Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР

Краткий курс…

_________________

Концепция общественной безопасности

 

 

Санкт-Петербург

2004 г.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие     

                Внутренний Предиктор СССР:  
пояснение принятой терминологии           

1. Введение        

2. Блеф о саморегуляции рынка

3. Последствия изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени      

4. Наш мировоззренческий стандарт    

5. Библейская концепция в её существе 

5.1. Управление в обществе           

5.2. Доктрина “Второзакония-Исаии”        

6. Обеспечение общественно полезной ориентации саморегулирующихся макроэкономических систем 

6.1. Проблема описаний экономической реальности           

6.2. Описание многоотраслевых
производственно-потребительских систем               

6.3. Основы теории подобия
макроэкономических систем       

6.4. Плановая обоснованность
развития макроэкономики            

6.5. Управление саморегуляцией
макроэкономических систем       

6.6. Средства сборки макроэкономики
из множества микроэкономик     

6.7. Кредитно-финансовая система и рынки            

6.8. Стандартизация          

6.9. Бухгалтерский учёт и балансовые модели макроуровня многоотраслевых производственно-потребительских систем           

6.10. Уроки марксизма    

6.11. Экология макроэкономических систем           

6.12. Текущее управление статистическими характеристиками производства в народном хозяйстве в пределах производственного цикла    

6.13. Теория подобия многоотраслевых макроэкономических систем
в её математическом выражении

7. Безумие думать, что злые не творят зла        

8. Человечность — это не толпа плюс “элита”               

9. Концептуальный выбор России            

10. Основополагающий  конституционный принцип.  «Общество — власть»: 
обратные связи в экономике      

11. ...к Богодержавию    

11.1. Наша жизнь:
в Едином Завете либо по “Тайной” доктрине?        

11.2. Россия, Русь! Храни себя, храни...     

11.3. Правое дело — не дурная затея.         

11.4. “Гражданское общество”:
уголовщина и психопатия              

11.5. Вопрос каждому:  
Ваша жизнь в Едином Завете
либо под “Тайной” доктриной?...

11.6. Мировоззренческий самотест            

Приложение     

Теоретическая платформа  всех  мыслящих партий.    

                Концепция безопасности общества
в глобальном историческом процессе      

1. Нынешняя цивилизация в глобальном историческом процессе: ретроспектива и перспективы         

2. Борьба за глобальное управление производительными силами человечества          

3. Внутренние причины краха государственности Советского Союза и возникновения СНГ — сборища недееспособных государствишек   

4. Методология познания —  средство  единения концептуально властной партии     

5. Переход к концептуально определившемуся обществу без угнетения одних другими — условие дальнейшей жизни человечества               

Заключение        

 

 

 


 

Предисловие

Настоящая работа представляет собой социально-эконо­ми­чес­кий ликбез[1], т.е. содержит минимум сведений, без знания и понимания которых политики, должностные лица государства в целом, его министерств и ведомств (таких как Минфин, Центробанк, Генпрокуратура, Минэкономики, Госплан, Минвуз и др.), руководители предприятий, обречены быть заложниками не управляемых ими обстоятельств. Поскольку подавляющее большинство её потенциальных читателей заняты в иных сферах деятельности, предлагаемая работа будет для них большей частью бесполезной в их узко профессиональной деятельности.

Однако, как показывает практика, управление государством это — такое дело, которое нельзя никому доверить, ориентируясь только на обаятельность претендентов, но не вникая в то, что стоит за их благонамеренными речами, и обладают ли они знаниями и навыками, которые позволят им, — если они будут не лицемерны, — воплотить в жизнь их обещания. Это обстоятельство делает предлагаемую работу жизненно необходимой всем, кого не устраивает нынешнее положение вещей в стране и в Мире и наши общие перспективы в случае, если сохранится прежний общественный уклад.

Если же власть доверить некому, то, чтобы не быть невольником обстоятельств, вызванных к жизни мерзавцами и дураками при попустительстве беззаботно бездумного большинства, бразды правления следует взять в свои руки так, чтобы потомки не причислили к лику мерзавцев и дураков, допущенных до власти. А последнее условие требует определённых знаний, понимания, навыков.

Именно в этом смысл известных, но безсмысленно[2] забытых большинством, слов: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» (Н.А.Некрасов); «Сознавать долг и не исполнять его — это трусость» (Конфуций); «Те, кто не испытывает стыда, уже не люди» (китайская народная мудрость); «Если ты человек, то не называй человеком того, кто не заботится о судьбе своего народа» (А.Навои).

В нашу эпоху всё это, прежде относимое к обществу в пределах жизни той или иной национальной культуры, следует относить ко всему человечеству.

В шестой главе настоящей работы изпользуется математический аппарат, но не следует этого пугаться: математика — один из множества «языков» (в самом общем смысле слова), которыми пользуется человечество. То, что выражено математической формулой, можно выразить словами, но это потребует от нескольких предложений до нескольких десятков страниц словесного текста. Словесный текст работы построен так, что те, кто будет испытывать трудности с извлечением смысла из математических выражений, поймут всё достаточно хорошо для того, чтобы отличать заботливых действительных народнохозяйственников от раздутых журналистикой пустобрехов, возомнивших себя действительными экономистами, таких как А.Аганбегян, Е.Гайдар, Г.Явлинский, стр.Глазьев, А.Лившиц, Ю.Маслюков и многие другие.

Но, если кто-то из читателей уже вошёл или намеревается войти в сферу профессиональной политической деятельности, его угораздило стать журналистом, освещающим социально-эконо­ми­ческую проблематику, то будь он по образованию естественник, технарь, гуманитарий (медик, юрист, историк) или кто-то ещё, — необходимо читать шестую главу так, чтобы понимать за математикой больше, чем сказано на словах в “Кратком курсе…”: иначе потомки причислят к лику дураков и мерзавцев, допущенных до власти.

Предлагаемая вниманию читателя работа — предельно краткое изложение содержания общественно-экономической концепции, альтернативной ясно видимому нынешнему неустройству. Поэтому её название можно понимать в обоих смыслах слова «курс»:

·   и как рекомендуемое направление движения,

·   и как изложение некоего знания с целью передачи его тем, кто испытывает недостаток в знании.

Курс — краткий в обоих смыслах. Это относится к содержанию предлагаемой работы. По форме же изложения её следует разсматривать в качестве тонкого намека и правящей “элите”, и бездумно доверчивой либо покорно-безучастной толпе…

Это — третья, уточнённая и расширенная редакция работы, впервые изданной в конце 1994 г.

5 февраля 1999 г.[3]

Настоящая редакция повторяет редакцию 1999 г. с некоторыми уточнениями большей частью стилистического характера.

7 марта 2004 г.

Внутренний Предиктор СССР:
пояснение принятой терминологии

Термин «предиктор-корректор» — название одного из методов вычислительной математики. В нём последовательными приближениями находится решение задачи. При этом алгоритм метода представляет собой цикл, в котором в последовательности друг за другом выполняются две операции: первая — прогноз решения и вторая — проверка прогноза на удовлетворение требованиям к точности решения задачи. Алгоритм завершается в случае, когда прогноз удовлетворяет требованиям к точности решения задачи.

Кроме того, схема управления, в которой управляющий сигнал вырабатывается не только на основе информации о текущем состоянии системы, но и на основе прогноза её дальнейшего поведения, также иногда называется «предиктор-корректор» (пред­ска­затель-поправщик, в переводе на русский, хотя по существу более точно «предуказатель-поправщик»). По схеме предиктор-коррек­тор обеспечивается в принципе наиболее высокое качество управления, поскольку часть контуров циркуляции информации замкнута не через свершившееся прошлое, а через прогнозируемое будущее. Это обстоятельство и позволяет свести запаздывание управления относительно возмущающего воздействия до нуля, а при необходимости перейти к упреждающему управлению, при котором управляющее воздействие упреждает причину, вынуждающую к управлению. При разсмотрении конфликтных ситуаций, с точки зрения теории управления, схема предиктор-кор­ректор достаточно часто изключает даже возможность противоборства с упреждающе готовой к нему системой.

То есть термин «предиктор-корректор» достаточно широко разпространен среди специалистов матемтико-технических профилей подготовки на Западе.

По отношению к социальным системам управление по схеме предиктор-корректор, как явствует из истории, осуществлялось уже в древности. Так высшее жречество древнего Египта звалось «иерофантами», что означало их умение читать судьбу (т.е. матрицу возможных состояний), предвидеть будущее. Последнее есть основа управления, поскольку: управлять это — на основе знания возможных состояний приводить систему (в данном случае, — общество) к избранному определённому варианту из множества возможных. Естественно, что избрание варианта обусловлено истинной нравственностью и произволом тех, кто поднялся до предвидения и управления на его основе.

Жречество занято жизне-речением во благо общества.

Фонетика, корневая и понятийная система русского языка таковы, что эту фразу невозможно перевести на иные языки без того, чтобы не потерять оттенков смысла и многие ассоциативные связи. Чтобы не тяготить парней и барышень из Лэнгли необходимостью адекватного подбора слов из американского лексикона, мы избрали общеупотребительное словосочетание предиктор-корректор, которое уже несёт необходимую нам смысловую нагрузку, но пока не в общем, а в узком технико-математическом смысле. Тем самым мы изключили возможность того, что переводчики, по словам А.С.Пушкина, «подставные лошади просвещения», выполняя социальный заказ, подобрав какие-то иные слова, навяжут англоязычному читателю извращённое понимание того, о чём говорим мы.

Русскоязычному читателю полезно знать термин предиктор-корректор. Но по отношению к вопросам истории и социологии ему следует пользоваться словами родного для многих русского языка: ЖРЕЦ, ЖРЕЧЕСТВО, ЖИЗНЕРЕЧЕНИЕ — вопреки тому, что за тысячу лет знахари — иерархия византийцев и переводчики Библии — изгадили и извратили объективно свойственный этим словам смысл:

Предвидением, знанием, словом заблаговременно направлять течение жизни общества к безбедности и благоустройству, удерживая общество в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом.

Знахари заняты своекорыстной эксплуатацией общества на основе освоенного ими знания, с какой целью умышленно культивируют в обществе невежество и извращённые знания.

В этом отличие жречества от знахарства.

Лад общества, его культуры и биосферы Земли предполагает глобальный уровень ответственности и ЗАБОТЫ о благополучии всех народов Земли. Поскольку английский язык в наши дни наиболее употребителен в качестве глобального языка общения разных людей, то нам пришлось самим позаботиться о том, чтобы всем англоязычным было понятно то, что мы хотим донести до их сознания, а не то, что пожелают им навязать в качестве нашего мнения хозяева «подставных ослов просвещения».

Точно также, нам самим не нужны термины: «концепция», поскольку есть русское жизнестрой; «автократия концептуальной власти», поскольку в русском языке вполне возможно обойтись и без мертвоязычных слов.

Но наши оппоненты должны понять, что монополизм их кончился. Образно говоря: Мы наливаем нашу «клю­чевую воду» в их «старые мехи», дабы их “мехи” лопнули: нам не нравятся и их “мехи”, и их дурманящее “вино”.

5 февраля 1999 г.


 

1. Введение

Государственность, её аппарат является сферой профессиональной управленческой деятельности общественной значимости. Всякий народ имеет то правительство, которое осуществляет власть в результате всей прошлой обдуманной и бездумной деятельности и бездеятельности этого народа. Поэтому государственному аппарату, т.е. управленцам-профес­сио­налам, должно простить любые прошлые ошибки при условии, что аппарат сам выявляет ошибки, реагирует на указания об ошибках “снизу”, из года в год наращивает свой профессионализм и освобождается, невзирая на лица, от тех, для кого участие в деятельности органов власти — не бескорыстная круглосуточная забота и ответственность за судьбы других людей, а средство отлынивания от производства и легкого, безответственного удовлетворения разного рода вожделений: их самих, родни, знакомых и т.п. за счёт ущемления жиз­ненных возможностей трудящихся в сфере производства; за счёт сживания со свету стариков и инвалидов, положивших в прошлом здоровье на исполнение приказаний власти. Поэтому всякий принимающий власть ответственен перед народом не только за максимальную безошибочность своих действий, но и за компенсацию последствий ошибок всех предшествующих властей на всю глубину исторической памяти народа.

В России — это ответственность за устранение последствий всех ошибок от времён Рюрика как минимум.

В действиях каждого человека проявляется его истинная нравственность, пропущенная через призму полученного им образования и знания, принятого им в качестве истинного. Подавляющее большинство людей благонамеренны и действуют в меру понимания ими знаний и последствий принятия решений на его основе, даже в тех случаях, когда страх перед другими людьми подавляет их волю и глушит голос совести.

В своём большинстве люди не способны хорошо делать то, о чём не имеют знаний, чего не понимают, в отношении чего у них нет опыта и практических навыков, не формализованных теоретически.

Кризис, переживаемый обществом, есть выражение не столько чьей-то предумышленной злонамеренности, хотя и она играет далеко не последнюю роль в его возникновении; кризис есть выражение несообразности Объективной реальности разного рода теоретических представлений и навыков, из которых исходит управление, осуществляемое в государстве и народном хозяйстве в своём подавляющем большинстве благонаме­рен­ными людьми.

Но поскольку эти теории приемлемы для осуществляющих их в жизни, то эта приемлемость теорий сферой управления знаменует порочность истинной нравственности общества при всех его благонамеренных декларациях. Поэтому для выхода из кризиса необходимо избавить сознание от веры в некоторые прижившиеся в нём иллюзии из области социологических (и этических в частности) воззрений, не подтверждаемые жизнью.


 

2. Блеф о саморегуляции рынка

Ни к чему не обязывает и потому делает жизнь беззаботной вера в блеф об объективной способности рынка к саморегуляции производства и потребления в соответствии с общественными потребностями. Но нет общественных потребностей в усугубляющемся глобальном биосферно-экологическом кризисе. Этот кризис возник в результате научно-технического бума, имевшего место в последние два столетия в Западной региональной цивилизации, и является выражением того, что наряду с общественными потребностями рыночная саморегуляция её экономики удовлетворяет и антиобщественные потребности, антибиосферные потребности какой-то её части населения.

Кризис — не эпизод, не случайность, не имеющая причин, а итог длительного процесса накопления ошибок цивилизацией. Это говорит о том, что исторически реальный рыночный механизм Западной циви­лизации устойчиво не способен отстроиться от антисоциальной, анти­биосферной ориентации экономики. Такая устойчивая многовековая ориентация экономики Запада позволяет утверждать, что:

Западная региональная цивилизация по своему существу является деградационно-паразитической самоубийственной цивилизацией, представляющей опасность для всего человечества.

В макроэкономике деградационно-паразитическая сущность культуры Запада выражается как господство бездумного ростовщического паразитизма, обретшего цивилизованные узаконенные формы в банковской системе, над интеллектуальной деятельностью по организации производства и разпределения продукции и услуг. Безусловно, изучение банковского дела, освоение его традиций (иными словами: I do it, but do not know how and what for[4]) требует некоторых интеллектуальных усилий, но в целом система ростовщичества — это автомат, запрограммированный на взимание ссудного процента.

Ссудный процент по кредиту однонаправлено перекачивает платёжеспособность из общества в корпорацию ростовщиков. Даже если представители этой корпорации неимоверно глупы в деле разпределения инвестиционных кредитов по отраслям производства, то простое увеличение ими ставки ссудного процента уже позволяет обеспечить корпорации главенство в сфере финансов вне зависимости от динамики производства в его натуральном учёте и последствий хозяйственной деятельности для общества и биосферы. То есть от ошибок инвестиционной политики единой банковской корпорации будет всегда страдать кто-то другой, но не сами банкиры, способные заплатить монопольно высокую цену за всё при любом дефиците.

Вследствие этого обстоятельства банковская система в целом, являясь наивысшим иерархическим уровнем в макроэкономике Запада, может позволить себе не думать о последствиях хозяйственной деятельности кре­дитуемых ею лиц; а те, в свою очередь, подстегиваемые кнутом бан­ко­вского ростовщичества (и лизингового паразитизма арендодателей), не имеют возможности оглянуться вокруг и задуматься о чём-либо, кроме хозяйственной политики, позволяющей добиться максимальной нормы прибыли на заемный капитал. В результате столетиями взращивается общественно и биосферно недопустимая культура производства и потребления.

Такой способ “хозяйствования”, разпространяясь в глобальных масштабах, привел к тому, что хозяева банковских ростовщических кланов в угоду своему вожделению глобального безраздельного рабовладения, ублажая потребительскую сиюминутную дурь социальной “элиты”, довели население целых континентов до разрушения их культуры и вымирания; население “неразвитых” стран обрекли на нарко- и порнобизнес и нищету; а население “развитых” стран растлили до такой степени нравственной и интеллектуальной тупости, что оно не видит причин и не может остановить длящуюся уже более 2000 лет эту вялотекущую катастрофу шизофренической культуры, воспроизводимой из поколения в поколение пропагандой Библии и Талмуда. В Торе (см. Ветхий Завет, Второзаконие, гл. 23:19, 20 — VI в. до н.э.), одним повелено ростовщичество в качестве божьей заповеди; а другим — канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование ещё до Никейского собора[5], предписывает не противиться злому, уповая на второе пришествие. И оба Завета с Талмудом образуют целостную систему. В совокупности же у последователей того и другого вера в писание в массовой статистике разрушает интеллект и разрывает процесс мышления в клочья, что и выливается во множество внутрисоциальных антагонизмов, интегрирующихся в глобальный антагонизм с биосферой планеты библейской цивилизации-самоубийцы.

В эпоху “свободы совести от религиозного мракобесия” эта цивилизация вошла, не имея культуры сообразного Объективной реальности мышления, в силу чего бездумно воспроизводила в новых поколениях прежние отношения между людьми и соответствующие им способы хозяйствования.

В целом же цивилизация Запада — цивилизация зажравшихся невольников, ставших заложниками системы социальных отношений, некогда принятой — в качестве допустимых — нравственностью их предков. Она недееспособна (и практически и в психиатрическом смысле этого слова); не может помочь никому и сама нуждается в помощи извне, чтобы изжить паразитизм своей культуры. В итоге после того, как иерархия “священ­но­слу­жителей” Египта избавилась от фараона Эхнатона, т.е. последние примерно 3000 лет, Земля — наш общий сумасшедший дом.

Страх Запада перед “исламским фундаментализмом” проистекает из неосознаваемых паразитических вожделений “интеллек­ту­альной элиты”, как, впрочем, и любой иной демонически мыслящей толпы.

Фундаментальное кораническое предписание в отношении хозяйственной и финансовой деятельности общества есть категорический запрет ростовщичества и уведомление о проклятии Богом всех тех, кто этому запрету не последует.

В современных условиях под это проклятие попадают, как минимум, банкиры и все живущие доходами с рынка “ценных” бумаг, а, как максимум, и все, кто представляет другим физическим и юридическим лицам свои свободные финансы для разнообразного финансового паразитизма.

Страх перед возрождением “Сталинизма” на территориях бывших социалистических стран имеет ту же причину. Сталинизм в экономике — это произвол целесообразности, определяемый истинной нравственностью и культурой мышления персонала Госплана и тех, кто выдвигает требования к разрабатываемым планам и утверждает план в качестве Государственного Закона.

Оставляя пока в стороне этические аспекты ростовщичества и игр на рынке “ценных” бумаг и прочих спекулятивных рынках, можно понять, что для Госплановского управления они просто помеха (поскольку способны отклонить процессы финансового и продуктообмена от режима, предписанного Государственным планом) и непроизводительная растрата трудовых ресурсов общества.

Но жизнь общества имеет нравственную обусловленность, поэтому морали и этике истинного паразитизма для подавления совести паразитов необходимо убедительное оправдание. Этой цели и служит блеф о способности рынка к саморегуляции производства и разпределения продукции и услуг в соответствии с общественными потребностями. Искусственное насаждение этого блефа в культуре — следствие того, что графоманство и проституция в науке способны представить, как объективную предопределённость любую мерзость и снять тем самым моральную ответственность с “сильных” мира сего. Экономическая наука — только часть социологии, поэтому естественно, что апофеоз такого рода лжи и глупости находим в “обобщающей” историю и социологию «теории пассионарности» Л.Н.Гумилёва:

«... тут мы встречаемся с детерминированным явлением природы, за которое человек моральной ответственности не несёт, даже если при этом гибнут прекрасная девственная природа и великолепная чужая культура. Грустно, конечно, но что делать?» (Цитата из его работы “Этногенез и биосфера Земли”).

Это высказывание характеризует истинную нравственность Л.Н.Гумилёва и всех тех, кто приемлет его в качестве “гуру”.

Ответ на вопрос «что делать?» может быть только один: изменить концепцию, на основе которой строится саморегуляция жизни общества, его хозяйственная деятельность и государственное управление. Библейская концепция себя исчерпала полностью; марксизм был не альтернативой ей, а попыткой придать ей новые формы для завершения глобальной агрессии методом “куль­тур­ного сотрудничества” при сохранении прежней паразитической сущности социальной “элиты” по отношению к рабочему “быд­лу”: отсюда концлагеря, повторяющие древнее рабовладение. То обстоятельство, что в них, в конце концов, в основном стала попадать “интеллектуальная элита”, — воздаяние ей за самомнение при реальной её недееспособности.


 

3. Последствия изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени[6]

Беда «теории пассионарности» Л.Н.Гумилёва в не-Различении ею культурных, т.е. социально обусловленных, и физиологических, т.е. биосферно обусловленных, процессов в жизни региональных цивилизаций.

Поведенческие реакции любой системы на воздействие внешней среды строятся на основе информационного обеспечения, свойственного каждой из них. Это положение справедливо по отношению и к живым организмам. В животном мире информационное обеспечение поведения наука называет, во-первых, инстинктами и безусловными рефлексами, которые предопределены генетически для каждого из видов; и, во-вторых, условными рефлексами, в которых отражен индивидуальный опыт живого организма по адаптации к среде обитания, и который не наследуется генетически при смене поколений.

Чем выше организованность биологического вида, тем больше доля и абсолютный объём генетически ненаследуемой информации в составе информационного обеспечения поведения его особей.

У наиболее высокоорганизованных видов генетически передаваемая программа развития его особей предопределяет “детство”. В течение “детства” родители и/либо старшие поколения в целом формируют в подрастающем поколении генетически непередаваемые условные рефлексы, отражающие опыт старших поколений.

Человек Разумный как биологический вид при таком взгляде отличается от животного мира, прежде всего тем, что благодаря устной речи, изобразительному искусству, письменности каждому входящему в жизнь поколению доступен для освоения не только опыт и жизненные навыки живущих взрослых поколений, но в той или иной степени — зафиксированные культурой опыт и жизненные навыки ушедших из жизни поколений.

В таком видении информационное состояние общества можно определить: на уровне биосферной обусловленности — генетически передаваемая от прошлых поколений информация всех в нём живущих; на уровне социальной обусловленности — генетически непередаваемая информация, хранимая памятью живущих, а также зафиксированная на порожденных обществом материальных носителях информации, т.е. в памятниках культуры, находящихся в употреблении хотя бы у одного из людей.

В настоящем контексте, культура — вся генетически ненаследуемая информация, хранимая обществом и передающаяся от поколения к поколению на основе социальной организации.

Информационное состояние общества — это состояние информа­ци­онного обеспечения его поведения, обусловленное биологически и социально (культура) каждым новым поколением. При этом генетически обусловлен потенциал освоения культурного наследия предков и его дальнейшего преобразования каждым новым поколением.

Жизнь общества — это процесс обновления его информационного состояния, протекающий и на уровне физиологии, и на уровне культуры общества. В нём на уровне биосферной обусловленности при смене поколений в генеалогических линиях обновляются комбинации генокодов, т.е. генотипы множества живущих особей вида Человек Разумный. На уровне социальной обусловленности идёт процесс обновления прикладного теоретического знания и навыков, вследствие которого новые технологии и технические решения вытесняют прежние решения того же самого назначения и в целом расширяется множество технологий и технических решений.

Можно говорить о скорости процесса информационного обновления на уровне биосферной обусловленности и на уровне социальной обусловленности.

В качестве меры скорости на уровне биосферной обусловленности можно взять среднестатистический возраст родителей при рождении у них первого ребенка; либо продолжительность активной, т.е. трудовой жизни; либо время, в течение которого происходит 50 %-ное (или иное статистически стандартное) обновление популяции и т.п. Но все эти величины взаимно связаны статистически и границы их изменения биологически предопределены нормальной генетикой вида.

На уровне социальной обусловленности в качестве меры скорости процесса можно избрать время изменения каких-либо параметров культуры. Например, культурологи часто вспоминают про­должительность времени, в течение которого происходит удвоение объёма научно-технической информации. Но поскольку информационная емкость общества ограничена, а цивилизация основана на производстве, то более показательно избрать время “мораль­ного” старения и смерти техники и технологий и статистику, построенную на множестве социально значимых технологий и технических решений, определяющих культуру производства.

В принципе, любой процесс, поддающийся периодизации, может быть избран в качестве эталона-измерителя времени. Соответственно, историческое время можно измерять в единицах астрономически обусловленного времени, как это принято в наши дни; можно — в продолжительности царствований, как это показано в Библии, и что до сих пор сохранилось в Японии, т.е. на основе биологической обусловленности; можно и на основе социально обусловленного эталона.

В любом случае астрономический эталон, биологический эталон и социальный эталон времени могут быть соотнесены друг с другом. Можно проследить, как изменялось это соотношение в историческом развитии Западной цивилизации.

Во времена, когда было оглашено Второзаконие, социально значимое множество технологий и технических решений не обновлялось веками. В наши дни социально значимое множество технологий и технических решений обновляется быстрее, чем раз в десять-пятнадцать лет. То есть изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени:

Если во времена начала экспансии библейской цивилизации через технологически неизменный мир проходили многие поколения, то в наши дни наоборот — на жизнь одного поколения приходится несколько смен технологий, технических решений, теоретических знаний и практических навыков, необходимых как в быту, так и в профессиональной деятельности, определяющей возможности поддержания достигнутого и дальнейшего роста социального статуса человека.

Это обстоятельство предопределяет качественные изменения в психологии множества людей, в нравственно-этической обоснованности и целеустремленности их деятельности, в избрании средств достижения ими целей; предопределяет качественные изменения того, что можно назвать логикой социального поведения: это — массовая статистика психологии личностей, выражающаяся в реальных фактах жизни.

Если речь заходит об управлении чем-либо или об организации саморегуляции некой системы, то такие задачи в принципе неразрешимы в случае непредсказуемой реакции системы на возмущающие воздействия внешней среды и воздействия на неё средств управления[7].

По отношению к саморегуляции цивилизации и государственному управлению в ней это означает, что “власть”, не чувствующая и не понимающая логику социального поведения реально будет безвластной, т.е. её действия не будут приводить к ожидаемым ею результатам. Иными словами, концепция управления должна соответствовать объективно действующей логике социального поведения, в которой выражается истинная нравственность, господствующая в социальных группах.

Если логика социального поведения меняется, то ранее работоспособная концепция управления утрачивает свою работоспособность, и горе тому, кто этого не пожелает принять как объективную данность, поскольку новая логика социального поведения предопределённо выразит себя в качестве концепции управления и породит соответствующие ей властные отношения в обществе.

Изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени — объективный фактор, под давлением которого смена логики социального поведения неизбежна, что предопределяет необходимость разработки новой концепции управления.

Это возможно только, если выявлены внутренние причины, делающие прежнюю концепцию неработоспособной в новых исторических условиях. Но прежде, чем говорить об управлении в обществе, целях и средствах их осуществления в социальной доктрине Библии, целесообразно огласить свой мировоззренческий стандарт, тем более, что при изложении взглядов по историко-обществоведческой тематике в обществе отсутствует единство мнений. И особенно это следует сделать в связи с несовпадением мировоззрений авторов настоящей работы и многих её читателей, поскольку выводы авторов могут быть непонятны и неприемлемы по причине того, что их мировоззрение отличается как от мировоззрения авторов большинства публикаций на эти темы, так и от мировоззрения большинства читателей. Поэтому, чтобы понять, почему авторы сделали именно определённые выводы, следует осознать то, как они сами возпринимают мир, и в чём их мировоззрение отличается от мировоззрения читателя.


 

4. Наш мировоззренческий стандарт

Предлагаемая вниманию аналитика исходит из следующих воззрений.

Человечество в биосфере планеты выделяется наличием культуры, под коим термином мы понимаем весь объём генетически не наследуемой информации, передаваемой в обществе от поколения к поколению; но при этом генетически обусловлен и передается от поколения к поколению генетически потенциал способностей к освоению культурного наследия предков и к его дальнейшему преобразованию.

Всякое общество несёт свойственную ему культуру и существует в глобальном историческом процессе, являющемся частным процессом в жизни биосферы Земли. Устойчивость биосферы планеты в целом и взаимная обусловленность существования в ней всех биологических видов, довлеет и над человечеством, вследствие чего безопасные пути развития общества и каждого из людей довольно узки и ведут к весьма ограниченному под-множе­ству целей из всего множества объективно возможных.

Культура и направленность её развития обусловлены нравственностью людей и их свободной самодисциплиной (и/либо отсутствием таковых) в следовании нравственно избранным идеалам.

Идея Бога, Творца и Вседержителя в культуре — не произведение “художественного творчества” людей, а отражение в жизни общества объективного надмирного бытия Божия.

Всеобъёмлюще единственное доказательство бытия Божиего Бог дает каждому человеку Сам:

Он поистине отвечает в соответствии со смыслом молитвы каждому верующему Ему, если человек делами своей жизни сам отвечает Богу, когда Бог говорит через совесть человека, обращается к человеку через других людей или на Языке жизненных обстоятельств.

Любой процесс в Мироздании может быть интерпретирован (разсмотрен) в качестве процесса управления или самоуправления. По этой причине понятийный и терминологический аппарат теории управления является обобщающим, что позволяет с его помощью единообразно описывать процессы: общеприродные, био­логические, технические, и тем более — все социальные, психологические процессы.

Единообразное описание разнородных процессов с привлечением достаточно общей теории управления позволяет стоять на фундаменте всех частных наук; легко входить в любую из них[8]; и при необходимости найти общий язык со специалистами в них. Оно же позволяет разрешить конфликт “науки” и “религии”, в котором увязло нынешнее человечество, поскольку наука служит внутриобщественным процессам управления, а Бог — Вседержитель — наивысший из управленцев. В этом — главное достоинство её понятийного и терминологического аппарата

Во всём многообразии процессов[9] (со-бытий) при разсмотрении их в качестве процессов управления или самоуправления можно выявить присущее им всем общее, и соответственно этому общему построить понятийный и терминологический аппарат достаточно общей теории управления.

В ней возможна постановка всего двух задач. Первая задача: мы хотим управлять объектом в процессе его функционирования сами непосредственно. Это задача управления. Вторая задача: мы не хотим управлять объектом в процессе его функционирования, но хотим, чтобы объект — без нашего непосредственного вмешательства в процесс — самоуправлялся в приемлемом для нас режиме. Это задача самоуправления. Для обеих задач необходимы три набора информации:

Вектор целей управления (едино: самоуправления, где не оговорено отличие), представляющий собой описание идеального режима функционирования объекта. Вектор целей управления строится как иерархически упорядоченное множество частных целей управления, которые должны быть осуществлены в случае идеального управления. Порядок следования частных целей в нём — обратный порядку последовательного вынужденного отказа от частных целей в случае невозможности осуществления всей совокупности. На первом приоритете вектора[10] целей стоит самая важная цель, на последнем — самая незначительная.

Одна и та же совокупность целей, подчиненных разным иерархиям приоритетов, образует разные вектора целей, что ведёт и к различию в управлении. Потеря управления может быть вызвана и выпадением из вектора некоторых целей и выпадением всего вектора или каких-то его фрагментов из объективной матрицы возможных состояний объекта, появлением в векторе объективно и субъективно взаимно изключающих одна другие целей. Образно говоря, вектор целей — это список, перечень, чего желаем, с номерами в порядке, обратном порядку вынужденного отказа от осуществления этих желаний.

Вектор (текущего) состояния контрольных параметров, описывающий реальное поведение объекта по параметрам, входящим в вектор целей.

Каждый из этих двух векторов представляет собой упорядоченное множество информационных модулей, описывающих те или иные параметры объекта, соответствующие частным целям управления. Упорядоченность информационных модулей в векторе состояния повторяет иерархию вектора целей. Образно говоря, это — список, как и первый, но того, что имеет место в действительности.

Вектор ошибки управления, представляющий собой “раз­ность” (в кавычках потому, что разность не обязательно привычная алгебраическая) вектора целей и вектора состояния. Он описывает отклонение реального процесса от предписанного вектором целей идеального режима. Образно говоря, это — перечень неудовлетворенности желаний соответственно перечню вектора целей с какими-то оценками степени неудовлетворенности каждого из них (либо соизмеримых друг с другом числено уровней, либо числено несоизмеримых, но упорядоченных дискретным индексом предпочтительности уровней).

Вектор ошибки — основа для формирования оценки качества управления субъектом-управленцем. Оценка качества управления не является самостоятельной категорией, поскольку на основе одного и того же вектора ошибки возможно построение множества оценок качества управления, далеко не всегда взаимозаменяемых.

Ключевым понятием теории управления является понятие:

Устойчивость объекта в смысле предсказуемости поведения в определённой мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и упра-воле-ния.

Управление невозможно, если поведение объекта непредсказуемо в достаточной мере.

Полная функция управления — это своего рода пустая и прозрачная форма. Она описывает этапы циркуляции и преобразования информации в процессе управления, начиная с момента формирования субъектом-управленцем вектора целей управления и (включи­тельно) до осуществления целей в процессе управления. Это система стереотипов отношений и стереотипов преобразований информационных модулей, составляющих информационную базу управляющего субъекта, моделирующего на их основе функционирование объекта управления (или моделирующего процесс самоуправления). Иными словами, это — матрица возможного управления, мера управления.

Содержательным фрагментом полной функции управления является целевая функция управления, т.е. концепция достижения в процессе управления каждой из частных целей, входящих в вектор целей. Концепции управления по отношению ко всем частным целям образуют совокупную концепцию управления. Большей частью речь идёт именно о совокупной концепции упра­в­ления. Там, где имеется в виду одна из частных концепций, это оговорено особо. Для краткости, и чтобы изключить путаницу с полной, целевую функцию управления и их совокупности там, где нет необходимости в точном термине, будем называть: концепция управления. Концепция управления наполняет конкретным управленческим содержанием все либо часть этапов полной функции управления.

После определения вектора целей и допустимых ошибок управления, в процессе реального управления по ней осуществляется замыкание информационных потоков с вектора целей на вектор ошибки (или эквивалентное ему замыкание на вектор состояния). При формировании совокупности концепций управления, соответствующих вектору целей, размерность пространства параметров вектора состояния увеличивается за счёт приобщения к столбцу контрольных параметров ещё и информационно связанных с ним параметров, описывающих состояние объекта, окружающей среды и системы управления.

Эти дополняющие, информационно связанные параметры разделяются на две категории: управляемые — в изменении значений которых сказывается непосредственно управляющее воздействие (они образуют вектор управляющего воздействия); и свободные — которые изменяются при изменении управляемых, но не входят в перечень контрольных параметров, составляющих вектор целей управления. Так, для корабля: угол курса — контрольный параметр; угол перекладки руля — (непосредственно) управляемый параметр; угол дрейфа (между скоростью и плоскостью симметрии) — свободный параметр.

Далее под вектором состояния понимается в большинстве случаев этот расширенный вектор, включающий в себя иерархически упорядоченный вектор контрольных параметров. Набор управляемых параметров может быть также иерархически упорядочен (нормальное управление, управление в потенциально опасных обстоятельствах, аварийное и т.п.) и образует вектор управляющего воздействия, выделяемый из вектора состояния.

Полная функция управления в процессе управления осуществляется безструктурным способом (управления) и структурным способом.

При структурном способе управления информация передается адресно по вполне определённым элементам структуры, сложившейся ещё до начала процесса управления.

При безструктурном способе управления таких, заранее сложившихся, структур нет. Происходит безадресное циркулярное разпространение информации в среде, способной к порождению структур из себя. Структуры складываются и разпадаются в среде в процессе безструктурного управления, а управляемыми и контролируемыми параметрами явля­ются вероятностные и статистические характеристики массовых явле­ний в управляемой среде: т.е. средние значения параметров, их средние квадратичные отклонения, плотности разпределения вероятности каких-то событий, корреляционные функции и т.п.

Структурное управление выкристаллизовывается из безструк­турного.

Объективной основой безструктурного управления являются объективные вероятностные предопределённости и статистические модели, их описывающие (а также и прямые субъективные оценки объективных вероятностных предопределённостей, получаемые вне формально алгоритмических статистических моделей, к чему объективно способен человек), упорядочивающие массовые явления в статистическом смысле, позволяющие отличать одно множество от другого (или одно и то же множество, но в разные этапы его существования) на основе их статистических описаний; а во многих случаях выявить и причины, вызвавшие отличие статистик.

Поэтому, слово «вероятно» и однокоренные с ним, следует понимать не в ставшем обыденным смысле “может быть так, а может быть сяк”, а как указание на возможность и существование объективных вероятностных предопределённостей, обуславлива­ющих объективную возможность осуществления того или иного явления, события, пребывания объекта в некоем состоянии, а также и их статистических оценок; и соответственно как утверждение о существовании средних значений “случайного” параметра (вероятность[11] их превышения = 0,5), средних квадратичных отклонений от среднего и т.п. категорий, известных из теории вероятностей и математической статистики.

С точки зрения общей теории управления, теория вероятностей (раздел математики) является математической теорией мер неопределённостей в течении событий. Соответственно: значение вероятности, статистическая частота, а также их разнообразные оценки есть меры неопределённости управления. Они же — меры устойчивости переходного процесса, ведущего из определённого состояния, (возможно отождествляемого с настоящим), к каждому из различных вариантов будущего во множестве возможного, в предположении, что:

 1.    Самоуправление в разсматриваемой системе будет протекать на основе прежнего его информационного обеспечения без каких-либо нововведений.

 2.    Не произойдет прямого адресного вмешательства иерархически высшего, внешнего по отношению к системе, управления.

Первой из этих двух оговорок соответствует взаимная обусловленность: чем ниже оценка устойчивости переходного процесса к избранному варианту, тем выше должно быть качество управления переходным процессом, что соответственно требует более вы­сокой квалификации управленцев. То есть: во всяком множестве сопоставимых возможных вариантов, величина, обратная вероятности самоосуществления всякого определённого варианта, есть относительная (по отношению к другим вариантам) мера эффективности управления, необходимого для осуществления именно этого варианта из разсматриваемого множества.

Вторая из этих двух оговорок указует на возможность конфликта с иерархически высшим объёмлющим управлением. В предельном случае конфликта, если кто-то избрал зло, упорствует в его осуществлении и исчерпал Божеское попущение, то он своими действиями вызовет прямое вмешательство в течение событий Свыше. И это вмешательство опрокинет всю его деятельность на основе всех его прежних прогнозов и оценок их устойчивости — мер неопределённостей.

Векторы целей управления и соответствующие им режимы управления можно разделить на два класса: балансировочные режимы — колебания в допустимых пределах относительно идеального неизменного во времени режима; манёвры — колебания относительно изменяющегося во времени вектора целей и переход из одного режима в другой, при которых параметры реального манёвра отклоняются от параметров идеального манёвра в допустимых пределах. Потеря управления — выход вектора состояния (или эквивалентный выход вектора ошибки) из области допустимых отклонений от идеального режима, иными словами — выпадение из множества допустимых векторов ошибки.

Манёвры разделяются на сильные и слабые. Их отличие друг от друга условно и определяется субъективным выбором эталонного процесса времени и единицы измерения времени. Но во многих случаях такое их разделение позволяет упростить моделирование слабых манёвров, пренебрегая целым рядом факторов, без потери качества управления.

Любой частный процесс может быть интерпретирован как процесс управления или самоуправления в пределах процесса объёмлющего иерархически высшего управления и может быть описан в терминах перечисленных основных категорий теории управления.

Человеческое сознание может одновременно оперировать с семью — девятью объектами. При описании любой из жизненных проблем в терминах теории управления, общее число одновременно изпользуемых категорий не превосходит девяти: 1) вектор целей, 2) вектор состояния, 3) вектор ошибки, 4) полная функция управления, 5) совокупность частных концепций управления, 6) вектор управляющего воздействия, 7) струк­тур­ный способ, 8) безструктурный способ, 9) балансировочный режим или манёвр.

Это означает, что информация, необходимая для постановки и решения любой из задач теории управления может быть доступна сознанию здравого человека в некоторых образах вся без изключения, одновременно и упорядочено, как некая мозаика, а не безсвязно-разрозненно, как стекляшки в калейдоскопе. Главное для этого — отдавать себе отчёт в том, что конкретно к какой категории теории управления относится, чтобы не впадать в калейдоскопический идиотизм — махрово или вяло текущую шизофрению.

И если какие-то категории оказываются  пустыми  и/либо поведение объекта не устойчиво в смысле предсказуемости его поведения, то это означает, что человек не готов — не то чтобы к решению, но даже к постановке задачи, за которую взялся; и потому он может осознанно заблаговременно остановиться и переосмыслить происходящее, чтобы не сотворить беды, впав в калейдоскопический идиотизм.

Управление всегда концептуально определённо 1) в смысле определённости целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определённости допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределённости обоих видов, иными словами неспособность понять смысл различных определённых концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объёмлющей или отрицающей первую).

Методологический тест на управленческое шарлатанство или отсутствие шарлатанства — алгоритм метода динамического программирования[12]. Этот алгоритм возможно построить и запустить в работу (если позволяют вычислительные мощности) только при определённости вектора целей и соответствующих вектору целей концепций управления, а так же при условии, что вектор целей и концепции управления не потеряют устой­чивости на интервале времени, в течение которого длится процесс управления.

Всякое общество так или иначе управляется, по какой причине глобальный исторический процесс возможно разсматривать в качестве глобального процесса управления, во-первых, объёмлющего множество процессов региональных управлений, во-вторых, протекающего в иерархически высших по отношению к нему процессах жизни Земли и Космоса. Соответственно этому, при взгляде с позиций достаточно общей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

 1.    Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” разпознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своём возприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутриобщественное полновластие.

 2.    Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выявлять частные процессы, возпринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру разпознавания.

 3.    Информация факто-описательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей — существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

 4.    Экономические процессы, как средство воздействия, подчиненные чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщённым видом информации экономического характера.

 5.    Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

 6.    Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведённая иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концепту­ально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщённые средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другой, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщенное оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает медленнее и без “шумных эффектов”.

То есть, на исторически длительных интервалах времени быстро­дей­ствие растет от первого к шестому, а необратимость резуль­та­тов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле раз и навсегда, — падает.

Придерживаясь высказанного мировоззренческого стандарта, мы и разсматриваем все без изключения мнения, высказываемые по вопросам истории, религии, экономики и иным, принадлежащими к области обществоведения. И также, соотносясь с ним, высказываем собственные мнения.

 


5. Библейская концепция в её существе

5.1. Управление в обществе

В обществе всегда некоторым образом протекают процессы управления. Их описание всегда присутствует в культуре общества сообразно его внутренней исторически сложившейся стратификации по социальным группам, выделяемым в нём по разным идентификационным признакам. Такого рода описания с точки зрения теории управления являются концепциями управления; с точки зрения социологии концепции управления это — идеологии. Поскольку управление, власть — часть культуры и соответствует некоторой концепции управления или нескольким концепциям одновременно своими разными фрагментами, то свобода от идеологий — самообман: идеологию можно понимать или не понимать, принимать её или отрицать, но в любом случае живущим в обществе всегда приходится встречаться с проявлениями той или иной идеологии, поскольку она — концепция управления, а общество всегда некоторым образом управляется (или стремится управляться в периоды кризисов, являющихся по существу кризисами социально неприемлемого управления).

Поэтому общество всегда находится под властью идеологий. Но над властью идеологий стоит концептуальная власть тех, кто в состоянии по своим личным качествам воздействовать на сферу идеологий: изменять существующие, порождать новые и тем самым лишать прежние идеологии их социальной базы. Под воздействием произвола, обусловленного истинной нравственностью способных к концептуальному властвованию, изменяется характер многих внутрисоциальных отношений и отношений «общество — биосфера». Концептуальная власть надзаконна и самовластна по своей природе. Вследствие этого самовластью одной концептуальной власти может противостоять только самовластный произвол иной концептуальной власти, обусловленный иной нравственностью эту власть осуществляющих.

Библия, кроме того, что она лежит в основе церковных культов Западной цивилизации, ещё является и описанием концепции самоуправления общества в ней, порожденной некогда самовластием по нравственному произволу излагавших её. Если оставить в стороне мистико-религиозные аспекты[13], то Библия — концепция информационной холодной войны кланов египетского “жрече­ст­ва” за установление своего безраздельного мирового господства. Для них мистико-религиозные аспекты Библии — средство внедрить её в культуру общества и тем самым снять со стратегии войны гриф секретности, что упрощает агрессию, освобождая агрессора от необходимости таиться; а вероучение — средство насилования и извращения психики множества людей, с целью управления социальной системой по своекорыстию. Соответственно этому соучастие в агрессии перестает возприниматься как преступление против собственного и других народов после принятия обществом любого варианта библейского культа.

Все люди разные: одним, чтобы понять неэффективность огненной войны, недостаточно всех войн цивилизации за последние 2000 лет, ужасов Хиросимы, Нагасаки, прогнозов ядерной зимы и “эпических” кинокошмаров на темы “человечество после последней войны”; другие ещё в эпоху лука и стрел, “щита и меча” поняли, что агрессия методом культурного сотрудничества, в ходе которой агрессор извращает приемлемым для него образом культуру порабощаемого народа в ходе деятельности своих “прогрес­соров” (термин братьев Стругацких), гораздо эффективнее в смысле необратимости результатов. Исход был необходим правящей верхушке Египта, чтобы евреи — прогрессоры плен египетский разнесли в веках в своих душах, не осознавая его, по всему миру, и чтобы народы всего мира стали бы подневольны только одной глобальной концептуальной власти[14]; библейско-“христи­ан­ские” миссионеры и укоренившиеся церкви — вторая ступень библейского “прогрессоносителя”. Существо “библей­ского прогрес­са” недвусмысленно изложено в Ветхом Завете, и может быть условно названо доктрина “Второзакония-Исаии”.

Доктрина “Второзакония-Исаии” — название условное: по цитируемым източникам. В том мире, в котором живем мы, пророки Божьи не могли выдать в общество столь мерзостных рекомендаций об устройстве его жизни; а Христос не благословил её до скончания веков, а выступил против неё, и его слова относятся к Закону Божиему в его истинном виде, данном Моисею, а не к его извращённой редакции, довлевшей над иудеями ко времени прихода Христа.


5.2. Доктрина “Второзакония-Исаии”

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику — иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не-иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо рекомендаций) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчёта о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше).» — Второзаконие, 23:19, 20. «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут.» — Второзаконие, 28:12. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей,” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы — король евреев.”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся.» — Исаия, 60:10 — 12.

Христианские Церкви настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование ещё до Никейского собора (325 г. н.э.), от имени Христа провозглашает её до скончания веков:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков. Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё.» — Матфей, 5:17, 18.

*      *      *

Агрессия библейского сатанизма, подняла идею осуществления мировой тирании с уровня грубой силы, огня и меча (шестой приоритет обобщенного оружия) на уровень обобщенного оружия 1 — 4 приоритетов, которые и по настоящее время не возпринимаются большинством в качестве средств массового оболванивания, поражения и уничтожения. Она начиналась в то время, когда энергопотенциал цивилизации был крайне низок и ограничен производительностью биоценозов и сельского хозяйства по питанию людей и фуражу для рабочего скота, вследствие чего подавляющее большинство населения было занято от зари до зари в сфере производства. Технологии обновлялись медленно на интервалах времени, охватывавших жизни нескольких поколений, и это позволяло жить всю жизнь один раз освоенными знаниями и навыками.

Общественное объединение личного труда в технологическом разделении операций в народном хозяйстве (а не общественное разделение труда) уже существовало, но поскольку оно характеризуется пропорциями занятости в разных отраслях, то в силу технико-технологической стабильности мира переход в иные сферы деятельности был сильно ограничен именно устойчивостью пропорций занятости: обществу были нужны одно правительство, несколько провинциальных администраций, много ремесленников, земледельцев, торговцев, воинов. При смене поколений это выливалось в доминирование внутрисемейного обучения и насле­до­вание профессий предков; “лишние” уходили в армию и нищенство. В этих условиях профессиональная информация накапливалась из поколения в поколение преимущественно в профессиональных кланах.

Взаимоподчиненность профессий в общественном объединении труда и зависимость всего общества от профессионализма сферы управления, прежде всего государственного, в условиях клановой замкнутости любой профессиональной информации осознавалась большинством, и осознается многими в наши дни, только как различие людей по мере их человеческого достоинства, а не как изключительно профессиональное их различие, при равном человечном достоинстве.

Концепция управления, исходящая из неравенства человечного достоинства людей, оставляет на одном полюсе общества кланы абсолютных рабовладельцев, для которых все остальные люди — средство удовлетворения их похотей и потребностей; а на другом полюсе — абсолютно отверженных, кому абсолютные рабовладельцы отказывают даже в малой мере в их человечном достоинстве («говорящие орудия», «рабочий скот в облике человеческом» и т.п.). Между этими полюсами — иерархия внутрисоциальной безнаказанности за вседозволенность и беззаботность, т.е. за действия, которые “низшие” в ней возпринимают как ущерб, наносимый им “высшими”. Эту концепцию и передает Библия из поколения в поколение.

Теоретико-мемуарно такое воззрение вседозволенности выражено во второй главе книги Екклезиаста. И хотя глава заканчивается смертным приговором библейской концепции, тем не менее творить вседозволен­ность в безнаказанности для многих соблазнительно, и рецидивы рабовла­дения де-факто возникают в библейской цивилизации и в XX веке, несмотря на отмену рабовладения де-юре.

А с началом научного прогресса возродилась память об ошибке Атлантиды, не понятой в качестве ошибки: мечта о создании человеком «гомункулуса», «голема», «зомби» — биоробота, подобного человеку, способного его заменить в работе, стада которых можно было бы вседозволенно запрограммировать на всё.

В экономике вседозволенность проявляется как господство ростовщического паразитизма банковских кланов, безответственного за инвестиционную политику и культуру производства; проявляется в монопольно высоких зарплатах (доходах) профессиональных управленцев по сравнению их с прочими категориями трудящихся. Это и многое другое привело ко множеству внутрисоциальных антагонизмов, вылившихся в глобальный биосферно-экологический кризис: антагонизм общества и биосферы.

Концепции, построенные, исходя из вседозволенности концептуальной власти, обладают свойством: последствия ошибок и преступлений “выс­ших” всегда вынуждены расхлебывать “низшие” в иерархии профессио­нального подчинения. Снять с себя гнет вседозволенности “высших” в загоне библейской цивилизации можно только двумя путями:

·   либо подняться вверх по иерархии внутрисоциальной безнаказанности,

·   либо уйти в “непримиримую оппозицию” и творить вседозволенность вопреки своему социальному статусу, определяемому концепцией. Последнее в любой толпо-“элитарной” концепции считается преступным и преследуется по закону и без закона.

В условиях медленной смены социально значимых знаний по от­но­шению к смене поколений массовое недовольство безопасно для такой концепции. Недовольство исходит из социальных слоев, лишенных доступа к образованию и не имеющих свободного времени, чтобы воспроизвести самостоятельно в течение жизни одного поколения знания, необходимые для порождения условий, в которых прежняя концепция управления “элитарно”-невольни­чье­го характера становится невозможной.

Кроме того, правящая “элита” всегда имеет возможность купить лидеров непримиримой оппозиции живыми или мертвыми, либо же спровоцировать бездумный бунт так, чтобы его подавить было легко и просто. Даже если стихийный бунт одерживает верх, то в течение срока жизни одного-двух поколений в обществе образуется новая “элита”, которая придаёт “элитарно”-невольничьей концепции новое обличье.

Продвижение же вверх по ступеням безнаказанности возможно только через открытие проходов в разного рода внутрисоциальных перегородках, разделяющих социальные группы. Всегда есть конкурс желающих, поэтому правящая “элита” имеет возможность выбора угодных ей претендентов. Претенденты же стараются ей угодить. Пока они верят в личную возможность иерархического роста, их можно кормить обещаниями, ничего реально не давая. Когда их вера иссякнет, их можно наградить, вытереть о них ноги, показать другую “конфетку”, за право созерцания которой они будут ещё долго служить также безропотно. Поскольку социальная стратификация в своей основе имеет профессионализм в общественном объединении труда, то открытие внутрисоциальных перегородок — это предоставление возможности избраннику обрести некое знание и навыки из запасов, хранимых и накопляемых в иерархически высших профессионально-клановых системах. Если кто-то самочинно порождает знание и навыки, ранее неизвестные, то они приобщаются к этим запасам либо вместе с автором, либо без него, хотя, возможно, что после смерти автора возведут в ранг не признанных современниками гениев.

Поскольку в условиях медленного обновления знаний доминирует загрузка в память сведений и навыков, а не обучение мышлению, то в библейской концепции школа — это учеба наизусть, а рост в системе социальных иерархий — это прохождение посвящений: открытых — аттестаты и дипломы об образовании и квалификации; и тайных — во всевозможных масонских ложах, “творческих союзах”, “братствах” и т.п.; и неявных по умолчанию (в тёмную) — когда человеку предоставляют доступ к какой-либо информации, принадлежность которой он не понимает, а изпользуя её в своих целях, тем самым производит некие действия, отвечающие целям “высших” в иерархии, в результате чего так или иначе осуществляются цели “высших”. Но в каждом из этих случаев индивида пропускают в “высшие” социальные группы в зависимости от наличия в них свободных вакансий, так чтобы не уронить при этом статус “высших”.

В основе устойчивости этой системы саморегуляции цивилизации, позволяющей социальной элите лидировать прежде всего в получении образования и/либо в потреблении продукции и услуг, производимых в обществе, лежит определённое соотношение эталонных частот биологического и социального времени, о чём речь шла ранее: на протяжении жизни одного поколения не происходит обновления множества социально значимых технологий и навыков. Поэтому, один раз получив квалификацию, можно жить ею всю жизнь без риска дисквалифицироваться. В таких условиях, овладев один раз социальными автоматизмами поведения, далее можно жить тем более бездумно, чем выше человек в социальной пирамиде вседозволенности.

С середины XIX по середину XX века цивилизация вступила в новую фазу своей жизни. За это время произошло изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени:

Теперь за время активной жизни одного поколения людей успевает смениться несколько поколений техники и технологий.

В таких условиях человек для поддержания своего социального и потребительского статуса вынужден всё время непрерывно и самостоятельно воспроизводить свою квалификацию в соответствие с потребностями в ней общества, изпользуя по своему разумению данные ему возможности. Это явление тем более массовое, чем свободнее конкуренция интеллектов. В таких условиях вне системы явных, тайных и неявных посвящений по умолчанию в обществе появляется разнообразное новое знание, на основе которого его обладатели могут действовать более эффективно, чем обладатели посвящений, тем более, что они в своих действиях не связаны корпоративной дисциплиной.

При этом вне иерархий посвящений оказываются люди, чьи культура мировозприятия, культура мышления, генетический потенциал развития личности выше, чем культура мировозприятия, мышления и возможности посвященных. И эти люди, чуждые сложившимся иерархиям, являются носителями знаний и навыков, о которых в иерархиях просто не имеют понятия, как это сообщение ни опечалит многих высокопосвященных в нечто. Сама иерархия посвящений в нечто, созданная с целью поддержания потребительских преимуществ и безраздельной власти меньшинства, в таких условиях теряет контроль за разпространением информации в обществе. Потеря контроля над разпространением информации в обществе есть утрата власти, потеря управления.

Эпоха посвящений завершилась. Началась эпоха самостоятельного понимания и по-человечному целесообразной интеллектуальной деятельности.

В условиях современной энерговооруженности и технологической базы цивилизации самоуправление в ней должно быть восстановлено прежде, чем её глобальная катастрофа станет неотвратимой. Это объективное обстоятельство, совместно с неработоспособностью библейской концепции, принуждает общество, вне зависимости от личных вожделений и привычек многих, к смене концепции самоуправления цивилизации. При этом, кроме всего прочего, необходимо иначе организовать саморегуляцию макроэкономических систем так, чтобы саморегуляция действительно осуществляла производство и разпределение продукции и услуг в соответствии с общественными потребностями биосферно-допустимым образом, блокируя антибиосферные процессы, порождаемые обществом.


 

6. Обеспечение общественно полезной ориентации саморегулирующихся макроэкономических систем

«Заметим однажды и навсегда, что в области финансов открытия невоз­можны».

Н.И.Тургенев, декабрист-заочник,1818 г.

6.1. Проблема описаний экономической реальности

Проблема описаний вообще — это проблема формирования в обществе некоего языка и воспитания культуры осмысленного пользования им. Дзэн-Буддистский учитель древности Дайэ в письме к своему ученику предостерёг его:

«Существует две ошибки, которые сейчас разпространены среди последователей Дзэна как любителей, так и профессионалов. Одна состоит в том, что человек думает, что в словах скрыты удивительные вещи. Те, кто придерживается этого мнения, пытаются выучить как можно больше слов и изречений. Вторая представляет собой другую крайность, когда человек забывает, что слова являются пальцем, указующим на луну. Слепо веруя предписаниям сутр, в которых сказано, что слова мешают правильному пониманию истины Дзэна и буддизма, они отвергают всё словесное и просто сидят с закрытыми глазами и кислыми физиономиями, как покойники» — Д.Т.Судзуки. “Основы Дзэн-Буддизма”. МП “Одиссей”. Главная редакция Кыргызской Энциклопедии. Бишкек. 1993 г.

Как видно из цитированного отрывка, проблема не нова. Человек действует на основе его личного возприятия реальности и на основе уразумения описаний реальности другими людьми, пользующимися для описаний общей всем реальности (включая и её составную часть — свой собственный психический мир) теми или иными «языками»[15], в которых слова, символы, знаки, изображения и т.п. являются “пальцем, указующим на луну”. Горе тому, кто не увидит “луны”, примет “палец” за “луну” либо за отсутствие “луны”, а отсутствие “пальца” отождествит с несуществованием “луны”.

Мироздание, как таковое, существует в Богом данной мере, как триединство «материя-информация[16]-мера»: это — реальность. По отношению к информации мера выступает как многоуровневая общевселенская система кодирования, а по отношению к материи — как матрица её возможных, статистически предопределённых свыше состояний и переходов из одного состояния (балансиро­воч­ного режима) в другие.[17]

У человека при возприятии реальности в душе возникают некие его личностные образы, обусловленные как характером объективных образов реальности, так и его состоянием к моменту и в процессе возприятия информации из Объективной реальности. Личностные, субъективные образы, будучи уже принадлежностью внутреннего мира человека, обретают до известной степени самостоятельное бытие в нём. Вероятностно упорядоченно и статистически предопределённо, вторичные по отношению к объективным, субъективные образы прорастают в душе человека урожаем понятий, по мере того, как человек, осмысляя реальность, разграничивает в своём внутреннем мире присущие ему субъективные её образы и связывает их с «языковыми» конструкциями.

Понятие (как жизненное явление, свойственное индивидуальной, — а не коллективной — психической деятельности человека[18], устойчиво существующее в ней на каком-то интервале времени, по истечении которого оно может изчезнуть или измениться) — взаимно обусловленное единство «внеязыкового» субъективного образа в психике отдельного человека и «слов» одного из «языков», развитых в культуре общества, объединяющей по «языковому» признаку людей в разнородные множества; именно поэтому «слово» (и слово, в частности) без образа, связываемого с ним, голо, пусто, непонятно[19]. Возникшее в психике одного человека понятие о чём-либо (жизненном явлении и ли[20] вымысле) может разпространяться в обществе, т.е. проникать в психику других людей, преимущественно[21] через «языковые» средства культуры. В ряде случаев для разпространения новых понятий более и ли менее широкий круг людей создает и новый «язык», поскольку в развитых в культуре «языках» нет «слов» для того, чтобы выразить их миропонимание.

В процессе, когда новое понятие обретает осмысленную определённость, система разграничений субъективных образов внутреннего мира человека, не позволяет отождествить один субъективный образ с другими, слить их, перепутать. Этот процесс большей частью протекает “автома­тически” безсознательно, но когда он выходит на уровень сознания в иерархически организованной психике человека, то человек ищет средства для выражения обретших определённые границы внутренних своих образов и: либо находит их в одном из существующих «языков»; либо создает новые «языки» — средства для выражения своих внутренних образов и тем самым осмысляет и описывает внутреннюю и внешнюю реальность. И на уровне сознания в психике человека возникает понятийная база: «разграниченные субъективные образы внутреннего мира» + «языковые» конструкции, адресно связанные с субъективными образами.

При уразумении чужих описаний — процесс обратный: 1). Соот­носясь с языковыми формами имеющегося описания, извлечь из собственной понятийной базы необходимые образы и «языковые» конструкции и достроить недостающие понятия: «Мы не понимаем некоторые вещи не потому, что наши понятия слабы, а потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий», — К.Прутков. 2). Сопоставить с понятиями известные («внеязыковые») образы реальности или построить неизвестные ранее её образы, после чего во внутреннем мире возникнет субъективное представление (моделирование на основе внутренних образов) о течении процессов в Объективной реальности.

То есть мы имеем дело со своего рода каскадом информационных трансформаторов «образы общей всем реальности ~ внутренние образы человека ~ понятийная база (его и культуры в целом) ~ «языки» разного рода сами по себе, как средства выражения внутренних образов в общении с другими людьми».

В массовой статистике жизни общества это — общественная культура мировозприятия, мышления и взаимопонимания. Это — общее достояние всех, кто ею пользуется. И она тем выше, чем меньше искажений при прямом и обратном прохождении цепочки информационных преобразований одним человеком для его личных целей; чем больше уровней «языка», как иерархической системы кодирования информации, изпользуется людьми; и чем меньше при этом переданное одним и принятое другим не утрачивает своих качеств. Это касается как общей всем реальности, так и субъективной реальности внутреннего мира каждого человека.

В настоящее время культура мировозприятия, мышления и взаимопонимания поверхностна и примитивна: подавляющее боль­шинство людей осуществляет обмен пустыми формами разнообразных «языко­вых» описаний, наполняя возпринятые пустые (безубразные) формы своей образной отсебятиной на основе безсознательных автоматизмов, не задумываясь об образной адресации «слов» ни у себя в душе, ни в душе тех, к кому они обращаются или слушают.

Многие при этом не понимают, что живое слово, исходящее из живых уст, как, в прочем, и мысль, проскользнувшая в душе, — само материально (энергия); оно — часть объективной общей всем реальности и изменяют течение процессов самим фактом его произнесения или иного оглашения.

При этом вне зависимости от того, задумывается человек или нет, но некоторая конкретная в каждом случае направленность взаимосвязей в системе “«язык», как таковой ~ понятийная база культуры ~ объёмлющая культуру Объективная реальность” устанавливается на всех этапах объективно — в силу целостности мира, существующего как процесс триединства «материя-инфор­ма­ция-мера», в котором общевселенская мера обладает голографическими свойствами, в том смысле, что каждый её фрагмент содержит в себе и все остальные. Чувствуя это, Ф.И.Тютчев предостерег: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется...» — по какой причине не следует бездумно или злоумышленно принимать на себя роль старухи Карабос из “Спящей красавицы”, выражаясь как попало, иначе может получиться, как с шоу-мэном В.Листьевым, наболтавшим самому себе смерть в серии ток-шоу, в которых он красовался, подчёркивая своё некоторое сходство с Л.Д.Бронштейном (Троцким).

То есть дулжно осознанно заботиться об определённости взаимных связей «языковых» конструкций и образов (субъективных и объективных) в процессе понимания жизни Объективной реальности как таковой — как по отношению к тому, что принято считать одушевленным, так и по отношению к тому, что принято считать не одушевленным: мир един и целостен и не ладной мыслью, не то, что словом, возможно вызвать катастрофу безо всяких мощных, с точки зрения материалиста, средств воздействия: дело только в объективно сложившейся адресации информации в матрице возможных состояний материи и уровнях мощности энергопотока, несущего информацию: то, что в иерархически построенной системе представляется пренебрежимо малым воздействием на одном уровне, разсматриваемом изолированно от других реально связанных с ним уровней в организации системы, может уничтожить систему, разрушив через цепи взаимосвязей другие уровни в её организации. Пример тому поражения живых организмов “жесткими излучениями” разного рода, хотя мощности энергопотоков могут быть ничтожно малы по сравнению, допустим, с энергией, остывающего на плите чайника.

И хотя «языковые» средства — поверхностный слой в культуре мышления и взаимопонимания людей, но возможности языков в самом общем смысле этого слова различны. И потому в одних случаях одни «языки» как средства информационного обмена и общения людей, предпочтительнее, чем другие. Так в средние века в Европе до перехода на позиционную систему счисления (араб­ские цифры и десятичные дроби) пользовались римскими цифрами или иными системами, основанными на числовой мере, соотносимой со знаками алфавита. Вне позиционной системы счисления большой проблемой была операция деления: возникновение остатка при неделимости нацело и производная проблема соизмерения простых дробей[22]. Например: MCMXCV/XVI или XXII/VII. С переходом к позиционной системе счисления проблема изчезла: операция деления двух чисел в ней — это пользование таблицей умножения и выравнивание порядков делителя и делимого (т.е. перенос десятичной точки или запятой вправо или влево). Числа остались прежними, но изменились средства описания: 1995/16 и 22/7 (22/7 — известное со времен древнего Египта приближение числа p, более точное, чем обычно употребляемое 3,14).

И если семья и школа ещё как-то учат грамматике родного языка и логике языка математики, то, как связать этот уровень системы кодирования информации с другими? как выглядит внелингвистическая грамотность на них? — этому сами учатся только те, кто столкнулся с этой проблемой и понял, что она не наваждение и не фантазия, что пустые или неопределённой адресации “словеса” разного рода «языков», как минимум — никчемны, но чаще — опасны.

Развитие культуры это — и развитие средств описания внешнего и внутреннего по отношению к человеку мира. И от описаний, будь то словесные или математические формулировки законов естествознания или обществоведения, нельзя требовать полного тождества с превосходящей их по сложности реальностью во всей её полноте и целостности, хотя бы по причине ограниченности человека во времени и пространстве, как в измерениях в Богом данной мере. Не смотря на это, человек, пользующийся теми или иными «языками» при описании реальности и прочтении описаний, сделанных другими людьми, обязан видеть ошибку описания и отдавать себе отчёт в том, в какого рода деятельности эта ошибка порождает запас её устойчивости, повышая уровень безопасности этой деятельности, а в каких случаях ошибка описаний исчерпывает запас устойчивости его безопасной деятельности, которая должна протекать в ладу с Мирозданием и Богом.

И вряд ли возможен в условиях нынешней культуры — в силу ограниченности человека и антибиосферного, паразитического характера цивилизации — абсолютный язык, полностью тождественный реальности, безошибочный во всех случаях его применения.

Поэтому проблема современной цивилизации двуедина:

Во-первых, проблема взращивания безопасной культуры собственного мировозприятия, мышления каждого из людей, т.е. возприятие знания по мере практической необходимости вне языковых средств. В нашем понимании Новый Завет об этом говорит так: «Дух святой наставит вас на всякую истину». Это — обретение того, что можно назвать «первозна­нием», которое даётся человеку непосредственно Свыше, каждому по его истинной нравственности (иными словами: т.е. знание — особого рода приданое к строю психики и нравственности индивида). Пророку Мухаммаду принадлежат слова: «Раб Божий получает от молитвы то, что он понял», — то есть, если ничего не понял, то, как и не молился.

Во-вторых, проблема равнозначного (адекватного) обмена мнениями, т.е. разпространения первознания среди себе подобных людей при помощи «языковых» средств — «пальца, указующего на “луну”».

И это в совокупности — одна из граней проблемы созидания нравственности каждым из людей в обществе: Бог не меняет того, что происходит с людьми (т.е. внешних обстоятельств), покуда люди сами не изменят того, что есть в них; А тем, кто остерегается вызвать гнев Божий, тем Бог дает Различение, как способность, — так мы понимаем смысл коранических утверждений 13:12, 8:29.

Большинство «языковых» формулировок существуют как замкнутые системы в силу ограниченности возможностей человека, в то время как в реальности всё — взаимно вложенные системы с виртуальной (мгновенно существующей и мгновенно изменяющейся структурой), находящиеся в материально-информационном обмене между собой и в том числе в обмене между иерархическими уровнями, определяющими порядок взаимной вложенности, согласно матрице возможных состояний и преобразований (в мере).

Об этом часто забывают, описывая нечто как самодостаточную систему, явно или неявно опустив описание её отношений с объёмлющими системами, как процессами. Когда это приводит к очевидному ущербу вследствие деятельности на основе тех или иных описаний, то за такого рода ошибками следует другая ошибка: абсолютизация ошибочности прежнего описания.

Любое человеческое описание это — “калька” с Богом данной меры. Если мы входим в меру (через “ять”), то два любые числа приблизительно равны: вопрос только в том приемлема ли такая величина ошибки приближения, либо нет. То есть вопрос выявления неравенства это — вопрос Различения: в одних обстоятельствах пользоваться таким приблизительным равенством допустимо, а в других — нет. И это касается любого знания, зафиксированного как описания в культуре общества, будь то “второе начало термодинамики” или “балансовый метод” в задачах макроэкономики: Как пользоваться любыми описаниями и средствами описания — «языками» — так, чтобы ошибка, всегда порождаемая неадекватностью описаний первознанию и реальности, уходила бы в запас устойчивости безопасной деятельности?

Памятуя о существе этого вопроса, обратимся к линейной алгебре, как к средству описания производства и разпределения продукции на основе общественного объединения труда.


6.2. Описание многоотраслевых производственно-потребительских систем

Разсмотрим рис. 1. На нём показано, как некий параметр X изменя­ется во времени t : — кривая I . Математически этот процесс идеально точно может моделироваться некой функцией X = f(t). Поскольку функция идеально точно моделирует реальный процесс, то её график — та же самая кривая I. Эта функция нелинейна, т.е. математически не может быть представлена как прямая линия или отрезок прямой (соответственно, график линейной функции представляет собой прямую или отрезок прямой). Ломаные I, II , III , IV‑I , IV‑II — различные линейные аппроксимации (т.е. описания) реальности и идеальной нелинейной функции X = f(t) линейной функцией (прямая III ) и кусочно-линейными (ломаные II , IV‑I , IV‑II) функциями. Каждой из аппроксимаций свойственна некоторая ошибка.

 

Рис. 1. Нелинейный процесс и его линейные описания

Можно предположить, что линейные аппроксимации изображают моделирование в процессе принятия управленческих решений; а кривая I изображает реальный процесс управления, в котором осуществлены управлен­ческие решения, выработанные на основе одного из линейных моделирований реально нелинейного управляемого процесса X = f(t) .

При любом значении аргумента t разность между кривой I и линейной аппроксимацией (II , III , IV‑I , IV‑II) — ошибка моделирования. Рис. 1 показывает не конкретное соотношение «модели­ро­вание — реализация», а типы возможного взаимного разположения моделирующих аппроксимаций и реализаций процесса управления. Могут быть задачи, в которых допустимо любое из показанных соотношений «моделирование — реализация».

Но могут быть задачи управления, в которых соотношения: «f(t) — аппроксимация III», «f(t) — аппроксимация IV‑II» недопустимы, посколь­ку ошибка моделирования в них изменяет свой знак в процессе реального управления. Таковы все задачи навигации: если ошибка моделирования меняет свой знак непредсказуемым образом, а знак ошибки неизвестен, то курс корабля реально может пролегать и через сушу, и через недопустимое мелководье; а самолёт врежется в посадочную полосу вместо того, чтобы мягко сесть на неё, если вообще не врежется в гору где-то по дороге из-за ошибки по высоте неопределённого знака.

Аппроксимации II , IV‑I сохраняют неизменным знак ошибки моделирования в процессе управления. В задачах управления макроэкономическими системами, аппроксимация II — это перенапряженный план, не обеспеченный мощностями и доступными ресурсами; а кривая I — реальное производство, которое не в силах перевалить через “рекордное задание”.

В задачах управления многоотраслевыми производственно-потреби­тель­скими системами, которое невозможно вести иначе как по схеме предиктор-корректор, приемлемое соотношение упреждающего модели­рования и реального процесса это — взаимное положение аппроксимации IV‑I и кривой I . Неизбежная ошибка моделирования присутствует, но она всегда имеет один и тот же знак, причем моделирующие аппроксимации лежат всегда ниже, чем кривая , изображающая реальный процесс. Если это процесс производства, то никогда не будет произведено меньше, чем заказано или задано, что и требуется при подъёме производства до общественно необходимого уровня и изключает падение производства ниже допустимого при устойчивом достижении уровня общественно удовлетворительной достаточности.

Кривая IV‑II — продолжение одного из отрезков ломаной аппроксимации IV‑I . Здесь также ошибка упреждающего моделирования, неотъемлемо свойственная, в том числе и схеме управления предиктор-корректор, меняет свой знак в процессе реального управления, последующего моделированию. И в этом смысле аппроксимации IV‑II и III эквивалентны. Но случай IV‑II может иметь иную причину: чрезмерно длительный расчётный цикл DT народного хозяйства, в течение которого ошибка моделирования накопилась и вышла за управленчески допустимые пределы; случай же III соответствует бездумному раз и навсегда настроенному “автопилоту”, в роли которого может выступать неизменное законодательство о хозяйственной деятельности.

Всем этим разным стилям моделирования в реальной жизни будут соответствовать и различные реализации управления, а не один процесс, как показано на рис. 1 для упрощения возприятия.

Общественно приемлемо, если при изпользовании линейных моделей в задачах управления многоотраслевыми производственно-потребитель­ски­ми системами, принятый стиль моделирования в реальной жизни порождает соотношения «план — реализация» по типу «I — IV‑I» в симво­лах рис. 1; а возникновение ситуаций типа «I — IV‑II» — при отсутствии общесуперсистемных факторов, препятствующих переводу системы в режим «I — IV‑I», — носит характер достаточно редких эпизодов и затрагивает только некоторые отрасли, а не их управленчески значимое количество, разрушающее устойчивость продуктообмена в целостности производственно-потребительской системы.

Тем не менее, есть ещё одно обстоятельство, не отраженное в рис. 1. С того момента, как избрана расчётная длительность DT производственного цикла (т.е. устранена неопределённость значения DT), кусочно ломаные аппроксимации, выражающие прямопропорциональную зависимость, предопределяют ступенчато-дис­кретный характер задания вектора целей и ступенчато-дискрет­ный характер сопоставления с ним вектора состояния системы в процессе управления ею, как это показано на рис. 2. Величина 1/DT называется частотой дискретизации процесса в численном его отображении или моделировании.

Можно построить таким образом три основных типа дискретных “лест­ниц”, описывающих один и тот же реальный процесс: 1) на началах отрезков ломаных; 2) на концах отрезков; 3) на серединах. На рис. 2 показаны только 1‑й и 2‑й типы. Любой из трёх типов “лестниц”, аппроксимирующих один и тот же процесс (кривая I), построен на основе одной и той же кусочно-ломаной аппроксимации (кривая II), и потому все три типа эквивалентны, хотя и недопустимо в одном и том же алгоритме расчётов и/либо управления не различать их и смешивать.

 

Рис. 2. Линейные аппроксимации и дискретный характер расчёта и контроля параметров объекта управления.

Анализ хозяйственной деятельности цивилизации в соотнесении её с разного рода внутриобщественными антаго­низмами и биосферно-эко­ло­ги­ческим кризисом говорит, что наряду с биосферно допустимыми общес­твенными потребностями, система производства удовлетворяет и антиобщественные, антибиосферные потребности. Это позволяет утверждать, что потребности людей, живущих в нынешней цивилизации, принадлежат двум спектрам[23].

1). Демографически обусловленный, биосферно допу­стимый спектр потребностей, предсказуемый на многие десятилетия вперёд на основе этнографии и тенденций изменения численности возрастных групп.

2). Деградационно-паразитический спектр потреб­ностей, удовлетворение которых наносит ущерб тем, кто ему следует, их детям, внукам, ущемляет возможности развития окружающих, антагонизирует общество, в массовой статистике активизирует деградационные процессы в живущих и последующих поколениях, а ГЛАВНОЕ — разрушает биоценозы и биосферу Земли в целом.

Длительное созревание биосферно-экологического кризиса, порожденного библейской цивилизацией, говорит о том, что деградационно-паразитический спектр потребностей статистически устойчиво подав­ляет демографически обусловленный спектр в упорядо­ченности приоритетов объективно свойственного ей вектора целей производства, на который объективно настроен механизм рыночной саморегуляции макроэкономической системы Запада. Кроме того, деградационно-паразитический спектр непредсказуем, что является одним из факторов подав­ления им демографически обусловленного спектра потребностей при ограни­ченных возможностях производства, а также потребле­ния.

Отнесение потребностей к тому или иному из двух спектров, определение их иерархической упорядоченно­сти в векторе целей и объёмов достаточного производ­ства — дело субъективное, обусловленное истинной нравственностью человека, культурой мышления и внешне видимого поведения, только отчасти сдерживающего проявление истинного, таимого человеком нрава.

В массовой статистике макро- и микроэкономика, как и вся остальная жизнедеятельность общества, обусловлены истинной нравственностью, проявляющейся в желаниях, мечтаниях, предумышлениях и во внешней видимой деятельности людей. Идеалам нравственности, благим самим по себе, часто в поведении, мысленном и внешне видимом, сопутствует разпущенность людей как антипод их свободной самодисциплины. Даже единичное проявление разпущенности обращает во зло самые благие намерения и идеалы.

Статистика, описывающая такого рода явления и их взаимосвязи, объективно существует и обладает со­бственными характеристиками устойчивости во времени, обусловленными сменой поколений и измене­нием культуры. Поэтому вне зависимости от мнений, побежда­ющих в спорах о нравах, индивидуальный и статистичес­кий анализ причинно-следственных обуслов­ленностей в системе отношений:

 

позволяет статистически объективно выделить всем и без того известные вредоносные факторы: алкоголь, прочие наркотики и яды, разрушающие пси­хику; поло­вые извращения; чрезмерность (равно: недостаточность либо избыточность) потребления самих по себе невред­ных продуктов и услуг, вследствие которой возникает вред их потребителю и (или) окружа­ющим, потомкам, биосфере; а также выделить и фак­торы, ранее не осозна­ваемые в качестве вредоносных.

С точки зрения теории управления, производство в обществе продукции и услуг в пределах спектра демог­рафически обусловленной достаточности — полезный выходной сигнал системы; выход продукции и услуг по деградационно-паразитическому спектру — помехи: это — собственные шумы системы, а также внешние наводки. Помеха искажает и подавляет полезный сигнал, что может привести систему к гибели, если своевременно не произойдет отстройка от помехи или она не будет подавлена системными средствами.

Соответственно, вся концепция прав человека в би­осферно допусти­мом обществе может исходить из утверждения: права человека есть его обязанности по ис­коренению из жизни общества деградационно-парази­ти­ческих потребностей: как своих собственных, так и какой-то части осталь­ного населения, и подавление процессов их возобновления как в живущих, так и в последующих поколениях.

Концепция прав “человека” в Западной цивилизации первым из прав де-факто признает право на паразитизм социальной “элиты”: глобальная расовая монополия на ростовщичество, ограничение доступа к образованию для не-“элитарных” социальных групп и т.п. Иерархическая оценка значимости весьма неопределённой по смыслу “свобо­ды” индивида в ней выше, чем иерар­хическая значимость устойчивости общества, породив­шего индивида; выше, чем иерархическая значимость устойчивости биосферы, породившей общество, — это есть извращённое понимание истинной свободы[24].

Прошло то время, когда обсуждение Западной кон­цепции прав “человека” имело познавательный смысл для определения путей собственного развития России. Глобаль­ные внутриобщественные антагонизмы, вызванные господ­ством на Западе такого рода истинной нравственности, воспро­изводимой из поколения в поколение, вылились в гло­бальный биосферно-экологический кризис. Он подвёл неоспоримый итог Западной концепции прав “чело­ве­ка” в её практическом осуществлении: вяло текущая шизофрения вне стен лечебницы для душевнобольных; равно — гло­бальная опасность для всех, в том числе и для самого Запада.

После того, как мы определились с пониманием того, что в хозяйственной деятельности общества с точки зрения теории управления является «полезным сигналом», а что «шумами и помехами в системе» обратимся к рис. 3.

Рис. 3. НОРМАЛЬНЫЕ переходные режимы с выходом на удовлетворение демографически обусловленного уровня потребностей.

На нём кривая I — прогноз демографически обусловленных потребностей в продукции отрасли . Также показаны кусочно-ломаная линейная модель-аппроксимация «План А», обозначенная на рисунке «П‑А» и реальное производство под управлением на основе этого плана «Производ­ст­во А»; кроме того, — кусочно-ломаная линейная модель-аппрокси­ма­ция («План Б» — «П‑Б») и реальное производство под управлением на основе плана «Производство Б». I’, I’’ — коррекции прогноза и обуслов­лен­ная коррекцией прогноза I’’ коррекция плана «А» в процессе его осуществления — A’’.

Ясно, что ошибка в прогнозе I , в последствие которой возникает коррекция прогноза I’ предпочтительнее, чем ошибка в прогнозе I’’, в последствие которой возникает коррекция плана A’’, поскольку коррекция I’ в общем-то не вызывает необходимости коррекции планов, в отличие от коррекции прогноза I’’ , вызванной ошибкой прогноза I.

Так же ясно, что с точки зрения потребителя план «А» лучше, чем план «Б», поскольку раньше выводит производство XK i на уровень демографической достаточности. Выход системы производства на уровень демографически обусловленной достаточности проявляется как сбыт данного вида продукции по бросовым ценам (если не нулевым) при поддержании некоторого уровня товарных запасов продукта « i » и при пополнении запасов за счёт текущего производства, кривая которого колеблется относительно прогнозной кривой с управленчески незначительной амплитудой и частотой, не вызывающими общественно ощутимого дискомфорта[25].

Рис. 3 показывает управленчески нормальное соотношение прогноза, плана (концепции управления) и осуществляемого процес­са управления (производства) многоотраслевой производственно-потребительской системой.

Но реально таких рисунков должно быть n — по числу отраслей. И каждый такой рисунок — проекция на ось « x i » n‑мерной прокладки (штурманский термин) экономического курса, т.е. плана и n‑мерной траектории реального движения объекта управления (макроэкономики — многоотраслевой производственно-потре­бительской системы), следую­щего проложенным курсом с некоторой ошибкой в n‑мерном пространстве параметров, которыми описывается процесс. Однако рисунки — лишь графическая форма представления результатов описания и моделирования процессов производства и разпределения на основе численных методов математики.

Математика — наука абстрактная, помогающая понять, выразить и описать меру (через h — “ять”) всех вещей и процессов. Современная приклад­ная математика — это, прежде всего, численные методы, которые на практике при всём их многообразии сводятся к четырем действиям арифметики, выполняемым с конкретными (т.е. определёнными) числами в определённой последовательности. Иными словами, с точки зрения прикладной математики все математические абстракции и символы — средства более или менее плотной упаковки четырех действий арифметики, которые всеми изучаются ещё в первом классе общеобразовательной школы. Соответственно, всё последующее изложение способен понять и школьник, было бы желание[26].

Чтобы чисто математические методы обрели качество средства решения разного рода задач вне математики, необходимо математическим абстракциям каждого из них определённо сопоставить объективно измеримые на практике категории той отрасли деятельности общества, которая намеревается изпользовать абстрактно-математический аппарат, поскольку прикладная арифметика неработоспособна в условиях численной неопределённости.

В ряде случаев не всё объективное удается выявить, а выявленное — измерить, и тогда, чтобы заполнить пустоты в избранной уже наперед математической модели и устранить численные неопределённости, прибегают к методу “экспертных оценок”. Суть его сводится к тому, что проводится изучение “общест­вен­ного мнения” профессионалов (или тех, кого привыкли считать профессионалами в данной области) на основе некоего специально для каждого случая разработанного опросника. Из статистической разработки результатов опроса группы профессионалов — экспертов — извлекаются численные значения параметров, необходимых для работы алгоритма численного метода прикладной математики.

Достаточно часто в условиях толпо-“элитаризма” метод экспертных оценок — не более чем средство психологического подавления математическим аппаратом интеллекта несогласных с целью придания профессиональному шарлатанству облика строгой науки. Это обычно случается при явной неспособности понять происходящее в жизни, правильно поставить задачу и грамотно организовать её решение.

Метод экспертных оценок наиболее часто применяется в задачах, по их существу являющихся задачами определения иерархической упорядоченности вектора целей, и с ними связанных задачах определения “весовых коэффициентов” в разного рода численных критериях оптимального выбора только одного из множества возможных решений управленческой задачи. Об этом речь и пойдет далее.

Но поскольку нравственная предопределённость результатов деятельности разпространяется и на экспертов, то в обществе, в котором господствует извращённая нравственность, её порочность будет методом экспертных оценок в задачах определённой тематики неизбежно и неконтролируемо для общества трансформирована в ошибочность результатов приложений, вполне работоспособной и безошибочной “чистой” объективной математики как таковой.

Это тем более справедливо, если из статистики ответов экспертов изключаются из ряда вон выходящие мнения, которые в кризисных обстоятельствах, когда большинство экспертов недееспособно[27], как раз и могут выражать видение истинного положения вещей и истинной направленности течения со‑бытий.

Причиной изключения из ряда вон выходящих мнений экспертов может быть как невозможность изпользования их в уже принятой модели, так и несовместимость их с господствующим мировоззрением, всего лишь на основе которого уже принято определённое решение, нуждающееся только в “научном обосновании”. К категории такого рода задач в своём большинстве принадлежат задачи управления и организации саморегуляции многоотраслевых производственно-потребительских систем (задачи “макроэкономики” — на слэнге “профессионалов” экономистов) в общественно приемлемых режимах.

Поэтому следует стремиться к тому, чтобы избегать метода экспертных оценок, и строить прикладные математические модели во всех отраслях деятельности, включая и финансово-экономическую, на основе 1) объективно измеримых, т.е. числено определимых параметров и 2) осоз­нан­но целесообразной иерархической упорядоченности их значимости, которую можно понять, объяснить и оспорить — в случае наличия более мощных моделей.

Если этого сделать не удается, то математическая модель утрачивает качество метрологической состоятельности, поскольку включает в себя объективно неизмеримые (т.е. числено не определимые объективно) параметры и выражает неопределённый нравственно обусловленный субъективизм в построении, всегда объективно существующего, вектора целей.

В связи с этим напомним основные положения достаточно общей теории управления. Решение прикладных задач управления невозможно без выбора иерархически упорядоченного набора кон­трольных параметров, по изменению которых можно судить о качестве управления (или качестве его саморе­гуляции). Один список параметров, описывающий пове­дение объекта в идеальном режиме управления, называ­ется вектором целей управления. Второй список, характеризующий отклонение системы от идеального режима в процессе реального управления, называется вектором ошибки управления. Идеальному режиму управления соответствует нулевое значение вектора ошибки управления, значения компонент вектора ошибки возрастают по мере уклонения объекта от предписанного ему идеального режима.

Реально при описании процесса в терминах теории управления список контрольных параметров, входящих в векторы целей и ошибок, за счёт разного рода причинно-следственных обусловленностей дополняется параметрами, информаци­онно связанными с контроль­ными. Часть этих дополни­тельных параметров, на которые возможно воздействие непосредственно, образуют вектор управляющего воздействия (управ­ление, вектор управления). При их изменении меняются и контрольные параметры, входя­щие в векто­ра целей и ошибок управления. Кроме вектора управле­ния, список дополнительных параметров включа­ет в себя свободные параметры, не относимые в концеп­ции управ­ления ни к вектору целей, ни к вектору управ­ле­ния. Список пара­метров, входящих в вектор целей управле­ния, в совокуп­ности с дополнительными пара­метрами (управ­ляемыми и свободными) образуют вектор состоя­ния системы. Концеп­ция управления явно или не­явно описывает изменение вектора состояния под воз­дей­ствием внешних и внутренних возмуще­ний и управления.

Управление невозможно, если:

1). Не определен вектор целей, каждая из которых объективно существует в течение времени, достаточного для организации устойчивого управления.

2). Вектор состояния и (или) вектор ошибки непредсказуемо изменяются при изменении вектора управ­ления и прочих вне­шних и внутренних воздействий на управляемую систему.

Предсказуемость поведения управляемого объекта может проистекать из неизъяснимых практических навыков, обучение которым не зависит от их носителей; из «ноу-хау», передача которого возможна со стороны их носителя; из теоретического знания, выраженного языковыми средствами, символьным аппаратом и т.п., которые позволяют освоить в культуре общества любые знания всем желающим, получившим к ним доступ. Последнее обеспечивает наиболее высокое качество и устойчивость управления при смене поколений в каждой из социальных систем от клана до человечества в целом.

Управление всегда субъективно, произвольно, но управлять возможно только объективно существующими процессами в обществе и природе. Если есть иллюзия объективного существования процесса, то может воз­никнуть и иллюзия управления им. Но разочарование та­кого рода управленцев будет тем более реальным и тем более болезненным, чем больше было осознанных и неосознанных притязаний у них на власть над чем-либо.

Соответственно сказанному об основных положени­ях общей теории управления, общество в целом в циви­лизации объективно потребляет про­дукцию и услуги, производимые на основе общественного объеди­не­ния (а не разделения) труда, сопровождающего технологичес­кое разделение опе­раций в преемственности продукто­об­мена в процессе произ­водства про­дукции и услуг, не произво­димых в домашних хозяйствах. Производствен­ный продуктообмен в обществе — целостный процесс, обус­ловленный куль­турой общества, которая в каждый исторический период является объективной данностью и обладает собственными характеристиками устой­чивости (инерционность + самокомпенсация) и тенденциями изменения.

Ни одно частное хозяйство, не обладающее самодо­статоч­ностью производства по полному спектру потреб­ляемых им продуктов и услуг, не может существовать вне устойчивого производственного продуктообмена в объёмлющих его социальных системах. Возвеличивание роли частного предпринимательства проистекает из слепоты тех, кто не видит общественного характера производства и роли кредитно-финансовой системы как средства сборки множества частных предприятий в единую макроэкономическую систему, описываемую аппаратом математической статистики. По отношению к макроэко­номике, включающей множество частных хозяйств, принадлежащих различным отраслям, кредитно-финансо­вая система является средством управления статистичес­кими характеристиками производства и разпределения произведенного. Вопреки этому возвеличивать значи­мость частного предпринимательства, доводя её до абсо­лютного фактора, определяющего благосостояние, — значит без­дум­но или предумышленно порождать беззаботную веру в блеф о саморе­гу­ляции рынка. Реально современное производство основано на общественном объединении разнородного труда людей во множестве отраслей и регионов. На рис. 4 показана схема продуктообмена в общественном объединении труда.

Рис. 4. Схема продуктообмена в общественном объединении труда и
финансовые потоки, сопровождающие продуктообмен

·   1. СХ — сельское хозяйство, охота, рыболовство;

·   2. ДЭ — добыча энергоносителей;

·   3. ДС — добыча сырья;

·   4. ПП — пищевая промышленность;

·   5. ТЭ — технологическая подготовка энергоносителей к изпользованию по назначению;

·   6. ПКМ — производство конструкционных материалов и технологических ингредиентов для отраслей народного хозяйства;

·   7. ПЭ — производство энергии;

·   8. ПСП — производство средств производства (технологи­чес­ко­го оборудования отраслей), вооружений, элементов инфраструктуры, промышленное и т.п. строительство;

·   9. Т — транспорт;

·   10. ППП — производство предметов потребления, жилья и услуг для непосредственного удовлетворения потребностей населения;

·   11. Н — наука, либо самостоятельная, либо как часть религиозного культа (памятуя о роли жречества и знахарства);

·   12. Ш — школа всех уровней подготовки кадров для народного хозяйства;

·   13. С — средства связи, передачи, обработки информации;

·   14. НКР — сфера негосударственного кредита, страхования, рэкета и иные виды частного и корпоративного гешефтмахерства отдельных лиц, мафий и иных государств;

·   15. ЗД — здравоохранение и физическая культура, спорт;

·   16. ИС — искусства: литература, зрелищные, декоративно-прикладные;

·   17. ВТ — утилизация отходов производства и потребления, ликвидация ранее произведенной продукции по завершении ею жизненного цикла и подготовка ко вторичному изпользованию продуктов её переработки;

·   18. РСП — «рынок» сферы производства;

·   19. РПП — «рынок» сферы личного потребления (предметы и услуги гражданам);

·   20. ГА — государственный аппарат (в данном случае обобщенное название открытых для обозрения управленческих структур, не принадлежащих ни одной из производящих отраслей и обладающих значимостью, выходящей за пределы сферы экономической деятельности) и вооруженные силы;

·   21. НП — наёмный персонал и прочие не-предприниматели;

·   22. ПР — “предприниматели” (в частнособственнических формациях — владельцы), т.е. самовластные руководители структурно неподчиненных другим производственных организаций;

·   23. ФЗПЛ — фонд заработной платы всего наемного персонала;

·   24. ФДП — фонд доходов “предпринимателей”;

·   25. ГЗНО — поставки по госзаказу и натуральному налогообложению.

ФП — фонд потребления, ФЛПП — суммарный фонд личного платного потребления; ГП — гос. пособия, пенсии, стипендии и т.п.; НЛГ — налоги; ПЛК — платежи в погашение кредита и проценты; ИНВ — прямые инвестиции; ВКЛ — вклады денежных излишков в банки и ценные бумаги; ЭМ — эмиссия денег; ГКР — государственные кредит, страхование и т.п.; ДОТ — дотации и прочие косвенные государственные инвестиции; ФОП — фонды общественного потребления в их натуральном виде и денежные выплаты из них.

Здравоохранение, Школа, Искусства одновременно могут выступать и как фонды общественного потребления и как платные услуги, по этой причине они показаны и там, и там.

Также есть ещё складское хозяйство, которое не выделено в отдельную отрасль, хотя часто к этому есть все основания. Оно обслуживает все отрасли и может быть учтено в их пределах.

В условиях рабовладения часть населения относится к средствам производства в течение всей своей жизни. В условиях феодализма часть населения относится к средствам производства в период отбывания феодальных повинностей. В условиях капитализма все — либо наёмный персонал, либо предприниматели. В условиях феодального натурального хозяйства почти весь блок, помеченный 18 РСП, — одно крестьянское или ремесленное хозяйство, а вся экономика общества — множество таких блоков, связанных больше не между собой, а с государственным аппаратом, взимающим подати. В условиях государственно-монопо­лис­ти­ческого капитализма каждый из блоков с 1 по 17 — отрасль народного хозяйства, в каждой из которых может быть представлен государственный сектор, иностранный капитал, мафиозный и транснациональный капитал.

Эта схема — функциональная (и носит общий характер, поскольку показывает технологические взаимосвязи разных отраслей). В неё одновременно может быть спроецировано глобальное межгосудар­ст­венное объединение труда, т.е. объединение труда в совокупности транс­национальных корпораций, внутригосударственное объединение труда и т.п., так как глобальное общественное объединение труда является взаимным вложением суперсистем. Мы будем разсматривать эту схему применительно ко внутригосударственному общественному объеди­не­нию труда, поскольку место в ней внешней торговли может быть учтено косвенно через блоки 20 ГА (при монополии государства) либо через 14 НКР с выделением среди потребителей на рынках блоков 18 РСП и 19 РПП зарубежных импортеров (при отсутствии монополии внешней торговли).

Малый масштаб рисунка не позволяет показывать все потоки продуктообмена. По этой причине отрасли, продукцией которых непосредственно пользуются все остальные, показаны в качестве лучащихся звездочек.

Внутри блока 18 РСП стрелками показано направление перемещения продукции отраслей. Деньги, естественно, циркулируют во встречном направлении. Изключением является блок 14 НКР — негосударственный кредит и гешефтмахерство разного рода — отрасль, входной и выходной продукцией которой являются все средства платежа: деньги, ценные бумаги, сокровища и т.п., расчёты за которую она также производит деньгами, ценными бумагами, сокровищами и т.п. по принципу: «А вот кому на грош пятаков!», в результате чего гроши складываются в рубли в карманах гешефтмахеров.

Вне блока 18 РСП стрелки соответствуют направлению циркуляции денежной массы.

Хотя такого рода схемы дают представление о взаимозависимости отраслей и регионов друг от друга, однако они не позволяют моделировать экономические процессы в жизни общества, что необходимо для решения задач управления саморегуляцией многоотраслевых производственно-потребительских систем.

Многоотраслевые производственно-потребительские системы — системы импульсно­го, дискретного действия в силу длительности процес­са производства и мгновенности передачи продукции из ве­дения произво­дителя в ведение её заказчика. По этой причине управленчески значимое описание продуктооб­мена характеризует некоторый интервал времени. В силу биосферной обусловленности сельского хозяйства и системы образования длительность интервала времени DT, т.е. производственного цикла, на котором может быть разсмотрен полный продуктообмен всех отраслей, составляет не менее года. Такое описание называется межотраслевым ба­лан­сом. Межотраслевой баланс продуктообмена показывает разпределение валового вы­пуска продукции каждой отрасли между всеми отраслями в процессе их производственной деятельности плюс конечный продукт каждой отрасли. В состав конечного продукта входят: 1) «инвестиционные продук­ты» — новые средства производства, 2) закупки в обеспе­чение дея­тель­ности государства, 3) потребление населения.

Если эту процедуру последовательно проделать для каждой отрасли из множества выделенных во многоотраслевой производственно-потреби­тель­ской системе, то получится квадратная таблица (матрица) обмена продукцией отраслями между собой в процессе их производства, вокруг которой разполагаются ещё несколько строк и столбцов, харак­те­ри­зующих внепроизводственное потребление и разные аспекты упра­в­ления макро- и микроэкономикой. Эта таблица, включая и окружа­ющие её дополнительные столбцы и строки внепроизводственных характе­ристик, представляет собой одну из форм представления межотраслевого баланса. Баланс может быть представлен в натуральном и финансовом учёте продукции.

Математически баланс может быть описан системой линейных уравнений, повторяющих упорядоченность по строкам и столбцам упомянутой таблицы продуктообме­на отраслей:

Х1 = а11Х1 + а12Х2 + ... + а1nXn + F1
Х2 = а21Х1 + а22Х2 + ... + а2nXn + F2
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .                                      ( 1 )

Хn = аn1Х1 + аn2Х2 + ... + аnnXn + Fn

Здесь Х1 , ... , Xn — валовый выпуск отраслей с первой по n-ную. Правая часть каждого из уравнений характе­ри­зует разпределение продукции соответствующей отрасли между её потребителями:

 1.    Всем набором отраслей в сфере производства (блок 18 РСП на рис. 4) — столбцы, содержащие Х1 , ... , X; каждый член i-того уравнения вида аijХj представляет собой объём поставок продукции отрасли i для обеспечения производства в отрасли j в объёме Xj . Иначе говоря, представленная модель — линейная и предполагает, что потребности каждой отрасли в продукции других отраслей пропорцио­нальны объёму выпуска ею продукции.

 2.    Продукцией конечного потребления — столбец F1 , ... ,F.

В этой системе второй коэффициент первого урав­нения — а12 — численно равен количеству продукта, производимого от­раслью № 1, необходимого отрасли № 2 для производ­ства единицы учёта продукции отрасли № 2. Все осталь­ные коэффициенты а11 , а12 , ... , аnn имеют такой же смысл, конкретно определяемый их положением в системе уравнений, и на­зываются коэффициентами прямых затрат. Каждый из них характеризует культуру производства отрасли-потребителя: сколько необходимо продукции отрасли-по­ставщика по технологии + сколько будет украдено + сколько будет утрачено по бесхозяйственности.

В совокупности коэффициенты прямых затрат обра­зуют квадратную таблицу — матрицу , если говорить языком математики.

*        *        *

Здесь и далее:

·   матрицы обозначены заглавными буквами, набранными жирным курсивным шрифтом: А , АT , Е ,Х .

·   элементы матриц обозначены теми же буквами, что и матрицы: либо строчными, либо заглавными, но набранными курсивным нежирным шрифтом, с индексами, указующими положение в матрице: a12 , ij , nn ; некоторые матрицы обозначены через их элементы, помещенные в квадратные скобки, например: [PБ ii -1] , A=[aij] .

·   вектора обозначены заглавными и строчными буквами, набранными курсивным нежирным шрифтом, при которых могут быть мнемонические индексы определяющие дополнительную смысловую нагрузку, смысл которой поясняется в тексте: Х , r , rЗСТ , XK .

·   компоненты векторов обозначены также как и сами вектора, но в сочетании с индексами-нумераторами компонент, как числен­ны­ми, так и буквенными: rЗСТ 1 j , X1 , X i , XK j .

*               *
*

Баланс может быть составлен раздельно по демогра­фически обусловленному спектру и по деградационно-паразитическому спектру; может быть составлен и объединенный баланс. В баланс продуктообмена в форме (1) может быть включен и экспортно-импортный обмен разсматриваемой многоотраслевой системы с другими производственно-потребительскими системами.

Уравнения межотраслево­го баланса продуктообмена могут быть записаны в матрично-векторной форме:

 (E - A)X = F                                                                      ( 2 ) ,

где: E — диагональная матрица[28], т.е. все эле­менты которой — нули, кроме e11 = e22 = ... = enn = 1 X и F — векторы-столбцы, спектры производства, вбираю­щие в себя Х1 , ... , Xn и F1 , ... , F, соответственно. Уравне­ние (2) позволяет ответить на вопрос: каким должен быть спектр валовых мощностей X при культу­ре производ­ства, описываемой матрицей , чтобы получить спектр конечной продукции F.

Если каждое уравнение в натуральном балансе ум­ножить почленно на цену продукта (спектра производ­ства отрасли в целом), производимого отраслью, соответствующей уравнению, то каждая строка системы (1) характеризует източники доходов этой отрасли от продажи ею продукции; а столбец, соответствующий номеру отрасли, характеризует её расходы по оплате продукции, приобретаемой ею у поставщиков в обеспечение её собственного производ­ства.

После этого ниже системы уравнений можно выпи­сать ещё несколько строк функционально обусловленных расходов, производимых отраслью помимо оплаты продукции её поставщиков в процессе её собственного производства:

·   Фонд заработной платы.

·   Фонд развития и реконструкции производства.

·   Финансирование совместных (с предприятиями других отраслей) программ.

·   Благотворительность.

·   Свободные, неразпределённые средства.

·   Кредитный и страховой баланс (сальдо).

·   Баланс налогов и дотаций (сальдо).

Эти записи помещаются ниже строк баланса продук­тообмена в столбцах соответствующих отраслей. Так межотраслевой баланс переводится в стоимостную форму учёта продукции. При стоимостном учёте возможны балансовые уравнения иного рода:

 (E - AT)P = r                                                      ( 3 ) ,

где матрица AТ получена в результате транспониро­вания матрицы A (транспонирование — запись в столбец строки матрицы A с тем же номером, то есть a12Т = a21 и т.д.); здесь и далее верхний индекс « Т » — знак транспонирования матриц (по отношению к веторам-столбцам он эквивалентен записи их в виде строки; а по отношению к строкам — записи их в виде столбцов при сохранении порядка следования их компонент слева направо и сверху вниз соответственно). P — вектор цен на продук­цию, учитываемую в балансе продуктообмена отраслей; а r — вектор-столбец, для каждой отрасли соответствующая компонента которого — вся совокупность ранее пере­численных функционально обусловленных расходов за изключением закупок продукции у поставщиков, уже описанной мат­ри­цей , отнесенных к единице учёта валового выпуска отрасли. Компо­ненты вектора r традиционно называют «долями добавленной стоимости» в составе цены продукции (це­ны единицы учёта продукции). Само уравнение (3) называют урав­нением равновесных цен. Оно описывает характе­ри­стики рентабельности отраслей в целом во всём их множестве при спектре валового производства X, культу­ре производства, описываемой матрицей A, ценах, сведенных в вектор-столбец P и кредитно-финансовой политике, описываемой составля­ющими вектора-столбца r.

В вектор r входят функционально обусловленные расходы, ранее упомянутые при переводе баланса продуктообмена из натурального учёта в стоимостной учёт. Они подчинены в пределах культурных традиций и законодательства административному произволу иерархически разных уровней системы управления народным хозяйством:

·   Директоратам фирм — зарплата, фонды рекон­струкции и развития производства, финансирование совместных программ, благотворительность, нераспреде­лённые средства.

·   Кредиторам (включая акционеров) и государ­ству — кредитный и страховой баланс.

·   Государству и директоратам концернов (объеди­нений) — налоги, дотации, субсидии — государ­ственные или внутрикорпоративные — соответственно.

Это позволяет утверждать, что на уровне разсмотре­ния задачи о регуляции и саморегуляции многоотраслевых производственно-потребитель­ских систем как целостностей вектор r это — вектор долей расходов по формированию общесистемного «закона стоимости», и ему следует припи­сать мнемонический индекс «ЗСТ». Поскольку на макро­экономическом уровне возможно воздействие средствами кредитной и налогово-дотационной политики на рента­бельность производства и инвестиционную активность всех отрас­лей, то соответствующие функционально обусловленным расходам составляющие вектора r могут быть изпользованы в качестве средств управления саморегуля­цией макроэкономики. Их изменение на уровне макро­экономики вызывает изменение статисти­ческих характе­ристик производства и разпределения без прямого административного диктата. Иными словами, это — средства настройки рыночного механизма саморе­гуляции на тот или иной режим функционирования, который может быть устойчивым, неустойчивым, обще­ственно приемлемым, может быть биосферно недопу­стимым и биосферно и социально безопасным. Вне зависимости от того, понимает этот факт общество или нет, но этот механизм объективно существует и дей­ствует. Если его действие непонятно, а он сам не принадлежит сфере осознанной управленческой деятельности, то его предпочитают называть «объективным законом стоимости».

Из этой интерпретации уравнений (3), в частности, следует:

·   Налоговое законодательство в принципе недопу­стимо писать без предшествующего анализа межотраслевых балансов и динамики их изменения в натуральном и финансовом учёте продуктообмена[29].

·   Налоговое законодательство должно предостав­лять исполнительной власти определённые права по изме­не­нию налогообложения и разпределению дотаций и субсидий в зависимости от реальной динамики роста производи­тельности труда в отраслях, которые объективно исто­рически развиваются неравномерно.

Если эти два принципа нарушаются, то общественно необходимая продукция может не производиться в достаточном количестве, поскольку не может быть оплачена потенциальными потребителями при сложив­шемся законе стоимости, а производство финансово выгодной продукции и услуг может иметь антиобщественные, антибиосферные последствия.

Финансовая выгодность и общественная полезность не всегда совпадают. Задача же настройки кредитно-фи­нансовой системы и состоит в том, чтобы финансово выгодно было производить то, что общественно необхо­димо и безопасно, вне зависимости от цен, некоторым образом складывающихся на рынке. Для этого необходимо понимать управленческую значимость прейскуранта в его связи с производством и разпределением.

Демографически обусловленный спектр потребно­стей на основе системы стандартов может быть описан средствами математической статистики с разной сте­пенью детальности. Он может быть прогнозируем на десятилетия вперёд в зависимости от прогнозируемой динамики демогра­фических пирамид и этнографии. Это позволяет избрать его в качестве вектора целей управления макроэконо­ми­кой.

Слова «социально ориентированная экономика» — пустые слова, если смысл их отличается от достаточно­сти производства по демографическому спектру потреб­ностей.

Но в целеполагания также возможны ошибки. Кро­ме того, в зависимости от развития культуры демографи­чески обусловленный спектр потребностей может изменяться и по каталогу, и по стандартам достаточно­сти и качества на продукцию. В обществе же — особенно в докладах начальству в толпо-“элитарных” обществах — почти всегда существует тенденция выдавать желаемое за действительное. Поэтому управление макроэкономикой только на основе определения значения вектора целей стандартами демографической обусловленности и сравнения с ними спектра реального произ­водства невозможно.

Необходимо выявить макроэкономические пара­метры системы, которые складываются вне зависимости от ухищрений администрации в отношении стандартов демографической обусловленности и в которых выража­лись бы ошибки управления, включая и ошибки в опре­делении демографически обусловленных стандартов до­статочности.

В условиях определённости спектра демографичес­кой достаточности управленчески желательно, чтобы выполнялось соотношение:

(E - A) X = F ³ FD ,

где FD — стандартный спектр до­статочности, обусловленный демографически (общественно необходимые потребности). Эту запись следует понимать в том смысле, что в записи (1) из правой части уравнений всё, кроме столбца F1 , ... ,F, перенесе­но в левую часть, после чего справа от компоненты F1 ,... ,Fn в соответствующей строке дописано: ³ FD1 , ... , ³ FD n .

 Но одному значению вектора FD в такой записи может соответствовать множество межотраслевых балансов, поскольку векторы X и F не определены. Реально же в производстве может осуществиться только один баланс продуктообмена. И прежде, чем начнется производство, управление им должно настроить механизм саморегуля­ции на один определённый, в некотором смысле оптимальный баланс. Естественно, что один и тот же полезный эффект ³ FD желательно получить при минимальных затратах валовых мощностей во всём множестве отраслей. Всё это в совокупности в формально-математических описаниях приводит к задаче линейного программирования:

(E - A) X = F FD          
X  0                                                                                                               ( 4 )
Найти Min( Z ), Z = r1X1 + r2X2 + ... + rnXn

Это — «задача продуктообмена», в которой необходимо найти векторы X и , удовлетворяющие системе неравенств и критерию оптимума. Набор коэффициентов r, ... , rn в критерии оптимума позволяет некоторым образом «складывать» чугун и хлеб, производимые разными отраслями.

Это — обычная задача линейного программирования, одного из разделов линейной алгебры[30]. Для её решения изпользуется стандартный алгоритм, называемый «симплекс метод», в различных модификациях известный с начала 1940-х годов.

Система неравенств типа (4) описывает в n-мерном пространстве выпуклый многогранник, аналогом коего в трехмерном пространстве может служить неподвижная картофелина после обрезки её ножом, перемещающимся по плоскостям, определяемым уравнениями (1) и дополняющими их неравенствами (4). Аргумент Z функции Min задает пакет (стопу) параллельных плоскостей, ориентация которого в пространстве (т.е. направление перпендикуляра ко всякой плоскости из пакета) определяется набором коэффициентов r, ... , rn . Оптимальное решение находится как общая точка, в которой одна из плоскостей пакета касается многогранника. Это подобно тому, как к лежащей на столе картофелине (после её обрезки) поднесли книгу, перемещая её параллельно самой себе: книга коснется хотя бы одной из вершин многогранника.

В линейном программировании эта образная очевидность характера перемещения книги относительно картофелины доказана математически строго для пространства n измерений. Алгоритм «симплекс метода» основан на том, что оптимальное решение задачи (4) лежит в одной из вершин n-мерного выпуклого многогранника и для его поиска необходимо последовательно пересмотреть значения функции Z в вершинах, перемещаясь из одной в другую вдоль его ребер в направлении убывания функции Z.

Практически в каждой книге, в которой разсматри­вается линейное программирование и его применение для решения практических задач, излагается теория двойственности линейного программирования. Её смысл сводится к тому, что каждой задаче линейного програм­мирования математически объективно соответствует двойственная ей задача, и оптимальные решения обеих задач взаимно связаны друг с другом. По отношению к задаче (4) двойственная к ней записывается так:

ì (E - AT ) P = rЗСТ £ r
í P³ 0                                                                                                  (5)
î Найти Мах ( Y ) , Y = FD1P1 + FD2P2 + ... + FDnPn 

По отношению к экономике это — «задача рентабельности».

С начала 1950-х гг. известна теорема: если в опти­мальном решении прямой задачи неравенство № k вы­полняется как строгое, т.е. имеет место соотношение >, а не = (либо < , а не =), то в оптимальном решении двойственной задачи значение соответствующей переменной равно нулю.

Также с начала 1950-х гг. известны экономические интерпретации теории двойственности. Обычно в них в качестве прямой задачи разсматривается некая задача продуктообмена, в которой переменные интерпретиру­ются как объёмы ресурсов, вовлекаемых в производ­ственный процесс. Тогда в качестве двойственной выступает задача рентабельности, в которой перемен­ные интерпретируются как некие цены (цены «некие», поскольку не во всех интерпретациях это реальные цены рынка) соответствующих ресурсов. Такая интерпретация: в прямой задаче пере­менные — объёмы; в двойственной задаче переменные — некие цены, — стала традиционной, общеизвестной, общеприня­той. Смотри, на­при­мер, Ю.П.Зай­ченко “Изследование операций”, Киев, “Вища школа”, 1979 г. — рядовой учебник для вузов; “Математическая экономика на персо­нальном ком­пью­тере” под ред. М.Кубонива пер. с япон­ского, М., “Финансы и статистика”, 1991 г., японское изд. 1984 г. — лик­без-справочник.

Приведённая теорема в них обретает экономическое выражение: если объём некоего ресурса в оптимальном решении прямой задачи превышает ограничения, заданные неравенствами, то цена ресурса в оптимальном решении двойственной задачи — ноль.

Но поскольку задача рентабельности также может разсматриваться в качестве прямой, то в этом случае приведённая теорема выражается следующим образом: если технологический процесс № k оказывается строго невыгодным с точки зрения оптимальных цен, то в оптимальном решении задачи продуктообмена интенсив­ность изпользования соответствующего технологическо­го процесса должна быть равна нулю.

Такая интерпрета­ция допустима по отношению ко всякой производствен­ной системе, не обладающей качеством самодоста­точно­сти производства потребляемой в ней продукции, при реше­нии задачи о наиболее выгодном с финансовой точки зрения участии в продуктообмене на рынке со сложив­шимся прейскурантом.

В случае описания аппаратом линейного программи­рования задач саморегуляции народ­ного хозяйства, в котором в каждой отрасли куль­тура произ­водства и технологическая база — объективная историчес­кая данность, применение этой интерпретации на прак­тике предопределяет уничтожение одной из незаменимых отраслей в собственном народном хозяй­стве, что ведёт к подчиненности внешним общественно-экономическим системам и их концепциям управления и/либо к народно­хозяйственной катастрофе.

Это означает, что в такого рода задачах нерента­бель­ность незаменимой отрасли — следствие либо превышения ею демографической избыточности произ­водства, либо в условиях демографической недостаточ­ности производства — выражение ошибок в настройке кредитно-финан­совой системы на саморегуляцию производства и разпределения по демо­гра­фически обусловленному спектру потребно­стей, вследствие чего отрасль стала жертвой взаимно-отраслевой конкуренции за “прибыль”.

Несмотря на эту оговорку, нет никаких формально-мате­ма­ти­ческих и экономических причин, чтобы в задачах управления производственно-потребительской системой государства или региона как целостностью (это предполагает разсмотрение взаимной обусловленности производства и потребления) искать иные интерпретации переменных в задаче продуктообме­на и задаче рентабельности. В задаче продуктообмена переменные — валовые объёмы произ­водства, вектор X. В задаче рентабельности переменные — реальные цены рынка на продукцию спектра производства X, т.е. век­тор P.

Тем не менее, есть одно важное обстоятельство. Фор­мально-матема­тическое решение задачи рентабель­ности предопределяет нахождение вектора цен P, т.е. реального прейску­ранта рынка, удовлетворяющего ограничениям задачи (5). Но факторы, которые довлеют над ценообразовани­ем в обществе, не формализованы в задаче (5), по какой причине реальные цены будут отличаться от расчётного прейскуранта оптимального решения задачи (5). То есть формальное математически безупречное решение задачи (5) практически безсмысленно.

Но, если в задаче продуктообмена все неравенства выполняются как строгие, при стандарте FD заведомой демографической достаточности производства, призна­ва­емой в жизни культурой потребления и потребитель­ской активностью общества на практике, то ажиотажно­го спроса быть не может и при нулевых ценах. Это ведёт на практике к выполнению приводившейся теоремы по отношению к прямой задаче продуктообмена и двойственной задаче рентабельности.

Это означает, что с точки зрения теории управления в прейскуранте на продукцию и услуги, потребляемые населением (3-я составляющая в составе конечного продукта F), ради получения которых ведётся народное хозяйство, предстает объективно складывающийся вектор ошибки управления макроэкономической системой. Он не зависит от ухищрений с нормирова­нием стандарта демографической обусловленности F; фактически же в прейскуранте в сфере финансов находят своё выражение все, а не только экономические, ошибки самоуправле­ния общества.

Идеальному режиму управления теоретически соот­ветствует нулевой вектор ошибки, а реально — колебания относительно нуля с незначительной амплитудой с частотой, достаточно высокой, чтобы ошибка управле­ния не успевала породить в системе ситуаций, возпри­нимаемых как дискомфорт или необратимый ущерб. Отклонение от идеального режима ведёт к возникнове­нию ненулевого, медленно меняющегося вектора ошиб­ки. По отношению к задачам управления многоотраслевыми производственно-потребительскими системами прейскурант этим тре­бо­ва­ниям, предъявляемым те­орией управления к вектору ошибки, удовлетворяет. Цена при этом общественно функционально — не более чем ограни­читель платёжеспособностью объёмов потребления, фак­тически — ограничитель платёжеспособностью количества потре­би­телей в условиях нехватки продукции и услуг по сравнению с запросами общества как таковыми.

Это одинаково справедливо по отношению к ограничению потребления всего: предоставляемого природой в готовом виде и производимого в обществе по демогра­фически обуслов­ленному и деградационно-пара­зитичес­кому спектрам пот­ребностей, и по отношению к преду­мыш­ленным спекуля­циям на искусственно возбужден­ных потребностях моды и делании денег “из воздуха”.

Соответственно, должна ставиться задача обнуления вектора ошибки — прейскуранта — и поддержания в даль­нейшем устойчивого балансировочного режима нулевого вектора ошибки упра­вления. Она не имеет решений, изолированных в сфере макро- и микроэкономики от остальной жизни общества. И потому задача организации саморегуляции народного хозяйства (а далее и мирового хозяйства) в биосферно допустимом и обще­ственно приемлемом режиме — только частная, но необ­ходимая задача в решении всего множества проблем человечества.

При таком подходе к задачам управления саморегуляцией многоотраслевых производственно-потребительских систем в паре прямой и двойственной задач управленческой значимостью обладает «задача продуктообмена» в качестве прямой, а двойственная задача «рентабельности», математическое решение которой упра­вленчески безсмысленно, после выявления прейскуранта в качестве вектора ошибки управления, позволяет изключить метод «экспертных оценок» при назначении весовых множителей (коэффициентов) P1 , ... , Pn в аргументе Y = FD1P1 + FD2P2 + ... + FDnPn функции Мах ( Y ) критерия выбора наилучшего решения задачи продуктообмена (4).

Соответственно такому подходу государственный план общественно-экономического развития на период определённой длительности DT — не “планка” рекордной высоты, через которую народное хозяйство должно “прыгать” на пределе его возможностей. План, госзаказ — порог, ниже которого недопустимо падение производства по катало­гу демогра­фически обусловленного спектра продукции конечного потребления ³ FD по каждой из трех его составляю­щих: 1) новые средства произ­водства, 2) закупки в обеспечение деятельности государства, 3) потре­бление населения. При этом производство по каталогу деграда­ционно-паразитического спектра либо подчинено ограни­чениям противопо­ложного смысла F < FD, либо отно­сится к числу свободных параметров, принимаемых к сведению для искоренения их причин ВНЕэкономичес­кими средствами разного рода.

Соответственно сказанному:

[PБ ii](Е А)XКЛ = [PБ ii]FКП                                                                           ( 6 ) [31],

— уравнение планового межотраслевого баланса про­дуктообмена в смешанной форме натурального (вектор XКЛ и матрица A ) и стоимостного (матрица [PБ ii) учёта. Здесь [PБ ii] — диагональная матрица, по своему содержанию эквивалентная вектору прейскуранту PБ ; индекс «Б» — «базовый» — обозначает избрание в качестве расчётного прейскуранта, объективно сложившегося в обществе к моменту разработки плана, описываемого уравнением (6). Мнемонические индексы при векторах XКП и FКП : «К» обозначает натуральную форму учёта по каталогу стандартов; «П» обозначает принадлежность информации в векторах XКП и FКП к категории планов, а не описаний реальности.

Уравнению (6) соответствует уравнение рентабельно­сти отраслей при плановом спектре валовых мощностей XКП и плановом спектре производства конечной продукции FКП :

 (E - AT)PБ = rЗСТП                                                                             ( 7 ) ,

в котором век­тор rЗСТ обрёл дополнительный мнемонический индекс «П» — плановый.

Поскольку план — это пожелания, а производство — это реальность, всегда отличная от плана вследствие неизбежных ошибок моделирования, планирования, текущего управления и т.п., то можно выписать ещё два уравнения, соотносящих пожелания с реальностью:

([РБ ii]+ [РМ ii])(Е А DА)(ХКП + DХК) =
= ([РБ ii]+ [РМ ii])(FКП+
DFК)                                                         ( 8 )

 ([ХКП ii]+ [DХК ii])(Е АТ - DАТ)(РБ+ РМ)=
= ([ХКП ii]+ [
DХК ii])(rЗСТП+ “св” + м)                          ( 9 )

Здесь все матрицы, кроме А и DА , — диагональные, а их главные диагонали содержательно эквивалентны векторам, обозначенным теми же идентификаторами, что и элементы соответствующих матриц. РМ — вызванные производством и спросом отклонения реальных цен от базовых цен РБ , т.е. Р=РБМ. Здесь и далее многобуквенные идентификаторы взяты в кавычки: “св” — вектор доли избыточности оборот­ных средств в отраслях по отношению к плановому балансу продуктообмена (7). С точки зрения теории управления “св” — финансовая мера запаса устойчивости плана. Её значение может быть обосновано, исходя из возможности загрузки планово недогруженных мощностей. При этом предполагается, что возможности производства из­вестны и возможные спектры производства связаны с плановыми соотношениями:

ХВ = ХКП +DХВ ;

FВ=FКП+DFВ ;

(E - A)DХВ = DFВ ,

и при этом DХВ > 0, DFВ > 0, что вы­ражает меру запаса устойчивости плана по обеспеченно­сти его запасами, ресурсами и производ­ственными мощностями в их натуральном учёте.

Вектор “св” определяется соотношением:

 [ХКП ii-1][DХВ ii]AT РБ£ “св”£
£КП ii-1]( [DХВ ii]AT РБ + [DХВ ii]rЗСТП)                         ( 10 ),

где КП ii-1] диагональная матрица с ненулевыми коэффициентами, равными:

ХКП 11-1= 1/ХКП 1 , ... , ХКП nn-1= 1/ХКП n .

Нижнее ограниче­ние “св” предполагает сбыт сверхплановой продукции при снижении цен относительно РБ ; верхнее ограничение таит в себе на уровне многоотраслевой производственно-потребительской системы государства угрозу эмиссии средств платежа, не обеспеченных товарами и услугами при прейскуранте РБ в случае DХК < DХВ , что приведёт к росту цен относительно РБ .

M = (XКП + DXК­ — вектор невязки расчётного финансового балан­са отраслей относительно планового, обусловленный отклонениями РМ , DА и DХК ¹ DХВ , DFК ¹ DFВ . Здесь м — вектор долей невязки финансового баланса отраслей, приходящейся на единицу учёта отраслевого выпуска продукции (в разсматриваемой математической модели структурно аналогичен вектору долей добавленной стоимости rЗСТ ).

Уравнения (6 — 10) по умолчанию содержат в себе не­определённость сопоставлений различных балансов, иг­нори­рова­ние которой может привести к снижению качества и потере управления. Для безопасного пользования ими в задачах управления многоотраслевыми производственно-потреби­тель­скими системами эту неопределённость необходимо разрешить.


6.3. Основы теории подобия
макроэкономических систем

Многие прикладные науки имеют в своём составе раздел, именуемый теория подобия. В каждой из них те­ория подобия отвечает на вопрос: на какую комбинацию величин необходимо умножать реально измеренные (или назначенные) параметры объекта для того, чтобы его характеристики можно было сравнить с характеристи­ками другого объекта аналогичного назначения; либо с характеристиками того же самого объекта, но в иные моменты времени.

Масштаб на географической карте — самый простой и общеизвестный пример теории подобия. Авиация и космонавтика, мореплавание в их современном виде и многое другое, ставшее нам привычным, стали возмож­ны только потому, что в XIX — начале XX веков в меха­нике была развита теория подобия. Вследствие этого различ­ные экземпляры упомянутой техники соизмеримы друг с другом, что позволяет ещё на стадии проектиро­вания выбрать предпочтительный с какой-то точки зрения вариант; а характеристики натурных объектов могут быть пересчитаны в процессе их проектирования с характери­стик моделей и маломерных объектов с приемлемой для практики точностью; многие чисто расчётные методы в инженерном деле построены на основе систематических экспериментов, результаты которых также пропущены через аппарат теории подобия. Иными словами, теория подобия — основа для принятия технических и управленческих решений с заведомо предсказуемыми результатами, включая и оценки безопасности.

До появления теории подобия в механике успех в ин­женерном деле определялся личной интуицией и прош­лым практическим опытом, отлившим прошлые неудачи в гарантирующие безопасность каноны тради­ционных решений и их шаблонное воспроизводство в “новых” проектах. С появлением теории подобия эпоха суеты и первобытного “заклинания стихий” народными умельцами в технике завершилась.

Но к настоящему времени ни один из опубликован­ных[32] учебников или академических фолиантов по поли­тэ­кономии, экономике, теории планирования, финансам и прочим социологическим дисциплинам не содержит изложения теории подобия по отношению ко многоотраслевым производственно-потребитель­ским системам. Это означает, что экономи­ческая наука до настоящего времени находится на стадии первичного накопления фактов, суеты на защитах диссертаций и симпозиумах и не имеет за душой ничего, кроме различных школ первобытного “заклина­ния стихии рынка” малочисленными народными умельцами, вроде Людвига Эрхарда, коему ФРГ после 1945 г. во многом обязана своим нынешним благоденствием. Но исторически чаще обществам при­ходится иметь дело с последствиями заклинания финансово-экономи­чес­ких стихий международными умельцами, к числу которых принадлежат Ротшильды, Рокфеллеры, парвусы, соросы и менее известные их сопле­менники, практикующие в разных регионах планеты мафиозно органи­зованное ростовщичество и финансовый аферизм.

В макроэкономике управленчески интересны два взаимно обусловленных процесса:

·   продуктообмен как таковой в процессе производства продукции и услуг (это — уп­равляемый объект);

·   финансовое обращение (это — сред­ство управления, вводящее управляемый объект в приемлемый режим саморегуляции).

Теория подобия по отношению к кредитно-финансо­вой системе предполагает описание всех финансовых операций в обезразмеренном виде. При этом любая номинальная денежная сумма Пi делится на суммарную текущую номинальную потенциальную платёжеспособ­ность общества.

S Пi = (S+K)                                                                      ( 11 ) ,

где K — сум­марный объём выданных кредитных ссуд, включая каскадное кредитование, однако без учёта задолженно­сти по ссудному проценту; — текущая суммарная платёжеспособность в случае полного погашения всеми кредит­ной задолженности при нулевом ссудном проценте.

Пос­кольку (S+K)/(S+K)º 1, то в обезразмеренной по S+K си­стеме любой номинальной сумме Пi соответ­ствует удельная величина:

 Пi /(S+K)< 1.

В обезразмеренной по S+K системе удельные платёжеспособности финансовых лиц изменяются как вследствие совершения ими сделок купли-продажи ), так и вследствие эмиссионной деятельности государства (S), налогообложения и кредитной деятельности банков и иных кредитных учреждений (K). Эти изменения в обезразмеренной кредитно-финансовой системе могут носить качественно иной характер, чем это представляется при анализе изменений в какой-то ограниченной совокупности номиналов, меньшей, чем величина S+K. При этом динамика изменения S и K оказывает непосредственное воздействие на рентабельность производства в обезразмеренной по S+K системе бухгалтерского учёта, поскольку вследствие её изменения в разной пропорции изменяются и ценовые соотношения, определяющие входные (покупки продукции поставщиков) и выходные (продажа собственной продукции) прейскуранты отраслей и предприятий во многоотраслевой производственно-потребительской системе.

Соответственно, соотношение между система­ми бухгалтерского учёта в ОБЕЗРАЗ­МЕРЕН­НОЙ и в НЕ ОБЕЗРАЗМЕРЕННОЙ (НОМИ­НАЛЬ­НОЙ[33]) кредитно-финан­со­вой системе такое же, как между тетрадями по арифметике отличника и двоечника: отличник приводит дроби к общему знаменателю, прежде чем их складывать или вычитать; а двоечник — по невежеству или в целях “упрощения расчётов” — складывает и вычитает только числители, не замечая ничего из того, что записано и происходит под дробной чертой.

Если на интервале времени, на котором ведётся бухгалтерский учёт, знаменатель S+K не сильно изме­няется, то “бухгалтер-дво­еч­ник” не сильно ошибается, поскольку общий член 1/(S+K) можно вынести за скобки, что по отношению к “бухгалтеру-отлич­ни­ку”, работающему и со знаменателями дробей, эквивалентно иному масштабу единиц измерения платёжеспособности, как таковой.

Если же знаменатель S+K заметно изменяется на интервале времени[34], на котором ведётся бухгалтерский учёт, то за скобки его не вынесешь, вследствие чего у “бухгалтера-двоечника”, игнорирующего знаменатели дробей, на выходе “аналитического учёта” будет чистейшая ерунда; из бухгалтерского учёта “бухгалтера-отличника” в обоих случаях можно будет узнать правду о динамике платёжеспособности как таковой и финансовом положении фирмы.

Соответственно, при значительном изменении величины S+K : все номинальные финансовые показатели, свойственные частным физическим и юридическим лицам, не сопоставимы между собой; вся долговременная финансово-экономическая статистика ничего не говорит о микро- и макро- уровнях разсмотрения экономических систем, если не известно, каким текущим значениям величинам S+K её показатели соответствуют в каждый момент времени. И вся эта информация не может лежать в основе экономического прогнозирования и разработки экономической стратегии ни на уровне отдельной фирмы, ни на уровне государства.

Тем не менее, ВСЕ БЕЗ ИЗКЛЮЧЕНИЯ бухгалтеры России (а также и “передовых” стран с рыночной экономикой) принуждены быть двоечниками, поскольку величина S+K формируется на уровне правительств государств и трансрегиональной надгосударственной банковской корпорации, а в системе бухгалтерского учёта всех стран ни сама величина S+K , ни её изменения во времени Dt за отчётный бухгалтерский период (S+K)/(S+K)Dt не учитываются (в приведённом соотношении индекс 0 соответствует значению величины на начало разсматриваемого интервала времени; индекс Dt — соответствует его концу). Далее мы разсмотрим, как этот вопрос об игнорируемых знаменателях проявляется в межотраслевом балансе.

Именно потому, что воздействие на величину S+K со стороны государства и банковской корпорации не подконтрольно никому из отдельно взятых платёжеспособных физических и юридических лиц, не зависит от технико-технологической политики директоратов фирм, их маркетинговых служб и т.п., то по отношению ко всем ним оно выступает как довлеющий над каждым из них фактор, который по существу представляет собой средство иерархически высшего управления макроэкономической системой в целом.

В обезразмеренной кредитно-финансовой системе не происходит ничего, кроме переразпределения между финансовыми лицами их удельных платёжеспособно­стей, сумма которых всегда равна единице. Обезразме­ренная по S+K кредитно-финансовая система, разсматриваемая как целостность, характеризуется двумя соотношениями, выражающими финансовую напряжен­ность в обществе:

0 < S/(S+K)  1;

-  < (S-%)/(S+K)< 1 ,

где % — ненулевая задолженность по процентам на совокупную кредитную ссуду K .

Номинальный и обезразмеренный прейскуранты свя­заны соотношением:

Р = (P1 , P2 , ... , Pn)T = (S + K)(Q1 , Q2 , ... , Qn)T                         ( 12 ) ,

где S+K является нормирующим множителем, а (Q1 , Q2 , ... , Qn)T — вектор безразмерных коэффициентов (если во времени, то вектор функций), в которых отра­жены ценовые соотношения при сложившемся законе стоимости; далее вектор Q называется «ядро прейсКУранта».

При этом динамика S+K оказывает непосредствен­ное влияние на рентабельность производств в разных от­раслях, разсматриваемую в обезразмеренной системе. Так как это воздействие: неподконтрольно никому из отдель­но взятых финансовых лиц; может протекать за время, меньшее длительности любых технологических циклов производств; не зависит от проводимой технико-тех­но­ло­гической политики, — то по отношению ко всем частным производствам и отраслям оно выступает как довлеющий надо всеми ними фактор, в коем проявляет­ся иерархи­чески высшее макроэкономическое управле­ние или беззаботное головотяпство, разры­ваю­щее в клочья цело­стный процесс производственного продуктооб­мена в обществе. В связи с этим разсмотрим взаимную обусловленность S+K и межотраслевых балансов.

Для каждой отрасли из общего прейскуранта Р мож­но выделить два подмножества: прейскурант РR — опреде­ляющий расходы отрасли при закупке продукции у её поставщиков для нужд её собственного производ­ства; и прейскурант РV — определяющий доходы отрасли при продаже ею продукции заказчикам. Реально прей­скуранты РR (входной) и РV (выходной) разделены временем выполнения производственной программы, как при работе на открытый рынок и массовом производстве продукции, так и при выполнении индивидуальных заказов по заранее оговоренным ценам, договорной уровень которых подразумевает окупаемость производства по завершении производственной программы. Объём расходов опреде­ля­ется при сложившемся прейскуранте содержанием избранной производственной программы, в подавляющем большинстве случаев в рыночной экономике ориенти­рованной на получение доходов, позволяющих совершен­ствовать производственную базу и, как минимум, поддер­живать производство на достигнутом уровне, а если емкость рынка позволяет найти новых потреби­телей продукции, то и увеличить производство или внедриться в другие отрасли.

Выполне­ние производ­ственной программы от начала производ­ственных закупок до передачи продукции заказчику и получения от него оплаты требует некоторого времени. Если в течение этого времени происходит изменение S+K , то оно может привести к ощутимым изменениям покупательной способности финансовых средств, извлеченных из выполнения производственной программы. При работе по индивидуальным заказам, такое изменение делает способно сделать ранее заключенную сделку убыточной, хотя при её заключении она оценивалась как очень выгодная; но также возможно, что рядовая по своим финансовым показателям сделка обретет статус сверхприбыльной. Поскольку все отрасли на­родного хозяйства входят в одну и ту же кредитно-финансовую систему, в которой кредитная и/либо эмисси­онная волна DS, изменяющая значение S Пi до значения S Пi = S+K+DS, проходит через них избиратель­но, да ещё с различными технологическими обусловлен­ными скоростями, то в обезразмеренной по S+K кре­дитно-финансовой системе могут сложиться пропорции удель­ной платёжеспособности и финансовых оборотов отраслей, не отве­чающие в натуральном учёте их производственным мощностям и общественным потребностям в производ­стве.

Это происходит потому, что вследствие неравномер­ности воздействия DS на разные отрасли и социальные группы изменяется ядро прейскуранта (Q1 , Q2 , ... , Qn)T и, как следствие, изменяются прейскуранты P/(S+K) и P/(S+K) всех отраслей, что делает невозможным прежний продуктообмен при сохранении неизменными отрасле­вых компонент вектора rЗСТ и функционально обуслов­ленных расходов в каждой из отраслей, входящих в вектор rЗСТ . При |DS|>DSкритическое происходит раз­вал саморегу­ляции народного хозяйства по причине возникновения свер­хкритических диспропорций финан­сового баланса отраслей. Упрощенная оценка разпределения финансового дисба­ланса по отраслям в обезразмеренной системе определя­ется формулой:

M /(S+K+S)=[РV ii](АХК+FК)/(S+K+S)-
-[ХК ii](АТРR+rЗСТ)/(S+K)                                               
 ( 13 ) ,

где V ii] — диагональная матрица, прейскурант, определяющий доходы отраслей; К ii] — диагональная матрица валовых мощностей отраслей в натуральном учёте выпуска, содержательно аналогичная вектору ХК .

В номинальной кредитно-финансовой системе соот­но­ше­ние (13) просто невозможно выразить ! ! !

Формула (13) не может давать точных результатов, поскольку каждая из отраслей характеризуется своей плотностью разпределения (термин теории вероятностей) сделок по длительности производственного цикла, описываемого входящими в неё межотраслевыми балансами, а, кроме того, в каждой отрасли своя технологически обуслов­ленная длительность выполнения производственной программы. Тем не менее, формула (13) хорошо показы­вает механизм возникновения несоразмерностей удельной покупательной способности каждой из отрас­лей при превышении абсолютной величиной DS преде­лов, вызывающих потерю финансовой устойчивости народного хозяйства.

 Платежи процентов по кредиту — частный случай DS< 0. Институт кредита со ссудным процентом в обез­размеренной по S+K системе в терминах математики — «игра с ненулевой суммой» (строгий термин математики, раздел «теория игр»), в которой выигрыш всегда предопределён корпорации кредиторов; иными словами, это своего рода — “футбольное поле с одними воротами”:

K/(S+K)< K % /(S + K) ,

в силу чего, если до начала сделки кредитования под процент было S/Sº 1, то по её заверше­нии (S-%)/S< 1, а платёжеспособность в объёме (%)/S стала достоянием кредиторов, будучи украденной у общества. Так бухгалтерски неопровержимо ссудный процент необратимо пере­качивает в обезразмеренной системе платёжеспособ­ность из общества в корпо­ра­цию кредиторов. В номи­нальной системе этот процесс ощутим только по его послед­ствиям, но плохо видим, поскольку все имеют дело с Пi , а не с Пi /(S+K).

Если в сферу производства выдана кредитная ссуда K, то она через зарплату наемного персонала и личные доходы предпринимателей начинает перетекать в сферу потребления. Скорость такого перетекания характеризу­ется функцией U(t). Но если ссуда выдана под процент, то директораты производств заявляют стои­мость произведенного объёма продук­ции, исходя из не­обходи­мости предстоящего возврата ими K% >. Скорость роста заявлен­ной стоимости производимого характеризу­ется функцией W(t). Функции U(t), W(t), объём креди­та K и объём возврата кредита K% связаны друг с другом соотноше­нием во времени , в котором выражается необходимость возврата K% :

   ( 14 ) [35] ,

где подразумевается, что t — достаточно продолжительный срок времени, но всё же не бесконечность.

Это соотношение означает, что в номинальной (а также и в обезразмеренной) кредитно-финансовой системе ссудный процент пожирает платёжеспособный спрос и потреби­тельскую активность населения и делает невозможным сбыт какой-то части уже произведенной и планируемой к производству продукции просто потому, что те, кто хотел бы её купить, не имеют для этого денег по созданным для них корпораций ростовщиков-кредиторов обсто­я­тельствам. Если соотношение (14) добирается до жилья и пищи, то ссуд­ный процент становится орудием финансово-эконо­мичес­ко­го геноцида.

И в глобальных масштабах финансово-экономический геноцид проводится под руководством еврейских банковских кланов и их оккуль­тных хозяев в соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии”.

В таких условиях хозяйствования говорить о каких-то правах и свободах личности — либо скудоумие, либо наглое лицемерие в надежде на скудоумие слушаю­щих, дабы вызвать неосознанную подневольность и покорность бездумных корпорации ростовщиков и их хозяевам.

Если это необходимо хозяевам системы то, в номинальной кредитно-финансовой системе дефи­цит платёжеспособности населения гасится эмиссией государством номинальных денег, негосударственной и государственной эмиссией денежных заменителей (акций, облигаций, прочих “ценных” бумаг, эмиссия которых возвращает настоящие номинальные деньги в оборот; однако — это временное снятие проблемы неплатежей[36]) и прощением кредитной задолженности. Если этого не сделать, то возникает кризис “перепроизводства”; в его существе это — вполне управляемый кризис перепроизводства неплатёжеспособных юридических и физических лиц.

На уровне макроэкономики институт кредита сам по себе полезен как финансовый демпфер, позволяющий ускорить продуктообмен при сложившемся прейскуран­те за счёт подстройки текущего спектра платёжеспособ­ного спроса под спектр предложения продукции по заявлен­ным производителями ценам. Кредит временно переразпределяет неизпользуемую платёжеспособность по­те­н­циальных потребителей в пользу активных потре­би­телей, испытывающих временный недостаток их со­бственных средств. Но если ссуды берутся для погаше­ния задолженности по кредиту, реструктуризации долгов, то институт кредита стано­вится средством установления долговой неволи, сред­ством принуждения. Ссудный процент в этом случае выступает как удавка, вызывая опережающий рост номинальных цен по сравнению с номинальными доходами и ростом произ­водства в его натуральном учёте, что показывает формула (14). В глобальных масшта­бах эта стадия предшествует геноциду; хозяева и исполнители названы ранее.

 В вотчине хозяев — США, — дабы не привлекать к проблематике кредитования внимание, достаточно часто позволяют неограниченно долго платить только проценты по кредиту без возврата самой ссуды, что дает возможность и наживать­ся банкам, и “почти” бескризисно функционировать экономике.

Кроме того, из структуры вектора rЗСТ ясно, что ссудный процент в руках надгосударственной международной корпорации кредиторов может быть средством противодействия концепции саморегуля­ции макроэкономики, проводимой государством в жизнь средствами налогово-дота­ци­он­ной политики.

В этом суть конфликта «государственность — транс­реги­о­нальная надгосударственная корпорация ростовщиков-раси­стов». В нём ростовщичество выступает, прикрывшись лозунгом «эконо­мического либерализма» и “свободы” «частного пред­принимательства» (молчаливо подразумевается: от государст­венного регулирования).

Но паразитизм ростовщиков, (к тому же РАСИСТОВ) целенаправленно сращенный с действительно необходимым обществу управлением инвестиционными потоками, не может быть альтернативой паразитизму недобросовестного чиновничьего корпуса, разпреде­ляющего налоги и дотации по отраслям и регионам в государстве, что является альтернативным ростовщическому диктату способом управления инвестиционными потоками в обществе.

Поэто­му креди­тование под процент должно быть изжито, а арендные платежи, за изключением платежей по аренде в бюджет государства, должны быть ограничены суммар­ной стоимостью арендуемого не у государства объекта, после чего объект должен передаваться в полную собствен­ность последнего из его пользователей.

Высшим уровнем в иерархии систем управления макроэкономикой должен быть озабоченный благодетельностью интеллект, а не ростовщический паразитизм банков и малого числа акционеров, живущих доходами с рынка “ценных” бумаг за счёт труда других людей.

В номинальной и в обезразмеренной кредитно-фи­нансовой системе — одинаково — по счетам пляшут цифры. Но, в отличие от номинальной системы, в обезразмерен­ной по S+K кредитно-финансовой системе все числа в любой момент времени зримо соизмеримы на единой основе. Тем не менее “цифрами” сыт не будешь: производство ведётся не ради “цифр”, а ради потребления продукции и услуг. Поэтому “цифры” должны быть соотнесены с реаль­ным, культурно обусловленным, продуктообменом в процессе производства и потребления в обществе произведенного.

Дабы проще было угнетать народ, с началом пере­стройки средства массовой информации вбивают в сознание людей: надо зарабатывать деньги, т.е. номинальные числа на счетах и купюрах (чем они отличаются от раскритикованных “демократизаторами” колхозных “палочек”-трудо­дней? — только тем, что их выписывает другая “бухгалтерия”); но о том, что надо производить про­ду­к­цию, а для этого управлять производством и разпределением на уровнях от множества микроэкономик до государства включительно — ни слова.

А между тем экономическое благосостояние — это согласованное единство производства и разпределения.

Любая концепция способна породить свою управ­лен­чески значимую “цифровую” статистику. В библейской цивилизации — это статистика кредитно-финансовой системы, сопровождающей культурно обусловленный продуктообмен в обществе. Но ни одна цифровая стати­стика, в том числе деньги и “ценные” бумаги, не способ­на породить кон­цепцию жизнестроя общества, гармонич­но развивающегося в биосфере планеты. Кризис западной социологической и экономической науки — следствие нарушения возприятия ею причинно-следственных обуслов­ленностей в жизни общества и природы планеты, а также Космоса; следствие разрушения истинной религии — непосредственной осознанной связи души каждого человека с Богом истинным.

Но понимание невозможно ни купить, ни украсть у понимающего; своё понимание невозможно безвозмездно подарить или навязать силой. Этот продукт каждый производит в себе сам. Но невольники финансов не желают этого понять, пока не сядут в лужу, столкнувшись с явлением объекти­вной невозможности купить то, чего они сами не производят.

Основой формирования статистики в теории подо­бия многоотраслевых производственно-потребительских систем является энергетичес­кий стандарт обеспеченности средств платежа.

Производство основано на потреблении энергии в технологических процессах: энергии двух видов — биогенной (людей, сельскохозяйственных животных и растений) и техногенной, производимой техническими средствами. Это означает, что суммарной платёжеспособности S+K противостоит энергопотенциал, которым разполагает общество, более или менее эффективно реализующийся в системе общественного производства.

По биогенной энергии потенциал определяется, преж­де всего, сбором зерна и силосных, лежащих в основе всех видов животноводства и птицеводства, и тем самым определяющих возможности питания населения. Все остальные вне-сельскохозяйственные виды деятельности в обществе ограничены способностью общества прокор­мить тех, кто ими занимается. По этой причине продук­тивность растениеводства в сельском хо­зяйстве предоп­ределяет соотношение численности сельского населения и городского: это — биологический ограничитель цивили­зации.

Должно выполняться условие: хлеб — всему голова! Математически оно выражаемое соотношением:

 “Сб”/N  D ,

где “Сб” — валовый сбор зерна;  — коэффициент полезного изпользования собранного урожая:

 = (“Сб” - потери) / “Сб” ;

Здесь N = NС + NГ­ — общая численность сельского (индекс « С ») и городского (индекс « Г ») населения; D — стандарт доста­точности сбора зерна в расчёте на душу населения с учётом долговременных колеба­ний урожайности (т.е. подразумевается необходимость создания запасов, из которых покрывается недостача продовольствия в неурожайные годы). При подстановке N = NС + NГ полу­чаем оценку биологически допустимого, общественно бе­зопасного соотношения численности городского и сельского населения:

“Сб” / NС  D (1 + NГ / NС )                       или

“Сб” / NС  D (NС + NГ )/ NС                      ( 15 )

После дифференцирования и перехода к конечным разностям получаем оценку биологически допустимых, общественно безопасных темпов изменения соотноше­ния численности городского и сельского населения:

NГ (NС {“Сб”/NС} + D(NГ /NС)NСD                              ( 16 ) ,

где NС — изменение численности сельского населе­ния;NГизменение численности городского населения; {“Сб”/NС} — изменение эффективной производитель­ности по сбору зерна сельской инфраструктуры (знак «  » в данном случае — оператор приращения, который следует относить к выражению, стоящему за ним в фигурных скобках, в целом). Однако следует иметь в виду, что в формуле (16) никак не отражены локальные биоценозные и общебиосферные ограничения на численность людей.

Если (16) нарушается при опережающем росте численности городского населения, то начинается разпыление ре­сурсов в садоводствах и огородах за сотни километров от места жительства городского населения; общество же в целом утрачивает продовольственную самодостаточность, что чревато большими бедами для него. Если (16) нарушается при избыточности численности сельского населения, то в сельской местности возникает скрытая безработица, спустя какое-то время влекущая за собой рост уголовщины.

Вообще же давно пора понять:

НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ СЕМЬЕ НОРМАЛЬНО ЖИВЁТСЯ В ДОМЕ УСАДЕБНОГО ТИПА, С САДОМ И ОГОРОДОМ ПОД ОКНАМИ. ЭТО — ДОМИНАНТА ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ В ЖИЛИЩ­НОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ, И ЕЙ ДОЛЖНО БЫТЬ ПОДЧИНЕНО ВСЁ: прежде всего производственная и транспортная инфра­структуры. Каменные джунгли мегаполисов — антигене­ти­ческий фактор, порождающий мутации и нарушения психики как отдельных особей вида Человек Разумный, так и всего человеческого общества.

Точно также промышленное производство ограниче­но мощностью всех первичных технических энергоуста­новок, вследствие чего рост производства продукции ко­нечного потребления последние 150 лет следовал за ростом добычи первичных энергоносителей. Среднего­до­вые темпы роста энергопотенциала техносферы за это время составили не более 5 % в год, объёмы потребления росли не более 3 % в год, так как часть энерго­потенциа­ла изпользовалась для возобновления материально-технической базы производства.

Это означает, что можно выписать соотношение:

S+K(PЗ[ерна] “Сб” + РЭ[нергии] “Эптнц” .3600 . 24 . 365),

где: a — коэффици­ент пропорциональности; PЗ[ерна] — цена на зерно; “Сб” — годо­вой сбор зерна; РЭ[нергии] — цена 1 кВт´часа энергопотребле­ния; “Эптнц” — энергопотенциал, понимаемый как мощность всех первичных технических энергоустановок; со­множитель 3600 .24 .365 необходим для отнесения энерго­потенциала к расчётной длительности производственного цикла 1 год, если энергопотенциал измеряется в кВт или МВт. Или в упрощенном виде, поскольку совре­менное сельское хозяйство невозможно без промыш­ленной базы, основанной на техногенной энергии:

S+K = “СТ” “Эптнц”     (17) ,

где в качестве “Эптнц” можно при­нять мощность электростанций, поскольку электросеть объединяет все производства во всех отраслях за редкими изключениями.

Соотношение (17) определяет стандарт энергообе­спе­чен­но­сти средства платежа (коэффициент “CТ” ) в кредит­но-финан­совой системе.

Золотой стандарт умер; ныне эта идея годится только для того, чтобы ею морочили головы толпе, несведущей в организации производства и потребления в обществе, когда с неё намереваются содрать семь шкур в очередной афере, изображаемой как «рефор­ма во всеобщее благо». Но в основе всех серьез­ных экономических расчётов может лежать только стандарт энергообеспеченности.

В частности: в обезразмеренных по (S+K)1 и по (S+K)2 кредитно-финансовых системах двух государств изчезают относительные курсы их валют: остаётся только энергообеспеченность единичной суммарной платёжеспособности общества в каждом из них:

 

“СТ1” “Эптнц1”/ (S+K)1 = 1 = “СТ2” “Эптнц2”/ (S+K)2

 

Это означает, что абсолютный курс денежной еди­ницы это:

   1). Стандарт её энергообеспеченности

+ 2). Концепция управления энергопотенциалом го­су­дарства, выражающая себя в технологиях и в единстве спектров производства и потребления

+ 3). Качество управления по этой концепции, в ос­нове чего лежит общественное согласие с нею, по какой причине проведение концепции в жизнь не встречает ни саботажи, ни концептуально альтернативного противодействия ей.

При таком подходе к оценке развития экономики глобальной ци­вилизации хорошо видно, что в основе высоких курсов валют “развитых” стран лежат энергоресурсы “нераз­витых”. При сложившейся к концу XX века раз­нице в образовании и потребительских стандартах населения “развитые” страны — паразиты и душегубы в отношении “неразвитых” стран.

Энергетическому стандарту средств платежа соответствует частное понятие энергетического инварианта прейскуранта как одного из многих возможных инвариантов прейскуранта. Это означает, что прейскурант может быть представ­лен в виде:

РЭ(P1Э , P2Э , ... , PЭ)T =
=(S+K) QЭ (Q1 /QЭ , Q2 /QЭ , ... , 1, ... , Qn /QЭ)T =
 =(S+K) QЭ (1 ,,Э , ,n)T                                      
( 18 ) ,

в котором РЭ , QЭ , а также rЭ­ соответствуют электроэнер­гети­чес­кой отрасли либо совокупности энергетических отраслей. При таком представлении, цены всех продуктов в межот­раслевом балансе выражены в ценах энергопотребления, а отно­сительная цена энерго­потребления:

 

Э  1; РЭЭ= QЭ / QЭ = Э /Э  1

— всегда, и потому является инвариантом прейскуранта, в данном случае — энергетическим.

Инвариант прейскуранта — товар, количеством которого измеряются цены (стоимости) всех прочих товаров, вследствие чего цена единицы учёта инварианта, выраженная его же количеством, всегда неизменно равна 1, т.е. инвариантно равна 1, что и дало название термину. В теории подобия многоотраслевых производственно потребительских систем инвариант прейскуранта — термин, который следует понимать в указанном смысле.

Известность значений стандарта энергообеспеченности “CТ” на производственном цикле и принятие энергетического инварианта прейскуранта устраняет скрытые неопределённости при пользовании алгебраическими моделями межотраслевого баланса (1 — 10), о которых было упомянуто при завершении раздела 6.2.

Наращивание энергетического потенциала при со­хранении S+K неизменным (или, как вариант: S+K поддерживается пропорцио­нальным численности населения) ведёт к снижению номинальных цен при росте спектра производства конечной продукции по объёмам производства и расши­рению его каталога.

Возможность такого режима функционирования на­родного хозяйства явлена в последние годы руководства государством И.В.Сталиным, хотя система управления, планирования, контроля не была достаточно совершенной, поскольку лет на сто по целям её построения и исходным принци­пам обогнала нравственное и мировоззренческое развитие общества. В частности “ортодоксы” советского коммунизма и советская экономическая наука не смогли сделать нравственно чуждого им вывода о том, что прейскурант должен интерпретироваться в задачах управления народным хозяйством как объективное выражение в сфере экономики вектора ошибки самоуправления общества. А без так или иначе выявленного вектора ошибки управления невозможны ни планирование, ни управление.

При изменении величины S+K необходимо соотно­ситься с энергетическим стандартом и помнить о соот­ношении (13) или более детальных соотношениях, полу­чаемых на основе (8) и (9).

Теория подобия многоотраслевых производственно-потреби­тель­ских систем мате­матически выражается в соотношениях и уравнениях (11 — 18). На её основе математическая модель (1 — 10) получает определённость меры в разного рода задачах сравнения, что является одной из основ предсказуемости последствий в задачах управления многоотраслевыми производственно-потребительскими системами.

Читателю целесообразно выписать полученные 18 основных соотношений все вместе, дабы возпринять целостный взгляд на систему математических описаний производственного цикла многоотраслевой макроэкономической системы и связать математические модели со своим образным представлением экономических процессов.

Всё ранее изложенное относится к математическому (т.е. имеющему в себе меру и соизмеримость) описанию производственно-потребитель­ских отношений отраслей, производящих различные (не вполне взаимозаменимые) виды продукции во многоотраслевой системе. Такое описание нечувствительно ко внутриотраслевым особенностям множеств административно обособленных производств, выпускающих однородную продукцию, и в совокупности составляющих отрасль во многоотраслевой производственно-потребительской системе[37]. Описания внутриотраслевого состояния макроэкономической системы могут быть построены с изпользованием аппарата математической статистики и теории вероятностей (по её существу: теории мер неопределённостей) и с ними должен быть согласован План счетов бухгалтерского учёта (документ, опреде­ляю­щий в каждом государстве всю систему бухгалтерских проводок, — финансового сопровождения производства и разпределения). Подходы к построению такого рода системы внутриотраслевого мате­матического описания производства, согласованной с системой ана­лиза и синтеза межотраслевых балансов вкратце изложены в разделе 6.5.


6.4. Плановая обоснованность развития макроэкономики

Понятие об энергетическом стандарте обеспеченно­сти средства платежа позволяет увидеть ещё один аспект уравнений межотраслевого баланса. Дело в том, что подавляющее большинство демографически обусловлен­ных потребностей — это энергоемкие потребности в пище, одежде, жилище, транспорте, обогреве. Полезные затраты энергии в технологиях на выпечку хлеба, выплавку стали, скручивание нити, добычу и транспортировку сырья и стройматериа­лов и т.п. обусловлены в каждой технологии неизменно естественно-природ­ными факторами.

С другой стороны, демографически обусловленные потребности ограничены. Человек может умереть от обжорства, как от одноразового, так и от систематического. Семья без прислуги не может поддерживать в порядке дворец и парк при нём, но там, где появляется «прислуга за всё», и, казалось бы, повышается эффективность профессиональной деятельности взрослых членов семьи на работе, там начинается развращение подрастающего поколения, в котором взращивается желание всю жизнь жить дармовщиной, трудом «прислуги за всё»: это — цепная реакция генерации паразитизма в новых поколе­ниях.

Поэтому, если стандарты демографической обуслов­ленности по пище ограничены физиологией человека, ведущего здоровый образ жизни, то по вещам они также ограничены размерами и обустройством дома, усадьбы и транспорта, которые семья, что в настоящем контексте означает несколько совместно живущих без тесноты[38] по­колений родственников, может содержать в порядке своими силами при эпизодической помощи «службы быта» (сферы услуг), так или иначе, всегда существующей в обществе.

Сказанное означает, что долгосрочное планирование переходного процесса ликвидации недостачи продукции по демографически обусловленному спектру потребностей может вестись в форме, учитывающей рост энергопотенциала и разпределение энергопотребления по отраслям.

Можно ввести соотношения типа:

F= [PБ ii]FК ; X= [PБ ii]XК ;

 FК = [PБ ii-1]FP ; XК = [PБ ii-1]XP ,

здесь и далее, где это имеет значение, индекс «(от латинского «прейскурант») при векторах и матрицах указывает на стоимостную форму учёта; индекс «К» (от обрусевшего латинского «ката­лог») при векторах указывает на натуральную форму учёта (матрице A по умолчанию соответствует натуральная форма учёта); [PБ ii] , [PБ ii-1] — диагональные матрицы: [PБ ii] ,составленная из элементов прейскуранта вектора P; элементы матрицы [PБ ii-1] образованы по правилу:

 

PБ-111 = 1/PБ 1 , PБ-122 = 1/PБ 2 , ... , PБ-1nn = 1/PБ n .

 

На основе этих соотношений уравнения типа (6) могут быть представлены в виде:

 

Б ii](E - A) [РБ ii-1] XP = [PБ ii]FК   либо после преобразования:

 

(E - AP) XP = FP                                                 ( 19 ) ,

где элементы матрицы AP =[aP ij] определяются соотношением:

 

 aP ij =(РБ i / РБ j)aij .

 

Уравнение (19) представляет баланс продуктообмена в стоимостной форме учёта и описывает соотношение: «финансовые затраты на производство, за изключением явного выражения затрат, входящих в rЗСТ , — выход конечной продукции в стоимостной форме учёта»[39]. Оно имеет смысл при определённых прейскуранте РБ и матрице A. Если же оно в дополне­ние к этому связано с энергетическим стандартом обеспечен­ности средств платежа, то оно является одной из форм, описывающих разпределение энергопотребле­ния по отраслям в процес­се производства обществом спектров продукции ХК и FК на производственном цикле избранной длительно­сти DT.

Но в такой интерпретации уравнение (19) — не мате­мати­чес­кое выражение “трудовой” или “техно­энер­ге­ти­чес­кой” теории стоимости, т.е. теории ценообра­зования: оно — только расчётная схема; действующий в обществе механизм ценооб­разования ею не описывается, а сам прейскурант РБ и энергетический стандарт обеспеченности средств платежа только придают ей определённость при перехо­де к натуральной форме учёта.

И эта определённость может быть положена в основу систематического долгос­рочного планирования развития народного хозяйства, ликвидирующего нехватку потреб­ления по демографи­чески обусловленному спектру. Эта определённость при ориентации общественной системы про­изводства на устойчиво прогнозируемый демографически обусловленный спектр потребностей позволяет преодолеть в системе планирования долгосрочную непредсказуемость технико-технологического прогресса.

В составе спектра FК конечной продукции есть груп­па «инве­с­ти­ционных продуктов». Объёмы их произ­водства для каждой из отраслей их потребителей в балансе продуктообмена отраслей предопределяют векторы валового выпуска ХК и конечной продукции FК после­дующего межотраслевого баланса, в состав вектора FК которого также входит своя группа “инвестиционных” про­дуктов.

Это означает, что, если прогноз изменения демогра­фически обусловленных потребностей описан как вектор FD на длительную перспективу; если известны статистические характеристики возобновления ранее удовлетворенных потребностей по каталогу спектра FD , обусловленные 1) физиологией человека, 2) эргономичностью и 3) ресур­сными характеристиками вещей, находящихся в пользо­вании людей, семей и общества в целом, то возможна постановка задачи о построении хронологически преемственной последова­тельности межотраслевых балансов, описываемых уравнениями типа (19), в результате выполнения которой за минимальное количество производственных циклов народное хозяйство выходит в режим устойчивого безусловного удовлетворения демографически обуслов­ленных потребностей в преемственности поколений.

Математически эта задача эквивалентна задачам пора­жения в n-мерном пространстве медленно маневрирую­щей цели самонаводящимся или управляемым снарядом и выхода на цель и осуществления её ближнего сопровождения. Решение такого рода задач для плоскости и трехмерного пространства многократно заказывал ВПК в целях противовоздушной, противоракетной, противолодочной обороны. Кроме того: из решения такого рода математических задач на основе известных возможных параметров движения и маневрирования целей определялись необходимые скоростные и манёвренные параметры средств её пораже­ния при их разработке.

Судьба пилотируемого Пауэрсом американского разведчика “У-2”, южно-корейского “Боинга-747”[40], сбитых СССР, и иранского аэробуса “А‑310”[41], говорит о том, что в воен­ных интерпретациях такого рода алгоритмы вполне работоспособны. Это говорит о том, что математический аппарат и работоспособные алгоритмы, в принципе позволяющие решить поставленную задачу, где-то лежат в уже готовом виде и нуждаются в модификации их для пространства размерности « » контрольных параметров многоотраслевой производственно-потребительской системы, а также в метрологически состоятельной макро- и микроэкономической интерпретации входящих в такого назначения алгоритмы параметров и переменных.

При адаптации алгоритмов к решению задач оптимизации самоуправления во многоотраслевых производственно-потреби­тель­ских системах, необходимо учесть, что общество порождает одно обстоятельство, которое не довлеет, по крайней мере, над большинством военных приложений математики к задачам поражения движущейся цели. Военным всё равно, поразит ракета самолёт при заходе на цель с её носовой, хвостовой, нижней или верхней полусферы. Но обществу не всё равно, выйдет ли народное хозяйство сначала на демографически обусловленный уровень производства хлеба и жилья, либо же сначала в изобилии будут производиться зубочистки, правящая “элита” будет раз в год менять лимузины, но хлеба вдоволь хватит только каждому десятому, а семьи будут разрушаться из-за того, что негде жить, поскольку эти виды производства будут отложены на “потом”.

Формально математически это означает, что если в n-мерном пространстве есть две точки, а объект необходимо перевести из одной из них в другую, то даже, если существует некоторое множество равновозможных траекторий и время перевода объекта по любой из них — одно и то же, то эти траектории всё же управленчески не эквивалентны. Трехмерный случай, иллюстрирующий эту неэквивалентность, показан на рис. 5.

Рис. 5. Зависимость оптимальной траектории объекта от упорядоченности одного и того же набора контрольных параметров в векторе целей управления

На рис. 5 «0 xxx3» — пространство параметров, каждый из которых является мерой одной из трех частных ошибок управления в составе трехмерного вектора ошибки управления. Иными словами, идеальному режиму управления соответствует начало координат. Радиус-вектор, идущий сплошной линией из начала координат, — вектор ошибки управления в момент времени t = 0 . Траектории, определяемые последовательностью положений, изменяющихся с течением времени: « t = 0 , t = t, t = t, t = t3 » и « t = 0 , t = t1, t = t1, t = t1= t3 » — ведут из одной и той же точки в пространстве параметров в одно и то же начало координат и переход по любой из них длится одинаковое время t. Выбор переходного режима (траектории) субъективно произволен, но первая траектория — оптимальна при упорядоченности вектора целей управления ( x, x, x), вторая — оптимальна при упорядоченности ( x, x, x1). В реальном процессе упорядоченность параметров в векторе целей, воистину принятая в управление, выражается в порядке изчезновения частных ошибок управления (обну­ления компонент вектора ошибки), вне зависимости от деклараций о благих намерениях управленцев. Именно в соответствии с этим принципом единства теории и практики управления ранее было высказано утверждение о первоприоритетности в векторе целей библейской цивилизации спектра деградационно-паразитических потребностей, подавляющего в управлении демографически обусловленные потребности.

Предположим, что на рис. 5: x1 — мера недостачи в обществе возможностей в получении образования подрастающим поколением; x2 — мера недостачи в питании, одежде, жилье, инфраструктурах; x— мера дефицита в роскоши и продукции деградационно-паразитического спектра потребностей. В силу действия неформализуемых взаимно изключающих обусловленностей параметров x1 и x3 при упорядоченности ( x, x, x1), система вряд ли пройдет по соответствующей такой упорядоченности траектории далее половины пути. Скорее всего, вследствие действия не формализованных в модели факторов, она уклонится в иной ошибочный режим, показанный пунктирным радиус-вектором, идущим из начала координат, который возможно не будет устойчивым балансировочным режимом. Именно на этот путь ступили “демо­кратизаторы” и хотят вести по нему народы региональной цивилизации России.

Тому, кто себе в лоб забил алкогольно-никотиновый кол, лично непотребно образование, новое знание, поскольку оно — в тягость наркотически угнетенному. А его потомство, вследствие вероятностно предопределённых генетических нарушений, как в биомассе организма, так и в искалеченной и подавленной в процессе воспитания психике, возможно не сможет освоить и те знания и культурные навыки, что были естественным достоянием предков. Это приведёт к падению культуры производства и уронит спектры производства и потребления.

“Саморегуляция” рынка без разделения демографически обусловленного и деградационных спектров будет выглядеть на рис. 5 по этим информационным причинно-следственным обусловленностям как хаотичное мельтешение ненулевого радиус-вектора в пространстве параметров, относительно какого-то среднестатистического положения, управляемого извне внесистемными факторами. “Саморегуляция” такого рода показана на рис. 5 как клубковидная “каракуля”.

Сказанное означает, что ограниченность трудовых ресурсов, квалификации, производственных мощностей в отраслях, энергопотенциала общества, после оценки нехватки в удовлетворении потребностей общества предопределяет как разделение демографически обусловленного и деградационно-паразитического спектров, так и формирование номенклатуры (каталога) демографически обусловленного спектра и упорядоченности её по приоритетности значимости ликвидации недостачи.

В процессе реального управления, в том числе и на стадии планирования, для разных этапов переходного процесса (рис. 5) понятию демографической обусловленности может соответствовать несколько разная номенклатура и её упорядоченность, определяющая демографически обусловленный вектор целей (кон­троль­ный спектр параметров). Эти различия должны находить своё отражение как в критерии оптимальности многошагового переходного процесса в целом, так и в критериях оптимальности каждого из шагов в планируемом переходном процессе.

 Оптимизация каждого из множества производственных циклов DT вне объёмлющей задачи оптимизации по минимуму времени переходного процесса исчерпания недостаточности демографически обусловленного спектра потребления — изначально методологически несостоятельная задача, поскольку это — “оптимальный” шаг неизвестно куда. Но и оптимизация переходного макроэкономического процесса — лишь частная задача в процессе перехода к жизни общества в ладу с объёмлющей его биосферой.

Теперь разсмотрим метод динамического программирования, поскольку, хотя и было показано, что алгоритмы решения задачи об оптимальном наведении средств поражения на цель в нынешней цивилизации не могут не существовать, тем не менее, необходимо содержательно обсудить ещё некоторые “само собой” разумеющиеся очевидности, касающиеся оптимального выбора траекторий многопараметрических переходных процессов.

По отношению к макроэкономической системе её “скоростные” параметры, прежде всего, определяются энергопотенциа­лом. Поэтому в макроэкономических интерпретациях задача «наведения оружия на цель» предстает как задача о темпах роста энергопотенциала и его разпределении: 1) на производство демографически обусловленного спектра потребностей и 2) на развитие и поддержание производственной базы всех отраслей.

Математически такое решение может быть получено, в частности, на основе алгоритмов, реализующих метод динамического программирования (он может изпользо­ваться и для решения задач линейного программирова­ния). Обстоятельное его изложение и конкретные алгоритмические модели решения тех или иных прикладных задач можно найти в специальной литера­туре. Здесь же мы опишем его структуру и затронем некоторые с ним связанные мировоззренческие вопросы.

Алгоритм метода динамического программирования осуществляет формализованный выбор оптимальной в некотором смысле траектории в n-мерном пространстве. Термин «динамическое программирование», также как и термин «линейное программирование», о котором речь шла ранее, — прижившиеся в Русском языке подстрочники, мало что говорящие о существе самих методов выбора математически формализованных наилучших вариантов решения практических задач управления, планирования, проектирования.

Аппарат динамического программирования позволяет решать задачи многопараметрической оптимизации в тех случаях, когда в силу разного рода объективно-математических причин (дискрет­ность ограничений, нелинейности математической модели, нарушение свойства выпуклости и т.п.) стандартные алгоритмы решения задач линейного программирования неработоспособны.

Вполне понятно, что метод динамического программирования, как и прочие математические методы оптимизации, не изучался и не изучается в большинстве вузовских курсов СССР и России на специальностях, в которых владение им придаёт квалификации специалистов КАЧЕСТВЕННО более высокий уровень. Тем более в литературе не обсуждаются и философско-мировоззренческие аспекты нашедшие в нём своё алгоритмическое выражение.

В изложении существа метода динамического программирования мы опираемся на книгу “Курс теории автоматического управления” (Палю де Ла Барьер: французское издание 1966 г., русское издание — “Машино­строение”, 1973 г.), хотя и не повторяем его изложения. Отдельные положения взяты из ранее упоминавшегося курса “Изследование операций” Ю.П.Зайченко (Киев, “Вища школа”, 1979)[42].

*          *         *

Метод динамического программирования работоспособен, если формальная интерпретация реальной задачи позволяет выполнить следующие условия:

1. Разсматриваемая задача может быть представлена как N‑шаговый процесс, описываемый соотношением:

Xn + 1 = f(X, Un , n), где n — номер одного из множества возможных состояний системы, в которое она переходит по завершении n-ного шага; Xn — вектор состояния системы, принадлежащий упомянутому n-ному множеству; Un — управление, выработанное на шаге n (шаговое управление), переводящее систему из возможного её состояния в n-ном множестве в одно из состояний (n + 1)‑го множества. Чтобы это представить наглядно, следует обратиться к рис. 6, 7, 8, о которых речь пойдет далее.

2. Структура задачи не должна изменяться при изменении расчётного количества шагов N.

3. Размерность пространства параметров, которыми описывается состояние системы, не должна изменяться в зависимости от количества шагов N.

4. Выбор управления на любом из шагов не должен отрицать выбора управления на предыдущих шагах. Иными словами оптимальный выбор управления в любом из возможных состояний должен определяться параметрами разсматриваемого состояния, а не параметрами процесса, в ходе которого система пришла в разсматриваемое состояние.

Чисто формально, если одному состоянию соответствуют разные предистории его возникновения, влияющие на последующий выбор оптимального управления, то метод позволяет включить описания предисторий в вектор состояния, что ведёт к увеличению размерности вектора состояния системы. После этой операции, то, что до неё описывалось как одно состояние, становится множеством состояний, отличающихся одно от других компонентами вектора состояния, описывающими предисторию процесса.

5. Критерий оптимального выбора последовательности шаговых управлений Un и соответствующей траектории в пространстве формальных параметров имеет вид:

V = V(X0 , U0) + V(X1 , U1) + ...+ VN - 1 (XN- 1 , UN - 1) + V(XN) . 

Критерий V принято называть полным выигрышем, а входящие в него слагаемые — шаговыми выигрышами. В задаче требуется найти последовательность шаговых управлений Un и траекторию, которым соответствует максимальный из возможных полных выигрышей. По своему существу полный “выигрыш” V — мера качества управления процессом в целом. Шаговые выигрыши, хотя и входят в меру качества управления процессом в целом, но в общем случае не являются мерами качества управления на соответствующих им шагах, поскольку метод предназначен для оптимизации управления процессом в целом, а эффектные шаговые управления с большим шаговым выигрышем, но лежащее вне оптимальной траектории интереса не представляют. Структура метода не запрещает при необходимости на каждом шаге употреблять критерий определения шагового выигрыша Vn , отличный от критериев, принятых на других шагах.

С индексом n — указателем-определителем множеств возможных векторов состояния — в реальных задачах может быть связан некий изменяющийся параметр, например: время, пройденный путь, уровень мощности, мера расходования некоего ресурса и т.п. То есть метод применим не только для оптимизации управления процессами, длящимися во времени, но и к задачам оптимизации многовариантного одномоментного или нечувствительного ко времени решения, если такого рода “безвременные”, “непро­цес­сные” задачи допускают их многошаговую интерпретацию.

Теперь обратимся к рис. 6 — рис. 8, повторяющим взаимно связанные рис. 40, 41, 42 из курса теории автоматического управления П. де Ла Барьера.

На рис. 6 показаны начальное состояние системы «0» и множества её возможных последующих состояний «1», «2», «3», а также возможные переходы из каждого возможного состояния в другие возможные состояния.

Рис. 6. К существу метода динамического программирования

И всё это вместе похоже на карту настольной детской игры, по которой перемещаются фишки: каждому переходу-шагу соответствует свой шаговый выигрыш, а в завершающем процесс третьем множестве — каждому из состояний системы придана его оценка, помещенная в прямоугольнике. Принципиальное отличие от игры в том, что гадание о выборе пути, употребляемое в детской игре, на основе бросания костей или вращения волчка и т.п., в реальном управлении недопустимо, поскольку это — передача целесообразного управления тем силам, которые способны управлять выпадением костей, вращением волчка и т.п.

Если выбирать оптимальное управление на первом шаге, то необходимо предвидеть все его последствия на последующих шагах. Поэтому описание алгоритма метода динамического програм­мирования часто начинают с описания выбора управления на последнем шаге, ведущем в одно из завершающих процесс состояний. При этом ссылаются на «педаго­ги­ческую практику», которая свидетельствует, что аргументация при опи­сании алгоритма от завершающего состояния к начальному состоянию легче возпринимается, поскольку опирается на как бы уже сложившиеся к началу разсматриваемого шага условия, в то время как возможные завершения процесса также определены.

Рис. 7. К существу метода динамического
программирования

В соответствии с этим на рис. 7 анализируются возможные переходы в заверша­ю­щее множество сос­тояний «3» из каж­дого возможного сос­то­яния в ему пред­ше­ствующем множестве состояний «2», будто бы весь предшеству­ю­щий путь уже прой­ден и осталось пос­ледним выбором оп­ти­ма­льного шагового управления завер­шить весь процесс. При этом для каждого из состояний в мно­жестве «2» определяются все полные выигрыши как сумма = «оценка перехода» + «оценка завершающего состояния». Во множестве «2» из полученных для каждого из состояний, в нём возможных полных выигрышей, определяется и запоминается максимальный полный выигрыш и соответствующий ему переход (фрагмент траектории). Максимальный полный выигрыш для каждого из состояний во множестве «2» взят в прямоугольную рамку, а соответствующий ему переход отмечен стрелкой. Таких оптимальных переходов из одного состояния в другие, которым соответствует одно и то же значение полного выигрыша, в принципе может оказаться и несколько. В этом случае все они в методе неразличимы и эквивалентны один другому в смысле построенного критерия оптимальности выбора траектории в пространстве параметров, которыми описывается система.

После этого множество «2», предшествовавшее завершающему процесс множеству «3», можно разсматривать в качестве завершающего, поскольку известны оценки каждого из его возможных состояний (максимальные полные выигрыши) и дальнейшая оптимизация последовательности шаговых управлений и выбор оптимальной траектории могут быть проведены только на ещё не разсмотренных множествах, предшествующих множеству «2» в оптимизируемом процессе (т.е. на множествах «0» и «1»).

Таким образом, процедура, иллюстрируемая рис. 7, работоспособна на каждом алгоритмическом шаге метода при переходах из n-го в (n - 1)-е множество, начиная с завершающего N‑ного множества до начального состояния системы.

В результате последовательного попарного перебора множеств, при прохождении всего их набора, определяется оптимальная последовательность преемственных шаговых управлений, максимально возможный полный выигрыш и соответствующая им траектория. На рис. 8 утолщённой линией показана оптимальная траектория для разсматривавшегося примера.

Рис. 8. К существу метода динамического программирования.

 

В разсмотренном примере критерий оптимальности — сумма шаговых выигрышей. Но критерий оптимальности может быть построен и как произведение обязательно неотрицательных сомножителей.

Поскольку результат (сумма или произведение) не изменяется при изменении порядка операций со слагаемыми или сомножителями, то алгоритм работоспособен и при переборе множеств возможных состояний в порядке, обратном разсмотренному: т.е. от исходного к завершающему множеству возможных состояний.

Если множества возможных состояний упорядочены в хронологической последовательности, то это означает, что расчётная схема может быть построена как из реального настоящего в прогнозируемое определённое будущее, так и из прогнозируемого опре­делённого будущего в реальное настоящее. Это обстоятельство говорит о двух неформальных соотношениях реальной жизни, лежащих вне алгоритма:

1). Метод динамического программирования формально нечувствителен к характеру причинно-следственных обусловленностей (в частности, он не различает причин и следствий). По этой причине каждая конкретная интерпретация метода в прикладных задачах должна строиться с неформальным учётом реальных причинно следственных обусловленностей;

2). Если прогностика в согласии с иерархически высшим объёмлющим управлением, а частное вложенное в объёмлющее управление осуществляется квалифицировано, в силу чего процесс частного управления протекает в ладу с иерархически высшим объёмлющим управлением, то НЕ СУЩЕСТВУЕТ УПРАВЛЕНЧЕСКИ ЗНАЧИМОЙ РАЗНИЦЫ МЕЖДУ РЕАЛЬНЫМ НАСТОЯЩИМ И ИЗБРАННЫМ БУДУЩИМ. Процесс целостен, по какой причине ещё не свершившееся, но уже нравственно избранное и объективно не запрещенное Свыше будущее, в свершившемся настоящем защищает тех, кто его творит на всех уровнях: начиная от защиты психики от наваждений до защиты от целенаправленной “физической” агрессии. То есть, если матрица возможных состояний (она же матрица возможных переходов) избрана в ладу с иерархически высшим объёмлющим управлением, то она сама — защита и оружие, средство управления, на которое замкнуты все шесть приоритетов средств обобщенного оружия и управления.

Объективное существование матриц возможных состояний и переходов проявляется в том, что в слепоте можно “забрести” в некие матрицы перехода и прочувствовать на себе их объективные свойства. Последнее оценивается субъективно, в зависимости от отношения к этим свойствам, как полоса редкостного везения либо как нудное “возвращение на круги своя” или полоса жестокого невезения.

Но для пользования методом динамического программирования и сопутствующими его освоению неформализованными в алгоритме жизненными проявлениями матриц перехода, необходимо СОБЛЮДЕНИЕ ГЛАВНОГО из условий:

В задачах оптимизации процессов управления метод динамического программирования <реального будущего: — по умолчанию> работоспособен только, если определён вектор целей управления, т.е. должно быть избрано завершающее процесс конкретное состояние.

В реальности это завершающее конкретное состояние должно быть заведомо устойчивым и приемлемым процессом, объёмлющим и несущим оптимизируемый методом частный процесс. Но выбор и определение конкретных характеристик процесса, в который должна войти управляемая система по завершении алгоритма метода — лежит вне его самого в области “мистики” или в области методов, развитых в не математических по своему существу науках.

«Каково бы ни было состояние системы перед очередным ша­гом, надо выбирать управление на этом шаге так, чтобы выигрыш на данном шаге плюс оптимальный выигрыш на всех последующих шагах был максимальным» (Е.С.Вентцель, “Изследо­вание операций. Задачи, принципы, методология.”, М., “Наука”, 1988 г., стр. 109).

Неспособность определить вектор целей управления (достижением которого должен завершиться оптимизируемый в методе процесс) и/либо выявить исходное состояние объекта управления не позволяет последовать этой рекомендации, что объективно закрывает возможности к изпользованию метода динамического программирования, поскольку начало и конец процесса должны быть определены в пространстве параметров, на которых построена математическая (или иная) модель метода. Причем определённость завершения оптимизируемого процесса имеет управленчески большее значение, чем ошибки и некоторые неопределённости в идентификации (выявлении) начального состояния объекта управления.

Это тем более справедливо для последовательных многовариантных шаговых переходов, если матрица возможных состояний вписывается в пословицу «Все дороги ведут в “Рим”», а которые не ведут в “Рим”, — ведут в небытие. Для такого рода процессов, если избрана устойчивая во времени цель и к ней ведут множество траекторий, то при устойчивом пошаговом управлении “разстояние” между оптимальными траекториями, идущими к одной и той же цели из различных исходных состояний, от шага к шагу сокращается, вплоть до полного совпадения оптимальных траекторий, начиная с некоторого шага. Это утверждение тем более справедливо, чем более определённо положение завершающего процесс вектора целей в пространстве параметров. По аналогии с математикой это можно назвать асимптотическим множеством траекторий: асимптотичность множества траекторий выражается в том, что «все дороги ведут в “Рим”...»

И в более общем случае, рекомендации Нового Завета и Корана утверждают возможность обретения благодати, милости Вседержителя вне зависимости от начального состояния (греховности человека) в тот момент, когда он очнулся и увидел свои дела такими, каковы они есть.

Другое замечание относится уже к практике: ко вхождению в матрицу перехода. Если начальное состояние системы определено с погрешностью, большей чем допустимая для вхождения в матрицу перехода из реального начального состояния в избранное конечное, то управление на основе самого по себе безошибочного алгоритма метода динамического программирования приведёт к совсем иным результатам, а не расчётному оптимальному режиму системы. Грубо говоря, не следует принимать за выход из помещения на высоком этаже открытое в нём окно.

 То есть метод динамического программирования необходимостью как определённости в выборе конечного состояния-процесса, так и необхо­димостью выявления истинного начального состояния, сам собой защи­щён от применения его для наукообразной имитации оптимизации управ­ления при отсутствии такового. Это отличает метод динамического программирования, в частности от аппарата линейного программирования, в который можно сгрузить экспромтные оценки “экспертами” весовых коэффициентов в критериях оптимизации Min (Z) либо Max (Z).

Эта сама собой защищенность от недобросовестного изпользования косвенно отражена и в литературе современной экономической науки: поскольку она не определилась с тем, что является вектором целей управления по отношению к производственно-потребительской системе госу­дарства, то не встречаются и публикации об изпользовании аппарата линейного программирования для оптимизации управления макроэко­но­мическими системами регионов и государств в целом на исторически длительных интервалах времени.

Примерами тому “Математическая экономика на персональном компьютере” под ред. М.Кубонива, в которой глава об управлении в экономике содержит изключительно макроэкономические интерпретации аппарата линейного программирования (прямо так и названа “Управление в экономике. Линейное программирование и его применение”), но ничего не говорит о векторе целей управления и средствах управления; в ранее цитированном учебнике Ю.П.Зайченко описание метода динамического программирования, так же построено на задачах иного характера.

Однако при мотивации отказа от макроэкономических интерпретаций метода динамического программирования авторы обычно ссылаются на так называемое в вычислительной математике «проклятие размерности», которое выражается в том, что рост размерности задачи N вызывает рост объёма вычислений, пропорциональный k, где показатель степени « » больше 1. Такой нелинейный рост объёма вычислений действительно делает многие работоспособные вычислительные алгоритмы никчемными в решении практических задач как из-за больших затрат машинного времени компьютеров, так и из-за накопления ошибок в приближенных вычислениях. Но это «проклятие размерности» относится не только к методу динамического программирования, но и к другим методам, которые, однако, встречаются и в их макроэкономических интерпретациях.

ВАЖНО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ И ПОНЯТЬ: Если в математике видеть науку об объективной общевселенской мере (через “ять”), а в её понятийном, терминологическом аппарате и символике видеть одно из предоставленных людям средств описания объективных частных процессов, выделяемых ими из некоторых объёмлющих процессов, то всякое описание метода динамического программирования есть краткое изложение всей ранее изложенной достаточно общей теории управления, включая и её мистико-религиозные аспекты; но — на языке математики.

Чтобы пояснить это, обратимся к рис. 9, памятуя о сделанном ранее замечании об определённости начального состояния с достаточной для вхождения в матрицы перехода точностью.

 

 

Рис. 9. Динамическое программирование, Различение и достаточно общая теория управления

На нём показаны два объекта управления «А» и «Б» в начальном состоянии; три объективно возможных завершающих состояния (множество «5»); множества («1» — «4») возможных промежуточных состояний; и пути объективно возможных переходов из каждого состояния в иные.

Рис. 9 можно уподобить некоторому фрагменту общевселенской меры развития (многовариантного предопределения) — одной из составляющих в триединстве «материя-информация-мера».

Если принять такое уподобление рис. 9, то объективно возможен переход из любого начального состояния «0:1» или «0:2» в любое из завершающих состояний «5:1», «5:2», «5:3». Но эта объективная возможность может быть ограничена субъективными качествами управленцев, намеревающихся перевести объекты «А» и «Б» из начального состояния в одно из завершающих состояний.

Если дано Свыше Различение[43], то управленец «А» (или «Б») снимет с объективной меры “кальку”, на которой будет виден хотя бы один из множества возможных путей перевода объекта из начального состояния во множество завершающих. Если Различение не дано, утрачено или отвергнуто в погоне за вожделениями, или бездумной верой в какую-либо традицию, но не Богу по совести, то на “кальке” будут отсутствовать какие-то пути и состояния, но могут “появиться” объективно невозможные пути и состояния, объективно не существующие в истинной Богом данной мере. Кроме того, по субъективному произволу управленца выбирается и желанное определённое завершающее состояние из их множества. Соответственно следование отсебятине или ошибка в выборе предпочтительного завершающего состояния может завершиться катастрофой с необратимыми последствиями.

Но матрица возможных состояний, показанная на рис. 9, вероятностно предопределяет только частный процесс в некой взаимной вложенности процессов. По этой причине каждое из начальных состояний «0:1», «0:2» может принадлежать либо одному и тому же, либо различным объёмлющим процессам, в управленческом смысле иерархически высшим по отношению к разсматриваемому; то же касается и каждого из завершающих состояний «5:1», «5:2», «5:3» в паре «исходное — завершающее» состояния. Каждый из объёмлющих процессов обладает их собственными характеристиками и направленностью течения событий в нём.

Может оказаться, что цель «5:1» очень привлекательна, если смотреть на неё из множества начальных неудовлетворительных состояний. Но не изключено, что объёмлющий процесс, к которому завершающее состояние «5:1» принадлежит, как промежуточное состояние, в силу взаимной вложенности процессов, на одном из последующих шагов завершается полной и необратимой катастрофой. Например, цель «5:1» — не опоздать на “Титаник”, выходящий в свой первый рейс, ставший трагическим и последним... Чтобы не выбирать такую цель из множества объективно возможных, необходимо быть в ладу с иерархически наивысшим объёмлющим управлением, которое удержит частное ладное с ним управление от выбора такой цели, принадлежащей к обреченному на изчезновение процессу.

Но если рис. 9 — “калька” с объективной меры, то может статься, что какое-то завершающее состояние, являющееся вектором целей — отсебятина, выражающая желание “сесть на два поезда сразу”. Иными словами разные компоненты вектора целей принадлежат к двум или более взаимно изключающим друг друга иерархически высшим объёмлющим процессам протекающим одновременно.

Это один из случаев неопределённости и дефективности вектора целей, делающий метод динамического программирования неработоспособным, а реальный процесс “управления” неустойчивым, поскольку одна и та же “лодка” не может пристать и к правому, и к левому берегу одновременно, даже если привлекательные красоты на обоих берегах реки, при взгляде издали из-за поворота реки совмещаются, создавая видимость подходящего для пикника весьма уютного места. Чтобы не выбрать такого вектора целей, также необходимо, чтобы Свыше было дано Различение правого и левого “берегов”.

То есть алгоритму динамического программирования, даже если его можно запустить, сопутствует ещё одно внешнее обстоятельство, которое тоже очевидно, “само собой” разумеется, но в большинстве случаев игнорируется: завершающее частный оптимизируемый процесс состояние должно принадлежать объёмлющему процессу, обладающему заведомо приемлемыми собственными характеристиками течения событий в нём.

После избрания цели, принадлежащей во взаимной вложенности к объёмлющему процессу с приемлемыми характеристиками устойчивости и направленностью течения событий в нём, необходимо увидеть пути перехода и выбрать оптимальную последовательность преемственных шагов, ведущую в избранное завершающее частный процесс состояние; т.е. необходимо избрать концепцию управления.

Концепция управления в объективной мере, обладает собственными характеристиками, которые совместно с субъективными характеристиками субъекта-управленца, порождают вероятностную предопределённость осуществления им концепции управления. Значение вероятностной предопределённости успешного завершения процесса — объективная иерархически высшая мера, оценка замкнутой системы «объект + управленец + концепция», в отличие от вероятности — объективной меры системы «объект + объективно существующая концепция управления».

Поэтому, чем ниже вероятность перевода объекта в желательное завершающее состояние, тем выше должна быть квалификация управ­ленца, повышающая значение вероятностной предопреде­лён­ности успешного завершения процесса управления.

Соответственно сказанному, для администратора признание им некой концепции управления может выражаться в его уходе с должности по собственной инициативе, проистекающей из осознания им своей неспособности к осуществлению признанной им концепции управления; а неприятие концепции может выражаться, как заявление о её принятии и последующие искренние ревностные, но неквалифицированные усилия по её осуществлению. Они приведут к тому, что концепция будет дискредитирована, поскольку квалифицированные управленцы, способные к её осуществлению, не будут допущены до управления по личной ревности, жажде славы, зарплаты или ещё чего-то со стороны благонамеренного самонадеянного неквалифицированного недочеловека.

Вследствие нетождественности вероятности и вероятностной предопределённости очень хорошая концепция может быть загублена плохими исполнителями её: на двухколесном велосипеде ездить лучше, чем на трехколёсном, но не все умеют; но некоторые ещё будут доказывать, что на двухколесном и ездить нельзя, поскольку он падает и сам по себе, а не то что с сидящим на нём человеком, тем более на ходу, — если они ранее не видели, как ездят на двухколесном; а третьи, не умея и не желая учиться ездить самим, из ревности не отдадут велосипед тем, кто умеет.

Поэтому после принятия концепции к исполнению необходимо придерживаться концептуальной дисциплины и взращивать концептуальную дисциплину. То есть необходимо поддерживать достаточно высокое качество управления на каждом шаге всеми средствами, чтобы не оказаться к началу следующего шага в положении, из которого в соответствии с избранной концепцией управления перевод объекта в избранное завершающее состояние невозможен. Этот случай — уклонение с избранного пути «2:2» ® «3:3» показан: дуга «2:2» ® «3:1» — необратимый срыв управления, после которого невозможен переход в состояние «5:3»; дуга «2:2» ® «3:2» — обратимый срыв управления, в том смысле что из требуется корректирование концепции, исходя из состояния «3:2», разсматриваемого в качестве начального.

Если на рис. 9 объективной иерархически высшей мере качества состояний, в которых могут находиться объекты субъектов-управленцев «А» и «Б», соответствует шкала качества возможных состояний «I», то для их блага целесообразен переход из множества состояний «0» в состояние «5:3». Но выбор ими направленности шкалы оценки качества состояний нравственно обусловлен и субъективен: либо как показано на рис. 9 «I», либо в противоположном «I» направлении.

Если на рис. 9 возможные состояния сгруппированы во множества «1», «2», «3», «4», «5» по признаку синхронности, то в координатных осях 0ty , при шкале качества состояний «I» разстояние от оси 0t до любой из траекторий — текущая ошибка управления при движении по этой траектории. Площадь между осью 0t и траекторией — интеграл по времени от текущей ошибки. Он может быть изпользован как критерий-минимум оптимальности процесса управления в целом, т.е. в качестве полного выигрыша, являющегося в методе динамического программирования мерой качества, но не возможных состояний, не шагов-переходов из одного состояния в другое, а всей траектории перехода. Но в общем случае метода шаговые выигрыши могут быть построены и иначе.

Если принят критерий оптимальности типа минимум[44] значения интеграла по времени от текущей ошибки управления (на рис. 9 это — площадь между осью 0t и траекторией перехода), то для субъекта «А» оптимальная траектория — «0:2» ® «1:3» ® «2:2» ® «3:3» ® «4:4» ® «5:3»; а для субъекта «Б» оптимальная траектория — «0:1» ® «1:2» ® «2:2» ® «3:3» ® «4:4» ® «5:3».

Срывы управления «1:2» ® «2:1» ® «3:1»; «2:2» ® «3:1»; «2:2» ® «3:2» ® «4:1»; «3:2» ® «4:2» — полная необратимая катастрофа управления по концепции, объективно возможной, но не осуществленной по причине низкого качества текущего управления в процессе перевода объекта в избранное конечное состояние «5:3». Все остальные срывы управления обратимы в том смысле, что требуют коррекции концепции и управления по мере их выявления.

То есть метод динамического программирования в схеме управления «предиктор-корректор» работоспособен, а сама схема развертывается, как его практическая реализация.

Возможны интерпретации метода, когда в вектор контрольных параметров (он является подмножеством вектора состояния) не входят какие-то характеристики объекта, которые, тем не менее, включены в критерий выбора оптимальной траектории. Например, если в состоянии «0:2» различные субъекты не различимы по их исходным энергоресурсам, а критерий выбора оптимальной траектории чувствителен к энергозатратам на переходах, то такому критерию может соответствовать в качестве оптимальной траектория «0:2» ® «1:2» ® «2:1» ® «3:2» ® «4:3» ® «5:3» или какая-то иная, но не траектория «0:2» ® «1:3» ® «2:2» ® «3:3» ® «4:4» ® «5:3», на которой достигается минимум интеграла от текущей ошибки управления.

Это означает, что управленец, в разпоряжении которого достаточный энергопотенциал, может избрать траекторию «0:2» ® «1:3» ® «2:2» ® «3:3» ® «4:4» ® «5:3»; но если управленец с недостаточным для такого перехода энергопотенциалом не видит траектории «0:2» ® «1:2» ® «2:1» ® «3:2» ® «4:3» ® «5:3», для прохождения которой его энергопотенциал достаточен, то состояние «0:2» для него субъективно тупиковое, безвыходное, хотя объективно таковым не является. Это говорит о первенстве Различения, даваемого Свыше непосредственно каждому, перед всем прочими способностями, навыками и знаниями.

Кроме того, этот пример показывает, что на одной и той же “кальке” с матрицы возможных состояний, соотносимой с полнотой реальности, можно построить набор критериев оптимальности, каждый из частных критериев, в котором употребляется в зависимости от конкретных обстоятельств осуществления управления. И каждой компоненте этого набора соответствует и своя оптимальная траектория. Компоненты этого набора критериев, так же как и компоненты в векторе целей, могут быть упорядочены по предпочтительности вариантов оптимальных траекторий. Но в отличие от вектора целей, когда при идеальном управлении реализуются все без изключения входящие в него цели, не смотря на иерархическую упорядоченность критериев оптимальности, один объект может переходить из состояния в состояние только по единственной траектории из всего множества оптимальных, в смысле каждого из критериев в наборе, траекторий. Критерии оптимальности выбора, входящие в иерархически организованный набор критериев, не обязательно могут быть удовлетворены все одновременно. Для управления необходимо, чтобы процесс отвечал хотя бы одному из множества допустимых критериев.

Может сложиться так, что один субъект реализует концепцию «0:2» ® «1:2» ® «2:1» ® «3:2» ® «4:3» ® «5:3», а другой «0:2» ® «1:3» ® «2:2» ® «3:3» ® «4:4» ® «5:3». Хотя конечные цели совпадают, но, тем не менее, если управленцы принадлежат к множеству управленцев одного и того же уровня в иерархии взаимной вложенности процессов, то это — конкуренция, “спор­тивная” гонка или концептуальная война; если они принадлежат к разным иерархическим уровням в одной и той же системе, то это — антагонизм между её иерархическими уровнями, ведущий как минимум к падению качества управления в смысле, принятом на её иерархически наивысшем уровне, а как максимум — к разпаду системы. Арбитр — иерархически высшее по отношению к ним обоим объёмлющее управление. Тем более, если завершающие цели различны, то это — концептуальная война, обостряющаяся по ходу процесса.

Из сказанного следует, что алгоритм динамического программирования и рис. 9, иллюстрирующий некоторые аспекты его приложений, являются довольно прозрачным намеком на весьма серьезные жизненные обстоятельства.

Чтобы метод динамического программирования можно было изпользовать для оптимизации переходного процесса, описанного в форме последовательности преемственных производственных циклов, необходимо в структуру уравнений межотраслевых балансов ввести в явном виде вектор управляющего воздействия. В противном случае основное рекуррентное соотношение метода Xn + 1 = f(X, Un , n) оказывается неопределённым, в силу чего метод утрачивает работоспособность.

*                  *
*

Поэтому, возвращаясь от рис. 9 к народному хозяйству, как целостной производственно-потребительской многоотраслевой системе, — одной из суперсистем в их взаимной вложенности в обществе, можно сделать вывод о недопустимости играть в бесцельную орлянку рыночной саморегуляции, показанную на рис. 5 как спутанный клубок траекторий всеобщей суеты.

Необходимо построение экологически допустимой демографически обусловленной системы производства и разпределения, подавляющей деградационно-паразитический спектр деятельности.

Демографически обусловленное плановое ведение народного хозяйства в условиях объективных биосферно-экологических ограничений — единственное средство удовлетворить потребности всех, чье поведение выражает их человеческое достоинство.

Тем, кто думает, что все люди разные, в силу чего вектор целей общественного производства на основе принципа демографической обусловленности сформировать невозможно, должно ответить только одно: все люди действительно разные и живут по-разному, но когда они в силу разных причин роняют данное им Свыше достоинство человека, или не поднимаются до него потому, что не смогли преодолеть “элитарно” обусловленного угнетения, они неотличимы в своём хуже, чем скотстве не только друг от друга, но и от клопов, глистов и т.п. Но в таком состоянии они — хуже, чем природные паразиты, поскольку клопу предопределен паразитизм его положением в биосфере и он ни к чему иному генетически не способен. А кому была Свыше возможность обрести человечное достоинство, но он поленился обрести его или постоянно роняет бездумно или по предумышленному своекорыстию, сладострастию и беззаботности, то такой человек нарушает иерархичность в организации Мироздания, возвышая иерархически паразитизм из флоры и фауны в общество разумных индивидов[45]. Это — разновидность богоборчества, сатанизм.

Поэтому, пребывая в ладу с Богом, можно выделить деградационно-паразитический спектр потребностей и статистически опи­сать его в системе стандартизации и “маркетинга”. При этом от него в статистических описаниях отделятся и множественные различия в демографически обусловленных потребностях людей. Это так потому, что все люди — разные, но деградируют и паразитируют — до примитивности одинаково. И только после этого разделения спектров потребностей можно действовать осмысленно и целесообразно в сфере управления и саморегуляции производства и разпределения на уровне государственной или иной макроэкономической системы.

Теперь можно вернуться к ранее сказанному: переходный процесс в макроэкономической системе государства или глобальной цивилизации от состояния недостаточности производства по демографически обусловленному спектру потребностей до состояния достаточности может быть описан, как хронологически преемственная последовательность межотраслевых балансов энергопотребления в совокупности отраслей и домашнем быту.

По отношению к хронологической последовательности межотрас­ле­вых балансов в форме уравнений (19) необходимо понимать: получаемое решение основано на неизменности базовой, заложенной в расчёты культуры производства и технологиях. Научно-технический прогресс — плохо предсказуемое явление — ведёт к внедрению энергетически более мощных техно­логий и оптимизации продукции по материало- и энерго­емкости производства. Это означает, что в последова­тельности энергети­чески обусловленных балансов типа (19) единицей измерения вре­мени осуществления производственной программы является сам производ­ствен­ный цикл, а расчётная хронологическая длительность циклов является оценкой сверху (то есть по максимуму) предполагаемого срока осуществления производственной программы каждого из циклов и всей их совокупности.

При этом в си­лу научно-технического прогресса: 1) контро­ль­ные параметры, характеризующие каждый из циклов и всю их последовательность, в принципе достижимы за время, меньшее, чем расчётное; 2) неравномерность роста энерговооруженности отраслей, технологическое их обновление, техническое обновление производимой продукции неизбежно предопределяют необходимость управления, поддерживающего желательные значения компонент демографически обусловленного вектора FК в зависимости от технико-технологического обновления продукции и вне зависимости от реально сложившихся прейскуранта P и матрицы A, отличающейся от исходной матрицы, положенной в основу расчётной последовательности балансов типа (19).

То есть при условии управления макроэкономикой как целостностью и росте культуры потребления, изжива­ющей бесцельное расточительство, в реальной жизни не может быть хуже, чем по расчётному плану-прогнозу на основе уравнений энергоразпределения в стоимостной форме межотраслевого баланса (19) с системой краткосрочного планирования предстоящего и нескольких за ним следующих производ­ственных циклов на основе группы соотношений теории подобия макроэкономических систем (6 — 18) и решения задачи (4).

В (4) и в (6 — 18), а также в последовательности (19) нет ничего содержательно общего, кроме векторов FК и FP и стандарта вектора демографически обусловленной достаточности FD. Это означает, что исторически ре­ально потребности первичны; производство, описываемое матрицей A, вторично. Кроме того, демографически обусловленные потребности исторически устойчивы и в силу этого предсказуемы при всякой демографической политике на несколько поколений вперёд: как по объёмам достаточного производства, так и по упорядоченности каталога (по значимости их), лежащего в основе их спектра. Это известно давно: Библия, Сирах, 29:24: «Главная потребность для жизни — вода и хлеб, и одежда и дом, прикрывающий наготу». Это можно разпи­сать детальнее и шире, но упорядоченность потребностей сохранится:

 1.    Улучшение возможностей получения образования и воспитание подрастающего поколения;

 2.    Пища;

 3.    Одежда;

 4.    Жили­ще для семьи;

 5.    Социальные услуги;

 6.    Свободное времяпрепровождение для личностного развития — «хобби»;

 7.    Роскошь — обычно дорогостоящая, но с печатью нравственного порока на себе.

Поэтому построение спектра вектора целей демографически обус­ловленного производства, т.е. определение упорядоченно­сти потребнос­тей в каталоге и стандартов минимума производства и избыточности его в соответствии с исторически устойчивой массовой статистикой здорового образа жизни сменяющих друг друга поколений — основа всей системы планирования, государственной экономи­ческой статистики и планового ведения народного хозяйства.

В этом случае долгосрочное планирование роста энергопотенциала общества и разпределения энергопот­ребления по демографически обусловленному спектру, во-первых, определённо, во-вторых, устойчиво. А крат­косрочное планирование нескольких производственных предстоящих циклов также определённо, но на основе действующей системы стандартизации и сертифи­кации продукции, услуг и технологий в краткосрочном планировании возможен переход от стоимостной формы учёта на основе энергетического стандарта обеспеченности средств платежа к натуральной форме учёта продукции в межотраслевых балансах; при этом струк­тура вектора валовых мощностей XК и матриц А , DА определяется упорядоченностью по приоритетам значи­мости каталога стандарта вектора, спектра демографи­чески обусловленной достаточности FD .

Реально система ведения народного хозяйства на основе планирования разрушается вовсе не вследствие непредсказуемости потребностей общества и технологий или непредсказуемости потребительских свойств перспективной продукции; не по причине нечувствительности аппарата линейной ал­гебры к дискретностям, нелинейностям и прочим затруднениям в описании реальности чисто математическими средствами. Она разрушается её собственной методологической и, прежде всего, метрологической несостоятельностью вследствие игнорирования и отрицания её создателями причинно-следственных обусловленностей в жизни биосферы, общества, семьи, человека как личности, математически неформализованных.

Наиболее часто разпространенное извращение при­чинно-следствен­ных обусловленностей жизни при математической формализации в макроэкономических приложениях — навязать структуру разбивки народного хозяйства на отрасли, описываемые матрицей А, в качестве доминирующего системообразующего фактора, на котором строится всё планирование и прогнозирова­ние. При таком подходе межотраслевые балансы в натуральном и стоимостном учёте продукции отличаются одни от другого не ролью каждого из них в системе управления, а по существу только масштабными множителями перехода от одной формы к другой. По этой причине балансовые уравнения в стоимостной форме, хотя и позволяют единообразно обобщить самую разнообразную продукцию в экономических показателях, тем не менее, не могут выполнить функцию инструмента долгосрочного прогноза и моделирования общественно-экономического развития.

Неравномерный технико-технологический прогресс в отраслях, структурная перестройка многоотраслевого народного хозяйства непрерывно изменяют матрицу А, делают её непредсказуемой тем более, чем о более отдаленном будущем идёт речь. Это разрушает всю систему планирования, построенную таким образом, и делает тем самым невозможным плановое ведение народного хозяйства на её основе, хотя вектор FD сохраняет неиз­менную структуру и достаточно предсказуем по группам продукции и необходимым энергозатратам на её произ­водство.

Если же система планирования строится на основе предсказуемости вектора демографически обусловленных потребностей FD , то технико-техноло­гический прогресс идёт в запас устойчивости планов; в реальной жизни при поддержании устойчивого метрологически и концептуально состоятельного управления не может быть хуже, чем предусмотрено планом. Непредсказуемость матрицы А присутствует всегда, но в одном случае она разваливает систему планирования, а в другом случае идёт в запас устойчиво­сти саморегуляции народного хозяйства на основе схемы предиктор-корректор общественно-экономического развития.

Всякий аппарат средств описаний, включая линейную алгебру и прочую математику, всегда должен быть изпользован так, чтобы неизбежная ошибка описания, моделирования с его изпользованием и т.п. ушла в наращивание запаса устойчивости, безопасности решения, принятого на основе изпользования избранного описательного аппарата. В подавляющем большинстве прикладных задач интерпретации математического аппарата, удовлетворя­ющие этому требованию, удается построить тем, кто описывает реальность средствами математики, а не извращённо подгоняет жизнь под математический аппарат и математически безупреч­ное само по себе решение.


6.5. Управление саморегуляцией макроэкономических систем

Поскольку кредитно-финансовая система — средство сборки в целостность народного хозяйства множества ад­министративно самостоятельных хозяйственных единиц, то управление саморегуляцией в этой целостности возможно, если в системе финансового описания хозяй­ственной деятельности удается выявить средства управления. Иными словами, по изменению неких пара­метров финансовой деятельности должно быть возможно заранее сказать о последующих за ними изменениями в спектре производства и в спектрах потребления в различных социальных группах; и наоборот, определив желательные изменения в спектре производства и спектре потребления, должно быть возможно заранее сказать, как необходимо изменить финансовые параметры макроэко­номики, чтобы они вызвали изменения спектров произ­водства и потребления, близкие к заказанным, и не худшие, чем заказанные.

Чтобы потреблять продукцию и услуги, их необходи­мо прежде произвести, а для этого необходимо заботить­ся:

·   о загрузке производства на существующих произ­водственных мощностях и

·   создавать новые и реконструировать старые производственные мощности, дабы быть способными производить продукцию в будущем в общественно достаточном количестве.

Оба эти вида деятельности фирмы возможны, если она в состоянии оплачивать поставки ей продукции и услуг, необходимые для выполнения обеих программ при сложившихся культуре производства и прейскуранте. Это означает, что финансовой мерой хозяйственной активно­сти фирмы являются не её доходы, а уже упоминавшиеся функционально обусловленные расходы разных катего­рий:

·   Оплата поставок и услуг, выплата зарплаты при текущем выпуске товарной продукции.

·   Расходы, проводимые через фонды реконструк­ции и развития производства.

·    Долевое участие в финансировании различных совместных программ.

·    Безвозмездное вспомоществование.

·    Создание собственных финансовых резервов без их определённой адресации (этой группе в векторе rЗСТП соответствует сумма “св” + м).

·    Финансовый обмен по кредиту и страхованию.

·    Платежи налогов и получение дотаций и субси­дий.

Этот набор может быть более детальным, но управ­ленчески значимо, что он упорядочен в последовательно­сти значимости платежей 1 — 5-й групп, отвечающей ориентации фирмы на длительную хозяйственную дея­тельность, а не на одноразовую финансово эффективную аферу.

Шестая и седьмая группы расходов соответствуют оплате иерархически высшего, по отношению к каждой из фирм, управления макроэкономикой в целом. Благо­даря нефинансовым средствам воздействия, которыми обладает государственность, они довлеют над остальными группами расходов; но макроэкономика общества может устойчиво удовлетворять его потребности, если государ­ственность признает в своих действиях упорядоченность функционально обусловленных расходов, отвечающую целям иерархически более низкого уровня в системе общественного управления долговременному существова­нию большинства предприятий в отраслях. И в целях обеспечения управляемости макроэкономики как целостности, План счетов бухгалтерского учёта в государстве должен быть в соответствии с этой иерархической упорядоченностью функционально обусловленных расходов, отражая их структуру.

На макроэкономическом уровне разсмотрения: группа 6 в нормальных условиях хозяйственной деятельности — средство преодоления предприятиями пиковых инвести­ционных или иных потребностей в финансировании; в извращённых условиях группа 6 — удавка, принуждающая либо к определённой деятельности, либо к бездеятельно­сти; группа 7 — это налоговое бремя по содержанию государственности и финансированию ею разного рода общественных программ + формирование фонда дотаций и субсидий, которыми можно поддерживать желательные пропорции производственных мощностей отраслей, если государственный аппарат понимает, как это возможно делать.

Упорядоченность функционально обусловленных расходов по приоритетам их значимости позволяет ввести понятие о функционально обусловленных уровнях расходов, которые упорядочены в той же последователь­ности. Каждый из уровней определяется соотношением: «предыдущий функционально обусловленный уровень расходов» + «очередной функционально обусловленный расход в последовательности убывания их приоритетов значимости».

Если под отраслью в народном хозяйстве понимать множество однохарактерных по выпускаемой ими продукции производств, то математически отрасль описывается плотностями разпределения (см. теорию вероятностей и математическую статистику) её предприя­тий по величине расходов, соответствующих каждому из функционально обусловленных уровней. Соответственно, графически на одной и той же числовой оси для каждой отрасли можно показать среднестатистические (или иные статистически стандартные) значения величины расходов в ней для каждого из функционально обусловленных уровней.

Структура правой части уравнения рентабельности в форме:

P = ATP + rЗСТ + “св” + м                                                               ( 20 )

может быть при­ведена в соответствие с порядком следования приорите­тов функционально обусловленных расходов, а сами уравнения межотраслевых балансов мо­гут быть получены из анализа статистики, описывающей отрасли: финансы, стандарты на технологии и продук­цию, технологическая дисциплина и т.п. В этом случае единая упорядоченность описаний для всей макроэконо­мической системы, соответствующая выявленной в ней упорядоченности приоритетов функционально обуслов­ленных расходов, позволяет переходить от сопоставления финансовых характеристик к сопоставлению натураль­ных показателей производства и разпределения как различных предприя­тий в одной отрасли, так и различ­ных отраслей между собой; исходя из желательных показателей натураль­ного учёта, возможно решение обратной задачи определения необхо­димых уровней функцио­нально обусловленных расходов. В основе этого лежит взаимообусловленность разного рода частных (внутриотраслевых и т.п.) статистик, описывающих многоотраслевую производственно-потреби­тельскую систему.

Подход к этим задачам с позиций теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем позволяет вести сопоставле­ние финансовых и натуральных показателей производ­ственных циклов, разделенных большими интервалами времени, а также сравнивать макроэкономические системы различных географических регионов и государ­ствен­ных образований.

Если не раскачивать кредитно-финансовую систему шоковыми импульсными или высокочастотными измене­ниями величины S+K (либо её составляющих, обслуживающих каждую из специфических сфер — производства и потребления), игрищами на паразитических спекулятивных рынках “ценных” бумаг и валюты, безмерной эмиссией, ставкой ссудного процента и т.п., то порядок следования функционально обусловленных расходов неизменен.

Если на растянутую бельевую резинку повесить при­щепки, удаленность которых от начала резинки в неко­тором масштабе изображает среднестатистические значения каждого из функционально обусловленных уровней расходов для некоторой отрасли, то при улучше­нии условий сбыта продукции, коему соответствует рост производства, резинка с прищепками будет растягиваться; при ухудшении условий сбыта резинка будет сжиматься вслед за сокращением деловой активности в отрасли. Для полного соответствия необходимо, чтобы эластичность резинки между разными прищепками была различной, поскольку вследствие разной приоритетности функцио­нально различных расходов, разного рода законодатель­ных и иных ограничений пропорции изменения вели­чины каждого из них различны и при сокращении, и при росте деловой активности в отрасли. Всё народное хозяйство можно изобразить, как множество таких “резинок” с “прищепками”. Но для сопоставимости макроэкономических ситуаций необходимо разсмотрение всего набора отраслей в обезразмеренной по S+K системе. Тем более это всё можно отобразить средствами компьютерной графики с гораздо большим изяществом, обеспечивающим лучшую доходчивость информации.

В обезразмеренной по S+K системе удельная платёжеспо­собность никуда не изчезает, а суммарная платёжеспособность общества всегда равна единице. Удельная платёжеспособность переразпределяется между финансо­выми лицами в процессе их хозяйственной деятельности. По этой причине между уровнями функционально обус­ловленных расходов в отраслях, производством и потреблением в их натуральном учёте существуют статистически выявляемые связи как в статике, так и в динамике макроэкономической системы. Управление саморегуляцией может быть основано на выявлении и дополнительном построении, усилении или ослаблении такого рода статистических взаимосвязей: «функ­цио­наль­но обусловленные расходы — эффект в натуральном учёте» и им обратных. В этом случае задача линейного программирования (4) или функционально ей аналогич­ные иные модели могут быть обоснованы, исходя из статистики функционально обусловленных расходов отраслей, учитываемых в балансе.

Как уже было показано, формально математическое решение задачи (5) практического интереса не представляет, но ограни­чения задачи (5) следует разсматривать как ограничения, налагаемые на правую часть уравнений рентабельности в их записи: P- ATP= rЗСТ . Если это соотношение умножить на диагональную матрицу КБ ii] — (её диагональ составлена из соответствующих номеру строки элементов вектора-столбца ХКБ ) некий базо­вый спектр валовых мощностей, то можно получить соотношение:

 [ХКБ ii]( rЗСТП + “св” + м)/(S+K) =
= RЗСТ /(S+K)R/(S+K)                                                             
 ( 21 ) ,

которому в номинальной (т.е. необезразмеренной) кредитно-финансовой си­стеме соответствует аналогичное по смыслу соотношение, отличающееся от (21) отсутствием нормирующего множителя 1/(S+K) ; RЗСТноминальная величина расходов формирования «закона стоимости» (вектор номинальной «добавленной стоимости» в терминах западной политэкономии). К (21) можно почленно прибавить КБ ii]AТР и получить ограни­чения на правую часть (20), структура которого должна быть приведена в соответствие с выявленной упорядоченностью функцио­нально обусловленных уровней расходов:

 ([ХКБ ii]ATP+RЗСТП+“СВ”+М)/(S+K)
([ХКБ ii]ATP+R)/(S+K)                                                             
 ( 22 ) ,

где: “СВ” = [ХКБ ii]. “св” ; М = [ХКБ ii] . м (М — номинальный вектор-сальдо межотраслевого обмена) и т.п.    

Вся последовательность приоритетов функционально обусловленных расходов по своему финансовому существу представляет собой глубокоэшелонированную оборону частного предпринимателя, структурно обособленной фирмы от ухудшения конъюнктуры рынка и налогового бремени; по своему производственному существу — это каскадная защита фи­нансирования текущего производства товарной продукции и программ развития и реконструкции производства от ухудшения условий сбыта и средство адаптации к иерархически высшему управлению макроэкономикой как целостностью.

Поэтому, чтобы соотношениями (21), (22) можно бы­ло пользоваться в целях управления демографически обусловленным производством, необходимо, чтобы законодательство о хозяйственной деятельности было по­строено так, чтобы к изменению рентабельности пред­приятия, отрасли наиболее чувствительной была стати­стика их разпределения по функционально обусловлен­ным расходам на поддержание текущего производства продукции и развитие производственной базы.

Это предполагает, прежде всего, ограничение мини­мальной зарплаты, ограничение максимума ежемесячной зарплаты и суммарных доходов, полученных за несколько лет, уровнем, изключающим финансовую избыточность по отношению к ограниченному демографически обусловленному спектру; развитую систему фондов разного назначения социальных программ, совместной инвестиционной деятельности, отчисления в которые не подлежат налогообложению, по крайней мере до превы­шения ими некоторого уровня.

В этом случае структура левой части (22) может быть представлена в виде суммы четырех векторов, представляющих собой номинальные функционально обусловленные расходы:

 

ХКБ­ AТP + (“СВ” + М + Инвестиционные накопления)

+ статистически “жесткая”, мало изменяющаяся составля­ю­щая зарплаты и программ социальной ориента­ции

+ общее налогообложение

+ дифференцированное, избирательное налогооб­ложение и/либо дотации и субсидии

+ кредитный и страховой баланс (сальдо).

 

Сумма отраслевых компонент этих пяти векторов, составляющих весьма неоднородный конгломерат, при соблюдении энергетического стандарта обеспеченности средств платежа (либо неизменности S + K) подчинена собственным динамическим характеристикам переразпределения удельной платёжеспособности в обществе, и в частности, в сфере производ­ства.

Функционально: первое слагаемое — производство и его развитие; второе слагаемое — разпределение произве­денного среди населения через систему торговли и социального негосударственного обеспечения; третье сла­гаемое — поддержание функционирования государствен­ности и финансирования разного рода государственных программ; четвертое слагаемое — поддержание уро­вня рентабельности отраслей, при которой пропорции произ­вод­ственных мощностей позволяют производить продук­цию по каталогу демографически обусловленного спектра в общественно приемлемом количестве при снижении цен на неё по мере исчерпания нехватки продукции.

Соответственно, УПРАВЛЕНЧЕСКИ ЦЕЛЕСООБРАЗНА си­стема налогообложения всего с двумя видами налогов: первый — налог с оборота, автоматически взимаемый при перечислениях со счёта на счёт в банковской системе, соответствующий третьему слагаемому; второй — налог на сверхнормативные доходы отраслей, нарушающие финансовую устойчивость народного хозяйства из-за отраслевых диспропорций платёжеспособности, соответ­ствующий четвертому слагаемому.

Два десятка налогов в России и ещё большее количество видов налогов в “развитых” странах — управленчески безсмысленное усложнение бухгалтерского учёта и кормушка для армии судейских и прочих, паразитирующих на хозяйственных склоках. Также излишнее усложнение бухгалтерии — налогообложение наемного персонала и прочих граждан, не являющихся предпринимателями и не занятых индивидуальной трудовой деятельностью. Важно не то, какие налоги существуют, а общий доход от сбора и разпреде­ление их общего фонда по разного рода целевым прог­раммам, управляемым государственностью.

Дополнительную устойчивость структуре функционально обусловленных расходов можно придать за счёт управления базами прейскуранта на уровне многоотраслевой производственно-потре­би­тельской системы в целом. На основе анализа уравнений рентабельности межот­раслевого баланса (3) в прейскуранте можно выделить базы. Под базой прейскуранта понимается малочисленная группа товаров, рост цен на которые в скором времени вызывает рост себестоимости производства подавляю­щего большинства всех прочих товаров. Баз прейску­ранта много, все они перевязаны так или иначе структу­рой матрицы A, но первичные базы — энергетические: основные технические энергоносители, энергия и зерно — основной биоэнергоноситель; также к директивно управляемой базе прейскуранта можно отнести и тарифы на пользование инфраструктурами транспорта, связи и некоторых других..

При соблюдении ранее оговоренных условий второе и третье слагаемые, меняющиеся наиболее медленно в силу медленного изменения внутрисоциальной градации населения, лежащей в их основе, управленчески незна­чимы. Иными словами эти деньги должны быть выплачены людям вне зависимости от того, в какой отрасли они заняты сейчас, либо как организована их переквалификация при структурных изменениях во многоотраслевой производственно-потребительской системе, ориентированной на удовлетворение потребностей живых людей, а не на получение номинальных финансовых показателей. Эти функционально обусловленные расходы, представляющие собой “почти неизменные величины”, можно почленно вычесть из (21) и (22).

В этом случае при соотнесении задачи (4) с задачей (5) можно пользоваться объективно существующими статистически­ми связями между финансовым обращением, описывае­мым задачей (5), и продуктообменом в его натуральном учёте, описанном задачей (4). Соответственно сказанно­му, R в правой части (21) — спектр финансового управ­ляющего сигнала в системе саморегуляции производства в отраслях народного хозяйства. Самопроизвольный дрейф номинального значения R изключается соблюдением энергетического стандарта либо поддержанием S+K неизменным. В этом случае весовые коэффициенты r, ... , rn в критерии оптимально­сти задачи (4) могут быть обоснованы, исходя из разпре­деления спектра номинальных расходов R по отраслям, что изключает система­тический произвол их обоснования методом «экспертных оценок» при равноправном разсмотрении задач (4) и (5) в качестве пары прямой и двойственной задач линейного программирования.

В уравнениях межотраслевого баланса продуктообме­на и равновесных цен статистические взаимосвязи предстают как равенство:

К ii]rЗСТ = RЗСТ = [P ii]FK                                               ( 23 ) ,

которое можно понимать как относимое к среднестати­стическим отраслевым характеристикам rЗСТ . В составе спектра FК есть составляющая «инвестиционных продук­тов» FКИ . В отношении неё можно на основе статистики также построить линейную модель:

C ХК= FКИ                                                                                       ( 24 ) ,

где C — матрица по структуре, аналогичная матрице A. Её коэффициенты cij описывают обмен отраслей друг с другом «капитальным оборудованием» и другими «инвестиционными продукта­ми» в расчёте на единицу натурального учёта продукции в приросте валового выпуска на производственном цикле разсмат­риваемой длительности DT. В зависимости от построения балансовой модели прирост валового выпуска может быть относим либо к описываемому уравнением произ­водственному циклу, либо к последующему за ним в хронологической преемственности.

Соотношения (21 — 24) вводят в структуру задачи (4) управление функционально обусловленными расходами, соответству­ющими FКИ , в отраслях. Средствами управления являются параметры налогово-дотационной политики (функционально обусловленные расходы с 3-ей по 7-ю категории), входящие составляющими в вектора rЗСТП (21) и RЗСТП (22). При этом уравнения типа (19) в хронологически преемственной последовательности перспективных производственных циклов связывают натуральный учёт продуктообмена (вектора: ХК , FК ) со стоимостным учётом (вектора: ХР , FР ) вполне определённо на основе энергетического стандарта обеспеченности средств платежа. При этом обретает определённость и основное рекуррентное соотношение метода динамического программирования Xn + 1 = f(X, Un , n), что позволяет его применить к оптимизации хронологической последовательности межотраслевых балансов в форме (19).

Из этого с очевидностью вытекает, что ПОСТАТЕЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ ПО ПРОЕКТУ ГОСБЮДЖЕТА ИЛИ ГОЛОСОВАНИЕ О ПРИНЯТИИ БЮДЖЕ­ТА В ЦЕЛОМ БЕЗ МАТЕМАТИЧЕСКИХ РАСЧЁТОВ ПОСЛЕДСТВИЙ ВНОСИМЫХ В ТАКОГО РОДА РЕШЕНИЯ ИЗМЕНЕНИЙ — НЕДОПУСТИМАЯ ОБЩЕСТВЕННО И БИОСФЕРНО ОПАСНАЯ ГЛУПОСТЬ.

Кроме межотраслевых балансов продуктообмена, также известны и аналитические соотношения, описывающие статистические зависимости во многоотраслевом производстве без непосредственного привлечения аппарата теории вероятностей (хотя сами они получены на основе математической обработки экономической статистики на длительных интервалах времени). К числу средств такого рода в экономике принадлежат «производственные функции», выражающие на основе обработки статистических данных зависимость: «Выпуск отраслью продукции в стоимостном учёте» = «аналитическая функция от аргу­ментов»: 1) «за­тра­ты на оборудование», 2) «затраты на оплату персонала».

Производственные функции также позволяют оценить последствия изменения спектра производства под давлением налогово-дотационной политики, но без анализа и синтеза межотраслевых балансов продуктооб­мена.

Можно понять, что ссудно-процентная и прочая суета на рынке “ценных” бумаг и спекулятивных рынках — фактор, во-первых, пони­жающий достоверность математических оценок на основе математических моделей, а во-вторых, реально ПАРАЗИТИЧЕСКИЙ фактор целенаправленного противодействия проводимой государством налогово-дотацион­ными средствами политике производства и разпределения.

Благосостояние — единство производства и разпределения.

Управление рентабельностью средствами налогово-дотаци­онной политики позволяет управлять статистичес­кими характеристиками производства и разпределения без административного диктата, на основе понимания, как из множества микроэкономик, работающих в разных отраслях и регионах, складывается устойчивая статистика хозяйственных связей макроэкономики, из поколения в поколение удовлетворяющая биосферно-допустимые общественные потребности ко благу всех живущих трудом по совести.


6.6. Средства сборки макроэкономики
из множества микроэкономик

Если оставить в стороне вопрос о быстродействии и качестве управления, то в принципе народным хозяйством в целом, всякой финансово-промышленной группой, концерном можно управлять изключительно директивно-адресно, т.е. выдавая конкретные указания иерархически низшим подразделениям в общей структуре их взаимоподчинения и контролируя выполнение этих указания, что является основой для выдачи новых указаний. Но если привлечь к разсмотрению вопрос о быстродействии и качестве управления в такой системе, то выяснится, что в силу ограниченности мощности и быстродействия средств передачи и обработки информации, ограниченности сотрудников директоратов в их возможностях, знаниях, квалификации и т.п., рост такого рода пирамидальных моноцентрических административных структур также ограничен.

Иными словами, есть предел, по превышении которого в структуре, её отдаленная периферия начинает жить по принципу «до Бога высоко, до царя далеко» и становится по существу неуправляемой директивно-адресно со стороны породившего её общего для струк­ту­ры административного центра.

Соответственно этому общему принципу многоотраслевые производственно-потребительские системы представляют собой множество разного рода административных структур, в пределах границ каждой из которых управление осуществляется изключительно директивно-адресным способом.

Эффективность же многоотраслевой производственно-потре­би­тельской системы в целом определяется тем, насколько работо­спо­собны средства сборки структурно обособленных частных фирм, в некую целостность, в которой осуществляется продук­тообмен в технологической преемственности процессов, вне зависимости от локализации разных фрагментов техноло­гичес­кой цепочки по различным структурно обособленным, админис­тративно самостоятельным фирмам.

Если средства сборки работают эффективно, то множество фирм образуют де-факто финансово-промышленную группу, даже без юридического оформления существующую на протяжении смены поколений продукции и технологий; если средства сборки утрачивают работоспособность (или выведены из строя злоумышленными или неумелыми действиями тех общественных и государственных институтов, в ведении которых они находятся), то ранее устойчиво работавшая финансово-промыш­лен­ная группа начинает разсыпаться, даже вопреки направленным на её поддержание административно-юридическим усилиям. Процесс разпада такого рода макроэкономических систем сопровождается падением в них спектра производства вследствие разрушения породуктопотоков в их технологической преемственности.

Если вынести общую всему обществу культуру за скобки, то таких средств сборки множества частных фирм в целостную макроэкономическую систему (вплоть до народного хозяйства государства или объединения многих государств) — два.

·   Во-первых, это кредитно-финансовая система, течение в которой финансовых потоков сопровождает продуктообмен между структурно обособленными (административно независимыми) фирмами в технологической преемственности операций. Это — самое старое средство сборки.

·   Во-вторых, это система стандартизации, сертификации и метро­логического обеспечения всех без изключения потребностей производства и управления им во многоотраслевой производственно-потребительской системе, включающей в себя множество структурно обособленных частных фирм.

Эти средства сборки взаимно дополняют друг друга, и не являются взаимозаменяемыми. Порождаемые на их основе многоотраслевые производственно-потребительские системы (и общество в целом) обладают разной чувствительностью к сбоям в работе каждой из них. Они более чувствительны к нарушениям в работе кредитно-финансовой системы в том смысле, что ошибка (или преступление) в области финансовой политики государственности или банковских структур проявится как спад производства или его переориентация на общественно чуждые цели гораздо быстрее, чем ошибка (или преступление) в области политики стандартизации и сертификации.

Так правительство Е.Т.Гайдара в течение полугода своей преступной политикой привело в неработоспособное состояние кредитно-финансо­вую систему России, в результате чего она в течение нескольких лет устойчиво не способна обслуживать эффективный производственно-потреби­тель­ский продуктообмен и пригодна изключительно для финан­со­вого афериз­ма и обслуживания криминальной деятельности. Это главная причина, по которой фирмы и люди, занятые в сфере произ­водства, переживают хронические трудности.

В то же время общество и производственно-потребительские системы могут десятилетиями жить с дефектами в системе стандартизации (как то было в СССР периода застоя), проигрывая в эффективности своих — в общем-то работающих — производственно-потребительских систем другим обществам, в которых системы стандартизации были свободны от аналогичных дефектов. При этом необходимо отметить, что Россия по настоящее время не избавилась от дефектов системы стандартов в целом и от дефектов отдельных стандартов, унаследованных ею от СССР.

Наряду с искусственно вызванной хронической неработоспособностью кредитно-финансовой системы дефекты, свойственные системе стандартизации и отдельным стандартам, не способствуют упрочению социально-экономического положения страны на общемировом фоне.

К сожалению, в общедоступной литературе в настоящее время освещаются либо проблемы финансов в отрыве от проблем организации многоотраслевого производства, либо проблемы стандартизации изключительно в узко технологическом смысле.

Вопросы же функционирования кредитно-финансовой системы и системы стандартизации и сертификации производств, продукции и услуг в качестве средств сборки множества частных фирм в общественно эффективную многоотраслевую производственно-потребительскую систему не разсматриваются. Не разсматриваются они и в западной литературе. Если же смотреть на названные средства сборки множества частных фирм в целостную макроэкономическую систему с точки зрения достаточно общей теории управления, то они являются средствами безструктурного управления, в объёмлющем процессе которого протекают вложенные процессы структурного директивно-адресного управления.


6.7. Кредитно-финансовая система и рынки

Хотя разного рода рынки существуют в обществе издревле, но современный рыночный механизм саморегуляции многоотраслевых производственно-потребительских систем невозможен без развитой кредитно-финансовой системы. Поэтому способность рыночного механизма к саморегуляции производства и потребления в общественно приемлемом режиме (как и неспособность его к этому) требует общественно целесообразной организации кредитно-финансовой системы. Поскольку кредитно-финансовая система — средство сборки множества микроэкономик в макроэкономику, действующую как система рынков, то прежде чем говорить о ней, необходимо выявить управленчески специфическое понимание термина «рынок».

Здесь, ранее и далее под рынком (специализированным рынком) будем понимать совокупность продавцов определённой номенклатуры товаров, которая позволяет один специализированный рынок отличить от другого. Деловая активность рынка на всяком определённом интервале времени проявляется в совершении сделок купли-продажи. В результате сделок товар переходит от продавца к покупателю, а средства платежа (в большинстве случаев официальные деньги общества) переходят от покупателя к продавцу. Каждая сделка характеризуется количеством товара и его ценой. Соответственно общий торговый оборот рынка равен финансово выраженному объёму продаж во всех сделках, совершенных в течение разсматриваемого интервала времени. Таким образом, специализированный рынок в целом характеризуется следующими определёнными численно однозначно параметрами:

·   номенклатурой-идентификатором продукции[46];

·   количеством сделок;

·   прейскурантом каждой из всего множества сделок;

·   количеством каждого из видов товаров по номенклатуре рынка, проданного в каждой из сделок.

Но по отношению ко многим определённым таким образом в макроэкономике специализированным рынкам можно заметить, что все совершаемые на них сделки можно разделить на два типа:

·   во-первых, сделки, в которых лицо, участвующее в них в качестве покупателя, в других сделках на этом же рынке систематически выступает в качестве продавца. В блоке 18 РСП в этом качестве выступают подавляющее большинство производственных фирм в цепочке технологической преемственности промежуточных продуктов и производства средств производства. Так, продавая средства производства другим блокам на рынке 18 РСП, блок № 8 получает от них на этом же рынке конструкционные материалы, энергию, транспортные и прочие услуги.

·   во-вторых, сделки, в которых лицо, участвующее в них в качестве покупателя, и в других сделках на этом же рынке также выступает в качестве покупателя, никогда не выступая в качестве продавца (хотя возможно, что на других специализированных рынках оно выступает в качестве продавца). В этом качестве на рынке 18 РСП выступают преимущественно оптовики (дилеры) рынка конечной продукции, действующие в качестве оптовых продавцов на своём специализированном рынке (блок 19 РПП на схеме рис. 4).[47]

Соответственно принятой ранее градации покупателей, действующих на всяком специализированном рынке, его финансово выраженный общий торговый оборот разпадается на две составляющие:

·   внутренний финансовый оборот рынка, слагающийся в сделках купли-продажи первого типа, когда одно и то же лицо на одном и том же рынке выступает в одних сделках в качестве покупателя, а в других в качестве продавца. Он равен объёму продаж в сделках этого типа.

·   и обменный финансовый оборот этого же рынка с другими сферами деятельности, разсматриваемыми в качестве таких же специализированных рынков, который также разпадается на две составляющие:

Ø приходную, образуемую в сделках, в которых лицо, статистически значимо выступающее в роли покупателя, не действует на этом же рынке в качестве продавца; и

Ø расходную, образуемую при покупке чего-либо на других специализированных рынках, на которых продавцы разсматриваемого рынка выступают в качестве профессиональных и эпизодических покупателей второго типа, статистически редко появляясь на них в качестве продавца.

Соответственно разность «Приходный оборот рынка» — «Расходный оборот рынка» представляет собой «Сальдо рынка» (в контексте настоящей записки “внутренний оборот”, “обменный оборот” и “сальдо рынка” — строгие термины); иными словами «Сальдо рынка» равно разнице между его «Объёмом продаж» на сторону и «Объёмом закупок» на стороне. Положительное сальдо в последствии может стать основой как наращивания внутреннего финансового оборота, так и увеличения расходов в обменных оборотах с другими специализированными рынками. Естественно, что отрицательное сальдо вызывает обратные последствия.

Если же разсматривать множество специализированных рынков, образующих в совокупности обменную систему, то получится схема вроде показанной на рис. 10.

На нём многоотраслевая производственно потребительская система представлена как совокупность связанных между собой четырех специализированных рынков (т.е. отличающихся друг от друга по номенклатуре товаров, продаваемых на каждом из них). При этом необходимо иметь в виду, что между некоторыми из специализированных рынков общества обмен может носить односторонний характер, что на рис. 10 условно показано во взаимосвязях рынка № 1 и рынка № 2 изчезающе тонкой пунктирной линией со стрелкой на конце. В каждой паре связанных между собой в системе рынков приходный оборот одного из них является расходным оборотом другого. Сальдо в такого рода паре рынков — одно и то же по абсолютной величине (модулю: |сальдо|), но одному рынку при |сальдо| соответствует знак «+», а другому при |сальдо| соответствует знак «¾». Абсолютная величина сальдо является финансовой мерой взаимосвязи двух любых специализированных рынков, знак же характеризует направленность финансовых потоков (это же применимо и к оценке взаимной связи любых иных компонентов экономической системы). Общее сальдо каждого рынка слагается из суммы сальдо во всех такого рода парах; равно из разности суммы всех приходов и суммы всех его расходов.

Рис. 10. Финансовый обмен между специализированными рынками во многоотраслевой производственно-потребительской системе

При более укрупненном разсмотрении производится слияние прежних более мелких специализированных рынков. В этом случае внутренние их обороты складываются, а, кроме того, во внутренний оборот объединенного рынка включаются со знаком «+» обе компоненты их обменного оборота, поскольку при объединении рынков прежние сделки обменного оборота становятся внутренними сделками купли продажи объединенного рынка. После этого пересчитывается обменные обороты объединенного рынка и его сальдо в торговле с другими специализированными рынками.

При разбиении какого-то одного рынка на некоторую совокупность новых рынков, номенклатура прежнего рынка разделяется на избранные при разбиении составляющие, после чего продавцы прежнего рынка относятся к тому или иному из вновь выделенных специализированных рынков и пересчитываются внутренние обороты и сальдо каждого из них.

Если разсматривать производство и разпределение реальных продуктов и услуг в обществе, то это процесс, в котором явно выраженное управление некоторым образом сочетается с “автома­тическим”[48] самоуправлением «сложных систем»[49] макроэкономики. Это общее положение. Как уже отмечалось ранее, по отношению к экономике оно означает, что управляемая изключительно директивно адресно производственно-потребительская система име­ет естественные пределы своего роста. И эти пределы заметно меньше масштабов хозяйства государства или региона планеты.

Если смотреть на такого рода крупномасштабные государственные и региональные многоотраслевые производственно-потребительские системы с точки зрения теории управления, то кредитно-финансовая система в них либо выполняет функцию средства сборки множества структурно обособленных предприятий, каждое из которых управляется директивно-адресно, в устойчивую[50] целостную систему, либо кредитно-финансовая система эту функцию не выполняет, как это имеет место в России в результате усилий Е.Т.Гайдара и А.Б.Чубайса и их сподвижников.

Если исходить из того, что хозяйственная деятельность в обществе должна обеспечивать всех людей в преемственности поколений всем жизненно необходимым, чтобы не было обездоленных по независящим от каждого из них лично причинам, то:

ОБЩЕСТВУ от кредитно-финансовой системы и не требуется ничего, кроме эффективной устойчивой сборки множества частных административно обособленных фирм и единоличных пред­принимателей в целостную многоотраслевую производ­ственно-потребитель­скую систему.

Чтобы так было всегда, необходимо выявить и изключить из практической политики и бизнеса те факторы и действия, которые препятствуют или полностью подавляют выполнение кредитно-финансовой системой этой её функции, единственно полезной экономически. Один из таких факторов — ростовщичество — кредитование под ссудный процент было выявлено при развертывании теории подобия многоотраслевых производственно потребительских систем. О других — рынках валюты и “цен­ных” бумаг — говорилось вскользь. Но именно в этом смысле — соответствия либо несоответствия функции сборки целостной макроэкономики из множества микроэкономик — особый интерес вызывают процессы, имеющие место на рынках разного рода “вообра­жаемых” ценностей, которые общество может измышлять в неограниченном количестве, а также и при спекуляции реальными продуктами.

Но чтобы увидеть подводные течения финансового мира, прежде необходимо определиться во мнениях относительно существа денег и признать:

·   что ведущим “воображаемым” продуктом современности являются официальные деньги — средства платежа, представляющие собой совокупность цифр, которая выражает численную меру номинальной платёжеспособности, зафиксированную на монетах, купюрах, банковских счетах и т.п.

·   что финансовое обращение само по себе, вне его связи с другими общественными процессами, есть перемещение чисел, выражающих номинальную платёжеспособность, от одних физических и юридических лиц к другим физическим или юридическим лицам.

·   что покупательная способность номинальной платёжеспособности (т.е. выраженной численно) обусловлена количеством выставленного на продажу товара, а прейскурант является финансовым выражением всех ошибок общественного управления в их издревле упорядоченной (Библия, Сирах, 29:24) по приоритетам значимости совокупности; иными словами идеальному режиму общественного самоуправления и функционирования экономики соответствует устойчиво нулевой прейскурант на продукцию конечного потребления (блок 19 РПП на рис. 4).

Всё это было не столь очевидно в эпоху меновой торговли на основе обращения золота и серебра в качестве денежного товара, принявшего на себя функции инварианта прейскуранта[51]. Фактически эпоха меновой торговли продолжалась до середины ХХ века, пока в обществах поддерживалось обращение золотых и серебряных монет и обмен на них бумажных денег и сумм на банковских счетах в однозначно определённом соотношении: номинал — количество золота[52], исполнявшего роль основного денежного товара.

То обстоятельство, что “разфасовка” в монеты денежного товара с развитием цивилизации была перенесена из торговых рядов рынка в казначейство, дела не меняет: это подобно разнице между продуктовым рынком, где покупатель, разбудив продавца, просит взвесить в его присутствии 1 килограмм помидоров, и универсамом, где тот же покупатель берет с прилавка пакет, в котором помидоры заранее разфасованы персоналом магазина или базы оптовой торговли. Но в случае обращения золота в качестве денежного товара в системе меновой торговли вместо разфасовки помидоров в пакеты заранее фасуется золото в монеты.

Эпоха меновой торговли при таком взгляде завершилась только с прекращением хождения монет из драгоценных металлов и прекращением обмена бумажных денег и сумм на банковских счетах на такого рода монеты или же на развесное золото и серебро в слитках. С завершением эпохи меновой торговли золото, утратило роль инварианта прейскуранта и стало рядовым товаром, что официально признал Международный валютный фонд ещё в 1976 г. После этого “изчезновения” инварианта прейскуранта, всякая экономическая теория, в которой не назван определённо новый инвариант прейскуранта, заместивший прежний, обречена на метрологическую несостоятельность, что выводит её из области науки в область наукообразной болтовни на околоэкономические темы.

Кроме того, с утратой золотом роли инварианта прейскуранта номиналы средств платежа и все прочие финансовые номиналы стали просто числами, очищенными от их материальных носителей[53]. Это означает, что в обществе обострилась древняя проблема: защитить себя от производства дополнительной номинальной платёжеспособности, уничтожающей покупательную способность платёжеспособности, ранее введенной в финансовое обращение (платёжеспособность и покупательная способность это разные категории, хотя и взаимно связанные).

До эпохи появления бумажных кредитных денег эта проблема решалась большей частью сама собой на основе неразрывной связи номинала платёжеспособности и количества драгоценного металла, на котором он был отчеканен, определявшего покупательную способность в меновой торговле тех лет[54].

С другой стороны покупательная способность ограничена в обществе всегда в том смысле, что реальных продуктов и услуг невозможно купить больше, чем их в действительности производится[55]. А уровень производства по каждой из позиций номенклатуры выпускаемой продукции (как и возможности расширения номенклатуры), в свою очередь, ограничен энергопотенциалом, освоенным системой производства, и КПД технологических процессов, о чём было прямо сказано в предшествующих разделах.

Кажется, на первый взгляд, чем плохо жить подавляющему большинству трудящегося населения при такого рода естественном автоматизме? — поскольку, если эмиссия средств платежа отстает от роста объёмов производства реальной продукции и услуг, то номинальные цены неизбежно будут снижаться, а покупательная способность текущих номинальных доходов и накоплений, которые лежат для большинства населения в ограниченном диапазоне, также неизбежно будет расти. Чтобы было так, необходимо только средствами налогово-дотационной политики поддерживать финансовое обращение во многоотраслевой производственно-потребительской системе при неравномерном изменении порога рентабельности в разных отраслях в ходе технико-технологического прогресса и падении цен на конечную продукцию и услуги на рынке 19 РПП и на промежуточную продукцию в сфере производства 18 РСП на рис. 4.

Теперь такого автоматизма нет, вследствие чего объём вводимой в дополнение к уже находящейся в обращении номинальной платёжеспособности (т.е. по существу чисел) определяется деятельностью:

·   легальной — высших государственных чиновников,

·   и нелегальной — фальшивомонетчиков, фальшивокупюрщиков и хакеров[56].

Все процессы, за изключением легальной и нелегальной эмиссии, в кредитно-финансовой системе по “само собой разумению” относятся к категории “естественных”. При этом полезно иметь в виду, что качество чисел, вводимых в оборот платёжеспособности хакерами нелегально, ни чуть не хуже качества чисел, вводимых в оборот чиновниками государства легально[57]: это означает, что ныне возможны ситуации, в которых между современными “фаль­ши­вомонетчиками” и легальными госчиновниками нет никакой разницы; вопрос только в том, как оформить легального чиновника юридически на те же нары, что и “фальшиво­монет­чика”.

В силу господства приведённого в предыдущем абзаце мнения экономическая наука не интересуется тем, какие из финансовых процессов в действительности противоестественны и как эти противоестественные процессы влияют на номинальную платёжеспособность и покупательную способность населения и разных отраслей сферы производства. В связи с этим необходимо выявить однозначную связь номинальной платёжеспособности и покупательной способности как общества в целом, так и его составляющих компонент до индивида, обладающего кошельком, включительно.

Долговременный экономико-исторический анализ показал, что рост производства реальной продукции конечного потребления (для блока 19 РПП и ФОП на схеме рис. 4) в её натуральном учёте на протяжении последних 150 лет следовал за ростом добычи первичных энергоносителей и никогда не обгонял его, подтверждая тем самым закон сохранения энергии в технологических процессах экономической системы общества. Среднегодовые темпы прироста энергопотенциала техносферы за этот период составили не более 5 % в год. Объёмы потребления росли в среднем не быстрее 3 % в год, так как часть прироста энергопотенциала изпользовалась на возобновление материально-технической базы производства, кроме того КПД техники не превосходит единицы, а для большинства технических устройств заметно меньше единицы.

Поскольку выход реальной продукции из сферы производства (блок 18 РСП на рис. 4) определяется её энергопотенциалом, прежде всего[58], то это означает, что рост величины S+K, при котором заведомо не будет падения покупательной способности находящихся в обращении денег, и не возникнет диспропорций финансовых мощностей производств по отношению к их мощностям при натуральном учёте продукции, не может превышать прироста энергопотенциала за тот же период (см. формулу 13). Избыточный по отношению к этому естественному ограничению эмиссии рост КПД и рост культуры потребления уйдёт в снижение номинальных цен, в котором выражается рост покупательной способности денежной единицы.

С другой стороны, эта обусловленность объёмов реального производства и масштаба номинальных цен энергопотенциалом сферы производства означает, что реально инвариантом прейскуранта является энергоинвариант, вне зависимости от того признан он экономической наукой и юриспруденцией, либо нет. В систему экономической статистики и бухгалтерского учёта он может быть введен либо как цена «условного топлива»[59], как это было в практике Госплана СССР, либо как тариф на промышленное потребление электроэнергии, поскольку, с одной стороны, в основе тарифа на электроэнергию лежит спектр потребления реальных энергоносителей, а с другой стороны, потребителями электроэнергии являются практически все отрасли сферы производства, инфраструктуры общества и домашние хозяйства. Введение энергоинварианта в качестве тарифа на электроэнергию предпочтительнее, так как понятие «условного топлива» изменяется, в зависимости от изменения структуры комплекса энергетических отраслей. Киловатт´час электроэнергопотребления, в отличие от тонны «условного топлива», более устойчивое явление в экономике.

Но если в системе присутствует ничем не ограниченный ссудный процент, то он, вызывая рост номинальной заявленной стоимости произведенного вне зависимости от динамики реального производства в натуральном учёте объёмов продукции, порождает некоторый объём заведомо неоплатной задолженности (т.е. цены растут быстрее, чем покупательная способность общества и спектр производства в неизменных ценах). Эта задолженность может быть погашена только прощением всего её объёма или покрытием его дополнительной эмиссией денег в обращение общества. Но при неограниченном ссудном проценте, объём дополнительной эмиссии, необходимой для обеспечения функционирования рыночного хозяйства путем погашения заведомо неоплатной задолженности, вызывает рост значения S+K, более быстрый, чем рост энергообеспеченности реального производства, что выражается в падении покупательной способности денежной единицы.

Кроме того, резкие значительные изменения величины номинальной платёжеспособности S+K ведут к падению темпов роста реального производства в его натуральном учёте относительно их возможного максимума за счёт возникновения межотраслевых и внутриотраслевых диспропорций удельной платёжеспособности и производственных мощностей как таковых (о чём говорилось ранее), возникающих при прохождении эмиссионной и кредитной волн с одного специализированного рынка на другие по объединяющим их каналам денежного обращения в обществе (ранее при­водившаяся формула 13).

Как ВСЕМ известно ещё из школьного курса физики, полезный эффект действия всякой системы численно определяется соотношением: «Эффект» = КПД ´ «Количество энергии, введенной в систему», выражающим закон сохранения энергии, где КПД — коэффициент полезного действия. Ему в финансовом выражении соответствует следующее утверждение:

“Совокупный денежный номинал, противостоящий всей товарной массе в обществе на всех специализированных рынках” = “Коэффициент энергетической обеспеченности денежной единицы (финансовый аналог КПД)” ´ “Количество энергии, потребляемой производственной системой общества, обслуживаемого данным видом денег.” Это — финансовое выражение общефизического закона сохранения энергии, ему соответствует энергетический стандарт обеспеченности средств платежа.

Таким образом, ссудный процент — противоестественное явление, в том смысле, что законодательно поддерживающее его общество, по существу посягает на отмену общефизического закона сохранения энергии в своей потребительской деятельности: если говорить языком пресловутой ленинской «кухарки, которая должна УЧИТЬСЯ[60] управлять государством», то такое общество посягает на то, чтобы съесть больше, чем оно реально стряпает; при этом кто-то обожрется до свинского состояния, за счёт того, что многим не хватит жизненно необходимого.

Законодательная поддержка ссудного процента — выражение глупости одних и рабовладельческих устремлений других, что касается и современного российского общества, в общем-то без оснований к тому насмехающегося над пресловутой ленинской якобы глупостью о «кухарке». Хорошая кухарка не совершила бы того, что натворили реформаторы из числа благонамеренных.

Тем не менее, ссудный процент в разных своих обличьях присутствует в мире финансов, превращая финансы из мерила производства и разпределения в безмерно воображаемую — вымышленную реальность, оказывающую противоестественное воздействие на реальную жизнь большинства населения Земли и на биосферу. И вопреки этому присутствие ссудного процента считается вполне естественным и уместным во всей прошлой и в настоящей жизни Запада, а главное — и в той модели “нового мирового порядка” осуществления древнеегипетского рабовладения, которую Запад экспортирует в остальные регионы Земли, программируя их подневольное будущее.

Это — нравственно-этическая сторона вопроса о финансах, как о воображаемом продукте, произведенном обществом. Экономическая же сторона дела связана с вопросом: чем финансовая система на основе воображаемых денег удобнее рабовладельцам, по сравнению с обращением в прошлом золотых и прочих “реаль­ных” денег, бывших основой меновой по её существу торговли.

В обществе, где есть социальные группы, состоящие из тех, кто господствует над другими людьми как над орудиями осуществления своих целей или стремится к такого рода господству, деньги не только обеспечивают продуктообмен, осуществляя сборку в единую многоотраслевую производственно-потреби­тель­скую систему множества частных фирм и единоличных производителей и торговцев. Деньги ещё являются средст­вом осуществления господства одних над другими, которое всегда на протяжении истории выражалось в стремлении к накопительству с целью увеличить свою мощь в качестве господина над другими, либо вырваться из такого рода финансовой неволи. Соответственно этому свойству психики индивидов при золотом обращении в обществе, где одни реально господствуют над другими либо стремятся к таковому господству, — тем более, если рост цен в нём подхлестывается ростовщичеством, — хронически не хватает средств платежа для обеспечения сборки множества частных фирм в единую хозяйственную систему и развития в ней производства.

Производство реальной продукции и услуг в этом случае поддерживается их действительными производителями на минимальном уровне. Это ведёт к обострению социальной напряженности, поскольку возомнившие себя “элитой”, не умея поднять спектр общественного производства, однако не желают снизить свою потребительскую активность, реально намного превосходящую их биологически обусловленные потребности, и продолжают обирать действительных производителей продукции, лишая их семьи подчас самого жизненно необходимого всего лишь ради того, чтобы превзойти ещё кого-то в роскоши и сладострастном потреблении. И это всё создает дискомфортные условия для реальных владельцев этого общества — тех, кто владеет и возомнившими себя “элитой” и зависимым от “элитарного” правления простонародьем; для тех, кто реально осуществляет надгосударственную концептуальную власть[61].

В результате общество в целом в таких условиях оказывается перед выбором: либо искоренить систему угнетения одних другими и продолжать жить в “золотом” (в смысле основы финансов) веке меновой торговли реальными продуктами, либо построить иную финансовую систему, в которой страсть к финансовому накопительству одних хозяева системы легко могут нейтрализовать, чтобы она не препятствовала производственной деятельности большинства трудоспособного населения и тем самым сняла отчасти внутриобщественную напряженность.

Исторически реально эта альтернатива предстала перед европейским обществом на фоне конфликта двух пород рабовладельцев: региональной земельной аристократии и ростовщической финансовой МЕЖРЕГИОНАЛЬНОЙ аристократии, что нашло своё яркое и полное художественное выражение в “Скупом рыцаре” А.С.Пушкина.

Земельная аристократия — кланы тогдашней “политической элиты”, державшие в своих руках государственную власть при смене поколений, — не смогли отказаться от своих рабовладельческих устремлений и возглавить общественную деятельность, направленную против ростовщического рабовладения финансовых межрегионалов. Но межрегионалы-ростовщики смогли профинансировать подавление своих конкурентов в рабовладении — земельной региональной аристократии — в ходе буржуазных “демократических” революций.

Обретя через финансируемых ими[62] ставленников власть над государственным аппаратом, ростовщические кланы в течение исторически непродолжительного времени обезопасили себя и свою власть от нездоровой страсти к финансовому накопительству как некоторых устойчивых при смене поколений социальных групп, так и отдельных личностей, которая по-прежнему господствовала в обществах и препятствовала развитию реальной производственной деятельности так же, как и во времена государственной власти земельной аристократии, чья алчность и рабовладельческие устремления препятствовали общественному объединению труда.

Будучи держателями ростовщической долговой удавки, финансовые межрегионалы признали в качестве равноправных с золотом и серебром средств платежа в меновой торговле разного рода долговые разписки. Эти долговые разписки в своём историческом развитии обрели вид бумажных кредитных денег[63], ставших первым воображаемым продуктом в мире реальных золотых и серебряных финансов того времени.

Чтобы не нервировать и не озлоблять толпу обывателей обменом разного рода “реальностей на воображаемые ценности”[64] при осуществлении ими купли-продажи с употреблением кредитных бумажных денег, межрегиональной ростовщической корпорацией, узурпировавшей банковское дело (счетоводство макроэкономического уровня по его существу), и подчиненными ей государствами поддерживалась система прямого и обратного обмена воображаемого денежного товара (чисел на счетах и на разного рода купюрах) на реальное золото и серебро по твердому курсу.

Хотя при этом только некоторая доля из совокупной номинальной платёжеспособности общества S+K была представлена реальными золотом серебром, но при устойчивой работе этой системы прямого и обратного обмена какой-либо внешне видимой функциональной разницы между «реальными» и «вообража­емыми» финансами видно не было.

Но если находящуюся в обращении наличность S , в свою очередь представить в виде суммы:

S = V +“Au” ,

где V — воображаемая (виртуальная) составляющая в денежном обращении, а “Au” — реально золотая, и перейти к анализу покупательной способности, то отличие системы меновой торговли на основе золота, эмиссия которого ограничена природными факторами, и системы торговли на основе воображаемых денег — разительное. Удельная покупательная способность золотой составляющей пропорциональна в обезразмеренной по S+K системе следующему соотношению:

“Au”/(V + “Au” + K).

Поскольку объём допустимого кредитования, не нарушающего возможностей банковской системы в операциях с вкладчиками, пожелавшими потратить свои сбережения, представляет собой некоторую ограниченную долю от S , а золото в системе обращается наравне с воображаемыми деньгами, то приведённое выражение для покупательной способности золотой составляющей можно записать и в такой форме:

“Au”/(V + “Au” + aV) = “Au”/(“Au” +(1 + a)V).

Поскольку, в отличие от золота, объём эмиссии всякого рода воображаемых финансов неограничен ничем кроме произвола держателей системы воображаемых денег, то полученное выражение по существу говорит о возможности управления покупательной способностью золотой составляющей в финансовом обращении в условиях действия золотого стандарта.

Дело в том, что удельная[65] покупательная способность всякой номинальной денежной суммы в обезразмеренной системе определяется в общем виде (с точностью до коэффициента) соотношением П/(S+K), частным случаем которого является приведённое соотношение для покупательной способности золотой составляющей. Как видно из структуры этого соотношения, если кто-то накопил золота в качестве сокровища в объёме b “Au” , то простым наращиванием воображаемой составляющей V , покупательную способность золотого сокровища можно при необхо­димости легко обесценить[66]; а тем самым и устранить конкурентов, посягающих на господство, и оставить в подневольном положении тех, кто стремился вырваться на финансовую свободу.

Это было невозможно сделать столь независимо при изключительно золотом обращении (требовалось выявить сокровище и изъять его, что исторически реально возможно только как гражданская война); кроме того, концентрация реального золота у банкиров и плохая его транспортабельность в больших количествах делала банкиров легко поражаемой мишенью в периоды социальных потрясений[67]. В системе же с воображаемыми финансами-числами каждый банкир-ростовщик — сам себе системообразующий фактор, способный бросить на разграбление в случае опасности для себя счета и купюры в одном месте и развернуть производство воображаемого финансового продукта в другом месте при поддержке всей остальной корпорации межрегионалов финансистов. Захват же воображаемого финансового продукта одиночками как в граждански мирное время, так и в ходе бунтов опасности для системы не представляет, поскольку введением в обращение новых воображаемых финансов, периодической сменой купюр и т.п., захваченные кем-либо воображаемые финансы-числа на разного рода носителях сами собой утратят покупательную способность[68], и будут выброшены их владельцами, если те не смогут доказать законность происхождения своих воображаемых “сокровищ” при обмене старых денег, на новые, осуществляемом системой в целом.

Кто этого не понимал и хотел накопить богатств побольше, копил сокровища по-прежнему, а неограниченная ничем, кроме воли финансовых рабовладельцев эмиссия воображаемых денег (нара­щивание составляющей V), поддерживала хозяйственную деятельность общества. Когда же рост номинальных цен, подстегиваемый ростовщичеством, вынуждал продавать разного рода сокровища и тратить накопления, золотая составляющая в денежной форме возвращалась в обращение, а перешедшая в ювелирные изделия, — меняла владельцев в меновой или обычной торговле.

Сами же заправилы системы воображаемых финансов ничего не теряли, сохраняя власть и над миром воображаемых номиналов, и над товарооборотом реальных вещей и услуг.

По существу с момента признания обществом в качестве средств платежа бумажных денег — носителей воображаемых номинальных чисел — золото стало ненужным в качестве основы финансовой системы, обеспечивающей сборку множества частных фирм в единую производственно-потребительскую систему. Однако при этом встал вопрос об управлении покупательной способностью денежной единицы и об управлении разпределением удельных покупательных способностей среди населения и по специализированным рынкам при прогрессивном росте объёма номинальной платёжеспособности S+K общества в целом.

Таким образом, после выяснения роли ростовщичества и банков в прошлом и в современном мире, очевидно, что рынок кредитов — это единственный из специализированных рынков общества, который имеет по принципам построения финансовой системы со ссудным процентом всегда положительное сальдо в обмене с другими специализированными рынками. Именно по этой причине не правы те, кто утверждает, что ростовщический доход явление того же рода, что и прибыли, извлекаемые продавцами из торговли реальными продуктами и услугами: вопрос только в том, кто из них искренне ошибается, а кто злонамеренно лжет. Благодаря заведомо положительному сальдо рынка кредитов продавцы денег в состоянии удушить всякий иной рынок как целиком, так и “достать” персонально каждого из физических и юридических лиц, действующих на этих рынках. Последнее означает:

·   во-первых, что биржевой пузырь рынка “ценных” бумаг и прочих воображаемых продуктов вымышленной ценности и сокровищ разного рода существует и раздувается с их соизволения.

·    во-вторых, что биржевой пузырь рынка воображаемых продуктов и сокровищ несёт на себе определённые функции в системе управления посредством финансов производством и разпреде­лением реальных продуктов и услуг[69].

Но говорить о воздействии пузыря рынка “ценных” бумаг, валюты и прочих сокровищ на другие сферы деятельности предметно — возможно только после всего ранее высказанного, в результате чего выявились отличия рынков воображаемых продуктов вымышленной ценности от рынков реальных продуктов сферы производства и потребления. Теперь обратимся к воображаемым ценностям.

Заправилы западной цивилизации представляют простому обывателю рынки разного рода “ценных” бумаг в качестве одного из средств сохранения с ПРИУМНОЖЕНИЕМ его номинальных сбережений. Однако вопрос о том, какой реальной покупательной способностью будут обладать сбереженные и приумноженные номиналы, обходится при этом молчанием. Основным товаром рынков “ценных” бумаг являются разного рода акции фирм. Но процесс ценообразования на рынке акций заметно отличается по своему существу от ценообразования на антиквариат, произведения искусства, золото и другие драгоценности, недвижимость и всё прочее, что служит в обществе для вложения свободных финансов и сбережений с целью сохранения и приумножения своей покупательной способности.

Главная особенность этого обусловлена тем, что, в отличие от золота и прочего, перечисленного в качестве “аккумуляторов” накоплений, количество акций, которые могут появиться на рынке “ценных” бумаг объективно не ограничено ничем, кроме намерений их эмитента; себестоимость же производства акций смехотворно мала, по сравнению с их возможной ценой, что также отличает их от золота и прочих “аккуму­ля­торов” накоплений, а сами акции, в отличие от прочих “аккумуля­торов”, не способны удовлетворить никаких иных потребностей людей за изключением накопительских.

На первый поверхностный взгляд акционирование — это альтернативное по отношению к кредиту средство привлечения свободных финансовых ресурсов общества в какое-то частное дело, поскольку, чтобы начать или расширить дело, необходимо привлечь финансовые ресурсы в объёме, превышающем некоторый минимальный пороговый уровень, свойственный каждой отрасли многоотраслевой производственно-потреби­тельской системы в каждое историческое время. Для преодоления этого отраслевого порога минимума капитала на Западе и в России, можно взять кредит, объём которого предстоит вернуть вместе с набежавшими процентами в течение определённого срока. Если номинальные доходы, извлекаемые из начатого таким способом бизнеса, за срок возврата кредита не позволили создать объёма собственных оборотных средств, позволяющего продолжить или расширить дело после возвращения ссуды и уплаты процентов по ней, то придется либо закрыть дело, либо же прибегать к новым кредитам. Это означает, что по существу придется быть не собственником дела, а наёмным управляющим дела, фактически принадлежащего кредитору.

Как было показано ранее, такая перспектива определяется не деловой хваткой предпринимателя, не существом самого дела и его общественной полезностью либо вредностью, а кредитной политикой, осуществляемой в каждом регионе планеты (госу­дарстве) трансрегиональной корпорацией весьма малочисленных кланов ростовщиков-международников. Хотя потребителю в большинстве случаев всё равно, в чьей собственности находится предприятие, производящее необходимую ему реальную продукцию, и нет дела до того, как возник его стартовый капитал, но перспектива стать наёмным управляющим многим предпринимателям на протяжении истории была всегда и ныне психологически неприемлема. Соответственно такого рода неприятие долговой зависимости порождает другой способ создания стартового капитала — преодоление коллективными усилиями порогового значения объёма финансовых ресурсов, необходимых для начала и расширения дела; по-русски это называется вести дело в складчину. Тем, кто при этом вкладывает свои финансовые средства в дело, не будучи его фактическим сотрудником, обещают долю из будущих доходов, которые дело должно принести.

Акции появились как юридическая форма создания и расширения дела в складчину, а также и как способ разпределения прибыли, которую ожидают получить в последствии от этого дела. Собственниками дела при этом формально являются все акционеры без изключения, хотя при голосовании акциями при принятии управленческих решений выясняется, что реальными собственниками являются только малочисленная группа, владеющая пакетом акций, позволяющим заблокировать либо принять решение, а все остальные акционеры присутствуют при этом акте в качестве зрителей, по существу утратив способность собственника оказать влияние на судьбу своего достояния.

Но и это изключительное положение среди акционеров группы владельцев контрольного пакета иллюзорно, если в кредитно-финан­со­вой системе присутствует ссудный процент.

В принципе, акционерное предприятие может вести дело, не будучи в долговой зависимости от ростовщиков с рынка кредитов, хотя кредиты могут быть необходимы и ему, но не в качестве източника основных финансовых ресурсов (заемный капитал), а в качестве эпизодического средства преодоления разного рода пиковых потребностей в финансовых ресурсах.

Но не следует забывать и о том, что сама потребность пополнить оборотные средства некоего предприятия за счёт выпуска новой серии акций реально могла быть вызвана предшествующей кредитно-ростов­щи­ческой перекачкой платёжеспособности из сферы производства в банковскую корпорацию. Исторически реально в библейской цивилизации это так, по какой причине некоторая доля заведомо неоплатного долга, порождаемого ростовщичеством, приходится на акции и некоторая доля акций разных предприятий всегда статистически предопределённо представляет собой долговые разписки (обязательства) на предъявителя, в обмен на эмиссию которых трансрегиональная корпорация ростовщиков возвращает в производственно-потребительский оборот общества (в официально денежной форме) некоторую долю изъятой ростовщичеством прежде платёжеспособности.

Такого рода возврат в обращение номинальной платёжеспособности происходит в форме сделки купли-продажи акций, при этом покупатели акций, если это не сами банки, выступают по существу в качестве подставных лиц, которые отнесли на свой счёт некоторую долю заведомо неоплатного долга общества ростовщической корпорации. Таким образом, в системе со ссудным процентом эмиссия новой серии акций достаточно часто скрывает от большинства факт не оглашённого банкротства некоторого множества фирм и статистическую предопределённость переразпределения в будущем прав собственности вопреки намерениям и пожеланиям подавляющего большинства населения, которое останется потерпевшим зрителем при очередном потрясении или крахе фондовых и финансовых рынков, вне зависимости от того, являются они акционерами либо же нет[70].

После такого акта грабежа на узаконенной процедурной основе вряд ли возможно утешиться по рецепту, почерпнутому из статьи одного горе-“аналитика”:

«... правила игры на финансовых рынках — это нечто незыблемое, это фундамент мира, поэтому даже если вас обобрали до нитки, то утешьтесь тем, что вы нашли в себе мужество соблюсти правила игры» (“Эксперт”, № 42, 1997 г. Валерий Фадеев. “Это вам не козла забивать. Россия стала частью мировой экономики. Теперь нас могут обобрать”)[71].

Многие владельцы акций[72], пострадавшие при такого рода финансовых катастрофах, в этом случае убедятся, что в действи­тель­ности они вовсе не собственники предприятий, а подставные лица, среди которых трансрегиональная корпорация ростовщиков временно разместила заведомо неоплатный долг.

Взыскать этот долг они не смогут в силу того, что его величина растет быстрее, чем номинальные доходы общества. Что возможно взыскать с обанкротившейся фирмы, будет взыскано с неё, прежде всего, корпорацией ростовщиков, в частности, потому, что законодательство большинства стран построено так, что в случае банкротства фирмы и разпродажи её имущества для покрытия долгов — первыми удовлетворяются иски кредиторов, т.е. большей частью это — иски банковской корпорации, своим ростовщичеством разорившей фирму. Что останется после ростовщиков-кредиторов — по остаточному принципу — пойдет на погашение задолженности перед вкладчиками-акционерами; из числа же акционеров преимуществом обладают владельцы разного рода привилегированных акций; и только то, что останется после них, будет разпределено между рядовыми акционерами, “вложивши­мися” в дело, загодя обреченное на банкрот­ство системным банковским ростовщичеством.

То есть в кредитно-финансовой системе со ссудным процентом акционирование в его реальных формах — поставленная на широкую ногу «игра в наперстки», в которой всегда выигрывают владельцы системы и некоторое количество мелкоты, которой дают потешиться ради того, чтобы она привлекла массовку, которую хозяева игры обдерут как липку.

Хотя это в целом так, однако, возможно, оставив вне разсмотрения общесистемные факторы и процессы, смотреть на выпуск акций с точки зрения директората некой производственной фирмы. При таком искусственно суженом взгляде выпуск новой серии акций и их продажа — средство увеличить объём функционально обусловленных расходов в процессе производства; тем самым увеличить объёмы производства или изменить его характер и качество, что должно увеличить и номинальные доходы предприятия (как обычно предполагается) в объёме, превосходящем вложения в дело доходов от продажи акций.

Выкуп предприятием ранее выпущенных им же акций соответственно представляет собой сокращение его финансовых мощностей, что может не позволить ему загрузить уже развитые производственные мощности. Если это — систематический выкуп ранее выпущенных акций, то в большинстве случаев он эквивалентен ликвидации предприятия, поскольку предприятие при выкупе собственных акций уменьшает свой производственный финансовый оборот[73], что ведёт к сокращению функционально обусловленных расходов и сокращению объёма деятельности в её натуральном выражении.

Это означает, что в подавляющем большинстве случаев после продажи акций их эмитент (тот, кто их выпустил) в обладании ими непосредственно не заинтересован: ему достаточно иметь у себя некоторый контрольный пакет, чтобы не утратить власть над собой на очередном собрании акционеров.

Но после того, как акции разошлись среди «вложившихся в дело», если это дело обеспечивает поступление доходов и прибыли, то часть прибыли перечисляется владельцам акций. В обладании акциями, как средством получения доходов, таким образом, оказываются заинтересованы их покупатели — последующие владельцы, а не директораты предприятий, выпустивших акции.

Соответственно такому отношению к акциям рынок ценных бумаг разпадается на два:

·   первичный, на котором продавцами выступают эмитенты акций, т.е. предприятия, их выпустившие с целью наращивания своих финансовых мощностей.

·   вторичный, на котором продавцами выступают владельцы акций, не являющиеся их эмитентами.

Если эту общепринятую в современной финансово-экономи­ческой науке[74] терминологию соотнести с рис. 10, то то, что принято называть «первичным рынком ценных бумаг», с одной стороны, соответствует расходной части обменного оборота специализированного рынка “ценных” бумаг и прочих воображаемых продуктов вымышленной ценности (блок № 14 на рис. 4) и, с другой стороны, соответствует доходной части обменного оборота рынков, на которых действуют эмитенты акций (предприятия сферы производства реальных продуктов и услуг: остальные компоненты блока № 18 РСП и многие предприятия блока № 19 РПП на рис. 4). Изключение составляют некоторое, относительно небольшое количество акционерных фирм, занятых операциями с “ценными” бумагами и принадлежащих по характеру своей деятельности непосредственно блоку № 14 на рис. 4 в качестве покупателей и продавцов.

По существу процесс инвестиций (т.е. вложение свободных номинальных финансовых ресурсов в производство реальной продукции) протекает как продажа акций их эмитентами на первичном рынке ценных бумаг.

То, что принято называть «вторичным рынком ценных бумаг», представляет собой внутренний оборот специализированного рынка “ценных” бумаг и прочих воображаемых ценностей.

Хотя владельцев акций, купивших их на вторичном рынке ценных бумаг, и принято называть «инвесторами», но в результате покупки ими акций ни один цент не вкладывается в реальное производительное дело. Единственным изключением является вариант, если акции куплены претендентами на дивиденды и долевое участие в собственности у представителя эмитента, которому эмитент, так или иначе передал право комиссионной продажи выпускаемых им акций. Всё остальное (кроме продажи эмитентом акций через комиссионера) во внутреннем обороте рынка “цен­ных” бумаг — паразитическая спекуляция, т.е. извлечение номинальной денежной прибыли из колебаний цен на акции, как самопроизвольных, так и умышленно вызванных биржевой “игрой”.

Собственно «биржевой пузырь», который привлек внимание многих в ходе кризиса 1997 г. (в том числе и в качестве средства осуществления власти над миром[75]) и есть внутренний спекулятивно-паразитический оборот рынка “ценных” бумаг и прочих воображаемых продуктов вымышленной ценности.

Соответственно и ценообразование на акции протекает различным образом на первичном и на вторичном рынках “ценных” бумаг. При начале дела цена акций во многом определяется убедительностью рекламной кампании, проводимой эмитентом при размещении своих акций[76], в результате чего и возникает достаточный для начала или расширения дела платёжеспособный спрос на них.

Ценообразование на вторичном — спекулятивно-паразити­чес­ком рынке “ценных” бумаг протекает иным образом. Это связано с тем, что при покупке акций одних интересуют, прежде всего — ожидаемые дивиденды, а других — реальные долевые права собственности на конкретные объекты в сфере производства вне зависимости от дивидендов. Эти две группы покупателей акций на вторичном рынке “ценных” бумаг по сути являются врагами, хотя большинство любителей дивидендов не задумываются о таких тонкостях в функционировании вторичного рынка “ценных” бумаг. Причина же такой не оглашённой вражды состоит в том, что если нет дивидендов, то многие претенденты на дивиденды начинают продавать акции по ценам, гораздо ниже, чем те, за которые они их приобрели, что открывает возможность к скупке по дешевке долевых прав собственности, приходящиеся на каждую из продаваемых в такого рода ситуациях акциях.

И хотя себестоимость производства акций смехотворно мала, в отличие от себестоимости производства, лежащей в основе цены реальных продуктов и услуг, но и на вторичном рынке “ценных” бумаг удается выявить один из фундаментов ценообразования на разного рода акций — своего рода начало системы отсчёта их цен. Он, однако, затрагивает ценообразование, когда в форме акций продаются и покупаются дивиденды, а не долевые права собственности[77], также связанные с акциями[78].

Среди разного рода акционерных обществ существуют акционерные общества закрытого типа, чьи акции не подлежат свободной продаже и перепродаже, а вопрос об изменении состава участников закрытого акционерного общества решается каждый раз собранием его акционеров. Если владелец акций, пожелав их продать, не может найти приемлемого для остальных акционеров покупателя, то встает вопрос о выкупе акций самим акционерным обществом на баланс общества (т.е. выкупленные у бывшего акционера акции переходят в вйдение дирекции и числятся на балансе предприятия в системе его бухгалтерского учёта). При этом возникает необходимость оценки акций, цена на которые реально отсутствует, поскольку они не перепродаются и не котируются на фондовой бирже.

Способов оценки акций закрытых акционерных обществ на основе комбинации разного рода финансовых параметров предприятия (балансовой стоимости, приходящейся на акцию определённого номинала и т.п.) несколько. Но один из них наиболее значим своей обнажающей суть дела характером.

Предполагается, что у акционера была альтернатива: вложить деньги не в акции, а в банк и получать доход по вкладу в виде процентной ставки, начисляемой на вклад. Соответственно этой альтернативе цена акции определяется отношением реально выплачиваемых акционерным обществом дивидендов к ставке ссудного процента[79], выплачиваемой банком по вкладам:

При употреблении этой формулы, в уставе закрытого акционерного общества конкретно оговаривается, за какие годы учитываются дивиденды, и со ставкой какого банка по какому виду вкладов они соотносятся. Эта формула хороша в том смысле, что при низкой доходности или убыточности предприятия она не позволяет акционерам изъять свои капиталы из дела до официального объявления предприятия банкротом, поскольку в неё не входит доля балансовой стоимости предприятия, приходящаяся на акцию определённого номинала. Приведённая формула дает оценку акций закрытого акционерного общества в зависимости от номинальной финансовой прибыльности его деятельности, которая может быть и выше и ниже ставки по банковским вкладам, в основе которых лежит ростовщический доход.

Хотя это соотношение открыто изпользуется применительно к оценке акций закрытых акционерных обществ, но оно же лежит в основе котировки на бирже большинства свободно продаваемых акций, поскольку большинство их владельцев претендуют на дивиденды, а не на долевые права собственности сами по себе (те, кто в форме акций оперирует на бирже с правами собственности, составляют на бирже меньшинство, но весьма своеобразное и властное меньшинство). От официальной процедуры выкупа акций на баланс предприятия закрытым акционерным обществом биржа отличается только тем, что на фондовой бирже, где действует множество продавцов и покупателей акций, каждый из них формирует для себя то значение цены, за которую он готов продать или купить акции, предполагая те или иные возможности увеличения или падения выплат по ним дивидендов. В результате складывается статистика цен и объёмов купли-продажи акций во внутреннем обороте рынка “ценных” бумаг, при котором переразпределяются и права долевой собственности, связанные с акциями, о чём большинство не думает, а для меньшинства оно и является подлинной сутью процесса биржевой котировки множества акций в разных регионах мира.

Всё это разоблачает вторичный рынок “ценных” бумаг и как торговлю долговыми обязательствами (равно правами собственности) на предъявителя, и как разновидность ростовщичества, тем более в тех случаях, когда суммарные доходы по дивидендам начинают превышать первоначальные вложения в акции. От банковского ростовщичества получение дивидендов отличается только тем, что дивиденды представляют собой некоторую долю от реально полученной прибыли, какая возможность зависит от проводимой ростовщической корпорации кредитной политики в регионе; ссудный же процент по кредиту представляет собой условие получения кредита, упреждающе посягающее на изъятие из средств заемщика определённой номинальной суммы вне зависимости от номинальной финансовой эффективности его деятельности.

Тем не менее, несмотря на это отличие на уровне микроэкономики акционирования от откровенного ростовщичества, каждый, кто претендует на дивиденды в объёме, с прибылью окупающем его финансовое вложение в дело, является ростовщиком[80]. Но и претенденты на дивиденды разделяются на две категории:

·   одни, купив какие-то акции, спокойно получают дивиденды в объёме, определяемом руководством акционерного предприятия, и подчас даже не успевают избавиться от акций, продав их по приемлемой цене прежде, чем фирма-эмитент обанкротится;

·   другие покупают акции для того, чтобы их перепродать по более высокой цене и получить прибыль не в форме дивидендов (хотя и от них они не откажутся, если срок выплаты придется на то время, пока акции находятся у них), а как доход, обусловленный разницей цен при покупке и при продаже[81]; либо купить более доходные акции, приносящие более высокие дивиденды, в ряде случаев намного превосходящие гарантированный доход по вкладам в банк[82].

Ко второй категории принадлежат биржевики-единоличники и разного рода холдинговые[83] компании, которые скупают акции разных фирм в разных регионах планеты большими пакетами, получают дивиденды и разпределяют их совокупный объём между своими вкладчиками; а, кроме того, занимаются перепродажей “ценных” бумаг в зависимости от своих оценок перспектив котировок, получения дивидендов. Внешне к этой же категории относится и то меньшинство, которое в форме акций оперирует с долевыми правами собственности и которое преследует при этом цели, лежащие вне сферы финансов, по отношению к которым финансы, “ценные” бумаги, биржевая спекуляция — оружие четвертого приоритета значимости — только средства и процедуры осуществления поставленных ими иных целей.

О существовании этих целей подавляющее большинство вкладчиков в акции даже не подозревает или относит их к заведомо не осуществимым плодам больного воображения отдельных личностей.

Но, обладая монопольно высокой платёжеспособностью на основе ростовщичества в системе обращения создаваемых ими финансовых номиналов, банки непосредственно и через контролируемые ими фонды и холдинговые компании скупают на рынке “ценных” бумаг долевые права собственности и переразпределяют их по своему усмотрению в форме акций предприятий так называемого «реального сектора экономики»[84]. Этому процессу обращения акций и переразпределения прав долевого участия в собственности сопутствует образование «среднего класса» — группы населения, в чьем доходе ростовщическая составляющая от вложения свободных средств в банки и ценные бумаги — значительна, и которые не мыслят своего существования изключительно на основе трудовых доходов, благодаря чему они являются фактором стабилизации системы долгового рабства всего общества, включая и рабства самих себя.

Это главная из причин, по которой трансрегиональная корпорация ростовщических кланов не удушила рынки “ценных” бумаг: без них и без «среднего класса» снятие напряженности в отношениях между “элитой” финансовых рабовладельцев и рабочим быдлом было бы затруднено, а рабство было бы более очевидным; так же нынешние реальные рабовладельцы теряются на фоне законной такого же рода деятельности множества их рабов из состава «среднего класса».

Это всё касалось событий, имеющих место преимущественно в пределах рынка “ценных” бумаг. Теперь необходимо посмотреть на то, как изменения в статистике этих событий сказываются на всех остальных составляющих макроэкономики, действующих на основе кредитно-финансовой системы, общей как реальному, так и воображаемому её секторам.

Прежде всего, необходимо выделить ещё один объект спекуляций, но на сей раз в сфере обмена реальными продуктами: это главным образом сырье и продукты его первичной переработки.

Реально в современной глобальной экономике часть производимого разнородного сырья и продуктов первичной переработки продается его непосредственным потребителям-обработчикам в цепочке технологической преемственности производства продукции конечного потребления; а часть продается оптовикам, у которых его покупают обработчики. Таким образом, некоторая доля от общего объёма, произведенного добывающими отраслями и сельским хозяйством, сырья и продуктов первичной обработки всегда находится вне сферы непосредственного производства у оптовиков, которые имеют возможность создать резервы сырья того или иного рода, интенсифицировав его закупку и подтормаживая сбыт, либо пустив резервы в продажу — увеличить предложение сырья обработчикам.

Этот процесс сам сопровождает и вызывает колебания цен на сырье и продукты его первичной переработки. Такого рода колебания цен создают основу для скупки сырья и полуфабрикатов с целью перепродажи по более высоким ценам, в результате чего возникает внутренний спекулятивный оборот товарно-сырьевых бирж, в котором некоторая доля сырья обращается непрерывно, длительное время не попадая к обработчикам.

Хотя биржи и называются «товарно-сырьевыми», поскольку на них продается и продукция конечного потребления и многие промежуточные продукты, свойственные функционированию сферы производства, но их внутренний спекулятивный оборот представлен главным образом сырьем и продуктами его первичной переработки: это металлы и другие конструкционные материалы, зерно, мука, сахар, и т.п. Конечная потребительская продукция и средства производства не удобны в качестве объекта спекуляций, поскольку вследствие научно-технического прогресса и изменения моды быстро уступают новым видам продукции свою привлекательность для потребителя, а вместе с этим теряют и свою первоначальную цену: в той области, где цены предопределённо систематически снижаются, — не поспекулируешь; придется либо её покинуть, либо начать трудиться; либо, если это возможно, внедрить в неё условия, благоприятные для спекуляции[85].

Сырье же и продукты его первичной переработки обладают гораздо большим сроком жизни, менее требовательны к условиям хранения и перевозки, чем многие виды конечной продукции, что и позволяет извлекать прибыль из колебаний цен на него как естественных, так и искусственно вызванных. При этом расходы на складское хранение и транспортировку такого рода запасов, меняющих собственников во внутреннем спекулятивном обороте товарно-сырьевых бирж, перекладываются биржевиками и оптовиками на потребителя как доля в торговой наценке при продаже. Часть вполне доброкачественной и необходимой людям продукции при этом может ЗЛОУМЫШЛЕННО уничтожаться — просто для поддержания приемлемого уровня цен и прибыльности спекуляций: история всех стран знает тому много примеров, но только при Сталине за это виновных безжалостно уничтожали, назвав прямо их дело вредительством.

Несмотря на то, что паразитический спекулятивный оборот товарно-сырьевых бирж имеет место, тем не менее, во многоотраслевой производственно-потребительской системе они несут и полезную нагрузку, являясь демпфером, сглаживающим несовпадение во времени пиков предложения сырья и продуктов первичной переработки добывающими отраслями и пиков запросов обработчиков на сырье и продукты первичной переработки. Это в целом способствует более равномерной во времени загрузке производственных мощностей отраслей и росту КПД системы общественного производства.

То есть органично необходимое функционирование товарно-сырье­вых бирж во многоотраслевой производственно-потреби­тель­ской системе приводит к вопросу об определении того уровня, превысив который, внутренний оборот товарно-сырьевых бирж оказывается избыточным по отношению к потребностям системы в целом в демпфировании несовпадения во времени пиков предложения и пиков запросов и становится паразитическим[86]: это — один из аспектов многогранной задачи о плановом управлении рыночной экономикой.

После того, как мы разграничили «реальный сектор» экономики, производящий реально потребляемые продукты и услуги, от сектора воображаемой экономической деятельности, оперирующего с вымышленными ценностями, преобразуем рис. 4 на основе системы обозначений, принятой в рис. 10. В результате получим рис. 11.

На рис. 11 показана общая схема финансового обращения в обще­стве. Как и на рис. 10 специализированные рынки на ней обозначены прямоугольниками; внутренние обороты каждого из рынков обозначены эллипсами; дуговыми стрелками показан переток финансов (а не продуктов, в отличие от рис. 4 для блоков 18 РСП и 19 РПП) с одного специализированного рынка на другие. Потребители реальной продукции не являются рынком в ранее определённом смысле этого слова и потому показаны простым прямоугольником. Даны основные пояснительные надписи, которые говорят сами за себя. Чтобы обозначить паразитическую сущность спекулятивного оборота товарно-сырьевых бирж, соответствующий эллипс залит тем же цветом, что и весь сектор воображаемой экономической деятельности — “грыжа” экономики; то же касается и рынка ростовщических кредитов. В составе этой купи-продай “грыжи”, взращенной долгими усилиями в теле мно­гоотраслевой производственно-потребительской системы, выделены (как самостоятельные структурные единицы) разного рода спекулятивные рынки, как воображаемых продуктов вымышленной ценности, так и вещественных сокровищ.

Рис. 11. Спекулятивная “грыжа” воображаемой экономики в её взаимосвязи с сектором производства реальной продукции

 

При глобальном масштабе разсмотрения к рынку “ценных” бумаг следует отнести ещё один вид вымышленных “ценностей” — валюты (конвертируемые и не очень конвертируемые) различных стран, утратившие определённое золотое или какое-либо иное определённое содержание. Поскольку сами страны по отношению к глобальному хозяйству предстают в роли особого рода фирм, подразделений фирм и разного рода обменников (интерфейсов) между фирмами, составляющими в совокупности глобальный суперконцерн, то традиционное для глобальной экономической аналитики раздельное разсмотрение рынка валют и рынка прочих “ценных” бумаг во многом искусственное и не существенное.

Хотя с отменой золотого стандарта их валюты и выглядят неизвестно чем и как обеспеченными, но по существу реальное положение большинства из валют государств в мировой экономике определяется поддержанием стандарта энергообеспеченности официальной денежной единицы[87], обслуживающей их собственное производство и внешнюю торговлю; этим же определяется и твердость каждой свободно конвертируемой валюты по отношению к доллару США, ставшему воображаемым инвариантом прейскуранта (по умолчанию) в глобальной финансовой системе.

Также к “грыже” отнесены и рынки разного рода вещественных сокровищ: от золота и недвижимости до произведений искусств, поскольку их объединяет то, что переход их от одного собственника к другому в обществе не принадлежит продуктообмену сферы производства — реальному сектору ныне функционирующей экономики. И хотя многое из этого обладает способностью удовлетворять те или иные потребности людей, кроме накопительских, тем не менее, реально многое из этого является предметом спекуляций и вложения свободных финансовых средств с целью приумножения номиналов.

На рис. 11 болезненная извращённость современной глобальной и множества региональных экономик изображена как выпадение в спекулятивную “грыжу” из реального сектора экономики товарно-сырьевых бирж и банковского сектора, пораженных паразитическими наклонностями изрядной части современного общества.

В нормальной, здоровой экономике, не страдающей спекулятивной “грыжей”, нет и риска её “ущемлений”, которые, протекая в форме биржевых и банковских потрясений и кризисов, болезненно сказываются на всех составляющих общества, связанных с системой финансового обращения. В такого рода здоровой экономике, как о том было сказано в абзаце, предшествующем рис. 11, товарно-сырьевые биржи должны пребывать в составе «реального сектора» экономики; рынок кредитов должен изчезнуть вместе с ликвидацией ссудного процента, а банковский сектор, обеспечивающий беспроцентное кредитование вместе с системой счетоводства макроэкономического уровня, должен также вернуться в сектор реальной экономики. При этом следует иметь в виду, что беспроцентное кредитование предполагает разпределение всегда ограниченных (в силу закона сохранения энергии) кредитных ресурсов на основе активной интеллектуальной оценки целесообразности, а не на основе отсечения претендентов на кредиты подъёмом ставки ссудного процента.

На такой основе разпределения функциональной нагрузки во многоотраслевой производственно-потребительской системе “гры­жу” спекулятивной “экономики” можно удалить не только без вреда для реальной экономики, но и с пользой для подавляющего большинства населения, живущего своим участием в общественном объединении производительного и управленческого труда множества личностей. При этом экономику следует перевести в режим снижения номинальных цен, сопровождающего рост объёмов выпуска полезной людям продукции и услуг, в результате чего “пострадают” финансово-номинально только особо упорствующие в стремлении приобщиться к «среднему классу» и «сливкам общества», а также и реальные рабовладельцы — заправилы глобального ростовщичества и биржевой спекуляции воображаемыми продуктами.

Разсмотрение взаимоотношений “грыжи” и реального сектора экономики в номинальной системе бухгалтерского учёта и экономической статистики непоказательно. Для того чтобы ясно видеть, что и как происходит, следует перейти в обезразмеренную по S+K кредитно-финансовую систему, в которой нет роста номиналов, выражающих реальное или мнимое общественное богатство.

Если это сделать, то внутренний оборот рынка сферы производства (блок 18 РСП на рис. 4), равно реального сектора экономики (на рис. 11) на определённом интервале времени можно представить следующим образом:

“re”´ (S0 + K) ,

где “re” — коэффициент пропорциональности ( “rе” — от real, реальный), а S0объём наличности, находящейся в обращении на начало производственного цикла.

Соответственно внутренний оборот “грыжи” можно выразить аналогично:

“vir”´(S0 + K) ,

где “vir” — коэффициент пропорциональности (“vir” — либо от virtual, либо от вымышленный, воображаемый — кому как больше нравится).

В не обезразмеренной кредитно-финансовой системе этим выражениям будут соответствовать некоторые номинальные суммы “Rе” и “Vir”. Хотя равенство: “Re”/“Vir” =“re”/“vir” и выполняется всегда, и отличие обезразмеренной и номинальной систем не очевидно, но оно зримо проявится, если необходимо сравнить характеристики многоотраслевой производственно-потреби­тель­ской системы на двух интервалах времени: без этого невозможно ни директивно-адресное управление ею («командно-администра­тив­ный» метод), ни управление настройкой рыночного механизма на функционирование в общественно приемлемом режиме (что реально стоит за блефом о способности рынка к саморегуляции в обществе всего и вся на основе реально не существующей свободы купли-продажи, уничтоженной несколько тысяч лет тому назад действительно свободной глобальной ростовщической монополией нескольких десятков иудейских кланов).

Можно представить, что многоотраслевая производственно-потре­бительская система устойчиво пребывает в некотором балансировочном режиме. Устойчивость балансировочного режима предполагает, сохра­нение неизменными во времени контрольных параметров системы от одного контрольного интервала времени к другому. Это означает, что в такого рода балансировочном режиме характеристики внутренних оборотов реального сектора экономики и “грыжи”:

“rе”´ (S0 +K) и “vir”´ (S0+K) ,

— неизменны от одного производственного цикла к другому.

Если обратиться к закону сохранения энергии в его финансовом выражении, это означает, что можно записать два соотношения, характеризующие энергетику многоотраслевой производственно-потребительской системы:

“Эптнц”/(S0+K) и “Эптнц”/[“re”´ (S0+K)] ,

где “Эптнц” — энергопотенциал общества (МВт) на основе которого действует реальный сектор экономики. Первое выражение представляет собой энергетический стандарт обеспеченности денежной единицы как таковой. Второе представляет собой энергетическую обеспеченность денежной единицы во внутреннем обороте реального сектора экономики[88]: т.е. это финансовая мера энерговооруженности сферы реального производства.

Предположим, что энергетический стандарт обеспеченности денежной единицы на очередном производственном цикле системы не изменился:

“Эптнц”/(S0+K)= const.

Предположим, что в силу разного рода причин, в том числе и вызванных искусственно множеством больших и маленьких соросов и соросят значительно изменился внутренний оборот “грыжи”, в результате чего он составил на очередном производственном цикле системы величину:

(“vir”+D“vir”)´(S0 +K).

Поскольку большая часть финансовых ресурсов современности не лежат без движения, пребывая на банковских счетах, а банки пускают все свободные свои ресурсы, суммы на расчётных счетах и вклады в оборот, то это статистически предопределённо означает, что платёжеспособный спрос переразпределился между всеми специализированными рынками, показанными на схеме рис. 11 , и некоторая доля aD“vir” от D“vir” появится (либо изчезнет в зависимости от алгебраического знака) во внутреннем обороте сферы производства.

С учётом этого выражение для энергообеспеченности денежной единицы во внутреннем обороте сферы производства следует записать так:

“Эптнц”/((“re”+a D“vir”)´ (S0+K)) . 

Что оно означает, можно понять из уравнений межотраслевого баланса. Хотя они не популярны там, где верят в блеф о саморегуляции рынка, и считают их пережитком эпохи Госплана, но, тем не менее, они позволяют увидеть и объяснить многое, вследствие чего заправилы Запада присудили В.Леонтьеву за работы на их основе нобелевскую премию, которая, кстати, выплачивается из паразитических доходов с “ценных” бумаг. Авторитетом же нобе­левского (1973 г.) лауреата В.Леонтьева (1906 — 1999) заправилы Запада, скрывают то, что осталось не выявленным при неразличении им деградационно-паразитического и демографически обусловленного спект­ров общест­вен­ных потребностей.

Поскольку на уровне многоотраслевой производственно-потре­битель­ской системы в целом возможно воздействие средствами кредитной и налогово-дотационной политики на рента­бельность производства и ин­вестиционную активность всех отрас­лей, то соответствующие состав­ляющие могут быть изпользованы в качестве средств управления саморе­гуля­цией макроэкономического уровня; причем разные составляющие rЗСТ могут употребляться и взаимно антагонистично разными субъектами-управлен­цами: государственностью, ростовщической корпорацией, биржевыми спекулянтами. Их изменение составляющих rЗСТ на уровне макро­экономики вызывает изменение статисти­ческих характе­ристик произ­водства и разпределения без прямого административного диктата. Иными словами, это — средства настройки рыночного механизма саморе­гуляции на тот или иной режим функционирования, который может быть устойчивым, неустойчивым, обще­ственно приемлемым, может быть биосферно недопу­стимым и биосферно и социально безопасным.

Вне зависимости от того, понимает этот факт общество или нет, но этот механизм объективно существует и дей­ствует.

Как видно из структуры уравнений межотраслевого баланса, сектор воображаемой экономической деятельности не входит в уравнения продуктообмена (1, 2) ни при натуральном учёте, ни при стоимостном учёте реально выпускаемых продуктов и услуг; он не входит в них ни явно, ни опосредованно неявно.

В уравнения равновесных цен (3) сектор воображаемой экономической деятельности входит опосредованно неявно в составе разного рода «долей добавленной стоимости» в составе компонент вектора rЗСТ — вектора расходов формирования закона стоимости.

Как говорилось ранее, динамика S+K оказывает непосредствен­ное влияние на рентабельность производств в разных от­раслях, разсматриваемую в обезразмеренной системе, но уравнения межотраслевого баланса дают возможность увидеть, как это происходит:

M /(S+K+S)=[РV ii](АХК+FК)/(S+K+S)-
-[ХК ii](АТРR+rЗСТ)/(S+K)                                               
 ( 13 ) .

Формула (13) — инструмент бухгалтерии “бухгалтеров-отлич­ни­ков”. Её аналогом в бухгалтерии “двоечников” будет следующее выражение:

                M =[РV ii](АХК+FК)-[ХК ii](АТРR+rЗСТ) ,

т.е. «Номинальное сальдо» = «Номинальные доходы» — «Но­ми­нальные расходы». Оно заметно проще, чем формула (13), но из него невозможно оценить изменение реальной покупательной способности номиналов в векторе М , на чем и горят все “двоечники”. Структура же формулы (13) показывает, что значительный рост номинальных прибылей отраслей за счёт первого слагаемогоV ii](АХК+FК) для многих из них может быть превращен в катастрофические убытки делением на знаменатель (S+K+S), выросший на величину S.

Но то же самое происходит, когда процессы в “грыже” оказывают своё воздействие на сектор реальной экономики. Формула (13) была получена без детального разсмотрения “грыжи” экономики, в предположении, что реальному продуктообмену сопутствует только институт кредита и эмиссионная деятельность государственности. Если же разсматривать многоотраслевую производственно-потребительскую систему, отягощенную “грыжей” рынков “ценных” бумаг и прочих спекулятивных сокровищ, то в формулу необходимо ввести параметры, которые изменяются под воздействием процессов, протекающих в “грыже” и оказывающих финансовое влияние на реальный сектор экономики.

Следует иметь в виду, что величина 1/(S+K) в теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем избрана в качестве нормирующего множителя по причине того, что она является общей для всех составляющих экономики, действующей на основе одной и той же кредитно-финансовой системы. Для каких-то частных оценок могут избираться и другие нормирующие множители. В частности, для балансировочного режима экономики, отягощенной “грыжей” нормирующими множителями могут выступать и величины:

1/(“re”´(S0+K)) , 1/(“vir”´(S0+K)) 

А для сопоставления с балансировочным режимом возмущений, вносимых процессами, протекающими в “грыже”, могут употребляться:

 1/((“vir”+D“vir”)´ (S0+K)) , 1/((“re”+aD“vir”)´ (S0+K)) .

То есть при высказанном ранее условии разсмотрения вопроса (о неизменности значения S+K ), формула (13) при обезразмеривании в ней доходов и расходов отраслей по внутреннему обороту реального сектора экономики примет вид:

M /((“re”+aD“vir”)´ (S0+K)) =
=[РV ii](АХК+FК)/ ((“re”+
aD“vir”)´ (S0+K))-
-[ХК ii](АТРR+rЗСТ) /(“re”
´ (S0+K)) .

 

Она означает, что, если:

·   большинство добросовестно работали на своих рабочих местах,

·   государство не нарушало необоснованной эмиссией энергетический стандарт обеспеченности денежной единицы,

·   банки поддерживали объём кредита в допустимых пределах, как и на предшествующих производственных циклах, и даже не занимались привычным им ростовщичеством ( DS=0 по предположению),

— то, тем не менее, ВСЯ СТРУКТУРА ФУНКЦИОНАЛЬНО ОБУСЛОВЛЕННЫХ РАСХОДОВ, на предшествующих производственных циклах ОБЕСПЕЧИВАВШАЯ УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ ПРОИЗВОДСТВА, ПОЕХАЛА ВКРИВЬ И ВКОСЬ В РЕ­ЗУЛЬТАТЕ ГРАНДИОЗНЫХ УСПЕХОВ КАКОЙ-ТО «МММ», Сороса и соросят, практикующих свой бизнес с вымышленными ценностями либо с вещественными объектами спекуляций в воображаемом секторе экономики...

Причем следует иметь в виду, что если “грыжа” вызвала крах кредитно-финансовой системы, в результате которого разпалась связь частных производств на основе рыночной регуляции, то вследствие падения реального производства вырастут номинальные цены, от чего пострадает подавляющее большинство тех, кто добросовестно трудился; кроме них пострадает и некоторая часть «среднего класса», “вложившаяся не в то «МММ»”; меньшинство же, не имеющее никакого отношения к реальному производству и управлению им, а всего лишь профессионально паразитирующее, будучи активными деятелями воображаемой экономики, перекачают платёжеспособность всех пострадавших в свои карманы и в вызванном ими финансовом бедствии не потеряют реально ничего.

Вину за это несут не только большие Соросы и Парвусы, но и множество маленьких соросят из «среднего класса», которые из поколения в поколение предоставляют свои сбережения и свободные средства Парвусам, Соросам и находят вполне благонравным приумножение своих номиналов темпами, намного превосходящими рост спектра реального производства, сдерживаемый технически ограниченностью энергопотенциала общества и КПД технологических процессов техносферы. Это — узаконенная разновидность воровства, причём в особо крупных размерах.

Вину за это несут и законодатели всех стран, где “грыжа” экономики узаконена и разрастается; а также и интеллигенция, чьими научными идеями и художественными творениями подпитываются эти законодатели. Народ же получает, что заслуживает, поскольку бездумно сожительствует с этой мразью.

Беззаботное взращивание “грыжи” экономики чревато большими будущими социальными потрясениями глобального масштаба. Но об этом многие не только не думают сами, но не внемлют и предупреждениям. Пример такого рода предупреждений — публикация в “Экономической газете” № 48, 1997 г. “Мировой кризис убедил: Фондовой биржей придется пожертвовать”. Её автор член-корреспондент РАН В.Л.Перламутров приводит прогноз шведского профессора Бу Густавсона на семинаре по экономике в Упсальском университете, состоявшемся ещё в сентябре 1991 г.:

«... Да, социалистическое движение умудрилось оттолкнуть от себя многие группы населения. Это факт, и тут никуда не денешься.

Но если вы спросите меня, какова перспектива социализма на не столь отдаленное будущее, то я скажу: уверен, что через семь-десять лет в мире разразится (все эти годы идёт накопление предпосылок) такой глобальный кризис взаимной задолженности стран, корпораций, банков, социальных групп, наций, континентов, которого ещё никто не видел. Ведь сегодня все живут в кредит, в долг, а разплачиваться придется... И тогда вся эта неоконсервативная конъюнктурщина, сокращающая социальные программы, приватизирующая всё и вся, развеется как дым. И людям, простым людям, станет очевидно, что социалистический путь (я не говорю о конкретных моделях) есть единственно возможный для них путь[89]. Прошу вас, запомните этот разговор».[90]

Далее В.Л.Перламуторов пишет уже о современности:

«В прошедшем октябре Бу Густавсон посетил Москву. Поговорили о том, что теперь во Франции, Англии, Италии, Швеции пришли к власти социалисты. Сразу же вспомнили тот семинар. Да, мировая экономика движется именно в этом направлении. Её самое слабое место — денежная система и особенно система бирж[91]. В самом деле, работают предприятия, выпускают продукцию, реализуют её, получают доходы. И тут какой-нибудь Джорж Сорос игрой на бирже понижает стоимость акций предприятия (корпорации, фирмы) и только по этой причине предприятие оказывается на грани краха или даже за гранью[92].

А поскольку экономика — это сложнейшая сеть взаимных платежных отношений, то вместо нормальных расчётов за поставки и услуги наступают и нарастают неплатежи, что в свою очередь, ещё понижает стоимость акций (то есть, по сути дела, стоимость производственных фондов взаимно связанных предприятий).

Наступает то, что уже было в 1929 году. Но тогда хоть не было такой тесной связи всей мировой экономики. Теперь она есть. Мало того, теперь ведь самый крупный должник — экономика США. При отсутствии большого и длительного кризиса она живёт во многом за счёт эксплуатации экономик других стран — печатают зеленые бумажки под названием “доллар” и в обмен на них получают сырье, материалы и т.п.»

 То есть всё это говорит о том, что “грыжу” лучше вырезать в плановом порядке, нежели ждать, когда её умышленно защемят и станет так скверно, что многие этого и не переживут, как то уже было при прошлом явлении Парвуса и КО — “Сороса и КО” эпохи мировой революции под знаменами Маркса и Троцкого.

После прочтения всего может встать вопрос: Как же хранить личные и семейные сбережения так, чтобы они не потеряли своей покупательной способности? Ответ на него есть один единственный:

Личные и семейные сбережения можно хранить, где угодно. Но при этом необходимо беречь и приумножать покупательную способность официальной денежной единицы государства.

Для этого деньги должны пребывать во внутреннем обороте реального многоотраслевого суперконцерна, вышедшего на уровень самодоста­точ­ности производства и потребления всего им производимого: в прошлом к этому стремился в своей автомобильной империи Генри Форд I, но осуществить это смог только Советский народ под руководством И.В.Сталина. Единственный надежный способ хранить личные и семейные сбережения, приумножая их покупательную способность, — осуществление политики планомерного снижения цен (компонент вектора ошибки управления, выраженного финансово) при соблюдении энергетического стандарта обеспеченности денежной единицы.

Для этого, в частности, необходима единая государственная система информационного обеспечения управления в народном хозяйстве. Она должна включать в себя три группы информационных модулей:

1. Описание в произвольной форме причинно-следственных обусловленностей и управления в пределах общественной многоотраслевой производственно-потребительской системы и входящих в неё вложенностей и их связей с иерархически высшими объёмлющими суперсистемами. К этой группе принадлежит настоящая работа.

2. Законодательство о сфере хозяйственной деятельности и управлении, исходящее из определённой нравственно обусловленной концепции общественной жизни людей и защищающее их от чуждых концепций, обусловленных враждебной паразитической нравственностью, построенное на основе первого информационного модуля и включающее в себя входы в третий информационный модуль.

3. Система государственных стандартов, определяющая перечень контрольных параметров и алгоритмы сбора и обработки информации при выработке управленческих решений на разных уровнях в иерархии во внутренней структуре народного хозяйства, и обеспечивающая концептуальное единство управления, соответствующего алгоритмам. Дело в том, что расчёты, проводимые вне Государственной стандартной системы алгоритмов сбора и обработки информации, и статистические данные о жизни общества, собранные вне её, по причине их разнообразия и плохой сопоставимости практически бесполезны в длительной государственной стратегии.

Но следует понять, что при и условии создания Единой Государственной Системы Алгоритмов такого назначения для выработки управленческих решений в многоотрасле­вых концернах и государстве-суперконцерне — при принятии решений возможен только выбор и только одного из вариантов бюджета и налогово-дотационной политики соответствующего иерархического уровня. И он может быть принят только в составе комплек­сного расчёта в обоснование плана социально-экономи­ческого развития; ПРИЧЕМ ВЫБОР НЕ ПОСТАТЕЙНЫЙ — А ВЫБОР ВАРИАНТА, КАК НЕДЕЛИМОГО ЦЕЛОГО.

Без создания Единой Государственной Системы стандартных алгоритмов такого назначения “социальная ориентация” саморегуляции макроэкономики демог­рафически обусловленное биосферно допустимое производство невозможно.

Жизнь технико-технологически зависимой цивилизации, ведущей массовое серийное, а тем более массовое производство по индивидуальным заказам, невозможна без развитой системы стандартизации и сертификации технологий и продукции, понятной как организаторам производства на уровнях от бригады до Госплана, исполнительному персоналу и потребителям продукции и услуг.

Система стандартов один из «языков» человечества: как отсутствие тех или иных слов в языке или их неправильное употребление не позволяет выражать даже вполне здравые и осуществимые идеи в общественном объединении труда, так и неправильная система стандартов не позволяет массово выпускать даже каменные топоры не то, чтобы построить саморегуляцию производства и разпределения в массовой статистике продуктообмена в общественном объединении труда. К этой группе модулей относится стандарт плана счетов бухгалтерского учёта и государственной статистической отчётности.

4. Прикладной программный продукт, реализующий первые три группы модулей при обработке информации на технических средствах поддержки управления в реальном процессе выработки решений и проведения их в жизнь и контроля. Прикладной программный продукт подлежит государственной регистрации, тестированию и сертификации, подтверждающим его соответствие первым трем группам информации.

Такая информационная система необходима, чтобы обоснованность политики государства — в смысле отсутствия социально и биосферно недопустимых последствий реализации принятых экономических решений[93] — была не ниже, чем обоснованность расчётов прочности конструкций, достигнутая в технике, где давно уже завершилась эпоха первобытного “заклинания стихий” народными и международными умельцами.

Необходимо, чтобы Госплан и региональные планово-коорди­на­­ци­онные органы и производственно-финансовые объединения, многоотрас­левые концерны можно было доверить добросовестному грамотному управленцу, получившему СТАНДАРТНОЕ экономико-социологическое образование (по существу — общедоступное жреческое образование) и имеющему опыт работы; а не ждать, пока придет народный умелец и разгонит дипломированных попугаев-заклинателей “стихии рынка” и опекающих их своекорыстных мерзавцев и холуев трансрегиональной корпорации ростовщических кланов.


6.8. Стандартизация

Из ранее сказанного следует, что должно построить государство-сверхконцерн, из поколения в поколение устойчиво удовлетворяющий демографически обуслов­ленные потребности всех, в нём живущих.

Без создания Единой Государственной Системы стандартных алгоритмов такого назначения “социальная ориентация” саморегуляции макроэкономики демог­рафически обусловленное биосферно допустимое производство невозможно.

Информационной основой любого массового произ­водства и управления им является система стандартиза­ции и сертификации: 1) информа­ции, 2) технологий, 3) продукции. Она должна быть понятна потребителям, производственному персоналу и управленцам. Обыденное сознание часто отождествляет стандартизацию и унифи­кацию и, стремясь к разнообра­зию, составляющему проявление красоты реальной жизни, возражает против стандар­тных решений разного рода во многих отраслях деятель­ности.

По существу же лучший стандартизатор — Бог: около ста элементов Периодической таблицы создают основу всему многообразию, которое мы видим в жизни. И всё многообразие это — комбинаторика стандартных элемен­тов и решений на разных иерархических уровнях в организации систем и в пределах каждого из уровней.

Система стандартизации и сертификации: 1) инфор­мации, 2) техно­логий, 3) продукции — сложный инстру­мент управления производством и разпределением в макроэкономике. Он гораздо сложнее, чем приводив­шаяся ранее алгебра, описывающая межотраслевые связи. На нём играют в то время, как его же созидают и настраивают. Играют, созидают и настраивают многие люди одновременно. И на всех этих стадиях должно быть обеспечено концептуальное единство управления и должный профессионализм, как на уровне микро-, так и на уровне макрэкономики. Но это уже вопросы осмысленного построения коллективной психики на основе индивидуальной психики множества членов общества, составляющих население.

Производство по индивидуальным заказам, удовлетво­ряющее личные вкусы каждого потребителя, возможно либо как «hand-work» от начала и до конца с минимальной кооперацией, как это было в средние века ремес­ленничества и артелей-цехов; либо же, как комбинато­рика индивиду­альных заказов в пределах действующей и развивающейся системы стандартизации и сертификации.

В этом случае потребительский прогресс может быть обеспечен, как сокращение сроков «заказ — поставка» и расширение каталога продукции и услуг, выполняемых по индивидуальным заказам разными отраслями в течение сроков, приемлемых множеству, большинству потреби­телей.

Стандартизация и сертификация — не шаблонное во­спроизводство однообразия и серости в массовом выпуске продукции, а средство удовлетворения индивиду­альных вкусов всех на основе массового производства.


6.9. Бухгалтерский учёт и балансовые модели макроуровня многоотраслевых
производственно-потребительских систем

Одной из составляющих системы стандартизации и сертификации в обществе (в широком понимании смысла слова «стандартизация», как общепринятого единства критериев правильности профессиональных действий) является система бухгалтерского учёта. Но мы живем в обществе, в котором даже минимальная бухгалтерская грамотность не входит в стандарт не только всеобщего обязательного образования, но и большинства видов высшего образования. Однако именно системы осуществления единообразного учёта и анализа являются тем мостом, по которому возможен переход от общеэкономических теорий и благонамеренных разговоров о «социально ориентированной экономике», «социализме», «ком­мунизме», «демократии» к осуществлению ре­аль­ной власти людей над хозяйственной деятельностью государств и земной цивилизации в целом.

Без самого слова «бухгалтерия», привнесенного из немецкого языка или из идиш («бух» — книга, «галтер» — держатель), можно было обойтись, поскольку в русском языке оно вытеснило слово «счето­вод­ство», общепонятно именующее по её существу определённый вид работы в сфере управления хозяйственной деятельностью. Но без системы единообразного учёта в хозяйстве обойтись невозможно, поскольку учёт и контроль — основа управления общественно-экономическим развитием на всех уровнях от домашнего хозяйства до многоотраслевых производ­ственно-по­тре­бительских систем, включая и системы надгосударственного трансрегионального уровня.

Счетоводческая грамотность подразумевает прежде всего остального, что человек способен дать определённые ответы на вопросы:

·   Что подлежит учёту при ведении хозяйства как ценность?

·   Как алгоритмически обеспечивается “автоматическая” объектив­ность учёта, лежащая в основе управления хозяйственной деятель­ностью на микро- и макроуровне разсмотрения?

И на наш взгляд, существо ответов на эти вопросы и образует тот минимумом грамотности, который должен освоить каждый политик, журналист, социолог, и вообще всякий здравомыслящий гражданин для того, чтобы ему было невозможно задурить голову на общественно-экономические темы так, как дурят головы россиянам на протяжении всех лет реформ.

Ответ на первый вопрос прост. Реально учёту в общественном объединении труда людей подлежит всё, что разсматривается в качестве объектов, на которые разпространяются чьи-либо права собственности, понимаемые в настоящем контексте как права управления производством и разпределением произведенного тем или иным способом. Иными словами, в обществе, не являющемся рабовладельческим хотя бы де-юре, бухгалтерский учёт охватывает всё, вовлеченное в систему производства и разпределения, за изключением персонала[94] и клиентов.

Персонал учитывается в системе отдела кадров или, если пользоваться принятой на Западе терминологией, в системе «управ­ле­ния персоналом»; а наиболее значимые клиенты учитываются «службой маркетинга».

Ответ на второй вопрос не столь краток и вообще не однозначен, поскольку необходимо содержит как информацию, не зависящую от общественного устройства и действующего законодательства и неписаных традиций, так и информацию, прямо обусловленную исторически сложившимся своеобразием всякого общества.

Все известные нам учебники и руководства по бухгалтерскому учёту не разделяют эти две категории информации и описывают практику бухгалтерского учёта такой, какой она успела сложиться в конкретном обществе к моменту их издания. С другой стороны, экономисты-теоретики, за­нимаясь общей проблематикой экономики обществ, умалчивают в своём большинстве о том, как их теории могут быть связаны (и могут ли быть связаны?)[95] с практической бухгалтерий.

Вследствие этого бухгалтер обращен по существу в робота, запрограммированного на выполнение определённых операций бухгалтерских проводок, который не видит и не понимает влияния деятельности его фирмы на состояние общества и его макроэкономики, описываемых общеэкономическими теориями. В свою очередь и теории и общеэкономи­ческие изследования, выполняемые на их основе, оказываются бесплод­ными, если не доведены до алгоритмов практической бухгалтерии, принятой в обществе.

Всеми названными выше обстоятельствами и объясняется то, что мы обратились от общеэкономических интерпретаций математических моделей к принципам построения систем бухгалтерского учёта, и разсмотрим в них то, что объективно не зависит от исторически сложившегося своеобразия того или иного общества, ведущего хозяйственную деятельность.

Учёт сопровождал хозяйственную деятельность и до появления системы взаимных расчётов на основе денежного обращения. Под появлением денежного обращения в настоящей работе понимается, что один продукт (или их малочисленная группа) в системе меновой торговли берет на себя роль инварианта прейскуранта, а также и роль средства платежа, которая подавляет в жизни общества все остальные стороны возможной полезности этого продукта. Становление денежного обращения придало учёту совершенно новое качество: учёт в стоимостной форме выделился из хозяйственного учёта вообще, как инструмент анализа участия предпринимателя или фирмы в общественном объединении труда, а равно и в паразитизме на нём.

 Учёт в натуральной форме, естественно, сохранился, но отошёл на исторически продолжительное время на второй план, что было обусловлено подчинением администрации предприятий их владельцам, которых больше интересовали прибыли, а не процесс производства продукции как таковой. Кроме того появление коммерческой тайны (в том смысле, что можно показать денежные суммы, но нежелательно показывать каждому откуда они получены) также способствовало разделению и разграничению систем учёта в натуральной и в стоимостной форме.

С той поры норма жизни технократической цивилизации — полная технико-технологическая безграмотность большинства финансистов и полная финансово-экономическая безграмотность большинства разработчиков и технологов — производителей продукции. А при разсмот­ре­нии макроэкономической деятельности общества, практически безраз­дельно господствующей формой учёта на многие столетия стал учёт в стоимостной форме на основе золотого инварианта прейскуранта, обеспечивавшего автоматическую сопоставимость учёта в разных реги­онах и в разные времена[96]. С момента обособления учёта в стои­мост­ной форме, его алгоритмы сохранили только ссылки на доку­менты натураль­ного учёта, позволяющие по номеру бухгалтерской операции узнать, какой конкретно акт хозяйственной деятельности за нею стоит.

Учёт в стоимостной форме и развился в современный бухгалтерский учёт, который, в силу специфики своего исто­ричес­кого происхождения и развития, так и не обрёл на уровне разсмот­рения многоотраслевых производственно-потребитель­ских систем как единого целого метрологически состоятельных связей с математическим аппаратом анализа и планирования межотрас­левых балансов продуктообмена в общественном производстве.

Обычно наставления по бухгалтерскому делу начинаются с объяснения того, что такое «баланс» и какого рода сведения его составляют и как они в нём упорядочены. Мы же начнём с того, что отметим: бухгалтерский баланс и межотраслевой баланс — это разные вещи, даже если разсматривать их на уровне многоотраслевой производственно-потребитель­ской системы как единого целого.

В терминологии, сложившейся к настоящему времени в бухгалтерской практике, бухгалтерский баланс этого уровня значимости назвали бы термином «консо­лиди­рованный[97] баланс». «Консолидированный баланс» хозяйственной системы региона, концерна или государства содержит определённые обобщённые показатели, но он — по содержащейся в нём информации — не пригоден для анализа, планирования и управления балансами продуктообмена как межотраслевых, так и обменных балансов регионов и концернов между собой.

То, что в бухгалтерской практике принято называть балансом (обыч­ным, а не консолидированным), относится к уровню микроэкономики и представляет собой финансовое выражение деятельности одного из множества участников рынка, на основе которого функционирует многоотраслевая производственно-потребитель­ская система.

Мы же начнём разсмотрение учёта в стоимостной форме на уровне многоотраслевой производственно-потребительской системы как единого целого, поскольку, во-первых, без разсмотрения этого уровня невозможно увидеть, какие составляющие учёта микроуровня и как связаны с макроуровнем, а, во-вторых, алгоритмический характер перемещения средств платежа на уровне микро- и макроэкономики в общем-то один и тот же.

Как многоотраслевая производственно-потребительская система выглядит при разсмотрении продуктообмена, ясно из рис. 4, а также из вывода и обсуждения смысла математической модели межотраслевых балансов (формулы 1 — 24). Но финансовый учёт как таковой не видит различий предприятий разных отраслей. С его точки зрения все они — и физические, и юридические лица — вне зависимости от их отраслевой принадлежности — однородные финансовые лица, обладающие какой-то платёжеспособностью. Те кто, платёжеспособностью не обладает или её утрачивает, для него не существуют. При взгляде с позиций финансового учёта всё будет похоже на то, что изображено на рис. 10, но при гораздо большем числе участников обменных операций.

Иначе это можно представить как несколько столов, на каждом из которых лежат почтовые открытки с изображениями торговых марок разнородных фирм. На каждой карточке лежит стопка монет. Когда фирма (финансовое лицо) что-то покупает, часть монет снимается с её карточки и переносится на карточку той фирмы, у которой она это купила. Когда фирма (финансовое лицо) что-то продает, на её карточку переносится какое-то количество монет с карточки фирмы-покупателя. Новые монеты возникают сами собой “из воздуха” вне сделок купли-продажи только на карточках фирм фальшивомонетчиков и на карточке с надписью «Офици­альный эмиссионный центр», но фальшивомонетчики преследуются по закону и потому можно пренебречь их активностью в общем потоке переноса средств платежа с карточки на карточку. Общая покупательная способность монет на всех карточках равна величине S+K , введённой в теории подобия многоотраслевых производственно-потребитель­ских систем. Каждый стол в такой аналогии играет роль банка, в котором фирмы, чьи карточки лежат на его столешнице, хранят свои деньги. Если с этого уровня спуститься на уровень финансового лица, то можно увидеть, что у него в общем случае имеется либо только кубышка (сейф, кошелек), либо расчётный счёт в банке и кубышка (сейф) в конторе; но до тех пор, пока переток платёжеспособности со счёта в сейф и из сейфа на счёт осуществляется без проблем, разницы между платёжеспособностью на счёту и платёжеспособностью в кубышке нет.

Подавляющее большинство финансовых лиц мировоззренчески не поднимается на уровень разсмотрения макроэкономики в целом, с разсмотрения которого мы начали, прежде чем спуститься на уровень финансового лица. Большинство, чтобы избежать финансовой смерти, немедленно приступает к хозяйственному и финансовому учёту в пределах своих властных прав и понимания способов того, как этот учёт наиболее эффективно осуществлять. Поэтому мы начнём с примитивного учёта текущей платёжеспособности, тем более, что развитые в этом учёте приёмы изпользуются и в более полных системах учёта.

К организации документального и однозначного учёта предпринимателя, а равно и администратора, в обществе вынуждают четыре основных обстоятельства:

·   собственная плохая память большинства (недоступность части информации вообще и отождествление собственного воображения с истинными воспоминаниями);

·   коллективный характер руководства большими предприятиями, по какой причине разные сотрудники должны иметь единообразное представление об истинном положении дел по мере того, как в этом возникает необходимость;

·   вороватость части персонала и клиентов фирмы;

·   необходимость доказательства представителям государства, что больше налогов, чем уже уплачено, заплатить без разорения невозможно, и все законные выплаты уже совершены.

Если под давлением этих обстоятельств начать учёт изменения платёжеспособности фирмы и вести запись сделок в порядке их очередности, то получится нечто подобное следующему:

“переходящий остаток от предшествующего учётного периода, имеющийся в наличии на начало учётного периода” + “приход от сделки № 1” + “приход от сделки № 2” — “расход в сделке № 3” и т.п. мешанина следующих друг за другом чисел со знаком плюс либо минус перед ними, завершающаяся величиной “переходящего остатка, имеющегося в наличии на конец учётного периода”.

Все помнят, как в школе и вузе при последовательной записи вычислительных операций в строчку постоянно ошибались в знаках « + » и « ‑ ». Кроме того такая форма учёта, в которой сделки, увеличившие платёжеспособность, перемешаны со сделками, её уменьшившими, неудобна. Вся эта информация нуждается в некотором упорядочивании. И первым шагом упорядочивания явилось объединение всех операций со знаком « + » в одну группу, а со знаком « ‑ » — в другую. В результате такого упорядочивания несколько веков назад появился «Т-образный» счёт, ставший основной формой, в которой протекает весь бухгалтерский учёт. Даже если практи­чески учёт ведётся не форме стопки Т-образных счетов, а в журналах, книгах, а ныне в компьютерных файлах, то всё равно Т-образная форма счёта подразумевается, а все иные формы учёта ссылаются на компоненты Т-образного счёта. Поэтому без разсмотрения Т-образного счёта не обойтись.

Как та же самая информация, описывающая последовательность сделок купли-продажи на каком-то интервале времени, упорядочена в структуре Т-образ­ного счёта, как это показано на рис. 12.

Рис. 12. «Т-образный» счёт — основная форма осуществления хозяйственного учёта

Назначение строки заголов­ка говорит само за себя. В неё записывают информацию иден­ти­фициру­ю­щую счёт: Наз­вание фир­мы, номер счёта, его наз­начение и т.п. Под нею разположены два столбца: стол­бец, в котором фикси­руются поступления того, что подлежит учёту, а в другом столбце фик­сиру­ется убыль того же самого.

Левые столбцы всех Т-образных счетов называются «Дйбет» (от латинского «он должен»). Правые стол­б­цы всех Т-образных счетов называются «Крй­дит» (от латинского «ве­рит»), ко­то­рые говорят о характере деятельности основоположников этой учётной формы. Наименования столбцов Т-образного счёта в бухгалтерских записях обычно сокра­ща­ются до первых букв. При сокращении употребляются за­главные буквы.

В один из столбцов запи­сываются все увеличения коли­чества учитываемого на этом счету хозяйственного фактора. В другой записываются все уменьшения. В зависимости от назначения и положения кон­кретного счёта в системе счетов бухгалтер­ского учёта (в России она называется “План счетов бухгалтерского учёта”), столбец, в кото­ром фикси­ру­ются поступ­ле­ния учитываемого фактора (на рис. 12 он помечен надписью в скобках «Уве­ли­че­ние»), размещается в Т-образной структуре либо слева, либо справа. Но вне зависимости от этого, он всегда начинается пере­хо­дящим остатком того, что учи­ты­ва­ется на этом счету, уна­следо­ванным от учётного периода, предше­ствующего периоду, к кото­рому относится данный счёт. Соответственно в конце учётного пери­ода столбец, в который заносятся поступления, завершается переходящим на следующий учётный период остатком, который при открытии аналогичного по назначению счёта в новом учётном периоде станет начинающим его переходящим остатком. Эти переходящие с периода на период остатки учётных средств называются сальдо: начальным и конечным — соответственно тому, какое место они занимают в счёте. В зависимости от назначения конкретного счёта и разположения столбца «Увеличение» слева либо справа, счета бухгалтерского учёта могут иметь дебетовое либо кредитовое сальдо.

Структура Т-образного счёта, образует алгоритм, удобный для учёта в общем-то всего в пределах избранной категории однокачес­твенности, определённость которой придаёт смысл арифмети­чес­ким операциям сложения и вычитания.

 Если это расчётный счёт фирмы «Имярек», то в банковской системе ему присвоен номер и прочие реквизиты однозначно идентифицирующие фирму. А дубликат, точная его копия, наличествует в бухгалтерии фирмы. Хотя ведение расчётного счёта позволяет видеть динамику платёжеспособности финансового лица, тем не менее ведения только этого счёта недостаточно для эффективного управления предприятием, поскольку в структуре расчётного счёта стерто функционально обусловленное различие между разного рода приходами и расходами. Ведение только расчётного счёта не обеспечивает учёт всего вовлеченного в хозяйственную деятельность предприятия, а введение такого рода информации в структуру Т-образного расчётного счёта её разрушает. Это приводит к необходимости построения системы учёта на основе разнофункциональных взаимно обусловленных Т-образных счетов, при опоре на которую можно вести единообразный и алгоритмически безошибочный анализ деятельности предприятия и строить планы его развития на будущее. Такая система учёта получила название бухгалтерского баланса.

Слово «баланс» в переводе на русский означает «равновесие», «уравновешивание». Название «баланс» обусловлено тем, что он состоит из двух частей, в каждую из которых собраны показатели деятельности предприятия в их финансовом выражении, а итоговое суммирование в каждой из двух частей должно давать один и тот же результат. Соответственно этому бухгалтерский баланс структурно сходен с Т-образным счётом и позволяет включать в себя множество Т-образных счетов, являясь их предельным (в границах предприятия) обобщением.

Совокупности функционально ориентированных счетов, на основе которых строится бухгалтерский баланс, отличаются друг от друга в разные времена и в разных государствах. Руководства и учебники по бухгалтерскому учёту сосредотачивают внимание имен­но на исторически обусловленных особенностях системы сче­тов и допустимости либо недопустимости перечислений с одного счёта на все остальные в этой системе. Эти вопросы мы оставим без детального разсмотрения, поскольку они описаны в специальной литературе. Мы разсмотрим только то, что остаётся неизменным, вне зависимости от конкретного состава системы счетов, включаемых в баланс.

По отношению к бухгалтерскому балансу терминологического единства Запада и России нет. В русской терминологии одна часть баланса называется «Актив», другая — «Пассив». В западной терминологии «Актив» это — левая часть баланса и называется «Средства», «Пассив» это — правая часть баланса и называется «Обязательства и капитал». Не смотря на терминологические различия содержательно бухгалтерский баланс содержит по существу одни и те же сведения, а различия в статьях баланса в разных странах обусловлены детальной классификацией того, что относится к «Средствам», «Обязательствам» и «Капиталу». Познакомимся с тем, что включается в левую («Актив») и правую («Пас­сив») части баланса.

Соответственно действующей отечественной практике бухгалтерского учёта:

«Актив баланса состоит из трех больших групп.

Первая группа — «Основные средства и прочие внеоборотные активы». Сюда входят собственно внеоборотные средства (здания, оборудование, машины, различная техника и др.), нематериальные активы (оцененные в денежном выражении имеющиеся у Вас собственные научные или технические разработки, авторские <скорее: приобретенные права на>[98] изобретения, ноу-хау и т.п.), средства, вложенные в капитальное строительство, реконструкцию, а также вклады фирмы в ценные бумаги (акции. облигации) других предприятий, акционерных обществ и т.п.

Вторая группа активов называется «Запасы и затраты». Она отражает наличие в фирме остатков готовой продукции по её фактической себестоимости (если фирма занята производством) и товаров (если фирма занята торговлей), а также производственных запасов (сырья, материалов, топлива, запасных частей, тары и т.п.)

Третья группа актива — «Денежные средства, расчёты и прочие активы» — показывает наличие у фирмы финансовых средств (наличие в кассе, безналичные на расчётном счёту в банке), стоимость сберегательных сертификатов, приобретенных у банков. Здесь же отражаются финансовые отношения фирмы и различных партнеров (суммы средств, которые Вы должны за выполненные работы, отгруженную продукцию, предоставленный <Вами другим> кредит и т.п.). Завершает актив баланса информация об убытках за отчётный период» (Е.Я.Морозова. “Менеджеру о бухгалтерском учёте”, СПб, 1993, стр. 6).

То же самое в западной практике бухгалтерского учёта именуется не «Актив», а «Средства» и разделяется на две группы:

«Оборотные средства:

Денежные средства.

Рыночные ценные бумаги.

Счета дебиторов, “нетто”[99].

Товарно-материальные средства.

Предоплаченные расходы.

Основные средства:

Здания, сооружения, оборудование.

Инвестиции.

Патенты и торговые марки[100].

Гудвил[101]» (Р.Н.Антони. “Основы бухгалтерского учёта”. стр. 241).

Е.Я.Морозова продолжает пояснение принципов отнесения тех или иных показателей к левой либо правой части баланса:

«Пассив баланса также состоит из трех групп показателей. Первая группа называется «Източники собственных средств». В ней отражаются изменения, происходящие с величиной уставного фонда, размеры прибыли.

Вторая группа, «Долгосрочные пассивы», раскрывает дополнительные източники средств, образующиеся в фирме за счёт получения долгосрочных кредитов и других заемных средств (мы становимся таким образом должниками банка или другой фирмы, но получаем дополнительные финансовые средства).

Третья группа, «Расчёты и прочие пассивы», отражает Ваши взаимоотношения с различными кредиторами. Здесь показываются средства, которые вы “высвободили” для производства, своевременно не заплатив заработную плату работникам, не перечислив в бюджет различные налоги или отчисления по социальному страхованию. Дополнительные средства могут образоваться и в том случае, если Вы не разплатились в отчётном периоде с другими фирмами за выполненные работы или полученную продукцию. Таким образом, дополнительные източники хозяйственных средств фирм могут быть образованы за счёт временного нарушения обязательств (по объективной или субъективной причине) перед государством, партнерами, собственными работниками[102]» (“Менеджеру о бухгалтерском учёте”[103].).

Р.Н.Антони о содержимом правой части баланса сообщает следующее:

«Краткосрочные обязательства:

Счета кредиторов.

Банковские ссуды к оплате.

Накопившиеся обязательства.

Обязательства по ожидаемым налоговым платежам.

Текущая часть долгосрочного долга.

Долгосрочные обязательства:

Оставшаяся часть долгосрочного долга.

Отсроченный налог на прибыль.

Капитал:

Обычные акции.

Прочий оплаченный акционерный капитал[104].

Неразпределённая прибыль» (“Основы бухгалтерского учёта”, стр. 241).

«Пассив» показывает, на какие средства существует предприятие, а «Актив» — как эти средства изпользованы. Как видно из приведённого, левая и правая части бухгалтерского баланса, а также и разделы каждой из них в западной терминологии названы по существу, в то время как в российской терминологии их названия ничего не говорят тем, кто не имеет специального бухгалтерского образования. В остальном разницы нет. Поэтому основное балансовое уравнение мы дадим в западной формулировке:

Средства = Обязательства + Капитал

Это равенство соблюдается всегда и нарушается только, если в бухгалтерском учёте допущены ошибки: либо арифметические, либо струк­турно-алгоритмические при переносе показателей, отражающих хозяй­ственную деятельность, со счёта на счёт. Иными словами, инстру­мент балансового учёта организован так, что защищает правиль­ность учёта от многих ошибок, т.е. от искажений отчётности, совершенных без умысла.

С бухгалтерским балансом связаны и все функционально ориентированные Т-образные счета, в структуре которых ведётся весь учёт в стоимостной форме на предприятии. Стоимостная форма учёта обеспечивает возможность единообразно складывать количества “чугуна” и “яблок” и вычитать их друг из друга и гарантирует сопоставимость результатов учёта в разные отчётные периоды на предприятии, но… при соблюдении двух условий на уровне макроэкономики многоотраслевой производственно-потреби­тель­ской системы в целом:

·   неизменности на протяжении отчётного периода инварианта прейскуранта (т.е. не должно быть ситуаций, когда период начинается при золотом инварианте, а завершается при электроэнергетическом, а на всем его протяжении ведётся сложение и вычитание финансовых величин, связанных с хозяйственной деятельностью в её натуральном учёте);

·   поддержании неизменным стандарта обеспеченности средств платежа по обеспеченности платежной единицы продуктом, исполняющим роль инварианта прейскуранта.

Функционально-ориентированная специализация каждого из Т-образ­ных счетов в системе учёта обеспечивает возможность однозначного соот­несения финансового учёта с натуральным в пределах предприятия. “План счетов бухгалтерского учёта” — общегосударственный документ, опреде­ляющий перечень специализированных счетов и функциональное назна­чение каждого из них, имеющий силу закона, обеспечивает однозначное соотнесение финансового и натурального учёта на всех предприятиях, где бухгалтерский учёт ведётся на его основе при соблюдении тех же двух условий в отношении инварианта прейскуранта и стандарта обеспеченности платежной единицы. Чем интенсивнее эти два условия нарушаются, тем менее полезна система бухгалтерского учёта для осуществления руководства предприятием, работающим в системе рынка. Но, как было отмечено ранее при разсмотрении теории подобия многоотраслевых производственно-потреби­тель­ских систем, соблюдение этих условий не зависит ни от кого из руководителей предприятий поодиночке. Если же названные условия нарушаются, то соотношения теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем позволяют придать смысл и такой номинальной безсмысленной бухгалтерской отчётности,

Счета, обслуживающие бухгалтерский баланс, соответственно делению баланса на «Актив» и «Пассив» разделяются на две категории: «активные» и «пассивные». Отнесение конкретного счёта к той либо иной категории определяется тем, какой раздел “Плана счетов бухгалтерского учёта” конкретный счёт обслуживает. В активных счетах столбец записи прихода учитываемых параметров хозяйственной деятельности разположен слева и все активные счета имеют дйбетовые сальдо (на рис. 12 показан активный счёт с дебетовым сальдо). В пассивных счетах столбец записи прихода учитываемых параметров хозяйственной деятельности разположен справа и все пассивные счета имеют крйдитовые сальдо.

Некоторые из счетов могут быть как активными, так и пассивными, что определяется тем в дебет либо в кредит попадает на предшествующем учётном периоде его конечное сальдо, если его записать со знаком « + ». Таков, например, счёт «Прибыли и убытки». Он может открыться в начале отчётного периода с дебетовым начальным сальдо, а завершиться в конце отчётного периода кредитовым конечным сальдо, вследствие чего на следующем отчётном периоде этот счёт будет пассивным. Если бы его конечное сальдо записать в дебет, то пришлось бы поставить знак минус.

Бухгалтерский баланс и система Т-образных счетов построена так, чтобы изключить чередование знаков « + » и « - », открывающее возможность ошибки в знаке. Поэтому все числа считаются положительными, но результаты с алгебраически разными знаками записываются в разные столбцы счетов. Соответственно, если при вычислении сальдо алгоритмически безупречно получается отрицательный результат, то он со сменой знака переходит на другую половину Т-образного счёта либо баланса.

 

Рис. 13. Бухгалтерский баланс и система двукратного учёта по дебету и кредиту Т-образных счетов

В повседневной жизни имеет место безсознательная тенденция оценивать «пассивное» как худшее, а «активное» — как лучшее. По отношению к бухгалтерскому учёту от таких безсмысленных оценок следует отказаться. В частности, структура бухгалтерского баланса построена так, что кредитовое сальдо счёта «Прибыли и убытки» является прибылью и попадает в «Пассив» баланса, если же этот счёт завершается дебетовым сальдо, то это убытки и они попадают в «Актив» баланса.

Балансовая система бухгалтерского учёта на основе Т-образ­ных счетов основана на двукратном учёте одного и того же акта хозяйственной деятельности предприятия. Всякая операция записывается по дебету одного счёта и по кредиту другого, либо по кредиту одного и дебету другого.

Чтобы понять, как система Т-образных счетов и двукратного учёта в них связана с балансом, обратимся к рис. 13, на котором изображен бухгалтерский баланс и некоторые функционально специализированные счета. Названия счетов условные, но что-то подобное есть в реальных сводах (планах) счетов бухгалтерского учёта.

Предположим, что настало время выплаты заработной платы персоналу. Этот процесс в бухгалтерии выглядит так:

·   начислить зарплату — учётная запись: “К «Зарплата» 1500”;

·   себестоимость продукции, произведённой, но ещё не переданной заказчику, в результате начисления зарплаты возросла — учётная запись: “Д «Продукция» 1500”;

·   наличные деньги необходимо снять с расчётного счёта, общего для финансового учёта на микроуровне (предприятие) и макроуровне (производственно-потребительская система) и поместить в кассу предприятия — учётные записи: “К «Расчётный счёт» 3000”; “Д «Касса» 3000”;

·   выдача зарплаты персоналу на руки: “К «Касса» 1500”; “Д «Зарплата» 1500”.

В этих записях заглавные буквы «К» и «Д» обозначают кредиты и дебеты счетов, названия которых указаны после них, далее идут суммы учётные суммы.

В реальных бухгалтерских документах обычно запись осуществляется в несколько иной форме: “Д № счёта, К № корреспон­диру­ю­щего[105] счёта, сумма перечислений” либо “К № счёта, Д № кор­респонди­ру­ющего счёта, сумма пере­числений” в зависимости от характера опе­рации. Например, учредители предприятия решили 2000 из 3000 неразпределённой прибыли направить на увеличение уставного капитала: “Д «Н. прибыль», К «Уст. капитал», 2000”.

Каждая такая запись в западной терминологии называется «транс­­акцией», а в русской — «бухгалтерской проводкой».

На вопрос, в чём разница между бухгалтерским балансом и совокупностью всех счетов, обслуживающих баланс? — ответ следующий:

Счета ведутся непрерывно, в них фиксируется каждый акт хозяйственной деятельности предприятия. Обратившись к счёту, можно узнать всю историю хозяйственной деятельности предприятия, связанную с этим счётом, на протяжении всего времени, пока вёлся счёт. Баланс же составляется эпизодически и отражает мгновенное — итоговое финансовое и хозяйственное положение предприятия на дату его составления. В баланс попадают не бухгалтерские проводки, а только остатки (конечные сальдо) по обслуживающим баланс счетам на дату составления баланса.

Если говорить о соотношении баланса и счетов в терминах теории управления, то в балансе выражается вектор состояния предприятия по параметрам, определённым “Планом счетов бухгалтерского учёта”. А на основании счетов, предусмотренных этим “Планом счетов”, можно вычислить траекторию перехода предприятия от одного вектора состояния к другому.

В российской практике обычно балансы составляются ежеквартально. Кроме того, балансы могут составляться по особым случаям: банкротство фирмы, собрание акционеров, продажа фирмы, реорганизация. Сумма всех «Средств», а равно и сумма «Обязательства + Капитал» в балансе называется «Валюта» баланса. Валюта баланса остаётся неизменной, если проводки протекают либо только в пределах его «Актива», либо только в пределах его «Пассива»; валюта изменяется, если перечисления происходят между «Акти­вом» и «Пассивом».

Баланс и счета содержат в себе множество показателей, на основе которых можно анализировать прошлую финансовую и хозяйственную деятельность предприятия и его перспективы и строить планы в отношении его будущего. Как и что анализируется на основе бухгалтерского учёта, обстоятельно освещено в специальной литературе, которая обладает, тем не менее, общим для неё недостатком: всё, что касается состоятельности сопоставления учёта и анализа на фоне быстрых изменений нормирующего множителя теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем (S+K), величины (S-%), в бухгалтерской литературе обходится молчанием.

Мы ознакомились с алгоритмической системой бухгалтерского учёта. Стандартные формы-бланки документов, в которых эта алгоритмическая система выражается в практике бухгалтерского учёта, документы, разрешающие или запрещающие корреспонденцию двух любых счетов по дебету или кредиту, нормы отчислений и перечислений, правила амортизации, переоценки и т.п. определяются совокупностью законов о финансовой и хозяйственной деятельности. Многообразие вариантов запретных и разрешенных проводок делают бухгалтерское дело искусством, поскольку неоднозначность проводок во внутреннем обороте фирмы при одном и том же внешнем её обороте позволяет показать разные значения налогооблагаемых показателей, что может существенно сказаться на величине не облагаемых налогами доходов фирмы, которые идут на выплату дивидендов акционерам, развитие и реконструкцию фирмы, на развитие её собственной системы социального обеспечения и т.п. По этой причине высококвалифицированные бухгалтеры и аудиторы[106] в странах, где рынок является основным регулятором экономической деятельности общества, принадлежат к числу наиболее высокооплачиваемых работников. Но всё это относится к исторически обусловленным особенностям бухгалтерского учёта.

Из общего и не обусловленного исторически, остаётся разсмотреть только принципы, на основе которых описанная алгоритмическая система обретает однозначную метрологическую состоятельность.

·   Весь алгоритм основан на стоимостном измерении учитываемых хозяйственных и финансовых параметров.

·   Однозначность стоимостному учёту придаёт принцип учёта по себестоимости. Это означает, что всё, что предприятие купило, учитывается по фактической цене приобретения. Учётная стоимость всего, что предприятие производит, определяется как себестоимость производства, на счёт которой в системе бухгалтерского учёта, в соответствии с действующим законодательством, переносятся фактические стоимости расходуемых в производстве приобретенных сырья, комплектующих, физически и морально устаревающего оборудования, многие другие расходы, связанные с выпуском продукции. Изменения рыночных цен ни коим образом не сказываются на балансовой стоимости всего вовлеченного в систему учёта.

·   Всякая учётная запись, перечисление и т.п. операции в учёте, должны иметь документальное обоснование: слово к делу не подошьёшь.

·   Учёт сопровождает хозяйственную деятельность непрерывно.

·   Учёт ведётся по свершившемуся факту. Намерения, ожидания, возможности в бухгалтерскую отчётность не включаются (но они могут разсматриваться с привлечением методов бухгалтерского учёта при анализе перспектив и планировании развития предприятия).

Если несколько фирм, каждая из которых является самостоятельным юридическим лицом, образуют некую хозяйственную систему (финансово-промышленную группу), то разсмотренная алгоритмическая система бухгалтерского учёта может быть применена и для анализа её деятельности либо дублируя бухгалтерский учёт в каждой из них, либо на основании учёта, осуществляемого каждым из участников, порождая консолидированную отчётность группы. В зависимости от того, как разпределены долевые права собственности (разделы «Капитал» в балансе каждого участника) в консолидированной системе, поскольку долевыми правами собственности в некоторых фирмах могут обладать и фирмы, сторонние по отношению к разсматриваемой группе, этот алгоритм будет давать разные результаты. Но неизменным будет принцип изключения из консолидированной отчётности оборотов по счётам между участниками группы и стоимостей, принадлежащих сторонним физическим и юридическим лицам, и объединение в консолидированной отчётности оборотов фирм группы со сторонними участниками рынка.

Но на уровне разсмотрения многоотраслевой производственно-потребительской системы как хозяйственной целостности, консолидированная отчётность, построенная на упорядоченности разделов “Плана счетов бухгалтерского учёта” и бухгалтерского баланса вида «Средства = Обязательства + Капитал», на основе которых осуществляется учёт на одном предприятии, принадлежащем какой-то отрасли, безсмысленна.

Чтобы понять характер возникновения безсмысленности такого рода разсмотрения бухгалтерского баланса по отношению к задачам управления многоотраслевыми производственно-потреби­тель­скими системами разсмотрим вопрос о соотнесении государственного бюджета с межотраслевым балансом продуктообмена в общественном производстве.

Разновидностью бухгалтерского баланса (причем не консолидированного) является государственный бюджет, который имеет свой «Пассив» — доходы бюджета (акцизы, госпошлины, таможенные сборы, поступления от продажи госимущества и продукции предприятий госсектора, налоги и др.), и свой «Актив» — расходные статьи бюджета.

Разница между балансом предприятия и государственным бюджетом в том, что бухгалтерский баланс предприятия отражает финансо­вые итоги деятельности предприятия на момент завершения отчётного периода, а государственный бюджет разсматривается и утверждается, по крайней мере, дважды:

·   предварительно — в качестве плана-сценария государственных доходов и расходов на предстоящий отчётный период;

·   в течение отчётного периода и по его завершении разсматривается реальное исполнение бюджета в сравнении с предварительно утвержденным планом-сценарием доходов и расходов.

В такого рода якобы самодостаточной структуре государственного бюджета выражается взгляд на государственность как на одного из многих участников рынка. От прочих участников рынка государственность отличается одним единственным, но важным свойством: в силу того, что смысл существования государственности — профессиональное решение проблем общества в целом, и такое решение проблем требует оплаты труда людей и оплаты поставок продукции для нужд государства, то «рэкет» со стороны государственности в отношении всех прочих участников рынка не считается преступлением, а разсматривается как общественно необходимое явление и именуется «налоги».

Преступлением является неэффективное и антиобщественное управление, которое может выражаться и в том, что государство оказалось в заведомо неоплатной долговой кабале у международной корпорации ростовщических банковских кланов, вследствие чего оно не способно наполнить доходные статьи бюджета и душит налогами потребителей и производителей.

Если такое происходит, то один из способов защиты общественных интересов — уклонение от уплаты налогов и подготовка государственного переворота, после которого новый режим назовет ростовщический паразитизм — ростовщическим паразитизмом, а не государственным долгом и переведёт свои отношения с ростовщиками-кредиторами в иное качество.

Разница между выплатой процентов по кредиту ростовщической банковской корпорации и выплатой налогов государству состоит в том, что:

·   налоги представляют собой долю реально произведённой продукции или полученных доходов, которые отчуждаются на общественные в целом нужды по итогам завершённого отчётного периода;

·   проценты же по кредиту определяются до того, как что-либо произведено или получены какие-либо доходы, вследствие чего, если ожидаемые доходы не получены в объёме, необходимом для разплаты с кредитором, то должник разплачивается со заимодавцем из своего имущества либо бесплатным трудом на него.

Такая ситуация возникает предопределённо неизбежно, когда ставка ссудного процента по кредиту превышает темпы роста производительности труда в хозяйстве должников, учитываемые в неизменных ценах. Если и в этих условиях должник разплатился с кредитором, то это означает, что он завысил цены на свою продукцию и услуги и обобрал в пользу кредитора третьих лиц, не участвовавших в сделке кредитования.

И на создание именно таких отношений между должниками и кредиторами-ростовщиками настроен институт международного кредитования по библейской концепции. Всякий режим согласный с таким положением вещей — антинародный и подлежит ликвидации.

Но поскольку всякая сделка кредитования под процент нарушает права собственности третьих лиц, в ней не участвующих, то это является юридическим основанием для признания её недействительной. Это положение вполне может быть относимо и к сделкам международного кредитования государств.

От других участников рынка государство отличается также и тем, что может обладать правом эмиссии средств платежа. Но это не обязательное право государственности, поскольку банковская корпорация может отторгнуть его у государственности в свою пользу и утвердить такую его узурпацию в законодательстве того же государства явно или по умолчанию.

Если обратиться к рис. 4, то можно увидеть, как госбюджет связан с системой общественного производства, разпределения и потребления продукции и услуг. Блок 20 ГА это — государственный аппарат. Поступление доходов в бюджет показано линиями со стрелками, входящими в блок 20 ГА, которые помечены аббревиатурами «НЛГ» (налоги) и составляющей 25 ГЗНО, соответствующей натуральному налогообложению.

Кроме того в блоке 19 РСП присутствуют предприятия государственного сектора, часть доходов от продажи продукции которых тоже поступает в бюджет государства (некоторая часть остаётся в разпоряжении директоратов государственных предприятий).

Расходные статьи бюджета на рис. 4 большей частью не отражены, но показаны эмиссия, дотации, инвестиции, государственный кредит (стрелка от блока 20 ГА в блок 19 РСП с надписью «ЭМ, ДОТ, ИНВ, ГКР). Кроме того из государственного бюджета финансируется значительная доля фондов общественного потребления (блок ФОП на рис. 4)

К не показанным на рис. 4 расходам государства принадлежат и внутренние расходы блока 20 ГА на содержание персонала самого государственного аппарата, его инфраструктуры, вооруженных сил, спецслужб и т.п.

Уже из сопоставления структуры бухгалтерского баланса, заполненной информацией так, что она представляет собой государственный бюджет, и финансовых потоков на рис. 4 видно, что:

·   назначение показателей доходных и расходных статей бюджета без разсмотрения межотраслевых баланса продуктообмена и баланса платёжеспособностей отраслей — общественно опасное занятие, особенно в период реформ и структурной и технологической перестройки многоотраслевой производственно-потребительской системы;

·   что государство либо должно принять на себя полноту руководства общественным развитием, включая и развитие экономики, либо полностью подчиниться трансрегиональным банковской и производственным корпорациям, ограничившись оплатой расходов по содержанию коммунального хозяйства, полиции, фондов общественного потребления соразмерно той квоте доходов, которые ему оставит трансрегиональная ростовщическая корпорация, занимающаяся построением глобальной производственно-потребительской системы по своему недоразумению. О существе этого библейско-древ­не­египетского недоразумения в настоящей работе уже говорилось и ещё будет сказано.

Поэтому если государство не намерено осуществлять политику так, чтобы его граждане и неграждане стали бесправными невольниками заложниками библейских “гуманистов”, то оно обязано планировать бюджет с учетом влияния его доходных и расходных статей на продуктообмен и баланс платёжеспособности производителей и потребителей во многоотраслевой производственно-потребительской системе, действующей под его юрисдикцией Как уже неоднократно отмечалось, доходные статьи государственного бюджета в математических моделях межотраслевого баланса (формулы 3, 5, 7, 9, 20 — 23, 25) являются составляющими векторов rЗСТ и RЗСТ , соответствующими функционально обусловленным расходам предприятий седьмой группы (платежи налогов и получение дотаций и субсидий).

Расходные статьи бюджета соотносятся с составляющими вектора F (продукция конечного потребления, та её доля, которая представляет со­бой госзаказ) и вектора X (валовых мощностей отраслей народного хозяйства, та её доля, которая соответствует продукции предприятий государственного сектора экономики в каждой из отраслей).

С учетом этого обстоятельства в модели межотраслевого баланса многоотраслевых производственно-потребительских систем, разсмотрен­ные в шестой главе, доходные и расходные статьи государственного бюджета могут быть введены в явном виде. Выкладки преобразования математических моделей балансов продуктообмена и платёжеспособности производителей и потребителей при явном введении в них доходных и расходных статей государственного бюджета мы в настоящей работе приводить не будем, дабы не увеличивать понапрасну объём издания. Когда у государства возникнет в этом практическая необходимость, с этим вполне справятся институты Академии наук.

Но для того, чтобы это возможно было осуществить в задачах управления многоотраслевыми производственно-потребитель­ски­ми системами регионов и народного хозяйства государства в целом, необходимо, чтобы информация, предоставляемая статистикой бухгалтерского учёта в отраслях, упорядочивалась в соответствии со структурой моделей межотраслевых балансов продуктообмена и финансового обмена отраслей. А для “автоматического” осуществления этого, необходимо взаимно однозначное соответствие назначения счетов и их групп в “Своде счетов бухгалтерского учёта”:

·   компонентам матрицы прямых затрат A (а также A) и

·   составляющим векторов RЗСТ  (rЗСТ), принадлежащим к разным частотным диапазонам;

·   а также взаимная согласованность структуры моделей межотраслевого баланса со структурой статей государственного бюджета.

Только в этом случае возможно единообразное понимание качества управления на уровне микро- и макроэкономики, обеспечивающее саморегуляцию многоотраслевых производственно-потребительских систем на основе внутренне непротиворечивого комплекса алгоритмов сбора информации, моделирования и упра­в­ления, объёмлющей микро- и макроуровень. Она должна быть столь же алгоритмически надежной и безошибочной, как инструмент бухгалтерского учёта на основе Т-образных счетов микроуровня многоотраслевой производственно-потребительской системы в общественном объединении труда.


6.10. Уроки марксизма

Теперь можно переосмыслить некоторые аспекты марксистской политэкономии и понять, откуда, что в ней взялось и можно ли этим пользоваться.

Понятие о «переносе стоимости средств производства на продукцию» по мере того, как производственное оборудование изнашивается, позаимствовано марксизмом из практики бухгалтерского учёта. В бухгалтерском учёте действительно со счёта, где ведётся учёт оборудования, на счёт себестоимости производимой про­дукции переносится (в виде амортизационных отчислений) некоторая доля стоимости, в которую обошлись фирме производственное оборудование и капитальные сооружения. Допустимые нормы отчислений определяются действующим законодательством.

Также и «прибавочная стоимость» возникает в системе бухгалтерского учёта как арифметическая разница между продажной ценой продукции и себестоимостью её производства.

Если говорить языком марксизма, то «прибавочная стоимость» и «перенос стоимости» в марксистской политэкономии, — вторжения в диалектический материализм махрового субъективного идеализма, поскольку в реальной хозяйственной деятельности эти бухгалтерские условности не существуют.

В результате признание марксистской политэкономии в качестве достоверной теории создает препятствие для понимания человеком как процессов в общественном производстве, так и системы бух­галтерского учёта, поскольку та терминология, что заимствована из прак­тичес­кой бухгалтерии, связана в марксистской политэкономии с объективно не существующими в хозяйственной деятельности общества измышленными марк­сизмом категориями. Вследствие этого обратный переход от общеэкономических теорий к бухгалтерской практике на основе марксизма оказывается объективно невозможным.

Ещё один ложный аспект марксистской политэкономии — трудовая теория стоимости. При разсмотрении её с позиций теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем она представляет собой попытку ввести по умолчанию в качестве инварианта прейскуранта «человеко-час» рабочего времени. Метрологически состоятельным этот инвариант может быть в одном единственном случае: в условиях рабовладения, при котором управленческая и прочая деятельность знахарства и “элиты” обеспечивается по их потребности на основе монопольно высоких и ими же устанавливаемых цен на продукт своей деятельности. Вследствие этого их трудозатраты также по умолчанию не подлежат нормированию и учёту трудозатрат в общественном объединении труда. Вся же прочая деятельность оказывается при таком подходе принадлежащей к сфере материального производства на основе биогенной энергии. Изпользование больших масс рабов придаёт метрологическую определённость понятию «человеко-час» в каждой из отраслей материального производства на основе среднестатистических показателей производственной деятельности.

«Человеко-часы» в условиях производства на основе техногенной энергии оказываются несопоставимыми друг с другом даже в одной отрасли в одно и то же историческое время, а не то, что во всех отраслях на исторически длительных интервалах времени. В попытке преодолеть метрологическую несостоятельность «челове­ко-часа» марксизм впадает в маразм, вводя понятие о простом и сложном труде, о машине, как «умножителе» результатов человеческого труда, измеряемого в «человеко-часах» и т.п. Таким образом вводятся новые метрологически несостоятельные категории, поскольку и пароход и теплоход являются машинами “умножи­телями” труда “бурлаков”, но если собрать толпу экспертов, каждому из которых необходимо платить зарплату, то ни один из них по чертежам парохода и теплохода не определит, во сколько раз тот и другой “умножает” труд бурлака. Если же этот коэффициент “умножения” определять на основе расчётных методик, то все эксперты разработают разные методики, поскольку по разному будут учитывать расходы “простого” и “сложного” труда в других отраслях, необходимые для создания и обслуживания “умножи­те­лей” “простого” труда в каждой из них.

Ещё хуже обстоит дело с «человеко-часом» при попытке ввести его в оценку затрат труда в сфере обработки информации (науки, искусства), включая и сферу управления, поскольку те задачи которые один индивид в состоянии решить мимоходом за несколько секунд, другой не сможет решить и за всю жизнь. Как работники все люди различны и количественно несравнимы друг с другом по результатам их труда тем в большей степени, чем больше в этих результатах выражена душа каждого из них.

Люди более или менее эквивалентны друг другу как потребители по демографическому спектру потребностей, понятия о котором в марксизме нет. Но на основе выявления демографически обусловленного спектра потребностей возможно сопоставление людей и социальных групп, разсматриваемых как потребители про­дукции.

Что касается инварианта прейскуранта, обеспечивающего метрологическую состоятельность учёта в сфере производства, то, в отличие от двух любых «человеко-часов», каждый киловатт-час эквивалентен всякому другому киловатт-часу, что и требуется от инварианта прейскуранта.

Также метрологически несостоятельными являются следующие категории марксистской политэкономии: «необходимое» и «прибавочное рабочее время», «необходимый» и «прибавочный продукт».

Как уже говорилось в предыдущем разделе, «Капитал», в бухгалтерском определении этого термина, определяется соотношением: «Уставный капитал» + «Неразпределённая прибыль». Марксисты могут подумать, почему основоположник их идейного разброда дал название своей эпохальной книге по наименованию одного из разделов бухгалтерского баланса, и вспомнить при этом слова, приписываемые тогдашнему весьма здраво мыслящему канцлеру Германии О.Бисмарку: «Ох, и намучаемся мы с этим “бухгалтером”».

И если безграмотным рабочим и крестьянам в начале ХХ века при становлении Советского Союза можно простить их веру в марксизм как в научное выражение их идеалов справедливости и жизни без угнетения большинства меньшинством, то к нынешним марксистам, получившим в своё время лучшее в мире (минимум) среднее и высшее образование, вопрос один: Скажите честно вы дурачье или народ держите за дурачье?

Но точно также ныне нельзя простить и буздумную веру во всякую иную метрологически несостоятельную псевдоэкономическую теорию.

 


 

6.11. Экология макроэкономических систем

 

Узнать содержание настоящего раздела для многих будет крайне неприятно; а многие, в том числе и «зеленые» экологисты, не примут изложенное, хотя и не смогут возразить ничего по существу сказанного.

Многие понимают, что лить промышленные стоки в реки, озера, моря; создавать свалки промышленных отходов; загрязнять атмосферу пылью, аэрозолями и газами при изпользовании разного рода технологий — путь к экологи­ческому самоубийству человечества. Оно обещает быть весьма мучи­тельным, поскольку ни фармакология, ни хирургия не справятся с болезнями, причиной которых является проникновение в организм человека процессов общего разрушения биосферы Земли: статистика онкологии и СПИД — только первые ягодки этого урожая, взращенного тысячелетней историей технико-технологического “прогресса”.

Предел мечтаний большинства экологистов — переход на замкнутые циклы водопользования; очистка атмос­феры в промышленных корпусах; очистка газовых выб­росов производств и выхлопа транспортных средств, утилизация промышленных и бытовых отходов и переработка их во вторсырье и т.п. Конечно, проще отфильтровать стоки в системе промышленной и бытовой раздельной водоочистки, чем профильтровать реки и океаны; проще отфильтровать и абсорбировать загрязнители в системе вентиляции и газовыпуска технических устройств, чем очистить атмосферу планеты; проще перейти на замкнутые циклы изпользования всей производимой продукции: «сырье — изделие — вторсырье»; это проще, чем очистить от загряз­нителей гидросферу, особенно подземные воды, атмос­феру, почву, когда всё выброшенное разлагается на свалках и просто там, где какой-то олух бросил ему ненужный хлам, содержащий действительно опасное «нечто».

Эти экологические мероприятия требуют государ­ственной долговременной программы и координации при её проведении в жизнь, а также и коллективных усилий множества государств при координации их региональных программ в глобальной программе оздоровления Земли. Но эта программа также в своей основе имеет нравственно обусловленное различение де­мографически обусловленного спектра потребностей и спектра деградационно-пара­зитических потребностей.

Что толку её создавать, если те, кто должен будет её реализовывать в производстве и в семейном быту, по-прежнему “на отдыхе” будут мусорить, где попало, и прибой в реках по-преж­нему будет звенеть стеклом разбитых пьянью бутылок? Что толку в том, если человек, сделавший замечание дегенерату, деграденту, недолюдку, убивающему биосферу, отражая его пьяные возражения, убьет деградента и его затаскают по судам за убийство якобы «человека» или нанесение тяжких телесных повреждений агрессивному недолюдку?

Но даже, если будет господствовать бережное отно­шение к биосфере в семейном быту, на отдыхе и на работе, то все замкну­тые технологии и замкнутые циклы жизни изделий — это повышение энергоемкости производства продукции; создание комплекса утилизационно-восстанови­тель­ных отраслей и в целом необходимость дополнительного производства энергии при сохранении темпов развития производства, либо снижение темпов развития производ­ства при прежнем энергопотенциале. И это приводит к перво-проблеме экологии технологической цивилизации[107].

На протяжении последних двух столетий в инже­нер­ном мире господствует мировоззрение, основанное на аб­солютизме догматов второго начала термодинамики в его разных формулировках и цикла стр.Карно, соответ­ствую­щего преобразованиям энергии из тепловой формы в механическую.

Согласно этим воззрениям, КПД энергоустановки всегда мень­ше единицы; а чтобы получить энергию, необходимо рабочее тело нагреть (сжечь энергоноситель) и заставить его работать в тепловой машине, КПД которой никогда не превысит теоретического значения, определяемого формулой стр.Карно.

Отсюда стремление создать разность температур побольше: в этом направлении за двести лет прошли путь от нескольких сотен градусов при сжигании дров до нескольких миллионов градусов в опытах с плазмой в термоядерном синтезе. Но это — всё одно и то же миро­воззрение «заклинания стихии огня» в клетке догмата второго ограничения (а не начала) термодинамики, реализация коего даже при промышленной термоядерной энергетике есть энергоин­формационное загрязнение среды обитания, поскольку нарушает энергетический баланс планеты, климат и тектонику.

Кроме раскачки природных процессов энергообмена техноген­ными энергопотоками, господствующие технологии макроэнергетики — это загрязнение среды обитания продуктами разпада геологических энергоносителей: будь то сгорание нефти, газа, угля, либо реакции деления урана и плутония, проблема нейтрализации воздействия на планету продуктов разпада геологических энергоноси­телей остаётся.

Даже при её решении на основе ядерного синтеза или иных нагревательных технологий остаётся проблема разпределения энергопроизводства и энергопотребления в глобальных масштабах таким образом, чтобы климати­ческие изменения не сделали непригодными для жизни целые страны. Сахара — дело рук человека, а не следствие климатических особенностей Земли. А энергети­ческие возможности современной техники куда больше, чем возможности тех, кто превратил в пустыню некогда цветущий край.

Старт “Шатла” — шпага химических и энергетических загрязнений, пронзающая атмосферу. Кроме того, поверхность земли — проводник, ионосфера — тоже проводник, а разделяющие их нижние слои атмосферы — изолятор, соответственно система «ионосфера, нижние слои атмосферы, поверхность земли» — конденсатор. Поскольку из сопел ракеты носителя истекает плазма (пламя — тоже проводник) и повышенная ионизированность следа ракеты носителя в атмосфере сохраняется ещё некоторое время, то след ракеты носителя — своего рода медленная молния во всю высоту атмосферы. То есть в этом планетарном конденсаторе происходит короткое замыкание. Сгорает всего около 2000 тонн, причём не самых грязных криогенных топлив, а последствия можно найти во всех отраслях физики и химии, причём в глобальных масштабах. Статистика свидетельствует, что такой старт ломает все предшествующие прогнозы погоды, а, кроме того, стати­стика выявляет обусловленность засух в Африке, ливней в США, слякотных зим в Европе, сильных землетрясений в Мексике, Калифорнии, на Аляске активностью кос­модрома во Флориде. Есть аналогичного рода статистика по Байконуру и Плесецку. Из опубликованных източни­ков см.: ж. “Знание — сила”, № 5, 1991, стр.Рыбников “Кувалдой по хрустальному своду”. Переход к морскому старту космических аппаратов с кораблей-космодромов также требует ответа на вопрос, какие районы мирового океана допустимо изпользовать для такого рода деятельности.

Не следует думать, что разпределённое энергетичес­кое и химическое давление стационарных и транспор­тных небокоптилок и обогревателей, обладающих куда большей суммарной мощностью, чем старт “Союза”, “Шатла” или “Бурана”, проходит без последствий для экологической и тектонической обстановки на планете.

Не следует думать, что экологическая культура за­мкнутых технологий и замкнутых циклов изделий воз­можна без решения проблем экологически чистой, т.е. — биос­ферно допустимой энергетики.

При этом экология энергетики всякой технической цивилизации имеет три аспекта:

·   Загрязнение среды обитания продуктами разпада энергоносителей и энергоустановок, изменяющее её химический состав точно так же, как и прочие техногенные загрязнители, на которых сосредоточено внимание подавляющего большинства экологистов.

·   Биосферно недопустимые излучения энергоустановок и энергопотребителей.

·   “Раскачка” естественно природных энергопотоков техногенными энергопотоками, которая сама по себе может привести к изменению климата, тектоники и разрушению современной биосфе­ры.

Реально это — проблемы глобальные. Для решения этих проблем специалистам-энергетикам и человечеству в целом придется пересмотреть своё отношение к “священности” догматов стр. Карно, второго и первого начал термодинамики и “теории” относительно­сти.

Приведём основные формулировки второго начала термодинамики:

Невозможен переход теплоты от тела более холодного к телу, более нагретому, без каких-либо других изменений в системе или окружающей среде (Р.Клаузиус).

Невозможно создать периодически действующую (соверша­ю­щую какой-либо термодинамический цикл) машину, вся деятель­ность которой сводилась бы к поднятию некоторого груза (меха­нической работе) и соответствующему охлаждению теплового резервуара (У.Томсон, М.Планк).

Невозможно построить вечный двигатель второго рода (В.Оствальд).

В замкнутой, т.е. изолированной в тепловом или механическом отношении системе, энтропия либо остаётся неизменной (если в системе протекают обратные, равновесные процессы), либо возрастает (при неравновесных процессах) и в состоянии равновесия достигает максимума.

Это эквивалентные формулировки, взятые из “Советского энциклопедического словаря” 1986 г. (В термодинамике энтропия определяется из следующего соотношения: dS=dQ/T , где dS — приращение энтропии; dQ — соответствующее приращение теплоты при абсолютной температуре Т, измеряемой в градусах Кельвина: 0ОС = 273ОК). В том же словаре читаем:

«Вечный двигатель второго рода — воображаемая тепловая машина, которая в результате совершения кругового процесса (цикла) (в пространстве параметров, описывающих её рабочее тело. — Авт.) полностью преобразует теплоту, получаемую от какого-либо одного “неисчерпаемого” източника (океана, атмосферы и т.п.) в работу (в частности, механическую. — Авт.). Действие вечного двигателя второго рода не противоречит закону сохранения и превращения энергии, но нарушает второе начало термодинамики и потому такой двигатель не осуществим».

К этому можно добавить, что теоретический КПД вечного двигателя второго рода на цикле преобразования «теплота — (меха­ническая) работа» равен 1.

Академии наук, в том числе СССР и его республик, Госкомизобретений принципиально не разсматривали и не разсматривают работы, в которых предлагаются энергоустановки с теоретическим КПД = 1 и выше и соответствующие этому КПД циклы изменения вектора состояния рабочего тела.

Академик Л.Д.Ландау, известный физик-теоретик, нобелевский лауреат (1962 г.), автор классического курса теоретической физики (совместно с Е.М.Лифшицем) по поводу второго начала термодинамики отмечал:

«В том, что изложенные простые формулировки соответствуют реальной действительности, нет никакого сомнения: они подтверждаются нашими ежедневными наблюдениями».

В той или иной формулировке этот взгляд на второе начало термодинамики господствует как стереотип разпознавания явлений и стереотип отношения к ним в мировоззрении школьников, студентов, тягловых людей науки и техники, и научно-техни­чес­кой “элиты” мировых научных и околонаучных “авто­ри­тетов”.

Между тем, в природе нет “замкнутых систем”, о которых говорит второе начало термодинамики. Кроме того, ни в одной из формулировок утверждения, известного как «второе начало термодинамики», ни слова не сказано о каких-либо силовых полях и какие-либо параметры силовых полей отсутствуют и в математических его выражениях. Поэтому ко всем формулировкам о свойствах “замкнутых систем” надо относиться, как к условностям человеческого мировозприятия, ограниченно применимым к конкретной обстановке, т.е. осторожно, сообразуясь с реальными разсматриваемыми системами и их положением в окружающей среде.

В 1866 г. Д.К.Максвелл разсматривал температурное равновесие вертикального столба газа в гравитационном поле в стационарном состоянии. Д.К.Максвелл пришёл к выводу, что для отсутствия противоречий со вторым началом термодинамики необходимо, чтобы в стационарном состоянии в гравитационном поле для различных газов температура не зависела от высоты, т.е. вертикальный температурный градиент (измене­ние температуры с высотой) любого вещества должен быть в стацио­нар­ном состоянии в гравитационном поле равен нулю, иначе второе начало термодинамики будет нарушено.

С 1897 по 1914 г. К.Э.Циолковский также разсматривал газ в стационарном состоянии в гравитационном поле. При этом он теоре­тически показал, что гравитационное поле порождает в газовом столбе, находящемся в стационарном состоянии, вертикальный температурный градиент — перепад температур на разных высотах. Этому теоретически корректно полученному результату противоречит «второе начало термодинамики».

То есть второе начало термодинамики — не общевселенский фундаментальный принцип, а ограниченный частный физический закон, применимый изключительно в случаях, когда в пределах локализации разсматриваемого объекта силовым воздействием общеприродных, известных и неизвестных нам полей можно пренебречь.

Кроме того, К.Э.Циолковский показал, что в гравитационном поле принципиально возможно построение монотемпературного двигателя: энергоустановки типа “вечный двигатель второго рода” с теоретическим КПД цикла преобразования «теплота — (механическая) работа» равным единице.

Экспериментальные изследования атмосфер Земли и Венеры показали наличие в атмосфере каждой из планет температурного градиента по высоте, значения коего хорошо согласуются с теоретическими моделями. То есть реальные наблюдения атмосферы опровергают мнение нобелевского лауреата академика Л.Д.Лан­дау и ему подобные мнения о согласии второго начала термодинамики с фактологией реальных наблюдений и подтверждают теоретические выводы Д.К.Максвелла и К.Э.Циолков­ского. Учебники же физики на протяжении столетия дурят школьникам нескольких поколений головы, навязывая в качестве абсолютной универсальной истины «второе начало термодинамики».

Более подробно смотри:

·   Г. Опарин. “К.Э.Циолковский о втором начале термодинамики” в ж. “Русская мысль”, изд. “Общественная польза”, г. Реутов, 1991.

·   Maxwell J. C. Philosophical Transaction of the Royal Society of London. London, Vol. 157, 1867, pp. 49 — 88.

·   К.Э.Циолковский. “Продолжительность лучеиспускания Сол­н­ца”. “Научное обозрение”, № 7, 1897, стр. 46 — 61.

·   К.Э.Циолковский. “Второе начало термодинамики”. Калуга, 1914.

В технологичес­ких приложениях ограниченность применения второго начала означает, что КПД энергоустано­вок может быть равен едини­це; устройство, именуемое «вечный двигатель второго рода», некоторым образом технически возможно, вопреки обывательскому мнению и акаде­ми­ческому запрету на разсмотрение проектов такого рода, и т.п. Однако более 100 лет смотреть, что делается за загородкой второго начала тер­модинамики, запрещено всеми средствами цивилизации: от двойки в школе до репрессий со стороны академий наук и психиатрической борьбы с изобретателями вечных двигателей.

С середины 1950-х гг. известно, что если зеркальный телескоп навести не на оптически видимую звезду, а на её расчётное положение на небесной сфере в настоящей момент времени, то крутильные весы, помещенные в главный фокус телескопа, реагируют на поток некой энергии: см. А.Н.Козырев, “Избранные труды”, изд. ЛГУ, Ленинград, 1991 г., стр. 379, 380. То есть одно из исход­ных утверждений “теории” относительности о скорости света как наивысшей возможной скорости во Вселенной экспериментально опровергается, из чего можно сделать выводы о глухарином токовании и слепоте светил теоре­тической физики (включая и А.Д.Са­харова) в период времени после публикации работ Максвелла, Циолковского, Козырева.

Там же, стр. 403, А.Н.Козырев, ссылаясь на астрофи­зические наблюдения, не признает в качестве общевсе­ленских догматов не только второе, но и первое ограни­чение термодинамики: «первое начало термодинамики» — закон сохранения энергии, который в известных его формулировках также имеет ограниченную область применения.

Поэтому выход из технологического кризиса энерге­тики и промышленности возможен только на основе пересмотра всех теорий физики и созданием, на основе нового мировоззрения науки и религии, биосферно допустимой макроэнергетики на принципах, отличных от ныне принятых.

До этого, из того, что ныне известно, допустимы ветровые, геотермальные, солнеч­ные, гидродинамические для свободных потоков и прочие первичные энергоустановки, отбирающие в техносферу долю от естественно природных энергопото­ков.

Строительство ГЭС с плотинами на реках — это воп­рос особый. И не следует думать, что вожделенная многим ликвидация суще­ствующих плотин, по тем или иным причинам нежела­тельных, — мероприятие более безобидное, чем их возведение в прошлом.

Необходимо отметить, что в печати проскальзывали сообщения о проектах ветроэнергоустановок, по своим эксплуатационным параметрам сопоставимых с совре­менными АЭС. Также известны проекты низконапорных гидроагрегатов, не нуждающихся в плотинах, которые могут работать в реках и океанических течениях. Эф­фект памяти формы некоторых сплавов позволяет пере­работать в механическую энергию перепад температур всего в несколько градусов. Это — примеры, показываю­щие пути создания экологически чистой первичной энергетики на основе уже известных технологий и технических решений.

Наверняка многое отброшено экспертами академий наук, ВАК, патентной службы без какого бы то ни было анализа существа предложений просто потому, что предложения не вписывались в “священные догматы” классической физики.

В целом же энергетическая база техносферы может быть организована иерархи­чески:

Первый уровень — первичные энергоустановки, без геологических энергоносителей, оставляющих продукты разпада. Производимая ими электроэнергия идёт на расщепление воды на водород и кислород либо изпользуется непосредственно.

Второй уровень — водород, производимый первичной энергетикой, изпользуется в качестве вторичного топлива.

Водород вне конкуренции по всем критериям экологической чистоты сжигания. Вопросы безопасности при транспортировке и изпользовании водородного топлива носят технико-технологический характер и разрешимы.

На втором уровне в качестве экологически чистого топлива также могут изпользоваться спирты, получаемые либо синтезом на основе энергопотенциала первого уровня, либо на основе переработки разного рода отходов органики. Пора понять и в жизни следовать пониманию: спирт — топливо для техники, а не питье для человека; иными словами, пьющий, хотя бы эпизодически, не человек, а биоробот.

Производство энергетического водорода на основе развитой к настоящему времени технологической базе также воз­можно на основе АЭС. В целях повышения радиацион­ной безопасности возможна реализация предложений о подземном строительстве АЭС, обеспечивающая их захоронение в кембрийских отложениях на глубине нескольких километров, гораздо глубже уровня грунто­вых вод и хозяйственной деятельности.

Единственный бросающийся в глаза недостаток этого глобального проекта состоит в том, что, если потомки признают полезным ликвиди­ровать такие глубинные экологические загрязнители, то найти их и извлечь из глубин Земли будет достаточно сложно даже в предположении дальнейшего технико-технологического прогресса. И поэтому этически лучше не зарывать АЭС в Землю-Матушку.

Но, так или иначе, решение всех экологических проб­лем макроэкономики и техносферы есть построение первичной макроэнергетики и вторичной микроэнергети­ки (бытовой, транспортной, отчасти промышленной), основанных на отсутствии излучений и продуктов реакций энергоносителей, вызывающих искажение пропускающей и отражающей способности атмосферы и земной поверхности, и иные биосферно недопустимые последствия. После этого останется проблема размещения мощностей производителей и потребителей энергии так, чтобы они не искажали естественный энергетический баланс Земли недопустимым по отношению к устойчивости биоценозов образом.

И критерий решения экологических проблем один — устойчивость биоценозов при смене поколений и стати­стика заболеваемости как людей, так и иных видов в биосфере планеты.

Но если в человечестве сохранится господство нынешних нравов ориентирующих производство, на удовлетворение неограниченных потребностей деградационно-паразитического спектра, то технически возможный в ином мировоззрении науки-физики вечный двигатель — неиссякаемый източник экологически чистой энергии технически неограниченной мощности — способен стать только средством самоубийства, ещё более быстрого чем нынешняя экологически недопустимая энергетика.

Так что решение всех экологических проблем в смысле раз и навсегда — это изменение господствующей в обществе нравственности и этики, упреждающее научно-технический прогресс на основе ревизии исторически сложившихся взглядов фундаментальных наук.

Всё сказанное означает, что наиболее значимое и целесообразное направление инвестирования прибылей, получаемых в разного рода иных видах деятельности, — критическое по отношению к прошлой истории просвещение населения и создание биосферно допустимого экологически чистого энергокомплекса.

Деваться всё равно некуда: усугубление экологической ситуации загонит в угол человечество не в столь отдаленное время, и под давлением обстоятельств этой проблемой всё равно придется заниматься. Поэтому лучше начать пораньше, сообразуясь с прогнозами, а не дожидаться, когда припрет так, что станет невмочь. Не должно скупердяйничать, а то потом вообще не разпла­титься будет.

Этому пути преодоления глобального биосферно-экологи­чес­кого кризиса есть только одна альтернатива:

Прямой переход к некой биологической цивилизации, общество в которой в принципе не нуждается в техногенной энергии и технологиях. Вопрос состоит в том, как этот переход осуществить, тем более, если это выходит за пределы представлений о возможном, которые свойственны большинству населения в нашей цивилизации.

 


6.12. Текущее управление статистическими характеристиками производства в народном хозяйстве в пределах производственного цикла

Реально современное производство и разпределение продукции каждым из множества частных предприятий опирается на разного рода инфраструктуры, главными из которых являются энергетическая и транспортная. Поэтому развитие и устойчивое функционирование инфраструктур — залог развития макроэкономики в целом.

Напомним, что на основе анализа уравнений рентабельности межот­раслевого баланса (3) в прейскуранте можно выделить базы. Под базой прейскуранта понимается малочисленная группа товаров, рост цен на которые в скором времени вызывает рост себестоимости производства подавляю­щего большинства всех прочих товаров. Баз прейску­ранта много, все они перевязаны так или иначе структу­рой матрицы A, но первичные базы — энергетические: основные технические энергоносители, энергия и зерно — основной биоэнергоноситель.

Поскольку все фирмы, так или иначе, пользуются ин­фраструктурами, то управление рентабельностью инфра­структур, обеспечивающее их развитие, проще всего организовать на основе общегосударственного директив­ного контроля баз прейскуранта, в которые входят тарифы за пользование инфраструктурами. И прежде всего это касается энергетической, транспортной инфраструктур и инфраструктуры связи и телекоммуни­кации. Все внебазовые цены, т.е. подавляющее большин­ство цен в этом случае ограничены снизу порогом нулевой рентабельности производства (себестоимостью), а сверху ограничены свободным платёжеспособным спросом при общем ограничении величины S+K энерге­тическим стандартом или численностью населения. При этом прейскурант по-прежнему может нести функцию объективно складывающегося измерителя недостачи продукции, равно финансового выражения вектора ошибки общественного самоуправления в целом.

Может оказаться целесообразным директивное огра­ничение предельных цен, полезное как законодательная основа для пресечения взвинчивания цен в торговле, сопровождающегося уничтожением произведенной продукции. Уничтожение произведенной продукции с целью извлечения сверхприбылей из её нехватки есть вредительство и богохульство. По существу последнего вспомните молитву:

“Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твоё; да придёт Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день…”

Борьба с вредительством — в компетенции правоохранительных, карательных органов. Макроэконо­мическая статистика производства и динамики цен — только информационная основа для их следственных и репрессивных действий.

Потребительский потенциал общества описывается и измеряется статистикой разпределения семей (и лиц) по доходности. Этот потенциал ограничен доходами и накоплениями населения как в номинальной кредитно-финансовой системе, так и ещё более явно в обезразме­ренной по S+K. Вследствие этого в нормально развива­ющейся макроэкономике цены должны падать по мере роста отраслевого выпуска. Кроме уничтожения продук­ции по злому умыслу и злостной беззаботности, сдержи­вать снижение цен могут частное арендодательство, ссудный процент по кредиту, игрища на всех спекулятивных рынках и рынке “ценных” бумаг, прежде всего, как наиболее оборотистом из всех них. Эти факторы также должны быть изключены из производственно-потребитель­ской деятельности общества.

При производстве, создающем основу для расширения круга потребителей продукции, в силу ограниченности платёжеспособностью потребительского потенциала общества, цены, при которых возможен сбыт всего произведенного заинтере­сованным в получении продукции потреби­телям, могут оказаться ниже порога нулевой рентабельности производ­ства.

Рентабельность можно обеспечить либо за счёт по­вышения цен при уничтожении (или экспорте) продук­ции, что ведёт к сокращению числа возможных потреби­телей в государстве-производителе, либо за счёт пониже­ния порога нулевой (или плановой) рентабельности сред­ствами налогово-дотационной политики до уровня, соответствующего объективно складывающимся ценам, обеспечивающим сбыт всего произведенного. Во втором случае рост производства вызывает снижение цен и расширение круга потребителей данного вида продукции.

Этот результат не может быть получен увеличением номинальной платёжеспособности, поскольку вследствие неравноприоритетности потребления различных групп продукции в упорядоченности каталога прейскуранта; разного уровня нехватки каждого из видов продукции в обществе и т.п. неравномерностей в экономике рост номинальной платёжеспособности может привести не к сбыту произведенного по ценам, обеспечивающим рентабельность производства, а к росту цен на продук­цию иных видов. Последнее может сопровождаться разпадом производственного продуктообмена, описывае­мым формулой (13).

Кроме того, и вследствие неравномерности технико-технологи­чес­­кого прогресса отраслей характеристики их рентабельности в процессе реального производства могут отличаться от расчётно-плановых, что также может сдерживать темпы исчерпания нехватки продукции по демографически обусловленному спектру потребностей одними отраслями, обрекая другие на искусственное стимулирование спроса занижением ресурсных и эргоно­мических характеристик их продукции.

Поскольку реально законы ценообразования обуслов­лены исторически устойчивой упорядоченностью катало­га продукции в прейскуранте:

1) образование,

2) пища,

3) одежда,

4) жилище для семьи, ... , и т.д. до роскоши включительно, — неравномерностью технико-технологического прогресса в отраслях; а также массовым эгоизмом иерархии “элит” в обществе, отрицающим потребительские права не-“элиты”, то явление, именуемое «общественно-экономическим» или «социальным прогрес­сом», невозможно без дотаций и субсидий.

Поэтому в соответствии со сказанным и показанным теоретически, но под давлением обстоятельств в цивили­зации сначала возникает система образования за счёт го­сударства; потом пенсионное обеспечение; потом дотации сельскому хозяйству, здравоохранению, науке и т.п.

Именно благодаря дотациям и субсидиям “элита” Запада обеспечила себе спокойную жизнь за счёт сытой бездум­ной пассивности “черни”, переставшей интересоваться классовой борьбой и общесоциальными и общебиосферными проблемами. Попытка отменить дотации и субси­дии в любой из стран вызовет в ней социальную ката­строфу, поскольку при сложившихся ценах и историчес­ки устойчивых законах ценообразования и потребитель­ских вожделениях населения сделает невозможным привычные для социальных групп жизненные стандарты. В правильности этого и других здесь высказанных утверждений население России убедилось после 1953 г. и продолжает убеждаться по настоящее время.

Дотации и субсидии по их социальной значимости — средство защиты потребительских прав большинства от потребительской вседозволенности эгоистичного меньшинства; а на исторически длительных интервалах времени — средство защиты подрастающих поколений от потребительского эгоизма и деградации взрослых.

При Советской Власти, благодаря развитой системе бесплатного образования, спортивных секций, разнооб­разных кружков в домах пионеров и т.п. ребенок из малоимущей, многодетной или отягощенной пороками родителей семьи не был ограничен в путях своего развития так, как это было до 1917 г. или как это стало в платной “демократии” образца после 1991 г.[108]

Социальная «элита» идёт на прогрессивное налогооб­ложение её доходов и на дотации и субсидии под давле­нием обстоятельств: внутренней классовой борьбы, конкуренции с “элитами” других стран и т.п.

В системе же демографически обусловленного плани­рования и ведения народного хозяйства на его основе до­тации и субсидии — нормальное средство управления рентабельностью отраслей; а через рентабельность — пропорциями производственных мощностей в отраслях в соответствии с энергетическими возможностями общества в их финансовом выражении и принятыми стандартами демографически обусловленной достаточности, положен­ными в основу планирования (вектор FD  в задаче ( 4 )). В этом вся разница в отношении к дотациям и субсидиям в “элитарно”-невольничьем строе и по-людски живущем обществе.

Извращение дотаций и субсидий — оплата профнепри­годности администрации и персонала наиболее плохих производств каждой отрасли вне зависимости от юриди­ческого выражения права на управление производством, в чём и состоит содержание права собственности на средства производства.

Для защиты от такого чиновничьего произвола может быть изпользована система торговли в кредит, задолжен­ность по которому частично или полностью гасится государством. В этом случае сначала потребитель находит необходимую ему продукцию, и только после подтверждения качества продукции фактом её покупки её производитель получает дотацию в порядке погашения кредитной задолженности потребителя государством. Не беспричинно в русском языке слово «государство» содержит в себе слово дар — безвозмездное даяние.

В описанном механизме выплаты дотаций кредит вы­ступает как замыкатель обратных связей «потребитель — производитель», поскольку тот, кто производит продук­цию настолько плохую, что её не берут и даром, факти­чески по нулевым ценам (в условиях погашения государством кредитной задолженности потребителя продукции), — остаётся вне системы дотиро­вания и субсидирования производства.

Такого рода торговля в кредит может быть основана на доминировании в платежах граждан кредитных карт-идентификаторов личности (т.е. «Иванов» не разплатится карточкой, потерянной «Сидоровым») и карт общесемей­ной принадлежности, которыми может разплатиться любой из членов семьи или любое иное лицо по дове­ренности.

Если соотноситься со структурой продуктообмена рис. 4, то прейскурант (вектор P) разпадается на две со­ставляющих: 1) цены на продукцию и услуги, непосред­ственно потребляемые населением и 2) цены на продук­цию и услуги, потребляемые в сфере производства и управления, т.е. государственностью. Цены первой группы в идеале должны быть нулевыми, либо убывать до нуля по мере развития производства и покрытия нехватки продукции демографически обусловленного спектра потребностей. Вне зависимости от их значений — это внешняя по отношению к производственному продукто­обмену информация.

Цены второй группы — внутренняя информация цело­стной народно-хозяйственной системы. Будучи внутрен­ней информацией, эти цены подобны расчётным силам и моментам в сечениях и узлах механических конструкций, находящихся под внешней нагрузкой: они характеризуют внутреннюю напряженность системы, но не нагрузку на неё извне. Так и цены второй группы финансово харак­теризуют энергозатраты, энергонапряженность различных отраслей под воздействием внешней нагрузки, в качестве которой можно разсматривать цены первой группы.

Несущую способность механических конструкций можно повысить за счёт переразпределения в них внутренней напряженности. Многие конструкции в принципе неработоспособны без системы переразпреде­ления напряженности внутри них, подстраивающейся под внешнюю нагрузку. Примерами такого рода переразпреде­лителей внутрисистемных напряжений является такелаж парусных судов. Изменение курса парусника относи­тельно ветра сопровождается переразпределением нагрузки между «верё­воч­ками» в составе его такелажа, вследствие чего мачты не ломаются. Кроме того, при маневрировании некоторые «веревочки» подтягиваются, а другие ослабляются в зависимости от курса и изпользуе­мых парусов. И это веками возпринимается как само собой разумеющееся явление. Для того же служат и канаты внутри Останкинской телевизионной башни, натяжение которых регулируется в зависимости от силы и направления ветра.

Нет никаких причин, кроме непонимания управлен­ческих ролей прейскуранта и вектора rЗСТ, а также потребительской вседозволенности социальных “элит”, запрещающих переразпределять директивно внутри макроэкономической системы финансовые потоки, если это позволяет поддерживать спектры производства и потребления в обществе, более соответствующие потреб­ностям большинства, нежели в случае отсутствия системы управления рентабельностью отраслей. Неу­мение ею пользо­ваться в системе планового ведения народного хозяйства — не причина для перехода к блефу о свободной саморегуляции экономики рынком.

Ни о какой “свободной вообще” саморегулирующейся экономике в наших, исторически реальных условиях, не может быть и речи: в саморегуляции макроэкономики либо доминирует деградационно-парази­ти­ческий спектр и ради него большинство населе­ния стремятся обратить в невольников и рабочее быдло; либо демографически обусловленные спектры производ­ства должны быть защищены от паразитических устрем­лений разного рода “элит”, ущемляющих свободное развитие большинства и угнетающих общество и биосфе­ру.

Если не делать вида, что проблема межотраслевой сбалансированности инвестиций и накоплений — наваж­дение из эпохи Госплана, а относиться к ней по её объективной сущности, как к жизненной субъективно управляемой реальности, то средствами налогово-дотационной и кредитной политики “закон стоимости” может быть настроен на любой экономический курс ничуть не хуже, чем парусное вооружение корабля на ветер любого направления и силы. Парусник может идти и против ветра, но в лавировку; его можно опрокинуть, выбросить на скалы по невежеству или из пиратских вожделений. Также и в макроэкономике производство и потребление не должно быть игрушкой “стихии” деграда­ционно-паразитических потребностей недолюдков как из толпы, так и из правящей “элиты” и должно разви­ваться вопреки им в интересах нравственно здорового живущего населения и будущих поколений.

В соответствии со сказанным в хронологической пре­емст­вен­ности производственных циклов в их последова­тельности, ориентированной на исчерпание дефицита по демографически обусловленному спектру, последователь­ность действий в процессе управления макроэкономикой на каждом из циклов включает в себя три блока дей­ствий:

·   Планирование.

·   Контроль течения процесса.

·   Коррекция межотраслевого финансового баланса; после чего переход к следующему циклу.

На стадии планирования объективной данностью яв­ляются прейскурант P, принимаемый в качестве базово­го прейскуранта PБ ; спектры производства XК и FК ; ожидаемый на планируемом цикле прирост спектра DXВ := DXК = С -1FКИ (здесь знак « := » — алгоритмический знак, имеющий смысл идентификатору слева присвоить значение того, что стоит справа от знака « := » ; С -1в данном случае обратная матрица, т.е. такая матрица, что выполняется равенство: СС -1Е , где Е — единичная диагональная матрица), как следствие обмена отраслей инвестиционными продуктами на предшествующем планируемому цикле; также известен реально сложив­шийся на нём вектор

rЗСТ = rЗСТП + “св” + м.

Воздействием на составляющие rЗСТП + “св” планируе­мого цикла можно вызвать желательные изменения DXК = С-1FКИ на нём, предсказуемые в статистическом смысле на основе уравнений (4 — 19), (22) и статистики функционально обусловленных расходов.

На стадии выполнения производственной программы народного хозяйства необходим сбор информации, описывающей реальные балансы продуктообмена — уравнения (8) и (9) в системе описаний на основе теории подобия. Это должно делаться на основе Единой Государственной Стандартной Системы Алгоритмов сбора и обработки информации.

При этом в силу насыщения рынка и научно-техни­ческого прогресса, неравномерных на разных рынках и в отраслях, происходит изменение прейскуранта относи­тельно базового расчётного прейскуранта РБ , вследствие чего к концу производственного цикла формируется вектор финансовых диспропорций относительно плано­вого финансового баланса отраслей:

M = ([ХК ii](Е -АТ) - ([ХКП ii] +ХК ii])АТБ +
+([ХКП ii](Е -АТ-АТ) + ХК ii](Е- АТ-АТ))РМ - RЗСТ                       
( 25 ) ,

получаемый на основе (9) и (7). DRЗСТ — член, в кото­ром собраны изменения статистики функционально обус­ловленных расходов. Вектор M — вектор-сальдо межотраслевого финансового обмена, определяемый (25), от­несенный к величине S+K, т.е. M/(S+K), является мерой переразпределения удельной платёжеспособности относительно планового номинального уровня, определяемого на основе соотно­шения:

RЗСТ = КП ii] rЗСТП + “СВ”.

Некоторые отрасли могут потерять финансовую устойчивость по отношению к плановым спектрам госзаказа ХКП , FКП , и она должна быть восстановлена средствами налогово-дотационной политики до начала выполнения программы следующего производственного цикла. Для этого необходим анализ M/(S+K), прейскуранта P = РБ + РМ , сложившихся на текущем производственном цикле.

Но система управления рентабельностью может быть работоспособной только, если государство целенаправ­ленно взращивает в новых поколениях дееспособную автократичную, по-русски — самовластную, биосферно-гармоничную нравственность и ориентирует производство на удовлетворение выявленного спектра демографически обусловленных потребностей, а не играет в бюджет типа «тришкина кафтана», и не ублажает “элитарно” парази­тирующее меньшинство, просто бесящееся с жиру и прожигающее жизни окружающих и убивающее биосфе­ру.


6.13. Теория подобия многоотраслевых макроэкономических систем в её математическом выражении

Описание межотраслевого баланса:

 

Х1 = а11Х1 + а12Х2 + ... + а1nXn + F1

Х2 = а21Х1 + а22Х2 + ... + а2nXn + F2

 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .                                                ( 1 )

Хn = аn1Х­1 + аn2Х2 + ... + аnnXn + Fn

               

(E - A)X = F                                                                                     ( 2 ) ,

 

где: eij = 0 , кроме e11 = e22 = ... = enn = 1;

X = (Х1 , ... , Xn)T; F = (F1 , ... , Fn)T

 

(E -AT)P = rЗСТ                                                                                   ( 3 ) ,

 

где: a12T = a21

               

(E - A)X = F  FD         

X  0                                                                                                               ( 4 )

Найти Min( Z ), Z = r1X1 + r2X2 + ... + rnXn

 

(E - AT)P = rЗСТ  r

P 0                                                                                               ( 5 )

Найти Max( Y ), Y =FD1P1 + FD2P2 + ... +FDnPn

 

PБ(E -A)XКП =PБ FКП                                                                        ( 6 )

 

(E -AT)PБ = rЗСТП                                                                               ( 7 )

([РБ ii]+ [РМ ii])(Е - А - DА)(ХКП + DХК) =

= ([РБ ii]+ [РМ ii])(FКП+DFК)                                                          ( 8 )

 

([ХКП ii]+ [DХК ii])(Е - АТ - DАТ)(РБ+ РМ)=

 = ([ХКП ii]+ [DХК ii])(rЗСТП+ “св” + м)                                         ( 9 )

 

КП ii-1][DХВ ii]ATРБ £ “св” £

£КП ii-1]([DХВ ii]ATРБ+[DХВ ii]rЗСТП)                                             ( 10 ) ,

где: ХВ = ХКП +ХВ ; FВ = FКП +FВ ; [ХКПii-1] — диагональная матрица, на главной диагонали которой стоят величины обратные компонентам вектора ХКП :

 

1/ХКП1 , ..., 1/ХКПn ;

ХК < ХВ ; ХК  ХВ ; FK FВ

 

Обезразмеривание кредитно-финансовой системы:

 Пi =(S+K)                                                                                      (11)

 

Основные соотношения:

 

S/S  1; (S+K)/(S+K)1; Пi/(S+K)< 1;

0 < S/(S+K)1;  < (S - %)/(S+K)<1;

K/(S+K)< K% /(S+K) ;(S - %)/ S < 1                                                        

Р=(P1, P, ... ,Pn)T=(S+K)(Q1 , Q2 , ... , Qn)T                 ( 12 )

 

M /(S+K+S)=[РV ii](АХК+FК)/(S+K+S)-

-[ХК ii](АТРR+rЗСТ)/(S+K)                                                                 ( 13 ) 

                   ( 14 ) 

Условие достаточности производства зерна и соотношение численности городского и сельского населения:

“Сб”/ N D

может быть преобразовано к виду:

               

“Сб”/NС D(1+NГ /NС) или

 

“Сб” / NС  D (NС + NГ )/ NС                                                     ( 15 ) ,

где:  = (“Сб” - потери)/ “Сб” ; N = NС+NГ ; D — стандарт достаточности сбора зерна в расчёте на душу населения.

Биологические ограничения на темпы изменения численности сельского и городского населения:

 

NГ (NС {“Сб”/NС} + D(NГ /NС)NС)D                         (16 ) ,

где {“Сб”/NС} — изменение производительности по сбору зерна сельской инфраструктуры.

Энергетический стандарт обеспеченности средств платежа:

S+K =  (PЗ[ерна]“Сб”+РЭ[нергии] “Эптнц”´ 24 ´ 365)           

S+K = “CТ” ´ “Эптнц”                                                                ( 17 )

1 = (“CТ”/(S+K))“Эптнц”

Энергетический инвариант прейскуранта:

РЭ(P1Э , P2Э , ... , PnЭ)T =

=(S+K)QЭ(Q1/QЭ , Q2/QЭ , ... , 1, ..., Qn /QЭ)T =

=(S+K)QЭ(r1 , ... , rЭ ,... , rn)T                                                           ( 18 ) ,

где: rЭ  1; РЭЭ=QЭ/QЭ = rЭ/rЭ  1

Связь стоимостной и натуральной форм учёта продукции в уравнениях межотраслевого баланса:

 

Б ii](E-A)[РБii-1]XP =FP ; (E-AP)XP=FP                                     ( 19 ) ,

где: aP ij =(РБ iБ j)aij ; F= [PБ ii]FК ; X= [PБ ii]XК ;

FК  = [PБ ii-1]FP ; XК = [PБ ii-1]XP

 

P=ATP+rЗСТП+“св”+м                                                                     ( 20 )

 

КБ ii]( rЗСТП + “св” + м)/(S+K)=

= RЗСТ /(S+K)R/(S+K)                                                                              ( 21 )

 

 ([ХКБ ii]ATP+RЗСТП+“СВ"+М)/(S+K)

([ХКБ ii]ATP+R)/(S+K)                                                                             ( 22 )

               

К ii]rЗСТ = RЗСТ = [P ii]FK                                                                ( 23 )

 

CХК= FКИ                                                                                                        ( 24 )

               

M=([ХК ii](Е-АТ) - ([ХКП ii]+ХК ii])АТБ +

+([ХКП ii](Е-АТ-АТ)+ХК ii](Е-АТ-АТ))РМ - RЗСТ             ( 25 )

*                 *
*

Подводя итоги главе 6, можно утверждать: Госплан (Минэко­номики); Госстандарт; Госкомстат; Минфин + Банковская и страховая системы; Патентная служба (Госкомизобретений и институты учёта прикладной информации типа ВИНИТИ и т.п.) — подсистемы одной и той же системы саморегуляции народного хозяйства.

И в этой единой системе управления Госплан, Минэкономики, или иначе называющийся прогнозно-концептуальный орган, должен главенствовать над прочими.

Кому-то такая система покажется управленческим монстром, способным раздавить достоинство человеческих личностей своим полновластием в сфере экономики. Не надо обольщаться: этому “монстру” давить практически некого; кого возможно было раздавить, те уже давно раздавлены как личности глобальной системой банковского ростовщичества и паразитизма иного рода, собственным бездумьем “личностей”, выпивкой, хотя бы по праздникам и поводам, курением и т.п. Для тех, кого в принципе невозможно раздавить, этот “монстр” — средство защиты человеческого достоинства будущих поколений от сжирающего их век ещё до их рождения паразитизма оккультных хозяев банковских ростовщических кланов. Никогда не забывайте:

Все экономические теории делятся на два класса, в зависимости от того, на какой из двух вопросов каждая из них отвечает, возможно, что даже на оглашая самих вопросов:

·   Как частному предпринимателю набить карманы сравнительно честными и узаконенными способами?

·   Как организовать производство и разпределение в обществе так, чтобы в нём не было голодных, бездомных, лишенных правильного воспитания и обделенных как-то иначе по не зависящим от каждого из них лично причинам, порожденным самим обществом?

И определитесь в том: Какая из двух экономическая наука жизненно необходима лично Вам, Вашим детям и внукам? — поскольку, если сейчас не организовать производство и разпределение в технологической цивилизации людей, то вы погибните либо в технократической цивилизации, либо при крахе её вместе с ныне господствующей знахарско-демонической культурой и переходе через эту глобальную социальную катастрофу к биологической цивилизации, в которой люди будут жить в ладу с Богом и Мирозданием без производства в современном понимании этого термина и зависимости от техносферы.

Также и организация производства, ориентированного на гарантированное удовлетворение демографически обусловленных потребностей — не окончательная цель, а средство, необходимое для создания условий, в которых возможен безболезненный переход к биологической цивилизации, в которой люди не нуждаются в производстве на основе техногенной энергии.


 

7. Безумие думать, что злые не творят зла

Слова, вынесенные в заголовок, принадлежат императору (со 161 г. н.э.) Римской империи Марку Аврелию Антонину (121 — 180 гг. н.э.).

Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.

В напеве его и в песне,
Как солнечный луч чиста,
Звучала великая правда —
Возвышенная мечта.

Сердца, превращенные в камень,
Заставить биться умел.
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.

Но люди, забывшие Бога,
Хранящие в сердце тьму,
Полную чашу отравы
Преподнесли ему.

Сказали они: “Будь проклят!
Пей, осуши до дна...
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!”

А это в возрасте 17 — 18 лет написал мало кому изве­стный тогда Иосиф Джугашвили. Из-за несовпадения понятийной адресации лексических форм разных языков и необходимости соблюдать поэтику стиха оригинала возможно некоторое уклонение от смысла, имевшегося в виду автором, в сторону субъективизма переводчиков, ре­дакторов и заказчиков перевода. Но даже с поправкой на это обстоятельство из приведённых стихов ясно, что в 17 — 18 лет подавляющее большинство людей не обраща­ются к тематике, затронутой этим стихотворением. Став главой государства, в котором русский язык исторически является языком власти, языком объединения национальных культур, И.В.Сталин не прибегал к услугам переводчиков и выра­жал по-русски то, что считал необходимым донести до сознания народов СССР. И для понимания сущности “сталинизма” следует знать прежде всего то, к чему призывал людей И.В.Сталин, чтобы не ошибиться в ана­ли­зе той эпохи.

И.В.Сталин:

«...Советская власть должна была не за­менить одну форму эксплуатации другой формой, как это было в старых революциях, а ликвидировать всякую эксплуатацию». — 1952 г., “Экономические проблемы социализма в СССР”. Кто не понимает слова «эк­сплуа­та­ция» в приведённом контексте, пусть поймет, что оно обозначает паразитизм одних “людей” на труде других и на будущих поколениях. Кроме того точно сказано: «должна была...», но не сказано: «ликвидировала эксплуатацию».

Как известно, теория и практика классовой борьбы неприемлема для концепции “гражданского общества”, “демократии”, “обще­человеческих ценностей”, “прав и свобод личности” и т.п. атрибутики Запада. На эту непри­емлемость уже тогда И.В.Ста­лину указывали и, в частно­сти, Г.Уэллс, сторонник доктрины “обще­че­ло­ве­чес­ких ценностей”:

— “Большой корабль — это человечество, а не класс”. И.В.Сталин: “Вы, г-н Уэллс, исходите, как видно, из предпосылки, что все люди добры. А я не забываю, что имеется много злых людей. Я не верю в доброту буржуа­зии (...)” — 25 июля 1934 г.

Неприятие тезиса о всеобщей доброте людей и док­трины “обще­че­лове­ческих ценностей” ведёт к иным воз­зрениям на права и обязанности людей по отношению друг к другу. И.В.Сталин о правах и свободе лич­ности:

— “Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голод­ным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется толь­ко там, где уничтожена эксплуата­ция, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода”, — из беседы с председа­телем газетного объединения Роем Говардом 1 марта 1936 г.

Как было показано ранее, высокий уровень социаль­ной защищенности личности в обществе, включая гаран­тии экономических, т.е. созидательных и потребитель­ских прав и свобод, требует управления, регулирования производственного продуктообмена макроэкономической системы, от которой общество получает продукцию.

Беседа с очередным западным соглядатаем содержит обсуждение вопроса о регулировании в народном хозяй­стве как о средстве, позволяющем избежать экономичес­кой депрессии и внутрисоциальных неурядиц, ею вызыва­емых.

«И.В.Сталин спрашивает: “А деловые люди? Захотят ли они быть регулируемыми и подвергаться ограниче­ниям?”

Стассен говорит, что деловые люди обычно возра­жают против этого.

И.В.Сталин замечает, что, конечно, они будут воз­ра­жать», — из беседы с неким Стассеном 7 апреля 1947 г.

По существу своим ответом Стассен подтвердил пра­воту И.В.Сталина в высказанном им Г.Уэллсу неприятии утверждения о доброте буржуазии.

Из приведённого ясно, что Сталинская концепция прав человека отличается от западной, и Сталин не скрывал, что, на его взгляд, является основой реализации прав и свобод личности в цивилизации, построенной на принци­пе необходимости искоренения паразитизма из жизни общества.

«Необходимо, в-третьих, добиться такого культурного роста общества, который бы обеспечил всем членам общества всестороннее развитие их физических и ум­ственных способностей, чтобы члены общества имели возможность получить образование, достаточное для то­го, чтобы стать активными деятелями обще­ственного развития...» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, стр. 68, отд. изд. 1952 г., текст выделен нами).

Активная деятельность в общественном развитии — это властность. Предоставление всем членам общества возможностей получения образования, позволяющего вла­ствовать ответственно за последствия принимаемых решений, есть расширение социальной базы управлен­ческого корпуса до границ всего общества и ликвидация монополии на властность биологически вырождающихся “элитарных” кланов. Вследствие этого качественный состав людей, входящих во власть, в этих условиях может быть наилучшим по сравнению с кланово-“элитарной” системой управления. То есть И.В.Сталин заботился об информационном обеспечении истинного народовластия, а не о проведении голосований в сумас­шедшем доме, приведённом опекунами на выступление цирка полити­кан­ству­ющих клоунов, о чём в сущности и заботятся борцы за “демократию” западного образца.

Сталинское понимание демократии изключает воз­можность безответственной тирании над голосующей невежественной толпой со стороны хозяев системы посвящений в библейской цивилизации. Но гарантией становления такого общества может быть только интеллектуальная деятельность, для которой большинство населения просто не имело времени, будучи занятым в производ­стве. Поэтому читаем дальше:

«Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходи­мо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования. Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, не­обходимое для того, чтобы члены общества имели воз­мож­ность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо про­фессии. Для этого нужно дальше коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарпла­ту рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и особенно путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления.

Таковы основные условия подготовки перехода к коммунизму» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, стр. 69).

Эти выдержки из работ И.В.Сталина раз­ных лет связаны с одним обстоятельством, на которое мало кто обращает внимание, особенно при анализе событий, приведших к эпизоду 25.10.1917 (07.11.1917) г. и его последствиям: капитализм в любой стране может существовать либо под контролем национальной (многонациональной) государственной идеологии и следующей ей буржуазии; либо под контролем космопо­литичной антинациональной идеологии и транснацио­нальной монополии ростовщических банковских кланов.

Временное правительство в 1917 г. болтало о своих намерениях, что было необходимо для приведения в недееспособность либеральной интеллигенции. В действи­тельности при его посредстве хозяева Временного правительства решали задачу ничего общего не имеюще­го с его благонамеренными декларациями: им было необхо­димо привести к власти РСДРП. Сделать они это смогли только по причине политического иждивенчества интел­лигенции, бездумно доверчивой по отношению к взращен­ным в её среде марионеточным кумирам.

Идеи социальной справедливости общими хозяевами Временного пра­вительства и РСДРП были даны партии революционеров для того, чтобы уничтожить многонаци­о­нальную идеологию правящего класса, его государствен­ность и многонацональный капитализм империи руками угнетенных в ней социальных групп. Но построением общества социальной справедливости, в котором нет угнетения одних людей другими, хозяева партии зани­маться вовсе не намеревались. Это видно из того факта, что на основе запущенного ими в пропаганду марксизма построение общества справедливости невозможно по двум причинам:

Первая: Основной вопрос философии, необходимой обществу, это вопрос о предсказуемости последствий действий власти и социальных групп, и каждого челове­ка, дабы можно было избрать приемлемую стратегию разви­тия общества. Любая философия, в которой ставит­ся иной “основной вопрос”, подобна хорошо воспитан­ному гово­рящему по­пу­гаю, за учебу у которого слепцам приходится потом разплачиваться очень жестоко.

Вторая: “Политэкономия” марксизма не описывает никакой исторически реально существовавший или возможный способ хозяйствования. “Капитал” — это собрание фактов, утопленных в словоблудии и язвитель­ной полемике с несогласными, но это даже не система бухгалтерского учёта, которая так или иначе необходима для хозяйствования. Графоманство ли “Капитал”, или предумышленная дезинформация, нагромождение вздора — это вопрос особый.

При наличии этих двух обстоятельств, оставшихся вне понимания тех, кто не имел (и не имеет) опыта государственного управления и хозяйствования, теория классовой борьбы при переходе к бесклассовому обществу, в котором нет эксплуатации, не более чем средство создания социаль­ной базы массового движения. Это массовое движение было призвано уничтожить национальные управленчес­кие “элиты”, дабы реальная власть сама собой упала в руки глобальной космополитичной антинациональной “элиты”. Поскольку марксизм не давал угнетенным стройной системы знаний, необходимой для полновла­стия, изключающего вмешательство космополитичных угнетателей в дела социалистического общества, то хозяевам глобаль­ной “элиты” процесс порабощения России — в соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии” — казался однонап­равленным.

Предполагалось просто некоторое время поморочить народу головы “социализмом”, а потом перейти к наибо­лее рациональной с точки зрения хозяев РСДРП системе голосований типа той, что в США, достаточно хорошо в те времена скрывавшей безраздельную диктатуру иерархии посвящений в библейской цивилизации “элитарно”-неволь­ничьего общественного строя: в ней при любом итоге выборов госу­дарственные должности зани­мают посвященные и ставленники посвя­щенных, но разной партийной принадлежности.

Исторически реально этот сценарий был сорван, во-первых, Брестским миром, разрядившим нагнетание революционной ситуации в Европе. Её народы должны быть благодарны В.И.Ле­нину за то, что он, заключив Брестский мир, локализовал “чрез­вы­чайку” (ВЧК) границами России. Иначе бы Европа познала в 1920-е гг. систему “социальной чистки” покруче, чем СС и гестапо. Народам России также следует быть благодарными Ленину за то, что он выразил словом и осмысленно отверг концепцию мировой перманентной революции — троцкизм. За 1917 г. ответственность несёт не Ленин, а режим Ни­колая II, изменивший безопасный для России политический курс, проводившийся Александром III, и вследствие этого вляпавшийся в русско-японскую и первую мировую войны вопреки интересам России и прямому запрету на участие в войнах, высказанному Николаю-наследнику Александром III незадолго до его смерти. Политика режима Николая II сделала возможным приход к госу­дарственной власти в России ставленников антинацио­нального глобального режима угнетения; руководство РСДРП только воспользо­валось предоставленными ему ошибками царизма возмож­ностями.

Во-вторых, национально-государственное течение в большевизме сложилось и стало исторической реально­стью, противостоящей антинациональному марксизму-троцкизму, хотя по-преж­нему продолжало пользоваться марксистским лексиконом, литературой и лозунгами. Хозяева партии доверили И.В.Сталину быть пастухом национал-большевистского течения. Они никогда не вспомнили бы ему ни концлагеря, созданные ещё при Ленине и Троцком, ни очень многое другое, о чём газеты никогда не писали, и о чём непосвященная толпа не догадывается по сию пору, если бы Сталин исполнил эту роль, как они предполагали. Хозяева РСДРП-КПСС клевещут на Сталина, дабы, вызвав предубеждение к нему, скрыть правду о той эпохе, и срывают на имени и памяти Сталина свою озлобленность на него за то, что они ошиблись в нём. Он тридцать лет изображал из себя очень благообразного “вождя” — т.е. авторитетного лидера “элиты” и кумира “черни”, в то время как в пустословие марксистского блудомыслия о социализме вносил смысл, несовместимый с концепцией “элитар­но”-невольничьего общественного устройства, ради сохранения которой и был создан марксизм, являющийся по умолчанию светской модификацией Доктрины “Второзакония-Исаии”; а И.В.Сталину была доверена должность пастуха обеих общественно беззаботных и безответственных толп: “интеллигенции” и “простонародья” в националь­ной ветви марксистской идеологии. И внося в марксизм-талмудизм антимарксистский смысл учения об обществе спра­ведливости, в котором нет места угнетению и пара­зи­тизму, будучи общепризнанным лидером партии, государ­ства, народа, он лишал хозяев РСДРП пушечного мяса и рабочего быдла, чем срывал установление нового мирово­го порядка. В СССР вопреки сионо-интернацизму “интер­на­циона­льного” марксизма строилось общество справедли­вости; строилось через пень-колоду, пот, ошибки и вреди­тельство, кровь, слезы, войны; здесь разрушался толпо-“элитаризм”. При этом толпо-“элита­ризм” разрушался деятельностью марксистских ор­тодоксальных кадров, не знавших закулисных интриг, ве­ривших Сталину-вождю, видевших общность слов, но не различавших смысла марксизма и сталинизма. Спорить со Сталиным было невозможно, поскольку, как видно из приведённых выдержек, он не пустословил по правилам деликатности и посвящений, а раздавливал смыслом слов. Г.Уэллс, Р.Говард, Стассен быстренько перешли к другим вопро­сам, не пытаясь убедить Сталина в доброте буржуа­зии и её ответственной заботе о благоденствии всех людей планеты.

Под конец свей деятельности И.В.Сталин вынес при­говор марксистской доктрине:

«... наше товарное произ­водство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме» (“Эконо­мичес­кие проблемы ...”, стр. 18).

Это действительно было так, поскольку налогово-до­тационный механизм был ориентирован на снижение цен по мере роста производства. И после приведённой фразы И.В.Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необ­ходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса, ... искусственно приклеи­ваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “прибавочный” труд, “необ­ходимый” и “прибавочный” продукт, “необходимое” и “при­бавочное” время. ( ... )

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствую­щими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие», — там же, стр. 18, 19.

Если из политэкономии марксизма изъять упомянутые Сталиным понятия, то от неё ничего не останется, со всеми вытекающими из этого для марксизма последстви­ями.

Вместе с «прибавочным продуктом» и прочим изчез­нет мираж «прибавочной стоимости», которая якобы су­ществует и которую эксплуататоры присваивают, но ко­то­рую Сталин не упомянул явно.

Ста­лин пря­мо ука­зал на мет­ро­ло­ги­че­скую не­со­стоя­тель­ность мар­кси­ст­ской по­лит­эко­но­мии: Все пе­ре­чис­лен­ные им её из­на­чаль­ные ка­те­го­рии не­раз­ли­чи­мы в про­цес­се прак­ти­че­ской хо­зяй­ст­вен­ной дея­тель­но­сти. Вслед­ст­вие это­го они объ­ек­тив­но не под­да­ют­ся из­ме­ре­нию. По­это­му они не мо­гут быть вве­де­ны в прак­ти­че­скую бух­гал­те­рию ни на уров­не пред­при­ятия, ни на уров­не Гос­пла­на и Гос­ком­ста­та.

Это оз­на­ча­ет, что мар­кси­ст­ская по­лит­эко­но­мия об­ще­ст­вен­но вред­на, по­сколь­ку на её ос­но­ве не­воз­мо­жен управ­лен­че­ски зна­чи­мый бух­гал­тер­ский учёт, и сверх то­го её про­па­ган­да из­вра­ща­ет пред­став­ле­ния лю­дей о те­че­нии в об­ще­ст­ве про­цес­сов про­из­вод­ст­ва и разпре­де­ле­ния и управ­ле­нии ими.

В связи со Сталинским приговором марксизму необ­ходимо отметить, что когда имя В.И.Ленина в СССР бы­ло ещё вне критики, то среди обвинений пропагандистов перестройки в адрес И.В.Сталина было обвинение и в том, что на полях его личного экземпляра “Материализма и эмпириокритицизма” Сталиным остав­лены некие иро­нические замечания. Кроме того, издан­ный при жизни И.В.Сталина том собрания сочинений В.И.Ле­нина содер­жит в приложении рецензии на “Материализм и эмпири­окри­тицизм” противников Ленина, взгляды которых были свободны от дурмана о гениальности и непогрешимости “вождя мирового проле­та­ри­ата”. Из этого можно понять, что И.В.Сталин не был примерным учеником в школе говорящего попу­гая и уже в 1930-е гг. подрывал автори­тет его философ­ской школы.

Сталин прямо отрицал потуги в построении новой со­циальной “элиты” со стороны многих и явно не хотел быть лидером “элиты”. Из письма в “Детгиз” по вопросу издания книги “Разсказы о детстве Сталина”:

«... книжка имеет тенденцию укоренить в сознание советских детей (и людей вообще) культ личностей, вождей, непогреши­мых героев. Это опасно, вредно. Теория “героев” и “толпы” есть небольшевистская, а эсеровская теория. Ге­рои делают народ, превращают его из толпы в народ — говорят эсеры. Народ делает героев, — отвечают эсерам большеви­ки. ( ... ) Советую книжку сжечь». — 16 февраля 1938 г.

С точки зрения строителей социальных толпо-“элитарных” пирамид это письмо Сталина против фюрер­ства, насаждаемого мировой закулисой, — изуверство инквизитора, жгущего книги.

Понятно, что со стороны государств, раздавленных космополитичной “элитарно”-невольничьей концепцией паразитизма такая направленность развития СССР восторгов не вызывала. Точно так же эти тенденции были неприемлемы и для сторонников национальных “элитарно”-невольничьих государств.

Об этом противоборстве с СССР государств прежнего типа всеми средствами, проистекающим не из конкурен­ции национальных “элит” между собой, а из несовмести­мости в жизни одного и того же общества, одной гло­бальной цивилизации двух взаимно изключающих друг друга концепций общественного самоуправления, И.В.Ста­лин тоже говорил и говорил так, чтобы его мож­но было понять однозначно:

«Спрашивается, почему буржуазные государства дол­жны относиться к советскому социалистическому госу­дарству более мягко и более добрососедски, чем к однотипным буржуазным государствам? Почему они должны засылать в тылы Советского Союза меньше шпионов, вредителей, диверсантов и убийц, чем засыла­ют их в тылы родственных им государств ( ... ). Не ясно ли, что пока существует капиталистическое окружение, будут существовать у нас вредители, шпионы, диверсан­ты и убийцы, засылаемые в наши тылы агентами ино­стран­ных государств?» (“Капиталистическое окруже­ние”, 3 марта 1937 г.).

К сказанному им о вредителях разного рода остаётся добавить, что в стратегии агрессии методом “культурного сотрудничества” всех этих и прочих злодеев целесооб­раз­нее выращивать из местного населения на пороках их нравственности и дефектах культуры общества, нежели засылать в страну взрослых агентов и ассимилировать их там. По этой теме смотри Библию (доктрина “Второзакония-Исаии”, в частности), как наиболее древнее руководство по тайным операциям такого рода; и Дирек­тиву СНБ США 20/1 от 18.08.1948 г. об уничтожении Со­ветской власти в СССР и СССР руками его населения в книге Н.Н.Яковлева “ЦРУ против СССР”[109], М., 1985 г., как одну из последних.

Мы цитировали работы, которые должны были войти в 14, 15, 16 тома Собрания сочинений И.В.Сталина, из­дание которых было остановлено ещё в 1951 г. И эта дата разрушает миф о неограниченной власти “тирана”.

Если говорить о смысле даже только приведённых кратких цитат, то вывод один: “тиран” очень заботился о том, чтобы явную и скрываемую тиранию искоренить раз и навсегда и по возможности ещё при его жизни. Себя же к числу тиранов он явно не относил.

Версию о лицемерии, когда говорят одно, а делается противоположное сказанному, гораздо проще подтвер­дить в отношении всех последующих за И.В.Сталиным руко­водителей СССР и России, чем в отношении него: СССР при нём развивался наиболее быстро из всех стран мира и обгонял других по темпам и уровню развития образова­ния; после Сталина СССР стал обгонять всех только по темпам алкогольного и прочего государствен­ного геноцида в отношении его собственного населения.

Лицемеру-Сталину, будь Сталин лицемером, достаточно было делать всё то, что делали все последующие: произносить обильные безсмысленные штампованные речи, дабы заворожить толпу и погасить в ней дееспособность её же верой в дееспособ­ность очередного политического кумира “И.О. царя” (подпись под указом в фильме “Иван Васильевич меняет профессию”); не вдаваясь в смысл происходя­щего, поставить подпись, где покажут, а не хранить в памяти колоссальные объёмы информации, необходимой для управления: фамилии, имена, отчества ведущих специали­стов разных отраслей; не общаться с ними напрямую в обход иерархии должностного подчинения; не знать и не понимать государственную статистику и отчётные показа­тели разного рода. Это все последующие перекладывали на клерков из аппарата.

Всё это в совокупности означает, что И.В.Сталин был тружеником-управленцем, каких мало, но не был ни дураком, ни маньяком-власто­любцем. То, что возприни­мается как маниакальное властолюбие, по существу является безжалостностью к безответственности и без­заботности при исполнении должностных обязанно­стей, проистекающей из безраздельной личной ответ­ственности за исполнение концепции противостояния аг­рессии паразитизма библейского Запада методом “культурного сотрудничества”.

Было необходимо продержаться на рубеже обороны в информационной войне — на посту управления государ­ством — сколь возможно долго и измотать противника. Нельзя было устраивать чехарду “демокра­ти­чес­ких” болтовни и перевыборов среди окружения, толком даже не понимающего, что происходит в стране и в мире, и потому беззаботно-безответственного. Именно эту сыто-пьяную беззаботную безответственность непонимания про­исходящего проявили все последующие правящие ре­жимы в Кремле.

В отличие от них, зная настоящую бухгалтерию (окончил курсы) и марксизм, и Библию (учеба в семинарии), И.В.Сталин сверх того и понимал, с чем и кем идёт про­тивоборство. И он был свободно-волен и дееспособен не только на словах. Вопрос только в том, где кончалось его личное понимание и началось водительство Свыше. Ему не перед кем было отвечать, кроме как перед своею совестью и Богом, потому что большинство его совре­менников в СССР и за рубежом понимали меньше, чем он. Отношения же человека и Бога — вне контроля лю­дей, в том числе и вне контроля служителей культов раз­ных религий, как бы некоторые из них ни пыжились до­казать свою необходимость в качестве обязательных пос­редников между человеком и Богом. Бог лучше знает всё, чем кто бы то ни было из служителей культов: И благодать ниспосылается Им каждому, минуя комиссионеров-посредников.

Деятельность Сталина была одинаково противна и для национальных “элит”, и для глобальной антинацио­наль­ной космополитичной “элиты”, обладающих каждая своим мировоззрением вседозволенности по отношению к “черни” и её непокорности. Также она была неприем­ле­ма и для общих хозяев обеих “элит”. Поэтому, дабы погасить дело И.В.Сталина, его произведения были изъяты из библиотек; их изучение было изключено из школьных и вузовских программ; а всё критиканство в адрес И.В.Сталина и оплевывание той эпохи в жизни Страны проистекает из злонравия, выражает скудоумие и основа­но на невежестве, умолчаниях и прямой лжи. Реставрация капитализма, но уже подконтрольного глобальной системе кланов ростовщической еврейской мафии, началась с убийством Сталина. КПСС и народ этого не замечали сорок лет, но соучаствовали в этом и попусти­тельствовали этому, за что и разплачиваются после 1987 г.

Злонравие критиканов Сталинизма выражается в при­знании ими по умолчанию правильности Западной кон­цепции “прав человека” и отказе от анализа органи­зованного паразитизма, лежащего в основе всех отноше­ний людей в Западной цивилизации. Злонравие выража­ет­ся в навя­зы­вании в сознание людям представления об ошибочности учений, назы­вающих угнетение одних людей другими злом, подлежащим искоре­нению. Злонра­вие выражается в тезисе о недопустимости “неза­кон­ными” ме­тодами противостоять угнетателям при игнори­ровании того факта, что законодательство во всех модификациях “элитарно”-неволь­ни­чьего строя выражает паразитические интересы угнетателей и только сдержи­ва­ет вседозволен­ность наиболее глупых и алчных из них. Но сдерживает не исходя из человеческого участия в судьбах других лю­дей, а исходя из эгоизма высших “элитар­ных” групп и их хозяев, коим необходима работа всех “низших”, а не их тотальная война между собой за возможность продви­нуться в более “элитарные” группы.

Невежество и скудоумие критиканов Сталинизма вы­ражаются в том, что, имея более 2000 лет письменной истории, “интел­лигенция”, кормящаяся на “обличениях” И.В.Сталина и “стали­низма”, настолько интеллектуально ограничена и глупа, что не может понять и уяснить себе:

В общественных процессах, как и во всех прочих естественно природных процессах, следствия следуют во времени после причин.

Это запаздывание во времени в спектре следствий относительно спектра причин принято называть сдвигом по фазе, фазовым сдвигом. В общественных, историчес­ких процессах фазовый сдвиг следствий относительно причин может достигать десятков, сотен, тысяч и более лет.

На эту обусловленность настоящего прошлым, а бу­дущего — решениями, принимаемыми в настоящем, указы­вают и всем известные марксистские штампы: «Бытие определяет сознание», поскольку “бытие” — итог прошло­го, — формирует сознание взрослеющих поколе­ний в настоя­щем, а он, в свою очередь, определит бытие этого поко­ления и будущих; и «закон соответствия в обще­ственно-экономических форма­циях базиса и надстройки» о том же. «Базис» также итог прошлого, обла­дающий собственными характеристиками устойчи­вости и направ­ленностью развития, под которую вынуж­дена подстраи­ваться «над­стройка» — общественное сознание, государ­ственность и т.п.

Оба марксистских тезиса неприемлемы, поскольку неточны. Первый игнорирует кольцевую замкнутость во времени (точнее в преемственности поколений): «(безсознательное + сознательное) — бытие — (безсознательное + сознательное) — бытие ...»

Во втором — разделение «базис — надстройка» соответ­ствует разделению «объект управления — система управ­ле­ния им». Но общество, «общественно-экономическая формация» — самоуправляющаяся суперсистема с нелока­лизованной системой управления. В термин «надстрой­ка» сгружена только наиболее локализованная часть всей си­стемы управления, которая порождается полнотой само­управляющейся супер­системы. Поэтому надстройка, будучи частью, подстраивается под целое, либо целое в большей или меньшей степени саморазрушается в процес­се самоуправления, что может выглядеть, как попытка надстройки переделать базис желательным для себя образом. Хотя история знает случаи гибели цивили­заций вследствие их самоуничтожения (Рим, Персия, Византия), но статистически чаще цивилизации в кризис­ных ситуа­циях отторгали прежнюю «надстройку» и по­рождали новую, что марксизм называл революциями, сменой общественного строя, сменой общественно-экономи­чес­ких формаций.

Агрессия методом “культурного сотрудничества” — это “прививка почки”, внедрение информационного “вируса”, из которых может вырасти надстройка, способная иска­зить прежнее самоуправление суперсистемы (в нашем случае: признав священность и богоданность доктрины “Второзакония-Исаии”); вызвать в ней двоевластие, символизируемое “орлом” о двух головах. Там, где концептуально двоевластия нет, там все геральдические птицы и звери об одной голове (США, Германия, Англия). Россия унаследовала двуглавую уродливую “птичку” от убитой двоевластием Византии. Опыт более чем тысячелетней истории Руси-России-СССР говорит, что её стилю самоуправления устойчиво присуще отторжение “прививок” и собственных извраще­ний предопределённой самобыт­ности (это слово — русский аналог латинского “цивилизация”) её раз­ви­тия. Иными словами, стремле­ние «над­стройки» переделать «базис» жела­тельным для «надстройки» образом вопреки собственной направленно­сти развития «базиса» подобно генеральному наступле­нию на грабли: грабли, как правило, прочнее, чем голова того, кто на них с усердием систематически наступает вопреки разсудку.

Вследствие объективности фазовых сдвигов в спектре следствий относительно спектра причин, на человека нельзя возлагать ответственность за то, что причинно обусловлено задолго до его рождения, но хронологичес­ки совпало со временем его жизни и деятельности, будь он даже на высших постах власти в обществе (в государ­стве, партиях, мафиях). На человека можно возлагать от­вет­ственность за те причинно-следственные связи, кото­рым он дал начало даже неосторожно проскользнувшей злобной мыслью, не то, чтобы внешне видимым делом.

Из прошлого через настоящее в будущее катится по­ток причинно-следственных обусловленностей. Этот поток обладает целенаправленностью, “мощностью” воздействия на каждого живущего и многовариантностью развития; собственными характеристиками мощности и устойчивости каждого различимого в нём варианта. Человек также отвечает и за то, чему в этом потоке причинно-следственных обусловленностей, катящемся из прошлого, он придаёт дополнительную энергию; чему позволяет течь, как оно уже течет без его вмешательства; течение чего он в этом потоке пресекает, поскольку в результате этих действий изменяется целенаправленность, мощность и все прочие характеристики течения потока причинно-следственных обусловленностей будущего.

Возможности каждой личности ограничены; людей много; каждый живёт по своему произволу выбора в меру понимания и разпущенности поведения. И это множество произволов порождает массовую статистику. Невозмож­но, чтобы один человек своими личными возможностями в течение своей жизни остановил лавину зла, катящуюся из прошлого, обладающую инерцией, да ещё, когда вокруг него одни воспроизводят зло преду­мышленно; другие — бездумно, по их истинному злонра­вию; третьи просто трусят и попустительствуют злодей­ству; четвертые одержимы и потому в той или иной сте­пени лишены воз­можностей выбора, они — биороботы, “зомби”.

И.В.Сталин пришёл в мир, в котором правящая “элита” училась «понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Эти слова А.С.Пуш­кина актуальны по настоящее время: в своей массе получающие обязательное для всех и высшее образование беззаботны и безответственны в ос­воении знания и в его изпользовании как в те времена, так и в наши дни.

Подавляющее большинство населения в те дни было неграмотно и жило по своим нравам, своим умом и тра­дициями. И.В.Сталин описывает эпизод из нравов просто­го народа в Сибири, где не было крепостного права и царили нравы, идеализируемые современными нам писателями-“почвенниками”:

«Я вспоминаю случай в Сибири, где я был одно вре­мя в ссылке. Дело было весной, во время половодья. Чело­век тридцать ушло на реку ловить лес, унесенный разбу­шевавшейся громадной рекой. К вечеру вернулись они в деревню, но без одного товарища. На вопрос о том, где же тридцатый, они равнодушно ответили, что тридцатый “остался там”. На мой вопрос: “как же так, остался?” они с тем же равнодушием ответили: “чего ж там спраши­вать, утонул, стало быть”. И тут же один из них стал торопить­ся куда-то, заявив, что “надо бы пойти кобылу напо­ить”. На мой упрек, что они ско­тину жалеют боль­ше, чем людей, один из них ответил при общем одобре­нии остальных: “Что ж нам жалеть их, людей-то? Людей мы завсегда сделать можем, а вот кобылу... попробуй-ка сделать кобылу”. Вот вам штрих, может быть малозначи­тельный, но очень характерный. Мне кажется, что рав­нодушное отношение некоторых наших руководителей к людям, к кадрам и неумение ценить людей является пережитком того странного отношения людей к людям, которое сказалось в только что разсказанном эпизоде в далекой Сибири.

Надо, наконец, понять, что из всех ценных капита­лов, имеющихся в мире, самым ценным и самым реша­ющим капиталом являются люди, кадры. Надо понять, что при наших нынешних условиях “кадры решают всё ...”» — 4 мая 1934 г.

Эпизод этот — не мало, а очень значительный, харак­теризующий страшное, а не странное, отношение к людям и к миру, истинные нравы статистически значимой доли населе­ния, активного населения Российской империи, СССР и России в наши дни.

В.О.Ключевский, наиболее глубокомысленный из историков конца Российской империи, не был в восторге от царизма и сословного строя, но он не обольщался и в оценках как носителей, так и самих “социалистических теорий” в их приложениях к России, вследствие чего указывал ещё в начале 1890-х гг.:

«Наше общество — сборище сладень­ких людей, живущих суточными новостями и минутными эстетическими впечатлениями»; «Самодержавие нужно нам пока как стихийная сила, которая своей стихийно­стью может сдерживать другие стихийные силы, ещё худшие»; «Есть люди, которые становятся скотами, как только начинают обращаться с ними, как с людьми»; «Борьба русского самодержавия с русской интеллигенци­ей — борьба блудливого старика со своими выблядками, который сумел их породить, но не сумел их воспитать»; «Шмоллер — не социалист, но ученики его — социали­сты»; «Общество Праведного Общежития, составленное из негодяев»; «Чтобы согреть Россию, они готовы сжечь её»; «Молодежь, что бабочки: летят на свет и попадают в огонь»; «Поколение спит на краю бездны; жаль, что оно изчезнет, не дав урока преемникам, — сорвется и ра­зобьется раньше, чем проснется»; «Можно благоговеть пе­ред людьми, веровавшими в Россию, но не перед предме­том их верования»; «Не начинайте дела, конец которого не в Ваших руках» — выдержки из тетрадей афоризмов и записных книжек В.О.Ключевского.

Ликвидация царизма и соответствующей ему системы властных отношений и отношений ответственности в обществе освободила это зло, о котором вспоминал Сталин и о котором загодя предупреждал В.О.Ключевский, носимое в душах статистически значимым количеством людей. И оно активно стало действовать и действует по настоящее время во всех процессах самоистребления лю­дей на территории СССР. Этот потенциал взаимной не­нависти людей и равнодушия к чужим судьбам был со­здан на протяжении веков, если не тысячелетий, до 1917 г. правящей “элитой” России, к коей принадлежит и Пра­вославная церковь, по своим делам весьма похожая на Лаодикийскую (Апокалипсис, 3:14 — 22).

И.В.Сталин этот потенциал злонравия и разпущенно­сти не создавал. Он всю жизнь сеял совсем иное. И ничто, кроме их личной разпущенности, не сдержавшей стати­стически значимого потенциала своекорыстия, злонравия, наплевательского отношения к судьбам других людей, одержимости манией собственной добро­детельно­сти, не мешало современ­никам И.В.Сталина избежать всего того, что им пришлось расхлебывать и что некото­рыми из них было названо “злодеяниями сталинизма”.

Обвинения в адрес И.В.Сталина по их существу яв­ляются обвинениями в том, что он, будучи во главе пар­тии и государства, не сдержал всю чужую личную разпу­щенность в их личном злонравии всего населения СССР и, в частности, сотрудников партийного и государ­ственно­го аппарата. Но этого сделать из людей никому не по силам: Государственные указы о всеобщих благон­ра­вии и добродетельности соблюдаются ровно на­столько, на­сколько общество само по себе благонравно и добро­детельно и насколько этим государством напуганы зло­деи разного рода, вследствие чего злодеи вынуждены ли­цемерить и изображать из себя благонрав­ных и доброде­тельных людей. И так было, и есть.

Во времена прихода И.В.Сталина на высшие посты партии и государства восстановить юридически узаконен­ный строй угнетения одних людей другими, в котором жила Россия до 1917 г., было невозможно; подчиниться мафиозной диктатуре посвящений паразитической цивилизации Запада, пришедшей в Россию в образе масонства и РСДРП, было недопустимо для будущего на­родов страны. Объяснить это прямо и ясно также было невозможно, поскольку прежде, чем это поняла бы статистически значимая доля взрослого активного населения, прежде чем это понимание возприняло бы большинство взрослеющих, объясняющему ясно и прямо свернули бы голову и без объяснений это всё знающие высшие посвященные и их хозяева, однако, понимающие это исходя из иного представления о добре и зле. Приме­ры уже были:

Ленин оказался в Горках раз и навсегда на следующий день после того, как на IV конгрессе Ком­минтерна поднял вопрос об изключении из коммунисти­ческих партий известных масонов.

И, осуществляя дело третьей концепции жизнестроя общества, Сталин был просто не вправе принимать уча­стие в грызне современников, дабы свершилось концепту­ально избранное им будущее.

Критиканы из числа потомков по своему злонравию, о проявлениях коего уже было сказано, обречены на скудоумие, не понимают и не могут принять сказанное, вследствие чего только выражают своё личное истинное злонравие через исторические факты той эпохи и биог­рафии И.В.Сталина, приписав своё злонравие и психопатию ему. Люди соглашаются с их утверждениями, либо отвергают — также в меру личного злонравия и благонравия каждого.

И.В.Сталин — человек, ошибался. Но в чём он оши­бался, в чём лично был злонравен, в чём проявлял личную разпущенность, не с “элитарной”, т.е. паразити­ческой, нравственностью судить. Пусть все, хулящие ту эпоху, сначала явят своё благонравие в добродетель­ности, если есть, что явить. Все разговоры о злодействе И.В.Сталина без понимания концепции жизнестроя общества, которую он осуществлял, — мысле- и словоб­лудие. Даже с точки зрения концепции непротивления злу насилием И.В.Сталин прав: он не противился злому, принимая участие в текущем зле, насколько его различал от добра и не мог его избежать. Но в то же время он побуждал к добру, и эти призывы каждый волен был принимать или отвергнуть по своему произволу, усмотре­нию, совести и силе воли. Отвертеться тем, что И.В.Ста­лин изъяснялся непонятно, невозможно: именно потому его произведения и изъяли из библиотек и не переизда­вали. Будь они доступны простым коммунистам, беспар­тийному народу, то “партийной элите” пришлось бы вести себя и страну иначе, ибо глупость “спичрайтеров” от Н.С.Хрущева до нынешних, на фоне Сталинизма, просто вопиюща.

Будь у XX съезда достаточно совести, ответственно­сти, чувства справедливости, ума и самовластия, чтобы послать Н.С.Хрущева и руководство партии с Поспелов­ским докладом туда, куда они того все заслуживали, к на­чалу XXI века СССР был бы единственной сверхдер­жавой, причем не “империей зла”, а обществом неоспо­римой справедливости. Тем более это возможно было сделать, поскольку после XIX съезда на октябрьском пле­нуме 1952 г. И.В.Сталин прямо предупреждал его уча­стников об измене делу справедливости, буржуазном перерожденчестве и вступлении в сговор с империализ­мом тех, кого толпа считала его ближайшими верными спод­вижниками. Были названы имена В.М.Молотова и А.И.Микояна, в частности. Да не в коня корм: принять на себя самовластно ответственность за судьбы страны и быть дееспособным в структурах государственной власти оказалось некому.

Исторический опыт Сталинизма и последующей дег­радации страны показывает несостоятельность двух надежд, свойственных сознанию толпо-“элитарного” общества.

Во-первых, несостоятельна надежда на приход “доброго царя”: что придет добрый, справедливый к трудящемуся большинству населения диктатор, царь, самовластец с железной волей, твердой рукой наведёт по­рядок, наказав злодеев. Злономеренность Сталина до­ка­зать невозможно. Но также невозможно опровергнуть тот факт, что не добра и социально безответственна не только буржуазия, но и любая “элита”, относящаяся ко власти и управлении в обществе, как к абсолютному внутриобщественному средству удовлетворения своей личной похоти, семейной и клановой похоти в ущерб другим людям. В сущности “элитарного” самосознания лежит бездумное и предумышленное признание за собой права угнетать свободное развитие личностей окружаю­щих, которое так или иначе выражается в поведении “сверх­человека”. В самом примитивном мировоззрении — это притязания на потребление без труда; в более изощренных мировоззре­ниях — разнообразное ПРИНУЖДЕ­НИЕ К БЛАГОДЕТЕЛЬНОСТИ окружающих вместо того, чтобы взращивать в себе и способствовать воспитанию в окружающих благонравия, обладая коим они сами по себе будут благодетельно инициативны без понуканий: невозможно быть добрым из страха наказания за зло. Страх наказания породит у злонравных стремление сокрыть зло, купить и уничтожить его свидетелей, представить зло в качестве добра. Этому История дает много примеров у всех народов.

По этим причинам любая добрая воля любого дикта­тора будет извращена “элитарным” аппаратом управле­ния, норовящим урвать свой кусок жизненных благ; сам же добрый диктатор имеет шансы быть убитым тем большие, чем очевиднее его непреклонность в доброде­тельности; потом все преступления его эпохи будут приписаны “элитой” его злой воле. Как при этом называ­ется “элита”, — избранный народ, воры в законе, буржуа­зия, дворянство, интеллигенция, аристократия духа — дело десятое.

Во-вторых, те, кто полагает, что они добры, благон­равны, но не могут оказать благотворного воздействия на общественную в целом ситуацию только потому, что не зани­мают сколь-нибудь значимых постов в иерархии государ­ственной и хозяйственной власти, в большинстве своём ошибаются в своих самооценках. Большинство людей, отговаривающихся подобным образом, даже не задумы­ва­ются о возможности постановки следующих вопросов:

А что сделал лично он, чтобы различать добро и зло, и быть благодетельно дееспособным по отношению к любым процессам, обусловленным деятельностью как от­дельных личностей, так и множеств людей? Что сделал он лично, чтобы были благодетельно дееспособны дети его самого и его взрослых современников?

Тем, кто не может по существу ответить на эти воп­росы, нечего пенять на злодейства государственности и мафий разного рода. Все эти злодейства возможны в той мере, насколько это позволяет недееспособность и прямое соучастие безответных. В частности, верую­щие в доктри­ну Г.Климова (“Князь мира сего”, “Протоколы советских мудрецов” и т.п.), должны понять, что если они позво­ляют, чтобы ими правили вырожденцы, психо­паты, гомо­сексуалисты и прочие дегенераты, то они в каких-то сво­их нравственных качествах пали ещё ниже, чем описыва­емые Г.Климовым; кроме того, Г.Климов пишет не всё, что должно писать об управлении обще­ством, и на то у него есть свои причины.

Правильность приведённых утверждений подтвержда­ется историей России-СССР после 1991 г. Те, кому кла­новая структура КПСС своим “тоталитаризмом” не дава­ла возможности перейти от обличений режима к делу, с началом перестройки (и ещё более явно — после ГКЧП) пришли в органы государственной власти на волне доверчивости толпы к их декларациям о благонамерен­но­сти и к разного рода научным и прочим титулам. В итоге их деятельности большинство населения перестало быть уверенным в своём завтрашнем благосостоянии, хотя на улицах появилось больше роскошных иномарок, а в пригородах бросаются в глаза особняки и коттеджи. По всем параметрам, поддающимся измерению и стати­сти­ческой обработке, большинство общества стало жить хуже: производство падет, цены растут, статистика насилия и финансового аферизма растет. Если говорить о достижении “свобод личности”, и не отрывать абстрак­тной “свободы” от поддающихся измерению демографи­ческих, медицинских, экономических и образовательных характеристик социальной системы, то остаётся согла­ситься с приводившимся ранее высказыванием И.В.Ста­ли­на о “свободе безработного”. Если говорить о свободе духа, то быть невольником — это состояние души челове­ка, его нравственности и мировоззрения. Оно, конечно, складывается под воздействием внешних социальных об­стоятельств, но тем не менее это собствен­ное внутрен­нее качество, не зависящее ни от юридичес­ких, ни от неписаных традиций общества: в фильме “Эзоп”[110] хорошо показано, что “интеллигент”, фило­соф, рабовла­делец Ксанф — невольник Эзопа, причем ненужный Эзопу. Хотя юридически Эзоп — раб Ксанфа, и Ксанф может освободить и освобождает Эзопа от рабства, но Эзоп не может освободить Ксанфа из той нравственной, мировоз­зренческой темницы, из которой Ксанф должен выбирать­ся сам, и от которой Эзоп свобо­ден, даже будучи рабом «де-юре». Поэтому те, кто был свободен до 1917, до 1953, до 1991, до ..., оставались свободными и после них, а кто был невольником, то перемены в соци­альной организации их не освободили, если они сами не утрудились развалить нравственно-мировоззренческие темницы, в которых их души прячут­ся от людей, внешне­го мира и Бога.

Изменения социальной организации только освобож­дают от гнета страха одних невольников и вгоняют в страх других. И когда говорят о достижении после 1991 г. абстрактных демократических “свобод”, то болтающие об этом “интеллигенты” по свойственной библейски атеи­стической интеллигенции неопрятности мышления не отличают свободу выбора путей развития личности от вожделенной безнаказанности за безответственное по от­ношению к свободе развития других людей (и будущих поколений) мыслеблудие, словоблудие и разпущенность в желаниях и средствах их удовлетворения. То есть свобода личности — это не вседозволенность. Это — свобода выбора ответственности за судьбы людей и окружающего мира и созидание своих полно-мочий (мочь — означает быть дееспособным) по разумению, дабы нести избранное бремя.

Нравственности и мировоззрению же толпо-“эли­тар­ных” обществ свойственно не возложение ответ­ственно­сти на себя за судьбы других, а совсем иное. В России — это иждивенческое перекладывание ответствен­ности, в том числе и за свою судьбу, на плечи выше стоящих в иерар­хии “элит” и далее на Господа Бога. Но на неблаго­детельный, по её понятиям, произвол сверху, нравствен­ность и мировоззрение России допускают встречный произвол снизу, который столь же безответ­ственен по от­ношению к окружающим и социальным “верхам”, в ча­стности, как и произвол “верхов” по отношению к “низам”.

Западу свойственно восхищаться теми, кто “себя сде­лал сам” и не перекладывал ответственность за свою судьбу на других, включая вышестоящие “элиты”. Но при этом Запад безжалостен к “неудачникам” и безответ­ственен к судьбам тех, за счёт которых кто-то — лич­ность, народ, государство — “себя сделал сам”. Требова­ния к высшим в иерархии “элит” на Западе просты: 1) поддер­жание “законности”, т.е. единых для всех правил, по которым каждый может есть, в меру своих возможно­стей безнаказанно, его окружающих — интеллектуально, эконо­мически и физиологически (нарко- и порнобизнес — раз­новидности каннибализма) и 2) наказание тех, кто ест других, не соблюдая правил, установленных для всех толп “сверхэлитой” или пресекает этот “пир­ше­с­тво” взаимного поедания.

Это различие в мировоззрении и поведении И.В.Ста­лин видел и в одной из своих работ высказался в том смысле, что Советской власти необходимо соединить «русскую революционность» и «американскую предпри­им­чивость». Если под «русской революционностью» пони­мать произвольную реакцию на угнетение, а под «американской предприимчивостью» — отсутствие ижди­венческого потребительского отношения к системам уп­равления общественной в целом значимости, то речь может ид­ти только о воспитании новой, не-толпо-“элитарной”, в Российской и Западной её формах, нравственности и становлении государственности как системы профессио­нального общественного управления на иной нравствен­ной основе.

К моменту убийства И.В.Сталина за то, что он укло­нялся от толпо-“элитаризма” в его национальных и анти­национальных фор­мах, в СССР ещё не образовалось ста­тистически значимое, достаточное для самоуправления общества, множество людей, в чьей нравственности соединилась бы «русская революционность» и «аме­ри­кан­ская предприимчивость» (если пользоваться тер­ми­но­ло­ги­ей Сталина), а также несущих необходимые для управле­ния знания и навыки; или в основе чьей нрав­ственности лежит свободный выбор ответственности за судьбы других людей и мира и созидание необходимых для избранной ответственности их собственных полномо­чий по своему разумению вне зависимости от внешних, в том числе социальных обстоятельств (если пользоваться принятой нами терминологией). Поэтому после убийства И.В.Ста­лина в условиях несоответствия господствующей нрав­ственности и мировоззрения толпо-“элитаризма” ор­ганиза­ци­онным формам государственности Совет­ской власти и плановому ведению народного хозяйства СССР довольно быстро деградировал под управлением на основе “элитарной” нравст­вен­ности вседозволенности. Процесс деградации ускорился вследствие того, что в мировоззре­нии общества не разделились понятия демографически обусловленных потребностей свободно­го человеческого развития и деградационно-паразитичес­ких потребностей вседозволен­ности. Неразде­ление этих двух спектров, в том числе и лично И.В.Сталиным, курящим и употребляющим алкоголь, — главная ошибка и злонравие эпохи сталиниз­ма. Вследствие её Советский Союз, Советскую власть, социализм просто пропили и проку­рили: пропили всё — от последнего подзаборного бомжа-забулдыги в подворотне до “интеллигентной элиты”, праздно болтающей под хмельком на “госдачах” и в “спецбанях”, где просто скотствовали.

Смысл убийства, уже старого И.В.Сталина, в том, что внезапная смерть изключает возможность передачи высшей административной власти продолжателю того же самого дела. Внезапность смерти, средство передачи власти извратителям дела.

Тем не менее своею деятельностью И.В.Сталин поро­дил фазовый сдвиг некоторых частных процессов в глобальном историческом процессе. Вследствие этого де­мократизаторы России на западный манер были вынуж­дены, чтобы начать “демокра­тизацию”, ждать, “пока выветрится дух Сталинизма”. Пока они ждали, сверши­лось изменение соотношения эталонных частот биологи­ческого и социального времени, коего они не заметили по не зависящим от них причинам. Новое соотношение эталонных частот биологического и социального времени — объективный фактор, формирующий иную по отноше­нию к толпо-“элитарной” логику социального поведения и иную нравственность общества. То есть демократиза­ция России на Западный манер опоздала и началась в услови­ях, когда навязываемые народу организационные формы государственного управления и хозяйствования не соответствуют ни идеалам нравственности трудящегося “просто­народья” в толпо-“элитаризме”, ни реально форми­рую­щейся отрицающей толпо-“элитаризм” нрав­ственности выбора ответственности и созидания своих полномочий по своему разумению и произволу.

Это означает, что хозяевам библейской цивилизации Запада не удастся паразитировать на народах СССР в бу­дущем, и кризис Западной цивилизации будет усугуб­ляться, если она не изживет в себе своей паразитической сущности. Одна из причин этого нарушения Директивы СНБ США №20/1 от 18.08.1948 г. состоит в том, что И.В.Сталин был осмысленно добр и непреклонен в доб­родетельности, вследствие чего осуществлял концептуаль­ную власть глобального уровня значимости и созидал свои полномочия, соразмерно этому уровню ответственности за судьбы современников и свободное развитие будущих по­колений. И.В.Сталин, как и всякий человек, совершал ошибки, но он при этом главным образом сеял причины, из которых должно вырасти добропорядочное в его понимании будущее, а своё понимание он не держал в тайне.

«Сеятель слово сеет» — Марк, 4:14 и далее до 4:20. Посеянное Сталиным произрастает доступной каждому желающему справедливости его личной концептуальной властью, в присутствии которой зачахнет вседозволен­ность паразитизма разного рода “элит”. Собирать по зернышку, прятать, чтобы уничтожить, некогда посеян­ные слова истины — занятие для злонравных, т.е. для глупцов.

Тем не менее этот раздел был не об И.В.Сталине. Его эпоха и его дела — прошлое, изменить которое вне воз­можностей потомков. Этот раздел ориентирован на будущее. Он о другом: непреклонность в добродетельно­сти, всегда понимаемой субъективно, и злодейство — разные явления в жизни. «Миловать злых — значит притес­нять добрых», — Саади. Соучастие в злодействе — не думать, когда злые обдуманно творят зло. И горе тому, кто этого не поймет.

 


 

8. Человечность — это не толпа плюс “элита”

Прежде всего, определимся в смысловой нагрузке слов, составляющих название раздела.

Человечность — общество людей, воспроизводящее себя из поколения в поколение в биосферно гармонич­ной культуре.

Толпа — по определению В.Г.Белинского — «собрание людей, живущих по преданию и разсуждающих по авторитету». В определении В.Г.Белинского нами подчер­кнуто сущностное: для всех, кто увлекаем толпой, харак­терен попугайски-магнито­фон­ный стиль переработки информации каждым, и они не внемлют — хоть кол на голове теши: если информация исходит не от авторите­та и не совпадает с догмами предания, она не будет ими возпринята.

В.Г.Белинский пытался определить словом ущербность человеческого достоинства участников толпы, и избрал для их наименования немецкое слово «филистёр», достаточно часто встречающееся в произведениях В.И.Ленина, хотя можно было сказать по-русски просто — толпарь. Для толпаря характерно перекладывание ответственности со своего личного разумения и понимания на догмы предания и мнения авторитетов. Вследствие этого вне границ адек­ватности догматов предания и мнений авторитетов пове­дение толпаря суетливо безответственное, поскольку строится изключительно на чувственно-эмоциональной основе. Оно антиприродно и богопротивно, поскольку толпарь старается изнасиловать жизнь и вогнать её в желанные для него нормы догматов и мнений авторите­тов. Возпринимать информацию такой, какой она прихо­дит к нему, обрабатывать её по своему разумению, дабы строить поведение целесообразно и на интеллектуальной основе, толпарь не способен. В интеллектуальном отношении он подобен человеку, который, будучи физи­чески взрослым, однако ползает на четвереньках, как младенец, потому, что его либо не научили ходить на двух ногах, либо запретили, и он придавлен к земле его же собственным страхом; либо искалечили и он не может; либо он на­пился в хлам и просто валится с ног. В силу этого, будучи от рождения здоровым, толпарь в интеллектуальном отношении во многом аналогичен от рождения слабоум­ному дебилу или даунатику, которого всю его взрослую жизнь необходимо опекать кому-то умному.

Человек по причине разного рода пороков нравствен­ности может оказаться в ситуациях, в которых становит­ся толпарём вследствие его нечувствительности к информа­ционным потокам, утраты чувства меры, не-Различе­ния им на уровне сознания жизненно необхо­ди­мой ему информации; а также нарушений памяти, про­цессного-образного, логического-дискретного и ассоциа­тивного мышления. Иными словами, вследствие пороков нрав­ственности человек может, следуя своим вожделе­ниям и/либо безволию, войти в ситуацию, в которой его уровень развития недостаточен для челове­ческого поведения. В течение достаточно длительного времени одни люди редко и непродолжи­тельно бывают толпа­рями, другие чаще и дольше. Толпа­ри же, оказав­шись в ситуа­циях неработо­способности догматов преда­ний и мнений авторитетов, редко являют себя людьми разум­ными, хотя души их живут в бионосителях вида Человек разумный.

То есть различие «толпарь — человек» — это различие по нравственности, мировозприятию и культуре мышле­ния и свободной самодисциплине, строю психики. Это внутреннее различие, которое проявляется во внешне видимом поведении, главным образом как ответственная за судьбы других людей и Мира дееспособность в «нестандартных» — тяжёлых и катастрофических ситуациях, порождаемых толпарями, и, соответственно, проявляется в отсутствие мелких и больших катастроф в обществе людей. То есть «общество» толпарей, непрерывно порождающих мелкие и большие катастрофы, — не человечность.

«Элита» — слово не русское. Поэтому все русскоязыч­ные — этнические русские и культурно русские — понима­ют его каждый по своему разумению. Но при всей разни­це во взглядах на социальную «элиту» большинство согласится, что элита вообще — это подмножество в некоей массовой статистике. Элита малочисленна по отношению ко всему множеству, а её представители обладают в большей мере неким измеримым качеством, чем представители не-“элит”. Вопрос только в порого­вом значении меры качества, выделяющем элиту из полного множества, либо в значении статистического стандарта, определяющего долю элиты в полном множе­стве вне зависимости от порогового значения меры качества в нём.

В первом случае — это элита по существу качества; во втором случае — это элита по статистике разпределения. Естественно, что вторая элита может в некоторых разпределениях оказаться вся полностью ниже порогового значения, меры качества, определяющего первую элиту.

Если говорить о выделении элиты из статистики, опи­сывающей множество объектов, каждый из которых обладает многими качествами, то это возможно только, когда определен набор качеств и этот набор упорядочен по приоритетности значимости каждого из качеств с точки зрения субъекта, выделяющего элиту из множе­ства. По отношению к каждому из качеств независимо от других выделение элиты может быть основано как на пороговом значении меры качества (непрерывной либо дискретной порядковой), так и на значении доли элиты в полном множестве сравниваемых объектов.

Кроме того, выделение элиты может определяться отношением к тем объектам, которые не по всем каче­ствам перечня вошли в частные элитные группы.

То есть выделение элиты — это: 1) упорядоченный по значимости набор качеств; 2) способ выделения элитной группы по каждому из них; 3) отношение к неполноте перечня качеств при вхождении в элитную группу только по части из них.

Нет никаких причин, чтобы к понятию «социальная элита» подходить как-то иначе. Но сказанное о выявле­нии элиты во множестве многопараметрических объектов означает, что общество многоэлитно, и во многоэлитно­сти проявляется разнообразие его адаптационных возможно­стей. Поэтому термины «социальная элита», «нацио­наль­ная элита» по их существу являются намека­ми, на кото­рые откликаются все в меру нравственной обусловленно­сти понимания ими жизни общества: «Я и кардинал спасём Францию», — примерно так восклицает галанте­рейщик Буонасье в фильме “Три мушкетёра”, хотя с точки зрения кардинала всё несколько иначе; а с точки зрения хозяев иерархии католичества — тем более — иначе.

Если говорить об особой роли общеподразумеваемой «социаль­ной элиты», опираясь на факты реальной исто­рии, то получается картина, весьма непохожая на господ­ствующие в толпо-“элитар­ном” обществе представления об “элите”. В силу общественного объединения личного труда в технологическом разделении производства относительно малочисленная доля населения стоит вне профессиональной деятельности в сфере непосредствен­но материального производства. Они заняты управлением и иного рода обработкой информации в науке, искус­ствах, медицине, образовании, следственно-репрессивных органах и т.п. Это получило название «умственного труда», хотя обработка информации может в них вестись в попугайски-магнитофонном режиме на основе храни­мых памятью знаний и навыков и ретрансляции поступа­ющей информации практически при полном неучастии интел­лекта в такого рода деятельности.

Жизнь всех людей в обществе зависит от качества управления делами общественного в целом уровня значимости. Управление требует знаний и навыков. При ограниченно­сти числа носителей такого рода управленчески необхо­димых знаний и навыков и невосполнимости их, в случае утраты их носителей, возникает возможность предъявлять обществу монополь­но высокую цену за управление его делами. Клановое во­спроизводство профессионализма порождает ограничен­ность числа носителей знаний и навыков и невозмож­ность быстрой замены выбывших, а их злонравие обра­щает возможность ко взиманию монопольно высокой платы за свой труд в реальность.

Кроме того, в обществе существуют разного рода яв­но паразитические группы населения, которые хотят пот­реблять продукцию, но не хотят участвовать в её созида­нии и охране созидания никоим образом. Они вступают на путь грабежа и вымогательства насилием либо обма­ном; или паразитируют на пороках общества явно (игорный, нарко- и порно-бизнес) либо “ведут борьбу” с пороками, “балагуря” на темы о них, и кормятся тем, что вызывают эмоциональную разрядку недовольных, но не устраняя кормящий их порок как таковой. Последнее есть разру­шение единства эмоционального и смыслового строя культуры, и душ людей и таким разрушением занимаются большин­ство юмористов и сатириков. Это более соци­ально опасно, чем сами пороки общества, поскольку носители пороков обладают меньшим долголетием, чем воспроиз­водящая пороки в последующих поколениях культура. Балагуры дополняют в обществе дело платных откровен­ных льсте­цов, убаюкивающих совесть номи­нальных властите­лей. Хозяева же номинальных — преи­сполнены чувством собственной значимости в обществе и в успокоении совести не нуждаются за отсутствием таковой.

Монопольно высокая цена на продукт управленчес­ко­го труда реально избыточна, часто многократно избы­точна, по отношению к прейскурантной стоимости де­мографически обусловленного спектра потребностей семьи управленца. Это создает возможность для членов его семьи также стать вне участия в труде общества. В силу этого обстоятельства кланы, обслуживающие сферу управления, в условиях монопольно высокой цены на продукт управленческого труда по способу получения ими средств существования и нравственности, во многом неотличимы от откровенно паразитических групп насе­ления.

Но те же группы населения с монопольно высокими доходами имеют и свободное время, которое они могут посвятить интеллектуальной деятельности, самообразова­нию и прочему, что носит название «духовность». Безза­ботный полет фантазии рождает изощренные произведе­ния наукообразия и искусства, практически не нужные никому, кроме их создателей, и служащие “нивой”, с которой кормятся оплачиваемые ими же ослы-“цени­те­ли” и “учителя”, коих по-русски звали просто нахлебни­ками, прихлебателями, приживалками. Отор­ванность изощрен­ных умствований людей, беззаботно стоящих вне реше­ния практических проблем жизни общества, ведёт к накопле­нию такого рода культурой предумыш­ленно ложных и ошибочных воззрений. Ложь и ошибки суще­ствуют в ней веками, пока не разсыпа­ются в пух и прах при первом же соприкосновении с реальными причинно-следст­вен­ны­ми обусловленностями жизни Объективной реальности.

В парах понятий «Оторванность от жизненных проблем» и глобально значимые проблемы, «практичность» и удовлетворение текущих мелких потребностей стоят вовсе не синонимы с близким смыслом, хотя в пред­ставлении многих глобально значимые проблемы реша­ются сами собой без человечес­кого участия, и те, кто ими занима­ет­ся, просто оторвались от жизни, от задач практики и «витают в облаках» вместо того, чтобы зани­маться делом и жить, как живут «все люди». О том, кто и как создал глобальные проблемы, носители такого рода мнений не задумываются.

Вследствие беззаботного взросления и жизни на всём готовом представители социальной “элиты” в своём большинстве, когда выпадают из удобной накатанной жизненной колеи, оказываются обыкновенными толпа­рями, также неспособными к плодотворной ответствен­ности за последствия интеллектуальной деятельно­сти, как и все прочие толпари вне “элитарных” групп населе­ния.

Так, в прошлом толпари, возомнившие себя “элитой”, смели царизм и были раздавлены в гражданской войне. Толпари, возомнившие себя партийной “элитой”, были растерты в лагерную пыль. А следующее их поколение сдали власть толпарям, возомнившим себя демократами. “Демократизаторы” очень быстро явили обществу несо­стоятельность своих социологических теорий и неспособ­ность своим умом решить выявившиеся пробле­мы, в том числе и проблемы глобальной значимости, и не смогли создать новые теории, свободные от несуразностей прошлых.

И в каждом из этих случаев спецслужбы, масонство, тайные ордена и “братства”, защищавшие потребитель­скую власть прежних “элит”, считавшие себя “сверх­элитой”, явили свою полную недееспособность в предот­вращении и своевременной разрядке сто­летиями и десяти­летиями вызревавшей катастрофы толпо-“эли­тар­ной” культуры.

То есть исторически реально социальные группы, возпринимаемые в толпо-“элитарном” обществе в качестве социальной, правящей, интеллектуальной “элиты”, явля­ются клановой наследственной потребительской элитой и не более того. Нравственно и мировоззренчес­ки они — часть толпы, только потребляющая в расчёте на душу населения в ней больше, чем в других социальных груп­пах. Кроме того, социальная “элита” окружена множе­ством прилипал-приживалок. Это и есть так называемый «сред­ний класс», чье потребительское благоденствие не поднима­ется до “элитарных” стандартов, но определяется не их професси­ональным уровнем и трудовой деятельностью, а потреби­тельским благоденствием “элиты”, кормящей прилипал «со своего стола» по остаточному принципу. Доступ прилипал-приживалок к столу “элиты” определя­ется их угодностью “элите” и возможностями общественного производства ублажить всю эту посредственность. Вследствие этого правящая “элита” воспроизводит в обществе осознанный и безсоз­нательный холуизм как норму поведения.

Если же говорить об управленческой деятельности социальной “элиты”, то в своём и общественном потреб­лении “элита” не разделяет демографически обусловлен­ные потребности и биосферно недопус­ти­мые деградаци­онно-паразитические потребности, вследствие чего её правление — развратно-пьяное, весьма далекое от понима­ния людьми святости. Оно во многих отношениях хуже ханжески фарисейского правления, когда определённые целесообразные нормы соблюдаются не из чув­ства собственного человеческого достоинства и не из любви к людям, а из чувства личностного превосходства над их несоблюдающими. Ханжески лицемерное правле­ние, как и холуизм, так же может быть осознанным и безсозна­тельным, но в любом случае оно также разно­видность “элитарного” правления.

В целом же толпо-“элитарное” общество — толпа не­вольников своих ущербности и пороков, которыми манипулируют по своему нрав­ственно обусловленному произволу те, кто обрёл способ­ность к концептуальному властвованию. Концептуальная власть воздействует на предание, традиции и создает ав­то­ритеты, за которыми слепо и бездумно следуют, руко­вод­ствуясь принципом «я — как все», толпари во всех со­ци­альных группах, различимых по роду профессионализ­ма и потребительским стандартам.

В сознании толпы господствует представление о том, что общество — множество иерархически неравнозначных личностей. Хозяева же толпы навязывают ей и соответ­ствующее понимание духовности: «духовность ... указы­вает количественную меру иерархической значимости». Это — цитата из книги мемуаров Б.М.Моносова “Бешеная скачка на бледном коне. Или по эту сторону магии” (СПб, «ИКАМ», 1992, стр. 61), по его словам, бывшего в прошлом верховным магом Атлан­тиды.

Чем жестче толпо-“элитаризм”, тем более во всех тол­пах господствует мнение, что каждая социальная группа в признанной иерархической организации обще­ства не способна воспроизводить в последующих поколени­ях людей, обладающих потенциалом развития лично­сти, а стало быть, «человеческим достоинством», соот­вет­ствующим иерархически высшим группам. По мере смягчения контрастности толпо-“элитарного” разделения такого рода представления об объективности существова­ния в человечестве “элиты” консервируются в мафиях, а также в иных клановых системах, восходящих по генеа­логическим линиям к прежним высшим “элитам”. Эти представления противоречат статистике, известной из би­ологии: все элиты во всех биологических видах вырож­даются и утрачивают параметры действительно элитно­го по некоторому качеству первого поколения в после­дующих поколениях. Во всех биологических видах, изпользуемых в сельском хозяйстве, все элиты — искусственно поддерживаемые подмножества, неспособ­ные к самостоятельному воспроизводству в последующих поколениях без текущей целена­прав­ленной селекцион­ной работы. Они менее устойчивы к воздействию разного рода болезней и неблагоприятных природных факторов и не могут существовать без подпитки их генеалогических линий генофондом не-элитных групп.

Тем не менее, сторонники толпо-“элитарной” органи­зации общества хотя бы по умолчанию предполагают, что для человечества законы биологии иные; что суще­ство­ва­ние породистой “элиты” объективно обусловлено биоло­гически (генетически), а социальная организация должна учитывать и удовлетворять повышенные потреби­тельские запросы “элитарных” групп, иначе общество рухнет, поскольку некому будет созидать “духовность”, “на­уки”, “искусства”, “управлять” и т.п.

В их представлении эволюционный прогресс челове­чества протекает, как тренировка вкусовых сосочков, ре­цепторов эрогенных зон, прочие чувственные удоволь­ствия и изощренный самозабвенный интеллектуальный «кайф ради кайфа» и т.п. потребление, которому должно быть подчинено всё не-“элитарное” созидание в обще­стве и чему должна подчиниться биосфера.

Предъявляя ко всем прочим социальным группам и объектам, порожденным цивилизацией, критерий «мини­мальная стоимость”/ “достаточная или максимальная эффективность», себя “элита” оценивает по критерию «максимальная стоимость» без оглядки на результаты её деятельности в обществе, которая всегда признается ею самодостаточной.

В итоге признания высшими “элитарными” группами за собой права на такую вседозволенность в отношении низших при осуществлении этого права всё общество оказывается в неволе: чем выше в иерархии “элит”, тем жестче неволя сферы потребления; чем ниже в иерархии “рабочего быдла”, тем жестче неволя сферы производ­ства; и обе эти неволи выливаются в неволю отбросов обще­ства, по их существу “свободных” от каких бы то ни было гарантий на участие их в производстве, и в потреблении. Этот тип “свободы” и отрицал И.В.Сталин, говоря о «свободе безработного». А в целом толпо-“элитаризм” — медленное самоубийство человечества в его конфликте с биосферой, Космосом, Богом.

Верующим в толпо-“элитаризм” от Бога и считающим себя религиозными людьми, кроме того, следует обратить внимание и подумать, почему Будда, родившись принцем крови в одной из великих держав древности, завершил свой земной путь очень скромным потребителем, про­стым человеком, учащим не порабощать себя суетой потреби­тельства этого мира. Почему Бог не оставил Моисея на вершине иерархии социальных отношений Египта (вос­питанник семьи фараона и высшего жрече­ства), а вывел его оттуда? Почему Иисус не родился в одной из сверхдержав древности ни в качестве наследни­ка престола, ни в качестве потенциального преемника высшего культового сана и не оправдал надежды толпы на приход царя-мессии-первосвященника и мирового единовластца даже в микроскопической Иудее тех лет? Почему Мухаммаду при ниспослании Корана не было повелено Свыше ни основать династию и иерархию из своих потомков, ни установить иную иерархию?

В “элитарно”-невольничьем строе угнетенная толпа парализована личным иждивенчеством каждого, находя­щем выражение в его личной вере в благодетельную дееспособность внутрисоциальных иерархий человечес­ких личностей. Иерархическое личностное угнетение возпри­нимается в толпе не как объективное свойство всех без изключения внутрисоциальных иерархий человеческих личностей, а как дефект именно той конкретной иерар­хии, с которой толпа имеет дело. Толпа ошибается и тешит себя этой верой, оправдывая своё бездумье. Такая вера в добродетельность иерархий личностей ни к чему не обязывает и потому удобна и толпе и “элите”. Нравствен­но-мировоззренчески в массовой статистике эта вера сопутствует угнетению сильными паразитами более слабых паразитов.

Если бы они — внутрисоциальные иерархии — были бы благодетельно дееспособны, то принцу Будде не было бы причин покинуть дворец и семью, в которой он был рож­ден; Моисею следовало возглавить иерархию Египта — сверхдержавы древности, чья письменная история культуры была непрерывна более 3000 лет; Иисусу также проще было бы родиться в семье иерарха, ну, если не в сверхдержаве, то любимым законным наследником Ирода; Мухаммад же вообще осиротел в детстве, а, будучи взрослым, отверг прямые предложения ему стать, кем он пожелает: королем или верховным служителем в Каабе, чем его пытались подкупить, только бы он прекратил свою просветительскую деятельность. И во всех случаях такое уклонение от участия в иерархиях было не уклонением от ответственности за судьбы других и не бегством от тягот власти или угнетения, и не движе­нием по пути наименьшего социального сопротивления деятель­ности каждого из них. Это и отличает деятель­ность любого из них от деградации и паразитизма «хиппи», «панков» и прочих “отрицателей” иерархично­сти лично­стей в обществе.

Необходимо видеть и понимать глубокие и серьезные причины, по которым все названные выходили из суще­ствовавших иерархий; не созидали новых по своей воле; отказывались от прямых предложений такого рода; и не оправдывали подразумеваемых и явных ожиданий своих последователей на создание новых иерархий, в которых бы те могли бы участвовать.

И все уже ранее существовавшие иерархии при зем­ной жизни пророков либо не понимали их, либо отказы­вали им в деятельной поддержке их миссии при прямом уведомлении пророками иерархов о ней; либо же иерар­хии целенап­равленно противодействовали её выполне­нию и пытались её пресечь или извратить. Все иерархии в миссии проро­ков видел угрозу своему существованию, и, прежде всего, — беззаботно-безответственному потреби­тель­скому правлению толпой.

Пророки же учили не иерархичности личностей, а са­модис­циплине в добродетельности внешнего и внутрен­него поведения человека и самоотверженной любви среди людей, обладающих равным человечным достоин­ством, но разными личностным развитием, знаниями, умениями и навыками и профессиями, слагающими обществен­ное объединение их личного труда в техноло­гическом разде­лении производства. И общественно опасно, самоубий­ственно как для души, так и для куль­туры общества видеть иерархии личностей в функцио­нальной подчинен­ности профессий и должностей в жизни обще­ства.

Не должно строить иерархий и искать своего ие­рархи­чес­кого места в уже сложившихся иерархиях.

Тем более недопустимо полагаться и видеть иерар­хичность личностей в сложившейся в толпо-“элитарных” обществах, системе определения квалификационных цензов и уровней, уже изжившей себя. Эта система, будучи явной, повторяет и маскирует систему тайных посвящений, также ставшую неработоспособной при изменившемся соотношении эталонных частот биологи­ческого и социального времени, порождающей не-толпо-“элитар­ную” логику социального поведения и нравствен­ность.

Итоговая недееспособность интеллектуальной и уп­равлен­ческой “элиты”, видимая как глобальный биос­ферно-экологи­чес­кий и множество внутрисоциальных кризисов, получает своё объяснение в общей теории управления. В ней по отношению к каждому объекту, занимающему определённое положение в системе иерар­хических отношений, возможно разсмотрение совокупно­сти двух процессов:

1). Непосредственное управление объектом в тече­ние всей про­должительности его функционирования — так человек управляет автомобилем.

2). Самоуправление объекта в процессе первой категории, яв­ля­ю­щемся иерархически высшим по отношению к вложенному в него процессу само­управления, — так автопилот управляет самолётом под общим контролем летчика.

В пределах процесса самоуправления могут протекать частные процессы непосредственного управления как в отношении фрагментов объекта, так и в отно­шении него в целом на каких-то этапах процесса иерар­хически высше­го управления, осуществляемого непос­ред­ственно.

Если объект сам представляет множество самоуправ­ляющихся объектов, то возможны конфликты частных самоуправлений в его пределах. Возможны конфликты частных самоуправлений или конфликты самоуправления объекта в целом с внешним непосредственным управлением в отношении него. Внешнее непосредственное управление также может протекать в форме конфликта управлений, но на иерархически высшем по отношению к объекту уровне системы отношений. Во всём потоке иерархичес­ки высшего непосредственного управления могут быть выявлены составляющие:

1). Поддерживающая бесконфликтность множества внутренних самоуправлений в объекте.

2). Составляющая, антагонизирующая множество са­моу­прав­ле­ний внутри объекта, что ведёт к его разру­шению или иной само­ликвидации.

3). Некая неопределённая составля­ющая внешнего воздействия, которая может принадле­жать попеременно как к первому, так и ко второму типу.

Поскольку любой процесс может быть описан, как процесс управления или самоуправления, то общество, цивилизация, человечество могут быть разсмотрены как такой самоуправляющийся объект, в котором протекают конфликты самоуправлений, и в отношении которого имеет место конфликт внешних непосредственных управ­лений.

Каждая иерархия личностных отношений — это иерар­хия осознанной и бездумной вседозволенности; иными словами — это система угнетения свободной воли иерар­хи­чески низших в ней иерархически высшими: явно — тре­бованием осознанного подчинения, послушания; неявно — иерархической закрытостью разного рода информации и угрозой наказания. Каждая такая иерар­хия в конфликте с подобными ей. Каждая такая иерар­хия идёт по пути монополизации непосредственного управ­ления людьми в обществе, в цивилизации, в человече­стве. Став на этот путь, даже не осознавая этого, иерархия притязает на решение первой задачи — непос­редственного управления человечеством в целом и опос­редованно через человече­ство — всей планетой в те­чение всего времени их суще­ствования.

Но будучи людьми по существу, даже при очень вы­сокой степени освоения их личностного потенциала воз­можностей, те, кто оказывается на вершине такого рода глобальной внутрисоциальной иерархии личности, не обладает всем необходимым для безопасного непосред­ственного управления человечеством и планетой (прежде всего, срок жизни каждого из них изчезающе мал по отношению к столь продолжительным процессам, как жизнь планеты). Вследствие ограниченности их возможностей в получе­нии, хранении, переработки и передаче информации они, решая задачу непосредственного управления в отноше­нии человечества, вынуждены пресекать процессы само­управления на иерархически низших с их точки зрения уровнях иерархии личностей, для контроля которых у них не хватает возможностей. Это пресечение есть нарушение Богом данной свободы воли других людей и имеет обратные ожидаемым последствия — накопление ошибок непосредственного управления через жесткую структуру иерархии личностей, что заканчивается, в конце концов, срывом управления, когда высшие иерархи захлебываются в потоке информации и не в состоянии выдавать всем исполнителям их управленческой воли всех необходимых указаний, достаточных для достижения объективно необходимого уровня качества в непосред­ственном управлении. Кроме того, сдерживая свободную волю низших, высшие в иерархии ограничивают возможности развития низших, вследствие чего те просто не способны возпринять и исполнить должным образом даже доброт­ное и своевременное иерархически высшее управленчес­кое решение.

Как следствие, эти обстоятельства находят отражение в жалобах: “Трудно быть Богом” (так назвали одну из своих повестей братья Аркадий и Борис Стругацкие). Но человеку должно быть не Богом, а челове­ком: Бог есть Творец всему и Вседержитель. Посягая же на подмену своею отсебятиной Божьего промысла, человек осознанно или бездумно сатанеет. И пророки, а также люди, которые приказывают справедливость (Коран, 3:20), на Земле осуществляют в течение всей истории концепцию само­уп­равления человечества на основе свободы воли каж­до­го из людей, отличную от концепции непосредствен­ного управления людьми через “иерархию” личностных отно­шений.

Иерархически высшее управление по отно­шению к человечеству, к обществу, к цивилизации, к че­ловеку — монополия Бога, Творца и Вседержителя. Чело­веку дана свобода воли Свыше. Соответ­ственно, жизнь общества должна нормальным образом протекать как бесконфлик­тное самоуправление множества свободно вольных людей в иерархически высшем по отношению к человечеству Богодержавии.

Ни один человек не может узурпировать Божий промысел, как свою, неотъемлемую от него ни в каких обстоятельствах собственность, и не вправе отрицать за другими людьми возможность непосредственного осуществления ими Божьего промыс­ла. Божий промысел — един и самодостаточен и не несёт в себе внутренних конфликтов управления, и каждому человеку должно учиться видеть его, понимать, осуще­ствлять. Вследствие этого все иерархические личностные притязания либо — недозрелость добродетельности, либо — не признаваемая за собой осатанелость: «Я — лучше, чем они, и потому имею право ...»

Соответственно этому, ни один из пророков не пы­тал­ся подменить своею личной свободной волей Божий промысел в управлении жизнью народов или человече­ства в течение жизни многих поколений каждого из этих типов множеств людей. Все пророки входили в общество в составе какого-то одного поколения и предпринимали действия, являющиеся частью процесса самоуправления свободно вольного человечества в Богодержавии, протекавшем одновременно с “элитарно”-иерархическим непосредственным управлением людьми. Для “элитарно”-иерархического непосредственного управления людьми в объёмлющей всё Вседержительности также находились место, сроки, цели, поскольку “элитаризм” — выражение свободы воли некоторой части людей, с которым так или иначе соглашалось или которому завидовало не-“элитарное” большинство по их объективно свободной воле. Проро­ки не нарушали свободы воли тех, кто хотел входить во внутрисоциальные иерархии личностных отношений, в отличие от высших иерархов и их хозяев, угнетавших свободу воли низших: явно — требованием «послушания»; и тайно — посвящениями, намеками и угрозой наказания. К существующим иерархиям пророки относились терпи­мо, как ко временной ошибке в процессе самоуправле­ния общества в иерархически высшем по отношению к человечеству Божьем управлении. Эта ошибка самоуп­равления сдерживается Свыше и устранится в процессе самоуправления, в том числе и земной деятельностью посланных пророков и людей, приказывающих справед­ли­вость, вызывающей нравственные и мировоззренчес­кие изменения в живущем поколении, передаваемые культу­рой последующим поколениям. Терпимость к деятельно­сти внутрисоциальных иерархий и призывы к такого рода терпимости со стороны пророков объясня­ются не тем, что иерархии предписаны свыше в качестве монополи­стов-разпределителей (дилеров, маклеров, брокеров, дистрибью­теров) благодати и милости Божией по Земле, в чём они все пытаются убедить толпу ссыл­ками на Бога и «право сильного».

Дело в том, что в обществе с толпо-“элитарной” нрав­ст­венностью и мировоззрением на месте сметенной иерархии, действительно недобродетельной, вседозволен­ность много-“элитар­ной” толпы воспроизведёт новую иерархию, которая будет вряд ли благодетельнее преж­ней, особенно в период обретения ею безраздельной по её по­нятиям власти. Пророки учили и сеяли человеч­ную, а не толпо-“элитарную”, нравственность и мировоз­зре­ние. И в этом процессе нравственного и мировоззрен­ческого преображения толпы в человечность силовое уничтоже­ние уже сложившейся иерархии “элит”, осуще­ствляющих вседозволенность и потому не способных к благодетель­ности в принципе, только — потеря времени, замедляющая процесс преображения толпы и “элит” в человеч­ность, поскольку всем дан разум и свободная воля, вследствие чего все они имеют возможность одуматься и отказаться от “элитарно”-иерархических притязаний.

Кроме того, то, что видится в толпо-“элитаризме” как иерархии личностных человеческих отношений людей, обладающих разным достоинством, ещё является и упорядоченностью взаимной подчиненности должностей и профессионализма в общественном объединении личного труда. Поэтому выкашивание иерархий и во­спроизводя­щих их клановых систем — это выкашивание в толпо-“элитарном” обществе некоторых видов обще­ственно необходимого профессионализма, для воспроиз­ведения которого и компенсации последствий его временной утраты обществу может потребоваться смена нескольких поколений. Соответственно, силовое уничто­жение иерар­хий — крайнее средство, как ампутация в медицине, — бич Божий, сметающий в конец зажравши­еся и потерявшие остатки совести “элиты”.

Человечность же не толпа, но она и не “элитарно” са­мове­ли­чава. Это — иное по отношению и к толпе, и к “элитам” нравственное состояние, которое находит своё выражение в единстве эмоционального и смыслового строя души человека и общества в целом. Единство эмоционального и смыслового строя чуждо культурам толпо-“элитаризма”.


 

9. Концептуальный выбор России

В СССР никчемность разного рода “элитарно”-иерар­хических систем видна наиболее явно. Во-первых, в наши дни большинство прикладных знаний и навыков в веду­щих отраслях деятельности устаревает в течение пример­но 10 лет. Вследствие этого истинная квалифика­ция тех, кто 10 и более лет тому назад заслуженно получил звания от кандидат­ских до академических и почивал после того на лаврах, не отвечает потребностям наших дней. Во-вторых, ВАК, АН СССР и республик и вузы, исходя из кланово-“элитарных” интересов воспроизводства наследственной правящей “элиты”, её наемников и холуев злоупотребля­ли массовой выдачей квалификационных дипломов, заведомо зная об интеллектуальной и образовательной несостоятельности претендентов на звания, что и подтвер­дилось впоследствии безрезультат­ностью и вредоносностью их практической деятельности. И наоборот: по разным надуманным формальным причинам отказывали в выдаче квалификационных дипломов тем, кому Богом было дано больше, чем им; тем, кто мог бы со временем заменить их, их выродков и выкормышей на “элитарных” должностных корм-лень-ях; тем, у кого им самим должно было на­учаться; тем, кто не соглашался с “элитарно”-мафиозной системой угнетения жизни людей и биосферы.

Это хорошо видно на примере экономико-социологи­ческих наук от мелких лекторов марксистов-антикомму­нистов до академиков Аганбегяна, Заславской, Петра­кова, Шаталина, Арбатова; докторов Фильшина, Шме­лева, Г.Х.Попова, команды “500-днев­ников” Г.А.Явлин­ского и команды Е.Т.Гайдара и многих неизвестных. Все они совместным невежеством, личным рвачеством, трусостью, продажно­стью и амбициозным слабоумием в своей совместной деятельности развалили макроэкономическую систему СССР после 1953 г. на потребу хозяевам ростовщичес­ких банковских кланов глобальной мафии. Не смотря на многолетние утверждения о том, что социально-экономические науки являются классовыми, не смотря на то, что все они были членами партии, провозгласившей курс на построение бесклассового общества без угнетения одних людей другими, никто из них не развил социально-экономической теории о том, как общество должно самоуправляться, чтобы в нём не было голодных, бездомных, лишенных правильного воспитания и образования по не зависящим от каждого из них причинам, хотя сделать это — профессиональный долг перед обществом всех перечисленных и не перечисленных дипломированных интеллектуалов.

Поскольку экологические проблемы — непосредствен­ное порождение “фундаментальных”, естественных и технико-техноло­ги­ческих наук, то биосферно-экологи­ческий кризис — реальная совокупная и неоспоримая оценка всех квалификационных дипломов, выданных в них за последние лет 200, если не больше. Поэтому всем — “физикам”, “лирикам”, “богословам”, “полито­ло­гам”, “журналистам” — следует забыть о дипломах выше базово­го образовательного уровня и добросовестно работать со скромностью и смирением, погасив свои “элитарные” амбиции и не потакая “элитарным” притязаниям окружающих и, прежде всего, — начальников.

Наиболее изящный и эффективный способ введения в канализацию такого рода “элитарных” амбиций и мафи­озности в науках — дать возможность всем желаю­щим создавать университеты и академии, принимать и избирать в них, кого им вздумается, выдавать любые дипломы, дабы Академия Дураков-с-большой буквы возглавила яв­ным образом “элитарное” и академическое движение. А.А.Собчак, А.Г.Не­взо­ров, А.Н.Яковлев — “акаде­ми­ки”, откликнувшиеся на эту инициативу, хотя вряд ли могут терпеть один другого. Но многие акаде­мики прошлого им не уступят.

“Богема” же, “мир искусств” — просто безответствен­ные в своём большинстве за социальные и биосферные последствия их “художественного творчества” приживал­ки: сеять разумное, доброе, вечное они в своём большин­стве не могут по ущербности их истиной нравственности. В качестве иллюстрации нравов “богемы” и якобы научной “элиты” приведём выдержки из дискуссии, имевшей место в «Горбачёв-Фонде».

Обратимся к изданию «Горбачёв-Фонда» (возникновение его стартового капитала — это особый нравственно-этический и уголовно-юридический вопрос) “Перестройка. Десять лет спустя” (Москва, “Апрель-85”, 1995 г., тир. 2500 экз., т.е. издание под негласным грифом “для элиты”). Страница 159, искусствовед Андреева И.А. сумбурно (её самооценка, см. стр. 156) высказывает следующее:

«Нравственные основы — это высоко и сложно. Но элементы этики вполне нам доступны».

Это сказано после того, как мимо ушей искусствоведа (лирика) прошли слова “физика” — математика и якобы экологиста, академика РАН Моисеева Н.Н.:

«Наверху (по контексту речь идёт об иерархии власти) может сидеть подлец, мерзавец, может сидеть карьерист, но если он умный человек, ему уже очень много прощено[111], потому, что он будет понимать, что то, что он делает, нужно стране» (стр. 148).

 — Никто не высказал возражений, хотя по умолчанию академик фактически огласил: “То, что хорошо для умного подлеца, — хорошо для всей страны”. Это умолчание не страшит ни академика, ни его слушателей, потому что они не понимают объективных в обществе процессов, о которых разсуждают “дискуссионеры”. А что же страшит? Об этом далее академик говорит сам:

«Чего мы боялись? Мы боялись того, о чём писал А. А. Богданов в своей “Тектологии”: когда возникает некая система (организация), она рождает, хочет она этого или нет, собственные интересы. Так случилось с нашей системой. Возникла определённая элитарная группа, которая практически узурпировала собственность огромной страны».

— Лжет академик, ибо “определённая элитарная группа” не возникла из ничего; её породил принцип сформулированный выше академиком: Умные подлецы и мерзавцы действительно самоорганизуются и неизбежно породят собственные подлые и мерзкие интересы и будут их умно и энергично реализовывать, опираясь на научно обоснованные догмы множества таких “моисеевых”. Но всё это перестроечную элиту не беспокоило ни во времена “застоя”, ни во времена развала, ибо она всегда, по утверждению Н.Н.Моисеева, боролась с монополизмом, “создавая корпорации, которые имели бы возможность конкурировать” (с. 150). Академику — специалисту в системном анализе — будто невдомек, что при конкуренции подлецов и мерзавцев наверху всегда окажется самый хитрый и криводушный — наиболее последовательный подлец и мерзавец. И потому “элита” “интел­ли­генции” обеспокоена другим:

«Вот тут говорилось о рабоче-крестьянской интеллигенции. Но вы только вдумайтесь в то, что происходит в течение семидесяти лет, когда нужно было доказать ничтожество своего происхождения в поколениях для того, чтобы занять власть, чтобы её иметь», — говорит “первоиерарх” кинематографии Н.С.Михал­ков — президент Российского фонда культуры.

Кино — это, как раз то средство, которое в зримых образах и в музыке, сопровождающей фильм, входит непосредственно в безсознательные уровни психики, пока разслабленное сознание отдыхает, услаждаясь зрелищем; а эстетизм или антиэстетизм персонажей произведений искусства — средство воздействия на формирование нравственности; т.е. искусства охватывают 3 — 1 приоритеты иерархии средств управления и оружия; а каждое поколение деятелей искусства — действительно “инженеры человеческих душ” по отношению к последующим поколениям в обществе в целом. Теперь остаётся вспомнить эстетически совершенный фильм Н.С.Михалкова “Неоконченная пьеса для механического пианино”. В нём есть эпизод: деревенского парня сажают за пианино-автомат, звучит мелодия и у Олега Табакова, играющего роль аристократа-бездельника, выпучиваются от изумления глаза. Когда же выясняется, что пианино — самоиграющее, аристократ радостно самоутверждаясь, кричит: “Я же говорил: Чумазый не может! Чумазый не может!…”, ни мало не задумываясь о том, что какой-то другой «чумазый» додумался сделать и сделал первое механическое пианино, способное воспроизводить мелодии на основе механической записи программы нажимания клавиш и педалей[112]. И этот эпизод из художественного фильма, но уже в жизни, продолжают слова самого Н.С.Михалкова о том, что семьдесят лет элитно-породистым высокородиям — “умникам по природе” — приходилось изображать из себя “чумазых”, якобы низкой породы. При этом следует обратить внимание, что пустословящий о любви к Родине художник кино, далее в своём выступлении по отношению к власти в обществе употребляет слова “её иметь”.

Власть в интересах общества иметь, как наложницу или проститутку, невозможно. В интересах общества власть осуществляют; и делают это по совести — с большим смирением и без превозношения себя громогласно или молча подразумевая своё превосходство.

Все принявшие участие в дискуссии в «Горбачёв-Фонде» — продукт кодирующей педагогики, свойственной библейской концепции, поощрявшей завышенные самооценки у учеников, проходивших один за другим более или менее стандартные тестовые — иерархически выстроенные — рубежи: кто в школе “физики”, кто в школе “лирики”, кто в школе масонства. Завышенные самооценки — особого рода попытка вписать свою отсебятину в учебник реальной жизни. Именно за это неумение возпринимать жизнь такой, какой она есть, нежелание и неумение думать, разплатилась в 1917 г. прежняя российская “элита”. Но из всей сумбурной болтовни за круглым столом в «Горбачёв-Фонде» можно понять, что прав В.О.Ключевский: закономерность исторических явлений (т.е. в смысле их предсказуемости и повторяемости) обратно пропорциональна их духовности. Духовность нынешних претендентов в социальную “элиту” — та же, что и прошлых “высо­ко­родных умников”; и если они не протрезвеют от опьянения ложью элитаризма, то и судьба их будет такой же: сгинут, чтобы очистилась от них жизнь. “История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков” — В.О.Ключевский.

Хотя “элите” нравится цитировать Парето, Богданова, Пригожина, уделивших каждый в своё время внимание вопросам самоорганизации систем (в том числе и социальных), но исторически реально следующее: возомнившие о своём элитарном превосходстве, не способны к самоорганизации и нуждаются в пастухе. Н.С.Михалков об этом говорит сам, за язык никто не тянул:

«Господи, ну скажите же мне, кто из вас не хочет иметь достойных людей, которые бы вами руководили? Я мечтаю иметь умного министра обороны, мечтал иметь такого человека, который руководил бы моей жизнью и жизнью моей страны. Я готов их любить, но беда — не за что».

В последующие годы Н.С.Михалков подает себя в качестве православного русского патриота. В связи с этим, стоя на позициях коранического фундаментализма, и порицая двойные нравственно-этические стандарты православия как вероучения, так и иерархии культодержцев, заметим, что Любовь от Бога не обусловлена тем, есть ли за что любить, либо любить не за что. Любовь — явление самодостаточное и самоутверждающееся, не обусловленное качествами тех, на кого она обращена, поскольку имеет основания и цели в себе самой. Другое дело, как раз, состоит в том, что те, на кого она обращена, не всегда её согласны принять, а отвергнув её, могут даже обрести погибель.

Исторически реально подавляющее большинство организаторов жизни обществ, выводивших их из кризисных ситуаций, были из простонародья и именно по причине их низкого социального происхождения, они были неприемлемы современным им “элитам” в качестве руководителей жизни всего общества. По этому с точки зрения современной им “элиты” их любить было не за что. Причина проста: “элитарным” самоосознанием заранее пред­­полагается, что “чумазый” не может ничего, кроме как ишачить на “чистопородную элиту умников”, которая якобы в праве учить всех жить, в том числе и дистанционно. Но реально “эли­та­ризовав­ше­еся учительство” не способно ни к чему, кроме как кодировать психику в новых поколениях мировоззрением сумбурного мышления и бездумной вседозволенности на основе безсознательных автоматизмов, изрядная часть из которых выражает приукрашенное цивилизацией господство над психикой индивида животных инстинктов, свойственных виду Человек Разумный; а другая часть — автоматизмы его дрессировки культурными традициями. В первом случае недолюдок представляет собой цивилизованную говорящую человекообразную обезьяну, а во втором — биоробота, запрограммированного культурой.[113]

Кроме нравственной ущербности всесоюзной разнородной “элиты”, в развале СССР сыграли свою роль и клановые амбиции национальных “элит”, со столь же порочной нравственностью. На них, пользу­ясь скаредной обще-“элитарной” глупостью, сыграли хозяева глобальной ростовщической мафии и окружаю­щего мафию кокона — безродно-космополитичной “интеллигенции”.

Один литовец выразил общую точку зрения нацио­нальных “элит”: социализм это — «татарское иго в рус­ско-еврейском исполнении» (“Известия”, 10.01.1990). Вопрос о происхождении «татарского ига в русско-еврейском исполнении» в России над русскими, евреями, татарами и прочими в мелконационалистическое “элитарное” миро­воззрение глобальной беззаботности и безответственно­сти при развале СССР даже не пришёл. Зато известный сионист М.Агурский высказался о глобальной безродно-космопо­литичной наднациональной интеллигенции в том смысле, что среди неё бросаются в глаза довольно много евреев, но ей одинаково нет дела ни до судеб народа Израиля, ни до судеб народов других стран. Он был прав настолько, что скоропостижно умер по приезде в оде­мократившуюся Москву в 1991 г., словно кому-то не захотелось ожидать, догадается он произнести следую­щую в контексте фразу о действии глобального сверх-“элитар­ного” заговора, в просторечии именуемого “жидо-масонским”, против народов всех государств, включая и Израиль, в коем заговоре “элиты” являются одним из звеньев в структуре боевого би­оробота, самому себе не принадлежащего. (Впрочем, правда, которую человек слишком долго не может произнести по разным причинам, также может стать самоубий­ственной для него).

В итоге этого глобального заговора национальные “элиты” бывшего СССР обрели в кормление сувенирные государства. Во всех них уровень жизни основной массы населения сразу же упал по сравнению с бывшим в едином Союзе. Часть национальных “элит” погрязла в грызне между собой за передел Советского наследства; другие паразитируют на Российской неустроенности: Прибалтика в 1992 — 93 гг. — один из крупнейших в мире экспортеров цветных металлов, которых она не произво­дит ни грамма и которых Россия ей официально не продавала. То есть везде мелконационалистические “элиты” — ворье и бандиты. И таким образом на территории СССР остались неудовлетворенными “эли­тар­ные” амбиции тех “интел­лек­туалов”, которые мечтают о возможности возрожде­ния “великой державы” России в границах СССР, в которых они стали бы правящей “элитой” или даже хозяевами тех амбициозных дураков, которым они позволят корчить из себя великодержавную “элиту” перед толпой “рабочего быдла”, включая в него и “интелли­генцию”, а также перед зарубежными зрите­лями.

И здесь встает ключевой вопрос многонациональной стратегической концепции России: для чего необходимо возрождать великую державу в границах СССР? Для того, чтобы великодержавно запрограммированная “элита” ука­тала в лагеря и в могилы сепаратистские националь­ные “элиты” и безродно-космополи­тичес­кую “элиту”? Чтобы потом хозяева всех “элит” из-за кулис истории сыграли на глобалистских амбициях великодер­жавников и столкнули их с амбициями “элиты” США (если США ещё будут существовать к тому времени в качестве сверхдержавы) или Китая, Индии, регионов Ислама? — в результате чего может состояться яркая глобальная катастрофа культуры, на пожаре которой даже погреть руки будет некому ввиду тесноты планеты Земля для военных столкновений на основе передовых технологий.

Неужто великодержавники, многие из которых апел­лируют к авторитету Христа, надеются, что на такое “возрождение” России уже дано благословение Свыше? Что Свыше будет позволено возродить отторгнутые Историей жизнеубийственные иерархии личностных отноше­ний в обществе?

Ведь Иисус не стал царем-иерархом даже в микро­скопической Иудее, не то чтобы в одной из сверхдержав древности. Он не возглавил поход за установление мирового господства, и сионо-интернацистские “элитарные” амбиции и надежды, возлагавшиеся на него толпарями в микроскопической Иудее, остались неудовлетворенными, а после уничтожения древнеиудейского государства наследники тех идей о мировом расовом господстве над другими народами преобразовались в сионо-интернацистов. Более того, в результате деятельности Христа погасла экспансия Рима, стремившегося к мировому господству.

Мессия учил жизни в самодисциплине добродетельности, прежде всего, внутреннего поведения человека, определя­ющего его внешне видимое поведение, и самоотвержен­ной любви среди людей, обладающих равным человеч­ным до­стоинством, но разными личностным развитием, знани­ями, навыками, одинаково необходимыми для жизни об­щества и свободного в нём развития всех.

С “элитой” тех лет Иисус общался не более того, чем это было необхо­димо, чтобы показать простым людям её мертвящую пустоту (Матфей, 23:27 — 29) при внешней благообразно­сти. Чем любая из Российских “элит” современности лучше сионо-нацистской “элиты” древно­сти, которую обличил Иисус?

Кроме того, он вовсе не стремился укатать в камено­ломни и приковать к веслам на галерах тогдашнюю “элиту”, хотя видел её осатанелость лучше всех прочих.

Коран также против “элитарных” амбиций:

«... До че­го же они отвращены! Они взяли своих книжников (в наши дни "интеллигенцию" — наша вставка) и монахов (церковную иерархию — наша вставка) за господ помимо Бога, и Мессию, сына Мариам ( ... )» (сура 9:31). «Приходите к слову равному для нас и для вас, … , чтобы одним из нас не обращать других из нас в господ помимо Бога» (сура 3:57). «И пусть среди вас будет община (т.е. не иерархия личностных отношений внутри общества — наш комментарий), которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого. Эти — сча­стливы» (сура 3:100). «… Пусть одни люди не издеваются над другими: может быть, они — лучше них!» (сура 49:11).

И идеалы справедливости в обществе в согласии со сказанным через пророков; и от древних восстаний рабов до приманки социализма в марксизме — общее всем массовым общественным движениям: притязания на внутрисоциальную иерархичность достоинства человечес­ких личностей богопротивны, антиприродны, антибиос­ферны, античеловечны, несправедливы.

В идее “элитарной” великой России, в мечтаниях ве­лико­державников долженствующей стать единственной сверхдержавой со временем, нет ничего нового. По их существу мечты такого рода — выражение неудовлетво­рен­ной скаредной зависти к положению правящей в Запад­ной цивилизации безродно-космополиичной сионо-интернацистской, потребительской, несозидательной “элиты”. Число её кланов ограничено, но, главное, оно замкнуто племенной религией и культурой иудаизма, в силу чего к ней невозможно приобщиться без согласия на то хозяев синагоги тем, кто хотел бы это сделать.

Вследствие этого перед ней можно только холуйство­вать и холуизм будет принят: “шабесгои” нужны и, пока не сделают им порученного, будут накормлены и обу­строены, как и всякое тягловое быдло. Но для велико­державных амбиций холуйствовать неприемлемо, пос­кольку перед собственными холуями и холопами зазор­но. Кроме того, и “элита” “шабесгоев” замкнута требова­нием принадлежности нескольких поколений к иерархии масонства, так что и на этом поприще рвачу и пройдохе в первом поколении не разгуляться.

И хотя все национальные “элиты” действительно уг­нетены, и их жалобы и обвинения в адрес участников “жидомасонского” заговора справедливы, но в “элитар­ном” мировозприятии большинства великодер­жавников всё же есть недоуменный вопрос: почему “они”, а не мы — правящая глобальная “элита”? Без ответа на него остаётся одно — прилежно, но безнадежно бороться с “жидомасонским заговором”. “Борцы”, ослепленные завистью и ненави­стью, не жела­ют знать и понимать, что такая “борьба” входит состав­ной частью в план “заговора”.

Вследствие нравственной обусловленно­сти результатов любой человеческой деятельности завистники и ненавистники, влекомые своими страстями, могут только изображать борьбу с ним, и, будучи сами “пассионарны” (скорее уничижительно по Г.Климову, чем благородно по Л.Н.Гумилёву), могут только изображать борьбу с ним, чем и создают эмоцио­нальную разрядку для патриоти­чески взбудора­женной толпы. Эмоционально взвинченные толпари думать не могут и не умеют в своём большинстве, и потому для ненавистного им “жидомасонского заговора” реальной уг­розы не представ­ляют.

Но зависть к космополитичной глобальной потреби­тельской “правящей” “элите” уничтожает в завистниках религию как сокровенную связь души человека с Богом. В каждом вероучении есть слова, смысл которых близок к евангельскому, сохранившемуся и в каноне Нового Завета: «Что вы зовете Меня: Господи! Госпо­ди! и не делаете того, что Я говорю?» — Лука, 6:46, о которых редко кто вспоминает. И как следствие, зависть к “элите” уничтожает желание и способность понимать, что со­бственно по сути наложилось в истории на дея­тельность Моисея в Египте и пустыне[114]; уничтожает в них желание и способность видеть и понимать, как разного рода “элитарные” самовластные притязания и тогда, и во всей последующей истории препятствовали становлению человечности, коей едино учили и пророки и люди, при­казывающие справедливость по своей свободной доброй воле.

Считая себя наследницей восточного обломка Рим­ской империи — Византии, — Россия называла себя третьим Римом. Германия, считая себя наследницей западного об­ломка, назвала себя третьим Рейхом. Первый, вторые, третьи Римы, американский Вавилон за океаном — всё более изощренные мафиозные модификации жизнеубийственного “элитарно”-невольничьего строя, с претензией их “элит” учить весь остальной мир “правам человека” и образу жизни.

Но права человека это — Справедливость — и она не может быть реализована в “элитарно”-невольничьей популяции толпарей — человекообразных скотов и биороботов, ставших невольниками созданных, призванных и признанных внутрисоциальных иерархий личностных отношений людей.

Четвертый Рим или Рейх, Вавилон, тем более глобальный, планета не выдержит. И не следует тратить время и ресурсы и заниматься самодурством, по отсебятине, гальванизируя трупы третьих Римов-Рейхов вопреки человечному здравому смыслу и смыслу Откровений Свыше, единому для всех религий, но по-разному извращённому в каждом из исторически сложившихся культах.

“Элитарно” великая Россия биосферно невозможна и никому, кроме “элиты” великодержавников, не нужна. Для них она — просто желанная им модификация “элитарно”-невольничьего строя, в котором они — потре­бительски правящая “элита”, а остальные — как придется. Умри сегодня ночью все ненавистные им “жидомасоны”, их дети, ещё не посвященные явно, — завтра произойдет глобальная катастрофа управления в цивилизации. При этом оставшиеся в живых после ночи смерти и уцелев­шие в последующем хаосе великодержавники, когда оправятся от страха, начнут из себя воспроизводить жидомасонство, заново разпределив роли, кому быть “жидом”, кому “масоном”. Начнут делать именно это, потому что не умеют думать и ничего другого не хотят знать. Начнут потому, что не хотят знать и понимать причин само­убийств толпо-“элитарных” цивилизаций. Потому что ничего иного, кроме как корчить из себя “элиту”, не желают и не могут. Б.Моносов в книге “Бешеная скачка на бледном коне или по эту сторону магии” (СПб, «ИКАМ», 1992 г.) вспоминает, как это уже делалось после само­уничтожения цивилизации Атлантиды, низводившей множество людей до состояния биороботов, лишенных свободы воли, управляемых через “экстра­сенсорику” иерархией знахарей-магов, среди которых преобладал демонический строй психики.

Если же посмотреть на историю человечества на планете Земля извне, то абсолютно всё равно, кто осуществляет построение глобальной “элитарно”-невольничьей цивилизации: “жидомасоны”, российские или иные великодержавники, которые дей­ствуют в пределах догм Библии, марксизма или иной формы концепции подавления человечности. Дана концепция та­кого рода наследниками знаний жречества Египта или кем-то ещё, овладевшим концептуальной властью, тоже значения не имеет.

У хозяев этой многоликой доктрины нет причин, чтобы менять одну “элитарную” толпу рабочих скотов и биороботов, стро­ящих “элитарно”-невольничью пирамиду на другую толпу биороботов, которых ещё надо дополнительно програм­мировать, чтобы они делали то же самое.

И не для того великодержавный “элитаризм” России был пресечен Свыше в 1917 г., чтобы его восстановили к 2017 г. В истории алчно суетятся люди, но Божий про­мысел всегда самодостаточен, а потому — не суетлив, но целесообразен, он сметает всё ему противящееся.

Те, кто думает, что особая роль “великодержавной” России имеет истоки и полномочия в Православии, то пусть возьмут Библию, писания св. отцов, подумают и представят, что произойдет, если придет Иисус и допи­шет в канон Нового Завета всё то, что ещё в первые века христианства цензоры и редакторы изъяли; испра­вит всё то, что они извратили, и выбросит всю их самодурственную отсе­бятину. Пусть они подумают по совести, насколько был отличен Завет Единый в устах Христа от Завета и писаний “св. отцов”, которым христиане внимают без­думно, заворажи­вая себя ритуалом службы, не внемля различию смыслов, встающих из свободной совести и церковного учения.

То, что православие именует ересью жидовствующих, — это его истинная, не осознаваемая им суть. Иисус призывал терпимо относиться к уже сложившемуся толпо-”элитаризму” и учил жить так, чтобы он впослед­ствии искоренился.

После-никейские церкви не только призывали тер­петь угнетение “элитой” общества, но и навязывали, и продолжают навязы­вать пастве мнение об иерархической организа­ции личностных отношений людей в обществе, как о на­илуч­шем, предопределённом Свыше общественном устройстве; дескать монархия и сословно-кастовый строй — образ Царствия Небесного, спроецированный на Землю. Делают они это по своему злонравию вопре­ки тому, что даже канон Нового Завета, прошедший цензуру и редак­тирование, не содержит предписаний воспроизводства толпо-“элитаризма” в последующих по­колениях.

Суть жидовствования — “элитаризм”: быть потребите­лем, превозносящимся в самооценке своей значимости на Земле людей, и угнетающим своей вседозволенностью других. Поэтому своим попугайски-магнитофонным тиражированием “элитарно”-неволь­ни­чьих учений о “третьем Риме”, “царе-помазаннике” и т.п. “православие” себя обличает в ереси жидов. Соборность, о которой оно лепечет веками, просто невозможна в условиях вседозво­ленности иерархий “элит”.

Кроме того “православные” наверняка затруднятся подыскать цитаты из Библии о том, что Бог отказался от того, чтобы быть царем земным и передал власть над нею тому, кого они называют «князем мира сего», отказывая тем самым Богу в Царствии земном по своему произволу и отдавая миссию разпределения земных тронов «князю мира сего». Более того, если поднимать историю вопроса об отношении Бога к монархии, то как явствует из текстов Библии, древние евреи были настырны в своих просьбах, чтобы Вседержитель установил у них царя, как то было у других народов. И Бог пошел им навстречу. Для чего? — Для того, чтобы они убедились, что монархия во главе с царем земным хуже, чем прямое Богодержавие.

Поэтому те, кто хочет найти полномочия на гальва­ни­зацию трупа третьего Рима в Православии, пусть найдут в Евангелии:

«Не всякий говорящий Мне: “Господи! Госпо­ди!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного. Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени Мы пророче­ствовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объяв­лю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, дела­ющие беззаконие» (Матфей, 7:21 — 23).

Ибо в том же Евангелии прямо и недвусмысленно отрицаются внутри­со­циальные иерархические отноше­ния личностей:

«Вы знаете, что князья народов господ­ствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Челове­ческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матфей, 20:25 — 28).

Заповедь Божью (Матфей, 20:25 — 28) “право­сла­вие” устраняет преданием своих старцев о третьем Риме, “элитарно-великой” России, не внемля предупреждениям Евангелия об устранении заповедей Божьих преданиями старцев: Матфей, 15:1 — 11.

Труп третьего Рима не галь­ванизировать. Четвертому Риму не бывать.

И кроме цитат, устраняющих из жизни заповеди Бо­жии “преданиями старцев”, православие за душой ничего не имеет потому, что хочет возвеличить себя на Земле, и для этого живёт на основе мифа об истории, отрекшись от труда понять, какой же действительно была история человечества в единстве религиозного и социального. Возвеличи­ванию себя на основе мифа, понимание течения истори­чески реальных процессов и промысла Божьего в них — помеха. «Пути Господни неисповедимы…» — выражение безответственности идеалистического атеизма. Оно содержательно аналогично безответственности материалистического атеизма, выраженной Л.Н.Гумилёвым:

«… тут мы встречаемся с детерминированным явлением природы, за которое человек моральной ответственности не несёт, даже если при этом гибнут прекрасная девственная природа и великолепная чужая культура. Грустно, конечно, но что делать?»

И то, и другое — попытка оправдания своей безответ­ственности, лени, невежества, нежелания и неумения думать ссылками либо на непостижимую Вседержитель­ность Господа Бога; либо на безумие объективной природы, в “безумии” породившей таких “разумных” и несчастных.

Обе фразы — переливание из пустого в порожнее безсмысленности земного бытия “великомудрствующего” демона или зомби-биоробота.

И если смотреть на историю извне, то человек, не принимающий на себя ответственность за последствия своих действий, не отличим от рабочего скота, робота, за действия которых отвечают их хозяева, погонщики, операторы. Это утверждение отличается от аналогичных талмудических об отсутствии человеческого достоинства у большинства населения Земли (См. репринт без выход­ных данных 1990 г. “Нравственное богословие евреев-талмуди­стов”, пер. с немецкого протоиерея А.Коваль­ниц­ко­го, СПб, 1898 г., стр. 4), поскольку талмудические принад­лежат системе обращения людей в рабочий скот в образе человеческом. Для нас же неприемлема эта система, но и относиться к тому, кто позволил низвести себя до состояния говорящего орудия — рабочего скота или биоро­бота на основе бионосителя вида Человек разумный, как к настоящему человеку, — также недопустимо: ибо это было бы ложью, вводящей в самообман, и поддержкой по умолчанию талмудизма, прежде всех прочих порабощенного системой биороботизации людей.

И должно наконец понять: Человечество — единый уровень в иерархической организации Космоса. И выбор прост: либо очередная катастрофа в попытке построения “элитарно-великой” России, возможно, глобальная; либо Справедливая Россия, в которой человечность несёт глобальную ответственность за выход всех разнообраз­ных толп из самоубийственной иерархии “элит” парази­тичес­кой по сути цивилизации, ложно духовной и ложно муд­рствующей.

Справедливость всегда велика, но величавость всегда несправедлива.


 

10. Ос­но­во­по­ла­гаю­щий
кон­сти­ту­ци­он­ный прин­цип.
«Об­ще­ст­во — власть»:
об­рат­ные свя­зи в эко­но­ми­ке

В основе последующего текста десятой главы лежит ста­тья, которая бы­ла на­пи­са­на и опуб­ли­ко­ва­на летом 1993 г. до вве­де­ния ны­не дей­ст­вую­щей Кон­сти­ту­ции и написания всех остальных глав “Краткого курса…”. Впоследствии текст уточнялся, но абзацы, ссылающиеся на события 1993 г., о которых, казалось бы можно было уже и не вспоминать, сохранены, дабы избежать историко-социологического абстракционизма. По­сколь­ку с мо­мен­та принятия ныне действующей Кон­сти­ту­ции про­шло уже продолжительное время, то мож­но убе­дить­ся в обос­но­ван­но­сти вы­ска­зан­ных пре­дос­те­ре­же­ний.

*        *        *

По за­вер­ше­нии мно­же­ст­ва внут­ри- и меж­пар­тий­ных кон­сти­ту­ци­он­ных и эко­но­ми­че­ских со­ве­ща­ний[115] еди­но­мыс­лия в об­ще­ст­ве по-преж­не­му нет: од­ни по­ла­га­ют, что сна­ча­ла не­об­хо­ди­мо при­нять но­вую кон­сти­ту­цию, что­бы на её ос­но­ве стро­ить но­вое об­ще­ст­во и эко­но­ми­ку: дру­гие по­ла­га­ют, что сна­ча­ла не­об­хо­ди­мо вы­вес­ти об­ще­ст­во из кри­зи­са, а по­том за­кре­пить кон­сти­ту­ци­он­но этот об­раз жиз­ни. Но ос­но­во­по­ла­гаю­щих идей, по­нят­ных и под­дер­жи­вае­мых боль­шин­ст­вом со­зи­да­тель­ных сил, на ос­но­ве ко­то­рых мож­но бы­ло бы вы­вес­ти стра­ну из кри­зи­са, ни­кто не ре­шил­ся вы­ска­зать. Тем не ме­нее, все хо­тят бла­го­ден­ст­вия, рос­та бла­го­сос­тоя­ния.

Экономическое бла­го­сос­тоя­ние воз­ни­ка­ет в един­ст­ве об­ще­ст­вен­но­го объ­е­ди­не­ния тру­да и разпре­де­ле­ния про­из­во­ди­мо­го в об­ще­ст­ве. По­это­му же­ла­тель­но бы­ло бы вы­де­лить ис­то­ри­че­ски объ­ек­тив­ный па­ра­метр, ко­то­рый свя­зы­вал бы — че­рез об­щее по­ни­ма­ние спра­вед­ли­во­сти — про­из­вод­ст­во про­дук­ции и её разпре­де­ле­ние с ка­че­ст­вом управ­ле­ния де­ла­ми все­го об­ще­ст­ва со сто­ро­ны го­су­дар­ст­ва. Это так, по­сколь­ку об­ще­ст­вен­ное раз­де­ле­ние про­фес­сио­на­лиз­ма — это раз­ли­чие тру­да, во-первых, не­по­сред­ст­вен­но про­из­во­ди­тель­но­го в сфе­ре ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва и об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции (нау­ки, ис­кус­ст­ва) и, во-вторых, тру­да управ­лен­че­ско­го по ор­га­ни­за­ции про­из­вод­ст­ва и разпре­де­ле­нию про­из­во­ди­мо­го. И экономическое бла­го­ден­ст­вие не­воз­мож­но при на­ру­ше­нии взаи­мо­свя­зей ме­ж­ду ни­ми.

Управ­ле­ние про­из­вод­ст­вом про­дук­ции на ос­но­ве про­дук­то­об­ме­на в тех­но­ло­ги­че­ской пре­ем­ст­вен­но­сти про­из­водств и об­ще­ст­вен­но­го раз­де­ле­ния про­фес­сио­на­лиз­ма не­по­сред­ст­вен­но или че­рез до­ве­рен­ных лиц по­ро­ж­да­ет в об­ще­ст­ве пра­во соб­ст­вен­но­сти на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва. Ши­ро­та это­го пра­ва оп­ре­де­ля­ет­ся тем, ка­кие эта­пы пол­ной функ­ции управ­ле­ния, на ка­ком ин­тер­ва­ле вре­ме­ни (в гло­баль­ном ис­то­ри­че­ском про­цес­се), в от­но­ше­нии ка­ких объ­ек­тов осуществляются, и за кем объ­ек­тив­но ут­вер­жда­ет­ся и при­зна­ет­ся это пра­во сна­ча­ла ОБЫ­ЧА­ЕМ, а за­тем за­ко­но­да­тель­ст­вом.

Раз­ли­чие ме­ж­ду ча­ст­ной и об­ще­ст­вен­ной фор­ма­ми соб­ст­вен­но­сти на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва не в том, как дек­ла­ри­ру­ет­ся за­ко­ном это пра­во управ­ле­ния, а как оно осуществляется в жизни общества. При об­ще­ст­вен­ной соб­ст­вен­но­сти на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва весь пер­со­нал, уча­ст­вую­щий в их об­слу­жи­ва­нии, име­ет осуществимую воз­мож­ность сме­нить управ­лен­цев, ес­ли на­хо­дит, что ка­че­ст­во управ­ле­ния про­из­вод­ст­вом и разпре­де­ле­ни­ем про­дук­ции не от­ве­ча­ет об­ще­ст­вен­ным по­треб­но­стям. Та­ким образом, в ос­но­ве по­ня­тия соб­ст­вен­ность на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва ЛЕ­ЖИТ МИ­РО­ВОЗ­ЗРЕ­НИЕ НА­РО­ДА, а не за­ко­но­да­тель­ная нор­ма. Юри­ди­че­ское пра­во толь­ко за­кре­п­ля­ет за­ко­но­да­тель­но ми­ро­воз­зрен­че­ский сте­рео­тип.

По дан­ным “Ин­же­нер­ной га­зе­ты” (№ 45, 1992 г., “Не за­гля­ды­вай в кар­ман на­чаль­ст­ва”) к 1980 г. со­от­но­ше­ние зар­пла­ты выс­шей ад­ми­ни­ст­ра­ции к сред­не­ста­ти­сти­че­ской со­став­ля­ло: в США — 110 раз; в ФРГ — 21 раз; в Япо­нии — 17 раз. По ка­че­ст­ву управ­ле­ния, вы­ра­жаю­ще­му­ся в про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, тем­пах рос­та про­из­вод­ст­ва и ка­че­ст­ве се­рий­ной про­дук­ции, эти стра­ны сле­до­ва­ли в об­рат­ном по­ряд­ке. Это дан­ные поч­ти 15-лет­ней дав­но­сти[116]. За про­шед­шее вре­мя Япо­ния уп­ро­чи­ла своё по­ло­же­ние и про­дол­жа­ет на­ра­щи­вать свою зна­чи­мость в ми­ре, ие­на вы­рос­ла по от­но­ше­нию к дол­ла­ру вдвое; ФРГ впа­ла в за­тяж­ной кри­зис вслед­ст­вие ско­ро­па­ли­тель­но­го по­гло­ще­ния ГДР; США, от­ставая от Япо­нии и За­пад­ной Ев­ро­пы, пы­та­ют­ся удер­жать своё по­ло­же­ние скуп­кой моз­гов за ру­бе­жом и под­дер­жа­ни­ем бро­со­вых цен на сы­рье и энер­го­но­си­те­ли на ми­ро­вом рын­ке. Это оз­на­ча­ет, что в этих стра­нах ошиб­ки управ­ле­ния, обусловленные квалификацией управленцев, по сво­ей тя­же­сти про­пор­цио­наль­ны их зар­пла­те. На дру­гих ис­то­ри­че­ских приме­рах так­же мож­но по­ка­зать, что, чем вы­ше уро­вень жизни (потребления, прежде всего) се­мей управ­лен­че­ско­го кор­пу­са по от­но­ше­нию к сред­не­му в об­ще­ст­ве, — тем боль­ше труд­но­стей ис­пы­ты­ва­ет это об­ще­ст­во по срав­не­нию с дру­ги­ми, ему со­вре­мен­ны­ми об­ще­ст­ва­ми, по при­чи­не низ­ко­го ка­че­ст­ва управ­ле­ния.

То есть, ОТ­НО­ШЕ­НИЕ СТОИМОСТИ УРОВ­НЯ ЖИЗНИ СЕ­МЕЙ УПРАВ­ЛЕН­ЦЕВ К СРЕД­НЕ­МУ В ОБ­ЩЕ­СТ­ВЕ УРОВ­НЮ ЖИЗ­НИ — ПО­КА­ЗА­ТЕЛЬ, ко­то­рый мо­жет быть кон­тро­ли­ру­ем и ко­то­рый ис­то­ри­че­ски объ­ек­тив­но свя­зан с со­ци­аль­ной на­пря­жен­но­стью и ка­че­ст­вом управ­ле­ния все­ми ви­да­ми дея­тель­но­сти в об­ще­ст­вен­ном раз­де­ле­нии про­фес­сио­на­лиз­ма; со­ци­аль­ная на­пря­жен­ность и ка­че­ст­во управ­ле­ния на­род­ным хо­зяй­ст­вом в свою оче­редь оп­ре­де­ля­ют бла­го­сос­тоя­ние всех и тем­пы его рос­та.

Речь идёт о вла­ст­ных управ­лен­цах, чьи сло­во и под­пись при­да­ют управ­лен­че­скую си­лу управ­лен­че­ской по сво­ему со­дер­жа­нию ин­фор­ма­ции, а не о мно­же­ст­ве мел­ких клер­ков, чьи сло­во и под­пись без­вла­ст­ны, но кто тя­нет на се­бе весь груз ру­тин­ной об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции во всех струк­ту­рах го­су­дар­ст­вен­ной и хо­зяй­ст­вен­ной вла­сти.

По­смот­рев на раз­рыв зар­пла­ты выс­шей ад­ми­ни­ст­ра­ции от­но­си­тель­но сред­ней в США, Япо­нии, ФРГ, пред­по­ло­жим, что су­ще­ст­ву­ет об­рат­ное со­от­но­ше­ние зар­плат: зар­пла­та выс­шей ад­ми­ни­ст­ра­ции ни­же, чем сред­няя в об­ще­ст­ве. Пред­по­ло­жим, что зар­пла­та гла­вы го­су­дар­ст­ва и уро­вень по­треб­ле­ния его семь­ей ма­те­ри­аль­ных благ и ус­луг со­от­вет­ст­ву­ет мак­си­му­му 25-процентной группы на­се­ле­ния с наи­низ­ши­ми до­хо­да­ми (а равно и ми­ни­му­му 75-процентной группы ос­таль­но­го на­се­ле­ния с бо­лее вы­со­ки­ми до­хо­да­ми) и уров­нем жиз­ни. Выс­шие и про­чие го­су­дар­ст­вен­ные чи­нов­ни­ки и хо­зяй­ст­вен­ни­ки, ча­ст­ные биз­нес­ме­ны име­ют зар­пла­ту боль­ше гла­вы го­су­дар­ст­ва, но не вы­ше сред­не­го уров­ня в под­кон­троль­ной им сфе­ре дея­тель­но­сти. При этом ре­аль­ная зар­пла­та управ­лен­цев и уро­вень жиз­ни их се­мей не бу­дет пре­вы­шать сред­не­го в об­ще­ст­ве уров­ня с уче­том оп­ла­чи­вае­мо­го из гос­бюд­же­та и бла­го­тво­ри­тель­ных фон­дов бес­плат­но­го по­треб­ле­ния по по­треб­но­сти, оди­на­ко­во дос­туп­ных все­му об­ще­ст­ву. Пред­определим это положение в качестве КОН­СТИ­ТУ­ЦИ­ОН­НОЙ НОР­МЫ, а по­пыт­ки из­ме­нить эту кон­сти­ту­ци­он­ную нор­му будем разсматривать как из­ме­ну Ро­ди­не в поль­зу ор­га­ни­зо­ван­но­го сатанизма (по­яс­ним: Род в древ­не­сла­вян­ских Ве­дах — имя Пред­веч­но­го Все­выш­не­го Гос­по­да Бога).

Те­перь об­ра­тим­ся к офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке Рос­сии. “Эко­но­ми­ка и жизнь” (№ 26, 1993 г.) при­во­дит разпре­де­ле­ние на­се­ле­ния Рос­сии по раз­ме­ру сред­не­ду­ше­во­го де­неж­но­го до­хо­да в ап­ре­ле. Так вот, ес­ли бы фор­му­ли­руе­мый на­ми конституционный прин­цип уже дей­ст­во­вал, то по ап­рель­ско­му (1993 г.) разпре­де­ле­нию до­хо­ды управ­лен­че­ско­го кор­пу­са (ру­ко­во­ди­те­ли ме­ст­ной, ре­гио­наль­ной ад­ми­ни­ст­ра­ции, ди­рек­то­ра­ты нау­ки, про­из­водств, бан­ков, тор­гов­ли, средств мас­со­вой ин­фор­ма­ции, гла­вы вет­вей вла­сти и выс­ших струк­тур го­су­дар­ст­ва) уло­жи­лись бы в вил­ку от 8000 до 12000 руб­лей, т.е. в ими же ус­та­нов­лен­ный ин­тер­вал ве­ли­чин от ми­ни­маль­ной пен­сии (8112 руб.) до про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма (11800 руб.) на ду­шу на­се­ле­ния; а 2 % на­се­ле­ния име­ли в то вре­мя до­хо­ды бо­лее 25­000 руб., а 40 % имели доходы ниже прожиточного минимума[117].

Это оз­на­ча­ет, что же­ны и де­ти выс­ших управ­лен­цев пер­вы­ми бы взвы­ли от той по­ли­ти­ки, ко­то­рую про­во­дят от­цы се­мейств, бу­ду­чи управ­лен­ца­ми в го­су­дар­ст­вен­ных и хо­зяй­ст­вен­ных струк­ту­рах; то есть са­ма по­ли­ти­ка бы­ла бы не­воз­мож­на, по­сколь­ку му­жья име­ли бы го­ло­во­мой­ку до­ма за­дол­го до то­го, как уро­вень по­треб­ле­ния упал бы в их семь­ях ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма. Но, ес­ли уж он упал, то по­сколь­ку на эти сум­мы жить не­воз­мож­но, то это ста­вит управ­лен­че­ский кор­пус пе­ред вы­бо­ром:

·   либо под­нять се­бе зар­пла­ту и пре­дос­та­вить бес­плат­ные льго­ты по срав­не­нию с ос­таль­ным на­се­ле­ни­ем, но это — из­ме­на Ро­ди­не, го­су­дар­ст­вен­ный пе­ре­во­рот;

·   либо брать взят­ки — обык­но­вен­ная уго­лов­щи­на, а боль­шая зар­пла­та от взяточничества — не за­щи­та;

·   либо из­ме­нить курс ре­форм так, что­бы они и их се­мьи мог­ли жить на зар­пла­ту не вы­ше сред­ней год от го­да луч­ше.

Имен­но по­след­нее и же­ла­тель­но для по­дав­ляю­ще­го боль­шин­ст­ва на­се­ле­ния: жить на свою зар­пла­ту год от го­да луч­ше.

Де­ло в том, что рост экономического бла­го­сос­тоя­ния от­дель­но­го че­ло­ве­ка, ка­ж­дой се­мьи в те­че­ние их жиз­ни обу­слов­лен дву­мя фак­то­ра­ми: 1) пе­ре­ме­ще­ни­ем в бо­лее вы­со­ко­до­ход­ные со­ци­аль­ные груп­пы и 2) об­щим рос­том бла­го­сос­тоя­ния при ста­биль­но вы­со­ком ка­че­ст­ве управ­ле­ния в об­ще­ст­ве, в си­лу че­го рас­тут объёмы про­из­вод­ст­ва и по­треб­ле­ния во всех со­ци­аль­ных груп­пах и в груп­пах до­ход­но­сти на­се­ле­ния.

Со­ци­аль­ные груп­пы, в том чис­ле и вы­со­ко­до­ход­ные, дос­та­точ­но ста­биль­ны по со­ста­ву вхо­дя­щих в них се­мей. В си­лу это­го объ­ек­тив­но­го об­стоя­тель­ст­ва мень­шин­ст­во СЕ­МЕЙ улуч­ша­ет своё бла­го­сос­тоя­ние за счёт про­дви­же­ния в бо­лее вы­со­ко­до­ход­ные со­ци­аль­ные груп­пы, а боль­шин­ст­во СЕ­МЕЙ (рав­но на­се­ле­ния) улучшает своё благосостояние за счёт об­ще­го рос­та и совершенствования про­из­вод­ст­ва при ста­биль­но ка­че­ст­вен­ном управ­ле­нии. На про­тя­же­нии 150 лет по на­стоя­щее вре­мя об­щий рост про­из­вод­ст­ва сле­ду­ет за рос­том про­из­вод­ст­ва тех­но­ген­ной энер­гии (про­из­во­ди­мой тех­ни­кой), ко­то­рый со­став­ля­ет не бо­лее 5 % в год. Но пе­ре­ме­ще­ние вверх по пи­ра­ми­де бо­гат­ст­ва воз­мож­но тем­па­ми го­раз­до бо­лее вы­со­ки­ми, чем 5 % в год за счёт ха­пуж­ни­че­ст­ва и экс­плуа­та­ции разного рода нехваток, в том чис­ле и на про­фес­сии и, в ча­ст­но­сти, де­фи­ци­та на управ­лен­че­ские про­фес­сии. Этот путь ско­ро­бо­га­те­ния со­блаз­ни­те­лен для мно­гих, но прой­ти его уда­ет­ся еди­ни­цам, по­сколь­ку уже сло­жив­шая­ся на­след­ст­вен­но-кла­но­вая “эли­та” пус­ка­ет в пред-“эли­ту” и по­зво­ля­ет при­об­щить­ся к “эли­те” да­ле­ко не ка­ж­до­му хапуге.

По при­чи­не био­ло­ги­че­ско­го ду­хов­но­го и фи­зи­че­ско­го вы­ро­ж­де­ния на­след­ст­вен­но-кла­но­вая “эли­та” ис­пы­ты­ва­ет труд­но­сти с ком­плек­то­ва­ни­ем сфе­ры управ­ле­ния и дру­гих “эли­тар­ных” сфер дея­тель­но­сти спе­циа­ли­ста­ми, ис­то­ри­че­ски не­об­хо­ди­мо­го ква­ли­фи­ка­ци­он­но­го уров­ня. Это вы­ну­ж­да­ет тол­по-“эли­та­ризм” уп­ро­щать по ме­ре рос­та про­из­вод­ст­ва пе­ре­ход в вы­со­ко­до­ход­ные со­ци­аль­ные груп­пы тем, кто спо­со­бен за­щи­тить ин­те­ре­сы сло­жив­шей­ся по­тре­би­тель­ской эли­ты в ка­че­ст­ве по­ли­ти­ка, за­кли­на­те­ля тол­пы, об­ра­щаю­ще­го “ра­бо­чее быд­ло” в без­у­ча­ст­ную мас­су, не встре­ваю­щую в сфе­ру управ­ле­ния; а так­же тем, кто спо­со­бен уб­ла­жать “эли­ту” в ка­че­ст­ве звезд ис­кусств, ко­ри­фе­ев нау­ки и тех­ни­ки, а также и за­уряд­ных про­сти­ту­ток и хо­лу­ев.

Та­ким об­ра­зом, ес­ли из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние управ­лен­цы вне за­ви­си­мо­сти от их лич­но­го про­ис­хо­ж­де­ния по сво­ему уров­ню по­треб­ле­ния при­над­ле­жат к выс­шим и сред­ним сло­ям по­тре­би­тель­ской эли­ты, то кон­цеп­ция управ­ле­ния на­род­но-хо­зяй­ст­вен­ным по­тен­циа­лом ис­хо­дит из по­тре­би­тель­ских ин­те­ре­сов ма­ло­чис­лен­ных вы­со­ко­до­ход­ных групп на­се­ле­ния. При этом, ес­ли идио­тизм вла­сти (или осоз­нан­ное её под­чи­не­ние гло­баль­ной “эли­тар­ной” кла­но­вой сис­те­ме — сио­но-ма­сон­ско­му био­ро­бо­ту, от­ра­ба­ты­ваю­ще­му ве­ка­ми сио­но-интерна­ци­ст­скую кон­цеп­цию гло­баль­но­го не­воль­ничь­е­го строя и био­ро­бо­ти­за­ции боль­шин­ст­ва) за­во­дит об­ще­ст­во на грань ги­бе­ли на­ро­да, “эли­тар­ное” мень­шин­ст­во и его бли­жай­шее ок­ру­же­ние, на­ем­ни­ки и при­хле­ба­те­ли всё рав­но жи­вут по-преж­не­му хо­ро­шо, а то и луч­ше, чем пре­ж­де, в то вре­мя как тру­дя­щие­ся мас­сы — боль­шин­ст­во — пе­ре­би­ва­ет­ся с хле­ба на во­ду и вы­ми­ра­ют.

Так бы­ло во всех ре­во­лю­ци­ях (Фран­ция, Рос­сия); во всех ка­ну­нах во­ен­ных раз­гро­мов (цар­ская Рос­сия, Гер­ма­ния в обе­их ми­ро­вых вой­нах). Так про­ис­хо­дит и в Рос­сии в эпо­ху ель-ЦИ­НИЗ­МА: ха­пу­ги, “биз­нес­ме­ны”, ма­фио­зи жи­ру­ют, го­су­дар­ст­вен­ные чи­нов­ни­ки, ди­рек­то­ра­ты бан­ков и про­из­водств под­ни­ма­ют зар­пла­ту се­бе и жи­вут сыт­нее и рос­кош­нее чем в “за­стой”, в то вре­мя как на­род вы­ми­ра­ет, по­сколь­ку уже не­сколь­ко лет ро­ж­дае­мость ни­же смерт­но­сти (ле­то 1993 г.).

Те­перь об­ра­тим­ся к кни­ге В.И.Ленина “Го­су­дар­ст­во и ре­во­лю­ция”:

«… на при­ме­ре Ком­му­ны (Па­риж­ской, 1871 г. — авт.) Маркс по­ка­зал, что при со­циа­лиз­ме долж­но­ст­ные ли­ца пе­ре­ста­ют быть “бю­ро­кра­та­ми”, быть “чи­нов­ни­ка­ми”, пе­ре­ста­ют по ме­ре вве­де­ния, кро­ме вы­бор­но­сти, ещё и сме­няе­мо­сти в лю­бое вре­мя, да ещё СВЕ­ДЕ­НИЯ ПЛА­ТЫ К СРЕД­НЕ­МУ РА­БО­ЧЕ­МУ УРОВ­НЮ, да ещё за­ме­ны пар­ла­мент­ских уч­ре­ж­де­ний ра­бо­таю­щи­ми (пар­ла­мент — от фран­цуз­ско­го «parle» — го­во­рить, т.е. пар­ла­мент — го­во­риль­ня, в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев по­пус­ту: — авт.), т.е. из­даю­щи­ми за­ко­ны и про­во­дя­щи­ми их в жизнь. ( ... ) Маркс ... уви­дел в прак­ти­че­ских ме­рах Ком­му­ны ТОТ ПЕ­РЕ­ЛОМ, КО­ТО­РО­ГО БО­ЯТ­СЯ И НЕ ХО­ТЯТ ПРИ­ЗНАТЬ ОП­ПОР­ТУ­НИ­СТЫ ИЗ-ЗА ТРУ­СО­СТИ, ИЗ-ЗА НЕ­ЖЕ­ЛА­НИЯ БЕС­ПО­ВО­РОТ­НО ПО­РВАТЬ С БУР­ЖУА­ЗИ­ЕЙ…» — текст вы­де­лен на­ми при цитировании, авт.

Об­ра­тим вни­ма­ние, что прак­ти­че­ские ме­ры Па­риж­ской ком­му­ны пер­вич­ны по от­но­ше­нию к опи­са­нию их клас­си­ка­ми мар­ксиз­ма. С точ­ки зре­ния об­щей тео­рии управ­ле­ния низ­ве­де­ни­ем зар­пла­ты управ­лен­цев к сред­не­му в от­рас­лях ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва уров­ню, Па­риж­ская Ком­му­на пы­та­лась замк­нуть об­рат­ные свя­зи об­ще­ст­вен­но­го управ­ле­ния на тру­дя­щее­ся боль­шин­ст­во, пе­ре­клю­чив их с за­мы­ка­ния на вы­со­ко­до­ход­ные груп­пы “элит”: как на­цио­наль­ной, так и над­на­цио­наль­ной трансрегиональной. Ком­му­на рух­ну­ла, по­сколь­ку те, кто был со­гла­сен ис­пол­нять управ­лен­че­ские обя­зан­но­сти на пред­ла­гае­мых ею ус­ло­ви­ях, не об­ла­да­ли не­об­хо­ди­мой ква­ли­фи­ка­ци­ей; а об­ла­дав­шие не­об­хо­ди­мой управ­лен­че­ской ква­ли­фи­ка­ци­ей, бы­ли пре­ис­пол­не­ны “эли­тар­ных” ам­би­ций, ви­де­ли в па­риж­ских ра­бо­чих раз­нуз­дав­шую­ся чернь, ко­то­рую не­об­хо­ди­мо бы­ст­рее за­гнать в их ко­ну­ры, то есть ока­за­лись НРАВ­СТ­ВЕН­НО НЕ ГО­ТО­ВЫ К ТО­МУ, что­бы управ­лять об­ще­ст­вом, ис­хо­дя из жиз­нен­ных ин­те­ре­сов боль­шин­ст­ва, и жить при этом так, как живёт сред­няя се­мья.

По­сколь­ку для боль­шин­ст­ва се­мей пе­ре­ход в бо­лее вы­со­ко­до­ход­ные груп­пы за­крыт, то об­ще­ст­вен­но це­ле­со­об­раз­но, что­бы кон­цеп­ция управ­ле­ния на­род­но-хо­зяй­ст­вен­ным по­тен­циа­лом бы­ла ори­ен­ти­ро­ва­на на мак­си­маль­ный рост по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти сред­ней зар­пла­ты; на то, что­бы раз­брос ми­ни­маль­ной и мак­си­маль­ной зар­пла­ты (до­хо­дов) сти­му­ли­ро­вал рост ква­ли­фи­ка­ции и доб­ро­со­ве­ст­ное ис­пол­не­ние сво­их долж­но­ст­ных обя­зан­но­стей на своём ра­бо­чем мес­те, а не по­ощ­рял карь­е­ризм и про­жи­га­ние жиз­ни ВСЕ­ГО ОБ­ЩЕ­СТ­ВА И БИО­СФЕ­РЫ вы­со­ко­до­ход­ным, а по су­ще­ст­ву, па­ра­зи­ти­рую­щим мень­шин­ст­вом; что­бы год от го­да сни­жа­лись це­ны и рас­ши­рял­ся пе­ре­чень про­дук­ции и ус­луг бес­плат­но­го по­треб­ле­ния, так или ина­че оп­ла­чи­вае­мых гос­бюд­же­том, проф­сою­за­ми, бюд­же­та­ми пред­при­ятий, ес­ли это по­зво­ля­ют куль­ту­ра по­треб­ле­ния, про­из­вод­ст­во и объ­ек­тив­ная нрав­ст­вен­ность об­ще­ст­ва.

Это в прин­ци­пе дос­ти­жи­мо в слу­чае при­ня­тия всем об­ще­ст­вом, а не толь­ко за­ко­но­да­те­ля­ми, кон­сти­ту­ци­он­ной нор­мы, низ­во­дя­щей управ­лен­че­ский кор­пус к уров­ню до­хо­дов не вы­ше сред­не­го в об­ще­ст­ве. Ес­ли об­ще­ст­во на­хо­дит­ся вне кри­зи­са, то, не имея воз­мож­но­сти под­нять се­бе но­ми­наль­ные де­неж­ные до­хо­ды и соз­дать осо­бые “бес­плат­ные” льго­ты, управ­лен­че­ский кор­пус для рос­та бла­го­сос­тоя­ния сво­его лич­но­го и сво­их се­мей вы­ну­ж­ден бу­дет изпользо­вать един­ст­вен­ное сред­ст­во, не­отъ­ем­ле­мо на­хо­дя­щие­ся в его разпо­ря­же­нии — управленческий ПРОФЕССИОНАЛИЗМ.

Но при вы­ска­зан­ной кон­сти­ту­ци­он­ной нор­ме сфе­ра управ­ле­ния пе­ре­ста­ет быть при­тя­га­тель­ным ме­стом для свое­ко­ры­ст­ных рва­чей, и не об­ла­даю­щих про­фес­сио­на­лиз­мом без­дель­ни­ков, экс­плуа­ти­рую­щих гос­под­ствую­щий сте­рео­тип от­но­ше­ния к вла­сти в тол­по-“эли­тар­ных” об­ще­ст­вах: вы­ше долж­ность — боль­ше вла­сти, следовательно, долж­на быть и вы­ше зар­пла­та и боль­ше бес­плат­ных льгот. Но имен­но этот гос­под­ствую­щий сте­рео­тип от­но­ше­ния к вла­сти и об­ра­ща­ет го­су­дар­ст­вен­ный ап­па­рат и бан­ков­скую сис­те­му, да и все ос­таль­ные сколько-нибудь вла­ст­ные струк­ту­ры, в без­дум­ную, без­душ­ную ма­ши­ну, ПРО­ДАЖ­НО от­ра­ба­ты­ваю­щую лю­бую вне­дрен­ную в неё кон­цеп­цию управ­ле­ния, про­грам­му дея­тель­но­сти.

Это­го не за­мет­но, ес­ли кон­цеп­ция выс­ше­го гло­баль­но­го надиудейского “ма­сон­ст­ва” пре­ду­ка­зу­ет стра­не “про­цве­та­ние”. Но, ес­ли же над­ма­сон­ская гло­баль­ная кон­цеп­ту­аль­ная власть пре­ду­ка­за­ла стра­не ра­зо­ре­ние, а её на­ро­ду вы­ми­ра­ние, то не уви­деть это­го мож­но толь­ко, бу­ду­чи идио­том или хо­лу­ем силь­ных ми­ра се­го. Уви­деть и под­чи­нить­ся мож­но толь­ко, бу­ду­чи тру­сом, т.е. осоз­наю­щим се­бя в ка­че­ст­ве пре­да­те­ля сво­его на­ро­да. В Ко­ра­не та­ко­го ро­да бо­яз­ли­вым даётся пре­ду­пре­ж­де­ние Бо­гом: «Не бой­тесь же лю­дей, а бой­тесь Ме­ня! И не покупайте за Мои знамения малую цену! А кто не судит по тому, что низвел Бог, то те — несправедливы», — су­ра 5:48.

Та­кая кон­сти­ту­ци­он­ная нор­ма об­ще­ст­вен­но це­ле­со­об­раз­на, по­сколь­ку низ­ве­де­ние управ­лен­че­ско­го кор­пу­са и дру­гих “эли­тар­ных” сфер дея­тель­но­сти к уров­ню потребления се­мей, за­ня­тых в сфе­ре ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва, с од­ной сто­ро­ны за­щи­ща­ет их от ха­пуг, шар­ла­та­нов и карь­е­ри­стов, а глав­ное — яв­ля­ет­ся за­мы­ка­ни­ем об­рат­ных свя­зей в кон­ту­рах управ­ле­ния че­рез сфе­ру по­треб­ле­ния на об­ще­ст­во, а не на по­мы­каю­щее об­ще­ст­вом, во­зом­нив­шее се­бя “эли­той” мень­шин­ст­во.

От­но­ше­ние же до­хо­дов се­мей из сфе­ры управ­ле­ния к до­хо­дам сред­ней се­мьи — ме­ра глу­би­ны об­рат­ных свя­зей.

Чем боль­ше глу­би­на об­рат­ных свя­зей, тем бо­лее вы­со­кое ка­че­ст­во управ­ле­ния мо­жет быть дос­тиг­ну­то, ес­ли это по­зво­ля­ют дру­гие па­ра­мет­ры сис­те­мы. По от­но­ше­нию к об­ще­ст­ву, чем мень­ше еди­ни­цы ука­зан­ное от­но­ше­ние, тем боль­ше глу­би­на об­рат­ных свя­зей в сис­те­ме «власть — об­ще­ст­во» в сфе­ре эко­но­ми­ки. Глав­ный же ог­ра­ни­чи­тель — НРАВ­СТ­ВЕН­НОСТЬ об­ще­ст­ва и управ­лен­че­ско­го кор­пу­са, оп­ре­де­ляю­щая ниж­нюю гра­ни­цу это­го от­но­ше­ния, при ко­то­рой об­ще­ст­ву хва­та­ет управ­лен­цев ква­ли­фи­ка­ции, не­об­хо­ди­мой ему для даль­ней­ше­го рос­та. А пер­спек­ти­вы его раз­ви­тия за­ви­сят от то­го, ка­кая до­ля мо­ло­де­жи со­глас­на ос­во­ить управ­лен­че­ские спе­ци­аль­но­сти, за­ра­нее зная, что их де­неж­ные до­хо­ды ни­ко­гда не пре­вы­сят сред­них в об­ще­ст­ве и бу­дут да­же па­дать по ме­ре вхо­ж­де­ния их в выс­шие эше­ло­ны вла­сти. Так вы­гля­дит об­ще­ст­во и власть в сфе­ре эко­но­ми­ки с точ­ки зре­ния об­щей тео­рии управ­ле­ния. Но о том же го­во­рят и НЕ­СО­БЛЮ­ДАЕ­МЫЕ людь­ми От­кро­ве­ния Свы­ше.

ЕВАН­ГЕ­ЛИЕ:

«Не со­би­рай­те се­бе со­кро­вищ на зем­ле…» — Мат­фей, 6:19. «… не хле­бом од­ним бу­дет жить че­ло­век, но вся­ким сло­вом, ис­хо­дя­щим из уст Бо­жи­их», — Мат­фей, 4:4. «Ибо го­во­рю вам, ес­ли пра­вед­ность ва­ша не пре­взой­дет пра­вед­но­сти книж­ни­ков и фа­ри­се­ев, то вы не вой­де­те в Цар­ст­во Не­бес­ное», — Мат­фей, 5:20. «Ни­кто не мо­жет слу­жить двум гос­по­дам… Не мо­же­те слу­жить Бо­гу и ма­мо­не» (бо­гат­ст­ву), — Мат­фей, 6:24. «Вы знае­те, что кня­зья на­ро­дов гос­под­ству­ют над ни­ми и вель­мо­жи вла­ст­ву­ют ими; но ме­ж­ду ва­ми да не бу­дет так: а, кто хо­чет ме­ж­ду ва­ми быть боль­шим, да бу­дет вам слу­гою; а, кто хо­чет ме­ж­ду ва­ми быть пер­вым, да бу­дет вам ра­бом», — Мат­фей, 20:25 — 27.

То есть ны­неш­ние ли­де­ры стра­ны на­прас­но де­мон­ст­ри­ру­ют се­бя на­ро­ду в пра­во­слав­ных хра­мах, не вы­пол­няя это­го и мно­гое дру­гое: «Что вы зо­ве­те Ме­ня: “Гос­по­ди! Гос­по­ди!” — и не де­лае­те то­го, что Я го­во­рю?» — Лу­ка, 6:46. Но в ме­четь им то­же ид­ти не сле­ду­ет.

КО­РАН так­же да­ет об­ще­ст­ву ре­ко­мен­да­ции о вы­бо­ре людь­ми не­об­хо­ди­мо­го им управ­лен­че­ско­го кор­пу­са, чье ру­ко­во­дство не бу­дет дурным:

«По­сле­дуй­те за тем, кто не про­сит у вас на­гра­ды и кто на пря­мом пу­ти!» — су­ра 36:20. Пре­ду­пре­ж­да­ет Ко­ран о не­до­пус­ти­мо­сти вла­сти стя­жа­те­лей бо­гат­ст­ва: «Кто идёт пря­мым пу­тем, тот идёт для са­мо­го се­бя, а кто за­блу­ж­да­ет­ся, то за­блу­ж­да­ет­ся во вред са­мо­му се­бе; НЕ ПО­НЕ­СЁТ НО­СЯ­ЩАЯ НО­ШУ ДРУ­ГОЙ (т.е. бе­ре­мен­ная; это ана­ло­гич­но «что по­се­ешь — то пож­нешь»: — авт.) и МЫ НЕ НА­КА­ЗЫ­ВА­ЛИ, ПО­КА НЕ ПО­СЫ­ЛА­ЛИ ПО­СЛАН­НИ­КА (на­пом­нить о Бо­ге, ука­зать на ошиб­ки, что­бы име­ли вре­мя и воз­мож­ность по­кая­ния и ис­прав­ле­ния жиз­нен­но­го пу­ти: — авт.). А ко­гда Мы же­ла­ли по­гу­бить се­ле­ние (т.е. об­ще­ст­во: — авт.), Мы от­да­ва­ли при­каз ОДА­РЁН­НЫМ БЛА­ГА­МИ в нём, и они тво­ри­ли не­чес­тие там; то­гда оп­рав­ды­ва­лось над ни­ми сло­во, и унич­то­жа­ли Мы его (об­ще­ст­во, на­род: — авт.) со­вер­шен­но», — су­ра 17:16, 17, на основе перевода И.Ю.Крачковского, текст вы­де­лен на­ми: — авт.

То есть, с точ­ки зрения смысла Откровений Свыше, зафиксированного в пи­са­ниях, почитаемых священными, от­но­ше­ние стои­мо­сти уров­ня жиз­ни се­мей управ­лен­цев к сред­ней в об­ще­ст­ве стои­мо­сти уров­ня жиз­ни се­мей мож­но разсмат­ри­вать в ка­че­ст­ве од­ной из мер оса­та­не­ло­сти об­ще­ст­ва и его управ­лен­че­ско­го кор­пу­са.

Точ­ка зре­ния ком­му­ни­стов-атеи­стов при­во­ди­лась ранее и выражена у В.И.Ленина в “Го­су­дар­ст­ве и ре­во­лю­ции”. Ны­неш­ние реа­ни­ма­то­ры мар­ксиз­ма об­хо­дят её мол­ча­ни­ем. Но для них уже есть пре­ду­пре­ж­де­ние в “Ан­ти-Дю­рин­ге” Ф.Энгельса. Ци­та­та из Е.Дюринга:

«Об­ще­ст­во де­ла­ет са­мо­му се­бе честь, ко­гда от­ме­ча­ет выс­шие ви­ды дея­тель­но­сти, пре­дос­тав­ляя им уме­рен­ную до­бав­ку для нужд по­треб­ле­ния». В от­вет Ф.Энгельс про­сто яз­вит, по­ка­зы­вая СТЯ­ЖА­ТЕЛЬ­­СКИЕ НА­КЛОН­НО­СТИ та­ко­го ро­да “бор­цов за сча­стье на­род­ное”: «И г-н Дю­ринг то­же де­ла­ет са­мо­му се­бе честь, ко­гда, со­еди­няя не­вин­ность го­лу­бя с муд­ро­стью змия, так тро­га­тель­но за­бо­тит­ся об уме­рен­ном до­ба­воч­ном по­треб­ле­нии для дю­рин­гов бу­ду­ще­го».

“Уме­рен­ность” до­ба­воч­но­го по­треб­ле­ния — ме­ра тер­пе­ния не­спра­вед­ли­во­сти про­из­во­ди­тель­но тру­дя­щим­ся боль­шин­ст­вом, а не “уме­рен­ные” “эли­тар­ные” при­тя­за­ния на пре­иму­ще­ст­вен­ное по­треб­ле­ние со сто­ро­ны “ин­тел­ли­ген­ции”, биз­нес­ме­нов-ха­пуг, управ­лен­цев.

«Выс­шие ви­ды дея­тель­но­сти», точ­нее лю­ди ими за­ня­тые, де­ла­ют се­бе честь и вос­пи­ты­ва­ют ос­таль­ное об­ще­ст­во, ко­гда не пре­тен­ду­ют на пре­иму­ще­ст­вен­ное по­треб­ле­ние ма­те­ри­аль­ных благ, про­из­ве­ден­ных дру­ги­ми, пусть да­же и под их вы­со­ко ква­ли­фи­ци­ро­ван­ным ру­ко­во­дством .

Имен­но эта не­при­тя­за­тель­ность вла­сти по­ро­ж­да­ет у неё мо­раль­ное пра­во тре­бо­вать от под­чи­нен­ных доб­ро­со­ве­ст­но­го ис­пол­не­ния ими возложенных на них обя­зан­но­стей: “Я по­лу­чаю мень­ше, чем ты, и по­то­му я имею мо­раль­ное пра­во тре­бо­вать, что­бы ты, за­ра­ба­ты­вая боль­ше, чем я, ра­бо­тал доб­ро­со­ве­ст­но, и не вы­ну­ж­дал ме­ня ты­кать те­бя но­сом в твою рас­хля­бан­ность, не­уме­лость, безсо­ве­ст­ность, пьян­ст­во, раз­врат, лжи­вость и т.п.” По­яв­ле­ние та­ко­го мо­раль­но­го пра­ва у на­чаль­ст­ва есть по­вы­ше­ние от­вет­ст­вен­но­сти за свою дея­тель­ность у под­чи­нен­ных и не­ма­те­ри­аль­ное сти­му­ли­ро­ва­ние их тру­да. При обыч­ном же тол­по-“эли­тар­ном” со­от­но­ше­нии зар­плат на­чаль­ни­ка и под­чи­нен­но­го оба зна­ют, что по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во яв­ля­ет­ся карь­е­ри­ста­ми, ко­то­рые рвут­ся к бо­лее те­п­лым мес­теч­кам, бо­ясь по­те­рять уже дос­тиг­ну­тое. По этой при­чи­не ап­па­рат управ­ле­ния за­нят не столь­ко управ­ле­ни­ем, сколь­ко карь­е­ри­ст­ски­ми ин­три­га­ми, тем бо­лее опас­ны­ми для ос­таль­но­го об­ще­ст­ва, чем вы­ше зар­пла­та и про­чие до­хо­ды по ме­ре про­дви­же­ния к вер­ши­нам вла­сти, по­сколь­ку в та­кой си­туа­ции карь­е­ризм по­ро­ж­да­ет без­ог­ляд­ную все­доз­во­лен­ность по от­но­ше­нию ко все­му ок­ру­жаю­ще­му.

С другой стороны, только те управленцы, которые нелицемерно осуществляют в своей деятельности принцип потребления по минимуму и ниже среднего в подконтрольной им сфере, обретают во мнении остального общества право на ошибку, поскольку последствия их управленческих ошибок, выразившихся в финансово-экономической сфере, начинают ощущать раньше и тяжелее тех, кто оказался под их властью.

Хо Ши Мин (основатель социалистического государства во Вьетнаме), отказавшийся на приеме, устроенном в его честь в Югославии, от обилия деликатесов со словами: “Товарищи и господа, пожалуйста, ешьте и забудьте обо мне. Я ведь представляю Вьетнам, мой народ голодает. И я могу принять только то, что ест мой народ — скромную мисочку риса”, — имеет право на ошибки, если сказанные им слова были искренни. Ненавистный многим Ф.Э.Дзержинский, если был искренен, имеет право на ошибку: ещё до революции, уже имея опыт пребывания в тюрьме, он позволил себя арестовать вместе с другими, чтобы помочь в тюрьме тем, кто впервые попал под арест, хотя имел возможность скрыться с места ареста; после революции в голод на Лубянке как-то раз тайком для него одного жарили картошку на сале и, чтобы он съел её, уверяли, что и все остальные сотрудники ели в столовой ВЧК на обед тоже картошку на сале[118].

Но ни Н.С.Хрущев, ни А.Д.Сахаров, ни заказчик легендарной “государственной” дачи в Форосе М.С.Горбачёв, ни Б.Н.Ельцин, ни Е.Т.Гайдар, А.Б.Березовский ошибок не совершали. Если что-то ими сделано в ущерб интересам народа, то это — изключительно преступления, поскольку все они — члены потребительской элиты; а многие улучшили своё потребительски “элитарное” положение определённо вследствие якобы “ошибок”, ими совершенных, в результате которых большинство населения оказалось под воздействием экономического геноцида.

Те­перь вер­нем­ся к ло­зун­гу «На­род и пар­тия еди­ны!» На­род — про­из­во­ди­тель­но тру­дя­щее­ся боль­шин­ст­во. Пар­тия — пра­вя­щая. «Пар­тия» по-рус­ски — все­го лишь ЧАСТЬ ЦЕ­ЛО­ГО, а не мно­же­ст­во еди­но­вер­цев в не­кую док­три­ну в по­ли­ти­ке. «По­ли­ти­ка» по-рус­ски — в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го — в свою оче­редь: «по­ли» — мно­го, «ти­кос» — ин­те­ре­сы; то есть «по­ли­ти­ка», как общественное дей­ст­вие, есть упо­ря­до­чи­ва­ние и удов­ле­тво­ре­ние ин­те­ре­сов мно­же­ст­ва лю­дей в жиз­ни об­ще­ст­ва. По­это­му, ес­ли об­ра­щать­ся к смыс­лу слов ло­зун­га, то всё про­сто: часть на­ро­да, тру­дя­щие­ся в про­из­вод­ст­вен­ных сфе­рах, и часть на­ро­да, не­су­щая пол­ную функ­цию управ­ле­ния по от­но­ше­нию ко всей на­род­ной жиз­ни, об­ра­зу­ют един­ст­во. Од­ним из эле­мен­тов это­го един­ст­ва яв­ля­ет­ся уро­вень по­треб­ле­ния ма­те­ри­аль­ных благ в семь­ях управ­лен­цев и в ос­таль­ном об­ще­ст­ве. По­сколь­ку «ры­ба с го­ло­вы гни­ёт», а воз­мож­но­сти из­бы­точ­но­го по­треб­ле­ния — ис­ку­ше­ние, то, что­бы го­ло­ва не за­гни­ва­ла в са­мо­до­воль­ст­ве “эли­тар­ной” все­доз­во­лен­но­сти, не­об­хо­дим ПАРТ­МАК­СИ­МУМ для пра­вя­щей пар­тии; т.е. ог­ра­ни­че­ние до­хо­дов в сфе­ре управ­ле­ния, что­бы она не по­ро­ж­да­ла па­ра­зи­ти­рую­щую по­тре­би­тель­скую “эли­ту”. Ло­зунг «Пра­во­сла­вие! Са­мо­дер­жа­вие! На­род­ность!» име­ет тот же смысл, ес­ли не за­бы­вать, что Пра­во­сла­вие — боль­ше чем ветвь исторически реального хри­сти­ан­ст­ва и цер­ков­ная ие­рар­хия, узурпировавшая это самоназвание безо всяких к тому оснований в её собственной деятельности; а са­мо­дер­жа­вие это — не-ма­рио­не­точ­ность го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти, но во­все не обя­за­тель­но мо­нар­хия. Ана­ло­гич­ный смысл на­хо­дим и в Ко­ра­не: «И пусть сре­ди вас бу­дет об­щи­на, ко­то­рая при­зы­ва­ет к до­б­ру, при­ка­зы­ва­ет одоб­рен­ное и удер­жи­ва­ет от не­одоб­ряе­мо­го. Эти сча­ст­ли­вы!» — 3:100, это — всё то же един­ст­во управ­лен­цев и на­ро­да.

Да, это — иде­ал. Но этот иде­ал мо­жет во­пло­щать­ся в жизнь толь­ко в ус­ло­ви­ях «парт­мак­си­му­ма» для пра­вя­щей са­мо­дер­жав­но пар­тии — части населения, еди­ной в об­ра­зе жиз­ни с ос­таль­ным на­ро­дом, по­сколь­ку то­гда са­мо­дер­жа­вие име­ет тен­ден­цию быть в со­гла­сии с Бо­го­дер­жа­ви­ем по ме­ре по­ни­же­ния «парт­мак­си­му­ма», ко­гда управ­ле­ние ведёт­ся не за страх, не за пла­ту, а по со­вести. Это од­на из сто­рон яв­ле­ния ду­хов­но­сти, по-рус­ски име­нуе­мо­го СО­БОР­НОСТЬ, а по-араб­ски ИС­ЛАМ, по­сколь­ку и то, и дру­гое пред­по­ла­га­ет Бо­жье во­ди­тель­ст­во, как сред­ст­во дос­ти­же­ния бес­кон­фликт­но­сти множества са­мо­управ­ле­ний людей по их свободной воле в пре­де­лах од­ной общественной сис­те­мы.

В бы­лые вре­ме­на парт­мак­си­мум был. И член пра­вя­щей пар­тии, за­ни­мая определённые долж­но­сти, за­ра­ба­ты­вал на них мень­ше, чем бес­пар­тий­ный спе­циа­лист. Парт­мак­си­мум за­щи­щал сфе­ру управ­ле­ния от ха­пуг, по­сколь­ку при нём в сфе­ре управ­ле­ния ста­биль­но мо­гут удер­жи­вать­ся те, кто ви­дит в сво­ей дея­тель­но­сти слу­же­ние бла­гу об­ще­ст­ва, а не сред­ст­во лич­но­го или се­мей­но-кла­но­во­го обо­га­ще­ния. По этой при­чи­не ло­зунг «На­род и пар­тия еди­ны!» не вы­зы­вал ни оз­лоб­лен­но­сти, ни иро­нии у тех, кто тру­дил­ся доб­ро­со­ве­ст­но и че­ст­но же­лал спра­вед­ли­во­сти в жиз­не­строе, а не воз­ро­ж­де­ния тол­по-“эли­та­риз­ма” и его все­доз­во­лен­но­сти в ка­ких бы то ни бы­ло фор­мах. От­ме­на парт­мак­си­му­ма унич­то­жи­ла мо­раль­ный ав­то­ри­тет вла­сти и при­ве­ла, в кон­це кон­цов, к то­му, что бро­ни­ро­ван­ный ли­му­зин для вла­сти­те­лей по­лу­чил на­зва­ние ЧЛЕ­НО-воз. По-рус­ски по­сле это­го ска­зать о вла­сти боль­ше не­че­го…

Крах ца­риз­ма, КПСС и пред­стоя­щий крах “де­мо­кра­ти­за­то­ров” име­ет од­ну и ту же при­чи­ну: не­со­блю­де­ние “парт­мак­си­му­ма” управ­лен­ца­ми и “эли­та­ри­за­цию”, ве­ду­щую к вы­ро­ж­де­нию управ­лен­че­ско­го кор­пу­са и “выс­ших” ви­дов дея­тель­но­сти. ЭТО РАЗ­РЫВ ОБ­РАТ­НЫХ СВЯ­ЗЕЙ в сис­те­ме «власть — об­ще­ст­во» че­рез эко­но­ми­ку, а не по­ли­ти­че­ская де­ма­го­гия по­пу­ли­стов, уто­пи­стов, ро­ман­ти­ков.

Ес­ли ко­му-то не нра­вит­ся парт­мак­си­мум в ка­че­ст­ве за­мы­ка­те­ля об­рат­ных свя­зей, то пусть он не обольщается: это оз­на­ча­ет, что он за­щи­ща­ет чьи-то стя­жа­тель­ские на­клон­но­сти, но не сфе­ру управ­ле­ния от утеч­ки кад­ров.

Ссыл­ки на то, что управ­ле­нец за­час­тую ра­бо­та­ет по 16 ча­сов в су­тки, не­со­стоя­тель­ны. То­гда пре­дос­тав­ляе­мы­ми ему бла­га­ми поль­зу­ет­ся се­мья, по­треб­ляя всё это про­сто так и раз­вра­щая под­рас­таю­щих в ней де­тей из­бы­точ­ной не­тру­до­вой дар­мов­щи­ной. Кро­ме то­го, 16-ча­со­вой труд, тем бо­лее в сфе­ре об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции, био­рит­ми­че­ски не­эф­фек­ти­вен: т.е. ка­че­ст­во управ­ле­ния при та­ком ре­жи­ме тру­да бу­дет низ­ким, вслед­ст­вие че­го нет при­чин для его по­вы­шен­ной оп­ла­ты. К то­му же че­ло­век при этом не име­ет вре­ме­ни ни для че­го кро­ме ра­бо­ты, ста­но­вит­ся при­дат­ком к ра­бо­че­му мес­ту, и у не­го нет ни вре­ме­ни, ни же­ла­ния поль­зо­вать­ся этими из­бы­точ­ными возможностями по­треб­ле­ни­я.

Но есть ещё один спо­соб замк­нуть об­рат­ные свя­зи: отстрел и дру­гие ре­прес­сии в от­но­ше­нии несостоятельных спе­циа­ли­стов, шар­ла­та­нов, карь­е­ри­стов, их кук­ло­во­дов и чле­нов се­мей всех них (муж и же­на — од­на са­та­на; яб­лоч­ко от яб­лонь­ки не­да­ле­ко па­да­ет — это о де­тях). Ис­то­рия зна­ет два ва­ри­ан­та та­ко­го за­мы­ка­ния:

 1.    Ра­зо­вый го­су­дар­ст­вен­ный пе­ре­во­рот с за­ра­нее под­го­тов­лен­ны­ми спи­ска­ми на унич­то­же­ние и

 2.    Сис­те­ма­ти­че­ские пла­но­вые ре­прес­сии, про­из­во­ди­мые с од­ной сто­ро­ны го­су­дар­ст­вом, его спец­служ­ба­ми, а с дру­гой сто­ро­ны — на­род­ной са­мо­дея­тель­но­стью — РЭ­КЕТ, ко­то­рый так­же за­тра­ги­ва­ет не ко­го по­па­ло, а наи­бо­лее пре­ус­пе­ваю­щих оби­рал-управ­лен­цев-биз­нес­ме­нов.

Те, кто не от­сто­ял парт­мак­си­мум в 1920-е го­ды, кто ра­до­вал­ся от­ме­не этой “глу­по­сти”, во мно­же­ст­ве гиб­ли са­ми и ув­ле­ка­ли дру­гих, ко­гда об­рат­ные свя­зи бы­ли замкнуты, в кон­це концов, че­рез НКВД-ГУ­ЛАГ; и то­гда в ла­ге­ря по­шла и без­дум­ная, и всё по­ни­мав­шая пе­ри­фе­рия сио­но-ма­сон­ской гло­баль­ной кла­но­вой сис­те­мы, при­вед­шей к вла­сти в Рос­сии в 1917 г. сво­их став­лен­ни­ков. По пла­ну “Ост”, воз­ло­жен­но­му на гитлеровскую Гер­ма­нию выс­шим надиудейским “ма­сон­ст­вом” (знахарством), пред­стоя­ло кор­рек­ти­ро­вать по­след­ст­вия не впол­не удач­ной ре­во­лю­ции 1917 г. и унич­то­жить до 90 млн. че­ло­век на­се­ле­ния СССР в конц­ла­ге­рях в те­че­ние не­сколь­ких лет с окон­ча­тель­ным унич­то­же­ни­ем го­су­дар­ст­вен­но­сти и самобытной куль­ту­ры.

Из­бе­жать это­го уда­лось, хоть как-то заблаговременно замк­нув об­рат­ные свя­зи: не по­лу­чи­лось че­рез парт­мак­си­мум и на­цио­наль­но-про­пор­цио­наль­ное пред­ста­ви­тель­ст­во в пар­тий­ных и го­су­дар­ст­вен­ных струк­ту­рах (4-й и 3-й приоритеты обобщённых средств управления), при­шлось за­мы­кать че­рез НКВД (преимущественно 6-й приоритет). Кор­рек­цию же по­след­ст­вий не­удач 1917, 1937, 1945, 1949 го­дов на­диу­дей­ско­му “ма­сон­ст­ву” при­шлось вслед­ст­вие это­го от­ло­жить до на­ча­ла “пе­ре­строй­ки”.

Ре­прес­сив­ный ап­па­рат в ка­че­ст­ве за­мы­ка­те­ля об­рат­ных свя­зей да­лек от идеа­ла: ошиб­ки ре­прес­сий не­из­беж­ны и сверх­про­пор­цио­наль­ны по от­но­ше­нию к их мас­со­во­сти. Но об­рат­ные связи, так или иначе, за­мы­кать не­об­хо­ди­мо, ина­че ха­ос, ка­та­ст­ро­фа куль­ту­ры и го­су­дар­ст­вен­но­сти, ко­ло­ни­за­ция, иго.

Остаётся вспом­нить: “пе­ре­строй­ка” на­ча­лась с во­плей о “не­обос­но­ван­ных” ре­прес­си­ях во вре­ме­на И.В.Сталина; за этим по­сле­до­ва­ло бы­строе па­де­ние ка­че­ст­ва управ­ле­ния и его след­ст­вия — раз­вал го­су­дар­ст­вен­но­сти, на­род­но­го хо­зяй­ст­ва, па­де­ние уров­ня жиз­ни боль­шин­ст­ва се­мей, рост уго­лов­щи­ны… и по­вы­ше­ние уров­ня жиз­ни “эли­ты” “де­мо­кра­ти­за­то­ров, вор­вав­шей­ся в струк­туры осуществления вла­сти ”.

Так что си­туа­ция доб­ро­воль­но­го вы­бо­ра очень про­ста:

·   либо “парт­мак­си­мум” для управ­лен­цев на уров­не не вы­ше сред­не­го уров­ня в жиз­ни об­ще­ст­ва с по­ни­же­ни­ем ре­аль­ных до­хо­дов по ме­ре при­бли­же­ния к вер­ши­нам вла­сти: го­су­дар­ст­вен­ной, на­род­но-хо­зяй­ст­вен­ной и т.п. и на­цио­наль­но-про­пор­цио­наль­ное пред­ста­ви­тель­ст­во в струк­ту­рах го­су­дар­ст­ва;

·   либо от­сут­ст­вие “парт­мак­си­му­ма”, но от­стрел и ре­прес­сии (государ­ственные и в порядке осуществления народной самодеятельности) в от­но­ше­нии управ­лен­цев, карь­е­ри­стов, шар­ла­та­нов, их кук­ло­во­дов и чле­нов их се­мей во всех “выс­ших” от­рас­лях дея­тель­но­сти;

·   либо — при от­ка­зе от пер­во­го и вто­ро­го — по­те­ря об­ще­ст­вен­но­го са­мо­управ­ле­ния по при­чи­не ут­ра­ты об­рат­ных свя­зей в хо­де со­вме­ст­ной дея­тель­но­сти ра­ди­каль­но-ре­фор­ма­тор­ских и кон­сер­ва­тив­но-рет­ро­град­ских шар­ла­та­нов, карь­е­ри­стов, их кук­ло­во­дов, одер­жи­мых жа­ж­дой к стя­жа­нию бо­гат­ст­ва, сла­вы, по­чес­тей и т.п., порождающих концептуально неопределённое управление. За по­след­ним сле­ду­ет ха­ос, ка­та­ст­ро­фа куль­ту­ры и го­су­дар­ст­вен­но­сти, иго и ги­бель на­ро­да, как мак­си­мум.

Вы­бор — сво­бод­ный, но по­сле вы­бо­ра — путь уз­кий; мель­те­ше­ние на нём есть вы­бор третье­го, пусть да­же и без­дум­ный вы­бор, в по­пыт­ке ук­ло­нить­ся от вы­бо­ра. Вы­бор пер­во­го есть вы­бор со­бор­но­го на­ро­до­вла­стия. И ес­ли го­во­рить об этом юри­ди­че­ским язы­ком, то Кон­сти­ту­ция Рос­сии долж­на на­чи­нать­ся так:

1. Го­су­дар­ст­во Рос­сия есть са­мо­дер­жа­вие её нар­дов, стре­мя­щих­ся к Бо­го­дер­жа­вию.

2. Са­мо­дер­жа­вие на­ро­дов в сво­ей ос­но­ве име­ет все­об­щую рав­ную воз­мож­ность ос­вое­ния лю­бо­го Зна­ния, об­ра­зо­ва­ния, вы­ход­ца­ми из всех со­ци­аль­ных групп ка­ж­до­го из на­ро­дов Рос­сии. Это де­ла­ет кон­цеп­ту­аль­ное са­мо­вла­стье от­кры­тым уде­лом для доб­ро-воль­но-мыс­ля­ще­го от­вет­ст­вен­но­го боль­шин­ст­ва лю­дей и изключа­ет воз­мож­ность ус­той­чи­во­го зло­упот­реб­ле­ния кон­цеп­ту­аль­ным са­мо­вла­сть­ем зло­на­ме­рен­ным ан­ти­при­род­ным свое­ко­ры­ст­ным оса­та­не­лым мень­шин­ст­вом.

3. Про­ве­де­ние в жизнь в те­ку­щем прав­ле­нии са­мо­дер­жав­ной кон­цеп­ции на­род­но­го жиз­не­строя дос­ти­га­ет­ся ог­ра­ни­че­ни­ем уров­ня по­треб­ле­ния благ и ус­луг, пре­дос­тав­ляе­мых управ­лен­цам и их семь­ям, уров­нем не вы­ше сред­не­го в от­рас­лях ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва в на­род­ном хо­зяй­ст­ве в со­от­вет­ст­вии с по­ни­ма­нием существа об­ще­ст­вен­ной соб­ст­вен­но­сти на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва, как открытости управленческого корпуса для вхождения в него выходцев изо всех общественных групп, что неизбежно выражается в статистике занятости. Частная собственность на средства производства коллективного пользования выражает себя в разного рода ограничениях на вхождение в управленческий корпус, формирующийся на замкнутой по отношению к обществу основе, что также выражается в статистике.

4. Кон­троль об­ще­ст­ва за со­блю­де­ни­ем ска­зан­но­го обес­пе­чи­ва­ет­ся пуб­ли­ка­ци­ей ста­ти­сти­ки и ди­на­ми­ки её из­ме­не­ния по об­ра­зо­ва­тель­но­му уров­ню, нервно-психическим за­бо­ле­ва­ни­ям (по­ло­вым из­вра­ще­ни­ям, са­мо­убий­ст­вам в ча­ст­но­сти), до­хо­дам и бес­плат­но­му по­треб­ле­нию ма­те­ри­аль­ных благ и ус­луг, пре­ступ­но­сти сре­ди всех на­ро­дов и ев­ре­ев, а так­же во всех со­ци­аль­ных груп­пах. Пред­на­ме­рен­ное ис­ка­же­ние и со­кры­тие ука­зан­ной ин­фор­ма­ции, а так­же иная ложь управ­лен­цев, есть из­ме­на Ро­ди­не в поль­зу ор­га­ни­зо­ван­но­го са­та­низ­ма.

5. Кредитно-финансовая система России строится на принципе наращивания покупательной способности средств платежа, обеспечиваемом: 1) опережающим ростом энергопотенциала России по отношению к денежной массе, находящейся в обращении, 2) кредитованием на беспроцентной основе, 3) ограничением доходов и накоплений в семьях, уровнем заведомо достаточным для жизни, но не позволяющим паразитировать на чужом труде.

Всё ос­таль­ное в Кон­сти­ту­ции вто­рич­но и не­об­хо­ди­мо толь­ко для разъ­яс­не­ния, уточ­не­ния спо­со­бов реа­ли­за­ции в жиз­ни об­ще­ст­ва этих че­ты­рех по­ло­же­ний (пятое внесено в текст декабре 1995 г.), яв­ляю­щих­ся ОС­НО­ВО­ПО­ЛА­ГАЮ­ЩИМ КОН­СТИ­ТУ­ЦИ­ОН­НЫМ ПРИН­ЦИ­ПОМ.

Сво­бо­да вероизпове­да­ния и ут­вер­жде­ние в Кон­сти­ту­ции идеа­ла Бо­го­дер­жа­вия — раз­ные ве­щи. Бо­го­дер­жа­вие и со­глас­ное с ним са­мо­дер­жа­вие на­ро­да не втис­нешь в юри­ди­че­ские рам­ки, оп­ре­де­ляю­щие спо­со­бы разпре­де­ле­ния ма­те­ри­аль­ных благ, го­ло­со­ва­ния и т.п. Но Кон­сти­ту­ция пря­мо долж­на го­во­рить об от­но­ше­нии к Бо­гу, Его Во­ле, Ми­ло­сти, а не об от­но­ше­нии к ис­то­ри­че­ски сло­жив­шим­ся зем­ным кон­фес­си­ям и ри­туа­лам. «Цар­ст­во Бо­жие внут­ри вас есть» и ка­ж­дый че­ло­век дол­жен для се­бя сам ли­бо при­знать Его Во­лю в ка­че­ст­ве вла­сти, ли­бо осоз­нан­но от­верг­нуть: это и есть сво­бо­да со­вес­ти, сво­бо­да во­ли. И, всту­пая в сфе­ру управ­лен­че­ской дея­тель­но­сти в го­су­дар­ст­ве-су­пер­кон­цер­не в ка­че­ст­ве ру­ко­во­ди­те­ля дру­гих лю­дей, имен­но с это­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния своей жизни по отношению к Богу че­ло­век дол­жен на­чи­нать дея­тель­ность .

Но, ес­ли этих пяти по­ло­же­ний, вы­ра­жаю­щих ос­но­во­по­ла­гаю­щий кон­сти­ту­ци­он­ный прин­цип нет, то “кон­сти­ту­ция” и во­ров­ской за­кон все­доз­во­лен­но­сти оса­та­не­лых управ­лен­цев неотличимы друг от дру­га, сколь­ко бы ос­нов­ной во­ров­ской за­кон не бол­тал о “сво­бо­де”, “пра­вах че­ло­ве­ка”, “де­мо­кра­тии”, “сво­бо­де со­вес­ти и вероизпове­да­ния”, по­сколь­ку пра­ва че­ло­ве­ка в сфе­ре прав­ле­ния го­раз­до уже, чем вне её, так как воз­мож­но­сти его го­раз­до ши­ре, чем вне её. И лю­бое воз­вы­ше­ние ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СКОЙ ВЛА­СТИ над об­ще­ст­вом ЛЮ­ДЕЙ, есть раз­ру­ше­ние об­ще­ст­ва, че­ло­веч­но­сти, т.е. — преступление сво­их прав вла­стью.

В на­ро­де при тол­по-“эли­тар­ном” уст­рой­ст­ве об­ще­ст­ва на уров­не соз­на­ния индивидов господствует сте­рео­тип: чем боль­ше вла­сти — тем боль­ше благ у её но­си­те­ля и его род­ст­вен­ни­ков и при­яте­лей. Но коллективная психика — бо­лее мощ­ная ин­фор­ма­ци­он­ная сис­те­ма и бо­лее ус­той­чи­вая. Коллективное сознательное и безсознательное на­ро­да от­ра­же­но в его по­сло­ви­цах, по­го­вор­ках и дру­гих ви­дах на­род­но­го твор­че­ст­ва. Оно бо­лее точно от­ра­жа­ет объ­ек­тив­ные про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в при­ро­де и об­ще­ст­ве. По­го­вор­ка «Ры­ба с го­ло­вы гни­ет» вы­ра­жа­ет под­соз­на­тель­ное об­раз­ное по­ни­ма­ние на­ро­дом при­чин за­гни­ва­ния вся­кой управ­лен­че­ской “эли­ты” и, в ча­ст­но­сти, в ка­че­ст­ве од­ной из при­чин — мо­но­поль­но вы­со­кую це­ну на про­дукт управ­лен­че­ско­го тру­да.

И мы ни­ко­му и ни­че­го не до­ка­зы­ва­ем, из­ла­гая ос­но­во­по­ла­гаю­щий прин­цип на­ше­го бу­ду­ще­го го­су­дар­ст­вен­но­го строи­тель­ст­ва. Мы все­го лишь предлагаем по­ду­мать и осознанно по­ка­зы­ва­ем при­чин­но-след­ст­вен­ные обу­слов­лен­но­сти в об­щем хо­де ве­щей, ви­де­ние ко­то­ро­го на уров­не под­соз­на­ния и коллективного безсознательного в на­ро­де дав­но уже есть, и всё здесь ска­зан­ное — дав­но уже не­пре­лож­ная нрав­ст­вен­ная ис­ти­на, от­ра­жен­ная в по­сло­ви­цах и по­го­вор­ках, рус­ских бы­ли­нах и эпо­се дру­гих на­ро­дов.

Но: «По­ис­ти­не, Бог не ме­ня­ет то­го, что (про­ис­хо­дит: — встав­ка по кон­тек­сту) с людь­ми, по­ку­да лю­ди са­ми не пе­ре­ме­нят то­го, что есть в них (т.е. нравственности и образа мыслей)», — Ко­ран, су­ра 13:12. Жизнь же те­чет ту­да, ку­да её на­прав­ля­ет объ­ек­тив­ная, а не дек­ла­ри­руе­мая нрав­ст­вен­ность мно­же­ст­ва лю­дей. Нрав­ст­вен­ность фор­ми­ру­ет­ся без­дум­но и соз­на­тель­но. И сей­час ис­то­ри­че­ский пе­ри­од бла­го­прия­тен для из­ме­не­ния об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния и из­ме­не­ния объ­ек­тив­ной нрав­ст­вен­но­сти об­ще­ст­ва та­ким об­ра­зом, что­бы идеа­лы нрав­ст­вен­но­сти под­соз­на­ния и коллективного безсознательного, вы­ра­жен­ные в по­сло­ви­цах и по­го­вор­ках, ста­ли осоз­нан­ной нор­мой жиз­ни об­ще­ст­ва. А кон­сти­ту­ции и про­чая юрис­дик­ция — все­го лишь изъ­яс­не­ние од­ной нрав­ст­вен­но­сти сло­ва­ми, да­бы за­щи­тить свою осоз­нан­ную нрав­ст­вен­ность от дру­гих, с нею не­со­вмес­ти­мых нрав­ст­вен­но­стей и про­из­во­лов, из чуждой нравственности про­ис­те­каю­щих. Нель­зя жить не­сколь­ки­ми нрав­ст­вен­но­стя­ми, ина­че про­ти­во­ре­чия мно­гих нрав­ст­вен­но­стей раз­де­рут в кло­чья ду­ши, жиз­ни, на­ро­ды, го­су­дар­ст­ва, пла­не­ту.

И пусть ка­ж­дый, кто ду­ма­ет, что он име­ет благ мень­ше, чем то­го хо­чет, зна­ет: он име­ет боль­ше, чем то­го за­слу­жи­ва­ет по его доб­ро­нра­вию. Кроме того, ему уже дано всё, чтобы жить человечно: Бог не возлагает на человека ничего, сверх возможного для человека.

Сна­ча­ла на­род фор­ми­ру­ет идеа­лы, по­том сбли­жа­ет с ни­ми свою объ­ек­тив­ную нрав­ст­вен­ность и стре­мит­ся, что­бы за­ко­но­да­тель­ст­во ис­хо­ди­ло из неё, а не из зло­нра­вия пра­вя­щей “эли­ты”. Ес­ли “эли­та” в сво­ей за­ко­но­да­тель­ной дея­тель­но­сти иг­но­ри­ру­ет идеа­лы и объ­ек­тив­ную нрав­ст­вен­ность на­ро­да, то за­ко­но­да­тель­ст­во ста­но­вит­ся ник­чем­ной бу­ма­гой, по­сколь­ку на­род его игнорирует, жи­вя по про­из­во­лу сво­ей нрав­ст­вен­но­сти. А на­вя­зать ис­пол­не­ние за­ко­но­да­тель­ст­ва си­лой и об­ма­ном не все­гда уда­ет­ся по при­чи­не от­сут­ст­вия кад­ро­вой ба­зы, одер­жи­мой про­даж­но­стью и сле­по­той не­об­хо­ди­мой для та­ко­го на­си­лия чис­лен­но­сти. Но ес­ли на­род нрав­ст­вен­но не вы­рос до пред­ла­гае­мо­го ему за­ко­но­да­тель­ст­ва, то бу­дет то же са­мое: за­ко­но­да­тель­ст­во не бу­дет со­блю­дать­ся. Жизнь улуч­ша­ет­ся не вслед­ст­вие про­грес­са за­ко­но­да­тель­ст­ва, а вслед­ст­вие вос­пи­та­ния доб­ро­нра­вия и его гос­под­ства в об­ще­ст­ве.

По­пыт­ки об­ла­го­де­тель­ст­во­вать Рос­сию по ре­цеп­там “пе­ре­до­во­го” За­па­да не увен­ча­ют­ся ус­пе­хом, в том чис­ле и в об­лас­ти за­ко­но­да­тель­ст­ва. За­пад име­ет юри­ди­че­скую ба­зу мо­дер­ни­зи­ро­ван­но­го Рим­ско­го пра­ва, а это есть за­ко­но­да­тель­ст­во мо­дер­ни­зи­ро­ван­но­го “элитарно”-НЕ­ВОЛЬ­НИЧЬ­Е­ГО строя. И ес­ли За­пад от не­го до сих пор не от­ка­зал­ся, то при­чи­на это­го все­го од­на: За­пад — ци­ви­ли­за­ция не­воль­ни­ков и ра­бо­вла­дель­цев, хо­тя за две ты­ся­чи лет не­воль­ни­чий строй стал мяг­че и де­ли­кат­нее, не столь от­кро­ве­нен: он не ты­чет не­воль­ни­ку в ли­цо его це­пи, а име­ну­ет их “дос­ти­же­ния­ми ци­ви­ли­за­ции”.

Про­ще го­во­ря: мо­дер­ни­зи­ро­ван­ный не­воль­ни­чий строй вы­ну­ж­ден боль­ше лгать, чем это бы­ло в от­кро­вен­но не­воль­ни­чьи вре­ме­на. Всё это мы ви­дим в про­цес­се “эли­тар­ных” по­пы­ток де­мо­кра­ти­зи­ро­вать Рос­сию по за­пад­ным ре­цеп­там. При этом раз­рос­шая­ся чис­лен­но “эли­та” пре­сле­ду­ет од­ну цель — за­ста­вить на­ро­ды ра­бо­тать по­боль­ше, а жить по­бед­нее: это вид­но, ес­ли смот­реть не на пред­вы­бор­ные обе­ща­ния, а на ре­аль­ные де­ла “де­мо­кра­ти­зи­рую­щей” вла­сти. Но у за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции есть все­го два ре­цеп­та за­ста­вить на­род ра­бо­тать на “эли­ту”: № 1 — ин­фля­ция и без­ра­бо­ти­ца в ус­ло­ви­ях го­ло­со­ва­ний за­про­грам­ми­ро­ван­ных сред­ст­ва­ми мас­со­вой ин­фор­ма­ции “моз­гов” и № 2 — узаконено не­воль­ни­чий строй для боль­шин­ст­ва, не при­зна­вае­мо­го “эли­той”, ос­но­ван­ный на стра­хе и по­ли­цей­ских ре­прес­си­ях.

Для Рос­сии всё это уже в про­шлом, а вся её ис­то­рия — ис­то­рия не­при­ятия её на­ро­да­ми при­шлых и ме­ст­ных ра­бо­вла­дель­цев. Рос­сия — не от­ста­лая, как по­ла­га­ют для се­бя мно­гие “де­мо­кра­ти­за­то­ры” на за­пад­ный ма­нер, а обо­гнав­шая За­пад в раз­ви­тии по­тен­циа­ла ду­хов­но­сти и идеа­лов нрав­ст­вен­но­сти стра­на. И все её про­бле­мы в ис­то­рии — вы­ра­же­ние по­пы­ток одер­жи­мой стя­жа­тель­ст­вом “эли­ты” на­са­дить на­ро­ду, про­тив­ные его идеа­лам нрав­ст­вен­но­сти фор­мы об­ще­ст­вен­ной ор­га­ни­за­ции. И тех, кто в оче­ред­ной раз ста­нет на пу­ти, ме­шая реа­ли­зо­вать этот по­тен­ци­ал ду­хов­но­сти и идеа­лов нрав­ст­вен­но­сти, на­вя­зав но­вый ви­ток раз­де­ле­ния на “эли­ту” и “ра­бо­чее быд­ло” ждёт судь­ба их пред­ше­ст­вен­ни­ков, в ка­кие бы оде­ж­ды они не ря­ди­лись.

За­пад­ная ци­ви­ли­за­ция и есть за­пад­ная: т.е. — па­даю­щая, за­пад­ня для тех, кто не ус­пе­ет из неё во­вре­мя вый­ти, не то, что­бы вой­ти. А для вы­хо­да из неё не­об­хо­ди­мо по­га­сить соб­ст­вен­ные “эли­тар­ные” ам­би­ции. А они есть у всех, пре­тен­дую­щих быть спа­си­те­ля­ми Рос­сии и её на­ро­дов: у ком­му­ни­стов и ан­ти­ком­му­ни­стов, ие­рар­хов церк­вей, ми­рян и атеи­стов, у пат­рио­тов и кос­мо­по­ли­тов — у боль­шин­ст­ва по­ли­ти­че­ски ак­тив­ных ли­де­ров. И все хо­тят управ­лять, не зная, что есть та­кое про­цесс упра­ВО­ЛЕ­НИЯ со­дер­жа­тель­но; хо­тят пи­сать за­ко­ны, не за­ду­мы­ва­ясь, от­ку­да и как они про­ис­те­ка­ют, и за­чем нуж­ны. Управ­ле­ние все­гда субъ­ек­тив­но. Но управ­лять мож­но толь­ко объ­ек­тив­ны­ми про­цес­са­ми. И ес­ли есть толь­ко ил­лю­зия су­ще­ст­во­ва­ния объ­ек­тив­но­го про­цес­са, но са­мо­го аде­к­ват­но­го ви­де­ния объ­ек­тив­но­го нет, раз­оча­ро­ва­ние бу­дет впол­не ре­аль­ным и объ­ек­тив­ным. В про­шлом в этом убе­ди­лись все ис­то­ри­че­ски вы­ро­див­шие­ся “эли­ты”: “се­ми­бо­яр­щи­на” в смут­ное вре­мя; мо­нар­хи­сты и ли­бе­раль­ная бур­жуа­зия в 1917 г.; сио­но-интерна­цис­ты — троц­ки­ст­ско-ле­нин­ская “гвар­дия” — в 1937 г.; оЧУР­БА­Нив­шая­ся[119] парт­но­менк­ла­ту­ра; впав­шие в ель­ци­низм “де­мо­кра­ти­за­то­ры”. Кто сле­дую­щий?

Ес­ли сле­дую­щие не вы­ра­бо­та­ют и не пред­ло­жат на­ро­ду ОС­НО­ВО­ПО­ЛА­ГАЮ­ЩИЙ КОН­СТИ­ТУ­ЦИ­ОН­НЫЙ ПРИН­ЦИП, в ко­то­ром на­род при­зна­ет вы­ра­же­ние идеа­лов нрав­ст­вен­но­сти боль­шин­ст­ва, то их ждёт судь­ба их пред­ше­ст­вен­ни­ков. Ибо без кон­сти­ту­ци­он­но­го прин­ци­па Бо­го­дер­жа­вия и парт­мак­си­му­ма для управ­лен­цев ни­кто не смо­жет де­лать ПРА­ВОЕ ДЕ­ЛО ПРАВ­ДЫ, поскольку, бу­ду­чи по на словах пра­вым, он все­гда бу­дет ис­тин­но ле­вым, вы­ну­ж­ден­ным лгать для ут­вер­жде­ния “уме­рен­но­го до­ба­воч­но­го по­треб­ле­ния” для управ­лен­цев и про­чих выс­ших дея­те­лей в об­ще­ст­ве.

В сен­тяб­ре 1990 г. ти­ра­жом 25 ­млн. эк­зем­п­ля­ров “эли­та” “де­мо­кра­ти­за­то­ров”, го­то­вясь к взя­тию вла­сти у парт­но­менк­ла­ту­ры, опуб­ли­ко­ва­ла “Как нам обу­строить Рос­сию” Со-ЛЖЕ-ни­ци­на. Ров­но че­рез год ЛОЖЬ раз­ва­ли­ла еди­ный СССР и про­дол­жа­ет вто­рой год раз­ди­рать Рос­сию на кус­ки… Рос­сию же мож­но обу­строить толь­ко по ПРАВ­ДЕ, спра­вед­ли­во­сти. А прав­ду зна­ют все, кро­ме из­бран­ных… для того, чтобы лгать; кто лжет искренне, а кто по продажности — это несущественные для общества мелочи.

Со­вре­мен­ные за­ко­но­да­те­ли пы­та­ют­ся вы­не­сти на ре­фе­рен­дум раз­лич­ные ва­ри­ан­ты кон­сти­ту­ций. Это за­ве­до­мо — про­во­ка­ция про­тив на­ро­да, ибо все по­ло­же­ния кон­сти­ту­ции вы­не­сти на не­го не­воз­мож­но без про­фа­на­ции де­ла. Мы пред­ла­га­ем вы­не­сти на ре­фе­рен­дум ос­нов­ной кон­сти­ту­ци­он­ный принцип, и фор­му­ли­ру­ем его в дан­ной ста­тье.

На­ше пред­ло­же­ние со­от­вет­ст­ву­ет имен­но те­ку­ще­му со­стоя­ния че­ло­ве­че­ст­ва: изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени. Яв­ле­ние ус­ко­рен­но­го по срав­не­нию со сме­ной по­ко­ле­ний лю­дей об­нов­ле­ния тех­но­ло­гий и прочего прикладного знания оз­на­ча­ет пе­ре­ход со­ци­аль­ной су­пер­сис­те­мы из од­но­го ре­жи­ма функ­цио­ни­ро­ва­ния в ка­че­ст­вен­но дру­гой ре­жим с ины­ми спо­со­ба­ми об­ра­бот­ки ин­фор­ма­ции и ины­ми ме­то­да­ми за­мы­ка­ния об­рат­ных свя­зей в кон­ту­рах управ­ле­ния ин­фор­ма­ци­он­ны­ми по­то­ка­ми вне за­ви­си­мо­сти от ти­па об­ще­ст­вен­но-эко­но­ми­че­ской фор­ма­ции. Это требует, и неизбежно ведёт к изчезновению прежней нравственности и обусловленной ею логики социального поведения как индивидов, так и больших социальных групп.

В новой логике социального поведения, выразится иная господствующая нравственность, которые утвердят жизнь в соответствии с высказанным здесь основополагающим конституционным принципом.

Это оз­на­ча­ет, что гос­под­ство­вав­ший до сме­ны со­от­но­ше­ния эта­лон­ных час­тот био­ло­ги­че­ско­го и со­ци­аль­но­го вре­ме­ни сте­рео­тип “боль­ше вла­сти — боль­ше жиз­нен­ных благ” объ­ек­тив­но сме­нит­ся на дру­гой, обес­пе­чи­ваю­щий бо­лее вы­со­кое ка­че­ст­во управ­ле­ния, так как по­треб­ность об­ще­ст­ва в по­вы­ше­нии это­го ка­че­ст­ва то­же объ­ек­тив­на.

А на­ли­чие за­ви­си­мо­сти ме­ж­ду уров­ня­ми по­треб­ле­ния управ­лен­цев и ра­бот­ни­ков и рос­том ка­че­ст­ва жиз­ни все­го об­ще­ст­ва под­твер­жда­ет­ся ста­ти­сти­кой всей ми­ро­вой ис­то­рии.

НА­ШЕ ДЕ­ЛО — ПРА­ВОЕ!

ПО­БЕ­ДА БУ­ДЕТ ЗА НА­МИ!

 

5 де­каб­ря 1994 г.,

День Кон­сти­ту­ции

Со­вет­ско­го Сою­за;

(Уточнения: 28 декабря 1995 г.;
28.01.1999 г.)


 

11. ...к Богодержавию

11.1. Наша жизнь: в Едином Завете либо по “Тайной” доктрине?

Настоящее состояние, в котором пребывает человечество, каждый народ, любая из социальных групп, каждый человек лично, возникло как результат их действий на основе всего их прошлого внимания миру, их желаний, мышления, мнений — своих и чужих, как принятых, так и отвергнутых. То есть современное состояние их всех — следствие духовной культуры прошлого. Также и будущее всех и каждого определяется в настоящем сложившейся их духовной культурой и направленностью изменений в ней.

Есть люди, которые сами видят и сами определяют своё отношение к увиденному; есть люди, которым достаточно указать “пальцем”, и они обратят внимание на то, что ранее проходило мимо их возприятия, и будут вести себя соответственно.

Есть люди, которые будут сомневаться не только в существовании опасности, на которую им указали, но будут сомневаться и в существовании того, кто их от неё предостерегает и его “перста указующего”; есть люди, для самомнения которых неприемлемо, кто и как их предостерегает, и они будут игнорировать предостережение, будто его вовсе не было. Но рано или поздно эти все столкнутся с тем, от чего их предостерегали, но изменить что-либо будет уже вне их возможностей.

Как сообщалось ранее, Дзэн-Буддистский учитель древности высказался в том смысле, что слово “луна” это — «палец, указующий на луну; горе тому, кто примет палец за луну». То есть важно не столько освоение слов и символов, но освоение того, на что они указывают, и о чём они напоминают.

Так и слова «духовная культура» — всего лишь “перст указующий”: для одних просто ненужный; для других — бесполезный по причине их самонадеянности и личного пренебрежения к происходящему в Мироздании.

Но и при помощи “перста указующего” или без таковой человек может сам увидеть то, на что указует “перст”, и найти этому место в своём внутреннем мире, который он взращивает в себе сам, и, исходя из которого, действует во внешнем мире. УТРАТА ДОСТУПА В СВОЙ ВНУТРЕННИЙ МИР ИЛИ ЕГО РАЗРУШЕНИЕ — ПОТЕРЯ СЕБЯ ВО ВНЕШНЕМ МИРЕ. Но внешний и внутренний миры — две части одного и того же Мирозданья, взаимно обуславливающие друг друга контурами прямых и обратных причинно-следственных обусловленностей разной мощности и быстродействия. В этом смысле оба мира объективны и оба субъективны, а различие между ними только в объективной мере (через h — «ять») возможностей человека оказывать воздействие по своему субъективному произволу на каждый из них.

На границе миров каждый человек — “таможенник”, в своём внутреннем мире — “садовник”; в чужом внутреннем мире — либо гость от Бога, либо осатанелый агрессор-бродяга.

Каждый человек имеет нравственное мерило (через h), в соответствии с которым он строит своё поведение, прежде всего во внутреннем и, исходя из внутреннего, — во внешнем мире. Многие имеют более чем даже два мерила: один набор мерил — для внутреннего — их истинные личные нравы; другие — показные, для внешнего. Они не задумываются о том, что Мироздание едино и целостно, и в нём также действует нравственное мерило, иерархически высшее по отношению к любому из личных мерил в нём. И горе тому, чье мерило не совпадет с Мерой (через h), в которой протекает жизнь Мирозданья в устойчивом ладу. Поэтому в итоге множеством и/либо неопределённостью нравственных мерил, на основе которых действуют люди, даже в их снах и в мечтаниях, а не то что в их отношениях с внешним миром, можно обмануть только СЕБЯ. А есть и такие, что живут, как придется, не задумываясь о том, что и откуда возникает в их внутреннем мире и что они извлекают из него и сеют во внешнем.

Соответственно: ДУХОВНОСТЬ — не «указатель количественной меры иерархической значимости», а в одном из значений этого слова — СООБРАЗНОСТЬ Мирозданью (со всей его иерархической упорядоченностью причинно-следственных обусловленностей, начиная от Первопричины) СВОЙСТВЕННОЙ ЧЕЛОВЕКУ КУЛЬТУРЫ возприятия внутреннего и внешнего миров и культуры взращивания им своего внутреннего мира, ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ его поведение во внешнем мире.

Духовная культура каждого человека произрастает в объёмлющей её духовной культуре его народа и человечества в целом. Они оказывают взаимное влияние друг на друга. Но нет единообразной духовной культуры человечества. Откровенный сатанист, толпарь из “черни”, толпарь из “элиты”, будь они верующими в Бога или атеистами, толпа в целом, а равно ей “иерархии личностей”; человек, т.е. не-толпарь и человечность не могут не обладать хоть какой-то духовной культурой. Но в любой духовной культуре как человека, так и множества людей в некой культурной общности, в кольцевой замкнутости во времени взаимно обуславливают друг друга: НРАВСТВЕННОЕ МЕРИЛО — МИРОВОЗПРИЯТИЕ (т.е. внимание к происходящему, во-первых, во внутреннем и, во-вторых, во внешнем мирах) — МЫШЛЕНИЕ как средство взращивания и прополки всего во внутреннем мире и как средство изменения нравственного мерила на основе текущего мировозприятия и сопоставления возпринятого с хранимым памятью.

Вопрос только в том, КАКИМИ КАЧЕСТВАМИ ОБЛАДАЕТ ДУХОВНАЯ КУЛЬТУРА, ВЫРАЖАЮЩАЯ ДОСТОИНСТВО ЧЕЛОВЕКА, СВОЙ­СТВЕННОЕ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ВО ВСЕЛЕННОЙ.

Этот вопрос касается как личностей, так и обществ в целом. Если же обратиться к истории и этнографии, то можно выделить всего несколько “чистых” типов духовной культуры, сочетания свойств которых порождают всё их ощутимое многообразие. ШАМАНИЗМ — накуриться, нанюхаться, выпить какого-нибудь специально сотворенного зелья, нарушающего нормальную физиологию организма: как клеток, так и систем органов. Вследствие отклонений физиологии от нормы изменяются мировозприятие и возможности человеческого сознания. Если воля крепкая и освоены кое-какие знания и навыки, то получается “шаман” со “сверхъестественными” — по отношению к окружающим его простым людям — возможностями. Если воля слабая, знаний и навыков не хватает, то получается покойник, необратимо отравленный калека, наркоман, психопат — в зависимости от ситуации. Этот тип культуры описал Карлос Кастанеда в книге “Учение дона Хуана” (и в других книгах). Современная наркомания — курение и пьянство, в частности, — её атрибуты, открывающие пути для вторжения бесовщины и шаманов через “экстрасен­со­рику” во внутренний мир пьющих и курящих. Вследствие этого нарушения нормальной генетически предопределённой физиологии их организмов они могут быть управляемы извне путем “экстрасен­сорной” активизации имеющейся в их памяти поведенческой инфор­ма­ции; тем же путем может внедряться в душу и ранее несвойственная индивиду информация.

Степень управляемости может быть различной: в зависимости от возможностей того, кто пытается управлять, и возможностей выявить управление и оказать сопротивление со стороны того, кем пытаются управлять.

Ничего хорошего такое управление не несёт: ГКЧП, события 3 — 4 октября 1993 г. были бы невозможны в абсолютно трезвом и некурящем обществе.

ВЕДИЧЕСКАЯ — йогически-магическая, ДЕМОНИЧЕСКАЯ культура, по-русски говоря, — ЗНА­ХАРСКАЯ КУЛЬТУРА, поскольку Веды это — знания, передаваемые людьми друг другу внегенетически. Она отрицает зелья в качестве системного средства освоения человеком осмысленно контролируемых с уровня сознания психики расширенных, по отношению к обычному уровню толпы, возможностей поведения в Мироздании. К человеческой душе, организму, внутреннему миру человека в ней относятся так, как программист-взломщик относится ко вскрываемой им для изпользования в своих интересах информационной системе, снабженной средствами защиты от несанкционированного доступа. В таком подходе выражается осознанный либо безсознательный демонизм знахарства.

Сформировавшаяся в ведической, знахарской культуре в течение десятков тысяч лет (если не миллионов) система упражнений разного назначения позволяет достичь определённых, заранее предсказуемых результатов в расширении поведенческих возможностей индивида. Этот тип культуры порождает иерархическую организованность населения в устойчивых цивилизациях и живёт, воспроизводя себя в разных формах, сквозь катастрофы — природные и государственные, — сметающие практически все. Йоги Индии, Китая, ниндзя в Японии, многое в крестьянской культуре России — видимые проявления знахарской культуры, основанной на монополии на социально значимые знания узких групп, воспроизводящих себя при смене поколений на кланово замкнутой основе. К её же авторитету апеллирует регулярное масонство библейской цивилизации в легендах о наследовании им прошлых достижений Атлантиды. Откровенно уголовная мафиозность — отрицание сложившейся знахарско-демонической, ведической культуры, её же средствами. Возможности и достижения ведической культуры неоспоримы, но она так же, как и шаманизм, двояко небезопасна.

Во-первых, вся литература, описывающая разные стороны этой культуры, особое внимание обращает на опасность самостоятельных занятий ею без руководства учителя-“гуру”, уже продвинувшегося по избранному пути достаточно далеко. Статистика свидетельствует, что такие предостережения обоснованы: многие закончили жизнь как психи-самоучки в психбольницах, ступив на путь накачки экстравозможностей как йоги- и маги-самоучки, поскольку кроме их Создателя защитить их души и сознание от всего того, чему своею отсебятиной они предоставили доступ к ним во внутренний мир, ставший после этого непригодным для жизни, НЕКОМУ.

Во-вторых, поскольку вся совокупность учителей и учеников в знахарской демонической культуре находится на разных стадиях в освоении потенциала возможностей человека, то она породила представление о духовности, как об «указателе количественной меры иерархической значимости»: чем выше в “иерархии”, тем очевидно меньше тех, у кого можно учиться, и тем больше тех, кого очевидно возможно поучать. Соответственно этому, каждый в ней работает в меру понимания на себя, а в меру разницы в понимании — на тех, кто понимает больше. При ранее оговоренном соотношении частот эталонных процессов биологического и социального времени этот принцип — «работа в меру понимания на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше» — обеспечивает устойчивость толпо-“элитарных” общественно исторических образований.

На каком-то этапе развития построенной на этих мировоззренческих основах цивилизации иерархически организованных толп “высшие иерархи” зарываются в своей вседозволенности или кто-то из “низших” вседозволенно действует “не по чину”, вследствие чего теряется управление и происходит катастрофа цивилизации, тяжесть которой определяется тем, какие силы в Мироздании им удалось обрушить на головы себе и окружающим. Но, кроме того, как говорилось ранее, внутрисоциальным “иерар­хи­ям” свойственно подавлять процессы самоуправления в обществе, что ведёт к накоплению ошибок управления и также чревато катастрофичными последствиями.

В целом же шаманизм и ведическая культура неотличимы друг от друга по общему им обеим свойству: это — культуры произвольных действий на свой страх и риск в пределах Божеского попущения.

 ИСЛАМ — культура, описанная последний раз в Коране. Далее о культуре ислама речь пойдет особо. Пока же отметим, что в современном русском языке слову «ислам» арабского языка однословного эквивалента НЕТ. Арабское слово «ислам» означает не поклонение молитвенному коврику под чтение Корана, а осознанное приведение человеком своей личной ОСМЫСЛЕННОЙ, ЦЕЛЕСООБРАЗНОЙ воли в единство с Божьим промыслом. Насколько это удается людям, и насколько искренне они стремятся осуществить в себе ислам, это — другой вопрос. И далее в контексте настоящей работы слово «ислам» читателю следует понимать в указанном смысле, а не препираться о слове, пришедшем к нам из арабского языка, исходя из сложившихся у читателя представлений и понятий об исторически реальном вероучении ислама.

В Коране утверждается, что нет содержательных различий в тех учениях о жизни людей на Земле, которые были даны в Откровениях Свыше: Адаму, Ною, Аврааму, Моисею, Иисусу, Мухаммаду и многим другим известным и забытым людьми Посланникам Божиим. Сура 3:78, 79: «Скажи: “Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано было Аврааму, и Исмаилу, и Исааку, и Иакову и коленам израильским, и в то, что было даровано Моисею и Иисусу, и пророкам от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Богу мы предаемся. Кто же ищет не ислама, как религии, от того не будет принято (объяснение в Судный день: по контексту), и он в последней жизни окажется в числе потерпевших убыток".» (А также 2:130, 3:93 — 105, 4:161, 41:43).

Различия, которые существуют в исторически реальном иудаизме, христианстве, исламе, их ветвях и сектах проистекают не из различного смысла Откровений, легших в основу каждого из вероучений, а являются либо формальными, извне видимыми различиями в обрядности, либо проистекают из человеческой отсебятины и демонизма, извративших изначально общий им всем единый смысл Откровений: «А те по своему вероучению, раздробились между собой на разные толки, и каждая часть радуется тому, что у неё есть. Оставь же их до времени в этом водовороте». — Коран, 23: 55, 56.

БИБЛЕЙСКАЯ — АТЕИСТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА — вторичная по отношению к культуре ислама. Речь идёт не о том, в какой хронологической последовательности появились слова «Закон Моисея», «Библия», «Новый Завет», «Коран», «Ислам». Речь идёт о том, что библейская, атеистическая, культура — реакция на появление учения об исламе, как об осознанном человеком понимании и творении им в земной жизни воли Бога — Творца и Вседержителя. Библейская атеистическая культура современности включает в себя иудаизм, “христианские” церкви, их секты, бездумное поклонение многих, считающих себя мусульманами, молитвенному коврику под чтение Корана, материалистико-атеистические мировоззренческие школы. В библейской атеистической культуре собраны хронологически различные, но взаимно сопряженные извращения культур, ДОЛЖЕНСТВУЮЩИХ по их идеалам принадлежать к типу, описанному в Коране.

Библейская атеистическая культура это — искусственное насаждение в истории с целью не допустить ислама в арабском понимании этого слова, означающего способ жизни людей в ОСМЫСЛЕННОМ согласии каждого с Божьим промыслом и во вдохновении Им. Библейская культура разнообразного идеалистического атеизма порождена одним из толков ведической культуры. Им были внесены в культуры, основанные на различных Откровениях, извращения, несовместимые с единым смыслом всех Откровений, плюс была организована подачка материалистического атеизма — для несогласных с извращёнными вероучениями. Извращения в каждой из ветвей библейской атеистической культуры не совпадают друг с другом. Поэтому каждая из ветвей хоть в чём-то да права в своих обличениях прочих, однако, в их спорах не рождается истина, поскольку они не стремятся её осуществить в жизни, но каждая из них стремится утвердиться, потеснив другую.

В какой ветви извращения достаточно значимы для того, чтобы каждый, выросший в её среде, стал безответственным толпарём, живущим по преданию и разсуждающим по авторитету. Одиночки, способные от рождения не возпринять извращений или изжить их в своём внутреннем мире, статистически редки и не представляют угрозы для устойчивого воспроизводства, из поколения в поколение, всей системы библейского безбожия при соотношении эталонных частот биологического и социального времени, характерного для толпо-“злитаризма” ранее ХIХ в. В целом же культура библейского безбожия — культура роботизации подрастающих поколений, оружие агрессии методом “культурного сотрудничества”, которое взрослые жертвы агрессии носят в себе. Это — боевой дезинтегрированный робот на человеческой элементной базе, программа действий которого и средства управления коим разпределены своими фрагментами: по душам множества людей в преемственности поколений и зафиксированы в материальных памятниках культуры. То, что слово “робот” появилось спустя тысячелетия после возникновения внутриобщественного явления массовой роботизации населения, не имеет принципиального значения. Суть роботизации населения не в словах, а в подавлении свободы воли людей и в ограничении возможностей развития личности любыми доступными угнетателю средствами. В культуре роботизации народов разрушаются Богом данные нормальные нравственность, мировозприятие, мышление подрастающих поколений, превращая взрослое население в толпу, управленчески зависимую от хозяев этой информационной системы. На внутриобщественном уровне хозяева — один из толков ведической демонической магической культуры, осуществляющий построение глобальной толпо-“элитарной” пирамиды всеобщей роботизации, в которой предумышленная и БЕЗДУМНАЯ вседозволенность по отношению к тем, кто возпринимается как иерархически низший, подменяет собой истинную духовность человечности, прикрываясь при этом всевозможными благовидными предлогами. Это и отражено в определении: «духовность указывает количественную меру иерархической значимости». Регулярное масонство в ней — подсистема-посредник между хозяевами этого дезинтегрированного робота и всеми в него входящими.

Культура библейского безбожия выражает принцип «разделяй и властвуй». Каждая из её ветвей благонамеренна, что создает ей социальную базу. Но строителями глобальной толпо-“элитарной” пирамиды каждая из её ветвей лишена, специфическим для неё образом, самодостаточности воспроизводства в поколениях полноты достоинства человека. Это подобно тому, как безрукий слепец в рюкзаке несёт зрячего безногого. Они говорят на разных языках, и потому их сопровождает круглый дурень переводчик, но очень памятливый, которого они вместе опекают. В целом же этот симбиоз калек всё же может существовать, хотя поодиночке пропадет каждый из них. Но дело в том, что каждый из них искалечен предумышленно и целесообразно по отношению к увечьям других и к целостности культуры библейского атеизма: они — не жертвы слепой исторической стихии. Круглый дурень вдобавок ко всему ещё и одержимый. Поэтому, следуя передаваемым им рекомендациям, все они вместе делают то, что необходимо одержащему дурня хозяину, но они не знают этого.

У кого-то может возникнуть желание, чтобы ему были предъявлены доказательства правильности всего ранее высказанного о духовных культурах и духовности. Настоящая работа не имеет целью что-то доказывать или навязывать читателю свойственные нам мнения. В ней излагаются соображения, с которыми каждый волен согласиться или не согласиться по его разумению, после чего каждый может действовать по его произволу так, как посчитает целесообразным. В убеждении же нуждаются невнимательные и бездумные толпы и отдельные толпари, потому что им желательно со спокойной душой переложить свою ответственность за происходящее на авторитет; либо же заменить один авторитет другим.

Ошибочно полагать, что политика независима от религии. Хотя в этом и состоит идеал так называемого «гражданского общества», но он убийственен для тех народов, которые следуют в политике этому принципу, столь полюбившемуся многим в наши дни: так в прошлом могучий Рим разсыпался в течение четырех столетий по причине того, что один из его чиновников Понтий Пилат — не пожелал вникнуть в существо религиозных разногласий в микроскопической Иудее.

Современность же такова, что в Югославии пять лет идёт война[120], в которой выражается недееспособность бывших атеистов-материалистов, но её участники в сообщениях прессы стали сербами, хорватами и... мусульманами. Но нет такой нации: мусульманин — это вероизповедание, которое выставили на показ в югославской агонии марксизма.

Но в тех же средствах массовой информации в ближневосточном кризисе религиозный фактор тщательно обходится молчанием. Всё происходит под вывеской “арабо-израильский конфликт”, будто арабы злоумышляли, чтобы на ту землю, где их предки жили более 1000 лет, где родились и выросли они сами, со всего света съехались религиозно и культурно чуждые им пришёльцы, опекаемые сначала Лигой наций, а потом ООН. Для устройства жизни пришёльцев на земле, якобы их предков (кто из них знает свою родословную до IX в. до н.э., или хотя бы до I в. н.э.?), было создано государство Израиль. После этого коренное арабское население, в начале 20 в. численно преобладавшее, было выдавлено из его границ. Всё это было скрыто в мифе о глобальной неоспоримости полномочий ООН и добровольном исходе арабов из Палестины, после чего реальная история возникновения кризиса была утоплена в заговоре молчания.

Больше десяти лет западные политики и средства массовой информации стенают о судьбе Салмана Рушди, приговорённого аятолой Хомейни к смертной казни за написание “Сатанинских аятов”, чем Рушди намекал на източник возникновения Корана. В частности и за этот приговор, Иран, в котором перед этим произошла исламская революция, был назван Западом “террорис­тическим государством”, будто создание Израиля не было государственным терроризмом цивилизации Запада по отношению к тамошнему арабскому населению. Рушди, однако, до сих пор жив; израильтяне — жертвы агрессивных без причин арабов; Иран, чей пассажирский самолёт был сбит, американским крейсером, у границ своей страны, — террористическое государство.

Когда же Шарон, в молодости известный как один из лидеров головорезов, чей реальный бандитизм при попустительстве ООН вызвал добровольный исход арабов из Палестины под угрозой убийств, стал премьер-министром Израиля, то никаких стенаний не было. И, естественно, что Израиль, с момента своего возникновения принявший для себя нормой игнорировать резолюции породившей его ООН, ни разу не объявлялся “террористическим государством” и в отношении него не было западных санкций, подобных санкциям в отношении мусульманских Ирана, Ирака, Ливии; авиация ВМС США не бомбила ни Тель-Авив, ни секретные изследовательские центры в пустынях, а крейсера не сбивали израильские авиалайнеры над нейтральными водами.

Более того, в Алжире победа исламистов на демократических выборах оказалась столь неприемлемой для Запада, что Запад ни разу не вспомнил о своих “демократических принципах” и “праве алжирского народа самому решать свою судьбу”, а поддержал усилия режима не допустить исламистов к государственной власти, после чего исламисты, как всегда, были объявлены “терро­ристами”.

М.С.Горбачёву лично в руки было передано послание аятолы Хомейни. Как явствует из его фрагментов, цитировавшихся в “недемокра­ти­чес­кой” прессе, мусульманский лидер предостерегал СССР от попыток ре­шить проблемы советского общества на основе западных рецептов. То есть он предостерегал всех нас от общих всем бедствий, сопровождающих развал СССР. Но этот акт проявленной Исламом заботливости о благе другого народа, предостерегающей его от бед, утопили в молчании и “коммунисты”, и антикоммунисты.

Приведённое, а также и многое другое, в совокупности говорит о систематическом и предумышленном выделении средствами массовой информации исламского фактора изключительно в негативном контексте: терроризм, фанатизм, мракобесие и т.д.

Человечество — часть общего всем людям Мироздания, и потому один и тот же смысл каждый народ имеет возможность выразить словами своего родного языка, и все пользующиеся им поймут сказанное единообразно: в этом проявляется единство разноплеменного человечества Но вопреки этому в русский язык введена разноязыкая словомешанина: «исламский» (арабск.) «фун­да­ментализм» (латынь), не имеющая в нём общепонятного единого смысла. Это означает, что каждый придаст этой словомешанине смысловое значение по тому контексту, в котором её чаще встречает. С учетом сказанного ранее можно понять, что в обществе взращивается мнение: «Исламский фундаментализм — угроза цивилизованному человечеству».

В этой фразе — всего два русских слова, а общепонятно “цивили­зо­ван­ным” молчаливо подразумевается изключительно Запад, скоропостижно забывший, что изрядная доля терминологического аппарата его науки (алгебра, алхимия, зенит — общеизвестны) заимствована из арабского языка в период расцвета Коранической цивилизации и суеверного невежества библейского Запада в средние века. Поскольку наличие или отсутствие терминологического аппарата во многом определяет возможности науки и школы, то это означает, что нынешнее благоденствие “граждан­ского общества” Запада во многом обусловлено тем, что в средневековом прошлом он в готовом виде перенял многие достижения Коранической культуры.

Средства массовой информации не изъясняют содержания исламского фундаментализма, как жизненных идеалов той части человечества, которая несёт через века Коран. Они изпользуют разноязыкую словомешанину, «исламский фундаментализм» для возбуждения в обществе предвзятого отрицательного (от страха до ненависти) безсмысленно-эмоционального отношения к Исламу, заботясь, чтобы оно было лишено какого-либо содержательного мнения о том, для кого и почему Ислам представляет реальную угрозу.

Вызывание заведомо избранных эмоций при одновременном блокировании непонятным словом-знаком хотя бы только проявлений интереса к смыслу происходящего — одно из средств программирования поведения ленивых умом, невнимательных и бездумно доверчивых “людей”. Так наше общество, начиная с Афганской войны и “узбекского” дела до чеченских событий наших дней, целенаправленно программируется на конфликт с Исламом. Этим отрицается весь прошлый исторический опыт России-СССР, где мусульмане и православные жили и трудились сообща столетиями: в частности в Поволжье. И вследствие лености ума прежде всего тех, кто имеет возможность говорить через средства массовой информации, это программирование психики далеко не безрезультатно. Оппозиционная пресса уже лепит образ вожделенной многим будущей России — “спасительницы цивилизованного человечества” от «исламского фундаментализма»:

«…Что значит Россия в противостоянии Христианского и Мусульманского миров — со всей очевидностью раскрывается сейчас. Это ЕДИНСТВЕННАЯ СТРАНА, КОТОРАЯ МОЖЕТ СДЕРЖАТЬ ИСЛАМСКИЙ ФУНДАМЕНТАЛИЗМ (смысл этого предстоит изъяснить по-русски, чтобы все узнали по существу, что предстоит сдерживать: наше замечание). Угрозу со стороны арабских мусульман ощущают сегодня уже во Франции. России, а не США, предстоит играть роль главного регулятора отношений между христианской Европой (где нашли такую Европу? — наше замечание) и мусульманской Азией. Для этого не достаточно иметь сильный ВПК, должна быть мощная идеология!» — “Молодая гвардия”, № 2, 1995, стр. 147.

Тем, кто придерживается аналогичных воззрений, должно знать, что известные им слова Александра Невского: «Не в силе Бог, а в Правде!» — в таком контексте приводят к сообщаемому в Коране: «Аллах написал: одержу победу Я и Мои посланники!».

Отговорки в том смысле, что «Аллах — не Бог», — не помогут, поскольку в арабском языке слово «Аллах» напоминает человеку о Том же, что в русском языке слово «Бог». И поскольку речь идёт не о национал-племенном божке-идоле, то за арабским словом Аллах и русским словом Бог стоит один и тот же Вседержитель. И это значит, что должно прекратить заклинать социальную стихию безсмыслицей “исламский фундаментализм”, дабы знать, от чего и от кого защищать наш дом — Россию, и кого и что защищать всею мощью России для блага людей Земли в живущих и в будущих поколениях.

Должно понять, что в Коране содержится информация, оглашение которой неприемлемо для хозяев “гражданского общества” Запада, по какой причине они и вынуждены, возбуждая эмоционально толпу против Ислама, пугать её филологической абстракцией “исламского фундаментализма”.

Но, чтобы защитить себя и своих детей от целенаправленного программирования безсознательных уровней психики на неприязнь и нетерпимость к Исламу, должно осмысленно относиться к тому, что возможно узнать из Корана; хотя бы в переводах, которые сейчас лежат на тех же книжных лотках, что и детективы, “фантастика” и оккультно-знахарская литература, столь популярные в последние годы.

Возможно же узнать из Корана следующее: Иисус назван в нём одним из посланников Божьих к людям. Ему — Иисусу Христу, — а не Матфею, Марку, Луке, Иоанну или кому-то ещё было дано Богом Евангелие: по-русски — Благая весть, адресованная не в пустоту, а людям. Однако общеизвестно, что текста с должным заглавием: «Святое Благовествование от Иисуса Христа» — в христианской Библии нет: только от Матфея, Марка, Луки, Иоанна. То есть Новый Завет — “эхо” истинного Благовестия Христова. И, как сообщается в Коране, это умышленно искаженное “эхо”. И действительно: из истории, Библии и Корана можно увидеть, что Никейский собор (325 г. — здесь и далее: даты по общепринятой хронологии) только освятил авторитетом легитимной иерархии уже сложившийся, извращающий смысл Откровения канон — стандарт вероучения. По этой причине для утверждения истины был ниспослан Коран (610 — 632 гг.; письменная канонизация — 652 г.).

Исторически реально, что в Никейском символе веры нет ни единой фразы Христа, из сохраненных евангелистами и редакторами их текстов в общедоступной редакции Нового Завета.

Никейский символ веры:

1. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым.

2. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосущна Отцу, Им же вся быша.

3. Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося от Духа Свята и Марии Девы, и вочеловечшася.

4. Распятаго же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна.

5. И воскресшаго в третий день по Писанием.

6. И восшедшаго на небеса, и седяща одесную Отца.

7. И паки грядущаго со славою судити живым и мертвым, Егоже Царствию не будет конца.

8. И в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго, Иже с Отцем и Сыном споклоняема и сславима, глаголавшаго пророки.

9. Во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

10. Исповедую едино крещение во оставление грехов.

11. Чаю воскресения мертвых,

12. и жизни будущаго века.

                Аминь.

 

Если же не полениться, и начать чтение Нового Завета с его КЛЮЧЕВЫХ СЛОВ, но далеко не первых в тексте — Благая весть, благовествуется, — всё же присутствующих в нём, выстраивая от них смысл Евангелия Христова, то читатель обретет иное Учение, существенно отличное по смыслу от Никейского символа веры и обыденно привычных церковных наставлений, которое однако разодрано на куски, а куски утоплены в годовом цикле храмовых служб:

«С сего времени Царствие Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него», — Лука, 16:16. «Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам», — Матфей, 6:33. «Ибо го­во­рю вам, ес­ли пра­вед­ность ва­ша не пре­взой­дет пра­вед­но­сти книж­ни­ков и фа­ри­се­ев, то вы не вой­де­те в Цар­ст­во Не­бес­ное», — Мат­фей, 5:20.

«Господь Бог наш есть Господь единый», — Марк, 12:29. «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею, и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя», — Матфей, 22:37, 38. «Не всякий говорящий Мне “Господи! Господи!” войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного», — Матфей, 7:21. «Просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите и отворят вам; ибо всякий просящий получает, ищущий находит, и стучащему отворят (...) Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него» — Лука, 11:9, 10, 13. «Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину...» — Иоанн, 16:13.

«Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: подымись и ввергнись в море, и не усомниться в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам», — Марк, 11:23, 24. «Молитесь же так:

“Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да придет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила, и слава во веки!”» — Матфей, 5:9 — 13. «Не придет Царствие Божие приметным образом (...) ибо вот Царствие Божие внутри вас есть», — Лука, 17:20, 21.

Не кривя душой и не извращая смысла слов, из этого можно понять, что Иисус учил своих современников по плоти жить так, чтобы Царствие Божие снизошло в общество людей. Иными словами, проповеданное Христом среди живых людей Учение, было подменено Никейским символом веры и вероучениями церквей, взращенными на основе никейско-карфагенского канона Христианской Библии о «чаянии жизни будущаго века».

Но приведённая тематическая выборка из канонов Нового Завета в полном согласии с отвергнутым церквями редким апокрифом “Евангелие Мира Иисуса Христа от ученика Иоанна”. Отличие их только в том, что в “Евангелии Мира” Благая весть Христа изложена как целостное последовательное повествование, а в канонах она же разсыпана и перемешана с прочими сюжетными линиями, вследствие чего её пришлось заново выстроить в целостность, начиная с ключевых слов Луки (16:16).

То есть кораническое указание на извращение в Новом Завете смысла Благовестия Христова подтверждается Никейским символом веры и Новым Заветом текстуально, а исторически — катастрофичностью истории Запада, в чём выражается анти-Христи­анство его Церквей в течение 2000 лет без малого, что, в конце концов, и привело к трансформации Запада в “гражданское общество”.

Согласно мусульманской традиции Коран был передан Мухаммаду через архангела Гавриила. К тому времени Мухаммад был уже известен среди своих соплеменников тем, что всегда был правдив и никогда не лгал. Это стало основанием для первых мусульман принять его пророком Бога Истинного. Иисус в Коране — единственный из посланников Бога, названный Мессией. «Мессия» по-гречески, как утверждают большинство източников, затрагивающих эту тему, — «Христос»: в каждом языке — своя фонетика для указания на один и тот же смысл. Бытие Иисуса во плоти в Коране нигде не отрицается: он — человек во плоти, зачатый от Духа Святого праведницей Марией-Девой, и в нём Слово Бога и Его Дух.

Это означает, что христианские церкви свыше лишены возможности отрицать Коран в качестве арабской записи истинного Божьего Откровения формальными ссылками на Иоанна: «ибо всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога», — 1-е послание Иоанна, 4:2.

То есть, чтобы игнорировать или отрицать Коран в качестве записи Откровения, данного людям через истинного пророка Мухаммада на арабском языке, церквям остаётся изключительно одно: показать ложь в самом Коране и жизнеубийственность коранического учения. Этого за 1300 лет (куда, как большой срок!!!) не сделано ни римским католичеством, ни православием любой из автокефальных церквей, ни одной из сект.

Опровергать же Коран для полагающих себя христианскими церквей — весьма затруднительно, поскольку Иисус и апостолы, — с одной стороны, и иудеи их времен, — с другой стороны, как явствует из канонов Нового Завета, не имели каких-либо догматических (богословских) разногласий, и сходились в том, что первая заповедь: Господь Бог наш — есть Господь единый; а вторая: Возлюби ближнего твоего, как самого себя.

Мухаммаду было повелено учить людей тому же:

·   «Ваш Бог — Бог единый и нет иного, кроме Него, милостивого милосердного».

·   «Я не прошу за это у вас награды, кроме любви к ближнему».

В Коране так же, как то прежде порицал Иисус, отрицается доктрина вседозволенности одних людей по отношению к другим: «И пусть одни люди не издеваются над другими, может быть те лучше них». Поэтому христианским церквям должно вспомнить: Как возник догмат о «Троице», противопоставивший их исторически реальным иудаизму и исламу? Кто и с какой целью возбудил отцов церкви на её догматическое обособление?

У иудеев конфликт их с Иисусом и апостолами был вызван не догматом о «Троице», а тем, что, во-первых, ортодоксы-иерархи иудаизма отвергли Иисуса, не признав его Мессией-Христом, а, во-вторых, заповедь о любви к ближнему относили изключительно к единоверцам-единопле­менникам, придерживаясь обособленности и вседозволенности по отношению к другим людям.

Это было обусловлено тем, что им, КАК И ВСЕМ ИЕРАРХИЯМ, было свойственно своею самодурственной отсебятиной, унаследованной от таких же предков в религиозной традиции и традиции вероучения, препятствовать нисхождению Царствия Божиего в общество людей. По такого же рода причинам новое поколение иудеев впоследствии отвергло Мухаммада и Коран.

В богословских вопросах есть только одно расхождение: термин «сын божий» — исторически более древний, чем Библия и Коран. В Библии он многократно употребляется и в Ветхом, и в Новом заветах. Коран же категорически утверждает, что Бог — один и Он — превыше того, чтобы у Него были дети. В соответствии со смыслом Корана отношения «отец — сын» — имеют место изключительно внутри человеческого общества, описывающие преемственность поколений в жизни на Земле. При возприятии слов «Сын Божий» в качестве идиомы, уже прежде прижившейся в культуре, понимание которой в прямом, буквальном смысле неуместно, между Кораном и каноном Нового Завета нет расхождений и во мнениях о личности Иисуса: новозаветные тексты передают слова благовещения Марии «наречется Сыном Божьим», т.е. будет назван так людьми; а сам Иисус нигде в канонах не говорит: “Я — Бог. Моя мать — Богородица”. Всех же разногласящих по этим вопросам разсудит Бог: и в этом мнении Коран и Новый Завет едины.

Содержательных же разногласий между Благовестием Христа о жизни людей в обществе и кораническим учением нет. Благовестие: «Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими: но между вами да не будет так (почему была сметена в России монархия, а православная иерархия подверглась гонениям понятно? Перспективы монархистам-реставраторам ясны?), а, кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; а кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом». «Не можете служить Богу и мамоне (богатству)».

Коран: «О обладатели Писания! Приходите к слову, равном для нас и для вас, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и никого не придавать Ему в соучастники (т.е. никто не ровня Богу), и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Бога». «Стремитесь опередить друг друга в добрых делах».

Это — разноязыкие выражения Единого Завета — «Матери Писания» (Коран, 13:39) — отрицающего иерархию холопско-господских личностных отношений людей в обществе, порождающую угнетение одних людей (или народов) другими людьми (или народами). Согласно Корану и Благовестию Христову едино: для каждого человека в его земной жизни один господин — Господь Бог единый: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи». «Просите, и дано будет вам (...) Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него». «Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину». «Что вы зовете Меня: “Господи! Господи!” и не делаете того, что Я говорю?» — Евангелие. Коран: «Я ведь создал джинов и людей только для того, чтобы они Мне служили[121]». «А когда спрашивают тебя рабы Мои обо Мне, то ведь Я близок, отвечаю призыву зовущего, когда он позовет Меня. Пусть же и они отвечают Мне и пусть веруют в Меня, может быть они пойдут прямо».

То есть Иисус и Мухаммад — каждый в своё время — учили людей одной и той же вере Богу и религии, в которой человек — без иерархов-посредников — обращается непосредственно к Богу Вседержителю, а Бог отвечает каждому в его жизни, в зависимости от того, насколько человек верен Богу в своём земном Ему служении. И в этом — неразрывное единство жизни и веры, земного и небесного добра и понимания зла: «По вере вашей — да будет вам…»

Это приводит ещё к одному принципиальному разногласию, но не между Благовестием Христа и Кораном, а между ними обоими и всеми христианскими церквями. В Коране сообщается, что Иисус не был разпят по приговору синедриона: «Это только представилось им (...) Бог вознес его к себе. Бог могущественен, мудр!» — 4:156. Это кораническое сообщение означает, что молитва Иисуса в Гефсиманском саду была принята и исполнена: казнь “его” протекала в его отсутствие, потому что Иисус воистину веровал, непреклонно исполнил уже к этому моменту возложенную на него миссию Благовестия, и воистину был готов пройти и через Голгофу.

Апостолы же проспали непосредственное явление им Царствия Божиего, не вняв предостережению Иисуса: «бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение». И всё исполнилось так, как о посягательстве на жизнь Христа пророчествовал Соломон: «Так они умствовали, и ошиблись; ибо злоба их ослепила их, и они не познали тайн Божьих, не ожидали воздаяния за святость и не считали достойными награды душ непорочных», — Премудрость Соломона, 2:21, 22. “Премудрость Соломона” была изключена из библейского канона ещё в древности (иными словами она не признается «боговдохновенной») потому, что на её основе невозможно построение веры в убийство Христа по Божьему предопределению. “Премудрости Соломона” нет в западных изданиях канонической Библии, созданных дабы насадить веру в то, что писание и Божье предопределение — одно и то же. Это желательно тем, кто упорствует в своём самодурстве, подменяя им благой Божий промысел.

Оспаривать же кораническое свидетельство 4:156 убедительно невозможно: в такого рода спорах текст библейского канона и церковная традиция ничуть не авторитетнее, чем текст изъятого из канона пророчества Соломона и подтверждающий его Коран.

Если же подходить по существу веры Богу, то Иисус молился. А согласно Единому Завету (в выражении его и в Благой вести, и в Коране): Бог поистине отвечает тем, кто верует Ему и живёт по совести, непреклонно творя Его волю. Апостолы же не молились, вопреки предостережению Христа, и им, как и всем прочим, могло представиться наяву всё, что было у них на душе. И всякий, кто отрицает значимость молитвы Иисуса и значимость неучастия в ней званных им апостолов — тем самым отрицает значимость своих собственных молитв и немолитв: это — ПО СВОЕМУ СУЩЕСТВУ — не осознанное безбожие как истинно свойственная душе человека подсознательная вера. Всеобъёмлюще-единст­вен­ное доказательство бытия Божия Бог дает Сам каждому:

Бог поистине отвечает молитве верующего и живущего по совести. В соответствии со смыслом молитвы изменяется статистика,  казалось бы, разрозненных, множества случаев, если человек по совести ищет Правды Божией и своими делами, начиная с мысли, отвечает Его промыслу, удерживая себя и других от противной Промыслу самодурственной отсебятины.

И если Бог всеведущ, всемогущ и обладатель прощения людям даже при их нечестии, то с какою целью Ему обрекать на казнь и муки того, кого Он послал с Благой вестью о Царствии Своём и «жизни с избытком» (Иоанн, 10:10) в нём для всех людей? И если вам реальная казнь Иисуса въяве в прошлом предпочтительнее, чем кораническое свидетельство о том, что её не было, но очевидцы её были ослеплены их же злобой, их верой в писание, «что так должно быть», и их собственным неверием непосредственно Богу милостивому, милосердному — то ответьте себе: Почему многим нашим современникам вера в казнь Христа приятна, а крестные муки его желательны даже больше, чем тем, многим иудеям, которые вопили: «Разпни его!»?

Это не вопрос о вере в Библию или в Коран. Это вопрос о вере Богу непосредственно, ибо только одно из мнений о Голгофе истинно; второе — богохульная клевета на Бога, и верующий сам должен избрать для себя веру. Но любому ответу на эти вопросы сопутствуют обетования: «По вере вашей да будет вам», — Благовестие; «Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них», — Коран.

И изключение из Ветхого Завета книги “Премудрости Соломоновой” в сочетании с анализом смысла изъятий текста, восстановленных в синодальной Библии по переводу 70-ти толковников (см. примечание на первой странице книги Бытие в ней) — подтверждение коранических сообщений, что Откровения, переданные через Моисея и пророков, также подверглись извращениям смысла, как в последствии подверглось извращению и подмене Никейским вероучением Благовестие Христа, приходившего восстановить истину, ранее данную через Моисея для просвещения всех.

То есть из Корана и фактов истории, зафиксированных в иных текстах, можно понять, что есть Единый Завет, и история его тайного сокрытия в знахарско-демонических извращениях вероучений, проистекающих от посланников Божьих, учивших одному и тому же в разные времена: не книжной вере Богу, основанной на Любви (кою не должно отождествлять с похотью и сексом).

И если, признав истинным Единый Завет в его разноязыких выражениях, смотреть на все войны между “христианами” и “мусульманами”, то в большинстве своём это были войны за возможность одних людей угнетать других и паразитировать на чужом созидании; в большинстве этих войн одни нечестивые вкушали ярость других, безсмысленно домогаясь расширения сферы власти своих земных владык; одни невольники устремлялись к тому, чтобы в невольников своих земных господ обратить других людей, в то время как им всем было заповедано, что нет у них иных господ, кроме Бога единого; что, любя друг друга, все они должны творить Его волю, воздерживаясь от самодурственной отсебятины. В войнах же — уклонялись от Правды Божией, и потому всё земное благоденствие — жизнь с избытком (Матфей, 6:24 — 33; Коран, сура 71, именуемая “Нух”, т.е. “Ной”) — не дано людям.

Тот, кто утверждает, что пророки имели в виду жизнь с избытком после Судного дня, — ошибается. Это — позднейшая отсебятина паразитов, порожденная для того, чтобы запрограммировать общество на безропотное соглашательство с паразитизмом и богоотступничеством правящих “элит”; для того, чтобы паразитизм был возможен, им было необходимо сокрыть и извратить Единый Завет о жизни с избытком в Царствии Божием.

Если кто-то скажет, что это — проповедь экуменизма, то пусть заглянет в словарь В. И. Даля: «Бог — один, а веры — разные» и сравнит с Кораном: «Каждому народу Мы дали свой обряд поклонения», «каждый народ будет призван (в день Суда) к своей книге». В. И. Даль: «Никого не бойся, только Бога бойся» и сравнит с Кораном: «Не бойтесь же людей, а бойтесь Меня, и не покупайте за Мои знамения малую цену» (т.е. не будьте продажны; для россиян это стало актуально: Ш.Басаев не прорывался к Буденовску военной силой, а ему хозяева его купили дорогу). Даль: «Богу не грешен — царю не виновен» и сравнит с Кораном: «До чего они отвращены: они взяли своих книжников (в наши дни “элитарную” образованщину — “интеллигенцию”) и монахов (т.е. иерархию церквей) за Господ помимо Бога, а им было велено поклоняться одному только Богу».

То есть выраженное в пословицах и поговорках мировоззрение русского народа в согласии с Единым Заветом — истинной Торой, данной через Моисея; Благою вестью, данной через Христа; Кораном, переданным Мухаммадом.

Единый Завет — жить по Правде Божией, очищая истину от самодурственной отсебятины, накопившихся в разных культах.

Экуменизм внешне — молчаливо обходить разногласия в исторически сложившихся вероучениях, уклоняясь от восстановления общей всем истины Божией в её чистоте. Экуменизм внутренне — система долговременного программирования психики “гра­жда­нского общества” на основе извращений наследия Моисея и истинных пророков Израиля и протестантско-католических извращений Благовестия Христова. В нём все христианские конфессии — внутриобщественные слуги многоликого иудаизма, а иудаизм — внутриобщественный слуга тайного “мирового” правительства. Это — весьма далеко от истинно Божией религии, как и всякая технология манипулирования общественным сознанием и поведением.

Православие спокойно и незаметно сползло бы в экуменизм, если бы его удалось уговорить уничтожить свойственный ему текст Библии и принять стандартный — западный, оставив 70 толковников и неканонические книги Ветхого Завета для обучения специалистов по управлению толпо-“элитарными” социальными системами.

Единый Завет отрицает утаивание, как молчаливый способ сокрытия насаждаемой лжи: «Тайная беседа от сатаны». «Кто же нечестивее того, кто скрыл у себя свидетельство Божие». «Не скрывайте истину, когда вы её знаете», — Коран. «Я всегда учил в синагогах и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего». «Что говорю вам в темноте, говорите при свете; и что на ухо слышите, проповедуйте на кровлях (т.е. всенародно)», — Благовестие. И общему указанию на неуместность тайн сопутствует обетование неограниченности: «Ещё многое имею сказать вам, да вы теперь всё не можете вместить», — Благовестие. «Если бы море сделалось чернилами для написания слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли слова Господа моего», — Коран.

То есть у одних: Дух Святой — наставник на всякую истину, открывающий неограниченное знание безопасным образом, ключи от которого они предлагали людям принять как дар, чтобы те имели жизнь и имели её с избытком. У других: ограниченные тайны от ещё более ограниченных людей и система явных и тайных посвящений, производимых гласно или по умолчанию предоставлением доступа к информации, открывающей доступ к потреблению земных благ.

То есть либо: «Горе вам, законники[122], что вы взяли ключи к разумению (и скрыли их так, что сами потеряли: одна из книг популяризатора масонства в ХХ веке Мэнли П. Холла так и названа “Утерянные ключи франкмасонства”): сами не вошли и входящим воспрепятствовали»; либо: “Тайная” доктрина — благо, а посвященные — действительно элита.

И это всё порождает две взаимно изключающие концепции жизни общества. Поскольку концепции взаимно изключающие, то и средства воздействия на общество, свойственные каждой из них, — взаимно изключающие: “Тайная” доктрина — никчемна по её ущербности в обществе, живущем по Единому Завету; Единый Завет, вносимый в общество, угнетаемое “тайными доктринерами”, ставит тех в состояние невозможности паразитизма на невежестве, ими же взращиваемом; он им как кость поперек горла.

Коран же — последняя запись Единого Завета, и, как сообщается в нём самом, — запись, охраняемая Свыше.

Поскольку за 1300 лет его не удалось ни выкорчевать из культуры человечества, ни извратить до неузнаваемости, как Ветхий и Новый Заветы, то “тайные доктринеры” вынуждены пугать людей филологической абстракцией — «исламский» «фундаментализм», подавив их разум искусственно навязанной житейской суетой, химическими и информационными (телешоу, рок и т.п.) наркотиками… Так лень разума порождает чудовищ, угнетающих и убивающих многие поколения ближних и дальних каждого человека. И тому свидетельство — вся прошлая история глобальной цивилизации.

И пора, наконец, понять: Между кораническим учением о жизни людей в обществе со многими вероучениями и культурами и идеалами православных, “коммунистов”-атеистов и всех ТРУЖЕННИКОВ о жизни людей в обществе по справедливости нет противоречий; в религиозных — неотмирных вопросах их разсудит Бог, общий им всем, вне зависимости от их веры и безверия. И потому конфликт между Россией и Исламом или внутрироссийскую войну на основе антиисламских настроений возможно спровоцировать только умышленно в атмосфере невежества и бездумья всех людей, государственных деятелей и духовенства всех религий. И поэтому лучше заблаговременно понять и принять к руководству в жизни Единый Завет, нежели воевать, упорствуя в разнородном отступничестве от него и его Ниспославшего.

 28.06. — 04.07.1995 г.

(Уточнения: 01 — 29.12.1995 г.; 26.01.1999 г.)


11.2. Россия, Русь! Храни себя, храни...

«История не учительница, а надзирательница: она ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». «Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности» (В.О.Ключевский, историк). Но, коли нет духовности без смысла, то почему одни пьянеют от слов Ф.И.Тютчева «Умом Россию не понять…»? — и от них, опьянивших себя, нет России толку. Другие, усвоив смысл общеизвестных надписей на стенах, пьянеют от мысли, что вроде и понимать-то нечего, за изключением того, что им предоставилась возможность ввести в лоно “цивилизации” 1/6 часть суши, по возможности устранив и изжив “неполноценных аборигенов”. Между теми и другими нет разницы: два сапога — пара, и оба “на ногах” одного хозяина.

В обозримом прошлом цивилизовывать Россию приходили с востока, юга, запада. А историческая закономерность, обусловленная духовностью участников событий, такова, что приходившие с востока и юга — многие оставались в пределах России в качестве её жителей, но Россия не влилась в пределы их исторической Родины, другие просто забылись. Приходившие с запада — псы-рыцари от папы римского (1242 г.), от него же польская шляхта (1600-е гг.), наполеоновцы, гитлеровцы — обрели гибель в России точно так же, как и доморощенные западенцы — византийско-старообрядческая иерархия (после 1653 г.), сменившая её никонианская иерархия (в 1918 — 1930-х гг.), после-Петровская “интеллигенция” (декаб­ристы, белое движение, марксисты-интернацисты — все в своё время).

У наших современников, претендующих цивилизовать Россию на западный манер в очередной раз, пока есть ещё время подумать об “ошибках” — по их существу: ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ — истории, ибо повинную голову меч не сечет, а буйно помешанная сама под собой шею сломит.

В Евро-Американской цивилизации — Западной цивилизации — живут многие народы. До середины ХХ века подавляющее большинство из них развивало свои культуры в стремлении обособиться от остальных в одно-национальных государствах, становление которых к концу XIX в. завершило 2000-летний процесс экспансии разпада империи древнего Рима. Только к концу ХХ века на Западе стали зримы процессы, ведущие к ограничению роли национальных государственностей “презентациями” и подметанием площадей в их столицах.

Это — следствие того, что многоотраслевому производству современности тесно в их границах, в то время как сами государственности Запада всегда были и есть свободны от роли организатора многоотраслевого производства. Организатором его на протяжении веков является трансрегиональная банковская корпорация ростовщических иудейских кланов, которая и взрастила многоотраслевые производственные корпорации, в своём развитии также обретшие к настоящему времени трансрегиональный характер.

И соответственно требованиям роста качества управления производством, государственные границы из таможенных и оборонных рубежей превращаются в систему размежевания ответственности коммунальных служб (условно говоря “ЖЭКов” и “горком­мун­хозов”) на территориях, полностью подвластных трансрегиональной корпорации ростовщических кланов, сросшихся с банковской системой, по своему существу являющейся надотраслевой системой разпределения инвестиций среди производящих отраслей и регионов; создается общеевропейская валюта — ЭКЮ[123], долженствующая в перспективе полностью заменить национальные; унифицируются национальные системы стандартизации и сертификации технологий, производств, продукции, услуг и т.п.

То есть создается единая система управления жизнью общества в целом Евро-Американского региона.

Но ес­ли вы­не­сти за скоб­ки уро­вень раз­ви­тия тех­ни­ки и тех­но­ло­гий, то мож­но уви­деть, что в сфе­ре об­ще­ст­вен­но­го управ­ле­ния За­пад­ный конг­ло­ме­рат к кон­цу ХХ ве­ка толь­ко под­хо­дит к на­ча­лу то­го пу­ти, ко­то­рым Рос­сия идёт, по край­ней мере, со вре­мён взя­тия под власть Мо­ск­вы, Ря­за­ни, Тве­ри, Нов­го­ро­да, Ка­за­ни, Ас­т­ра­ха­ни — не­ко­гда быв­ших сто­ли­ца­ми со­пре­дель­ных Мо­с­ков­ско­му кня­же­ст­ву го­су­дарств. По­сле объ­е­ди­не­ния в гра­ни­цах Рос­сии и за­ми­ре­ния, — ес­ли объ­е­ди­не­ние бы­ло си­ло­вое, — все влив­шие­ся в Рос­сию на­ро­ды раз­ви­ва­ли свои на­цио­наль­ные куль­ту­ры ве­ка­ми, и все они со­хра­ни­лись в гра­ни­цах об­ще­го им го­су­дар­ст­ва к 1917 г. При этом хо­зяй­ст­во по­все­ме­ст­но ве­лось на ос­но­ве об­ще­рос­сий­ско­го руб­ля; обес­пе­чи­ва­лось един­ст­во управ­ле­ния (т.е. внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки) в пре­де­лах это­го мно­го­куль­тур­но­го раз­но­на­цио­наль­но­го об­ра­зо­ва­ния.

Сохранность и развитие культур и народов означает, что обвинение в “русификации” по существу — пузырь клеветы, раздутый из имевших место злоупотреблений властью на местах. “Русификация” затронула только национальные “элиты”, что позволило им влиться в кадровую базу общеимперской системы управления. Борцами с “русификацией” были не столько те, чье национальное достоинство действительно было унижено и оскорблено, сколько те, чьи спесь и великодержавные националистические “элитарные” притязания оказались в России неуместны. Примером тому сподвижники Т.Костюшко, одного из лидеров восстания в Польше c целью отделения от России во времена Екатерины II, не пожелавшие освободить своих крепостных, вследствие чего восстание выродилось в шляхетскую “бузу”. Они бузили потому, что лишены были возможности пановать на Украине, как это было несколькими веками ранее. Атавизмы этого дожили даже до 1945 г., когда Войско Польское разпевало на марше строевую песню “Една Польша еднакова от Киева до Кракова” в тылах Советской Армии (на передовой не до строя, а в бою не до песен).

 То есть до 1917 г. в России несколько столетий, хотя и преодолевая кризисы, но в целом устойчиво делали то, что Запад ещё только намеревается проделать на основе Маастрихтских соглашений, во многом, кстати, повторяющих Хартию СС 1944 г., когда внутри СС возникла оппозиция Гитлеру. При этом ещё — особый вопрос, удастся ли народам Европы сохранить их национальные культуры, или тамошние международники-интернацисты (не обязательно марксисты) сумеют их извести в целях упрощения миграции рабсилы и заместить национальные культуры “пролеткультом” — масскультурой — попкультурой: культурой трудящихся масс — лишенной корней в историческом прошлом, и потому — безнациональной, скроенной на основе какого-нибудь хеви-металл-рок-“эсперанто”, над которой якобы возникнет некая общевселенская (космополитичная, универсальная) культура “эли­­тар­ного” псевдочеловечества. В России же интернацисты-марксисты, пришедшие к власти в 1917 г., в своём большинстве не пережили 1937 г. вследствие того, что устойчивость общероссийского управления превзошла возможности “тайных” доктринеров Запада по её уничтожению.

Это тоже не “случайность” и не ошибка Истории. Ещё в период кризиса Золотой Орды было два центра консолидации русских земель: Москва и нынешний Вильнюс. Вильнюс действовал столь успешно, что Калуга (около 190 км к юго-западу от Москвы) была крепостью на границе с Литвой. То есть Вильнюс в древности имел реальные шансы стать со временем “столицей СССР”. Но с отказом от самобытности развития и принятием западной ориентации, Вильнюс потерял власть над обширными территориями, ставшими современной Россией. Они отошли к Москве потому, что самобытное Московское качество устойчивого управления было выше, чем альтернативное ему самобытное западное качество управления.

И соответственно этому западничество расцветало в России изключительно как эксплуататор возникавших кризисов самобытного развития многонационального российского общества — смута, наполеоновцы, декабристы, марксисты, диссиденты, современные “демократизаторы” — возникали как внешняя или внутренняя, но одинаково крайне поверхностная реакция на кризисы самобытности. В глубине же кризисов и в предистории их возникновения можно проследить деятельность западных агентов влияния, так или иначе насаждавших мнение о том, что общечеловечность это и есть Запад, как единственно передовая региональная цивилизация: Лефорт при Петре I; “гувернеры” декабристов; университетская зубрежка западной литературы при собственном бездумье (марксисты), — разрешая одни кризисы несостоятельности западенства в России, порожденные западниками в прошлых поколениях, сами сеяли семена будущих кризисов.

Всё сказанное позволяет понять, что Запад — всего лишь региональная цивилизация, от рождения своего зараженная экспансией разпада империи древнего Рима. В прошлом она включала в себя многие национальные государства, непрестанно враждовавшие между собой, и только теперь в ней начинают строить систему внутренне бесконфликтного управления жизнью людей в общей им всем цивилизации.

Россия же, — по крайней мере, со времени взятия Казани — региональная цивилизация многих нардов в границах одного, общего им всем многонационального государства, в котором внутренние войны — эпизоды, а не норма существования: “100-летняя война”, “30-летняя война” — это из истории Запада, а не России. Россия-цивилизация развивалась внутренне мирно потому, что уже давно имела иерархически эшелонированную систему управления цивилизацией, устойчивую ко внешним вторжениям, как к силовым, так и к информационным. Государственность в ней — только один из эшелонов управления, причем не наивысший в потоке осуществления полной функции управления, по какой причине преобразования государственности в Российской цивилизации имеют только видимость аналогий с возникновением и разпадом империй в Западной цивилизации.

Заодно укажем, что не вполне общепонятному латинскому слову “цивилизация” есть однозначно понимаемые русские эквиваленты: самобытность, самобытный образ жизни, естественно — народа, поскольку человек существо общественное.

Соответственно этому, православной интеллигенции следует понять, что Россия вообще — не государство, а тем более не православное государство в её исторической особенности. И жизнь в России народов, исповедующих иные вероучения, только видится им как выражение превосходства православного вероучения. В несостоятельности православного самомнения все могли убедиться в 1917 г., когда господствовавшее православное — псевдо-христианское мировоззрение властной “элиты” — не смогло разрешить без катастрофы очередной кризис развития региональной цивилизации России: Бог поругаем не бывает, а праведность не искореняет. Точно также и все мусульманские государства, в прошлом влившиеся в Россию, рухнули вследствие уклонения их правящих “элит” от рекомендуемого Единым Заветом в его кораническом изложении, а не по причине превосходства “пра­во­славия” над “исламом”.

Россия — региональная цивилизация многих народов в границах одного общего им всем единого государства. России свойственен некий предопределённый смысл её развития, и потому она обладает глобальной значимостью, как и любая другая региональная цивилизация, не изжившая себя внутренне. При этом в организации общецивилизационного управления Россия более совершенна, чем Запад. Последнее непонятно только при паразитически потребительском отношении к жизни всей планеты Земля.

Объективно: люди — часть биосферы планеты. Если внутрисоциальные отношения в пределах допустимого, то биоценозы устойчивы при смене поколений организмов в них, а среда обитания не является угрозой для жизни общества во многих поколениях людей, ибо здоровье обретается в Природе, а не в клинике, не в аптеке или гермоблоке с протезом среды обитания.

Но Запад, а не Россия и не Восток, ещё к концу XIX в. (!!!) своим способом существования общества поставил всё человечество на грань военного или биосферно-экологического самоубийства по причине того, что изначально самоуправление обществ в целом в цивилизации Запада осуществляло принцип «после нас — хоть потоп!», вследствие чего технико-технологический прогресс в нём так же был и есть вне морально-этического контроля. В XX в. этот способ “жизни” разразился биосферно- экологическим и социальным кризисом глобальных масштабов, к которому библейский Запад неуклонно вёл дело около 2000 лет, не взирая на многочисленные предостережения. Это несовместимо с притязаниями Запада на культурное лидерство в человечестве: такого рода притязания — стадная шизофрения — мания величия в психиатрическом понимании этого термина.

Преодолевать кризис и его последствия придётся на основе покаяния в содеянном, отказа от западного образа “жизни” и выработке иных жизненных идеалов: то есть не Россия, а Запад — длящееся более 2000 лет знамение ошибочности избрания целей и способов жизни людей в обществе. У России — иные проблемы.

Вне библейского Запада — самоуправление обществ в целом исторически устойчиво было построено так, что В НРАВСТВЕННО И ЭТИЧЕСКИ УЩЕРБНОМ ОБЩЕСТВЕ блокировался и тормозился научно-технический прогресс. Пример тому — Россия, в которой для многих ученых и изобретателей до 1917 г. личной жизненной драмой была очевидная никчемность их разработок на любимой Родине, что выражает исторически объективно фундаментальность обществоведческого знания, на основе которого естественнонаучное и технико-технологическое только и может быть безопасным для жизни. В эпоху “демократизации” России эта драма возобновилась. Но тем самым нравственно и этически извращённое, невызревшее общество исторически длительно защищено от его же злонравия, которое лишено возможности злодействовать на основе высоких технологий и высокой энерговооруженности, разрушая Природу в себе и вокруг себя и угнетая жизнь других народов.

Неоспоримый взлет науки и техники в СССР в 1930-50-е гг. (победили в Великой Отечественной войне своим оружием; первыми вышли в космос; самый низкий в нашей истории и современном мире уровень детской смертности — 1959 г. — и т.п.) в своей основе имеет нравственное и, сопутствующее ему, этическое преображение общества, которое проложило себе дорогу через потрясения 1905-30‑х г.: Для большинства населения страны слово товарищ, сменившее в обращении людей друг к другу словесную пару “господин” — “ваш покорный слуга”, действительно выражало равенство личностей в общении вне зависимости от должностей и наград. Трудящимся и совестливым нет причин холопствовать друг перед другом и унижать друг друга высокими и низкими званиями.

Многие оставили воспоминания о том, что они лично расходились во мнениях со Сталиным и доходили в разногласиях до ругани[124]; и Сталин уважал тех, кто способен был отстаивать своё мнение. Есть люди, которые посчитали своим долгом вспомнить, как Сталин сам разыскивал их, чтобы извиниться, когда был не прав; о его преемниках вспоминают иное...

Застой начался с этического регресса: одни почувствовали себя “элитой”, в прочих увидели “рабочее быдло” и осознали себя “господами” над прочими — “товарищами быдловыми”. И поэтому, чем чаще в наши дни россияне употребляют слово «гос­подин», холопствуя перед психопатами, возомнившими себя “господами”, тем хуже и для “господ”, и для холопов будет будущее:

Взращиваемые нравственность и этика предопределяют будущее бытие.

Общества всегда некоторым образом управляются и в общественном самоуправлении выражают себя реальные нравственность и этика (и, прежде всего, нравственность и этика религии — обоюдосторонне направленные взаимоотношения человека и Бога, истинного надмирного), порождая нравственность и этику новых поколений, вступающих в жизнь. Региональные цивилизации в одно и то же историческое время отличаются в их духовности — жизненными идеалами и путями и средствами их достижения, которые в совокупности образуют концепции устройства жизни многих поколений. И вне зависимости от того, как выглядит жизнь в каждой из них; какой бы ни была пропасть между несомыми идеалами и реальностью; как и чем бы ни был замусорен уровень сознания в психике населения: — пока свойственная региональной цивилизации концепция самоуправления общества существует хотя бы в неосознаваемых образах или “коллективном безсознательном”, цивилизация жива. Объединение в одной цивилизации разных культур и их развитие, взаимно поддерживающее общую целостность, — в своей основе имеет тождество концепций и их взаимную дополнительность в несовпадающих аспектах.

В культуре общества концепции управления находят своё выражение в сфере идеологии народов и их социальных групп: классов, мафий и т.п. Смысл каждой из концепций общественного самоуправления неизменен вне зависимости от того, выражен он в форме вероучения, эпоса, сказок, притч, анекдотов или обществоведческой науки, хотя форма выражения может изменяться в зависимости от исторических обстоятельств. И поскольку всякое общество всегда некоторым образом управляется, то концепции его самоуправления объективно существуют всегда, вне зависимости от того, как они выражены и насколько осознаются обществом. И различие внутренней истории региональных цивилизаций обусловлено тем, что в исторических событиях выражают себя как господствующие, так и им альтернативные духовности людей, а также и свойственные каждой из них концепции общественного самоуправления.

В обществе может одновременно существовать несколько концепций, несомых разными его социальными группами, и среди концепций могут быть взаимно изключающие по целям и средствам их достижения. Цели и средства взаимно соответствуют в своём большинстве, и потому действия в соответствии с одной концепцией разрушительны или неуместны с другой. Но если люди не различают концепций и свойственных им целей и средств, то в обществе может возникнуть «концептуально неопределённое управление»[125].

В концептуально неопределённом управлении одновременно проводятся в жизнь мероприятия, свойственные взаимно изключающим концепциям жизненного устройства общества. В концептуально неопределённом, всегда внутренне антагонистическом управлении не удается достичь приемлемым образом целей, свойственных ни одной из концепций. И это, с течением времени, вынуждает к переосмыслению прошлого, пересмотру концепций и избранию достаточно определённой концепции, сообразно которой в дальнейшем и строится управление.

Концептуальная определённость в управлении — по существу — есть самодисциплина, так или иначе выражающая себя в поддержке действиями одного и в саботаже и целенаправленном противодействии другому. При взгляде с таких позиций разпад СССР — это кризис в развитии России — одной из региональных цивилизаций планеты, возникший вследствие неспособности её общества ЗА-благо-ВРЕМЕННО освободиться от изжив­ших себя концепций в ранее проводившемся концептуально неопределённом управлении.

Выход из кризиса — в таком понимании его существа — предполагает то же самое средство, каким его возможно было в прошлом предотвратить: различение действующих модификаций взаимно изключающих генеральных (т.е. объёмлющих несколько частных) концепций в спектре разнообразных выражений каждой из них. Это — информационная основа концептуально определённого управления, поскольку никакая деятельность невозможна, если предметы и средства деятельности неразличимы в окружающей их обстановке в процессе её изменения: либо деятельность вырождается в суету на ярмарке тщеславия; либо вызывает нежелательные непредсказуемые последствия и сопутствующие эффекты, не устранимые уже имеющимися в разпоряжении возможностями.

Людям даётся способность к различению в темпе развития жизненных ситуаций. Отрицать это — значит лицемерить, вводя в заблуждение окружающих: «Лицемеры! Различать лице неба и земли вы умеете, а знамений времен не можете? (знак «?» устранен цензорами Благовестия)», — Матфей, 16:3 и Лука, 12:57, продолжает: «Зачем же вы по самим себе не судите, чему должно быть?»

И соответственно, исторически реально можно выявить всего две генеральные концепции организации жизни людей и управления в обществе, различие в степени смешения и реализации которых в их региональных и национальных модификациях создает всё известное разнообразие жизненных укладов.

ПЕРВАЯ. Управление ведётся социально узкой замкнутой корпорацией в её корпоративных интересах. При этом корпорация воспроизводит себя на основе кланово-“элитарной” социальной базы, в которую доступ из иных социальных групп статистически редок, по причине того, что корпорация его закрывает. Остальное общество — подавляющее большинство населения — довольствуется благами цивилизации по остаточному принципу, а его недовольство “элита” игнорирует и подавляет, насколько это ей удается. Не-“элитарное” большинство не в состоянии оказать эффективное противодействие правящей, угнетающей его жизнь “элите”, поскольку настолько занято трудом, что не имеет возможности в течении срока человеческой жизни воспроизвести знания и практические навыки, необходимые для замещения “элиты” в сфере управления общественного в целом уровня значимости. Оно вынуждено терпеть угнетающую вседозволенность возомнивших себя “элитой” просто потому, что имеет ощущение, что жизнь в социальном хаосе — внутриобщественной войне каждого против всех доступными ему средствами — ещё хуже.

Основой этого типа общественного устройства является “Тайная” доктрина, согласно которой доступ к освоению знаний и навыков под разными благовидными предлогами и прямым угнетением для не-“элитарных” социальных групп ограничивается. Всё общество предстает как многоступенчатая пирамида — иерархия холопско-господских  личностных  и кланово-родствен­ных отношений. В основе иерархии лежит информированность и освоенные практические навыки, замкнутые в системе родовых тайн и взаимных посвящений, определяющих положение персоны и рода в толпо-“элитарной” пирамиде общества. Таимые знания, монопольный доступ неоправданно узких социальных групп к их освоению, в условиях господства сиюминутно-своё-корыстной нравственности и зависти к богатству и бездельничанью являются средством создания вторичной монополии: монопольно высоких цен на продукт “элитарного” управленческого труда в обществе.

Духовность в таком обществе отождествляется с «мерой иерархической значимости», а “иерархическая значимость” в обществе предполагает обладание “духовностью” определяемого иерархией уровня или отказывает в таковом: место красит человека, сама же духовность и человек — её носитель — отрицаются: «я — начальник, ты — дурак; ты — начальник, — я дурак». Высокое степенство возпринимается как высокое человеческое достоинство: на “вершине” социальной пирамиды — кланы, воспроизводящие высших посвященных, якобы знающих смысл жизни и таинственным образом водительствуемых свыше; внизу — “рабочее быдло”, которое может об  изключительно этом своём предназначении, приданном ему “сверхэлитой”, и не догадываться, полагая, что его человеческое достоинство выражается в достатке роскоши и удовольствий, “хлеба и зрелищ”, либо в профессионализме, не желая понимать, что избира­тель­ные политические церемонии и посвящения — это тоже зрелище-шоу, а профессионализм — всего лишь основание, чтобы иметь роскошь и прочие “хлеб и зрелища”. “Хлеб и зрелища” — так же как и доступ к профессионализму — разпределяются “высшими” по их произволу (см. монолог Великого Инквизитора у Ф.М.Достоев­ско­го) и имеют весьма отдаленное отношение к достоинству человека и проистекающим из него 1) обязанностям человека и 2) правам человека. Всё это — приданое к строю психики, определяющему достоинство человека либо отсутствие такового:

·   у человекообразных цивилизованных животных (если их поведение диктуется инстинктами, над которыми они не вольны);

·   у биороботов, чье поведение безусловно подчинено порождениям культуры (не передаваемой генетически информацией, ставшей не осмысленным или извращённо осмысленным достоянием их психики);

·   демонов, которые упиваются своим индивидуализмом, разумностью и прочими способностями.

При следовании этой концепции национальные “элиты” отличаются одна от другой не больше, чем в Мёртвых душах” Плюшкин, от которого разбегаются крепостные и который голодает сам, отличается от Собакевича, который и сам в достатке и породистые крепостные на крепком хозяйстве сыты и обустроены. Протекает ли это в форме узаконенной работорговли или в форме западной демократии (в бухгалтерских учебниках которой до сих пор встречаются подразумевающие работорговлю де-факто оговорки: «хотя персонал фирмы — её самый ценный капитал, однако он балансовому учёту не подлежит») — это единый “элитарно”-невольничий строй — многолико лицемерный в отрицании равенства человечного достоинства людей. Слова при этом могут произноситься любые, но сертификат о иерархической значимости в любом его виде — от формы носа, мозолей на руках, до диплома лауреата и номинала на текущем счету — первооснова для начала общения индивидов.

Эта концепция при своём осуществлении порождает одну исторически значимую модификацию. Одна из множества региональных групп высших посвященных начинает относиться к аналогичным ей группам высших посвященных в других обществах, как к “рабочему быдлу”, вследствие чего в параллельные иерархии в сопредельных регионах вводит заведомо ложную информацию. Допустив её внедрение, соседние иерархии утрачивают управленческую дееспособность и становятся тем более подчиненными иерархии-агрессору, чем больше они убеждены в своём самодержавии духа[126]. Это — холодная война: по её существу — информационная война: “веришь — не веришь”; “поймёшь — не поймёшь”; приемлешь жизнеубийственную ложь, либо держишься истины по совести и потому дано Свыше Различать всё и вся в темпе развития ситуации.

Холодная война исторически реально ведётся на протяжении нескольких тысячелетий: в результате неё рухнул древний Рим и возник современный Запад. И Россия — это Россия, а не часть Запада, потому что не побеждена в этой холодной войне уже более 1000 лет. Цель войны — глобальный толпо-“элитаризм” — “элитарно”-невольничий строй на всей планете в какой-нибудь из его благовидных форм: например, в форме Западной “де­мо­кра­тии” — для начала[127].

Иосиф (Иаковлевич), Моисей, Иисус, Мухаммад приходили для того, чтобы его изжить вообще, дабы все на Земле имели жизнь и имели её с избытком. Отговорки о том, что пророки имели в виду “жизнь с избытком после Судного дня” — позднейшая отсебятина. Если бы посланники это и имели в виду, то они бы так прямо и сказали. Иначе бы не было сказано через Иисуса: «С сего времени (имевшего место 2000 лет тому назад) Царствие Божие благовествуется и каждый усилием входит в него». «Не придет Царствие Божие приметным образом». И от этих слов рухнул императорский Рим и Иудея. Не было бы сказано через Мухаммада: «Он — Тот, Который послал Своего посланника с прямым путем и религией истины, чтобы проявить её выше всякой религии, хотя бы и ненавидели это многобожники». И от этих слов рухнули Персия и Византия, закосневшие в самодурственной отсебятине — угнетении одними жизни других. Бог не искореняет праведности на Земле.

Отсебятина, извращающая смысл Единого Завета, проистекает от “тай­ных доктринеров”, навязывающих “Тайную” доктрину, как способ жизни, и уклоняющихся тем самым от Истины, и чему сопутствует необходи­мость для них паразитировать на жизни других, пока те тому потакают, ибо в самих паразитах нет Духа жизни, который уклоняется от лукавства и неправды.

ВТОРАЯ КОНЦЕПЦИЯ. Социальной базой управленческого корпуса, всего лишь осуществляющего надсоциальную власть в обществе, является всё общество, а в управлении общество следует концепции сохранения биосферы и семей (Коран: «А может быть вы, если отвратитесь, будете портить землю (после устроения её) и разрушать родственные связи? — это те, кого проклял Бог».) с целью удовлетворения жизненных интересов всего населения, включая и безопасность всех людей, начиная от психологической, кончая экономической и физической, телесной безопасностью.

Эта концепция изключает холопско-господскую иерархичность личностных отношений потому, что для каждого человека в ней Господин — Один Бог, Сам отрекшийся от вседозволенности и предписавший Самому Себе быть милостивым (Коран, 6:12, 6:54), дарующий Любовь верующим Ему. Все остальные — либо Ему верные слуги, либо богоборцы, предоставленные их самонадеянности и ухищрениям по их отсебятине до срока. Все же люди — верующие Богу и добровольно исполняющие Его благой промысел, в котором нет внутренних антагонизмов; нелюдь же свободна от этой религии. И потому все люди — товарищи, друзья, братья по духу, но никак не господа и не холопы и не собственность одни другим. Именно в этом реализуется смысл первой и второй заповедей в Благовестии Христа.

В слове же «господин», обращенном к особи вида Человек Разумный, выражено не уважение одного человека к другому (для этого есть крайне редко употребляемое обращение: уважаемый), а холопство одного перед другим, которого он сам превозносит до значимости Господа Бога или потакает самопревознесению другого вопреки тому, что Бог заповедал людям любить друг друга и, веруя Ему, не творить кумиров себе.

Это человечность. Иосиф, Моисей, Иисус, Мухаммад, непреклонно исполняя волю общего всем Бога, учили этому образу жизни. И в нём нет места иерархиям “гуру”, поскольку в Царствии Божием — Небесном и Земном — Дух Святой — наставник на всякую истину по мере возникновения необходимости в ней у каждого; если конечно, человек сам не отвращается от истины, когда та приходит к нему непосредственно в наитии Святого Духа, либо опосредованно: через других людей, вестников, через памятники культуры общества или же на неформальном «Языке» жизненных знамений от Бога.

В этой концепции профессиональные различия и соподчиненность профессий, статистика их редкости и статистика воспроизводства разнородного профессионализма, необходимого обществу в его жизни, не может быть основой многоступенчатой — явной и таимой — иерархии холопско-господских (равно: шпанско-пахан-ских) личностных и клановых отношений и угнетения одних людей другими. Этого не может быть ни в законных, ни в незаконных формах, ни даже по умолчанию, таимому в глубинах душ, ибо Бог — сердцеведец и знает всё. И Он — единственный Господин для людей, обладающих равным человеческим достоинством, вне зависимости от обретенных профессий.

Обе концепции имеют множество модификаций глобальной и региональной значимости каждая, а концептуальная неопределённость управления порождается их разнообразным взаимопроникновением в осуществляемую в конкретном управлении частную концепцию.

Но Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них. Царствие Божие благовествуется, но не навязывается и каждый сам усилием входит в него, если того пожелает, изменяя что-то в себе самом, отказываясь от чего-то, а что-то избирая и прилагая усилия, чтобы осуществить избранное. Это и приводит к смене одних концепций другими и концептуальному размежеванию с неугодными концепциями и практикой их реализации. И поэтому не должно относиться, как к салонному “элитарному” афоризму, ко сказанному К.Прутковым: «Не в совокупности ищи единство, но более — В ЕДИНООБРАЗИИ РАЗДЕЛЕНИЯ».

И в этом — сохранение России — региональной цивилизации, самобытности жизни многих народов, обладающей глобальной значимостью и смыслом своего существования, как и все региональные цивилизации, не изжившие себя опьянением ложью и словами, смысла которых они не понимают.

30.06. — 07.07.1995 г.

(Уточнения: 02 — 29.12.1995 г.; 26.01.1999 г.)


11.3. Правое дело — не дурная затея.

 «Наше дело — правое! Победа будет за нами!» В этих словах И.В.Сталина выразилась ЦЕЛЕ-устремленность народов СССР жить людьми, а не существовать в качестве рабочего быдла для удовлетворения больших и малых нужд и прихотей “расы господ”. Значимо также и то, что народная память не сохранила ни одного анекдота, в котором И.В.Сталин был бы представлен слабоумным, хапугой или крохобором. Из этого можно понять, что дурость, хапужничество, крохоборство в правом деле неуместны, а обладающие такими качествами или срывающиеся к ним в соблазне обстоятельств, к правому делу неспособны.

Дурное же дело — не хитрое. В русском языке слово «дурной» имеет значение не только «глупый», но и «плохой», что понятийно связывает слабоумие, неумение и нежелание мыслить и плохость дел. «Хитрость» же далеко не во всех случаях обман и лукавство, но и внешне видимая непредсказуемость высокого профессионализма для зрителей и его противников. И правое дело — не дурное, но разум в нём противостоит лукавству и обману дурных затей.

Прежде чем осуществиться в жизни, всякое дело нуждается в делателях. И в обществе делатели откликаются на слова: либо понимая то, что за словами; либо по бездумью не предвидя, что на словах — одно, а на деле будет другое. И потому жизненно необходимо за-БЛАГО-временно проникать сквозь слова в смысл дела.

Правое дело выражает себя в прямых словах, понимаемых большин­ством единообразно, и поэтому смысл слов и последующих за ними дел тех, кто привержен правому делу, совпадают и необратим.

Лукавое дело — дурная затея — выражает себя в словах, понимаемых в переносном смысле или многозначных, а также в словах-“вывесках”, которые каждый должен сам осмыслить из контекста, в котором их приводят статистически чаще, подчас вопреки им свойственному изначально смыслу.

И потому в правое дело возможно войти, освоив его смысл в некото­рых образах, даже не переняв слов. Но в лукавое дело возможно вляпаться, переняв слова и не поняв, что за словами злоумышленно сокрыт изна­чально отрицающий смысл их дела.

И потому, дурное дело — вляпаться в лукавое и стать в нём рабочим быдлом по причине того, что за-БЛАГО-временно не пожелали или не удосужились проникнуть сквозь слова в смысл дела и убедиться в том, что это дело — Ваше Правое дело; либо передоверили эту экспертизу другим, почитаемым за авторитетов или не ошибающихся вождей. И потому лука­вое дело и дурное — едины в их результатах, в которых проявляется их общая суть. И это их единство приводит к вопросу, адресуемому многим политикам: «Скажите честно: вы дурак или враг народа?»

Дурное дело начинается с произнесения “общеупотре­бительных” слов, а равно внимания им без со-ОБРАЖЕНИЯ: образ отличен от слова, слово только вызывает образ. И если человек, говоря и слушая, не со-ОБРАЖАЕТ речь, то он не отличим от магнитофона или станка с ЧПУ[128], поскольку не со-ОБРАЖАЯ, он низводит себя до состояния технического устройства — робота на основе бионосителя вида Человек Разумный; а его поведение программируется словами, смысл которых проходит мимо его осознания и понимания. Такая речь и внимание ей без-ОБРАЗНО активизируют “подсознательные” автоматизмы. Это — одна из разновидностей одержимости, вследствие чего на деле получается безобразие. Но этика, уместная в обществе людей, неуместна в общении человека и запрограммированного автомата в образе человеческом.

Тем более с осторожностью следует пользоваться словами чужерод­ных языков и мертвых языков (в том числе и “языков” в смысле: народов), не забывая о том, что в тех языках, откуда они привнесены в родной язык, чужеродным словам свойственны определённые образы и смысл, которые недопустимо извращать, потому что это — дурное дело, в котором сокры­то некое МЕЖДУ-народное лукавое дело.

И сказанное — не бесцельная игра словами в филологическом абстрак­ционизме, а путь преодоления современного российского кризиса, затронувшего практически все стороны жизни большинства семей. Это кризис — разплата за многовековую концептуальную неопределённость общественного управления, возникшую в словоблудии без смысла и в словоблудии с лукавым смыслом, одинаково разрушительными для жизни народа; когда всё “само собой разумеется”, но не разумеется единообразно.

За примерами такого рода слово- и мыслеблудие далеко ходить не будем, а вернемся к уже цитированному отрывку из якобы правой и патриотической “Молодой гвардии”, № 2, 1995, стр. 147:

«Что значит Россия в противостоянии Христианского и Мусульманского миров — со всей очевидностью раскрывается сейчас. Это единственная страна, которая может сдержать исламский фундаментализм. Угрозу со стороны арабских мусульман ощущают сегодня уже во Франции. России, а не США, предстоит играть роль главного регулятора отношений между христианской Европой и мусульманской Азией. Для этого недостаточно иметь сильный ВПК, должна быть мощная идеология».

Так получилось, что в кривом зеркале цитированного высказывания сконцентрировались и извратились действительно значимые вопросы, ответы на которые и словом и делом определят будущее глобальной цивилизации и всех региональных цивилизаций; и в особенности будущее региональных цивилизаций Запада и России.

Прежде всего, следует по-русски изъяснить смысл филологического пугала «исламский фундаментализм», привнесенного в русский язык социальной магией, ворожбой, дабы закодировать психику всех русско-язычных на неприязнь и враждебность ко всему, связанному с Исламом.

Арабы понимают своё родное слово «ислам», как жизнь и деятельность людей в покорности каждого Богу по совести; Осуществить в жизни общества Ислам — благо, ибо в мировоззрении верующего Божий промысел обо всех и всем — благо неоспоримое. «Основание» — русский эквивалент мертвого латинского «фундамент». Основа всякой деятельности — способность к Различению разных явлений, их образов, качеств, количеств, смыслов и т.п. в ходе самой деятельности; иными словами — в темпе развития ситуации.

Соответственно, чтобы пребывать в Исламе — в арабском понимании этого слова — прежде всего необходимо Различать, что в деятельности человека и обществ Богу угодно, а что Богу противно и способно навлечь Его гнев: «О те, которые уверовали! Если вы будете остерегаться вызывать гнев Божий, Он даст вам Различение и очистит вас от ваших злых деяний и простит вам. Поистине, Бог — обладатель великой милости!» — Коран, 8:29.

То есть, если не извращать смысла иноязычных слов «ислам»-ский «фундамент»-ализм их употреблением изключительно в негативном контексте, дабы за ними подразумевали объективно противное их изначальному смыслу, то можно понять, что идеалы исламского фундаментализма, как способа жизни общества, по-русски выражаются в словах Царство Божие на Земле.

Верующему понятно, что самая мощная идеология — идеология Соборности людей в Царствии Божием на Земле, по какой причине необоримо противостоять ей невозможно, хотя временное опьянение иллюзией богоборческого успеха — возможно. Для неверующего «Царство Божие на Земле» — пустые слова, однако имеющие смысл в качестве идиомы, однозначно понимаемой в переносном смысле, в которой выражена исторически реальная мечта многих поколений людей о справедливости, господствующей в жизни общества.

Поскольку большинство людей жизнь по справедливости предпочло бы мертвящей вседозволенности в законе и беспределе, то, если заявить прямо: «Мы хотим, чтобы Россия всей своей мощью воспрепятствовала разпространению по Земле Царствия Божиего» — сподвижников на это дело будет не собрать ни среди верующих, ни среди неверующих; но все противники этой дурной затеи — сплотятся. Поэтому её хозяевам приходится лукавить, завлекая ворожбой от языкознания в дурное дело эмоционально неуравновешенных людей, и употреблять для заклинания социальной стихии филологические абстракции, которые каждый осмыслит из подсунутого ему контекста, — если не поймет, в чём суть дела, к которому его призывают лукавыми словами.

И для понимания враждебности Запада, направленной против Ислама, необходимо обратить внимание на то, что Кораническая культура в Азии в наши дни — историческая данность. “Христи­анская Европа” (а тем более Америка) в наши дни — филологическая абстракция, за которой исто­рически реально скрывается вожделенное многим “гражданское общес­тво”, в котором политика — якобы “сама по себе”, а вероизповедание (или безверие) — якобы “частное дело” каждого и тоже — “само по себе”, хотя и в Европе, и в Америке есть те, понимает их бесперспективность и искренне ищет альтернативу.

“Гражданское общество” Евро-Американского библейско-марксист­ского конгломерата — не филологическая абстракция, а способ существо­вания людей в одном из регионов планеты. Оно возникло из вероучи­тельства исторически реальных — не идеализированных -“христианских” церквей и синагоги, которые, взаимно дополняя друг друга концептуально, делают одно и то же, свойственное их общим лукавым хозяевам дело. Когда с провозглашением “свободы совести” шелуха слов вероучений, всё же мешавших отъявленной вседозволенности и цинизму, была оставлена, то прежде сокрытое безбожие в вероучительстве прошлых веков просто обнажилось и в идеологии “деидеологизации”, и в делах современного нам “гражданского общества”.

Синагога в течение веков упорствует в пропаганде расово-“элитар­ной” доктрины иудейского господства над всеми народами на основе извращённого ещё в древности Ветхого Завета, талмудически отрицая Иисуса в качестве Мессии (евр.), Христа (греч.), Помазанника Божиего (русск.). А исторически реальные церкви стали господствующими лишь после того, как отвергли учение Христово, подменив его в своём вероучительстве никейско-карфагенским каноном, какое отступничество и выразилось в их общественной деятельности: инквизиция, иезуиты, колониализм и рабовладение, многочисленные войны в Западной цивилизации и её ростовщическая паразитическая агрессия — свидетельства отступничества её от Бога и её анти-Христианства. Иерархии церквей имени Христа, вопреки Единому Завету, который возобновил в обществе Иисус в его время, навязывают пастве иерархию личностных и клановых холопско-господских отношений в качестве образа Царствия Божиего на Земле. Для этого они в ранг Христов — Помазанников Божьих — по людскому самовластью возводили коронованных особ и церковнослужителей; а Божьего человека Иисуса они объявили «Богочеловеком», проголосовав, как на пленуме ЦК, (218 — «за», 2 — «против») на Никейском соборе 325 г. за внесение существа ведической-магической (зна­харской демонической) культуры в формы религии единобожия, которой учил Иисус. Подчи­не­ние же якобы христианского мира расово-“элитарной” доктрине хозяев синагоги, церкви обеспечивают навязыванием пастве мнения о священ­ности и неизменности текстов Ветхого Завета, лежащих в основе библей­ской культуры.

Когда уровень энерговооруженности и технологических знаний сделал возможным дать в изобилии “хлеба и зрелищ” множеству беззаботно-бездумных индивидуалистов Запада, то анти-Христианство хозяев обоих семейств библейских культов обрело возможность не покрывать своекорыстного самодурства своего авторитетом Бога, Его пророков и писаний, называемых “священ­ными”.

Кораническая культура, также обладающая глобальной значи­мостью, — помеха этому способу существования паразитов и их ленивых умом, самонадеянных невольников. Именно потому “гражданское общество”, которое настаивает, что “религиозные убеждения — частное дело каждого”, пытается сплотить всех индивидуалистов-частников на борьбу с Коранической культурой, отказывая своим членам в их якобы частном праве проповедовать и исповедовать Ислам, изображая его социальной опасностью глобальной значимости.

Но кроме разногласий по вопросам этики, свойственной религии человека и Бога («религия» — связь, в переводе с латыни), разногласий о посягательстве на разпятие Христа и разногласий по догматике (“Троица”) и т.п. для хозяев “гражданского общества” Запада есть обыденно повсед­нев­ные причины, чтобы в очередной раз за 1300 лет как-то попытаться изжить проблему исламского фундаментализма.

24.07 — 08.08.1995 г.

(Уточнения: 29.12.1995 г.; 26.01.1999 г.)


11.4. “Гражданское общество”:
уголовщина и психопатия

В повседневности хозяевам “гражданского общества” неприемлем не “богословский фанатизм” исламистов, а содержание Коранического учения об организации жизни людей в обществе и, в частности, об их хозяйственной деятельности, являющейся основным средством удовлетворения потребности людей во всех современных региональных цивилизациях.

Так сложилось исторически реально, что Коран — единственная из вероучительных книг, переживших века, в которой многогранно и определённо говорится о том, что вроде как бы и само собой разумеется истинным настолько, что об этом можно было бы и не говорить, если бы истинное не отвергалось всем образом существования цивилизации Запада, а в своей социологической науке его “интеллигенция” не пыталась бы утвердить в качестве истинных — мнения противоестественные. И эта особенность региональной цивилизации Запада, претендующей учить жить других, придаёт Корану уникальную значимость в культуре всего человечества. Но прежде, чем говорить об этом, необходимо ясно увидеть, что в сущности противостоит Коранической культуре.

Если называть вещи своими именами, то “гражданское общество” Запада — жизнеубийственный монстр, возникший из двухадресного библейского вероучения.

АДРЕС ПЕРВЫЙ — иудеям:

«Не отдавай в рост брату твоему (т.е. иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не-иудею) отдавай в рост; а брату твоему не отдавай в рост, чтобы господь бог твой благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идешь, чтобы владеть ею» (это касается не только древности и обетованной древним евреям Палестины). «И будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут», — Второзаконие. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в долги к ростовщическим кланам племени единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие арабы-палестинцы зависят от возможности поехать на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей!” — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы — король евреев!”); ибо во гневе моем я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверсты врата твои, не будут затворяться ни днем, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся» (Исаия).

По своему существу приведённое — пропаганда паразитической вседозволенности иудейского расизма, пропаганда завоевательных устремлений к господству над всеми народами Земли и пропаганда геноцида в отношении несогласных с паразитической расой господ. В итоге это — пропаганда космополитического тоталитарного угнетения всех, включая и саму “расу господ”.

То есть это — деяния, предусмотренные уголовными кодексами большинства “гражданских обществ” в государствах Запада, а также УК РФ[129] и ст. 74, в частности.

Этой пропагандой, разпространяя Библию в свойственных им редакциях, профессионально занимаются синагога и мнимо-Христианские церкви. Но “священность” Библии и традиционность изуродованной под её гнетом культуры делает весь этот антинародный агитпроп неподсудным и юридически безответственным, в отличие от многих ему противившихся на протяжении веков. Это — двойной моральный стандарт: искреннее криводушие и осмысленное лицемерие, свойственное библейской культуре и рожденному ею уроду — “гражданскому обществу”.

Ко­гда не­что по­доб­ное, но по ад­ре­су гло­баль­ной си­на­го­ги и раз­но­язы­ко­го ев­рей­ст­ва, про­воз­гла­ша­лось гит­ле­ров­ца­ми, то со­мне­ний в източни­ке док­три­ны гит­ле­риз­ма не бы­ло ни у ве­рую­щих, ни у атеи­стов. И по­то­му: Не­на­висть офи­ци­аль­но­го За­па­да к гит­ле­риз­му и скорбь по его жерт­вам — бла­го­об­раз­ное, но ли­це­мер­ное хан­же­ст­во. По су­ще­ст­ву в них за­пад­ные обы­ва­те­ли, а рав­но и по­ли­ти­че­ские “ли­де­ры”, вы­ра­жа­ют при­ся­гу на ло­яль­ность тем, кто де­ла­ет на про­тя­же­нии двух ты­сяч лет “мяг­ко” и куль­тур­но на в-то­ро-за­кон­ных ос­но­ва­ни­ях то, что про­воз­гла­сил Гит­лер, ко­то­ро­го про­сто под­ста­ви­ли нем­цам в “фю­ре­ры” с це­лью про­ве­де­ния об­раз­цо­во по­ка­за­тель­ной тор­же­ст­вен­ной пор­ки гер­ман­ско­го на­цио­наль­но­го ду­ха, да­бы дру­гим на­ро­дам бы­ло не­по­вад­но про­ти­во­бор­ст­во­вать ме­ж­дуна­род­ным “тай­ным” док­три­не­рам или по­ся­гать на их гло­баль­ную, “эли­тар­ную” мо­но­по­лию ти­ра­нить всех. “Майн кампф” по срав­не­нию с вы­со­ко­про­фес­сио­наль­ной со­ци­аль­ной во­рож­бой и ша­ма­низ­мом Биб­лии — кус­тар­ная по­дел­ка ма­рио­не­точ­но­го ди­ле­тан­та. 70 лет без биб­лей­ско­го гне­та, и 10 лет без мар­кси­ст­ско­го — впол­не дос­та­точ­ный срок, что­бы уви­деть и по­нять ска­зан­ное.

Согласно Корану приведённые цитаты из Второзакония и Исаии — самодурство, выражающее своекорыстную отсебятину таящихся хозяев иудаистских вероучителей; Божьего благословения стратегии многовековой холодной, т.е. по её существу — информационной войны за установление мирового господства паразитической вседозволенности заурядного расизма, благословения геноцида в отношении всех с ним несогласных не было, нет и не будет. Приписывать Богу благословение самодурственной мерзости — в нашем понимании — богохульство, отстраняясь от которого мы и приняли правописание в цитированных библейских фрагментах, отличное от канонов.

ВТОРОЙ АДРЕС Библии — условно называемые “христи­анами”. Их психика так же, как и психика иудеев, программируется на принятие Библии в качестве текста, в котором Божье предопределение общественного устройства и вразумление людям изложены без ошибок, злоумышленных изъятий и привнесения самодурства, извращающих смысл Откровений. Внутриобщественное поведение мнимых христиан программируется согласованно с приведёнными ветхозаветными цитатами на услужение “расе господ”, осуществляющих в режиме “зомби”" ростовщическую агрессию с целью установления мирового господства их хозяев, а также сопутствующий ей геноцид в отношении противящихся этой “тайной” доктрине, осуществляемой явно:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков: Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё». При признании священности Библии и неизвращённости в ней Откровений, — это подтверждение богоданности расово-“элитарной” доктрины “Второзакония-Исаии”. «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую. И кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду…» «Не судите, да не судимы будете…» — Это кодирование психики на подчинение доктрине “Второзакония-Исаии”.

Так канон Нового Завета и никейские вероучения дополняют ветхозаветно-талмудический иудаизм в библейской цивилизации, и потому они не являются защитой от алкогольно-ростовщической агрессии и тирании хозяев всех без изключения библейских культов. Именно по этой причине истинное безбожие библейской цивилизации Запада и обнажилось в “гражданском обществе”, когда социальная магия на основе программы телевидения — как более эффективное средство промывания мозгов беззаботно-самона­де­ян­ных потребителей, чем храмовая служба — заместила собой ритуальную ворожбу церквей и синагоги.

Холуизм и соглашательство со злодейством отличаются от долготерпящей Любви, непреклонно искореняющей зло добродетельностью. Поэтому православная иерархия и “интеллигенция” (как и прочие мнимые христиане) либо заведомо лицемерят, либо самонадеянно обольщаются, когда начинают говорить об особой роли православия в борьбе с мировым Злом. Они сами соучаствуют в его разпространении и утверждении, во-первых, доверившись авторитету ещё в древности извращённого “священного писания”, и, во-вторых, как следствие, программируя психику доверившихся их авторитету (а не Богу) толп “простонародья”; программируют одних на услужливое страстотерпие тирании, с целью поддержания её по умолчанию, а других — на соучастие в тиранстве.

И как следствие этого соучастия, церкви имеют раздвоенный ум, и, как всякий человек, с двоящимися мыслями, не тверды во всех путях своих (Послание Иакова, 1:8). Одним предлагается верить, что христианские церкви не дают догматов по вопросам общественной жизни (об их отсутствии прямо пишет в своём “Православном” катехизисе епископ Александр Семенов Тян-Шанский). Отсутствие же единых догматов по вопросам организации жизни людей в обществе и их хозяйственной деятельности, т.е. определённых общепризнанных христианами норм, преступление которых объективно антиобщественно и антибиосферно, открывает дорогу проведению в жизнь доктрины паразитической вседозволенности ветхо-заветно-толмудического расизма, устремившегося ЖЁСТКО ДИСЦИПЛИНИРОВАННО к мировому господству сквозь марево “плюрализма мнений”, возомнивших себя христианами, гуманистами, коммунистами, демократами и т.п. Успех экспансии этой доктрины — в концептуальной неопределённости управления, порождаемой никейскими церквями на уровне сознания лже-христиан. Он порожден принятием и соглашательством по умолчанию (т.е. на уровне подсознания) с иудаистско-тоталитарной догматикой по вопросам общественной жизни, которую Иисус отрицал.

И соответственно подсознательному молчаливому соглашательству с ветхозаветно-талмудической вседозволенностью церковь сознательно насаждает учение о иерархичности личностей людей, которая только выражается в титуловании: от «чей холоп? — спрашиваю», минуя “высоко­благородия” и “высокостепенства” до “величеств” разного рода, “высоко преосвященств” и “святей­шеств”.

Когда после 1917 года “священность” Библии была отвергнута государственностью России-цивилизации, иерархия церкви и интеллигенция стали подсудны и юридически ответственны (пресловутая ст. 58 о контрреволюционной деятельности) за навязывания народу мерзостного учения о холопско-господских отношениях в иерархии личностей в обществе, основанных на расовой изключительности, как об образе Царствия Божиего на Земле вопреки ясно сказанному Христом:

«Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришёл, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу (или жизнь?) Свою для искупления (или спасения?) многих» (Матфей, 20:25 — 28).

Это, заповеданное посланником Божьим, “православие” устраняет преданием своих старцев о “третьем Риме” — “элитарно”-невольничьей России, не внемля ни предупреждениям Евангелия об устранении заповедей Божьих преданиями старцев (Матфей, 15:1 — 11), ни репрессиям сталинизма, который не интересовался, кто сеет мерзость толпо-“элитаризма” в души людей по лукавству, а кто по дурости. И те, и другие по делам их были причислены к лику врагов народа.

В катехизисе епископ А.Семенов Тян-Шанский пишет: «Наконец, нельзя забывать, что Царство Божие “не от мира сего” (Иоанн, 18:36) (это — подлог, см. Иоанна 18:36 полностью: — наше замечание) и что на земле невозможно его конечное торжество». Но это — прямое и ясное выражение иерархом церкви исповедания им анти-Христианства, поскольку Христос учил: «Отче наш, сущий на небесах! Да святится Имя Твоё; да придёт Царствие Твоё; да будет воля Твоя и на Земле, как на небе», И в другом месте: «Не придёт Царствие Божие приметным образом». Из этого возможно понять, что для людей пути в Царствие Божие на Земле 2000 лет без малого как открыты, но Бог не насилует Своим всевластием никого, и что вследствие этого Царствие Божие придет неприметно, т.е. без революционных потрясений.

Византийское православие, придя на Русь и возомнив себя русским, преуспело за 1000 лет в клевете на Бога и в оболванивании россиян с целью приведения их образа жизни к требованиям ветхозаветно-талмудической доктрины расового “элитарно”-невольничьего строя, в котором россиянам уготовлено стойло и участь рабочего быдла.

Многовековой посев в души людей безысходности земных страданий, проистекающих из соглашательства с библейскими злоумышлениями, дал свои плоды жизненной неустроенности и отразился в скорбной поговорке невольников «Христос терпел и нам велел».

Но Христос не велел мерзости безсмысленного страстотерпия и подчинения злодейству одних и эксплуатации страстотерпцев другими. Он не велел, а учил совсем другому: «С сего времени Царствие Божие благовествуется, и каждый усилием входит в него».

И именно этому вхождению в Царствие Божие усилиями самих людей пытаются воспрепятствовать “тайные” доктринеры, действуя через подвластные им иерархии личностных отношений и посвящений во всех культурах без изключения. И если почти за 2000 лет библейская цивилизация не вошла в открытое ей Царствие Божие, освободившись от маниакального бреда о мировом всевластии “расы господ”, то это потому, что усилия всех библейских церквей и паствы 2000 лет растрачиваются в суете сиюминутного своекорыстия по возможностям каждого, за счёт обездоливания других в их жизни. Тупиковость этой концепции общественного самоуправления и знаменуется в глобальном биосферно-экологическом кризисе — знамении Ионы-пророка, если исходить из всей полноты Христовых указаний на него: книга Ионы, Матфей, 12:39 — 42; Премудрость Соломона, 2:22. Несогласие со сказанным — слепота и лицемерие, аналогичные слепоте и лицемерию Лаодикийской церкви (Апокалипсис, 3:14), проистекающие из самонадеянной гордыни и ритуально безупречного фарисейства, отрицаемых всею прочей деятельностью.

И в связи со сказанным следует вспомнить и осмыслить реальный исторический факт: на земле России-цивилизации Коран появился на столетие раньше, чем византийская иерархия западенцев, когда в 889 г. волжские булгары признали Мухаммада пророком и приняли ислам в его исторически сложившемся к тому времени виде. Так вторжение на землю России-цивилизации “тайных” доктринеров под личиной византийского православия было упреждено Свыше. Благодаря этому на все стенания русско-язычной интеллигенции о катастрофичности истории России в прошлом и перспективах в будущем есть ответ в культуре самой же России-цивилизации:

А как может быть иначе, если были нарушены и продолжают нарушаться все Коранические запреты и рекомендации о благоустройстве внутриобщественных отношений людей и их отношениях с биосферой планеты и Богом?

Именно потому, что Кораническое учение отрицает ростовщическую агрессию расизма (доктрина “Второзакония-Исаии”) и никейски-новозаветное соглашательство с нею и подчинение ей, Кораническая культура неприемлема хозяевам цивилизации Запада. Она — альтернатива злоумышленно и преступно взращенной психопатии “гражданского общества”; и потому оглашение Коранического учения вне традиционных регионов Ислама — помеха “тайным” доктринерам, возмечтавшим о мировом. По этой же причине Со-ЛЖЕ-ницын, зазванный в российские пророки величия всего лишь “третьего Рима”, стоит за раскол России-цивилизации на принципах православно-мусульманского размежевания.

26.07 — 15.08.1995 г.

(Уточнения: 03.12.1995 г.; 27.01.1999 г.)

 


11.5. Вопрос каждому:

 Ваша жизнь в Едином Завете либо под “Тайной” доктриной?...

Всё, что может совершить индивид в жизни, принадлежит к трем категориям действий:

·   действия, которые во всех без изключения случаях являются действиями в поддержку той или иной “Тайной” доктрины угнетения одних другими и всеми вместе — биосферы Земли;

·   действия, которые во всех без изключения случаях выражают Богодержавие, отрицающее все без изключения “Тайные” доктрины;

·   действия, которые в зависимости от обстоятельств, их адресации, настроения (в смысле в каком строе психики пребывает делатель, их совершая) индивида, могут либо поддерживать ту или иную “Тайную” доктрину, либо выражать Богодержавие, либо быть смесью того и другого.

Так, что же Вы лично делаете в течение каждых дня и ночи своей жизни?


11.6. Мировоззренческий самотест

I. Бог:

1. Существует: т.е. идея Бога — Творца и Вседержителя — отражение в культуре истинного бытия и Вседержительности Божией.

·   Один Бог

·   Много богов и система отношений между ними

·   Один бог во многих “функционально” различных лицах

2. Не существует: т.е. идея бога в культуре — плод коллективного “художественного” творчества людей.

II. Исторически реальное множество учений о боговоплощении:

·   Кришна

·   Будда

·   Иисус

·   П.К.Иванов

·   Виссарион (глава «Церкви Последнего Завета», принявший на себя этот псевдоним)

·   Мария-Дэвис-Христос и др.

Истинно: ..................................................................................

 

Альтернатива: Все учения о боговоплощении ложны, т.е. Бог не воплощался среди людей, но были люди — Посланники Божьи, Его вестники, которых другие люди произвели в ранг богов по своей воле и невежеству.

В частности: Иисус: Ваш выбор:

·   мифическая личность;

·   самозванец;

·   Истинный Посланник.

III. Ваш выбор: ИСТИННО:

·   Свидетельства Нового Завета о разпятии и воскресении Иисуса; ЛИБО

·   Кораническое свидетельство о вознесении во избежание разпятия (4:156), подтверждающее истинность отвергнутого библейским каноном пророчества Соломона (Премудрость Соломона, 2:22);

·   Расхождение во мнениях по этому вопросу не имеет никакого значения.

Изключенное, т.е. признанное Вами ложным в перечне I — III определяет Ваше видение сатанизма, в силу невозможности множества взаимно изключающих одна другие истин о Божьем промысле в однозначно свершившейся истории.

IV. Религия:

·   Основа человеческой жизни, поскольку в ней — сокровенная связь души человека и Бога, осознаваемая человеком в меру его развития.

·   Пустая трата времени.

·   Одна из многих систем самовнушения и кодирования психики других и потому — личное дело каждого.

V. Профессиональное духовенство в обществе:

·   Обязательные посредники между человеком и Высшим.

·   Всего лишь вероучителя — хранители религиозной традиции в культуре.

·   В случае догматизации ЛЖИВОГО писания в качестве Священного — сатанисты.

VI. Ритуал:

·   Одно из средств воспроизводства личностной религиозности в культуре общества при смене поколений.

·   Внешне видимое выражение религиозности, но сама личностная религиозность каждого человека внеритуальна.

·   Фундамент религии, вследствие чего внеритуальная (внеконфес­си­ональная) религиозность невозможна.

VII. Библия. Выбор:

·   Всё истинно и священно.

·   Всё ложно и самодурственно-своекорыстно.

·   В её основе Истина Свыше, но исторически реально она извращена и облеплена ложью и своекорыстным самодурством.

Последнее приводит к задаче: Различите конкретно и разграничьте ложь и Истину в библейских текстах и дополните цензурные изъятия в них Вашим пониманием Правды истинно Божией.

VIII. Сатана:

·   Реально падший ангел.

·   Вымысел.

·   Порождение самих людей, т.е. некий эгрегор, дух коллективного зла, накопившегося в культуре общества.

Он “князь мира сего”:

·   во истину?

·   или это наваждение с целью подмены его и собственной отсебятиной Царствия Божиего в обществе людей?

IX. Магия, как система “нефизического” воздействия человека на окружающий мир и других людей:

9.1. Невозможна (иными словами — “мистика”, в смысле беспричинного совпадения разрозненных случайностей).

9.2. Не только возможна, но существует объективно, как элемент культуры:

·   Она запрещена Богом людям и является элементом сатанизма;

·   В освоении магических возможностей человека выражено Божье предопределение развития культуры, а сатанизмом является препятствование освоению этого потенциала возможностей.

X. Свободная воля человека:

·   Что хочу — то и ворочу, поскольку человеку должно стать богом в природе, либо Бог истинный, надмирный всё равно когда-нибудь да простит?

·   Выбор своей личной ответственности и самодисциплины в исполнении Божьего предопределения в отношении Земли?

XI. Смерть: Конец всему или переход в иное качество?

·   За нею небытие.

·   Суд Божий и определение Им дальнейшей доли каждого.

·   Становление человека богом в сонме богов в природе.

XII. Ваше отношение к самотесту:

·   Вы находите вопросы не обладающими какой-либо жизненной значимостью для Вас?

·   Вы не имеете определённых мнений по ним, но понимаете, что искренние ответы на вопросы через евангельское «По вере вашей да будет вам», (аналогичное кораническое «Бог не меняет того, что происходит с людьми, покуда люди сами не переменят своего образа мыслей») так или иначе предопределяют будущее столкнувшегося с ними в ОБЪЁМЛЮЩЕМ ВСЁ Божьем предопределении.

 

Что касается нашего мнения, то всеобъёмлюще-единственное доказательство Своего Бытия Бог дает каждому человеку Сам, отвечая по вере его в соответствии со смыслом молитв изменением статистики множества, казалось бы, взаимно-разрозненных случаев. При этом незнание отчасти снимает с человека ответственность перед Высшим. Но после того, как человеку предъявлена к осмыслению некоторая инфор­мация, Свыше начинается отсчёт срока времени, по истечении которого, человек начинает сталкиваться с последствиями воплощения в жизнь его же предумышлений и праздных помыслов, от которых прежде, когда он пребывал в неведении, его ограждали Свыше:

Положение обязывает… Если положение не обязывает, то оно же и убивает: сначала духовно, а потом физически. Убивает тем быстрее, чем в большей степени человек не обязан в объективно свойствен­ном ему положении или по отношению к положению, на занятие которого он притязает.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ:

В слу­чае изпользо­ва­ния са­мо­тес­та в ка­че­ст­ве тес­та в со­цио­ло­ги­че­ских изследо­ва­ни­ях воз­мож­ны со­пут­ст­вую­щие по­след­ст­вия, ес­ли при этом без­дум­но или пре­ду­мыш­лен­но на­ру­ше­ны эти­че­ские нор­мы: «Не су­ди­те, да не су­ди­мы бу­де­те, ибо ка­ким су­дом су­ди­те, та­ким бу­де­те су­ди­мы» (Еван­ге­лие), что под­ра­зу­ме­ва­ет и ис­пол­не­ние при­го­во­ра в от­но­ше­нии су­дя­щих не­спра­вед­ли­во, ибо «Кто не су­дит по то­му, что ни­спос­лал Бог (т.е. по дан­ной Им ис­ти­не), — те — не­вер­ные» (Ко­ран).

 

САМОТЕСТ — НЕ ИГРУШКА И НЕ БАЛОВСТВО !!!

Определённость мнений — основа этики — взаимоотношений обладателей разума. Человеку не дано строить свою жизнь на бездумной клевете и на прижившихся в культуре сплетнях. Это относится и к вере человека Богу.


 

Приложение

ПОЯСНЕНИЯ К ПРИЛОЖЕНИЮ

Основная часть настоящей работы по своему содержанию носит преимущественно экономический характер и избиартельно-фрагментарный характер во всех внеэкономических вопросах по причине ограниченности объёма предлагаемого издания. Поэтому многие важные темы из неё просто выпали. Желая, чтобы читатель имел целостное представление о концепции, мы посчитали целесообразным включить в общий состав Курса также и Приложение, которое является самостоятельной ранее работой, неоднократно публиковавшейся с 1993 по 1996 г. Приложение называется “Теоретическая платформа всех мыслящих партий”. Она предлагалась руководству, если не всех, то наиболее активных из более чем 140 политических партий России (ЛДПР, КПРФ и прочим “коммунистам”, демократам разной окраски) и все партийные лидеры делают вид, что предлагаемой платформы нет, либо говорят, что она слишком сложна и народ их не поймет, если они с нею выйдут, поэтому при всех достоинствах предложенная платформа — дело да-а-а-алёкой перспективы (нашему поколению не дожить…).

Наша практика показывает, что всё обстоит как раз наоборот: простонародье понимает её быстрее и лучше, нежели “элита”, включая и руководство всех партий. Но разпространение в народе взглядов, выраженных в платформе, оставит партийное руководство без партийной массы, что партийному руководству и его закулисным хозяевам неприемлемо. “Теоретическая платформа всех мыслящих партий” дана в редакции 1999 г. Предыдущие редакции признаются утратившими актуальность.

Два другие приложения, бывшие в предыдущих изданиях “Крат­кого курса…”, которые тоже изначально носили самостоятельный характер, в настоящей редакции включены в основную часть: первое — в составе предисловия, второе — глава 10.

3 февраля 1999 г.


 

Теоретическая платформа
всех
мыслящих партий.

В редакции января — февраля 1999 г.

Концепция безопасности общества в глобальном историческом процессе

Движение человечества к справедливому устройству жизни общества, в котором осуществлено реальное равенство возможностей свободного всестороннего развития каждой личности, — предопределённая Свыше направленность течения глобального исторического процесса. Именно такая направленность общественного развития прослеживается с древних времен, когда происходило становление глобальной цивилизации нынешнего человечества, его религий и вероучений, укладов жизни обществ и всех достижений духовной и овеществлённой культуры, освоенных разными народами к настоящему времени.

1. Нынешняя цивилизация в глобальном историческом процессе:
ретроспектива и перспективы

Биосфера планеты черпает энергию для своего развития из Космоса и, прежде всего, из Солнечной системы. Напряженность физических полей, несущих энергию Земле, во всех частотных диапазонах, подчинена ритмике солнечной активности и взаимовлияния друг на друга как планет, так и Солнца, которые, в свою очередь, подчинены галактическим ритмам. Биосфера в целом, её элементы — открытые колебательные системы, находящиеся во взаимодействии друг с другом и окружающей средой. Энергетическая зависимость Земли от энерго-инфор­ма­ционных ритмов Космоса объективно обуславливает характеристики разнородных колебательных процессов как в биосфере, так и в обусловленных ею социальных системах.

Человечество является одним из множества биологических видов, поэтому его существование на планете возможно только В ЛАДУ с биосферой и объёмлющим Землю Космосом.

Современная цивилизация — технократическая. Это означает, что, во-первых, она не может существовать без порожденной ею техносферы и, во-вторых, она не управляет техносферой безопасным для себя образом, вследствие чего и является её невольницей, а по существу — заложницей порожденных ею же обстоятельств. «Технократия» — это власть техники и технологий над обществом, а не количественное или властное преобладание “техно­кра­тов” в политичес­кой деятельности над юристами и прочими “гумани­­тариями”.

Ближайшей задачей является переход к технологической цивили­зации, в которой управление техносферой организовано безопас­ным для биосферы и общества образом.

Но это не конечная цель: мы просто не видим способа прямого перехода к биологической цивилизации, свободной от техносферы, без того, чтобы удалось избежать катастрофы общества при полном прекращении технико-технологической деятельности и основанного на ней производства при нынешнем состоянии мировоззрения, нравственности и духовной культуры большинства.

Материальной основой жизни в цивилизации технократического и технологического типов является производство разнородной продукции, потребляемой обществом, из сырья, механически черпаемого из природы.

Такого рода производство невозможно без общественного объединения специализированного труда[130] множества людей, сопровождающего технологическое разделение операций и производственный продуктообмен. Главная черта этого общественного явления — профессионализм, т.е. систематическое, а не от случая к случаю, исполнение людьми определённых — узкоспециализированных — видов деятельности, из которых складывается общественное объединение труда.

Традиционное для “публицистики” разделение труда на труд “умст­вен­ный” и труд “физический” в принципе не характеризует это общественное явление: каждый вид труда невозможен без хотя бы минимальной умственной деятельности и хотя бы минимальной мышечной. В общественном объединении труда значимо другое: объективное обособление профессиональной управленческой деятельности, без которой невозможна непосредственно производительная профессиональная деятельность ни в сфере “материального”[131] производства, ни в сфере обработки информации (науки, искусства, образование и т.п.). Без каждой из этих сфер невозможно существование цивилизации при современном состоянии её духовности, к которой мы относим, прежде всего, идеалы нравственности, действительную нравственность и мировоззрение, определяющие реальное поведение индивидов в жизни.

Развитие общественного объединения труда это — дальнейшее дробление и специализация профессий; рост минимального квалификационного уровня в каждой из них, начиная с которого общество признает профессионализм человека, перестав считать его неучем-дилетантом, занятым не своим делом; а также это процесс освоения нескольких профессий, дополняемый миграцией членов общества по сферам профессиональной деятельности.

В цивилизации, жизнь которой обусловлена производством, важной характеристикой общественного объединения труда является уровень про­изводительности в целом общественного труда в сферах материального производства и обработки информации, разсматриваемых обособленно от сферы профессионального управления.

Уровень производительности в целом общественного труда определяется не только уровнем производительности индивидуального труда, но и качеством управления множеством специализированных видов деятельности и множеством процессов, протекающих как в техносфере, так и в жизни общества в целом.

На определённом этапе развития общества темпы роста производительности в целом общественного труда (как и многое другое) становятся обусловленными качеством управления частными видами деятельности в обществе и процессами в техносфере, поскольку темпы роста производительности в целом общественного труда и индивидуального труда начинают определяться успехами и неудачами фундаментальных и прикладных научных изследований, проводимых обществом в целом на основе коллективной деятельности. Научно-технический прогресс и его результаты обусловлены направленностью изменения духовной культуры всего множества индивидов в обществе: их идеалами нравственности, действительной нравственностью и мировоззрением.

Труд управленческий и труд непосредственно производительный в сферах материального производства и обработки информации качественно разнородны. Индивидуальный производительный труд в общественном разграничении профессионализма редко когда оказывается трудом общественного в целом уровня значимости. Он может обрести такую значимость впоследствии, подчас в весьма отдаленное от жизни труженика время.

Управленческий же труд в общественном разделении профессионализма неизбежно оказывается, начиная с какого-то уровня соподчинения профессий в устройстве жизни общества, трудом общественной в целом значимости, уже в период осуществления человеком управленческой деятельности.

По этой причине общество в целом оказывается в зависимости от довольно узкого круга управленцев общественного в целом уровня значимости. В древности профессиональная специализация труда и названные только что специфические качества труда управленческого и труда непосредственно производительного, под воздействием свойственной обществу в те времена духовной культуры, породила его классовое разслоение.

Управленческая деятельность в отношении общественно-эконо­ми­чес­­кой системы в целом требует владения многими знаниями из различных областей науки и практики, накопленных не одним поколением в их преемственности; либо требует непосредственного воспроизводства этих зна­ний и практических навыков Духом Святым в темпе развития обстоятельств, вне зависимости от того, известны они были прежде в культуре или же нет. Поскольку в обретении даров Духа Святого у нынешней цивилизации изначально большие проблемы, то в сфере управления общественного в целом уровня значимости обладание знаниями многих поколений на протяжении всей её Истории является решающим фактором, если разсматривать процесс в длительном развитии, охватывающем жизнь многих поколений.

Соответственно в технократических и технологических цивилизациях главенствующий принцип организации внутриобщественного управления это «Знание — ВЛАСТЬ!»[132]

То же касается и обществ, где значима магия: там то же всё определяют освоенные знания, но иного рода по сравнению с техническими цивилизациями. Соответственно НАРОДОВЛАСТИЕ, демократия в её существе, в такого рода цивилизацияхэто реальное равноправие выходцев из всех общественных групп в получении и изпользовании образования сколь угодно высокого уровня, который индивид может освоить. Если же при этом знания, даваемые системой обязательного образования, выражают общие законы бытия Мироздания в Объективной реальности, включая и законы бытия человечества, и объём их достаточен для их понимания, то всеобщая доступность такого Знания открывает человечеству дорогу к Богодержавию, в котором власть не может быть тиранической по отношению к личности, и человечество способно обрести свободу от техносферы, на основе духовности, качественно отличной от ныне ему свойственной.

Вначале развития нынешней цивилизации низкий уровень производительности в целом общественного труда не позволял обеспечить реально одинаковую доступность всего накопленного культурой общества знания выходцам из всех семей: чтобы меньшинство обрело все управленчески необходимые знания, большинство должно было работать не покладая рук от зари до зари. Кроме того, управленческая деятельность в те времена обеспечивала более высокий уровень личной безопасности, чем непосредственно производительная деятельность, что со сменой поколений, преломившись через лень, животные инстинкты (“любви” взрослых друг к другу и к детям, а также и самосохранения), вело к формированию “эли­ты”, обладавшей монополией на доступ к Знанию, из среды которой, из поколения в поколение, выходят управленцы общественного в целом уровня компетенции.

Образ жизни нынешней цивилизации обусловлен господством определённых — во множестве разнообразных возможных вариантов — типов строя психики особи вида Человек Разумный.

Суть вопроса о различиях строя психики индивидов и господстве в обществе одного из нескольких возможных строев психики состоит в том, что поведение особи биологического вида, называемого ныне Человек Разумный (подчас безо всяких к тому оснований в поведении большинства представителей этого вида), строится на основе взаимодействия:

·   врожденных инстинктов и безусловных рефлексов,

·   бездумной автоматической отработки культурно обусловленных привычек и освоенных навыков поведения в обстоятельствах-раздражителях,

·   разумной выработки своего поведения на основе памятной и вновь поступающей информации,

·   интуиции, выходящей за границы инстинктивного, традиционного и разумного, рекомендации которой впоследствии могут быть поняты разумом.

Хотя в психике всех, называемых людьми, всё это, так или иначе, присутствует, но у разных индивидов эти компоненты по-разному взаимодействуют между собой. В зависимости от того, как все эти компоненты иерархически организованы в психике индивидов, можно говорить о строе психики каждого из них. Можно выявить следующие основные типы строя психики индивидов:

Есть особи, чье поведение подчинено инстинктам, а разум обслуживает инстинктивные потребности и пытается приспособить к этому служению интуицию.

Есть особи, чей разум служит инстинктам, но которые систематически отвергают свои интуитивные прозрения либо они лишены интуиции.

Есть особи, чей разум не является невольником инстинктов, но, упиваясь своей независимостью от них, отвергает интуитивные прозрения либо они её лишены.

Есть особи, чей разум в своём развитии опирается на инстинкты, кто прислушивается к интуитивным прозрениям и строит своё поведение на этой основе.

Но и это ещё не всё. Индивидам, в совокупности образующим общество и его подмножества, свойственно порождать коллективную психическую деятельность и эта коллективная психическая деятельность может быть, в общем-то, всего двух видов:

·   в одном случае к ошибкам, совершенным одним индивидом, добавляются ошибки, совершаемые другими. Ком множества их ошибок растет и подавляет общество до тех пор, пока оно не сгинет под их гнётом, либо же, пока оно не начнет порождать коллективную психическую деятельность второго вида.

·   во втором случае ошибки, совершенные одним индивидом, устраняются и компенсируются другими, но при этом — главное — каждый заботится о том, чтобы самому совершать меньшее количество ошибок, чтобы не обременять других необходимостью устранения их последствий.

Но, кроме того, индивиды могут различаться и по взаимоотношениям индивидуальной психики каждого с порождаемой ими коллективной. При этом индивид:

·   либо подневолен коллективной психической деятельности, и тогда это — стадность (“я” как все);

·   либо он — свободный соучастник некоторой коллективной психической деятельности.

Но и в случае свободы по отношению к порождаемой коллективной психикой стадности он, возможно, выступает по отношению к ней в качестве “волка” либо “пастуха” или иного угнетателя, будучи не свободным в каком-то ином качестве. Также следует иметь в виду, что и «стадность», и «коллективная свобода», в зависимости от характера информационных процессов в них, могут порождать как «лавину бедствий и ошибок», так и некоторое безошибочное функционирование коллектива в целом.

Эти различия означают, что теоретические знания и освоенные практические навыки (теоретически формализованные и неформализованные), преимущественным освоением которых “элита” отличается от остального населения, — только приданное к строю психики индивида.

Иными словами, вселенское достоинство личности человека выражается не в образовании, знаниях и навыках, а в определённом строе психики.

Также разнообразно и участие каждого из индивидов в порождении ими коллективной психики: есть индивиды, чей вклад в коллективную психику всегда направлен к тому, чтобы преобразовать её в «лавину ошибок и бедствий» вне зависимости от их воли и намерений; есть индивиды, которые всегда работают на поддержание безошибочного лада; есть индивиды, которым свойственно и то, и другое — в зависимости от их настроения в данный момент времени, внешних обстоятельств и персонального состава их окружения.

На наш взгляд — для человечного строя психики — нормально, если врожденные рефлексы и инстинкты являются основой, на которой строится творчески разумное поведение; нормально, когда интуиция предоставляет информацию, которую возможно понять посредством интеллектуальной деятельности; нормально, когда в потоке «интуитивного водительства вообще» выделяются составляющие, в которых выражаются:

·   информационные потоки, порожденные безсознательными уровнями психики самого индивида;

·   потоки, порожденные коллективной психической деятельностью;

·   разного рода наваждения извне, с целью извратить или подчинить свободную волю человека;

·   Божье водительство Духом Святым.

В идеале человек должен быть свободен от одержимости (другими сущностями и стадностью в коллективной психике), а всё остальное — инстинкты, привычки, разум и интуиция — в его психике должно пребывать в ладу между собой и вспомоществовать одно другому в обеспечении поведения человека в жизни так, чтобы не было его конфликтов с Высшим промыслом[133].

Соответственно, если разум отвергает интуицию или служит — как невольник — инстинктам, то это — не человечный, а животный строй психики.

Также и строй психики биоробота-зомби на основе бионосителя вида Человек Разумный отличается от человеческого тем, что в поведении — по разным как внешним, так и субъективным причинам утрачивается свобода в обращении с информацией, вследствие чего индивид отрабатывает под воздействием обстоятельств-раздражителей внедренную в его психику программу[134] поведения или же не в состоянии воспрепятствовать активизации свойственных ему навыков и качеств извне — другими по их произволу. Кроме того, зомбирующие программы могут быть иерархически более значимыми в поведении индивида, чем врожденные инстинкты, вследствие чего, с одной стороны, в каких-то ситуациях зомби не проявляет инстинктивно-животных реакций на раздражители и выглядит человеком, в отличие от носителей животного строя психики, которые и не пытаются сдержать животное начало; с другой стороны возможен конфликт в психике зомби между поведенческими программами инстинктов, зомбирующими программами поведения и прочими компонентами его психики.

Также достаточно часто приходится видеть, как разум и воля, возобладав над инстинктами и программами поведения, обусловленными традицией, превозносятся над собой и пытаются отрицать интуитивные оценки и даже полностью вытесняет интуицию из психики и отвергают Высший промысел в потоке «интуиции вообще», вследствие чего индивид становится жертвой непреодолимой им самим ограниченности и одержимости. Это — свойства демонического строя психики вообще.

Главное качество демонизма — мотивированное (умышленное) либо немотивированное (не умышленное) стремление индивида обособиться от Бога. То есть демонизм вообще — это более широкое явление, чем осатанелость, если под осатанелостью понимать осознанное вхождение в иерархию демонических сущностей, целенаправленно противоборствующих Божьему промыслу, и подчинение этой иерархии. Демонизм вообще, кроме осатанелости, включает в себя и единоличный демонизм (он обычно сбмо­име­нуется индивидуализмом), который может быть как злонамеренным, так и благонамеренным (по отношению к житейскому пониманию добра и зла); а также коллективный демонизм типа Лаодикийской церкви[135] («не холоден и не горяч, а тёпел», “нейтралитет”, «моя хата с краю — ничего не знаю»). Но во всех случаях проблемы демонизма проистекают из его самонадеянного мнения о своей самодостаточности и по их существу состоят в отрицании демонизмом Божьего промысла и Вседержительности, следствием чего является его же собственная ограниченность, вызывающая непредска­зу­емые для его сторонников последствия, когда намерения демонизма не укладываются в Высшее предопреде­ление, которое неизбежно свершается в его полноте, сметая и пресекая всё ему чуждое, когда наступает срок. То, что часть демонических персон образуют иерархии, главная из которых откровенный сатанизм, а какая-то часть демонических сущностей действует единолично, — это вторичное явление по отношению к личной безучастности демонических сущностей к Высшему предопределению либо их недовольству Богом.

Все инстинкты, рефлексы, привычки и пристрастия в поведении носителей животного строя психики, строя психики зомби, срабатывают безсознательно автоматически при соприкосновении индивида с соответствующими внешними раздражителями-обстоятельствами, ситуациями; во многих обстоятельствах демонизм, вследствие своей замкнутости и ограниченности, также скатывается в поведении до уровня зомби или животного.

Кроме того, (о чём социологи редко когда задумываются) инстинкты особей вида Человек Разумный обусловлены половой принадлежностью особи и нормально несут программы сохранения вида в преемственности поколе­ний, как и инстинкты всех остальных животных видов в биосфере планеты.

Соответственно функциональному различию полов и специфике вида Человек Разумный, женские инстинкты ориентированы не только на зачатие и рождение, но и на обслужи­ва­ние ребенка на начальных стадиях его жизни, а женщина под их главен­ством в её поведении подневольна потребностям ребенка. Инстинкты муж­чи­ны ориентированы на обслужи­вание женщины и потомства, вследствие чего мужчина психологически через инстинкты полового влечения и т.п. подчинен женщине.

Мнение об активности мужчины в половых отношениях — иллюзия: у мужчины половое влечение к себе вызывает женщина; мужская реакция — ответная, другое дело примет ли женщина это ответное влечение либо нет. Необходимость преодолевать женское сопротивление и нежелание принять вызванное ею же инстинктивное влечение к ней и породила при поверхностном взгляде мнение об активности мужского начала в половых отношениях в обществе.

При количественном преобладании носителей животного строя психики, общество в целом психически живёт в матриархате вне зависимости от того, что организационно оно может выглядеть как явный патриархат. Подавляющее большинство живёт подневольно инстинктам, обслуживающим продолжение рода.

Любовь же, в отличие от инстинктов и приворотов-нава­жде­ний, не порабощает, а дает свободу выбора на основе ответственности и заботы обо всех, кого — по его предназначению Свыше — человеку должно Любить.

Поскольку инстинкты несут в себе краткосрочные программы поведения; культура, определяющая поведение зомби, несёт более долгосрочные программы; демонизм, на основе воли и творческих усилий, способен преодолевать во многих случаях и инстинкты, и автоматическую отработку традиционных автоматизмов зомби, то на длительных (в пределах жизни поколения) интервалах времени выстраивается статистика иерархии подчинения психологических типов: демонические личности программируют поведение зомби; зомби пасут особей с животным строем психики.

Строй психики индивида может неоднократно изменяться на протяжении жизни индивида. Изменение строя психики может быть необратимым и обратимым. При обратимом изменении строя психики он может изменяться в зависимости от настроения и обстоятельств даже по нескольку раз на дню, а не то, что в течение всей жизни. Так как всем им дано Свыше быть людьми по психическому складу в ранее определённом смысле строя психики, то некоторая часть населения в каждую историчес­кую эпоху необратимо переходит к строю психики человека и осознанно целеустремленно способ­ствует преображению в состоявшихся людей всех остальных.

Общественный прогресс и регресс выражаются в изменении составля­ющих статистики носителей каждого из выявленных — объективно различных — типов строя психики, а вовсе не в достижениях “материальной” культуры, искусств, государственного устройства и тому подобных легко различимых демонстрационных атрибутов того или иного общества.

Такова, в общих чертах, психическая подоплека нынешней цивилизации на всём прошлом протяжении её истории: скрытный матриархат под диктатом животных инстинктов и общим контролем демонических личностей, опирающихся в своей деятельности на пастухов-биороботов.

Обращаясь к теме становления первых региональных цивилизаций нынешнего человечества, следует помнить и об археологических и геологических фактах, не попавших в исторический миф, который пропагандируется в системе обязательного образования нынешней цивилизации. Осмысление их приводит к следующему выводу, отрицающему традиционную концепцию глобальной истории о происхождении нынешнего человечества, являющегося первым на планете человечеством, от животных и постепенному самостоятельному подъёму от примитивности каменного века до нынешних “чудес” науки и техники:

Эпохе каменного века в начале пути развития нынешней глобальной цивилизации предшествовала глобальная геофизическая катастро­фа, уничтожившая предыдущую глобальную цивилизацию[136]: её материальную и духовную (полевые структуры коллективной психики: эгрегоры) культуру. Последнее обстоятельство — гибель эгрегоров — фактически обнулило память большинства выживших, что и вылилось в одичание.

Первобытные общества (технологическая эпоха каменного века), сформировавшиеся по завершении катастрофы и вхождении процессов в природно-географической среде в устойчивое русло, управлялись шаманско-старейшинской структурой. Но это не было изключительно самостоятельное управление: не все выжившие в катастрофе одичали до каменного века и животного состояния. Часть уцелевших приняла на себя цивилизаторскую миссию по отношению к одичавшим. Это тем более неизбежно, если катастрофа не была неожиданной, а была предсказана, вследствие чего загодя были предприняты меры к созданию в разных регионах планеты баз и центров, опираясь на которые возможно было бы начать восстановление привычного образа жизни.

Если же говорить о том образе жизни, который предполагалось восстановить по завершении катастрофы, то образ его встает из древних мифов и легенд разных народов. Была раса господ, магов, которые, если и не были безсмертны телесно, то превосходили остальных многократно по продолжительности жизни, вследствие чего и возпринимались остальными в качестве безсмертных, поскольку их жизнь охватывала несколько поколений простых смертных. Раса господ, жила в регионах планеты с наиболее мягким и приятным климатом. Остальные регионы были регионами хозяйственной деятельности. Были жесткие ограничения на изпользование рабсилой техногенной энергии, что обеспечивало экологическую безопасность планеты. Соотношение численности господ и рабсилы было таково, что раса господ имела практически всё, чего ни пожелает, и жила в своеобразном коммунизме за счёт остальных. Культура расы господ содержала в себе мощную ветвь того, что ныне называется йогой и магией. А социальная организация цивилизации была такова, что в ней устойчиво из поколения в поколение господствовали носители демонического строя психики, раздавившие магией и “экстрасенсорикой” свободу воли рабсилы, что изключало личностное развитие подавляющего большинства населения Земли. Это тупиковое состояние человечества было пресечено Свыше глобальной геофизической катастрофой после того, как демоническая правящая “элита” не вняла вразумляющим обращениям к ней через пророков её эпохи.

Некоторые мифы позволяют думать, что безраздельного полновластия расы “господ” над планетой не было, т.е. не все регионы были покорены ею, а были регионы и с самобытным общественным управлением, но это уточнение существа дела не меняет.

В процессе классового разслоения нынешнего человечества шаманство как самостоятельно, так и под опекой миссионеров-цивилизаторов, выходцев из прошлой цивилизации (о которых единообразно говорят мифы и легенды большинства древних цивилизаций в разных регионах планеты), трансформировалось в жреческие структуры — иерархии посвящений, в большинстве слу­чаев стоявшие над аристократическим государственным (“элитар­ным”) аппаратом (управленческой структу­рой) и проникающие в структуру государственности.

В классовом (изначально сословно-кастовом[137]) обществе жречество обладало монопольным доступом к знанию всех видов и определяло построение в обществе системы обучения и тематику программ образования, в силу чего оно несло высшую внутрисоциальную власть — концептуальную власть, выражающую нравственный произвол её носителей и по произволу определяющую цели, пути развития общества и средства их осуществления.

В.Г.Белинский дал определение толпы как «собрания людей, живущих по преданию и разсуждающих по авторитету». Общность специфического предания, которое может быть сколь угодно преднамеренно и непреднамеренно изолгано по сравнению с Объективной реальностью, примером чему господствующий исторический миф, является фактором внутриобщественного уровня организации, сплачивающим толпу в единое целое (стадность в коллективной психике) и позволяющим различать толпы между собой.

“Разсуждение” по авторитету — интеллектуальное иждивенчество — главное качество толпы: в нём проявляется стремление толпы жить готовыми рецептами, которые раздают подсунутые ей авторитеты. Своим умом решать свои же проблемы (как созданные ею же, так и унаследованные от таких же предков), толпа не желает и, разочаровавшись в одних вождях, немедленно начинает ожидать новых. Вследствие этого свойства толпа следует за вождем бездумно, беззаботно и безответственно (неусомнительно веря в правоту вождя); следует, куда угодно, фактически за мафией[138], пасущей вождей, даже на убой не за понюх табаку.

Аристократическая “элита”, занятая в сфере государственного управления, и народные массы (“чернь”), занятые в сфере производства классово-антагонистического общества, являются двумя толпами. Но кроме них в классовых обществах существует третья социальная группа знахарей — монополистов хранителей, накопителей и разпределителей социально значимой информации. По своей внутриобщественной функции, знахари подобны жречеству эпохи становления древних цивилизаций. Если жречество, вместо того, чтобы поддерживать направленность развития общества к господству объективно человечного строя психики, поддерживает демоническое стремление к обращению большей части населения в биороботов и рабочий скот, то оно превращается в демоническое знахарство и становится третьей толпой.

Различие между знахарством и жречеством в том, что знахарство — существование для себя за счёт употребления окружающих в своих интересах; жречество — деятельность для жизни общества, отвергающая эгоизм.

Все толпы, и прежде всего знахарство, не понимают этого отличия жречества от знахарства, именуют знахарство «жре­че­с­твом» и полагают, что в обществе существуют только две социальные группы: “элита” и “чернь”. “Элита” занята управлением и “высшими”, “чистыми” видами деятельности. “Чернь”, почитаемая “элитой” в качестве безсмысленной толпы, занята в сфере производства и “грязными” видами деятельности. “Элита” полагает, что “жречество”-знахарство — часть “элиты”, а “знахар­ство”, всех не принадлежащих к его легитимным иерархиям личностных отношений, относит к толпе, будь они представителями “элиты” либо черни.

Это дает основания к тому, чтобы все общественно-экономические формации, в которых существует внутриобщественная иерархичность личностных отношений, назвать толпо-“элитарными”.

В толпо-“элитарно” структурно организованном обществе третья общественная группа — знахари — осуществляют высшее внутриобщественное управление методом упреждающего предоставления двум другим толпам — “черни” и “элите” — знаний, необходимых им в их профессиональной деятельности и житейской повседневности. Кроме того, оказывая воздействие на культивируемую идеологию (вероучения), знахарство форми­рует нравственность, выражающую себя в статистике массового пове­дения людей в обеих толпах.

Вследствие этого общество представляет собой сочетание двух “пира­мид”: пирамиды осознания знания, формиру­емой системой образо­ва­ния; и пирамиды непонимания своих и чужих подсознательных автома­тизмов, складывающейся под воз­дей­ствием средств массовой информации (в самом общем смысле этого слова) и массовой статистики самостоятельной деятельности людей по пере­ра­ботке объективной информации и разпространению в обществе своих субъективных мнений на основе невнимательности и бездумья.

В результате: в толпо-“элитарном” обществе каждый толпарь, в меру понимания, работает на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше.

Вследствие упреждающего формирования этих “пирамид” знахарством две другие, невнимательные и традиционно “мыслящие” по преданию и авторитету толпы, — “элита” и “чернь” — не видят процесса управления ими извне. Этому же способствует и монополия знахарей — якобы-жречества — на культуру взращивания мировоззрения, порождающую в новых поколениях определённый тип духовности и, в частности, культуру мышления, выражения мыслей, т.е. философскую культуру, методологию, позволяющую связать разрозненные знания частных наук в целостную картину мира, дающую возможность различать новые знания и вести прогнозную деятельность, без которой невозможно управление ничем. Но есть рубежи, на которых знахарство теряет способность к управлению обществом по причине своей демонической ограниченности, сталкиваясь с жизнеречением, осуществляющим в обществе Божью Вседержительность.

В силу самых разных причин (от нехватки свободного времени для того, чтобы думать о делах всего общества, до изощреннейших приемов оттеснения от Знания людей, жизненно нуждающихся в нём) трудящиеся в производственной сфере в толпо-“элитарном” обществе лишены доступа к Знанию и не могут заменить “элиту” в сфере управления без того, чтобы — в случае устранения “элиты” — не произошла потеря качества управления в общественном объединении труда на довольно продолжительное время.

Квалифицированных управленцев общественного в целом уровня значимости можно организовать в бригады каменотесов, лесорубов, пастухов, посадить на весла на галерах и т.п., — управленцы справятся. Но квалифицированные художники, артисты, каменотесы, и “вольные каменщики”, “пастухи” не смогут — без обретения соответствующего знания и навыков — заменить собой управленцев общественного в целом уровня значимости без того, чтобы не проводить политику, от которой бы не содрогнулось всё общество, даже при всей их благонамеренности.

Развитие общественного объединения труда и профессионализма требует поддержания устойчивого управления на всех уровнях общественного устройства жизни множества людей. Это является основой роста производительности общественного труда, а также и уровня безопасности общества в целом и каждого человека в нём. Устойчивый рост производительности общественного труда изменяет качество жизни (социальную организацию, общественный строй, высвобождает время для произвольного личностного развития), повышает уровень потребления и обеспечивает уверенность в завтрашнем дне[139] но в разной мере в различных общественных группах (кастах, классах, нациях при совместном проживании на одной территории, мафиях). С этим «в разной мере» связано понятие об эксплуатации человека человеком и понятие о справедливости, естественно, внутриобщественной справедливости.

Общественное объединение труда — это и обмен продуктов частных видов деятельности в соответствии с общественными потребностями, традициями и возможностями. В этом продуктообмене участвует и продукт управленческого труда: качество управления (темпы роста производительности общественного труда, от которой зависит объём свободного времени, необходимого для того, чтобы индивид осознал идеал человека и преобразовал себя в соответствии с идеалом; уровень безопасности членов общества и общества в целом и т.п.) и средства, его обеспечивающие. При общей нехватке продукции пропорции её производства и нехватки выражаются в ценах на продукцию и услуги. В условиях монополии “элиты” на образование, необходимое для осуществления управления, цена на продукт управленческого труда монопольно высока, так как всё общество зависимо от монополии “элиты” на обеспечение качества управления достаточно высокого уровня, а “элита”, по своему злонравию, не может ограничиться в потреблении производимого на основе общественного объединения труда потребностями, не выше средних в обществе.

Первичная монополия “элиты” на доступ к знаниям позволяет ей установить эту вторичную потребительскую монополию, которая узаконена правящей “элитой” и видится остальному обществу как более высокий “уровень жизни” семей, принадлежащих к сфере управления. Поскольку в общественном объединении труда участвуют все классы, но только “элита” предъявляет обществу монопольно высокую цену за продукт своего труда, то все, ею обездоленные, возпринимают это как эксплуатацию человека человеком, угнетение жизни большинства, то есть несправедливость.

В термине «эксплуатация человека человеком» в сфере производства и потребления скрыта монопольно высокая цена на продукт управленческого труда, реже — иная монопольно высокая цена.

В общем же смысле, эксплуатация человека человеком — это употребление возможностей, данных Свыше другому человеку, вопреки его воле и объективным жизненным интересам как его самого, так и других, в том числе и в последующих поколениях.

Монопольно высокая цена возникает в большинстве случаев в результате искусственного создания в обществе того или иного дефицита, хотя механизм возникновения недостачи может и не осознаваться обществом. Естественная нехватка чего-либо — следствие неожиданных стихийных бедствий, ущерб от которых не удается предотвратить, — крайне редок.

Бульшая часть дефицитов и неблагоустроенности в обществе — следствие дурного управления.

В ходе исторического развития нынешней цивилизации правящие общественные группы — под давлением обстоятельств — вынуждены были более-менее осознанно и своевременно открывать доступ ко всё более высокому образованию всё более широким слоям населения. Это создавало социальную основу для расширения “элиты”, из которой черпались кадры для управленческого корпуса общественного в целом уровня компетенции. Социальная база менеджеров шире, чем буржуазия; буржуазия шире, чем служилое дворянство; дворянство шире, чем родовая титулованная аристократия; аристократия, как правило, шире, чем социальная база, высшего, по крайней мере, знахарства. В процессе расширения социальной базы сферы управления при смене поколений выражает себя общественная потребность в улучшении качественного состава управленческого корпуса. Если прежняя наследственная “элита” не в состоянии обеспечить общественно необходимую численность управленческого корпуса достаточно высокой квалификации и препятствует этому процессу, то он её сметает; в тяжёлых случаях сметает вместе с обществом, несущим культуру угнетения одних людей другими, с упорством, достойным лучшего применения.

Жизненная необходимость повышения качества управления в обществе в дальнейшем неизбежно ведёт к расширению социальной базы сферы управления до границ всего общества путем осуществления реально равного, а не провозглашаемого, но несбыточного, доступа к сколь угодно высокому уровню образования выходцам из всех общественных групп, всех семей. Это предпосылка разрушения толпо-“элита­ризма” потому, что она ведёт к устранению как традиционно признаваемой негласной, так и узаконенной “элитарности” тех или иных общественных групп; а также и дополняющего “элитарность” — искусственно созданного реального либо мнимого ничтожества других людей.

Однако полное устранение толпо-“элитаризма” не достигается прогрессом системы образования, поскольку в основе толпо-“элитаризма” лежит извращённая нравственность и господство в обществе недочеловеческих типов строя психики, о чём говорилось ранее: одни полагают, что они — лучше, чем другие, вследствие чего они, якобы имеют право помыкать остальными и прожигать их жизни по своей безответственной похоти; а другие попустительствуют вседозволенности первых — ладно бы в отношении лично себя; но в отношении других — им такого права попустительствовать — никто не давал. Толпо-“элитаризм” устранится нравственным преображением, — включая и религиозную сторону жизни, — всех толп в человечество, в результате чего человечный строй психики станет безраздельно и необратимо господствующим в обществе.

2. Борьба за глобальное управление производительными силами человечества

Анализ глобального исторического процесса показывает, что в его ходе протекает концентрация управления и, в частности производительными силами, как основы существования человечества в технократической цивилизации. Процесс концентрации производительных сил в мире — явление объективное, однако, управление им — субъективно как всякое управление. В субъективизме общественного управления выражает себя истинная, а не показная нравственность множества людей, сформировавшаяся в объективно сложившихся конкретных исторических условиях. Кольцевая замкнутость в жизни общества: объективная данность исторических условий — формирование в них нравственности множества людей — нравственно обусловленный субъективный произвол, выражающий себя в процессе общественного управления (вклю­чая законотворчество) — порождение субъективизмом управления объективной данности конкретных исторических условий, — возпринимается многими как порочный круг земного зла, из которого нет выхода.

Но в этом замкнутом в кольцо процессе общественной жизни можно увидеть два способа расширения сферы, подконтрольной любому концептуально самостоятельному центру управления: во-первых, прямая военная агрессия с оккупацией территории и переразпределением производимого продукта в интересах победителя; во-вторых, агрессия методом “культурного сотрудничества”, при которой правящей “элите” жертвы агрессии навязывается культура, чуждая самобытной культуре народа, вследствие чего “элита” — якобы сама — в меру своего понимания управляет в интересах своего народа, а в меру своего непонимания — в интересах “более культурного” агрессора. Второй способ дает более устойчивые во времени результаты, поскольку маскирует поработительство под благо в сознании порабощаемых.

Древнеегипетское жречество первым приступило к профессиональному изпользованию метода агрессивного “культурного сотрудничества”, и этим обратило себя в демоническое знахарство. Наследующее ему глобальное псевдо-жречество кланов знахарей библейской доктрины на протяжении последних трех тысяч лет сохраняет монополию на этот вид войны за безраздельное господство над всей планетой методом “куль­турного сотрудничества”. Оружием агрессии древнеегипетского рабовладения явилась Библия, разпространение которой в среде народов сопровождалась изчезновением из структуры национальных обществ национальных жречеств и формированием евро-американского сионизированного конгломерата племен, народов, культур, государств. Существо библейской концепции управления человечеством в разрушении генетически предопределённой нормальной психики большинства. В инфор­мационном отношении Библия в культуре человечества аналогична информационным вирусам в компьютерных системах: она извращает объективно предопределённые нормальное мировозприятие и культуру мышления, порабощая духовно всех, приемлющих это самодурство в качестве неизвращённого Откровения Свыше. Современный глобальный кризис человечества (экология, политика и т.д.) порожден Евро-Американской цивилизацией: его причина в том, что Библия антагонизирует между собой различные уровни в иерархическом построении психики человека и разрушает тем самым единство эмоционального и смыслового строя души, с которым большинство новорожденных входит в жизнь. Это — средство порабощения мира в угоду узкой над-“элитарной” группе знахарей, представляющих собой мировое со-общество[140], демонически противопоставившее себя мировому обществу людей, т.е. человечеству. Так мировое со-общество знахарей уже несколько тысяч лет строит глобальную “элитарно”-невольничью цивилизацию — пирамиду подавления свободного личностного развития людей в обществе.

Чтобы внести агрессию в духовно не порабощенное общество, необходим инструмент культурного сотрудничества. Таким инструментом стало еврейство — искусственно созданное в ходе “Синайского турпохода” псевдо-этническое образование (Исход, Числа, Левит — книги Библии несут в себе многие значимые свидетельства о том, как это делалось), на которое и была возложена миссия внесения преднамеренно изолганных Откровений Свыше в национальные общества в качестве основы их культуры.

Иудаизм и христианство, в их исторически реальном виде, — информационные, взаимно дополняющие одна другую подсистемы средств этой агрессии, согласованные таким образом, чтобы христианская и постхристианская светская культуры были подчинены, также не свободной, культуре еврейства в любом её виде. Это и обеспечивало в веках расширение сферы контроля через систему-посредник (интерфейс) — Библию — производительных сил человечества надиудейской концептуальной командой знахарей; при этом, отгородившись от людей ширмой Библии и иерархией служителей библейского культа, сами знахари стали невидимы для общества верующих в Библию. В последствии исламский регион также был вовлечен в сферу иудо-христианского правления через формирование логики социального поведения на основе библейских притч и толкований Корана в согласии с принципами толпо-“элитарного” общественного устройства.

Вследствие этого еврейский вопрос — вне сферы национальных взаимоотношений.

Наиболее удовлетворительное определение термина «нация» к настоящему времени дано И.В.Сталиным:

«Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры... Только наличие всех признаков, взятых вместе, дает нам нацию».

В современных условиях к этому определению остаётся добавить:

·   нация — по-русски народ — обладает из поколения в поколение всеми профессиями, необходимыми для обеспечения производства и разпределения при достигнутом уровне развития производительных сил в регионе своего проживания;

·   при совместном проживании равноправных наций на одной территории в границах их общего государства, существует тенденция к ликвидации этнического разделения труда в сферах науки, искусств, образования, управления и в отраслях индустрии (про­мышленности); в сфере сельскохозяйственного производства этническое разделение труда может сохраняться, поскольку в любом национальном обществе “дерево профессий” имеет корни в родной Земле, хотя “кроны” разных “деревьев” могут срастись. Если же есть национальное угнетение, то оно выражается и в этническом разделении труда, при котором угнетающая нация (или псевдоэтническая группа) создает условия для своего более высокого образовательного уровня и захватывает сферу управления, науку, искусства, образование, вытесняя угнетаемых в сферу материального производства на тяжёлые и вредные для здоровья работы.

Еврейство не отвечает ПОЛНОМУ НАБОРУ признаков нации в отличие от всех наций: русских, казахов, немцев и т.д.; именно по этой причине еврейство не является нацией. На это прямо указал К.Маркс:

«Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека».

Однако, сказав эту правду, столь приятную ныне многим национал-марксистам, К.Маркс, как и должно ортодоксальному раввину, не имеющему национальной принадлежности, в статье “К еврейскому вопросу” увёл читателя от обсуждения ветхозаветно-талмудической идеологии к обсуждению заурядной страсти к наживе, столь свойственной многим, чем сделал полезное для сионистского расизма дело.

Желая “сделать” еврейство нацией, подобной другим, другой идеолог сионо-интернацизма — Т.Герцль — осуществил самоопределение БАНДЫ, мафии, в свойственной ей деятельности маскирующейся под народ-нацию-этнос:

«Группа людей общего исторического прошлого и общепризнанной принадлежности в настоящем, сплоченная из-за существования общего врага».

 Если же врага нет, то единение людей в народ — по Герцлю — невозможно, и чтобы создать народ, прежде того необходимо избрать врага и вести после этого всё время войну против него.

Национальность — принадлежность к исторически реальной, а не химерической, нации. Потому национальность человека реально определяется обществом, исходя из признания или отрицания национальной самоидентификации личности, настаивающей на своей определённой национальной принадлежности. Общественное определение надзаконно и, выражаясь в статистике мнений, может, как признавать, так и отрицать и личностное самоопределение национальной принадлежности, и юридически установленную. Общественное определение национальности неподкупно, так как осуществляется подавляющим большинством тех, кто из поколения в поколение живёт в соответствии с нормами национальной культуры и не сомневается ни в своей национальной принадлежности, ни в географическом местопребывании его исторической Родины. Конфликтность национальных отношений не предопределена Свыше, и потому вследствие общественного, внеюридического определения национальности, многие сионизировавшиеся кровные не-евреи общественно производятся в евреи, — т.е. по существу в мафиози, — а свободные от сионистских злоумышлений кровные евреи возпринимаются большинством в качестве русских, украинцев и представителей других исторически реальных, а не химерических, народов. Своим определением нации-банды Т.Герцль подтвердил первенство общественного определения национальной принадлежности человека по его существу над его личной самоидентификацией.

Если читать Библию без предубеждения о её священности и непогрешимости авторов, оставив в стороне на время мистико-религиозные аспекты, и разсматривать её как элемент в системе управления внутриобщественными отношениями людей, при этом знать историю, то еврейство — древняя общность людей, несущая искусственно созданную культуру агрессии “методом сотрудничества”, представленную в форме родоплеменной религии и передаваемую из поколения в поколение на основе замкнутой по-мафиозному клановой организации, что и обеспечивает биологическую и социальную замкнутость еврейства по отношению к национальным обществам и поддержание в нём осознанного или бездумного выражения расовой изключительности во всём их поведении. Всё в этой культуре подчинено ориентации на завоевание мирового господства над всеми народами — см., в частности, Второзаконие, 23:19, 20.

Сионо-интернацизм — в своём роде исторически единственное явление, для характеристики которого, такие термины, как самый древний нацизм, существующий в разных формах (иудаизм, политический псевдонаучный сионизм, марксизм-троцкизм и т.д.) и ему подобные, не вполне подходят, поскольку отождествляют исторически уникальное псевдонациональное явление с историческими явлениями в жизни множества национальных обществ.

 Идеология сионо-интернацизма в её исторически разнообразных проявлениях — порождение одного из толков знахарской демонической магической культуры древнего Египта, чьи клановые потомки и приобщенные наследники, по-прежнему рвутся к безраздельному господству над народами и планетой. В силу особенностей построения доктрины агрессии сионо-интернацизма евреи из поколения в поколение — его кадровая база. Но не всякий еврей сионо-интернацист, и не всякий сионо-интернацист — еврей.

Мировоззренчески культурный и нравственно здоровый человек не может испытывать в себе “элитарных” амбиций в какой угодно форме, в том числе и быть сионо-интернацистом. Это отличие не по национальному или кровнородственному признакам, а по нравственности, мировозприятию, культуре мышления и мировоззрению, свойственным строю психики индивида.

Если Вы не владеете осознанно методологией познания; если Ваше мировоззрение несообразно Объективной реальности, вследствие чего вы ошибаетесь чаще, чем бываете правы; если имеете дефекты нравственности и не задумываетесь о том, с каким строем психики идёте по жизни, то кровно русский сионо-интернацист будет Вашим другом, а еврей, изживший в себе сионо-интернацистские бредни, в вашем возприятии будет заклятым и изощренным врагом.

А сами Вы в этом случае будете биороботом, управляемым в обход контроля Вашего сознания через объективную порочность Вашей нравственности, мировоззрения, строя психики, по какой причине Вы будете работать изо всех сил и лучших побуждений на цели, определённые хозяевами сионо-интер­на­цизма.

Когда речь заходит о сионизме, то большинство евреев не понимают, в чём виноваты “бедные евреи”. Ответ прост. Их вина двояка: перед не-евреями — они виноваты в том, что помогали, пусть и бездумно, богатым евреям грабить и угнетать не-евреев; перед высшим библейским знахарством, высшим раввинатом богатыми евреями — они виноваты в том, что делали это столь неискусно, что не-евреи начали замечать, кто есть главенствующий из множества их угнетателей; виноваты в том, что не смогли обеспечить управление “гоями” финансово-“демократичес­кими” методами. И “антисемитизм” — свойственное библейской доктрине средство наказания за неумение вести порабощение народов способами “культурного сотрудничества”; а разсеяние евреев — средство создания возможностей ведения такого рода информационной войны, а не печальное следствие “зоологического антисемитизма”[141] народов. Всё “жидоедство” в истории организовано сионо-интернацистским высшим руководством, исходя из целей глобальной экспансии “элитарно”-невольничьего строя.

Также искусственно взращивается “антисемитизм” и у нас в стране. Его зерна падают в незрелое мировоззрение молодежи и взрослых и находят отклик, потому что значимая доля населения начала замечать, что управление находится в руках сионизированного лобби, действующего на основе рекомендаций деятелей сионизированной науки и искусств. Страсти искусственно подогреваются, и при этом те евреи, которые ещё не являются активными сионистами, преднамеренно приносятся в жертву, чтобы сплотить оставшихся искусственным созданием общего им врага. По этой причине, в отличие от представителей народов, еврей не имеет возможности нейтрально относиться к этой проблеме: если он признает сионо-интернацизм, то он — биоробот-мафиози; если безразличен, то — в перспективе беззащитная жертва; а единственная защита от того и другого — активная, это не значит показная, а значит эффективная деятельность, направленная на погашение экспансии библейского сатанизма.

Во многонациональном государстве возникает общая для всех этнических групп интегрирующая, объединяющая всех, и потому многонациональная культура, вбирающая в себя ЛУЧШИЕ достижения и нравственные идеалы всех народов. Сионо-интернацизм преднамеренно разрушает и извращает эти интеграционные процессы, что ясно видно в истории СССР, на территории которого веками шел устойчивый процесс формирования такой интегрирующей культуры. Культура широких трудящихся масс, отличающаяся от любой “элитарной” культуры, хотя и выражала себя в формах православия, ислама, буддизма, контролируемых национальными “элитами”, оседланными иудаизмом, но, тем не менее, она всегда противостояла библейской концепции биороботизации населения на основе искусственно сконструированных извращений Откровений в Библии и Талмуде. Исторически духовными устоями СОБОРНОЙ общности народов России-СССР являются:

Жить в семье в ладу несколькими поколениями, почитая старших и пестуя младших. Наследовать опыт предков с пониманием, стремиться к истине, дабы быть в ладу с Миром и Богом. Беречь с близкими и дальними согласие по истине. Объединяться с праведными для защиты от порочных. Трудиться — сообща, добросовестно от щедрот души, а не делать чуждое дело за плату или из страха, вопреки совести. Жить, оберегая Отчизну, свято защищая её от поработителей, но оказывать радушие гостям. Воздавать предателям презрением и изглаживать их самих и дела их из жизни, но быть милостивыми к ошибающимся и кающимся.

В условиях толпо-“элитарной” организации общества управление Западной региональной цивилизацией, при разсмотрении на внутриобщественном уровне, осуществляется высшим масонством — хозяевами “клуба миллиардеров” и глобальной банковской системы, пожирающими благоденствие не родившихся поколений, а не только живущих, ростовщическим паразитизмом, поскольку ссудный процент всегда выше темпов роста производства в неизменных ценах. Дальнейшее проведение этой глобальной ростовщической агрессии самоубийственно для человечества, поскольку доминирующая в ней из поколения поколение оптимизация деятельности множества людей по критерию «максимум прибыли в расчёте на заемный капитал» ведёт к разрушению общества и биосферы.

Управление производительными силами России после 1953 г. также пока замкнуто на надгосудар­ственные структуры хозяев ростовщической банковской корпорации конгломерата государств Запада. У власти в стране сменяют друг друга “элитари­зовав­шиеся” режимы, отрицающие в проводимой ими политике идеалы справедливости, свойственные нравственности всех народов, вследствие чего все они осуществляют управление в соответствии с концепцией глобального толпо-“элитарного” устройства существования народов под безраздельным контролем кланов западных знахарей.

Развитие общественного объединения труда к середине ХХ века привело к созданию глобального хозяйства всего человечества на основе более или менее ярко выраженной специализации региональных хозяйств в границах разных государств и континентов. Этот процесс сопровождался взятием на себя глобальными наднациональными структурами масонства контроля не только над мировой банковской системой, но над сырьем, природными ресурсами и демографией в различных регионах. К середине 1980‑х гг. всё более отчётливо стал проявляться кризис управления мировым хозяйством на основе старых ростовщических методов, поскольку обретение государственной самостоятельности бывшими колониями не избавило их народы от нищеты и угнетения со стороны хозяев прикормленного “золотого миллиарда” беззаботных тупиц, живущих в “развитых” странах: в этом суть неоколониализма.

Под давлением этих обстоятельств оккультная верхушка еврейских ростовщических кланов, монополизировавших банковское дело, и подконтрольных им трансрегиональных производственных корпораций, МВФ, Всемирного банка реконструкции и развития, Бильдербергского клуба, Трехсторонней комиссии — через систему организаций ООН стали навязывать государствам в разных регионах Земли план построения “нового мирового порядка”. Суть его в следующем:

·   Государственные границы должны быть упразднены, чтобы обеспечить непрерывность функциональных пространств ТНК (общепринятое сокращение для обозначения трансрегиональных корпораций).

·   Свобода перемещения рабочей силы должна уничтожить национальные культуры, а сопутствующее ему непрерывное смешение генофонда разных народов должно привести к возникновению несогласованностей у множества людей между фрагментами их генокодов, унаследованными от многих разноплеменных предков в череде поколений. Это стратегия формирования единого рабского стада, особи в котором обречены обладать генетически пониженным потенциалом развития, и которому достаточно удовлетворения физиологических потребностей и чувственных удовольствий, половых извращений, в том числе и на основе компьютерной и прочих современных технологий, вплоть до непрерывной массовой зомбификации населения через бытовую технику и технические средства массовой информации и медицины. Иными словами, чтобы стать глобальной “элитой”, намереваются создать множество неоспоримых недочеловеков, с внутренне антагонистичной генетикой и, как следствие — ущербной психикой.

·   Старый лимит человечества на выживание по обеспеченности природными ресурсами и продукцией сохраняется, но “золотой миллиард” разпределяется не по “развитым странам”, как сейчас, а в пределах всей Земли формируется примерно одинаковая толпо-“элитарная” потребительская стратификация индивидов, ведущих борьбу между собой за повышение своего статуса в пирамиде потребления благ цивилизации. Концепция получила название “планетарного гуманизма”, хотя по существу является концепцией разпространения иерархии “элитарно”-невольничьих личностных отношений древнего рабовладения на современной технической основе на всю планету.

 

Дабы не быть голословными, приведём недавний документ Экономического и Социального Совета ООН — № E/1990/100, стр. 3 — 4:

«Нынешний кризис в мире ещё более подрывает уровень жизни, вызывая обнищание всё более широких слоев населения, и представляет угрозу будущему. Во многих странах на карту поставлена не только стабильность демократических режимов, но и выживание системы социального человеческого существования и сама жизнеспособность этих стран (...) пойдет резкое падение реального уровня заработной платы, снижение среднего показателя продукта на душу населения, повышение темпов инфляции. (...) Всё это вследствие структурной перестройки мира ТНК».

Но иерархия библейских знахарей Запада не единственные претенденты на то, чтобы дать человечеству некий “новый мировой порядок”. На самом Западе реальными конкурентами им является саентологическая церковь. Знахарские кланы Востока, пользуясь кризисом западной культуры, прежде всего мировоззренческим, активно внедряют в общества стран Запада свою орденскую периферию и взращивают орденскую массовку, внешняя сторона какого явления выражается во всплеске интереса в восточной мистике и боевым искусствам. Таким образом сейчас идёт новый геополитический передел в прошлом уже неоднократно разделяемого мира — борьба за власть над государствами и народами и природными ресурсами. В экономике это, прежде всего, борьба ТНК евро-американского конгломерата, ТНК Японии и Юго-Восточной Азии, против исламского мира и Китая (не отказавшегося от социалистического выбора) за господство над общемировым хозяйством.

Борьба идёт за проведение в жизнь только одной концепции, из множества возможных, на основе которой будет осуществляться управление планетой в целом и производительными силами всего человечества, в частности.

“Яблоком раздора” являются территория, природные ресурсы и население (в смысле рабочее быдло) бывшей Российской империи, СССР, СНГ, которые разсматриваются на Западе, да некоторыми политическими силами и в других регионах Земли (включая и Россию), в качестве зоны, где население неспособно к самостоятельному общественному управлению, по какой причине его колонизация — одно из средств обеспечения глобальной безопасности всех прочих. Война за установление мирового господства ведётся всеми средствами: от разпространения информации, до применения мутагенных средств в составе поставляемых в другие страны продуктов питания, косметики и т.п., вплоть до прямого военного силового воздействия.

Пример тому — “наказание” Ирака, пожелавшего самостоятельно разпоряжаться нефтью некогда отторгнутой от него провинции (Кувейт), при полном попустительстве Израилю, в пропаганде которого на некоторых картах столица того же Ирака — Багдад — находится в пределах “Великого Израиля”. ЭТО ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ. Но маразматичной ООН даже не вспомнить, что Израиль давно разползся за некогда установленные для него ООН границы, не говоря уж о том, чтобы привести его к учрежденным ООН его границам военной силой. Обоснований, кроме ссылок на Библию этому нет.

Человечество подошло к рубежу выбора: либо жизнь на основе концепции управления глобальной значимости, альтернативной толпо-“элитарным” (библейской, светской троцкистской, саентологической); либо — смерть при упорствовании в сохранении толпо-“элитарной” цивилизации, ненасытной в потреблении материальных и нематериальных благ, имеющей тенденцию по мере роста энерговооруженности и Знания нарушать, вследствие господства в ней демонического строя психики, нормальное течение всё более обширных, глубинных и энергетически мощных природных процессов.

Последнее приведёт в действие общеприродные факторы поддержания устойчивости объективного течения со-бытий во Вселенной, которые поставят подчинившееся демонизму человечество на место. В худшем случае человечество вызовет глобальную экологическую катастрофу, которая уничтожит современную биосферу и человечество как её составную часть. В лучшем случае произойдет катастрофа культуры без уничтожения биосферы, но которая сметет привычную социальную организацию и несущую её цивилизацию (возможно, что только одну или несколько, из полного числа, региональных цивилизаций, а не глобальную цивилизацию в целом). Даже, если уцелеет биологический вид Человек Разумный, последствия катастрофы культуры будут страшными.

Человек, вскормленный технократической “цивилизацией”, защищенный от природной среды обитания общественным объединением труда и созданной искусственной средой, в Природе гибнет, не имея необходимых навыков, лишаясь социальной защищенности, обеспечиваемой качеством (типом) культуры и уровнем её развития.

Альтернативой этому является принятие всеми региональными обществами новой концепции самоуправления, размывающей толпо-“элитаризм” в глобальных масштабах в исторически короткие сроки. Эта концепция должна исходить из необходимости жить в ладу с существующей биосферой в каждом из регионов планеты.

Со­вре­мен­ный глобальный кри­зис — вы­ра­же­ние па­де­ния ка­че­ст­ва управ­ле­ния в об­ще­ст­ве с толпо-“элитарной” ор­га­ни­за­ци­ей его существования. Его при­чи­на в не­со­об­раз­но­сти Мирозданию нрав­ст­вен­но­сти и ло­ги­ки со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния тол­по-“эли­тар­но­го” об­ще­ст­ва, в ко­то­ром гос­под­ству­ет стрем­ле­ние боль­шин­ст­ва носителей нечеловечных типов строя психики под­нять­ся вверх по пи­ра­ми­де стя­жа­ния и по­треб­ле­ния ма­те­ри­аль­ных и не­ма­те­ри­аль­ных благ, не взи­рая на ущерб, на­но­си­мый гон­кой по­треб­ле­ния дру­гим членам общества и био­сфе­ре пла­не­ты. Это стрем­ле­ние, в слу­чае его удов­ле­тво­ре­ния, не даю­щее сча­стья и ра­до­сти да­же на са­мой вер­ши­не тол­по-“эли­тар­ной” пи­ра­ми­ды, глу­бо­ко гре­хов­но и об­ре­че­но уничтожению вместе с упорствующими его носителями и пропагандистами. Это бы­ло из­вест­но ещё во вре­ме­на на­пи­са­ния Биб­лии, фор­ми­рую­щей наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­ную ло­ги­ку со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния тол­по-“эли­тар­ных” обществ — не­воль­ни­ков ие­рар­хии лич­но­ст­ных хо­лоп­ско-гос­под­ских от­но­ше­ний (см. кн. Екк­ле­зиа­ста, гл. 2).

Глубокий исторический анализ логики социального поведения выпал из круга интересов социологии и всех партийных программ. Однако мы отметим только важнейшую причину, делающую несостоятельной в современных условиях библейскую концепцию управления толпо-“элитарным” человечеством.

Объективность времени — в его объективной измеримости, а не в объективной непознаваемости «пространственно-временного континуума», измышленного А.Эйнштейном и последователями общей теории относительности. Измерение времени основано на выборе некоего колебательного процесса в качестве эталона частоты и на подсчёте числа колебаний в нём. В иерархически организованной системе на каждом уровне её организации можно выбрать свой эталон частоты времени. Течение информационных процессов в такой системе в целом будет определяться соотношением эталонных частот времени на всех её уровнях в её иерархии.

Соответственно, по отношению к человечеству можно ввести понятия биологического и социального времени. Логика социального поведения на исторически длительных интервалах времени объективно обусловлена соотношением частот объективных процессов в биосфере и в обществе, которые возможно избирать в качестве эталонов биологического и социального времени.

В каждой генеалогической линии, среднестатистически, у родителей раз в 15 — 25 лет появляется первый ребенок. Продолжительность активной жизни имеет примерно такое же значение. Частота эталона биологического времени может быть принята fб = 1 /(25 лет). Она характеризует скорость обновления информации в генофонде популяции и мало менялась на протяжении всей истории по сравнению с эталонной частотой социального времени.

В жизни технократической цивилизации доминирует непрерывный процесс вытеснения устаревших технологий и технических решений новейшими, но того же самого назначения. Поэтому можно подсчитать среднестатистический период обновления всего технологического и прочего социально значимого знания — Тс. В качестве эталона частоты социального времени можно взять частоту fc = 1 / Тс. Она характеризует скорость обновления социально значимой информации, не передаваемой генетически через физиологию, но передаваемой через культуру, несомую общественным устройством (социальной организацией), от поколения к поколению. Эта частота fc на протяжении истории непрерывно возрастала: во времена фараонов и Екклезиаста, когда формировалась библейская концепция управления, она составляла величину порядка 1 / (сотни лет), т.е. много меньше fб; в настоящее время эталонная частота социального времени составляет 1/(10 лет) ¸ 1/(5 лет), т.е. больше fб , неизменно равной 1/(50 лет) ¸ 1 /(25 лет).

Произошло изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, что неизбежно влечёт смену логики социального поведения.

Мы живем в исторический период, когда изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени уже произошло, и уже идёт формирование логики социального поведения, отвечающей новому соотношению эталонных частот, но становление новой логики социального поведения в качестве определяющей жизнь цивилизации, а тем более статистически преобладающей ещё не завершилось.

И каждый по своему произволу, обусловленному его нравственностью, имеет возможность осознанно, отвечая за последствия, избрать для себя тот или иной стиль жизни.

При библейском соотношении частот эталонов, какое знание человек приобретал к 25 годам, с тем знанием он и умирал. Обретение нового прикладного знания давало ему и/либо его потомкам возможность подняться вверх по ступеням социальной пирамиды толпо-“элитаризма” и устойчиво занимать это положение, хотя бы эмигрировав в другую страну, если в его родной стране хозяева толпо-“элитарной” пирамиды не могут найти для него свободной кормушки.

Знахарство (псевдожречество), стоящее над “чернью” и “эли­той”, мо­но­польно владея, прежде всего, МЕТОДОЛОГИЕЙ раскрытия нового зна­ния, дозировало разпределение прикладной фактологии. В силу длительности периода старения прикладной фактологии при библейском соотношении эталонных частот времени у большинства населения вопрос о методологии познания и её роли в жизни общества просто не вставал, что и обеспечивало устойчивость толпо-“элитарной” пирамиды и возможность разпространения библейского мирового порядка в течение многих веков, в результате чего сформировался евро-американский конгломерат племен, народов, государств, культур, охвативший четыре континента.

После изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени обретение нового прикладного фактологического знания не гарантирует занятия устойчивого положения на более высоких ступенях толпо-“элитарной” пирамиды потребительства даже представителям одного поколения, а не то, что их потомкам, поскольку прикладная фактология неоднократно устаревает за время активной жизни человека. Это вызывает не только разочарование в жизни множества индивидов, но и массовый интерес к причинам неустойчивости жизненного положения личностей, семей и обществ, ставит вопросы, на которые нет ответов в “элитарной” “политологии” и психологии толпо-“элитар­ных” социальных систем, и делает вероятностно предопределённым массовый интерес к вопросам методологии познания.

Последнее эквивалентно расширению социальной базы жречества до границ всего общества.

Если социальной базой жречества, несущего всю полноту внутриобщественной власти в объёмлющем всё Богодержавии, становится всё общество, то жречеству, обретшему это качество, нет потребностей в поддержании иерархии личностных холопско-господских отношений, которой раздавлены толпо-“элитарные” общества. Но если социальной базой жречества является всё общество, то такому обществу не нужны и знахари-угнетатели.

 Иными словами, после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени складываются объективные исторические условия, предопределяющие угасание толпо-“элитаризма”, ликвидацию монопольно высоких цен на продукт труда в общественном разделении профессионализма и специализации народных хозяйств разных стран. Это ведёт к невозможности эксплуатации человека человеком во всех её формах в глобальных масштабах и построению общества справедливости; препятствовать этому процессу — означает: вычеркнуть себя из книги будущей жизни.

Человечество уже находится в качественно новом информационном состоянии, разрушающем толпо-“элитарный” способ управления обществом на основе сокрытия (герметизации) знаний и извращения их с целью подневолить окружающий Мир.

3. Внутренние причины краха государственности Советского Союза и возникновения СНГ — сборища недееспособных государствишек

Известны три признака, совокупность которых позволяет выделить в обществе класс:

·   по месту в исторически сложившейся системе общественного производства;

·   по отношению, большей частью, закрепленному в законах, к средствам производства;

·   по роли в общественной организации труда, способам получения и доле общественного богатства, которой они сами разполагают.

Из этого видно, что задолго до начала “перестройки” в 1985 г., бюрократия в СССР уже сформировалась как общественный класс:

·   занята в сфере управления;

·   положение по отношению к средствам производства заняла особое: “номенклатуру” можно было только похоронить или отправить на пенсию, но не устранить из сферы управления;

·   осознала себя в качестве “элиты”, занятой особо важными делами, и потому взимала монопольно высокую цену за продукт своей деятельности прямо и через преимущественный доступ к “элитарным” фондам корпоративного потребления, изъятым из потребления общества “спецзаборами” разного рода.

Последнее означает, что бюрократия в СССР стала внутренним эксплуататорским классом. Естественно, что у неё нашлись общие интересы с внешними эксплуататорами. Это создало основу для агрессивного вторжения в страну трансрегиональных монополистических группировок методом “культурного сотрудничества”, что получило название “холод­ной войны”. Перестройка — последний этап холодной войны, предательство интересов народов страны партийно-государственной и хозяйственной (директор­ским корпусом) “элитой”, ставшей на путь реставрации капитализма в СССР, но уже не во многонационально-государственных формах (как развивался капитализм в России до 1917 г.), а в форме сионо-интернацистского ростовщической диктатуры надо всеми народам, низведенными до положения финансовых невольников.

В пользу этого утверждения говорит падение темпов экономического развития СССР и деградация культуры вследствие экономических реформ 1965 г., идеологом которых был Е.Либерман[142]; политика алкогольно-никотинового геноцида против собственного народа; дискредитация советской государственности в “общест­венном мнении” толпы карикатурными культами Хрущева и Брежнева; саботаж высшим руководством бывшей КПСС управления деятельностью общества по выполнению Программы партии, принятой её ХХII съездом.

Темпы социально-экономического развития СССР в 1940 — 50-е гг. говорят о том, что Программа партии, принятая XXII съездом КПСС в 1961 г. и предусматривавшая обнуление прейскуранта внутреннего рынка к началу 1980‑х гг., была вполне реальна. Но при этом, когда Директивы ЦК КПСС и СМ СССР безответственно не выполнялись в течение десятилетий, к настоящему времени оказалась выполненной Директива СНБ США 20/1 от 18.08.1948 г.: “Цели США в отношении России”, предусматривающая разчленение страны и порабощение её народов, но цивилизованным способом — методом “культурного сотрудничества”, т.е. их же руками вследствие их бездумья и извращения понимания происходящего социально-экономической, исторической наукой и средствами массовой информации в ходе холодной войны. (Обширные выдержки из этой директивы опубликованы в книге “ЦРУ против СССР” Н.Н.Яков­лева, М., 1985, и в журнале “Молодая гвардия” № 2, 1990 и № 1-2, 1992). Это говорит о подчиненной замкнутости “элитаризовав­шейся” государственности СССР-России на мозговые тресты трансрегиональных корпораций.

Процесс реставрации капитализма и неоколониализации СССР протекает согласно библейской концепции управления и не соответствует объективной направленности к смене толпо-“эли­тарной” логики социального поведения человечной логикой социального поведения. Вследствие этого он представляет опасность не только для народов нашей страны, но и для всего человечества.

Начался этот процесс несколько десятилетий назад с устранением И.В.Сталина и захватом властных структур в партии и государстве извратителями идеалов справедливости в жизни общества. В ходе него рубль, капитальные вложения, заработная плата стремительно обесценивались, отрываясь от реальных объёмов производства. В условиях государственного ограничения роста цен это привело к разбалансированности товарной и денежной масс, а кредитно-финансовая система стала неспособной выполнять функции средства регуляции производства и потребления на основе сопоставимого и прогнозируемого учёта. Особую роль сыграло введение в оборот при фиксированных ценах денег, не обеспеченных товарами и услугами. На фоне этого пропагандировалась полезность роста денежных накоплений населения, по существу представлявших неограниченный рост внутреннего долга. Развивалась система сберегательных касс, разпространялись анонимные вклады на предъявителя сберкнижки, — тайна которых — тайна от народа, поскольку на эти средства управлялась теневая экономика, а сами они, более чем 90 процентами общих сумм, сконцентрировались менее чем у 3 процентов населения страны. Так создавался первый потенциал теневого капитала, потребовавший приватизации для покрытия средствами производства и роскошью сумм, необеспеченных товарами народного потребления. Произошло клановое сращивание мафиозного бизнеса и партийно-хозяй­ст­венной номенклатуры, что получило название “теневой экономики”.

К 1985 г. этот процесс дошел до такой стадии, что всем владельцам необеспеченных денег захотелось “демократии” и капитализма. Сформировавшийся класс уголовной буржуазии овладел торговлей, заблокировал реализацию предметов народного потребления по твердым государственным ценам, отняв у трудящегося большинства жизненно необходимый уровень покупательной способности семей грабительскими ценами дикого рыночного капитализма. Разпределение по капиталу стало господствовать, вытеснив разпределение по квалификации и профессионализму в труде. Класс буржуазии обрёл достаточную силу, чтобы перейти к прямому становлению “своей” государственности по образцу ростовщических расово-мафиозных диктатур Запада.

Переход СССР к структурной перестройке производства и разпределения с сопутствующей классовой перестройкой общества был предопределен ещё в 1983 г. Всемирным банком и МВФ. Смысл её заключается в следующем:

1). Приватизировать предприятия по скоростной программе — отдать их в руки новоиспеченных буржуа и международному капиталу. Новым же собственникам ставится задача: максимально добывать и перерабатывать сырье в полуфабрикаты на территории СССР с изпользованием его самой дешевой в мире рабочей силы, уничтожив всё остальное население как ненужное преимущественно средствами экономического и наркотического геноцида, которые толпа не возпринимает в качестве средств поражения (оружия).

2). Ввести в стране рыночные отношения при целенаправленно взвинчиваемой инфляции, чтобы развалить структуру народного хозяйства, и интегрировать его обломки в экономику Запада, который будет управлять разпределением сырьевых запасов и энергоносителей, и снабжать “аборигенов” по мере западной необходимости продуктами “высоких” технологий.

3). Максимально ограничить переработку сырья в конечную продукцию на территории СССР. Обрабатывающие отрасли и пищевые должны быть развиты настолько, чтобы поддерживать нищенское существование рабочего быдла, вновь обретенного мировым со-обществом знахарей.

Всё это стало возможным, поскольку формированию духовной культуры, при которой общество способно жить при социализме и Советской власти, искренние сторонники осуществления идеалов справедливости не уделяли должного внимания и не выработали в себе самодисциплины и непреклонности.

Силой, способной противостоять разползающемуся по Земле злодейству, может стать многонациональная партия, которой необходимо обрести новое качество, отличающее её от прошлых и нынешних партий, обслуживающих систему знахарского угнетения жизни людей в толпо-“элитарном” обществе.

4. Методология познания —
средство единения
концептуально властной партии

Любая политическая партия оправдывает своё существование во мнении остального народа, если она способна сформировать и провести в жизнь концепцию общественного самоуправления, изключающую эксплуатацию человека человеком (либо хотя бы понижающую меру угнетенности большинства членов общества правящим демоническим меньшинством).

В противном случае своё существование в глазах народа может оправдать “мафия” — юридически не зарегистрированная, бюрократически структурно не оформленная, но вполне дееспособная политическая партия, которая воплотит в жизнь надежды народа на избавление его от угнетения. Судьба прошлых угнетателей в этом случае никого, кроме них самих, их холуев и зомби, волновать не будет, но она предопределяется тем, до какого состояния нравственного и этического падения правящий режим доведёт народ к моменту своего падения.

После этого дальнейшее определяется тем, насколько возникшая новая система общественного самоуправления будет защищена от воспроизводства в ней самой демонического толпо-“элитаризма”.

Все партии в обществе (партия в переводе с латыни — часть целого) складываются на основе общности мировоззрения их членов. Поскольку разделение общества по типам строя психики объективно, то именно оно выражает себя в партийных доктринах.

Поэтому, если стратегическая цель партии — общественный прогресс в смысле необратимого искоренения господства нечеловечных типов строя психики и переход к цивилизации на основе человечного строя психики, то один из важнейших вопросов партийного строительства — это вопрос об осознанном изложении того мировоззрения, которое наилучшим образом соответствует целям партии и обеспечивает её средствами их осуществления.

В противном случае партии приходится оправдываться словами «хотели как лучше, а получилось как всегда», т.е. очень плохо, поскольку нечеловечные типы строя психики взяли верх над благими намерениями, в том числе и потому, что «всё само собой разумелось», да по-разному каждым из участников партийной работы. В результате такой партийной работы на основе «само собой недоразумения» при отсутствии единообразия понимания и нечеловеческого поведения партийцев, увлекаемых инстинктами, зомбирующими собственными привычками и общественными традициями и демонизмом, кто-то набил карманы, обобрав других, включая и большинство партийцев и сочувствующих партии.

Речь идёт не о том, чтобы единообразно запрограммировать психику партийцев мнением высших иерархов открытых партийных структур либо иерархов тайных структур внутренней “партии в партии”, а о противоположном: как не допустить такого программирования психики, в результате чего партия единомышленников перерождается в бездушную машину борьбы за вседозволенно корыстные интересы внутрипартийной демонической “элиты”.

Речь идёт о необходимости осознанного изложения мировоззрении, освоив которое, каждый партиец мог бы сам выработать наилучшее (или близкое к наилучшему) решение о характере деятельности как своей лично, так и партии в целом, после чего осуществить его в соответствии со своими убеждениями в правоте своего дела.

В силу того, что наилучшие решения в большинстве случаев единственны либо принадлежат малочисленному множеству не сильно отличных друг от друга вариантов, то единство мнений в отношении них обусловлено, во-первых, методами их поиска на основе общеизвестной информации и, во-вторых, общностью для всех членов партии нравственных идеалов, а не партийной дисциплиной, выражающей принцип безусловного подчинения высшим партийным иерархам, которые якобы больше знают и понимают, всех низших вне зависимости от их собственного мнения.

Партийная дисциплина должна исходить из принципа, что никого нельзя принуждать действовать вопреки его собственным убеждениям и понятиям о целесообразности, представляющим его собственное мнение.

Такой подход к пониманию партийной дисциплины освобождает партийное руководство от роли пастухов над сторонниками партийной доктрины, оставив за работниками партийного аппарата одну единственную функцию: поддерживать каналы информационного обмена, через которые каждый партиец мог бы получить информацию, необходимую для его личностного развития и деятельности по его произволу на основе известной ему партийной доктрины. В противном случае партийный аппарат частью осознанно, а частью безсознательно будет способствовать поддержанию в обществе господства нечеловечных типов строя психики. И чем более активен будет партийный аппарат в исполнении пастушеских и зомбификаторских функций, требуя безусловного подчинения низших в иерархии партийных структур высшим, — тем менее будет способна партия осуществить в жизни провозглашаемые ею благие идеалы: свободы и равенства возможностей личностного развития, свободы творчества, социальной защищенности, экологической, технологической и психической безопасности личности.

Это обстоятельство необходимо обуславливает методологический характер организационной платформы партии.

Английский этнограф XIX в. Э.Б.Тайлор — современник К.Маркса и Ф.Энгельса высказался о «философии истории в обширном смысле, как об объяснении прошедших и предсказании будущих явлений в мировой жизни человека на основании общих законов»[143]. Это — единственно здравая постановка основного вопроса философии. А методология познания, позволяющая переработать плюрализм разрозненных частных фактов в единство мнений о течении любого из процессов во Вселенной, включая и развитие человеческого общества — единственно полезная философия, ввиду единственности Объективной реальности и многогранности одной и той же Истины, общей для всех её обитателей. Поэтому в основе деятельности реально и здраво мыслящей партии может лежать только освоение партийцами методологии познания Объективной реальности и прогнозирования путей развития человечества с целью выбора наилучшего из них. Вследствие этого именно методология познания способна открывать индивиду сведения, которые ставят его перед необходимостью пересмотра его собственной нравственности и этики и преобразованию их, поскольку в противном случае он обречен погибели и это для него неоспоримо и очевидно:

Положение обязывает… Если положение, которое кто-то занимает либо претендует занять, его не обязывает, то оно же его и убьёт.

Существует два типа философской культуры.

Первый — догматическая цитатная философия. В нём отметается всё, что противоречит догмам писания и предания, признанных “священ­ными” и неусомнительными, а также каноническим толкованиями писания и предания. Всё, что “не лезет” в догмы, срезается, как ножницами, с любого знания, до которого человек дошел сам или получил извне. Проверка догм на соответствие реальности квалифицируется как преступление — подрыв устоев. В результате, даже истина, став безразсудной и неусомнительной верой в психике сторонников такого рода мировоззрения, вводит их в самообман, и они теряются в реальных жизненных обстоятельствах, хотя легко жонглируют разного рода абстрактно теоретическими головоломками.

Характеристику такого рода философии дал К.Прутков: «Фило­соф легко торжествует над будущею и минувшею скорбями, но он же легко побеждается настоящею».

Второй тип философии — методологическая философия, исходящая из принципа: “Истина, став безразсудной верой, вводит в самообман”. Добросовестные сомнения не уничтожают и не унижают Истины, но раскрывают новые грани, подтверждающие Истину, что позволяют лучше постичь её. Поэтому в философской культуре, основанной на методологии познания, появление нового знания, которое не лезет в прежние застывшие представления о Жизни, ведёт к преображению всей системы субъективных представлений о Жизни. И такая философия позволяет избегать скорбей.

В культуре, с господством цитатной философии, критерий умности человека оторван от жизни: «Имярек много прочитал, много знает и красиво говорит». К такого рода “умникам” принадлежат все лидеры-демократизаторы. Критерий умности, в культуре с господством недогматического мировоззрения обусловлен жизнью общества, нашел своё афористичное выражение в сериале “Сёгун”[144], прошедшем на экранах России в середине 1990‑х гг. Одна из главных героинь Марико характеризует персонажа, давшего название сериалу: «Господин Таранага очень умный: он редко ошибается».

Диалектический материализм изначально был принят обществом в качестве философии методологической, вследствие чего, с его помощью оппозиция легко разделалась с цитатно-догматической философией церквей и прежних правящих классов. Диалектический материализм марксизма несёт в себе множество ошибочных утверждений, но, тем не менее, — это исторически первая методологическая философия, которую знахари вынуждены были пропагандировать во всём обществе в качестве основы всей культуры мировозприятия и мышления.

Всеобщая пропаганда методологической философии — это значимый рубеж в общественном развитии, который преодолела глобальная цивилизации в ХХ веке: в библейские времена к методологической философии допускали только на высших ступенях иерархии знахарских посвящений, пичкая всех прочих догмами и цитатками. Теперь необходимо очистить методологию познания от злоумышленных и неумышленных извращений.

В СССР бездумные и вероломные методологию познания и осмысления, выразившуюся в форме диалектического материализма, обратили в мертвящую догму[145]. Но всё же три поколения в нашей стране были ознакомлены с методологической по её существу философией, и не все приняли её как пустые слова: некоторые нашли в методологии, названной диалектикой, средство выражения их личного способа познания Объективной реальности и самостоятельного формирования своего мировоззрения и мнений по частным вопросам, которое, как и всякое средство, можно и должно совершенствовать. Но это — меньшинство.

Неспособных возпринимать Мир таким, каков он есть, и мыслить сообразно и соразмерно Объективной реальности легче угнетать и грабить изящно и “культурно” так, что они того и не заметят. Того же, кому дано Свыше Различить, и кто научился мыслить в потоке обстоятельств, не проведёшь пустословием и правдоподобной ложью. Поэтому, чтобы большинство не стало носителями осознанной методологической культуры познания, способной вывести каждого из них к человечному строю психики, сторонники толпо-“элитаризма”, кто по свойственной им дурости, а высоко посвящен­ные знахари — и по злому умыслу, обходят молчанием вопрос о методологии и подменяют его вопросами об идеологиях; свободе от идеологий; реальных, мнимых и измышленных прегрешениях тех или иных исторических личностей и т.п. Им предпочтительно активнее жевать эту тематику, дабы отвлечь внимание индивидов от проблемы возможности осуществления индивидами свободного выбора вариантов общего всем, но не однозначного будущего (что может выбрать тот, кто не различает и не смыслит?) и тем самым сохранить толпо-“элитаризм”. Изъятие из культуры общества осознанной методологии самостоятельного познания каждым Мира на уровне сознания — должно поддерживать толпо-“элитарное” существование народа и зависимость населения от образованной “элиты”, допущенной знахарями к какой-либо приемлемой для них цитатно-догма­ти­ческой философии, открыто разпространяемой в обществе.

Под Различением, мы понимаем даваемую Свыше непосредственно каждому (в обход иерархий знахарей и служителей культов) способность к разграничению в сознании конкретных явлений внешнего и внутреннего миров на общем событийном фоне в темпе течения обстоятельств. Под Методологией — осознанное и зафиксированное в культуре описание наиболее общих закономерностей течения со-бытий[146], выявленных в Различении. Под владением методологией понимаем — субъективное осмысление этих наиболее общих закономерностей в их частных и конкретных различаемых живущими людьми проявлениях в потоке событий.

Это означает, что новая для индивида информация даётся ему через органы чувств в Различении в двоичном коде «это» — «не это», и обретённая таким путем пара «это» — «не это» осмысляется индивидом вместе с информацией, хранимой его памятью. Если индивиду не даётся Различение Свыше, то он в информационном отношении не отличим от грампластинки, компакт-диска, на которых информация записана раз и навсегда и только утрачивается по мере того, как носитель изнашивается.

В поведении же всякого индивида выражается его личностная культура чувств (мировозприятия) и культура мышления. Работа чувств и интеллекта, не однозначно обусловлены генетически и каждому предоставлена определённая свобода в сотворении себя, которой пользуются далеко не все. Всё это в совокупности требует от желающего состояться в качестве человека воспитания в себе культуры мировозприятия и культуры мышления, т.е. целенаправленного построения своей личностной культуры информационного обмена внешнего и внутреннего миров, прямого и обратного, и компонентами собственной психики (между сознанием и её безсознательными уровнями, между процессно-образным мышлением и дискретно-логическим, конкретным и абстрактным мышлением и т.д.). Потери и искажения объективной информации в процессах мировозприятия и мышления должны быть минимальными, и это приводит к вопросу о предельно обобщающих отождествлениях и первичных различиях, к которым индивид переходит от понятия Мироздание, и от которых выстраивается его система взаимосвязей понятий между собой. Только в этом случае он сможет увидеть то состояние в котором реально находится и пути перехода от него к человечности.

Человек Разумный — и особь, и биологический вид в целом — часть Вселенной. Но возпринимать её каждый индивид может по-разному. Возможны три основные модификации мировоззрения:

·   калейдоскоп, в котором ничто не связано ни с чем, и который пересыпается вокруг осознания им его собственного «Я» по мере того, как Жизнь подбрасывает новые факты и сотрясает его стечением обстоятельств. Мировоззрение этого типа характеризуется поговоркой «в огороде бузина, а в Киеве дядька»;

·   мозаичное мировоззрение «Я-центричного» типа, в котором буль­шая часть понятий связана между собой, но первичным понятием является собственное «Я» как центр Мира. Ему соответствуют предельные отождествления частностей (первичные различия в Мироздании): пространство и время как объективные пустые вместилища вещественного Мироздания, оживляемого духом. Современная его модификация: пространственно-временной континуум, заполненный материей в различных агрегатных состояниях: твердое, жидкое, газообразное — вещество; плазма — газ, в котором атомы потеряли свои электроны (плазма и вещество в совокупности составляют «четыре стихии» древних философий); физические поля — нынешнее название для того, что до эпохи материалистического атеизма именовалось «дух». Мировоззрение этого типа характеризуется словами далеко незаурядной личности — И.Ньютона: «Если я и видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов», — но всё равно есть горизонт, за пределами которого мозаичный «Я-центризм» по мере удаления воображения в полете фантазии от «Я-центра» накапливает ошибку — понимаемые буквально: геоцентричная система, хрустальный свод небес, земля как панцирь черепахи и т.п. Интеграл от разнородных ошибок «Я-цент­ризма» предстает перед нами, как кризис нынешней цивилизации, воплощающей именно господство «Я-центричного» мозаичного мировоззрения и калейдоскопического мировоззрения.

·   мозаичное мировоззрение, с развертыванием понятийной системы от Източника бытия Мироздания, именуемого Богом, в направлении к самому себе.

Последнее мировоззрение — наше мировоззрение. И оно является нормальным мировоззрением для перехода к человечному строю психики. Оно основано на ином наборе первичных различий (предель­ных отождествлений) по сравнению с калейдоскопическим и мозаичным «Я-центризмом».

Тварное Мироздание существует как триединство: материя (то, что существует) и информация (каким образом существует) изменяются по мере развития (т.е. по форме — матрице возможных статистически предопределённых Богом состояний материи и переходов между состояниями, которая по отношению к информации является системой кодирования). Сообразность и соразмерность Объективной реальности именно этого мировоззрения поясним на примере ленинского определения философского термина «материя». В.И.Ленин дал такое определение “материи”:

«Материя — философская категория, которая служит для обозначения объективной реальности, которая копируется, фотографируется, отображается нашими органами чувств и существует независимо от нашего сознания».

Но «материя» и «объективная реальность» — два термина, связанные в его фразе соотношением отождествления. Объективная же реальность, в свою очередь, — “больше” вся ленинская «материя», поскольку Объективная реальность это — Бог и тварное Мироздание. Читаем определение дальше:

«… копируется, фотографируется, отображается нашими органами чувств».

Если проще, то объективная информация из внешнего мира (как и из внутреннего) возпринимается нашими органами чувств. Для возприятия информации необходимо, чтобы уровень сигнала был выше порога чувствительности приемника; чтобы была совместимость приемника и передатчика по системе кодирования и частотному диапазону; а также, чтобы приемник, передатчик были совместимы по отношению к среде, в которой разпространяется сигнал.

Если изложить свойства ленинской «материи» º «объективной реальности» в терминах предельно обобщающих отождествлений частностей, то:

1) есть нечто, что воздействует на подобное ему нечто — это различные фрагменты материи;

2) есть нечто, объективно существующее, но нематериальное, что передается в процессе отображения от одного материального носителя к другому материальному носителю и не изменяет при этом своего объективного качества при смене материальных носителей — это информация (один и тот же пейзаж Вы узнаете и на фотографии, и на живописном полотне, и воочию в природе); и присутствует ещё

3) нечто, также объективное, не материальное — порог чувствительности, частотный диапазон, иными словами объективная мера различения объективной информации на её объективных материальных носителях.

Вселенной в целом, и отдельным её фрагментам, присуще общее свойство отображения упорядоченности Вселенной её фрагментам. Отображение — передача в течение некоторого времени из одного, любого по локализации и объёму, фрагмента Вселенной в любой другой (в том числе из одного в тот же самый) того, что в предыдущем абзаце было названо информацией, объективно существующей, но нематериальной, хотя и имеющей материальный носитель; иными словами в отображении передается упорядоченность, образ (по-русски) — информация (по-латыни).

По отношению к ней все материальные объекты являются носителями единого общеприродного иерархически организованного многоуровневого информационного кода, т.е. носителями Мhры.

По отношению к материи — Мера (через «ять») есть матрица её возможных состояний и переходов из состояния в состояние. Это многомерная вероятностная матрица, содержащая частные меры, каждая из которых обладает свойством, присущим голограммам: любой фрагмент голограммы содержит в себе информацию обо всей голограмме. По отношению к информации — Мера есть многоуровневая общевселенская система кодирования информации. По отношению ко Вселенной Мера — Божье Предопределение бытия Вселенной.

Периодическая система химических элементов Д.И.Менделеева — один из фрагментов общевселенской Меры, и один из образов, в котором Предопределённость бытия предстает перед сознанием человека. Вероятностный характер Меры — матрицы возможных статистически предопределённых состояний материи в Периодической системе виден в соотношении долей разных изотопов одного и того же элемента; в наличии устойчивых и неустойчивых изотопов и элементов, разпад которых статистически предопределен и описывается аппаратом теории вероятностей и математической статистики. Периодическая система элементов — частный случай — легко видимое проявление общевселенской Меры, поскольку лежит на границе физики и химии и не затрагивает непосредственно чьих-либо корыстных интересов и человек смотрит на него извне.

Но и на других уровнях в иерархической организации Мироздания материя предстает только в устойчивых в течение некоторого статистически предопределённого Свыше времени состояниях, обладающих определёнными статистическими характеристиками и упорядоченностью (т.е. несущей информацию). Мера пребывает во всём, и всё пребывает в мере.

И разорвать понятийное триединство «материя — информация (упорядоченность) — мера» — означает смешать в ложном отождествлении объективные разнокачественности и тем самым разорвать в клочья целостность своего интеллекта как процесса, целостность мировозприятия и осознания бытия.

Всё это выразилось в ленинском — «Я-центричном» — определении материи. Соглашаясь с этим определением, человек обрекает себя на жизнь под водительством несостоятельного «Я-центризма», разсыпающегося в “калейдоскоп” при сильных потрясениях. Калейдоскоп это завораживающе, но в отличие от мозаичного возприятия триединства Мира — безсмысленно и опасно, поскольку “калейдоскоп” изключает предсказуемость последствий и обладает свойством утрачивать образы прошлого.

Мироздание едино и целостно. Выделение из целостности частных явлений и объектов (процессов) с последующим объединением образов в мозаичной картине Мира — особенность нормального мировозприятия и мироосмысления человека, поскольку даваемая ему способность Различать основана на ограниченных, частных мерах. Вопрос о локализации чего-либо в Объективной реальности, о выделении из неё в своём мировоззрении частного процесса — всегда вопрос об информационных характеристиках и мере их различения.

 Для одних и тех же объектов он каждый раз решается по-разному, в зависимости от потребностей решаемой человеком задачи: в одних задачах планета — идеальная материальная точка, не имеющая размеров; в других — правильная сфера; в-третьих, — космическое образование, постепенно переходящее в космический вакуум, который в свою очередь весьма отличается от идеальной пустоты; и т.д. Но, кроме того, выбор меры определяется субъективной готовностью человека к решению той или иной из задач. Утрата меры в этом процессе обращает мозаику в калейдоскоп и, как следствие, обращает бытие в безсмысленные неурядицы.

Вся материя во Вселенной упорядочена. То, что кажется хаосом, оказывается элементом более обширной структуры. Случайность — не беспричинность, а вероятностно обусловленное следствие причин и сама — причина других следствий. Случайность имеет место в Мере. Это проявляется в том, что любой хаос упорядочен статистическими закономерностями и может быть описан аппаратом математической статистики и теории вероятностей. Теория вероятностей и математическая статистика имеют дело со множествами частностей, выделенными из всеобщности. В системе отношений “известное множество частностей — объёмлющая его всеобщность” теория вероятностей по её существу является теорией мер неопределённостей.

Все частные процессы в Мироздании — процессе-триединстве материи-информации-меры — носят колебательный характер. Импульсный процесс — частный случай колебательного. По этой причине резонансные и автоколебательные явления играют особую роль, возможно являясь своего рода фундаментом Мироздания. Параметры колебаний: число полных колебаний в процессе, амплитуда, частота, фазовые сдвиги разных частных процессов (по-русски: со-бытий) во Вселенной изменяются с течением времени (точнее изменяются в Мере; либо некоего времени).

Понятие и ощущение времени возникает у субъекта в процессе отображения одного колебательного процесса (или совокупности) на другой колебательный процесс, частота которого избрана в качестве эталонной. Отсюда и возприятие времени разное. Измерение времени основано на выборе некоего маятника и счётчика полных колебаний. Выбор же эталона субъективен — в зависимости от оценки того или иного развивающегося процесса во Вселенной, но не всегда выбор бывает осознанным, а в некоторых случаях эталон не определён или теряется. Отсюда и время — неопределённое бытовое, физическое, биологическое, социальное и т.п.

По отношению к субъекту процесс, несущий эталонную частоту, может быть внешним или внутренним. Как объективное возпринимается время, основанное на частотах эталонных процессов, протекающих как внутри субъекта, так и вне его. “Степень” объективности времени тем выше, чем наиболее общие для Вселенной процессы выступают в качестве эталонных. Наиболее объективное — некое общевселенское время, которое изнутри Вселенной по отношению к ней непознаваемо, так как мы не можем выйти за пределы Вселенной и взглянуть на процессы, протекающие в ней, со стороны и сравнить их с внешним по отношению ко Вселенной эталоном.

В Мироздании — объективном триединстве материя-инфор­ма­ция-мера — существует два типа соизмеримости: один тип соизмеримости порождает возприятие времени; второй тип соизмеримости порождает возприятие пространства. Объективно порождать “пространство” и “время” — свойство триединства, но не объективные время и пространство — вместилища материального мира.

Это минимум изначальных наиболее общих философских мировоззренческих категорий в их взаимной связи, необходимый для описания Мира и формирования культуры мировозприятия и культуры мышления у человека, сообразной и соразмерной бытию.

В сказанном только что, нет ничего содержательно нового: 25 сура Корана имеет название Различение и в ней сообщается: Бог создал всякую вещь и размерил её мерой — (в переводе И.Ю.Кра­чковского). В терминологии современной науки это означает: всякая вещь материальна, обладает информационными характеристиками (образом своего со-бытия по отношению к другим вещам) по свойственной ей мере (матрице возможных состояний, предопределённой Свыше, как бы это добавление и не опечалило атеистов от науки).

В основе того, что наука именует методологией познания, лежит то явление, на которое указует коранический термин «Раз­личение». Различение многими толкователями Корана понимается как способность различать всё и вся в общем течении событий. О возможности обретения человеком адекватного Различения в Коране сообщается бесхитростно:

«Если вы будете остерегаться вызвать гнев Божий, то Он даст вам Различение и очистит вас от ваших злых деяний и простит вам», — сура 8:29.

К этому соотнесению с Кораном каждый может отнестись так, как посчитает полезным. С нашей же точки зрения умолчание об этом в настоящем документе уже этически недопустимо, хотя в предыдущих его редакциях ссылки на Коран отсутствовали. Что касается доказательств бытия Бога, то не следует искать их в наследии И.Канта или кого-то ещё из философов и богословов. Следует обращаться к Богу: невозможно получить ответ от того, кого нет. Бог же каждому дает доказательства бытия Сам непосредственно этически:

Жизненные обстоятельства изменяются в соответствии со смыслом молитв, если человек, предположив как объективную данность Божье бытие и поверив Ему как личности, признавая за Богом право обращаться и к нему самому через его совесть, других людей и на «Языке» знаменующих смысл обстоятельств, сам отвечает Богу своими помыслами и делами в жизни, когда Бог обращается к нему.

Отрицание доказательств в таковом качестве обусловлено не их объективным отсутствием, а нравственно-этической неприемлемостью их существа для субъекта, которому они предъявлены к осмыслению. То есть реальные доказательства бытия Божия вполне отвечают критериям практической проверки гипотетических предположений, выдвинутым атеистами в философии диалектического материализма.

Аналогичное кораническому утверждение триединства, но гораздо менее четкое, можно найти и в русской культуре: «Всякая вещь есть форма проявления беспредельного разнообразия», — К.Прутков. В этой фразе связаны всё те же коранические категории триединства: материя вещи — форма (мера) — образы, проявляющиеся в триединстве; беспредельность же — свойство единственно Бога.

И поистине, если это соотношение триединства материи-инфор­мации-меры становится осознанным выражением предельно обоб­ща­ю­щих отождествлений (а равно первичных различий), перестав быть пустым салонным каламбуром, то мировоззрение человека обретает качество несокрушимости («крыша» не едет ни в каких обстоятельствах).

Соответственно сказанному Программа и Организационная платформа общественно полезной партии, а равно общественно полезной мафии должны ОТКРЫТО и недвусмысленно указывать каждому их читателю на пути и способы формирования культуры мировозприятия и культуры мышления, сообразных Объективной реальности. Иными словами, устойчивое объединение партийцев возможно только на МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЯХ при первенстве Различения, возможность обретения которого обусловлена истинной нравственностью и этикой каждого (а также направленностью их изменения), поскольку методология, преломившись через субъективизм идеологов, дает обществу идеологии во всех их видах, разного рода концепции и частные решения, принимаемые или отвергаемые в пределах норм концепций и идеологий; но нравственность выбирает из всего множества возможных идеологий ту единственную, которой следует индивид в жизни.

В этом же мировоззрении триединства, даваемого Свыше в Различение, разрешается и конфликт между “наукой” и “рели­гией”: во внутренне не противоречивом Божьем промысле не может быть конфликта между Его религией и Его же наукой. Если конфликт есть, то необходимо искать по совести ошибки и в религии, не способной Духом Святым привести к истинной науке; и в науке, не способной вскрыть ложность вероучения.

Владение Различением и методологией в единстве религии и науки — фундамент нравственно обусловленной концептуальной власти, наивысшего из видов внутрисоциальной власти, дающей внутриобщественное полновластие, способное противостоять демонизму, всегда испытывающему недостаточность Различения, вне зависимости от того, на какую философскую систему демонизм опирается в осмыслении Жизни

Методология — абстракция, но она связана с реальной деятельностью людей и жизнью общества в целом через общую теорию управления.

ДОСТАТОЧНО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ — это описание различаемых во Вселенной частных процессов (множества событий), как процессов, управляемых или самоуправляющихся. Знание частных факторов, обуславливающих процесс в объективном триединстве Мироздания, ОБЪЕКТИВНО ПОЗВОЛЯЕТ во многих случаях ПРИВЕСТИ объективно развивающийся процесс к субъективно избранной цели из множества (в математическом смысле) вероятностно предопределённых в общевселенской Мере объективно возможных вариантов развития событий. В настоящем контексте со-бытие — частный процесс в совокупности с объёмлющим его множеством взаимно вложенных процессов, а не статический свершившийся факт-событие, как свойственно понимать это слово обыденному сознанию.

В этом соотношении — главное содержание понятия управления. Управлять возможно только объективными процессами. Здесь и далее термин объективный означает: 1) свойственный объекту (процессу) и/либо 2) протекающий без вмешательства определённого субъекта в закономерный цикл развития частного процесса в Мироздании. Если возникнет иллюзия объективности процесса, то разочарование управленца будет вполне реальным, а ущерб — тем больший, чем иллюзорнее объективность существования процесса, которым порывался кто-то управлять. Термин субъективный следует понимать соответственно термину объективный.

Управление есть информационный обмен между объектом управления, управляющим субъектом и внешней средой. Управление — частный случай общего свойства Вселенной и её фрагментов — отображения информации. Вследствие этого любой частный процесс может быть описан как процесс управления или самоуправления, в зависимости от локализации в нём управляющего субъекта. Вместе с тем, управление — это и единая функция, представляющая собой упорядоченную совокупность разнокачественных действий (мера — матрица возможного управления), и — процесс, протекающий во времени (наполняющий матрицу возможностей конкретным содержанием).

В общей теории управления возможна постановка двух задач: Первая: мы хотим управлять объектом непосредственно сами; Вторая: мы сами не намереваемся управлять объектом непосредственно в процессе его функционирования, но хотим ввести объект в самоуправление в приемлемом для нас режиме.

Постановка любой из них требует выявления, иными словами — определённости трех упорядоченных массивов информации (т.е. трех векторов в наиболее общем смысле слова «вектор»):

1. Вектор целей управления — информация, описывающая идеальное поведение объекта, упорядоченная СУБЪЕКТИВНО в порядке убывания значимости отклонений от идеального режима.

2. Вектор состояния — информация, описывающая реальное поведение объекта. Количество параметров (размерность вектора), входящих в вектор состояния больше, чем количество параметров, входящих в вектор целей, вследствие включения в него параметров, информационно связанных с контрольными параметрами, образующими вектор целей. Кроме параметров, совпадающих со входящими в вектор целей, вектор состояния включает в себя: непосредственно управляемые параметры, на которые оказывается прямое воздействие в процессе управления, при изменении которых изменяются и информационно связанные с ними параметры, входящие в вектор целей; непосредственно управляемые параметры образуют вектор управления; свободные параметры, которые изменяются при изменении управляемых, но не принадлежат к списку контрольных параметров, собранных в вектор целей, и не являются непосредственно управляемыми параметрами.

3. Вектор ошибки управления — “разность” вектора целей и вектора состояния, лежащий в основе оценки, меры качества управления; иными словами — некая, определённая в каждом конкретном случае мера отклонения реального процесса от предписанного идеала.

Управление возможно в принципе только объектами, устойчивыми в смысле предсказуемости их поведения. Это означает, что мы можем с приемлемой для нас точностью предсказывать изменение вектора состояния (равно — вектора ошибки) под воздействием: внешних возмущений, внутренних изменений, управления. Естественно, приемлемый прогноз не должен опаздывать по отношению к возможностям его реализации и управления на его основе.

Устойчивость объекта в смысле предсказуемости его поведения в субъективно определённой мере, достаточной для управления, под воздействием внешних возмущений, внутренних изменений, управления — ключевое понятие теории управления, позволяющее переходить к управленческой практике в отношении любого объекта; при решении любой из двух задач. ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ МЕТОДОЛОГИЯ — СРЕДСТВО ПОЗНАНИЯ И ПРОГНОСТИКИ — КЛАДЕТСЯ В ОСНОВУ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ПЛАТФОРМЫ ПАРТИИ.

Концепция управления связывает воедино информацию вектора целей, вектора состояния (в него входит вектор управления) и вектора ошибки управления. Это своего рода план управления, сценарий, многовариантный алгоритм, — т.е. частный случай меры. Концепция управления обязательно, хотя бы по умолчанию в неявном виде, существует и в самоуправляющихся объектах.

Полная функция управления — целостная совокупность возможностей разнокачественных действий в процессе управления, т.е. мера бытия объективно возможного управления. Она включает в себя: 1) выявление объективного процесса, вызывающего потребность в управленческом вмешательстве, 2) определение целей управления, 3) построение концепции управления, отвечающей принципу устойчивости объекта в смысле предсказуемости поведения, 4) порождение объективного процесса упра­вления как такового, 5) контроль над течением процесса управления и его коррекция, 6) принятие решений о дальнейшем управлении при достижении ранее поставленных целей. Это можно разписать более детально или менее детально, но необходимо помнить, что конкретное управление может быть только фрагментом в некой объёмлющей его полной функции управления, вложенной, в свою очередь, в иерархически высшее объёмлющее по отношению к ней управление.

Возможны два способа управления. Структурный способ, — когда под каждую цель или их некоторую совокупность создается специализированная структура, архитектура которой — целесообразна. Иными словами, достижение целей обеспечивается архитектурой структуры, построенной из функционально специализированных элементов, и информация разпространяется адресно по иерархии элементов и структур. Безструктурный способ управления, — когда в системах, состоящих из большого числа многофункциональных элементов, достаточно универсальных и взаимозаменяемых в большей или меньшей мере, управление ведётся на основе безадресного циркулярного разпространения информации в ней. При безструктурном способе управления управляемыми и контрольными параметрами являются статистические характеристики массовых процессов. Простейший пример безструктурного управления — выполнение пассажирами обязанностей кондуктора в автобусе с билетными кассами.

Поэтому противопоставление плановой экономики рыночной это — противопоставление концепции управления безструктурному способу управления; либо же — противопоставление директивно-адресного (структур­ного) управления безструктурному управлению, в зависимости от понятийной нагрузки слов «план» и «рынок». Противопоставления такого рода возможны только по невежеству. В частности, в системах, к классу которых принадлежат общество и его хозяйство, в которых возможно и структурное управление, и безструктурное, наивысшему качеству управления свойственно согласование структурного и безструктурного управлений в едином процессе.

Задачи самоуправления — всегда частные задачи в задачах иерархически высшего их объёмлющего непосредственного управления (или самоуправления) и могут содержать в себе иерархически низшие по отношению к ним задачи управления и самоуправления.

Управление и противоборство оказываются тесно связанными. Если под оружием понимать любые средства борьбы противостоящих социальных групп (и/либо личностей), то приоритеты обобщенного оружия в порядке убывания его поражающей мощи (в смысле достижения необратимости результатов) разполагаются следующим образом при разсмотрении на исторически длительных интервалах времени:

 

ИНФОРМАЦИОННОЕ ОРУЖИЕ

1. Информация философского, мировоззренческого, методологического характера, освоение которой позволяет осмыслять процессы, различимые во Вселенной, видеть их иерархическую упорядоченность в их взаимной вложенности и многовариантную направленность течения событий. Она является основой полноты управления.

2. Информация летописного, хронологического характера всех отраслей Знания. Она позволяет видеть взаимосвязь фактов и выстраивать на их основе модели течения событий, а также соотносить друг с другом частные отрасли Знания. При владении методологией она позволяет выделить объективные частные процессы в хаотичном возприятии потока фактов (явлений).

3. Информация фактоописательного характера: теистические и атеистические вероучения, светские идеологии, технологии и т.п.; описание частных процессов и их взаимосвязей.

 

МАТЕРИАЛЬНОЕ ОРУЖИЕ

4. Экономические процессы, как средство борьбы, подчиненные информационным видам оружия через деньги, являющиеся предельно обобщённым видом информации экономического характера, вне зависимости от материального носителя информации.

5. Оружие геноцида, поражающее не только живущих людей, но и последующие поколения: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный и прочий наркотический геноцид, многие “пищевые” добавки, консерванты, многие косметические средства и парфюмерия, безжалостно употребляемые женской половиной населения, а также загрязнители природной среды — реальное применение.

6. Прочие виды оружия, преимущественно уничтожающе и калечащие людей и материально-технические объекты цивилизации.

Хотя абсолютных разграничений между приоритетами оружия нет, поскольку многие виды оружия обладают качествами, позволяющими их отнести к разным ступеням этой иерархии, но приведённая классификация позволяет выделить доминирующие по действенности факторы для каждого из видов. При единой в обществе концепции развития применение этого набора информационного и материального оружия “вовнутрь” разсматривается в качестве обобщённых средств управления. Применение того же набора средств “вовне” при несовпадении концепций управления — либо агрессия, либо защита от агрессии; при совпадении концепций управления — поддержка устойчивости управления по общей концепции.

Из сказанного в этом разделе следует, что после разрешения нравственных и религиозно-этических неопределённостей методологическая подготовка — самовоспитание философской культуры — первейшая обязанность руководителя и ученого-изследователя, каждого члена партии, здравомыслящего человека вообще, позволяющая им выполнять свой долг перед народом и исполнить его.

Теперь вкратце затронем низшие 5 и 6 приоритеты обобщённых средств управления и оружия.

По пятому приоритету обобщённых средств управления следует, прежде всего, избавиться от курения и войти в абсолютную трезвость по отношению к алкоголю и прочим наркотикам, включая и зависимость от косметики и парфюмерии (последнее не значит, что следует пренебрегать требованиями гигиены, но думайте, следует ли втирать в соответствии с требованиями моды дрянь неизвестного происхождения и назначения в своё тело, ставя под угрозу здоровье своих потомков и саму их возможность появления на свет). В основе нормальной духовности и, в частности, нормальной интеллектуальной деятельности человека лежит нормальное течение физиологических процессов в его организме. Поэтому факторы, искажающие нормальную генетически предопределённую физиологию организма, и как следствие, мировозприятие, доступность памяти для сознания, мышление и др. — должны быть изключены.

Управление страной в нетрезвом виде недопустимо. Следует знать: для того, чтобы ликвидировать обратимый ущерб от воздействия на психику 50 г водки или новогоднего фужера шампанского, требуется 2 — 3 года абсолютной трезвости в сочетании с интеллектуальной деятельностью в решении задач на пределе собственных возможностей.

Заповедь абсолютной трезвости касается и всего личного состава Вооруженных Сил, правоохранительных органов, спецслужб, членов партии, всех стремящихся к здравомыслию.

В Вооруженных Силах на пятом, шестом приоритетах главной задачей военного строительства является: поддерживать достаточно высокий рейтинг Вооруженных Сил до прекращения глобального господства библейской концепции и замены её человечной концепцией, при осуществлении которой будет изжит източник войн на мировоззренческом — первом приоритете обобщённых средств управления мировыми общественными процессами.

Полное ядерное разоружение России в настоящее время недопустимо, поскольку хозяева Западной цивилизации приступили к колонизации России, а также нейтрализации своих конкурентов в Юго-Восточной Азии и регионах Ислама. Последнее для них предпочтительнее попробовать осуществить Российской военной мощью, которая по их представлениям должна быть недостаточной, чтобы противостоять силовому давлению НАТО; заодно при нейтрализации Восточно-Азиатского и Исламского регионов в интересах хозяев Запада предполагается окончательно решить и “Русский вопрос” в том смысле, как его решение понимал, но не смог осуществить А.Гитлер. Для разрушения их представлений о безопасности для них самих такого сценария и необходим достаточно высокий военный рейтинг России, включая и ядерные вооружения.

Далее более подробно разсматриваются четыре высших приоритета обобщённых средств управления (оружия), освоение которых обязательно для всех партийцев, сознательно принимающих на себя полноту концептуально властной деятельности в процессе перехода к справедливому жизнестрою жизни общества в глобальных масштабах. Без владения ими можно быть только тем, кого в прежние годы большевики называли сочувствующими; сочувствующие также делают в меру понимания ими свою часть партийного дела, но ниже уровня концептуального властвования. Они не предвидят последствий своих действий и действий партии и потому безответственны по отношению к концепции партии, а их поведение и действия могут быть антипартийными под воздействием проявлений враждебных концепций, от влияния которых они неспособны самостоятельно отстроиться, не обладая должной личностной методологической культурой.

5. Переход к концептуально определившемуся обществу без угнетения одних другими — условие дальнейшей жизни человечества

«Социализм» — всего лишь слово, но справедливое устройство жизни людей в обществе, каким словом его ни назови, — не выдумка Маркса или более ранних провокаторов либо оторвавшихся от жизни утопистов. С момента классового разслоения общества и возникновения классовой системы эксплуатации большинства демоническим меньшинством у людей всегда было осознание несправедливости такого рода общественного устройства. И всегда была мечта людей жить в обществе без эксплуатации, в обществе справедливости.

Основа жизни общества по справедливости — МИРОВОЗЗРЕНИЕ, выражающее господствующую в нём объективную, а не декларируемую нравственность и порождающее реально проводимую в жизни концепцию управления общественными отношениями. И справедливость — следствие ОТКРЫТОСТИ методологии и историко-обществоведческого и религиозного знания всем на основе предоставления реально равных возможностей освоить сколь угодно высокого образования и его изпользования в жизни выходцам из всех социальных групп.

Это делает автократизм-самовластье концептуальной власти реальным народовластием, поскольку жречество становится общиной внутри народа, устраняя тем самым зависимость множества благонамеренных невежественных людей от над-“элитарной” мафии знахарей.

Самовластье в условиях полной информационной открытости на уровне первого приоритета обобщённых средств управления не может быть антинародной античеловечной диктатурой мирового со-общества тиранов — носителей демонического строя психики и откровенных сатанистов.

В справедливом обществе не может быть поддерживаемой концепцией управления монопольно высокой цены на продукт управленческого труда либо какого иного вида деятельности, поскольку знания, необходимые для управления общественного в целом уровня значимости, открыты для освоения всем и общество не может испытывать нехватки квалифицированных управленцев, которая создает условия для возникновения монопольно высоких цен в случае злонравия управленцев. Если цивилизация сохраняет ещё технологический характер, то производство ведётся исходя из принципа целостности многоотраслевого народного хозяйства при сочетании структурного и безструктурного способов управления. Это юридически означает многоукладность экономики при доминировании общенародной государственной и кооперативной собственности на средства производства коллективного пользования; частная — единоличная и “элитарно”-корпоративная собственность — на средства производства коллективного пользования запрещена.

Разпределение продукта (и услуг) осуществляется через две сферы: 1) сферу розничной торговли — в объёме, соответствующем фонду заработной платы и прочих денежных выплат и накоплений граждан и 2) сферу фондов общественного потребления — всего того, что общество находит возможным предоставлять гражданам бесплатно по их потребности, насколько это позволяет культура потребления общества и его производственная база, либо по общественно установленным нормам.

К фондам общественного потребления мы также относим целевые выплаты общества гражданам, не связанные с их участием в производстве, но общественно необходимые для удовлетворения потребностей развития общества в целом: выплаты семьям в процессе воспитания детей для поддержания необходимой обществу рождаемости и оплаты разностороннего развития детей; выплаты стипендий учащимся и осваивающим новые профессии в связи с развитием системы производства и т.п.; выплаты пенсий по утрате здоровья и тому подобное. Почти всё образование и почти всё здравоохранение в справедливом обществе принадлежат изключительно сфере фондов общественного потребления и одинаково доступны всем социальным группам. Качество их не может зависеть от того, где живёт человек: в городе, деревне, столице и т.п.

Понятие «право собственности на средства производства» содержательно раскрывается только как право управления производством и разпределением продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц.

Понятие права собственности на землю, её недра, воду и другие природные ресурсы содержательно раскрывается только, как право организовать труд людей с изпользованием этих природных ресурсов; а также как право ограничить доступ к непроизводственному их изпользованию (для отдыха, и т.п.)

Право и стоимость — категории, присущие социальной организации, а не природе. Оплачивается всегда результат деятельности человека: в прошлом, в настоящем или возможный в будущем; природные ресурсы стоимостью не обладают.

Понятия частной и общественной собственности связаны с общественным разделением профессионализма и его воспроизводством при смене поколений в общественном объединении труда. Они содержательно раскрываются через то, как формируется круг управленцев.

Собственность частная, если персонал, занятый обслуживанием средств производства в их совокупности, не имеет осуществимой возможности немедленно отстранить от управления лиц, не оправдавших их доверия, и нанять или выдвинуть из своей среды новых управленцев.

Собственность общественная, если управленцы, утратившие доверие, не справившиеся с обязанностями по повышению качества управления, немедленно могут быть устранены из сферы управления по инициативе персонала, занятого обслуживанием данной совокупности средств производства, основой чего является условие, что социальной базой управленческого корпуса не является замкнутая социальная группа, вход в которую закрыт для представителей и выходцев из иных социальных групп.

Общественную собственность на что-либо в её управленческом существе невозможно ввести законом, поскольку, если господствует взгляд, что общественное де-юре — это бесхозное де-факто, то бесхозное де-факто станет частным персональным или корпоративным. Кроме того, право отстранить управленца от должности может быть полезным только, если персонал отдает себе отчёт в том, что единственной причиной для отстранения является неспособность управлять с необходимым уровнем качества и, в частности, — изпользование управленческой должности для личного и семейно-кланового обогащения. Такое право в руках бездумной толпы и паразитирующего люмпена вытеснит из сферы управления наиболее квалифицированных и заботливых управленцев, заменит их говорунами, которые собственное должностное несоответствие будут называть саботажем подчиненных и наломают немало дров, прежде чем их прогонят; общественное же достояние будет разворовано люмпенизированной толпой. Это произошло в 1917 г. и вызвало разруху; это же происходит в общегосударственных масштабах и в перестройку, и “демо­кра­ти­зацию”.

Право общественной собственности проистекает из мировоззрения общества, а не из юридических деклараций. Сначала должен возникнуть нравственно-мировоззренческий базис, обращающий собственность на средства производства коллективного пользования в общественную вне зависимости от её юридического оформления, а только после этого господство общественной собственности де-факто выразит себя юридически. Если есть только юридические формы, но нравственно-мировоз­зрен­ческий базис отсутствует, то “общественная” собственность обречена быть частной собственностью корпорации негодяев-управленцев.

Частная собственность может быть как личной, так и “элитарно”-корпоративной. В последнем случае она по форме может выглядеть как общественная. В СССР “общенародная” государственная и кооперативно-колхозная собственность формально выступали как общественная, но по причине “элитарной” замкнутости и неподконтрольности обществу “номенклатуры” бюрократии, начавшей из поколения в поколение воспроизводить саму себя в династиях, вся “общественная” собственность реально стала частной “элитарно”-корпоративной при попустительстве остального населения СССР. В этом выразилась реальная нравственность, господствовавшая в беспартийной части общества и в КПСС. В перестройку и “демократизацию” под этот реальный жизненный факт просто стали подводить юридическое обоснование.

Но поскольку это соответствовало жизненным идеалам далеко не всех, то и “элитарно”-корпоративная перестройка, и “демо­крати­зация” зашли в тупик, и более того: обречены на крах, поскольку в стране действует внутренняя концептуальная власть, альтерна­тивно-объёмлющая по отношению к глобальной знахарско-демони­ческой.

Но и это право частной корпоративной собственности не является неограниченным, поскольку после 1953 г. советская бюрократия полностью утратила методологическую культуру, а с нею и минимальную концептуальную самостоятельность. Вследствие этого управление на территории СССР ведётся по инобытным концепциям, поставляемым через сионизированную замасоненную науку и произведения художественного творчества из евро-американского конгломерата. Это видно по плановому разрушению экономики и национальных культур за годы, прошедшие после 1952.

Справедливость в экономике — общественная (в указанном смысле) собственность на средства производства коллективного пользования на основе планового ведения народного хозяйства, удовлетворяющего жизненные потребности всех без изключения семей, участвующих в общественном объединении труда, при согласованности структурного (директивно-адресного) и безструктурного (рыночного) способов управления им (т.е. во взаимодействии различных хозяйственных укладов — юридических форм собственности).

Нобелевский лауреат В.Леонтьев в книге “Экономическое эссе” (Политиздат, 1990, стр. 210, 211) пишет:

«Неограниченная, всеобщая доступность знания и идей, возникающих в ходе изследований, является весьма желательным свойством для общества и человечества в целом. Однако она порождает серьезную проблему для всякого, кто хотел бы заняться научными изследованиями, то есть производством знаний на коммерческой основе, ради извлечения прибыли. Для того чтобы оправдать инвестиции в изследования, корпорация должна иметь возможность продавать свои результаты прямо или косвенно, как часть какого-либо другого продукта, за соответствующую плату. Но кто станет платить за товар, который с момента своего выпуска становится доступным каждому в неограниченном количестве? Почему бы ни подождать, пока кто-нибудь другой заплатит за него или вложит средства в его производство, а затем получить его бесплатно? Кто станет заниматься выпечкой хлеба, если семью хлебами можно накормить не только четыре тысячи мужчин, женщин и детей, как об этом повествует Новый завет, но и всех голодных?»

В этом небольшом фрагменте сосредоточена вся реальная нравственность Запада и его вся социально-экономическая наука. И за очерченные В.Леонтьевым границы Запад ступить не может, так как для этого необходимо прежде признать злонравием все “элитарные” притязания и провозгласить, что ВСЕОБЩАЯ, НЕОГРАНИЧЕННАЯ ДОСТУПНОСТЬ ЗНАНИЯ — ГЛАВНОЕ УСЛОВИЕ РАЗРЕШЕНИЯ КРИЗИСА КУЛЬТУРЫ ГЛОБАЛЬНОЙ ТЕХНОКРАТИЧЕСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ, раздавленной неуправляемостью техносферы, И ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ ВОЙТИ В ЛАД С ПРИРОДОЙ, миновав катастрофу культуры и катастрофу всей нынешней цивилизации.

И соответственно двум типам нравственности возможны две точки зрения экономической науки на народное хозяйство, объективно обусловленные субъективным нравственным произволом ученого-экономиста:

1). С позиций одного из множества частных предпринимателей, стремящегося к извлечению максимальной денежной прибыли извлекаемой из какой угодно, признаваемой законной, деятельности при господствующем в обществе “законе стоимости”.

2). С позиций владельца всего народного хозяйства, стремящегося к тому, чтобы справедливое государство функционировало как суперконцерн, устойчиво и гарантировано удовлетворяющий потребности всех людей в производстве без разрушения природной среды (биосферы).

Для построения и поддержания устойчивости справедливого общественного устройства жизни людей обществу необходима наука об управлении саморегуляцией суперконцерна. Запад такой экономической науки не имеет. Возможности его науки В. Леонтьев охарактеризовал сам:

«Мы можем дать им много мудрых советов, но мало МЕТОДОВ, которым легко научить и научиться. Однако последнее и есть то, что им надо» (там же стр. 229).

Поскольку, по словам американского экономиста Дж. Гэлбрайта, экономика — наука эмпирическая, то различие реального хозяйственного опыта СССР и Запада делает бесполезным и их «множество мудрых советов», только которые западные советники и могут предоставить за неимением на Западе научных методов, необходимой обществу целевой направленности и уровня качества.

В истинности последнего утверждения все могли убедиться после 1991 года, когда “одемократившийся” режим стал открыто нанимать экономических советников в западных университетах и МВФ.

Ограниченность объёма Теоретической платформы позволяет высказать только ряд принципиальных положений, вытекающих из взгляда хозяина всего народного хозяйства, стоящего на позициях достаточно общей теории управления:

1. В цене товара выражается баланс взаимных притязаний массы его продавцов и массы его покупателей. Трудовая теория стоимости — это неудачное описание механизма ценообразования в условиях, во-первых, господства индивидуального производителя при минимальном изпользовании техногенной энергии и, во-вторых, устойчивого эволюционного развития общества. Основной её недостаток — метрологическая несостоятельность: такие её категории, как прибавочная стоимость, необходимый и прибавочный труд, необходимый и прибавочный продукт, необходимое и прибавочное рабочее время — неизмеримы в условиях реального многоотраслевого производства, вследствие чего не могут быть введены ни в практику бухгалтерского учёта предприятий, ни в математические модели макроэкономического уровня.

Кроме того, рабочее время не может быть мерой трудозатрат в отраслях деятельности, выходной продукт которых — информация. В этих отраслях то, что одному человеку дано сделать в течение нескольких секунд, другому не дано сделать и за всю его жизнь.

При этом в условиях реального ценообразования информационный продукт, если он общеизвестен — обладает сам по себе нулевой ценой (стоимостью), т.е. ценой носителей, на которых записана информация; если это уникальный продукт, то в обществе — среди современников, включая и его разработчиков, — может не оказаться никого, кто бы понял его истинную общественную значимость, вследствие чего его цена в момент предложения его обществу и спустя какое-то время после этого — также ноль. Чем короче интервал, на котором цена информационного продукта отличается от нуля, — тем больше шансов у общества благоденствовать.

Это означает, что любая деятельность в области обработки информации всегда — от щедрот души или от скупости души, а как общество её оплачивает — это вторичный вопрос, ответ на который обусловлен истинной нравственностью, господствующей в сфере управления этого общества. То общество, которое упорствует в том, что отказывается оплачивать производство информационных продуктов, обречено умереть во вчерашнем дне, когда наступит завтра; то общество, которое живёт скупкой “мозгов”, взращенных вне его, обречено погибнуть от злонравной продажности, вносимой в информационный продукт, купленными мозгами.

2. Соответственно, в прейскуранте (список текущих цен на все товары и услуги, включая управленческие и иные информационные продукты) выражается в сфере экономики вектор ошибки общественного самоуправления в целом. Чем меньше ошибка управления, тем выше качество управления. В сфере экономики это означает: объёмы производства либо достаточны (если нет, то они растут), цены снижаются, зарплата и прочие денежные выплаты растут медленнее,