дуть на меня дымом, от коленей и

выше, в грудь, в лицо, и было что-то удивительное в ее лице, в

наклоне головы и шеи, что-то нежное, ласкающее, почти эро-

тическое.

Она вложила трубку в мои холодные, мокрые от пота ла-

дони. Погремушка замолкла и комната загудела от тишины.

Поворачивая голову, я услышал хруст шейных позвонков.

Я не видел энергетического тела. Сияние исчезло. Я увидел,

как по телу старика прошла судорога, потом вторая, и в тишине

раздался протяжный вздох.

Я поднял глаза на шар, светлую, опалесцирующую сферу;

светящиеся нити закручивались, обвивались вокруг его лба,

сливались с ним, а сияющее яйцо удерживалось на световой

спирали, и стоило мне посмотреть на него, как оно исчезало,

поэтому я сфокусировал зрение в пустом пространстве, чтобы, не

видя, все же воспринимать его.

Антонио взял трубку у меня из рук. Я забыл, что держу ее.

Он стал раскуривать ее, и последняя искорка ожила и перекину-

лась на сухой табак. Он встал и принялся пускать дым на лоб

мертвеца, и тут, как бы с вершины моего видения, я заметил, как

пульсирует и рассыпается тысячами искр viracocha; что-то

похожее возникает перед глазами, когда закроешь их и при-

давишь веки пальцами. Искры разлетались по всей комнате,

оставляя следы, световые траектории, которые, казалось, тяну-

лись к головам учеников El Viejo, и погремушка снова зазвучала,

т-ш-шх, ш-ш-шх, и когда я снова увидел, шар висел в центре

комнаты, Антонио стоял вместе с внучкой шамана возле его тела;

он опускал пальцы в чашу с травами, а затем прикасался ими к

чакрам покойника, к его коленным чашечкам, подошвам ног,

локтям и ладоням.

Меня взяли за руки, старуха слева и мужчина в белой сороч-

ке справа. Антонио и внучку взяли за руки другие, и так мы все

встали в круг, соединив руки, и старуха рядом со мной запела

жалобную песню. Ее голос похож был на звук флейты, и я узнал

эту странную мелодию: накануне ночью ее пел Антонио. Это

была песня лесов и высотных плоскогорий, этой песней созы-

вались духи трав и сосновых деревьев, потому что, как позже

объяснил мне Антонио, элементали, силы Природы, которые

были животными силы El Viejo, уже свободны. И я увидел энер-

гетическое тело; свет этой старой души завихрялся и таял, как

капли краски в бурлящем водовороте. Антонио подвел меня к

окну, потер мне лоб, стимулируя видение, и сказал:

— Дышите. Дышите глубоко и смотрите. Скорее!

В этот момент лес был живым: он светился тем светом,

который я уже видел в джунглях. Сияющие ореолы очерчивали

контуры деревьев, а между ними носились, вспыхивали, играли

гонкие искорки, подобные жукам-светлякам, и верхушки сосен

медленно-медленно качались, и слабый ветерок принес в ком-

нату запах хвои.

Пламя свечей заколыхалось, дым рассеялся. И песня за-

кончилась.



*13*



Каждая разлука дает некоторое представление о

смерти.

Шопенгауэр



Утром после смерти старого шамана была праздничная

трапеза — жареная юкка, фрукты, хлеб, кукурузная мука.

Настроение царило веселое; было много разговоров, преи-

мущественно о местных болезнях и бедствиях. Аптонио объ-

яснил мне, что эти люди приехали издалека, чтобы присутство-

вать при рождении старика в духовном мире; это были шаманы и

знахари, признававшие учение El Viejo. По поводу веселого

настроения Аптонио улыбнулся: они радуются, сказал он, пото-

му что знают, что теперь дух учителя всецело будет с ними и что

он свободен от ограничений этого мира.

Mesa старого шамана была раскрыта, и каждый из учеников

подходил и брал себе один из предметов — кристалл, жезл,

камень, древний предмет силы; и не было никаких споров, ко-

лебаний или нерешительности. Аптонио обьясиил мне, что

предметы были распределены во время смерти старика: дух

шамана сказал каждому, что ему принадлежит.

19 октября

Мы попрощались с домом на краю леса около 11 часов

утра. Мы разговаривали о бессмертии.

Знание того, что мы состоим из соматической и духовной

материи, лежит в основании шаманского опыта. Если человек

на протяжении своего жизненного срока научится отде-

лять себя от физического тела, чувствовать себя «светящимся

существом» и свершать духовные полеты, то он может уме-

реть сознательно, умереть во плоти и родиться в духе — в.

духе, который ему уже близок и которого он требует. Если же

человек умирает не сознательно, то его энергетическое тело

возвращается в Великий Бассейн Сознания.

Я попросил Антонио объяснить, что это за «Великий Бас-

сейн», по он только замотал головой. ТерНеть не Moгy, когда

он так делает.

— Это просто метафора, — сказал он. — Поэтическое

представление некоторой философской концепции. Оставьте

это. Если вам такое представление не нравится, составьте себе

другое, только не сооружайте его на чьем-то опыте.

—Хорошо, — сказал я. — Но это... индивидуализация духа:

не означает ли она, что если человек умирает сознательно,

то он сохраняет свою индивидуальность и после смерти?

—Индивидуальность? — переспросил он. — Вот еще одно

путаное понятие. Если уж вы так настаиваете на сведении

всего к теоретическим формулам, то потрудитесь быть более

точным.

—Черт! — Я остановился, снял с плеча пакет и положил его

на землю. — Я стараюсь понять при помощи тех средств, к

которым я привык!

—Да, — сказал он, — вы в щекотливом положении. Вы на

пути к опыту. Этотпуть приведет вас к пониманию. Вы

застряли между двумя мирами, между бодрствованием и

сновидением. Вы испытали силу, и все же вас до сих пор

сбивает с толку различие между вашим опытом и вашими

верованиями. Но ваши верования основываются на теориях

других людей.

—Теории нужны, — сказал я. — Боже мой, да ведь теории

— это то, что позволяет нам предвидеть! Это то самое, что

ведет к будущему род человеческий: думать вперед,

предлагать возможность, испытать ее — и вперед!

Неокортикальное мышление, логика — это факт, это

реальность западной культуры. Это нельзя сбросить со

счетов только из-за того, что другие культуры подходят к

тайнам сознания с противоположной стороны. К тому же,

западная наука тоже упирается в область мистики.

Посмотрите на квантовую физику...

—Что же я там увижу? — спросил он.

—То, что вы уже знаете. Что сознание является определя-

ющим фактором действительности. Что на исход события

влияет наблюдение этого события. Что фотон, субатомный

элемент света, не является ни волной, ни частицей. Ни то, ни

другое, но оба сразу, это же удивительно! Вся процедура

западного научного метода основана на сведении одного к

другому... — Я начал загибать пальцы. — Мы пытаемся

объяснить работу мозга, изучая молекулярную биологию

центральной нервной системы. Молекулярная биология

изучается на основе атомной физики, а атомная физика —

это сфера действия квантовой механики, принципа

неопределенности: наблюдение события влияет на его

исход, разум наблюдателя нельзя исключить при опреде-

лении характеристик действительности.

—Таким образом, — сказал он, — научный редукционизм

свел себя к сознанию. Физики становятся поэтами.

—Да. Изучение человеческого разума неизбежно возвра-

тится к разуму того, кто изучает.

—И с Запада придут новые шаманы.

—Что?

—Однажды у меня было такое видение. — Он поднял с

земли мой пакет и протянул его мне. — А теперь давайте

скажем, для теории, что человек может сохранить после

смерти не индивидуальность, а целостность осознания.

—Прекрасно, — согласился я, забросил пакет за плечо и мы

отправились дальше.

—О чем это вам говорит?

—О бессмертии, — сказал я.

—А еще?

—Не знаю. Не уверен. Это похоже на бесконечность. Как вы

эту концепцию можете применить на практике?

—А как вы применяете квантовую механику в практической

жизни? — парировал он. — Учит ли вас квантовая теория,

как ходить по Земле? Как изменять погоду? Как

отождествлять себя с творящим началом, с Природой, с

Богом? Учит ли она вас, каким образом осуществить каждое

мгновение вашей жизни как акт силы? Нет! Теория. Логика.

Концептуализация. Игры,

чтобы позабавить себя чем-нибудь таким, что лежит за преде-

лами человеческого познания и сознания.

Теперь пришел его черед остановиться и обернуться ко мне.

— Приобретая опыт жизни через смерть, человек стано-

вится духовным воином и отождествляет себя с жизненной

силой. — Он сжал пальцы в кулак и протянул его в мою сторону,

напоминая мне о том костре позавчера ночью. — Мой старый

"учитель умер в своей плоти, но сохранил целостность своего

осознания. Вы, наоборот, поддерживаете целостность вашего

тела. Вы упражняете свое тело, но тем временем атрофируется

ваше сознание. El Viejo знал правду почти обо всем в своей

жизни, и он ходил по снегу, не оставляя следов. Нет, мой друг, не

буквально, а поэтически. В мистическом смысле. Он положил мне

руку на плечо.

— Наш мозг — не часы, заведенные на семьдесят два года.

Мы не привязаны к этой Земле на определенный интервал

времени, между рождением и смертью. И Бог приходит не отку

да-то свыше, он существует вне времени и пространства и ин

формирует жизнь, дает ей форму и образ. Земля — это наш дом,

и если уж мы сумели выйти за пределы театра теней, который

мы называем биологической действительностью, и отождест

вили себя с Божественной Силой, то мы поймем, что у нас нет

выбора: нам надлежит быть смотрителями Земли.

Он повернулся и зашагал дальше.

—Смотрителями Земли, — повторил я и бросился догонять

его.

—Это лежит на нас. На нашей ответственности. — Он

раскинул руки, обращаясь к ландшафту вокруг нас. — Чти

мать и чти отца твоего. Мать Землю и Отца Солнце. У

человека знания нет выбора.

— И новые шаманы придут с Запада?

— Да, конечно, — сказал он.

20 октября.

Вчера вечером, после ужина, Антонио вытащил из ма-

ленького мешочка стручок с семенами мимозы.

Я взглянул на опушку сосновой рощи, где мы оста-

новились на ночлег, и узнал место, которое видел во сне.

Deja vu.

—Вы воображали это?

Я осмотрел стручок. Высушенный, сморщенный, кривой,

длина четыре дюйма.

—Я сновидел его, — сказал я.

—Вы вообразили его, — сказал он. — Мы вообразили его

вместе.

—Сновидели вместе.

— Откуда происходит воображение? — спросил он. —

Фрейд и Юнг чувствовали, что оно приходит из бессознатель

ного и что бессознательное разговаривает с нами в наших сно

видениях. Закройте глаза и вообразите. Закройте глаза и смо

трите. Смотрите с закрытыми глазами. Сновидьте.

—Мы сновидели вместе.

— Он кивнул головой.

—Шаман часто начинает урок на этом элементарном уровне.

—Сознательно? — спросил я.

Он склонил голову над предметом, который держал в руке,

и свет костра засиял на его серебристо-седых волосах.

—Не кажется ли вам, что это слово начинает терять свой

смысл?

—Нет, — возразил я. — Я все-таки знаю, когда я в сознании.

Это реальность моего опыта потеряла свою определенность.

—Плоскости реальности, — сказал он, не поднимая головы,

— это уровни возможного осознанного. Вы можете сколь-

зить между ними. — Он поднял голову и взглянул на меня.

— По собственному желанию.

Он наклонился и положил стручок в огонь. В стручке еще

была какая-то влага, и когда она испарилась от действия жара, он

стал коробиться, скручиваться, и его сморщенная поверхность

потемнела, прежде чем вспыхнуть пламенем.

—Вы должны вернуться в джунгли. Завершить вашу работу

на Западном пути.

—А на Южном я уже закончил?

—Нет. Закончить вообще невозможно. Помните, что Во-

лшебный Круг — это круг. Огромная спираль. Вы вошли в

мистический мир и столкнулись с элементами вашего

прошло-

го. И начали сбрасывать кожу рационального мышления, кото-

рую носили все эти годы. Прошлое ослабило свою хватку на вас,

и смерть ходит за вами, как тот кот.

Он слегка перевел глаза, и я обернулся и посмотрел через

плечо в темноту.

— А еще есть этот орел, он все выжидает, чтобы броситься

на вас и терзать. Вы должны вернуться к Рамону, вернуться к

той лагуне.

Я кивнул, но Антонио покачал головой с сомнением.

— Не дурачьте себя, — сказал он. — Не думайте, что если

вы помирились с вашим прошлым и освободили себя от страха

смерти и от страха перед будущим, то вы уже живете жизнью

воина и вступаете смело в свое настоящее как человек силы.

Пусть простота этой теории не станет вашей ловушкой. Насто

ящее не длится. Оно становится прошлым уже в то мгновение,

когда мы еще наслаждаемся им. Вы пока что стоите в тени

тайны. Это тень, которую отбрасываете вы. Ваша тень. Но че-

ловек силы и знания ходит по снегу, не оставляя следов. И не

отбрасывая тени.

Он улыбнулся мне, глядя поверх костра.

—Многие, кто путешествовал но Волшебному Кругу, соб-

лазнились его силой. И очень немногие завершают Круг,

обращаются с древними предками и их знанием на

Северном пути и превосходят их силу на Восточном пути,

чтобы, наконец, стать людьми знания, детьми Солнца. И

если вы хотите, чтобы метафора оказалась буквальной,

обратите внимание на одну вещь, которая не отбрасывает

тени.

—Что это?

21 октября

Единственной вещью, которая не отбрасывает тени, является

Солнце.

Энергия и сознание — тоже? Энергия Солнца — это

энергия всякой жизни, всякого вещества; потому что это ве-

щество является энергией, которая образует все структуры,

подобно тому как сознание формирует всякую жизнь.

—Мы возвратились в Куско, и я заказал билет на

утренний рейс на Пукальну.

—24 октября

—Приехал в Перу, чтобы изучать ayahuasca,a меня позна-

комили со Смертью. Приехал в Перу, чтобы найти

шамана, и нашел полную комнату людей.

—Завтра возвращаюсь в джунгли. Возвращаюсь в Сад.

—Восемьдесят тысяч лет тому назад у нас появился дума-

ющий мозг, рассуждающая машина, которая поставила

нас вне Природы. Одним гигантским скачком мозг почти

удвоился по объему. Мы можем оценивать. Рассуждать.

Думать. И рука Природы соединилась с рукой человека.

—В ящике ночной тумбочки в моей гостинице лежит

гидеоновская Библия.

—«И сказал Господь Бог: «Вот, Адам стал как один из

Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки

своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не

стал жить вечно». И выслал его Господь Бог из сада

Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он

взят».

—Я возвращаюсь в сад, чтобы простереть руку свою и

есть от дерева вечной жизни.

—Разговаривал со Стефани. Очень далеко был ее голос.

Мне необходимо вернуться в Штаты для последнего

редактирования «Мира целительства»; придется на

самолетах наверстывать время, проведенное в джунглях.

Хочу встретить Антонио в аэропорту после полуночи,

попрощаться. Надо ли? Антонио не пришел никогда.

—Я звонил в школу, но мне никто не ответил. Я ожидал

его до последнего мгновения, а затем сел в двухмоторный

самолет до Пукальпы. Я рассчитывал, что вернусь через

пять дней. У меня будет часа два в Куско перед полетом

на Лиму и домой. Я, конечно, увижу его, возьму такси до

школы, и мы попрощаемся перед тем, как я уеду.

—И все же я не мог успокоиться. Почему он не пришел?

Так много нужно было сказать...



*14*



Когда смотрит рассудок, глаза не отвечают за

результат.

Пьюбилиус Сайрус



На этот раз я успел на автобус в Пукальпе. У меня даже

оказалось достаточно времени, чтобы постоять под старым

Вестингхаузовским вентилятором и выпить стаканчик cuzcena в

баре. Бармен помнил меня.

Я вышел па шестьдесят* четвертом километре и поискал

глазами банановую пальму, обозначавшую начало тропы, но она

так разрослась, что я не мог отличить ее от других и пошел

наугад.

В воздухе чувствовался какой-то странный запах, проби-

вавшийся даже сквозь едкие испарения джунглей. Этот запах

поселился и на поляне вокруг хижины Рамона. Рамон был дома.

Он стоял спиной ко мне, склонившись над толстым покрученным

суком дерева на песке. Когда я вышел из чащи, он выпрямился,

повернулся ко мне, и я увидел в его руке мачете. Мы стояли

неподвижно на расстоянии тридцати футов и смотрели друг на

друга. Я улыбнулся. Он только прищурился в ответ и закинул

голову назад, разглядывая небо. Никаких признаков узнавания,

удивления или дружелюбия. Он несколько раз потянул носом и

снова взглянул на меня.

—Что это такое? — спросил я.

—Горит, — ответил он, глядя в землю и качая головой.

25 октября

Где-то далеко южнее, в тридцати или сорока километрах,

горят джунгли. Между тягачами подвешены цепи, и жизнь

выдирается и выжигается из джунглей ради того, чтобы соз-

дать пастбище для скота. Говядина нужна для пищевой про-

мышленности США. Уничтожаются драгоценные леса,

экзотические деревья твердых пород.

Рамон всегда немногословен, а сегодня молчит особенно

упорно. Мрачен. Он здесь один, и я не знал, как спросить его о

жене и дочери. Когда я все же решился, он только качнул го-

ловой в ответ. Нам нужен дождь, сказал он, и вот льет дождь.

Льет всю ночь, как из ведра; какой-то библейский потоп.

Чтобы погасить огонь? Чтобы смыть белых людей?

Как он себя чувствует? Злой, обиженный. Встретил меня

неприветливо. Там горят джунгли, а здесь из джунглей

выходит белый человек и поселяется в его доме.

Неловко. Если так же будет утром, я уйду.

Я спал долго. Был почти полдень, когда я проснулся. Дождь

закончился, и от джунглей шел пар. Что-то варилось в жаровне

на костре. Рамона не было.

Я побрел к излучине речушки, туда, где когда-то купался и

вел свой дневник. Я следовал за изгибами русла, брел водой,

когда нельзя было пройти по берегу из-за буйной раститель-

ности. Так я Нетлял целый час и наконец увидел еще одну

песчаную отмель и тропинку; я поднялся по тропинке и вышел

на поляну в джунглях фугах в ста от речки. Там были развалины

какого-то здания, похоже, небольшого храма, украшенные ор-

наментом джунглей: за восемьсот лет лианы въелись даже в

гладкую поверхность гранитных блоков. Давление времени. Ти-

пичная литография девятнадцатого века из книги о путешес-

твиях. В центре поляны видны были остатки костра, затушенного

ночным ливнем. Кто здесь был? Рамон?

Я направился через поляну к развалинам. Внезапно джунгли

остановились. Прекратился свист цикад. Резкая какофония птиц

и насекомых, щебет и гомон, наполнявшие теплом и треНетом

атмосферу Амазонки, вдруг стихли. Последними прозву-

чали мои шаги, прежде чем я остановился и прислушался к

тишине.

26 октября

Сижу на песке возле лагуны. Уже далеко за полдень. Слежу

за двумя утками на воде. Они кормятся у дальнего берега,

кувыркаются вперед, хвостом вверх, затем обратно, стряхивают

воду с голов, обрабатывают перья клювами.

Райское место. Вокруг меня тихо кипят джунгли.

Ш-ш-ш-ш, с-с-с-с.

Я закрываю глаза и растворяюсь в этом звуке, потом

открываю их и смотрю на маленький водный простор, который

стал для меня символом. Я мифологизировал это место, освятил

его в своем воображении, и оно стало для меня местом силы,

святыней. Здесь происходили волшебные события; оно

существует в моем сознании, место, куда я прихожу в сумерки.

Пейзаж моего воображения, моего сознания? Но я здесь и

вправду. Я действительно сейчас здесь.

Рациональная конструкция.

Я здесь, я пишу.

Концептуальная конструкция.

Но я же действительно здесь. Сейчас.

И пишу это.

Я могу существовать здесь в некоторый момент времени,

осознать, что я здесь, и написать, что я здесь; таким образом,

писанина представляет уже дважды исчезнувшую

действительность.

На этом стоит остановиться; это имеет прямое отношение к

различию между книжной философией, коюрую мы понимаем

нашими думающими рассудками, и прикладной философией —

прямым опытом. Опыт абстрактного возникает в другом месте.

Возможно, это потому, что опыт захватывает весь мозг, все тело,

все сознание, а не только ту часть, которой мы привыкли думать.

Итак, кто же получает прямой опыт? Элита? Мужчины и

женщины, подвижники, прикоснувшиеся к тайне, становятся

субъектами мифов и религий, через них остальное человечество

получает духовный опыт — косвенно. Герои. Различие между

опытом и верой.

Конечно. И хотя, возможно, каждый — Будда и Христос,

Магомет и Черный Лось — прикоснулись к Богу, испытали

силу и растворились в потоке сознания, которое дает формы

всякой жизни, общность их опыта была утеряна в изречении

или, скорее, в осуществлении изречения. И опыт и знания, ко-

торые должны были объединить все человечество, разделили

мир, потому что одинаковый опыт был изречен различными

словами.

Священные места.

Есть одно место в джунглях. Час ходьбы отсюда. Меня

обдает холодом при одном воспоминании. Каким-то холо-

дом...

Я вернусь туда, несмотря на то, что даже мысль об этом

пугает меня. Страх. Вот за чем я приехал сюда. Видимо, я...

— Ты ел?

Я не слышал, как он приблизился, но он стоял рядом со

мной. Он сел возле меня на песок. Я закрыл дневник и сказал,

что не ел. Он кивнул, глядя на другую сторону лагуны.

—Хорошо, что ты приехал сюда.

—Спасибо, — сказал я. — Я не был уверен...

Он покачал головой.

—Они... — он взглянул на юг, — не видят... — продолжал

он медленно, — Природы... — он посмотрел мне в глаза, —

вещей.

Позже

Природа веищей.

Рамон человек немногословный.

— За тобой следует орел.

Я отодвинулся, чтобы лучше видеть его лицо.

— Да, — сказал я. — Я очень сожалею...

— Сожаление? — он нахмурился. — О чем?

— Ваша дочь...

Он склонил голову набок и посмотрел на меня искоса.

—Для нее это была высокая честь. — Он покачал головой и

почти улыбнулся.

—Честь? Но орел... — я вскочил, обернувшись спиной к

лагуне. — Разве не вы послали орла?

—Нет, — сказал он просто.

—Но мне говорили, и... я чувствую, что он не мой.

—Он не твой, — сказал он. — Он от человека большой

силы. От человека с Севера. Вы работали с этим человеком.

—Антонио?

Он пожал плечами и только кивнул головой, подтверждая

столь простой факт.

— Но он сказал мне, что это вы послали его!

Глаза Рамона широко раскрылись. Он кашлянул, чтобы

скрыть смех, и замотал головой, словно стараясь стряхнуть

ухмылку, которая растягивала его губы. Он поднялся и подошел

к жаровне. Он наклонился, чтобы поправить костер, и это был

единственный раз, когда я увидел, как он хохочет. Он согнулся

пополам, упершись руками в колени. Кажется, это была самая

забавная история, которую он когда-либо слышал.

Остаток дня я провел с Рамоном, наблюдая, как он готовит

аяхуаску, нарезает и толчет растения, корни и побеги.

—Вернись снова на то место, — сказал он, когда солнце

стало погружаться в джунгли.

—Какое место?

—Где ты был.

—Этим утром?

Он кивнул.

—Что мне там делать?

— Сидеть. — Он налил отвар из подвешенного горшка в

деревянную чашу, и я последовал за ним к дуплистому дереву

чиуауако. Он поставил йаге в дупло. — Приготовься. Призови

свою силу. Мы выпьем йаге ночью. Возвращайся, когда будешь

готов.

Как ярки все впечатления этой ночи. Я снова иду вдоль

речушки, по своим утренним следам, затем вброд, а дальше по

тропинке вверх; солнце зашло, и вся игра теней в джунглях

перешла в темноту. Глаза приспосабливаются, я вступаю на

крошечную поляну перед развалинами; луна еще не взошла,

темень.

Меня окружает страх, который я почувствовал еще днем;

теперь я возвращаюсь к нему ночью. Страх, тяжелый, как воз-

дух, в котором он живет; я улавливаю его шестым чувством. Я

вспоминаю, я обнюхивал тыльную сторону ладони, предплечье;

волосы на руке слиплись от пота. Был ли запах у страха? Шум

джунглей ночью не похож ни на что; отдельные ясные звуки,

вибрато, стаккато, протяжное острое шипение. Единственное,

что меня отделяло от темноты и всего в ней живущего, была моя

одежда.

Я избавлялся от страха, предаваясь ему. Я предлагал ему

себя, я неуклюже сдирал с себя одежду, руки мои тряслись, я...

Что я делаю?

Стою один, обнаженный, в самом сердце джунглей Ама-

зонки. Дрожу в тепле, беззащитный среди клаустрофобической

тьмы, и запах моего пота, страха, репеллента от насекомых

расходится далеко за пределы поляны.

Но то, что я почувствовал глупость своего поведения, это

своеобразное унижение, было, кажется, определенным индика-

тором моего страха: я что-то чувствовал кроме страха. Вместо

страха. Мои глаза рыскали по сторонам. Поднималась луна, и я

начинал видеть предметы в периферии моего поля зрения,

различать оттенки темноты.

Я сел на свою сорочку, закрыл глаза и стал медитировать на

звуках, стараясь отделить птиц от насекомых, дальние крики от

близких цикад.

Если вы внимательно смотрите на скрипача в оркестре, вы

можете почти полностью отделить звуки его инструмента от всей

массы звуков; и я стал дышать животом и вызывать образы,

визуализировать существа, населяющие джунгли, сосредо-

точиваться на их голосах: тик-тик-тик твердокрылого рогатого

жука, кудахтанье и клокотанье гигантского макао где-то там...

далеко... а вот «плои!» капля воды упала на мягкий, зеленый,

огромный, как ухо слона, лист пальмы... Я отфильтровываю

отдельные звуки и слышу, как другие стихают, тают в темноте,

сами к себе прислушиваясь...

Я услышал свое дыхание. Тяжелые удары сердца. Быстрее.

Листья, прутья, почва. Я двигаюсь. И дышу.

И я слышу свой запах среди влажного хаоса джунглей.

Я двигаюсь как тень.

Я уснул там. Проснулся, и воспоминание о коте, о себе

самом подняло меня на ноги. Я натянул брюки, завязал сорочку

на поясе и направился по тропинке к реке.

Я помылся в реке и пошел по руслу, как по нити Ариадны,

прочь из лабиринта джунглей, обратно к Рамону.

Это началось со звука.

Я лежал навзничь на песке, на ровной площадке недалеко от

костра и в двадцати футах от воды. Воздух был теплый и

влажный. В песке стояли горящие свечи, и москиты выли вокруг

них. Дым от трубки Рамона плыл на меня, удушающий дым,

перемешанный с влажным воздухом. Теплый.

Я чувствовал себя прекрасно. Весь день я голодал, сидел у

излучины реки, писал, передумывал и переживал недавнее про-

шлое. Я даже разделся и промыл свои чакры в воде, протекавшей

через лагуну и через мою излучину, а потом натер тело листьями,

которые, по уверению Рамона, будут отгонять москитов.

Я провел смотр своих мыслей и чувств. Для каждого из них

я выбрал объект. Вот мое клиническое любопытство: будет ли

сегодняшний ночной ритуал повторением предыдущего? Для

него я выдрал треугольный кусок бумаги из дневника. Безопас-

ность, смелость перед темнотой и ягуаром предыдущей ночи —

для этого чувства я выбрал острую щепку дерева. Мои надежды,

моя жажда трансцендентного опыта — это были сплетенные

между собой три полоски пальмового листа. Моя вера, что я

вернусь назад, что я переступлю предел, отделяющий от смерти,

и возвращусь к жизни, — пятиконечный листок, похожий на

руку. Каждый из этих предметов я бросал течению, как бросают

жертвы в огонь. Я наблюдал, как они уплывают. Лист, похожий

на раскрытую ладонь, коснулся берега на излучине и сделал

полный оборот, прежде чем исчезнуть за выступом.

И я сижу, истекая потом, голый, освещенный луною.

Сейчас, лежа на песке, я чувствовал свою мощь, но моя

готовность изводила меня. Я должен отделить свое желание

служить этому ритуалу от самого опыта. Рамон удовлетворенно

кивнул, протягивая мне чашку йаге, а потом еще раз, когда уже

дул на меня дымом. Ощущал ли он мою силу?

Глядя вверх на звезды, я вспомнил момент, когда свет соб-

рался на потолке хижины Рамона н обрушился вниз, раскрыв на

меня челюсти. Это было так давно. Насколько это будет иначе

теперь?

Что это*. О чем ты?

Ждать. Я жду этого. Звезды на своем месте. Луна, такая

полная, освещает поляну. Хорошо освещает. Рамон, танцуя,

описал крут на песке и очистил меня табачным дымом, и мы

кружили; и я выпил айякуаску, но почувствовал только ассоци-

ативный дискомфорт: горький привкус во рту после йаге на-

помнил мне о тошноте, которой я не чувствовал. В этот раз не

чувствовал. Стоп. Прекрати эти сравнения. Ожидания. Вложи в

этот момент все, что угодно, только не свое присутствие.

Посмотри на себя! Ты уже сидишь! И смотришь на Рамона с

видом: «Все ли идет как надо? Что со мной происходит? Про-

исходит ли что-нибудь со мною?» Ложись обратно. Ложись

сейчас же. По глаза Рамона... он колдун. Посмотри на его глаза!

Это не просто шаман, хозяин Западного пути, садовник в райс-

ком Саду. Это обманщик. Он может сделать со мною все, что

угодно.

Знаете ли вы, о чем я думаю?

Он кивает; его голова наклоняется вперед, но это не кивок:

он смотрит. Смотрит вниз. Рядом с ногой, вытянутой вперед

моей ногой, змея. Пятнистая змея, серая в лунном свете, раск-

рывает пасть. Она между моими ногами.

Это начинается со звука.

Похоже на водопад. Ливень, обрушившийся на Землю. Ог-

ромные ревущие потоки, неведомая, таинственная вода.

Мне необходимы обе руки, чтобы ухватить змею под че-

люстями. Раздвоенный язык наполовину высовывается, когда она

раскрывает розовую перепончатую пасть. Я знаю тебя...

Сплошная пасть, сплошной мускул, она протискивается

сквозь мой захват, мои пальцы и ладони не могут удержать

скользящую чешую.

— Ты не завоюешь меня, как завоевываешь женщин; ты не

покоришь меня, как покоряешь себя.

Вперед-назад, огромная голова преодолевает мою хватку.

Вперед-назад, в ритме пения Рамона. Заклинатель змей поет

песню змею Сатчамаме, духу озера Яринакоча, хранителю Сада,

подателю плодов от дерева знания. Архетип, обвившись вокруг

моей ноги, скользит по мне вверх, поднимая своим телом смятую

штанину.

Я не сопротивляюсь, и ее голова глухо ударяет в мой живот.

Боль. Мелькает мысль, что я могу очистить себя от этой гадости

в желудке.

Черно-белые джунгли. Черная пленка. Промывание в лун-

ном свете, Рамон останавливает меня у самого леса.

— Нет. Сюда.

Смотрю в направлении его пальца, иду на песок, опускаюсь

на колени, и у меня начинается рвота, бурная рвота вместе с

первобытными звуками, которые вылетают через раскрытый рот

и сотнями резких воплей отражаются от стены леса. Рамон

окуривает меня дымом, подходит ближе и наклоняет меня своей

силой, и тело резонирует где-то в глубине, там начинается и

движется наружу что-то вроде звуковой вибрации, зелено-фио-

летовое гудение.

Я стою, и джунгли вокруг меня колышугся влажно и тош-

нотворно. Деревья и кусты, листья, побеги, теперь уже зеленые и

яркие, тают, превращаются в жидкость, и ручейки стекают в

лагуну.

Жидкие джунгли стекают в песок, бегут ручейками к лагуне,

а я, свидетель, стою и смотрю на воду, до тех пор пока...

Не стало ничего, кроме лагуны, вода поднялась от стека-

ющих в нее джунглей, она достигла моих лодыжек, теплая и

укрепляющая; я погрузил руку в ее сияние, и она превратилась в

кристаллы на пальцах, песчаные капли упали с моих рук, и я

пошел вниз, вниз, в пустынное пространство под водой.

Там, под поверхностью воды, небо представляет собой пау-

тину, священную архитектуру звезд, соединенных нитями крис-

таллического света, звезда на каждом пересечении и каждая

звезда — пересечение нитей, и каждая звезда соединена с каждой

другой звездою, которая — зеркало, отражающее вселенную,

фабрика вселенных, трехмерная филигрань, и я знаю, что дви-

жусь по бесконечному пути, и каждое пересечение — это акт

силы, акт выбора, ведущий меня к следующему... все бесконеч-

ные возможности.

Я потерялся в этом. Соблазнен. Этим созданием, этой свя-

щенной женщиной, этой сущностью, чувственной Мадонной,

которая стоит передо мной, ко мне спиною, одетая в мантию из

перьев с глазами, тысяча коричневых перьев, это перья совы, на

них серебряные пятнышки, и я не дотягиваюсь до нее, она

смотрит в сторону, а затем медленно поворачивает голову, но

лицо ее закрыто вуалью, сотканной здесь, на небесной фабрике.

Я протягиваю руку, чтобы сорвать вуаль, но до ее лица не хватает

нескольких дюймов.

— Сколько раз я должна просить, чтобы ты пришел ко мне,

мой сын?

Подойти. Ближе! Она не двигается. Еще один шаг вперед.

Хочу достать ее, но снова промахиваюсь; я так близко, что вижу

за вуалью лицо, ее смеющееся лицо, это такая сладостная музы-

ка, она переполняет меня восторгом, и я падаю па колени в

песок. Снова песок, и паутина неба разорвана в клочья. Что-то

движется между небом и мною.

Это снова орел. Распрямляя крылья, он пронзительно кричит

мне из ночи, он разрушает структуру ночи; но зачем? Ты же не

стервятник. А это мертвое холодное тело, оно уже синее, кровь

прекратила движение и стекает в нижние участки тела,

скапливается в венах, артериях, капиллярах и полостях спины, я

лежу на спине, плоть мертвеет, она уже мертва, это пища для мух

и кондоров, для червей и муравьев. Меня скоро расчленят и

разнесут по кусочкам, зачем же ты беспокоишься, и почему

улетаешь так поспешно?

Я вижу, как приближается кот; орел взмывает вверх и исче-

зает во мраке.

Я могу думать две мысли одновременно, три мысли. Я вижу

сразу бесконечное количество вещей, потому что время подобно

этому небу, нет ни начала, ни конца, и каждое мгновение

отражено в каждом другом. И видение не требует времени.

Где она. И что же она сказала?..

Солнечные лучи поворачиваются ко мне, пронизывают

темноту, играют всеми цветами радуги на пустынной равнине,

пучок лучей выходит из тоннеля на безлесом горизонте, и вдоль

этого пучка, внутри света, идет ягуар, и поступь его совершенна

и решительна. Поэтическая плавность, безошибочность дви-

жений, и чернота. Такая чернота, что я не вижу деталей, не вижу

мускулатуры под черной как ночь шерстью; но зато — взгляни!

Когда солнечный луч из тоннеля попадает удачно, черная шерсть

вспыхивает золотом, сверкает.

Он обнюхивает меня, затем мою окоченевшую плоть — я

отделен от нее — и, удовлетворенный, бежит обратно к свету. Я

следую за ним. Мы двигаемся вместе, как это было прежде, как

одно целое, к источнику света. Я оборачиваюсь и, продолжая

двигаться вперед, смотрю назад, но мы уже слишком далеко в

тоннеле, пустыня потерялась среди игры красок.

Я никогда не возвращусь. Свет смыкается позади меня, и я

знаю, что никогда не пойду обратно, что момент смерти уже

пройден. Он миновал беззвучно, никак не дав знать о себе. Без

усилия. Откровение. Это была смерть. Где-то там, позади. Умер

ли я действительно?

Последний вздох?

Умер сознательно?

Голоса.

Все слышнее хор. Он нарастает. Он поет для меня одним

голосом. Покойник. Знакомый. Здесь человечество говорит в

один голос многими устами.

Добро пожаловать.

Блаженство.

Здесь, здесь свет. Яркий, ярче, ярчайший. Я мигаю? Нет,

рефлекс не работает. Это забавно. Нет любопытства, просто

забавно. Я не могу мигать, потому что у меня нет глаз, и, смешно

подумать, у меня нет языка, и мои смех — это моя последняя и

вечная радость.

Ликование. Оно зарождается во мне и растет, ширится.

Наполняет Вселенную... разливается... охватывает все, что когда-

либо...

Я вижу время. Я ощущаю время, я могу следовать по любо-

му пути, лететь на взрывной волне от взрыва, центр которого —

свет.

Обнаруживаю, что будущее не впереди, как и прошлое не

позади. Я этого не знал раньше. Я думаю, что время...

Было... что? Знал ли я, что было?

Не могу вспомнить. Память. Память?

Когда было мое последнее дыхание? Когда оно есть?

Пропал. Заблудился, потерялся в далеких отражениях света.

Теперь стягиваюсь.

Отражения стягиваются. Оттуда сюда. Все, что растягива-

ется, стягивается, сжимается.

И Дама здесь, она в своей мантии из перьев. Она плавно

поворачивает голову, кошка и сова.

Я никогда не забуду ее лица, потому что никогда не сумею

вспомнить го впоследствии.

Глаза за вуалью. Зрачки расширяются... все, что растягива-

ется... сжимается, голова откидывается назад, рот открыт в ро-

довом экстазе.

Она вздыхает, и мое сердце болит, болит грудная клетка.

Дышу.

Хватаю воздух, когда мое лицо прорывает поверхность ла-

гуны, глаза заливает вода. Я вдыхаю крик. Это мой первый вдох.

Я не помню, что случилось дальше.

Я услышал крик. Я проснулся, вздрогнув от крика, прислу-

шался, как он переходит в протяжный вой, и слабеющее эхо

доносится издали. Я полностью был в этом мгновении. Я знал,

что был в путешествии, что провел вечер в ритуале и что сейчас

я проснулся и лежу на спине в маленькой комнате, укрытой

пальмовыми листьями, и здесь я буду приходить в себя.

В ночном воздухе висела тяжелая тишина, висела влага,

готовая пролиться дождем. Опять. Далекий и мучительный. Эхо,

усиливающее тишину. Призыв в темноте. Джунгли вместе со

мной прислушиваются к звуку. Он не так далек, как мне вначале

показалось.

Я поднялся, раздетый, и быстро пошел к выходу. Я шел,

потому что должен был идти. Я шел не думая, затем остановился,

почувствовав, что мои башмаки погружаются в песок, я уже на

берегу лагуны. В правой руке у меня мачете Рамона. Это меня

остановило.

Сплю ли я? Нет.

Вот Рамон, все еще курит трубку. Его профиль очерчен

отблеском единственной свечи в песке. Он заметил мое появ-

ление издали.

Стою на краю лагуны, лицом к просвету среди деревьев, где

начинается тропинка к излучине реки. В полном ли я сознании?

Боже мои, конечно! Я в моменте, и я настроен на этот момент. Я

посмотрел на свое тело, уже сверкающее от разлитой в воздухе

влаги; моя грудь тяжело вздымалась.

Это был кот, это он кричал в ночи на том конце тропы, у

излучины. Я знал это. Я все время знал это.

Я ощутил едва заметное движение воздуха. Ласковый

ветерок, предшествующий дождю, подул на меня из джунглей и

принес запах животного. Запах его мускуса. Я поймал этот запах

и пошел по нему в джунгли.

Я быстро двигался по тропе на полусогнутых ногах. Я ори-

ентировался по запаху и леденящему душу вою. Сейчас будет

мой черед.

Выслеживаю кота. Может быть, я убью его. Может быть; я

не знаю. Я знаю, что никогда не было ничего столь важного.

И я знаю, что мой запах — от меня пахнет двадцатым

столетием — распространяется позади и впереди меня, я чувст-

вую, что джунгли отступают, пятятся, и в них назревает паника,

они затаили дыхание, пока я двигаюсь среди чего-то похожего на

тишину, приближаюсь к излучине.

Я почти у цели — и тут я сошел с тропы. Теперь у меня

преимущество. Я вошел в речку и тихо бреду по воде, не оставляя

отпечатков ног на илистом дне.

Он здесь, на серебристом песке; он кричит, вытягивается,

извивается в приступе вожделения, черный, как смола, бока

тощие, он воет, он роскошествует в собственном великолепии на

песке. Забывание. Стон. Он пахнет, как секс.

Я не знаю, что он делал. Я знаю, что я стоял там, в воде выше

колен, раздетый, с мачете Рамона в руке, сердце у меня бешено

колотилось, кровь бушевала в голове. В спину мне дул прохлад-

ный ветер.

Направление ветра поменялось.

Небо громыхало. Сейчас, с секунды на секунду...

Ягуар, растянувшись па животе, метался в песке и вдруг

вскочил, спина его выгнулась дугой, и он застыл, как для броска.

Когти вонзились в песок, полная неподвижность. Затем длинный

хвост вздрогнул. Еще раз. Рефлекс. Широко раскрытые желтые

глаза, точная фокусировка. Нас разделяло пятнадцать футов. Мы

не мигая смотрели друг другу в глаза и отражались друг у друга в

зрачках.

Я поднял руку и протянул ее через разделявшее пас прост-

ранство. Дрожь прошла по телу кота, так что вся шерсть его

покрылась рябью. Он прижал уши к затылку.

Песок сыпнул по воде. Ягуар прыгнул косо вбок, резко

набрал скорость и влетел в зеленую лиственную стену леса.

Ушел.

Подожди! Не убегай...

Ветер, который принес к нему мой запах, подталкивает меня

к песку. Я опускаюсь на колени и прикасаюсь к следам, к углуб-

лению, где лежало его тело, глубоким бороздам на песке. Я

провожу пальцем по гребню борозды, крохотные песчинки ка-

тятся вниз по склону от прикосновения пальца. Я подношу палец

к носу и слышу запах, запах его первобытной котовостн. Ложусь

в него, прижимаюсь. Мои руки следуют за бороздами, пальцы

впиваются глубоко в песок...

Небо громыхает.

Вытягиваюсь. Лежу плашмя па животе. Лежу в нем. Катаюсь

в нем, песок обдирает мне грудь, поясницу, спину. Гребу ногами

песок, взад-вперед. Дышу запахом, не могу надышаться. Я не

нюхаю, я дышу им. Быстро. Быстро. Какое-то движение у меня

во внутренностях. Я дышу так быстро, что дыхание становится

коротким, мне не хватает воздуха...

Стефани. Она возникла как мысль. Я перекатываюсь на

спину, закрываю глаза и кладу руку вдоль тела, ощущаю при-

липший к телу песок.

От дыхания голова моя наполняется, я пробираюсь по ко-

ридору. Черное ночное видение: кот решительно пересекает

прихожую. Я проскальзываю в комнату незамеченным, слышу

запах пота и Стефани, ее короткое, напряженное дыхание.

Стефани и...

Стефани стонет, вздыхает полной грудью, ее бедра под-

нимаются навстречу мужчине. Я останавливаюсь, припадаю к

земле, к персидскому ковру. Тихо. Исподтишка. Прыжок — и я

на комоде. Отсюда лучше видно. Простыни персикового цвета

скручены и сбиты в конец кровати, одна подушка свалилась на

пол. Спина у любовника широкая и безволосая, голова качается

на слабой шее в такт движениям их тел. Мне он незнаком.

Волна ярости вскипает во мне; ярость, дремавшая в животе,

хлынула в грудь, в голову, желудок пустой, но он конвульсирует

от адреналина, тело свирепо напряглось. Верхняя губа судорож-

но вздернулась, обнажив зубы. Я беспощаден.

Убить его.

Я могу сделать это. Я Moгy выпустить потроха из обоих и

оставить лежать в общей луже крови.

Сдержи себя. Подожди. С комода я прыгаю на ковер, пе-

редними лапами вниз. Медленно приближаюсь к постели.

Смогу ли я узнать тебя? Твое напряженное лицо, натянутые

сухожилия, оскаленные ровные и белые зубы, когда ты в пос-

леднем усилии возвышаешься над нею. Всклокоченные волосы

прилипли к потному лбу, вид у тебя глупый.

Буду ли я помнить тебя и тошноту внутри? Неверность и

лживость Стефани и смертельную ярость, которую я подавил?

Мой крик тонет в грохоте грозы.

Последнее видение: Стефани оттолкнула его и села, в глазах

ужас.

—Что с тобой? — спрашивает он.

Она трясет головой.

—Да нет, ничего... ничего.

Но вы знаете, что это неправда.



*15*



Вот сущность всякого мистического опыта. Вы

умираете в вашей плоти и рождаетесь в вашем духе.

Вы отождествляете себя с сознанием и жизнью, для

которых ваше тело — только сосуд. Вы умираете как

сосуд и становитесь тождественны в своем сознании

с тем, что содержалось в сосуде. И это есть Бог.

Джозеф Кемпбелл



Дождь. Льет в речку, колотит по развесистым листьям,

выбивает кратеры в песке. Дождь бьет меня, хлещет по

рукам и коленям. Всe залито водой.

Когда я появился на поляне, голый, мокрый, продрогший и

растерянный, я увидел незнакомого мне человека. Это был

индеец средних лет в тенниске и старых джинсах; с его соломен-

ной шляпы ручьями стекала вода. Он тащил по земле носилки к

дому Рамона. При виде меня он остолбенел, затем, сгибая

колени, опустил носилки на песок и перекрестился. Носилки

были покрыты банановыми листьями, матово блестевшими под

дождем.

На деревянной веранде появился Рамон. Он взглянул на

меня и направился под дождем к пришедшему. Они переки-

нулись несколькими словами, затем Рамон помог ему занести

носилки в дом. Перед дверью он оглянулся на меня и кивком

головы велел следовать за ними. У себя в комнате я надел сухие

шорты.

28 октября

Раннее утро. Солнце еще не взошло, едва светает.

Дождь прекратился. Это Рамон прекратил его?

Поверю ли я всему этому, когда буду читать записи?

Моя голова ясна, восприятие обострено. Я сижу на краю

веранды, мои ступни на песке.

Может быть, я сплю. Может быть, я умер, но никогда

еще я не чувствовал себя более живым. Настроен на мгно-

вение, чувствителен к тончайшим нюансам утра.

Я знаю, что я уже отошел от аяхуаски. Я знаю это по

тому признаку, что ничто, происшедшее ночью, не может

сравниться по важности с драмой, свидетелем которой я ока-

зался.

Сюда пришел индеец с мальчишкой, кажется, это его

сын. Мальчику лет десять. Его укусила змея, лесная гадюка,

и сейчас он без сознания и в горячке. Рамон развел костер на

песке, и мальчик, обнаженный, лежит рядом, вытянувшись

на носилках, на которых отец притащил его неизвестно от-

куда.

Опустившись на колени рядом с костром, Рамон работа-

ет над мальчиком, работает с его духом, работает руками,

проводя ими над ребенком, поднимает воздух, освобождает

энергетическое тело мальчика от физического, просто

поднимая его перед собой.

Как мне описать это?

Он начал с дыма. Он стал пускать дым на чакры

мальчика, напевать без слов, склоняясь к каждой чакре,

затем стал поднимать, отделять от тела дух больного. Теперь

он исцеляет его. Я никогда не видел такого Рамона. Его лицо

искажено и безмятежно, он так сосредоточен, что это похоже

на транс: его руки скользят по контурам духовного тела,

которое парит перед ним.

Вот его ладонь прикоснулась ко лбу мальчика. Он

сжимает пальцы в кулак и проводит им вниз вдоль всего

тела. Снова дым из трубки.

Он обращается к отцу, который стоит рядом, ошелом-

ленный и перепуганный. Отец нервничает. Рамон снова что-

то говорит, тон его резок. Отец пытается подавить свою рас-

терянность и развязать узел небольшого холщового мешка.

Рамон выхватывает мешок и сам развязывает его. Он засовы-

вает руку в мешок и вынимает оттуда пятнистую змею четы-

рехфутовой дойны. Она мертва. Голова ее окровавлена и обе-

зображена многочисленными ударами.

Он несет змею к опушке джунглей, становится на колени

и кладет тело змеи перед собой. Он лечит змею.

Он проводит руками вдоль тела змеи и стряхивает

ладони в сторону деревьев, издавая при этом отрывистый звук

ртом: вуушш!.. Он прикасается к мертвому телу с глубоким

уважением.

Это святыня.

Вернувшись к мальчику, Рамон длинным ножом аккурат-

но отрезает змеиную голову. Его мачете я, кажется, оставил

там, у реки.

Он прижимает отрезанную голову к ноге мальчика. Он

привязывает голову к укушенному месту полоской из пальмо-

вого листа, кладет какой-то листок и снова обвязывает. Он на-

клоняется к уху мальчика и что-то шепчет; больной стонет.

Я в другом мире. Я сделал то, ради чего пришел, но вижу,

что здесь еще есть что делать. Мне хватит на всю жизнь.

Я спал весь день и всю ночь. Это был самый беспробудный

сон, какой я только могу вспомнить. Пустота без сновидений.

Странно, как я мог позволить себе так безбоязненно спать,

освободить свое сознание от жизненных забот, предать себя

чему-то похожему па смерть, разрешить телу отсыпаться, а

рассудку где-то разгуливать. Как бы то ни было, я потерял день и

ночь. Я не помню ничего, только пробуждение.

Мальчик выздоравливал. Лихорадка прекратилась, он поел.

Его отец сказал мне, что такой укус всегда бывает смертельным

и что Рамон — великий колдун.

У меня есть все основания считать, что мальчик выздоровел,

что и он, и это существо, которое чуть не убило его, — оба они

исцелены, что некое равновесие восстановлено, и Рамон все

привел в согласие с Природой.

По кто знает? Кто может проверить, подобные вещи? Я

вернулся в Куско на следующий день.

30 октября, на борту самолета

Лечу в Куско. Я охвачен беспокойством, которое пред-

шествует открытию. Близок к осознанию чего-то фундамен-

тального, предчувствую соединение моих чувств в некую

интеллектуальную конструкцию. В аккуратную упаковку.

Гляжу с высоты на джунгли внизу и чувствую свое

родство с этим местом, со всем, что там есть, с главной силой

Природы.

Встречаясь со смертью, я знаю, что переживаю также

смерть моего рационального сознания, смерть эго и логики.

Ничто не может быть одним и тем же каждый раз...

Должен ли я сказать несколько слов об этом теле,

прежде чем предать его морю? О теле, которое я оставил

лежать на песке, в той пустыне на дне лагуны, под покровом,

сотканным на небесной фабрике. Сожги его на погребальном

костре, похорони его, не беспокойся, ничего не будет

уграчено, потому что это только форма энергии,

определенная интерпретация сознания, которая служила

некоторое время некоторой цели. Все это детский лепет. Но я

не пачкаю пеленки, потому что меня пронизывает сила этой

новой готовности, нового сознания. Я чувствую себя, как

дитя. Умер во плоти, родился для духовного мира; я ребенок.

Джунгли подо мной скользят к юго-западу. Это здесь

начиналась и начинается эволюция, континуум. Райский Сад

не был выбит из-под наших ног. Мы оставили его, повер-

нулись к нему спиной. И перерезали пуповину.

Не успеваю писать.

Организовать. Понять как можно глубже, потому что

все, что ты пережил, должно быть переведено. На понятный

язык.

Первобытный человек. Вооружен лимбическим и

рептильным мозгом, живет в анимистическом окружении, не-

отделим от деревьев, скал, животных, солнечного света.

Различий не существовало — его мозг был неспособен

отличать себя от всего остального. Не было двойственности,

не было оценки «субъект-объект». Не было «того» и «этого».

Земля была садом безвременного единства, потому что пикто

не мог воспринимать ее иначе. Единство с Природой было

буквальным.

И вот появился неокортекс. Саморефлектирующее соз-

нание. Способность испытывать саму способность сознавать.

Рассудок. Я и ты. Появляется двойственность, различие

между тем и этим, субъектом и объектом.

Человек может отделить себя от Природы, поставить

себя отдельно от растений и животных, оценить свой опыт

воздействия Природы. Саморефлексия. Самосознание.

Мы вкусили от древа познания добра и зла и ушли к вос-

току от Эдема. Мы потеряли свою связь с Природой.

Потеряли и связь с самими собой как неотъемлемой частью

Природы. Потеряли связь с Богом.

Картезианская революция: я думаю, следовательно, я су-

ществую. Сознание перемещается с опыта на интеллектуаль-

ное конструирование опыта. Отделение. Рассуждающий

мозг, мозг языка и определений, защищен толстыми стенами

логики от видений, которых мы пе можем объяснить. Законы

задуманы, написаны и введены как программы в tabula rasa

неокортскса; законы — для того, чтобы объяснять то, что мы

решили видеть, мифы и религии — чтобы обращаться за

помощью и ответами при встрече с неисповедимым.

Бьпъ может, мы просто утратили паше видение?

Утратили нашу способность доступа к Божественному в

Природе и в нас самих?

Вот такие мы и есть, западные люди: мы рождены отре-

занными от. Бога, нам достался удел бесконечно ветвящегося

поиска фактов, ответов и логических схем, в которые все это

можно вставить. Мы ограничили размерность пространства,

которое должно было быть человеческим.

И все же Природа терпит. Внизу подо мною, в

джунглях. И во мне. Я побывал там.

Если сознание есть энергия, если наша энергия

поступает из одного и того же источника (который не

отбрасывает тени), если мы все приходим из одной и той же

биологической основы, то можно ли удивляться тому, что

существует общий для всех и всего уровень сознания? И что

индивид может овладеть искусством доступа к этим сферам

бессознательного, чтобы войти в них и общаться с

реальностью на некотором фундаментальном уровне?

Освободить духовное тело от биологического, исцелить

его? Подключиться к источнику!

Энергия, изливающаяся от Солнца на Землю,

циркулирует во мне, как кровь по вепам, переданная мне

отцом и матерью.

Энергия, сознание, Бог.

Это послание христианского мифа.

Это кредо буддизма.

Каббала.

Упанишады.

Основные нрипцины мифов и религий. Принципы, кото-

рые я однажды понял, содержат в себе веру.

Но вера бессмысленна, лики Бога стоят между нами и

опытом Божественного.

Мне необходимо новидать Антонио, потому что я начал

понимать его. Я никогда не увижу Антонио.

Это было в пятницу после обеда, и мне сказали, что он ушел

рано. Дома его не было, а я не мог ждать, мне пора было возвра-

щаться.

Я вылетел в Лиму, и когда самолет па Майами оторвался от

взлетной полосы, я попытался вспомнить подробности нашего

последнего расставания. Наше возвращение с altiplano. Перед

моей гостиницей. Было поздно, и я направился к приемному

столу, к телефону, чтобы заказать билет на утренний рейс до

Пукальпы. Мы договорились встретиться в аэропорту. И он не

пришел.

На ступеньках гостиницы он положил руку мне на плечо,

как это он всегда делал.

И попрощался.

===



СЕВЕР



*16*



Можешь ли ты испытать силу и при этом

нe потерять равновесия?

Антонио Моралес Бака



Прошли годы, 1975 — 1979.

Я снова вернулся в свой мир и отдался его суете.

Да, конечно. Насыщенный джунглями, я враждебно вос-

принял неверность Стефани, и между нами вспыхнул скандал.

Это было выше ее сил. Я помню, как таинственно и самоуверен-

но вел себя. Ее гневная защита сменялась выпадами против моей

«психоделической мастурбации».

Она уехала в Лос-Анжелес. Позже в том же году она на-

писала мне в связи с публикацией «Мира целительства». Она

поздравляла меня и выражала надежду встретиться, когда я

приеду на Юг в следующий раз. Я ответил. Наша переписка

тянулась еще некоторое время, а потом угасла.

Сейчас она, видимо, занимается практической психиатрией

в Южнокалифорнийском университете.

Я защитил диссертацию и теперь мог приписывать через

запятую к своей фамилии «д-р философии»; мне казалось, что я

различаю что-то вроде почтения на лицах метрдотелей, кассиров

предварительной продажи авиабилетов, а также у служащих

кредитных организаций.

«Мир целительства» был хорошо принят и оценен, его чи-

тали. Он пять или шесть раз переиздавался, и я оказался у самой

рампы интеллектуальных спектаклей конца 70-х годов.

С первой моей женой я познакомился"совершенно случайно.

Можно подумать, что счастливые события происходят не-

избежно, как только прозвучит «как-то однажды...» и начнется

сказка о романтической любви. Она была психологом, автором

бестселлера, сногсшибательной книги о женской сексуальности.

Красивая, блестящая, прагматичная, она задела мою интеллек-

туальную и эмоциональную зрелость, задела ощутимо, и мы

опрометчиво влюбились друг в друга. Я был без ума от нее.

Мы зажили семейной жизнью в домике, прилепившемся к

склону горы в Марин Каунти, Калифорния, по другую сторону

моста, через пролив Золотые Ворота в Сан-Франциско.

Она писала очередной бестселлер. Я вел частную практику и

принимал все приглашения выступить с лекцией, потому что

нужно было расплачиваться со студенческой кассой, на ссуды

которой я жил и путешествовал все эти годы.

А еще я преподавал. Я пытался перевести на общепонятный

язык все, что я знал. Я занял профессорскую должность в Госу-

дарственном университете Сан-Франциско, разработал курс

транскультурной психологии, теоретизировал, концептуализи-

ровал, а затем доводил свои теории и концепции до лаборатории.

Я имел большой успех. Мои лекции были эклектичны и поэтому,

наверное, популярны. Я основал Лабораторию Биологического

Саморегулирования, которая стала испытатсльным полигоном,

лягушатником для тех, кто намерен плавать по морю «мозг-тело».

Мой «полевой» опыт был глубоко висцеральным. Я имею

в в|иду, что этот опыт размещался глубоко внугри меня, во внуг-

ренних органах, он был системным, эмоциональным, а не го-

ловным, рассудочным. Но когда я вернулся, то обнаружил, что

этот опыт, который я лелеял бережно, как беременная женщина

живот, прорастает в голову. То, что было живым существом и

скрывалось глубоко в моем сознании, теперь утрачивало свою

жизнь и превращалось в интеллектуальное конструирование. Как

у Пифагора.

Сейчас я объясню. Существует музыка — глубокие гар-

монические вибрации Природы. С чем ее можно сравнить?

Музыка и ее воздействие на нас, как и любовь, рассеивается,

исчезает, как только будет раскрыта ее тайна. В одном из вели-

чайших озарений неокортикальной мысли греческий философ

установил, что музыка имеет логически совершенную структуру

и форму и может быть описана математически. Вот только

формулы эти никого не берут за душу, не заставляют плакать или

смеяться.

А я чувствовал себя героем. Мифическим героем, который

вернулся, чтобы исполнить свой общественный долг.

Джозеф Кемпбелл, выдающийся ученый и авторитет в ми-

фологии, определил когда-то два вида героических деяний. Пер-

вый вид — это деяние физическое, когда герой проявляет храб-

рость в битве или спасает чью-то жизнь. Второй вид — духовное

свершение, в процессе которого герой находит пугь к сверхнор-

малыюму состоянию человеческого бытия, а затем возвращается

к людям с посланием.

Я сгорал от желания сформулировать свое послание, рож-

денное из собственного опыта.

Я применял тончайшие методики исследования мозга, пы-

таясь получить срезы своего опыта. Никто не пытался оста-

новить меня.

Я начал размышлять логически. Выглядело это примерно

так.

Человеческий разум обладает возможностью создавать ка-

кие угодно мыслимые нейроэлектрические конфигурации, но

изначально, от рождения, он не знает, как это делать. Пеокор-

текс в чистом виде есть tabula rasa. Искусство программирования

думающего мозга не относится к инстинктам, ему научаются

(инстинкт размещен в лимбической и рептильной системах). В

лабораториях биологической обратной связи выяснилось, что

знаменитые способности йогов, начиная от управления болью и

кончая прогулками босиком по раскаленным углям, может

развить в себе каждый. Способность человеческого мозга к

самоорганизации и самопрограммированию внушает

благоговейный ужас, а использование этой способности для

самоисцеления и преобразования личности просто ошеломляет.

Примитивный ритуал — это формула, рецепт, посредством

которого в неокортекс передается информация, закодированная в

символическом танце, музыке, визуальном стимуле; эта

информация воспринимается лимбическим мозгом и исполь-

зуется для обучения регуляторных центров рептильного мозга, с

тем чтобы ускорить целительные процессы, которые обычно

протекают спокойно. В неокортсксе при этом отпечатывается

сборник целительных инструкций, которые впоследствии могут

быть использованы с помощью словесных или символических

средств, для ускорения целительного процесса в собственном

организме, а возможно, и в организме другого человека.

Несмотря на то что доступ к визионерским центрам лим-

бического мозга не мыслится рациональным, теоретически ори-

ентированным неокортексом, на эти центры можно воздейст-

вовать через ритуал. Тот самый саморефлектирующий мозг,

который контролирует и оценивает бодрствующее сознание и

ограничивает его содержание тем, что рассудок переживает в

каждый данный момент, — этот мозг может быть запрограм-

мирован на связь с бессознательным. Программирование осу-

ществляется через опыт. Психотропные вещества типа Сан Пед-

ро или аяхуаски открывают прямой доступ к этим областям

сознания, прокладывая тропу, но которой затем можно пройти и

в обычном состоянии бодрствования. Существование в мозгу

биохимических рецепторов, воспринимающих мескалины, гар-

малины и гармоламины — психоактивные комплексы расти-

тельных препаратов, — позволяют предположить, что мозг и сам

способен вырабатывать эти химические вещества, при условии,

что он на это запрограммирован.

Наконец, лобные доли неокортекса обнаружили новую спо-

собность визионерского предсказания, точно так же, как они

стали испытательным полигоном для эйнштейновских и кван-

товомеханическнх представлений об относительности прост-

ранства и времени. Время стало восприниматься как нечто де-

формируемое, а пространство — безграничное. Раньше способ-

ность к такому восприятию развивалась у редких индивидуумов

спонтанно, чаще всего против их волн.

Около 50000 лет тому назад, когда не наделенные неокор-

тексом неандертальцы были уже обречены, подхватить факел

эволюции довелось представителям homo sapiens. Неокортекс,

отделивший их от предков, продолжал развиваться и, по мере

необходимости, формировать нейронные схемы, которые поз-

волили ему полноценно функционировать, прокладывая курс

через океан человеческого бытия. Личности, то ли случайно, то

ли посредством упражнений развившие в себе такую богатую

неврологию, становились чудаками и гениями своего времени,

святыми и пророками, творцами чудес. Опыт возвышенной

тайны был монополией пророков и мистиков во все времена; им

же доставались жесткие преследования и глубокое уважение.

Неокортекс и сейчас развивается, его схема все еще совер-

шенствуется. Мы должны научиться использовать его мощь для

развития на шего психосоматического здоровья. И тогда отдель-

ные визионерские события станут достоянием прошлого.

Я излагал эти вещи студентам, испытывал транс-состояния в

лаборатории. Катарсические преображения, испытанные мною в

ритуальных и измененных состояниях, исцеления, свидетелем

которых я бывал, начиная с Мексики и кончая Бразилией и Перу,

— все это по результатам далеко превосходило возможности

западной психотерапии и окончательно запутывало мои

представления о медицине. Во всех случаях общим знаменателем

было состояние сознания — единого сознания шамана и ученика,

целителя и пациента.

Перед студентами я развивал идею личности, которая пос-

редством специальной тренировки освоилась с разнообразными

состояниями сознания, скрытыми в недрах нашего мозга,

научилась настраивать себя на эти состояния, входить в резонанс

с гармониями Природы, переступать пределы линейного времени

и трехмерного пространства, мобилизовывать механизмы

телесного самоисцеления и вводить других людей в такие

состояния.

Косноязычие прозы, с помощью которой я пытался излагать

эти представления, убивало меня. Мои лабораторные за-

нятия, даже успешные, воспринимались с вежливым интересом.

С любопытством — и только. Но это еще куда ни шло. А вот что

никуда не шло, так это сама сущность моих основных занятий.

Мой последний опыт в джунглях потряс меня до основания,

погрузил в глубины восприятия, полноценного кинетического

восприятия «человека, который умер». Я испытал полное осво-

бождение от мышления и рассудка, от оков своего ученичества.

Я ушел далеко за пределы происходящего, оставив позади весь

свой предыдущий опыт и отождествив себя с энергией, с формой

(я был котом? природой? телом? — можно назвать это как

угодно). И в этой форме я совершил одиссею сквозь время и

пространство, я проник в свет и даже увидел на миг лицо мифи-

ческой Дамы, «дамы в вуали», которая, говорят, ведет человека в

нагваль, потусторонний мир.

Я совершил свой путь по Волшебному Кругу. Я сбросил с себя

прошлое и встал лицом к лицу со страхом и смертью. Я на-

ходился всецело в своем настоящем, полный собою и грезами

будущего.

24 марта 1976, дома

Прошлое не является неизменным; смерть не является

концом. И давайте творить наше будущее, выковывать образ

нового века, визуализировать, концептуализировать, схваты-

вать его сущность такой, какой она должна быть в рисунке-

ткани, в рисунке на песке, улавливать дух, улавливать архитек-

туру света.

Я был загнан. Не страхом или желанием, а чувством долга

и беспокойством. Будь рядом со мной Антонио, он пре-

достерегал бы меня, что я опять зарываюсь.

Мне хотелось написать и издать книгу: «Золотой век:

взгляд в двадцать первое столетие», это взгляд в будущее гла-

зами восемнадцати философов и ученых, отличающихся

наибольшим воображением и ясновидением. Я бы нашел лю-

бопытные диссонансы между грезами авторов и их словами,

между содержанием наших бесед и написанными по ним гла-

вами.

Я был одержим идеей перевода, научного изложения ша-

манских миров и моделей сознания; я пытался в лаборатор-

пых условиях получить и измерить биохимические и

физиологические реакции на перемену состояния сознания.

11 мая, дома

В чем заключается природа экстатического состояния,

внетелесного состояния, целительного состояния? Какие

механизмы разделяют наше сознание на бодрствующее и

сновидящее, возводя между ними завесу сна? Как развивался

разум? И еще: сейчас, когда я убежден, что мы можем делать

это сознательно, где и как мы ведем себя в будущее?

Мы непоправимо изменили процесс естественного отбора.

Выживание наиболее соответствующего перестало быть

правилом эволюции нашего вида. Триумф рационального, не-

окортикального западного мышления нигде так не бросается в

глаза, как в достижениях западной медицины. Наука

схватилась врукопашную с Природой и... победила? Да, мы

показали, что можем одолеть детскую смертность, поддержать

жизнь душевнобольного, парализованного, генетически

неполноценного. Мы пренебрегли главным законом эволюции

и спасаем жизни тех, кто должен погибнуть. И сейчас

невозможно поверпугь назад, не вызвав катастрофы.

Человеческий опыт не ограничен таймером на семьдесят

два года. Боже мой, теперь я знаю это. Смерть не кладет конец

индивидуальному сознанию, и род человеческий должен

перестать принимать прагматические решения, направленные

на быстротечную выгоду в этом мире. Мы гадим в собственное

гнездо. Если то, что я узнал, есть бессмертие, значит, у нас

действительно нет выбора, мы должны стать смотрителями

Земли. Теперь я это понимаю.

Написать книгу «Разум после смерти». Исследовать

происхождение разума. Проследить эволюцию сознания — и

экстраполировать. И так далее, и так далее.

Да, если все представления о пространстве и времени, о

жизни и смерти разрушены, если оковы прошлого и страх бу-

дущего сами стали частью вашего прошлого, тогда вы дейст-

вительно и полностью живете в настоящем.

Но я не знал, как это делать.

Настоящее неизмеримо, оно расщепляет пространство и

премя, отделяет прошлое от будущего. Но у меня было ощу-

щение, что мое настоящее растягивается, и я начал заполнять сю

разочарованием.

Я начал работу над «Разумом после смерти».

В «Мире целительства» профессиональная корректность

требовала от меня оценки того опыта, на который я ссылался в

подкреплении изложенной концепции. Я был осторожен, когда

нысказывал субъективный взгляд на явления, с точки зрения

медицинской науки необъяснимые. В «Разуме после смерти» я

стремился избежать таких оценок и дать рациональную эво-

люционную модель сознания, найти разумные гипотезы о спо-

собностях и потенциальных возможностях человеческого ума в

его медленном и трудном движении к будущему. Я начал от

начала времен и двигался шаг за шагом, ничего не упуская. Я

затеял грандиозное предприятие, проект, который мог пожрать

всего создателя, и все же на тот момент это был лишь один из

фрагментов, осколок случайного опыта в бесконечно дробя-

щемся настоящем. Я преподавал, работал в лаборатории, высту-

пал на конференциях, писал, участвовал в комиссиях, в порядке

развлечения занимался бизнесом, пытался перепроектировать

гнездо, которое мы сооружали вдвоем с женой, отказался пос-

вятить себя полностью любви к ней, обретал слабость вместо

ожидаемой силы.

Антонио когда-то сказал мне, что я нахожусь в неустой-

чивом состоянии: застряв между двумя мирами, я качаюсь на

качелях, опора которых может легко перевернуться. Теперь я и

это начал понимать.

Мои мысли и действия становились все более причудли-

выми. Жена писала очередной бестселлер, а я впал в неистовую

деятельность. Наш дом превратился в контору. Пропасть между

нами углубляли финансовые проблемы, соревнование, неуве-

ренность, зависимость. Я терял равновесие.

4 ноября 1977

Вторая неделя. Гепатит. Нера — печень, titus — воспале-

на. Красная, распухшая, злая. Вторая неделя в постели. Вторая

неделя изнурительной лихорадки, тошноты от разлития

желчи, кожа напоминает по цвету пожелтевший на

солнце рыбий жир; оранжевая моча, серый понос. Вторую

неделю смотрю в окно, лежа в кровати, наблюдаю за

ростом деревьев.

Исцелить себя самого? Ни силы, пи желания.

Мои сновидения тоже серые. Серые,

неопределенные. Бесформенные образы. Они почему-то

ужасны и передвигаются умышленно бесцельно...

Адюльтер не единственная форма неверности. Все

прелюбодеи неверны, но не все неверные прелюбодеи. Я и

то, и другое! Она тоже. Я люблю ее, но она любит

перемены. Наша любовь как приливы и отливы. А сейчас

как стоячая вода. Терзаюсь.

7 ноября

Сон. Песок. Грязный песок. Как на пляже после

половодья, вдоль линии высокой воды, где осел весь

мусор. И среди мусора мое раздувшееся, покалеченное

тело.

Та часть меня, которая осталась в Перу.

Сегодня, идя в ванную, остановился у окна и смотрел

на город но ту сторону залива. Место обитания

думающего разума. Мы построили это после того, как

покинули Сад. Прямые линии, точные углы.

Искусственная среда. Вторая Природа. Где же сила? В

деньгах и в признаках богатства. В карманах позвякивают

предметы силы — разменные монеты. Равновесие

определяется как количество денег на счете в банке.

В Перу я не мог шагу ступить по джунглям без того,

чтобы джунгли не остановились, не смолкли,

прислушиваясь ко мне, ощущая меня, мое инородное

присутствие. Чужак, создание другой Природы. Только

здесь я функционирую. Хотя сейчас я и здесь ни к чему.

Ни к чему после всех моих поисков знания, после того,

как меня использовали умные мастера внушения,

торговцы мистикой.

Не был ли я просто объектом их примитивного

колдовства? Как зритель на гипнотическом сеансе?

Доброволец, покинувший свое место в зале, чтобы стоять

на сцене и подвергаться гипнозу? Лаять по-собачьи.

Унижаться, когда с тобой выделывают все, что хотят. Я

тебя загипнотизирую, а ты за это оставишь здесь, на

сцене, часть своего достоинства, образчик унижения.

Какой сладкий реванш над белым человеком! Ты желаешь

изучить наши тайны и традиции? Тебе не терпится сунуть нос в

наши дела, выяснить, что еще осталось неотнятого из нашего

прошлого? Прекрасно! Мы с тобой поделимся. Мы прорежем

отверстие для твоего зрения, мы покажем тебе безумие твоего

пути, научим раскладывать костер, который высветит призраки

твоего прошлого, мы покажем тебе, что такое смерть, и ты

оставишь свое тело здесь, у нас, и вернешься к себе

растерянным психопатом, потому что цивилизация неспособна

ценить разум, освобожденный от мысли. Ты перерезал

пуповину, связывавшую тебя с Матерью-Землей, и она

запеклась и засохла в том сухом, пыльном городе, который ты

построил. В городе, где уже несколько тысяч лет тикают часы,

отсчитывая время от того момента, когда ты ушел из Сада. Надо

мной подшутили.

В конце концов я поверил в это. Так же пылко, как я верил в

ценность моих опытов и изученных мною традиций, в мою

любовь к жене, я поверил, что являюсь жертвой фокусничества

Махимо, самозабвенной чувствительности Аниты, колдовства

Рамона и обдуманной дружбы Антонно.

11 декабря 1978

Психологическая белая горячка.

Сон. Снова Орел. Он теперь старше, чем в те годы. Он

взмыл над вершиной холма и парит в восходящем потоке, не

двигаясь, только трепещут перья на краях крыльев; а затем я

помню его прямо над собой, он вытягивает лапы, и когти

впиваются мне в плечи, левое и правое, он клюет меня в голо-

ву.

Мысль о возвращении в Перу растет и мучает меня, как

внутренний нарыв.

Двуличный, двудушный, расколотый надвое. В большом

спросе как специалист, но сам себя спрашиваю безуспешно.

Среди практиков Квибамбы, чернокожих шаманов Бразилии,

существует поверье, что душа человека может быть захвачена

кристаллом и заперта в нем навечно. Я заглянул в вечность,

увидел ее отражение в звездах над лагуной, и теперь я знаю, что

часть меня осталась там навсегда.



*17*



Говорят, что немногие завершают этот путь посвя-

щения... Большинство останавливаются на середине

пути и довольствуются ролью целителей или врачей..

Они становятся мастерами своего дела. А другие

попадают в ловушку силы. Гибнут в пути.

Аитоиио Моралес Бака

Профессор Антоино Моралес Бака исчез. Бесследно исчез, то

есть не оставив следов. Из университета он уволился. Его

старый саманный домик в тупике, возле хвоста ягуара на

городском плане Куско, снимал какой-то чилийский торговец.

Нового адреса никто не знал. Служащий на почте покосился на

меня и помахал рукой, словно пытаясь очистить воздух от моего

вопроса. Сидя в кафе «Рим» и наблюдая, как кофе кристалл за

кристаллом смачивает горку сахара в моей ложке, я вспомнил о

докторе Баррера.

Я нашел его клинику рядом с Плаза де Армас, и мне при-

шлось сидеть в его приемной и листать географический журнал

десятилетней давности. Индеанка с завернутым в пончо ребен-

ком, campreslino с марлевой повязкой на глазу и почтенная

испанка с варикозными венами пришли раньше меня, и теперь я

ждал своей очереди, хотя пришел сюда ради двух слов.

— Професор Моралес? — Добрый доктор поднял брови и

откинулся на спинку кожаного кресла. Он был полнее, чем

запомнился мне с первого раза.

—Да, — сказал я. — Я был одним из его друзей, и вы, я

помню, тоже.

—Я и остался его другом, — сказал он и нахмурился. — Мы

с вами где-то встречались?

—Пожалуй, нет. Мы разминулись у него в дверях. Несколь-

ко лет назад.

Баррера отодвинул ручку с золотым пером к самому краю

стола, к стопке бланков для рецептов. Он сложил руки на груди,

затем ногтем большого пальца потрогал свои тонкие седые

усики.

—Его нет, — сказал он.

—Вы не знаете, где он?

Он покачал головой.

—К сожалению, нет.

Я кивнул, уставившись в пол.

— Он попрощался? — Я оторвал глаза от шахматного чер

но-белого линолеума. Наступило тягостное молчание.

— Да, — сказал он.

И это было все.

3 января 1979 Сукип

оц сын, если Антонио умер. Достаточно скверно уже то, что я

не могу понять его мотивы, чистоту его намерений,

искренность наших отношений. Мысль о том, что я никогда

этого не узнаю, приводит меня в ярость. Что я никогда больше

не увижу его, что он одурачил меня, избежав встречи, —

Боже!

Что я сделал с собой, что все мои чувства так сосредо

точились вокруг собственного удовлетворения? Ведь это так

похоже на него, бросить меня с этим орлом за плечами, с

разбитым сердцем и измученным сознанием. Как сына, кото

рому никогда больше...

Как никогда прежде, мне необходимо было сосрсдо-

точиться, настроить мое «Я» в лад с моей природой и

призвать всю свою силу, чтобы исцелиться. Но Поэзия раст-

ворилась в прозе.

Что произошло со мной, почему я потерял самоуверен-

ность, которая была у меня там, на altiplano; я удовлетворил

свое неведение, я испытал свою силу, — и вот теперь я отяго-

щен знаниями сверх меры, застрял между двумя мирами и

теряюсь среди собственных проблем.

Где моя ошибка? Где я потерял легкость и волшебство?

Если увидишь на пути Будду, убей его. Потому что он —

не путь. Не слушай ни его, ни его учения. Склониться перед

ним означает потерять себя самого, унизиться перед запечат-

ленным образом, перед маской Бога. Поэтому, если увидишь

Будду на своем пути, убей его.

Антонио. Неужели он избавил меня от хлопот? Ушел с

дороги сам? Мое отчаяние безгранично.

Я поеду к Рамону.

Рейс на Пукальпу задерживался. Я сидел в аэропорту и

предавался страданиям. Я сидел прямо на плиточном полу, при-

слонившись спиной к стене, рядом со своей кожаной дорожной

сумкой и мягким матерчатым рюкзаком с кожаной отделкой.

Наискосок напротив меня сидел худощавый мужчина с загоре-

лым веснушчатым лицом. На нем были хлопковые брюки и

мятая сорочка сафари. Рядом с ним на фибропластиковом кресле

стоял каркасный рюкзак с множеством наружных карманов и

кожаных застежек. Мужчина находился здесь уже около часа, и я

наблюдал, как он проверял билет и часы, как выкурил две

сигареты, смял пустую пачку и снял целлофан с новой. Пос-

ледние полчаса он делал записи в дневнике с матерчатой облож-

кой. Он писал, не слишком задумываясь, это было заметно.

Наконец он щелкнул авторучкой и сунул ее в один из четырех

карманов сорочки, снял с запястья широкую резиновую ленту,

натянул ее на дневник и спрятал его под крышку рюкзака.

Вокруг него светилась голубая аура. Или, пожалуй, бирю-

зовая.

Я переключился на нормальное зрение. Зачем я видел его? Я

даже не подумал об этом. Было время, когда я привыкал к

видению. Был случай, когда я пересел в другой самолет, когда

летел на конференцию в Монте-Карло, потому что энергия

пассажиров была странно тусклой, невыразительной, светилась

только возле самой поверхности тел. (Впоследствии оказалось,

что в самолете были неполадки с двигателем и что он сделал

непредусмотренную посадку.) Словом, странно было, что я на-

чал видеть его теперь, притом безо всякого намерения.

Из другого кармана сорочки он вынул очки без оправы,

надел их и посмотрел на меня, кажется, уже в четвертый или

пятый раз.

Я кивнул и выдавил из себя улыбку.

—Пукальпа? — спросил он.

—Угу.

—Я тоже.

Я посмотрел на его огромный каркасный рюкзак.

—Инженер? — спросил я.

Он покачал головой отрицательно и расплылся в улыбке.

—Нефть?

—Не-а.

—На фермера вы не похожи... — Я вспомнил бармена в

аэропорту Пукальпы и рассмеялся. Он только взглянул на

меня.

—Антрополог, — сказал он.

Я смотрел ему в глаза секунды две.

—Я вас знаю, — добавил он.

Действительно, он знал меня. Он был на симпозиуме хо-

листов в Калифорнийском университете, еще будучи студентом.

Я делал доклад о шаманизме. Он помнил мою работу.

—Удивительная вещь! — сказал он. — Я был на побережье,

в Храме Солнца. Я познакомился с Эдуардо Кальдероном.

Это имя ничего мне не говорило.

—Шаман и целитель из Трухильо, — продолжал он. —

Изумительный человек. Я бы провел с ним больше времени,

но я собрался в джунгли...

—Дон Рамон Сильва?

Его рыжие брови поднялись:

—Да! — Он нахмурился. — Откуда вы знаете?

Я пожал плечами. Я понял, что не повидаю Рамона в этот

раз. Понял также, что меня это не очень печалит... И вдруг:

—Мне кажется, Эдуардо ожидает вас.

Я посмотрел на него жестко. Потом мягко. Голубой цвет

стал голубее, ярче. Возбуждение. Я чувствовал еще что-то. Воз-

можно, это был волк: верность, ум...

Он продолжал:

— Он не называл вашего имени, просто описал мне вас и

спросил, знаю ли я такого человека. Я сказал, что не знаю, но

когда увидел вас здесь... Должно быть, это-таки вы, А вы как

думаете?

Я стоял молча. Кажется, мое сердце забилось немного быс-

трее. Я не помню, какие у меня были ощущения. Я поблагодарил

его, и мы пожали друг другу руки.

—Передайте Рамону от меня привет, ладно?

—Я думал, вы собираетесь...

—Я тоже так думал, — сказал я. — Не важно.

Он выглядел растерянным. Нам обоим было не по себе.

—Я толком не знаю дороги...

—Шестьдесят четвертый километр, — сказал я. — Транса-

мазонская магистраль, южное направление. Там есть тропа

влево. — Я пожал ему руку. — Не сбейтесь с нее, — сказал я

и вышел на солнце.

Несколько минут я стоял, прислонившись к стене, отма-

хивался от водителя такси и дышал животом. Затем я подошел к

окошку перуанского аэрофлота и купил билет на ближайший

рейс в Трухильо.

Как хорошо, что Антонио попрощался, что я не повидал

Рамона благодаря встрече с тем молодым американцем и что я

полечу на северное побережье Перу, где меня ожидает Эдуардо

Кальдерон.

Да, способность видеть судьбу в истории — это фокусы

заднего ума, а задний ум — это просто одна из форм восприятия,

а восприятие — это лейтмотив моего повествования. Прозор-

ливость, помимо того, что это одно из сладкозвучиейших слов

английского языка, является также знаком благополучия, под-

тверждением правильности выбранного пути.

Все же, несмотря на предупредительные тычки, которые

деликатно, но без перчаток, делала Природа, несмотря на спо-

собность предвидения, которая играла не последнюю роль в

наших встречах, Эдуарде Кальдерон был крайне удивлен моим

появлением. Он смеялся так заразительно, когда я выходил из

автобуса в Трухильо, что я остановился, держа сумку в руке, и

улыбался ему в ответ, улыбался смутному и головокружитель-

ному ощущению deja vu*.

—Compadre, — сказал он, пожимая мне руку.

В английском нет слова, эквивалентного compadre в этом

контексте. Английский язык еще не нашел выразительных

средств для близости. Слово друг потеряло свой смысл из-за

множества определений.

Он отступил на шаг, и мы несколько мгновений вгляды-

вались друг в друга. Если существует архетипный шаман, при-

рожденный целитель гибридного типа, выросший в двух раз-

личных культурах, то я убежден, что именно Эдуардо был его

воплощением. Улыбка и живот Будды, раскосые конфуцианские

глаза, раздутые ноздри и под ними разделенные на пробор

длинные, пышные и тяжелые усы; прямые черные волосы охва-

чены кожаным пояском и свисают сзади до середины спины.

Смеющийся шаман.

Он перестал смеяться, и его глаза описали замкнутую тра-

екторию вокруг моего тела, от головы к ногам и обратно; он

покачал головой и хмыкнул.

—Вы удивлены моим появлением? — спросил я, несколько

смущенный его сердечностью.

—Да! — Это прозвучало как «А на что вы рассчитывали?».

— Я всегда удивляюсь, когда в мою жизнь входит видение.

Это счастье. И еще я удивляюсь этой тьме вокруг вас. Мы

должны заняться ею.

5 января

Минувшей ночью дон Эдуардо занимался моим исцелением.

Окружность из насыпанной на песке желтой кукурузной

муки, в середине окружности небольшая охапка сена. Свя-

щенный круг, место для ритуала и колдовства. Эдуардо выкла-

дывал его с профессиональной легкостью, как художник

готовит палитру. Он разложил свою mesa на

красновато-коричневой груботканной скатерти, которую

он привез из руин пиаса, места силы древних инков. Две

морские раковины по краям каждого из трех полей:

ganadero, justiciero, medio — темного, светлого,

нейтрального (равновесие между светом и тьмой).

Несколько фигурок, оленье копытце, праща инков,

амулеты, свисток в виде пеликана, кристаллы, глиняные

изделия. Две плоские морские раковины. Жезлы силы,

воткнутые в песок рядом с mesa, короткие мечи и посохи,

вырезанные из твердого дерева и кости, всего девять штук.

Небо было ясным. Полукруг луны висел над ровным

горизонтом Тихого океана. Даже слабый бриз не шевелил

пламени маленького аккуратного костра, разложенного на

песке перед mesa, но в воздухе чувствовался острый запах

моря.

Я стоял прямо, сосредоточившись на себе, в центре

кукурузного круга, босой и обнаженный до пояса. В левой

руке, слегка отставив его в сторону, я держал меч святого

Михаила, огненный меч; Эдуардо сидел скрестив ноги, по

другую сторону mesa. Он поднял свою погремушку; это

была надетая на палку пустая и высушенная коричневая

тыква, забрызганная грязью, — Земля, вращающаяся

вокруг своей оси. Он привел ее в движение короткими

потряхиваниями кисти, и она зазвучала, шшии— гишии—

шшии; Эдуардо запел, обращаясь к моему духу с просьбой

прийти и быть с нами. Он пел духам Земли, воздуха, огня и

воды, призывал духов озер, лагун, гор и лесов.

Я переложил меч слева направо, и Эдуардо

приблизился к кругу. В одной руке он держал погремушку,

а в другой — раковину со спиртом, табаком и

благовониями. Он поднес раковину к моему телу, спереди,

потом сзади, проводя ею снизу вверх через мои

энергетические центры, затем поднял ее к своему носу,

прижал нижнюю кромку к промежутку между носом и

усами и, медленно откидывая голову назад, стал пить,

втягивать смесь носом. Носовая полость — это рядом с

гипоталамусом, лимбическим мозгом... Он снова на-

полняет раковину и протягивает ее мне, и приказывает

поднять ее вдоль лезвия меча — меч снова в моей левой

руке. Моя рука с раковиной дрожит, и часть питья

проливается на песок, я неуверенно подношу сосуд к носу,

запрокидываю го-

лову, и смесь льется мне в ноздри, по щекам мимо ушей, и я

чувствую, как непроизвольно сжимается гортань, жидкость

обжигает и сдавливает полости носоглотки, я через силу

открываю горло, и жидкость течет но пищеводу в желудок... и то,

что я ощущаю, не имеет ничего общего с питьем, — это как

взрыв. Дрожь от ладоней поднимается к плечам и наполняет все

тело.

Я могу воспроизвести события, описать их документально

как психожурналист, которым мне уже приходилось бывать.

Но я не могу описать боль.

Боль и ярость захлестнули меня и вырвались криком. Я упал

на колени в центре круга и кричал от бешенства, бил себя по лбу,

по темени побелевшими, судорожно сжатыми кулаками. И я

увидел звезды. Я увидел, как вокруг нас собираются силы, неясно

вырисовываясь за пределами светового круга, увидел тень ягу-

ара, моего ягуара, он бежал но самому краю крута, защищая

меня... от чего? От отрицательных сил, ожидающих мгновения

моей слабости? Они безымянны, но каким-то образом я знаю их,

ощущаю их намерение, они заодно с той злобой, что внутри

меня... И я на коленях, на их уровне...

Эдуардо произнес мое имя. Он крепко сжимает рукоятку

погремушки, и внезапная судорга сотрясает се. Poder. Сила.

Мощь. Я поднимаюсь, медленно разгибаюсь, преодолевая со-

противление мышц, согнувших меня вдвое и застывших, как в

столбняке. Эдуардо захватывает мое внимание своими глазами:

они широко раскрыты и смотрят на меня не отрываясь и с каким-

то странным удивлением. Потом он переводит взгляд на

горизонт, и я следую за ним, вглядываюсь в черную линию

между ночью и морем, вижу плоскость океана, его покрытую

рябью поверхность без конца и края, вспыхнувшую серебром,

когда молния освещает небо. И тучу, которая наползает на луну.

— «iFuego!» Огонь! — Он повернулся и взял горящий уголь

из костра, и бросил его в сено у моих ног. Сначала оно затлело,

наполнив круг дымом, затем вспыхнуло. Я помню, как смотрел

вниз, на свою руку, сжимавшую меч, и оранжевые отблески

Пламени играли на коже, влажной то ли от пота, то ли от морс-

кого воздуха.

Я чувствовал, что огонь наполняет круг, наполняет прос-

транство, похожее на внутренность колокола.

Я переступил через горящий костер, пересек его с юга на

север, с востока на запад, потом обратно. Я омывал руки и

ноги в пламени костра, омывал в нем все тело, а затем

босиком танцевал на огне, наступал на пламя, и оно

выжигало темноту, сочившуюся из моих пор.

Я стоял и смотрел на песок и на свои ступпи, почер-

невшие от пепла и сажи. Эдуардо сидел, сложив руки на

груди, рядом с mesa. Туча прошла, и небо снова прояснилось

до самого горизонта. Светила половинка луны, и он смотрел

на меня, передо мной, вокруг меня.

И он сказал:

что во мне было много силы;

что я запутался в отношениях с женщиной, которую не

умел любить;

что сила и волшебство не являются ни белыми, ни чер-

ными, ни добрыми, ни злыми, все зависит от намерения и вы-

ражения: я не мог выразить свою силу, и она обратилась в

черноту внутри меня;

что я охотился за орлом, а он охотился за мной и питался

мною.

Он увидел, где орел выдрал кусок моей печени, распух-

шей от замкнутой во мне черной энергии.

Гепатит.

Он встал и подошел ко мне, взял у меня меч и, отойдя за

пределы круга, провел острием вдоль моего тела, обрезая

связи с объектами прошлого, с вещами, которых больше нет.

... что я рву мои связи с прошлым, которое порождало

мои болезни;

что я могу дать покой душам женщин из моей жизни и

не искать больше подобных связей, не пытаться закончить

работу тех женщин, из прошлого;

что орел, появившийся из мощного источника в моем

прошлом, является также духом Востока и что он избрал

меня и будет вести но Северному пути, пуги в женское, —

сказал Эдуардо.

И он поднял меч острием к небу, набрал в рот чистой

воды и, держа меч перед собой, брызнул водой на Юг, затем

так же на Запад, Север и Восток. И, наконец, на меня, чтобы

очистить мою новую сущность.

Я надеюсь, что это действительно так.

Начиналось что-то новое. Что-то двигалось внутри меня,

двигало меня. Я последую этому движению. Ибо я знаю, что

это я сам двигаю себя.

Мою работу с Эдуардо я неоднократно описывал в главных

чертах, и за последние несколько лет многие шаг за шагом

символически повторили ее. Все это началось с той процедуры

па пляже недалеко от Трухильо, хотя Эдуардо позже утверждал,

что настоящее начало было на полгода раньше, когда он впервые

увидел меня во сне и когда мое присутствие стало нарушать его

медитации. Мы даже путешествовали вместе в сновидении,

сказал он. Мы ходили на Мачу Пикчу и стояли перед камнем

Пачамама, и oн еще тогда узнал, что мы вместе поедем к свя-

щенным легендарным местам, где силы Природы обитают в

ландшафте, в местах, исполненных святости тысячелетних ри-

туалов. Мы совершили путешествие на Север как compadres.

Наше путешествие заняло несколько лет. За эти годы я

расторгнул брак с моей первой женой, выбросил в корзину

«Разум после смерти», закончил и издал «Целительные состо-

яния»; за эти годы женились и вышли замуж шестеро из его

четырнадцати детей, а мы с ним вместе ездили по Европе и

Соединенным Штатам, пробуя экспериментально переформу-

лировать, трансплантировать шаманские учения в новую «пси-

хологию священного».

Волшебный Круг, описанный для меня когда-то давно Ан-

тонно, Эдуардо воспринял как традиционную карту, удобный и

понятный путеводитель по Четырем Сторонам Света. Священ-

ные места силы, упоминаемые в легендах, стали для нас местами

отдыха, местами нашего причастия.

Мы ездили к Гигантским Канделябрам Паракаса, трехзубому

дереву жизни шестисотфутовой высоты, высеченному на берегу

пустынного, бесплодного полуострова в заливе Паракас-Бей в

трехстах километрах к югу от Лимы. В течение многих столетий

шаманы и искатели знания приходили сюда медитировать,

обретать видение — преображающее видение, которое

дало бы цель и смысл их существованию. Там орел, который

выслеживал и рвал меня на протяжении многих лет, обнял меня

своими крыльями. Эдуардо видел кондора, гигантского кондора,

который был птицей силы его учителя, дона Флорентино Гарсиа,

хранителя священных лагун Лас Хуарингас.

Из Паракаса мы направились на altiplano возле Наски, пус-

тынное высокогорье, где никогда не бывает дождей, где неизвес-

тные художники прорубили красноватую верхнюю корку плато,

обнажив чистый белый песок, и таким способом вырезали ог-

ромные изображения рыб, рептилий, птиц, млекопитающих,

человеческие силуэты и геометрические фигуры, заполнившие

площадь около 350 квадратных километров. Там, на этой сто-

ловой горе, обители животных силы, мы выпили Сан Педро, и

Эдуардо видел, как сгорают духи моего прошлого, взрываются

среди пламени и как я исчез, двигаясь по кромке гигантской

спирали, уходившей в песок. Работа на Южном пути. Там мы

вверили наши души друг другу как compadres, как воины сердца.

А затем мы отправились к Мачу Пикчу. Мне надлежало

возвратиться к древнему городу инков, Городу Солнца. Эдуардо

войдет в его ворота впервые. Мы вместе будем постигать его

смысл.



*18*



Путешественник следует по Пути Дракона на Север,

чтобы открыть мудрость предков и заключить союз

с Богом.

Антонио Моралес Бака



29 апреля 1979

Вот и опять Камень Смерти. Я должен передать на бума-

ге сладость воспоминаний.

Я предложил Эдуарду отправиться в пещеру под Храмом

Кондора, за пределами руин — место, где я много лет тому

назад сам исполнял свою огненную церемонию. Он перепол-

нен впечатлениями. Он посещал Мачу Пикчу в сновидениях, а

теперь город стоял перед ним, впереди и внизу, во всей красо-

те серо-зеленой композиции лишайников и гранита. Он почти

задыхался, и дело было не в высоте. Что-то зловещее висело в

воздухе, мы оба чувствовали это; раза два Эдуардо взглянул на

меня с детской заговорщицкой улыбкой: «Ты чувствуешь

силу, compadre?» Я люблю его, как брата. Иногда это старший

брат. Странное чувство: я знаю, что он, простой индеец,

работает в своей общине как обычный шаман-целитель; но со

мной он каким-то образом находит возможности и средства

выпрямиться во весь рост и переживать по-настоящему драму

седых легенд, по которым он учился.

Он ушел, чтобы приготовиться к своей работе на Запад-

ном пути; это будет здесь, у Камня Смерти. Мне тоже нужно

немного побыть одному.

И вот я сижу на траве, Камень Смерти передо мною —

безупречной формы гранитное каноэ, плывущее по морю зе-

леной травы и диких желтых цветов.

Аитонио. Панорама памяти подсвечивается, и вот я вижу

себя здесь, так много лет тому назад, со своим высокомерием,

с целым набитым рюкзаком западных предрассудков и

скептицизма; я смотрю на руины Города Света впервые; су-

мерки, такие же, как сейчас, и туман из поймы Урубамбы

поднимается все выше, переливается через кромку обрыва.

Лежа на Камне Смерти, Антонио поет над моими чакрами, я

слышу его печальный свист и шелест травы. Это здесь мы

«поставили смерть на повестку дня».

Он говорил мне, что я вернусь на это место. Что я войду в

город и начну понимать его тайны.

Где он теперь? Я не чувствую его присутствия. Я тоскую о

нем. И вот я здесь. Я снова сбросил свое прошлое в Паске. Юг.

Я снова буду лежать на Камне Смерти. Запад. Где же

Северный путь?

Я закрыл дневник вместе с авторучкой, засунул его в сумку.

Я продолжал сидеть среди травы и диких цветов, дышал жи-

вотом, и холодный ночной воздух ласкал мое загорелое лицо.

Прошел час.

Лежу на Камне Смерти. Подготовлен. Эдуардо поет надо

мной. Мои обнаженные плечи и поясница ощущают холод гра-

нита. Я слушаю, как Эдуардо высказывает наше уважение к

Четырем Сторонам Света, просит, чтобы мой дух был принят

Западной стороной, стороной тишины и смерти, чтобы его унес

туда ветер Юга, чтобы мог возвратиться с Востока, где восходит

Солнце, чтобы я мог родиться в духе как дитя Солнца.

Сначала была его очередь. Я не продумывал свои закли-

нания, дав волю инстинктивным формулировкам. Я освободил

его чакры, отступил на шаг и наблюдал за ним, не двигаясь. Я

увидел, как что-то неясное, неярко светящееся — это был Эду-

ардо, но стройнее и, видимо, моложе, — освобождается, отде-

дяется от его объемистого живота, двигавшегося в такт дыханию.

Позже я говорил ему, что он носит с собой слишком большой

вес, слишком много мякоти. У меня часто возникало чувство, что

его Южная работа неполноценна, что он примирил себя со

своим прошлым, со своими предками, но по-прежнему носит

этот груз на себе.

Он рассказал мне, что у него было чувство, что oн уходит в

камень, а внутренности его скованы мощным страхом, ужасом

преждевременного погребения. А потом он увидел далеко внизу

свет, и свет разрастался, близился, и когда Эдуардо погрузился в

его белизну, я вернул его оттуда. Он был поражен моим мас-

терством.

Сейчас он освобождает мои чакры, касаясь моего лба, шеи,

сердца.

А я размышляю о рождении и смерти. Где разница? Смерть,

свет в конце туннеля; рождение, свет в конце канала, свет нового

мира, в который мы вступаем. Может быть, подумал я, страх

смерти, если отбросить ассоциативные страхи потерь и боли, —

это просто рудиментарная память первого страха, страха рож-

дения, страха неизвестности в конце туннеля.

Дышу. Нормальный, медитативный ритм сердца. Ветер шелестит в

траве. Я открываю глаза, улыбаюсь, поворачиваю голову, чтобы

увидеть стоящую рядом фигуру — руки протянуты надо мною,

ладонями вниз, золотой браслет с пером, нарукавная лента из

чеканного золота. Мое дыхание прерывается, останавливается

высоко в груди. Лицо: словно изваянное коричневое лицо инка,

обрамленное двумя перьями; серьги в мертвых ушах головы ягуара,

которая вместе с частью черной шкуры хищника покрывает голову и

плечи человеческой фигуры. Я импульсивно протягиваю руку,

чтобы прикоснуться к нему, моя , рука свободно проходит сквозь

его руку, его глаза открываются, но их не видно, они слишком

темны, он отворачивается и уходит, в то время как я вскакиваю,

сажусь, свесив ноги с Камня Смерти, и ... вижу Эдуардо. Он сидит

скрестив ноги, в траве у основания камня, возле кормы гранитного

каноэ.

— Эдуардо!

Он недоуменно смотрит на меня снизу вверх, а я киваю

головой в ту сторону, где жрец-ягуар шагает, нет, лучше сказать

движется, вниз но склону холма к Воротам Солнца, ко входу в

руины.

Было уже за полночь, когда мы вошли в руины Мачу Пикчу.

Мы потеряли из виду призрак, спускавшийся по склону холма, и

теперь в полном одиночестве стояли в Воротах Солнца.

Мы специально так рассчитали заранее, чтобы провести

здесь ночь в полнолуние. Лунный свет серебрил грани гранитных

глыб, из которых были сложены стены; во дворах за стенами

таилась темнота.

Я направился к Храму Кондора мимо поваленных стен, за

которыми открывались комнаты, каменный тротуар с дикими

травами в щелях между плитами и, наконец, открытая площадь:

три массивные стены и каменный помост — это все, что осталось

от Великого Храма.

—Вот! — Эдуардо кивнул головой в направлении централь

ной стены. — Это место полета духов.

Мы пересекли круглый двор, спустились по короткой ка-

менной лестнице с правой стороны и оказались среди развалин

Храма Кондора, прямо над пещерой, в которой я когда-то ис-

полнял свою работу Южного пути.

Под нашими ногами из земли выступает странный треу-

гольный камень, напоминающий очертаниями кондора; голова

этого фантастического кондора обращена назад и вниз, как будто

он всматривается в себя, и я вижу, что кровь по бороздам

каменного клюва будет стекать и капать на шею, за воротник из

перьев.

В одном из самых необъяснимых порывов моей жизни я

выхватываю из кармана швейцарский офицерский ножик и

разрезаю себе кончики средних пальцев на обеих руках.

Я складываю руки в жесте перевернутой молитвы, ладони

друг к другу, концы пальцев соприкасаются и устремлены вниз,

кровь капает с пальцев на гранитный клюв кондора.

—Что ты делаешь, compadre7.

Я и сейчас не знаю. Когда-то мне явился кондор на узком

песчаном берегу лагуны за хижиной Рамона. Он удивил меня,

удивил Рамона, он склевывал капли моего лица, стекавшего в

серебристый песок. Он питался маской, которую я носил. Сей-

час, когда кровь обагрила серый гранитный клюв, я понял, что

тот кондор и орел, донимавший меня все эти годы, — одно и то

же, дух Востока, видения, Антонио; это он не дает мне покоя,

требуя завершения моего пути.

И я понял еще одну вещь в это мгновение. Я понял, что

работа на Западном пути состоит не только в том, чтобы предать

себя смерти и таким образом открыть дорогу для призыва жизни;

главная готовность состоит в том, чтобы отдать свою жизнь

тому, во что ты веришь.

Я остановил кровотечение платком. Мы поднялись по сту-

пенькам и вернулись на площадь перед Великим Храмом.

— Мы можем летать здесь, — сказал Эдуардо и взобрался

на помост, громадную каменную ступеньку, выступающую из

основания центральной стены. Он сел в позу для медитации,

позу индейского Будды, откинув голову назад и прислонив ее к

влажным гранитным блокам стены. Я сидел на площади, лицом

к нему. Кровотечение совсем прекратилось, я пристально на

блюдал за Эдуардо, стараясь настроить себя на со-чувствие,

прекратить усилия, сосредоточиться на успокоении, уравнове

шении себя.

Десять минут спустя Эдуардо спускается с помоста и рас-

сказывает мне шепотом, что он видел человека, более древнего,

чем инки, он был в ритуальных перьях и в сияющем золотом

нагруднике.

— Вот здесь. — Он показал место между стеной и мною. —

Он стоял здесь и указывал рукой вниз. — Эдуардо положил мне

руку на плечо. — Я видел его сверху, compadre. Здесь что-то есть

под землей; я думаю, это комната. Мы должны раскопать ее, мы

должны выяснить, что там внизу. — Он потер себе лоб.

Теперь была моя очередь идти к Храму Полета Духа. Я

забрался на помост и лег на гладкое гранитное ложе. Я чувство-

вал, как Эдуардо касается моего лба ладонью.

Меня охватывает чувство покоя и облегчения, оно переме-

щается от сердца вниз, как будто все мое тело вздыхает, напо-

енная кислородом кровь покалывает сосуды. Я выдыхаю трево-

гу и напряжение. Я могу лежать здесь долго-долго, это не важно,

что я заключен в своем теле и ничего не вижу, кроме темноты

своих век, и что я не могу парить, как орел, и мне совсем не

трудно очистить сознание даже от этой мысли.

Я не знаю, много ли прошло времени, когда я услышал

Эдуарде

— Хорошо. Теперь садись.

Я сажусь, затем спускаюсь с помоста и пересекаю площадь.

Я приближаюсь к нему, он стоит, улыбается и не сводит глаз с

помоста.

— Что дальше?

Он оборачивается ко мне, все еще глупо улыбаясь, смотрит

па меня и показывает на помост. Я оборачиваюсь и вижу там мое

тело, неподвижно лежащее на граните. На моем лице улыбка.

— Теперь иди обрачно.

И я открываю глаза и вижу звезды, призрачные формы

облаков плывуг по небу, справа надо мной возвышается осве-

щенная луной гранитная стена. Я спрыгиваю на землю, Эдуардо

хлопает в ладоши, и наш смех несется по лабиринтам стен

крепости.

За несколько последующих лет мы исследуем каждый уго-

лок города инков. Я пройду пешком шестьдесят километров от

окраины Куско до Врат Солнца, узнаю тайны Храма Вод и

Храма Змей. Каждая комната, каждый угол и закуток Города

Света стануг знакомы мне, и я пойму индейские легенды, в

которых о Мачу Пикчу говорится как о вратах между мирами,

где ткань, отделяющая нас от наших сновидений и от звезд,

становится тонкой, прозрачной, и ее легко отодвинуть в сторону.

В ту ночь мои ноги пересекли площадь, увлекая меня на

северную окраину города, где среди луговых трав возвышался

камень.

Я знал, где проходит путь Севера.



*19*



Что есть Бог, что не есть Бог, что есть между чело-

веком и Богом, — кто скажет?

Еврипид



Камень Пачамама стоит среди лугов неподалеку от развалин

Мачу Пикчу. Двадцать футов в длину, десять в высоту,

неправильная форма, искривленная кромка — и гладкая грань,

точный поперечный разрез валуна, выросшего из луговой почвы.

Позади него и левее темнеют неясные очертания Хуайна Пикчу,

вершина которого еще на тысячу футов возносится над руинами

города.

На залитом лунным светом лугу лежит тень от камня, тень

от его второй половины. Мы стоим в траве, у края этой не-

правильной тени, и Эдуардо рассказывает мне легенду о старухе-

знахарке, которая живет внутри Хуайна Пикчу. Смотрительница

храма.

—Пик Бабушки, — сказал я.

—Да, — ответил он. — Храм Луны. Говорят, что сущест-

вуют туннели и лабиринты внутри горы. Это дорога в

нагвалъ, в Север.

Я смотрел на пеструю поверхность гранита. Эти черно-

белые и коричнево-серые пятна могуг сыграть с вами шутку.

Если достаточно пристально смотреть на них, можно увидеть

различные вещи, — но ничего вы там не найдете такого, чего

нельзя увидеть на любой подобной поверхности.

— Нет, — сказал я. — Путь к Северу находится здесь ... и

здесь. — Я коснулся своего живота и сердца и вспомнил Аниту,

когда она, беременная, сидела напротив меня в кафе «Рим» и

притрагивалась рукой к своему животу. — Я все это время

считал, что он здесь, — я постучал себя по лбу указательным

пальцем, — но это не так.

И я понял, что это ловушка: наша рационализация вещей

эфемерна, наше интеллектуальное представление о транценден-

тном, представление думающего мозга о Боге — это всего лишь

еще одна маска Бога. Все представления Бога, как и само слово,

образующееся в языковом мозгу, — это только мысль о том, что

находится за мыслью.

Нет! Перед мыслью.

Перед самим сознанием. Произнести имя Бога означает

назвать неназываемое, носить понятие о Боге в наших головах

равнозначно экрану между нами и Божественным опытом. Ие-

гова. «Я есть то, что я есть». Не может быть мысли об этом. Все

понятия о Боге кощунственны.

Это то, что можно знать, но нельзя высказать.

30 апреля

Я думал, что нагваль выглядит как бесконечность.

Я думал, что я испытаю ayin, божественное ничто, о кото-

ром говорится в Каббале.

Я думал, что буду смотреть в глаза Дамы за вуалью и

увижу рождение и смерть и назначение Вселенной.

Я думал, что там есть чернота такой бесконечной пусто-

ты, что я могу упасть в нее, в бесконечно повторяющееся бла-

женство, и я был готов к риску никогда не вернуться, раст-

вориться, сгореть в пламени трансцендентного рывка (то есть

я, возможно, нахожусь за пределами страха).

Я думал, что в высшем смысле смогу ощутить себя

Богом...

—Мы должны исполнить mesa, — сказал Эдуардо.

—Позже.

Я сделал несколько шагов по лугу, ближе к Пачамаме, и сел

в тени. У меня не было никакой цели. Мы не пили Сан Педро, не

проводили никакого ритуала, если не считать тех, спонтанных,

у Камня Смерти и в Храме Полета Духа. Не было никакого

предчувствия или ожидания. Я просто хотел быть там, на пути в

женское, сидеть на лугу, который почему-то казался совершен-

ным. Идеальная Земля, добрая Земля, а мы ее смотрители.

Могучая Земля, а мы одновременно и ее со-творители, и распо-

рядители. Мне захотелось немного поспать здесь. Я мог бы

сидеть и дышать, пока меня не разбудит восход Солнца.

С этой последней мыслью я внезапно проснулся и открыл

глаза; что-то приближалось ко мне со стороны камня, раздвигая

ступнями траву и цветы.

— Hija de la montana... — шепчет Эдуардо справа, у края

«Камня. — Дочь горы...

Она уже стоит надо мною, в тени камня. Ее блестящие

черные глаза смотрят на меня сверху, совершенно черная коса

вьется возле обнаженной груди. Девушка-иидеанка. Я вижу ее

босые ступни, погруженные в землю, словно на двойном фо-

тоснимке, и свои скрещенные ноги над поверхностью грунта,

среди корней травы... Я прикасаюсь к земле, набираю ее в при-

горшни, и она сверкает, переливается цветами радуги, как брызги

на солнце; и мои чресла наливаются тупой болью, как при

пробуждении. — Compadre... . Она прикасается рукой к моему

плечу и толкает меня назад, я падаю на спину и погружаюсь в

землю. Она уже на коленях, надо мной, ложится на меня и

выпрямляется, прижимаясь ко мне, грудь в грудь, бедро в бедро,

пах в пах, и Земля сладко колышется под нами, вместе с нами,

содрогается от оргазмов, они следуют один за другим, и мои

стоны и вздохи глохнут, потому что она погружает мою голову в

землю, и я что-то постигаю в природе секса, я вижу мужское

извращение полового акта: стремление обрести силу путем

проникновения и завоевания; на самом деле, путь обратно в Сад

лежит через взаимное слияние, коллапс мужского и женского.

Что-то в этом роде. И я слышу, мне кажется, ее шепот: «Мой

сын, мое дитя, мой возлюбленный, мой брат».

Я отдаюсь ей, отдаюсь дряхлой старухе, да, я вижу это, когда

она приподнимается надо мной, глаза в глаза, старое морщи-

нистое лицо, седая косичка: это та самая старуха-знахарка с

altiplano, которая держала меня за руку, когда умирал El Viejo. Ее

груди свисают и похожи на сморщенные груши, губы растя-

нулись в улыбке, обнажив желтые зубы, уголки черных-чер-

нющих блестящих глаз все в морщинах, она хохочет, а я тяну ее

к себе, внутрь себя.

Странно, я не чувствую никакого отвращения; еще более

удивительно, что когда я отдаюсь ей, она снова становится

безупречно молодой и сильной, дочь джунглей? Вдыхаю ее вла

-жный запах — Амазонка?

Любовница, сестра, мать, старуха. Что это за превращения?

Или я тоже изменяюсь? Удары сердца, которые я слышу во мне,

не мои, они надо мною и подо мною, везде одновременно.

Как и я. Где мое место? Я один или меня два? Здесь, на лугу,

и здесь, под руинами, гляжу на город снизу, из глубины? И Земля,

прах и камень убаюкивают меня, это моя колыбель. Нет, меня

три, потому что где-то должен быть еще один я, тот, который

думает эту мысль.

Последнее, кульминационное содрогание земли, и она от-

талкивается от меня, поднимается. Стройные ноги, юная инде-

анка, дочь горы. И она уходит от меня, приближается к камню,

останавливается. Она оборачивается, я вижу ее кривую желто-

зубую улыбку старой знахарки, последний взгляд, — и она вхо-

дит в камень.

... Но Север не был ничем из того, что я думал.

Этой ночью я упал в Землю, я возвратился в нее, блудный

сын. Я был свидетелем чего-то, что я попытался понять, а

потом оставить в покое.

В центре Земли время не искривляется гравитацией.

Время шло. И был я, и я лежал на лугу и

видел сны.

Тот я, который упал в Землю, видел ее изнутри-наружу,

ощущал ее плодородие, ее беременность. Я парил в пространстве

внутри Земли и переживал предродовое состояние в амнионе,

заключенном в каменную оболочку, ощущал все те события,

которые происходят внутри беременной и формируют мою

жизнь.

И там были лица. Я видел их на стенах пространства, в

котором я обитал, на периферии моего сознания, в темных углах

восприятия. Лица древние, как горы, и из того же материала —

земля, камень, вулканические складки, влажные глаза — повсю-

ду, куда бы я ни взглянул, и в каждое мгновение, внутри каждого

мгновения, одновременные и бесконечные видения.

Был ли это совет старейшин? Легендарная хрустальная пе-

щера?

Какое-то другое сознание начало наделять их историческим,

религиозным смыслом — Христос, Будда, знакомые лица из

действительной жизни, я узнавал их, но не мог вспомнить, чьи

они... Антонио? Дон Хнкарам?

— Антонио?

Слово всколыхнуло волну передо мной, концентрическую

волну, она сдвигает скалы, растапливает льды, и вода устремля-

ется в новые расщелины, облик изменяется, прежние черты

уступают место новым, и вот новое лицо... нет, нет! Это сознание

застряло в прошлом. Сознание запечатленных образов. Да, я

вижу, что теперь думает еще одно сознание, и формы смещают-

ся. Пусть. Мне незачем узнавать вас, я и так вас знаю. Всех. Мне

здесь нечего думать.

Во всех этих лицах — память. Это лица древних предков. Я

не могу идентифицировать каждое из них, и это не нужно; но

буду ли я помнить?

Звезды вверху. Луна спокойно движется по своей орбите,

пересекая небо Мачу Пикчу, тени перемещаются. Эдуардо осто-

рожно приближается...

А я размышляю, могу ли я восстановить родословное древо

этих мужчин и женщин прошлого. Мы одна семья, конечно,

потому что все пришли из одного места, нам принадлежит общее

наследство.

Солнце оплодотворяет Землю, и от их союза рождается

жизнь, от совокупления Солнца и Земли. Это созидательное

начало, сознание, возникающее из единой клетки.

Это Природа вещей.

Я проснулся на рассвете, совершенно окоченевший от ут-

реннего холода. К сорочке, насквозь мокрой от росы,

прилипли луговые травы. Я спал в положении зародыша,

словно спасаясь от холода. Ночью Эдуардо накинул на меня

пончо. Самого его я нашел спящим в углу каменного домика

под травяной крышей в пятидесяти шагах от Камня Пачама-

мы. В дневном свете Камень выглядел особенно холодным и

впечатляющим.

Я задумался, прежде чем разбудить его.

Солнце еще не показалось из-за восточных гор, и у меня

было немного времени, чтобы подумать перед тем, как разбудить

Эдуардо, перед тем, как первые лучи коснутся Инги Хуатана.

Я решил, что я заснул и мне снился сон. Одиннадцать тысяч

фугов, весь вчерашний день мы шли пешком, грандиозное ве-

ликолепие этих мест и моя физическая усталость — этого было

более чем достаточно. Конечно, я просто упал в траву и заснул, и

мне снилась дева и спуск в Землю, стены пространства внутри

Земли, мое расщепленное сознание, много моих сознаний, ка-

лейдоскоп экстатических состояний...

Сон.

А Эдуардо не стал мешать моему сну, укрыл меня своим

пончо и оставил здесь, среди лугов и сновидений.

— Ты сношался с Богом, compadre, — были первые слова

Эдуардо, когда он проснулся.

Эдуардо стоял неподалеку и наблюдал за моими любовными

утехами с девой.

Я решил проверить его. Как опытный клиницист, я ничего

не говорил, только слушал. Его описание индеанки было точным

до мельчайших подробностей. Он хохотал, рассказывая о моем

совокуплении со старухой на лугу возле камня.

Он сказал, что, по-видимому, я впал в транс, ип ensueno. Он

боялся приблизиться, боялся нарушить мое состояние. Он сидел

недалеко, расположившись в удобном для наблюдения месте.

Ночь жила, наполнялась энергиями — повсюду были светящиеся

фигуры, многие с золотыми нагрудниками, мужчины и женщины

в капюшонах, закрывавших лица, белые кондоры с

морщинистыми шеями, светлячки в воздухе... В своих грезах он

очутился на вершине Хуайна Пикчу, где, как он сказал, был давно

разрушенный Храм Луны: стены, колонны, порталы — ; все это

существовало в виде энергии, принявшей геометрические формы,

и на входе было изображено Солнце, обрамленное двумя

половинками Луны, по форме похожими на двух Котов, это

символизировало брачный союз Солнца и Луны, мужского и

женского.

Он вернулся на луг, увидел, что я сплю, и прикрыл меня

пончо.

Мы попрощались с Пачамамой, пересекли площадь и по

ступеням поднялись к Инти Хуатана, «Месту привязывания

Солнца»: здесь инки-жрецы «привязывали» Солнце в период

зимнего солнцестояния.

Когда Солнце поднялось на гребень восточных гор и первые

его лучи упали на камень, каждый из нас также прижался лбом к

холодной поверхности гранита. Так мы благодарили это место за

его дар, признавали наше повиновение духам тех, кто жил здесь

и умер здесь; признавали истинность видений, явившихся тому,

кто пришел к этим камням с чистой целью и безупречными

намерениями.

===



ВОСТОК



*20*



Из всех теорий хороша только та, которая помогает

выйти за пределы.

Андре Жид



Нет нужды особенно распространяться о годах нашей

совместной работы с Эдуардо. Как он и предвидел, мы

вместе путешествовали, вместе смеялись, вместе открывали мес-

та силы и изучали их соответствие этапам Волшебного Круга.

Хотя интерес к не-западным методам лечения, как физи-

ческим, так и психологическим, привел меня к изучению и

документированию традиций целительства в Мексике, Бразилии

и Перу, весь накопленный опыт позволил понять и нечто

фундаментальное в шаманизме: невозможно изменить здоровье,

не изменив образа жизни. Со временем мой интерес к

целительству перешел в интерес к трансформациям личности.

Становилось все очевиднее, что путь по Волшебному Кругу, путе-

шествие на Четыре Стороны Света, — это путь в Эрос, в

женское, в интуитивный разум, местонахождение мифов и снов.

Большинство человеческих существ продолжает жить под дик-

татом логоса, патриархального рационального мышления конца

второго тысячелетия.

Концепция психологии священного стала обретать форму, и

в 1983 году я пригласил двенадцать человек из пяти стран

предпринять вместе со мной и Эдуардо путешествие посвя-

щения; оно задумывалось как первые, вводные ступени силы на

Волшебном Круге. Мы поедем по нашему с Эдуардо маршруту:

Паракас Бей — Наска — Храм Солнца и Храм Луны возле

Трухильо, а затем к Мачу Пикчу. Опыт сверхъестественного,

пережитый этой разношерстной группой, лег впоследствии в

основу книги «Целительные состояния» и шестичасового доку-

ментального фильма с таким же названием.

В шаманизме не существует определенного рецепта транс-

формаций. Есть концепция Волшебного Круга, или путешествия

на Четыре Стороны Света; однако усвоенные на этом пути

уроки и приобретенное мастерство не связаны непосредственно с

какими-либо определенными местами силы. Шаманизм — это не

религия и не система регламентированной преданности. Н

сущности, это позиция. Индивидуальная дисциплина, состояние

разума. Однажды я спросил Антонио, можно ли считать, что

целительный дух находится в бессознательном разуме. Он

покачал головой и ответил, что дух — это и есть разум в самом

чистом виде. Подобные вопросы-ответы всегда открывали мне

что-нибудь существенное в его учении.

Как бы то ни было, мы с Эдуардо разработали удобную

программу и маршрут путешествия в соответствии с этапами

Волшебного Круга: высокие плато, священные вершины и дикие

джунгли Перу станут моей лабораторией, классной комнатой, где

я экспериментирую, учу и учусь.

Может быть, мой Восточный путь и состоит в том, чтобы

создавать сообщества, для обучения через опыт, водить группы в

подобные экспедиции. Согласно легенде, путь орла по Восточ-

ному пути — это возвращение в свое племя. На Восточном пути

человек обретает дар видения вместе с обязанностью использо-

вать это видение для построения лучшего политического, эко-

логического и личностного мира, а также для сновидения воз-

можного будущего. Меня действительно не интересовали люди,

ищущие трансцендентного опыта для личных целей. К счастью,

те, кто тогда путешествовал со мной, использовали свой опыт в

основном как исходный материал для путешествий, а не как

конечный результат.

Но, хотя я и воображал, что мне удалось найти Восточный

путь, я был прав лишь наполовину. Как обычно, сразу же за

горизонтом возникли проблемы.

Дон Флореитино Гарсиа был учителем Эдуардо, его на-

ставником. Я никогда не встречал старика, но мне пришлось

ощутить последствия его смерти. Дон Флорентино был хозяином

священных лагун Лас-Хуарингас; сюда, гласили легенды, в

течение многих столетий приходили шаманы, чтобы пройти

посвящение в мастера. Когда в один из февральских дней старик

умер, Эдуардо надлежало занять его место, то есть отправиться к

лагунам и принять в свои руки управление водами и посвя-

щениями. Согласно неписаной традиции, в распоряжении Эду-

ардо был один год после смерти дона Флореитино для возло-

жения на себя обязанностей покойного.

Однако Эдуардо, мой друг и compadre, стал постепенно

поддаваться очарованию собственной силы, упиваться своей

персоной и лестью Новейшей Европы и Соединенных Штатов;

он совершал турне в качестве шамана-участника фольклорных

спектаклей. Эта ловушка ожидает всех, кто отождествил себя со

своим учением, превратил себя в идола. Мы продолжали рабо-

тать вместе, но я скоро стал ощущать его нарастающую слабость.

Он избегал поездки к лагунам, но ответственность преследовала

и истощала его силы.

Приближался февраль, а с ним и годовщина смерти дона

Флореитино. Я пригласил избранную группу друзей и компань-

онов присоединиться к Эдуардо в его паломничестве и участво-

вать в церемонии вступления во владение Лас Хуарингас. Пред-

стояла нелегкая экспедиция через горы, с лошадьми и вьючными

ослами.

Когда все собрались в Куско, Эдуардо объявил, что мы

никуда не пойдем. Сейчас время дождей, дороги и тропинки

размыты. В другой раз, сказал он.

Делать было нечего. Вместо запланированной экспедиции

мы отправились в Сан-Педро Лас-Кастас и к лагунам Маркаху-

асн, расположенным На плоской вершине холма-останца на

высоте двенадцати тысяч футов. Мы спустились к лагунам через

древние руины и естественный амфитеатр, окруженный глад-

кими гранитными монолитами; изъеденные временем и сти-

хиями, они напоминали человеческие лица и внушали суеверный

страх. Там мы совершили церемонию посвящения, подоб-

ную той, от которой Эдуардо уклонился в Лас-Хуарннгас. Это

была хорошая практика для участников путешествия, но не то,

что нам надлежало сделать; наблюдая за Эдуардо, я понял, что

ему не удалось справиться с испытанием. Он упустил свою

возможность.

Вскоре одно за другим произошли два события, о которых

следует рассказать.

Паша группа собралась в Мачу Пикчу. Все прибывшие уже

бывали здесь раньше. В возвышенном состоянии духа мы вхо-

дили в руины через Врата Солнца. Эдуардо стоял сбоку, опи-

раясь на резной церемониальный посох, а я замыкал шествие.

Перед тем как войти, я остановился и улыбнулся ему. Он тряхнул

головой, повернулся лицом к городу, торжественно выставил

посох вперед и сделал первый шаг.

Па глазах всей группы крепкий шестифутовый посох, вы-

резанный в форме змеи из твердого дерева, треснул посередине,

выскочил из рук Эдуардо и упал на землю. Эдуардо был глубоко

потрясен случившимся. Я высказал предположение, что это

может быть предзнаменованием, знаком того, что ему или нам не

следует входить в руины. Он нетерпеливо махнул рукой, и мы

вместе пересекли двор.

Десять минут спустя возле Инги Хуатана с Эдуардо слу-

чилось то, что мы с врачом группы определили как эпилеп-

тический припадок. Он выкрикнул мое имя и упал лицом прямо

на камни; его глаза страшно перекосились, лицо было сильно

разбито, и если бы мы силой не затолкали ему в рот шелковый

платок, он наверняка прокусил бы себе язык.

Вдвоем с Эллиотом, нашим врачом, мы вынесли Эдуардо из

руин и доставили вниз в гостиницу. Физически он вскоре

восстановился, но я знаю, что эмоционально, психологически,

духовно он нездоров и сейчас.

Лас-Хуарингас были уничтожены в тот же месяц, в го-

довщину смерти дона Флорентино. Деревянные, крытые трост-

ником хижины вокруг лагун сгорели; стены святилищ упали,

вода покрылась сажей и остатками недогоревших головешек. В

той местности жили другие шаманы; несомненно, их разозлило

намерение Эдуардо поделиться своими знаниями с посторон-

ними, не принадлежащими к их кругу лицами; вряд ли они

одобряли и его деятельность в Европе и Соединенных Штатах.

Возможно, разорение этого легендарного места лежит на их

ответственности. Мы этого никогда не узнаем, да и к чему?

Может быть, Эдуардо когда-нибудь возвратится к лагунам и

возьмется за восстановление разрушенного — с радостью помо-

гу ему.

В это же время начала приобретать реальные очертания

одна идея, витавшая в воздухе уже несколько лет. Я не могу

точно определить момент, когда она выкристаллизовалась. Ко-

нечно, она не возникла полностью экипированной и вооружен-

ной, как Афина из головы Зевса, но в одну из ночей в Куско мне

удалось кое-что изложить в своем дневнике.

21 июня 1983 Табмо Мачай

Представляю себе Волшебный Круг как нейро-логическую

схему для подавления четырех программ, управляющих

лимбическим мозгом, — страха, питания, борьбы и секса.

Можно рассматривать Волшебный Круг как простое

продвижение, начинающееся на Южном пути: сбрасывание

прошлого, смерть, рождение, полет.

Юг, Запад, Север, Восток.

Прекрасно. А нельзя ли связать четыре направления с че-

тырьмя управляющими программами?

Мифология Южного пути обращена, очевидно, к инстинкту

питания, к уверенности в «полноте своей тарелки», к жажде

любви, поддержки, к наполнению брюха. Это наша

привязанность к вещественному миру. Па Южном пути мы

сбрасываем наше личное прошлое, отбрасываем свое «Я», ко-

торое чувствует себя изгнанником из Сада, осужденным

странствовать нагим, голодным, нелюбимым Природой.

И мы освобождаем духов нашего прошлого, чтобы они

обрели покой и не питались больше нашим настоящим.

Я хватаюсь за соломинки или, быть может, я близок к чему-

то?

Думаю, что близок, потому что Южный путь — это путь

Змеи, уроборос, жизнь, занятая процессом поглощения,

жизнь, поедающая жизнь. Поедание.

В этом что-то есть, что-то метафорическое,

мифологическое...

Западный путь. Это просто. Встречаешь свою смерть и

выходишь за пределы страха. Встречаясь со смертью и

познавая полет духа, мы отождествляем себя с

трансцендентным, бессмертным Эго, мы освобождаемся от

тисков страха и претендуем на Все, так как смерть не может

более претендовать на нас. Больше всего мы боимся, когда

стоим лицом к лицу с неизвестным. Страх.

Северный путь. Женское начало. Эрос. Здесь мы

объявляем происхождение мужчин и женщин от знания. Это

место двуполого сознания, созидательного начала, которое

мы персонифицируем в образе Бога; союз Солнца (мужское)

и Земли (женское) как единый источник всякой жизни. Секс,

конечно же.

Восточный путь. Путь пророка, чья задача — преодолеть

гордыню и самовозвеличивание, предвидеть человека бу-

дущего. Это место ненасилия в мире, раздираемом насилием.

Сражение.

Как странно, что эта древняя формула находит соот-

ветствие с главными функциями примитивного мозга,

функциями, которые держали в узде поведение и сознание

человека на протяжении тысячелетий.

Мысли теснятся. Неокортекс возник тогда, когда

примитивный человек жил под влиянием нагруженного

лимбического мозга, т. е. анимистического окружения, в

котором каждая вещь на Земле и на небе была видимым,

живым существом. Лимбический мозг был перенасыщен

стимулами от окружения, и в это время появляется

неокортекс и позволяет человеку осознать себя и

абстрагироваться от окружения и его влияния; для этого

создается логика, результатом опыта даются определения —

и следует изгнание из Сада, человек становится одним из

Нас, он познает добро и зло...

Но и после появления думающего мозга лимбический

мозг продолжает управлять нервной машиной и определясь

ход человеческой истории.

Питание — наши оральные и анальные заботы; первые

детские движения — найти грудь, а затем пища ассоциируется с

безопасностью и удовлетворением.

Страх — перед конфликтом, болью и, конечно, смертью.

Неизвестное. Мы готовы пойти на что угодно, лишь бы избежать

того, чего мы боимся.

Секс. Вряд ли здесь главную роль играет потребность. Нашу

породу к развлечениям тянет похоть, мы способны изойти

страстью.

Борьба. Яростные импульсы, таящиеся в нас, могут быть

направлены на других или на самих себя. Самоубийство есть

обращенный внутрь импульс убийства.

Социологические проявления:

Зерно гниет в силосных ямах, и в это же время миллионы

людей за рубежом и в собственной стране голодают.

Рекламодатели ежегодно получают миллиарды долларов,

играя на нашем страхе.

Секс и насилие распределены поровну. Насилие в средствах

массовой информации представлено неслыханно широко. В

наших городах возникают новые формы патологического

насилия: сумасшедший расстреливает школьников из автомата,

женщина убивает мужчин среднего возраста и хоронит их на

своем приусадебном участке, группа подростков со смехом

избивает и насилует, балансируя на лезвии бритвы между болью

и наслаждением.

Не приближаемся ли мы к новому насыщению?

Способность блокировать первичные команды

примитивного мозга, сделать шаг к новому, более обширному

сознанию, — не в этом ли будет состоять новый квантовый

скачок эволюции человечества?

Об этом стоит молиться.

Спустя несколько месяцев я стоял на небольшом холме у

Камня Смерти и смотрел на руины Мачу Пикчу. Перед этим

группа прилежно поработала в Паракас Бей и Наске. Теперь мы

готовились к ритуалу символической смерти, перед тем как

войти в ворота города.

Разодрав утренние покровы туч, в разреженном воздухе Анд

сияло солнце.

— В Наске, — сказал я, — мы установили, что прошлое,

которое сковывает нас, ограничивает и направляет наше пове

дение, должно быть лишено свободы прежде, чем оно осво

бодится, найдено прежде, чем будет утеряно, изношено прежде,

чем мы его сбросим.

Я прикрыл рукой глаза от слепящего солнца и случайно

взглянул направо. В руины вошла группа детей. Они направ-

лялись к Инти Хуатана.

—То, что мы делаем, есть попытка войти в царство метафор

и мифов. Используя церемонию и ритуал, мы включаемся в игру

символов и поэзии примитивного сознания, минуя процедуру

вопросов-ответов рационального ума. Четких и твердых правил

не существует. Единственным условием является полное при

сутствие в ритуале и освобождение себя от какого бы то ни было

личного опыта.

Кажется, именно это я говорил, когда снова посмотрел

направо и увидел человека, возглавлявшего группу детей. Между

Камнем Смерти и Камнем Солнца достаточно большое рас-

стояние, и распознать руководителя было трудно, но что-то

знакомое в характере его движений привлекло мое внимание.

Пончо и широкополая соломенная шляпа тем временем от-

делились о Камня Солнца и исчезли за углом.

Я прервал свою речь, извинился перед группой и сбежал

вниз; я вошел во Врата Солнца, пересек внутренние дворики

города и увидел детей. Это были индейские школьники, без

униформы, из какой-то сельской общины или соседней деревни.

Они почтительно сидели вокруг Камня Солнца, разговаривали,

играли на дудочках, свистках и других подобных безделушках,

которые всегда можно купить на железнодорожной станции у

подножия горы.

Я подтянул штанины, присел на корточки перед маленькой

девочкой и спросил, где ее учитель, Она улыбнулась и показала

пальцем назад, в направлении Храма Полета Духа. Он пошел за

Хулио, сказала она.

За Храмом Полета Духа есть особая комната, эхо-камера,

где произнесенное шепотом слово отражается так, что его можно

услышать на противоположной стороне, у входа в храм. Здесь

я и нашел его, когда он превязывал ногу Хулио куском ткани.

Малыш отстал, споткнулся и ободрал колено.

—Антонио?

Он поднял голову, и все морщины его лица преобразились в

широкую и радостную улыбку Глаза блестели все так же.

—Готово! — Он взял лицо Хулио в ладони и сказал ему: —

Возвращайся к группе. Я скоро вернусь. До моего возвращения

ты будешь за старшего.

Малыш улыбнулся, вытер грязной ручкой слезы со щек и

убежал к своим товарищам.



*21*



Не могу я так сразу тебе рассказать

все, что можно и должно поведать. Друг,

прости. Ты все знаешь,

хотя и не слышишь моих слов:

я не спал, я плакал,

ведь я с тобой, но не вижу тебя давно.

Так и будет всегда, до конца.

Пабло Неруда



Антонио постарел. В этом не было ничего удивительного: я

предполагал, что он умер, и в моей памяти запечатлелся его

прежний образ. Однако вот он, красивый индеец семидесяти с

лишним лет, сидит передо мной на гранитном выступе. Он снял

шляпу, и я увидел, что его когда-то серебристо-серые волосы

стали белыми.

Я все стоял, прикованный к месту неожиданной встречей.

— Хорошо, — сказал он и осмотрел меня с ног до головы,

мои брюки, туристические ботинки, хлопчатобумажную сороч

ку и поднятые на лоб темные очки. — Я рад, что ты не прев

ратился в индейца. Есть хочешь?

Он сунул руку в складки пончо и достал свою матерчатую

сумку.—

Где же ты был, черт побери! — мое восклицание загро

хотало по стенам, и я перешел в другое место, где, я знал, не

возникает такое резкое эхо.

Дон Хикарам катал шарик из юкки и кукурузного теста.

—Я старик, — сказал он. — Я вернулся к своим. Когда ты

уехал домой, я понял, что мои старые костюмы так же

уродливы на мне, как на тебе пончо и соломенная шляпа. —

Он улыбнулся и протянул мне еду. Наши пальцы

соприкоснулись, и он поднял на меня глаза. — Шаман

действительно может перемещаться из одного мира в

другой, и не только в мир духа, но и культуры. Ты

продемонстрировал это. Я тоже. Только мне потребовалось

время для возвращения домой.

—Я думал, что ты умер.

Он поднял брови, затем кивнул головой.

— Да, я умер, — сказал он. — Я умер в одной из моих

жизней. Но ты должен был знать, что ни для скорби, пи для гнева

нет причины. У нас, как у ягуаров, много жизней. Часть нашей

задачи состоит в том, чтобы научиться мягко переходить из

одной жизни в другую, когда наступает естественный конец. —

Он снял bata со своего плеча; сделал глоток и протянул мне сосуд.

— Ты все это время работал. Я рад за тебя.

Я начал было рассказывать ему о своей работе, о моем

возвращении в Перу и встрече с Эдуарде, о моем Северном пути,

но я осекся, едва начав говорить. Он все знал обо мне. Я увидел

это в его глазах. Мы улыбнулись друг другу, и он переменил тему.

— Необходимо понять, — сказал он, — что пробужденная

древняя память Северного пути не является твоими личными

воспоминаниями, поскольку ты помнишь события только сво

ей жизни. Правильнее будет сказать, что ты преодолеваешь

пропасть между мирами и занимаешь свое место среди дважды

рожденных, тех, кто победил смерть; они выдержали битву с

архетипами и силами Природы и стали людьми знания. Это наши

прародители, опекуны Земли. — Он вытащил из своей сумки

две палочки корицы, одну отдал мне, а другую взял в угол рта.

—Дева, которая вышла ко мне из Пачамамы...

Антонио весело рассмеялся:

— Полно! Ты познакомился с дряхлой старухой, духом

Матери. Как она тебе явилась?

Я рассказал ему, как она появилась из Камня Пачамамы,

дева и старуха, как занималась любовью со мной и оплодот-

ворила меня осознанием жизни, там, на лугу.

—Она по-разному касается нас, — сказал он. — Когда я

впервые познакомился с ней, она повела меня через лабиринт.

Он кивком головы показал на Хуайна Пикчу и Храм Луны.

—Очевидно, она применяет те средства, которые наиболее

привлекают наше внимание.

— Ты видел лица? — спросил я.

Он кивнул.

— Это те, кто пришел раньше нас, и кто придет за нами. —

Он вынул коричную палочку изо рта и продолжал: — Стань ими

и дай им стать тобой, и тогда их память прорастет в тебя, ибо

они те, кем ты становишься. Ты должен стать на их плечи, так

же, как Хулио и другие малыши однажды станут на твои.

Мы надолго замолчали. Антонио опять взял кору в рот.

—История одаривает нас ответственностью, а мы отрека-

емся от нее, ищем убежище в драме нашего личного

прошлого. Когда мы не чтим наших предков, мы позорим

историю и родословную всего человечества. Мы должны

выйти за пределы обычной истории и идти дальше.

—А путь Орла?

—Это путь пророка, — ответил он. — Здесь мы сновидим с

открытыми глазами. У всех у нас есть будущее, мой друг, но

только посвященные мужчины и женщины имеют шансы на

выбор. На Восточном пути шаман принимает полную

ответственность за то, кем мы становимся, и влияет на

судьбу, предвидя возможное.

— Многие верят, что существуют способы достижения

трансцендентного и управления своей судьбой, — сказал я.

Он проглотил остаток еды и покачал головой:

—Судьба — это не то, над чем вы пытаетесь установить

контроль. Управление судьбой — это... оксиморон. Но

мужчина или женщина силы может влиять на нее.

Научиться танцевать с ней. Вести ее через танцплощадку

времени.

—Ты откуда начинаешь? — спросил я.

Он вопросительно поднял брови, долго смотрел на меня и,

наконец, кивнул:

— От детей, — сказал он, постучал себя по макушке указа

тельным пальцем и широко улыбнулся. — Расщелина между

мирами. Щели в черепе, с которыми мы рождаемся и которые

вскоре зарастают. Но швы остаются. Они показывают, где род

ничок. — Он помахал рукой, как бы отгоняя все кроме главного:

— Мы умеем расщеплять атомы и соединять гены. Нити нашей

судьбы в наших руках. Остается сплести их воедино и направить

себя в будущее.

—А оно начинается с детей, — сказал я.

Антонио кивнул и поднялся.

—Я должен идти к ним.

Он забросил bota за спину, положил мне руку на плечо, так,

как он это делал много раз в прошлом.

— Не останавливайся, дружище. Становись на наши плечи

и смотри далеко за горизонт. Мы живем через вас и внутри вас.

Я вижу тебя каждый месяц, когда в полнолуние развожу мой

костер. — Он откашлялся. — Мы еще встретимся. Мы с тобой

славно путешествовали, и еще есть места, куда я не могу идти

один. — Он взял мою руку в свою. — Хорошо, что мы знаем эти

вещи, правда?

Я пожал ему руку.

— Hasta pronto, — сказал я.

— Hasta pronto.

И он ушел.

С тех пор я больше никогда его не видел.

Я возвратился к группе. Мы завершили нашу работу у Кам-

ня Смерти, затем вошли в руины и провели в них ночь.

На следующее угро мы спустились с горы и ожидали поезда

на Куско. Девочки-индеанки лет десяти-двенадцати продавали

туристам безделушки, сувенирные керамические бусы, ожерелья

из старых перуанских монет, дудочки, свистки и т. п. За эти годы

я познакомился со многими из них. Когда я садился в поезд, одна

из них, самая маленькая, произнесла мое имя. Я обернулся к ней

с улыбкой.

— Старик велел передать вам это, — сказала она и протя

нула руку. Я взял с ее ладони крошечный матерчатый узелок,

поблагодарил и приласкал ее, а на прощание купил пару прос-

теньких серебряных сережек. Заняв место в вагоне, я развернул

узелок: это была золотая сова из mesa дона Хикарама. Ночное

видение, забытое знание. Предмет, который я держал в руке,

когда впервые, в полном сознании, бежал по лесу там, на

altiplaпо.



*22*



Между представлением И

действительностью,

Между побуждением И

действием Падает тень.

Т. С. Элиот

5 апреля 1987.

МачуПикчу



Спустя несколько часов. Пишу при свете костра, наилуч-

шем освещении для такой работы. Удивительная группа. Де-

сять из восемнадцати не дали себя чрезмерно увлечь ритуа-

лом, не пытались тут же объяснить приобретенный опыт при

помощи сверхсложных логических структур и предрассудков.

Они обладают здоровым скептицизмом, который служит им

не для убежища или временного комфорта.

К. делает попытки вступить со мной в контакт. Хотя

меня и тошнит от ее феминизма. Упрямая либералка с Вос-

точного побережья, из привилегированных слоев типа Фи-

Бета-Каппа, шикарная, как прыщ на заднице. Еще и доктор

медицины. Минимум двое мужчин влюблены в нее, но она,

неукротимая духом, остаётся независимой и равнодушной.

Действительно ли она неукротима, или только ведет себя так,

чтобы выглядеть неукротимой? Это мы еще посмотрим.

—Закройте глаза.

—Зачем?

Зачем. Мы в поезде Мачу Пикчу—Куско. Билеты в это утро

покупал я, и мне пришлось выложить кругленькую сумму в

mordida, чтобы посадить группу в первый класс переполненного

поезда. Зато мне не составило труда оказаться с ней вдвоем в

одном купе.

— Сюрприз, — сказал я.

Ее зелено-карие глаза встретились с моими. Я поднял брови.

— Закройте.

Она глубоко вдохнула, затем выдохнула так, что это похоже

было на короткий вздох, и закрыла глаза. Я достал из кармана

гранат и пальцами разделил его надвое. Она улыбалась. Гранат

был спелый, сок стекал с моих пальцев на пол купе.

—Уже? — спросила она.

—Откройте рот.

Она улыбнулась еще шире, но отвела голову назад и в

сторону. Я смотрел на ее шею. Она качала головой отрицатель-

но.

—Вы мне не доверяете?

—Нет.

—Тогда откройте глаза, — засмеялся я.

Кажется, она решилась. Ее плечи опустились на полдюйма,

губы раскрылись, обнажив язык, готовый к неожиданностям.

Моя рука качалась в такт движению поезда, но я положил дольку

плода ей на губы. Она сжала ее зубами, сок потек по подбородку,

и она подхватила каплю указательным пальцем. И открыла глаза.

В них светилась улыбка.

Я уехал в Бразилию писать книгу. Она возвратилась в Нью-

Йорк, а затем приехала вслед за мной. Месяц спустя я проводил

семинар в Германии, она нашла меня и там. Я снова переехал в

Марин Каунти, и она бросила на втором году работу в прес-

тижной больнице, чтобы поехать со мной. Она обратилась в три

больницы в поисках работы, и во всех трех получила согласие.

Сейчас она работает в Медицинском центре Стенфордского

университета.

В феврале 1988 года я возглавил экспедицию по Тропе

Инков к МачуПикчу, а в марте вернулся, чтобы присутствовать

при рождении нашего сына.

7 января 1989.

Долина Смерти

Второй день трехдневного семинара в пустыне. Ужасно

скучаю по К. Связи нет. Последний раз разговаривал с ней

позапрошлой ночью. Жажду ее присутствия. Страдаю от сом-

нений: вспомнит ли маленький Ян своего отца после многих

недель разлуки. Какая светлая боль.

Наступил день; группа разбрелась по пустыне. Мы голо-

даем, и все уходят на целый день в поисках видений. Я соо-

рудил самодельный указатель из найденных в пустыне сучьев и

повесил на длинной палке красный платок, как флаг. Это

указатель места встречи. Я должен находиться здесь, в месте

сбора, но вот я чувствую, как нечто мне уже знакомое влечет

меня.

Что-то находится там, на востоке за горизонтом. Я могу

увидеть, где оно, хотя видеть-то нечего, вокруг целые мили

пустых песчаных дюн.

Но я должен ожидать здесь, это моя обязанность. Я —

центр сбора.

Позже

К черту. Слишком сильное влечение, и мой желудок тер-

зает тревога.

Я покинул очерченный на песке круг и устремился в дюны.

В пустыне январь, солнце раскаляет песок и воздух, хотя ночью

температура опускается почти до нуля. Идти пришлось зна-

чительно дальше, чем я предполагал, как в тех сновидениях,

когда идешь к чему-то на горизонте, а горизонт удаляется, пото-

му что это вещь кажущаяся, и ты знаешь, что никогда его не

достигнешь, хотя и чувствуешь, что ты уже вроде бы близко.

Песок был нетронутым, мягким и глубоким, и когда я достиг

подножия дюны, к которой шел, мои ноги ныли, пот заливал

лицо, шею и грудь. Я снял штормовку и обвязал ею пояс, а

сорочкой — голову. С верхушки дюны надо мною нависала

вылизанная ветром песчаная губа с острым, как лезвие, краем. Я

пытался подняться на дюну. Два шага вперед, один назад, и я

сползал вместе с песком; снова карабкался до середины склона, и

снова сползал к подножию; песок прилипал к рукам и груди, я

часто и тяжело дышал.

Я обернулся и посмотрел назад, щурясь от отраженного

солнечного света. Сигнального платка не было видно. Я взглянул

на часы, я шел сюда около часа. Три мили? Может быть.

Я снова посмотрел на склон, на гребень дюны, и увидел то,

чего не заметил раньше. Справа по склону и через гребень вели

следы чьих-то ног. Следы нечеткие, просто впадины в мягком

песке, но расстояния между ними не оставляли сомнений. За

гребнем кто-то был. Ждет меня? Кто-то из нашей группы? Я

оглянулся на пройденный путь, на цепочку моих следов на песке

и увидел, что там есть и другая цепочка. Я шел, не сознавая этого,

по чьему-то следу.

Я затаил дыхание, хотя сердце сильно билось от неясного

предчувствия. В адреналиновой горячке я вскарабкался на склон,

и хотя гребень обвалился, образовав небольшой оползень, я

сумел перебраться на другую сторону.

Следы продолжались и здесь, наверху, те самые, по которым я

шел. Здесь они и заканчивались. Я осмотрел горизонт, все 360

градусов светлых, слепящих изваянных ветром дюн. На самом

горизонте, в нескольких милях отсюда, я увидел крошечное

пятнышко — мой пестрый платок. И в этот же миг почувствовал

присутствие. Почувствовал сзади, спиной. Я оборачиваюсь, и

Солнце заставляет меня зажмуриться, пот разъедает глаза, я

моргаю, стараясь смахнугь его, — и там, где кончаются следы,

вижу себя. Обнаженный до пояса, загорелый и мускулистый,

более здоровый и стройный, чем я, я сижу с закрытыми глазами,

скрестив ноги, кисти рук покоятся на коленях, голова слегка

откинута назад, горло натянуто и беззащитно.

Это я, ошибки нет. Здесь нет лунных теней, которые могли

бы дурачить меня.

В своих путешествиях я повидал так много, сталкивался со

столькими проявлениями жизни и духа, что теперь я даже

почувствовал что-то вроде облегчения от того, что меня

можно еще удивить. Как говорил Эдуарде, каждый раз, когда

в твою жизнь приходит видение, это неожиданно. Это

счастье.

Но существует и то «Я», которое цепляется за полу-

рациональное сознание, и я опустился на песок и коснулся

одного из следов. Так пробуешь ущипнуть себя, чтобы

убедиться, что не спишь.

Я поднимаю глаза и вижу, что и он открывает глаза, и его

лицо расплывается в улыбке, и я размышляю, не ловушка ли это.

Просто галлюцинация. Перегрелся на солнце.

Я понял, что у меня есть выбор.

Я же могу уйти от этого человека на дюне. Я могу воз-

вратиться к тому себе, который никогда не покидал круга, по-

давил в себе желание уйти в пустыню и, повинуясь чувству долга,

ожидает возвращения участников группы.

Я возвратился в круг. Я первый. Никому даже невдомек,

что я уходил...

А он смеется, хохочет над моей глупостью и неуверен-

ностью. И я тоже смеюсь. Я оставил свое любопытство, я больше

ничего не ожидаю. Я ничего не ищу, только следую импульсу.

Найти другого. Того, которого я оставил в джунглях.

Он сказал мне это.

Он поднялся на ноги и встал передо мной, и Солнце светило

мне в спину, и единственная тень, моя, падала на песок сквозь

него. Он протянул руки, ладонями кверху.

Мы обнялись.

И я сел на песок на вершине дюны, закрыл глаза от солнца и

стал вспоминать то, что хранилось в моей памяти без всякого

применения.

Не существует единого, цельного «Я»; нас в действитель-

ности нет. Последние слова Антонио начинают обретать смысл...

Дело не в множестве состояний сознания, а в множестве

«я».

Я познакомился с очень значительным другим. С тем

самым, которого я оставил в джунглях и который следовал по

пути воина; он путешествовал все это время, пока я жил своей

жизнью, искал свою судьбу, готовился к Северному пути.

Мне трудно описать то, что я узнал. Необходимо другое

место и время, чтобы опробовать изучить, испытать знание,

которое я приобрел в этот день.

Я не стал бы рассказывать об этом частном событии, не будь

в нем тонкой иронии по отношению ко всему предыдущему.

Столько лет быть охотником и дичью, преследующей силой и

преследуемым существом, чтобы теперь прийти на вершину

обычной песчаной дюны и пережить здесь отголосок того опыта

на поляне перед разрушенным храмом, когда я столкнулся с

самим собой в позе медитации, открыл свои глаза в глазах

ягуара. Я оставил того себя на дне лагуны, чтобы спустя много

лет встретиться с ним па гребне дюны в Долине Смерти. Сила, с

которой я связан, должна проявиться в виде меня самого, должна

подняться со дна лагуны и идти, не отбрасывая тени, — воин,

эфирное Я.

Когда я написал это, я начал понимать, какие рубежи меня

ожидают. Но, как я уже говорил, всему этому предстоит другое

пространство и другое время.

Здесь же достаточно будет сказать, что теперь я кое-что

знаю о природе Волшебного Круга и о путешествии на Четыре

Стороны Света, которое началось для меня много февралей

назад, когда я впервые поднялся на борт реактивного лайнера.

Я знаю, что сила, которую можно обрести в путешествии

на Четыре Стороны, складывается не только из полученных

знаний, прозрений духа, воспринятых обязанностей и навы-

ков, чтобы стать смотрителем Земли. Необходимо также

овладеть несколькими жизнями.

Существует энергетическое тело. Оно приобретается на

Южном пути.

Существует Природное тело. Тело ягуара, или эфирное.

Оно приобретается на Западном пути. Я нашел его на вершине

дюны.

Существует астральное тело. Его возраст исчисляется вре-

менем жизни звезд. Оно находится на Северном пути. Это тело

древних учителей. Мистическое тело. Мудрость Вселенной.

И, мне кажется, на Восточном пути существует каузальное

тело. Мысль перед действием. То, что существует до события.

Созидающее начало. Тело орла.

К этому я пришел, и я знаю, что должен продолжать

путешествие. Есть новые вопросы, и на них нужно отвечать.

Есть новые опыты, которым нужно служить.

Я еще сидел некоторое время на песке, а когда я встал и

спускался с дюны, я старался выбирать другой путь.

У подошвы дюны я обернулся, поднял глаза и увидел, как

волной осыпается песок. Кристаллическая зыбь медленно на-

плывает, скользит по поверхности дюны и хоронит наши

следы. И я вспомнил, что человек знания идет не оставляя

следов.

12 июня 1989, дома

Сижу в гостиной возле огня. Я ходил на ту сторону улицы,

где крутая дамба спускается к речке, прорезавшей весь город.

Там растут дубы и эвкалипты, и за три ходки я набрал

достаточно дров для камина.

Такой огонь нельзя получить из заранее припасенных

поленьев.

Моя возлюбленная, сестра, жена и друг только что воз-

вратилась с тридцатишестичасового дежурства. Лечила боль-

ных, ухаживала за ними. Она вошла в гостиную, увидела меня,

подошла сзади и прикоснулась к моему плечу. Сказала, что

поднимется наверх, к нашему пятнадцатимесячиому сыну. Она

любит сидеть возле него, когда он спит.

Она шепнула, что любит меня, и вышла. Она видела бес-

порядок на полу, она знает, чем я занимаюсь. Мне очень

хочется встать и подняться за ней наверх, поцеловать нашего

сына, а ее отнести в постель. Любовь и желание поднимались

во мне, как зарево, но я должен был продолжать работу.

Она видела дневники, разложенные передо мной

полукругом. Кучи дневников. Некоторые собраны в книги с

картонными переплетами, один без обложки, сшитый

спиралью. Многие расклеились от старости, страницы не

закреплены. Одна стопка перевязана тесьмой, другая

резиновой лентой.

Один из дневников, самый объемистый и тяжелый, в

кожаном переплете. Это первый.

Я перечитал их все, некоторые впервые за много лет. Я

отобрал все, что нужно, и рукопись лежит в кабинете на

столе.Это мое путешествие по Восточному пути. Этот том

содержит в себе попытку послужить тем опытам, которые

изменили меня. Поделиться ими, и сделать это как можно

лучше. Но все они вот, передо мной, все эти воспоминания,

переживания, бессмысленная философия и прозрачные, как

весенняя вода, откровения. Пятнадцать лет работы. Жизнь,

заключенная в слова.

Наилучшей службой моим опытам будет их освобож-

дение. Наивысшая почесть — предать их огню, все до

единого обратить в пламя. Я приветствую духов, которые

возникнут из огня, благословляю и благодарю их всех,

освобождаю их — и освобождаю себя, чтобы снова

полностью войти в настоящее, чтобы каждое мгновение

моей жизни стало действием силы.

Итак, вот я, и вот моя законченная книга, моя работа на

Восточном пути. И я уже приступил к работе на Южном

пути. Снова.

Полный круг, соответствующий Волшебному Кругу.

Четыре основных направления компаса, четыре ступени

развития сознания, четыре времени года. Бесконечный круг,

цикл, уро-борос.

Но я понял и кое-что еще. Что из всех моих опытов, из

всех путешествий по Земле и сквозь Землю, из всех

испытанных мною чувств самое святое — моя любовь к

ней. Это совершенная истина. Нечто такое, что можно

испытать, но нельзя высказать.

Что же я все-таки искал? Что, в конце концов,

представляет та сила, которую я обрел в своих странствиях?

Я могу обратиться к Природе во мне, могу видеть

невидимое, могу летать вне своего тела, могу научить

других этим искусствам, но все же высшим состоянием

сознания, Божеством во мне

является то, что загорается в моем животе, разливается по

всему телу, озаряет мое «Я» целительным светом, когда я

смотрю на нее.

Я понял, что страницы из переплетов нужно выдирать,

если я хочу, чтобы к утру ничего не осталось.

Чем старее страницы, тем лучше они горят.

И все же мне чудится, что пламя как будто неохотно,

нерешительно прикасается к самым последним, самым давним,

первым страницам.

Наверное, это мое воображение.

Что еще остается?

Пишу эту последнюю фразу и надеюсь, что запомню

написанное, прежде чем оно присоединится к остальному, —

ведь это, пожалуй, наилучший способ закончить церемонию и

закончить книгу.

У меня было решительное намерение написать

последнюю фразу и бросить ее в огонь. Это создало бы

драматическую ситуацию. Но, как сказал однажды Антонио,

ритуал при полном само-сознаини никакой не ритуал, и когда

эта последняя, вырванная из дневника страница приблизилась к

огню, моя рука дрогнула. В то короткое мгновение, когда я

удивился, почему она дрожит, я услышал зевок.

Я обернулся и увидел ее. Она стояла в дверях гостиной и

держала на руках сына. Его голова покоилась у нее на плече.

Полусонный, полубодрствующий, между двумя мирами и на

руках у матери.

Я понял, что мои странствия лучше отмечать в начале, чем

в конце.

Я бросил страницу в огонь, встал, опустил маленькую

золотую сову в карман и направился к своему семейству.

===

end

===



КНИГИ «СОФИИ»

Кн.1: Карлос Кастапсда

Т-1 "Учение дона Хуана",

Т-2 "Отдельная реальность"

Кн.2: Карлос Кастапсда

Т-3 "Путешествие в Икстлап",

Т-4 "Сказки о силе"

Кн.З: Карлос Кастапсда

Т-5 "Второе кольцо силы",

Т-6 "Лйр О/МЙ"

Кл.4: Карлос Кастапсда

Т-7 "Огонь изнутри",

T-S "Сила безмолвия"

Кн.5: Карлос Кастапсда

Т-9 "Искусство сновидения" Кн.1:

Флориида Доннер "Жизнь-в-сновидешш" Кн.2:

Флорин да Доннер "Шабот" Кн.З: Флоринда

Доянер "Gw ведьмы"

Тайша Абеляр "Магический переход (Путь женщины-воина)"

ДарНагваля 1 "Психоэнергетические практики Карлоса

Кастанеды" ДарНагваля 2 "Психоэнергептческие

практики Карлоса

Кастанеды" Арнольд Мииделл "Дао шамана: путь

тела сновидения" Кен Орлиное Перо "Тропа Толтеков"

Кн.1: Ричард Бах "Нет такого места «далеко»",

"Чайка Джонатан Ливингстон",

"Иллюзии",

"Единственная" Кн.2: Ричард Бах "Мост через

вечность" Кн.З: Ричард Бах "Дар тому, кто рожден

летать" Кн.4: Ричард Бах "Ничто неслучайно" Кн.5:

Ричард Бах "Один на земле", "Биплан" Франклин Меррслл-

Вольф "Пути в иные измерения" Олдос Хаксли "Остров",

"Врата восприятия", "Небеса и ад" Кн.1: Джон Лилли

"Центр циклона";

Рам Дасс "Зерно па мельницу" Кн.2:

Джон Лилли "Программирование и

метапрограммнрование человеческого биокомпьютера";

Рам Дасс "Это только танец" Кн.З:

Джон Лилли "Парный циклон" Рам Дасс

"Путешествие к пробуждению"

Ллевеллин Джордж "Астрология от А до Я"

Кн.1: Марион Марч, Джоан Мак-Эвсрс

"Лучший способ выучить Нетрологию"

"Основные принципы" Кн.2:

Марион Марч, Джоан Мак-Эвсрс

"Лучший способ выучить астрологию"

"Математические методы и техника

толкования" Кн.З: Марион Марч,

Джоан Мак-Эверс "Лучший способ

выучить астрологию"

"Современные методы анализа гороскопа"

Кн.4: Марион Марч, Джоан Мак-Эверс "Лучший

способ выучить астрологию"

"Предсказание будущего" Кн.1: Алан Уотс

"Путь Дзэн" Кн.2: Алан Уотс "Книга о Табу" Чогьям

Трунгпа "Преодоление духовного материализма',

"Миф свободы и путь медитации",

"Шамбала. Священный путь воина"

Кн. 1: Лобсаш' Рампа "Ты вечен" Кн.2: Лобсанг

Рампа "Шафранная мантия" Кн.З: Лобсанг

Рампа "Доктор из Лхасы" Кн.4: Лобсанг Рампа

"История Рампы" Кн.5: Лобсанг Рампа

"Пещеры древних" Кн.6: Лобсанг Рампа "Жизнь

с ламой " Кн.7: Лобсанг Рампа "Мудрость

древних" Км.8: Лобсанг Рампа "Третий глаз"

Кн.9: Лобсанг Рампа "Главы жизни" Кн.10:

Лобсанг Рампа "За пределами 1/10" Кн.11:

Лобсанг Рампа "Отшельник"

Питер Кэлдер "Око возрождения";

ШриСвами Шивананда "Йогатерапия" ЖакдеЛангр

"До-Ин" Мантэк Чиа "Цигун «Железнаярубашка»" Кн. 1:

Мантэк Чиа, Мэниваи Чиа "Дао — пробуждение света" Кн. 2:

Мантэк Чиа, Мэниван Чиа "Дао — пробуждение света"

Мантэк Чиа, Мэииван Чиа "Нейгун — искусство омоложения

организма" Б. К. С. Лйенгар "Пранаяма — искусство

дыхания" Бонни Гринвелл "Энергия трансформации

(путеводитель по

кундалини)" Чжоу Цзунхуа "Дао Тайцзи-цюаня" Чжэнь-

гун "Внутренние энергии в Тагщзи-цюане" Такаши

Накамура "Восточнаядыхательная терапия" Лев

Тетерников "Спонтанный тантрический танец йоги с

партнером"

Кн. 1: Дион Форчун "Лунная магия" Кн. 2: Дион

Форчун "Жрица моря" Кн. 3: Дион Форчун

"МистическаяКаббала" Кн. 4: Дион Форчун

"Психическая самозащита" Кн. 5: Дион Форчун

"Источник силы" Кн. 6: Дион Форчун "Эзотерическая

философия любви и брака"

Кн. 1: Владимир Шмаков

"Священная книга 'Гота. Великие Арканы ТАРО"

Кн. 2: Владимир Шмаков "Закон синархии" Кн. 3: Владимир

Шмаков "Основы пневматологии" Г.О.М. "Курс

энциклопедии оккультизма" Ю. Николаев "В поисках

Божества" В. Томберг "Медитации на ТАРО"

Ирвин Шэтгок "Сатипаттхана. Опыт внимательности"',

Дэниел Голмен

"Многообразие медитативного опыта" (Серия "ПУТЬ")

Диои Форчун "Современная психическая защита"; Шафика

Карагулла

"Прорыв к творчеству" (Серия "ПУТЬ")

Борис Сахаров "Открытие третьего глаза";

Сильван Мульдон

"Проекция астрального тела" (Серия "ПУТЬ")

Колин Уилсон "Паразиты сознания" Вильям

И. Томпсон "Острова вне времени" Луи

Поветь, Жак Бержье "Утро магов" Джеффри

Мишлав "Корни сознания" Жак Саду

"Алхимики и золото" Рэймонд А. Моуди

"Жизнь до жизни",

"Жизнь после жизни" Э. Бэббитт

"Основные принципы света и цвета" Уэйн Дайер

"Выть свободным" Мэнди П. Холл

"Самораскрытие" Валерий Момот "Мистическое

искусство ниндзя"

Источник: http://www.clubrate.ru/bud-house-bar-grill.html.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100