Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР

 

Мёртвая вода

__________________

От “социологии” к жизнеречению

 

 

Часть I
Историко-философский
очерк

 

 

Китеж
Державный град России
2004


© Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае присвоения себе в установленном законом порядке авторских прав юридическим или физическим лицом, совершивший это столкнется с воздаянием за воровство, выражающемся в неприятной “мистике”, выходящей за пределы юриспруденции. Тем не менее, каждый желающий имеет полное право, изходя из свойственного ему понимания общественной пользы, копировать и тиражировать, в том числе с коммерческими целями, настоящие материалы в полном объёме или фрагментарно всеми доступными ему средствами. Изпользующий настоящие материалы в своей деятельности, при фрагментарном их цитировании, либо же при ссылках на них, принимает на себя персональную ответственность, и в случае порождения им смыслового контекста, извращающего смысл настоящих материалов, как целостности, он имеет шансы столкнуться с “мистическим”, внеюридическим воздаянием.

 


ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Предисловие к настоящему изданию 

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ  

ВВЕДЕНИЕ          

I. ГЛОБАЛЬНЫЙ  ИСТОРИЧЕСКИЙ   ПРОЦЕСС КАК  ЧАСТНЫЙ  ПРОЦЕСС В  ГЛОБАЛЬНОМ ЭВОЛЮЦИОННОМ  ПРОЦЕССЕ  БИОСФЕРЫ  

II. ГЛОБАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

III. ДОСТАТОЧНО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ   

3.1. Достаточно общая теория управления: 
зачем это надо?      

3.2. Категории  достаточно общей теории управления         

3.3. Устойчивость  в смысле предсказуемости

3.4. Прогностика, пророчества  и осуществление  единственного варианта будущего  

3.5. Управление: качество и оптимальность    

3.6. Замкнутые системы   

3.7. Структурный и безструктурный способы управления   

3.8. Устойчивость управления    

3.9. Схемы управления     

3.10. Полная функция управления,
интеллект (индивидуальный и соборный)      

3.11. Манёвры и балансировочные режимы,
принципы сопоставления  и выявления подобия      

3.12. Манёвры и теория катастроф        

3.13. Процессы в суперсистемах:  возможности течения      

3.13.1. Понятие о суперсистемах         

3.13.2. Освоение потенциала развития

3.13.3. Автосинхронизация процессов 
в суперсистемах    

3.13.4. Соборный интеллект в суперсистемах          

3.13.5. Внутренние конфликты управления 
в суперсистеме      

3.13.6. Принцип дополнительности информации  и концептуально неопределённое управление  как особый вид конфликта управлений          

3.13.7. Возстановление управления суперсистемой  как единым целым   

3.13.8. Взаимно вложенные суперсистемы 
с виртуальной структурой         

3.14. Вхождение в управление    

IV. УПРАВЛЕНИЕ В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ        

V. РОССИЯ (СССР) В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ       

VI. ЕВРО-АМЕРИКАНСКИЙ КОНГЛОМЕРАТ И БЛОКИ В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ  ПРОЦЕССЕ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ  

VII. «ПАССИОНАРНОСТЬ»:  БИОЛОГИЯ И ДРУГИЕ ВЗАИМОВЛОЖЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ

VIII. ЧТО СТАЛО ЯСНО ПОЗДНЕЕ 

Богословие Русской цивилизации (дополнение 2000 г.)      


Предисловие к настоящему изданию

“Мёртвая вода” была сформирована в феврале — июне 1991 г. как «выжимка» (дайджест) из наших предшествовавших рабочих материалов, названных “Разгерме­ти­зация”[1]. При её написании ставилась цель не допустить разрушения СССР и сопутствующих этому бедствий, в предположении и надежде, что правящая партийно-госу­дарственная и научная “элита” одумается или убоится, и найдёт в себе силы и мужество, чтобы изменить направленность и концепцию реформ в нашей стране. Эта цель не была достигнута. И только после государственного краха СССР, уже в 1992 г., “Мёртвая вода” была издана тиражом 10000 экз.

Многие её читатели не знают реальной истории появления этой работы и потому говорят, что “Мёртвая вода” написана по-хамски грубым языком, без какого-либо уважительного отношения к читателю. Но изначально работа, ставшая общедоступной книгой, была адресована вовсе не широкому читателю, а руководству Института США и Канады АН СССР, “интеллектуальные” лидеры которого преуспевали в формировании мнений высшего чиновничества СССР по вопросам дальнейшей направленности внутренней и внешней политики партии и государства во всех отраслях деятельности. И они несут прямую вину и ответственны за государственный крах СССР и последующие общественные бедствия.

Изначально “Мёртвая вода” представляла собой так называемую «независимую экспертизу»[2] отчёта по теме научно-изследова­тель­ской работы “Разработка концепции стратегической стабильности и динамики развития сценариев возможного взаимодействия при условии сохранения паритета перспективных стратегий мировых держав на период до 2005 года”[3], выполненной в Институте США и Канады АН СССР в 1990 г. (Техническое задание на эту НИР подписал тогдашний зам. директора этого института А.Кокошин, в последствие замминистра обороны России). Соответственно адресату было избрано и название вовсе не книги, а экспертного анализа одного из отчётов названного института: “Как в а м реорганизовать Бнай-Брит” (Ор­га­низационная платформа КПСС), в котором объигрывалось созвучие с работой В.И.Ленина “Как нам реорганизовать Рабкрин”. Тираж брошюры этого экспертного анализа составил 5 машинописных экземпляров, с которых было снято ещё несколько экземпляров ксерокопий.

Это была попытка вклиниться между “элитарным” аппаратом упра­в­ления СССР и действительными заправилами библейской цивилизации (глобальным предиктором), дабы отсечь каналы управления со стороны предиктора и без катастроф войти в преображение псевдосоциализма в нормальное человечное общество справедливости. Она не увенчалась ус­пе­хом, поскольку одни не вняли, а другие к тому времени уже «сделали ставки» в глобальной “игре” и не отказались от них.

Эта экспертиза была издана после государственного краха СССР в цензурно-идеологической неразберихе 1992 г. В издании 1992 г. первоначальное название, обращённое к определённому адресату, было заменено характеристикой самой работы из последней фразы её послесловия (в тогдашней третьей брошюре). В таком виде “Мёртвая вода” стала доступна широкой читательской среде. То, что она издана как книга, и стала в принципе общедоступной — следствие краха прежней государственности и разрушения СССР, в результате чего был опубликован материал, который при сохранении прежней государственности или некатастрофическом ходе общественных преобразований обречен был затеряться в архивах ЦК КПСС, государственных спецслужб и “Спецкон­т­роля за Спецнадзором”.

По своему типу психики “элита” — невольники, самодовольные спесивые рабы. Невольник реагирует изключительно на хозяйский командный окрик; как разбудить в нём достоинство человека? и сохранилось ли в нём вообще то, что следует будить? — это вопросы, на которые мы не знаем ответа иного, кроме: невольник сам должен вспомнить, что он изначально — свободный человек и должен вести себя соответственно достоинству человека, тогда люди и к нему будут обращаться по-человечному.

Если окрик не достиг успеха, то не следует льстить себя надеждой, что будь “Мёртвая вода” написана уважительно и обходительно по отношению ко всем, кто в ней упомянут персонально, по отношению к тогдашней “элите” в целом и снабжена верноподданной сопроводительной на имя “и.о. царя”[4], то она была бы услышана, адекватно понята и с благодарностью принята в аппарате к изполнению, что позволило бы избежать народам СССР многих неприятностей; либо, столкнувшись с ошибочными мнениями, в ней высказанными, Академия Наук разработала бы более удобопонимаемую и совершенную долговременную концепцию жизни общества.

М.С.Горбачев и вся свора (как и их предшественники и преемники) получили более чем достаточно ласковых и добрых писем от множества советских людей, которые относились к лидерам партии и органов государства с глубочайшим уважением и доверием, и писали им десятилетиями в искреннем наивном убеждении, что власти чего-то не видят, не знают и не понимают. Многие трудяги, партийные и безпартийные, не положившие лишнего в свой карман даже на законных основаниях, пытались образумить лидеров страны годами, пока те делали свои чиновничьи карьеры; писали крайне доброжелательно и уважительно — без того отрицающего отношения ко всей социальной “эли­те” и её хозяевам, которое выражено в “Мёртвой воде”; но “элитарное” хамьё просто плевало на них и глумилось над ними в своём узком кругу “коммунизма” внутри кремлёвских стен и заборов спецдач. И в “Мёртвой воде” им было сказано: “Цыц!” — которому они не вняли, а зря…

Если бы “Мёртвая вода” изначально была адресована широким читательским кругам, чей повседневный профессионализм находит приложение вне сферы государственного и народнохозяйственного управления, вне сферы журналистики и социологических наук, то и написана она была бы в ином эмоционально-смысловом строе.

Беда России в том, что за последнюю тысячу лет почти все — за редчайшим изключением — стали такими “стесни­тель­ны­ми”, а по существу трусливыми, что избегают прилюдно назвать дурака — дураком, мерзавца — мерзавцем, паразита — паразитом, но, следуя правилам “вежливости”, изображают из себя, что они искренне не разумеют, кто дурак, кто мерзавец, кто паразит, кто лицемер. И большая часть претензий по поводу грубости языка “Мёртвой воды” связана с этой особенностью образа мыслей, господствующей в российской культуре, в которой благообразный мерзавец может всё, а правду о нём — ни в глаза, ни прилюдно — сказать не смей… С этим пора покончить и называть всё свойственными ему именами.

Поэтому если кто-то болезненно возпринимает стиль “Мёртвой воды”, то пусть найдёт мужество увидеть в себе самом те “эли­тар­ные” демонические притязания, возможно не удовлетворенные в реальной жизни, по которым целенаправленно бьёт информация “Мёртвой воды”. Или пусть освободится от идолопоклонства в отношении тех своих кумиров, которые отвергнуты в “Мёртвой воде”.

Другая часть недовольных упрекает авторов “Мёртвой воды” в «нерусскости» их языка[5]. В действительности в “Мёртвой воде” на одну страницу текста заимствований из иных языков приходится гораздо меньше, чем в остальной литературе, посвящённой проблемам социологии и истории. Причём многие нерусские слова попали в её текст либо при ци­ти­ровании («акматическая фаза», «этнос-персис­тент», «ком­плимен­тар­ность», «диахроническая хронология» — это из словарного запаса Л.Н.Гумилёва, кумира многих русских и нерусских евразийцев-мно­го­националистов), либо потому, что они — знаки эпохи («плюрализм мнений», «меж­ре­гионалы» и т.п.). В собственно нашем повествовании совсем не встре­ча­ются чуждые корневой системе господствующего в России Русского язы­ка такие слова, как: «объекти­вация», «онто­ло­ги­за­ция», «рефлек­сив­ная», «релевант­ность», «экспли­циро­ванные», «ге­те­р­архированная сис­те­ма», «имма­нентный», «пара­диг­ма», «метафизический план», «менталь­ность» и т.п. «ре­никса»[6], употреблением которой заворожённо грешит русскоязычная интел­лигенция, переставая понимать самою себя. Поскольку иноязычная терминология отраслей знания устоялась, то ею также пользовались необходимо, поскольку смена её на какую-то иную терминологию — надёжный способ избежать понимания читателя, возпитанного на этой, уже устоявшейся, терминологии.

Другое дело, что встречаются в “Мёртвой воде” знакомые слова в незнакомых сочетаниях («смена логики социального поведения» и т.п.), но тут ничего не поделаешь: если речь заходит о тех явлениях, на которые традиционная социология не обращает никакого внимания, то, столкнувшись с такого рода непривычными словосочетаниями, придётся читателю соображать их самостоятельно, чтобы в своём внутреннем мире построить образ того явления, на которое указует незнакомое сочетание знакомых слов. Но если бы мы для указания на эти явления выдумывали совершенно новые слова, то их смысл действительно для большинства невозможно было бы вообразить.

Кроме того плотность упаковки смысла в расчёте на страницу текста выше, если писать длинными фразами. Поскольку при написании “Мёртвой воды” изначально преследовалась цель сэкономить время и средства на машинописи (не посылать же заказчику черновые рукописи?), то это определило и стиль изложения. Естественно, что привыкший думать междометиями и трёхсложными фразами, не всегда может сходу преодолеть и понять фразу в четверть страницы. Но, если он всё же хочет понять, о чём идёт речь в “Мёртвой воде”, то ему следует вспомнить, как ещё в 5 — 6 классах средней школы он разбирал по составу предложения: тип предложения (сложно сочиненное предложение с подчинением и др.), подлежащее, сказуемое, определение, причастные обороты и т.п. То есть у него всё необходимое, чтобы понять длинные фразы, уже есть; другое дело, что он этим не пользуется, живя в суете краткосрочных дел, определяемых междометиями и трёхсложными фразами.

В смысловом — содержательном отношении — “Мёртвая вода” даже издания 1992 г. по-прежнему выше, чем любая из публикаций ею недовольных, затрагивающая ту же проблематику. В ней многое сказано, но ещё больше сопутствует по умолчанию сказанному в ней в соответствии с принципом дополнительности информации. И в этом её достоинство, поскольку безопасность каждого, кто с нею соприкасается, определяется тем, насколько его собственное целостное внутреннее и внешне видимое поведение согласуется со взаимной обусловленностью сказанного и сопутствующего ему по умолчанию в “Мёртвой воде”.

При подготовке настоящей редакции, часть сказанного прямо в издании 1992 г., изложено заново, и при этом были разкрыты и некоторые из прежних умолчаний. Умолчания — это не герметизм и не эзотеризм, преследующие цель утаить информацию в иносказаниях и символике: просто в принципе невозможно построить информационную систему на носителях ограниченной ёмкости, в которой всё было бы по оглашению; всегда в ней есть нечто и по умолчанию.

Но всегда необходимо заботиться о том, чтобы принципы, вводимые в систему по оглашению, подкреплялись принципами, введёнными в неё же по умолчанию, и тем более, чтобы все они согласовывались с объективными процессами в объемлющих системах. В “Мёрт­вой воде” первой редакции этот стиль изложения удалось выдержать на достаточно высоком уровне, хотя в ней есть и ошибки: в частности, Одесским военным округом в начале Великой Отечественной войны командовал не И.Е.Петров, а зона Панамского канала вместе с Пана­мой была частью Колумбии, а не Мексики.

В настоящем издании в новой редакции дано начало Части I по третью главу включительно. При этом заново, более подробно и обстоятельно изложена достаточно общая теория управления. Дополнительно в Часть I включена восьмая глава, в которой освещены вопросы, в предшествующих изданиях “Мёртвой воды” бывшие в умолчаниях.

В Части II переработаны раздел об отображении полной функции управления в государственных и негосударственных структурах общественного самоуправления и экономический раздел. Из экономического раздела изъято много прежнего текста, но теперь в нём показан выход из абстракционизма достаточно общей теории управления и «чис­той» математики в область организации практического управления народным хозяйством на основе метрологически состоятельной математической модели. Этот раздел даёт ещё одну форму изложения достаточно общей теории управления и по существу связывает воедино оба тома. В остальном текст изменялся только стилистически и устранялись явные ошибки и опечатки (файлы, на основе которых подготовлено настоящее издание, получены сканированием прошлых изданий, вышедших на основе ручного типографского набора по машинописным текстам, поэтому просим извинить, если в тексте остались какие-то ошибки сканирования и не замеченные опечатки). Все сноски включены в текст при подготовке настоящего издания фактически второй редакции “Мёртвой воды” (более поздние сноски отмечены годом их включения).


“Мёртвая вода” писалась медленно: в среднем не более пяти книжных страниц в день. Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев и прочитывается с пониманием в ней сказанного она не быстрее, чем писалась, хотя сами тексты и можно прочитать (в смысле «загрузить» в память) быстрее…

 

19 марта — 9 апреля 1998 г.

Уточнения: 26 ноября 1998 г.; 17 января 1999 г.;
2 апреля 2003 г.

В настоящем издании в восьмой раздел Части I включено дополнение, уточняющее взгляды по богословским вопросам. В Части II в раздел, посвящённый информационной безопасности, добавлены три рисунка без номеров, повторяющие рис. 1 — 3 Части I. В остальном предлагаемая вниманию редакция повторяет текст Санкт-Петербург­ско­го изда­ния “Мёрт­вой воды” в редакции 1998 г. с изправлением замеченных опечаток и изменением в некоторых местах стилистики.

21 ноября 2000 г.

Кроме того в настоящем издании мы отказались от шепеляво-без­смысленной “орфографии”, которой следовали в прошлых редакциях.

27 февраля 2004 г.


 

 

СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

“Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства”, — писал апостол Павел к Колоссянам (3:14). Любовь Вселенская объединяет в ладу целостность иерархии Вселенной. Человеческая “любовь”, будучи безумной в угоду страстям и (или) жалостливости, или будучи не обученной пользованию разумом, данным ей, не предвидит последствий своих и чужих действий, во-первых, для окружающих, а во-вторых, для себя и сеет зло. Так что: Любовь минус ответственность за последствия действий есть не более чем благонамеренность. А благими намерениями, идущими от чистого сердца в своём большинстве, вымощена дорога в ад; поэтому не следует противопоставлять друг другу горячее трепетное сердце и холодную голову с невозмутимым разумом, в их единстве не помрачаемые ни грязью, ни злом.

Всякий же разум — индивидуальный или соборный — в иерархии Вселенной решает прежде всего задачи самоуправления в пределах возможностей, предоставленных иерархически высшим объемлющим управлением, и задачи высшего управления по отношению к иерархически низшим системам. Это общее положение справедливо и по отношению к каждому человеку и по отношению к различным человеческим общностям, начиная от семьи и кончая человечеством в целом. Все и каждый живут так, как они решают задачи управления и самоуправления: хорошо или плохо; изходя из Любви или изходя из вожделений, в угоду которым они подавляют окружающий мир.

Настоящая работа — взгляд на историю, более или менее памятную нынешнему человечеству, с позиций достаточно общей теории управления. При этом история, как и математика, оказывается наукой точной. Только, если в математике вычисления могут вестись с точностью до одного знака или более, то всякий исторический процесс может быть описан[7]:

·  с точностью до безликой толпы-народа[8] и “личности” — личности вождя, гения, великого и мудрого или низкого и подлого, в зависимости от того, с позиций какой концепции организации жизни общества (общественно-политической концепции) смотреть;

·  в более сложном варианте описания толпа-народ по-прежнему остаётся безликой, но к личности вождя добавляются другие личности — сподвижники вождя, его враги и сподвижники врагов. Это — так называемые «исторические личности».

Но поскольку с «историческими личностями» в жизни и в деятельности оказываются связанными другие люди, принадлежащие безликой толпе-народу в историческом повествовании двух вышеописанных типов, то в прежде безликой толпе-народе можно выявить разного рода партии (части). Некоторые из такого рода партий существуют в течение непродолжительных сроков времени в пределах активной жизни одного поколения. Но другие партии возпроизводят себя в преемственности поколений, вбирая в себя новых людей на замену уходящим из жизни. Кроме того в обществе можно выявить и разного рода социальные группы: общественные классы; профессиональные корпорации; во многонациональном обществе в пределах государства и в составе человечества в целом — народы и народности, национальные меньшинства, и т.п. Соответственно, исторический процесс может быть описан:

·  с точностью до определённых социальных групп;

Из числа такого рода социальных групп, особо выделяются те социальные группы, все представители которых так или иначе заняты большей частью политикой. Соответственно исторический процесс может быть описан:

·  с точностью до церковного ордена или политической партии;

Однако не все такого рода социальные группы действуют открыто в публичной политике, некоторые из них таятся от общества, делая закулисную политику, или же, занимаясь ею, стараются произвести на окружающих впечатление, что они занимаются не политикой, а чем-то иным (например, собирают коллекции бабочек или занимаются каким-то «личностным совершенствованием» своих участников). Соответственно выявлению этого фактора в историческом процессе[9], исторический процесс может быть описан:

·  с точностью до глобального заговора (например многих поколений римских пап, российских императоров, коммунизма, фашизма, анархизма, гомосексуализма и т.д.).;

Но поскольку заговоры стратегической направленности бывают многослойными (это полезно на случай провала, а также необходимо для канализации излишней политической активности непосвящённых и части противников целей заговора, вовлекаемых однако в заговор для управления ими, а равно — обезвреживания их деятельности по отношению к целям главного заговора), исторический процесс может быть описан:

·  с точностью до внутренних «заговоров в заговоре», главенствующих над заговорами более низких уровней таинственности (например, масонства[10] в Евро-Американской региональной цивилизации);

Однако и с заговорами не так просто, поскольку в каждом настоящем заговоре есть свой «мозговой трест», который задаёт цели заговора, определяет пути и средства их осуществления, контролирует ход выполнения планов и корректирует планы при необходимости; а есть и изполнительная периферия. Соответственно этому обстоятельству, исторический процесс может быть описан:

·  с точностью до «мозговых трестов», самых глубинных во многослойных заговорах;

Однако и всё человечество, вне зависимости от его реальной или вымышленной внутренней структуры, только часть Мира. И соответственно этому обстоятельству, не надо с порога отвергать возможность того, что исторический процесс может быть описан:

·  с точностью до отношений земного человечества с иными цивилизациями, иерархией сатаны и Царствием Бога — Творца и Вседержителя (Промыслом Божиим).[11]

Тем, кто по разным причинам не в состоянии признать бытие Бога — Творца и Вседержителя — и сатаны, скажем, что языки народов не удерживают пустословия, условно говоря «глоких куздр», в которых нет никаких понятий. Поэтому при чтении данной работы под Царствием Всевышнего Господа Бога они могут понимать иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и в обществе, обладающую как минимум качеством поддержания устойчивости процессов развития без взаимоуничтожения однокачественных систем в пределах одного иерархического уровня. А под иерархией сатаны — ещё одну иерархически упорядоченную совокупность явлений в природе и обществе, обладающую альтернативным качеством антагонизации всего и вся и дополняющую первую иерархию явлений до полноты мировозприятия атеиста.

При любой точности исторических описаний возможны и ошибки, как возможны ошибки и при вычислениях с любым количеством знаков. При чтении исторических работ они также возпринимаются читателем с точностью до указанных категорий, которые являются по существу своему разнородными элементами исторически сложившихся систем общественного самоуправления, всегда протекающего в пределах допустимого иерархически высшим (по отношению к человечеству) объемлющим управлением, с коим человечество гораздо дольше бывает не в ладу, чем следует ему. Теперь можно переходить собственно к предмету изложения.


ВВЕДЕНИЕ

Если бы вся Вселенная обратилась в одно государство, то как не установить повсюду одинаковых законов.

К. Прутков

В терминах наукоподобия настоящую работу можно было бы назвать “Общие основы социологии”. Но у нас есть причины, чтобы противопоставить термин жизнеречение термину «со­ци­о­логия» и перейти от «социологии» к жизнеречению.

Термин «социология» возходит к двум понятиям: социум — общество и логос — слово. Поскольку жизнь человека протекает в обществе, то, если по-русски жить, место непонятной “социо­логии” должно занять ясно и однозначно понятное жизнеречение потому, что все жизненные явления следует называть именами, выражающими сущность каждого из них. Жизне-рече-ние — внутриобщественная функция ж-рече-ства. Это очевидно для вспоминающих, что буква “Ж” в славянской азбуке имеет название «Живёте». Понятийный же корень рече (речь, как выражение мысли) непосредственно присутствует в обоих словах.

Экспансия стяжательского мировоззрения, несомого канонически библейским иудо-христианством и формально ритуальным исламом, сопровождалась изчезновением из структуры национальных обществ жречества, несшего национальную и многонациональную концептуальную власть — высшую власть при разпределении полной функции управления по специализированным видам внутриобщественной власти в процессе общественного самоуправления. Монополию на концептуальную деятельность после этого длительное время за собой сохраняло надиудейское надмасонское “жречество”, по делам своим ставшее знахарством, псев­дожречеством. Национальные же общества, утратив концептуальную самостоятельность управления, обратились в беззаботные стада и в конце концов вместо жизнеречения обрели так называемую социологию — псевдонауку. Её ненаучность проявляется прежде всего в том, что современная цивилизация вся переживает глобальный кризис культуры: конфликт поколений, организованная вседозволенность (преступность), экологические проблемы, национализм, перетекающий в нацизм, проблемы разоружения т.п.

Будь современная социология наукой, то общественное самоуправление, в большинстве своём благонамеренное (по крайней мере декларативно), изходило бы из неё и всех этих проблем просто бы не было. Могли бы быть отдельные эксцессы, не выходящие за рамки компетенции психиатрии. При этом в основе социологии лежали бы как минимум следующие разделы знания:

·  сопоставительное богословие и сопоставительный сатанизм.[12] В данном случае речь идёт не о непрекращающихся столетиями спорах о том, какое из Писаний является истинным и какая вера единственно спасительной — это споры об окладе на иконе, когда забывают о самой иконе и о Том, кто за ними; не о спорах о том, с кем из народов Бог — эти споры лепет детского разумения, пора же наконец взрослеть. Речь идёт о том, что необходимо понимать, в чём разница между вероучением и религией; необходимо понимать, что каждое Писание, признаваемое священным, (включая и атеистические аналоги) породило в национальных обществах вторичные толкования, которые вместе с ними и остатками предшествующих верований на протяжении столетий в значительной степени определяли пути развития культуры, стиль жизни и логику социального поведения. Всё это необходимо знать и понимать, чтобы понапрасну не накалять обстановку и “не наступать на грабли”, конфликтуя с иерархически Наивысшим Всеобъемлющим управлением;

·  психология (индивидуальная и коллективная)[13];

·  биология, поскольку человечество — биологический вид, один из многих в биосфере — является носителем социальной организации, а глобальный исторический процесс — частный процесс в объемлющем его эволюционном процессе биосферы Земли, а нарушения биологии могут уничтожить и социальную организацию вместе с культурой;

·  генетика, как часть биологии, и сопряжённые с нею разделы математики, дабы не смешивать в “пассионарности”, как Л.Н.Гу­милёв, информационные процессы, протекающие на уровне биологической организации, с информационными процессами на уровне социальной организации;

·  достаточно общая теория управления и сопряжённые с нею разделы математики;

·  теория колебаний и сопряжённые с нею разделы математики;

·  астрология как теория колебательных процессов во взаимодействии Земли и Космоса;

·  теория глобального и национальных исторических процессов, поскольку социальные процессы — проявление общих закономерностей социологии в конкретной исторической обстановке;

·  языкознание;

·  этнография;

·  экономическая наука, изучающая общественное объединение специализированного труда и процессы управления в производстве и разпределении продукции и услуг.

 

Сама же социология, содержательно отличаясь от любого из этих разделов знания, должна возвышаться над этим фундаментом как некое новое качество. Как наука она не проще, чем математика, физика или иная наука, название которой обыденное сознание вспоминает, когда ему необходимо оценить чью-либо реальную или мнимую интеллектуальную мощь. И социология это — не гуманитарная наука, в современном понимании «гуманитарного образования» в смысле освобождения «образованца» от обязанности знать естественные науки и владеть математическим аппаратом за пределами четырёх действий арифметики. В настоящее время общество в целом такой социологической наукой не обладает и это очень плохо.

Возможно, что кто-то уже обратил внимание, что юриспруденция не упомянута ни в основах социологии, ни как её составная часть. Дело в том, что юриспруденция — не наука, а ремесло — разновидность талмудистики[14]. Они обе декларируют первенство «закона» (якобы Моисея или нееврейского) в жизни общества и обходят стороной вопрос о реальной нравственности общества и причинах его нравственного падения, вызывающего к жизни необходимость «закона», внешне сдерживающего безнравственность и то, что почитается в обществе проявлениями злонравия. Столь же злонравно обходится стороной вопрос о нравственности законодателей и закона, регламентирующего логику социального поведения. Логика социального поведения толпо-“элитарного” общества всегда злонравна, но талмудистика и юриспруденция, защищая устойчивость толпо-“элитарной” пирамиды потребления благ, отождествляют произвол со вседозволенностью злонравия и не отличают вседозволенность от высоконравственного произволения, вытекающего из свободы воли, свободы выбора, предоставленных Всевышним человеку. Талмудистика и юриспруденция, сделав эту подмену понятий, борются с произволом «вообще», стараясь внешним принуждением и угрозой ввести безнравственность общества в безопасные для устойчивости толпо-“элитарной” пирамиды пределы законности, чем и поддерживают в обществе его внутреннее злонравие. В действительности нравственно обусловленный произвол надзаконен[15], а вседозволенность, со стороны законодателей в том числе, преступна.

Коран утверждает: Бог[16] «предначертал для самого Себя милость» <т.е. быть милостивым> (сура 6:12), что мы понимаем как отсутствие вседозволенности прежде всего в действиях Всевышнего. Вседозволенность — безответственность за свои действия в усладу себе, бездумно или предумышленно допускающая причинение обид и ущерба окружающим. Это богоборчество, сатанизм; ущерб для других может быть простителен только, если он следствие ошибки, искреннего заблуждения.

Тем не менее юриспруденция общественно необходима до определённого этапа развития общества как логическая основа поведения любого репрессивного аппарата, даже оберегающего добронравие и добродетельность в жизни общества. Закон — это обозначенная граница, на которой одна концепция общественного устройства жизни защищает себя от несовместных с нею концепций при попытке осуществить их в жизни одного и того же общества. Поэтому, прежде чем призывать к законопослушности, следует выявить ту концепцию общественного устройства жизни, которую этот закон выражает.

Социологов-профессионалов в науке нет, графоманство и благонамеренный дилетантизм (даже академиков от физики и математики: А.Д.Са­ха­ров, И.Р.Шафаревич) их заменить не может. Социолухи же, заполнив государственные и общественные структуры, попытались взять правление на себя, в результате чего стоящие за ними кукловоды злонамеренно вогнали общество в хаос. Поэтому избранное нами название “От социологии к жизнеречению”, достаточно строго очерчивая тематику изложения, оставляет социолухов при их монополии на пустую болтовню (по-“демо­кра­тически” — парламентаризм, от французского parle — говорить).

Социология — наука — наиболее общая из наук человечества (шире только этика), так как все частные науки должны сливаться воедино в процессе жизнеречения. Она имеет одну особенность, отличающую её от всех частных наук. Социолог — часть общества; дитя, выросшее в нём, несущее печать семьи, «малой и большой» Родины, социальной группы и т.п. Находясь внутри общества, социолог — уникален, как всякая личность. Он излагает своё субъективное мнение об объективных по отношению к обществу причинно-следст­вен­ных обусловленностях в процессе общественного развития. Всякого изследователя интересует получение ранее неизвестного знания. По отношению к обществу это ранее неизвестное знание появляется как личное мнение изследователя, отличное от господствующих в обществе представлений или даже противное им. Субъективизм изследователя в социологии — науке — единственный източник нового знания в ней; но тот же субъективизм — главный из многих източников всех ошибок во всех науках.

Поэтому единственная методологическая проблема социологии-науки: как возпитать и организовать субъективизм изследователей, чтобы он позволял получить новое знание, но в то же время гарантировал устранение общественно опасных ошибок социологии (дру­гих в ней не бывает!!!) до того, как рекомендации социологов начнут приносить вред в практике самоуправления общества.

Поскольку все люди имеют хотя бы самое примитивное мнение о причинно-следственных обусловленностях в жизни общества, то это вызывает к жизни второй лик той же проблемы: убедить остальных в достоверности нового знания, не отвечающего их традиционным представлениям. Содержательную сторону этого аспекта проблемы Ф.И.Тютчев (в послании А.М.Горчакову) описал так:

И как могучий ваш рычаг
Сломает в умниках упорство
И сдвинет глупость в дураках?

 

Только после разрешения этой двуликой проблемы социология из благонамеренной болтовни преображается в жизнеречение, в котором дано Свыше предугадать, как наше слово отзовётся и в природе, и в обществе.

Ясно, что необходимо освоить некое Различение, чтобы худое слово осталось запертым в глубинах души, а благое слово было произнесено вовремя и полновесно и всё ему отозвалось, породив в людях благо-воление и гармонию в природе.

Обратим внимание: Коран — единственное Писание, которое прямо говорит о ниспослании Различения: «И вот, Мы дали Мусе (Моисею — авт.) Писание и Различение, — может быть, вы пойдёте прямым путём!» (сура 2:50). В суре 25:2, названной “Раз­ли­че­ние”, сказано, что Бог «создал всякую вещь и размерил её мерой». Придерживаясь этого Различения, пойдём дальше.

Ленинское определение «материи»: «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них», — является переливанием из пустого в порожнее. Это “опре­де­ление” эквивалентно следующему тождеству: «материя» º «Объек­тивная реальность». Объективная реальность, в свою очередь, есть Бог и сотворенное Им, Мироздание в целом, Вселенная; а человек — частица сотворенного.

Читаем определение далее: Вселенная «копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них».

Проще и более обще говоря: информация из внешнего мира (впро­чем, и из внутреннего тоже) возпринимается нашими органами чувств, запоминается безсознательно и хотя бы частично доходит до осознания, становясь неотъемлемым достоянием личности человека. Для возприятия информации (не только человеком) на любом этапе разпространения информации необходимо:

·  чтобы уровень сигнала был выше порога чувствительности приёмника;

·  чтобы была совместимость приёмника, передатчика и среды между ними по способности ко взаимодействию друг с другом, то есть необходима совместимость по материальному носителю;

·  чтобы была совместимость по системе кодирования, частотному диапазону и т.п.;

·  чтобы прохождение информации как-то фиксировалось в приёмнике, т.е. изменяло его информационное состояние, и соответ­ст­венно — упорядоченность каких-то свойственных приёмнику элементов, запоминающих и (или) отображающих информацию.

Если изложить это в терминах наиболее общих философских категорий, то:

 1.  есть нечто, что воздействует на подобное ему нечто, изменяя его состояние, его образ — это материя;

 2.  есть нечто, объективно существующее, но не материальное, что передаётся в процессе этого взаимодействия, изменяющего состояние материиотображения — от одного материального носителя к другому и не утрачивает своего объективного качества при смене материального носителя — это информация по-русски: образы; «Нет вещи без образа» — Словарь В.И.Даля;

 3.  и присутствует ещё нечто, также нематериальное, что определяет различные качества отображения информации — порог чувствительности, система кодирования, частотный диапазон, поляризация несущей волны и т.п. — это всё частные меры различения параметров.

И эта троица: материя, информация, мера (через h — «ять»: мhра) — существуют в неразрывной связи друг с другом, образуя триединство. «Бог троицу любит», но Бог — не троица.

Человек — и особь и биологический вид — часть Вселенной. Человек имеет возможность возпринимать всю Вселенную как процесс-триединство: МАТЕРИЯ и ИНФОРМАЦИЯ изменяются по МЕРЕ развития. Первичность категорий материи, информации, меры означает, что категории пространства и времени — не первичные, а производные от первичных; т.е. пространство и время не объективны в предельном случае обобщения понятий, а порождаются объективными разнокачественностями, составляющими триединство.

Хотя человек может и не осознавать этого, даже услышав об этом, но в зависимости от того, какие категории свойственны его душе в качестве образов объективно первичных разнокачественностей, возможны различные культуры возприятия Объективной реальности и её осмысления. Эффективность каждой из общественных и личностных культур возприятия и осмысления Объективной реальности, построенных на том или ином определённом наборе первичных категорий, различна. Это касается как стихийно сформировавшегося мировоззрения и организации психики, так и целенаправленно созданных. Вследствие этого, что очевидно до рези в глазах в одной из культур психической деятельности и свойственном ей мировоззрении, может “изчез­нуть” в другой, или же предстать в виде, весьма далёком от первичного объективного образа, существующего в Объективной реальности[17].

Чтобы не быть голословным и показать разницу возможностей, приведем выдержку из “Книги для начального чтения” В.Водо­во­зова (СПб, 1878 г.), предназначенной для самообразования в конце XIX века, в которой речь шла о воззрениях на Объективную реальность древних египтян:

«Самая главная каста, управлявшая всем, была каста духовных или жрецов. Они предписывали и царю (т.е. фараону — наша вставка), как жить и что делать… Высшим божеством египтян был АМУН. В его лице соединились четыре божества: вещество, из которого состоит все на свете, — богиня НЕТ; дух, оживляющий вещество, или сила, которая заставляет его слагаться, изменяться, действовать, — бог НЕФ; бесконечное пространство, занимаемое веществом, — богиня ПАШТ; бесконечное время, какое нам представляется при постоянных изменениях вещества, — бог СЕБЕК. Все, что ни есть на свете, по учению египтян, произходит из вещества через действие невидимой силы, занимает пространство и изменяется во времени, и все это таинственно соединяется в четыреедином существе АМУН».

То есть предельными обобщающими категориями, осознаваемыми в качестве первичных понятий об объективности Мироздания, в нынешней цивилизации на протяжении тысячелетий неизменно остаются: 1) “материя” (вещество); 2) “дух”, понимаемый и как “энергия”, “си­ла”, и как управляющее начало, т.е. “инфор­ма­ция”; 3) “про­стра­н­ство”; 4) “время”.

Хотя слова, их обозначающие, и трактовки при более детальном их описании неоднократно изменялись на протяжении истории Западной региональной цивилизации, но неизменным оставалось одно: информация («образ», «идея») понятийно сокрыта и неотделима в группе первичных понятий от «духа» = «энергии» = «силы»; «материя» = «вещество» при дальнейшей детализации соотносилась с четырьмя стихиями (агрегатными состояниями вещества: «земля» — твёрдое; «вода» — жидкое; «воздух» — газообразное; «огонь» — плазма)[18]. А невидимые для большинства людей общеприродные силовые поля, несущие информационно упорядоченную энергию, смешались с информацией в «нема­тери­аль­ном духе», или в неком особенном «энерго-информационном поле»; природный вакуум — вовсе не пустота, а один из видов материи — стал «пространством-вмес­тилищем», а «время» стало знаком для обозначения неосязаемой непонятности.

Понятие же мhры в таком мировоззрении — …дцатая производная от первичных понятый, а “предопределённость” — неизповедимая несоизмеримость.

То есть наиболее разпространённому мировоззрению в нынешней глобальной цивилизации свойственно смешение объективных разнокачественностей в каждом из обобщающих понятий, лежащих в основе мировоззрения; это — смещение понятийных границ во внутреннем мире человека относительно объективно данных разнокачественностей.

Ленинские “копируется и фотографируется” — два частных вида общего свойства, присущего как Вселенной в целом, так и её отдельным фрагментам. Это свойство — отображение упорядоченности Вселенной. Отображение — передача информации из одного фрагмента Вселенной в любой другой (в том числе из одного в тот же самый между уровнями иерархии в его организации), приводящая к изменению упорядоченности фрагмента-приёмника (т.е. его носителей информации и соответственно — его информационного состояния, несомого им образа). Вселенная существует как непрерывный процесс отображения. Прекращение отображения через границы какого-либо фрагмента Вселенной ведёт к тому, что фрагмент изчезает для его окружающих, после чего гибнет, если не может сам стать полной Вселенной. “Бла­го­даря” же марксистско-ленинскому «суще­ст­вованию независимо от них», принявший в сознание эту “неза­ви­симость” человек выпадает из гармонии Мироздания по причине нарушений полноты и целостности отображения Объективной реальности. Это путь к погибели.

По отношению к информации вся материя, все материальные объекты, выступают в качестве носителя единого общевселенского иерархически организованного многоуровневого информационного кода — общевселенской меры. По отношению к информации мера — код (человеческий язык — частная мера, ибо он — код). По отношению к материи эта общевселенская мера выступает как многомерная (содер­жа­щая частные меры) вероятностная матрица возможных её состояний, т.е. “матрица” вероятностей возможных состояний; это своего рода «Многовариантный Сценарий бытия Мироздания», предопределённый Свыше. Он статистически предопределяет упорядоченность частных материальных структур (их информационную ёмкость) и пути их изменения при поглощении информации извне и при потере информации (конеч­но несомой материей).

И то, и другое может сопровождаться нарушением соразмерности, гармонии как отдельных фрагментов структуры, так и её иерархичности в целом. Утрата соразмерности — деградация, но по отношению к объемлющим структурам, деградация каких-то частных фрагментов может быть развитием структуры в целом. Так цветочная почка проходит путь: почка, бутон, цветок, плод, семя, растение: и деградация элементов неотделима от развития системы в целом.

Судя по всему опыту человечества эта вероятностная матрица возможных состояний, мера, обладает голографическими свойствами в том смысле, что любой её фрагмент содержит в себе некоторым образом и все её остальные фрагменты во всей их информационной полноте. Мера пребывает во всём, и всё пребывает в мере. Благодаря этому свойству меры мир целостен и полон. Выпадение из меры — гибель. Изчерпание частной меры — переход в иную частную меру, обретение некоего нового качества.

Периодическая система химических элементов Д.И.Менделеева — один из фрагментов этой матрицы вероятностей возможных статистически предопределённых состояний. В соотношении долей разных изотопов, в наличии устойчивых, неустойчивых (вре­мя жизни которых ограничено статистикой их радиоактивного разпада) элементов и изотопов ярко проявляется вероятностный характер этой матрицы, подчинение всего статистическим предопределённостям, нашедшим своё выражение в закономерностях уже свершившегося. Статистическая предопределённость на каждом иерархическом уровне Вселенной означает в частности, существование вероятности (число от 0 до 1) пребывания системы в каждом из объективно возможных её состояний, а также и информационно связанных с вероятностью характеристик (плотности разпределения вероятности в пространстве параметров, описывающих систему; интегральных их характеристик и т.п.) Эта вероятность состояния системы может быть неизменной, а может меняться с течением процесса развития системы. Именно в этом смысле в контексте настоящей работы следует понимать слово “вероятно” и однокоренные с ним.

Статистические закономерности — отражение этой статистической предопределённости причинно-следственных связей в статистике массовых явлений на каждом иерархическом уровне организации Вселенной. Одинаковые причины при одинаковых условиях вызывают одинаковые в смысле статистики последствия, статистически предопределённые. Знание статистики прошлого, плотностей разпределения вероятностей и чувство общевселенской меры в отношении непознанного — в совокупности позволяют прогнозировать, пророчить будущее с разной степенью точности и устранять из него по свободной воле неугодное в пределах, допускаемых иерархически высшим управлением. Но непосредственное чувство общевселенской меры лежит в основе всего человечного. На фоне статистически упорядоченных процессов на каждом иерархическом уровне организации Вселенной протекает иерархически высшее адресное вмешательство в процессы данного уровня. Оно может отражаться в статистике как изменение плотности разпределения вероятности в течение времени и как чрезмерное эпизодическое нарушение привычной статистики причинно-следст­вен­ных связей.

Периодическая система Д.И.Менделеева — фрагмент более общего явления, легко видимый, поскольку лежит на границе раздела физики микромира и химии, а человек смотрит на него отрешённо извне. Но на других уровнях иерархии Вселенной материя предстаёт только в устойчивых в течение некоторого статистически предопределённого интервала времени состояниях, обладающих определёнными статистическими характеристиками.

Вся материя во Вселенной упорядочена по мере, структурирована. То, что кажется хаосом, при более широком взгляде оказывается элементом объемлющей упорядоченной структуры; и сам “хаос” содержит вложенные в него упорядоченные структуры и упорядочен статистическими закономерностями, позволяющими отличить один “хаос” от другого.

“Случай” не опровергает статистику множества “случаев”, а дополняет её. “Случайность” на каждом иерархическом уровне организации Вселенной — предопределённость вероятности “случая” матрицей возможных состояний — полной общевселенской мерой; то есть это — статистика хаоса данного иерархического уровня (структуры) плюс статистика целенаправленного вмешательства иерархически иных уровней организации Вселенной (структуры). Для реализации вероятностной предопределённости (“случайности”) необходимо информационное соответствие фрагмента Вселенной, где она произходит, и окружающей среды. Случайность — не синоним безпричинности и безцельности. Кроме того, «Случай — мощное мгновенное орудие Провидения» — А.С.Пушкин.

Явления резонанса и автоколебаний позволяют уподобить разсматриваемые возможные состояния структур Вселенной двоичной системе кодирования информации на основе парных состояний, соответствующих 1 и 0 (1 — резонанс или автоколебания, 0 — их отсутствие), знакомой по техническим приложениям.

При этом информационная ёмкость на одном и том же интервале времени любого высокочастотного диапазона больше, чем низкочастотного по сравнению с ним. По этой причине, находясь в высокочастотном диапазоне, наблюдатель может снять всю информацию из низкочастотного; но не наоборот, поскольку низкочастотный наблюдатель не сможет разсмотреть в своём диапазоне все кодовые группы, прошедшие в высокочастотном диапазоне за тот же интервал общего им обоим времени. Для этого ему необходимо разместить в своём низкочастотном диапазоне все кодовые группы высокочастотного диапазона, на что в низкочастотном диапазоне потребуется гораздо большее время, нежели время их прохождения в высокочастотном диапазоне.

Невидимым тонким мирам, о которых издревле говорят религии, в нашем понимании соответствуют более высокочастотные диапазоны колебаний материи в Мироздании. Так же в информационном обмене играет роль поляризация (направленность) колебаний, несущих информацию. Ортогональный по поляризации мир, перпендикулярный к нашему, для нас невидим за изключением области пересечения с нашим; параллельный мир — видим и может быть частью нашего мира.

Организация подавляющего большинства структур соответствует более сложным системам кодирования, чем двоичная, но всё более сложные коды могут быть преобразованы к двоичному, и в этом смысле они эквивалентны ему. Поскольку все частные ограниченные структуры обладают многоуровневой информационной ёмкостью, то они откликаются на внешнее воздействие вероятностным образом соответственно отношению упорядоченности внешнего воздействия к их внутреннему информационному состоянию.

Отклик структуры на определённое воздействие также почти однозначно предопределён, т.е. детерминирован, если на воздействие отвечают информационно наполненные, завершившие своё развитие иерархические уровни в организации структуры. Слово “почти” здесь указывает на вероятностную предопределённость ошибки в результате деградации структуры при потере ею ранее накопленной информации. Отклик структуры на определённое воздействие случаен, т.е. неоднозначен и вероятностно предопределён мерой, если воздействию отвечают информационно ненасыщенные иерархические уровни организации структуры, осваивающие потенциал своего развития. Освоение потенциала идёт путём случайного, т.е. вероятностно предопределённого мерой, перебора накопленных и проходящих через структуру информационных модулей. Благодаря мере воздействие-вопрос уже содержит в себе ответ-отклик, правильный в статистическом смысле. Вопрос и ответ — это две формы одного и того же смысла.

При взгляде извне сочетание детерминированного и случайного в указанном смысле слова откликов при достаточной сложности обрабатываемых информационных модулей возпринимается как проявление интеллекта. В таком понимании объективности информации интеллект — общеприродный, вселенский процесс. Различие между частными интеллектами — в принадлежности к иерархическим уровням организации Вселенной, в материальных носителях и т.п.; т.е. различия по освоенным ими частным фрагментам общевселенской меры. Взаимопонимание тем более возможно, чем больше совпадают их частные меры; для начала же взаимопонимания необходимо хотя бы соприкосновение частных мер или посредник (интерфейс), тоже некая мера.

Спираль эволюции ограниченных природных структур (и возможно Вселенной в целом) не болтается в пространстве формальных параметров, описывающих их развитие, как попало, а разворачивается по вероятностной многомерной матрице возможных состояний в процессе отображения информации в соответствии с этой же матрицей: любой вопрос уже несёт в себе ответ. Так эволюция протекает в соответствии с вероятностными предопределённостями случайным образом по мере развития. Выход на новую ступень эволюции становится всё более вероятен по мере насыщения информационной ёмкости структуры на развивающихся уровнях в её организации.

При этом необратимый выход на новую ступень развития возможен только после информационного насыщения структур предъидущих этапов. Именно поэтому не следует пытаться обогнать меру развития. Всё равно придётся возвращаться: это вопрос вероятностно предопределённого времени. Против него неуязвима только добросовестность, имеющая прочные тылы.

Образом эволюционного развития ограниченной структуры в трёхмерном факторном пространстве является опускание и укладка цепи в коническую воронку с кольцевыми, а не спиральными, ступенчатыми стенками. Воронка — прозрачная. Поэтому её конфигурация видна только на прошедших этапах эволюции. Будущие этапы видны как разрозненные кратковременные эпизоды, когда в соответствии с вероятностными предопределённостями сильно отклонившийся от центра воронки виток скользит вниз по ступенчатым бортикам воронки там, где она ещё не заполнена. Стенки воронки — кольцевые ступени, а не возходящая спиральная ступень. Поверхности ступеней наклонены к центру воронки так, что виток цепи может лежать на поверхности ступени достаточно устойчиво только, если его подпирают снизу другие витки. Так заполнение воронки цепью идёт по спирали, но спираль укладывается в трёхмерном факторном пространстве сообразно форме воронки, обеспечивая устойчивый (в смысле необратимости) выход на новую ступень эволюции (порог на борту воронки) очередного уровня структуры лишь после заполнения всего предъидущего объёма воронки. Цепь, падающая быстро, может разрушить хрупкую воронку или запутаться, тогда эволюция делает отступление назад, после чего процесс возобновляется, но иначе, поскольку даже одни и те же вероятностные предопределённости и прямое вмешательство Свыше, коим подчинено опускание цепи, вряд ли повторят в точности прежний порядок витков.

В этой аналогии прозрачная воронка с кольцевыми ступенчатыми стенками играет роль меры — матрицы возможных состояний (образов) материи — единой общеприродной системы кодирования информации. Цепь — аналог потока энергии, несущего информацию.

Отсутствие в ленинском определении “материи” въдения на уровне осознания процесса-триединства: материи-информации-меры — мировоззренческий корень всех несуразностей советского периода истории, поскольку влечёт за собой смещение и изчезновение понятийных границ при словоупотреблении. Возприятие жизни в качестве безъизходного кошмара, в котором невозможно сделать выбор линии поведения, освобождающей от кошмара, — результат невладения Различением общих законов бытия, равно развития, в их конкретных проявлениях. Так в очередной раз проявилась слепота материализма.

Бог создал всякую вещь и размерил её мерой. Почему бы вам не поразмыслить? — Это не цитата, но Коран часто обращается к разуму его читающих подобным образом. По воле Всевышнего всё материально и всему приданы информационные характеристики сообразно мере (равно статистически множественному предопределению): так это будет звучать в терминологии не только религии, но и современной науки. Различение в терминологии религии (Коран — 2:50, 25:2; Библия — 3-я книга Царств, 3:5 — 10; Павел Евреям, 5:14) в нашем понимании лежит в основе Методологии познания науки. Наука и религия, лишённые Различения и мето­до­логии, — мертвящее слово догматики, которое не могут осмыс­лить фарисеи обоих “храмов”. Наука и религия человечества, владеющие Различением, не альтернативны друг другу, а образуют некую принадлежащую общевселенской этике целостную общность, т.е. жизнеречение.

Вселенная едина и целостна. Выделение из целостности частных явлений и объектов — особенность мировозприятия человека, пользующегося ограниченными частными мерами при их различении. В основе выделения частного объекта, лежит даваемое непосредственно Свыше каждому Различение — способность разделить в своём возприятии целостную Объективную реальность на две составляющие «это — не это». Только после этого разделения на «это — не это» возможно осмысление возпринятой таким способом (в предельно двоичном коде) информации.

Вопрос о локализации объекта Вселенной, выделение из неё частного процесса — всегда вопрос об уровнях тех или иных физических полей, несущих информацию об объекте, принимаемых в качестве граничных для объекта; это вопрос о пороге чувствительности средств возприятия этих физических полей. То есть это вопрос об информационных характеристиках и выборе меры их различения. Для одних и тех же объектов он каждый раз решается по-разному в зависимости от конкретной задачи. Человек выбирает частную меру из множества, уже освоенного на прошедших этапах развития его мировоззрения, и: в одних задачах планета — идеальная материальная точка; в других — правильная сфера; в третьих — тело весьма сложной формы; в иных — нечто, постепенно переходящее в космический вакуум, который, в свою очередь, весьма далёк от идеальной теоретической пустоты. Реальный вакуум — не ничто, а объективно существующее нечто, обладающее некой структурой, лежащее в основе привычных видов материи: поле, вещество; он сам — материя в одном из состояний. И так во всех задачах. Мировозприятие и выражающее его мировоззрение человека обусловлены освоенной им — в пределах данного Свыше Различения — мерой бытия.

Все частные процессы во Вселенной-процессе носят колебательный характер. Импульсный процесс — частный случай колебательного. По этой причине резонансные и автоколебательные явления играют особую роль, возможно являясь своего рода фундаментом Мироздания. Все, что на первый взгляд кажется непоколебимым и неизменным, при более глубоком взгляде имеет в своей основе те или иные колебательные процессы: неизменность — стационарность каких-то колебаний. Параметры колебаний: поляризация, число полных колебаний в процессе, амплитуда, частота, фазовые сдвиги разных частных процессов во Вселенной изменяются с течением процесса и порождают время (точнее, некое время) и объективно обусловлены общевселенской мерой.

Понятие времени возникает у субъекта в процессе отображения одного колебательного процесса (или их совокупности) на другой колебательный процесс, частота которого избрана в качестве эталонной. Чтобы понять это, необходимо увидеть, как триединство материи-информации-меры порождает пространство и время. В нашем понимании: Что объективно существует — то субъективно познаваемо. Это означает, что всё познаваемо объективно единообразно с некоторой субъективной несоразмерностью и несообразностью (ошибкой) познания. То, что привносится в качестве ошибки самим субъектом-изследователем в познание — дулжно изследовать в самом субъекте.

Ес­ли смот­реть на ис­то­рию по­зна­ния объ­ек­тив­ной при­ро­ды про­стран­ст­ва и вре­ме­ни в их «чистом» виде, т.е. в виде, «очищенном» от материи, то — не бы­ло та­ко­го по­зна­ния. Бы­ло мно­го нежизнеспособного пус­то­сло­вия фи­ло­со­фов об их объ­ек­тив­но­сти, а ре­аль­но бы­ла прак­ти­ка из­ме­ре­ний. В хо­де ис­то­рии из­ме­ня­лась толь­ко эта­лон­ная ба­за из­ме­ре­ний. В ос­но­ве эта­ло­нов из­ме­ри­те­лей про­стран­ст­ва бы­ли: сначала — сам че­ло­век (ло­коть, шаг, пядь, дюйм, фут и т.п.); потом — ду­га зем­но­го ме­ри­диа­на; ныне — дли­на вол­ны све­та в ва­куу­ме, из­лу­чае­мо­го све­тиль­ни­ком на ос­но­ве крип­то­на-86 (изо­топ эле­мен­та Пе­рио­ди­че­ской таб­ли­цы). В ос­но­ве эта­ло­нов из­ме­ри­те­лей вре­ме­ни бы­ла пе­рио­дич­ность ас­тро­но­ми­че­ских яв­ле­ний на зем­ном не­бо­сво­де (Лу­ны, Солн­ца, Си­риу­са), а ны­не — “це­зие­вый эта­лон ЧАС­ТО­ТЫ и ВРЕ­МЕ­НИ” (вы­де­ле­но на­ми; “Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь”, Москва, 1986 г.). То есть эта­лон­ная ба­за из­ме­ре­ний “про­стран­ст­ва” и “вре­ме­ни” технически сбли­жа­лась. Но все эталоны были материальными носителями информационных процессов и состояний.

И в прин­ци­пе ни­что, кро­ме при­вер­жен­но­сти при­выч­но­му ми­ро­воз­зре­нию «не­за­ви­си­мо­сти объ­ек­тив­ных про­стран­ст­ва и вре­ме­ни» и кое-каких тех­ни­че­ских труд­но­стей не ме­ша­ет свя­зать эта­лон вре­ме­ни с час­то­той све­то­вой вол­ны из­лу­че­ния то­го же са­мо­го крип­то­но­во­го све­тиль­ни­ка, на ко­то­ром ос­но­ван эта­лон из­ме­ре­ния про­стран­ст­ва: если есть длина волны, то есть и частота этой волны, размерность которой[19] 1/[время]. Т.е. [время]=1/[частота] .

Мож­но в прин­ци­пе пе­рей­ти и к ино­му объ­ек­ту мик­ро­ми­ра, свя­зав с ним оба эта­ло­на, но в лю­бом слу­чае с изчез­но­ве­ни­ем объ­ек­та-эта­ло­на изчез­нут и “про­стран­ст­во” и “вре­мя”, как объ­ек­тив­ные процессы, не­со­мые эта­лон­ным объектом, представляющим собой объективное триединство материи-информации-меры[20]; после чего останутся только пустые, объективно непознаваемые филологические абстракции “пространство” и “время”, поскольку пространство и время в их «очи­щен­ном» от материи виде объективно не существуют. Противопо­лож­ное мнение возникает из отождествления вакуума с «объек­тив­ным ничто», хотя вакуум — не «ничто», а одно из агрегатных состояний материи, отличное от других её агрегатных состояний: вещества, плазмы, полей.

То есть, если идти от Мироздания как от целостного СВОЕОБРАЗНО РАЗМЕРЕННОГО объекта, частью которого является и сам человек, то понятия “пространство”, “время” вторичны по отношению к объективной мере-предопределению[21] и понятию о ней. Они возникают в процессе прямого или опосредованного соотнесения наблюдаемого объекта (процесса) с неким подобным ему в некотором смысле объектом-эталоном, хотя это соотнесение не всегда определённо осознаётся субъектом. Один из путей соотнесения измеряемого объекта с эталоном даёт возприятие временной соизмеримости, другой — даёт возприятие пространственной соизмеримости.

Знаменитая формула Е = mс2 связывает два способа измерения количества материи (возможно измерение единицами энергии и всем привычное — единицами массы) с пространственной и временной соизмеримостью. Такого же рода взаимообусловленности встают из соотношения неопределённостей Гейзенберга. Даже если эти формулы современной нам физики объективно содержат некоторую количественную неточность, тем не менее они отрицают объективную независимость пространства и времени как информационных характеристик, предопределённого в мере, бытия материального Мироздания.

То есть «пространство», «время» — не свойства объективного «пус­того вместилища», в которое помещено материальное Мироздание со всеми в нём живущими, а свойства самого триединого Мироздания, возпринимаемые человеком в качестве соразмерности (соизмеримости) фрагментов Мироздания, существующего как процесс вероятностно предопределённых МЕРОЙ переОБРАЗований МАТЕРИИ при отображении информации, переносимой вместе с энергией (материей) из одного фрагмента Мироздания в другой.

Но ни один из путей соотнесения невозможен, если отсутствуют объекты, несущие в себе триединство материи-информации-меры, способные ко взаимодействию, один из которых избирается в качестве эталона, и с которым сравнивается (соизмеряется) другой. Время возпринимается тем в большей степени в качестве объективного времени, чем более разпространён в природе класс процессов из которого выбирается эталонный процесс времени. По этой причине цезиевый эталон частоты и времени предпочтительнее астрономического в силу уникальности каждого из астрообъектов и множественности атомов.

В принципе любой процесс, в котором может быть выявлена периодичность изменения некоего свойственного ему качества, может быть избран в качестве эталонного процесса времени.

Единицей измерения времени при этом станет полный период либо какая-то явно отличная от других доля полного периода эталонного процесса. Безусловно, что все эталоны при этом остаются соизмеримыми между собой, но некоторые из них — при соотнесении друг с другом — не будут обладать свойством равномерности. То есть разные периоды одного процесса будут разной длительности, если их продолжительность измерять в соответствующих им в объемлющем совокупном процессе периодах другого. Ни один эталонный процесс самим собой измерен быть не может[22]. Что касается эталонов времени, то эталон времени не измерим самим собой по причине изчезновения в прошлом его предшествующих периодов.

Соответственно из множества процессов связанных с иерархически многоуровневой системой, обладающей множеством разнообразных качеств, можно избрать не один эталон, а несколько эталонов — свой для каждого из уровней её организации, свой для каждого из множества её качеств. В этом случае соотношение эталонных частот будет характеризовать режим, в котором находится система.

Именно по этой причине, будучи вторичной по отношению к мере категорией, время не объективно и не абсолютно. Измерение (воз­приятие) времени основано на выборе эталона — процесса-маятника — и подсчёте числа полных колебаний. Выбор же эталонного процесса-маятника (это тоже мера) всегда субъективен, хотя может и не осознаваться как выбор. Отсюда и возприятие времени разное. Гамлетовское «Распалась связь времён» — выражение путаницы субъекта в привязке множества процессов в их иерархии к определённому эталону времени.

По отношению к субъекту процесс, несущий эталонную частоту, может быть внешним и внутренним. Как объективное возпринимается время, основанное на эталонных процессах, протекающих, как внутри субъекта, так и вне его. “Степень объективности” времени тем выше, чем наиболее общие для Вселенной и пространные процессы выступают в качестве эталонных. Наиболее общие процессы в пределе разширения своей общности неотличимы друг друга внутри субъекта и вне его: поэтому наиболее “объективное” некое общевселенское время изнутри этой Вселенной непознаваемо.

Субъективизм возприятия времени носит двоякий характер: во-первых, по уровню в иерархии Вселенной, в котором протекает эталонный процесс, отсюда время астрономическое, физическое (локаль­ное), биологическое, социальное и т.д.; во-вторых, с тем, какая сторона в эталонном процессе для субъекта в каждом конкретном случае представляется наиболее важной — материальная или информационная вне зависимости от материальных носителей сравниваемого и эталонного процессов.

Примером этого может быть моделирование на аналоговой вычислительной машине некоего процесса, хотя бы посадки самолета. Физическое время для моделируемого и моделирующего процессов может быть различным. Реальный процесс посадки длится десятки секунд; при моделировании на аналоговой машине моделирующий процесс можно при необходимости разтянуть на часы. Но графики изменения сходственных параметров моделируемого и моделирующего процессов могут быть построены на одном чертеже и совпадать началом и концом процессов. В этом случае информационное время будет для них общим, хотя физическое время будет различным.

Соотношение эталонных частот времени на разных уровнях иерархически организованной системы, а также в пределах каждого из свойственных системе качеств может меняться в процессе её развития, что неизбежно влечёт за собой изменение поведения системы вплоть до трансформации её в качественно иную.

Иным видом соизмеримости обусловлено возприятие пространства. Но оба вида соизмеримости взаимно связаны фундаментальными соотношениями физики: эквивалентности энергии и массы Е=mс2; и соотношением неопределённостей Гейзенберга DpDx³h — неопределённость в измерении импульса частицы, умноженная на неопределённость в измерении её координаты не менее величины постоянной Планка (измерение пространства требует времени, а измерение времени требует пространства, и оба они невозможны, если нет эталонного объекта, в котором материя, информация, мера заключены в триединстве).

В контексте всей данной работы термин «объективный» и однокоренные с ним по отношению к процессу (или объекту) означает: процесс, протекающий без нашего вмешательства и без управляемого вмешательства со стороны иных вполне определённых субъектов в пределах разброса параметров, допускаемого иерархически Наивысшим Всеобъемлющим управлением. Термин “субъе­ктивный” означает: принадлежащий субъекту, порождённый им; а по отношению к процессу (или объекту) отсутствие объективности, т.е. на них оказывается воздействие вполне определённых субъектов в пределах, допускаемых иерархически высшим объемлющим управлением. Если субъект, вмешивающийся в течение процесса, не определён, а анонимное управление процессом не возпринимается в качестве такового, то процесс видится как объективный процесс самоуправления.

Иерархически высшее объемлющее управление также полагается объективным фактором по отношению к любому управляемому им объекту, так как директивно изменить его характер по своей субъективной воле иерархически низший объект не может. В таком представлении объективен (с оговорками о Всевышнем — Боге, Творце и Вседержителе) только процесс-триединство Вселенная в целом: материя и информация изменяются в мере. В нашем понимании, триединство материя-информация-мера — это минимум изначальных философских категорий, необходимых для описания мира и формирования упорядоченной системы осознанных и неосознанных стереотипов человека, входящих в состав алгоритмики[23] его психики:

·  стереотипов различения явлений и оформления их образов во внешнем и внутреннем мирах человека;

·  стереотипов отношения к ним;

·  стереотипов отношений между ними;

·  стереотипов внешнего и внутреннего поведения и других.

 

Мир познаваем человеком в силу общности для человека и природы материи, информации, меры и общности свойства отображения информации, и общности для них Всевышнего. Идея Бога, Творца и Вседержителя в культуре — не произведение “художественного творчества” людей, а отражение в жизни общества объективного надмирного бытия Божия.

Всеобъемлюще единственное доказательство бытия Божиего Бог даёт каждому человеку Сам. Доказательство это сугубо объективное, хотя реакция на него индивида и субъективна вплоть до полного отрицания истинности действительно данного ему доказательства. Суть доказательства в том, что Бог поистине отвечает в соответствии со смыслом молитвы каждому верующему Ему, если человек делами своей жизни сам отвечает Богу, когда Бог говорит через совесть человека или обращается к нему на языке жизненных знамений и через других людей.

Познание — это разширение своей личной ограниченной частной меры при освоении общевселенской меры в процессе получения из неё информации. Мhра — матрица возможных состояний — объективна. Но ограниченному временем, ресурсами, локализацией субъекту она доступна только в какой-то её части: отсюда субъективизм, то есть неполнота, ограниченность, мозаичность (целостность картины, набранной из частностей) и калейдоскопичность (несвязность частностей, не отображающих в их совокупности упорядоченности и целостности) возприятия мира.

Знание факторов, обуславливающих частный процесс в триединстве Вселенной, позволяет во многих случаях объективно привести процесс, протекающий объективно, к субъективно выбранному режиму течения из множества объективно возможных вариантов развития процесса. В этом отношении — главное содержание понятия управление.

Управление — информационный обмен между объектом управления, находящемся в некой среде, и управляющим субъектом; либо при отсутствии локализованного управляющего субъекта — циркуляция информации по замкнутым контурам в самоуправляющейся системе в процессе её обмена со средой. Управление и отображение — взаимно вложенные понятия, поскольку управление — кольцевая замкнутость прямого и обратного отображений. Вместе с тем управление — и единая функция, представляющая собой иерархически упорядоченную совокупность разнокачественных действий, и процесс, протекающий во времени и способный порождать некое время.

С этих общих мировоззренческих позиций и будет вестись дальнейшее изложение.


I. ГЛОБАЛЬНЫЙ  ИСТОРИЧЕСКИЙ   ПРОЦЕСС КАК  ЧАСТНЫЙ  ПРОЦЕСС
В  ГЛОБАЛЬНОМ ЭВОЛЮЦИОННОМ  ПРОЦЕССЕ  БИОСФЕРЫ

 

Нет столь великой вещи, которую бы не превзошла величиною ещё большая. Нет вещи столь малой, в которую не вместилась бы ещё меньшая.

К. Прутков

Для подавляющего большинства наших современников глобальный эволюционный процесс биосферы — это процесс развития материальных жизненных форм (видов живых организмов), возникших на основе “неживой материи”. При этом более сложные новые виды постепенно дополняли полноту ранее существовавших в биосфере видов, либо вытесняли некоторые из них. За всё время существования органической жизни на Земле видовой состав биосферы неоднократно обновлялся. Склонность науки к материализму, а точнее, к бездуховности, механистичности в последние несколько столетий привела к тому, что из её разсмотрения выпало усложнение информационного обеспечения биологических видов в процессе их жизнедеятельности, то есть духовная эволюция биосферы. Однако есть и иные точки зрения на эволюцию биосферы, отличные от общематериалистической.

В том, что последние годы массово пропагандируют последователи Международного общества сознания Кришны, вообще нет эволюции. Есть только иерархически упорядоченная данность жизненных форм, по которой кочуют души в процессе перевоплощения в соответствии с законом кармы (законом воздаяния в последующих воплощениях за злые и добрые деяния, совершённые в текущей и прошлых жизнях). И так до скончания веков жизни этой Вселенной. Цель души — вырваться из колеса перевоплощений, разорвав цепи кармы.

Некоторые учения, признающие перевоплощения душ, утверждают, что одновременно протекают два эволюционных процесса: процесс развития душ, перевоплощающихся в соответствии с законом кармы и накапливающих жизненный опыт; и процесс развития материальных форм, в которых души в процессе перевоплощения обретают опыт. Хотя какая-то часть душ может регрессировать, воплощаясь в соответствии с наработанной кармой во всё более примитивных иерархически низших формах, но для подавляющего большинства душ процесс носит в вероятностном смысле однонаправленный характер возхождения к высшему (т.е. вероятность возхождения при перевоплощении не ниже 0,5). Когда достаточное количество душ выходит на уровень развития, при котором воплощение в уже существующих жизненных формах не может обогатить эти души новым жизненным опытом, то для обеспечения их дальнейшего развития иерархически высшее объемлющее управление, контролирующее процесс эволюции, создаёт новые жизненные формы.

Библия нигде прямо не говорит об эволюционном процессе биосферы в целом. Но повествование первой главы книги Бытие, если разсматривать его в качестве образной формы описания эволюционного процесса, даёт такой порядок появления живых организмов: сухопутные растения (1:11, 12), пресмыкающиеся (поя­вля­ются в воде) и птицы (1:20 — 22), сухопутные животные (1:24, 25), человек. Это в общем-то повторяет, согласуясь с данными науки, порядок возникновения типов и классов живых организмов, хотя этапы появления бактерий, водорослей, моллюсков, кишечнополостных, насекомых по неизвестным причинам выпали из повествования. Об изчезновении одних видов и появлении других при смене биосфер также ничего не говорится. О вторичных воплощениях ранее живших людей Библия говорит как о единичных фактах: например, Иоанн-Креститель ранее жил как Илья-пророк (Матфей, гл. 11:14, 17:12). Ученики задают Иисусу вопрос о слепом от рождения: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нём явились дела Божии» (Иоанн, гл. 9:1 — 3). Этот эпизод иногда толкуют в том смысле, что ученики знали о многократных воплощениях, поскольку для них вопрос имеет смысл, если слепота — воздаяние за грехи прошлой жизни. Иисус принимает вопрос как имеющий для Него тот же смысл и тем подтверждает многократность воплощений.

Притча же о смерти богатея и нищего Лазаря, навечно попавших в ад и рай соответственно (Лука, 16:14 — 31), отрицает прямо возможность возвращения в этот мир после смерти: богатею отказано в просьбе вернуться, дабы увещевать брата.

Апостол Иаков пишет: «Возхотев, родил Он нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий» (Соб­ра­нное послание, 1:18). Если человек — некоторый начаток Его созданий, то это место Нового Завета можно понимать как библейское указание на эволюцию душ, в которой быть человеком — всего лишь ступень. Но может ли душа на ней топтаться из воплощения в воплощение или пребывает на ней однократно, однозначно из Библии понять нельзя.

Коран также нигде прямо не говорит об эволюции материальных форм и многократном перевоплощении душ. Но и в Коране есть места, которые мы можем разсматривать в качестве описания эволюционного процесса биосферы в образной форме. Так сура 23 гласит:

«12. Мы уже создали человека из эссенции глины,

13. потом поместили Мы его каплей в надежном месте,

14. потом создали из капли сгусток крови и создали из сгустка крови кусок мяса, создали из этого куска кости и облекли кости мясом, потом Мы вырастили его в другом творении, — благословен же Бог, лучший из творцов!»

В отличие от Библии Коран не вдаётся в подробности возникновения в хронологической последовательности растений, рыб, птиц, пресмыкающихся и т.п., однако единственный раз он обращает внимание на факт деградации: произхождение обезьян от иудеев, нарушавших святость субботы (сура 2:61).

Стих 12 приведённого фрагмента можно разсматривать как появление органических веществ из неорганических; 13 — раствор органики в развитии; 14 — появление клеток, это отличает кровь от других, органику содержащих жидкостей; 14 — появление многоклеточных организмов и развитие в них внутренних скелетов и рождение человека от не-человека (вырастили его в другом творении). И далее:

«15. Потом вы после этого умираете.

16. Потом вы в день Воскресения будете воздвигнуты».

Кто хочет, может возпринимать этот фрагмент в качестве описания развития индивидуального человеческого организма от зачатия (в котором участвует “эссенция глины”?) до смерти, но пусть он вспомнит, что в процессе внутриутробного развития зародыш повторяет в целом все этапы эволюционного пути биосферы, известного палеонтологии (онтогенез следует филогенезу).

Коран, как и Библия, в качестве общей судьбы человечества обещает день возкресения мёртвых и суд Божий над живыми и над возкрешёнными, после которого либо вечная геенна огненная для злочестивых, либо вечное пребывание в раю. Но Коран прямо не говорит о том, что до судного дня будет произходить с душой (несущей всю информацию о делах своих в жизни) после смерти тела, а даёт главным образом рекомендации о временной земной жизни, предшествующей жизни вечной. Кроме того, он даёт общемировоззренческую информацию, утверждая содержательное единство всех Откровений, и призывает к размышлению о мироустройстве.

Тем не менее сура 80 повествует:

«17. Из чего Он (Бог — авт.) его (человека — авт.) создал?

18. — Из капли!

19. Создал его и соразмерил,

20. потом дорогу ему облегчил.

21. Потом его умертвил и похоронил.

22. Потом, когда пожелал, его воскресил. (Выделено нами — авт.)

23. Так нет! Не совершает он того, что повелел Он!»

Сура 56 Падающее (Постигающий: — Г.С.Саблуков) также затрагивает вопрос о жизни и смерти человека:

«58. Видели ли вы то, что извергаете семенем, —

59. вы ли творите это, или Мы творцы?

60. Мы разпределили вам смерть, — и Нас не опередить! —

61. с тем, чтобы заменить вас подобными, и воссоздать вас (выделено нами — авт.) в том, как вы этого не знаете.

62. Вы ведь знаете уже первое создание, и почему бы вам не поразмыслить?» (Выделено нами — авт.)

Г.С.Саблуков:

«56:61. для того, чтобы сменить вас подобными вам, и воссоздать вас в такое время, которого не знаете. 62. Вы уже знаете о первом создании; о если бы вы вспомнили и о втором!» (Подчёркнутые слова добавлены в переводе Г.С.Саблукова; можно также добавить и слово “повторном”).

Сура 2:26. «Как вы не веруете в Бога? Вы были мёртвыми, и Он оживил вас, потом умертвит вас, потом оживит, потом к Нему вы будете возвращены».

Сура 2:149. «Не говорите о тех, которых убивают на пути Бога: “Мертвые!” Нет, живые! Но вы не чувствуете».

Это некоторые фрагменты Корана, которые допускают возможность понимания в смысле многократных воплощений души в период до судного дня по воле Всевышнего и возможность жизни души вне мёртвого тела во времена между воплощениями.

Но есть в Коране и прямые отрицания многократных воплощений души на Земле. Сура 23 сообщает:

«101. А когда придёт к одному их них смерть, он скажет: “Господи, верни меня:

102. может быть я сделаю благое в том, что оставил”. Так нет! Это слово, которое он говорит, а за ним — преграда до того дня, когда они будут воскрешены.

103. И когда подуют в трубу (судный день — авт.), то не будет в тот день родства среди них, и не будут они расспрашивать друг друга».

Человечество и в Коране неким образом информационно, духовно связано с биосферой.

Сура 35:44. «Если бы Бог взыскивал с людей за то, что они приобрели, Он не оставил бы на её (Земли — авт.) поверхности никакого животного, но Он отсрочивает им до некоего названного срока».

Если изходить из того, что человек на Земле приобретает «карму» и души части грешников выпадают из человечества в фауну в последующих воплощениях, то можно понять, почему в этом стихе возможность взыскать с людей за их дела связывается с истреблением всего животного мира.

Также многочисленные библейские и коранические обвинения современников в убийстве в прошлых поколениях пророков — посланников Всевышнего к людям — понятны, если души, к которым они обращены в настоящем, в какой-то форме жили во времена свершенных преступлений, либо же души предков или их дубликаты-копии (полные или частичные) в какой-то форме присутствуют в первозданных душах живущих. Иначе — первозданная человеческая душа виновата в грехах и преступлениях предков, коих при всей своей благонамеренности удержать от их свершения не может; тогда она наследует их вину силою внешних обстоятельств, а не свободным выбором своих дел и линии поведения, сделанных в текущей или прошлой жизни, с последствиями которого она сталкивается теперь. То есть при взгляде из этого мира нарушаются причинно-следственные связи: потомкам ставится в вину неправильное возпитание и злые дела их предков. Жизненные обстоятельства мы объективно наследуем, но принять на себя вину за то, что не могли предотвратить, если мы первозданные души, — не можем.

Пока же наиболее общая модель эволюции — множество индивидуальных развитий душ при многократных воплощениях в разных телах. Возпоминания же о прошлых жизнях на уровне сознания у большинства блокируются, дабы стимулировать мышление и творчество, чтобы по лени своей не повторяли прежних ошибок, следуя дорогой привычного греха, и могли начать учиться “жить с новой страницы” — мечта многих школяров-двоечников. При этом, когда выделяется некое подмножество из числа душ, освоивших наивысшую жизненную форму из существующих в биосфере, то устраивается судный день, после которого души этого подмножества воплощаются уже в неких новых, специально для них созданных жизненных формах.

Известна также точка зрения, что сознание человека — первозданная душа, а в его подсознании живёт многократно воплощающаяся душа. Таким образом в каждом человеке — две души. После смерти организма души разделяются, и первозданная душа начнёт свой процесс многократных воплощений в подсознаниях последующих поколений (В.Лаврова “Ключи к тайнам жизни. Потусторонний мир”, “Союзбланкиздат”, 1991, Таллинн). То есть души при воплощениях размножаются.

В едином эволюционном процессе, протекающем по мере возможных состояний, развиваются и материальные формы — этот процесс отслеживает материалистическая наука; и информационное обеспечение жизнедеятельности этих форм, то есть души — этот процесс отслеживают оккультные школы и некоторые религии. И видимо не случайно в одном из древних символов две змейки обвивают один окрыленный жезл. Владелец жезла — Гермес, обожествленный посланник, некогда, по легендам, принёсший знания в Египет. От него пошел герметизм — тайные знания под грифом секретности: «только для посвящённых, за разглашение — смерть». Жезл издревле — символ некой власти и мера длины. На аллегорическом рисунке жезл — символ меры вообще; а две змейки, головы которых на одном уровне, символизируют два взаимно обусловленных процесса эволюционного развития материальных форм и душ (информационных модулей), накапливающих информацию, управляющих этими материальными формами. Змейки, в отличие от веревочек, имеют головы и умеют ползать только головой вперед, что символизирует однонаправленность эволюционного процесса. Рука, держащая жезл-меру, направляет развитие двух эволюционных спиралей — материи и информации — вверх по иерархии Вселенной. Головы змеек на одном уровне, как символ соразмерности: эволюционный процесс материи не может обогнать эволюционный процесс духа или отстать от него. Отсюда видна и вздорность “основного” вопроса философии диалектического материализма: в его терминологии дух, сознание утонул в его же термине “материя”, а после этого задаётся вопрос, что первично: целое или неотъемлемая его составляющая. На основе этого вопроса ничего и не могло быть построено.

Материалисты к религиям и оккультным учениям относятся как ко вздору, но всё же самый косный материалист не может не видеть, что информационное обеспечение поведения человека несколько отличается от информационного обеспечения поведения комара или обезьяны в сторону большей сложности. Кроме того, материалистам, отрицающим безсмертие души (в терминах науки — объективность и неуничтожаемость информации), предлагается изследовать вопрос: куда девается информация, уносимая от трупа физическими полями живого человеческого организма в момент смерти, т.е. душа, и какова её дальнейшая судьба. Если информация “изчезает”, то рушатся все законы сохранения “материа­лис­тической”, точнее, бездуховной “нау­ки”, поскольку, утратив информацию, материя во всех её известных (вещество, плазма, поле, вакуум) и неизвестных состояниях впадает в не-бытие.

С позиций же догматического богословия, возпринимающего всё буквально в Библии, в Коране и в других Писаниях, и эволюция материальных форм, о которой говорят геология, палеонтология, биология, изследующие изкопаемые остатки прошлых и современную биосферу; и эволюция сонма душ, именуемых человечеством или принадлежащих фауне (Коран, 6:38. Нет животного на земле и птицы, летающей на крыльях, которые не были бы общинами, подобными вам), о которой говорят последователи разнообразных оккультных учений, — просто сатанинское наваждение. Кстати заметим, что жезл со змейками, но безкрылый присутствует на изображении некой несоразмерной нечисти — Бафомета сатанистов — с козлиной мордой, факелом промеж рогов, женским торсом, татуировкой на руках, обреченной небытию в силу её несоразмерности. Нечисть возседает на троне, будто отвлекшись (чтобы позировать), от занятий онанизмом, поскольку жезл и змейки торчат из того самого места.

Признавая факт творения единственной современной биосферы Всевышним, первенство творения множества прошлых биосфер буквоеды богословия отдают сатане? Или же в их понимании Божеское попущение зашло настолько далеко, что сатане было позволено в первозданное творение внести столько отсебятины, что всякий палеонтолог, изследуя изкопаемые остатки прошлых биосфер, не может миновать мысли о глобальном эволюционном процессе как способе существования органической (есть ещё и полевая) жизни на Земле?

Ещё в 1872 г. А.К.Толстой заметил такому буквоеду догматики богословия в “Послании к М.Н.Лонгинову о дарвинисме”:

Ты ж, еврейское преданье
С видом нянюшки лелея,
Ты б уж должен в заседанье
Запретить и Галилея.

Если ж ты допустишь здраво,
Что вольны в науке мненья,
Твой контроль с какого права?
Был ли ты при сотвореньи?

Отчего б не понемногу
Введены во бытие мы?
Иль не хочешь ли уж Богу
Ты предписывать приёмы?

Способ, как творил Создатель,
Что считал Он боле кстати —
Знать не может председатель
Комитета по печати.

Ограничивать так смело
Всесторонность Божьей власти —
Ведь такое, Миша, дело
Пахнет ересью отчасти!

Возпоминания же отдельных людей об их прошлых воплощениях тем более разсматриваются как наваждение из преисподней, поскольку в отличие от изкопаемых остатков питекантропа чужие возпоминания руками не пощупаешь, себе не присвоишь и не посмотришь, как киноленту. Когда же накапливается статистика, подтверждающая достоверность информации возпоминаний множества незнакомых людей, то от неё можно отмахнуться словами: я — нормальный — за собой ничего подобного не помню; а это всё подстроено или разновидность психопатологии — пусть занимаются этим психиатры и спецслужбы. (Не волнуйтесь: они этим и так занимаются…)

Даже если преисподняя подкидывает в первозданную душу возпоминания о достоверных прошлых жизнях других людей, то из этого следует сделать вывод, что в отличие от Всевышнего Господа, дарующего первозданной душе жизнь, вечную в будущее, сатана продлевает жизнь в прошлое. Своим верноподданным он даёт практический опыт, не свойственных им прошлых жизней, а своим противникам — “возпоминания” о не совершённых ими преступлениях, дабы вызвать иллюзию невозможности их прощения и залучить в свои сети. Или же сатана временно выпускает из пекла грешников, дабы они несли по земле наваждения оккультного знания и смущали им первозданные души? Или то, что встаёт как возпоминания прошлых воплощений, — память упырей, паразитирующих в живых, вместо того, чтобы упырям пребывать в аду до судного дня, как утверждает Богородичный центр возрождения христианства? И чем лучше люди помнят, тем в большей степени упырям удалось присвоить, закабалить себе их первозданные души, т.е. информационно сожрать их?

Тем не менее в мировозприятии знающих прошлые воплощения их душ (или их хозяев — упырей?), узнающих в современниках знакомых по прошлым воплощениям или пребывающих в такой иллюзии, эволюция и душ, и материальных жизненных форм — реальность, особенно, если они могут вспомнить динозавров и их образ жизни. (По одной из версий, динозавры — предшествующие человеку разумные существа на Земле, которых погубила созданная ими тупиковая культура).

Мы же изходим из того, что эволюционные процессы во Вселенной протекают, и символ жезла Гермеса, обвиваемого двумя змейками, — хороший образ развития частных структур в триединстве материи, информации, меры. А рука, держащая меру-жезл, — символ иерархически высшего управления — власти, — направляющего эволюционный процесс. То, что у ранее упомянутой нечисти жезл оказался безкрылым и в нескромном месте, символизирует её творческую импотенцию, вынуждающую прибегать к разного рода “выпря­ми­телям” и заменителям, дабы получить не более чем сиюминутное удовольствие.

Эволюционный же процесс биосферы Земли — один из многих эволюционных процессов во Вселенной. Противоположная точка зрения: эволюционный процесс на самом деле — процесс агонии первозданного совершенного мира после грехопадения. Но некий процесс имеет место при любой из точек зрения, выбираемых субъективно. Об этом процессе далее и пойдёт речь.

Биосфера планеты черпает энергию для своей жизнедеятельности из Космоса, прежде всего из Солнечной системы. Напряжённость физических полей, несущих энергию Земле, во всех частотных диапазонах подчинена цикличности Солнечной системы, обуславливающей взаимовлияние планет друг на друга и на центральное светило. Биосфера в целом и её отдельные элементы — колебательные системы, находящиеся во взаимодействии друг с другом и окружающей средой. Зависимость Земли от энергетических и информационных ритмов Космоса объективно обуславливает характеристики разнородных колебательных процессов в биосфере и связанных с нею социальных системах.

По этой причине для обеспечения безопасности и стабильности общественного развития необходима интерпретация древних астрологических теорий через понятийный и терминологический аппарат современного Знания.

Мы затронем только некоторые черты эволюционного процесса органической биосферы. Важным рубежом в нём явилось возникновение хромосомного аппарата наследственности, передающего информацию последующим поколениям каждого биологического вида. Все виды генетически отличны друг от друга. Кроме того, все виды генетически замкнуты по отношению друг к другу в том смысле, что в естественных условиях межвидовые гибриды либо невозможны, либо неплодны (как мул), либо их генотип разрушается при смене поколений (как у ряда сортов культурных растений и пород домашней живности).

Хромосомный аппарат несёт две жизненно необходимые для существования биологического вида функции.

Во-первых, он передаёт от поколения к поколению организмов (по генеалогическим линиям) генетически обусловленную информацию. Удельный вес изкажений при передаче информации в естественных условиях достаточно низок, что обеспечивает генетическую устойчивость видов на протяжении смены многих поколений.

Во-вторых, те изкажения генетической информации, которые не успевают вовремя устранить внутриклеточные и общевидовые системы защиты хромосомного аппарата, частично также необходимы для обеспечения сохранения и развития вида в биосфере. Изкажения генетической информации — мутации — в большинстве своём вызываются воздействием на хромосомный аппарат внешних факторов: физических полей, химических соединений, не свойственных нормальной физиологии клетки и т.п. Часть мутаций является генетическими дефектами, поскольку особи, имеющие их в своём генотипе, либо нежизнеспособны, либо неплодны, либо имеют пониженный потенциал здоровья и развития. Такого рода мутации носят название генетического груза. В каждой популяции присутствует некоторая доля генетически отягощённых особей — это естественно. В достаточно многочисленных популяциях всегда присутствует генетически устойчивое ядро, обеспечивающее возпроизводство новых поколений и генетически отягощённая, вырождающаяся, деградирующая в последующих поколениях периферия. Но между ними нет непроходимой границы: граница между ними в преемственности поколений носят статистически обусловленный комбинаторикой хромосомного аппарата характер. Генетическая катастрофа в популяции — изчезновение генетически устойчивого ядра, обеспечивающего подстройку особей вида к медленно меняющимся условиям среды обитания.

Некоторые мутации не оказывают непосредственного влияния на возникновение генетически обусловленных дефектов в организме и ведут только к возникновению особенностей у организмов вида, которые ранее в популяции не встречались. Это называется ненаправленной изменчивостью.

Каждый биологический вид находится во взаимодействии с остальной биосферой и всей природой в целом, находится под их давлением. Характер этого давления меняется в силу подчинённости биосферы геологическим процессам на Земле и энергетическим ритмам Космоса. Частоты некоторых из этих процессов значительно ниже, чем частота смены поколений в любой из генеалогических линий вида. Благодаря такому соотношению частот внешних (по отношению к виду) процессов, ненаправленная изменчивость выливается в подстройку генотипа вида под медленно (по отношению к смене поколений) меняющиеся условия среды обитания. Таков механизм естественного отбора, предопределяющий вероятностно гибель одних и развитие других в конкретно сложившейся обстановке.

Часть мутаций в одних условиях (как внешних, так и внутренних, генетически обусловленных) может выступать как генетический груз, а в других как очень полезный признак. Но есть в природе процессы, частота которых выше частоты смены поколений в генеалогических линиях. К изменению характера давления на вид, ими вызванного, должна быть приспособлена каждая особь вида. В противном случае популяция, столкнувшись с такого рода давлением внешней среды, к которому не успевает подстроиться генотип при смене поколений и к которому особи вида не приспособлены, понесёт ущерб, вплоть до изчезновения вида из биосферы. Это может нанести ущерб многим другим видам живых организмов, связанным с первыми пищевыми цепями (кто кого ест); так может измениться целый биоценоз и в принципе — вся биосфера.

Реакция биологического вида на внешнее давление среды проявляется двояко: во-первых, изменением потенциала развития особей вида, обусловленным подстройкой генотипа в процессе естественного отбора; во-вторых, поведенческой реакцией особи на воздействие среды обитания, направленное непосредственно на особь. И тот, и другой тип реакции биологического вида требует информационного обеспечения. У разных биологических видов характер этого информационного обеспечения отличается прежде всего объёмами поведенческой информации:

·  передаваемой генетически от поколения к поколению;

·  усваиваемой конкретной особью в течение её взросления и взрослой жизни;

·  их соотношением.

Если разсматривать ход глобального эволюционного процесса, то можно заметить, что появление новых видов, высших по отношению к ранее существующим, сопровождалось уменьшением доли объёма генетически передаваемой информации в общем объёме информации, на основе которой формируются индивидуальные поведенческие реакции конкретной особи, принадлежащей к виду. Так практически весь объём индивидуальной поведенческой информации растений, моллюсков, насекомых генетически обусловлен.

У взрослого человека — “венца творения” — объём внегенетически обусловленной (главным образом социально обусловленной) индивидуальной поведенческой информации подавляет генетически обусловленную информацию до такой степени, что большинство населения, по крайней мере, городского, уже не чувствует и не осознаёт своей индивидуальной принадлежности даже к одному из множества видов живых организмов, не говоря уж о своей принадлежности к биосфере Земли в целом и подчинённости объективным предопределённостям её бытия. Кроме осознанных связей нарушаются и безсознательные психические и общебиологические связи с природой, поскольку город — один из мощнейших мутагенных факторов, а генетический аппарат человека раз в 50 чувствительнее к ним, чем аппарат пресловутой мушки дрозофилы. Так человек противопоставляет себя природе. Это и является непосредственной причиной глобального биосферно-экологического и прочих частных глобальных кризисов.

Увеличение относительного и абсолютного объёма внегенетически обусловленной поведенческой информации сопровождалось разширением приспособительных возможностей особей видов, уменьшением индивидуальной зависимости их особей от изменений условий среды обитания.

Поведенческие реакции особей видов, у которых преобладает генетически обусловленное поведение, не отличаются разнообразием. По этой причине негибкость поведения особей вида компенсируются большой плодовитостью, ростом пассивной и активной защищённости к воздействию неблагоприятных факторов, что просто необходимо для существования такого вида. Период детства особей в таких видах или же отсутствует, или же весьма короток.

Если возникает фактор, под давление которого генотип популяции при смене поколений подстроиться не успевает, то популяция гибнет.

Необходимость освоения больших объёмов внегенетически обусловленной поведенческой информации сопровождается появлением детства, в течение которого особь накапливает жизненно необходимый минимум этой информации либо индивидуально, либо под опекой взрослых особей.

Если возникает фактор, под воздействие которого генотип популяции такого вида не может успеть подстроиться при смене поколений в случае изключительно генетически обусловленных, т.е. единообразных у разных особей, поведенческих реакций, то популяция может сохраниться благодаря разнообразию поведенческих реакций её особей, обусловленных индивидуально внегенетически. Это ведёт к снижению ущерба, наносимого популяции данным фактором, и увеличивает время, в течение которого генетически устойчивое ядро популяции потенциально может подстроиться на уровне хромосомного аппарата к воздействию данного фактора.

То же касается и выживания популяций при стихийных бедствиях и природных катастрофах в ареале их обитания.

В ходе эволюционного процесса глобальная экологическая ниша биосферы разширялась. Когда какой-либо вид изчерпывал генетически обусловленный потенциал освоения экологической ниши, где он родился, то он либо вытеснял другие виды, завоёвывая их экологические ниши, либо осваивал ранее безжизненную нишу, перестраиваясь под неё генетически, возможно порождая при этом новый вид организмов.

На каком-то этапе развития биосферы возник вид Человек Разумный, представителями которого является всё человечество, несмотря на всё разнообразие рас, народов, народностей, племен.

Потенциал развития каждой особи биологического вида, в поведении которого объём внегенетически передаваемой информации значителен, по всем качествам, характеризующим особь, генетически обусловлен, хотя он может и не разкрыться, не наполниться реальным содержанием, если условия среды обитания к этому не разполагают. По отношению же к популяции генетическая обусловленность и потенциал её освоения подчинены вероятностным предопределённостям, отражаемым в статистических закономерностях свершившегося.

Это в полной мере касается и человека — биологического вида, несущего наибольший абсолютный и относительный объём (по сравнению с другими видами живых организмов биосферы Земли) внегенетически обусловленной поведенческой информации, обеспечивающей наибольшую гибкость поведения в быстро меняющейся обстановке.

Обвинения в “биологизации” социологии, истории и т.п., а также более редкие обвинения в “социологизации” биологии отражают прежде всего невежество социологов в биологии и биологов в истории и социологии. Политики обычно невежественны и в остальных отраслях знания, а не только в этих двух. По своему же содержанию эти взаимные обвинения являются спорами о том, что в человеке (и в индивиде, и биологическом виде) обусловленно генетически передаваемой информацией, что — культурой, что собственным творчеством. Без ответа на эти вопросы невозможно и “разделение” биологического и социологического комплекса наук “границей”.

В нашем понимании весь комплекс безусловных рефлексов и инстинктов генетически обусловлен.

Генетически обусловлена способность к формированию условных рефлексов. Сама же поведенческая информация, внешне выражающаяся как условный рефлекс, определяется воздействием среды обитания, в которой вырабатывается данный условный рефлекс только у особей, столкнувшихся непосредственно с этим воздействием. Основой формирования условных рефлексов в животном мире является механизм, по всей видимости аналогичный предметно-образному (про­цессному) мышлению человека. Иллюстрацией этого положения являются опыты с обезьянами. Известны успешные попытки обучения обезьян, в результате которых обезьяны из карточек с изображениями выкладывали последовательности, которые можно было идентифицировать с простейшими поведенческими реакциями типа: “хо­чу банан”, “дай пить”, “дай банан, а не яблоко” и т.п. То есть это обучение некой системе иероглифической письменности, отражающей предметно-образное мышление человека. Возможность обучения указывает на некую идентичность процессов, лежащую в её основе.

Неизвестны какие-либо поведенческие реакции представителей мира животных, основой чего мог бы быть механизм, аналогичный абстрактно-логическому (дискретному) мышлению человека.

Способность к повторению членораздельной речи в животном мире встречается у птиц, но это “членораздельная речь” не стала каналом информационного обмена в способных к ней биологических видах: мозги птичьи[24].

Из животного мира человека выделяет генетическая обусловленность развития в определённом возрастном периоде дискретного мышления (абстрактно-логичекого), членораздельной речи и способностей к реализации в разнообразной трудовой деятельности своих предумышлений на основе предвидения разных возможностей. Возможно, что генетически обусловлены ещё некие, пока не изпользуемые возможности. Но именно эти три фактора: речь, мышление (включая абстрактно-логическое), способность к труду, некоторая свобода поведения от диктата инстинктов — стали основной современной человеческой культуры.

Культура является носителем ещё одного (кроме инстинктов, безусловных и условных рефлексов) вида поведенческой информации — социально обусловленной, которую каждый человек получает из информационной среды общества.

Если под культурой понимать результат разнообразной внегенетически обусловленной деятельности поколений особей вида Человек Разумный, то нельзя отрицать, что генетически обусловлен потенциал освоения среды человеком, в том числе и за счёт развития культуры. Наряду с развитием культуры генетически обусловлена лежащая в её основе социальная организация вида Человек Разумный. В силу этого культура изначально и всегда — один из многих факторов глобального эволюционного процесса биосферы Земли. Нет “хорошей” культуры и “плохой”, т.е. “некуль­тур­но­сти”; есть единая многоликая культура — внегенетически передаваемая от поколения к поколению информация, а в ней издержки культуры, представляющие опасность для всей культуры человечества и биологической основы культуры — вида Человек Разумный и всей биосферы. Иными словами это приводит к вопросу об объективности Добра и Зла, их различии и различении. И процесс развития культуры — глобальный исторический процесс — один из частных процессов глобального эволюционного процесса биосферы.


II. ГЛОБАЛЬНЫЙ
ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

 

Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок.

К.Прутков

Человечество зафиксировало в своей исторической памяти изчезновение из биосферы многих видов живых организмов, но не зафиксировало ни одного достоверного случая возникновения в естественных условиях нового биологического вида.

Убедившись в своей высокой организации по сравнению с другими биологическими видами, Человек Разумный возомнил себя “вен­цом природы”, прежде всего изходя из своей новизны. Но новизна — признак не только совершенства, венчающего некий процесс, но и признак всех экспериментальных образцов, идущих в отходы, о которых потом никто не вспомнит: если “венец природы” давит на голову, то венценосец обзаведётся новым венцом.

Вопрос же о процессе возникновения новых видов крайне важен, так как ответ на него во многом определяет и оценку того, что считать благом в глобальном историческом процессе, а что представляет опасность как для живущих, так и для последующих поколений людей, для биосферы и планеты в целом. На первый взгляд представляются возможными по крайней мере два варианта возникновения нового биологического вида в ходе эволюционного процесса биосферы.

ПЕРВЫЙ. Известно, что раз возникнув, некая мутация может охватить всю популяцию организмов, либо часть популяции, либо изчезнуть из популяции. Тогда новый биологический вид может возникнуть вследствие перерождения ранее существовавшего вида в результате каскада мутаций, качественно изменивших его генотип. В таком случае один вид в биосфере просто заменился другим. По отношению к возникновению Человека Разумного, как и любого другого биологического вида, в этом варианте встаёт вопрос о промежуточных звеньях от проточеловека к человеку, поскольку процесс захвата всего биологического вида комплексом вряд ли одновременных мутаций предоставляется довольно длительным; особенно с учётом того, что в результате этих мутаций уровень организации материи повысился, а информационное обеспечение жизнедеятельности усложнилось. В силу длительности процесса разпространения комплекса мутаций по всем популяциям костные останки этих “промежуточных звеньев” должны были бы быть известны науке наряду с прочими, весьма немногочисленными изкопаемыми формами человека.

Но такой процесс образования нового вида допускает точно также и деградацию вплоть до “амебы” любого высокоорганизованного вида. Кроме того, встаёт вопрос о разщеплении видов на два и более, ведущем к умножению общего числа видов в ходе эволюционного процесса биосферы, поскольку неясно, как взаимная генетическая замкнутость видов может сопровождаться разпространением комплекса мутаций по виду, порождающему новый биологический вид. Этот вариант возникновения новых видов особенно хорош для атеистов, поскольку всё произходит “само собой”, случайным образом, без организованного и целенаправленного вмешательства извне в течение эволюционного процесса.

Однако глобальный эволюционный процесс биосферы носит в целом однонаправленный характер в сторону общего усложнения вновь возникающих видов организмов и всей биосферы в целом. Кроме того, отсутствие обилия “промежуточных звеньев” в изкопаемых остатках прошлых биосфер, собственно говоря, и позволило увидеть сам глобальный процесс развития биосферы во времени и хотя бы отчасти определить видовой состав прошлых биосфер. В современной биосфере также присутствуют только устойчивые виды, а обилия аморфных жизненных форм, перетекающих одна в другую при смене поколений, не наблюдается. Нечто противное этому о перерождении видов друг в друга утверждал академик Т.Д.Лысенко.

ВТОРОЙ. Часть особей вида Проточеловек — поколение или несколько одновременно способных к деторождению поколений в популяции или во всём виде — постигла генетическая катастрофа, в результате которой самки, принадлежащие к этой группе вида Проточеловек, рожали только уродов. Но эти “уроды” уже принадлежали к виду Человек Разумный и были генетически замкнуты по отношению к породившим их особям вида Проточеловек и своим “двоюродным братьям и сестрам”, чьи родители избежали катастрофы. Возможно, что именно этот факт отражён в культах тотемных предков животных первобытных религий. Такой процесс возникновения биологического вида согласуется с явной однонаправленностью эволюционного процесса биосферы в целом в сторону усложнения её организации. Он также допускает и реализацию тенденции к деградации, которую в эволюционном процессе отрицать нельзя, но которая носит частный характер; а обретение ею более общего характера либо непродолжительно, либо катастрофично для отдельных биоценозов и всей биосферы.

Видимый состав современной биосферы и анализ изкопаемых остатков прошлых биосфер в их хронологической последовательности скорее говорит о том, что путь эволюции биосферы — многоступенчатая лестница, а не безступенчатое плавное возхождение и плавное протекание биологических видов друг в друга. На каждой ступени — многообразие видов; каждая ступень — основание следующей. Этому более соответствует второй вариант процесса возникновения новых видов в биосфере.

Но второй вариант, снимая вопрос о промежуточных звеньях, ставит вопрос о природном или внеприродном факторе, который вызывает изменение генотипа.

Новую информацию в генотип может внести вирус. В принципе вирус, избирательно поражающий половые клетки (как вирус ВИЧ — СПИД избирательно поражает красные кровяные тельца[25]), может внести в их хромосомы такие изменения, что после зачатия получится организм, принадлежащий к новому виду.

С другой стороны, сам хромосомный аппарат — колебательная система, способная к излучению и приёму неких колебаний. Излучение также может нести кодовые группы, способные вызвать перестройку хромосомного аппарата клеток. То есть вызвать массовые синхронные, однокачественные мутации в популяции, подвергшейся воздействию такого излучения, и рождение нового биологического вида. Понятно, что такое мутагенное излучение качественно отличается от обычного, естественного мутагенного фона. Тем не менее возможно, что рождение нового биологического вида вызывает какой-то иной фактор, а не названные два.

Но самое удивительное, если вопреки запечатлённому в земной коре Творец Лично лепил всех из глины, праха земного, уподобившись мифическому Пигмалиону, некогда вытесавшему Галатею из мрамора, влюбившемуся в неё и попросившему богов Олимпа оживить статую, что и было изполнено; после чего “ста­туи” стали плодиться и размножаться обычным образом без применения эссенции глины. Хотя Коран (сура 38:75) прямо говорит о создании Адама Богом Своими руками.

Если же есть фактор, то что-то вызывает его к действию? Причём вызывает всякий раз вовремя, когда завершается определённый этап развития биосферы. Виды, дышащие кислородом, появились не раньше, чем растительный мир создал кислородную атмосферу и озоновый слой, утилизировав уйму углерода в качестве каменного угля и известняка. Хищники появились не раньше, чем появились травоядные и неподвижные (мол­люс­ки, актинии и т.п.). То есть процесс развития биосферы в некотором смысле аналогичен процессу запуска космической многоступенчатой ракеты: головные обтекатели сбрасываются не раньше, чем объект покинет плотные слои атмосферы; ступени ракетоносителя отделяются — каждая на своём этапе,— выполнив свою часть работы и не раньше; опорные мачты отделяются не раньше, чем тяга двигателей превысит стартовый вес и т. п.

При запуске ракеты реализуется некая программа, предписывающая последовательность действий и условия контроля их выполнения. Программа может быть и многовариантной. Эта программа последовательности операций при старте ракеты — порождение человеческого разума. Она примитивна по сравнению с тем, что мы видим при эволюции биосферы на протяжении многих сотен миллионов лет. С атеистической же точки слепоты, явно программное и контролируемое развитие биосферы на Земле, в результате которого появился человеческий разум, — слепая игра “безумного случая”, царящего в природе. Причём своим умишком, породив компьютеры, человек пока не смог повторить “техно­ло­ги­ческие” процессы “безумной природы”, в результате которых появился он сам, многократно превозходящий по сложности любой его компьютер. Хотя аналогия не доказательство, но аналогии и ассоциации тоже лежат в основе познания. И если нижеследующий вывод ошибочен, то мир непознаваем.

Но вывод из этой аналогии мы можем сделать только один: мир познаваем и разум, царящий в природе, несоизмеримо мощнее, и его возможности несоизмеримо больше разума человека и соборного разума человечества в целом. Здесь несоизмеримость в том смысле, что ошибка измерения превышает многократно единицу измерения, т.е. человека. Несоизмеримость их и порождает у определённого круга умников иллюзию своего одиночества в качестве носителя изключительно мощного разума, что со временем оформляется в атеистические мировоззрения, которые возникали ещё издревле. И свыше шли напоминания о ложности этой иллюзии. Последнее по времени напоминание, легшее в основу ислама, — Коран в суре 55 (Милосердный), описывая реализацию программы подготовки Земли к появлению на ней человека, почти через каждый стих повторяет вопрос: «Какое же из благодеяний Господа вашего вы сочтёте ложным?» Но иллюзия по-прежнему сильна у превозносящихся в самомнении о своей интеллектуальной мощи и порождаемом ею одиночестве. Тем не менее Всевышний велик и могуч и милость Его безгранична: главное — её узнавать и не отталкивать.

Идея Бога — Творца и Вседержителя — в культуре — не произведение “художественного” творчества людей, а отражение в жизни общества истинного Божьего бытия. Всеобъемлюще единственное доказательство Своего бытия Бог делает сам: Он поистине отвечает в соответствии со смыслом молитвы молитве верующего Ему и живущего по совести; ответ выражается в том, что изменяется статистика, казалось бы, взаимно разрозненных случаев, во множестве, которое человеческое сознание не способно контролировать по ограниченности его возможностей; изменяется тем более зримо, чем менее человек остаётся глухим к зову Бога, когда Он обращается к человеку через его совесть или окружающие обстоятельства.

Есть биосфера планеты и матрица её возможных состояний, по которой протекает развитие. Эта матрица — некий фрагмент общевселенской матрицы возможных состояний, общевселенской меры. Идёт непрерывный процесс отображения информации в биосферу из окружающей её Вселенной; одновременно идёт процесс обратного отображения информации из биосферы во Вселенную в соответствии с мерой. Отображение, управление, самоуправление — взаимно вложенные процессы и понятия. Иерархически высшее по отношению к биосфере управление протекает по объемлющей её матрице возможных состояний. Самоуправление протекает в полной общевселенской мере (частная матрица биосферы + объемлющая матрица). И общевселенская мера приводит в действие фактор, вызывающий рождение нового вида в биосфере.

Если атеист способен принять объективность меры во Вселенной, то ему возможно будет интересно узнать, что общевселенская матрица возможных состояний — мера — обладает одним качеством, которое многие религии приписывают Всевышнему Господу: Он пребывает везде и всё пребывает в нём = мера пребывает во всём и всё пребывает в мере. И в мере вся материя в её различных фазовых состояниях от вакуума до вещества неразрывна с информацией.

Пантеизм, гласящий: Природа есть Бог, — отождествляет меру т.е. Божье предопределение в его полноте, со Всевышним; религии, отрицающие пантеизм, фактически возпринимают меру как наиболее общее средство управления Вселенной со стороны Всевышнего, по которой протекает энерго-информационный поток от Него — Дух Святой.

Коран процесс вселенского управления описывает в суре 97 (Могущество):

«Во имя Бога милостивого, милосердного!

1. Поистине Мы ниспослали его (Коран — авт.) в ночь могущества!

2. А что даст тебе узнать, что такое ночь могущества?

3. Ночь могущества лучше тысячи месяцев.

4. Низходят ангелы и Дух в неё с дозволения господа их для всяких повелений (выделено нами — авт.)

5. Она — мир до возхода зари!»

И в нашем понимании, существование человека, как личности, и человечества в целом не безсмысленно, а имеет некое предназначение, обусловленное как частной матрицей возможных состояний биосферы и планеты в целом, так и общевселенской мерой.

Генетическая обусловленность способности человека к освоению в определённом возрастном периоде членораздельной речи, абстрактно-логического дискретного мышления, предумышления на основе предвидения, и реализация этого в разнообразной трудовой деятельности эквивалентна генетической обусловленности социальной организации, несущей некую культуру. Это в совокупности выделяет человечество из животного мира, и человечество в целом может сделать две вещи: либо построить некий тип культуры, приемлемый для Всевышнего Творца и Вседержителя, не противоречащий общевселенской мере, либо погибнуть, породив неприемлемую для людей и Вседержителя культуру.

В суре 21 (Пророки) Коран об этом говорит прямо:

«10. Мы ниспослали вам Писание, в котором напоминание вам, — неужели вы не уразумеете? (Выделено нами — авт.).

11. Сколько сокрушили Мы селений, которые были неправедны, и воздвигли после них другие народы!

12. А когда они почувствовали нашу мощь, то вот — от неё убегают.

13. Не убегайте и вернитесь к тому, что вам было дано в изобилии, к вашим жилищам, — может быть, вас простят!

14. Они сказали: “О, горе нам, мы воистину были неправедны!”

15. И не прекращался этот их возглас, пока не обратили Мы их в сжатую ниву, недвижными.

16. Мы не создали небо и Землю и то, что между ними, забавляясь.

17. Если бы Мы желали найти забаву, Мы сделали бы её от Себя, если бы мы стали делать. (Выделено нами — авт.).

18. Да мы поражаем истиной ложь, и она её раздробляет, и вот — та изчезает, и вам — горе от того, что вы приписываете» (в контексте Корана имеется в виду приписывание отсебятины к Откровениям — авт.).

В любом из вариантов, признающих эволюционный процесс биосферы реальностью — и в развитии материальных форм, и в развитии душ, вид Человек Разумный вошёл в ранее существовавший животный мир; и мировоззрение, и практические навыки у человека были животные, видимо близкие к “мировоззрению” и практическим навыкам его “обезьяньего” или иного проточеловеческого окружения, т.е. инстинкты, безусловные и условные рефлексы и не более того. От животного окружения его отличал только генетически обусловленный потенциал развития культуры, который ещё предстояло освоить. Эта точка зрения на появление и развитие Человека Разумного подтверждается археологическими данными. Тем не менее известна и иная точка зрения, выражением которой является, в частности, библейский миф о грехопадении и изгнании из рая; мифы о всемирном потопе, которые можно интерпретировать как память о катастрофе одной из предшествующих нынешней глобальной цивилизации, после которой большинство потомков выживших в ней одичало.

Анализ образа жизни отдельных людей и экстраполяция их реальных возможностей на всё человечество позволяет сделать вывод, что человечество может нести по крайней мере три типа культуры и жить некоторое время в трёх типах цивилизации.

В освоении своего генетически обусловленного потенциала менее всех преуспели сладострастно и бездумно взирающие в телевизор, ставшие его невольниками, биороботами, чьё поведение программируется средствами массовой информации. Они не способны ни к чему, кроме техноКРАТИЧЕСКОЙ цивилизации и культуры. Это современная нам цивилизация. В ней человечество стало невольником созданной им техники, которая реально обратила множество людей в человекоподобных роботов, поскольку подавляющее большинство населения низвело себя до придатка к своему рабочему месту. Работа высасывает их жизненные силы, вне работы у них нет ни сил, ни умения на то, чтобы они могли быть людьми в иерархии Вселенной; как только они успевают возстановить минимум силы, так сразу же снова уже “необходимо” идти на работу. И так изо дня в день, из года в год, из поколения в поколение — без просвета. Это подтверждает и статистика: многие пенсионеры в первые годы после выхода на пенсию резко теряют здоровье и умирают просто потому, что не знают, чем занять себя, если не надо идти на работу и быть там придатком к рабочему месту.

Второй возможный тип — технологический. В нём не техносфера властвует над людьми, а люди — над техносферой, и потому техника служит им, обеспечивая удовлетворение их потребностей. Люди не обращают себя в невольников техносферы, и антагонизмы с природой устраняются раньше, чем те станут угрозой для жизни.

Третий возможный тип цивилизации — биологический. При нём культура ориентирована на освоение генетически обусловленного потенциала возможностей человеческого организма. Благодаря этому человечество и каждый человек живёт в ладу с биосферой, обходясь без протезов привычной нам техники, и тем не менее не является ни скотом, ни хищником. Порфирий Корнеевич Иванов — один из тех, кто продемонстрировал реальность такой возможности даже в условиях снежных зим России. Рерихи также описывали возможности людей, удивительные для технократической цивилизации, но которыми обладают многие, выросшие в информационной среде древней культуры Тибета.

Если биологическая цивилизация людей на Земле в прошлом существовала и погибла в силу каких-то причин с забвением полноты и целостности свойственной ей культуры, то от неё практически не должно было остаться археологических памятников материальной культуры, но память о ней могла сохраниться как миф о золотом веке и как миф об изгнании из рая после грехопадения. По отношению к ней грехопадение — некая глобальная несоразмерность (выпадение из меры), допущенная человечеством, которая привела к нарушению его общевселенских информационных и энергетических связей. И тогда нынешнее человечество занято вторичным построением культуры практически с “обезьяньего” нуля. Но вне зависимости от варианта предъистории нынешнего человечества (впервые из фауны или не впервой уже с четверенек встаем) круг вопросов, ответы на которые люди должны осознать, чтобы жить в человечности, будет один и тот же. И главный из них: что в развитии культуры — благо; что — допустимо; что необходимо погасить и изкоренить?

С развитием культуры связан вопрос о формировании индивидуальных особенностей особи вида Человек Разумный. Культурная среда формирует физическую и духовную личность человека главным образом в период от зачатия до вступления его во взрослость на основе индивидуальной матрицы генетически обусловленного потенциала разнообразных возможностей и предразположенностей: это тоже частная мера, которую в течение жизни предстоит наполнить реальным содержанием. Кроме того, многое обусловлено астрологически, т.е. влиянием ритмов Космоса на биосферу в целом и на человека как на колебательные системы.

Фактор своевременности формирования тех или иных способностей человека отражён в пословице: “Не научился Ванечкой — Иван Иванычем не научишься.” Прежде всего это касается тех способностей, которые обеспечиваются возникновением структурных особенностей в организме, для формирования которых генетическая программа отводит жёсткие, вполне определённые временные границы. Это особенно видно при формировании головного мозга во внутриутробный период и период взросления. То же касается и формирования психики человека. Попытки вернуть в общество реальных взрослых “Маугли” никогда не удавались по причине неразвитости человеческих структур в организме (бионосителе души) и неразвитости человеческой психики.

Отсутствие в среде обитания в определённый период необходимых условий или наличие в ней противных условий ведёт к невозможности наполнения матрицы потенциальных возможностей реальным содержанием, а в наиболее угнетающих условиях — к срыву реализации генетически обусловленной программы развития организма особи в большей или меньшей степени. Вследствие этого душа не может реализовать себя должным образом и обретает некий негативный опыт, тоже полезный, как утверждают сторонники теории перевоплощений, но вне границ одной жизни.

В каких внешних структурных признаках проявляются особенности индивидуальной матрицы возможностей и предразположенностей — на этот вопрос претендуют отвечать, в частности, хиромантия (предсказание судьбы по ладошке), физиогномика и френология. Сколь хорошо это у них получается — это другой вопрос. Также давно известно: глаза — зеркало души, а некое соответствие тела душе также есть.

О проявлении же в поведении человека матриц генетически обусловленных возможностей и предразположенностей к тому или иному выбору говорят изследования образа жизни разлученных в детстве однояйцевых (т.е. генетически тождественных и астрологически почти тождественных) близнецов. Стиль их жизни оказывается очень часто похожим. При наличии равных возможностей они независимо друг от друга очень часто делают одинаковый выбор: предпочитают одинаковые цвета, музыку, марки машин; их супруги носят одинаковые имена и похожи; вплоть до того, что в один день, находясь в разных местах, близнецы оказываются на операционном столе с одинаковым аппендицитом. Значения пресловутого “коэффициента интеллектуальности” тоже не сильно разняться даже при жизни в разной социальной среде. Не приходилось только встречать информацию о том, как они вспоминают свои прошлые воплощения, если таковые имели место.

В период, близкий к началу текущего глобального исторического процесса (сразу по рождении вида Человек Разумный или после завершения катастрофы культуры предшествовавшей человеческой цивилизации), в условиях нулевого или близкого к нулю уровня культуры, матрицы генетически обусловленных потенциальных возможностей определяли начальные пути её развития, не обусловленные прямым влиянием природно-географической среды и адресным иерархически высшим объемлющим по отношению к биосфере управления.

В силу того, что генотипы популяций вида Человек Разумный в разных ареалах подстраивались под местные условия природной среды, то в разных популяциях совокупности индивидуальных матриц генетически обусловленных возможностей и предразположенностей статистически отличались, что и предопределило наряду с прямым влиянием природно-географических факторов различие культур в разных регионах уже на достаточно ранних этапах развития общества. Впоследствии, в процессе культурных заимствований статистические различия в совокупностях матриц генетически обусловленных возможностей и предразположенностей (наряду с социальной организацией и внесоциальным управлением) явились одним из факторов, стабилизирующих национальные культуры и защищающих их от размывания, хотя сама культура генетически и не наследуется.

Культуру несёт не биологическая популяция, а социальная организация биологической популяции. Культура является одним из факторов среды обитания, оказывающим давление на популяции всех видов (включая и человека), на биоценоз в целом в пределах досягаемости этой культуры. Если темпы изменения параметров культурной среды низки по сравнению с темпами смены поколений, то генотип популяции неизбежно будет подстраиваться под наиболее стабильные параметры культурной среды. Это будет находить своё отражение в изменении в данной популяции статистических характеристик в совокупности индивидуальных матриц (т.е. в совокупной матрице) генетически обусловленных потенциальных возможностей и предразположенностей. Таким образом, развитие культуры наложило ещё один отпечаток на возпроизводство поколений вида Человек Разумный. Если в животном и растительном мире популяции одного вида замкнуты по отношению друг к другу природно-географи­чес­кими факторами, то у человека возникает культурно-обуслов­ленная замкнутость по национальному, классовому, мафиозно-“элитарному” и т.п. признакам.

*        *        *

Навязывание чужой культуры народу находит сопротивление не только в культурных традициях его социальной организации, но и в статистических особенностях совокупной матрицы генетически обусловленный возможностей и предразположенностей этого народа, а также и во внесоциальных факторах. Поэтому культурный обмен редко когда вносит новое содержание в жизнь народов; он либо создаёт условия для разкрытия их собственного потенциала развития, являясь для него внешним стимулом, либо препятствует этому развитию. По этой причине изкоренение неугодной культуры всегда в истории сопровождается геноцидом: наркотическим, экономическим, “государственными” программами снижения рождаемости и контроля над нею в разных социальных группах и т.п. При этом как в период перестройки и после неё в СССР-России геноцид во всех видах может сопровождаться благоподобной болтовней заведомых врагов и благонамеренных идиотов о возрождении народа и защите его культурных ценностей; именно стяжание себе народных ценностей и интересует большинство болтунов.

По мере увеличения относительного и абсолютного объёма поведенческой информации, обусловленной внегенетически, межвидовая конкуренция привела к возникновению детства — обучения детенышей старшим поколением стада или непосредственно родителями кое-каким навыкам взрослой жизни.

По своей сути членораздельная речь является прежде всего формальной системой кодирования содержания предметно-образного мышления человека. У человека, отличающегося от животных возможностью абстрактно-логического мышления и членораздельной речью, процесс обучения обрёл новое качество: человек стал говорить о том, что не мог вразумительно показать телом. Представьте учителя, изображающего телом доказательство хотя бы теоремы Пифагора: он явно не справится со своими учительскими обязанностями. Мама-кошка же, обучая котят охоте, вполне обходится без единого звука. Говорящий учитель — это прогресс по сравнению с мамой-кошкой. Сейчас мы часто видим обратную тенденцию: когда не могут изъяснится словами, начинают бурно жестикулировать, брызгать слюной и мычать после произнесения каждых нескольких слов.

Освоение генетически обусловленного потенциала развития абстрактно-логического мышления и речи открыло потомкам жизненные навыки далёких предков, не наследуемые генетически и разширило информационную базу культуры за счёт разного рода абстракций и общих, т.е. не конкретно предметных, понятий.

Наличие же рук вкупе с речью, предвидением вариантов возможного и предумышлением действий на основе предвидения в составе интеллектуального потенциала позволило начать защищаться от давления природной среды обитания созданием искусственной среды обитания, которая со временем стала подавлять природную — сначала в жизни отдельных людей, а потом и в планетарных масштабах.

Но обретя в составе своей интеллектуальной мощи абстрактно-логическое мышление, человек обрёл и способность лгать и самообольщаться: изследования деятельности головного мозга говорят, что человек лжёт левым полушарием, на которое ложится абстрактно-логическое мышление (дискретное) мышление и речь; правое полушарие, на которое ложится предметно-образное (процес­сное) мышление, ко лжи не способно. Языки народов — часть общевселенской меры, — отражая этот факт, многие из них дело Правды называют правым делом. Религии также выделяют правую сторону в качестве богоугодной: известно — Боже Правый, но не левый; по русским поверьям, Ангел-хранитель справа, лукавый — слева; по кораническим описаниям судного дня, злочестивые получат книгу их дел в левую руку, а праведные — в правую.

Если бы в 1941 году И.В.Сталин призвал к левому делу, то его бы никто не понял: Наше дело — правое! Победа будет за нами! — Это понятно всем правым, поскольку левизна устремлений и дел связана всегда с ложью и самообольщением, чем также всегда страдают левые и псевдоправые политические силы.

Если кто-либо делает дело и не в состоянии говорить во всех без изключения случаях многогранную правду, то он делает по существу другое дело, а для этого дела он слаб; ему лучше на время отойти от дела и заняться укреплением себя, ибо всякая его ложь всегда — часть другого дела, вне зависимости от его деклараций и намерений: то есть он — либо враг, либо биоробот врага этого дела, либо “слуга” двух господ.

Способность ко лжи — способность к нарушению у других особей возможностей к адекватному отображению объективной реальности, это изкажение или разрушение чужой личной меры. Главным образом это примитивнейшее средство борьбы во внутривидовой конкуренции — самоедство человекоподобных, но не стиль жизни человека и человечности.

Способность ко лжи и самообольщению тоже стала фактором развития культуры (к сожалению, ведущим фактором!!!) и, как следствие, фактором глобального процесса развития биосферы.

Человек Разумный — единственный биологический вид на Земле, который забирает из природы не только готовый продукт потребления, но и сырьё, из которого он производит продукт, непосредственно им потребляемый. Процесс развития культуры сопровождается абсолютным и относительным увеличением объёмов сырья в совокупном продукте, который Человек Разумный забирает из природы. С какого-то этапа основой существования человечества стало не собирательство готового продукта потребления, а его производство в обществе из сырья, взятого в природе.

Развитие производства в обществе привело к возникновению общественного объединения[26] личностного специализированного труда. Общественное объединение труда до настоящего времени является основой жизни, как национальных обществ, государств, так и всего человечества.

Главная черта этого социального явления — профессионализм, то есть систематическое, с предсказуемым уровнем качества, изполнение людьми определённых узкоспециализированных видов деятельности в общественном (а не технологическом, пооперационном) разделении профессионализма. Традиционное для “публицистики” разделение труда на труд умственный и труд физический в принципе не характеризует общественное объединение труда. Кроме того, в любом виде деятельности сочетаются труд умственный (первенствующий) и труд физический; бездумны только автоматы. Общественное разделение профессионализма в общественном объединении труда — это выделение прежде всего профессиональной управленческой деятельности, без которой невозможна непосредственно производительная профессиональная деятельность ни в сфере материального производства, ни в сфере духовного и интеллектуального производства (наука, искусства и другие сферы обработки информации); без каждой из этих сфер невозможно существование нынешней цивилизации. Развитие общественного объединения труда — это дальнейшее дробление и специализация профессий, рост минимального квалификационного уровня, начиная с которого общество признает профессионализм человека, перестав считать его неучем-дилетан­том, занятым не своим делом.

Интегральной характеристикой общественного объединения труда, разсматриваемого безотносительно к другим социальным и природным явлениям, является уровень производительности общественного труда (в сферах материального производства и обработки информации), который зависит не только от уровня производительности индивидуального труда в них, но и от качества управления частными видами деятельности в общественном объединении труда. На определённом этапе развития общества темпы роста производительности общественного труда начинают определяться качеством управления частными видами деятельности в общественном объединении труда, поскольку темпы роста производительности индивидуального труда становятся зависимыми от успехов или неудач фундаментальных и прикладных научно-технических изследований, проводимых обществом в целом.

История нынешней культуры — прежде всего история общественного объединения труда, вызвавшего и классовое разслоение общества. Труд управленческий и труд непосредственно производительный в сферах материального и духовного производства качественно разнородны.

Личностный фактор проявляется как талант и в сфере материального производства, и в сфере духовного производства, и в сфере управления. Всякий талант уникален. Но индивидуальный производительный труд редко когда оказывается трудом общественного в целом уровня значимости. Его уникальность может обрести такую значимость в глазах общества в весьма отдалённое от жизни труженика время. Управленческий труд в общественном объединении труда неизбежно, начиная с какого-то уровня в иерархии социальной организации, оказывается трудом в целом общественного уровня значимости уже в период осуществления человеком управленческой деятельности, поскольку он определяет жизненные обстоятельства для множества людей. Так всё общество оказывается в зависимости от довольно узкого круга управленцев общественного в целом (государственного) уровня значимости. При этом зависимость одних может порождать безответственность других по отношению к ним. Управленческая деятельность такого уровня, кроме таланта, требует опоры на многие знания из самых различных областей теории и практики, накопленные не одним поколением. Поэтому в сфере управления общественного в целом уровня значимости обладание и опора на Знание многих поколений первенствует над необученным талантом, способным к самостоятельному разкрытию необходимого ему прикладного знания, если разсматривать социальный процесс в длительном развитии, охватывающем жизнь нескольких поколений.

Общественное объединение труда (фактор социальной организации), инстинкт самосохранения и родительские инстинкты (факторы биологические) в условиях низкого уровня производительности общественного труда при смене поколений породили классовое разслоение общества. На ранних стадиях развития общества низкий уровень производительности общественного труда не позволяет обеспечить реально одинаковую доступность всего накопленного обществом Знания выходцам из всех семей и кланов общества. Общественная необходимость сохранения носителей Знания вела к тому, что управленческая деятельность в этот период обеспечивала более высокий уровень личной безопасности и меньшие затраты физических сил, чем непосредственно производительная. Эти обстоятельства, переломившись через лень и ОБЩЕЖИВОТНЫЕ инстинкты родительской “любви” и самосохранения, со сменой поколений привели к формированию “элиты”, обладающей монополией на доступ к Знанию, из среды которой из поколения в поколение черпаются управленцы общественного в целом уровня значимости. Классовое разслоение общества сопровождалось выделением управленческих структур — государственного аппарата, кадровой базой которой стала “элита”.

То, что не принадлежит к “элите”, в её глазах является быдлом, чернью, толпой. Это даёт возможность назвать такую социальную систему толпо-“элитарной”. Кавычки в последнем слове отмечают отсебятину прежде всего “элиты” в проведении “границы” между собой и “чернью”. Осознание своей принадлежности к “элите” либо к “черни” всегда ложно. В силу самых различных причин (от нехватки свободного времени до изощреннейших приёмов, не брезгующих вторжением в психику) оттеснения от Знания, право на обретение которого всем гарантируется законодательством, трудящиеся производительно (и умственно и физически) классы лишены доступа к Знанию и не могут заменить “элиту” в сфере управления без того, чтобы в случае устранения прежней “элиты” не произошла потеря качества управления на весьма продолжительное время. Квалифицированных, но неугодных управленцев можно организовать в бригаду ассенизаторов, сослать на галеры т.п.; управленцы справятся, а общество в целом от этой акции в своём развитии не остановится. Но квалифицированные ассенизаторы, каторжные галерники, научно-тех­ни­ческая и “творческая” интеллигенция не могут без обретения соответствующего теоретического знания и практических навыков заменить управленцев ни общегосударственного, ни низших уровней значимости без того, чтобы всё общество не сотряслось от их правежа. Примером чему явилась как “перестройка”, так и прошлые революции.

Развитие общества и объединение личностного труда в нём требует поддержания устойчивого качественного управления на всех уровнях социальной и государственной организации. Это является основой роста производительности труда. Устойчивый рост производительности общественного труда изменяет качество жизни (социальную организацию, общественный строй), повышает уровень жизни и степень уверенности в завтрашнем дне всех членов общества, но в разной мере. С этим “в разной мере” и связано понятие об эксплуатации человека человеком и понятие о социальной справедливости. Последнее многие стали называть “социальной завистью”, дабы усыпить собственную совесть, хотя зависть тоже встречается. Уверенность в завтрашнем дне большинства населения — важнейшая характеристика общества, создающая условия для его совершенствования на пути к социальной справедливости. Когда изчезает уверенность в завтрашнем дне, это означает, что по отношению к большинству общества реально властные творят несправедливость. При этом общество духовно деградирует вне зависимости от роста его материального благополучия.

Социальная несправедливость возникает как порождение главным образом двух явлений. Во-первых, правящая “элита” — умышленно или бездумно — стоит на вседозволенности в отношении остального общества, в основе которой лежат завышенные самооценки свойственного ей массового скудоумия, нахватавшегося каких-то знаний и практических навыков больше, чем основная масса населения. Поэтому “элита” возпринимает не-“элиту” в качестве второ- и третьесортных людей, с которых хватит и того, что она оставит им после удовлетворения потребностей своей разточительной скупости.

Во-вторых, общественное объединение труда — это и обмен продуктов разнокачественных частных видов деятельности в соответствии с общественными потребностями и развитием культуры. В этом продуктообмене участвует и продукт управленческого труда: качество управления (уровень и динамика общественного потребления в разных социальных группах — одна из сторон качества управления) и средства его обеспечивающие. Все продукты в продуктообмене имеют цены, хотя бы скрытые от глаз общества, например, в “накладных разходах”. Поскольку большинство общества, лишённое Знания, зависит от монополии образованной “элиты” на обеспечение качества управления достаточно высокого уровня, то “элита” реализует свои “элитарные” амбиции, предъявляя обществу монопольно высокую цену на продукт управленческого труда.

Первичная монополия “элиты” на Знание делает возможным установление ею вторичной монополии на более высокий уровень потребления в семьях, принадлежащих сфере управления. “Эли­тарная” вседозволенность переводит возможность монопольно высоких цен, обусловленную монополией на Знание в реальность жизни. Монополия на Знание и производная от неё монополия на высший уровень жизни могут быть узаконены в большей или меньшей степени. В зависимости от этого “социология” классифицирует общественно-экономические формации: рабовладение, феодализм, капитализм, “социализм”, но очевидно, что кроме толпо-“элитаризма” под разными названиями в истории нынешней глобальной цивилизации ничего не было.

Поскольку в общественном объединении труда участвуют все классы, но только “элита” диктует обществу монопольно высокую цену за продукт своего труда, то все ею обделенные возпринимают это как эксплуатацию человека человеком, т.е. социальную несправедливость, которую вынуждены терпеть потому, что устранение прежней “элиты” приведёт к падению качества управления на срок, необходимый для становления нового управленческого корпуса. Этот срок соизмерим с продолжительностью жизни человека, что собственно и вынуждает массы терпеть “элиту”, дабы не впасть в ещё худшие жизненные условия, может быть, до конца своей жизни. Но массы “черни” могут и не вытерпеть… В термине же “эксплуатация человека человеком” скрыта монопольно высокая цена на продукт управленческого труда; реже — иная монопольно высокая цена. Монопольно высокая цена — реакция злонравия — себялюбия за счёт других, осознанного или бездумного — на возникновение дефицита. Естественный дефицит — порождение стихийных бедствий, ущерб от которых не удаётся предотвратить, крайне редок. В большинстве же случаев дефицит, порождающий монопольно высокую цену, сам порождение себялюбия, в котором выражается предумышленная или бездумная вседозволенность по отношению к другим, ставшая массовым общественным явлением. Все разговоры “об умении жить” (за счёт других) — просто наглая демагогия, скрывающая механизм создания искусственного дефицита на продукты и услуги и извлечение монопольно высокой прибыли за счёт чьей-то убыли.

*         *         *

Однако надо заметить, что паразитирующий люмпен всех общественных классов обычно больше всех и громче всех кричит о “социальной справедливости”, “правах человека”, “демократии” и т.п. Это же касается и международных отношений: США, Израиль, Западная Европа, грабящие “третий мир” за счёт неэквивалентного обмена, основанного на монопольно высоких и монопольно бросовых ценах в глобальном объединении труда, больше всех обеспокоены “справедливостью”, “демократией”, “правами человека”, “свободой личности” и т.п.

*                 *
*

Анализ глобального исторического процесса показывает, что в его ходе произходила концентрация управления производительными силами человечества. Эта концентрация управления произходит и в настоящее время при поддержании толпо-“элитарного” образа жизни общества “элитой” во всех регионах планеты. И в настоящее время прослеживается тенденция к построению глобальной толпо-“элитар­ной” социальной системы, опирающейся на глобальное общественное объединение труда, подчинённое единому межрегиональному центру управления.

Относительно самостоятельные центры управления в ходе конкуренции между собой более-менее осознано были вынуждены открывать доступ ко всё более высокому образованию всё более широким слоям общества. Это создало социальную основу для разширения “элиты”, из которой черпались кадры для управленческого корпуса общественного в целом уровня значимости. Социальная база менеджеров шире, чем буржуазия; буржуазия шире, чем служилое дворянство; дворянство шире, чем родовитая титулованная знать (и существительное и глагол: язык сам говорит, что лежит в основе власти); аристократия шире, чем социальная база высших посвящённых (знахарей — якобы жречества).

Семьи “элиты” подчинены общебиологическим статистическим закономерностям, отражающим вероятностную предопределённость, как и все прочие. Поэтому на тысячу детишек, способных обдуманно освоить знания, в семьях наследственной “элиты” приходится ничуть не больше, чем в других социальных группах, зато вседозволенность и “элитарные” амбиции усваиваются бездумно и легко. Вследствие этого “элита” в ходе исторического процесса не в состоянии поддерживать общественно необходимую численность управленческого корпуса, чья квалификация позволяет обеспечить общественно признанное высокое качество управления. И процесс разширения социальной базы сферы управления идёт вопреки “элитарным” амбициям и мнению, что “чумазый” не может того или этого… Илья Муромец, М.В.Ло­мо­но­сов, М.В.Фрунзе, И.В.Сталин, Г.К.Жуков и другие выходцы из “чер­ни” на протяжении всей истории доказывают систематически: могут и больше, чем наследственная, кастовая “элита”. Генеральный штаб послереволюционной России, состоявший в основном (благодаря своевременной чистке 1937 — 1940-х годов) из бывших крестьянских детей, на голову разбил во время второй мировой войны прусский “элитарный” генеральный штаб фашистской Германии.

Общественная необходимость в повышении качества управления в дальнейшем неизбежно ведёт к разширению социальной базы сферы управления до границ всего общества путём предоставления реально равного, а не декларируемого доступа к сколь угодно высокому образованию выходцам из всех социальных групп.

Однако это ведёт только к устранению узаконенной наследственной “элиты”, но не разрушает толпо-“элитарной” структуры общества, поскольку “элита” — это образ жизни, мировоззрение, хранимое кланами; а кланы — это мафия. В толпо-“элитарной” социальной системе фактически имеется одна рыхлая толпа и в ней иерархия мафий — клановых систем, помыкающих иерархически низшей толпой, но которые допускают в свои ряды и новичков, ранее к ним не принадлежавших, если те достаточно настойчивы в своём “элитаризме”. “Эли­тар­ное” самосознание и самосознание мафиози проявляются в одном, общем для них: в организованной вседозволенности по отношению к окружающим, — разница только в правилах “хорошего тона” при осуществлении вседозволенности или же их отсутствии.

“Элита” — тоже толпа, единственно допущенная к образованию, вследствие чего возомнила себя элитой, но ещё более безответственная, чем народные массы, которые она считает толпой. “Мафия” в буквальном смысле слова — якобы не существующая социальная категория. В толпо-“элитарном” обществе некоторые мафии предумышленно поддерживают толпо-“элитарную” организацию общества, в большей или меньшей степени, блокируя интеллектуальную деятельность толп, не принадлежащих к мафии, и развращая общество благословением принципа вседозволенности. Какое-то представление об этом мафии всегда имеют, что проявляется в презрении мафии к “безмозглой толпе”. Но в силу иерархичности мафий сама мафия может быть безмозглой толпой по отношению к более “эли­тар­ной” мафии, которой в свою очередь помыкает другая, более активная в каких-то аспектах интеллектуальной деятельности мафия, стоящая, как и все предъидущие, на вседозволенности.

В.Г.Белинский дал определение толпы как собрания людей, живущих по преданию и разсуждающих по авторитету. Общность предания является фактором социальной организации, сплачивающим толпу воедино и позволяющим управлять ею через авторитеты предания, вождя-основоположника, вождей-наслед­ни­ков и верных толкователей. Предание может быть сколько угодно преднамеренно и непреднамеренно изолгано по сравнению с тем, что было и есть в жизни на самом деле. Разные предания сплачивают разные толпы и позволяют отличать заведомо леворадикальные толпы от псевдоправых; реальные правые — не толпа, а думающая соборность. Разрушение авторитета предания или самого предания обращает толпу — всё бездумное и превозносящееся в самомнении о своей интеллектуальной мощи — в сброд — далее это строгий термин, если толпа не начинает разсуждать самостоятельно по со-вести, соборно. “Разсуж­дение” по авторитету — интеллектуальное иждивенчество — главное качество толпы. В нём проявляется стремление толпы жить чужим умом и готовыми рецептами, которые раздают подсунутые ей авторитеты. Своим умом решать свои же проблемы — жить по-людски — толпа не желает и, разочаровавшись в одних вождях, немедленно начинает ожидать новых авторитетных вождей. Благодаря своему бездумью толпа следует за вождем страстно, т.е. безответственно, неусомнительно веря в правоту вождя. Это порождает бездумную вседозволенность толпы. Мафия, стоящая на предумышленной вседозволенности, представившая толпе вождя и пасущая его, фактически ведёт толпу за вождем-провокатором куда ей угодно, даже на убой не за понюх табаку. Также бездумно толпа участвует в общественном объединении труда, не интересуясь ответственно в нём ничем, даже своим частным делом. Это даёт возможность организовать толпу или сброд в структуры некоего разобщённого, дезинтегрированного биоробота, в составе которого толпа способна и к созиданию, и к разрушению, к добру и ко злу. Но созданное таким образом — непрочно потому, что не выстрадано ни умом, ни сердцем созидателей и не передано уму и сердцу потомков и не осознано ни как добро, ни как зло. Находясь в структурах дезинтегрированного биоробота, программа действий которого размещена в памяти множества бездумных по совести людей, толпа не перестаёт быть толпой ни в парламентах, ни в профсоюзах, нигде.

Толпо-“элитарная” система — иерархия парных отношений типа “это не твоего ума дело!”, “знай своё место!” (об этом обычно напоминают другим те, кто сами не видят своего реального места) — “я человек маленький”, “наше дело — телячье”, связывающих подавляющее большинство членов общества. То есть толпо-“эли­таризм” существует благодаря общественно признанным вседозволенности меньшинства и праву для всех на бездумность и безчувственность к произходящему вокруг.

А.Гитлер выдвигал тезис о необходимости для нации обеспечить возможность любому расово чистому талантливому ребёнку получить такое высокое образование, какое он только может освоить. Это в перспективе вело к разширению социальной базы сферы управления до границ нации, но не устраняло толпо-“элитар­ной” организации даже национального общества, не говоря уж о том, что деление на расовочистых и расовонечистых порождало ещё более жёсткий толпо-“элита­ризм”. Даже в пределах национального общества этому сопутствовал «тоталитаризм» — крайняя форма толпо-“элитаризма”, открытый абсолютизм мафии, пасущей вождя, прямо заявляющий о том, что всё общество, кроме вождя (монарха) — толпа, “чернь”; всё это правда, но умалчивается только о том, что “вождь” — марионетка мафии. Но бывает в истории, что мафия, по ошибке, вместо марионетки даёт толпе и настоящего вождя.

Толпо-“элитарное” общество гарантировано предумышленно приводится к тоталитаризму максимум в течение десяти лет, и благонамеренная “интеллигенция” ошибается в невозможности повторения чрезвычайки или гестапо, как ошибалась “интел­ли­генция” XIX века в невозможности повторения прелестей инквизиции. Ошибающаяся “интеллигенция” — никчемна.

Признание обществом допустимости вседозволенности, лежащей в основе толпо-“элитаризма”, — болезнь духа, болезнь мировозприятия и мировоззрения. Она не позволяет людям освоить генетически обусловленный потенциал развития, прежде всего интеллектуальный, поскольку слишком многое признается “не их ума делом”, или стремлением “влезть со свиным рылом в калашный ряд” и т.п. Это — главная опасность, которую представляет для человечества господство толпо-“элитаризма”, так как потенциал человечества — ведущий фактор планетарной локализации в глобальном эволюционном процессе биосферы, объемлющем глобальный исторический процесс, в котором интеллект человека — ведущий фактор развития культуры.

Человечество — биологический вид, и судьба его может быть только такой, как и у других биологических видов: либо это тупиковый путь эволюции — и тогда смерть человечества, весьма мучительная; либо продолжительное существование, в ходе которого человечество изчерпает свой генетически обусловленный потенциал развития и займет устойчивое место в биосфере, создав условия для её дальнейшей эволюции; либо изчезнет, выполнив возложенную Свыше на него миссию.

Толпо-“элитарная” организация неизбежно ведёт к самоуничтожению современной культуры, возможно, вместе с самим человечеством “разумным” и с разрушением современной биосферы и даже более того. Механизм этого самоуничтожения прост и без ядерной войны.

Гармония биосферы — это гармония поедания одних другими. В ней ни один биологический вид не может потреблять больше, чем ему обеспечивает продуктивность биосферы и процессы обмена веществом и энергией между биосферой и “неживой” природой. Фактор ограниченной продуктивности биосферы по всем её пищевым цепям, подчинённый энергетическим и информационным ритмам Космоса, поддерживает колебания численности всех видов организмов в некоторых пределах, необходимых для устойчивости эволюции. Наиболее прожорливые и сверх меры плодовитые популяции истребляются голодом и внутривидовой конкуренцией. К этому остаётся добавить, что ни одна особь ни одного вида не может превысить меру сытости и взять из природы больше чем ей жизненно необходимо. Уровень потребления и перечень потребностей особей любого вида в расчёте на весь их жизненный цикл постоянны в статистическом смысле.

Предпосылки к изменению ситуации возникли с появлением Человека Разумного: перечень его потребностей изменялся в ходе исторического процесса. Человек — единственный вид в биосфере, который сам определяет некоторую часть своего перечня потребностей и сам выбирает меру и способы изъятия из природы признанных им необходимыми для жизни веществ и энергии. Причём делать он это может либо обдуманно ответственно, либо изходя из обдуманной или бездумной вседозволенности.

И ситуация качественно изменилась, когда с XIX века человеческая культура, изходящая из общественно признанной вседозволенности правящей “элиты”, стала решающим фактором планетарной локализации, оказывающим давление, разрушительный гнёт на биосферу Земли, частью коей является сам человек. В толпо-“элитарных” социальных системах действительно как массовое явление в общественном мировоззрении существует социальная зависть к потребляющим больше реальных и мнимых благ и обладающим временем, которое они вольны изпользовать по своему усмотрению, а не подневольно. В общественной деятельности эта зависть выливается в неразборчивость в средствах в ходе гонки потребления без ограничений всего и вся. Вся толпа, участвующая в этой гонке — и “элита”, и “чернь”, — бездумно следуя безудержным капризам моды и ориентации на первенство чувственных наслаждений без меры в жизни “человека”, безсмысленно перемалывают в ней человеческие (мате­ри­альные и духовные), а также природные ресурсы.

Перечень “насущных”, “жизненно необходимых” потребностей “пра­­вящей” “элиты”, лидирующей в гонке потребления, всегда превозходит достигнутый обществом уровень производства. Бедолага Мальтус не понял роли толпо-“элитаризации” в явлении опережающего роста потребностей общества по сравнению с его производительными возможностями и породил “мальтузианство” — теорию о “лиш­них людях”, и поныне лежащую в основе международной политики предоставления “помощи” слаборазвитым странам в форме экономического геноцида со стороны США и ООН; кроме того, основное условие “помощи” — государственное ограничение рождаемости, хотя Мальтус мог бы заметить, что первобытнообщинные социальные системы, лишённые толпо-“элитарного” разделения, устойчиво существуют тысячелетиями, находясь в экономическом и экологическом равновесии с природой, пережив не одну окрестную “высокоразвитую” цивилизацию. Они обладают внутренней гармонией, не знают многих болезней, от которых страдают их цивилизованные соседи. И если эта гармония не вполне понятна их “цивилизаторам”, то вполне устраивает “дикарей” и не представляет близкой угрозы ни для человечества, ни для биосферы.

Гонка потребления в толпо-“элитарной” системе — внутривидовая конкуренция на уничтожение слабых, как и любая другая внутривидовая конкуренция в биосфере. Поэтому в ней выживают наиболее сильные и безжалостные человекоподобные хищники и паразиты и люди, поднявшиеся в одиночку или сообща из толпы до человечности, на дальнейшее развитие которых закономерности, свойственные животному миру, уже не оказывают решающего влияния.

Такие явления, как рабство, крепостное право, сословный строй в условиях толпо-“элитаризма” сдерживали гонку потребления, жёстко ограничивая возможности “низов” общества приобщиться к “элите”, потребляющей по неуёмной потребности, но капитализм снял эти ограничения, поскольку это абсолютно торговый строй, а деньги в нём не пахнут и сметают всё на своём пути (вопрос только в их количестве и кому и как сунуть в лапу), они могут смести и капитализм, и его “демократию” гражданского общества. По этой причине толпо-“эли­тар­ное” человечество, освободившись от сдерживающих факторов сословного строя, от всех животных биосферы отличается всего лишь одним: оно в принципе ненасытно и потому антиприродно (в терминологии материализма) и осатанело (в более полной терминологии религий).

Эта осатанелость обращает научно-технический “прогресс” в орудие изощреннейшего самоубийства человечества, поскольку ускоряет “прогресс” сверх меры безопасности планеты. Толпо-“элитарная” техно-кратическая (т.е. подвластная, подневольная неуправляемому ею развитию техники) цивилизация ненасытна в принципе в потреблении материальных и нематериальных благ в угоду не более чем сиюминутному сладострастию безмозглых, охочих до чувственных наслаждений или “общественного признания” (паблисити). По отношению к биосфере она является интеллектуально вооружённым паразитом-самоубийцей. Паразит-самоубийца убивает того, на ком он паразитирует и погибает при этом сам. Технократическая цивилизация имеет тенденцию по мере развития техники и роста её энерговооружённости нарушать устойчивое течение всё более и более обширных природных процессов, превышая меру безнаказанного потребления природных ресурсов.

Это не может вызвать к действию общеприродных факторов поддержания устойчивости Мирозданья. При сохранении таких тенденций и в будущем в худшем для человечества случае человечество вызовет глобальную экологическую катастрофу, в которой погибнет современная биосфера; в лучшем случае произойдёт катастрофа культуры без уничтожения биосферы, и придётся начинать строить культуру опять с обезьяньего “нуля”[27]. Локальные катастрофы толпо-“элитар­ных” культур уже неоднократно произходили в истории; так погибли цивилизации Вавилона, Египта, Рима и т.п. На сей раз катастрофа обещает быть глобальной. Последствия её будут страшными, даже если дело обойдется без эксцессов с оружием массового уничтожения, просто потому, что катастрофа культуры — устойчивая потеря самоуправления обществом на протяжении жизни нескольких поколений. В этом случае в технократической цивилизации рухнет общественное объединение труда и возпроизводство профессионализма и толпари, разучившиеся жить в безконфликтной гармонии со Вселенной и другими людьми, лишившись привычного им комфорта потребления и защиты от природы, обеспечиваемых социальной организацией и общественным объединением труда, на своей шкуре убедятся в том, что они — не люди, а человекоподобные самоеды и паразиты на теле Земли, не способные выйти из ситуации по человечности.

Вероучения религиозных культов говорят ещё об одной возможности выхода из этого глобального кризиса. Это Судный день: злочестивые — налево, праведные и чьи души ещё могут изцелиться — направо. Ангелы с огненными мечами наводят порядок, и, пока человечество не придёт в человечность, — прямое Богодержавие.

*         *         *

Но на все современные стенания человечества ответ дан ещё римским императором и философом Марком Антонином Аврелием (126 — 180 гг. н.э.): “Безумие думать, что злые не творят зла”.

И ещё:

— Есть у тебя разум?

— Есть.

— Почему же ты не пользуешься им? Ведь если он будет делать своё, то чего же ещё тебе?

Это означает: Толпарь! Стань же человеком! Тебе для этого всё дано Свыше…

*                 *
*

Пока же толпа-“чернь” — основная часть населения — не может жить по-человечески, поскольку не имеет для этого теоретических знаний и практических навыков и главное — свободного времени: всё занято работой, “отдыхом” у телевизора или вокруг бутылки и возстановлением сил для нового трудового цикла. Толпа-“чернь” — невольница сферы производства. Толпа-“элита” также не живёт по-человечески, поскольку её семьи заняты псевдодеятельностью и гонкой потребления без меры и развлечениями в сладострастии. Она — невольница сферы потребления. Толпо-“элитаризм” — “элитарно”-невольничий строй.

Сейчас человечество нуждается в переходе от технократической цивилизации, в которой человек низвел себя до невольника техники, невольника биологических инстинктов и страсти к разточительному потреблению, к иному типу цивилизации, в которой он мог бы проявить свою человечность и поставить вседозволенность в состояние невозможности. Причём мыслящие атеисты находятся в лучших условиях, чем ритуально неусомнительно верующие, поскольку они понимают, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих; верующие же напрочь забыли в своём большинстве две пословицы:

·  На Бога надейся, а сам не плошай;

·  Бог помогает тому, кто помогает себе сам.

Ведь ни одно из Откровений не говорит о том, чтобы Всевышний когда-либо намеревался Сам делать то, что должен делать человек, но чего человек не делает.

Известна и противоречивая писаниям точка зрения, что даже Судный день Свыше человечеству навязывать не будут, уважая выбор его свободной воли: жить в человечности или погибнуть. Праведные и так обретут выход в человечность своей праведностью, а ждущие с бездумной верой “у моря погоды” ждут тщетно и погибнут без Суда, пав жертвой своего иждивенческого отношения к окружающим сущностям. То есть о Суде необходимо молить Всевышнего как о великой милости в случае, если собственные возможности людей будут изчерпаны тщетно в борьбе за человечность на Земле.

Но мысль о том, что нет лучше Бога друга и помощника человеку в его делах, в той или иной форме присутствует в каждом Откровении. И думающему без своекорыстия атеисту проще придти к ней, чем бездумно “верующему” не рабу Божьему, а Его лодырю и иждивенцу начать думать, делать, а не ждать в испуге земного или небесного воинства, когда очередной шарлатан возвестит о дате “судного дня”. Поскольку безкорыстно думающий до Бога неизбежно дойдёт своими мыслями. И Бог ему в этом в помощь.

По отношению к каждому, отдельно взятому человеку толпо-“эли­та­ризм” — объективное явление, которое он отменить не может, потому что не знает, как. Но по отношению к обществу в целом толпо-“элитаризм” — субъективизм общества в целом в вопросах его самоуправления. Толпо-“элитарная” структура общества не обусловлена генетически, и все Откровения так или иначе называют вседозволенность людей злом, которому до времени попущается, но которое не поддерживается Свыше. Это понятно каждому человеку, который увидел в своём поведении (внешнем и внутреннем мысленном) те или иные элементы вседозволенности и после чего смог перевести их из области стереотипов поведения в область стереотипов разпознавания явлений.

Дух вседозволенности может царить в обществе по двум причинам: во-первых, монополия “элиты” на знание не позволяет остальному обществу, лишённому знания, защитится от “куль­тур­ной” вседозволенности “элиты”— оно может ответить только встречной вседозволенностью, более грубой; во-вторых, само знание, которым разполагает “элита”, — информация, неполная и изкажённая, вырванная из целостности общевселенской меры разрозненными кусками.

Монополия на знание и дефективность знания приводят к тому, что овладевшие каким-то знанием превозносятся в самомнении о себе по сравнению с другими людьми и предумышленно или бездумно начинают “культурно” творить вседозволенность вокруг себя, подавляя окружающие сущности и закономерно сталкиваясь с ответной, более жестокой и грубой вседозволенностью возпитанного ими же невежества, хотя все они имеют возможность и воздержаться от вседозволенности; возможность вседозволенности, основанная на монопольном владении знанием, — искушение, но дефективность знания, его неполнота, а главное — нежелание думать — не позволяют им понять этот факт. Следование же искушению, предумышленно или в слепоте, — злонравие, порождающее злодейства.

Чтобы выжить и выйти в человечность, обе толпы — рабочее “быдло” и “правящая” “элита” — должны стать народом, то есть обществом добро-вольно-думающих обо всём (и всех) людей, осознанно ответственных за свои намерения и результаты своей деятельности начиная от предумышления. Для этого те или иные предания, составляющие большую часть знаний, должны вытесниться на второе место в иерархической системе знаний человечества. На первом месте знания и навыки о познании мира на основе Различения, на втором — “предания” — фактология знаний частных наук в хронологической последовательности.

Этим устраняется первичная дефективность знания и взаимное отрицание “преданий” науки и религии, поскольку культура мышления на основе Различения позволяет разным людям любой “плюрализм”, т.е. множество разрозненных фактов и терминов перерабатывать в единство мнений о состоянии любого природного и общественного процесса, тенденциях и возможностях его развития в иерархии частных процессов во Вселенной — процессе-триединстве: материя-информация-мера.

Кроме этого, в вопросах государственного и общественного созидания задача номер один всегда — обеспечение реальной доступности сколь угодно высокого образования, любого знания выходцам из всех социальных групп и семей общества.

Поскольку основные проблемы толпо-“элитаризма” вырастают из вседозволенности в условиях монополии на знание “правящей” “эли­ты” и иерархической неорганизованности, безсистемности её знания (дефективность знания), то общество имеет реальные возможности выйти из кризиса, устранив причины, рождающие в нём вседозволенность, т.е. поставив вседозволенность в состояние невозможности.

Итак, речь сейчас может идти о двух возможностях:

 1.  Либо человечество освоит свой генетически обусловленный потенциал, перестав ОСОЗНАННО лгать себе же, покончит со вседозволенностью в себе и ладно войдёт в иерархию Мироздания.

 2.  Либо способность лгать себе же и самообольщаться этой ложью погубит толпо-“элитарное” сборище человекоподобных недолюдков, возомнивших, что они и есть биологический вид Человек Разумный.

В последнем случае возможна ещё одна попытка остановить безмерную гонку потребления и обеспечить тем самым устойчивость пирамиды потребления толпо-“элитаризма” в биосфере. Это массовая биороботизация населения на основе развития глобальной компьютерной сети и средств массовой информации, то есть вторжение через обычную бытовую технику в психику людей — ограничение свободы воли человека в обход контроля его сознания (это главное в биороботизации). В принципе это позволяет поддерживать видимость добровольного отказа от желаний, а в наиболее тяжёлых случаях устранять из “общества” не поддающихся техническим средствам воздействия на психику и тем самым упорядочить и ограничить потребление в обществе. Работы в этом направлении ведутся с 1940-х годов, а в некоторых аспектах начались ещё до начала нашей эры, в эпоху бытия предшествовавшей нынешней глобальной цивилизации. И мондиалистская концепция переустройства мира, изложенная в частности в работах “космополита” еврея Жака Аттали, бывшего советником нескольких президентов Франции, — это концепция биороботизации. Разпространяется она через Международную академию информатизации. В этой концепции человек — придаток к кредитно-регистрационной карточке, кочевник в глобальном разделении специальностей, профессий — без семьи, без Родины. Но субъективизм “элиты” в проведении границы между рабочим “быдлом”, подлежащим биороботизации, и “правящей” “элитой”, не подлежащей ей, способен обратить в биороботов на основе бионосителя вида Человек Разумный всё человечество. Кроме того: граница — элемент структуры. Все структуры “плавают” (подобно водорослям) в среде безструктурного управления (о нём речь пойдёт далее), для которого границы структур не существуют. Это, в отличие от субъективных намерений “элиты”, — объективный фактор, обрекающий её на биороботизацию наравне с рабочим “быдлом”. Но если нет людей, а одни биороботы, то кто намеревается быть хозяином этого стада биороботов? Откровения Свыше на этот вопрос отвечают. А бездуховные материалисты, атеисты, бездумно ритуально “верующие”, благодаря многовековым усилиям которых всё это стало возможным,— могут ли они ответить на этот вопрос? Если их ответ: “Центральный компьютер”, то он не убедителен и вздорен. Согласие на путь биороботизации, даже бездумное, “по поведению” молчаливое, станет последним самообманом человечества, если оно будет иметь место. Ликвидация свободы воли в обход контроля сознания при попустительстве бездумного человека — превращает человека в биоробота. И потому, неосознанный образ биоробота, как тип человекоподобного существа, лишённого свободы воли, нашёл своё отражение в русской литературе задолго до появления робототехники, как осознанного понятия:

И так он свой несчастный век
Влачил ни зверь, ни человек,
Ни то, ни сё, ни житель света,
Ни призрак мёртвый…

                               А.С.Пушкин, “Медный всадник”

Биоро­бот — не человек, а антиприродное явление: на биороботов нормы этики не разпространяются. Биоробот — это разновидность техники, а отношение к технике — вне этики — оно в пределах целесообразности отношений между обладающими, хотя бы отчасти свободной волей владельцами техники.

Толпарь, возомнивший себя частью “элиты”, и вопреки сказанному здесь (и за многие века прежде этого) мечтающий о достойном его глобальном или региональном “элитарном” общественном устройстве, дальнейшее может не читать: оно написано для думающих, не боящихся ни чужих, не собственных мыслей; для способных отрешиться от личных амбиций и ответственно и своевременно принимать решения и проводить их в жизнь, не взирая на недовольство толпарей, меняющих только чужие мнения в зависимости от конъюнктуры рынка и своей одержимости.

Осознанно осатаневшим напомним: сатана даёт только ложные обещания; и вам — тоже. Обратите взгляд в прошлое и увидите это. Одумайтесь. Ещё есть время…

Если изходить из того, что наука должна разкрывать обществу новое знание, то можно видеть, что разные понятийные, терминологические и символьные аппараты позволяют решить одну и ту же задачу по-разному с различным качеством. Осознание же целостности Мирозданья и места человечества и человека в нём при выходе на новый этап развития всегда требовало нового понятийного, терминологического и символьного аппарата. То есть Евангелие от Иоанна право в отношении бытия Мира: В начале бh Слово, и Слово бh у Бога………””; или иначе в Коране (18:109): «Ска­жи: “Если бы море было чернилами для слов Господа моего, то изсякло бы море раньше, чем изсякли слова Господа моего…”»

Человечество сбилось с прямого пути и обратило себя в заложника и невольника техносферы и своей же вседозволенности. Чтобы не быть невольником, необходимо либо совсем не соприкасаться с ней, но если это вторжение вседозволенности извне общества, то именно поэтому и невозможно не соприкасаться с нею. Тогда невольнику, если он устал от неволи и жаждет свободы, остаётся стать хозяином положения, после чего он сможет обуздать вседозволенность, поставить её в положение невозможности, а техносферу либо погасить за ненадобностью, либо найти ей безопасное место в новом типе культуры с иной организацией жизни общества. Но смена типа культуры, типа цивилизации даже при помощи Свыше — задача самоуправления человечества, причём не на прямом пути, а на переходном этапе от текущей неустроенности к прямому пути в развитии человечества.

Возможен и вариант страстотерпия и бездельничания на Земле в уповании на Высшие силы. Мы же перейдём к достаточно общей теории управления, чтобы с её точки зрения взглянуть на прошлое, тенденции и возможности будущего, дабы избежать пути в злое для себя будущее.


III. ДОСТАТОЧНО ОБЩАЯ
ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ

Всякая вещь есть форма проявления безпредельного разнообразия.

К. Прутков

3.1. Достаточно общая теория управления:
зачем это надо?

В настоящем издании представлена вторая редакция Достаточно общей теории управления (ДОТУ) с дополнениями и уточнениями в версии 2003 г.

Первая, весьма краткая, редакция ДОТУ 1991 г. была опубликована в 1992 г. и с той поры стала библиографической редкостью. Вторая редакция была разработана в 1992 г. Тематически повторяя первую редакцию, она стала более обстоятельной и детальной. После этого вторая редакция неоднократно переиздавалась как отдельно, так и в составе других работ. В предлагаемой вниманию читателя версии второй редакции ДОТУ в текст некоторых разделов добавлено освещение вопросов, ранее остававшихся в умолчаниях, изправлены замеченные опечатки и неточности, а также в некоторых местах изменена стилистика.

Курс достаточно общая теория управления читается студентам факультета прикладной математики — процессов управления Санкт-Петербургского государственного университета, начиная с 1997 г., по инициативе член-корреспондента Академии наук СССР Владимира Ивановича Зубова (1930 — 2000).

Освоение ДОТУ в большинстве случаев представляет собой большой труд — работу над самим собой. Чтобы хотя бы отчасти помочь Вам в этом, мы предлагаем три проверенные жизнью подсказки:

 1.  Хотя в настоящем издании ДОСТАТОЧНО ОБЩАЯ ТЕОРИЯ УПРАВЛЕНИЯ разделена на подразделы, но возпринять её следует как целостную и неделимую информационную единицу — своего рода «квант» информации. Соответственно, если в процессе чтения какие-то фрагменты будут непонятны, то следует прочитать текст до конца, невзирая на их непонятность: понимание первоначально непонятных фрагментов откроется потом на основе осмысления текста в целом и соотнесения его с Жизнью.

При этом необходимо иметь в виду, что ДОТУ — следствие определённого миропонимания, философии. Соответственно в структуре тех рабочих материалов, в которых сложился предлагаемый вниманию читателя текст собственно ДОТУ, ему предшествуют ещё три (включая Введение) раздела мировоззренческо-философского характера. Поэтому реально читателю необходимо прочитать и возпринять как единое целое ДОТУ во взаимосвязи с материалами предшествующих разделов, соотнося и то, и другое с его собственным возприятием Жизни.

Кроме этого формированию образно-логических представ­лений о процессах управления способствует понима­ние метода динамического программирования, представ­ляю­щего собой краткое символьно-алгоритмическое выраже­ние ДОТУ. Описа­ние этого метода в настоящем издании выне­сено во второй том для обеспечения связи “абстракци­онизма” ДОТУ с практикой управления народным хозяйством.

 2.  Некогда К.Прутков сказал: “Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий”. То есть проблемы понимания — результат отсутствия в психике необходимых стереотипов разпознавания явлений и формирования их образов. Поэтому, чтобы выявлять отсутствие образов и своевременно их формировать, при чтении предлагаемых вниманию материалов надо взять карандаши и бумагу и, читая текст, рисовать для себя иллюстрации к тексту — схемы и образы разсматриваемых категорий и их взаимосвязей, состояний объектов, течения процессов и т.п., о чём идёт речь в тексте.

Мы выразили в тексте свои образные представления об управлении. Но чтобы у Вас возникли образные представления об управлении в Жизни, и Вы могли бы осуществить самоконтроль, иллюстрировать текст надо Вам, а не нам.

В этом предложении нет ничего унизительного или стеснительного: просто все мы выросли в эпоху, когда дисциплина, культура мышления у людей не только не возпитывалась целенаправленно с детства, но целенаправленно извращалась. И если кто-то может перемножать 5‑значные числа в уме, а кто-то только в столбик, то дело, прежде всего, — в различии внутренней дисциплины мышления обыкновенных здоровых людей. Но этот пример касается абстрактно-логи­чес­кого мы­шле­ния. Перемножая в столбик, мы помогаем своему недисциплинированному абстрактно-логическому мышлению скон­­цен­­трироваться и решить задачу. Рисуя картинки по ходу чтения, мы точно также помогаем своему недисциплинированному предметно-образ­ному мышлению (не надо забывать, что у большинства людей не левое полушарие головного мозга развито лучше правого, как в том уверяет научно-попу­лярная литература и школа, а правое полушарие, отвечающее за образное мышление, — недоразвито) сконцентрироваться и тоже решить задачу по формированию образных представлений и разширению круга своих понятий.

 3.  Успешное выполнение всякой работы требует соответствующего работе настроения — соответствия эмоций осознаваемому человеком смыслу его жизни и деятельности. Хотя большинство населения привыкло жить и работать при том настроении, какое у них складывается «само собой», но этот образ жизни и деятельности аналогичен тому, что пианист попробовал бы изполнить музыкальное произведение на разстроенном фортепиано. Поэтому прежде, чем что-либо делать, научитесь ловить и удерживать искреннюю радость от осознания мысли «всё, что свершается, — свершается наилучшим возможным образом при той нравственности и этике, что свой­ственны людям; всё течёт к лучшему». Или иными словами, «Вседержитель не ошибается, и жизнь человека должна протекать в ладу с Ним в русле Его Промысла» и осознание этого факта должно вызывать внутреннюю умиротворённость и желание благодетельствовать Миру с открытой душой. В таком настроении, удерживая себя в нём, и надо всегда жить и работать, в том числе и осваивая ДОТУ.

4 июня 2003 г.

*                   *
*

Всякий разум — индивидуальный или соборный — в иерархии взаимной вложенности структур и процессов Мироздания решает прежде всего задачи управления[28] по отношению к иерархически низшим системам и задачи самоуправления в пределах возможностей, предоставленных иерархически высшим объемлющим по отношению к нему управлением.

Управление возможно на основе практических навыков, которые индивид-управленец более или менее целенаправленно и осознанно изпользует, развивает и накапливает в качестве своего жизненного опыта. Какая-либо теория ему лично для осуществления управления в общем-то не нужна, если он достаточно чувствителен и внимателен к тому, что и как произходит в сфере его управленческой деятельности. Передача управленческих навыков другим — тем, кто только вступает в сферу управленческой деятельности, — также возможна без каких-либо теорий, если они (вступающие в сферу управления), в свою очередь, чувствуют то, что произходит в сфере их деятельности, видят как реагирует на это управленец-учитель, и способны хорошо вообразить себя на его месте в различных управленческих ситуациях.

Но процесс передачи управленческих навыков в какой-либо отрасли общественной деятельности без опоры на понятийный и терминологический аппарат теории управления во многом похож на возпитание мамой-кошкой котят: кто проникся произходящим процессом управления и смог вообразить себя в нём, а потом вести себя в качестве управленца в реальных жизненных ситуациях — молодец, а кто не смог — набьёт себе много шишек. С последним можно было бы и согласиться — в конце концов это его шишки и набьёт он их себе, если бы не одно «но»: набьёт он их не только себе, но и окружающим, поскольку всякое действие в обществе, а тем более общественно-управленческое действие, затрагивает множество людей, подчас не в одном поколении. Поэтому обществу для передачи управленческой культуры от поколения к поколению всё же лучше передавать её на основе теории, а не изключительно на основе принципов взаимоотношений мамы-кош­ки с подрастающими котятами: иными словами, теория и принципы взаимоотношений мамы-кошки с подрастающими котятами должны взаимно вспомоществовать друг другу в процессе обучения.

Фактически так оно и есть: все частные отрасли прикладной науки развили свой понятийный и терминологический аппарат, на основе которого передаются знания от поколения к поколению. Фактически во всех частных отраслях прикладного знания речь идёт об управления теми или иными процессами, относящимися к их «предметной области», хотя управление этими процессами и не называется управлением: медицина лечит и калечит, а не управляет здоровьем и болезнями; химия “химичит”, а не управляет синтезом и разпадом химических соединений; архитектура и строительство что-то воздвигают, а не управляют проектированием и возведением объектов и т.п.

Так в каждой отрасли деятельности существует свой понятийный и терминологический аппарат, и подчас одно и то же слово в одной отрасли означает одно, а в другой — нечто совсем иное: так на транспорте слово «тендер» — ныне анахронизм, которым обозначают прицеп для паровоза с водой и топливом; в англоязычной экономической терминологии «тендер» — заявка на подряд, предложение (деловое). В результате, если специалисты нескольких отраслей собираются вместе для того, чтобы впервые выявить и решить некоторую общую для них проблему, то прежде, чем начать собственно её решать, они изведут уйму времени для того, чтобы выработать некий общий для них профессиональный слэнг (подмножество языка, употребляемое в какой-то области деятельности), на котором общество впоследствии будет описывать выявление и решение проблем такого рода, если основоположники достигнут успехов и общественного признания.

Но не всегда специалисты разных отраслей могут найти или выработать общий язык (слэнг), и тогда они не могут выявить проблему, ради которой собрались, не могут перевести её в разряд задач и разрешить её. В этом случае они повторяют судьбу строителей Вавилонской башни, описанную в Библии (Бытие, 11:1 — 9).

Это касается всех проблем и задач, будь то мелкие житейские домашние дела, или же общественно полезное функционирование государственности. И более того: представители Науки и Религии (как отраслей культуры цивилизации), одинаково заявляя о том, что они работают на благо человечества, непрестанно конфликтуют друг с другом на протяжении всей памятной истории человечества. При этом в Науке процесс специализации зашёл настолько далеко, что не только представители разных наук не могут понять друг друга, но даже представители разных разделов одной и той же науки утрачивают взаимопонимание. То же касается и всех исторически сложившихся вероучений (так называемых «мировых религий»): они не только не могут прийти к единому пониманию богословских и социологических объективных истин, но каждое из них породило в прошлом множество сект и продолжают плодить новые секты. Это — единственно общее Науке и Религии в нынешней цивилизации — непрестанно усугубляет положение дел как внутри общества, так и в его взаимоотношениях с Природой.

Однако, всякий процесс в Мироздании может быть интерпретирован (представлен, разсмотрен) в качестве процесса управления или самоуправления. По этой причине понятийный и терминологический аппарат именно теории управления как таковой является обобщающим, что позволяет с его помощью единообразно описывать разные процессы: общеприродные, биологические, технические, и тем более — все социальные и процессы психической деятельности.

Но обретя понятийный и терминологический аппарат какой-либо теории управления, не следует утрачивать и то, что свойственно котятам под руководством мамы-кошки, — воображения себя в ситуациях управления. В противном случае, “управленец” — начётчик-догматик, вдоволь нахватавшись терминологии, свойственной теории, формально-логически правильно оперируя ею, так и не сможет войти в практику управления конкретными процессами и будет выглядеть посмешищем на фоне теоретически безграмотных управленцев-практиков, чувствующих жизнь и воображающих себя в ситуациях управления обстоятельствами.

Единообразное описание разнородных процессов с привлечением достаточно общей теории управления позволяет стоять на фундаменте всех частных наук; легко входить в любую из них[29]; и при необходимости — найти общий язык со специалистами в них: т.е. понятийный и терминологический аппарат достаточно общей теории управления — средство междисциплинарного общения специалистов разных частных отраслей знания и деятельности; средство объединения разрозненных научных знаний и прикладных навыков в гармоничную целостность, необходимую для безопасной жизни и деятельности отдельных людей и коллективов, слагающих общество. В этом — главное достоинство понятийного и терминологического аппарата теории управления.

Во всём многообразии процессов[30] (со-бытий) при разсмотрении их в качестве процессов управления или самоуправления можно выявить присущее им всем общее, и соответственно этому общему построить понятийный и терминологический аппарат достаточно общей теории управ­ления. Сначала разсмотрим кратко все её категории, после чего подробно разсмотрим каждую из них во взаимосвязях со всем остальным.

3.2. Категории
достаточно общей теории управления

В теории управления возможна постановка всего двух задач.

·  Первая задача: мы хотим управлять объектом в процессе его функционирования сами непосредственно. Это задача управления.

·  Вторая задача: мы не хотим управлять объектом в процессе его функционирования, но хотим, чтобы объект — без нашего непосредственного вмешательства в процесс — самоуправлялся в приемлемом для нас режиме. Это задача самоуправления.

Для осознанной постановки и решения каждой из них и обеих задач совместно (когда одна сопутствует другой) необходимы три набора информации:

Вектор целей управления (едино: самоуправления, где не оговорено отличие), представляющий собой описание идеального режима функционирования (поведения) объекта. Вектор целей управления строится по субъективному произволу как иерархически упорядоченное множество частных целей управления, которые должны быть осуществлены в случае идеального (безоши­боч­ного) управления. Порядок следования частных целей в нём — обратный порядку последовательного вынужденного отказа от каждой из них в случае невозможности осуществления полной совокупности целей. Соответственно на первом приоритете вектора[31] целей стоит самая важная цель, на последнем — самая незначительная, отказ от которой допустим первым.

Одна и та же совокупность целей, подчинённых разным иерархиям приоритетов (разным порядкам значимости для управленца), образует разные вектора целей, что ведёт и к возможному различию в управлении. Потеря управления может быть вызвана и выпадением из вектора некоторых объективно необходимых для управления процессом целей, и выпадением всего вектора или каких-то его фрагментов из объективной матрицы возможных состояний объекта, появлением в векторе объективно и субъективно взаимно изключающих одна другие целей или неустойчивых в процессе управления целей (это всё — различные виды дефективности векторов целей). Образно говоря, вектор целей — это список, перечень того, чего желаем, с номерами, назначенными в порядке, обратном порядку вынужденного отказа от осуществления каждого из этих желаний.

Вектор (текущего) состояния контрольных параметров, описывающий реальное поведение объекта по параметрам, входящим в вектор целей.

Эти два вектора образуют взаимосвязанную пару, в которой каждый из этих двух векторов представляет собой упорядоченное множество информационных модулей, описывающих те или иные параметры объекта, определённо соответствующие частным целям управления. Упорядоченность информационных модулей в векторе состояния повторяет иерархию вектора целей. Образно говоря, вектор состояния это — список, как и первый, но того, что возпринимается в качестве состояния объекта управления, реально имеющего место в действительности.

Поскольку возприятие субъектом состояния объекта не идеально, во-первых, — в силу изкажения информации, изходящей от объекта, «шумами» среды, через которую проходят информационные потоки; носит характер, обусловленный особенностями субъекта в возприятии и переработке информации, то вектор состояния всегда содержит в себе некоторую ошибку в определении истинного состояния, которой соответствует некоторая объективная неопределённость для субъекта управленца. Неопределённость объективна, т.е. в принципе не может быть устранена усилиями субъекта. Другое дело, что объективная неопределённость может быть как допустимой, так и недопустимой для осуществления целей конкретного процесса управления.

Вектор ошибки управления, представляющий собой “разность” (в кавычках потому, что разность не обязательно привычная алгебраическая): «вектор целей» — «вектор состояния». Он описывает отклонение реального процесса от предписанного вектором целей идеального режима и также несёт в себе некоторую неопределённость, унаследованную им от вектора состояния. Образно говоря, вектор ошибки управления это — перечень неудовлетворённых желаний соответственно перечню вектора целей с какими-то оценками степени неудовлетворённости каждого из них; оценками либо соизмеримых друг с другом числено уровней, либо числено несоизмеримых уровней, но упорядоченных ступенчато дискретными целочисленными индексами предпочтительности каждого из уровней в сопоставлении его со всеми прочими уровнями.

Вектор ошибки — основа для формирования оценки качества управления субъектом-управленцем. Оценка качества управления не является самостоятельной категорией, поскольку на основе одного и того же вектора ошибки возможно построение множества оценок качества управления, далеко не всегда взаимозаменяемых.

Структура и соотношение информации, образующей перечисленные вектора, показаны на приводимом в конце раздела 3.14 рисунке 4.

Ключевым понятием теории управления является понятие: устойчивость объекта в смысле предсказуемости поведения в определённой мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и упра-воле-ния; или, если коротко, — устойчивость по предсказуемости. Управление в принципе невозможно, если поведение объекта непредсказуемо в достаточной для этого мере.

Полная функция управления — это своего рода пустая и прозрачная форма, наполняемая содержанием в процессе управления; иными словами, это матрица объективно возможного управления — мера управления, как процесса триединства материи-инфор­ма­ции-меры. Она описывает преемственные этапы циркуляции и преобразования информации в процессе управления, начиная с момента формирования субъектом-управ­лен­цем вектора целей управления (или выявления субъективной потребности в управлении в отношении того или иного объекта-процесса в среде, с которой взаимодействует субъект) и включительно до осуществления целей в процессе управления. Это — система стереотипов отношений и стереотипов преобразований информационных модулей, составляющих информационную базу управляющего субъекта, моделирующего на их основе поведение (функцио­ниро­ва­ние) объекта управления (или моделирующего процесс самоуправления) в той среде, с которой взаимодействует объект (а через объект — и субъект).

Содержательным фрагментом полной функции управления является целевая функция управления, т.е. концепция достижения в процессе управления одной из частных целей, входящих в вектор целей. Концепции управления по отношению ко всем частным целям образуют совокупную концепцию управления. Далее большей частью речь идёт именно о совокупной концепции управления. Там, где имеется в виду одна из частных концепций (целевых функций управления), это оговорено особо. Для краткости, и чтобы изключить путаницу с полной, целевую функцию управления там, где нет особой необходимости в точном термине, будем называть: концепция управления. Концепция управления наполняет конкретным управленческим содержанием все либо часть этапов полной функции управления.

После определения вектора целей и допустимых ошибок управления по концепции управления (целевой функции управления) в процессе реального управления осуществляется замыкание информационных потоков с вектора целей на вектор ошибки (или эквивалентное ему замыкание на вектор состояния). Иными словами, в процессе управления информация о векторе состояния (или векторе ошибки управления) соотносится с вектором целей и на основе этого соотнесения вырабатывается и осуществляется управляющее воздействие.

При формировании совокупности концепций управления, соответствующих вектору целей, размерность пространства параметров вектора состояния увеличивается за счёт приобщения к столбцу контрольных параметров дополнительно параметров, объективно и субъективно-управленчески информационно-алго­рит­мически связанных с контрольными, — параметров, описывающих состояние объекта, окружающей среды и системы управления.

Эти — дополняющие вектор состояния информационно-алго­ритмически связанные с контрольными — параметры разделяются на две категории:

·  управляемые — которые могут быть непосредственно изменены воздействием со стороны субъекта, что повлечёт за собой и изменение контрольных параметров. В изменении значений непосредственно управляемых параметров выражается управляющее воздействие (они образуют вектор управляющего воздействия);

·  свободные — которые изменяются при изменении непосредственно управляемых, но не входят в перечень контрольных параметров, составляющих вектор целей управления. Все объективно возможные значения свободных параметров в процессе управления признаются допустимыми.

Так, для корабля: угол курса — контрольный параметр; угол перекладки руля — (непосредственно) управляемый параметр; угол дрейфа (между вектором скорости, т.е. направлением движения в текущий момент времени и плоскостью симметрии корабля, называемой диаметральной плоскостью) — свободный параметр.

Или другой пример: для систем «искусственного климата» контрольным параметром может быть температура воздуха в помещении, а относительная влажность воздуха в нём может быть свободным параметром. Включение относительной влажности воздуха в список контрольных параметров потребует дополнения системы устройствами поглощения избыточной влаги и увлажнения чрезмерно обезвоженного воздуха.

Далее под вектором состояния понимается в большинстве случаев этот разширенный вектор, включающий в себя вектор текущего состояния контрольных параметров, повторяющий иерархическую упорядоченность вектора целей. Набор непосредственно управляемых параметров может быть также иерархически упорядочен (нормальное управление, управление в потенциально опасных обстоятельствах, аварийное и т.п.) и образует вектор управляющего воздействия, выделяемый из вектора состояния, и потому вторичный по отношению к нему. При этом, в зависимости от варианта режима управления некоторые из числа свободных параметров могут пополнять собой вектор целей и вектор управляющего воздействия.

Полная функция управления в процессе управления осуществляется безструктурным способом (управления) и структурным способом.

При структурном способе управления информация передаётся адресно по вполне определённым элементам структуры, сложившейся (или целесообразно сформированной) ещё до начала процесса управления.

При безструктурном способе управления таких, заранее сложившихся, структур нет. Произходит безадресное циркулярное разпространение информации в среде, способной к порождению структур из себя при установлении информационно-алгорит­ми­ческих вза­имо­свя­зей между слагающими среду элементами. Струк­туры складываются и разпадаются в среде в процессе безструктурного управления, а упра­вляемыми и контрольными параметрами являются вероятностные и статистические характеристики массовых явлений в управляемой среде: т.е. средние значения параметров, их средние квадратичные отклонения, плотности разпределения вероятности каких-то событий, корреляционные фун­к­ции и прочие объекты раздела математики, именуемого теория вероятностей и математическая статистика.

Структурное управление в жизни выкристаллизовывается из безструктурного.

Объективной основой безструктурного управления являются объективные вероятностные предопределённости и статистические модели, их описывающие (а также и прямые субъективные оценки объективных вероятностных предопределённостей, получаемые вне формализма процедур алгоритмических статистических моделей: человек к этому объективно способен), упорядочивающие массовые явления в статистическом смысле, позволяющие отличать одно множество от другого (или одно и то же множество, но в разные этапы его существования) на основе их статистических описаний; а во многих случаях выявить и причины, вызвавшие отличие статистик.

Поэтому, слово «вероятно» и однокоренные с ним, следует понимать не в ставшем обыденным смысле “может быть так, а может быть сяк”, а как указание на возможность и существование объективных вероятностных предопределённостей, обуславлива­ющих объективную возможность осуществления того или иного явления, события, пребывания объекта в некоем состоянии, а также и их оценок средствами математической статистики и теории вероятностей; и соответственно как утверждение о существовании средних значений “случайного” параметра (вероятность[32] их превышения = 0,5), средних квадратичных отклонений от среднего и т.п. категорий, известных из теории вероятностей и математической статистики.

С точки зрения достаточно общей теории управления, теория вероятностей (раздел математики) является математической теорией мер неопределённостей в течении событий. Соответственно: значение вероятности, наблюдаемая статистическая частота, а также их разнообразные оценки есть меры неопределённости возможного или предполагаемого управления. Они же — меры устойчивости переходного процесса, ведущего из определённого состояния, (в большинстве случаев по умолчанию отождествляемого с настоящим), к каждому из различных вариантов будущего во множестве возможных его вариантов, в предположении, что:

 1.  Самоуправление в разсматриваемой системе будет протекать на основе прежнего его информационно-алгоритмического обеспечения без каких-либо нововведений.

 2.  Не произойдёт прямого адресного подключения иерархически высшего или иного управления, внешнего по отношению к разсматриваемой системе.

Первой из этих двух оговорок соответствует взаимная обусловленность: чем ниже оценка устойчивости переходного процесса к избранному варианту, тем выше должно быть качество управления переходным процессом, что соответственно требует более высокой квалификации управленцев[33]. То есть: во всяком множестве сопоставимых возможных вариантов, величина, обратная вероятности (либо её оценке) «самоосуществления» всякого определённого варианта, представляет собой относительную (по отношению к другим разсматриваемым вариантам) меру эффективности управления и соответственно — профессионализма управленца, необходимых для осуществления именно этого варианта из разсматриваемого множества.

 

Мера

 

1

необходимой

=

——————————————————

эффективности
управления

 

Вероятность «самоосуществления»
определённого варианта

 

Вторая из этих двух оговорок указует кроме всего на возможность конфликта с иерархически высшим объемлющим управлением. В предельном случае конфликта, если кто-то избрал зло, упорствует в его осуществлении и изчерпал Божеское попущение, то он своими действиями вызовет прямое адресное вмешательство в течение событий Свыше. И это вмешательство опрокинет всю его деятельность на основе всех его прежних прогнозов и оценок их устойчивости — мер неопределённостей.

Векторы целей управления и соответствующие им режимы управления можно разделить на два класса: балансировочные режимы — колебания в допустимых пределах относительно неизменного во времени вектора целей управления; манёвры — колебания относительно изменяющегося во времени вектора целей и переход из одного балансировочного режима (или режима манёвра) в другой, при которых параметры реального манёвра отклоняются от параметров идеального манёвра в допустимых пределах. Потеря управления — выход вектора состояния (или эквивалентный ему выход вектора ошибки) из области допустимых отклонений от идеального режима (балансиро­воч­ного либо манёвра), иными словами, — выпадение из множества допустимых векторов ошибки.

Манёвры разделяются на сильные и слабые. Их отличие друг от друга условно и определяется субъективным выбором эталонного процесса времени и единицы измерения времени. Это разделение манёвров на сильные и слабые произтекает из того, что во многих случаях моделирование слабых манёвров может быть существенно упрощено за счёт пренебрежения целым рядом факторов, без потери качества управления.

Всякий частный процесс может быть разсмотрен (представлен) как процесс управления или самоуправления в русле процесса объемлющего иерархически высшего управления и может быть описан в терминах перечисленных основных категорий теории управления. Это позволяет соотнести названные категории теории управления с одной из особенностей психики человека.

Человеческое сознание может одновременно оперировать с семью — девятью объектами. При описании любой из жизненных проблем в терминах теории управления, общее число одновременно употребляемых категорий не превозходит девяти:

 1.  Вектор целей.

 2.  Вектор состояния.

 3.  Вектор ошибки управления.

 4.  Полная функция управления.

 5.  Совокупность концепций управления (целевых функций упра­вления).

 6.  Век­тор управляющего воздействия.

 7.  Структурный способ управления.

 8.  Безструктурный способ управления.

 9.  Ба­лан­сировочный режим (либо манёвр).

Это означает, что информация, необходимая для постановки и решения на практике всякой из задач управления может быть доступна сознанию здравого человека в некоторых образах вся без изключения, одновременно и упорядочено, как некая мозаика на основе соотнесения образных представлений с категориями теории управления, а не безсвязно-разрозненно, подобно стекляшкам в калейдоскопе. Главное для этого — отдавать себе отчёт в том, что именно в жизни следует в процессе осознания действительности связать с каждой из категорий теории управления, чтобы не впадать в калейдоскопический идиотизм — буйно или вяло текущую махровую шизофрению.

*               *
*

Эта особенность психики человека придаёт особую общественную значимость общей теории управления в практике жизни: если какие-то категории оказываются  пустыми  и (или) поведение объекта неустойчиво в смысле предсказуемости его поведения, то это означает, что человек, претендующий им управлять (равно ввести в приемлемый ему режим самоуправления) не готов — не то что к решению, но даже к постановке задачи, с которой столкнулся или за которую взялся; и потому он, обнаружив “пустоту” или неопределённость некоторых из перечисленных категорий, может осознанно заблаговременно остановиться и переосмыслить произходящее, чтобы не сотворить беды, впав в калейдоскопический идиотизм.

В противном случае он вероятностно предопределённо обречён стать тупым орудием в руках того, кто решил задачу о предсказуемости поведения в отношении него самого.

Управление всегда концептуально определённо: 1) в смысле определённости целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и 2) в смысле определённости допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления целей управления. Неопределённости обоих видов, иными словами, неспособность понять смысл различных определённых частных и объемлющих концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую).

Методологический тест на управленческое шарлатанство или отсутствие шарлатанства — алгоритм метода динамического программирования (см. одноимённый раздел в т. 2 настоящего издания, а также специально посвящённую ему литературу). Его возможно построить и запустить в работу (если позволяют вычислительные мощности) только при определённости вектора целей и соответствующих вектору целей концепций управления, а так же при условии, что вектор целей и концепции управления не потеряют устойчивость на интервале времени, в течение которого длится процесс управления. Последнее условие выражает не всегда поддающуюся алгоритмической формализации деятельность в ладу с иерархически высшим объемлющим управлением.

Тем не менее, как показало время, прошедшее после первых публикаций достаточно общей теории управления, есть индивиды, которые увидели в ней очередное посягательство носителей «ме­ханистических воззрений» на устранение «особой духовности» их самих и человечества в целом, а не одну из возможностей осмысленно и эффективно организовать свойственное им мировозприятие и мышление, а тем самым — организовать и обстоятельства их собственной жизни.

Такое отношение к достаточно общей теории управления выражает противопоставление человеком себя Объективной реальности, частью которой человек является и в которой протекают одни и те же процессы, которые могут быть описаны единообразно. Поэтому если кому-то достаточно общая теория управления как язык описания этих процессов не нравится, то пусть найдёт или создаст лучший язык для такого общего и единообразного описания процессов в Объективной реальности. Кроме того, ему не вредно самому подумать о том, почему, когда он приходит в поликлинику или вызывает скорую помощь, то у него не вызывает истеричного неприятия тот факт, что медицина употребляет терминологию, общую для всех биологических отраслей науки и практики, в которой одним и тем же понятийным аппаратом описываются явления, имеющие место в жизни растений, животных, человека? Конечно, человек обладает своеобразием, отличающим его ото всего прочего в Объективной реальности, но всё же он — её часть, а его своеобразие — выражение общих закономерностей её бытия, к тому же не освоенное подавляющим большинством живущих на Земле людей.

В нашем же понимании достаточно общая теория управления — мера осознанного возприятия и осмысления управления как такового. Она необязательна для индивидов управленцев-прак­тиков, чьи безсознательные уровни психики достаточно хорошо справляются с моделированием, выбором и осуществлением возможностей управления. Но она необходима для возстановления и обеспечения единства безсознательного и сознательного в процессах управления, каковыми являются все события жизни человека. Те же, кому она неприемлема, могут жить с той мерой единства и разсогласования сознательного и безсознательного, какая «сама собой» сложилась в их психике.

3.3. Устойчивость
в смысле предсказуемости

Как было указано ранее, КЛЮЧЕВЫМ понятием теории упра­в­ления является понятие: устойчивость объекта в смысле предсказуемости поведения в определённой мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и управоления. Поэтому подробное обсуждение только что изложенного кратко начнём именно с этого явления и понятия, его выражающего.

Начнём с того, что в русском языке есть три слова с близким по смыслу значением: «предощущение», «предсказу­е­мость» и «пред­видение». Как явление, свойственное психике человека, первично предощущение. Что возникнет на основе предощущения — предвидение или предсказуемость, — определяется тем, как далее отобразится информация, пришедшая в ощущениях. Предвидение — преимущественно — результат обработки информации предощущений правым полушарием головного мозга, обеспечивающим работу с образами; а предсказуемость, включающая в себя некоторую лексику, грамматику языка и алгоритмику переключений между образами и потоками образов, неизбежно требует согласованности в функционировании правого и левого полушарий головного мозга в процессе обработки информации.

Для определения понятия, характеризующего явление «устой­чи­вость в смысле предсказуемости…», потребовалось семнадцать слов, что довольно много для термина, и хотя далее мы будем сокращать полный термин до «устойчивость по предсказуемости» или «устойчивость в смысле предсказуемости» или просто «пред­ска­зу­е­мость», но в полном его названии лишних слов нет, и соответственно за кратким термином надо видеть полноту явления, описываемую полным термином.

Это понятие ключевое в прямом смысле: не освоив ключей, невозможно выйти из абстрактной теории и войти в реальную практику жизни; но вломиться в Жизнь и наломать дров — такое возможно.

В большинстве отраслей науки и в технике понятие «устой­чи­вость» построено на основе присущей объекту тенденции возвращаться к изходному режиму существования по всем (или по части) параметрам, характеризующим его поведение, после того, как возмущающее воздействие, вызвавшее первоначальное отклонение параметров, будет снято. Отсутствие такой тенденции или наличие противоположной тенденции определяется как «неустой­чивость».

Понятие же «устойчивость в смысле предсказуемости…» носит более общий характер, и классическое для XIXXX веков понятие «устойчивость» — в смысле возвращения с течением времени параметров объекта к изходным значениям после снятия возмущающего (внутреннего или внешнего) воздействия — частный случай понятия «устойчивость в смысле предсказуемости…».

Могут быть объекты, принципиально не устойчивые в смысле убывания отклонения после снятия возмущения. Однако, если характер этой неустойчивости оказывается предсказуемым и удаётся построить систему управления неустойчивым объектом, обладающую достаточно высоким быстродействием и мощностью воздействия, то объективно неустойчивый объект становится устойчиво управляемым, т.е. по существу — устойчивым[34].

Далее «устойчивость» — это устойчивость в смысле убывания отклонения или же случай, когда контекст допускает двоякое толкование; «предсказуемость» оговаривается прямо, когда двоякое толкование изключено.

Объекты, не обладающие устойчивостью в смысле предсказуемости, в принципе не поддаются управлению и не могут быть введены в режим самоуправления определённо потому, что поведение их под воздействием внешней среды, предполагаемых или разполагаемых средств управления и внутренних изменений носит непредсказуемый характер.

Так шофёр способен управлять автомобилем вследствие того, что заранее знает, предвидит, предощущает, как и в течение какого интервала времени машина отреагирует на его предумышленные манипуляции с органами управления, хотя высокой квалификацией всё это сводится к безсознательным автоматизмам.

Если Вы не умеете водить машину или она внезапно серьёзно разрегулировалась, то её реакция на Ваши действия непредсказуема для Вас и для Вас автомобиль неуправляем. Это ещё более ярко видно в авиации: даже квалифицированных лётчиков необходимо переучивать при переходе от одного типа самолётов к другому, чья реакция на воздействия извне и управление отличаются от привычных им по прошлому опыту, хотя квалифицированный лётчик пилотировать самолёт в общем-то умеет.

Эти примеры показывают принципиально важную особенность «устойчивости по предсказуемости…»: в этом явлении объективное и субъективное объединяются в некую целостную меру предсказуемости, в которой стирается граница между объективным и субъективным.

Обращаем внимание читателя на то, что в контексте всей настоящей работы:

Термин «объективный» и однокоренные с ним по отношению к процессу (или объекту) означают: процесс, протекающий без нашего вмешательства и без управляющего воздействия со стороны иных (впол­не определённых субъектов) в пределах разброса параметров, допускаемого иерархически высшим объемлющим управлением.

Термин «субъек­тивный» и однокоренные с ним означают: принадлежащий субъекту, порождённый им, а по отношению к процессу (или объекту) — отсутствие объективности, т.е. на них оказывается воздействие со стороны вполне определённых субъектов в пределах, допускаемых иерархически высшим объемлющим управлением.

Если субъект, оказывающий воздействие на течение процесса, не определён, а анонимное (не оглашённое в качестве такового) управление процессом не возпринимается в качестве управления, то процесс видится наблюдателю (возможному претенденту на управление им) как объективный процесс устойчивого самоуправ­ления или некоторый естественно-природный — якобы не управляемый — процесс.

Иерархически высшее объемлющее упра­вление (является совокупностью всех частных внешних упра­вле­ний) полагается объективным процессом, так как директивно изменить характер внешнего управления (тем более иерархически высшего) по своей субъективной воле (иерархически низший) объект-субъект не может.

Примеры иерархически высшего управления в изобилии даёт иерархия командования вооружённых сил: отделение, взвод, рота и т.д. Иерархически высшее управление выделяется из множества частных внешних управлений, слагающих объемлющее управление. К этому вопросу мы вернёмся далее подробно.

Объективное входит в явление «устойчивость в смысле предсказуемости…» через объект, через среду, в которой он находится, и через иерархически Наивысшее (а не просто высшее) управление, общее по отношению к объекту, среде, множеству частных внешних управлений, произтекающих из среды (со стороны не выявленных в ней субъектов), а также и по отношению к субъекту, ведущему прогноз в отношении разсматриваемого объекта.

Логика достаточно общей теории управления такова, что неизбежно приводит к появлению термина «иерархически наивысшее всеобъемлющее управление». Если называть всё своими именами, то иерархически наивысшее всеобъемлющее управление — деятельность Бога — Творца и Вседержителя, одним словом это — Вседержительность. Но с точки зрения атеистической традиции миропонимания — этот термин пустой в том смысле, что в жизни ему не соответствует никакого объективного явления, кроме всего того, что не познано наукой.

Однако этот термин требует пояснения, необходимого как для тех, кто убеждён на основе «научных данных» в том, что Бога нет, так и для тех, кто убеждён на основе того или иного вероучения в том, что Бог есть: жизнь человека нормально должна протекать в личностном осмысленном диалоге с Богом о смысле и событиях жизни, о воздействии человека на течение событий.

Доказательства же Своего бытия Бог даёт каждому Сам в этом диалоге на веру, — соответственно судьбе, соответственно достигнутому личностному развитию каждого, соответственно проблематике, которая остаётся не разрешённой в жизни человека и общества. Доказательства бытия Бога носят нравственно-эти­чес­кий характер и состоят в том, что события в жизни человека соответствуют смыслу помыслов и сокровенных молитв, подтверждая объективную праведность человека и давая вкусить плоды неправедности, которой человек оказался привержен вопреки данным ему Свыше предзнаменованиям.

Иными словами, предъявляемые человеку доказательства бытия Бога объективны и отвечают научному принципу «экспе­ри­мен­тальной проверки гипотез», но с одной оговоркой: каждое из них обладает неповторимым жизненным нравственно-этическим своеобразием. Вследствие этого поставить эксперимент на тему «Есть ли Бог?» методологически аналогично экспериментам на тему «Думают ли животные? какая у них физиология?», из которых выхолощена нравственность и этика, — не удавалось, не удаётся и не удастся в будущем.

В среде, окружающей объект, могут быть также и не выявленные субъекты-анонимы, имеющие какие-то намерения и возможности воздействия на объект, как и ранее упомянутые выявленные субъекты.

Соответственно субъективное входит в явление «устойчивость в смысле предсказуемости…» через субъекта, ведущего прогноз, и других “объектов”, выявленных и опознанных в качестве субъектов, имеющих некоторые намерения в отношении объекта предполагаемого управления и обладающих возможностями воздействия на объект и первого субъекта, т.е. через множество частных выявленных внешних управлений.

Субъект может вести прогноз изключительно на основе своих субъективных интерпретаций объективных причинно-следст­венных связей[35], обуславливающих существование объекта, и сво­его моделирования алгоритмики поведения других субъектов-управленцев, выявленных им в данной среде, сочетая это с интуицией и чувством меры — непосредственным чувством Божиего Предопределения бытия. Однако, кроме этого, может быть возможность получения информации прогнозного характера от субъектов, ведущих внешнее и иерархически высшее управление, вплоть до получения информации непосредственно от Всевышнего, осуществляющего иерархически Наивысшее управление.

При общем подходе к управлению необходимо понимать, что количественно преобладающий в толпо-“элитарном” обществе способ миропонимания таков, что сознание большинства помнит только об «объек­тив­ных закономерностях» в их наипростейшем виде: одинаковые причины в одинаковых условиях вызывают одинаковые следствия, — в силу чего их знание (как почёрпнутое из культуры, так и созданное ими самими) позволяет вести прогноз и действовать осмысленно преимущественно в стандартных ситуациях.

Иными словами, обыденному сознанию большинства членов толпо-“элитарного” общества свойственно примитивное возприятие «объектив­ных закономерностей» в смысле однозначного соответствия “случаев”-причин и “случаев”-следствий; большинство из них так или иначе отказываются от возприятия «объективных закономерностей» в смысле многовариантной статистической модели объективной вероятностной (т.е. многовариантной) предопределённости причинно-следственной обусловленности со-бы­тий, которая в жизни находит выражение в разнородной статистике, описывающей совокупность множества разнородных случаев[36], к тому же обусловленной нравственно-этическим своеобразием субъектов, оказывающихся случайно в тех или иных определённых обстоятельствах. Поэтому факторы, влияющие на изменение наблюдаемой статистики непосредственно, а тем более косвенно (опосре­до­ван­но), из поля зрения субъекта выпадают и процесс видится ему как неуправляемый процесс безпричинного совпадения разрозненных случаев, которые субъект не в силах свести в статистику, тем более в нравственно-этически обусловленную статистику.

Будучи невольником такого способа понимания «объективных закономерностей», субъект впадает в своего рода безумие и шарахается от статистически редких и единичных случаев, которые «не лезут» в привычную ему статистику взаимного однозначного безвариантного соответствия причин и следствий. О взаимосвязях ограниченной статистики и редких и единичных случаев, выходящих за пределы её ограниченности, А.С.Пушкин писал:

«Провидение не алгебра. Ум ч<еловеческий>, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая мощного мгновенного орудия Провидения[37]».

Носители такого способа миропонимания забывают и о субъективизме интерпретаций и применения к конкретным обстоятельствам тех или иных моделей общих причинно-следственных обусловленностей. Соответственно этому обстоятельству мера достаточной предсказуемости также определяется субъективно, соответственно постановке субъектом задачи управления и изходя из интерпретаций им объективной обусловленности самуй задачи управления как таковой общими закономерностями бытия. Последнее означает, что субъект обязан обеспечить меру предсказуемости не хуже, чем объективно обусловленная для осуществления управления.

Необходимая мера предсказуемости поведения объекта обусловлена объективно по отношению к субъекту, имеющему дело с уже сложившимися обстоятельствами (объект плюс внешняя среда), которые он может изменить далеко не всегда и не во всём. Для лётчика-испытателя это условия погоды в момент вылета, тип самолёта (один из множества изпытываемых), полётное задание. Субъективизмом, — квалификацией управленца, в данном случае лётчика, его чутьём объективно произходящего и объективно возможного, — определяется, способен ли субъект войти в процесс управления в объективно сложившихся обстоятельствах.

Так курсант лётного училища иногда не может посадить самолёт на километровую полосу сухопутного аэродрома в безветрие при ясной видимости так, чтобы не сломать шасси; морской лётчик систематически нормально сажает самолёт ночью в шторм на затемнённый авианосец, где длина посадочного участка полосы около 100 метров[38], а в узких секторах (раствором до 3О) светят всего несколько приводных огней, хотя модификация самолёта может быть одной и той же. Устойчивость по предсказуемости здесь проявляется в том, что службе на авианосце предшествуют особые отбор и подготовка.

«Устойчивость в смысле предсказуемости» в отношении чего-либо — это единственный тест на адекватность возприятия этого самого «чего-либо» в окружающей его среде, будь то другой человек, общество, предприятие, машина, погода и т.п. В этом тесте растворяется и разрешается основной вопрос всякой философии, либо же философия терпит крах при столкновении с жизнью и её “основной вопрос”[39] изчезает вместе с нею.

Без понимания сказанного выше очень часто то, что для субъекта непредсказуемо, видится ему как якобы неуправляемое, стихийное явление. И этот дефект возприятия Объективной реальности в толпо-“элитарной” культуре свойственен многим. Однако в то же самое время для других субъектов это же явление вполне предсказуемо и управляемо, возможно, что не ими, возможно, что анонимно, но управляемо. При этом анонимное управление может возприниматься в качестве самоуправления, объективно свойственного разсматриваемому процессу, не будучи таковым. Но в любом варианте возприятия течение всякого процесса имеет место в русле иерархически Наивысшего всеобъемлющего управления — Вседержительности, в соотнесении с которой всякий процесс объективно управляем наилучшим образом.

Объект может утратить устойчивость по предсказуемости как в силу причин, лежащих в нём самом (незамеченный переход его в качественно иной режим, нарушения его регулировки, поломки), причин, связанных с окружающей средой (сильный шторм для корабля, особенно попутный), включая и изменение характера объемлющего управления, так и в силу причин, связанных с субъектом, им управляющим или занятым прогнозом (переутомление, ведущее к ошибкам; воздействие угнетающих и извращающих психику факторов и т.п.).

Утрата предсказуемости может быть полной, наступающей внезапно, либо постепенной, нарастающей во времени. Известен анекдот о предсказуемости и потере устойчивости в смысле предсказуемости:

Лётчик на шоссе совершил наезд на препятствие. Инспектору ГАИ он объясняет причину: “Я руль на себя, а она не взлетает…” — Безусловно, не перепутай он машину с самолётом, наезда не было бы.

Один и тот же объект может быть устойчив по предсказуемости поведения по одним параметрам и неустойчив по другим. Так автомобиль вполне предсказуем по разходу топлива и пробегу до смены масла и необходимости переборки узлов, но непредсказуем (для большинства) по гарантии от прокола шин. Именно по этой причине большинство возят с собой запасное колесо, а не коробку передач; и, когда в экономике устойчивый порядок, то редко увидишь шалопаев, голосующих с пустой канистрой посередь отдалённого шоссе, хотя поддомкраченные машины встречаются и на превозходных автострадах также, как и на разбитых просёлках. Но автомобиль, изчерпавший ресурс, ломается внезапно статистически чаще, чем новый, добросовестно сделанный и хорошо отрегулированный. То есть по мере старения многие объекты техники утрачивают предсказуемость в смысле безаварийности их работы.

Кроме того, у субъекта может возникнуть иллюзия существования объекта; возможно, что захочется им управлять; может возникнуть иллюзия управления при попытке осуществить это желание, но разочарование будет тем не менее, вполне реальным. Такого рода имитациями управления полны компьютерные игры и их “виртуальная реальность”, а в жизни — истории о борьбе разведок с контрразведками, отражённые в их большинстве в художественных произведениях, например, “Щит и меч”, “Семнадцать мгновений весны” и др.

Обычно такого рода утрата устойчивости по предсказуемости и последующие разочарования связаны с тем, что моделирование поведения объекта в процессе управления ведётся на основе обобщённого анализа поведения аналогичных объектов в прошлом (и с неправильной идентификацией вектора целей самоуправления объекта), т.е. прогноз ведётся на основе субъективного отождествления с объектом объективно не свойственной тому посторонней информации; либо же некие явления разпознаются субъектом как факторы, указывающие на присутствие уже известного объекта, в то время, как они могут быть порождены иными объектами.

Примеры последнего рода — это борьба конструкторов морских мин и конструкторов тралов для их уничтожения. Мина должна реагировать только на корабль в радиусе её поражения или даже только на вражеский корабль, игнорируя свои корабли, или даже только на вражеский корабль определённого класса. А трал, не будучи кораблем, должен имитировать воздействие корабля на взрыватели мины. Устройства же противоминной защиты, устанавливаемые на некоторых кораблях, наоборот должны имитировать отсутствие корабля в радиусе поражения мины, когда он там заведомо присутствует.

Это были приведены примеры ситуаций, когда моделирование поведения объекта ведётся на основе информации, внешней по отношению к объекту, а не на основе достоверной информации о его внутреннем состоянии[40]. Указанное различие в подходе к прогнозированию специфически проявляется в среде обладателей разума, хотя бы отчасти свободных в выборе идеалов и линии поведения и волей, — также свободной, хотя бы отчасти. О возможном несоответствии интерпретации субъектом внешней информации об объекте и внутренней информации, свойственной самому объекту, стоит подумать, вспомнив сказку А.С.Пушкина о Золотой Рыбке…

Один и тот же объект может быть неустойчив в смысле предсказуемости поведения на основе внешней информации (характе­ри­зующей его присутствие в среде) и вполне устойчив при моделировании его реакций на основе ставшей известной его внутренней информации (характеризующей его самого), если конечно её удаётся перерабатывать в процессе моделирования быстрее, чем протекает реальный процесс.

В общем, в основе прогноза по сути лежат:

·  чувство меры, т.е. по отношению к задачам управления — чувство возможного и невозможного, осуществимого и неосуществимого;

·  некое моделирование поведения объекта под воздействием внешней среды, его внутренних изменений и управления, протекающее быстрее, нежели протекает в реальности сам моделируемый процесс;

·  информация, получаемая от других субъектов, ведущих управление разсматриваемым объектом или аналогичными объектами;

·  информация, получаемая от иерархически высшего объемлющего управления вплоть до информации, ниспосылаемой непосредственно Богом — Творцом и Вседержителем.

Формально же прогностика разделяется на научную, получаемую на основе научных теорий и экспериментов, некоторым образом соответствующих реальным процессам; и интуитивно-субъективную, которая включает в себя весь разнородный субъективизм (от особенностей строения организмов людей до личностных взаимоотношений каждого из них с Богом) и которая породила научные теоретические и экспериментальные методы решения разного рода задач.

Это так, хотя в существующей культуре интуитивно-субъек­тив­ной прогностике сопутствует статистика ошибок субъективизма: не сбывшиеся предсказания, пустые мечтания и ложные ожидания, заблуждения науки и т.п. При этом и применение надёжно работоспособных научных методов обусловлено субъективизмом: одни оказываются способны применять их к выявлению проблем и решению задач, а другие, даже зная их в совершенстве, не могут научиться применять их к решению практических задач.

*         *         *

Возможно, что кому-то термин «устойчивость объекта в смысле предсказуемости поведения в определённой мере под воздействием внешней среды, внутренних изменений и управоления» покажется одуряющим смысловым коктейлем, слишком общим и потому безполезным. У таких людей есть возможность выбора: в западной литературе по проблематике управления встречается профессиональный слэнговый термин «эффект обезьяньей лапы», который по своему смыслу является противоположным к введённому нами; то есть «неустойчивость и т.д.» — отсутствие предсказуемости. Проявляется «эффект обезьяньей лапы» в том, что наряду с ожидаемым положительным результатом предпринятые действия неотвратимо влекут за собой сопутствующие последствия, ущерб от которых превозходит положительный результат и обесценивает его. По-русски этот вариант управления описывается поговоркой: За что боролись — на то и напоролись.

Западный термин возходит к творчеству английского писателя Джекобса, автора разсказа “Обезьянья лапа”, по сюжету которого владелец высушенной обезьяньей лапы получает право на изполнение трёх желаний. Так, владелец лапы выражает первое желание — немедленно 200 фунтов стерлингов. Тут же приходит служащий фирмы и сообщает, что его сын убит, и вручает ему вознаграждение за сына — 200 фунтов стерлингов. Потрясенный отец хочет видеть сына здесь, сейчас же. — Стук в дверь, появляется призрак сына. В ужасе несчастный владелец лапы желает, чтобы призрак изчез и т.д.

Сушёная — мёртвая — обезьянья лапа (будучи средством черной магии) “обладала” способностью выполнять желания её владельца именно таким образом, что и отличало её от живой Сивки-Бурки вещей Каурки из Русских сказок, чьи благодеяния совершались в чистом виде без сопутствующего непредвиденного ущерба.

Сюжет разсказа Джекобса обрёл идиоматическое[41] значение, породив слэнговый термин «эффект обезьяньей лапы», сам по себе закрытый для понимания человека, если тот не знает сюжета разсказа.

«Обезьянья лапа» с её дефектом возникла как элемент профессионального слэнга по причине того, что в западной науке, точно так же, как и в “советской”, существуют гласные, негласные и безсознательно-психические запреты на изследования некоторых явлений и соответственно, — на выработку способов их понимания по существу. Такого рода запреты вызывают в учёных кругах “мистический” ужас, вследствие коего учёные, по жизни сталкиваясь с запретной тематикой, избегают называть некоторые вещи и явления их сущностными именами, предпочитая присваивать им формальный знак-символ, встретившись с которым “посвя­щён­ные” поймут, с чем они имеют дело; а “непосвящённым”, — якобы и знать не надо.

Поэтому, если Запад иногда пользуется термином «эффект обезьяньей лапы», несущим нагрузку только ассоциативных связей с сюжетом разсказа, не имеющим смысла самостоятельно и потому безполезным при незнании ключа-сюжета, то для нас предпочтительнее термин со вполне определённой смысловой нагрузкой, который человек в состоянии осмыслить сам, освоив его в меру своего понимания, и тем самым уберечь, во-первых, окружающих, а во-вторых, себя от проявлений дефекта, скорее, «обезь­яньей головы» (а не лапы) на плечах у всех, кто своими действиями порождает «эффект лапы» (в том числе и «волосатой лапы» в правящих «верхах»).

Для того, чтобы избежать дефекта «обезьяньей» головы на плечах человека, необходимо, прежде всего, просто воздерживаться от действий с заведомо непредсказуемыми последствиями, а также не полагаться на «авось» в обстоятельствах, в которых заведомо, заблаговременно предсказуем ущерб.

Передача навыка прогноза и управления возможна одним субъектом другому субъекту, если причинно-следственные обусловленности (други­ми словами, объективные закономерности), лежащие в основе предсказуемости и управления, могут быть интерпретированы в некой общей им обоим системе кодирования информации (т.е. переданы тем или иным «языком», в самом общем смысле слова «язык», обозначающего любое развитое в куль­туре средство обмена информацией между людьми); в противном случае всем желающим обрести навык предстоит самостоятельное овладение им. То есть о-свое-ние всякого навыка есть всегда самостоятельное разширение своей собственной системы стереотипов при формировании и введении в неё ранее не свойственных стереотипов внутреннего и внешнего поведения. Общность же доступных разным субъектам систем кодирования достаточно единообразной для каждого из них информации, позволяет им лишь облегчить процесс передачи и освоения навыков.

Поэтому необходимость передачи навыков может требовать создания в обществе новых систем кодирования информации и соответствующего им понятийного аппарата, но о-свое-ние всего этого, даже созданного другими, — работа, которую может сделать только каждый осваивающий сам лично, поскольку систему образных представлений о Жизни в целом и каждом из её явлений, включая и абстракции науки, каждый человек должен вырабатывать в себе сам.

Создающие же новые средства обязаны позаботится, чтобы их произведение можно было добросовестно освоить по возможности просто и без эффектов «обезьяньей головы», когда учат одному, а научают чему-то другому, вплоть до откровенно противного тому, что первоначально было заявлено. В этом ещё одна сторона слияния объективного и субъективного в понятии «устойчивость в смысле предсказуемости».

3.4. Прогностика, пророчества
и осуществление
единственного варианта будущего

По существу в основе устойчивой предсказуемости лежит чувство общевселенской меры (непосредственное чувство предопределения Свыше бытия Мироздания), из которого сознание при помощи интеллекта черпает осознанное знание причинно-следственных связей в системе «объект управления — окружающая его среда — система (субъект) управления — средства (ор­га­ны) управления». Чувство меры — личностно своеобразное чув­ство. Нормально оно должно сочетаться со знанием (должно сочетаться сознанием с информацией, о-свое-нной в культуре общества); нельзя противопоставлять чувство меры о-свое-нному знанию, как не противопоставляют знанию другие чувства людей: зрение, слух и т.п.

Одна из сторон чувства меры — возприятие и сопоставление вероятностных предопределённостей различных вариантов будущего и их оценок. Сказанное нуждается в пояснении.

Понятие «вероятность» в определённом смысле слова, а не в неопределённо обыденном, наиболее употребительно в математике, где оно неотъемлемо от статистических моделей, описывающих статистические закономерности, описывающих частотность, повторяемость каждого из различимых частных вариантов множественных, вероятностно предопределённых явлений одного и того же класса. Поэтому сначала разсмотрим более обстоятельно взаимосвязи математической теории вероятностей и достаточно общей теории управления.

Вероятностная предопределённость будущего вообще всегда равна в точности 1.0. Но утверждение «вероятностная предопределённость будущего всегда равна 1.0» содержательно не определену по отношению к описанию этого будущего, которое всё же предопределённо наступит с вероятностью, в точности равной 1.0. Это утверждение эквивалентно тому, что какое-то неопределённое будущее («будущее вообще») всегда будет. Поэтому, если представить, что на одной чаше весов лежит 1.0 — вероятностная предопределённость определённо неведомого будущего вообще, то на другой чаше весов в таком представлении должно лежать множество более или менее детально определённых — и соответственно отличимых один от другого — вариантов этого «будущего вообще», каждый из которых возможно избрать в качестве вектора целей управления.

Вероятность же всякого из различных вариантов будущего всегда меньше точного значения вероятностной предопределённости будущего вообще, равного 1.0.

Жизнь — это практика однозначного осуществления множественных вероятностных предопределённостей, выражающих себя в свершившейся статистике.

Математическая теория вероятностей и математическая статистика — идеализированная модель практики осуществления вероятностных предопределённостей, изключающая из разсмотрения субъективизм управления или включающая в себя некую частную статистику субъективизма управленцев, описывающую разсматриваемый процесс наряду с прочими процессами одного и того же порядка явлений в иерархии Мироздания, а также вместе с другими частными статистиками. Но и так, и так, — хотя и по разному — аспект управленческой дееспособности определённого субъекта-управленца (или претендента в управленцы) выпадает из разсмотрения теории вероятностей и математической статистики. Процесс же осуществления вероятностных предопределённостей в Жизни — всегда процесс управления и потому обусловлен не только объективно, но и субъективизмом управленцев.

По отношению к задачам управления по полной функции (смысл этого термина подробно будет разсмотрен далее) это обстоятельство выступает как личностный аспект, придающий процессу личностно обусловленную своеобразность. Статистика по отношению к свершившемуся и теория вероятностей по отношению к моделированию будущего слепы к личностному аспекту, присутствующему в процессе управления. Они могут оценить вероятностные характеристики конкретного варианта и статистические характеристики множества вариантов процесса, но не отвечают на вопросы: кто персонально и почему попадает в одну статистику и выпадает из другой? Модели нечувствительны к тому, кто именно: они показывают результат и его «вес» в статистике, а субъекты, его достигшие, остаются за пределами их возможностей.

В практике же осуществления вероятностных предопределённостей в задачах управления именно субъект — личность — несёт в себе (или замыкает на себя) различные возможности или невозможность осуществления того или иного события, коему соответствует некая математическая вероятность, имеющая смысл формально-алгоритмической оценки объективной вероятностной предопределённости наступления события, получаемой на основе той или иной статистической модели без какого бы то ни было управления (либо под управлением «наугад» избранного управленца, что почти эквивалентно отсутствию управления на разсматриваемом уровне иерархии управления процессом, хотя то, что видится на этом уровне, как избрание управленца «наугад», является выражением иерархически высшего управления).

Образно говоря, в задачах управления по полной функции:

«Вероятностная предопределённость осуществления события» = «математическая вероятность «самоосущест­вле­ния» события» ´ «личность управленца, как носителя определённых возможностей и способностей».

То есть вероятность «теории вероятностей» безлика, а объективная вероятностная предопределённость события в жизни обладает личностной конкретностью, личностно обусловленным своеобразием, хотя бы иерархически высшим по отношению к иерархическому уровню, для которого известны статистика прошлого и вероятностные характеристики, полученные на основе статистических моделей и их анализа.

Поэтому термин «вероятностная предопределённость» может быть шире, чем термин «вероятность» в его строго математическом смысле, но может быть и тождественен ему, в зависимости от того, входит определённая личность в обезличивающую статистику и статистические модели для оценки вероятностной предопределённости (тогда — вероятность) или выпадает из них (тогда — вероятностная предопределённость на основе вероятности и личностной обусловленности управления). Но одна и та же личность может вписываться в одну статистику и вероятностно-статистические модели, а из других — выпадать.

Если статистические закономерности неизменны в течение длительных интервалов времени или изменяются достаточно медленно по отношению к собственным скоростям течения процесса управления, то их можно выявить и они могут быть изпользованы для описания прогностики, т.е. вариантов будущего. И математическая вероятность осуществления каждого из различимых вариантов, отождествляемая со статистической частотой в хронологически более или менее устойчивой выявленной статистической закономерности, по её существу является мерой неопределённости в развитии процесса (рбвно мерой определённости, поскольку сумма (интеграл) всех вероятностей во множестве объективно возможного равна определённо единице). Так на основе статистических моделей, основанных на памяти о прошлом, в вероятностно математическом смысле формально-алгоритмически прогнозируется будущее, при молчаливом предположении, что вероятностные предопределённости прошлого, нашедшие выражение в статистике и статистических моделях, останутся неизменны и в будущем.

Хотя термин «теория вероятностей» и привился в математике, однако следует понимать, что в ней это — не сущностный термин, а знаковый; сущностное название этого раздела математики — ТЕОРИЯ МhР НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЕЙ, и к этому названию желательно со временем перейти, дабы не наводить тень на плетень словами-вывесками; «теория вероятностей в жизни» в её объективном существе не вмещается в математику, и шире, чем теория управления, поскольку в теории вероятностей (без кавычек) невозможно обойти молчанием вопросы нравственности и этики, религиозности — всего того, что отражает опосредованное воздействие на жизненные обстоятельства; математическая теория мер неопределённостей — это только формализованная часть более общей теории вероятностей. Поскольку в Россию этот раздел математики пришёл извне, то вопрос о принятой в нём терминологии и названии самого раздела математики, прежде всего, решился стихийно “сам собой” — по существу безсмысленно и не лучшим образом, если смотреть на него, соотносясь с корневой системой русского языка и понятийной базой Русской культуры.

Как уже было отмечено ранее, мера неопределённости — значение «вероятности» «самопроизвольного» осуществления варианта, статистическая частота, а также иные оценки вероятностной предопределённости — с точки зрения теории управления — мера устойчивости переходного процесса, ведущего из определённого состояния, отождествляемого в большинстве случаев с настоящим, к каждому из различных определённых вариантов будущего во множестве возможного и воображаемого, в предположении, что:

 1.  Самоуправление в разсматриваемой системе будет протекать на основе прежнего его информационно-алгорит­мичес­ко­го обеспечения без каких-либо нововведений.

 2.  Не произойдёт прямого адресного подключения иерархически высшего или иного управления, внешнего по отношению к раз­сматриваемой системе.

О смысле этих оговорок также было сказано ранее. Здесь же укажем на ещё одно обстоятельство: математическая вероятность, как математико-статистическая оценка значения вероятностной предопределённости какого-либо частного варианта будущего, — мера устойчивости переходного процесса от объективно сложившегося настоящего к варианту субъективно избранного будущего в условиях воздействия помех его осуществлению со стороны одновременно развивающихся процессов перехода к иным вариантам, несовместным с избранным вариантом.

Всякая субъективная оценка значения вероятности как меры неопределённости — содержит в себе ошибку, если она не является пророчеством, полученным непосредственно от Бога, Творца и Вседержителя. И потому все субъективные формально математические и неформальные интуитивные оценки неопределённостей никогда не должны отождествляться с точными значениями « 0 » или « 1 », указующими на абсолютную неизбежность или абсолютную невозможность того или иного определённого варианта.

Поскольку вероятность и статистические оценки вероятностных предопределённостей в математике выражаются численно, то необходимо обратиться к структуре представления чисел, чтобы выявить локализацию ошибок в алгоритмически или интуитивно получаемых значениях вероятностно-статистических оценок вероятностных предопределённостей.

Человек, в силу ограниченности своего мировозприятия, точное значение вероятностной предопределённости, которому соответствует безконечная десятичная дробь, не превозходящая единицы, не возпринимает. Точное значение « 1 » соответствует неопределённому будущему вообще, а вся совокупность различных определённых вариантов будущего характеризуется плотностью разпределения единичной вероятностной предопределённости будущего вообще по совокупности разсматриваемых вариантов. В математической теории вероятностей, — вследствие изключения из модели личностного аспекта и управления, — этому соответствует плотность разпределения вероятности. Не возпринимая безконечные последовательности цифр, представляющие реальные числа, человек возпринимает и оперирует их конечными приближениями. То, что он возпринимает как приближённую оценку математической вероятности или жизненной вероятностной предопределённости, представляет собой некое число вида 0.Х1Х2Х3…Хм ´ 10K, где Х1, Х2, …, Хм — цифры от 0 до 9, в позиционной десятичной системе счисления (той, что мы пользуемся в повседневности), в совокупности образующие мантиссу 0.Х1Х2Х3…Хм, не превозходящую 1.0. Мантисса — десятичная дробь с конечным числом знаков после запятой (десятичной точки); « к » — порядок — показатель степени числа 10, т.е. количество позиций, на которое необходимо перенести запятую (десятичную точку) вправо (при к > 0) или влево (при к < 0) относительно её положения в мантиссе, чтобы получить это же число в обычной десятичной форме представления с конечными целой и дробной частями, разделяемыми на письме десятичной точкой или десятичной запятой (Х1Х2Х3…Хк . Хк+1Хк+2Хк+3…Хк+м, при к > 0). Это число 0.Х1Х2Х3…Хм ´ 10К человек бездумно ошибочно способен отождествить со всяким точным значением, включая и точное значение вероятностной предопределённости будущего вообще, равное 1.0, забывая о том, что его число — математическая вероятность — приближённая оценка объективной вероятностной предопределённости, так или иначе полученная на основе статистики прошлого, и содержит в себе некую ошибку, как вследствие неточности математических и неформализованных статистических моделей, свойственных психике человека, так и вследствие объективного изменения вероятностных предопределённостей с течением событий.

Человек может ошибиться в возприятии порядка « к », в результате чего ничтожное кажется ему чрезвычайно значимым, а значимое — пренебрежимо ничтожным. Но и при верном возприятии порядка « к » мантисса также возпринимается с некоторой ошибкой. Кроме того, кто-то может возпринимать верно один знак после запятой, а кто-то — три. Но возпринимающий верно один знак может возпринимать ещё семь ошибочных и будет думать, что его возприятие полнее, чем возприятие того, кто возпринимает всего три знака, но все три верно (при условии, что они оба не ошиблись в возприятии порядка « к »).

Но, если при правильном общем для них возприятии порядка « к » один возпринимает пять знаков в мантиссе, а другой восемь, и у каждого все знаки верные, то всё, что второй возпринимает с шестого по восьмой знак в мантиссе, субъективно не существует для первого. И первый может возпринять эту информацию от второго только после соотнесения порядка дополнительных для него знаков с ему известными его собственными оценками. А если наряду с верными знаками возпринимаются ошибочные, то после соотнесения дополнительных знаков другого с собственными знаками, предстоит разбираться, где возпринятые им чужие ошибки и где его собственные ошибки в возприятии того же самого множества вариантов будущего.

Это касается как вероятностной предопределённости будущего вообще, так и возприятия вероятностных оценок осуществления каждого из вероятностно предопределённых вариантов объективно возможного будущего.

При этом необходимо понимать, что аппарат и модели математической теории вероятностей и математической статистики, — абстрактное средство, безошибочное само по себе в пределах математического формализма, — привлекаемое к решению прогностико-аналитических задач в жизни, в жизни безошибочно, если жизненные обстоятельства соответствуют субъективно избранному средству. Поэтому вне зависимости от того, получены оценки вероятностных предопределённостей неформально интуитивно или формально математически, во всех случаях ошибается человек, а не избранные им средства решения задачи.

Каждому из этих вариантов описаний будущего — возможных векторов целей и векторов состояния — соответствует некое значение вероятностной предопределённости 0  р  1 и значение математической вероятности, как оценки этих вероятностных предопределённостей на основе математико-статистических мо­де­лей. Среди этих вариантов могут быть взаимоизключающие друг друга, взаимодополняющие друг друга, могут быть варианты, являющиеся фрагментами других вариантов и варианты — последовательно следующие друг за другом вектора состояния. Поскольку Мироздание иерархично, то информация в векторах, описывающих его возможные состояния, отвечает его иерархичности. Вследствие этого 1.0 — вероятностная предопределённость будущего вообще — разпределена, кроме вариантов, и по отношению к иерархичности векторов состояния в каждом из вариантов в соответствии с возприятием субъектом иерархичности Мироздания, как части Объективной реальности. Кроме того, это разпределение по вариантам меняется с течением времени по мере осуществляющегося течения событий.

Соответственно ошибки в оценке вероятностных предопределённостей могут возникать и вследствие неадекватного возприятия характера взаимоотношений вариантов, выделенных субъектом, между собой и порядка их следования в мере развития друг за другом при течении событий.

Вероятностные предопределённости осуществления каждого из различных вариантов в общем случае различны, но общая вероятностная предопределённость всего множества вариантов (в математике — интеграл по множеству вариантов от плотности разпределения вероятности), возпринимаемых человеком, равна 0.Х1Х2Х3…Хм ´ 10к < 1.0. Эта величина всегда меньше единицы[42], поскольку какие-то варианты в силу субъективизма, ограниченности возприятия, выпадают из разсмотрения, но каждому выпавшему из разсмотрения объективно возможному варианту также соответствует некое значение вероятностной предопределённости  0р1, несмотря на их «невидимость» для субъекта. А совокупности субъективно невидимых вариантов соответствует некая величина вероятностной предопределённости « Рн », такая, что:

0.Х1Х2Х3…Хм + Рн = 1.0 в точности;

« Рн » выступает по отношению к субъекту, возпринимающему даже точное значение 0.Х1Х2Х3…Хм ´ 10к с некоторой неопределённой для него ошибкой « Pr », в качестве составляющей в общей реальной неопределённости, равной « Рн + Рr ». Неопределённости « Рн + Рr » соответствует в процессах управления ошибка в общем-то устойчивого управления и сопутствующий ей ущерб или «чудо» как неожиданно высокое качество управления; либо срыв управления: в зависимости от того, что конкретно выпало из разсмотрения и возприятия субъекта-управленца и как он к этому относится. При объективно плохих вариантах, выпавших из возприятия субъекта-управленца, неопределённости « Рн + Рr » может соответствовать катастрофическое разрешение неопределённостей, — как максимум полностью разрушающее управление по избранной субъектом концепции («эффект обезьяньей лапы» равно «обезьяньей» головы на плечах человека).

По существу все вероятностно-статистические оценки вероятностной предопределённости каждого из вариантов в целях управления молчаливо подразумевают возможность осуществления управления при достаточно низких значениях « Рн + Рr », чему соответствуют достаточно высокие значения вероятности «самоосуществления» избранного варианта и достаточно высокие оценки качества управления при «самоосуществлении», из которого изключён личностный аспект; либо управление молчаливо подразумевается «автоматическим» в том смысле, что оно якобы нечувствительно к смене команды управленцев по полной функции.

Многое из того, что произходит ниже порога человеческих чувств (или вообще вне их), а также в пределах ошибки, свойственной каждому из формально-математических методов моделирования, может иметь последствия, опрокидывающие все прежние представления об абсолютной неизбежности и абсолютной невозможности или однозначно открытой (либо закрытой) возможности осуществления того или иного определённого варианта. Если соотноситься с математической теорией вероятностей, то Божий Промысел — адресный и вседержительно целесообразный — наиболее зрим в “хвостах” математических законов разпределения плотности вероятностей, где её значения ничтожно малы с точки зрения многих практических приложений и субъективных вожделений. Но вмешательство Свыше не безпричинно и не безцельно: оно концептуально определённо. В связи с этим следует ещё раз вспомнить слова А.С.Пушкина:

«Провидение не алгебра. Ум ч<еловеческий>, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая мощного мгновенного орудия Провидения».

Если выйти за пределы достаточно общей теории управления и соотноситься с религией как сокровенным осознанным диалогом личности и Бога, то вероятностные модели математической «тео­рии вероятностей» — теории мер неопределённостей — не учитывают личностного фактора — меры духовности человека, известной одному Богу. Но личностный фактор доминирует во всех процессах управления, понимаемых как целесообразная реакция человека (обществ) на свершившиеся события, включая реакцию на прогнозы и пророчества в отношении развития ситуаций в Объективной реальности в будущем.

Поэтому по отношению ко всякому варианту будущего, имеющего определённый образ, человек может оценить не только его вероятность при ранее сделанных двух оговорках о смысле вероятности, но и вероятностную предопределённость, понимаемую как оценка меры возможного, равная вероятности «самопро­из­вольной» реализации (на основе прежнего самоуправления и без вмешательства извне), умноженная на меру потенциала личности управленца. Хотя последняя величина в точности известна одному Богу, но тем не менее, общественная практика показывает, что есть люди, под чьим управлением погибнет всякое начинание, и есть люди, под чьим управлением свершится успешно казалось бы невозможное: «Кадры решают всё», — И.В.Сталин.

И та же общественная практика показывает, что есть люди, которые на основе свойственного им чувства меры могут отличить управленцев погибели от управленцев жизни. Управленцы погибели предпочитают делать такого рода оценку на основе формально-алгоритмического анализа анкетных данных, что в обществе является аналогом статистических моделей математической теории вероятностей; однако в обществе двум оговоркам о смысле вероятностей, соответствует оговорка о смысле анкетных данных с точки зрения управленцев погибели:

Человек, чьи анкетные данные разсматриваются управленцем погибели, с его точки зрения неспособен осмыслить прошлое и изменить на основе переосмысления свои намерения на будущее и способы их осуществления.

То есть человеку по умолчанию отказано в способности к изменению себя, к творческому развитию своей личности: к нему относятся как к автомату — носителю конечного числа программ определённого функционального назначения, соответствие которых задачам и оценивается управленцами погибели.

Анкетное прошлое, конечно, во многом является основой будущего, но всё же человек в принципе не конечный автомат, и прогнозам на основе анкетного прошлого в отношении человека свойственна некоторая непредсказуемость будущего. И разумные общества уделяют внимание человеку — его потенциалу развития — при управлении своей кадровой политикой по полной функции управления на той стадии развития личности, когда анкета по существу пуста.

Так в книге английского этнографа ХIХ в. Э.Б.Тайлора “Перво­быт­ная культура” (Москва, 1989 г., сокращённое переиздание по изданию 1896 г.) сообщается, что уже первобытные общества имели сложившиеся процедуры (ритуально оформленные психологические практики), изпользуя которые, они из числа детей в возрасте 7 — 14 лет заблаговременно избирали тех, чей личностный потенциал развития позволит им впоследствии стать высококвалифицированными управленцами (вождями — военными и хозяйствующими руководителями, шаманами), т.е. преобразовывать близкие к нулю вероятности желанных событий в близкие к единице (100 %) оценки качества управления при их осуществлении.

По существу «дикарей» интересовали не высокие вероятности безпроблемной (по отношению к спокойствию вышестоящего начальства) службы в будущем, получаемые ныне на основе анкетных данных «кадрови­ками», а высокие вероятностные предопределённости способности человека выявлять и разрешать заранее непредсказуемые проблемы — как выражения личностного своеобразия на основе развития с детства чувства меры и нравственности.

Эти процедуры были погашены и извращены “эли­та­ри­зо­вав­шимися” кланами практически повсеместно на Земле при переходе от первобытнообщинного жизненного строя к толпо-“элитар­но­му” общественному устройству потому, что в условиях кланово-“элитарного” угнетения общества “элите” важнее КТО управляет, но не важно КАК, поскольку она, обладая почти безраздельной внутрисоциальной властью, в сфере потребления производимого и доступного обществу продукта вседозволенно берёт себе всё по вожделению, обделяя всех остальных, ущемляя их в правах удовлетворить их даже жизненные потребности. Обществу же, не раздавленному клановым паразитизмом “элиты” (“лучших” людей), важно КАК управляют, и потому оно среди детей ищет тех, КТО со временем будет способен управлять общественно приемлемым образом. “Элита” тоже ищет среди детей таковых, но для того, чтобы поработить или уничтожить: один из множества такого рода случаев остался зафиксированным в Новом Завете, когда Ирод с целью уничтожения Христа персонально повелел уничтожить множество младенцев.

Поскольку в основе всякого управления лежит достаточная предсказуемость поведения системы под воздействием:

·  на неё факторов внешней среды;

·  внутренних изменений в ней самой;

·  управления, как такового,

— то вследствие этого общество как-то реагирует на информацию прогностического характера. Поэтому сам факт всякого прогноза, — а тем более разпространение прогностической информации в обществе, — изменяет предшествовавшие ему меры неопределённостей в течении событий, т.е. вероятности и вероятностные предопределённости в пределах, допускаемых Высшим их предопределением. Соответственно оглашение прогноза может быть управленческим действием, а может быть действием, разрушающим определённый процесс управления, но вписывающимся в какой-то другой процесс управления.

*       *       *

В связи с тем, что в последние годы в России массово, как до того в остальном мире, тиражируются всевозможные астрологические прогнозы необходимо сделать важное замечание: следует понимать, что, если в астрологии видеть науку об энергоинформационных ритмах взаимодействия Космоса, Земли, её биосферы и живущих людей, то астрология даёт прогнозы наиболее вероятного развития процессов в молчаливом предположении об отсутствии (или заблокированности) самопроизвольной сколь-нибудь эффективной управленческой реакции на неприемлемые прогнозы и неприемлемое течение событий со стороны тех, в отношении кого даётся прогноз; также, часто в молчаливом предположении, игнорируется и возможность целесообразной управленческой реакции на сам факт прогноза.

Для тех, кто не задумывается о соотношении прогностики, её «самопроизвольного» последующего осуществления и целесообразного управления, цели которого не всегда совпадают с одной прогностикой, поскольку произтекают из другой, эти умолчания — средства программирования их безсознательных уровней психики на неизбежность изполнения оглашённого прогноза.

По отношению к бездумно доверчивой толпе такое программирование психики прогнозами (реальными и мнимыми, астрологическими и прочими) — одно из средств управлению ею.

Астрологический прогноз — это более или менее точный прогноз внешних и внутренних обстоятельств по отношению к человеку и обществам, но не прогноз-предопределение управления со стороны человека, реагирующего на эти обстоятельства. Человек на прогнозы и обстоятельства реагирует по его нравственно обусловленной духовности, включая в неё миропонимание и навыки биополевого возприятия действительности и воздействия на неё. Тем более вне астрологии остаётся непосредственное адресное вмешательство Свыше в течение событий, некогда предопределившее ритмику энерго­информационных процессов в Космосе, являющуюся предметом изучения и толкования в астрологии.

*                 *
*

Прогнозы отличаются от пророчеств по източнику их произхождения:

·  Пророчества — всегда с иерархически более высоких уровней в Объективной реальности, чем обособленная психика человека: то есть с уровней эгрегоров (коллективной психики) или непосредственно от Бога, а человеку предоставлена только возможность более или менее адекватного оглашения пророчества среди себе подобных.

·  Прогноз же — плод собственных усилий (интуитивных или осознанно алгоритмических) человека в пределах его возможностей, а также и информация, предоставляемая (или навязываемая) субъектами, не принадлежащими к числу тех, кто осуществляет иерархически высшее управлении в отношении потребителя прогноза — человека или общества.

Вне зависимости от способа и методологии прогнозов для человечества характерно помнить о сбывшихся негативных прогнозах и пророчествах; а также и о предостережениях Свыше, отождествля­емых людьми с негативными прогнозами. Наряду с этим в истории крайне редки памятные сбывшиеся благоприятные прогнозы — программы-сценарии управления, оглашённые заранее.

Этому преобладанию в памяти бедственных сбывшихся предсказаний не находится объяснений в массово издаваемой литературе, а отношение большинства людей к предсказаниям, при соприкосновении с ними, — одинаково неправильное вне зависимости от того, верят они в предсказания, либо же не верят, полагая будущее непредсказуемым и отмахиваясь даже от своей действительно дееспособной интуиции.

С точки зрения практики управления управленческой значимостью обладает преимущественно информация: об отклонении про­цесса от предписанного режима; об уже возникших причинах непосредственных и опосредованных[43], которые могут вызвать такое отклонение; об открытых возможностях возникновения такого рода причин и отклонений в будущем; о процессах, течение которых способно привести к открытию такого рода возможностей.

Если соотнести это с полной функцией управления, то её более ранним этапам[44] соответствует информация о процессах, течение которых способно открыть неприемлемые возможности; потом — об открытых возможностях; потом — о причинах; и, в конце концов, — о свершившихся отклонениях.

Таков же порядок приоритетной значимости каждого из классов только что названной управленческой информации при упра­влении по полной функции в интеллектуальной схеме управления предиктор-корректор потому, что управление течением событий открывает или закрывает возможности; при открытых возможностях возникают причины непосредственные и опосредованные, способные отклонить течение управляемого процесса от идеала; управление причинами влечёт за собой или блокирует отклонение течения процесса от выбранного идеального режима; управление же самим процессом под воздействием возмущающих причинных факторов с требуемым качеством оказывается не всегда возможным.

Соответственно этой иерархии информация о том, что процесс управления протекает устойчиво с отклонениями, которые ниже порога чувствительности системы управления (т.е. всё хорошо), обладает существенно меньшей управленческой значимостью, чем информация об отклонениях; о причинах, способных повлечь отклонения; об открытых возможностях к возникновению такого рода причин; о процессах, способных открыть такого рода возможности.

Бог — не тиран и не садист. Поэтому в человеческих прогнозах и предсказаниях-пророчествах от Бога действительно даётся информация о катастрофичном и (или) неблагоприятном будущем, в направлении которого преобразуется настоящее вследствие ВСЕГО, что реально свершилось в прошлом и творится в настоящем, включая и нравственно обусловленные намерения на будущее самих людей.

Информация о благоприятной направленности течения событий, хотя и приятна в эмоциональном отношении, но управленческой значимостью в указанном смысле не обладает.

На эту взаимообусловленность пророчеств и мироустройства (по существу: прогностики и результатов управления) наставлял первохристиан апостол Павел[45]:

«И духи пророческие послушны пророками, потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира. Так бывает во всех церквах у святых», — 1‑е Послание Коринфянам, 14:32, 33.

Соответственно ЕДИНСТВЕННО ЦЕЛЕСООБРАЗНАЯ реакция на негативный прогноз вне зависимости от того, как он получен (ненаучно «интуитивно» или «научно обоснованно»), — переосмыслить известное прошлое и намерения на предстоящее будущее уже в настоящем: это известно издревле (см. в Библии книгу пророка Ионы о его проповеди в Ниневии и реакции на проповедь её жителей), хотя и непонимаемо большинством.

Игнорировать прогнозы, как это дважды сделали троянцы (отвер­г­ли предостережения Кассандры и Лаокоона); бегать от грядущего, как это сделали родители царя Эдипа; лезть на рожон, «испытуя судьбу», т.е. искушая Бога, ничего качественно не изменив в себе самом, как это сделал А.С.Пушкин, предупреждённый о смертельной опасности его конфликтов с высоким блондином, а главное — многое ощущавший непосредственно сам; а также М.Ю.Лермонтов, повторивший во многом судьбу Пушкина; не заметить прогноза и забыть его, как сделали англичане, в результате чего погиб в 1912 г. “Титаник”[46]; или как Россия под руководством Николая II влезла в две самоубийственных войны (1904, 1914 гг.) по принципу «авось обойдётся» вопреки многим предостережениям о неготовности государства и общества вести войну — значит содействовать осуществлению негативного прогноза.

«Бог не меняет того, что (произходит) с людьми, покуда люди сами не переменят того, что есть в них»[47], — так объясняется в Коране, сура 13:12, трагичность происшествий в жизни многих личностей и обществ.

Кроме того, одному Богу известно, что Им предопределену однозначно и неотвратимо, а чему никогда не быть, как бы кто ни пыжился осуществить вожделенное, реализуя ему данную Свыше свободу выбора и насилуя своей волей Жизнь; и нет однозначно предопределённому Свыше изменения предопределения в смысле открытия возможности многовариантности в осуществлении вероятностей и вероятностных предопределённостей.

Русь в обозримом прошлом и Российская империя последних трёх веков, в особенности, производит особо тягостное впечатление в отношении её населения и правящей “элиты” к прогнозам-предостережениям. Коран, из целостности которого возможно извлечь понимание соотношения прогнозов, предопределения Свыше, целесообразной и нецелесообразной реакции на знаменательность произходящего в жизни, хотя и был переведён на русский Г.С.Саблуковым и массово издан в ХIХ в., однако для правящей “православной интеллигенции”, кичащейся своей особенной духовностью, он не указ. Но предостерегающая милость Вседержителя была столь велика, что в 1907 г. появилась опера Н.А.Рим­ско­го-Корсакова “Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии”. В связи с этой оперой мы обращаем внимание на два знаменательных обстоятельства:

·  во-первых, Феврония показана как человек, пребывающий выше обрядности официального православия и несущий в себе непосредственную живую религию (обоюдосторонне направленную жизненно осмысленную связь человека и Бога) в неизбывном единстве эмоционального и смыслового строя её души. Она — единственный человек во всей опере, обладающий этим качеством, которое выражается в том, что действия её во всех обстоятельствах безошибочны, т.е. не усугубляют проблем, а разрешают их;

·  во-вторых, это — единственное художественное произведение, в котором безо всех абстракций теории управления и научной терминологии просто показано, как должно реагировать на негативный прогноз (предуказание): в ответ на три последовательных покаяния — трижды изменяется предопределённое Свыше будущее тех, кто покаялся (т.е. в искреннем признании своей неправедности изменил свою нравственность, которая определяет всю алгоритмику психики, будучи общей как для уровня сознания, так и для безсознательных её уровней). То, что в религии называется покаянием, по его сути есть переосмысление прошлого и намерений на будущее, выражающееся в изменении реальной нравственности человека — в ликвидации её ущербности (неполноты) и ликвидации двойных и не определённых нравственных стандартов. Это касается как личностей, так и слагаемого личностями общества.

Бог ми­ло­сер­ден: зна­ме­ния, не­га­тив­ные про­гно­зы, про­ро­че­ст­ва о бедах — по их существу — пре­дос­те­ре­же­ния, а не безсмысленно злобные страшилки. Они да­ют­ся за-благо-временно, что­бы лю­дям ус­петь по­ка­ять­ся, переосмыслить свою прошлую и настоящую жизнь, изменить свою нравственность и характер своего поведения (у-пра-воления) и из­ме­нить тем са­мым вероятностно предопределённые лю­дям гря­ду­щие по­след­ст­вия их же дел; термин «вероятностно предеопределённые» имеет одним из значений и «обусловленные верой», религией. Но рос­сий­ский пра­вя­щий класс то­гда ока­зал­ся са­мо­на­де­ян­но глуп и счёл опе­ру «вя­лой», «чрез­мер­но серь­ёз­ной по со­дер­жа­нию», «хо­лод­но-разсудоч­ной» или «елей­но-мис­тич­ной», «не­дос­та­точ­но стро­гой по от­но­ше­нию к пре­да­те­лю Гриш­ке-Ку­терь­ме»[48] и за та­кую ку­терь­му без­смыс­ли­цы в их го­ло­вах дос­та­точ­но стро­го по­пла­тил­ся по­сле 1917 г. В 1994 г. по­ста­нов­ка “Ска­за­ния” бы­ла во­зоб­нов­ле­на так­же в ус­ло­ви­ях кри­зи­са в жизни общества…

Измышление лжи на прошлое, т.е. причисление к злодеям тех, кто творил объективное добро (т.е. действовал в русле Промысла), и представление добродетельными объективно порочных злодеев, по своему воздействию на грядущее обратны покаянию.

Кроме того, известна поговорка «накликать беду». Существо дела сводится к тому, что внесение в настоящее информации о тех или иных возможных вариантах будущего изменяет вероятностные предопределённости различных вариантов. Это — при бедственном характере вносимой информации и определённом настрое психики людей — может стать программированием бедственного характера течения событий, т.е. программированием катастрофичного будущего.

От негативного прогноза «накликивание беды» отличается тем, что прогноз-предостережение вероятностно предопределённо уменьшает вероятности «самоосуществления» бедствий, открывая возможности своевременной (заблаговременной) целесообразной управленческой реакции на прогноз-предостережение, а «накли­ки­вание беды» — увеличивает вероятности её «само­осу­щест­вления» и значения вероятностных предопределённостей, замыкая информационно в целостный алгоритм управления разрозненные фрагменты возможной в принципе, но до оглашения возможности не успевшей вызреть беды, вследствие чего для благоприятного течения событий требуются дополнительные человеческие действия и вмешательство Свыше, направленные на нейтрализацию и разпыление вновь созданного целостного алгоритма осуществления всего лишь возможной, но вовсе необязательной катастрофы.

Так, не умея соразмерно и сообразно реагировать на негативные прогнозы и пустые опасения (без открытых возможностей, ведущих к беде), высказывая безответственно или самонадеянно-непогрешимо мнения о бедственных перспективах кого-либо в будущем, люди сами создают как себе лично, так и окружающим, бедствия и трудности, которые вероятностно предопределённо предстоит преодолевать им же самим и тем, в чью судьбу они смогли неблагодетельно вмешаться.

Поэтому толпы бездумных, не различая предостережений о бедах и программирования бедственного будущего, боятся плохих предсказаний и, будучи управленчески недееспособными, ненавидят тех, чьи слова о бедах в будущем сбываются. Хотя просто надо быть внимательными и думающими им самим, а не злобствовать в ущерб себе же.

*       *       *

ЧЕЛОВЕКУ ДУЛЖНО УМЕТЬ РАЗЛИЧАТЬ, В КАКИХ СЛУЧАЯХ ОН ОТСТРАНЁННО ИЛИ ПРЕДОСТЕРЕГАЮЩЕ СОЗЕРЦАЕТ НЕГАТИВНЫЙ ПРОГНОЗ, А В КАКИХ СЛУЧАЯХ ДЕЯТЕЛЬНО, ВОЗМОЖНО БЕЗДУМНО-БЕЗ­СОЗ­НА­ТЕЛЬНО, ПРОГРАММИРУЕТ БЕДСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ ДАЛЬНЕЙШЕЕ ТЕЧЕНИЕ СОБЫТИЙ.

Вспомните историю с лидийским царём Крезом. Когда он обратился в Дельфы с вопросом, начинать ли ему войну с персами, оракул ответил: «Крез, Галис[49] перейдя, великое царство разрушит». Крез потерпел поражение и его царство было завоёвано персами. На обвинение Креза в обмане, жрецы дельфийского оракула заявили, что предсказание оракула изполнилось полностью, так как оракул не указал, какое именно царство будет разрушено.

Но в этом деле есть две стороны. С одной стороны нравственность Креза продиктовала ему линию поведения, в результате которого погибло его царство. Была бы у Креза другая нравственность, он бы вёл себя иначе. С другой стороны, выявив объективную нравственность Креза и ощущая матрицы-сценарии дальнейшего течения событий, оракул уже программировал поведение Креза безальтернативно на уничтожение его же царства. Ведь им не было сказано: «Если Крез Галис перейдёт, то великое царство разрушит». В формулировке оракула слова «если» нет: и большим и маленьким «крезам» остаётся либо выступить против всей культуры «оракульства» (включая и современную «цыганщину» и «глобовщину»[50]), либо безальтернативно изполнить запрограммированное.

В этом же и ответ на вопросы о пророчествах оракулов Лаю, Эдипу, Акрисию: всё непременно сбывается, как предсказано, поскольку они пытаются убежать от «рока» либо начать бороться с ним, вместо того, чтобы переосмыслить и изменить свою нравственность и тем самым —алгоритмику своей психики, вследствие чего стать неподвластным прошлому пророчеству — программе якобы безальтернативного «предсказания».

*               *
*

Чувство меры реально даёт алгоритмически неформализованное на уровне сознания возприятие множества различных вариантов будущего и оценки вероятностной предопределённости каждого из них. Но оно же лежит в основе всех алгоритмически формализованных методов прогноза, включая гадания и вероятностно-статистические математические модели.

Сказанное здесь о вероятностных предопределённостях и упра­влении по отношению к жизни общества нашло отражение в афоризме В.О.Ключевского: «Закономерность исторического явления обратно пропорциональна его духовности». В толпо-“эли­тар­ных” обществах духовность большинства равна неизменному условному нулю, поэтому история толпо-“элитаризма” противна, как заезженная пластинка, по которой головка звукоснимателя бегает по одной и той же запиленной скрипящей дорожке, неизменно возпроизводя безсмыслицу. История толпо-“элита­ризма” повторяется, как 2 ´ 2 = 4, а значимость различий не больше, чем в случае, когда на одном электронном калькуляторе 4.0 это 3.999999, а на другом 3.999987.

Возприятие вариантов с изчезающе малой вероятностной предопределённостью их осуществления и устойчивое управление в переходных процессах, ведущих к ним, способны неузнаваемо преобразить Мир. Но такая возможность обусловлена высокой нравственно обусловленной духовностью и сопряжённым с нею личным чувством меры, лежащим в основе управленческой квалификации, компенсирующей малую устойчивость переходных процессов к желанному варианту будущего высокой свободно избранной самодисциплиной.

Дабы изключить крах толпо-“элитаризма” по этой причине или хотя бы свести к минимуму в каждую историческую годину вероятность и вероятностную предопределённость такого краха, Талмуд даёт в различных вариациях рекомендацию такого содержания: «Лучший из гоев (не-евреев) достоин смерти» (!!!). Если определённые круги следуют этой рекомендации, а общество не желает или неспособно от неё защититься, то с общества срезаются вершины духовности и его история предопределена, как
2
´ 23.999, поскольку даже, если вероятность краха толпо-“элитаризма” в объективно сложившихся условиях отлична от нуля (т.е. крах возможен), то нет личностей, способных к её осуществлению с высоким качеством управления как объективной вероятностной предопределённости.

В толпо-“элитарных” социальных системах наиболее типичны ситуации конфликтов множества частных управлений. Поэтому одной из социально значимых способностей индивида в них является способность оценивать вероятностную предопределённость выигрыша им конфликтной ситуации: «я — он», «я — она», «я — они». Способность эта у большинства людей вырабатывается на основе практики жизни, и она в большей степени обусловлена прошлым опытом и памятью, а не предвидением на основе ощущения ситуации через чувство меры. И, если человек по опыту прошлого привык бездумно знать, что в одном случае из 10 он проигрывает, то он ведёт себя достаточно сдержанно; если он бездумно привык знать, что он проигрывает в одном случае из 100, то он ведёт себя более независимо по отношению к другим. Но если он привык знать, что проигрывает в одном случае из 1000, то толпарь самонадеянно оценивает вероятностную предопределённость своего выигрыша конфликта во множестве возможностей как единственную возможность и идёт на конфликт смело, будучи уверен в своём выигрыше на все 100 % (с вероятностью, равной точно 1.0). Произходит бездумное отождествление конкретных вожделенных обстоятельств со всем множеством возможных обстоятельств, среди которых присутствуют и неприемлемые варианты. В действительности же он имеет дело с субъективной оценкой на основе прошлой статистики вероятности будущего вероятностно предопределённого проигрыша им конфликта, точное значение которой меньше чем 1.0 — 0.999, поскольку численность человечества имеет порядок не 103 (тысячи), а уже давно миллионы (106 ), а сейчас уже и миллиарды (109 ) — более 6 миллиардов, начиная с середины 1999 г. Кроме того, в составе человечества не все толпари, подобные ему.

Толпарь об этом также не задумывается и безответственно входит в конфликт или умышленно своекорыстно порождает его, когда его возприятие вероятности предопределённого проигрыша им конфликта падает до его субъективного нуля, хотя в действительности она отлична от нуля, но в наиболее благоприятном для него случае меньше (<), чем 1 ´ 10-3. Эти люди наиболее опасны для окружающих, а 0.999, будучи перевернуты, дают известное всем «666.0»[51]. Поскольку вседозволенно конфликтующий толпарь оши­ба­ется, полагая, что вероятностная предопределённость будущего проигрыша им конфликта равна нулю, то он со временем встречается с человеком (или общностью), чьи возможности действовать в навязанном им конфликте превозходят его собственные, или с тем, кто возпринимает вероятностные предопределённости с точностью более высокой, чем 10-3, и ведёт себя, строит управление изходя из своих возможностей и оценок. Зарвавшийся толпарь проигрывает конфликтную ситуацию таким людям, подчас даже не успевая войти в неё, чем и губит себя и доверившихся ему других толпарей. Народные пословицы говорят об этом проще: на всякого мудреца довольно простоты; пошёл по шерсть — вернулся стриженым; молодец — на овец, а на молодца — сам овца. А гордыня — завышенные самооценки, в том числе и своих возможностей, согласно многим вероучениям — первейший из грехов, порождающий все прочие греховные притязания, т.е. притязания, опасные для самого человека, для других людей и природы в случае попыток их реализации.

Поскольку чувство меры, дающее возприятие вариантов и оценок вероятностных предопределённостей осуществления каждого из них и их совокупностей (в сравнении друг с другом в том числе), своеобразно личностно обусловлено, то личностный фактор в нестандартных ситуациях первенствует над стандартным образованием на каждом из уровней квалификации в каждой из сфер деятельности человека в обществе. Само же образование (как и всё в жизни людей) носит нравственно обусловленный характер, но во всяком варианте нравственности и этической ориентации человека, образование без взращивания чувства меры безсмысленно, поскольку не позволяет соотнести с текущей действительностью даже известное знание и освоенные навыки, что делает невозможным управление даже в стандартно разрешимых без ущерба ситуациях. Кроме того, образование — как освоенные знания и навыки — всего лишь «приданое» к строю психики, вследствие чего при господстве животных инстинктов над прочими компонентами психики (разумом, интуицией и др.) образованный человек по организации его поведения неотличим от выдрессированного животного.

В настоящем контексте строй психики — определённый термин. Ясно, что инстинкты и разум, интуиция — явления разного иерархического порядка в организации поведения человека на основе и в ходе его психической деятельности. На наш взгляд — для человечного строя психики — нормально, если врождённые рефлексы и инстинкты являются основой, на которой строится разумное поведение; нормально, когда интуиция предоставляет инфор­ма­цию, которую возможно понять посредством интеллектуальной деятельности. То есть для человечного строя психики нормально, когда в его иерархии интуиция выше разума, разум выше инстинктов, а все вместе они обеспечивают пребывание человека в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом.

Тем не менее, достаточно часто приходится видеть, как разум становится невольником и обслуживает животные инстинкты человека; как разсудочная деятельность превозносится над собой и пытается отрицать интуитивные оценки и даже полностью вытесняет интуицию из психики; как все они вместе, пытаются отвергать Высший промысел, вследствие чего становятся жертвами непреодолимой ими самими ограниченности и одержимости, что находит своё выражение в нечеловеческом строе психики, который в зависимости от организации компонент психики индивида может быть нескольких видов:

Если разум отвергает интуицию или служит — как невольник — инстинктам, то это — не человеческий, а животный строй психики. При этом следует иметь в виду, что и при животном строе психики интеллект может быть высокоразвитым, а его носитель может быть выдающимся профессионалом в той или иной области деятельности цивилизации[52] (включая и магию), по существу не будучи человеком.

Также и строй психики биоробота (зомби) отличается от человеческого тем, что в поведении утрачивается свобода в обращении с информацией, вследствие чего индивид автономно отрабатывает внедрённую в его психику программу[53] поведения (авто­ном­ный робот-автомат) или же не в состоянии возпре­пят­ствовать активизации свойственных навыков и качеств извне, т.е. другими по их произволу (дистанционно управляемый робот). Кроме того, зомбирующие программы могут быть иерархически более значимыми в поведении индивида, чем врожденные инстинкты, вследствие чего, с одной стороны, в каких-то ситуациях зомби не проявляет инстинктивно-животных реакций на раздражители и выглядит человеком, в отличие от носителей животного строя психики, которые и не пытаются сдержать животное начало; с другой стороны возможен конфликт в психике зомби между поведенческими программами инстинктов и зомбирующими программами поведения, а также между различными зомбирующими программами.

Демонические личности, обладая осознанными или безсознательными завышенными самооценками, и будучи носителями животного строя психики, строя психики зомби, либо пребывая в своеволии индивидуализма, освободившегося из неволи инстинктов и зомбирующих программ, порождают агрессивно-паразити­ческий индивидуализм с претензиями на сверхчеловеческое достоинство в человечестве. То есть в основе демонического типа психики лежит нечеловеческий строй психики тех, кому Свыше дано быть людьми.

3.5. Управление: качество и оптимальность

Управление для субъекта управленца в принципе возможно только объективно существующими процессами (объектами), устойчивыми в смысле предсказуемости для субъекта-управ­лен­ца. Если в отношении объективности и предсказуемости возникнут иллюзии, то они вызовут со временем вполне реальное разочарование.

Наличие устойчивости по предсказуемости во многих случаях объективно позволяет процесс, развивающийся объективно, привести к субъективно выбранной прогнозной цели из множества (счётного или несчётного, конечного или безконечного) объективно возможных вариантов развития процесса. Здесь слово «объективно» подразумевает прежде всего иерархически высшее объемлющее управление, поддерживаемое Всевышним. Также субъект, опирающийся на устойчивую предсказуемость(,) в пределах иерархически высшего объемлющего управления(,) может разрешать ситуации конфликтного управления одним объектом, осуществляемого несколькими субъектами, приемлемым для себя образом. Выделенные жирным слова относятся и к началу предложения, и к концу его, поскольку иерархически высшее объемлющее управление стоит над ситуацией конфликта. Две запятые взяты в скобки, поскольку причастный оборот для полноты понимания двойственного смысла следует закрывать попеременно и там, и там.

Понятию «управление» всегда сопутствует понятие качество управления. Характеристики реального управления всегда отличаются от идеальных, предписанных вектором целей управления. «Разность» вектора целей и вектора текущего состояния объекта даёт вектор ошибки управления. Векторы ошибок, в которых ни одна из частных ошибок управления не превозходит субъективно предписанных допустимых отклонений от идеального режима, обра­зуют допустимое множество векторов ошибок. Поскольку раз­мерность вектора ошибки (количество частных целей управления в его составе) может быть очень велика, то пользоваться вектором в целом для сопоставления разных процессов управления по одному и тому же общему для них вектору целей — не всегда удобно. Поэтому в случаях сопоставления, когда, во-первых, ни одна из частных ошибок не выходит за допустимые границы и, во-вторых, когда не встаёт вопрос о пересмотре иерархии приоритетов в векторе целей, предпочтительно иметь одну оценку вектора ошибки, позволяющую отвечать на вопросы: хорошо либо плохо? лучше либо хуже? Такая оценка называется качество управления; это — мера вектора ошибки, то есть обобщающая оценка всей совокупности частных ошибок управления, входящих в вектор ошибки.

Полный перечень целей управления в векторе целей можно разбить на группы и на основе компонент, входящих в каждую из них, построить частную оценку качества управления; а частные оценки свести в новый вектор ошибки существенно меньшей размерности, чем изходный (в него можно включить и общую оценку качества управления). Построение вспомогательного вектора ошиб­ки управления, включающего в себя частные оценки качества управления, может быть полезным при анализе режимов манёвров, когда на разных этапах манёвра общий вектор целей может менять свою иерархическую упорядоченность и размерность. Если вектор ошибки может быть интерпретирован в форме числового алгебраического п-мерного вектора (столбец чисел), то в качестве его меры может выступать какая-либо из норм[54] вектора (хотя бы его «длина» — диагональ параллелепипеда, построенного на компонентах вектора в п-мерном пространстве с ортогональным базисом).

Если принято некое правило построения оценки качества управления, то преобразование вектора ошибки в оценку качества управления однозначно; обратный переход в силу многомерности пространства целей управления — многозначен и потому интереса не представляет.

Оценка качества управления всегда субъективна: во-первых, субъективен выбор множества частных целей управления; во-вторых, субъективно устанавливается иерархия их значимости; в-третьих, на основе одного и того же вектора ошибки можно построить не одну обобщающую оценку всей совокупности частных ошибок, входящих в вектор, употребляя разные правила (алго­рит­мы) преобразований. Эти три фактора необходимо учитывать даже при сопоставлении оценок качества управления однокачественными процессами, но управляемыми разными субъектами.

В ситуациях же конфликтного управления одним и тем же объектом со стороны разных субъектов вопрос о качестве управления тем более многозначен. В зависимости от того, что конкретно каждым из субъектов-управленцев возпринимается в качестве частных ошибок и частных целей управления, складываются их вектора целей и вектора ошибок управления, в результате чего при совпадении возникают коалиции объективных союзников, которые разпадаются, когда процесс конфликтного управления затрагивает несовпадающие цели, что порождает в коалиции взаимно изключающие оценки ошибок управления.

Единственное изключение из субъективизма оценок качества управления возникает при сопоставлении совокупности однокачественных частных процессов в объемлющем процессе иерархически высшего управления. Оценка качества управления, выставленная Всевышним в иерархически Наивысшим управлением, объективна по отношению ко всякому из частных, вложенных в него процессов.

*       *       *

В условиях многомерности вектора целей иерархически высшего объемлющего управления и вложенных в него частных управлений может возникать интересная и значимая для практики особенность. Разсмотрим вложенный процесс управления, обладающий следующими свойствами: в его вектор целей входит некоторое количество частных целей иерархически высшего объемлющего управления, однако иерархия целей в нём может быть даже обратной иерархии целей объемлющего управления. То есть данный вектор целей может быть очень примитивен в сопоставлении его с иерархически Наивысшим. Но управляющим субъектом при этом наложены очень жёсткие требования на частные ошибки управления, попадающие в иерархически высший вектор ошибки, и процесс протекает в пределах этих жёстких требований. Иерархически Наивысшая оценка качества управления в этом процессе, тем не менее, может оказаться выше, чем у других вложенных однокачественных процессов, чьи вектора целей соответствуют в большей степени иерархически Наивысшему вектору по частным целям и их иерархии, но вектора ошибки управления «гуляют» в субъективно признанных допустимыми, но очень широких пределах, не соответствующих требованиям Наивысшего управления.

*                 *
*

Из множества однокачественных процессов, управление которыми подчинено общим для них вектору целей и оценке качества управления, процесс, обладающий экстремальной (наи­выс­шей или наинизшей) оценкой качества управления, называют оптимальным.

Из этого разворачивается вся теория оптимального управления, построенная на принципе максимума оценки качества управления. Поскольку в основе понятия оптимальности лежат субъективно назначенные категории, свойственные процессу управления, то понятие оптимальности тоже субъективно. Наиболее часто встречается понимание оптимальности в смысле минимума потребления ресурсов, в смысле максимальных или минимальных характеристик объекта и в смысле минимума времени манёвра перехода из одного режима в другой. В большинстве случаев каждый из видов оптимальности отрицает другие. Возможны критерии оптимальности, построенные на комбинации нескольких частных критериев оптимальности.

Для оптимизации управления проектами, в осуществлении которых в разных местах и в разное время в некотором порядке участвует много изполнителей (как физических, так и юридических лиц), могут быть применены так называемые «сетевые методы». Всё, что входит в теорию и практику «сетевого планирования», произтекает из выявления рубежей, разделяющих различные этапы и фазы работы в целом, на которых объективно возможны однозначные оценки «выполнено — не выполнено», «достигнут ожидаемый результат — не достигнут» по отношению к каждому из фрагментов работы и работе в целом. Если разделение работы в целом на фрагменты (этапы), разграниченные рубежами контроля по факту «выполнено — не выполнено», изобразить графически, то схема проекта будет представлять собой сеть. В ней рубежи контроля завершения этапов и начала следующих этапов предстанут как узлы, а этапы работы предстанут как линии, соединяющие узлы друг с другом.

Сетевые методы применяются для оптимизации проектов в смысле достижения минимума времени выполнения работы в целом. При этом продолжительность этапов работ между контрольными рубежами при представлении (отображении) планов работ в виде сетевых графиков задаётся на основе нормативной базы «техно­логического времени» ведения различных видов работ, порождаемой системой бухгалтерского учёта разходования ресурсов и хронометражём реальных техно­логических операций при сложившейся организации работ на предприятии, а также в ряде случаев — на основе интуитивных оценок.

Разработаны алгоритмы, позволяющие вычислить общую продолжительность выполнения проекта; выявить в проекте иерархию зависимости общей продолжительности проекта от возможности задержки выполнения каждого из этапов и т.п. Это всё разсматривается в специальной литературе[55].

Сетевые методы могут обслуживать алгоритм метода динамического программирования, поскольку в некоторых иерархически многоуровневых моделях управляемых процессов шаговые выигрыши в методе динамического программирования могут быть получены на основе сетевых методов.

3.6. Замкнутые системы

В самом общем смысле управление и отображение — всегда взаимная вложенность понятий, выражающих эти процессы, и самих объективных процессов, протекающих в Объективной реальности. Управление — информационно-алгоритмический процесс — является отображением: из объекта и среды, окружающей объект управления, в систему управления объектом — обратные связи; и из системы управления объектом в объект и среду — прямые связи. Обратные связи, по которым поступает информация о состоянии среды и положении объекта в ней, — внешние обратные связи; а по которым поступает информация о состоянии элементов объекта и системы управления им, — внутренние обратные связи. Аналогичным образом на внешние и внутренние подразделяются и прямые связи.

Объект, находящийся в среде, и система управления им, связанные друг с другом цепями прямых и обратных связей, далее будем называть замкнутой системой (далее это термин).

*         *         *

Это определение терминов прямые и обратные связи, «замкнутая система» содержат в себе некоторые умолчания, значимые в контексте ДОТУ. Вследствие наличия этих умолчаний в контексте ДОТУ оно является более общим, включающим в себя тот смысл, который не свойственен этим терминам в исторически сложившихся технических версиях теории управления.

«Замкнутая система управления, система управления, в которой управляющее воздействие формируется в функции отклонения значения управляемой величины от требуемого закона её изменения» (Большая советская энциклопедия, изд. 3, т. 9, стр. 325).

Соответственно определениям такого рода, когда говорят о прямых и обратных связях в замкнутой системе, то имеют ввиду только связи с объектом управления, но не со средой. При этом под прямой связью понимают управляющее воздействие, а под обратной — введение в систему управления информации о реакции объекта управления на управляющее воздействие. По существу в определениях термина «замкнутая система» такого рода речь идёт о том, что в замкнутых системах информация, на основе которой во всякий момент времени вырабатывается управляющее воздействие, включает в себя и информацию об управляющем воздействии, выработанном некогда в прошлом. Иными словами, некоторые информационные потоки, проходящие через систему управления замкнуты в кольцевом контуре их обращения, отсюда и произтекает название термина «замкнутая система».

Однако есть связки «объект + система управления», в которых обратных связей в смысле обусловленности текущего управления управлением, выработанным в прошлом, нет. Такова программная схема управления (о ней речь пойдёт далее). А в схеме управления «предиктор-корректор» (о ней тоже речь пойдёт далее) некоторые из связей, если их относить к категории «обратных» в традиционном понимании этого термина, замыкаются не через прошлое, а через прогнозируемое будущее в том смысле, что текущее управление включает в себя прогноз поведения управляемого объекта, в который входит и информация о вариантах текущего управления.

При этом в исторически сложившихся технических версиях теории управления нет термина для обозначения связки «объект + система управления» в общем случае разсмотрения. Поэтому, излагая ДОТУ, мы оказываемся перед выбором:

·  либо как-то называть эту связку (при этом само слово «связка» явно не подходит вследствие его употребительности в самых разных контекстах);

·  либо придать в контексте ДОТУ разширительное толкование терминам «прямые» и «обратные связи», «замкнутая система».

В прошлых редакциях ДОТУ нашёл выражение разширительный подход, однако он не был пояснён, что у некоторой части читателей (особенно знакомых с какими-то техническими версиями теорий управления) вызывало вопросы.

В настоящей редакции мы сохраняем разширительный подход к толкованию упомянутых терминов, и потому в контексте ДОТУ следует принять определения прямых и обратных связей с подразделением их на внешние (уходящие в средэ) и внутренние (локализованные в пределах объекта управления и системы управления) так, как они даны ранее.

Также полезно ввести понятие «мощность связи». В каждом конкретном случае оно может быть построено (определену по смыслу):

·  для прямых связей — на основе соотнесения мощности управляющего воздействия на объект или среду, порождаемого системой управления, с собственными характеристиками объекта управления (смотря по обстоятельствам, так в случае управления движением в смысле теоретической механики это может быть соотнесение сил управляющего воздействия с массой, с моментами инерции, с характеристиками сил и моментов сопротивления движению);

·  для обратных связей — на основе соотнесения мощности управляющего воздействия, порождаемого системой управления, с параметрами, характеризующими отклонение объекта от заданного режима и параметрами, характеризующими воздействие среды на объект, реакцией на которые является вырабатываемое системой управление.

Поэтому, чтобы не плодить лишних терминов и не делать специальных оговорок в отношении таких частных случаев управления, как программное управление (без обратных связей) и управление по схеме «предиктор-корректор» (в которой часть связей, которые в традиционном подходе можно назвать как бы обратными, поскольку они замыкаются через прогнозируемое будущее), то и в случае, если между объектом и системой управления есть хотя бы одна связь не нулевой «мощности» — прямая или обратная, — такую связку мы тоже будем называть «замкнутой системой».

И кроме того, при соотнесении процесса проектирования и создания связки «объект управления + система управления» с полной функцией управления все такого рода связки являются замкнутыми системами, поскольку без решения задачи о предсказуемости поведения они неосуществимы или неработоспособны.

*                   *
*

Примером замкнутой системы является — автомобиль с водителем. Автомобиль — объект управления. Водитель, ещё более точно, — его алгоритмика психики, — система управления. Обратные связи замкнуты через зрение, слух, осязание и вестибулярный аппарат водителя, а прямые — через его руки и ноги, воздействующие на изполнительные органы: руль, педали, рукоятку переключения передач, тумблеры и кнопки. Кроме того, иерархии замкнутых контуров прямых и обратных связей имеются в системах и устройствах автомобиля и в самом человеке.

Самоуправляющийся объект, в котором не удаётся выделить систему управления им, также представляет собой замкнутую систему, поскольку в нём самом имеет место кольцевая замкнутость прямого и обратного отображений в некоторой иерархии контуров циркуляции информации. Примером такого рода самоуправляющихся объектов с нелокализуемой системой управления является сливной бачок унитаза с поплавковым регулятором уровня воды. Система управления не локализована в том смысле, что её невозможно отличить от самого объекта, как возможно отличить водителя от автомобиля или блок автопилота от самолёта в целом. Кроме того, и методом изъятия узлов в замкнутой системе с нелокализованной системой управления невозможно достичь ничего, кроме как привести её в аварийное или в принципе неработоспособное состояние; в замкнутых системах с локализованной системой управления изъятие системы управления не нарушает в принципе работоспособности объекта управления.

Система управления объектом (локализованная или нет — всё равно) в соответствии с вектором целей управления на основе информации о состоянии замкнутой системы и окружающей среды (т.е. на основе вектора состояния), согласно интерпретации в системе управления причинно-следственных обусловленностей, иными словами, «объективных законов» существования замкнутой системы в среде, формирует управляющий сигнал, т.е. закодированную информацию о том, каким должно быть управляющее воздействие, чтобы поведение объекта отвечало вектору целей, а вектор ошибки не выходил за допустимые пределы. Управляющий сигнал через прямые связи подаётся на изполнительные органы (и в окружающую среду при необходимости), что и обеспечивает управляющее воздействие на объект. По цепям обратных связей в систему управления в процессе управления подаётся информация о состоянии окружающей среды, объекта, изполнительных органов, самой системы управления.

То есть управление — это единая упорядоченная совокупность разнокачественных действий, осуществляемых элементами, образующими замкнутую систему, представляющую собой иерархию контуров циркуляции и преобразований информации в процессе осуществления концепции управления, образованную частными концепциями управления (целевыми функциями) в их совокупности. Управление — целостная функция: целостная в том смысле, что изъятие из неё тех или иных этапов делает данное управление невозможным, т.е. концепцию неосуществимой, а цели недостижимыми.

3.7. Структурный и безструктурный
способы управления

В процессе управления замкнутая система и её часть — система управления — образуют структуру, подчинённую вектору целей (обусловленную им) и несущую концепцию управления и составляющие её целевые функции. Качество управления обеспечивается при этом двумя факторами:

·  архитектурой структуры, т.е. функциональной нагрузкой её элементов (включая каналы информационного обмена) и упорядоченностью (организацией, иерархией) элементов в структуре;

·  характеристиками работоспособности, функциональной пригодностью самих элементов, входящих в структуру, для осуществления возлагаемых на них функций (своего рода «квалифи­каци­он­ным» уровнем элементов).

Ошибки в построении структуры, вызывающие её общее несоответствие вектору целей и множеству допустимых векторов ошибки, могут свести практически на нет высокую функциональную пригодность элементов структуры; поэтому при функционально пригодных (хороших в этом смысле) элементах, образующих структуру, вектор ошибки управления тем не менее, будет вне допустимых пределов.

Если при этом структура создаётся до начала процесса управления, и её архитектура и элементная база не изменяются в его ходе, то характеристики вектора ошибки управления определяются прежде всего соответствием архитектуры структуры вектору целей и множеству допустимых векторов ошибки управления: это даёт основание к тому, чтобы такой способ управления назвать структурным.

При управлении структурным способом произходит адресное разпространение функционально ориентированной информации по элементам структуры, неизменной в процессе управления. Примеры структурного управления в технике: управление самолётом при помощи автопилота, представляющего собой структуру разнородных элементов; командный состав любой воинской части, административный состав любого завода, института и т.п. также представляют собой структуру.

Безструктурное управление возможно в суперсистемах, состоящих из множества аналогичных в некотором смысле друг другу элементов. Элемент суперсистемы, разсматриваемый сам по себе, может оказаться системой или также суперсистемой. Поэтому для краткости для указания на систему, объемлющую множество вложенных в неё элементов-систем, избран термин «супер­система». Каждый из элементов суперсистемы обладает способностью запоминать проходящую через него информацию вероятностным образом и также вероятностным образом передавать информацию другим элементам, входящим в это множество; то есть во множестве могут протекать процессы прямого и обратного отображения. Поведение же элементов этого множества определяется их внутренним информационно-алгоритмическим состоянием. В совокупности это означает, что:

 1.  Все элементы самоуправляемы на основе информации их памяти.

 2.  Каждым из них можно управлять извне, поскольку они могут  принимать информацию в память (по 1).

 3.  Они могут управлять другими элементами (по 1, 2), поскольку могут выдавать информацию из памяти другим элементам множества.

Циркулярное разпространение информации (т.е. одна и та же информация проходит через множество элементов), подчинённое некоторым статистическим характеристикам и разного рода оценкам возможного течения событий, несёт в себе вероятностную предопределённость изменения информационного состояния памяти элементов множества. Вероятностно предопределённое изменение состояния памяти элементов ведёт к изменению статистических характеристик их самоуправления. Если разпространение информации в этом множестве и его последствия обладают устойчивой предсказуемостью в статистическом смысле (то есть порождает предсказуемую статистику явлений), то возможно безструктурное управление этим множеством, а также и его безструктурное самоуправление. В таком множестве элементов, обладающих различным информационным состоянием их памяти, подчинённым статистическим закономерностям, существует вероятностная предопределённость и вероятность того, что циркулярное безадресное прохождение в среде информационного модуля определённого содержания приведёт к тому, что элементы множества на основе самоуправления сложатся в одну или более структур, ориентированных на некий, соответствующий указанному информационному модулю вектор целей в течение вполне приемлемого интервала времени, а вектор ошибки в возникшем процессе управления не выйдет за допустимые пределы.

Другими словами: при безструктурном управлении множество более или менее аналогичных один другому элементов вероятностно предопределённо порождает из себя замкнутые системы, отвечающие заданному вектору целей и множеству допустимых векторов ошибки.

Главное отличие безструктурного управления от структурного: структура формируется не директивно-адресно до начала процесса управления, а возникает управляемо и вероятностно предопределённо в ходе процесса управления на основе преимущественно безадресного циркулярного разпространения информации. Поэтому множество элементов, в котором протекает процесс безструктурного управления, само является замкнутой системой[56] иерархически упорядоченных контуров прямых и обратных связей, архитектура которой меняется в ходе процесса управления. Также это множество элементов является средой, порождающей из себя структуры в процессе её самоуправления.

Безструктурное управление в его существе — управление статистическими характеристиками множественных (массовых) явлений на основе господствующих над множеством элементов вероятностных предопределённостей хранения, разпространения и переработки информации и их оценок на основе чувства меры и статистических моделей. Совместное управление структурным и безструктурным способом мы разсмотрим далее.

Яркий пример безструктурного управления — автобус без кондуктора с кассами. Цель управления: разпространение билетов, взимание платы за проезд, оповещение об остановках. Всё это ложится на плечи пассажиров, поскольку в большинстве случаев трансляция в автобусах не работает, кроме того, водителю просто не следует отвлекаться от управления машиной: продавать билеты и объявлять остановки — помеха его работе. Концепция управления включает в себя: приём денег, их размен, выдачу сдачи, вручение билетов, контроль за тем, чтобы не было безбилетников «зайцев», и консультации пассажиров о том, где им надо выйти. Она же — обязанности кондуктора; их изполняет вся совокупность пассажиров автобуса, на основе информации их памяти. Этот пример показывает, что одна и та же цель управления может быть осуществлена структурным (кондуктор, хоть и один, но всё же структура) и безструктурным способом. Здесь же виден и субъективизм в оценках качества управления, достигаемых при каждом из способов. Если вы хотите, чтобы максимальный процент пассажиров ехал с билетами и никто не ошибся в остановке, то кондуктор лучше. Если вас интересует доход с автохозяйства, то в случае, когда экономия на зарплате сокращённых кондукторов компенсирует убытки, возникшие из-за дополнительных «зайцев» и разширения штата контролеров, — лучше ездить с кассами без кондуктора на принципе самообслуживания пассажиров.

Если же вы смотрите на всю систему общественного городского транспорта с точки зрения хозяина[57] государства-суперконцерна, то печатать и разпространять билеты — вредная разтрата какой-то части общественного фонда рабочего времени и природных ресурсов, поскольку отпечатанный и тут же выброшенный билет не удовлетворяет ни чьих личных потребностей ни в пище, ни в одежде, ни в жилье, ни в Знании — ни в чём, чего так не хватает людям, но зато при их производстве и разпространении изводится рабочее время, лес, энергия, замусоривается среда обитания.

3.8. Устойчивость управления

Область изменения параметров среды (в том числе и частотный диапазон воздействий) и замкнутой системы, в которой замкнутая система (далее для краткости — объект[58]) устойчива в смысле предсказуемости поведения, — область потенциально устойчивого управления. Выход из неё ведёт к потере управления по непредсказуемости поведения. Примером такого рода является гибель Героя Советского Союза лётчика-испытателя Г.Я.Бахчи­ван­джи на первом советском реактивном перехватчике БИ-1 в 1943 г. в результате изменения аэродинамических характеристик самолёта в полёте на большой скорости, которое не выявили своевременно при изпытаниях в аэродинамических трубах в ходе проектирования машины.

Величина области потенциально устойчивого управления определяется не только характеристиками самого объекта и окружающей среды, но и характеристиками системы управления им (субъективный фактор предсказуемости), что в ряде случаев позволяет обеспечить устойчивость течения процессов, объективно неустойчивых без управления, и (или) вызвать потерю устойчивости течения объективно устойчивых самих по себе процессов. В последнем случае объективная устойчивость и неустойчивость понимается в обычном смысле убывания отклонения возмущенного движения с течением времени после снятия действия возмущающего фактора.

Область потенциально устойчивого управления определяется в зависимости от привлекаемых к разсмотрению параметров. Так, если из разсмотрения изключить прочность корпуса, то область потенциально устойчивого управления подводной лодки — весь диапазон глубин океана. Но привлечение к разсмотрению характеристик прочности, ограничивает её глубинами нескольких сотен метров.

Внутри области потенциально устойчивого управления лежит область устойчивого (в обычном смысле) управления, ограниченная множеством допустимых векторов ошибки управления, — область допустимого управления.

Если формально пользоваться правилом трансформации вектора ошибки управления в оценку качества управления, то вследствие многомерности пространства параметров, в котором находится вектор, одному значению оценки качества управления могут соответствовать вектора ошибки как принадлежащие их допустимому множеству, так и находящиеся вне его. Поэтому внутри области потенциально устойчивого и допустимого управления можно выделить область, в которой изпользование принятого правила оценки качества управления не приводит к выходу за пределы области допустимого управления. Это область безусловно качественного управления.

Пример, иллюстрирующий соотношение границ областей. В прямоугольное отверстие на плоскости необходимо ввести манипулятор. Область потенциально устойчивого управления — часть пространства, в котором находится поверхность с отверстием в пределах досягаемости манипулятора. Зона допустимого управления — само прямоугольное отверстие. Вектор целей — радиус-вектор центра отверстия в избранной системе координат. Если оценка качества управления — разстояние от центра отверстия до внешней поверхности «руки» манипулятора, то зона безусловно качественного управления — круг, вписанный в прямоугольник. Область — кольцо между вписанным и описанным кругами — зона, где при одной и той же формальной оценке качества, управление может быть допустимым и недопустимым. Полное совмещение зон безусловно качественного и допустимого управления требует построения иного правила преобразования векторов ошибки в оценку качества управления. Поэтому, если обеспечивается устойчивое, безусловно качественное управление, то потеря управления в результате возмущающих воздействий — это последовательный переход из зоны безусловно качественного управления в зону допустимого управления и из неё в зону потенциально устойчивого управления и выход их неё.

Вектор ошибки управления возникает в результате двух причин:

·  во-первых, сама устойчиво функционирующая замкнутая система представляет собой колебательную систему, поэтому даже в условиях заведомого отсутствия внешних возмущений она совершает колебания относительно вектора целей (вопрос только в том, позволяет ли постановка задачи управления пренебречь этими колебаниями, либо же нет);

·  во-вторых, на замкнутую систему действуют внешние возмущения из окружающей среды, а в ней самой могут произходить какие-то внутренние изменения[59].

Есть понятие «запас устойчивости замкнутой системы», это — собственная характеристика замкнутой системы, построенная на основе какой-либо (их может быть несколько) меры возмущающего воздействия, превышение которой ведёт к выходу вектора ошибки управления за допустимые пределы или к гибели системы.

3.9. Схемы управления

Все замкнутые системы при структурном и безструктурном управлении (и самоуправлении) строятся на основе одной из следующих схем управления[60] и (или) их сочетании в объемлющей замкнутой системе. Разные схемы (не способы) управления обеспечивают для одних и тех же объектов в одних и тех же условиях различную гибкость реагирования на возмущающие воздействия и различный максимально достижимый уровень качества управления. Будучи реализованы на одних и тех же объектах, они обеспечивают им разные запасы устойчивости управления. Схемы управления отличаются одна от другой разпределением по компонентам замкнутой системы полной функции управления.

Структура, реализующая схему управления, может быть полностью размещена на объекте, либо какие-то её элементы могут быть размещены вне управляемого объекта по разным причинам. Частным случаем такого варианта является дистанционное управление, когда на объекте размещены преимущественно изполнительные элементы структуры, которые не жалко потерять или которые заведомо невозможно сохранить. Последнее часто имеет место по отношению к команде политиков, изображающих реальную власть, а также при употреблении роботов в опасной обстановке (хотя в толпо-“элитарном” обществе политики редко не представляют собой роботов — биороботов).

 

ПРОГРАММНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Внешние обратные связи после включения схемы в процесс управления в замкнутой системе отсутствуют: текущая информация о состоянии внешней среды и положении объекта в ней в системе управления не изпользуется.

Управляющий сигнал является функцией времени и, возможно, информации, поступающей по каналам внутренних обратных связей. Учёт влияния на поведение объекта всех возмущающих воздействий производится на стадии проектирования и создания объекта и (или) системы управления им и программы управления. Уровень максимально возможного качества управления является функцией соответствия программы управления реальным условиям её реализации, поскольку замкнутая система не реагирует на реальное воздействие внешней среды. Гибкость поведения отсутствует.

 

ПРОГРАММНО-АДАПТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Внешние обратные связи в системе есть. Управляющий сигнал является функцией реальных параметров внешней среды и замкнутой системы, информация о которых поступает по цепям внешних и внутренних обратных связей. Но в то же время управляющий сигнал является и однозначной функцией программы (закона управления) в том смысле, что одинаковой информации, поступающей по цепям обратных связей, всегда соответствует один и тот же управляющий сигнал. Эту тождественность реакции «вход — выход» можно понимать и в смысле соответствия статистических характеристик управляющего сигнала информации, поступающей по цепям обратных связей. Реакция системы на возмущение до некоторой степени гибкая в том смысле, что управляющий сигнал и реакция замкнутой системы на возмущения — функция этих возмущений.

Программно адаптивная схема может реализовывать разные принципы управления. Отметим два наиболее часто встречающихся: управление по возмущению, и управление по отклонению. В первом случае система управления вырабатывает управляющий сигнал на основе измерения в процессе управления возмущающего непосредственно воздействия. Во втором случае система упра­в­ления вырабатывает управляющий сигнал на основе измерения контрольных параметров и оценки их отклонений от значений, характеризующих идеальный режим управления. При необходимости оба принципа могут сочетаться в одной и той же системе управления.

Предположим, что мы проектируем систему автоматического управления температурным режимом в помещении. Мы можем построить её так, что обогреватели будут включаться в результате регистрации системой падения температуры в помещении ниже заданного значения. Это будет реализацией принципа управления по отклонению. Но мы можем построить систему такого назначения и иначе. Поскольку температура в помещении обычно падает после того, снизится среднесуточная температура наружного воздуха, остынут стены помещения и в него попадёт холодный наружный воздух, то мы имеем возможность регистрировать температуру наружного воздуха, вычислять среднесуточную температуру, и, не дожидаясь того момента, когда стены остынут и начнётся снижение температуры в помещении, давать команду на включение обогревателя в каком-то режиме немедленно в случае снижения среднесуточной температуры до заданного порогового значения. Кроме того, режим функционирования обогревателя может быть функцией разницы среднесуточной наружной температуры и текущего значения температуры в помещении. В последнем варианте в программно-адаптивной схеме управления будут сочетаться оба принципа управления — по возмущению и по отклонению.

Если нет возможности измерять контрольный параметр непосредственно в процессе управления (то есть в отношении него разорваны внешние и внутренние обратные связи), то в таком случае вместо не поддающегося непосредственному измерению значения контрольного параметра может быть изпользована его косвенная оценка на основе его производных, интегральных и иным образом информационно с ним связанных параметров, которые измеряются непосредственно. Однако в этом случае программно-адаптивное управление имеет свойство неограниченно накапливать с течением времени ошибку разсогласования по контрольному параметру. Причина неограниченного накопления ошиб­ки управления по контрольному параметру — накопление ошибок измерения и преобразования измеренных величин в процессе косвенной оценки необходимой характеристики.

Примерами такого рода ошибок полна летопись морских катастроф, когда навигаторы, не видя берега в течение многих недель, из-за плохой погоды не видя звезд, вынуждены были определять место корабля по счислению (на основе расчётов), и из-за ошибок в измерении скорости хода, ошибок в оценке влияния ветра и течений, неточности хода корабельных хронометров (часов) и ошибочного показания компасов теряли точные координаты (место) и гибли на камнях, которые по их расчётам должны были находиться за много миль от них. Таков же механизм накопления ошибок инерциальными навигационными системами, употребляемыми в ракетно-космической технике, на подводных лодках и системах оружия, в которых текущие координаты объекта определяются на основе ввода изходных координат, измерения ускорений и их двукратного интегрирования.

Качество управления при употреблении программной схемы ниже в сопоставлении с программно-адаптивной при одинаковой алгоритмике моделирования поведения объекта, положенной в основу формирования управляющего сигнала. Но и возможное качество управления при программно-адаптивной схеме может оказаться ниже минимально необходимого уровня в сложившихся условиях.

Допустим, что в какой-то момент времени вектор ошибки упра­в­ления равен нулю. Но в какой-то момент времени, даже в тот же самый, замкнутая система будет подвергаться ненулевому возмущающему воздействию. Если бы в состав замкнутой системы входила идеальная система управления, то она формировала бы управляющий сигнал так, что управляющее воздействие в каждый момент времени в точности компенсировало бы возмущающее воздействие, вследствие чего вектор ошибки управления сохранял бы своё нулевое значение неограниченно долгое время.

Но в большинстве случаев возмущающее воздействие прямому измерению не поддаётся. Но даже если что-то и возможно измерить, то существует порог чувствительности средств измерения величин всех факторов, на основе информации о которых формируется управляющий сигнал. Информация при передаче изкажается в некоторых пределах в самой системе. Системе управления требуется время на формирование и передачу управляющего сигнала. Средства управления также обладают ограниченным быстродействием. Сам объект управления обладает характеристиками инерции, и ему необходимо время, чтобы отреагировать на возмущающее воздействие, в результате чего возмущенное движение объекта также успевает набрать инерцию и требуется более мощное управляющее воздействие, чтобы вернуть объект к изходному режиму; но объекту необходимо время и для реакции на управляющее воздействие. По этим причинам управляющее воздействие, соответствующее в некоторой мере вызвавшему его возмущающему воздействию, в программно-адаптивной схеме управления неизбежно запаздывает. Даже если мощность средств управления достаточна, чтобы полностью компенсировать возмущающее воздействие, она не может быть полностью изпользована вследствие того, что всегда имеет место фазовый сдвиг между возмущающим воздействием и компенсирующим его управляющим. По этой причине объект всегда находится под возмущающим воздействием факторов, реально учитываемых системой управления, не говоря уж о воздействии не учитываемых факторов: неопознанных, признанных мало влияющими, оказавшихся ниже порогов чувствительности средств измерения и т.п. Соответственно замкнутая система — колебательная система, преобразующая возмущающее воздействие и управляющее воздействие в вектор ошибки управления, изменения которого в устойчивом процессе управления носят колебательный характер.

Потребность уменьшить вектор ошибки управления приводит к схеме «предиктор-корректор» — предуказатель-поправщик, предсказатель-поправщик. Смысл слова «предуказатель» объемлет смысл слова «пред­ска­затель», но на Западе и в отечественной научной традиции уже принят термин «предиктор-корректор», однако не в общем управленческом смысле, а в ограниченном: в технике и вычислительной математике[61]. Поэтому мы, оговорив по-русски особенности нашего понимания — «предуказатель-поправщик», а не «предсказатель-поправщик» — сохраняем уже прижившееся на Западе термин «предиктор-корректор», однако разширив область его применения введением в контекст достаточно общей теории управления.

 

УПРАВЛЕНИЕ ПО СХЕМЕ ПРЕДИКТОР-КОРРЕКТОР

Оно строится на основе прогнозирования в самом процессе управления поведения замкнутой системы, изходя из информации о текущем и прошлых состояниях замкнутой системы и воздействии на неё окружающей среды. Прогнозная информация подаётся на вход программно-адаптивного модуля системы управления. Вследствие этого система управления реагирует не только на уже свершившиеся отклонения замкнутой системы от идеального режима, но и на те, которые только имеют тенденцию к осуществлению (в случае, если прогнозирование достаточно точное). Если программно-адаптивное управление замыкает прямые и обратные связи через уже свершившееся прошлое, то в схеме предиктор-корректор некоторая часть прямых и обратных связей замыкается через прогнозируемое будущее. Информация о свершившемся прошлом и о настоящем в схеме предиктор-корректор, кроме прогнозирования и выработки управляющего сигнала, также изпользуется как основа для минимизации (периодического обнуления) в процессе управления составляющей вектора ошибки, обусловленной накоплением с течением времени ошибок прогнозирования.

При сопоставлении программно-адаптивной схемы и предиктора-корректора на основе вектора состояния, изпользуемого программно-адаптивной схемой, одному и тому же вектору состояния в схеме предиктор-корректор будут соответствовать разные управляющие сигналы, поскольку в основе прогноза предиктора-корректора лежит вектор состояния большей размерности, чем в программно-адаптивной схеме. На основе информации, выходящей за пределы тождественной части векторов состояния, изпользуемых в обеих схемах, предиктор-корректор будет получать разные прогнозы, что и выразится в несовпадении управляющих сигналов, вырабатываемых в программно-адаптивных модулях обеих схем управления. То есть предиктор-корректор «умнее» и обеспечивает более гибкое, нешаблонное управление по сравнению с предъидущими схемами.

При условии достаточно высокой точности прогноза схема предиктор-корректор обеспечивает наиболее высокое качество управления за счёт того, что в ряде случаев сводит до нуля (при необходимости — до отрицательных величин: это — упреждающее управление) фазовый сдвиг между возмущающим воздействием и управляющим воздействием, обеспечивающим компенсацию возмущения. Это позволяет употребить ресурсы замкнутой системы на повышение запаса устойчивости управления и производительности замкнутой системы в отношении вектора целей управления. При других схемах управления эти резервы не могут быть изпользованы или разходуются на компенсацию той составляющей отклонений от идеального режима, которая обусловлена фазовым сдвигом управляющего воздействия относительно возмущающего по сравнению с теоретическим случаем отсутствия фазового сдвига между возмущением и управляющим воздействием.

3.10. Полная функция управления,
интеллект (индивидуальный и соборный)

Разные схемы управления обладают разными возможностями к возприятию (к поддержке) содержательно разных концепций управления и составляющих их целевых функций управления. Поэтому даже когда в основу управления закладывается один и тот же вектор целей, то концепция управления и схема управления взаимно обуславливают друг друга.

Концепция управления является этапом полной функции управления. Полная функция управления (как и концепция упра­в­ления) — иерархически упорядоченная последовательность разнокачественных действий, включающая в себя:

 

 1.  Опознавание факторов среды (объективных явлений), с которыми сталкивается интеллект, во всём многообразии процессов Мироздания.

 2.  Формирование стереотипа (навыка) разпознавания фактора на будущее.

 3.  Формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления) на основе решения задачи об устойчивости объекта управления в смысле предсказуемости его поведения в среде с учётом этого фактора.

 4.  Формирование концепции управления и частных целевых функций управления, составляющих в совокупности концепцию, на основе решения задачи об устойчивости в смысле предсказуемости поведения в среде (предсказу­е­мос­ти в той мере, какой требует управление с заданным уровнем качества).

 5.  Организация и реорганизация целесообразных управляющих структур, несущих целевые функции управления.

 6.  Контроль (наблюдение) за деятельностью структур в процессе управления, осуществляемого ими и координация взаимодействия разных структур.

 7.  Ликвидация существующих структур в случае ненадобности или поддержание их в работоспособном состоянии до следующего изпользования.

 

Пункты « 1 » и « 7 » всегда присутствуют. Промежуточные между ними можно в той или иной степени объединить или разбить ещё более детально.

Полная функция управления может осуществляться только в интеллектуальной схеме управления, которая предполагает творчество системы управления как минимум в следующих областях: выявление факторов среды, вызывающих потребность в управлении; формирование векторов целей; формирование новых концепций управления; совершенствование методологии и навыков прогноза при решении вопроса об устойчивости в смысле предсказуемости при постановке задачи управления и (или) в процессе управления по схеме предиктор-корректор.

*        *        *

Исторически так сложилось, что обыденное сознание утратило въдение смыслового различия слов «разум», «ум», «разсудок», «соображение», поэтому мы здесь пользуемся нерусским словом «интеллект», понимая под ним самоизменяющийся, самонастраивающийся алгоритм выбора, преобразования информации, в результате действия которого возникают информационные модули, ранее данному субъекту не известные и в готовом виде в него извне не поступавшие.

Всякий алгоритм — некая частная мера, по которой протекают информационные потоки; поэтому интеллект — процесс разширения некой частной меры.

Что такое и в чём суть объективного явления, называемого «интеллект», — дело довольно неясное, особенно для сознания, опирающегося на мировоззрение, не признающее информацию вне человеческого общества объективной категорией; или полагающего, что человек — единственное существо, обладающее интеллектом, или что интеллект всегда локализуется по принципу «один интеллект — одно существо» и не может локализоваться по принципу «один интеллект — множество (также и разнородных) носителей его разных фрагментов, в том числе и таких носителей, что собственным интеллектом они не обладают».

Но, если говорить об управлении достаточно широко, то интеллектуальный фактор всегда присутствует при управлении и самоуправлении по полной функции, вне зависимости от того, насколько и как человек представляет себе интеллект вообще и его различные способы естественного существования и реализации в искусственных технических порождениях самих людей.

Во многих замкнутых системах интеллект действует и в ходе осуществления концепции управления: в случае утраты или паралича интеллекта в таких системах произходит потеря качества управления в большей или меньшей степени, вплоть до полного срыва концепции управления. Именно это и произошло с партаппаратом КПСС: паралич интеллекта верноподданностью и догматами, оторванными в психике членов партии от чувственного возприятия ими жизни. Ранее по тем же причинам погиб царизм; по этим же причинам погибнет и “демократия” по-западному.

Необходимость повышения качества управления в технике вызвала к жизни множество научно-технических разработок по теме «искусственный интеллект». Противоборство различных социальных групп в истории породило множество методов сдерживания, блокирования, нарушения, «осёдлывания» чужой интеллектуальной деятельности и множество методов стимуляции, псевдостимуляции и оттачивания культуры собственной интеллектуальной деятельности. Указанные в этом абзаце два аспекта деятельности человеческого общества по проблеме интеллекта тесно связаны с ответом на вопрос: интеллект — общеприродное явление и человеческий интеллект — один из многих, а искусственный интеллект — действительный интеллект, но достаточно часто — протез собственного интеллекта человека, не желающего и не умеющего пользоваться своим собственным? либо же человеческий интеллект уникален, а «искусственный интеллект» — его порождение, имеющее с человеческим только общее название, но внутренне сущностно качественно отличное от него?

Чтобы получить один из возможных ответов на этот вопрос, умозрительно построим некий информационно-алгоритмический процесс, основанный на заведомо безъинтеллектуальных элементах и на жёстких алгоритмах (правилах действий), не требующих участия интеллекта.

В природе всё подчинено иерархии вероятностных предопределённостей, выражающихся в наблюдаемой статистике явлений. Поэтому моделирование многих процессов, протекающих в природе и обществе требует моделирования вероятностных предопределённостей, для чего употребляются разного рода статистические модели, которые могут включать в себя генераторы случайных чисел — аналогов жизненных случайностей в моделях.

Один из наиболее известных генераторов случайностей (одно­значных непредсказуемостей, по крайней мере для большинства) — игра в рулетку. Рулетка в её примитивном виде представляет собой «блюдечко», внутри которого вдоль бортика лежит кольцевой желобок с ячейками, в которых записаны числа. В центре «блюдечка» вертикальная ось, на которую насажена крестовина. Крестовине придают вращение, и в «блюдечко» бросают шарик. Лопасти крестовины гоняют шарик по «блюдечку» (донышко которого в некоторых конструкциях рулетки также вращается) до тех пор, пока кинетическая энергия крестовины и шарика не будет разсеяна. После этого шарик попадает в одну из ячеек и останавливается в ней. В зависимости от выпавшего числа и ставок, сделанных игроками перед бросанием в «блюдечко» шарика, крупье-банкир — вращающий рулетку — переразпределяет между своим «банком» и игроками выигрыши и проигрыши. Шарик не имеет механически неизменной кинематической связи с крестовиной и «блюдечком», и при правильной круглой форме «блюдечка», его горизонтальном положении, отсутствии скрытных тормозов и т.п., это является защитой интересов игроков от мошенничеств с торможением крестовины на числах, гарантирующих выигрыш кого-либо из игроков или крупье. Правила же игры таковы, что вероятностно предопределяют выигрыш владельцев казино.

*        *        *

Игру в рулетку относительно недавно (1980‑е гг.[62]) массово показывали в фильме “Блеф”, где А.Челентано «сорвал банк», хлопая дверью после беседы на яхте, поставив на «зеро» — ноль. Телешоу «интеллектуальное казино» “Что? Где? Когда?” и “Поле чудес” имеют упрощённые варианты «рулетки» без шарика, где крестовина выродилась в волчок со стрелкой-указателем.

Телешоу этого типа — отвлечение интеллектуальной мощи массы людей на ерунду, необходимое хозяевам закулисных спонсоров подобных программ для того, чтобы облапошить народ, пока он взирает на телешоу[63].

Разрядка страстей и эмоциональная отдушина есть, но понимание произходящего от КВНа к КВНу не растёт, хотя интеллект и команд, и сценаристов работает вовсю… однако не на разрешение проблем жизни общества; а коэффициент общественно полезной интеллектуальной деятельности при этом близок к нулю. Это и требуется над-“элитарному” предиктору

*                 *
*

Разсмотрим ситуацию: два игрока по имени «Среда» (окружа­ю­щая) и «Система» (замкнутая) крутят «рулетку» под наблюдением «Судьи», контролирующего общий ход игры. Рулетка обладает особенностью: при многократном вращении она выбрасывает случайные числа, подчинённые закону разпределения такому, что на числовой оси по мере выпадения новых чисел появляется область сгущения, в которой выпавших чисел больше, чем вне её.

«Среда» начинает игру и крутит рулетку два раза. Первое из выпавших у неё чисел является кодом, по которому «Судья» определяет максимальное время, в течение которого «Система» должна сделать ответный ход. Роль в игре второго числа, выпадающего у “Среды» в каждом её ходе, видна из действий «Системы» в процессе осуществления ею своего хода.

В своём ходе «Система», чтобы не проиграть, должна противопоставить второму числу, выпавшему у «Среды», большее или равное ему число. При этом «Система» вращает “рулетку” в течение времени, которое отведенного ей «Судьёй» в соответствии с первым числом, выпавшим у «Среды» в её ходе. «Система» в праве запускать рулетку несколько раз, если у неё есть на это время.

Кроме того, у «Системы» есть лотерейный барабан, в котором находятся шарики с записанными на них числами, выпадавшими в прошлых вращениях рулетки «Системой». Лотерейный барабан таким образом накапливает в себе весь прошлый опыт взаимодействия «Среды» и «Системы» в ходе игры. И пока время, отведённое для хода «Системы», не изтекло, «Система» крутит и лотерейный барабан.

И к моменту изтечения времени, отведённого на совершение её хода, «Система» имеет два числа[64]:

·  максимальное число из множества выпавших в рулетке;

·  максимальное число из множества выпавших при работе лотерейного барабана.

Оба числа записываются на чистых шариках и они опускаются в лотерейный барабан для розыгрыша в последующих ходах. После этого «Система» подбрасывает монетку и по её падению выбирает одно из двух её чисел: рулеточное или лотерейного барабана; это число — ответ «Системы» на ход «Среды», и игра продолжается — «Среда» делает новый ход.

При такого рода правилах игры, если игра не проиграна или проигрыш на этой стадии изключён построением правил, то в результате одного акта игры «Судье» предъявляется второе число «Сре­ды» и ответное число «Системы». По числу, предъявленному «Средой», «Судья» даёт ей карточку, на которой записана формулировка некоего вопроса. По разности чисел, выпавших у «Среды» и «Системы», «Судья» даёт «Системе» карточку, на которой записан ответ на вопрос. Правильность либо ошибочность, а также и обширность ответа определяется разностью чисел «Среды» и «Системы»: знаком и абсолютной величиной разности.

Когда скапливается стопка карточек-вопросов и карточек-ответов, «Среда» и «Система» выходят к зрительному залу на сцену и обещают сыграть сценку «экзамен». «Среда» представляется профессором, а «Система» — школяром.

«Школяр» в глазах заведомо интеллектуального зрителя выглядит развивающимся интеллектом от вопроса к вопросу, поскольку по мере накопления лотерейным барабаном шариков, проигрыш «Системой» в рулетку всё более вероятно может быть компенсирован выигрышем, извлечённым ею из лотерейного барабана. Соответственно в паре карточек «вопрос — ответ» становится всё больше правильных и глубоких ответов. Зрителю лотерейный барабан и прочая закулисная механика не видны, но обладая интеллектом и какими-то знаниями, он может оценить и вопросы, и ответы и судить об интеллекте «Школяра-Системы».

Бросание монетки в этом примере — фактор, отмеченный пословицей: «И на старуху бывает поруха», когда вместо известного правильного решения принимается ошибочное по не выясненным причинам.

«Интеллектуальность» «Школяра-Системы» можно повысить в глазах зрителя, поместив в лотерейный барабан некий начальный «капитал» — множество шариков с какими-то числами, гарантирующими невозможность катастрофического проигрыша на первых ходах игры; можно изъять из игры подбрасывание монетки, предопределив выбор наибольшего из чисел «Системы»; можно увеличить быстродействие рулетки и барабана, чтобы за отведённое ходом «Среды» время «Система» могла бы извлечь из них большее количество чисел.

Так «Школяр-Система» выглядит интеллектуалом, пока не заглянешь за кулисы. Это одна из возможных моделей, которая при взгляде извне на её входные и выходные информационные потоки выглядит интеллектом. Не изключено, что явление, получившее название «интеллект», видно иному интеллекту всегда только извне по отношению к структурам, несущим интеллект, обладающим интеллектом.

Этот пример интересен тем, что видимость интеллекта производится совокупностью организованных в преемственности приёма и передачи информации элементов, каждый из которых интеллектом заведомо не обладает. По существу всего два заведомо интеллектуальных субъекта: “Создатель игры” и “зрители”.

В Мироздании аналогами участников игры будут: рулетка —вероятностные предопределённости, которым подчинены природные процессы; выпадающие в рулетке числа — частные меры, коды объективной информации; соответствие вопроса и ответа на карточках — частный случай общего свойства отображения информации из одного фрагмента Вселенной в другой и обратно во внешнюю среду из него, протекающего в общей для них мере, общевселенской иерархически многоуровневой системе кодирования информации.

В отличие от казино Монте-Карло и Лас-Вегаса в таких «рулет­ках-интеллектах» разыгрываются колоссальные объёмы информации, несомой общеприродным, иерархически многоуровневым кодом — мерой, подчиняющей вероятностным предопределённостям соответствие прямого и обратного отображений. Соответственно «Судья» — многомерная вероятностная матрица возможных состояний материи — мера, что аллегорически выражено как весы Фемиды (тоже мера).

Барабан лотерейной памяти — структура, фиксирующая в себе более или менее полно и точно информацию на определённом иерархическом уровне организации Мироздания. Начальный капитал — информация, накопленная ею на предшествующих этапах эволюции.

Зрительный зал — сознание, за спиной которого, т.е. в подсознании[65], стоит точно такой же «барабан памяти» и есть свой дубликат «рулетки», как и за кулисами сцены, на которой выступают «Школяр» и «Профессор». Так один “интеллектуал” судит об “ин­тел­лект­у­аль­ной” мощи другого.

Эта модель “интеллектуальной” деятельности несколько осложняется, но становится более соответствующей жизни, когда за сознанием стоят три барабана: один — полностью заполненный, соответствующий ранее пройденным ступеням развития; второй — заполняемый, соответствующий текущему этапу эволюции; третий — абсолютно пустой, соответствующий предстоящим этапам эволюции.

Сознанию интересна только игра текущая. Поэтому в заполненный барабан оно не заглядывает. Кроме того, он может быть опечатан, как это имеет место в сложных системах, в коих создатель закрывает доступ эксплуатационникам (малоквалифи­циро­ванным) в раз и навсегда отрегулированные им блоки. В пустой барабан сознанию просто нечего заглядывать. Числа-вопросы рулетки, выпадающие за диапазон чисел-ответов второго барабана, ждёт разная судьба.

На меньшие числа-вопросы гарантировано при безошибочном вращении отвечает первый барабан, несущий весь прошлый опыт. Вероятность сбоя в его работе низка, да и в случае сбоя в работе проигрыш в нём компенсируется ничтожно малым выигрышем из второго барабана.

Поскольку рулетка подчинена закону разпределения случайных чисел, то интервал времени между последовательными выпадениями чисел-вопросов из диапазона чисел-ответов третьего барабана достаточно велик по сравнению с продолжительностью игры. В силу этого второй барабан статистически предопределённо успеет наполниться до того момента, как выпадет катастрофический вопрос-число из диапазона третьего барабана.

Этап эволюции, соответствующий второму барабану, заканчивается, когда выпадение вопросов начального участка диапазона третьего барабана уже не может вызвать катастрофического ущер­ба. Игра смещается в третий барабан, и выпадение вопросов в её ходе из диапазонов первого и второго барабана остаётся за кулисами игры, поскольку интереса не представляет.

Возможна и иная интерпретация многобарабанной игры. Каждый барабан с рулеткой соответствует иерархическому уровню в организации объемлющей системы, потенциально доступной сознанию «Школяра» для информационного обмена. При этом проигрыш в своём барабане может быть компенсирован шариком из иерархически высшего барабана, но при условии: если «Школяр» попросит об этом «Школяра»-старшеклассника, иерархически высшего по отношению к нему, либо ему может быть предоставлено право обращаться непосредственно к создателю игры.

Но попросить можно только, если знаешь, что есть кого попросить, несмотря на редкость и возможно непонятность факта общения. Но сознание «Школяра» осознаёт далеко не все уровни иерархии и их отношения, оно может и не осознавать организации игры и того, что вне игры есть ещё что-то и кто-то. Попытка же снизойти может натолкнуться на ответ: «Иди ты: шариков с такими большими числами не бывает…»

По отношению к любому конкретному числу такой ответ безсмысленен, но число в данной модели — код информационного модуля ещё непредсказуемого для «Школяра» содержания, неизвестного и не разпознаваемого на основе уже накопленного «Школяром» опыта (то есть на основе его стереотипов — навыков — разпознавания явлений внешнего и внутреннего миров).

Так об этом положении дел читаем в Евангелии от Иоанна 16:12: «Ещё многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить». Аналогичная ситуация описана в Коране 5:101: «… Не спрашивайте о вещах, которые огорчат вас, если откроются вам. А если вы спросите о них, когда низводится Коран, они откроются вам. Бог простил за них: ведь Бог — прощающий, кроткий. Спрашивали о них люди до вас; потом оказались неверующими в них». И один из апокрифов “Благая весть мира Иисуса Христа от ученика Иоанна” (по древним текстам арамейскому и старославянскому, изд. “Товарищество”, Ростов-на-Дону, 1991) передаёт слова Христа: «А сейчас благодаря присутствию Святого Духа нашего Небесного Отца, говорю Я с вами языком Жизни Бога Живого. И нет ещё среди вас никого, кто смог бы понять всё, что Я вам говорю. А те, кто объясняют вам Писания, говорят с вами мёртвым языком людей, ищущих через людей их больные и смертные тела».

То есть Писания, передающие Откровения Свыше, прямо говорят о ситуации, в которой жаждущие помощи не могут принять всей полноты и силы помощи потому, что сами слабы; и Писания прямо указывают на източник достоверности — Дух Святой, но многие и эту информацию не могут принять и освоить, полагая её вымыслом древних невежественных людей, не знавших современной нам науки и техники.

Остаётся только вопрос о том, что приводит всё в движение. Этот фактор можно назвать принципом полноты и целостности Мироздания. Этот принцип утверждает, что Мироздание содержит в себе всё необходимое для изполнения всего цикла своего существования. Высказан он был ещё в Ведах, но содержательная сторона его вряд ли может быть разкрыта без выхода за пределы этой Вселенной.

Мироздание существует как процесс. Его фрагменты — взаимодействующие друг с другом структуры, развивающиеся под давлением окружающей их среды — других структур. Давление среды, взаимодействие структур между собой вероятностно предопределену, иерархично и выражается в статистических закономерностях (ста­тис­тике причинно-следственных связей), выявляемой в наблюдениях. Давление среды — отображение, информационный процесс, несомый общеприродной иерархически многоуровневой системой кодирования информации на различных материальных носителях. Отклик структуры и произходящие в ней внутренние изменения — тоже отображение, информационный процесс, протекающий в той же системе кодирования на уровнях, охватываемых структурой, подчинённый тем же вероятностным предопределённостям, отражаемым статистикой наблюдений. Отклик носит вероятностный (т.е. хотя бы отчасти обусловленный свободой личностного субъективизма), однозначно не определённый характер в пределах множественных вероятностных предопределённостей, свойственных на каждом уровне общеприродной системы кодирования информации. Но резонансные явления в иерархически многоуровневых структурах проявляются как статистически более частные или статистически более редкие информационно различные отклики в зависимости от вектора состояния среды и структуры в момент и в процессе их взаимодействия. По мере накопления информации структурой в статистике её откликов на давление среды возникает всё меньше ошибок, наносящих ущерб структуре. А отклики приобретают однозначную определённость в смысле предсказуемости отображений «давле­ние — отклик», всё более и более приближающихся к оптимуму. Взаимодействие среды и структуры, в котором на данном иерархическом уровне проявляется разнообразие её поведения в смысле неоднозначной предсказуемости «давление — отклик», смещается в область всё более редких факторов давления. Произходит информационное насыщение какого-то уровня организации структуры и процесс переходит в следующий иерархический уровень единой общеприродной системы кодирования информации.

*         *          *

Подведем итоги разсмотрению модели интеллекта с «рулеткой» и «барабаном». Структура отвечает на статистику давления среды неоднозначно в пределах вероятностных предопределённостей. Отклик её формируется в процессе компиляции (комбинации) на основе “случайного” перебора информационных модулей в её памяти и приходящей извне информацией, то есть в процессе предопределённого мерой (матрицей возможных состояний) преобразования информации.

В информационном отношении достаточно обширная развивающаяся и (или) наращивающая свою иерархичность структура представляет собой сочетание по крайней мере следующих функционально различных образований, возможно, не локализованных в ней как частные вложенные структуры:

·  Детерминированная долговременная память, жёстко однозначно работающая по принципу «каков вопрос — таков ответ». Сбой с этого принципа ведёт вероятно к ущербу разной тяжести (в зависимости от ситуации) для структуры. Выборка информационных модулей из неё произходит на основе резонансных, автоколебательных и иных явлений, выражающих достаточно хорошее совпадение информационных характеристик внешнего давления среды и внутреннего состояния структуры в информационно насыщенных её уровнях при прохождении через структуру информационного потока давления среды. Так струны музыкальных инструментов откликаются на звуки определённой частоты. Так взрыватели неконтактных морских и сухопутных мин, головки самонаведения управляют действием оружия при появлении в зоне поражения информационно соответствующего им объекта.

·  Вероятностная оперативная память, накапливающая статистику откликов структуры и комбинаций возможных откликов на давление среды. Вероятность извлечения необходимой для правильного отклика информации подчинена частоте обращения к этой информации под давлением среды и быстродействию механизма случайного перебора информационных модулей. Это отчасти аналогично записям на песке в полосе прибоя: информация может храниться сколь угодно долго, если вы успеете всё время возстанавливать слизываемые морем фрагменты записей.

Резонансные и автоколебательные явления в вероятностной памяти также играют свою роль. Но, в отличие от предъидущего вида памяти, возникновение резонансов, автоколебаний и т.п. приводит и к изменению в организации информационно не насыщенных уровней структуры. Реакция “вопрос — ответ” здесь не однозначна в силу информационной ненасыщенности структуры;

·  Механизм случайного перебора, раздробления и объединения информационных модулей, хранимых в обоих видах памяти. По отношению к изолированной детерминированной памяти он порождает ошибки её функционирования в том смысле, что порождает неоднозначность откликов. По отношению к вероятностной памяти он — нормальный процесс её функционирования. На наш взгляд роль этого механизма играет вся совокупность колебательных процессов в структуре с их случайными, то есть статистически упорядоченными фазовыми сдвигами друг относительно друга и амплитудно-частотными характеристиками[66]. Если возникает некое совпадение фаз процессов — своевременность, синфазность — когерентность, — то произходит выборка необходимой информации; если нет, то информация остаётся недоступной, хотя и присутствует в структуре.

В информационно ненасыщенных уровнях структуры возникновение когерентности каких-то их процессов с другими внешними или внутренними по отношению к разсматриваемому уровню структуры процессами — это изменение её качественного состояния на какое-то время, в течение которого в ней могут сложиться новые образования, возникнуть новые процессы. Следствием этого может быть то обстоятельство, что по изчезновении когерентности структура не сможет вернуться в предшествующее возникновению когерентности состояние, и таким образом совершиться шажок в её развитии. Фактор своевременности — когерентность — подачи информации, энергии сказывается на развитии и течении процессов: так световое излучение лампочки отличается от когерентного излучения лазера и они оказывают качественно различное воздействие на объекты, с которыми взаимодействуют, даже при одинаковой энергетической мощности потока излучения.

Своевременность по отношению к процессам в структуре можно понимать двояко:

Ø во-первых, в смысле узкого интервала времени, в течение которого имеют место некие явления в их совокупности;

Ø во-вторых, для структур, обладающих памятью, можно понимать в смысле — не позднее, чем им понадобиться эта информация в развитии, хотя в течение какого-то времени факт обретения ими этой информации может и не проявляться с точки зрения внешнего наблюдателя.

Синфазность, когерентность, в смысле известном из физики, — одно из проявлений своевременности в процессе течения совокупности каких-то процессов.

·  Общеприродный фактор, выделяющий случайно построенный отклик, обладающий информационным насыщением, достаточным для сохранения структурой достигнутого уровня организации или повышения его. Это своего рода “весы”, на которых сравнивается порождённый отклик с неким эталоном, возникающим в течении тех же процессов, что порождают и сам отклик.

В целом же детерминированная память обеспечивает определённый уровень устойчивости структуры на достигнутой ступени её развития. Вероятностный механизм памяти и случайного перебора внутренней и внешней информации в сочетании с общеприродными «весами» (мерой) обеспечивают вероятностно предопределённый характер текущего кратковременного усложнения и информационного насыщения структуры, либо же — обретение ею ущерба, вплоть до разрушения. Всё перечисленное вместе обеспечивает вероятностно предопределённый устойчивый характер долговременного процесса усложнения структуры и (или) несомого ею информационного модуля в процессе их развития.

*                 *
*

Возможно, что на каком-то этапе эволюции, после преодоления некоего рубежа мощности по переработке информации, проявление деятельности всех названных безъинтеллектуальных каждая сама по себе компонент называется людьми интеллектом. Но эта совокупность процессов и факторов имеет место в самых разных частотных диапазонах, на разных носителях информации, на разных уровнях иерархии в организации Мироздания.

При таком понимании Мироздание в целом и его фрагменты обладают интеллектом и личностным аспектом. Интеллекты же различаются по освоенным ими частным фрагментам общевселенской меры. Интеллект — процесс разширения частной меры; процесс, объемлющий иерархию вложенных в него процессов отображения. Взаимопонимание между интеллектами тем более возможно, чем больше совпадений в них; для начала же понимания необходимо хотя бы соприкосновение частных мер или посредник в информационном обмене (интерфейс), тоже некая мера. Общевселенская мера — всеобщий посредник.

Назовём некоторые совпадения, необходимые для взаимопонимания:

·  по материальному носителю, в котором протекает процесс информационного обмена между интеллектами;

·  по частотному диапазону процессов существования структур носителей интеллекта;

·  по частотным диапазонам тактовых (разделяющих кодовые группы одну от другой) и несущих частот, в которых идёт информационный обмен; по системе кодирования информации;

·  по энергетической мощности, необходимой и (или) допустимой для информационного обмена; по общности информационной базы, необходимой для взаимоопознавания при первом и последующих контактах.

Интеллект — одно из средств, данных сознанию человека. И как всякое средство — он управляем. Говорят: «ветер в голове». По отношению к информационным потокам в Мироздании можно сказать и так. Но тогда по отношению к ним интеллект — паруса.

Искусство плавания под парусами состоит в том, чтобы не ловить ненужный ветер в паруса. Тогда даже на самом маленьком кораблике можно прийти, куда надо. Но если вся мощь парусов «выжи­ма­теля ветра» (так в прошлом называли многие большие быстроходные парусники) окажется в руках неумелых, то «пенитель морей» (другой поэтический образ, которым характеризовали быстроходные парусники), будет игрушкой, гонимой морской стихией, будто на нём нет ни руля, ни ветрил; он будет уничтожен стихией потому, что на его борту нет людей, способных правильно управиться с парусами. Так же и интеллект под управлением недисциплинированного безвольного сознания захлёбывается в потоке мельтешащих мыслей, как встающих из памяти, так и приходящих извне, и рвёт организацию психики в клочья. Дисциплинированное же сознание удержит только необходимые ему для осмысленного дела мысли, и интеллект будет помощью сознанию и душе в пути человека.

Изложение взглядов на интеллект в теории управления неизбежно прежде всего потому, что понятие полной функции управления невозможно ввести, миновав понятие интеллект. Но в этом случае интерпретация процесса существования Мироздания как процесса самоуправления по некой, пусть и неизвестной нам, полной функции управления неизбежно ведёт к понятию Высочайшего (Наивысшего) из интеллектов, ведущего этот процесс самоуправления Вселенной по полной функции.

То есть атеизм с логикой достаточно общей теории управления в настоящем изложении несовместим. Атеистические же вариации на темы теории управления либо ставят человека (человечество в целом) на место Бога, либо утрачивают общность изложения, как только соприкасаются с темой глобальный исторический процесс, поскольку не могут произнести слов «иерархически высшее объемлющее управление» по отношению к человечеству и “выда­ю­щимся” деятелям прошлого и настоящего.

Из атеистического сознания таким образом либо выпадают какие-то фрагменты въдения процессов управления, либо же нарушается иерархичность их возприятия сознанием, что предопределённо ведёт к ошибкам в управлении. Религиозно культовое же сознание толпо-“элитарных” обществ несёт другую беду: догматизация Писаний есть отождествление разумения и воли их записывавших людей (плюс редактирование и цензура) с волей Всевышнего, что ограничивает свободу воли большинства, подчиняя её над-“элитарному” предиктору, также отождествляющему свою волю с наивысшей волей Всевышнего: а это сатанизм. Причина успеха его деятельности в прошлой истории — сокрытие Откровений Свыше и их извращение. Евангелие от Луки 11:52: «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли и входящим воспрепятствовали». В наши дни это упрёк всем иерархиям личностных отношений в обществе, включая и иерархии церквей, правда, многие иерархии и сами-то ключи потеряли.

Кроме того, большинство людей привыкло иметь дело с индивидуальными интеллектами себе подобных. Встретившись с нечеловеческим интеллектом, большинство будет испуганно вплоть до сумасшествия просто самой непривычностью случившегося. Но в истории действуют не только индивидуальные, но и соборные интеллекты и другие интеллекты, иерархически высшие по отношению к индивидуальному человеческому интеллекту. Чтобы увидеть их действие, их некую целесообразность, необходимо единое понимание фактора, названного «интеллект», в различных его проявлениях вне зависимости от его иерархического положения в Объективной реальности.

3.11. Манёвры и балансировочные режимы, принципы сопоставления
и выявления подобия

Теперь вернёмся к замкнутым системам. Устойчиво управляемая система может находиться либо в балансировочном режиме, либо в режиме манёвра. Один и тот же, реально протекающий режим может быть интерпретирован и как балансировочный, если соотноситься с одним вектором целей, и как режим манёвра, если соотноситься с другим вектором целей.

В векторе целей балансировочного режима контрольные параметры неизменны во времени. В реальном устойчивом балансировочном режиме вектор состояния колеблется относительно неизменного положения в подпространстве контрольных параметров, а свободные параметры могут при этом изменяться по-всякому.

Понятие «балансировочный режим» несколько сродни понятию «равновесие», но шире его, поскольку обыденное сознание возпринимает «равновесие» статично — как неподвижную неизменность во времени. В балансировочном же режиме во времени неизменен процесс колебаний системы относительно точки «равновесия», координаты которой неизменны во времени: система проходит через неё, но не может пребывать в ней, хотя бы потому, что отклонения от неё — ниже порога чувствительности средств измерения или управление негибко, обладает конечным быстродействием и не может вовремя остановиться. Последнее поясним.

Понятие об отрицательных обратных связях отражает факт построения системы управления объектом таким образом, что обнаружение системой управления отклонений объекта от идеального режима, предписанного вектором целей, вызывает появление управляющего воздействия, направленного в сторону возвращения объекта к идеальному режиму. При положительных обратных связях управление помогает возмущению с момента его возникновения увести объект от идеального режима в направлении воздействия на объект возмущения.

Если идеальный режим — неизменность во времени вектора целей, в который собраны контрольные параметры, то по причине конечного быстродействия системы управления её воздействие, компенсирующее отклонение от идеального режима (при отрицательных обратных связях), с какого-то момента времени само становится возмущающим и объект проходит точку идеала[67]. Так система управления сама разкачивает объект относительного идеального режима вектора целей (вопрос только в том, амплитуды колебаний лежат в допустимых пределах либо же нет). Лучше всего это видно в устойчивых балансировочных режимах. В неустойчивых балансировочных режимах амплитуда колебаний либо выше допустимой, либо нарастает от колебаний к колебанию даже при отрицательных обратных связях.

Т.е. сам принцип отрицательных обратных связей по контрольным параметрам в теории и практике управления необходим, но всё же он — одна из частностей в теории и практике управления в целом.

В векторе целей режима манёвра изменяется хотя бы один из контрольных параметров. При разсмотрении реального процесса устойчивого манёвра в подпространстве контрольных параметров вектор состояния отслеживает с некоторой ошибкой управления изменение вектора целей (содержащего только контрольные параметры). На свободные параметры, как и в случае балансировочного режима, ограничения не накладываются.

Режим маневрирования, в котором производные по времени контрольных изменяющихся параметров постоянны (в пределах допустимой ошибки управления), называется установившимся манёвром. Установившийся манёвр сам является балансировочным режимом, из вектора целей которого изключены изменяющиеся в процессе манёвра контрольные параметры.

Если идти от реально протекающего процесса управления и строить по предположению (т.е. гипотетически) вектор целей субъекта, реально управляющего процессом (это называется «идентификация» вектора целей), то один и тот же режим можно интерпретировать в качестве балансировочного режима или устойчивого колебательного манёвра. Так, при отнесении к вектору целей только параметров, колеблющихся относительно средних значений (в зависимости от ограничений на ошибки управления), режим интерпретируется как балансировочный режим; при отнесении к вектору целей хотя бы одного из произвольно меняющихся параметров, режим интерпретируется как манёвр.

Точно также один и тот же режим можно возпринимать как устойчивый, изходя из одних ограничений на вектор ошибки; и как неустойчивый, изходя из более строгих ограничений на вектор ошибки; в этом предложении хорошо видно проявление возможности двоякого понимания устойчивости: по ограниченности и убыванию отклонений и по предсказуемости.

Простейший пример балансировочного режима — езда на автомобиле по прямой дороге с постоянной скоростью. Все стрелочки на приборной панели, кроме разхода бензина, подрагивают около установившихся положений; но рулём всё же «шевелить» надо, поскольку неровности дороги, боковой ветер, разное давление в шинах, люфты в подвесках и рулевом приводе норовят увести автомобиль в сторону.

Манёвры в свою очередь разделяются на слабые и сильные. Это разделение не отражает эффективности манёвра. Понятие слабого манёвра связано с балансировочными режимами. Перевод системы из одного балансировочного режима в другой балансировочный режим — это один из видов манёвра. Некоторые замкнутые системы обладают таким свойством, что, если этот перевод осуществлять достаточно медленно, то вектор состояния системы в процессе манёвра не будет сильно отличаться от вектора состояния в изходном и (или) конечном балансировочном режиме за изключением изменяющихся в ходе манёвра контрольных параметров и некоторых свободных параметров, информационно связанных с контрольными.

Если на корабле положить руль на борт на 3 — 4 градуса, то корабль начнёт описывать круг очень большого диаметра и будет произходить изменение угла курса. Если это делается вне видимости берегов и в пасмурную погоду, то большинство пассажиров даже не заметят манёвра изменения курса. Если же на полном ходу быстроходного корабля (узлов 25 — 30) резко положить руль на борт градусов на 20 — 30, то палуба в процессе перекладки руля дёрнется под ногами в сторону обратную направлению перекладки руля; потом начнётся вполне ощутимое вестибулярным аппаратом человека изменение курса, сопровождающееся вполне видимым креном до 10 и более градусов.

Хотя в обоих случаях изменение курса может быть одинаковым, гидродинамические характеристики корабля в первом случае слабого манёвра не будут сильно отличаться от режима прямолинейного движения; во втором случае, когда корабль начнёт входить в циркуляцию диаметром не более 4 — 5 длин корпуса, — будет падать скорость хода, появится значительная по величине поперечная составляющая скорости обтекания корпуса и крен, а общая картина обтекания корпуса и гидродинамические характеристики будут качественно отличаться от бывших при прямолинейном движении или слабых манёврах.

Разделение манёвров на сильные и слабые в ряде случаев позволяет существенно упростить моделирование поведения замкнутой системы в процессе слабого маневрирования без потери качества результатов моделирования. Поскольку выбор меры качества всегда субъективен, то и разделение манёвров на сильные и слабые определяется субъективизмом в оценке качества моделирования и управления. Но, если такое разделение возможно, то слабому манёвру можно подыскать аналогичный ему (в ранее указанном смысле) балансировочный режим.

Для физически однокачественных процессов разделение манёвров на сильные и слабые основано на моделировании в безразмерном времени. Поскольку понятие о времени и его измерение связано с выбором эталонной частоты, то в качестве эталонных частот могут быть взяты и собственные частоты колебаний объектов управления, замкнутых систем, процессов взаимодействия замкнутых систем и окружающей среды. Это приводит к понятию динамических подобных (частично или полностью) объектов, систем и процессов, для которых процессы (балансировочные режимы и манёвры), отнесённые ко времени, основанном на сходственных собственных частотах, в некотором смысле идентичны. Подробно это разсматривает теория подобия, являющаяся разделом многих частных отраслей знания. Сопровождение слова «иден­тичность» эпитетом «некоторая» обусловлено тем, что подобие может осуществляться на разных физических носителях информационных процессов (управления), на разных уподоблениях друг другу параметров подобных систем.

Уподобление — обезразмеривание, т.е. лишение реальных физических и информационных параметров их размерности (метров, килограммов, секунд и т.п.) отнесением их к каким-либо значениям характеристик замкнутой системы и среды, обладающим той же размерностью (метрами, килограммами, секундами и т.п.). В результате появляются безразмерные единицы измерения сходственных в некотором смысле параметров у сопоставляемых объектов, одинаково характерные для каждого из них. Это свойство общевселенской меры лежит в основе моделирования на одних физических носителях процессов, реально протекающих на других физических носителях (аналоговые вычислительные машины); и в основе информационного (чисто теоретического) моделирования, в котором важна информационная модель, а её физический носитель интереса вообще не представляет (любой алгоритм, предписывающий последовательность действий независим по существу от его материального носителя: бумага, дискета, древний “Минск-32”[68], IBM-PC или суперкомпьютер, человек).

Анализ течения подобного моделирующего процесса может протекать в более высокочастотном диапазоне, чем течение реального подобного моделируемого процесса: это даёт возможность заглянуть в будущие варианты развития моделируемого процесса, что является основой решения задач управления вообще и задачи о предсказуемости, в частности. Примеры такого рода моделирования — все аэродинамические и прочностные эксперименты и расчёты в авиации, судостроении и космонавтике. Моделирование высокочастотного процесса в низкочастотном диапазоне позволяет отследить причинно-следственные связи, которые обычно ускользают от наблюдателя при взгляде на скоротечный реальный процесс. Примером такого рода является скоростная и сверхскоростная киносъёмка (более 105 кадров в секунду) и замедленная (по сравнению с реальностью) проекция ленты, что позволяет решать многие технические и биологические (медицинские) проблемы.

Понятие сильных и слабых манёвров для подобных объектов и замкнутых систем связано с различением манёвров в безразмерных единицах времени. Подобными могут быть и физически разнокачественные процессы, например, описываемые одной и той же математической моделью. Но для физически однокачественных процессов, отличающихся размерными характеристиками, области реальных параметров сильных и слабых манёвров будут различны. Об этом всегда необходимо помнить имея дело с реальными однокачественными замкнутыми системами, различающимися своими размерными характеристиками.

3.12. Манёвры и теория катастроф

Замкнутая система может иметь один и более устойчивых балансировочных режимов, принадлежащих к счётному или несчётному множеству. Перевод замкнутой системы из одного балансировочного режима в другой — наиболее часто встречающийся вид манёвра. Манёвр, кроме каких-то специфических случаев, имеет смысл, если конечный для него балансировочный режим — устойчивый режим для данной замкнутой системы. В пространстве параметров, описывающих замкнутую систему, манёвр — траектория перехода от одной точки (начальный вектор состояния) к другой точке (конечный вектор состояния). Манёвр — безусловно устойчив, если возмущающее воздействие, возпринимаемое замкнутой системой в его ходе, не выведет траекторию в пространстве параметров из некоего коридора допустимых отклонений от идеальной траектории.

По отношению к манёвру вектор целей — функция времени, т.е. идеальная траектория и хронологический график прохождения контрольных точек на ней. Множество допустимых векторов ошибки — коридор допустимых отклонений от идеальной траектории с учётом отклонений по времени в прохождении контрольных точек на идеальной траектории.

Манёвр может быть и условно устойчивым, то есть замкнутую систему удаётся перевести в конечное состояние с приемлемой точностью, но возмущающие воздействия (в том числе конфликтное управление) в процессе манёвра плохо предсказуемы до его начала; вследствие этого траектория перехода должна корректироваться в ходе манёвра с учётом реальных отклонений. Манёвр может быть завершён при условии, что в течение перехода возмущающие воздействия не превысят компенсационных возможностей замкнутой системы. Это же касается и ситуации конфликтного управления одним объектом со стороны нескольких субъектов.

Примером такого рода условно устойчивого манёвра является любое плавание эпохи парусного флота «из пункта А в пункт Б»: совершить переход — шансы есть, но об аварийности, сроках и маршруте можно говорить только в вероятностном смысле о будущем и в статистическом смысле — о прошлом. Политика также даёт множество примеров такого рода условно устойчивых манёвров.

То есть, безусловно устойчивый манёвр имеет вероятность успешного завершения, обусловленную возмущающими воздействиями на замкнутую систему в его ходе, равную единице, которая однако может быть сведена к нулевой вероятностной предопределённости низкой квалификацией управленцев[69]. Вероятность приемлемого завершения условно устойчивого манёвра подчинена объективно вероятностным предопределённостям возмущающего воздействия, характеристикам объекта, а субъективно — высокая квалификация субъекта-управленца может вытянуть до единичной предопределённости низкую вероятность осуществления условно устойчивого манёвра.

В этой формулировке под «возмуща­ю­щим воздействием» следует понимать как внешние воздействия среды, включая и конфликты управления, так и внутренние изменения (поломки и т.п.) в замкнутой системе. Этот пример также иллюстрирует соотношение понятий «устойчивость в смысле ограниченности отклонений» и в смысле предсказуемости поведения.

К манёврам перехода предъявляются разные требования, но наиболее часто предъявляется требование плавности, безударности, т.е. отсутствия импульсных (ударных) нагрузок на замкнутую систему в процессе её движения по идеальной траектории манёвра с допустимыми отклонениями в пространстве параметров. В математической интерпретации это требование эквивалентно двукратной дифференцируемости по времени вектора состояния замкнутой системы и наложению ограничений на вектора-произ­вод­ные («скорость», «ускорение») во всём пространстве коридора допустимых отклонений на протяжении идеальной траектории. Снятие этого требования — перенос задачи управления в область приложений теории катастроф.

Теория катастроф разсматривает процессы, в которых плавное изменение параметров системы прерывается их скачкообразным изменением (предсказуемым или заранее неизвестным), после чего система оказывается в другом режиме существования или разрушается.

Этот скачок теория называет «катастрофой» (далее катастрофа в кавычках — именно в этом смысле), что в большинстве случаев практических приложений правильно, поскольку ударный характер нагрузки на замкнутую систему может её повредить, разрушить или быть неприемлемым по каким-то иным причинам. Сама теория «катастроф» родилась из обобщающего анализа реальных катастроф в их математическом описании. Режим, в котором оказывается система после «катастрофы», может быть предсказуем — либо однозначно, либо в вероятностно-статистическом смысле, либо непредсказуем.

Типичный пример явлений, изучаемых теорией «катастроф», — переход колебательного процесса из одной потенциальной ямы в другую потенциальную яму: так в шторм корабль изпытывает качку относительно одного устойчиво вертикального положения — нормального: днищем — вниз, палубой — вверх. Плавное увеличение амплитудных значений крена при качке может привести к внезапному опрокидыванию корабля кверху днищем в течение интервала времени менее полупериода качки (секунды) в процессе усиления шторма, обледенения и т.п. Но и опрокинувшийся корабль может не сразу же пойти ко дну, а может ещё длительное время оставаться на плаву кверху днищем, по-прежнему изпытывая качку относительно своего другого, также устойчиво вертикального положения, но уже не нормального.

«Неплавная» траектория может быть проекцией вполне «плав­ной» траектории, лежащей в пространстве параметров большей размерности, в подпространство меньшей размерности. Область потенциально устойчивого по предсказуемости управления в пространстве параметров вектора состояния по отношению к конкретной замкнутой системе — объективная данность. В ней лежит множество объективно возможных траекторий манёвров; и множество объективно невозможных. Во множестве объективно возможных траекторий можно выделить подмножество траекторий, на которых лежат точки «катастроф». Это могут быть точки нарушения двукратной дифференцируемости по времени вектора состояния; точки превышения ограничений, налагаемых на вектора-произ­вод­ные; точки изменения меры предсказуемости (например, точки ветвления траекторий в вероятностном смысле); точки на границах между двумя потенциальными ямами и т.п.

Если разсматривать сказанное по отношению к железнодорожному транспорту страны, то: область потенциально устойчивого управления — вся территория государства; множество объективно возможных манёвров — существующая сеть железных дорог. Множество объективно невозможных — всё, где нет рельсов и где невозможно по техническим причинам проложить рельсы или построить стрелочные переводы для изменения направления движения. Точки катастроф — неисправные пути и стрелочные переводы, слишком крутые повороты и негабаритные места, непроходимые для некоторых видов подвижного состава и локомотивов и т.п. — то есть это реальные возможности катастроф. По отношению к каждому из видов груза железнодорожные узлы — точки ветвления их траекторий в вероятностном смысле.

Этот пример хорошо показывает соотношение всех перечисленных категорий, но сами «катастрофы» теории катастроф в нём представлены только реальными катастрофами железнодорожного транспорта. Далее, чтобы не путаться в катастрофах в кавычках и без кавычек, мгновенную потерю управления — в смысле теории «катастроф» — мы будем называть срыв управления.

Причины срывов управления могут быть самые различные и могут лежать на любом из этапов полной функции управления.

Две любые точки в пространстве параметров, описывающих замкнутую систему (два вектора состояния), могут соединять более чем одна траектория. Среди этих траекторий могут быть траектории, отвечающие требованию плавности, и траектории, хотя и не проходящие через точки срыва управления, но по которым «жёстко ездить» из-за превышения ограничений, налагаемых на вектора-произ­водные. Возможны ситуации, когда все траектории, соединяющие начальный и конечный вектора состояний, проходят через точки срыва управления. Но чаще приходится сталкиваться с тем, что неквалифицированные управленцы, потеряв управление и зная о способности управляемой ими иерархически организованной системы к самовозстановлению управления в некотором режиме после включения в процесс иных её уровней организации, начинают дурачить головы доверчивым простакам ссылками на «тео­рию катастроф» и «шоковую терапию». Чаще других этим грешат политиканы. Для них точки «катастроф» — точки, в которых обнажается их несостоятельность в качестве управленцев.

В действительности же следует изследовать геометрию области предполагаемого маневрирования на предмет её полного включения в область потенциально устойчивого управления. Если же какие-то фрагменты области предполагаемого маневрирования содержат в себе точки срыва управления, выпадают из области потенциально устойчивого (при необходимом качестве) управления по причине много-связности[70] области, отсутствия её выпуклости и т.п., то такие зоны необходимо изключить и пролагать траектории манёвров в обход них (и точек срыва управления в частности).

Именно этим занимаются все квалифицированные навигаторы: зная осадку корабля, при подходе к берегу, на навигационной карте они проводят границу района, запретного для маневрирования из-за малости в нём глубин. Кроме того, курс пролагается по возможности вдали и от одиночных опасностей: затонувших судов, скал и т.п. В те же времена, когда составлялись первые карты, в незнакомые районы под всеми парусами тоже никто не совался: шли с осторожностью, делая непрерывно промеры глубин; иногда корабль лежал в дрейфе или стоял на якоре, а промеры делали со шлюпки.

Манёвр перехода из одного балансировочного состояния в другой, отвечающий требованию плавности, если позволит время, разпадается на три периода:

·  выход из балансировочного режима,

·  установившийся манёвр (сам балансировочный режим, но с другим вектором целей),

·  вхождение в новый балансировочный режим.

3.13. Процессы в суперсистемах:
возможности течения

3.13.1. Понятие о суперсистемах

Теперь, после достаточно подробного ознакомления с понятийным и терминологическим аппаратом теории управления, перейдём к описанию процессов управления и самоуправления в суперсистемах и их иерархиях.

Под суперсистемой мы понимаем множество элементов, хотя бы частично функционально аналогичных в некотором смысле друг другу. «Аналогия» и «подобие» в контексте настоящей работы — не синонимы. Аналогия предполагает возможность прямой замены одного другим; подобие (полное или частичное) предполагает только идентичность процессов, протекающих в разных объектах, при их описании в общей для них системе параметров, лишённых их реальной размерности.

Аналогия предполагает определение некоего набора качеств, которыми обладают объекты, аналогичные именно в смысле избранного набора качеств. Объекты, обладающие более узким или более широким набором качеств, чем определённый, принадлежат к другому классу объектов, хотя они являются тем не менее, частичными или более широкими (объемлю­щи­ми) аналогами объектов разсматриваемого класса, разпознаваемых по вполне определённому конечному набору качественных признаков. Благодаря частичным и объемлющим аналогам все классы объектов, разпознаваемые по любому набору качественных признаков, взаимно проникают один в другой, сливаясь в понятии «Мирозда­ние».

Таким образом, суперсистема — множество элементов, хотя бы частично функционально аналогичных друг другу в некотором смысле и потому хотя бы отчасти взаимозаменяемых. Кроме того, все её элементы самоуправляемы (или управляемы извне) в пределах иерархически высшего объемлющего управления на основе информации, хранящейся в их памяти; каждым самоуправляемым элементом можно управлять извне, поскольку все они могут принимать информацию в память; каждый из них может выдавать информацию из памяти другим элементам своего множества и окружающей среде и потому способен к управлению, и (или) через него возможно управление другими элементами и окружающей средой; все процессы отображения информации как внутри элементов, так и между ними в пределах суперсистемы и в среде, её окружающей, подчинены вероятностным предопределённостям, выражающимся в статистике.

В самом примитивном случае суперсистемой является гибкое автоматическое производство вместе с персоналом. Мироздание в целом также является суперсистемой. Благодаря объемлющим и частичным аналогам Мироздание предстаёт в качестве объемлющей суперсистемы по отношению ко множеству взаимно вложенных суперсистем со структурой, изменяющейся в каждый момент времени, а кроме того, — и определяемой разными субъектами по разным наборам признаков (то есть с виртуальной структурой). Взаимная вложенность суперсистем предполагает существование элементов, одновременно принадлежащих к нескольким суперсистемам. Виртуальность структур предполагает существование элементов, в разные моменты времени принадлежащих к разным суперсистемам, и как следствие предполагает существование структур, внезапно появляющихся и изчезающих, как пузыри на лужах при дожде.

В зависимости от организации интеллект может быть внешним по отношению к суперсистеме; им может обладать набранная из безъинтеллектуальных элементов суперсистема в целом или подмножество элементов в ней; им могут обладать отдельно взятые элементы суперсистемы, причём необязательно все; один (или многие) элементы суперсистемы могут обладать внутри своей структуры элементами, также обладающими интеллектом.

Но, если разсматривать полную функцию управления, приводящую к появлению суперсистемы, интеллект всегда присутствует либо в самой суперсистеме, либо в объемлющем, иерархически высшем по отношению к ней управлении.

Поэтому, где это неважно, вопрос о локализации интеллекта будем обходить молчанием. Сопряжённым интеллектом будем называть интеллект, осуществляющий самоуправление суперсистемы как единого целого в пределах иерархически высшего объемлющего управления вне зависимости от его локализации по отношению к суперсистеме. Это может быть внешний по отношению к безъинтеллектуальной суперсистеме интеллект (как в случае материальной базы гибкого автоматизированного производства), может быть интеллект, присутствующий в суперсистеме, а также и интеллект, порождённый самой суперсистемой некоторым образом.

Суперсистемы могут быть косные, то есть устойчиво существующие в некотором балансировочном режиме, пока существуют слагающие их элементы, и суперсистемы, изчезающие с изчезновением элементов.

Могут быть суперсистемы с возобновляемой элементной базой, но также устойчиво существующие в течение жизни нескольких поколений элементов в некотором балансировочном режиме.

Могут быть и эволюционирующие суперсистемы, которые в момент своего появления, сами и их элементы, обладают, во-первых, некоторым запасом устойчивости по отношению к воздействию на них окружающей среды; а во-вторых, некоторым потенциалом развития своих качеств за счёт изменения организации как внутри суперсистемы, так и внутри её элементов. После завершения такого рода процесса освоения потенциала развития суперсистемы и её элементов изменяется характер взаимодействия суперсистемы со средой и внутренняя организация процессов в суперсистеме, что сопровождается возрастанием запаса устойчивости суперсистемы по отношению к давлению среды и (или) ростом производительности (мощности воздействия) суперсистемы в отношении среды.

Процесс освоения потенциала развития может охватить несколько поколений элементной базы суперсистемы, а может завершиться в течение времени существования одного поколения. По завершении этого процесса суперсистема существует некоторое время в некоем балансировочном режиме отношений со средой либо как косная, либо как суперсистема с возобновляемой элементной базой. При этом она может стать основой для суперсистемы следующего поколения или иерархически высшей суперсистемы. Нас далее будет интересовать процесс освоения потенциала развития суперсистемы.

3.13.2. Освоение потенциала развития

Разсмотрим суперсистему, введённую в некую среду ради неких целей, непосредственно после начала процессов её адаптации к среде и освоения потенциала развития. Среда в данном контексте — процессы, с которыми имеет дело суперсистема: которые воздействуют на неё и на которые воздействует она сама. Объективные процессы могут представлять интерес для субъекта, ведущего управление, либо как материальные (в частности, энергетические) процессы, либо как информационно-алгоритмические, либо в обоих качествах. Поэтому и среда может представать либо в качестве материальной, либо в качестве информационно-алгоритмической, либо в обоих качествах. Это ведёт к возникновению двух видов обособленности и / или локализации суперсистемы в целом, её фрагментов и элементов в матрице предопределения бытия (мере) Мироздания, характеристики которых могут изменяться с течением времени.

Во-первых, имеет место пространственная локализация. При этом понятие «пространство» можно определить, как информационную характеристику материальных объектов Вселенной, отражающее в личную, субъективную частную меру их взаимную вложенность и упорядоченность по иерархическим ступеням Вселенной сообразно матрице предопределения бытия Мироздания. Примером такого рода неоднозначного субъективизма возприятия локализации являются модели солнечной системы — гелиоцентрическая и геоцентрическая.

Во-вторых, имеет место информационная локализация. Под этим понятием имеется в виду характеристика информационных объектов[71], отображающая в субъективную меру управленца их взаимную вложенность и иерархичность безотносительно к материальным носителям, на которых записана информация, также сообразно матрице предопределения бытия Мироздания.

Приведём пример изменения информационной локализации. Один редактор всё разобъяснит в предисловии к книге, а другой — в послесловии, хотя его текст может отличаться только названием «преди­сло­вие» или «послесловие». Другой ту же информацию разсыплет по множеству сносок и примечаний по самому тексту книги. Читатель, возпринимая информацию из книги, создаст в своей субъективной мере новый вариант и пространственной, и информационной локализации записей и изменит свою субъективную меру.

Для каждого из элементов, составляющих суперсистему, вся остальная суперсистема — часть внешней среды. Все элементы до некоторой степени автономны по материальному (энергети­чес­кому) и информационно-алгоритмическому обеспечению их деятельности, благодаря чему суперсистема в целом тоже до некоторой степени автономна в указанном смысле. Но по отношению к среде она может быть не замкнута: т.е. она может поддерживать своё существование за счёт ресурсов среды; либо же обмен со средой может носить обоюдосторонне направленный характер.

Информационно-алгоритмическое обеспечение (самоуправ­ле­ния) поведения элементов суперсистемы, в которую заложен потенциал развития, организовано как минимум двухуровневым образом:

·  во-первых, есть фундаментальная часть, идентичная для всех элементов суперсистемы. Она обеспечивает пребывание элементов суперсистемы в среде с некоторым запасом устойчивости с момента введения суперсистемы в среду. Если этого нет, то суперсистема не может пребывать в среде, а вытесняется ею или уничтожается.

·  во-вторых, адаптационная часть, развиваемая в каждом элементе своеобразно на основе фундаментальной части информационно-алгоритмического обеспечения в процессе функционирования элемента в суперсистеме и объемлющей её среде.

В фундаментальной части может быть своя иерархическая упорядоченность информационно-алгоритмических модулей, необходимая для обеспечения изначальной специализации элементов, делающая их частичными (а не полными) аналогами друг друга. Примером этого является разделение по признаку пола в любом биологическом виде. Соответственно этой упорядоченности фундаментальной части предопределена и упорядоченность адаптационной части информационного обеспечения. Естественно, это отражено и в структурной организации материального носителя информационно-алгоритми­чес­кого обеспечения, то есть каждого из элементов суперсистемы (ины­ми словами, в структуре элемента можно выделить области, соотносимые с фундаментальной и с адаптационной частями информационно-алгоритми­чес­кого обеспечения[72]). В больших суперсистемах всё это выражается в статистических характеристиках различия и совпадения параметров элементов и предопределено в вероятностно-статисти­чес­ком смысле.

Благодаря этому мгновенно незаменимые элементы тем не менее, вероятно заменимы другими элементами в течение некоторого вероятностно предопределённого времени, поскольку в их память (адаптационную часть информационно-алгоритмического обеспечения) могут быть введены информационно-алгоритми­чес­кие модули, обеспечивающие необходимую новую специализацию при замене одного элемента другим.

Информационный обмен между элементами в пределах суперсистемы и суперсистемы со средой носит неоднозначный характер в пределах ограничений вероятностными предопределённостями (иерар­хически высшего объемлющего управления), вследствие чего элементы суперсистемы накапливают с течением времени информационные отличия друг от друга и могут обладать (и вероятно обладают) несколькими специализациями; то есть они пригодны к употреблению по нескольким различным частным целевым функциям управления.

Это ведёт к тому, что суперсистема в целом обладает памятью и, кроме того, гибкостью поведения. То есть реакция её, её фрагментов и отдельных элементов на одно и то же воздействие среды однозначно не предопределена, хотя она предопределена в вероятностно-статистическом смысле на основе информационного состояния фрагментов суперсистемы, на которые среда оказывает воздействие.

Среда оказывает давление на суперсистему. Давление среды, как и всё в природе, носит колебательный характер, но имеет место в диапазоне низких частот по отношению к диапазону частот, в котором элементы суперсистемы способны изменять своё информационно-алгоритмическое состояние (иными словами, давление среды носит медленный характер по отношению к характеристикам быстродействия элементов). Благодаря этому каждый из элементов суперсистемы способен устойчиво взаимодействовать со средой, а сама суперсистема может в принципе устойчиво пребывать в среде.

Частотный же диапазон, в котором суперсистема как единое целое способна к устойчивому взаимодействию со средой, определяется не только быстродействием её элементов (максимальная частота) и временем жизни их и структур, ими образуемых (мини­маль­ная частота), но и организацией взаимодействия элементов в пределах суперсистемы[73].

Мощность факторов среды, воздействие которых суперсистема может выдержать в этом частотном диапазоне, также определяется организацией взаимодействия элементов в пределах суперсистемы. При неправильной организации этого взаимодействия прин­ципи­аль­ная возможность устойчивого 1) пребывания в среде и 2) иерархи­чески высшего целевого взаимодействия с нею может не осуществиться.

С момента введения суперсистемы во взаимодействие со средой информационно-алгоритмическое обеспечение элементов, соответствующее адаптационной части, развивается в объемлющем иерархически высшем по отношению к ним управлении в процессе самоуправления элементов. Информационно-алгоритмическое обеспечение самоуправления элементов в этом процессе некоторым образом складывается из содержимого фундаментальной части и из текущего содержимого адаптационной части каждого из них. Иерархически высшее объемлющее управление носит по отношению к элементам двухуровневый характер:

·  во-первых, процессы самоуправления суперсистемы в целом;

·  во-вторых, объемлющее иерархически высшее по отношению к суперсистеме в целом управление.

При этом возможны конфликты управления как между иерархическими уровнями, так и внутри уровней.

По отношению к самоуправляющейся суперсистеме иерархически высшее объемлющее управление может выступать не только как прямой информационный обмен с суперсистемой непосредственно, но и косвенный, опосредованный — как давление со стороны среды на суперсистему, некоторым образом управляемое иерархически высшим объемлющим управлением.

Имея это в виду, будем, где нет особых оговорок, под иерархически высшим управлением понимать прямой информационный обмен с суперсистемой и её элементами; под давлением среды — иерархически высшее косвенное, опосредованное управление через воздействие на средэ, в которой находится суперсистема и, в которое входит также иерархически равное уровню суперсистемы внешнее по отношению к ней управление; а под иерархически высшим объемлющим (для краткости просто — объемлющим) управлением их совокупность.

Здесь нет несуразности, коей может показаться опосредованное управление тем, чем в то же самое время возможно управлять не-по-средственно. Дело в том, что среда может являться фрагментом иной, объемлющей первую, суперсистемы; среда может являться совокупностью суперсистем одного иерархического уровня с разсматриваемой; а благодаря наличию частичных и объемлющих аналогов среда и суперсистема являются взаимным вложением суперсистем, выделяемых из целостности Мироздания по разным наборам качественных признаков. Иерархичность суперсистемы определяется порядком в разширяющейся последовательности объем­лющих вложений.

В таком понимании среди множества матрёшек наивысшая в иерархии — самая большая, в которой находятся все прочие. Отличие только в том, что каждая из суперсистем-матрешек — и сама по себе, и часть её объемлющих суперсистем, и каждая из упомянутых суперсистем — находится под иерархически Наивысшим непосредственным и опосредованным управлением.

Возприятие в качестве “несуразности” такого разделения иерархически высшего объемлющего управления в отношении суперсистемы — следствие забывания о факте взаимной вложенности (проник­но­вения друг в друга) ещё множества других суперсистем, кроме разсматриваемых прямо. Разсмотрение же суперсистемы, т.е. выделение её из целостности Мироздания — один из этапов полной функции управления, которое всегда субъективно.

Целостный же процесс управления в Мироздании — при выделении суперсистемы в его составе по некоему набору признаков — также разпадается на управление средой как таковой, самоуправление суперсистемы в среде и на иерархически высшее управление в отношении суперсистемы, включающее в себя как прямое, так и опосредованное (косвенное) управление.

Если смотреть на суперсистему с позиций сопряжённого с нею — как с единым целым — интеллекта, то существование суперсистемы заведомо протекает под давлением среды. Однако интеллект, осуществляющий иерархически высшее по отношению к суперсистеме управление, сам определяет характер своего информационного обмена с суперсистемой, с её внутренней иерархией, с сопряжённым с нею интеллектом. По этой причине иерархически высшее управление может носить крайне разнообразный характер. Как максимум — непрерывная выдача прямых директив сопряжённому интеллекту и контроль за их изполнением; как минимум — предоставление полной самостоятельности в управлении суперсистемой сопряжённому интеллекту и прочим интеллектам в ней и включение в процесс управления только при условии выхода вектора ошибки самоуправления суперсистемы, её фрагментов и элементов за допустимые пределы. Пока же вектор ошибки управления находится в пределах множества значений иерархически высшего допустимого вектора ошибки, (при взгляде извне) оба варианта взаимоотношений с иерархически высшим управлением неотличимы друг от друга в смысле идентичности вектора состояния и вектора управляющего воздействия (сигнала), разпространяющегося на внутрисуперсистемном уровне организации.

Так или иначе, в любом из вариантов иерархически высшего управления на сопряжённый интеллект суперсистемы, на суперсистему в целом, на её фрагменты и отдельные элементы ложатся два комплекса частных задач:

·  во-первых, некоторым образом выдерживать давление среды;

·  во-вторых, свободные от сдерживания давления среды ресурсы употреблять для достижения целей, ради осуществления которых суперсистема введена в среду (или образована в среде).

Эти два комплекса задач образуют во времени поток целей управления в отношении среды — поток внешних по отношению к суперсистеме и её элементам целей управления (для краткости — внешний поток целей).

Понятно, что, если все ресурсы суперсистемы идут на поддержание устойчивого пребывания её в среде, то её производительность в отношении целей, ради которых она введена в среду, равна нулю; кроме того, если суперсистема подавляется средой или вытесняется ею, то вообще не может быть речи о достижении ею каких бы то ни было целей. Поэтому:

В векторе целей управления суперсистемы на первом приоритете будет стоять цель — пребывание в среде с некоторым запасом устойчивости на случай возрастания давления среды.

В биологических видах это зафиксировано в фундаментальной части информационного обеспечения особей и выражается в их поведении как страх и инстинкт самосохранения. Запас устойчивости суперсистемы в отношении её пребывания в среде предстаёт как общая численность её элементов, не изпользуемых в данный момент времени для отражения и поглощения давления среды (или иначе — это фонд свободного работного времени всех элементов суперсистемы). Но этот же запас устойчивости — её элементные ресурсы, только которые и могут быть изпользованы для целевого взаимодействия её со средой в соответствии с вектором целей иерархически высшего (объемлющего) управления. То есть этот запас устойчивости одновременно определяет и возможную производительность суперсистемы в отношении среды[74]. Освоение же потенциала развития суперсистемы — выведение её на максимум производительности в отношении среды по вектору целей иерархически высшего (объемлющего) управления.

Таким образом оценки качества управления как по запасу устойчивости пребывания в среде, так и по производительности суперсистемы в отношении среды — иерархически упорядочены и неантагонистичны:

 1.  Повышение запаса устойчивости пребывания в среде позволяет

 2.  Поднять производительность в отношении среды.

Общий же запас устойчивости суперсистемы в отношении этих двух интегральных целей также представляет собой неизпользуемые в данный момент времени элементные ресурсы. Поэтому мгновенная обобщающая оценка качества управления — не изпользуемые в данный момент времени элементные ресурсы, позволяющие выдержать возрастание давления среды без снижения производительности в отношении неё и при необходимости повысить производительность без снижения уровня защищённости суперсистемы от давления среды. Эти неизпользуемые элементные ресурсы суперсистемы будем называть элементным запасом её устойчивости.

Обобщающая оценка качества управления на интервале времени — монотонный (в математическом смысле, т.е. не убывающий временами) рост производительности в отношении вектора целей иерархически высшего (объемлющего) управления с течением времени.

Но это — иерархически высшая оценка. Она может быть и не видна на иерархическом уровне суперсистемы. Но на этом уровне всегда видна её основа — высвобождение элементных ресурсов из текущих процессов функционирования суперсистемы по мере роста качества управления в ней каждым из частных процессов и при изживании паразитных процессов.

Другой вопрос: в каких целях употреблять высвобождающиеся элементные ресурсы и время? — Ответ на него требует идентификации на иерархическом уровне суперсистемы вектора целей иерархически высшего (объемлющего) управления в отношении неё.

В момент появления суперсистемы в среде упорядоченность множества образующих её элементов носит двухуровневый ха­рактер: уровень первый — каждый из элементов; уровень второй — суперсистема в целом.

Освоение потенциала развития начинается из этого состояния. В таком состоянии суперсистема при взаимодействии со средой встречает поток воздействия среды на неё; в суперсистеме он информационно-алгоритмически преобразуется в поток целей упра­в­ления, соотносимых с уровнями в организации суперсистемы:

·  ею как единым целым;

·  её фрагментами;

·  её отдельно взятыми элементами.

В этом потоке целей можно выделить три качественно разнородных составляющих:

·  непрерывное взаимодействие со средой, постоянное во времени по своему характеру;

·  однозначно предсказуемое, главным образом циклически регулярно повторяющееся взаимодействие;

·  статистически упорядоченное[75] эпизодическое взаимодействие, на иерархическом уровне суперсистемы и её элементов предсказуемое только в вероятностном смысле.

Поскольку в этот период информационное обеспечение суперсистемы основано главным образом на его фундаментальной части, то в режиме самоуправления без иерархически высшего вмешательства суперсистема информационно не подготовлена к обслуживанию каких-то целей и терпит ущерб в случае невозможности уклонения от взаимодействия. Ущерб вероятностно предопределён, но может быть уменьшен за счёт организации внутрисуперсистемных процессов. Это касается прежде всего ситуаций, когда потенциал развития суперсистемы допускает согласованное изпользование возможностей более чем одного элемента в одной и той же целевой функции управления (концепции управления, ориентированной на частную цель из вектора целей суперсистемы).

Взаимодействие суперсистемы со средой невозможно без отображения информации из среды в суперсистему. Это ведёт к изменению упорядоченности суперсистемы по отношению к изходному двухуровневому состоянию: «элемент — суперсистема». Взаимодействие суперсистемы со средой по целям, допускающим согласованное функционирование более чем одного элемента (или необходимо требующим его) в одной и той же концепции управления, с течением времени ведёт к тому, что:

·  непрерывное взаимодействие, постоянное во времени, породит в суперсистеме постоянно функционирующее структуры, ориентированные на определённые цели и информационно-алгорит­ми­чес­ки сообразные им;

·  циклически регулярно повторяющееся взаимодействие породит структуры, также циклически возобновляющие своё фун­к­ци­о­ни­рование. Часть из них будет разпадаться по завер­шении цикла функционирования; часть же будет ждать в бездействии следу­ю­щего цикла, поскольку время их организации боль­ше, чем периоды бездействия;

·  статистически упорядоченное эпизодическое взаимодействие породит в суперсистеме безструктурное управление, статистические характеристики которого с некоторой ошибкой упра­вления (раз­согласованием) будут отслеживать статистические характеристики входного внешнего потока воздействия среды и целей, ему соответствующих в информационно-алгорит­ми­чес­ком обеспечения суперсистемы.

Ошибка управления всегда выливается в некий ущерб, который терпит суперсистема. Тяжесть ущерба может зависеть от запаздывания во времени реакции суперсистемы на фактор, влекущий ущерб: чем больше запаздывание — тем больше ущерб; нет запаздывания — нет ущерба. Эта особенность ведёт к тому, что статистически упорядоченное взаимодействие (наряду с безструктурным управлением) порождает систематически “бездейст­ву­ю­щие” структуры. В отсутствие фактора воздействия на суперсистему, вызвавшего их возникновение, они заняты только поддержанием своей готовности к эффективному действию в ситуации воздействия этого фактора. Такое оправдано, если в расчёте на достаточно продолжительное время ущерб, который способен нанести фактор, оказывается больше, чем ущерб вследствие “бездей­с­т­вия” элементов суперсистемы, вовлечённых в эти структуры.

Таким образом, в суперсистеме протекают одновременно процессы структурного и безструктурного управления; возможно, что при этом имеется некоторый элементный запас устойчивости на возрастание интенсивности взаимодействия со средой и обслуживание единичных, ранее не встречавшихся новинок взаимодействия. И организация суперсистемы перестаёт быть двухуровневой («элемент — суперсистема»), а представляет собой иерархию структур, непрерывно изменяющуюся в ходе взаимоперетекания процессов безструктурного и структурного управления друг в друга.

Это взаимоперетекание носит направленный характер в случае освоения суперсистемой потенциала её развития.

Теперь разсмотрим взаимоперетекание структурного и безструктурного способов управления. Вернёмся к полной функции управления:

 1.  Опознавание факторов среды (объективных явлений), с которыми сталкивается интеллект, во всём многообразии процессов Мироздания.

 2.  Формирование стереотипа (навыка) разпознавания фактора на будущее.

 3.  Формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления) на основе решения задачи об устойчивости объекта управления в смысле предсказуемости его поведения в среде с учётом этого фактора.

 4.  Формирование концепции управления и частных целевых функций управления, составляющих в совокупности концепцию, на основе решения задачи об устойчивости в смысле предсказуемости поведения в среде (предсказу­е­мос­ти в той мере, какой требует управление с заданным уровнем качества).

 5.  Организация и реорганизация целесообразных управляющих структур, несущих целевые функции управления.

 6.  Контроль (наблюдение) за деятельностью структур в процессе управления, осуществляемого ими и координация взаимодействия разных структур.

 7.  Ликвидация существующих структур в случае ненадобности или поддержание их в работоспособном состоянии до следующего изпользования.

Поскольку информационное обеспечение самоуправления элементов в своей фундаментальной части предполагает некоторое взаимодействие и информационный обмен между элементами суперсистемы, а информационное обеспечение их самоуправления в своей адаптационной части формируется разнообразно, но статистически упорядочено, то в суперсистеме всегда существует вероятностно предопределённая возможность того, что:

 1.  Некий элемент (интеллект или автомат) разпознает фактор среды, с коим сталкивается.

 2.  Разпространит информацию о нём.

 3.  Информация будет принята элементами, обладающими в своей памяти необходимой концепцией управления или способными построить её.

 4.  Концепция управления будет передана инициатору порождения структуры.

 5.  Найдутся элементы, свободные или занятые в структурах с менее важными приоритетами, обладающие специализацией, необходимой для вновь создаваемой структуры и так далее, вплоть до того, что в приемлемые сроки процесс управления свершится по полной функции с приемлемым уровнем качества.

Кроме того, неудовлетворительность информационно-алгорит­мического обеспечения на разных этапах безструктурного управления может быть возполнена включением в процесс иерархически высшего управления как адресным, так и циркулярным (без­адресным) способами. Конечно, вероятность — число в диапазоне от нуля до единицы, т.е. процесс может прерваться на любой стадии. Но если он завершится успешно, то существует вероятность того, что суперсистема, её фрагмент, участвовавший в процессе, какие-то элементы запомнят информацию, необходимую для повторения этого процесса с единичной вероятностью успешного завершения. Если суперсистема сталкивается с неким фактором достаточно часто, то безструктурное управление трансформируется в структурное, поскольку структура, возникшая в безструктурном управлении, не успевает забыть себя в периоде между последовательными появлениями данного фактора: вся материя в триединстве обладает памятью. Информационные потоки обретают устойчивость, а качество управления при повторении на основе прошлого опыта при деятельности интеллекта, осуществляющего полную функцию управления, растёт. Если сопряжённый интеллект бездействует: то суперсистема или её фрагмент — автомат или управляемый извне робот.

По этой причине старая опытная структура, накапливающая культуру интеллектуальной деятельности, вероятно выдерживает с заметным отрывом конкуренцию одноцелевых с нею новых структур, которые вероятностно предопределённо могут возникать в параллельном со структурным управлением процессе безструктурного управления; но также вероятно старая структура может и проиграть, поскольку существует некоторая вероятностная предопределённость того, что безструктурное управление породит более эффективное управление и несущую его структуру.

Наблюдатель, не имеющий понятия о безструктурном управлении, вполне устойчивое безструктурное управление может возпринимать либо как стихийный — якобы неуправляемый — процесс (док­т­ри­на И.Пригожина “Порядок из хаоса”); либо будет искать стабильные скрытые структуры там, где их реально нет (ма­ния поиска вражеских организаций, в которую склонны впадать спецслужбы и некоторые “патриоты” в кризисные и предкризисные периоды).

Но в ряде случаев структурное управление может возприниматься как безструктурное. Если в состав суперсистемы входят объемлющие аналоги большинства её элементов, то они могут принадлежать структурам, выходящим за пределы данной суперсистемы и несущим в отношении неё некую концепцию управления. Наблюдатель, неспособный отличить эти объемлющие аналоги от множества элементов суперсистемы, не увидит и процессов информационного обмена в структуре, к которой принадлежат эти объемлющие аналоги, т.е. не увидит самой структуры. Если он имеет понятие о безструктурном управлении, то он извлечёт из статистики самоуправления элементов в суперсистеме некий процесс безструктурного управления, в большей или меньшей степени идентичный процессу управления через проникающую в суперсистему извне структуру (или два совпадающих процесса: внешнего — структурного и внутреннего — безструктурного). Наблюдатель, не имеющий понятия о безструктурном упра­в­лении, увидит опять либо “неорганизованную стихию”, либо будет искать структуры. Но он не сможет их найти (или различить совпадающие процессы), пока не научится различать элементы суперсистемы и принадлежащие к ней же объемлющие аналоги её элементов, чьи более широкие возможности выпадают из набора качеств, которым характеризуются элементы суперсистемы.

Такая ситуация возприятия структурного управления как безструктурного может иметь место при взаимной вложенности суперсистем одного иерархического уровня: примером этого являются структуры разведывательных сетей резидентур противоборствующих государств и мафий. Но это может произходить и когда некая суперсистема разположена в пределах нижних уровней иерархии объемлющей её, иерархически организованной суперсистемы. Структуры, низходящие в нижние уровни объемлющей суперсистемы, на иерархическом уровне разсматриваемой суперсистемы (локализованной в пределах нижних уровней объемлющей) видны не будут: примером такого рода в иерархии структур государственного управления являются хорошо налаженные контр­разведывательные и прочие осведомительные сети, чьи сотрудники, будучи элементами структур, не должны отличаться от опекаемого ими окружения, к структурам не принадлежащего.

Управление структурным способом низкочастотными процессами, продолжительность коих превозходит время наблюдения, также может возприниматься как безструктурное или как стихийный якобы неуправля­емый процесс. Если продолжительность процесса превышает максимальное время существования элементов суперсистемы, а процесс управляется структурным способом, то в суперсистеме устойчиво существует матрица (каркас, форма) структуры — «штатное разписание», заполняемое обновляющимися элементами по мере необходимости.

Примером такого рода структур являются исторически устойчивые структуры государственного управления и воинские части, хранящие подчас многовековые традиции. Но мафии, масонские ложи, церковные ордена и братства, в отличие от армии избегающие парадов в своей действительной деятельности, являются плохо разпознаваемыми, таящимися структурами, чья деятельность, хотя и организованная структурно, тем не менее, может возприниматься как некое безструктурное самоуправление или стихийный процесс, якобы неуправляемый.

Но в целом на каждом иерархическом уровне организации суперсистемы структурное управление рождается из безструктурного, в случае обретения некими целями управления устойчивости во времени. При этом вовлечение элементов суперсистемы в постоянно функционирующие структуры сопровождается ростом элементного запаса устойчивости, поскольку в безструктурном самоуправлении одновременно может идти несколько процессов формирования структур аналогичного назначения; кроме того, в каждом из этих процессов формирования структур теряется время на организацию потоков информационного обмена и освоение поступающей информации. Эти потери в отлаженной структуре существенно меньше, чем в безструктурном процессе.

То, что предстаёт как безструктурное управление на данном иерархическом уровне, может быть действительно безструктурным самоуправлением множества элементов, образующих суперсистему, в пределах вероятностных предопределённостей иерархически высшего объемлющего управления; может быть периферией не разпознаваемых структур, проникающих в суперсистему извне, включая и структуры, замкнутые на иерархически высшее (объемлющее) управление; может быть деятельностью внутренних, но не разпознанных структур суперсистемы; или же некой совокупностью взаимных вложений перечисленного.

Если объём (случайного) статистически упорядоченного взаимодействия превышает объём детерминированного (непрерывного и регулярно циклического), то попытка организации процесса самоуправления суперсистемы изключительно структурным способом приведёт к тому, что в каждый момент времени изрядная часть целеориентированных структур будет бездействовать; а вза­имодействие по каким-то целям осуществить будет невозможно из-за отсутствия свободных элементов, не занятых в уже организованных структурах. То есть это — ситуация заведомого срыва управления, потери его устойчивости. Поэтому:

Максимум производительности суперсистемы, максимум её элементного запаса устойчивости достигаются при сочетании структурного и безструктурного управления в самоуправлении суперсистемы как единого целого.

Процесс освоения потенциала развития протекает также по руслам структурного управления — оптимизация функционирования существующих структур и ликвидации структур, ставших непотребными; и по руслам безструктурного управления — повышение вероятности успешного завершения процесса возникновения и работы возникающих структур с привлечением минимально достаточного числа элементов суперсистемы. Эта вероятность и элементный запас устойчивости тем выше, чем больше опыт суперсистемы по пребыванию в среде и, чем меньше опыт каждого из элементов суперсистемы отличается в процессе его функционирования от опыта суперсистемы в целом.

Последнее не означает, что содержимое памяти каждого элемента должно быть идентично всему содержимому памяти суперсистемы, но означает, что информационный обмен между элементами в суперсистеме должен быть достаточно интенсивным, чтобы не произходило срыва безструктурного управления из-за невозможности обеспечить необходимой информацией элементы, столкнувшиеся с определёнными целями управления; и чтобы численность структур, возникающих в безструктурном управлении, не была избыточной по отношению к мощности воздействующего фактора. Или, иным образом, необходимо, чтобы вся информация из памяти суперсистемы в целом была доступна её элементам в процессе их функционирования по мере возникновения у них потребности в информации.

3.13.3. Автосинхронизация процессов
в суперсистемах

В массовых явлениях, протекающих в природе на самых различных уровнях её иерархии, достаточно часто встречается явление совпадения фаз идентичных процессов, протекающих на множестве аналогичных объектов одновременно. Это — когерентность излучения света атомами в лазере; синхронные вспышки целого луга, на котором сидит множество светлячков; синхронное отклонение от опасности стаи мальков; гребля команды на многовесельной лодке, для синхронности которой вовсе не обязателен голосовой отсчёт, барабан или флейта, как в былые времена на галерах; групповые танцы. Это явление мы далее будем называть автосинхронизация. Автосинхронизация достаточно часто проявляется в процессах безструктурного управления, а само безструктурное управление может строится на основе явления автосинхронизации.

Для автосинхронизации необходимо, чтобы множество неких объектов обладали хотя бы отчасти идентичным информационно-алго­рит­мическим состоянием и находились в условиях, допускающих информационный обмен между ними — хотя бы безадресный, циркулярный. При этом быстродействие их по реакции на прохождение информации, идентичной для всех них, должно быть достаточно высоким.

Разсмотрим это на социологическом примере. Наиболее ярко автосинхронизация проявляется во время овации в зале, например, при приветствии “дорогого и всеми любимого вождя”. Сначала в зале тишина. Потом подсадка и восторженные идиоты, относительно малочисленные (1 — 2 человека на 100), начинают хлопать в ладоши. Это действие генерирует процесс автосинхронизации, поскольку сидящие рядом имеют стереотип (навык) хлопанья и умеют это делать не осознавая целей и причин и не задумываясь. Сидящие рядом с подсадкой начинают хлопать в ладоши вслед за нею, поскольку возбуждаются извне их внутренние стереотипы бездумного поведения, и так постепенно вовлекается в этот процесс весь зал. Потом каждый начинает прислушиваться к хлопкам соседей и необходимо даже прилагать усилие воли, чтобы хлопать не вместе с соседями, поскольку на уровне идентичных стереотипов хлопок соседа возпринимается как окрик за несвоевременность собственного хлопка, пришедший по цепям обратных связей. Запустив процесс автосинхронизации, подсадка может уже ничего не делать, после того как её соседи начали бить в ладоши. Пока энергетический потенциал зала не будет выработан в “бессмысленной” (смотря для кого) овации, запущенный подсадкой процесс не прервётся и не развалится. Даже “любимый вождь” далеко не всегда сможет его остановить мановением ладони.

Хлопук в ладоши можно разсматривать как передачу одного бита информации. Но автосинхронизация может быть построена и на более сложных информационно-алгоритмических модулях, несущих большие объёмы разнообразной информации.

Создание и разпространение в суперсистеме идентичных информационно-алгоритмических модулей (стереотипов разпознавания, отношения, поведения) и их последующая активизация в суперсистеме через структуры — генераторы автосинхронизации — позволяет управленческой структуре, несущей некую полную функцию управления, безструктурно управлять тем, чем не могут управлять её изполнительные структуры.

В обществе потенциал автосинхронизации — своего рода «ро­яль в кустах», на котором неожиданно можно изполнить «пье­су» биржевой лихорадки, президентских выборов, гражданской войны. Но «рояль» не играет сам, а тем более не оказывается «в кустах» сам собою, о чём обычно забывают или не задумываются…

В условиях прямого двухстороннего информационного обмена с иерархически высшим (объемлющим) управлением характеристики безструктурного управления тем лучше, чем лучше вектора целей самоуправления сопряжённого интеллекта суперсистемы и иерархии интеллектов в действующих структурах внутри неё повторяют вектора целей иерархически высшего (объемлющего) управления по отношению к суперсистеме в целом и чем более явно иерархически высшее управление суперсистемой отличается от агрессивного внешнего управления.

3.13.4. Соборный интеллект в суперсистемах

Если элементы, образующие суперсистему, сами обладают индивидуальным интеллектом, то при информационном обмене между собой они вероятностно предопределённо порождают соборный интеллект. Ранее описанная модель с рулеткой и лотерейными барабанами, которая при взгляде извне выглядит интеллектом, допускает наличие некоторой команды “школяров” и их “капи­та­на”, который, беря на себя роль соборного интеллекта, после того, как команда обменяется карточками ответов, отвечает на вопросы “профессора”.

Если в телевизионной программе “Что? Где? Когда?” за столом собирается команда “знатоков”, то они могут образовать соборный интеллект, мощь которого, однако, ограничена малой пропускной способностью доминирующих в нём каналов речевого и мимически-жестикуля­ционного обмена информацией, не говоря уж об эмоциональном накале. Если бы команда была способна без буйства эмоций, пережигающего информационные потоки, вывести на уровень осознания всю иерархию каналов информационного обмена, несомую человеком в разных частотных диапазонах на разных, но общих для всей природы физических полях, то они бы убедились, что соборный интеллект не выдумка; что возможности каждого из участвующих в нём значительно возрастают, если человек включается в соборность[76], а не противостоит ей, пытаясь её подчинить себе. Но и без этого, только при речевых и мимико-жестикуляционных каналах обмена информацией, порождающих видимость изолированности каждого мозга, в целом команда интеллектуальнее в среднем любого из игроков.

Даже интеллектуальный лидер команды слабее её соборного интеллекта. Поэтому любая попытка противоборства с соборным интеллектом, попытка подчинить его себе, ведёт как минимум к выпадению из соборного интеллекта, а в более тяжёлых случаях — к воздаянию с его стороны, не всегда праведному, поскольку и соборный интеллект может быть порождён в конфликте с Наивысшим управлением. Конфликтующие же индивиды не могут породить устойчивый соборный интеллект, но обречены впадать в стадное сумасшествие, коллективную шизофрению. Соборный ин­теллект может быть сам частью более мощного объемлющего интеллекта, несомого некой объемлющей суперсистемой. Поэтому всегда актуален вопрос: в каких соборных интеллектах участвовать и как безопасно выйти из неугодных.

Некий интеллект может порождаться и информационным обменом между безъинтеллектуальными элементами при условии, что их совокупность при информационном обмене порождает структуру, способную нести интеллект как процесс, разсредоточенный по всей совокупности элементов. Тем более информационный обмен в среде множества элементов, каждый из которых обладает свойственным только ему интеллектом, порождает соборный интеллект, мощь которого определяется мощью индивидуальных интеллектов и организацией информационного обмена между ними.

Всякий интеллект всегда несёт некую его совокупную полную функцию управления или обретает её в момент возникновения. Совокупная полная функция управления содержит в себе полные функции управления в отношении различных частных факторов среды, отражающие взаимодействие подвластных интеллекту объектов и субъектов с этим факторами. Всё это вместе порождает совокупный вектор целей и совокупную концепцию самоуправления интеллекта в пределах иерархически высшего объемлющего управления, о коем людям в эпоху материализма и атеизма свойственно забывать. Во множестве индивидуальных интеллектов каж­дый несёт свойственные ему индивидуальные совокупные вектор целей и концепцию самоуправления, которые либо порождают целостный соборный интеллект, взаимно дополняя друг друга, либо дробят его, порождая коллективную шизофрению интеллектов — в общем-то психически “нормальных” каждый сам по себе.

3.13.5. Внутренние конфликты управления
в суперсистеме

Вектора целей накапливают частные цели (их новые компоненты) и устанавливают (изменяют) их приоритеты под давлением своеобразия опыта взаимодействия со средой их носителей. По отношению к векторам целей можно определить следующие понятия:

·  объективный вектор целей, работа на осуществление целей которого объективно проявляется в поведении его носителя (т.е. в изменении его вектора состояния) в течение продолжительного за ним наблюдения с позиций иерархически высшего объемлющего управления (иными словами, сторонний наблюдатель, неадекватно возпринимающий иерархически высшее объемлющее управление в отношении разсматриваемого объекта возпринимает объективный вектор целей с некоторой ошибкой, обусловленной ошибкой возприятия им иерархически высшего объемлющего управления);

·  потенциальный вектор целей, содержащий объективные возможности, не изпользуемые по субъективным причинам. По отношению к управлению со стороны Всевышнего потенциальный вектор целей — одна из составляющих вектора ошибки самоуправления в пределах иерархически высшего объемлющего управления либо потенциал, предназначенный для освоения на будущих этапах развития суперсистемы;

·  идентифицированный (выявленный в наблюдениях) вектор целей — составляющая часть объективного (или потенциального) вектора целей вкупе с ошибками идентификации частных целей и их приоритетов. Это понятие — чисто субъективное отображение объективного, но обусловленное определённым уровнем в иерархии взаимной вложенности управления;

·  автоидентифицированный субъективный вектор целей, возникающий в результате попытки субъекта управления идентифицировать свой собственный объективный и (или) потенциальный вектор целей.

 

Интеллект является только частью информационного обеспечения поведения его носителя. Если информационное обеспечение организовано иерархическим образом, то те или иные фрагменты совокупного вектора целей могут быть зафиксированы на разных уровнях этой иерархии. При этом в составе совокупного вектора целей могут обнаружиться различные дефекты.

Одна и та же частная цель может повторяться несколько раз в разных его фрагментах, соответствующих разным иерархическим уровням организации информационного обеспечения, вследствие чего в один и тот же момент (интервал) времени одна и та же цель будет иметь разные приоритеты в информационно-алгорит­ми­ческом обеспечении управления. Этот дефект будем называть инверсией приоритетов.

Кроме него могут быть антагонизмы как одиночных целей, так и фрагментов в векторах целей. Под антагонизмами понимается наличие под одним и тем же приоритетом в один и тот же момент (интервал) времени взаимно несовместимых, изключающих друг друга частных целей. Антагонизмы могут быть объективными, отражающие несовместимость данного вектора целей с причинно-следственными связями бытия всего в Мироздании; и субъективные, — в отличие от объективных, — не требующие изменения Богом законов природы.

При объединении в суперсистеме в структуру нескольких элементов, каждый из которых является носителем некоторого вектора целей, структура вместе со своей элементной базой обретает и их вектора целей, что сопровождается порождением совокупного вектора целей этой структуры (или суперсистемы, или её фрагмента), являющегося объединением множеств частных целей (уро­вня значимости структуры в целом[77]) из всех векторов входящих в неё элементов и подчинённого новой общей иерархии приоритетов целей. При этом совокупный вектор целей не только наследует дефективность векторов целей, уже имеющуюся в векторах целей элементов, порождающих структуру, но в нём могут возникать и дефекты, обусловленные несовместимостью целей и их приоритетов, унаследованных им от разных элементов.

Два любых вектора целей можно соотнести друг с другом, выявляя идентичность входящих в них частных целей и порядка следования их приоритетов. Понятие глубины идентичности двух (и более) векторов целей основано на совпадении в один и тот же момент времени (или на одном и том же интервале времени) порядка следования в векторах совпадающих частных целей (без инверсий приоритетов) и отсутствии антагонизмов между не совпадающими целями в векторах. При этом условии управление в принципе осуществимо безконфликтным (по целям и приоритетам) образом на основе некой объемлющей всех участников концепции управления в пределах глубины идентичности их векторов целей. Иными словами: глубина идентичности векторов целей — это размерность пространства параметров, в котором в принципе осуществимо безконфликтное управление. Этому понятию сопутствует другое понятие — запас устойчивости безконфликтного управления по глубине идентичности векторов целей.

За пределами глубины идентичности векторов целей управление (хотя бы на некоторых интервалах времени, если не во всей продолжительности процесса) может носить внутренне конфликтный, концептуально неопределённый характер.

Вследствие иерархичности частных целей в векторе объединение нескольких векторов целей в совокупный неоднозначно; могут получиться как дефективные совокупные вектора целей, так и обладающие большей глубиной идентичности с частными векторами. Мощь возникающего в информационном обмене элементов соборного интеллекта, устойчивость и здравость его определяются при прочих равных условиях — глубиной идентичности возникающего при этом из векторов целей участников его соборного вектора целей. Вторичный процесс — проявляется в способности элементов привести свои вектора целей в соответствие с соборным вектором целей и вектором целей иерархически высшего по отношению к суперсистеме управления. Её устойчивость (а также и устойчивость управления суперсистемы) на интервале времени будет определяться глубиной идентичности частных, соборного и иерархически Наивысшего (по отношению к соборному) векторов целей.

По отношению к каждому из элементов в его векторе целей можно выделить фрагмент, обусловленный фундаментальной частью информационного обеспечения, и фрагмент, обусловленный адаптационной частью. Эти два фрагмента также могут быть соотнесены по глубине идентичности как два отдельных вектора целей.

Информационный обмен на уровне фундаментальной части, если сам и не порождает соборного интеллекта, то может создавать основу для соборного интеллекта при информационном обмене на уровне адаптационной части информационно-алгорит­ми­ческого обеспечения, в случае достаточной глубины идентичности фундаментального и адаптационного фрагментов вектора целей у участвующих в соборном интеллекте элементов. Если же информационный обмен на уровне фундаментальной части изначально порождает соборный интеллект, то на уровне адаптационной части возможно построение следующего иерархического уровня соборного интеллекта.

Антагонизм между фундаментальным и адаптационным фрагментами — частный случай дефективности векторов целей; она же может породить два и более антагонистичных соборных интеллекта в пределах одной суперсистемы, вследствие чего будут возникать срывы процессов самоуправления в суперсистеме, влекущие за собой её гибель, либо требующие подключения к процессу самоуправления суперсистемы иерархически высшего управления.

Так соборный интеллект видится индивидуальному интеллекту с точки зрения достаточно общей теории управления; возможно, что кому-то всё это, высказанное о соборных интеллектах, представляется бредом, но обратитесь тогда к любому специалисту по вычислительной технике: примитивная сеть ЭВМ по своим возможностям превозходит любой из участвующих в ней компьютеров и обладает возможностями, которыми не обладает ни один из них, — здесь же речь идёт об интеллектах.

При двухуровневой организации информационно-алгорит­ми­ческого обеспечения самоуправления элементов часть каналов информационного обмена между ними может пролегать только на иерархическом уровне адаптационной части информационного обеспечения. Кроме того, в силу неосвоенности потенциала развития в информационно-алгоритмическом обеспечении могут быть заблокированные области, а каналы информационного обмена все (или часть из них) могут обладать ограниченной дальностью действия и пропускной способностью. Всё это приведёт к тому, что суперсистема, обширно разпространённая в среде, по отношению к воздействию некоторых факторов (тоже обширно локализованных и тем более быстро действующих) не сможет вести себя как единое целое и разпадётся на некоторое количество регионов, информационно изолированных по этим первичным причинам друг от друга на уровне адаптационной части информационного обеспечения.

Эти первичные причины повлекут за собой вторичные: несовпадение систем кодирования информации на уровне адаптационной части в разных регионах суперсистемы. В каждом из таких автономных регионов суперсистемы вероятностно предопределено возникновение структуры, несущей в отношении региона полную функцию управления им как единым целым.

Автономные регионы в суперсистеме — единицы одного и того же иерархического уровня в порядке взаимной вложенности управления. Автономные регионы охватывают иерархию структур от единичного элемента до регионального центра управления, представляющего собой структуру, замкнутую информационно-алгоритмически на внешнее или иерархически высшее (объем­лю­щее) управление в отношении суперсистемы в целом и несущую сопряжённый с регионом интеллект, осуществляющий в отношении него полную функцию управления. Соответственно регионы могут обладать той же значимостью в порядке взаимной вложенности управления, что и суперсистема в целом, хотя некоторые автономные регионы могут быть вложенными в другие автономные регионы так, что их значимость будет ниже, чем суперсистема в целом.

Малая степень освоения потенциала развития (малый элементный запас устойчивости регионов) и ограниченность темпов роста качества управления в них порождает внутри-суперсистемный процесс вовлечения в сферу деятельности центра управления автономных регионов элементов суперсистемы извне, что до некоторой степени эквивалентно повышению элементного запаса устойчивости региона при неизменном уровне мощности взаимодействия региона со средой, в том смысле, что повышение качества управления при неизменной численности элементной базы вело бы к высвобождению элементов из текущих в регионе процессов.

Когда границы сфер деятельности региональных центров управления соприкасаются, полные функции управления каждого из региональных центров обретают общесуперсистемную значимость. Но управление суперсистемой как единым целым возможно только при осуществлении в каждом регионе одной и той же единственной полной функции управления, а равно — множества (вследствие «исто­ри­ческого» своеобразия произхождения каждой из них) тождественных полных функций управления, что ведёт к тождественности управления разных региональных центров (если региональную объективную специфику каждого из них разсматривать особо вне этого процесса). В противном случае (вследствие информационного обмена между автономными регионами) в пределах одного региона суперсистемы возникают подмножества его элементов, действующих на осуществление взаимно изключающих целей и концепций на разных интервалах и в разные моменты времени. Это — явление концептуально неопределённого управления; оно — очень опасное для регионов суперсистемы, суперсистемы в целом (и других замкнутых систем), если его не удаётся преодолеть в приемлемые сроки. Это разновидность конфликтного управления, обладающая той особенностью, что в отличие от определённого конфликта, в котором одни постоянно работают на одни цели и концепции управления, а другие на иные, то в концептуально неопределённом управлении одни и те же элементы в разные моменты времени работают на осуществление взаимно изключающих друг друга целей и (или) концепций их осуществления. Особенность концептуально неопределённого управления состоит также и в том, что объективная конфликтность управления субъективно не возпринимается в качестве конфликта множества управлений в отношении одного и того же объекта.

3.13.6. Принцип дополнительности информации
и концептуально неопределённое управление
как особый вид конфликта управлений

«Концептуально неопределённое управление» — термин, возпринявший в себя внутреннюю противоречивость этого явления, поскольку действительное управление всегда объективно концептуально определённо:

1) в смысле определённости целей и иерархической упорядоченности их по значимости в полном множестве целей и

2) в смысле определённости допустимых и недопустимых конкретных средств осуществления каждой из целей управления.

Неопределённости обоих видов, иными словами, неспособность различать несовместимость во множестве определённых концепций управления, одновременно проводимых в жизнь, порождают иллюзию управления (по полной функции, прежде всех остальных вариантов управления), при отсутствии действительного управления и ошибки управления, вплоть до полной потери управляемости по провозглашаемой концепции (чему может сопутствовать управление по умолчанию в соответствии с некой иной концепцией, объемлющей или отрицающей первую).

В основе вопроса о концептуально неопределённом управлении лежит вопрос о понимании принципа дополнительности информации в Объективной реальности, который проявляется в сочетании либо антагонизме информации, вводимой в систему по оглашению и по умолчанию.

Что такое принцип дополнительности информации проиллюстрируем на конкретном примере. Утверждению «треугольник прямоугольный» объективно сопутствует утверждение, известное как теорема Пифагора. И если оглашено только одно из них, то второе, даже если и остаётся неизвестным тому или иному субъекту, продолжает объективно сопутствовать первому утверждению во всех видах деятельности, в информационном обеспечении которых лежит одно из приведённых объективно сопутствующих друг другу утверждений.

В соответствии с принципом дополнительности информации в функционировании больших информационных систем, в том числе и разсматриваемых нами суперсистем, всегда проявляется присутствие:

·  информации, свойственной им по оглашению (это определено непосредственно так…), и

·  информации, объективно свойственной им же по умолчанию (это — неизвестно или “само собой разумеется”, и хотя определённо не оглашено, но введено опосредованно и определёно, через объективные причинно-следственные обуслов­ленности построения и суще­с­т­вования в окружающей среде системы).

При этом возможны два класса информационных систем: ладные, в которых информация, присутствующая в них по умолчанию, объективно является основой и дополнением информации, присутствующей в них же по оглашению; но могут существовать системы, представляющие собой своего рода “троянского коня”: оглашаемые при их построении принципы в реальном их функционировании подавляются принципами, введёнными в них же по умолчанию и не оглашёнными прямо; они “само собой разумеются”, но… по-разному создателями системы и её потребителями или же остаются неизвестными кому-то одному из них (либо даже им обоим, когда создатели не управляют “тро­ян­ским конем” по полной функции).

“Троянские кони” в цивилизации изключительно рукотворного произхождения, в которых, если и присутствуют ладные Мирозданию оглашения, то в умолчания внедрена извращающая лад информационная составляющая, являющаяся следствием ошибок или злоумышления создателей системы.

В силу ограниченной информационной ёмкости носителей и ограниченной мощности средств передачи и обработки информации в принципе невозможно построить информационную систему, в которой бы не было информации, введённой в неё по разного рода умолчаниям; более того, присутствующие в системе оглашения всегда — маленькая часть “умолчаний”, ранее неведомых для человека и присутствующих в Объективной реальности. По этой причине следует стремиться к тому, чтобы при построении и функционировании систем разного рода информация, вводимая в них по оглашению была в ладу с фундаментом объективных “умол­чаний”, свойственных Объективной реальности.

В обществе же заказчик и потребитель всякой системы должен это понимать и позаботиться о том, чтобы система умолчаний, принятая разработчиком не противоречила “само собой разумению” заказчика и (или) потребителя.

Процессам освоения потенциала развития, протекающим в суперсистемах и её более или менее автономных регионах, свойственно преобладание определённого характера взаимной дополнительности информации оглашений и умолчаний: либо лад, либо конфликтность оглашений и умолчаний. Причём взаимное соответствие информации по умолчанию и информации по оглашению в суперсистемах, к классу которых принадлежит общество, определено не однозначно, как в большинстве технических систем и науке, а множественно в пределах вероятностных предопределённостей[78] и описывается в функционировании суперсистем ста­ти­с­тикой.

3.13.7. Возстановление управления
суперсистемой как единым целым

В момент соприкосновения автономных регионов в суперсистеме одновременно может существовать несколько региональных центров управления, каждый из которых несёт полные функции управления общесуперсистемного уровня значимости и, следовательно, в деятельности каждого из них будет объективно прослеживаться тенденция к управлению суперсистемой как единым целым по некой полной функции управления. До этого момента эту задачу управления решало непосредственно высшее по отношению к суперсистеме управление, вплоть до объективно иерархически Наивысшего.

Когда появляются структуры, в деятельности которых прослеживается тенденция к управлению суперсистемой в целом по полной функции, то сопряжённый с нею интеллект спускается в неё реально. Если элементы, образующие суперсистему (или её фрагменты), сами обладают интеллектом, то каждая из структур, претендующих на управление суперсистемой (её регионом) как единым целым, может либо объективно содействовать процессу формирования общесуперсистемного соборного интеллекта, либо объективно препятствовать ему в попытке подменить своей интеллектуальной мощью ещё не сформировавшийся соборный интеллект суперсистемы.

Понятно, что максимальная производительность суперсистемы, максимальный элементный запас устойчивости её достигаются при безконфликтном в её пределах самоуправлении, протекающим с порождением суперсистемой устойчивого во времени соборного интеллекта, несущего полную функцию управления суперсистемой (здесь хорошо видно, что интеллект — процесс); естественно, что при этом соборный интеллект должен осуществлять управление, безконфликтное по отношению к иерархически Наивысшему управлению, поскольку максимальный обобщённый запас устойчивости суперсистемы объективно достигается при соответствии концепции её самоуправления, осуществляемой соборным интеллектом, концепции иерархически высшего объемлющего управления, подконтрольного Всевышнему.

Интеллектуальная же мощь любой частной структуры в суперсистеме заведомо ниже, чем потенциальная мощь устойчивого во времени соборного интеллекта суперсистемы. Поэтому любая попытка подменить соборный интеллект другим, ограниченным интеллектом, на общесуперсистемном уровне предопределяет и более низкое качество управления суперсистемой (её регионом или иным фрагментом) как единым целым; это будет проявляться во множестве конфликтов управления частных структур и их иерархий вследствие крайне малой глубины идентичности совокупного вектора целей суперсистемы (её региона, фрагмента) и множества векторов целей входящих в неё фрагментов и элементов. Малая глубина идентичности векторов целей и порождает концептуально неопределённое управление.

При взгляде извне попытка подмены соборного интеллекта любым иным, ограниченным внутренним интеллектом суперсистемы, эквивалентна попытке возложения на часть суперсистемы иерархически высшего (объемлющего) управления. То есть для интеллекта, осуществляющего собой такую подмену, это — попытка выйти из себя, стать над собой (что невозможно) в противоборстве с иерархически Наивысшим управлением, предопределившим порождение суперсистемой соборного интеллекта.

*         *         *

В обществе это обращается для недостаточно умного человека в пытку себя иллюзией обладания непомерной властью и в пытку других заведомо низким качеством управления делами общества: и то, и другое — безсмысленно для людей.

А для человекообразных нелюдей и одержимых нелюдью? — Достаточно умный не примет в такой пытке участия, а глупец или одержимый невменяемы.

Но на этом стоит толпо-“элита­ризм”. Пока человечество не породило целостный соборный интеллект, в нём может быть очень много интеллектуально развитых индивидов, но и они, и презираемые ими в их большинстве неразвитые “тупицы” будут подвластны соборному безумию, коллективной шизофрении — стадному сумасшествию тех, кому дано быть людьми; будут подвержены соборной одержимости и управлению людьми со стороны нйлюди. Всё это и выражается в глобальном биосферно-экологическом и множестве “чисто” внутрисоциальных кризисах нынешней глобальной цивилизации.

*                   *
*

Становление процесса управления суперсистемой как единым целым протекает, как концентрация управления региональными центрами управления, несущими полные функции управления общесуперсистемной значимости. При этом каждый регион представляет собой суперсистему, уже управляемую некоторым образом как единое целое, а изходная суперсистема становится объемлющей по отношению к этому множеству соприкасающихся суперсистем одного иерархического уровня. Соприкасающиеся суперсистемы взаимно проникают одна в другую вблизи их границ. Процесс автономизации (обо­собления друг от друга) регионов начинается с момента возникновения в среде обширно разпространённой суперсистемы, неустойчивой как единое целое вследствие неосвоенности ею потенциала развития; либо же он является частным процессом в освоении потенциала развития суперсистемы, локально введённой в среду и разпространяющейся в ней. Он также может быть и следствием несогласованности по времени частной региональной меры (темпов) развития с мерой развития, предписанной иерархически высшим управлением, либо из-за вмешательства извне, либо по ошибкам самоуправления.

Так или иначе, автономизация регионов сопровождается возникновением постоянных структур региональной значимости, накапливающих информацию на вероятностном уровне их памяти и памяти их элементов. Эти структуры являются основой адаптационной части информационного обеспечения деятельности регионального сопряжённого интеллекта, и они стоят над региональной иерархической системой структурного и безструктурного управления.

Сразу же после возникновения автономии регионов вероятно их вектора целей мало отличаются друг от друга по составу целей и их иерархии, поскольку отражают прошлый путь развития, общий для суперсистемы в целом, взаимодействующей с одной и той же средой (если региональную объективную специфику разсматривать особо вне этого процесса); и кроме того, они строятся на основе общей для всех фундаментальной части. Поэтому вероятность этого утверждения выше по отношению к составу целей вектора, имеющих первые приоритеты, занесенные в фундаментальную часть, детерминированную память информационного обеспечения. Но будут и различия в вероятностной памяти, адаптационной части, обусловленные особенностями давления среды в регионах и ошибками взаимодействия со средой.

Степень освоения потенциала развития автономными регионами одного возраста близка, поскольку различия в их векторах целей носят случайный характер и подчинены одним и тем же вероятностным предопределённостям. Информационный обмен между регионами и иерархически высшее управление, при разсмотрении их на достаточно длительном интервале времени, вероятностно предопределяют выравнивание качества управления в регионах и усреднение дефективности векторов целей региональных центров управления в соответствии с общесуперсистемной мерой развития, предписанной иерархически высшим (объем­лю­щим) управлением. По этой причине деятельность региональных центров по концентрации управления протекает с переменным успехом. Пока процесс идёт таким образом, устойчивый на всём интервале времени лидер — концентратор управления — не возникает.

Разнообразие в этот процесс вносит потеря управления каким-либо центром по внутренним причинам региона, главной из которых является изчерпание запаса устойчивости по глубине идентичности в системе векторов целей «иерархически высшее управление — региональный сопряжённый интеллект (центр управления) — замкнутые на него иерархии структур региона». Это — кризис концептуально неопределённого управления.

Иерархически Наивысшее управление от просто внешнего управления отличается тем, что с его точки зрения целесообразно устранение дефективности в иерархически низших векторах целей, но в низах свобода интеллектов может зайти столь далеко, что помощь Свыше будут отвергнута либо как враждебная местному субъективизму, либо как не узнанная, не отвечающая собственным векторам целей. В этой ситуации и произходит потеря управления, хотя кризис концептуально не определённого управления мог бы быть преодолён и изжит в случае принятия помощи Свыше.

Понятно, что потеря управления произходит в регионах вследствие нарушения циркуляции информации в иерархиях их внутренних структур, вследствие чего тормозятся (по отношению к объективно необходимым темпам) процессы устранения дефектов во множестве векторов целей и процессы согласования множества концепций управления разных иерархических уровней во внутренней организации региона. Такого рода информационная замкнутость, возникающая в пределах суперсистемы, нарушает процессы прямого и обратного отображения[79] — общевселенского фактора, обеспечивающего подстройку частных векторов целей и процессов управления под их объемлющие (и) иерархически высшие вплоть до Наивысшего.

Очевидно, что возможны два главных метода концентрации управления региональными центрами в суперсистеме.

 

ПЕРВЫЙ. Разрушение управления по полной функции в регионах-конкурентах и поглощение их обломков. Ему сопутствуют подавление процесса становления соборного интеллекта и как следствие в перспективе безкомпромиссный антагонизм со всей иерархией высшего управления.

Расписав подробно полную функцию управления общесуперсистемного уровня значимости, можно найти множество средств её разрушения, направленных на:

·  подавление и уничтожение сопряжённого интеллекта, изкажение информационного обеспечения его деятельности, вызывающие конфликтное управление в пределах региона и (или) концептуально неопределённое управление в нём;

·  непосредственный перехват прямых и обратных связей в контурах управления через неконтролируемые конкурентом иерархические уровни в объективно сложившейся его системе управления;

·  целенаправленное создание и внедрение таких неконтролируемых регионами уровней в их организации, т.е. создание проникающей региональной периферии центра иного региона или межрегионального центра, взаимодействующего с несколькими регионами без принадлежности хотя бы к одному из них;

·  уничтожение структур управления, их элементной базы и носителей информационно-алгоритмического обеспечения и т.п.

 

Когда какой-либо из региональных центров управления первым приоритетом в свой объективный вектор целей заносит:

во всех случаях концентрировать управление в суперсистеме невзирая ни на что, ибо ЭТА цель оправдывает средства её достижения,

— то возникает устойчивый лидер-концентратор управления.

Информационно-алгоритмическое вмешательство с изпользованием чужих систем кодирования в условиях информационной замкнутости структуры, осуществляющей это вмешательство, разсматриваемое на длительном интервале времени, оказывается наиболее очевидно эффективным, и это видится как лидерство в концентрации управления. Но лидер обречён погибнуть после “рудов”, поскольку порождённая им структура-концен­тра­тор, через которую он воздействует на других, информационно-алгорит­мически замыкается по отношению и к нему самому. Она порождает систему управления, центр которой обретает полную функцию управления также общесуперсистемного уровня значимости, а периферия которой проникает во все регионы.

Эта межрегиональная система имеет тенденцию накапливать и скрывать информацию, почерпнутую ею во всех конкурирующих между собой регионах. В результате с течением времени её опыт в процессе функционирования в наименьшей степени отличается от опыта суперсистемы в целом, объемлющей регионы; кроме того, в сопоставлении с регионами, подвергаемыми межрегиональным центром обработке, свойственная ему культура деятельности в наименьшей степени поражена дефектами разного рода (конечно, если вынести за скобки вопрос об изначальной дефективности такого способа концентрации управления, и порождаемой им вторичной дефективности особого рода).

Это ставит центр управления межрегиональной системы над всеми регионами, а регион лидер-концентратор тем самым опускается до уровня значимости всех прочих регионов. Далее межрегиональный центр следит за своей монополией на несение полной функции управления общесуперсистемного уровня значимости везде, куда только проникает его периферия. Концентрация управления в суперсистеме под его руководством на длительном интервале времени выглядит как разрушение регионального автономного управления по полной функции общесуперсистемной значимости и поглощение обломков, лишённых такого управления в конгломерат с последующим недопущением возрождения в регионах их самоуправления по полной функции общесуперсистемного уровня значимости.

В результате таких действий в суперсистеме разпространяется межрегиональный конгломерат, для которого характерны следующие главные особенности:

·  межрегиональный центр управления обретает колоссальный запас устойчивости в сопоставлении его с каждым из прочих центров управления в конгломерате;

·  запас устойчивости процессов управления всякого центра управления из подконтрольных межрегиональному ничтожен и устанавливается межрегиональным центром управления.

Основой этого является более или менее эффективное осуществление им монополии на полную функцию управления общесуперсистемного уровня значимости и хронологически длительная неинформированность подконтрольных центров (т.е. короткая и ограниченная память) и незащищённость их контуров управления от воздействия через неконтролируемые и не выявленные (не идентифицированные) ими каналы информационного обмена, структуры, уровни их иерархии и т.п.

·  сопряжённый интеллект межрегионального центра подменяет собой потенциал соборного интеллекта подконтрольных ему регионов;

·  периферия межрегионального центра при необходимости выступает в качестве генератора автосинхронизации в безструктурном управлении.

Совокупная система взаимной вложенности — межрегиональный центр и подконтрольная ему периферия регионов — в целом управляема по причине почти полной подчинённости всякого региона и его структур конгломерату в целом. Но запас устойчивости управления конгломератом, как “целостностью”, гораздо ниже потенциально возможного вследствие отягощения частных векторов целей в конгломерате многочисленными дефектами, (особенно в сопоставлении с иерархически Наивысшим вектором целей в отношении суперсистемы). Поддержание же дефективности векторов целей в некогда автономных регионах — основа господства межрегионального центра. Общая малость глубины идентичности векторов целей потенциально чревата конфликтами самоуправления и требует затрат ресурсов конгломерата для ограничения самоуправления на нижних иерархических уровнях и подавления паразитных процессов конфликтных самоуправлений. По этим причинам общий уровень качества управления суперсистемой в целом низок, хотя процесс концентрации управления и протекает устойчиво, а освоение потенциала развития сдерживается до момента завершения концентрации управления.

Для потери управления в конгломерате необходимо воздействие на его регионы достаточно мощного фактора, реакция на частотные параметры которого оказывается неэффективной (или невозможной) вследствие низкого быстродействия межрегионального центра по установлению им необходимой для управления глубины идентичности векторов целей в конгломерате. Однако такая потеря управления обратима при условии, что в суперсистеме не существует иного центра управления по полной функции общесуперсистемной значимости, готового в любой момент подхватить управление отколовшимися от конгломерата осколками, поскольку осколки в момент выхода из конгломерата не способны к несению полной функции управления общесуперсистемного уровня значимости.

 

Но этому разрушению и объединению обломков как способу концентрации управления есть объективная альтернатива. Возможен ВТОРОЙ путь осуществления концентрации управления — упреждающее вписывание. Центр-лидер, обогнавший в развитии каких-то конкурентов или готовящийся выйти раз и навсегда из состояния конкуренции с ними, выявляет их и свои объективные и потенциальные вектора целей; включает в своё информационно-алгоритмическое обеспечение модели их поведения и таким образом информационно-алгоритмически поглощает их структурное и безструктурное управление; на путях их самостоятельного объективного развития в матрице возможностей он упреждающе разворачивает свою деятельность так, чтобы “конкуренты”, достигнув определённого уровня развития, сами вливались в его деятельность.

Так он замыкает их центры управления на себя структурным и безструктурным способом и всё время заботится об установлении и поддержании максимальной глубины идентичности векторов целей у себя и у “конкурентов”, которых он объемлет и включает в себя информационно-алгорит­ми­чески.

Это с течением времени приводит к тождественности безконфликтного управления, осуществляемого разными центрами без разрушения регионального управления, структур, инфраструктур и элементной базы конкурентов. Произходит опережающее построение лидером — концентратором управления — структур и инфраструктур, которыми в будущем будет пользоваться и он, и как бы “поглощённые” им конкуренты.

В наиболее совершенном виде при упреждающем вписывании всякое действие конкурента или противника не возпринимается вписывающей стороной в качестве ущерба, а приносит ей некоторый положительный эффект.

Упреждающее вписывание опирается на принцип:

Цель оправдыва-Ю-т средства.

В этой « Ю » вся разница: ошибочная цель — почти мгновенный эпизод в длительном процессе применения безошибочных средств, в отличие от разрушения, где заведомо дурные средства пятнают благую цель.

Упреждающее вписывание порождает иерархию структур с минимальным в сопоставлении с разрушением для интеграции обломков количеством дефектов во всём её множестве векторов целей. Упреждающему вписыванию сопутствует и тенденция к формированию соборного интеллекта. В процессе упреждающего вписывания образуется многорегиональный блок, обладающий колоссальным запасом устойчивости по глубине идентичности во всём его множестве объективных и потенциальных векторов целей в сопоставлении с конгломератом, управляемым межрегиональным центром.

Кроме многорегиональных блоков в суперсистеме могут оказаться регионы, длительное время развивающиеся в информационной изоляции от остальной суперсистемы. Изолированное самостоятельное развитие в таких условиях роднит изолированный регион и блок: они (совместно и порознь) обладают более высоким запасом устойчивости управления по глубине идентичности векторов целей.

Концентрация управления может идти в суперсистеме двумя путями одновременно на каких-то этапах освоения ею потенциала развития, но какие-то центры управления объективно в ней больше склонны к упреждающему вписыванию, а другие — к разрушению управления конкурентов и интеграции обломков.

Поэтому на каком-то этапе процесса концентрации управления суперсистемой, объемлющей регионы, вероятно столкновение межрегионального конгломерата и многорегионального блока. Результат такого столкновения определяется не совокупной мощностью ресурсов каждой из конфликтующих сторон, а субъективным фактором, связанным главным образом с блоком.

Блок имеет объективное преимущество перед конгломератом по запасу устойчивости процессов в блоке, обусловленному большей глубиной идентичности объективных и субъективных векторов целей.

Но субъективный вектор целей центра управления блоком (центра обособившегося в блоке) может стать даже антагонистичным к его же объективному и потенциальному векторам целей, прежде всего, — в результате информационно-алгоритмической агрессии межрегионального центра через не контролируемые центром блока контуры управления.

По этой причине блок не застрахован от разрушения его центра управления, общеблочных структур и инфраструктуры в ходе информационной агрессии межрегионального центра.

Но от последствий такой агрессии не застрахован и межрегиональный центр, поскольку вместе с элементными ресурсами блока и его обломками он интегрирует в себя и всю совокупность процессов, объективно протекающих в блоке, подчинённых объективному вектору целей блока. Поскольку объективные вектора целей блока обладают крайне низкой дефективностью, то интеграция блока в конгломерат требует в достаточно короткие сроки внедрить в объективные вектора целей блока дефекты. Для этого необходимо: остановить действие внутриблочных факторов устранения дефектов в векторах целей; и выявить господствующие в блоке вектора целей, поскольку внесение дефектов необходимо проводить в кратчайшее время и прицельно.

Но возприятие объективного вектора целей блока в его соотнесении с вектором целей иерархически высшего объемлющего управления вплоть до иерархически наивысшего — дело субъективное и не простое даже для центра управления блоком, а не то что для центра управления конгломератом.

То есть при возприятии возможны ошибки, самой тяжёлой из которых является возприятие блока в качестве конгломерата, подобного собственному. Другими словами, труднее всего оценить вектор ошибки управления по отношению к иерархически Наивысшему, т.е. потенциальный вектор целей блока. Неидентифицированность (невы­яв­ленность) вектора ошибки управления поглощаемой системы — основа непредсказуемости последствий поглощения, т.е. вероятностная предопределённость катастрофического разрешения неопределённостей в собственном управлении конгломерата.

Вторая сторона идентификации векторов целей связана с цейтнотом, в котором оказывается межрегиональный центр в процессе интеграции достаточно обширного блока в конгломерат. Дело в том, что, пока блок управлялся своим центром управления, можно было довольно точно разпознать объективный общеблочный вектор целей и субъективный вектор целей блока, но труднее всего оценить потенциальный вектор целей блока, содержащий реальные возможности, не изпользуемые его центром управления по субъективным причинам.

Цели в векторах всегда связаны с объективными процессами широкого частотного диапазона. Низкочастотные колебательные процессы в природе обычно более энергоёмки, чем высокочастотные однокачественные с ними процессы и поглощают энергию и алгоритмику высокочастотных с течением времени. Кроме того, с высокочастотным процессом может быть информационно-алго­рит­мически связан низкочастотный процесс, огибающий плавной кривой максимумы или минимумы высокочастотного, примером чего является амплитудная модуляция в звуковом радиовещании[80].

Реакция блока на попытку его интеграции в конгломерат протекает во всех частотных диапазонах взаимодействия. Идентификация низкочастотных процессов (несущих большую энергию) и процессов-огибающих требует длительного времени, чего нет в цейтноте; либо же требует обращения к структурам внешнего управления, которые длительное время вели наблюдение за блоком и возможно также принимали участие в управлении им и имеют свои виды на будущее в отношении и блока, и конгломерата. При этом дело усложняется и тем, что активизируются процессы, связанные с потенциальным вектором целей блока, интенсивность которых была ничтожна до начала интеграции блока в конгломерат (собственно вследствие этого попытка поглощения блока конгломератом и становится возможной).

Об этих процессах имеет представление не просто внешнее, а только иерархически Наивысшее по отношению к суперсистеме управление, которому межрегиональный центр пока противится.

Но глубина идентичности вектора целей иерархически высшего управления и объективного вектора целей блока в силу построения блока методом упреждающего вписывания вероятно глубже, чем у межрегионального центра, поскольку, в отличие от блока, построение конгломерата предполагает и антагонизацию фундаментальной и адаптационной частей информационного обеспечения. Поэтому поддержка блока Свыше более вероятна, чем поддержка Свыше конгломерата.

Обширность векторов целей блока; многократное дублирование без инверсий и антагонизмов одних и тех же целей в разных частных векторах целей в разных фрагментах блока, складывающиеся в течение всего времени существования блока, соизмеримого со временем возникновения автономных регионов и межрегионального центра в суперсистеме; субъективизм возприятия вектора целей со стороны межрегионального центра; действие факторов возстановления автономного центра управления блоком по полной функции (или нескольких центров, осуществляющих параллельное управление в нём и достигающих тождественности управления, произтекающего от каждого из них); вероятностная предопределённость разрешения безкомпромиссного конфликта межрегионального центра с иерархически высшим (объемлющим) управлением — не гарантирует межрегиональный центр от вероятного возстановления управления в блоке по полной функции, причём с более высоким качеством и запасом устойчивости управления, чем прежде. За этим может последовать эффективное вписание конгломерата в блок благодаря низкому запасу устойчивости периферии конгломерата по глубине идентичности векторов целей, поскольку возстановление управления блоком вероятно сопровождается выявлением (идентификацией) причин потери управления в нём, т.е. агрессия межрегионального центра перестаёт быть тайной для блока. Это тем более правильно, если соборный интеллект блока уже разбужен агрессией конгломерата и его деятельность реально проявляется хотя бы как вспышки, если не как непрерывный устойчивый процесс.

Если же ко времени начала поглощения блока конгломератом в блоке устойчиво функционирует соборный интеллект, ставший новым звеном в иерархически высшем по отношению к элементам суперсистемы управлении, то конгломерат просто обречён:

·  во-первых, соборному интеллекту блока гарантирована иерархически высшая поддержка;

·  во-вторых, любой соборный интеллект сам по себе мощнее, чем сопряжённый интеллект конгломерата, пытающийся подменить собой его соборный интеллект.

Соотношение производительности и ресурсных запасов блока и конгломерата в этой ситуации роли играть не будет, поскольку потеря управления в конгломерате вероятностно предопределённо носит характер срыва управления, а регион, отколотый от конгломерата, объективно нуждается в осуществлении полной функции управления общесуперсистемной значимости, к осуществлению которой он сам в момент откола не способен, а блок её может дать. Поскольку дефективность векторов целей в регионах конгломерата поддерживается искусственно, то для повышения запаса устойчивости управления вписываемым в блок регионам блочному центру управления как минимум достаточно не тормозить общесуперсистемных факторов устранения дефектов в их векторах целей, а как максимум — целенаправленно устранять выявленные в регионах дефекты.

Действия блока по отношению к регионам конгломерата являются теми же действиями, которые межрегиональный центр управления вынужден будет предпринять и сам для сохранения себя в конфликте с иерархически высшим (объемлющим) управлением, предполагающим освоение потенциала развития суперсистемы. Поэтому в своих действиях, проводя упреждающее вписывание, блок не противоречит тенденциям освоения потенциала развития; действия же межрегионального центра в прошлом и в перспективе противоречат этой тенденции. Это и проявляется в упреждающем вписывании высокочастотных процессов в низкочастотные; если этого не делать, то высокочастотные, не вписанные процессы, порождают модулирующие их (объемлющие) не управляемые низкочастотные процессы, что выливается в неорганизованный выброс энергии с разрушением структур суперсистемы, её элементной базы, потерей ею информации. Выглядит это как срыв управления и по своему существу является разновидностью катастрофического разрешения неопределённостей вследствие ошибочности в решении задачи о предсказуемости поведения (или отказа от решения такой задачи).

Во избежание этого процесс управления должен идти в согласии с иерархически Наивысшим управлением, которое необходимо уметь выделить во множестве информационных потоков просто внешнего управления в отношении суперсистемы и не отвергать его предупреждений, целесообразность которых может быть даже непонятной на уровне информированности суперсистемы.

*          *         *

По отношению к обществу, разсматриваемому как суперсистема, это означает, что алгоритмика упреждающего вписывания должна развёртываться, ориентируясь на переход к человечному типу строя психики как к единственно нормальному для людей. В этом случае — она наиболее эффективна в смысле достижения целей и необратимости результатов, поскольку развёртывается в русле Промысла и при прямой и опосредованной поддержке иерархически Наивысшего всеобъемлющего управления.

Тем не менее, и носители демонического типа строя психики могут в своём развитии выйти на осуществление ими концентрации управления методом упреждающего вписывания. Однако в этом случае у них будут неизбежны конфликты с иерархически Наивысшим всеобъемлющим управлением как при осуществлении управления в пределах их автономного региона суперсистемы, так и за его пределами в границах суперсистемы в целом. При развёртывании алгоритмики упреждающего вписывания на основе демонического типа строя психики, при её неоспоримо более высокой эффективности, чем у алгоритмики разрушения и поглощения обломков, она неизбежно будет приводить к срывам управления, ввергающим её приверженцев в катастрофу, из которой нет выхода, либо ставящим их на грань такой катастрофы.

Дело в том, что разрушение автономных регионов и формирование конгломерата — более очевидное и более слабое зло, нежели формирование блока методом упреждающего вписывания на основе демонического типа строя психики: Благодаря низкому качеству управления в конгломерате, низкому запасу устойчивости управления в нём перейти от конгломерата к блоку и целостной суперсистеме, в которых господствует человечный тип строя психики, проще, нежели от блока, в котором господствует демонический тип строя психики.[81]

*                 *
*

При этом процесс поглощения блока конгломератом может сопровождаться попыткой навязать блоку конгломератные стереотипы разпознавания иерархически высшего по отношению к суперсистеме в целом управления. Успешность этой попытки зависит от вектора целей и устойчивости процесса иерархически высшего управления, общего по отношению к блоку и конгломерату, а именно — что оно предпочтёт на данном этапе:

·  ускоренную концентрацию управления со стороны конгломерата, дабы потом низвергнуть структуры управления им;

·  формирование соборного интеллекта в блоке с поглощением конгломерата в блок до завершения концентрации управления по конгломератно-межрегиональному способу;

·  обучение соборного интеллекта блока добру на примере агрессии конгломерата.

В целом же в ходе освоения потенциала развития суперсистемы протекает процесс вытеснения примитивных схем управления более развитыми, обеспечивающими более высокое качество управления в смысле высвобождения ресурсов. При этом структурное и безструктурное управление становятся неразличимыми.

Ранее было показано, что текущие элементные запасы устойчивости суперсистемы, а следовательно и её производительность, тем выше, чем меньше информационное состояние памяти элементов в процессе их функционирования отличается от опыта памяти суперсистемы в целом, накопленного за всё время её пребывания в среде. К этому можно добавить: и чем быстрее доступны каждому из элементов в процессе его деятельности свободные интеллектуальные ресурсы суперсистемы. Это предполагает высокое быстродействие и пропускную способность каналов информационного обмена между элементами по отношению ко времени, необходимому для обслуживания элементами частной цели, стоящей перед каждым их них.

Пользование внешней информацией, выходящей за пределы возможностей собственного информационного обеспечения элемента, должно вероятностно предопределять более высокое качество его деятельности, чем игнорирование её. Именно по этой причине замусоривание информационной среды суперсистемы ложной информацией соответствует разрушению целостного управления суперсистемой и является средством концентрации управления методом разрушения с последующим поглощением обломков. Разпространение ложной информации, однако, позволяет иногда быстро устранять некие текущие ошибки управления, но дальнейшее развитие процесса сопровождается возникновением ошибок управления, вызванных именно этой ложной информацией, которая никуда из суперсистемы не изчезает и на каком-то этапе становится основой ошибочного управления при извлечении ложной информации из памяти.

Именно по этой причине в обществе нет разницы между ложью из своекорыстия и “благодетельной” ложью “во спасение”, хотя общество этого и не понимает и лжёт безбожно. Кроме того, “благодетельная” безкорыстная ложь одного “во спасение” может оказаться “водой” на мельницу чьего-то своекорыстия.

Поэтому, когда заведомо ложная информация разпространяется в суперсистеме, то процесс освоения её потенциала сдерживается ею, становление соборного интеллекта тормозится, качество управления падает. И это приводит к вопросу об устойчивости управления в условиях, когда в замкнутую систему возможно поступление недостоверной информации, а также когда недостоверная информация действительно попадает в систему.

Всё разнообразие процессов управления можно соотнести с тремя типами алгоритмов выработки поведения замкнутой системы.

Во всех ниже разсматриваемых случаях речь идёт об управлении по полной функции в ранее определённом смысле этого термина.

ПЕРВЫЙ тип алгоритмов выработки управляющего решения (поведения) показан на рис. 1.

 

Рис. 1. Алгоритм управления, подчинённого непрестанно меняющимся потребностям сиюминутности

Входной поток информации (внешние и внутренние обратные связи) поступает в преобразователь, где на основе сиюминутно текущей информации вырабатывается текущее управленческое решение, которое передаётся к изполнительным органам.

Возможны такие варианты сочетания входного потока информации и характеристик преобразователя информации, вырабатывающего управленческое решение, в результате которых «само­упра­вляющаяся» таким образом система в действительности оказывается управляемой извне, если кто-то подаёт на её вход соответствующий поток информации, предвидя реакцию преобразователя на каждый из её вариантов.

Но даже если такого управления извне и нет, то, непрестанно реагируя на сиюминутность и подчиняя текущей сиюминутности почти все свои ресурсы, система оказывается не в состоянии устойчиво ориентироваться на долгосрочную перспективу и, как следствие, — работать на её осуществление.

Для того чтобы устойчиво ориентироваться на длительную перспективу и устойчиво работать на её достижение, эту определённую перспективу необходимо помнить в каждый миг обработки сиюминутно поступающей информации в процессе выработки и осуществления управленческого решения.

Если это достигнуто, то управление протекает по алгоритмам второго и третьего типов.

ВТОРОЙ тип алгоритмов управления показан на рис. 2.

Рис. 2 Алгоритм управления, на основе включения потока
текущей информации в память системы

Входной поток информации, попадая в систему, прежде всего загружается в её память. Преобразователь информации, вырабатывающий управленческое решение, осуществляет выборку информации из памяти, соотнося накопленную памятью информацию с непрерывно поступающей информацией. Управленческое решение вырабатывается по существу на основе всей информации памяти, вследствие чего система сохраняет в управлении устойчивую ориентацию на цели долгосрочной перспективы. Она оказывается способной их достичь потому, что не теряет долгосрочных целей в процессе выработки и осуществления управленческих решений в потоке текущей информации. Отфильтровывая на основе информации памяти дестабилизирующую стратегическое управление высокочастотную составляющую всевозможной «суе­ты», подчиняясь которой в алгоритмах первого типа, система теряет цели долгосрочной перспективы и уклоняется от них в процессе управления, управляясь в русле алгоритмов третьего типа, система сохраняет устойчивость работы.

Тем не менее, при непосредственной загрузке в память поступающей текущей информации возможны поражения содержимого памяти и её структурной организации, аналогичные по своему характеру поражениям компьютерными вирусами файловой системы жёсткого диска и информации файлов, в ней хранящихся. Они могут затрагивать как базы данных, так и алгоритмы, на основе которых преобразователь информации вырабатывает управленческое решение.

Иными словами, необходима защита памяти, — из которой преобразователь черпает необходимую информацию в процессе выработки управленческого решения. Это приводит к алгоритму третьего типа.

ТРЕТИЙ тип алгоритмов управления показан на рис. 3.

Рис. 3 Алгоритм управления с защитой памяти системы
от накопления недостоверной информации

 

В нём всё произходит, как и во втором типе, но перед загрузкой в память входного потока информации он пропускается через алгоритм-сторож, которые выявляет недостоверную и сомнительную информацию, в том числе и попытки прямого и косвенного (опосредованного) управления извне, для того, чтобы выработка управленческого решения изходила бы только на информации, признанной достоверной. В тех случаях, когда возникают затруднения с определением качества информации, алгоритм — сторож памяти — помещает её в специализированную область памяти, показанную на рис. 3 блоком, названным «Карантин», для последующего выяснения её достоверности. Алгоритм, показанный на рис. 3, предполагает, что блок под названием «Преобразователь информации» обладает в системе наивысшими полномочиями. Потому он может перемещать информацию из «Карантина» в область нормальной «Памяти» и изменять «Алгоритм — сторож памяти» по мере накопления системой опыта взаимодействия со средой, что требует в процессе управления переоценки содержимого памяти по категориям «достоверно», «ложно», «сомни­тель­но», «не определённо».

Бросающаяся в глаза разница в поведении систем, управляющихся на основе алгоритмов первого типа и алгоритмов второго и третьего типов, состоит в том, что изменение входного информационного потока в алгоритмах первого типа вызывает немедленное (по отношению к быстродействию «Преобразователя информации») изменение управления; в алгоритмах второго и третьего типа изменение входного потока информации может вообще не вызвать никакого видимого изменения в управлении либо может вызвать изменения в управлении спустя какое-то, подчас весьма продолжительное, время. Если же в алгоритм выработки управленческого решения включается прогноз поведения системы (изпользуется схема «предиктор-корректор»), то изменение управления может упреждать изменение потока входной информации. Однако, несмотря на такое извне видимое безразличие в поведении системы по отношению ко входному потоку информации, в алгоритмах второго и третьего типов входная информация не игнорируется. В сопоставлении их с алгоритмами первого типа в них она обрабатывается иначе: так, чтобы она была подчинённой достижению целей долгосрочной перспективы или, чтобы на её основе выявилась невозможность достижения системой ранее определённой для управления ею перспективы[82].

Алгоритмы третьего типа из числа описанных обладают наивысшей помехоустойчивостью как по отношению к высокочастотным шумам среды и собственным шумам системы, так и по отношению к попыткам управления системой извне, направленным на то, чтобы подчинить себе управление на основе деятельности её собственного преобразователя информации или изключить его из процесса управления.

Вынужденность перехода в управлении от алгоритма третьего типа к алгоритму первого типа под давлением обстоятельств должна разсматриваться как чрезвычайная ситуация, аварийный режим управления, в котором первоприоритетной задачей управления является выявление внутренних резервов системы и резервов внешних обстоятельств, изпользование которых позволяет возстановить нормальное управление по алгоритму третьего типа.

Только это позволяет реализовать запас устойчивости системы, поддерживая в течение некоторого времени управление по алгоритмам первого типа. При принципиальном отказе перейти от алгоритмов управления первого типа к алгоритмам управления третьего типа, запас устойчивости системы необратимо изчерпывается. По существу такая стратегия управления является гарантированным переносом необратимой катастрофы в будущее. Эта стратегия достаточно часто находит своё выражение в общеизвестной фразе: «Некогда тут думать и обсуждать! — работать надо: сами видите, какие обстоятельства сложились». Но приверженность этой стратегии приводит к тому, что катастрофа неизбежно наступает, если обстоятельства не изменяются сами собой. Этого, как известно, не бывает, поскольку обстоятельства изменяются под воздействием того или иного управления.

Когда заведомо недостоверная информация в суперсистеме отсутствует либо в ней господствуют алгоритмы управления третьего типа, эффективность которых достаточна, то (в случае освоения потенциала быстродействия и пропускной способности каналов информационного обмена) все структуры в иерархической лестнице — от элемента до суперсистемы — становятся субъективно неустойчивыми. Субъективная неустойчивость понимается в том смысле, что, если структура, несущая какую-то информацию и алгоритмику, сталкивается с непомерным для неё давлением среды, то изходя из повышения качества управления суперсистемой в целом, может оказаться выгоднее переразпределить информационно-алгоритмическую нагрузку элементов суперсистемы. Это под силу только для соборного интеллекта, мощного внешнего управления и иерархически Наивысшего управления.

Поскольку неопределённое внешнее управление может быть и агрессивным по отношению к суперсистеме и её элементам, то вопрос о различении източников внешних информационных потоков в процессе самоуправления суперсистемы — вопрос № 1 всегда.

3.13.8. Взаимно вложенные суперсистемы
с виртуальной структурой

Когда суперсистема выходит в режим устойчивого самоуправления ею со стороны соборного интеллекта, различающего иерархически Наивысшее управление от внешних информационных вторжений и обеспечивающего эту способность и на уровне организации составляющих его интеллектов, она осваивает потенциал развития в кратчайшее время. Изнутри суперсистемы это состояние возпринимается как отсутствие конфликтов самоуправления элементов суперсистемы и их объединений и максимальный уровень защищённости от давления среды, через которую протекает иерархически высшее объемлющее управление.

Общность в процессе самоуправления элементов информационно-алгоритмической и интеллектуальной базы[83] суперсистемы, в сочетании с господством интеллектуальных схем управления предиктор-корректор на уровне суперсистемы в целом и вложенных в неё иерархических уровнях, делают несущественной мгновенную её структурно-иерархическую упорядоченность, стирают различие между структурным и безструктурным управлением и процесс видится как взаимная вложенность гибких (вирту­альных) структур в общесуперсистемной схеме предиктор-корректор соборного интеллекта.

Повторное обращение к вероятностной памяти с одним и тем же вопросом на этом этапе будет давать в одинаковой обстановке всё меньше разбросов ответов. Но это будет не шаблонность автомата, соответствующего уровню фундаментальной части информационного обеспечения, а оптимальное в некотором смысле решение в данных условиях при данном уровне развития суперсистемы. И то, что возпринимается как “шаблонность решений”, может быть целевым отказом от решений, уступающих оптимальному в данных условиях внешней обстановки и при достигнутом внутреннем уровне развития.

По завершении освоения потенциала развития суперсистема может служить одной из основ для следующего шага эволюции.

После введения понятия взаимная вложенность суперсистем изложение достаточно общей теории управления вряд ли может быть чем-либо иным, кроме как своего рода «описанием устройства и принципов работы оргбна». Для того, чтобы быть органистом, знать устройство данного инструмента необходимо, но нужна ещё техника игры, репертуар, вкус, в основе чего лежит потенциал развития музыканта, чей организм в свою очередь является взаимным вложением суперсистем, построенных на клетках, физических полях, информационных и энергетических потоках. Если же не знать «устройства оргбна» и не играть на нём, то кто-то на “рояле в кустах” будет играть препротивные “пьесы”, от которых некуда будет деться.

Это означает, что необходимо не только возпринимать поток событий жизни своими чувствами и вниманием, но и выработать систему образно-логических представлений о процессах управления как таковых. Мы живём в такое время, когда это проще всего сделать на основе инструмента, получившего название «метод динамического программирования» (ему посвящён одноимённый раздел в т. 2 настоящего издания).

3.14. Вхождение в управление

Осталось разсмотреть вхождение в управление. В большинстве случаев сознание обращается к проблемам управления жизненными обстоятельствами, ситуациями, проблемам самообладания, умения вести себя (и т.п. слова об одном и том же), столкнувшись с трудностями, неудачами, разочарованием, то есть не в самое комфортное для себя время — большей частью в разнородных “стрессовых” ситуациях. Тем не менее, Бог не возлагает на человека ничего сверх того, что тот может вынести, и потому лучшее, что можно сделать в такого рода обстоятельствах:

]  Прежде всего остановить собственную суету, всплывающую из безсознательных уровней внутренне конфликтной, неупорядоченной психики и прорывающуюся в неё из коллективной психики, в которой так или иначе соучаствует каждый индивид.

]  Остановив суету, необходимо, памятуя о том, что Вседержитель не ошибается, без эмоций уныния либо безсмысленного восторга возпринять то приходящее, что ранее было названо вектором состояния.

]  После этого необходимо вспомнить, как этот вектор состояния изменялся в прошлом в течение по возможности наиболее длительного срока времени на объемлющем его информационном фоне.

]  Это даст въдение картины взаимной вложенности частных процессов и причинно-следственных связей в их совокупности, т.е. взаимные связи “лично-бытовой” и информации общественной в целом значимости, по нравственно обусловленному произволу относимой к двум категориям: «Хорошо» и «Плохо».

]  Во всём этом необходимо выделить общее внешнее управление, а в нём попытаться выделить иерархически Наивысшее — непосредственно изходящее от Вседержителя, во всех без изключения случаях поддерживающего то, что принадлежит категории «объек­тив­ного Хорошо»: Устраняй зло тем, что есть лучшего (метод «клин клином вышибают» не применяется, хотя его сторонникам попустительствуют Свыше до срока с целью вразумления и их самих, и окружающих).

]  Памятуя об иерархически Наивысшем управлении Вседержителя, всегда отвечающего на зов, обращённый к Нему, попытаться решить прогнозную задачу многовариантного возможного течения событий: Бог даёт доказательство Своего бытия непосредственно каждому отвечая молитве в соответствии с её смыслом «Языком» жизненных обстоятельств, к которому необходимо быть внимательным, чтобы понять смысл его «фраз».

]  После этого следует либо подчиниться ходу процессов, приняв их течение как данность; либо, приняв на себя ответственность, оказать воздействие на их течение в соответствии со своим вектором целей в отношении всей совокупности частных процессов, описываемых вектором состояния.

]  При этом главное увидеть милость иерархически Наивысшего всеобъемлющего управления Вседержителя, дабы свой вектор целей не был антагонистичен Наивысшей милости, а внесение своего вклада в течение взаимной вложенности процессов стало бы частичкой милости, несомой иерархически Наивысшим всеобъемлющим управлением. В этом случае и информационные потоки иерархически Наивысшего объемлющего управления будут необходимой помощью, а не препятствием в деятельности человека.

Но даже следуя этому, тем не менее, придётся некоторое время терпеть безстрастно, без суеты и эмоциональных срывов, дабы не пережигать понапрасну энергию в безсмысленности, пока не прекратится последействие нравственно и этически обусловленных ошибок своего прошлого поведения, в которых обычно выражается либо непомерная самонадеянность индивидов, забывших о целостности и иерархичности Мироздания и Всевышнем; либо выражается перекладывание ими предназначенных им Свыше ответственности и забот на окружающих, в том числе и на высших в Объективной Реальности, т.е. это — разплата за иждивенчество. Это касается дел как личных, так и коллективных, народных и общечеловеческих.

«Ты правишь, но и тобой правят», — говорил Плутарх — историк, бывший “по совместительству” верховным жрецом Дельфийского оракула храма Аполлона[84].

Если в таком взаимовложенном процессе «правления» имеет место конфликт управлений двух (или более) субъектов, то кто-то из конфликтующих сторон действует вне русла Промысла в пределах попущения (возможно, что не только против других, но и против Промысла). Но и в ситуации отсутствия конфликта прямые связи любого из них с точки зрения других — обратные связи, а обратные связи любого одного — прямые связи других. И соответственно в такого рода процессах управления системой, определённой по составу субъектов и объектов управления, в действительности управляет тот, кто оказался способен организовать самоуправление системы в целом в объемлющих её процессах в приемлемом для себя режиме; т.е. тот, кто оказывается в состоянии концепцию управления в отношении себя принять и вписать в объемлющую её концепцию управления системой как единым целым.

Поэтому если не забывать о Вседержительности, то на занимаемом им месте в иерархии взаимной вложенности управления социальных и внесоциальных структур и процессов лучше управляет — собой прежде всего — тот, кто отличает иерархически Наивысшее управление от внешнего или внутреннего наваждения и не препятствует Высшему, а осознанно снизводит Его волю вниз по контурам внутриобщественного управления как милость, ускоряя процесс перехода к человечности, делая его прямым возхождением, а не мучительной цепью падений, топтаний на месте и валяний во всевозможной грязи; не говоря уж о том, что недостойно, разполагая возможностями человека, сознательно уклониться от своего долга перед другими в Объективной Реальности, продолжая оставаться человекообразным недолюдком и зная это. Но такое упорствование при знании о своём несоответствии уже занятому фактически положению самоубийственно.

Теория управления была названа «ДОСТАТОЧНО общей», а не просто «общей» потому, что предложенная редакция достаточна для того, чтобы с введёнными в ней понятийными категориями однозначно связать объективные разнокачественности, свойственные всякой отрасли деятельности. Соответственно это позволяет развернуть частную прикладную теорию управления, а на её основе — управленческую практику во всякой отрасли деятельности. При этом по отношению ко всей совокупности отраслей человеческой деятельности достаточно общая теория управления предстаёт в качестве языка междисциплинарного общения. Для краткости мы иногда пользуемся оборотом «общая теория управления», во всех случаях подразумевая достаточно общую теорию управления[85]. Уточнение «достаточно общая» по отношению к теории управления необходимо, поскольку общая (абсо­лют­ная без каких-либо ограничений) теория управления — достояние Всевышнего точно также, как и Его Вседержительность. Человек же несамодостаточен в выборке информации из потока событий Жизни и ограничен в возможностях её преобразований и переработки, поэтому теория управления в обществе не может быть «общей» (абсолютной, не ограниченной), но должна быть достаточной для разрешения разнородной проблематики в русле Божиего Промысла, каковому качеству (на наш взгляд) достаточно общая теория управления в существующих редакциях (первой 1991 г., и второй 1998 — 2003 гг.) удовлетворяет.

*                   *
*

Возможно, что после прочтения достаточно общей теории управления у читателя возникло некоторое непонимание. К.Прут­ков сказал: “Многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий”.

То есть дело в отсутствии в психике необходимых стереотипов разпознавания явлений и формирования их образов. Поэтому надо взять ручку и бумагу и перечитать материалы вторично, рисуя для себя схемы и образы категорий и состояний объектов, замкнутых систем, их иерархий и суперсистем в процессах их взаимодействия. Если сказано, что вектор целей — список, то надо разписать для себя некий список; если сказано, что вектор состояния повторяет по содержанию вектор целей и сверх того включает в себя информационно связанные параметры, то рядом с вектором целей следует изобразить вектор состояния; продолжая такое изображение, сопровождающее наше изложение информации, можно получить рисунок, подобный приведённому ниже рис. 4.

Рис. 4. Структурирование информации, описывающей процесс управления.

То же касается и более сложных вопросов: если сказано, что информационное обеспечение организовано иерархически двухуровневым образом, то надо помочь рисунком своему образному мышлению, если оно не справляется с работой без рисунка. В этом нет ничего унизительного или стеснительного: просто все мы выросли в эпоху, когда дисциплина, культура мышления у людей не только не возпитывалась целенаправленно с детства, но целенаправленно извращалась, чтобы поставить их в зависимость от хозяев системы толпо-“элитаризма”. И если кто-то может перемножать 5‑значные числа в уме, а кто-то только в столбик, то дело прежде всего в различии внутренней дисциплины мышления обыкновенных здоровых людей.

Но этот пример касается абстрактно-логического мышления. Перемножая в столбик, мы помогаем своему недисциплинированному абстрактно-логическому мышлению сконцентрироваться и решить задачу. Рисуя картинки по ходу чтения, мы точно также помогаем своему недисциплинированному предметно-образному мышлению сконцентрироваться и тоже решить задачу по формированию отсутствующих стереотипов, разширению круга своих понятий. Дело может идти туго: по 5 — 6 страниц в день от силы, но главное, чтобы оно шло.

Для понимания безструктурного управления, в основе коего лежат вероятностные предопределённости, достаточно ознакомиться с понятийным аппаратом теории вероятностей и математической статистики по любому учебнику, не вдаваясь в подробности доказательств. Описание процессов в суперсистемах легче всего проиллюстрировать социологическими примерами. Этого мы сознательно избегали по следующим причинам: во-первых, таких примеров можно много найти в жизненной реальности; во-вторых, после того как освоен понятийный и терминологический аппарат, предшествующий описанию процессов в суперсистемах, там не появляется никаких новых понятий: всё — комбинаторика, игра на основных, ранее введённых, категориях теории управления и детерминированно-вероятностной модели интеллекта.

И главное: из всего не должно делать догмата или канона, поскольку знание — не столько слова и картинки, а то, на что указуют словами. Наше знание и наше слово едины для нас. Слово написанное — мёртвое для читающего, пока он не о-СВОИ-т то, на что ему указали словами. Но тогда он может быть найдёт лучшие слова, единые с его знанием. Поэтому каждый читающий должен с-ТРОИТЬ целостность своего въдения мира сам, дабы проверить нас и уберечь от наших ошибок себя, а своё въдение мира проверить жизнью; строить — возсоздать в себе возприятие триединства: материя — образность (информация) — мера (предопределение; слово, как оболочка понятия). Достаточно общая теория управления в такого рода деле — пустая форма, мера, алгоритм, который может быть скелетной основой целенаправленной деятельности; а может не быть — кто как пожелает. Но пусть вообразит “бытие” любого высокоразвитого организма в котором мгновенно размягчился, изчез или деформировался скелет: …но именно таково аморфное состояние алгоритмики психики большинства.

 

Первая редакция ДОТУ: 2 — 13 февраля 1991 г.

Вторая редакция: осень 1992 г.

 

Уточнения: март — апрель, июнь 1998 г.,
26 ноября 2002 г. — 10 января 2003 г.;

4 июня 2003 г.;
28, 29 февраля 2004 г.;
22 июня 2004 г.


IV. УПРАВЛЕНИЕ В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

Многие вещи нам не понятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий.

К. Прутков.

Тезис марксизма о том, что государство является изключительно орудием подавления правящим классом всех прочих, однобок, и потому сделанный на его основе вывод об отмирании государства вместе с изкоренением эксплуатации человека человеком в высших фазах развития общества представляется по существу ошибочным при взгляде на историческое развитие с позиций теории управления, разсматривающей общество как суперсистему, осваивающую потенциал развития. Государство сохранится, но изменит характер своей деятельности, освободившись от многих изживших себя функций.

В первобытных обществах колдуном, шаманом, жрецом мог стать далеко не каждый, а только тот, кто мог ПРАКТИЧЕСКИ доказать обществу свою способность к этому, ныне “мисти­чес­кому”, виду общественно полезной деятельности, вполне удовлетворявшей тогдашние потребности современников.

Уже в первобытном обществе — объекте управления — произошло выделение специализированного внутриобщественного образования — системы управления: шаманско-старейшинской структуры, устойчиво существовавшей при смене поколений.

В состав таких структур входили те, кто долго и праведно жил, много помнил, был опытен и мудр. Они являлись своего рода общественной памятью и могли на основе прошлого опыта сформировать концепцию решения возникающих проблем. Кроме них, в структуру входили те, кто обладал способностью пророчить будущее и управлять им вне зависимости от разсуждений на основе имеющегося своего и чужого прошлого личного опыта, т.е. “шаманы”. Каждый человек имеет те или иные суждения о будущем: во многих первобытных обществах существовали устойчивые обычаи, ритуалы, ориентированные на выявление прозорливцев с целью дальнейшего их специального возпитания для выполнения ими в последующем наиболее общественно значимых функций.

Первобытное общество управлялось по схеме предиктор-корректор. Шаманско-старейшинская структура оценивала состояние природы и общества. На основании опыта прошлого и шаманских прогнозов будущего эта структура соотносила с ними цели общественной деятельности, формировала концепцию их достижения и проводила её в жизнь. В силу того, что общество было ещё безклассовым, шаманско-старейшинская структура служила интересам всего общества и была открыта для вступления в неё представителям всех семей и кланов, но в зависимости от реальных, а не мнимых заслуг перед обществом каждого из них.

В процессе классового разслоения общества шаманско-старейшин­ская структура разпалась: шаманство трансформировалось в жречество, имеющее свои структуры, в том числе и тайные; старейшинство трансформировалось в “элиту”, ставшую социальной базой структур государственного аппарата. Остальное общество оказалось в сфере сельскохозяйственного и ремесленного производства и в сфере обеспечения продуктообмена (купцы). Это соответствует 4‑х — 5-кастовому делению многих древних обществ.

В информационном отношении общество разпалось на три части.

ЖРЕЧЕСТВО-ЗНАХАРСТВО. Оно стало хранителем ФАКТОЛОГИИ знания и МЕТОДОЛОГИИ получения нового знания. На каком-то этапе оно перестало нуждаться в “пророках из толпы”, видимо, освоив содержательную сторону того, что мы сейчас знаем как различные культуры йоги в Индии. Жречество отгородилось от общества тем, что для него вероучение общества и соответствующий культ были мнемонической системой хранения информации, иносказания и “мистика” которой защищали монополию на Знание от несанкционированного доступа “толпы”, т.е. всего остального общества. По мере того, как этот процесс развивался, подстёгиваемый всё более ярко выраженным эгоизмом, жречество проявляло вседозволенность по отношению к остальному обществу и постепенно, противопоставляя свою отсебятину Промыслу Божиему, утрачивало способность к жизнеречению и вырождалось в иерархию социального знахарства, манипулировавшего обществом, хотя и сохранило наименованное «жрече­с­тво».

“ЭЛИТА”. Она получала от знахарства только ФАКТОЛОГИЮ знания в части, её касающейся[86] в практической её деятельности: готовые рецепты, иносказания, пророчества, но не МЕТОДОЛОГИЮ обретения новых знаний и самочинного возпроизводства таимых иерархией знаний по мере возникновения в деятельности необходимости в знаниях и навыках. “Элита” стала социальной базой чиновничьего корпуса государственного аппарата. “Элита” целенаправленно лишалась полноты фактологии и целостной методологии, при которой оба вида мышления: предметно-образное и абстрактно-логическое развиты и в согласии дополняют в деятельности друг друга.

“ТОЛПА” — народные массы с минимальным уровнем образования в области МЕТОДОЛОГИИ и ФАКТОЛОГИИ, необходимым для обслуживания средств производства вне сферы управления. “Толпа” целенаправленно лишалась детальности фактологии и методологии, развитой в форме науки, но сохраняла полноту методологии в её житейской образно-иносказательной форме. Абстрактно-логическая форма существования в обществе терминологически определённого знания калечилась господством культа, поддерживаемого иерархией социальных знахарей. По этой причине полнота методологии в образной форме в народе — преимущество его перед “элитой”, гордящейся перед ним своей информированностью в области фактологии. Методологическая колченогость “элиты” — главное её социальное качество.

Но полная функция управления общественного в целом уровня значимости осталась за знахарством. За “элитой” остались ограниченные частичные функции управления В ОТНОШЕНИИ ОБЩЕСТВА В ЦЕЛОМ, лишённые опознавания факторов давления среды формирования вектора целей, неограниченной концептуальной деятельности.

Это взаимоотношение “жречества”-знахарства и “элиты” ярко показал Плутарх. Описывая возмущение Александра Македонского по поводу опубликования Аристотелем[87] некоторых учений философа, Плутарх приводит весьма знаменательное письмо полководца:

«Ты поступил неправильно, обнародовав учения, предназначенные только для устного преподавания. Чем же мы будем отличаться от остальных людей, если те самые учения, на которых мы были возпитаны, сделаются общим достоянием? Я хотел бы превозходить других не столько могуществом, сколько знаниями о высших предметах».

Успокаивая уязвлённое честолюбие и чувство превозходства Александра, Аристотель в своём ответе ему объяснил, что «хотя эти учения и обнародованы, но вместе с тем как бы и не обнародованы».

В этом примере хорошо видно, что Александр Македонский — лидер “элиты” — обеспокоен “нарушением” Аристотелем — периферией социального знахарства — монополии на Знание — основы власти над невежественным обществом. Но здесь же и хорошо видно, что Аристотель обеспокоен сохранением той же монополии на Знание ещё больше, чем Александр, поскольку намекает Александру, что публикация в некотором смысле дефективная и не позволяет овладеть Знанием в полной мере по её прочтении: требуются ещё некие объяснения. Если Александр не понял этого сам, то только потому, что не выделял “жречество” из “элиты”. Но из этого же вопроса Александра следует, что социальные знахари ознакомили его только с тем, что посчитали необходимым для осуществления Александром возложенной на него миссии. Так что с точки зрения социального знахарства Александр Великий — такой же представитель толпы, как и все прочие, не принадлежащие к “жречеству”. Этот исторический факт, описанный Плутархом, показывает, что “элита” и “жречество”, каждый в меру своего понимания, охраняли монополию на Знание и сотрудничали в сфере управления.

Государство — система структурного управления обществом. Структурное управление возникает из безструктурного: если некая цель обретает устойчивость во времени, то информационные потоки, складывающиеся в безструктурном управлении, тоже обретают устойчивость и на них нарастают постоянные общественные структуры.

Государство возникло естественным образом из безструктурного управления, когда общественные структуры оформились вокруг уже устоявшихся информационных потоков, обеспечивавших безструктурное управление обществом в первобытные времена. Переход к структурному управлению сопровождался ростом качества управления в общественном объединении труда. Естественно, что в условиях низкого уровня производства и сложившегося толпо­“элитаризма” одной из функций государственных структур стала организация профессионального грабежа соседей и защиты своего общества от поползновений соседей к такому же грабежу. Профессионализм, накапливаемый в постоянных структурах, обеспечивал более высокое “качество” грабежа и защиты. В таких условиях функция подавления недовольства реальных и мнимых эксплуатируемых и угнетаемых в своём обществе, кроме которой радикальные “благодетели” людей ничего не видят, — своего рода “бесплатное” приложение к монополии “жречества” и “элиты” на Знание и вторичной монополии на высокий, по сравнению с остальным обществом, уровень жизни.

Понятийная база Русского языка такова, что изъяснить понятие ВЛАСТЬ можно только так: Власть — осуществимая способность управлять. В отношении общества полная функция управления разпадается по специализированным видам внутриобщественной власти.

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ несёт на себе:

·  распознавание факторов, оказывающих давление среды на общество;

·  формирование векторов целей в отношении фактора, оказывающего давление;

·  формирование целесообразной, целенаправленной функции управления структурным и безструктурным способами, т. е. концепции управления достижением цели развития общества.

Концептуальная власть всегда работает по схеме предиктор-корректор. Она — начало и конец всех контуров управления, высший из видов внутриобщественной власти. Она АВТОКРАТИЧНА, т.е. самовластна по своей природе и игнорирует “демократические” процедуры общества, не видящие её или не желающие признать её автократию[88].

Главная проблема действительно демократического устройства общества не в способах и в сроках голосования.

Главная проблема построения истинного народовластия — в построении такой организации жизни общества, при которой самовластье концептуальной власти доступно всем, в силу чего самовластье не может стать антинародным. Здесь корень демократии-народовластия, поскольку предиктор-корректор концептуальной власти — начало и конец всех внутриобщественных контуров самоуправления.

 

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ облекает концепцию в притягательные для широких народных масс формы. В условиях толпо­“элитаризма” содержание концепции может быть сколь угодно далеко от притягательности форм, в которых она предстаёт перед обществом[89].

ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ проводит концепцию в жизнь структурно и безструктурно, опираясь на общественные традиции и законодательство.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ подводит под концепцию строгие юридические формы.

СЛЕДСТВЕННО-СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ следит за соблюдением “законности” в жизни общества.

Достаточно общая теория управления тем и хороша, что она достаточно общая. Если она говорит, что определённые действия присутствуют в полной функции управления, а в реальном процессе управления их нет, то это означает, что не общая теория ошиблась в данном конкретном случае, а то, что управление ведётся не по полной функции.

Совокупность судебной, изполнительной, законодательной, иде­ологической власти не обеспечивает осуществления полной функции управления в жизни общества. Из этого следует, что, если никто из руководства общества, не говоря уж о большинстве его членов, не может вразумительно разсказать о концептуальной власти в этом обществе, о её деятельности, то такое общество НЕ САМОСТОЯТЕЛЬНО И РЕАЛЬНЫМ СУВЕРЕНИТЕТОМ НЕ ОБЛАДАЕТ. Реальный суверенитет — контроль над всеми контурами общественного управления, что невозможно без устойчивого в преемственности поколений предиктора-корректора концептуальной власти.

Если концептуальная власть была в первобытные времена, если во времена языческих обществ её несло более-менее осознанно жречество, то с изчезновением язычества не было в обществе причин, чтобы она изчезла как общественное явление. Без неё управление в изменяющейся обстановке невозможно, а общества всё же управляемы и после изчезновения открытых для обозрения структур, несших неограниченную концептуальную власть. Следовательно, она могла только изменить формы своего существования.

Широкая смена в обществе в первое тысячелетие новой эры языческого политеизма иудо-христиано-исламским МОНОтеизмом, характеризующаяся подавлением язычества[90] и изчезновением жречества из структуры национальных обществ, не может служить доказательством изчезновения концептуальной власти.

Это явление лишь свидетельствует о завершении процесса “сотруд­ни­чества” конкурирующих меж собой национальных иерархий социального знахарства установлением МОНОполии ОДНОЙ иерархии социальных знахарей, успешно оседлавшей и загнавшей все остальные.

Изследования глобального исторического процесса свидетельствуют об управлении по полной функции обществами в глобальных масштабах и после “изчезновения” открыто обозримых жреческих структур, несших концептуальную власть.

Соответственно следует говорить не об изчезновении явления концептуальной власти, а лишь об изменении способов её существования в современном мире и о качестве глобального управления, достижимом при скрытных формах её деятельности.

Современный глобальный кризис управления производительными силами, поставивший человечество на грань как МИНИМУМ глобальной катастрофы культуры, порождён Евро-Американской цивилизацией. Евро-Американская и Западно-Азиатская региональные цивилизации сложились после того, как исторически реальные иудаизм, христианство и ислам вытеснили языческие культы и в этих регионах изчезло национальное языческое жречество, более-менее осознанно несшее концептуальную власть. По этой причине мы в основном проанализируем структуры, процессы и функции управления в Евро-Американской и Западно-Азиатской региональных цивилизациях.

В обществе государственные структуры, замкнутые на явную или скрытную концептуальную власть, осуществляют управление структурным способом, отдавая директивы по точным адресам. Но в суперсистеме директивно-адресное структурное управление не обеспечивает всех общественных потребностей в управлении. Поэтому существуют и развиваются общественные системы безструктурного управления взаимодействием члена общества и информационной среды общества. К такого рода системам относятся: финансовая система, религиозные культы, средства массовой информации… наконец слухи, сплетни и анекдоты.

Родившийся человек входит в сложившуюся информационную среду общества; она формирует его; повзрослев, он в ней живёт и сам оказывает на неё воздействие.

Взаимодействуют две информационные системы: психика человека, управляющая поведением особи биологического вида Человек Разумный, и информационная среда общества.

Психика человека — по крайней мере двухуровневая информационная система: сознание — подсознание, работающие в диалоге друг с другом.

Подсознание — более мощная информационная система. Ему принадлежит детерминированная и вероятностная память, память реальных явлений и память моделирований (фантазий); механизм перебора информации памяти и собственно интеллект, формирующий новые информационные модули разного назначения. В подсознании объединяются информационные потоки: обусловленные генетически, экстрасенсорные, сенсорные, диалоговые потоки сознания-подсознания.

К детерминированной памяти принадлежит генетически обусловленная матрица потенциальных возможностей и предразположенностей. К вероятностной памяти принадлежит долговременная память подсознания, запоминающая все, что произходило в пределах обзора сенсорных и экстрасенсорных каналов получения информации; и оперативная память, содержащая информацию, которую человек по своему желанию в состоянии возпроизвести в сознании в какой-нибудь форме. Оба вида вероятностной памяти взаимодействуют между собой и с детерминированной памятью.

Поскольку мозг человека — жидкокристаллическая структура, т.е. прекрасная антенна, то нельзя изключать возможность существования реинкарнационной памяти, хранящей информацию памяти умерших людей, излученную их мозгом при смерти: безсмертие души — реальность, поскольку общеприродные поля, уносящие информацию от трупа в момент телесной смерти, не изчезают.

Информационные модули вероятностной памяти представляют собой некоторую систему осознаваемых и не осознаваемых образов явлений внешнего и внутреннего мира и систему осознаваемых или не осознаваемых связей между ними. Это позволяет необозримую вселенную некоторым образом отобразить в весьма ограниченную её часть — человека.

Если классифицировать по функциональным признакам информационные модули в вероятностной памяти, то можно выделить:

Методологические модули:

·  стереотипы разпознавания явлений внешнего и внутреннего мира;

·  стереотипы формирования как образов, так и системы отношений между ними во внутреннем мире.

Фактологические:

·  образы явлений внешнего и внутреннего миров;

·  взаимосвязи между образами;

·  кодовые системы сами по себе — пустые формы, лишённые содержания образов и явлений;

·  стереотипы отношения (хорошо-плохо-нейтрально) к образам и явлениям;

·  стереотипы поведения: внешнего и внутреннего (мышления).

Разделение информационных модулей на МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ и ФАКТОЛОГИЧЕСКИЕ заставляет обратиться к Корану.

Сура 2, стих 50: «И вот, Мы дали Моисею Писание и Различение: может быть, вы пойдёте прямым путём».

Здесь мы обращаем внимание читателя на тот факт, что Моисею было дано свыше не только Писание, но и Различение. Что такое Различение[91], если не основа методологии познания Мира?

Подавляющее большинство представителей духовенства всех культов призывают следовать авторитету своих священных писаний, но дружно молчат о Различении. Поэтому есть вопрос к “верным” моисеевцам: Куда дели Различение? Как посмели, сосредоточившись на борьбе за звонкие монеты, вести себя в жизни так, что были Свыше лишены Различения? Ведь, чтобы следовать прямым путём, людям необходимо и было дано свыше и Писание, и Различение.

Интеллект, опираясь на существующие стереотипы, создаёт новые стереотипы всех видов. Интеллектуальная мощь скрыта в подсознании.

Сознание по сравнению с подсознанием в своём обычном — не трансовом состоянии — обладает крайне низкими возможностями обработки информации. Оно может удерживать не более 7 — 9 объектов и проводить с ними простейшие операции при скорости обработки информации не более 15 бит/сек. Эти параметры близки и у гениев, и у слабоумных[92]. Поэтому сознанию предстаёт картина мира, примитивизированная подсознанием настолько, чтобы логика сознания могла с нею иметь дело. Логика сознания оперирует только с осознаваемыми образами, т.е. теми, понятийные границы которых определены[93]. Подсознание оперирует с более сложной мозаичной картиной мира, в состав которой входят и не осознаваемые образы, лежащие вне круга осознанных понятий.

Сознание в состоянии бодрствования занято непрерывным просмотром содержимого памяти и сопоставлением его с информационным потоком внешнего или внутреннего миров, на основе чего вырабатываются поведенческие реакции и новые осознанные и неосознанные стереотипы.

Всё это функции головного мозга, полушария которого также имеют функциональное разделение. Правое отвечает за предметно-образное мышление. Оно мыслит ПРОЦЕССАМИ, целостностями разной степени детальности, но лишёнными связей между целостностями. Оно отображает мир, как он есть. Вопрос только о детальности этого отображения.

Левое отвечает за абстрактно-логическое мышление и речь. Оно мыслит безсодержательными формами целостностей и связей между ними. Оно способно лгать, нарушая связи и полноту элементов в логических системах преднамеренно, или самообманываться при непреднамеренном нарушении связей и полноты.

Образному мышлению открыто въдение общего хода процессов в Мироздании, т.е. неограниченность. Абстрактно-логическому видна только конечная последовательность состояний в конечной системе элементов, подчинённых конечной совокупности формальных преобразований, т.е. ограниченность.

Образное мышление отвечает за гармонию, абстрактно-логи­чес­кое — за “алгебру”. Поэтому попытки “поверить алгеброй гармонию” — это попытки поверить ограниченностью неограниченность, измерить конечным безконечное. Логика может вскрыть только свои же ошибки в конечной системе элементов и их отношений. Вывести логику за пределы ограниченности этих элементов и отношений между ними может только образное мышление, единственно способное дать ограниченной конечной системе элементов отношений и формальных преобразований, с которой имеет дело логика, новый элемент или процесс преобразований.

Ход логического процесса — только часть общего хода процессов в Мироздании.

В речевой деятельности образное и абстрактно-логическое мышление объединяются: при говорении образное даёт содержание, а абстрактно-логическое — лексические формы; при слушании и чтении абстрактно-логическое возпринимает ЧУЖИЕ лексические формы, а образное подыскивает к ним в памяти СВОИ образы, а также и создаёт новые, если не находит уже готовых образов.

Двое могут пользоваться одними и теми же лексическими формами, но не поймут друг друга, если:

·  у них разные системы стереотипов образов явлений внешнего и внутреннего миров и отношений между ними;

·  они не будут успевать со-ОБРАЖАТЬ услышанные ими лексические формы, ранее не знакомые им, с образами, необходимыми для понимания речи.

Показательный пример — грамматически безупречная, но непонятная фраза, известная многим филологам: «Глокая куздра штеко будланула бокра и куздрячит бокрёнка».

Основа непонимания — внесение своих образов в услышанные лексические формы.

Основа понимания — освоение чужих образов, передаваемых в лексических формах.

Понятийная адресация слов в живом языке не постоянна, но в разговоре и говорящий, и слушающий должны каждый раз строго разграничивать и различать понятия, передаваемые речью. Это понимали всегда, но по-разному объясняли: с древности известно утверждение «мысль изреченная есть ложь!» Согласие и несогласие с чужими речами может быть и формально-лексическим, и предметно-образ­ным: и одно от другого достаточно независимы.

Как видно из сказанного выше, душа человека — информационная система, управляющая его поведением, — многоуровневая иерархическая система, в которой протекают различные процессы, в значительной степени не контролируемые сознанием большинства современных людей.

Это создаёт хорошую основу к вмешательству в поведение человека, опирающемуся на изпользование неподконтрольных ему информационных потоков и уровней в организации его психики. Классовое разслоение общества в толпо­“элитаризме” создаёт причины к переходу таких возможностей в реальную общественную жизнь. Поэтому интересно посмотреть, как такие возможности реализуются в информационной среде иудейского, христианского и мусульманского миров.

Видно также, что основой самоуправления человека по полной функции является интеллект, опирающийся на методологические стереотипы. Для обеспечения надёжного управления человеком извне, необходимо:

·  парализовать или отвлечь на ерунду его интеллект;

·  изуродовать методологические стереотипы до невозможности пользоваться ими вне узкопрофессиональной деятельности.

После этого можно безконтрольно со стороны сознания человека тасовать его фактологические стереотипы, как колоду карт, мухлевать при тасовке, подбрасывать краплёные карты, красть козырные и т.п. На этом основано управление толпой, которая “сама” выражает гнев и «одобрям»[94].

В обществе, где длительное время господствует какой-либо идеологический культ, освящённый неусомнительными авторитетами, человек, входящий в жизнь, основную массу наиболее важных жизненных стереотипов разпознавания явлений, формирования образов, стереотипов отношения, стереотипов поведения в готовом виде получает из культа. Священные писания религий, святоотеческие предания, канонические толкования в обществах Евро-Американской и Западно-Азиатской цивилизаций явились скелетом, вокруг которых из века в век формировалась культура, — информационная среда общества и её материальные носители. Поэтому интересен сравнительный анализ стереотипов, которые порождают тексты Ветхого Завета и Талмуда, христианской Библии и Корана, и в каких взаимоотношениях они находятся по отношению к природе, другим людям и друг другу.

Основой иудаизма являются Ветхий Завет и Талмуд. В Ветхом Завете законопослушному иудею даётся жизненная установка:

«… и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы и будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут» (Второзаконие).

И обещаны гарантии на будущее:

«Тогда сыновья иноземцев будут строить стены твои, и цари их — служить тебе, ибо во гневе Моем Я поражал тебя, но в благоволении Моем буду милостив к тебе.

И будут всегда отверзты врата твои, не будут затворяться ни днем ни ночью, чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их.

Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе — погибнут и такие народы совершенно истребятся» (Исаия).

Талмуд комментирует Ветхий Завет в том же духе:

«Имущество гоя (неиудея) — это незаселённый уголок: кто первый им завладеет, тот и хозяин» (трактат “Баба батра” 54, 16). “Абода зара”, 26, в.

Тосафот продолжает:

«Лучший из гоев достоин смерти».

В итоге законопослушный иудей — вор в законе, в исторически реальном «законе Моисея»[95].

Чтобы вора не мучила совесть, надо меньше думать: по этой причине Талмуд даёт рекомендации по всем жизненным мелочам от рождения до смерти, не говоря уж о рекомендациях по более “важным” коммерческим делам. Жизнь законопослушного иудея идёт по готовым рецептам, отражающим опыт поколений, — отсюда устойчивость системы, на основе стандартизованной бездумной гибкости поведения конечного автомата-биоробота, не способного выйти из программы. Дабы не препираться по поводу достоверности толкования Талмуда при переводе на русский, посмотрим на институт частного кредита — ростовщичество. Если просто залезть в чужой карман и украсть 100 рублей, то это воровство, запрещенное какой-то из 10 заповедей, преподносимых как особый вклад иудеев в современную культуру Запада. Если нуждающемуся человеку дать взаймы 500 рублей, потребовав вернуть 600, то это уже не воровство? — Это уже во изполнение повеленья “божьего”, но 100 рублей всё же украдено.

Деньги — сущность, отчуждающая человека от труда и бытия. Ссудный процент всегда выше, чем темпы роста производительности общественного труда в неизменных ценах. Благодаря этому свойству, вновь созданная стоимость в её денежном выражении перетекает к кредитору, т.е., если общество признает законным кредитование под ссудный процент, то имеет место ВОРОВСТВО В УЗАКОНЕННОЙ ФОРМЕ.

Так вклад 10 заповедей в культуру приносит бешеные проценты по вкладу, в результате чего все не-ростовщики должны племени ростовщиков-биороботов и являются их финансовыми невольниками.

*         *         *

Вместо «десяти заповедей» людям внутри общества, всем без изключения, нужна всего одна: «Люби ближнего, но не давайся ему в обман!»[96] А потому сомневайся во всём и думай сам! Но слепая антиинтеллектуальная вера с этой заповедью не устоит. Потому в Библии её и нет.

*                 *
*

И для завершения воровского закона Ветхий Завет содержит запрет на ростовщичество и паразитизм внутри иудейства и Талмуд этот запрет подтверждает.

Военные же доктрины Ветхого Завета требуют поголовного уничтожения жертв агрессии. Присутствует в них и “превен­тив­ная” война, в которой оказывается виновной жертва агрессии.

В здравомыслящем языческом мире (см. гл. II, высказывание Марка Аврелия) такое изуверство существовать и разпространяться устойчиво не может. Остатков здравомыслия[97] Рим лишило христианство — исторически реально учение весьма далёкое от того, что принёс людям Иисус, — и Рим пал первой жертвой новому богу. Христианство признало святость Ветхого Завета неусомнительно. Правоверный христианин мотает на ус, что под управлением еврея Иосифа Египет процветал, а когда фараон не послушался Моисея, то начались “казни египетские”. Оглядываясь вокруг, он видит параллели в прошлом и современности. Следовательно, евреев надо слушаться. Кроме того, Иисус в Нагорной проповеди, которую христиане выставляют в качестве этического эталона, сказал: «доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона (Моисея), пока не исполнится всё». Как ясно из уже приводившихся цитат из Ветхого Завета, это «исполнится всё» означает глобальную сионо-интерна­цис­т­скую диктатуру, что в терминах христианства называется «царство божие на земле». Евангелие от Матфея приводит эпизод изцеления дочери женщины-хананеянки (гл. 15:21 — 28), но только после того, как хананеянка признала своё равенство с псами по отношению к иудеям, ИЗКЛЮЧИТЕЛЬНО к которым якобы был послан Иисус, по его же словам в этом эпизоде. Это всё забивается в подсознание и живёт там, а на уровне сознания остаётся: «Нет ни эллина, ли иудея», что объясняется всем как преодоление христианством “богоизбран­ности иудеев”, “интернационализм”, но в подсознании действует покорность сионо-интернацизму. В терминах теории управления это называется антагонизм между фрагментами вектора целей, который проявляется в нескончаемых спорах о мере “христианской любви” к иудею. И таких дефектов Библия христиан порождает много. Это же — управление через неконтролируемые уровни организации структуры психики индивидов и культуры общества.

Зато христианский стереотип «и кто захочет … взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; … любите врагов ваших… и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» оказывается в подчинении у иудейского стереотипа, дающего иудею права обладать как собственностью всеми неиудеями вместе с их имуществом.

Правоверный христианин — слуга вора в законе; убийца, когда вор сам не хочет мараться в крови. Это хорошо видно в судьбе коренного населения Северной и в меньшей степени Южной Америки; а “богобоязненные” и “демократичные” англичане ещё в конце XIX века охотились на аборигенов Австралии.

Но вор в законе и сам кровью не брезгует, чему недавний пример — Сабра и Шатила; да и каннибализмом иудаизм “бало­вался”, о чём Владимир Иванович Даль оставил книгу “Розы­ска­ние о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их”[98], изданную в Петербурге в 1844 г. тиражом 10 экз. для членов императорской семьи и высших государственных чиновников и переизданную в 1913 г. В поэме “Ведьма” Т.Г.Шев­ченко приводит украинский фольк­лор, подтверждающий правоту В.И.Даля.

Фольклор складывается на основе типичных явлений и потому не врет.

Иоанн Кронштадтский пишет о «Божьих тайнах», проявлять интерес к которым православному христианину не следует. Всё описанное выше — маленькая часть этих “божьих” тайн, в результате действия которых то же православие обильно умылось своею же кровью не один раз в прошлом. А в будущем?[99]

Мусульманин имеет верное представление о роли иудаизма и христианства в жизни обществ. В Коране сказано: «и за то, что они брали рост, хотя это было им запрещено, и пожирали имущество людей попусту, Мы и приготовили неверным из них мучительное наказание». — сура 4:159(161). Есть указание и на подчинённость исторически реального христианства иудаизму:

«О вы, которые уверовали! Не берите иудеев и христиан друзьями: они — друзья один другому. А если кто из вас берет их себе в друзья, тот и сам из них. Поистине, Бог не ведёт людей неправедных!» — сура 5:56(51).

Но это не призыв к резне неверных, как часто думают вне мусульманского мира. Коран признает более ранние откровения, ниспосланные через Моисея, Иисуса и других пророков, посланных Богом. Он утверждает, что Мухаммаду не говорилось ничего иного, а только то, что было передано другим бывшим до него пророкам. Но иудейская верхушка изолгала откровение Бога людям:

«О обладатели писания! Почему вы облекаете истину ложью и скрываете истину, в то время как вы знаете? . . . Не годится человеку, чтобы ему Бог даровал писание, и мудрость, и пророчество, а потом он сказал бы людям: “Будьте рабами мне, вместо Бога, но будьте раввинами за то, что вы учите писанию, и за то, что вы изучаете.”»

Здесь прямое указание на то, что над раввинатом стоит некая сила, считающая раввинат своими рабами. Об иудеях сказано:

«Мы даровали им ясные знамения о деле, но они разошлись после того, как пришло к ним знание, из злобы между собой. Поистине, Господь твой решит между ними в день воскресения то, в чём они разногласили».

В аналогичном преступлении Коран обвиняет и апостолов. Когда Иисус почувствовал неверие в иудеях, то сказал:

«“Кто мои помощники Богу?” Сказали апостолы: “Мы помощники Бога. Мы уверовали в Бога, засвидетельствуй же, что мы предавшиеся.”»

После уверений апостолов в верности Богу в Коране стоит фраза:

«И хитрили они, и хитрил Бог, а Бог — лучший из хитрецов».

Иудеи и христиане признаются правоверными людьми только, когда следуют неизкажённым откровениям, данным им через Моисея и Иисуса. Общее требование к правоверному мусульманину — не опускаться до несправедливости в отношении неверных. Военные доктрины Корана носят оборонительный характер, но война должна заканчиваться безоговорочной капитуляцией противника.

Мусульманин в целом правильно понимает характер и иудо-христианской экспансии, но Коран, указав на предосудительное ростовщичество, ничего прямо не говорит о механизме осуществления ростовщической агрессии. Поэтому мусульманин не знает, как её остановить и полагается на слова Корана:

«Бог написал: “Одержу победу Я и Мои посланники!”»

Из всех священных писаний региональных цивилизаций, так или иначе признающих факт Откровения Моисею, Коран единственный является целостным, призывает к доброте, справедливости, не сеет антагонизмов в обществе и душе человека.

То же касается и отношений человека и природы. Ветхий Завет приучает иудея к мысли, что он вправе осушать моря, реки, останавливать Солнце, когда ему взбредет на ум: переход через Красное Море, через Иордан и т.п. Христианин в том же духе: Христос проклял смоковницу, хотя ей было не время плодоносить (Марк, 11:13), т.е. проклял за то, что она была послушна законам природы, установленным Богом, Христос — пример для подражания христианам.

Только Коран прямо говорит:

«Не производите расстройства на земле после устроения её. Призывайте Его со страхом и упованием: поистине, милость Бога близка от добродеющих!» (вне зависимости от религиозной, расовой, классовой принадлежности).

Подчёркнута и связь экологической культуры и прочности семьи, ячейки общества:

«А может быть, вы, если отвратитесь, будете портить землю и разрывать родственные связи? Это — те, которых проклял Бог. Он оглушил их и ослепил их взоры». (Т.е. эти беды постигли их за дела, но не дела являются следствием глухоты и слепоты как воздаяния за дела).

Всё это говорит о том, что исторически реальные иудаизм и христианство — средство порабощения народов методом “культурного” сотрудничества, вносящего в вектора целей иудейского и христианского миров многочисленные инверсии целей и взаимные антагонизмы разных уровней организации подсознания, сознания человека и общественного сознания и подсознания. Эта дефективность векторов целей иудейских и христианских суперсистем является основой, позволяющей третьей силе управлять иудо-христианской экспансией толпо­“элитаризма”, поставившей мир за 2000 лет на грань как минимум катастрофы культуры.

Ислам родился как сила, противостоящая этой экспансии. Со временем исторически реальный ислам перестал быть эффективной защитой, поскольку в момент его зарождения арабский мир стоял на относительно низкой ступени развития — ещё не сложилось жречество, обеспечивающее устойчивость концептуальной власти при смене поколений. Это привело к тому, что по мере догматизации Корана и его толкований, иудо-христианский идеологический комплекс приспособился к исламу и начал употреблять его ошибки в целях разширения экспансии. Однако Коран обладает внутренней целостностью и неисчерпанным ещё потенциалом развития ЦЕЛОСТНОГО мировоззрения людей на его основе, в отличие от Библии Талмуда, формирующих калейдоскопический идиотизм, а не живое мировоззрение. Поэтому непонимание и незнание Корана вне мусульманского мира представляет опасность для любителей политических игр в мусульманском регионе.[100]

В Коране есть все, чтобы сорвать сионо-интернацистскую агрессию Евро-Американской цивилизации. Не следует по своему невежеству в социологии легкомысленно относиться к его словам: «Бог написал: “Одержу победу Я и Мои посланники!”» — они мусульманский аналог слов Александра Невского «Не в силе Бог, а в правде!».

 

*         *         *

Разпространение исторически реальных иудо-христианства и ислама по миру сопровождалось уничтожением национальных языческих культов и жречества или созданием условий, в которых “шаманство” родоплеменных обществ не могло породить жречества, устойчивого в преемственности поколений. Знахарство, традиционно и незаслуженно именуемое «жречеством» отличается от духовенства. Духовенство только толкует священные писания, а “жречество” — знахарство — отгораживается священными писаниями от духовенства и от народа, сохраняя для себя тайные от них учения, которые никогда не канонизируются, а непрерывно обновляются жизненным содержанием. Истинное же жречество вообще не нуждается в шпаргалке священного писания.

Древние евреи, жившие в каменном веке, тоже не имели знахарских иерархий, способных породить столь агрессивную информационную систему, как пятикнижие “Моисеево” и все остальные книги Ветхого Завета. Ветхий Завет — не народный эпос, несущий понимание народом Добра и путей одоления Зла. Это результат коллективного труда профессионалов в области теории и практики управления толпо­“элитарными” обществами, обладающих очень высоким мировоззренческим уровнем, глубокими знаниями в области экономики, индивидуальной и коллективной социальной психологии.

Наиболее вероятный източник целенаправленной интерпретации этих знаний в форме библейских сказаний — иерархии знахарства (“жречества”) Египта, за 3000 лет письменной его истории убедившиеся в невозможности обеспечить устойчивое разширение сферы управления методом открытой военной агрессии. Но они первыми поняли, что для управления чужим регионом вовсе необязательно свергать военным путём его правящую верхушку, разрушать государственность и насаждать оккупационный или марионеточный режим, который через 200 — 300 лет будет свергнут местным народом. Для управления надёжнее в обход контроля сознания внести инверсии и антагонизмы определённой направленности в информационную среду порабощаемого общества, после чего тамошняя, местная, правящая верхушка будет управлять своими производительными силами в ваших интересах, т.е. их производительные силы станут вашими, а народ этого не заметит, так как для него существует только своя правящая верхушка.

Если смотреть со жреческих позиций (мировоззрение жречества отличается от мировоззрения “толпы”, “элиты” и знахарства) на книги Библии, “Бытие” и “Исход”, “Числа”, то они зафиксировали два первых этапа начала экспансии древнеегипетского знахарства методом “культурного” сотрудничества.

Плен египетский — первый этап. “Пленные” не были перемешаны в рабском стаде Египта, а, будучи храмовыми рабами, сохранили свои обычаи, жизненный уклад, навыки, необходимые для кочевья. Шло изучение социальной и индивидуальной психологии племен, не имевших государственности и стоящих на очень низкой ступени развития по сравнению с Египтом. Шло внедрение периферии знахарства в социальную организацию этих племен.

Синайский “турпоход” — второй этап. Под руководством “жреца”-экскурсовода, олицетворенного в библейском Моисее[101], первого зафиксированного в истории антисемита, в течение 42 лет два поколения, рождённых в пустыне, не знающих разницы между добром и злом (см. “Числа”, гл. 14 в православной Библии: вставки из 70 толковников в квадратных скобках), ПРЕДНАМЕРЕННО развращали дармовой “ман­ной небесной”; в изоляции от других народов промывали им мозги, устанавливали понимание добра и зла, отличное от общечеловеческих. В результате через 42 года из пустыни в Палестину вторглась не орда кочевников, а племя-биоробот — банда ворья­“шестерок”, руководимая генералитетом мафии: периферией социального знахарства Египта. Естественно, что древние евреи и их потомки в этом не несут полной вины за это: египетское социальное знахарство впрягло в колесницу экспансии тех, кто был к ним географически ближе и ниже их по социальному развитию.[102]

“Манна” не природное явление: единственный её возможный източник — житницы египетских храмов, из которых она доставлялась в районы синайского социального эксперимента по заранее предписанному Моисею маршруту. В противном случае она бы встречалась и в последующие времена как природное явление, хотя бы изредка.

Впоследствии, по мере стабилизации жизненного уклада по воровскому “закону Моисея”, социальные знахари укрылись в одном из толков закона и в колене Левия, что можно понять из Ветхого Завета и работ[103] Иосифа Флавия, который сам был первосвященником.

С появлением христианства, становление которого произходило также не безконтрольно, и с началом его разпространения региональные жречества стали изчезать, а древнеегипетское трансформировалось в межрегиональное социальное знахарство: глобальный надиудейский предиктор, если по отношению к глобальной цивилизации употреблять понятийный аппарат достаточно общей теории управления. Раввинат по отношению к нему стал невольником, на что прямо указывал Мухаммад.

Но это так, если смотреть на историю и писания вероучений культов с позиций жречества, имеющего представление о власти по концептуальную включительно. Если смотреть с позиций “элиты” или “толпы”, имеющих систему стереотипов разпознавания явлений, отличную от жреческой, то всё иначе, а именно: калейдоскоп исторических случайностей, в котором скрыт плюрализм мнений об одной и той же исторической закономерности, и непознаваемая «пассио­нар­ность» еврейства.

С точки зрения теории управления, история Евро-Американской цивилизации — концентрация управления в объемлющей суперсистеме методом построения межрегионального конгломерата межрегиональным центром управления, несущим полную функцию управления общесуперсистемного уровня значимости и поддерживавшего длительное время свою монополию на этот вид деятельности. Концепция глобального управления и порабощения всех открыто выражена в Библии: подавляющее большинство толпы относится к ней по-скотски безучастно, а большинство “элиты” — политиков и “влас­ти­телей дум” — с нею согласны, не только не видят в ней опасности, но и выражают озлобленное недовольство в связи с предметным разсмотрением её содержания. Всё остальное — мелкие исторические детали, не представляющие сколько-нибудь существенного интереса на этом уровне обобщения частных процессов и фактов внутри объемлющего процесса концентрации управления на основе библейской доктрины построения расовой “элитарно”-невольничьей глобальной цивилизации.

«Нация есть исторически сложившаяся, устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. <…> Только наличие всех признаков, взятых вместе, даёт нам нацию».[104]

Это классическое определение нации в марксистско-ленинской социологии. В него вписываются все, кроме мирового еврейства.

Но есть и другие определения нации, например:

«Нация — это группа людей общего исторического прошлого и общепризнанной принадлежности в настоящем, сплоченная из-за существования общего врага».

По существу это — определение мафии-банды, поскольку, если нет вражды между нациями, то нации вместе с их отличными культурами “исчезают” и “появляются” вновь с возобновлением вражды. Только мафия-банда видит в обществе раба, когда оно покорно; и врага, когда оно сопротивляется банде. Это определение нации как мафии-банды дал основоположник современного сионизма Т.Герцль. В него не вписывается ни одна нация, кроме мирового еврейства, экономическая общность которого — общность паразитов-гешефтмахеров, поскольку везде еврейство предпочитает изключительно “престижные” профессии, избегая равномерного разпределения по всему спектру профессий в общественном объединении труда пропорционально своей численности в составе национальных обществ, объясняя это то своей особой гениальностью, то гонимостью за гениальность.

В историческом процессе еврейство в целом явилось социальной базой международной (т.е. интернациональной) мафии гешефтмахеров, замаскированной под народ её создателями.

С точки зрения теории управления, еврейство — фрагмент суперсистемы, особый уровень в её организации, который неправильно иден­тифицируется региональными центрами управления. Это делает его неконтролируемым уровнем региональной социальной организации и позволяет управлять регионом извне, внося через этот, неконтролируемый регионом, уровень межрегиональную управленческую информацию в обход контроля сознания; в том числе, в обход контроля сознания самих евреев, иначе бы Т.Герцль не ляпнул своего определения нации-банды.

Рассеяние евреев — не печальное следствие “антисемитизма”, а средство управления межрегиональным конгломератом. В целях упрощения этого управления желательно нарушить формирование души взрослого человека. Информационная среда иудаизма предусматривает и иные методы, кроме бездумной стандартизации жизни по Талмуду.

В результате обрезания на 8 день, постоянно открыты рецепторы на головке полового члена, которые в нормальных условиях открываются эпизодически на очень короткие интервалы времени (по сравнению с продолжительностью жизни) только после вхождения организма в пору половой зрелости. Обслуживание этих рецепторов в нормальных условиях требует больших затрат ресурсов нервной системы в целом и головного мозга в частности. В результате обрезания весь процесс формирования структур нервной системы протекает на изкажённом информационном фоне, что сопровождается и нарушением процесса формирования информационного обеспечения поведения индивида.

Ветхий Завет гласит:

«Сынов же Израилевых Соломон не делал работниками, но они были его воинами, его слугами, его вельможами, его военачальниками и вождями его колесниц и его всадников».

Есть и другие указания на нежелательность или недопустимость для законопослушного иудея заниматься теми или иными видами трудовой деятельности. Но в трудовой деятельности развиваются творческие способности человека, связанные с возприятием им гармонии Мироздания и культурой образного мышления. Так иудаизм подавляет образное мышление законопослушного иудея. Поскольку культура — фактор давления среды на популяцию вида, под который подстраивается генотип при смене поколений, то такая “культура” деформировала генетическую матрицу потенциальных возможностей и предразположенностей еврейства в сторону нарушений образного мышления и ещё каких-то дефектов. Дело ускорялось замкнутостью относительно гойской[105] среды и близкородственными браками. Нарушения образного мышления иудеев отразились в сознании гойских обществ на большом статистическом материале как особая предразположенность ко лжи гешефтмахеров и как изключительная непрактичность и ранимость евреев, не желающих быть гешефтмахерами.

В биологии ущерб в одном компенсируется преимуществом в другом: шахматы, математика и ряд других видов деятельности, требующих развитого абстрактно-логического мышления, являются отражением этой компенсации.

Но не «алгебра поверяет гармонию».

“Капитал” не дописан до конца потому, что Маркс ошибся (или был введён в заблуждение?) в вопросе о «догме Смита» и на протяжении всех томов “Капитала” не мог разрешить логических противоречий, возникших по этой причине. Ленин подтвердил ошибку Маркса, а все прочие пошли толпой за их авторитетами неусомнительно по причине интеллектуального иждивенчества.

Л.Д.Бронштейн (Троцкий) почти сорок лет провозглашал теорию перманентной революции. И за сорок лет в ней не проявилось ничего содержательно нового, только изменялись формы и логика её обоснования.

Образная сторона мышления, дающая разкрытие ПРОЦЕССОВ, в марксизме крайне слабая. Так же и все виды “авангардного” искусства в своём большинстве разкрывают не глубины гармонично развитого здорового подсознания, а изкалеченную психику в целом и извращённое образное мышление, в частности, выплеснувшиеся на уровень возприятия сознания.

Нарушение образного мышления упрощает управление законопослушной массой иудеев. Оно порождает очень высокую вероятность того, что, если этой массе дать круг догматических понятий, то образное мышление этой массы не сможет вывести её за пределы данного ей извне круга, а абстрактно-логическое будет водить только в пределах его.

С точки зрения теории управления, Евро-Американская цивилизация сложилась как межрегиональный конгломерат со всеми его характеристиками, разсмотренными в достаточно общей теории управления.

Существует очень устойчивый межрегиональный центр управления со своей системной периферией, внедрённой в регионы, — надиудейский предиктор и мировое еврейство. Центр управления и его устойчивая системная периферия несут инверсию приоритетов целей: концентрация управления имеет более высокий приоритет, чем сохранение достигнутого уровня развития регионов и сохранение природы. Вектор целей компонентов конгломерата — его регионов — имеет многочисленные взаимные инверсии к антагонизмы: права взрослого могут подавлять права ребёнка; права личности выше прав общества, т.е. права особи выше прав породившего её вида; интересы коллектива выше интересов развития общественного объединения труда: интересы всех “элит” выше интересов всех толп; делание денег — общечеловеческих ценностей — предпочтительнее, чем вырабатывание продукта потребления и сохранение природы.

Мера допустимого нарушения всего этого регулируется законодательством: закон превыше всего; а из законов превыше всех “закон Моисея”. Закон выше нравственности, хотя в историческом развитии закон — не только ограничение допустимых пределов безнравственности и злонравия общества, но и рубеж, на котором одна определённая нравственность защищает себя от другой, с нею не совместной, в одном и том же обществе. До толпо­“элитарного” разделения общества закона в его современном виде не было: была нравственность потому, что сохранение природы первенствовало над внутренними интересами общества; интересы общества первенствовали над интересами члена общества. Не было устойчивых дефектов в векторах целей в обществе и не было потребности в законодательстве, ограничивающем ущерб от дефективности векторов целей. В целом же межрегиональный конгломерат управляем, но запас устойчивости управления ничтожен в компонентах конгломерата, несмотря на то, что система управления им и её периферия (еврейство) очень устойчивы.

Для поддержания межрегионального конгломерата в условиях “этнической” замкнутости еврейства, нужна связка всюду проникающего еврейства с гойским обществом. Этой цели служит масонство, опирающееся на терпимость к чужим убеждениям («плюрализм мнений») при условии, что не затрагивается вопрос об истинности или ложности, а также и об източнике и процессе произхождения этих убеждений.

О деятельности масонства существуют две крайние точки зрения: во-первых, внутренняя точка зрения самого масонства, оглашаемая им с целью саморекламы, — братство занято строительством «храма Соломона» в обществе, чтобы всем было хорошо; во-вторых, внешняя “жидоедская” — братство занято «жидомасонским заговором», от которого всем плохо[106]. Обе точки зрения при взгляде на них с позиций теории управления неверны.

Управление толпо­“элитарным” обществом осуществляется знахарскими кланами в целом по схеме предиктор-корректор структурным и безструктурным способами на основе принципа: каждый толпарь, НЕ ЖАЛЕЯ СИЛ, в меру своего понимания живёт и работает для себя; а в меру своего непонимания, НЕ ЖАЛЕЯ СИЛ, живёт и работает для толпарей, понимающих больше его. Все толпы — собственность знахарей, хотя и не осознают этого, и делают единое общечеловеческое дело, порученное им иерархией социальных знахарей. В толпо­“элитарном” обществе существуют две пирамиды: во-первых, пирамида осознанного знания; во-вторых, пирамида непонимания. Всё общество в целом — взаимное вложение этих пирамид.

Управление толпо­“элитарным” обществом сводится к УПРЕЖДАЮЩЕМУ построению этих пирамид и ТЕКУЩЕМУ их изпользованию.

Если кто-то из “вольных” каменщиков временами не может понять, почему более чем за 2000 лет не удалось успешно завершить строительство всемирного «храма Соломона» при монополии масонства на мудрость, то ответ прост: весь человеческий “строй­ма­териал” архитекторы и прорабы пускают на строительство пирамиды осознанного знания и пирамиды непонимания. Причём одна из них строится всегда основанием кверху, что, как не трудно догадаться, сопряжено с техническими трудностями и издержками (культуры в частности). Тут уж не до храма… Со стройки же, изнутри её, толком не видать, что, как и где строится.

Версия о «жидомасонском заговоре» также несостоятельна. Чтобы плести заговор, необходимо анализировать общий ход процессов в Мироздании. Участники “заговора” этого делать не могут: одни по причине нарушения образного мышления и психикой ущербности в результате обрезания; другие потому, что согласно наставлениям высших иерархов заняты обработкой «дикого камня», а не непредвзятым созерцанием общего хода процессов в Мироздании. Частный ход процессов средним братьям по секрету от низших объясняют высшие по «чертежу», полученному от ещё более высших.

С точки зрения надмасонского социального знахарства, масонские лозунги «свобода, равенство, братство» означают:

·  СВОБОДА толпарей ошибаться;

·  невольничье РАВЕНСТВО всех толп и “элит” перед знахарями-заправилами;

·  БРАТСТВО в изполнении масонством полицейских функций по отношению к остальному обществу непосвящённых в “великие тайны”.

Но кроме Евро-Американского конгломерата, существуют регионы с блочной организацией управления или близкой к блочной. Это Япония, сохранившая языческое жречество до настоящего времени, которая смогла подняться после сокрушительного разгрома во второй мировой войне благодаря очень большой глубине идентичности векторов целей в обществе.

Индия, которую за века колонизации не смогли превратить в тропический филиал Англии. Китай и арабский мир также ближе к блочной организации. Определённые трудности, которые изпытывают названные регионы и страны, связаны с малой глубиной идентичности объективных векторов целей по отношению к субъективным векторам их правящих структур. Особенно это касается непонимания правящей “элитой” этих стран объективных социальных процессов большой продолжительности, т.е. низкочастотных.

При взгляде с позиций достаточно общей теории управления на жизнь обществ на исторически длительных интервалах времени (сотни и более лет), средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

1-й ПРИОРИТЕТ. Информация мировоззренческого характера, методология, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои “стандартные автоматизмы” разпознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своём возприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности. Она является основой культуры мышления и полноты управленческой деятельности, включая и внутри-общественное полновластие.

2-й ПРИОРИТЕТ. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания. При владении сообразным Мирозданию мировоззрением, на основе чувства меры, она позволяет выявить частные процессы, возпринимая “хаотичный” поток фактов и явлений в мировоззренческое “сито” — субъективную человеческую меру разпознавания.

3-й ПРИОРИТЕТ. Информация факто-описательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей — существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.

4-й ПРИОРИТЕТ. Экономические процессы, как средство воздействия, подчинённые чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), являющиеся предельно обобщённым видом информации экономического характера.

5-й ПРИОРИТЕТ. Средства геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — реальное применение; “генная инженерия” и “биотехнологии” — потенциальная опасность.

6-й ПРИОРИТЕТ. Прочие средства воздействия, главным образом силового, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей, разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации, вещественные памятники культуры и носители их духа.

Хотя однозначных разграничений между средствами воздействия нет, поскольку многие из них обладают качествами, позволяющими отнести их к разным приоритетам, но приведённая иерархически упорядоченная их классификация позволяет выделить доминирующие факторы воздействия, которые могут применяться в качестве средств управления и, в частности, в качестве средств подавления и уничтожения управленчески-концептуально неприемлемых явлений в жизни общества.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщённые средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другой, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщённое оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Указанный порядок определяет приоритетность названных классов средств воздействия на общество, поскольку изменение состояния общества под воздействием средств высших приоритетов имеет куда большие последствия, чем под воздействием низших, хотя и протекает, как правило, медленнее и без “шумных эффектов”. То есть, на исторически длительных интервалах времени быстродействие растёт от первого к шестому, а необратимость результатов их применения, во многом определяющая эффективность решения проблем в жизни общества в смысле раз и навсегда, — падает.

Четвертый приоритет первенствует над пятым, поскольку финансы — система безструктурного управления, способная в сочетании с 1, 2, 3 приоритетами вызвать к действию 5 и 6, но не наоборот.

Первый приоритет не покупается и не нанимается, не отторгается силой, поскольку собственное миропонимание — это единственный продукт труда, который не отчуждается от человека ни по его воле, ни вопреки его воле. Чужим умом не проживешь, если самому лень организовать своё же мышление или своего ума нет. Отсюда произтекает и самовластье концептуальной власти, в интеллектуальной схеме управления предиктор-корректор.

Выигрыш противоборства на низших приоритетах не гарантирует от поражения, сокрушительного поражения на высших, опирающихся на более продолжительные низкочастотные процессы. Сокрушительный удар на высших приоритетах может достичь цели спустя очень большой срок после того, как нанесший его, возможно, уже изчезнет с лица Земли в результате своего поражения на низших приоритетах. Но и это не значит, что он вообще изчезнет из Жизни Объективной реальности.

Отсюда, из порядка приоритетов вытекает и основной принцип осуществления концептуальной власти: Мы не связаны временем, т.е. конкретным сроком потому, что целенаправленное вписывание высокочастотных процессов в низкочастотные позволяет опираться на подходящий время-образующий объективный процесс.

 


V. РОССИЯ (СССР) В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

Умом Россию не понять…

Ф.И.Тютчев.

Все трудности в понимании России вызваны межрегиональным конгломератным мышлением “элиты”, потому и не понять.

Россия (СССР) в глобальном историческом процессе формировалась, главным образом, как результат упреждающего вписывания автономных регионов, а не разрушения их с последующей интеграцией обломков. Россия — большой многорегиональный блок, а не межрегиональный конгломерат.[107] Понять процессы, произходящие в блоке и вызванные им в окружающем его мире, невозможно, если пользоваться межрегиональной системой стереотипов разпознавания явлений, т.е. если видеть в блоке один из конгломератов, то это — глубоко ошибаться. Те явления, которые всё же удаётся как-то разпознать (весь вопрос в том, как?) после этого, не желают вписываться в систему стереотипов отношений, описывающую конгломерат. Организация блока и управление в нём ПРИНЦИПИАЛЬНО отличаются от организации и управления в конгломерате.

      *        *

Не понимая этого, межрегиональный центр в принципе не способен организовать управление блоком в соответствии со своим субъективным вектором целей. Управлять блоком — не дело межрегионального центра.

               *
*

«Имперское мышление» России, межрегиональные вопли о котором уже порядком всем надоели, реализуется совсем не так, как имперское мышление региональных центров управления в конгломерате.

Россия, будучи региональной цивилизацией, по крайней мере в период до 1917 г., сохранила самобытные культуры всех вошедших в неё народов и племен. Латыши, эстонцы и другие, сформировались, как нации в её составе благодаря, а не вопреки российскому “импер­скому” мышлению. И еврейские погромы, о которых прожужжали уши, — не государственная политика центра управления блоком, а эксцессы, спланированные вне России. Российское войско защищало от погромщиков еврейское население. Но то же российское войско принимало участие в государственных погромах русских старообрядцев. Это отличает эксцесс от государственной политики.

Имперское мышление Испании стёрло с лица Земли культуры инков, ацтеков, майя.

Имперское мышление законодательницы парламентских мод Англии вылилось в охоты на аборигенов в Африке и Австралии, дало новый рецидив работорговли, и проявляется в столетиями не затухающей войне в Ирландии, которой предшествовала не менее жестокая борьба с Шотландией.

Немецкое имперское мышление оставило на карте от пруссов, куршей и части славянских племен одни названия местностей и поселений.

Польша, в бреду имперского мышления, в 1945 г. разпевала: «Една Польша, еднакова, от Киева до Кракова», хотя после 1613 г., почти 400 лет, не может устойчиво стоять на своих ногах без импортных костылей и постоянно падает то в Швецию, то в Россию и в Германию.

В результате имперского мышления “демократических” США и Канады от многомиллионного коренного населения остались только названия на картах да перья в отделах игрушек и сувениров супермаркетов, и возникла расовая проблема “американских” негров.

Имперское мышление России не запятнало Россию ничем подобным, хотя её экспансия не обходилась без войн, резни и крови, как и всякая экспансия социальной системы, в которой есть место эксплуатации человека человеком.

Россия всегда была блоком. Её трудности вызывались антагонизмом субъективных векторов целей её правящей “элиты” и объективного и потенциального векторов целей её народов. Это несовпадение отражало информационную агрессию межрегионального центра, опирающегося на библейский и светский сионо-интернацизм через неконтролируемые блоком уровни его организации.

Первой встряской был импорт христианства, экспортной модификации иудаизма, из Византии; в результате чего пала концептуальная власть древне-языческого жречества. Наследие языческих времен, культура йоги, утрачена населением в своём большинстве. Остатки языческой культуры — названия букв-иероголифов церковнославянской азбуки, несущие правду слова — т.е. его смысловую нагрузку: «АЗ» «ГЛАГОЛ»ю «ТВЕРДО»: «ЖИВЕТЕ» «ЛЮДИ» «ДОБРО». Это — правое слово, буква была больше, чем символом звука. Христианство свирепо уничтожало памятники языческой культуры, саму её, её носителей. Библейские инверсии целей сделали возможной феодальную раздробленность, поражение на Калке, нашествие Батыя и иго. Христианству Русь обязана этим. В период ига вывод рабов из Руси был иудейской монополией общеевропейской и Западно-Азиатской значимости.

Язычество, однако, перемололо библейский бред по крайней мере в подсознании предоставленных самим себе народных масс, если не в правящей верхушке.

Так правое слово язычества стало православием в мировом христианстве. Но процесс этот шел всегда на уровне ДВОЕВЕРИЯ, что было всегда причиной разколов в обществе вплоть до сегодняшних дней. Мировоззрение подвижников православной церкви, православного катехизиса в своей целостности ближе к целостности Корана, а не к Библии, хотя и опирается на цитирование Библии — но изключительно выборочное цитирование тех мест, что созвучны их душе, а весь нацизм иудеев на уровне сознания в православии отсутствует[108]. В этом секрет отсутствия в России устойчивой религиозной вражды мусульман и христиан, хотя догмат о «Троице» и «Боге Сыне» всегда будет разделять обе религии и два мировоззрения. По этой же причине православная христианская Россия смогла стать великим многонациональным царством к XVI веку.

Христианство на Русь пришло в период государственности, формируемой в условиях не рабовладельческого, а первобытнообщинного строя. Рабовладения до конца первого тысячелетия н.э. на Руси, в отличие от Европы, не было, а потому и феодализма, сложившегося к тому времени в Европе на обломках рабовладения Римской империи, на Руси быть не могло. Отсюда и многие трудности проникновения “христианства” в языческую Русь.

Исторически реальное христианство органически принималось в обществе рабовладельческом как новая идеология при переходе от рабовладения к феодализму. “Органичность” и “прогресс” проникновения христианства в рабовладельческие государства Греции и Рима определялся тем, что сначала оно становилось мировоззрением рабов и разорявшихся свободных граждан и только затем — “элиты”, понявшей (притом не сразу — были гонения на христиан во времена Нерона и других императоров, был Юлиан Отступник), что только с помощью христианства она может оставаться “элитой” на новой ступени развития общества.

Общественное сознание Руси не обеспечивало такой “органич­но­сти” внедрения христианства (масс рабов не было), отсюда «про­грес­соры» вынуждены были действовать наоборот: сначала — “элите” (Владимир-Креститель), затем — “толпе”. А когда “наоборот”, то крови проливается больше: татаро-монгольское (языческое) нашествие при весьма поощрительном отношении орды к православной церкви — работа «прогрессоров», но… чужими руками.

Если вспомнить летописное мифическое повествование о крещении Руси, то невольно обращаешь внимание на то, что посланная Владимиром-Крестителем в иные земли делегация выбрала наиболее понравившийся ей культовый ритуал, но сравнительным анализом священных писаний и производных от них догматов веры и социальных последствий серьёзно не занималась. К выбору новой для общества РЕЛИГИИ подходили как к выбору развлечения типа дискотеки или ресторана, поскольку ислам, настаивающий на трезвости, был отвергнут Владимиром под предлогом: «Веселие Руси есть питие…». Лишение правящей “элиты” одной из составляющих традиционного меню антиинтеллектуальных развлечений было признано неприемлемым.

Летопись же тем самым зафиксировала внедрённую программу тысячелетнего алкогольного геноцида. То есть религию и вероучение выбирала не посланная Владимиром делегация. Делегация выбирала всего лишь красивый ритуал, сопровождающий программу-вероучение, определяющую логику социального поведения, предписанную Руси наднациональными межрегиональными социальными знахарями. Каждый работает в меру своего понимания на себя, а в меру непонимания — на понимающего больше. Работает довольно долго: более 1000 лет.

За 1000 лет, похоже, в сознании «прогрессоров» ничего не изменилось, и потому наша лево- и праворадикальная “элита”, желая перехватить управление у народа, вся ринулась в христианство.

Нелишне напомнить, что после того, как Лжедмитрий II, выдававший себя за Лжедмитрия I, повесился (или был повешен за ненадобностью?), в его вещах нашли иудейскую Тору. И оба Лжедмитрия не были самостоятельными фигурами. Правдой хозяевам Лжедмитриев было Россию не одолеть.

Церковная реформа Никона 1653 г. явилась глупостью, при взгляде на неё из России, поскольку понизила эффективность системы безструктурного управления, уже сложившейся к этому времени. Точно так же и Петровские реформы — результат конгломератного межрегионального мышления Немецкой слободы, в которой только кто не обретался, а не разкрытие путей развития собственного потенциала народа. Главное “достижение” Петра I состоит в том, что культура правящего класса России перестала вырастать из культуры её народов, а стала импортироваться извне. Народ ответил на этот разкол общества явлением Пушкина, что понимает даже Н.А.Бердяев. Всё вкупе уменьшило глубину идентичности субъективного вектора целей правящей верхушки по отношению к объективному и потенциальному векторам целей системы в целом. Со смертью Александра III это привело к замыканию государственности безструктурным способом на надиудейский предиктор Евро-Американского межрегионального кон­гло­мерата, что проявилось в изменении внешней политики, приведшей к русско-японской и первой мировой войнам. Последняя — при самостоятельной политике России — вообще не состоялась бы, поскольку её главной целью было: начать процесс замены нарождающегося государственно-монополистического капитализма под контролем национальной буржуазии, капитализмом под контролем транснациональной еврейской буржуазии как в России, так и в Германии, получившей тенденцию к блоковой организации управления в результате политики Бисмарка.

Капитализм в любой стране может существовать под контролем либо национальной внутренней буржуазии, либо под контролем интернационала Ротшильдов-Хаммеров. Однако этот простенький факт не мог вместиться в сознание лидеров I, II, III Интернационалов, что в терминах КВН названо: серп и молот под компасом корабля революции. В результате буржуазный интернационал Ротшильдов-Хаммеров управляетпролетарским интернационалом” в обход контроля сознания честных лидеров мирового коммунистического движения и их искренней простонародной массовки.

Замена национального капитализма в России сионокапитализмом на межрегиональный манер — процесс, длящийся уже несколько поколений. Но его верноподданно по отношению к хозяевам жидомасонства не желают видеть советские историки[109]. Все частные высокочастотные социальные процессы протекают в этом, объемлющем по отношению к ним, низкочастотном; поэтому ВЕРНОПОДДАННО не желая видеть этот объемлющий процесс смены капитализмов, советская историческая “наука” вынуждена регулярно переписывать историю заново, чем сейчас и занята, в частности, бригада генерал-межре­ги­о­нала Д.Волкогонова и Роя Медведева. При этом одни белые пятна и темные места просто сменяются другими[110].

Установление Советской Власти в России — искусственный процесс, вызванный к жизни стремлением надиудейского глобального предиктора разрушить государственность России региональной цивилизации и интегрировать её обломки в конгломерат для дальнейшей её дегенерации до общего в конгломерате уровня. Эталонный образец дегенерации — США.

Когда по рождению здоровый американский режиссер, получивший не самое плохое “образование”, снимает фильм о художнике-дауна­тике, слабоумном от рождения, и в конце концов признается, что перед съёмками он думал, что знает жизнь лучше, чем Джон-даунатик, а теперь он должен признать, что Джон стал для него учителем, — это означает, что при таком прогрессе культуры завтра учителем этого толпо-“элитарного” общества может стать и обезьяна: высокий технологический уровень “цивилизации” — не помеха этому. (Сюжет о Джоне художнике-даунатике был показан 02.09.1990 в программе ЦТ “Киносерпантин”). Это означает одно: межрегиональный центр хорошо успел оболванить «среднего американца».

Причины, вызвавшие “Советизацию” России, состоят в следующем: самодержавная монархия, венчающая систему управления блоком, неудобна для устойчивого управления им извне. Самовластный монарх занят концептуальной деятельностью и в отношении блока несёт полную функцию управления. Но концептуальная деятельность монарха ограничена господствующей в блоке идеологией (вероучением и религией) и способностью монарха следовать целесообразности вопреки стереотипам идеологии. Хотя “неограниченная” монархия не обеспечивает устойчивости концептуальной деятельности достаточного для концептуальной независимости блока уровня качества, но даже эта концептуальная деятельность имеет тенденцию эффективно разширять сферу, подконтрольную блоку, в расчёте на большой интервал времени. Это делает невозможным экспансию межрегионального конгломерата в регионы блока.

Несмотря на техническую отсталость и технологическую зависимость от Запада, темпы экономического и культурного развития России в период царствований Александра II, Александра III и Николая II относительно темпов Евро-Американского конгломерата были настолько высоки[111], что развитие её государственности без успешных внедрённых извне революционных потрясений к началу второй половины XX века превратило бы Россию в единственную сверхдержаву[112], в зависимости от которой оказался бы и весь межрегиональный конгломерат со своим сионо-интернацизмом.

Революция была проявлением изчерпания запаса устойчивости по глубине идентичности векторов целей вследствие безструктурной замкнутости послепетровской “элиты” на надиудейский глобальный предиктор через библейскую культуру и масонствование, а не каким-то “объективным” явлением, как полагают марксистские публицисты, невежественные в приложениях теории управления к обыденности жизни.

Однако, несмотря на революцию, гражданскую войну, разруху, ошибки и преступления в ходе социалистического строительства, потерю 1/3 национального достояния в ходе Великой Отечественной войны и колоссальные людские потери, их сопровождавшие, к 1953 г. СССР стал сверхдержавой № 2 и добился своей научно-технической независимости от Запада, проявившейся в том, что мы первыми вышли в космос.

Можно было ожидать, что после-Сталинское руководство изправит добросовестные заблуждения “сталинизма” и возстановит попранную троцкистами в его времена справедливость, в результате чего темпы экономического и культурного развития СССР возрастут ещё более, вследствие чего к концу XX века человечество поставит глобальный толпо-“элитаризм” в состояние невозможности. Однако, этого не произошло, и к концу XX века руководство страны при попытке выйти из “застоя” впало в кризис управления, из которого и по сей день не знает, как выбраться[113]. Поэтому встаёт вопрос об управлении СССР после 1917 г.

Анализ произведений В.И.Ленина говорит, что он слепо доверялся в теории К.Марксу и Ф.Энгельсу, развивая отдельные её части по мере практической необходимости. В практической деятельности В. И. Ленин реагировал на свершившиеся события; прогноза развития процесса социальных изменений не вел, но его действия в целом были направлены на построение общества социальной справедливости. В силу несостоятельности политэкономии марксизма многие послереволюционные трудности были вызваны теоретической безграмотностью советского руководства в области теории управления народным хозяйством и отсутствием у них практических навыков.

Л.Д.Бронштейн с 1905 г. всего лишь возглашал “пророчество” о перманентной революции, полученное им через Гельфанда-Парвуса невесть откуда, поскольку за сорок лет без малого оно не стало лучше. Коррекции этого прогноза в соответствии с обстановкой он тоже не вел, т.е. неограниченной концептуальной деятельностью не занимался. Позиции бронштейнианства (троц­киз­ма) после VI съезда РСДРП[114] (9 — 16 августа 1917 г. по григо­риан­скому календарю) были сильны, благодаря 3 факторам:

·  во-первых, относительной многочисленности бронштейнианцев, имевших концепцию революции, пропагандировавшуюся более 10 лет;

·  во-вторых, отсутствию прогностически состоятельной альтернативной концепции дальнейшей деятельности у большевиков-ленинцев;

·  в-третьих, интеллектуальному иждивенчеству, господствовавшему в РСДРП с момента её создания, и её толпо-“элитар­ному” мышлению. От остальной российской толпы партия отличалась только своей политической активностью, в то время, как остальная толпа нуждалась в искусственном возбуждении для того, чтобы она поддержала ту или иную партию[115].

“Вожди” ведут; массы слушают и идут. При этом “вожди”, по причине отсутствия культуры мышления и завышенных самооценок, нещадно бранятся между собой по вопросу, куда и кому вести массы дальше.

При перечисленных условиях после 1917 г. бронштейнианцами в жизнь начала воплощаться теория перманентной революции; большевики-ленинцы изправляли вред этой политики, реагируя на свершившиеся обстоятельства с определённым запаздыванием в силу своего концептуального безвластия. Социальные преобразования по схеме Л.Д.Бронштейна продолжались до завершения коллективизации и начала индустриализации. Поскольку всё это произходило в условиях действия «закона об антисемитизме 1918 г». при подавляющем преобладании на руководящих должностях в высших эшелонах государственного управления и органов ВЧК-ГПУ-НКВД евреев и находящихся с ними в родстве подкаблучников (таких как Н.Ежов), то остаётся только сделать вывод, что в 1917 г. структурное управление в России было захвачено через его системную периферию надиудейским предиктором, и в стране у власти открыто стоял нацизм — еврейский. Единственное оправдание большинству евреев и гоев, принявших участие в этом государственном погроме после 1917 г., в том, что они этого не понимали и искренне стремились к построению общества социальной справедливости. Но было и целенаправленное вредительство народам СССР. Сионо-интер-нацизм не мог не вызвать ответной целенаправленной и безпощадной реакции, получившей огульное название “репрессии сталинизма”, в которых сокрылись преступления сионо-интернацизма, вызвавшие репрессии.

И.В.Сталин — единственный из “вождей” партии, о котором можно сказать, что его образование позволяло ему развернуть собственную концептуальную деятельность. Учеба в семинарии гарантировала знание содержания Библии. Марксизм он осваивал в молодые годы, по всей видимости, переводя для себя с русского на родной грузинский. Это неизбежно вело к тому, что марксизм он возпринимал не формально-лексически, а содержательно и глубоко, поскольку перевод — это синонимические преобразования на уровне сознания лексических форм одного языка в лексические формы другого, при посредничестве образного мышления. Учеба по иноязычным книгам в этом смысле полезнее и надёжнее: осваивается язык и лучше осваивается содержание предмета. При всех недостатках философии марксизма — это МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ по содержанию философия[116], а не формально-догматическая, цитатная, какой её сделали за послереволюционные годы примазавшиеся не к марксистскому, а к большевистскому движению. То есть Сталин имел всё необходимое, чтобы понять, что такое Библия, и что марксизм — светское выражение той же библейской доктрины, предназначенное для эпохи веры толпы в науку. Поэтому в 1917 г. он знал, что евреи не нация, но промолчал о том, кто они; а анализируя национальный состав Лондонского съезда партии, позволил себе в посвящённой ему статье привести шутку одного из делегатов:

«Поскольку большинство меньшевиков — евреи, то не мешало бы нам, большевикам, устроить в партии погром».[117]

Как политическая фигура союзного и мирового масштаба Сталин был создан масонством, о чём он сам в прозрачных иносказаниях пишет в 8 томе сочинений в письме к рабочим тифлисских железнодорожных мастерских (ложа — мастерская; ученики, подмастерья, мастера — степени посвящения и т.п.). Культ его личности лепился по всему Евро-Американскому конгломерату, а не только в СССР, и стоил не только копеечку, но и не один доллар и фунт стерлингов.

И.В.Сталин занимался концептуальной деятельностью: т.е. там, где он понимал больше, чем глобальный надиудейский предиктор, — там он вписывал его политику в свою; там, где глобальный предиктор понимал больше, то он изпользовал И. В. Сталина в качестве орудия, управляя им в обход контроля его сознания. В результате при Сталине в России было концептуальное двоевластие выражавшееся в концептуально неопределённом управлении на основе толкования официальной марксистской идеологии, общей в те годы обеим концепциям.

Революции 1917 г. устранили государственно узаконенную толпо-“элитарность”, но сохранилась традиционная толпо-“элитарность” общественных отношений, прежде всего в сфере формирования идеологии (первые три приоритета обобщённого оружия), обусловленная инерционностью психологии. В таких условиях, при угрожающем росте военно-экономического потенциала Германии, требование повышения быстродействия системы управления в СССР могло быть реализовано только как устранение потерь времени на выработку решения в партийных и государственных говорильнях. В итоге “демократические” структуры стали безвластными, но не безполезными органами. Они стали школами, из которых черпались необходимые кадры управленцев для директивно-адресной диктаторской полновластной системы управления, которая доказала свою эффективность и в предвоенные годы, и в войну, и в годы возстановления народного хозяйства.

Кроме того, они служили в качестве средства оценки меры понимания народа благодаря тому, что отражали весь социальный состав населения страны: классы, возрастные группы, нации и т.д. Оценка меры понимания не требует публичной изповеди: достаточно кулуарных разговоров, которые — главное в любом “симпозиуме” для его подлинных устроителей, хотя участники могут иметь и иное мнение. При этом лучше сохраняется необходимая для управления “непо­роч­ность” «плюрализма мнений».

«Закон об антисемитизме 1918 г». в условиях толпо-“элита­риз­ма” при засилии евреев и их родственников в высших эшелонах власти, масонствовании многих, сделал невозможными исторический анализ и критику сионо-интернацизма, не говоря уже об объяснении всего реального общего хода процессов в стране и в мире. В таких условиях целесообразные действия не могли носить характера долгих увещаний и вразумлений: их бы не поняло большинство ТОЛП, а “понятливое” меньшинство — периферия надиудейского предиктора в СССР — просто свернула бы голову объясняющему. Поэтому целесообразные действия могли быть проведены только решительно и быстро под любым внешним предлогом, никак не связанным с их действительными целями, и только в обход контроля сознания всех толп: верноподданных, нейтральных и оппозиционных. Это, конечно, не могло не вызвать жертв среди непричастных: во-первых, толпа, особенно “элитар­ная”, любит писать доносы друг на друга из чисто шкурных соображений, иначе бы она не была “элитой”[118]; во-вторых, часть из непонимающих, что произходит, проявила “гражданское мужество” и не могла молчать, когда им следовало молчать и не соваться в те дела, о которых они не имели ни малейшего содержательного представления; в-третьих, в органах госбезопасности были тоже вредители и сверх меры усердные идиоты, которых подбирали те же вредители. От этого никуда не деться: общество-то было толпо-“элитарное”. Это издержки — тяжёлые и кровавые, но сионо-интернацизм, открыто стоящий у власти — явление ещё более кровавое и безпощадное, а главное — безпросветное в исторической перспективе.

Стремился ли Сталин маниакально к неограниченной диктаторской власти для себя, как думает нынешняя “элита” по зависти, или он был дальновидным строителем социализма, — но он должен был избавиться от сионо-интернацизма, сковывавшего его действия, в любом из этих случаев. Имел глобальный предиктор целью уничтожить “ста­рую гвардию” партии как ненужных свидетелей или просто позволил их уничтожить как отработанную ступень ракетоносителя, но они были обречены, поскольку оставались толпой, шедшей за “вождями” и ошибавшейся в выборе единственного вождя. Партия в целом не обладала культурой адекватного мировозприятия и мышления в силу толпо-“элитарной” организации и не могла быстро изменять свои ошибочные мнения сообразно обстановке. По этой причине социализм был для большинства вероучением, а не наукой. В толпе самый быстрый способ избавиться от носителей ненужных убеждений — отрезать головы вместе с этими убеждениями. Объяснить что-либо и убедить бездумную толпу фанатиков невозможно даже её вождям: толпа фанатиков живёт раз и навсегда освоенными стереотипами, по причине умственной лени и методологической нищеты, и готова разтоптать вождей-“отступников” в любой момент. Л.Д.Брон­штейн — Троцкий, Г.Е.Ап­фельбаум — Зиновьев, Л.Б.Розенфельд — Каменев, Н.И.Бухарин погибли именно как вожди-отступники, ибо сами были “элитарными” представителями толпы. При ненадобности для дальнейшей политики социального слоя, действующего на основании стереотипов, признанных вредными, и неспособного от них отстраниться, в толпо-“элитарных” обществах из-за нехватки времени часто прибегают к кровопусканию: иначе целесообразные действия опоздают к сроку. Хотя концептуальная власть и не связана временем, но в пределах власти всякой концепции всё должно делаться концептуально своевременно.

Остаётся только вопрос: был ли И.В.Сталин сторонником или противником толпо-“элитаризма”? В 1926 г. в письме к рабочим тифлисских железнодорожных мастерских он свои заслуги в революции оценивает как «пустяки», а возхваления в его адрес — как «абсо­лют­но ненужные преувеличения». Поэтому партия, будь её руководство умом, честью и совестью той эпохи, могла бы последовать руководящим указаниям вождя и, относясь к культу как к абсолютно ненужному преувеличению, заняться возпитанием в себе культуры адекватного мировозприятия и мышления, чтобы потом плоды своего интеллектуального иждивенчества не взваливать напраслиной на плечи “вождя”, обвиняя его в созданном ими самими же культе.

В 1952 г. в работе “Экономические проблемы социализма в СССР”, вышедшей за полгода до смерти И.В.Сталина, он писал, что для действительного социализма производительность труда должна вырасти настолько, чтобы рабочий день можно было сократить до 5 — 6 часов и свободное время люди могли бы изпользовать на получение разностороннего образования. Разностороннее образование необходимо, поскольку только оно одно может разорвать цепи, которыми человек прикован всю жизнь к своей профессии в сложившемся объединении труда. Это самые содержательные слова о демократии и социализме, сказанные в СССР, за всё время, его руководством. Если бы И.В.Сталин был сторонником толпо-“элитаризма”, то вместо этих простых, ясных и содержательно правильных слов он бы наговорил уйму пустословия, подобного современному, об “общечеловеческих” “ценно­с­тях”, не вдаваясь в содержание этих понятий и конкретных жизненных явлений, им соответствующих, либо не соответствующих.

Кроме того, анализ исторического процесса показывает, что только та страна, на которую опирался надиудейский предиктор, имела право на монопольное неограниченное развитие флота. А без флота нет сбалансированных вооружённых сил. В настоящее время полноценный флот имеют только США. Поражение в первой мировой войне и утрата самодержавия привели Германию к потере флота; новый флот появился только, когда подконтрольный Сиону масон Гитлер приручил Германию[119]. И.В.Сталин всегда уделял особое внимание развитию флота и экономики для его создания. К 1953 г. в СССР была разработана кораблестроительная программа, предусматривавшая строительство 9 линкоров, 15 авианосцев, около 100 крейсеров, соответствующее количество эсминцев и до 1000 подводных лодок. Эта программа лишала мировой сионо-интернацизм возможностей военно-морского диктата как в отношении СССР, так и в отношении дружественных нам стран. Она была свернута после уничтожения И.В.Сталина, а её разработчики во главе с Н.Г.Кузнецовым изгнаны в скором времени с их постов под всякими вздорными предлогами. Со свойственной либералам подлостью выгнали из армии и Г.К.Жукова[120]. С этих двух отставок начались “внеуставные отношения”.

Опыт мирового авиастроения говорит о невозможности создания многоцелевого самолета, одинаково эффективного по всем целевым функциям. Срок службы авианосца 40 — 50 лет, за которые сменится 3 — 4 поколения самолетов. Это выдвигает требование: авианосец не должен быть подчинён особенностям нынешнего поколения его авиационного вооружения, поскольку является системой, охватывающей во времени несколько разнородных систем авиационного вооружения. Второе требование вытекает из того, что авианосец предназначен не для демонстрации возможностей единичного самолета, а для массированного применения авиационных групп весьма разнородного состава. Авиагруппы готовятся к вылету на полётной палубе, площадь которой недостаточна по меркам береговой авиации. Поэтому второе требование, согласующееся с первым, предполагает: авианосец должен обеспечивать прежде всего катапультный взлет самолетов и их посадку на аэрофинишёры. Трамплин, съедающий от 50 до 70 м длины полётной палубы, — помеха групповому изпользованию авиации и средство подчинения авианосца частным особенностям его авиационного вооружения, сковывающее пути развития корабельной авиации особенностями архитектуры ранее построенных кораблей на срок до 40 — 50 лет. В составе соединения авианосец должен быть избавлен от каких-либо иных функций, кроме обеспечения действий корабельной авиации[121].

Массовое применение авиации для сдерживания противника требует обеспечения стандарта безопасности полётов не ниже, чем у потенциального противника. Отсюда вытекает третье требование: водоизмещение и габариты авианосца должны быть не меньше, чем у кораблей потенциального противника.

Главный для СССР вывод из этого: концепция строительства тяжёлых авианесущих крейсеров с узкоспециализированным авиационным вооружением и тяжёлым ракетным оружием вздорна. И всё это было известно ещё до начала проектирования “Киева”.

Всем ясно, что сухопутные войска, лишённые авиации, годятся только для изполнения полицейских функций. Авиация дальнего действия — не альтернатива тактической: ТУ-95 не может решать те задачи, что может решать МИГ-25. Авианосец является ЕДИНСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ вынести тактическую авиацию в море вплоть до обеспечения её действий над территорией противника. Причём, как показало сопоставление результатов действий палубной авиации и береговой стратегической авиации против Японии во второй мировой войне, палубная авиация оказалась эффективнее стратегической береговой. Однако те же люди, которые согласны, что сухопутные войска без авиации не боеспособны, полагают, что ВМФ без полноценных авианосцев годен для чего-то ещё, кроме парадов. И вопрос об авианосцах разсматривается не только вне концепции взаимной поддержки видами ВС СССР друг друга, но даже вне концепции развития ВМФ, будто авианосец — дорогая игрушка, которую хочет иметь для своей услады “малыш” в погонах адмирала флота СССР.

Даже для защиты побережья авианосец дешевле и эффективнее, чем сеть береговых аэродромов и соответствующая инфраструктура. США вылетели бы в трубу, попытайся они 40 лет назад заменить авианосцы — ядро надводного флота — береговой авиацией такой же мощи. Судя по выступлениям академика Г.А.Арбатова, в Институте США и Канады господствует американская точка зрения на желательные тенденции в развитии ВС СССР и ВМФ, в частности. Это — минимум безструктурное замыкание этого института на Пентагон.

Подводные лодки СССР в настоящее время и ближайшей перспективе отстают в акустической (главный вид) скрытности от подводных лодок США на 30 — 40 дБ. С этим уровнем шума они перестают быть оружием, поскольку в современных условиях гарантией мирного развития и отсутствия внешнего диктата является, в частности, создание подводными лодками достаточно высокой неопределённости у противника о своём местопребывании и числе лодок, находящихся в море.

По этой причине проводящиеся ныне в СССР сокращения МБР наземного базирования на мобильных установках отражают интересы США, поскольку не сопровождаются ответным сокращением системы МБР морского базирования “Трайдент” и авианосного флота США. Делается это после Рейкьявика по “собственному” непониманию реального соотношения в качестве, структурах и потенциалах сторон или под диктатом блефующего Пентагона — вопрос второстепенный.

То есть все, что было сделано до 1953 г. для изключения военного диктата в отношении СССР, последующее руководство страны обратило в ничто.

Посмотрим на экономику и обратимся к таблице.

Таблица построена по данным различных ежегодников ЦСУ (Гос­ком­стата) в 1985 г. В ней был дан прогноз роста инфляции. Прогноз практически полностью подтвердился.

В условиях господства государственной собственности на средства производства и произведённую продукцию, хорошей оценкой инфляции является отношение денежных сбережений граждан к объёму годового оборота розничной торговли и сферы услуг. Из таблицы видно, что оценка инфляции[122] каждое десятилетие практически строго удваивалась. Смена официального высшего руководства и объявление многочисленных реформ и кампаний этот процесс не затрагивала. Если судить по этому процессу, то остаётся сделать вывод, что и высшая власть в стране не менялась.

Высшая власть — концептуальная!

Если заглянуть внутрь этого процесса, то видно, что во времена “сталинизма” величина оценки инфляции — в пределах точности экономической статистики и расчётов на её основе. Однако по сравнению с периодами “оттепели”, “застоя” и “перестройки” известно, что цены ежегодно снижались, уровень жизни устойчиво рос, росли фонды общественного потребления. Отсюда, широкие массы населения были уверены в завтрашнем дне.

В последующие “либеральные” и менее либеральные времена цены снижать перестали, потом они начали расти, а о фондах общественного потребления вообще забыли. Неуверенность в благополучии дел завтра растёт. Необеспеченные товарами деньги — внутренний долг — он скопился у финансовой “элиты” теневиков: менее, чем у 3 % населения страны — более 90 % сумм[123]. А экономические и прочие реформы в ходе перестройки — все как одна ведут к росту контрастности толпо-“элитарного” разделения общества в СССР.

За времена после “сталинизма”, либеральное руководство водкой (оружие геноцида — 5-й приоритет) истребило и изкалечило больше людей, чем погибло и изкалечено в лагерях после 1933 г., во времена активного сопротивления сталинизма сионо-интернацизму. От производственного травматизма ежегодно гибнет и страдает больше людей, чем пострадало и погибло за 10 лет войны в Афганистане. При этом межрегионалы и их пресса особенно “обеспокоены” гибелью людей в мирное время в Вооружённых Силах, хотя случаи травматизма и гибели людей в армии статистически реже, чем в народном хозяйстве или в быту от пьянства[124].

Из приведённого сопоставления развития процессов в разных сферах общественной деятельности на протяжении последних 70 лет можно сделать только один вывод.

И.В.Сталин и поддерживающая его группа смогли разрушить структурную замкнутость государственности СССР на глобальный надиудейский предиктор Евро-Американского конгломерата, опирающийся в своей толпо-“элитарной” экспансии на сионо-интер­на­цизм.

Они породили состояние концептуального двоевластия в стране и успешно противостояли толпо-“элитаризму” на всех приоритетах обобщённого оружия: с первого — по шестой.

Управляя страной директивно-адресно по схеме предиктор-корректор (плановая экономика, ограниченная структурным способ управления, хотя структурный должен сочетаться с безструктурным), они обеспечили научно-техническую независимость СССР от Евро-Американского конгломерата и создали все предпосылки для необратимого разрушения толпо-“элитарной” организации общества в СССР[125].

Это означает, что И.В.Сталин и какая-то часть поддерживавшей его группы, вышедшей из народа, в своём мировоззрении поднялись над широкими народными массами и “элитой” и обрели качество жРЕЧЕества, ведущего жизнеРЕЧение.

Демократия, которую в отношении межрегионалов проводил И.В.Сталин, по своему характеру ничем не отличалась от той, что в синайском “турпоходе”, как о том сообщает Библия, проводил другой жрец — Моисей. Если бы межрегиональная “элита” обладала целостным мировоззрением, то она не смогла бы ругать Сталина, склонясь перед Моисеем. Сам Моисей, оценив историческую обстановку, вряд ли бы стал ругать И.В.Сталина.

Критика “сталинизма” всегда и везде велась и ведётся с позиций “элитарной” межрегиональной системы стереотипов разпознавания явлений. “Элитарная” система одинаково далека от системы методологических стереотипов жречества и народных масс. Жреческая система методологических стереотипов в своей основе имеет народную систему методологических стереотипов образного мышления и отличается от неё большей детальностью в сочетании с развитием абстрактно-логической лексической части МЕТОДОЛОГИИ, отсутствием догматизации фактологии (т. е. идеологии, если речь идёт об обществе).

Политика И.В.Сталина и поддерживавшей его группы была направлена на необратимое уничтожение толпо-“элитарной” организации общества, что соответствует высшему приоритету в объективном и потенциальном векторах целей народных масс. Поэтому “элитар­ная” критика сталинизма может народом признаваться правдой по частностям, но как целостность она будет оцениваться как ложь. “Элитарная” политика перестройки, ведущая к возрождению государственно узаконенного толпо-“элитаризма”, может иметь краткосрочную поддержку народа по частностям, но как целостность будет отвергаться по мере её продолжения[126].

Революции 1917 г. устранили государственно узаконенный толпо-“элитаризм” и открыли юридически равный доступ к высшему образованию представителям всех социальных групп. Философия марксизма — МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ по своей сущности. В системе высшего образования знакомства с нею было не избежать. Вероятно, что не все возпринимали её как догму. Это означает, что с 1917 г. в стране существует статистическая предопределённость возникновения в блоке внутреннего предиктора, чьей кадровой базой является всё общество, обеспечивающего более высокий запас устойчивости концептуальной власти в интересах народа при смене поколений, чем это обеспечивала “неогра­ни­ченная” монархия до 1917 г. Но этот вывод не вписывается в систему методологических и фактологических стереотипов межрегиональных толп и межрегионального центра управления.

Политика И.В.Сталина способствовала возрождению устойчивого внутреннего предиктора в блоке Россия (СССР). По этой причине И.В.Сталин и поддерживавшие его коммунисты-руково­ди­тели ОПРАВДАНЫ. Все их ошибки и личные слабости — мелочи на фоне возрождения внутреннего жречества в блоке. Народ поймет правду Сталина — это вопрос времени.

Критики И.В.Сталина спекулируют на всеобщем (в том числе и своём собственном) непонимании фазовых сдвигов в социальных процессах, между процессом формирования идеологии и процессом плодоношения идеологии. Причинно-следственные связи между ними ещё более усложняются в условиях концептуального многовластия при наполнении определённым смыслом одной и той же идеологической формы, общей двум взаимно изключающим концепциям (в данном случае общим был марксизм). «Во времена Сталина» равное «Сталин виноват» — содержательно неверно.

Культ можно сделать только тому, кто выше культа по своему мировоззрению. Тот, кто ниже, разрушит культ своими же действиями, не понимая ни культа, ни своих дел. По этой причине Толпарю культ сделать невозможно. Кроме этого стоит помнить, что история не сохранила ни одного анекдота, в котором И.В.Сталин выглядел бы слабоумным, чего нельзя сказать ни о его предшественниках, ни о всех бывших после него руководителях СССР и России в частности.

У жречества, не освободившегося от знахарских амбиций, может быть разное отношение к толпо-“элитаризму”. Но при любом отношении к толпо-“элитаризму” все толпы и обратившиеся в толпу люди в глазах жречества равны, вне зависимости от их информированности (образо­вания). “Гуманность” обращения жречества, как и знахарства, с непокорными толпами определяется временем, в течение которого жречество может терпеть приверженность толпы чуждой жречеству концепции.

Вообще понятие гуманизм неприменимо к человеку, не желающему думать самостоятельно и совершенствоваться на этой основе, поскольку интеллект человека — фактор эволюции биосферы. Бездумный толпарь, в руках которого может в толпо-“элитарном” обществе оказаться какая-то власть, способен стереть с лица планеты не только человечество: при таких условиях нет места “гуманизму” — есть место только непреклонной и последовательной ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ устранения из жизни толпо-“элитаризма”. Да и из законов для жречества авторитетны только законы бытия всего сущего, а не законы, продиктованные им же или знахарством для управления “элитой” и “толпой”. Сказанное даёт основание утверждать:

В 1953 г. в СССР произошёл вторичный государственный переворот, возстановивший концептуальное полновластие надиудейского предиктора, осуществляющего экспансию толпо-“элитаризма”.

С 1953 по 1982 гг. шло разрушение безструктурным способом всех завоеваний реальной справедливости социализма с массированным изпользованием против народов СССР обобщённого оружия 1 — 5 приоритетов. В это же время в широких массах трудящихся нарастало стремление к изживанию государственно неузаконенного бытового и мафиозного толпо-“элитаризма”. Концепции, заложенные в перестройку, ведут к возстановлению государственно узаконенного толпо-“элитаризма”. Перестройка поначалу была поддержана народом, затем поддержка сменилась непониманием, нарастают тенденции к отрицанию курса, проводимого в жизнь руководством. Страна входит в новый этап потери управления по глубине идентичности субъективных векторов целей “элитарного” руководства и объективных векторов целей блока России[127].

Если разсматривать процесс с точки зрения интересов народов СССР, то структурный способ управления во времена “стали­низ­ма” себя вполне оправдал. Экономическое развитие шло бы ещё успешнее, если бы тогдашнее руководство овладело и безструктурными способами управления, которые обыденное мышление, не понимая законов управления обществом, по-прежнему возпринимает как “демократию”. И народ, и “элита” хотят “демократии”, но каждый видит в ней своё.

В историческом развитии структурный способ управления поглощает безструктурный и они сливаются при переходе к управлению на гибких и виртуальных структурах. Структурный способ позволяет, хотя бы и плохо, управлять теми видами деятельности, которые ещё не созрели для него: дозреют в структурах. По этой причине опора изключительно на структурное управление — “забегание вперед”, нежелательное, но менее опасное с точки зрения перспектив развития, чем “забегание назад”, т. е. отказ от структурного управления. Разрушение системы структурного упра­в­ления народным хозяйством после того, как оно уже переросло уровень развития, при котором может “само­управляться” рыночным, финансово-“демократическим”, безструктурным способом, и есть “забегание назад”, т.е. невежество и лень управленцев: одних — в практических приложениях теории управления; паразитизм и организованное вредительство других. На общем фоне мероприятий перестройки это — частный факт, отражающий отсутствие концептуальной самостоятельности у высшего руководства СССР.

Тогда встаёт вопрос о концептуальной подчинённости СССР. С точки зрения теории управления, внешнее соответствие обстановки в СССР Директиве СНБ США № 20/1 от 18.08.1948 г., названной “Цели США в отношении России”, не может быть ничем иным, кроме как выражением концептуальной подчинённости высшего руководства государства и замкнутости государственности СССР на СНБ и ЦРУ США структурным способом через масонство и мафии, и безструктурным способом — через однобокий “культурный обмен” с Западом (порождающий агентов влияния, таких как «архитектор перестройки» А.Н.Яковлев, генерал КГБ Калугин, редактор “Огонька” в пору гласности В.Коротич и др. — это пояснение добавлено в 1998 г.).

Из сказанного выше у некоторых может возникнуть впечатление, что экспансия Евро-Американского конгломерата мощна, необратима и безпощадна, поэтому “для сохранения народа” правящая “элита” “вынуждена” подчинить потенциал СССР интересам межрегионального центра управления конгломератом.

В том, что “ума” у нашей “элиты” на это хватит, сомнений нет[128]. Сомнения в другом: хватит ли “здоровья” у конгломерата на такой эксперимент?


VI. ЕВРО-АМЕРИКАНСКИЙ КОНГЛОМЕРАТ И БЛОКИ В ГЛОБАЛЬНОМ ИСТОРИЧЕСКОМ  ПРОЦЕССЕ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

Не в совокупности ищи единства,  но более — в единообразии разделения.

К. Прутков.

До середины ХХ в. в отношении стран Африки и Азии, особенно восточной, не принадлежащих к библейской цивилизации Евро-Американского конгломерата, часто изпользовали эпитет “отсталые”. Эта “отсталость” выражалась прежде всего в том, что технико-технологическая сторона их цивилизаций не опережала в своём развитии, в отличие от Евро-Американской, их нравственно-этического развития и ему соответствующей организации жизни общества. По этой причине все наиболее опасные для человечества проблемы современности порождены нравственно отсталой, но технически передовой Евро-Американской цивилизацией. Ускорителем развития технократии в этой цивилизации всегда был иудейский ссудный процент, с одной стороны освящённый авторитетом “бога” в Ветхом Завете, а с другой — проклятый в Коране. Благодаря ссудному проценту, в частном кредите с бешеными учётными ставками развитие технократии шло в ущерб социальной организации общества, душе человека и среде обитания. Всё это с учётом последствий от многовековой гонки вооружений и вылилось в совокупности в кризис Евро-Американской культуры.

Колониальное иго над Африкой, благодаря расистскому презрению европейцев к коренному населению, не затронуло основ мировоззрения, древних верований народов и племен Африки. “Европеизация” коснулась (причём довольно поздно) только местной “элиты” уже в процессе кризиса классического колониализма. Это — поверхностная европеизация. Поверхностная европеизация “элиты” африканцев в сочетании с продолжающимся грабежом природных богатств континента Евро-Американским конгломератом, создаёт предпосылки к возстановлению блочной организации автономного управления в регионах Африки с перспективой формирования многорегиональных блоков. Библейская христианизация сверху “неполно­цен­ного” местного населения “цивили­зато­рами” не могла не вызвать двоеверия, при котором христианская обрядность всего лишь обволакивает параллельные с нею древние исконные верования. Это — общее в христианстве Африки и России. Однако африканское христианство моложе и разделение в двоеверии в нём сильнее. Всё это не позволяет считать процесс интеграции Африки в Евро-Американский конгломерат завершенным и необратимым, хотя с начала экспансии в Африку прошло уже не одно столетие. Главная причина этого — паразитический характер экспансии сионо-интернацизма Евро-Американской цивилизации. Европа века потратила на грабёж, а не на закрепление первоначальных военных успехов колонизации интеграцией культур.

Индия столкнулась с экспансией сионо-интернацизма в лице англичан и французов, когда находилась на более высоком уровне социального развития, чем большинство народов Африки. В итоге успехи экспансии носили ещё более поверхностный характер, чем в Африке: библейское мышление, свойственное для Евро-Американского конгломерата, не привилось. Индия обрела английский язык, но сохранила свою древнюю культуру.

Экспансия в Китай привела только к тому, что Китай проснулся от многовекового сна.

Япония, пользуясь своей удалённостью и островным положением, просто закрыла свои порты для иностранцев и длительное время была в самоизоляции, столкнувшись с иудо-христианской экспансией. После того, как 1855 г. ВМС США вынудили Японию выйти из изоляции, в ней произошла в 1867 — 68 гг. реставрация Майдзи. Одним из последствий реставрации Майдзи явилось установление религии Синто, древних языческих народных верований, в качестве главенствующей религии Японии. Буддизм, официально господствовавший в японском двоеверии, ему подчинился. Христианство[129] было объявлено чуждым японскому национальному духу совершенно правильно, ибо оно чуждо каждому национальному духу.

Это явилось основой концептуальной самостоятельности Японии. Спустя 120 лет, несмотря на ошибки во внешней и внутренней политике, вызванные заскоками правящей “элиты” в нацизм, концептуальная самостоятельность позволила Японии в апреле 1989 г. заявить, что она стала сверхдержавой № 1. Это заявление имеет под собой прочный фундамент, в основе которого лежит концептуальная самостоятельность, породившая научно-техническую независимость[130].

Из изложенного видно, что подавляющее большинство населения Земли и её природных ресурсов сосредоточено либо в регионах, хотя и контролируемых конгломератом, но имеющих тенденции к конфронтации с ним по причине неэквивалентного обмена в глобальном объединении труда, либо в регионах, в которых необратимая экспансия конгломерата оказалась безуспешной до очевидности. Часть этих регионов — арабский мир, исламский мир в целом, Индия, Китай, Япония — уже имеют автономную блочную организацию управления, либо же находятся на подходе к завершению формирования блочной организации управления в своих регионах[131].

Поэтому дальнейшее развитие глобального исторического процесса будет протекать в борьбе Евро-Американского конгломерата с региональными и многорегиональными блоками, более-менее автономно осуществляющими полную функцию управления, за концентрацию управления производительными силами человечества в глобальных масштабах с изпользованием обобщённого оружия 1 — 6 приоритетов. Ресурсный, в том числе и интеллектуальный потенциал блоков уже сейчас выше, чем конгломерата. Успех такого “сотрудничества” определится концепцией развития человечества в целом, которую будет проводить в жизнь межрегиональный центр управления конгломератом и блок, осознающий свою глобальную ответственность, из числа противостоящих конгломерату (или несколько блоков).

Все опять свелось к деятельности предиктора глобального уровня ответственности, способного стать глобальной концептуальной властью. Поэтому сначала займёмся анализом хода экспансии надиудейского глобального предиктора, несущего концептуальную власть в Евро-Американском конгломерате.

Надиудейский предиктор не успел завершить концентрацию управления производительными силами до того момента, как его экспансия вызвала в обществе и природе к жизни процессы, качественно изменившие условия, в которых она протекала на протяжении двух с лишним тысяч лет.

Самым важным изменением явилась смена эталонных процессов, на частотах которых основано понятие социального времени. Любое понятие времени всегда соотносится с частотой эталонного колебательного процесса. Поскольку основой жизни общества является производство, то эталонный процесс, определяющий социальное время, — процесс, который определяет в главном успех или неуспех производственной деятельности общества. Древние цивилизации, в валовом производстве которых первенствовал сельскохозяйственный продукт, в качестве эталонного процесса социального времени имели естественный циклический процесс смены времён года. С эталонным процессом социального времени связано и представление о характере развития процессов во времени. Библейское «всё возвращается на круги своя», основанное на годовых и многолетних энергетических ритмах космоса, непосредственно определяющих продуктивность сельскохозяйственного производства, отражает представление о круговой замкнутости процессов во времени древних сельскохозяйственных цивилизаций. Когда в жизни общества стало доминировать промышленное производство, непосредственно не подчинённое природным годовым циклам, появилось представление о поступательном характере развития общества. Оно стало господствовать и в обыденном сознании толпо-“элитарной” социальной организации, хотя философия к тому времени уже выдвинула тезис о спиральном характере процессов развития структур во времени. Поступательному характеру соответствует безконечно малая (стремящаяся к нулю) частота и безконечная величина периода в эталонном колебательном процессе, с которым связано понятие социального времени. Отсюда своего рода “безвременье” капитализма.

Но есть ещё один процесс в жизни общества, который тоже может быть основой эталонной частоты социального времени. Это процесс обновления фактологии практически изпользуемого обществом знания. В древности, в средние века эта ПРИКЛАДНАЯ ФАКТОЛОГИЯ не устаревала столетиями. Ещё в конце ХIХ века студент, вызубрив всё один раз, мог жить этими запасами всю свою трудовую жизнь. В настоящее время японцы полагают, что прикладная фактология, освоенная в вузе, обесценивается за 5 — 7 лет.

      *        *

В современности частота обновления ПРИКЛАДНОЙ ФАКТОЛОГИИ знания является частотой, определяющей эталонный процесс социального времени в глобальных масштабах.

               *
*

Косвенно это подтверждает следующий факт: со второй половины 1980‑х гг. стоимость средств обработки информации в годовом объёме мирового производства превышает стоимость оборудования сферы материального производства. Смена процессов, частоты которых являются эталонными для социального времени, произошла довольно быстро: менее, чем за столетие. И она подорвала основы управления в толпо-“элитарном” обществе. Знахарство (масонская верхушка) управляло процессом, поддерживая свою монополию на изпользование МЕТОДОЛОГИИ и ПРИКЛАДНОЙ ФАКТОЛОГИИ. “Элите” давалась изкажённая методология и фактология «в части, её касающейся», необходимая для изполнения социальных обязанностей. “Толпа” в философском, методологическом плане была предоставлена сама себе, времени свободного не имела и получала минимальный образовательный уровень, необходимый для обслуживания средств производства. Поскольку всему обществу прикладных фактологических знаний хватало на всю жизнь, то вопрос о методологии, разкрывающей новое знание, просто не вставал.

      *        *

Наше т е к у щ е е понимание методологии изложено во Введении[132].

               *
*

 

После установления эталона социального времени, основывающегося на частоте обновления прикладной фактологии знания, положение качественно изменилось. Фактология обесценилась, а отсутствие в общественном сознании методологии освоения новой прикладной фактологии вылилось в кризис потери качества управления, поскольку методологически безграмотный человек, не видя общего хода процессов в обществе и природе, принимал решения, разрывающие связи основ бытия общества в природе. Кризис управления имеет причиной слепоту большинства общества к ОБЩЕМУ ХОДУ ПРОЦЕССОВ в обществе и природе (т.е. методологическую нищету), а не лавинообразное нарастание объёма информации, с которой сталкивается каждый человек, решая свои ЧАСТНЫЕ “проблемы”, оторванные в его ущербном мировозприятии от ОБЩЕГО ХОДА ПРОЦЕССОВ. Поэтому попытка Евро-Американского конгломерата выйти из кризиса «информационного взрыва» за счёт компьютеризации и суперкомпьютеризации только усугубит его: суперкомпьютер, даже с искусственным интеллектом, способен быстрее, чем СОЗНАНИЕ человека, перемалывать колоссальные объёмы информации, относящиеся к отдельным частным вопросам и их конечным совокупностям, но вряд ли в ближайшие сто лет человек сможет создать агрегат для изследований общего хода процессов в Мироздании лучший, чем тот, что у него уже есть под черепным сводом. В толпо-“элитарном” обществе стратегическая компьютерная инициатива (США приняли и такую) обращается в безконечную программу протезирования собственного интеллекта при нежелании его изпользовать. Она может решить многие частные проблемы, но все, связанное с общим ходом процессов, ещё долго будет оставаться в ведении человеческого интеллекта.

Раскрытие содержания понятия социального времени, связанного с частотой обновления ПРИКЛАДНОЙ ФАКТОЛОГИИ, позволяет не только вскрыть причины современного глобального кризиса управления, но и создаёт в обществе реальные предпосылки для выхода из него. Столкнувшись с обесцениванием фактологии, человек под давлением складывающихся вокруг него обстоятельств неизбежно приходит к осознанию необходимости освоения им МЕТОДОЛОГИИ разкрытия прикладной фактологии нового знания непосредственно в процессе своей трудовой деятельности. Это эквивалентно разширению социальной базы жречества до границ всего общества. Остальное — дело времени.

Это объективное явление — изменение соотношения эталонных частот биологического времени (основанного на частоте обновления поколений людей) и социального времени (основанного на частоте обновления прикладных знаний и навыков). Частота обновления прикладных навыков и знаний стала со второй половины ХХ века выше, чем частота обновления поколений. Вследствие этого мир успевает изменить свой образ не один раз на протяжении жизни одного поколения. В таких условиях логика социального поведения (нравственность, мотивация поведения, этика) сложившиеся при начале экспансии библейской цивилизации ведёт не к тем результатам, что при прежнем соотношении эталонных частот социального и биологического времени, когда через неизменный мир проходили многие поколения.

Лавина разочарований вследствие этого будет нарастать и в ней самоуничтожатся многие, тупо приверженные прежней логике социального поведения. Те же, кто способен взять себя в руки и переосмыслить произходящее и свои разочарования, сформируют новую логику социального поведения, в которой найдёт своё выражение новая нравственность, этика, социальная организация.

Смена процессов, задающих эталонные частоты социального времени, эквивалентна концептуальной несостоятельности Библии и Талмуда, к которым все относятся спокойно, в отличие от производных от них и ставших скандальными “Протоколов сионских мудрецов”. Неважно, кто их автор; неважно, что в истории ХХ века во всех странах события развивались в соответствии с общей схемой, изложенной в протоколах. Важно то, что механизм сионо-интерна­цист­ской экспансии, в них описанный, скорее гарантирует в сложившихся условиях самоуничтожение человечества, чем завершение экспансии хозяев библейского проекта.

Тенденции к лавинообразному росту объёма информации в “эпоху НТР” и к разширению слоя людей, обладающих методологической культурой, (объективно разрушающей толпо-“элита­ризм”), ведёт в перспективе к войне концепций на уровне 1 — 3 приоритетов обобщённого оружия между надиудейским предиктором и сопротивляющимися его экспансии блоками.

Несостоятельность целеориентированной глобальной концепции надиудейского предиктора — потеря управления по первым позициям полной функции управления. Это — длительная и устойчивая во времени потеря управления. Если экологический кризис ещё можно, хотя бы с большими натяжками, разсматривать как просто падение качества управления при сохранении общего контроля над ходом процессов в глобальных масштабах, то создание ядерного оружия в сочетании со вспышками тенденций к концептуальной самостоятельности то в Германии, то в СССР, то в Японии — первый звонок, намекающий, что пора отказаться от библейской концепции толпо-“элитаризма” в сионо-интерна­цист­ском изполнении в глобальных масштабах и разработать что-то более жизнеспособное и радостное.

Появление ядерного и других видов оружия геноцида большой поражающей мощи и высокого быстродействия также качественно изменило ситуацию и эквивалентно потере управления надиудейским предиктором. Верхушка масонства в целом на протяжении тысячелетий никогда не была заложником толпы или каких-либо социальных групп, не являющихся знахарством.

При наличии нескольких концептуально самостоятельных центров управления в глобальной общественно-экономической формации оружие геноцида высокого быстродействия не может быть изпользовано даже для шантажа здравомыслящих, но создаёт статистическую предопределённость возникновения конфликта с его применением, вследствие ошибок персонала штабов и сбоев в работе технических средств обработки информации в системах министерств обороны. Самая большая опасность современности заключается в “случайном”, т. е. статистически предопределённом БЕЗЦЕЛЬНОМ начале войны с применением оружия геноцида. Война целесообразная даже с применением оружия геноцида требует времени на подготовку и не может начаться по “соб­с­т­венной” инициативе ни одной страной, где есть масонство. Целесообразная война с участием основных держав конгломерата может начаться только с санкции высшего масонства.

Но война “по ошибке” неуправляема и непредсказуема. Даже при современном уровне развития вооружений наиболее вероятный её изход — глобальная катастрофа культуры или глобальная экологическая катастрофа, которые не пощадят и высшее масонство.

Кроме войны, в условиях, когда конкуренты и ссудный процент в два кнута подхлёстывают предпринимателя, безопасность производства для персонала и окружающей среды отступает на последнее место в большинстве случаев. Поэтому трагедии атомных подводных лодок “Трешер”, “Комсомолец”, промышленные катастрофы Бхопал, Чернобыль и им подобные статистически предопределены с достаточно высокой вероятностью самим толпо-“элитаризмом” даже без диверсий и происков врагов, хотя именно такие объекты наиболее соблазнительны для проведения на них диверсионных актов. Т.е. надиудейское знахарство впервые в истории нынешней глобальной цивилизации стало заложником толпы.

Но и война “по плану” в современных условиях — вещь тоже плохо предсказуемая.

Известно, что “нейтральная” Швейцария на протяжении нескольких веков в войнах не участвовала. Но анализ информационных и финансовых потоков, идущих через Швейцарию в ходе франко-прусской войны 1870 г., в ходе первой и второй мировых войн; её роль в подготовке кадров революционеров для всех европейских революций и мелких государственных переворотов с ХVIII по ХХ века; сосредоточение мировых банков в сочетании с наинизшим уровнем социальной напряжённости в её ТОЛПО-“ЭЛИТАРНОМ” обществе; в сочетании с изключительно “чисты­ми” производствами, говорят о её особой роли в системе управления Евро-Американским конгломератом. Особо отметим управление войнами. Швейцария, благодаря своей “тихости”, является наиболее удобной государственной базой для пребывания предиктора конгломерата. С древности один из важнейших принципов войны — бить по центрам управления. Поэтому статистически предопределено, что в случае ядерного конфликта с участием Евро-Американского конгломерата кто-то посчитает целесообразным не забыть и “нейтральную” Швейцарию, после чего выплеснет мегатонным зарядом Женевское озеро на его окрестности. Если догадаются до этого, то разрешения у Генштаба спрашивать не будут, особенно, если Генштаб утратит доверие в ходе боевых действий; ядерного оружия в преизбытке в арсеналах всех, одной целью больше, одной меньше — разница невелика. Догадаться же до этого могут и военнослужащие вооружённых сил самого конгломерата: им в ядерной войне тоже “терять нечего”, с её началом они уже наверняка всё потеряют.

Предположим, что ядерная война не вызовет глобальной экологической катастрофы и её всё же можно выиграть. При разговорах о путях достижения победы в ядерной войне в силу исторической неосведомленности и безграмотности в области социальной психологии и теории управления, обычно забывают о запаздывании капитуляции вооружённых сил и их отдельных подразделений по отношению к капитуляции правительства. Отдельные подразделения японской императорской армии на Филиппинах капитулировали в 60-е годы. Последний корабль союзников по антигитлеровской коалиции был потоплен немецкой подводной лодкой в августе 1945 г.: т.е. после парада победы и спустя три месяца после подписания Германией безоговорочной капитуляции.

Современная атомная подводная лодка несёт 16 — 24 ракеты с разделяющимися боеголовками, возможно индивидуального наведения. Если “потерявшийся” в ходе успешно выигранной ядерной войны стратегический подводный ракетоносец противника внезапно “найдётся” спустя полгода после её завершения, то это эквивалентно ядерному блицкригу, которого никто не ждёт, к которому никто не готов и спросить за который будет не с кого. Это хотя и безсмысленное, но всё же возмездие победителю. И такой ход может быть тоже заранее предписан Генштабом “побеждён­ной” стороны.

Кроме того, научно-технический прогресс упрощает и удешевляет производство всего и вся. Поэтому ядерное оружие может со временем оказаться в руках не только государств, но и мафий. Да и в качестве средств доставки можно изпользовать не только военную технику, но и автомобили, катера, яхты, частную авиацию и т.п. К этому остаётся добавить прогноз ядерной зимы в случае развязывания ядерной войны. Даже если он ошибочен при достигнутом уровне развития вооружений, то “прогресс” в деле создания новых образцов вооружений неизбежно ведёт к тому, что Земля окажется тесной для войны с применением новейших средств и не выдержит её.

В толпо-“элитарных” социальных системах неизбежно идёт гонка вооружений на уровне 6 — 4 приоритетов обобщённого оружия. Гонка ядерных вооружений — только её часть и закономерный итог развития технократии в толпо-“элитаризме”. Если бы предиктор-корректор Евро-Американского конгломерата сохранил управление, то он должен был бы позаботиться о смене концепции глобального развития до того момента, как энерговооружённость толпаря или “элитарных” групп толпарей будет способна БЕЗ ЕГО ВЕДОМА вызвать как минимум глобальную катастрофу культуры.

Санкция на создание ядерного оружия была дана США через посредничество А.Эйнштейна, подконтрольного сионистам, по причине неуверенности высшего масонства в разгроме Германии. В Германии велись работы над созданием ядерного оружия, и в случае её успеха в войне с СССР она имела высокие шансы выйти из-под контроля конгломерата по завершении работ над атомной бомбой.

Победа СССР, в сочетании с обретением им концептуальной самостоятельности, вызывала стремление непосвящённой в высшие тайны “элиты” США реализовать ядерную монополию, что грозило вывести глобальный исторический процесс из-под контроля высшего масонства в кратчайшее время, поскольку успех США в войне не гарантировался.

Отсюда обвинения супругов Розенберг в США в шпионаже в пользу СССР, дело Клауса Фукса, дело Пеньковского в СССР, закрытые места биографии А.Д.Сахарова и другие подобные манипуляции в глобальном масштабе с ядерно-ракетной информацией всего лишь отражают усилия надиудейского предиктора ввести гонку вооружений в балансировочный режим до того, как “медные каски” из “эли­ты” устремятся к мировому господству по собственной инициативе в стремлении реализовать в кратчайшее время свою монополию на “сверхоружие”. Хотя гонка ракетно-ядерных вооружений после устранения Сталина и возстановление концептуальной подчинённости СССР Западу позволили разорить народное хозяйство СССР, однако балансировочный режим взаимного “шпионажа” в гонке вооружений — это не возстановление управления конгломератом в глобальном масштабе, а только оттягивание катастрофы в будущее: компьютеризация выводит системы управления вооружёнными силами в целом из-под контроля человека (предиктора) по мере роста быстродействия стратегических систем оружия. Сбои в работе вычислительных систем как из-за нарушений работы технических средств, так и из-за ошибок программистов статистически предопределены. Ставка в этой безсмысленной “рулетке” — жизнь человечества. Р.Макнамара — министр обороны США в годы вьетнамской войны — досконально знакомый с ходом гонки вооружений, но незнакомый с внутренними силами и управлением в глобальном историческом процессе, назвал свою книгу “Путем ошибок к катастрофе”, возможно потому, что он так и не дал в ней концепции выхода из глобального кризиса, по существу своему являющемуся кризисом потери управления.

По сути, это отражение в американской печати того факта, что надиудейское знахарство слилось фактически с толпой и стало заложником порождённого его же экспансией роста энерговооружённости человечества и, в частности, ядерного оружия. Жречество ранее никогда не становилось заложником толпы. И выход из ситуации кризиса управления не в соглашениях военспецов и политиков, а в построении устойчивой глобальной концепции развития ВСЕХ НАРОДОВ, а не тех или иных, чем-то “избранных” для каких-то целей.

Как показывает анализ возможностей, марксизм, ориентированный на мировую социалистическую революцию, отражал попытку надиудейского предиктора завершить концентрацию управления в глобальных масштабах с одновременной сменой глобальной концепции развития. Но историческая судьба марксизма заставляет сделать вывод, что этот “сильный манёвр” на концептуальном глобальном уровне управления оказался не успешным, а ошибочным и лишь усугубил положение, поскольку именно философия “чистого” материализма стимулировала изследования в области естественных наук, закономерно приведшие к созданию опасных технологий и ядерного и ракетного оружия[133]. На философском плане все проблемы ракетно-ядерной техники были решены уже в конце ХIХ — начале ХХ веков. В практику жизни всё это воплотили интеллектуально мощные дегенераты из толпы, не задумываясь о судьбах человечества. Но прежде всего “тамож­ня жречества” дала добро на такого рода изследования. Неудача же социальных преобразований на основе марксизма — закономерное следствие притягательности его идей социальной справедливости в сочетании с отсутствием в нём теории управления обществом, его производством и разпределением в период капитализма и в переходный к социализму период, “сдобренных” изрядной долей анти-национального сионо-интернацизма, присутствующего в системе по умолчанию. Марксизм-ленинизм в его каноническом виде не обеспечивает выхода из кризиса толпо-“элитаризма”. Факт устранения Сталина[134] и смена с его гибелью концепции развития в СССР говорит о непонимании в высших эшелонах масонства и надиудейского предиктора опасности толпо-“элитаризма” в его дальнейшем развитии для всего живого на планете. Вряд ли было целесообразно и устранение президента США Д.Ф.Кеннеди.

Современные разговоры о “мессии”, “антихристе”, неком Эммануиле, рождённом и обрезанном в Израиле в 1962 г., могут только отражать подготовку надиудейского предиктора к очередной попытке смены глобальной концепции развития человечества.

В настоящее же время глобальный экологический кризис и оружие геноцида, разползающееся по миру, говорят о потере управления в концептуальном звене при осуществлении полной функции управления Евро-Американским конгломератом. В глобальных масштабах кризис отсутствия единой концепции развития усугубляется стремлением активизировавшихся Восточно-Азиатских, и прежде всего регионов коранической культуры к концептуальной самостоятельности от надиудейского предиктора в своём развитии. События в Персидском заливе — лишь начало этих процессов.

Длительная потеря управления в концептуальном звене при осуществлении полной функции управления (по крайней мере длительная потеря качества управления) говорит о нарушениях в деятельности надиудейского предиктора-корректора, вплоть до его деградации до программно-адаптивной схемы управления, при которой невозможна смена концепции (и управления) без вмешательства извне.

То, что известно в настоящее время об организации знахарских иерархий древности (одного из видов мафии), позволяет выделить ряд факторов, которые могли привести к такого рода деградации.

Многоступенчатость посвящения в знания высших уровней иерархии приводила к тому, что с определённой информацией человек сталкивался не в детстве, когда максимальна свежесть возприятия и чувствительность души, а в зрелом возрасте, когда определённая инерция мышления, невозприимчивость к новым знаниям, постановкам вопросов, захватывают людей даже с очень высокой культурой мышления. (Инерция мышления отличается от консерватизма, поскольку консерватизм предполагает неспособность отрешиться от старого, а инерция мышления предполагает неспособность самостоятельно обрести новый взгляд на известное и неизвестное).

Наличие “герметических” учений, предназначенных для внутреннего пользования в иерархии, записываемых иносказательно и передаваемых в строгих терминах научных и философских категорий ИЗКЛЮЧИТЕЛЬНО ИЗУСТНО, приводило к “забыванию” иерархией в целом редко изпользуемых в практике знаний и изкажению содержательной части иносказаний при многократных толкованиях.

Действие этого фактора усугубилось уничтожением в начальной стадии иудо-христианской, а впоследствии мусульманской, экспансий стационарных долговременных хранилищ информации: храмов чуждых культов, библиотек и т.п.[135]. Изчезновение достоверных, хронологически выдержанных летописей сделало “невидимыми” низкочастотные социальные процессы, на фоне которых протекали все прочие.

Господство фонетической письменности при полном изчезновении видов письменности, прямо отражающих деятельность предметно-образного ПРОЦЕССНОГО мышления, вело в Евро-Американской цивилизации к изкажениям смысла сообщений при синонимической переработке текстов, передаче, переводах, сокращениях и т.п. и сверх того порождало условия, в которых разцвело пустословие, не несущее никакой предметно-образной информации.

Многие древние учения требовали отстранения от жреческой и высшей государственной деятельности лиц, не имеющих телесной полноты и целостности, дабы фактор увечья, нарушая какие-то стороны нормально развитой естественной психики не сказывался на результатах такой деятельности. Обрезание — увечье. Если в процессе слияния знахарства с иудейской верхушкой знахари об этом забыли и стали обрезанным, то они тем самым подорвали свой потенциал развития нервной системы.

Кроме того, до ХХ века предиктор обладал, судя по всему, только частными специализированными версиями теории управления, понятийно и терминологически изолированными друг от друга и предназначенными для контроля над каждой из сфер жизни толпо-“элитарной” социальной системы.

Длительная монополия на какую-либо деятельность ведёт к некритичному возприятию результатов этой деятельности. Особенно это касается результатов, обусловленных низкочастотными процессами, наблюдение за которыми затруднено главным образом “короткой памятью” (летописи уничтожили) и окостенелой философией, слепой к этим процессам.

Что играло большую роль, что меньшую — вопрос второстепенный. Но иерархия знахарей, мафия, находится всегда под действием этих факторов, и в силу информационной взаимной замкнутости уровней организации она обречена на столкновение с фактором давления среды, к реакции на который её структура не приспособлена и не имеет необходимой информационной поддержки. В этом случае вероятна потеря управления по быстродействию в ходе выработки реакции на фактор. Возможна обратимая и необратимая потеря управления.

Если анализировать ход глобального исторического процесса, то можно выделить по крайней мере один такой фактор, непосредственно оказывающий влияние на успешность деятельности предиктора-корректора, несущего концептуальную власть. Прогностическая деятельность в отношении общества во многом обусловлена представлениями о времени вообще и социальном времени, в частности, хотя факт этот может быть и ВНЕ КРУГА ПОНЯТИЙ тех, кто ею занят даже при успешных прогнозах. Как было ранее показано, в ХIХ — ХХ веках произошла двукратная смена процессов, на частотах которых основывается понятие социального времени, а кроме того изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени.

Вся концепция экспансии межрегионального центра управления формировалась (втайне от толпы) и оттачивалась веками в условиях, когда эталоны социального времени были основаны на естественно-природных циклах, а продолжительность обновления общественно значимых навыков охватывала время жизни многих поколений. В результате иудо-христианской экспансии сложился межрегиональный Евро-Американский конгломерат. Мировоззрение толпо-“элитарной” части населения конгломерата основано на Библии в её переводах для толпы. Космогония книги “Бытие” в этих переводах примитивна. Оригинальная космогония книги “Бытие” на иврите допускает много толкований с учётом наличия нескольких ключей огласовки текста, записанного при помощи 22 согласных без изпользования гласных. Она доступна в меру понимания только раввинату и высшему масонству, с точки зрения которого низшее масонство, еврейские массы и все гои — просто толпа, лишённая какой бы то ни было философской культуры и представлений о глобальном историческом процессе.

Но и в самой Библии и природа, и общество не предстают как непрерывные, взаимно вложенные процессы. Отсюда Библия — это скорее определённый калейдоскоп логики, но не ПРОЦЕСС, потому что человек лжёт и обманывается при помощи абстрактно-логичес­кого мышления, что и было одной из главных целей творцов Библии. Библия сеет в обществе калейдоскопический идиотизм, при котором мир обращается в калейдоскоп разрозненных фактов, нарушается целостность возприятия полноты и детальности взаимной вложенности процессов в Мироздании. Калейдоскопическим идиотизмом в разной степени поражены все: и преданные библейской концепции её коммивояжеры, и толкователи, и бездумно доверившиеся им слушатели.

В терминах теории управления это всё соответствует крайне низкому запасу устойчивости суперсистемы по отличию в процессе функционирования информированности её элементов и структур по сравнению с опытом суперсистемы в целом.

Механизм потери управления в конгломерате представляется следующим образом. Отлаженная схема иудо-христианской экспансии устойчиво работала веками, однако скорость разширения сферы, подконтрольной на мировоззренческом уровне (первого — третьего приоритетов обобщённого оружия) была недостаточной. Смена эталонных процессов, с которыми связано понятие социального времени, оказалась неожиданной и непонятной для толп Евро-Американского конгломерата и его предиктора. Вследствие высокой контрастности разделения в толпо-“элитаризме” вовремя не удалось скорректировать глобальную концепцию развития экспансии конгломерата сообразно социальным и природным процессам, активизировавшимся со второй половины ХIХ века. Возникновение тенденций к концептуальной самостоятельности Японии, Китая, СССР, мусульманского в целом и арабского мира, в частности, и в перспективе Индии и Африки, усугубило глобальный кризис управления. Выходу из кризиса препятствует главным образом приверженность библейским МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИМ традициям сионо-интернацис­т­ского толпо-“эли­та­ризма” “элитар­ных” толп в Евро-Амери­канском конгломерате.

Тем, кто настаивает на сохранении устойчивого управления в Евро-Американском конгломерате по полной функции управления, предлагается обосновать целесообразность для надиудейского предиктора активизации процессов, вызвавших экологический кризис и сделавших всё толпо-“элитарное” человечество заложником статистических предопределённостей несанкционированного возникновения “эксцес­сов” с оружием геноцида большой мощности и высокого быстродействия и статистически предопределённых региональных и глобальных промышленных — техногенных — катастроф.

      *        *

Сваливать всё это на “пришельцев” неубедительно, поскольку цивилизация, способная выйти в открытый космос, должна обладать научно-техническим потенциалом, достаточным для того, чтобы очистить для себя планету в более короткие сроки, чем это позволяет сделать глобальный исторический процесс толпо-“элитарного” человечества, в котором мировоззрение, основанное на Библии, — катализатор технико-технологического прогресса, порождающего самоубийственную технократию — подневольность человечества технике. Если пришельцы и причастны к концептуально конфликтному управлению в глобальном историческом процессе, то и в этом случае людям Земли всё же следует определиться концептуально в том, в каком обществе они хотят жить. После чего вмешательство в дела Земли, если оно ныне есть и было в прошлом, во многих направлениях деятельности станет невозможным.

               *
*

Однако потеря управления по полной функции в данном случае не сопровождается потерей управления по программно-адаптивной части полной функции управления. По этой причине Евро-Американский конгломерат проявляет активность в Латинской Америке, Африке, Персидском заливе: пытается развалить СССР и интегрировать его обломки в «ОБЩЕЕВРопЕЙСКИЙ дом», где все кроме расы библейских господ будут шабесгоями, и т.п. Человечеству идёт навязывание несостоятельной концепции развития, что говорит о полной деградации предиктора Евро-Американского конгломерата.

Конгломерат обратился из человеческой общности в дезинтегрированный биоробот в том смысле, что программа его поведения фрагментарно разпределена по душам его бездумного населения.

В основе концептуальной власти (хотя бы и ограниченной идеологией) любого народа лежит его мировоззрение, осознаваемая и не осознаваемая культура возприятия из Объективной реальности информации, культура мышления, хранение и передача информации. На мировоззрениях, свойственных современному чело­вечеству лежит печать мировых религий. Поэтому для анализа перспектив отношений Евро-Американского конгломерата с наиболее активными и мощными блоками Азии, необходимо иметь представление хотя бы об основных отличиях мировоззрений, формируемых господствующими религиями.

Библия — единственное писание, противопоставляющее человека природе. Уже первая глава книги “Бытие”, ставит человеку задачу: «и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле». Ориентация на “владычество” не подкреплена пропагандой знания о том, как “владычествовать” в ладу с биосферой Земли, Космосом и Богом. Поэтому, чтобы не рубить сук, на котором сидим, и дабы конец Библии соответствовал её началу, после Откровения Иоанна (Апокалипсиса) в назидание всем последователям обоих заветов следует записать языческую “Сказку о Золотой Рыбке” А.С.Пуш­ки­на, где библейское человечество в образе Старухи в полном соответствии с книгой “Бытие” захотело быть владычицей морскою, и чтобы сама Золотая Рыбка была у неё на посылках.

Библия противопоставляет человеку Бога: всего лишь по образу и подобию создан человек. Видимость, форма есть, а содержание? — дело темное…

Но и жалкие подобия не равны в глазах “бога”: «сыны Исраила», физически и нравственно изкалеченные в синайском “турпоходе”, а впоследствии Талмудом, якобы превознесены над миром как раса господ.

И ничего, кроме разрушения Человечности Библия не несёт: об этом говорит как вся история и современность библейской цивилизации, так и исторический опыт России, в частности. Возражение против этого — калейдоскопический идиотизм в розовых очках, неспособный взглянуть на целостность мира такого, как он есть в жизни, а не в писаниях “гуманистов” от Библии. В основе библейского мировоззрения лежит инверсия приоритетов в векторе целей, внесённая в еврейство во время синайского “турпохода” навязыванием им отличного от общечеловеческого понимания Добра и Зла. Инверсия Добра и Зла — главная тайна Библии. Марк Аврелий полагал, что БЕЗУМИЕ ДУМАТЬ, ЧТО ЗЛЫЕ НЕ ТВОРЯТ ЗЛА. В приложении к Евро-Американской цивилизации это означает: безумие думать, что рождённые ею угрозы жизни человечества непознаваемо возникли сами по себе, а Библия и ослы, извратившие Тору (оценка на основе Корана[136]), существуют сами по себе.

Во всех религиях есть священные писания, данные их богами и пророками, и есть канонические толкования священных писаний. Библия —уникальное священное писание: она единственная авторитетом божественного откровения провозглашает право людей угнетать других из века в век и право людей “владычествовать” над природой.

Все остальные, внебиблейские священные писания: ислама, индуизма, буддизма, свободны — от такого сумасбродства. Эксплуататорские потребности правящей верхушки обществ, где господствуют эти вероучения, подкреплены не непосредственно божественными откровениями, а каноническими толкованиями, выборочно цитирующими откровения и топящими взятые ими обрывки мыслей откровений в собственном многословии.

В итоге собственно божественные откровения просто изчезают во вторичных толкованиях и комментариях, а “святость” комментариев и комментаторов начинает затмевать святость божественных откровений. Последний массовый пример такого рода “Бхагавад-гита как она есть” Шрилы Прабхупады, разпространяемая по всему свету Международным обществом сознания Кришны. Крупный капитал США и Канады поддержал в начальный момент деятельность Шрилы Прабхупады по пропаганде его учения в странах конгломерата. Единственную глубокую причину такой поддержки можно увидеть в толпо-“элитарном” разделении современных кришнаитов: “элита” — принадлежащие к цепи парампары, преемственно передающей учение изустно, и толпа — массы новых “кришнаитов”, которых пасет “элита”. Это внешне несколько напоминает отношения раввината с массой иудеев. Но есть и внутреннее сходство. Среди комментариев в “Бхагавад-гите как она есть” имеются и такие: «…торговец, при всей своей благочестивости, вынужден иногда скрывать свои доходы, чтобы оставаться в деле и время от времени ему приходится прибегать к операциям на черном рынке. Всё это необходимо и неизбежно. Соответственно, шудре, находящемуся в услужении у дурного хозяина, приходится выполнять приказания хозяина, даже если этого и не следовало бы делать. Несмотря на эти недостатки, человек должен продолжать выполнение предписанных ему обязанностей, ибо они произтекают из его собственной природы… Если какая-либо профессиональная деятельность ведётся ради удовлетворения Всевышнего Господа, все изъяны, свойственные этой деятельности, устраняются». (“Бхагавад-гита как она есть”, стр. 783). То есть профессиональный бандитизм во имя Господа — свят. Отпираться, что в виду имелось совсем другое, не стоит. Если под портретом комментатора стоят слова «Его Божественная милость», то “милость” обязана предугадывать, в отличие от простого смертного, как его слово отзовётся и не плодить таких двусмысленностей.

И для сравнения мнения раввината по аналогичным вопросам. Талмуд, “Баба кама”, 113, в: «Обмануть его (гоя) дозволительно». Там же даются рекомендации на случай судебного разбирательства, если оправдать еврея в тяжбе против гоя невозможно ни на основании еврейских законов, ни на основании законов государства: «…действуй против гоя, выдумывай на него, как учит Р. Измаил». — Р. Акиба, однако, советует не прибегать ко лжи, чтобы не поругать Божьего Имени, если еврей будет уличен во лжи. — Глосса (толкование), сделанная к этому листу: «Имя Божье не профанируется, если гой не замечает, что ты врешь». (И.Б.Прантайтис. “Христианин в Талмуде еврейском”, СПб, 1911, стр. 18, 19).

      *        *

Как видно из этого, и раввинат, и кришнаитская “элита” поют дуэтом и, видимо, хорошо спелись. Одна из сторон деятельности Международного общества сознания Кришны — талмудизация “Бхагавад-гиты” в процессе импорта её на Запад для толпы, уставшей от Библии. Содержание одно и то же, но кому больше нравится экзотическая восточная упаковка, тому высшее масонство и раввинат согласны дать вкусить и “восточной экзотики”. Советские “кришнаиты” — не изключение. Сохраняется главное: толпарь остаётся толпарем вне зависимости от того, твердит он «Отче наш иже еси…» или «Харе Кришна…»; главное, чтобы толпарь не думал сам и не стал человеком.

               *
*

Совсем иную точку зрения на мир и человека в нём имеют добиблейские религии Азии. Древний индийский брахманизм породил буддизм и современный индуизм. Хотя в каждом из них есть свои течения, в той или иной степени противоречащие друг другу, но они несут ряд общих для мировоззрения Азии фундаментальных идей.

Общим является учение о переселении душ людей, реинкарнации. Жизнь в их понимании — непрерывный безконечный процесс чередования новых воплощений души, человеческого «я», в новых материальных телах. С точки зрения буддизма, тело и психика человека тоже процессы, и не существует неизменного «я». И основной тезис буддизма состоит в том, что каждый человек может достичь просветления уже в этом мире, в этой или последующих жизнях, как это сделал Будда. И в каждом живом существе пребывает Будда. Таким образом, картина мира буддизма — целостный процесс, в котором всё имеет право на существование и всё однокачественно Богу, а изменяющееся «я» человека должно стремиться смотреть на всё произходящее с позиций вечности, стоящей над иллюзией материального мира, меняющегося во времени.

“Бхагавад-гита” также повествует о безконечном числе вселенных, в которых протекает жизнь, которые рождаются и умирают и которые однокачественны в определённом смысле Всевышнему Богу. Душа человека вечна и неистребима, и в каждой душе пребывает Всевышний Господь, как Высшая личность или «импер­со­нальный Абсолют», в зависимости от интерпретации переводчиков и комментаторов. Душа перевоплощается в новых телах согласно карме, но следуя наставлениям вероучения, имеет полную возможность разорвать цепь кармических действий и вернуться к своему изначальному източнику — Всевышнему Господу, — вне зависимости от социального положения в данном воплощении.

Религии Азии формируют в человеке систему стереотипов разпознавания явлений внешнего и внутреннего миров, ориентированную на возприятие целостности непрерывно изменяющегося мира, в котором нет ничего постоянного и всё, в том числе и стереотипы разпознавания, существует как процессы.

Общество и положение в обществе человека — тоже иллюзорные процессы с их точки зрения, на которые мудрец должен взирать отрешённо, не изпытывая ни печали, ни радости. Душа должна быть сопричастна спокойствию и торжественности великого космоса.

Возприятие всего сущего в качестве взаимно вложенных процессов более отвечает объективной реальности, чем библейский калейдоскоп неизменных, противостоящих друг другу данностей.

Нечто подобное учениям Азии, открыто пропагандируемым всем, на Западе существует только в закрытых от большинства тайных учениях масонских орденов. Поэтому толпо-“элитаризм” библейского Запада в идеале масонской верхушки — вечно существующая данность свыше. Толпо-“элитаризм” общества в Азии — процесс, в котором теоретически нет душ более “богоиз­бран­ных” и менее “богоиз­бран­ных”. Уровень контрастности толпо-“элитарного” разделения Азии определяется социальными традициями её национальных культур и развитием в них общественного объединения труда. Но этот толпо-“элитаризм” с позицией её религий — всего лишь мгновенье в вечности и не является чем-то неизменным, а тем более предписанным Свыше: изменят люди свою карму — и толпо-“элитаризм” заменится иным общественным устройством, более соответствующим новой карме. Мировоззренческого обоснования толпо-“элитаризма” божественными откровениями священных писаний азиатских религий нет. Есть только обоснование целесообразного отношения к текущему состоянию толпо-“элитаризма” в комментариях и откровениях.

Куда попала вечная душа: в толпу или “элиту”, — это временный эпизод, который нужно перенести, как дурной сон, если он плох; а если хорош, то по возможности не создавать дурных снов окружающим. А материя реально принадлежит Богу.

Из калейдоскопа Библии следуют учения о “богоизбранности” и “неполноценности” народов, о “первородном грехе”, “умерщвле­нии плоти” и главное: прямые и косвенные запреты на освоение генетически обусловленного потенциала развития человека, т.е. всего того, что Западу известно как многообразные йоги Индии, ушу и тибетская медицина, каратэ, ниндзя. Сосредоточение всего этого в Азии статистически предопределено содержанием священных писаний и преданий религий, развившихся из язычества и шаманизма естественным путём, и религий Запада, искусственно созданных надмасонским знахарством с целью поддержания своей монополии на те виды деятельности, которые в Азии в принципе были мировоззренчески открыты всем социальным группам. “Молот ведьм” напрасно противопоставляют духу христианства: Ветхий Завет неоднократно требует истребления “волхвов”, “ворожей”, “пророков” и “ясновидцев”, т.е. тех людей, которые освоили свой потенциал развития в большей степени, чем их окружение, и далеко не все из которых в действительности были сатанистами. В книге “Числа” Моисей (гл. 11) выразил мечту: «О, если бы все в народе Господнем были пророками, когда бы Господь послал Духа Своего на них!» Но для этого древним евреям надо было принять водительство Свыше через посредничество Моисея, а не отвергнуть его (“Числа”, гл. 14). Тогда их сорок лет не водили бы по пустыне, подкармливая дармовой “манной”, и не навязали бы им нести по свету ссудный процент и гроссбух, подменив ими истинное Откровение Свыше, ориентирующее всех людей на освоение потенциала развития, а не на гешефтмахерство и рабский труд в иудо-христианском разделении общественной деятельности. Духу извратившей Откровения Библии более бы соответствовали изображения персонажа “Моисея” с бухгалтерскими счетами, а не со «скрижалями Откровений». «Сеятель слово сеет…» — гласит Евангелие от Марка. Слово было посеяно в писания религий Запада и Востока. Известно: «Что посеешь — то и пожнёшь!». Писания Востока произросли культурой мышления, управлением психикой и физиологией человека по его собственной воле и более высоким уровнем освоения генетически обусловленного потенциала развития человека. В общественной жизни это выражается в том, что высокий профессионализм повара, разделывающего тушу, достоин царского уважения и это уважение отражено в письменных източниках. Профессионализм подметальщика необходим обществу столь же, как и профессионализм высших политиков, а совершенство общественно полезного профессионализма равнозначно в глазах людей.

Ни один народ Азии не изчез с лица Земли. А отставание в технике от Запада Япония наверстала за 100 лет, Южная Корея — за 40, и все экологические проблемы в них не были столь остры и продолжительны, как в Европе и Америке.

Библия же стёрла с лица Земли народы Австралии, обеих Америк, изкалечила Африку и Россию, лишила Евро-Американскую цивилизацию культуры мышления, что и породило… крайний индивидуализм так называемых “личностей” из толп, две мировые войны за столетие, экологический кризис и сделала всех заложниками оружия геноцида и статистически предопределённых возможностей техногенных катастроф.

В силу дискретного мышления, выросшего из Библии, Запад плохо понимает Восток, мыслящий процессами. В силу индивидуализма в мышлении западной “толпы” Запад не в состоянии внедрить у себя более эффективные японские формы организации труда, основанные на общинном мышлении[137].

Восток же имеет в буддизме (и не только в нём), особую технику разрушения чужих и своих собственных стереотипов мировозприятия и вполне может понять Запад, благодаря пластичности своей системы стереотипов разпознавания явлений и формирования их образов. Кроме того, есть ещё одно преимущество Востока: существование письменности образного ПРОЦЕССНОГО МЫШЛЕНИЯ параллельно с фонетической письменностью. Иероглифика дисциплинирует мышление, поскольку затрудняет размывание понятийных границ (предна­ме­ренное и непреднамеренное). Таким образом, Япония и Китай — единственные два крупных государства, население которых в принципе ОБОЮДОГРАМОТНОЕ, в отличие от грамотного на левое полушарие головного мозга населения Евро-Американского конгломерата. По этой причине процесс информационного обмена в конгломерате протекает медленнее и с большими изкажениями при игре лексическими формами, что неосуществимо в иероглифике. Хотя освоение иероглифики дело трудное, на взгляд европейца, но оно оправдано для общества в целом при больших объёмах перерабатываемой им информации.

Единственным критерием совершенства того или иного мировоззрения является сходимость реально протекающих в жизни процессов с прогнозами, сформированными на его основе. Здесь не следует понимать под прогнозом оглашенное во всеуслышание пророчество, которое сбывается, а мудрец, предрекший события, как правило бедственные (см. достаточно общую теорию управления), выходит после этого к народу со словами: «Я же предсказывал…». Достоверность прогнозов на основе мировоззрений может проявляться косвенно, почти незаметно, в процессе САМОУПРАВЛЕНИЯ общества, как отсутствие срывов управления и катастроф культуры, при которых теряется преемственность культуры народа, перенёсшего катастрофу культуры. Устойчивость САМОУПРАВЛЕНИЯ общества говорит о том, что управленческие решения, которые потенциально могут вызвать катастрофу культуры общества, отметаются его системой управления. Вопрос о достоверности прогнозирования, лежащей в основе отсева потенциально опасных решений, перед обыденным сознанием общества не встаёт, поскольку обыденное сознание общества запоминает преимущественно сбывшиеся негативные прогнозы.

Если бы троянцы послушались советов Кассандры, то Троя, возможно, стояла бы до сих пор. Поскольку троянская война в этом случае не состоялась бы, то толпа сначала бы забыла рекомендации, сопутствовавшие пророчеству, но памятуя о “несбывшемся” пророчестве, поносила бы жрицу “низкой квалификации”, которая только и умеет “пророчить” несчастья, которые не сбываются. Впоследствии в житейской суете забылось бы и имя Кассандры, и сам эпизод с пророчеством и о несостоявшейся войне и гибели Трои. Как известно, троянской войне сопутствовал эпизод с пророчеством Лаокоона: «Бойтесь данайцев, дары приносящих», — однако не вняли, и деревянную лошадь вместе со «спецназом» затащили в город сами, разломав для этого свои же стены. Так Толпаря губит самомнение.

Этот эпизод полезно вспомнить в связи с реформами перестройки по директиве СНБ США 20/1 от 18.08.1948 г. Аналогия — не доказательство; доказательство — общественная практика. Предупреждения о нецелесообразности для интересов народов СССР именно этих реформ были и в 1985 г., но руководство предпочло отмахнуться от мнения “консерваторов”, и за пять лет, потеряв управление экономикой и идеологией, довело страну до карточек и резни, в чём якобы виноват ещё ИЗКЛЮЧИТЕЛЬНО Сталин и “застой”. А современное руководство — благонамеренно и по этой причине за этот развал “не отвечает”[138].

Прогнозы, “пророчества” о несчастьях, для управления более ценная информация, чем обдуманное или бездумное «одобрям», поскольку только в этом случае общество может посмеиваться над предсказателями несбывшихся несчастий.

В качестве примера обратимся к Ленину и Пушкину. В.И.Ленин и его ближайшие сподвижники из числа тех, кто не был сионо-интернацистом, были весьма самонадеянные люди. Историк Н.М.Карамзин в ПСС упоминается трижды, и ни разу содержательно: отсюда невъдение исторических процессов. Со словарём В.И.Даля В.И.Ленин познакомился только в 1920 г., отсюда косноязычие. Философия “диамата” не видит информации: отсюда невозможность построения в её терминах теории управления, в частности, обществом, и разкол целостности мировозприятия В.И.Ленина. Пушкин для него “беллетрист”, в ПСС упомянут трижды и ни разу содержательно. В.И.Ленин со своим мировоззренческим калейдоскопом не понимал целостности мировоззрения А.С.Пушкина. В “Домике в Коломне” А.С.Пушкин дважды обращает внимание читателя, что это иносказание и «шутит он довольно крупно». В.И.Ленину и КО это было не интересно, и до 1917 г. иносказание осталось нераскрытым. После 1917 г. оксманы и цявловские, осевшие в “пушкиноведении”, при публикациях “Домика в Коломне” предпочитали давать из 54 октав только 40 и убирали эпиграф «То мужчина, то женщина», в отличие от “великого” Ленина, отдавая себе отчёт, что Пушкину было, что скрывать от «братства каменщиков», но что должен знать народ. Сейчас это иносказательное пророчество, по самонадеянности В.И.Ленина не ставшее обычной в литературе “бытовой зарисовкой”, понимается так:

1

«Усядься, муза. Ручки в рукава,
Под лавку ножки!…» Всё идёт красиво…
«Теперь начнём… Жила-была вдова» —
Несчастное правительство России.
Народу и хозяйству голова
Корону вместо чепчика носила.
В очках вдовы я был увидеть рад
Весь административный аппарат.

 

2

Лачужка… А в лачужке три окна:
Корона, Православие, Народность.
Затоплена была аль сожжена —
Такая неизвестна нам подробность.
Факт тот, что, где покоилась она, —
Дом трёхэтажный… Это что за дробность?
Масонства символ испокон веков —
Три этажа. Вот смысл здесь каков!

3

На первом этаже — ученики,
Этаж второй — “товарищ” — подмастерье,
Последний — мастер. Эти далеки —
Ни перед кем не “раскрывали” перья.
ОН — разобрался. И с его руки
К их дому[139] у России недоверье.
Поэт озлоблен — жаждет, чтобы в нём
Все этажи схватило бы огнем!

4

Параша… Паша… Пашенник… — Народ,
Который кормит всех и одевает,
Хозяйство безпокойное ведёт,
Народ-то — русский — греча намекает.
Особого смиренья не блюдет,
По возкресеньям церковь посещает.
И Вера там Ивановна не зря —
Как Вера русских в Бога и Царя!

5

Не вспомнить восемнадцатый ли год?
Далече от столицы, на Урале,
Тогда кровавый брызнул “пулемет
Юровского” в Ипатьевском подвале,
Романовых изкореняя род…
Там ведь не «род», а Веру разстреляли!
Дом Ельцин снёс… Ну, был такой каприз,
И кто сказал бы: «Ты не прав, Борис!»

6

Те строфы разкрывать я не берусь,
Где Пушкин тайну времени вскрывает.
А что там за гвардеец-черноус
Под окнами российскими гуляет?
Прижмёшь его — сбегает, словно трус,
Отпустишь — чёрной тенью вновь мелькает?
А здесь я наше время подведу —
С октавы на декаду перейду.

      *        *

Да… Черный ангел — не дурак:
Пока все судят да решают,
Он разрушает… разрушает
По брёвнышку… пока чердак
Не рухнет глыбой многотонной.
Круша святые образа,
И у мадонны погребенной
В пыль не покатится слеза…
В суетном напряженьи ждёт,
Двухтысячный лелея год…

 

7

А вот графиня. Дама не легка.
Зачем она поэту? По ошибке?
Всего тут хватит: гордость и тоска,
И даже Достоевского в избытке.
Она на Пашу смотрит свысока,
Но ей не чужды милости попытки…
— Неужто в даме не узнаешь ты
Родной интеллигенции черты?

8

Стряпуха Фёкла… Эта задарма
(Завидное в стряпухе постоянство)
Без слуха, бедная… а, может, и ума
России служит: это — христианство,
Точней — идеология сама,
Замкнувшая и время, и пространство,
В год Октября кухарка умерла,
Как будто бы она и не жила!

9

О ней жалел кот Васька «боле всех».
Да… Денежных котов тогда прижали —
В семнадцатом, когда пришёл успех,
Которые к «соседям» не сбежали —
Всех изводили, не сочтя за грех…
Им, правда, в спину и свои дышали.
И возводили для своих же благ
Дворцы, заводы, шахты и… ГУЛАГ.

10

Как без идеологии вдове?
Народ, взгляни на Запад! За границей —
Там варится чего-то в голове
Из Фейербаха, Гегеля и Ницше.
«Поди кухарку поищи, мой свет,
Да не была бы только озорницей!»
Пока вдова-правительство спала,
Параша в дом кухарку привела.

11

А вот характеристика её —
То бишь идеологии спесивой,
Которая вломилась в бытие,
Почти что как и христианство, — силой:
Пришла, уселась, словно воронье,
И с лопоухой справилась Россией,
Хоть голова и говорила ей:
«Не лезь в инфляцию — присчитывать не смей»

12

То пересолит, то переварит.
То страшную репрессию устроит,
То Ладогу, то Волгу засорит,
То северные реки вспять настроит,
То вдруг товаров выпуск прекратит,
То дамбу в “радость” Питеру построит…
Везде нагадит или подведёт —
Лет семьдесят уж бьётся с ней народ…

13

У нас волненье. Справимся ли с ним?
«Как звать тебя?» — «А, Мавра». — Наказанье!
Все знают: Мавр — был Маркса псевдоним!
Неужто же поэт предрёк названье?
Неужто шестикрылый серафим
Ему шепнул — потомкам в назиданье?
Так иль не так — на то ответа нет,
Но с Маврой мы живём десятки лет!

14

Случайность, скажете?
Но если бы одна!
Возьмите том с «Русланом и Людмилой»,
Перечитайте, как унесена
Невеста страшной, непонятной силой.
В Людмиле — и краса воплощена,
И нравственность страны, поэту милой.
А кто же вор невесты молодой?
Да тот же Карло (Мавра?) с бородой!

15

Дочь и вдова: народ и власть сиречь —
Пошли к обедне… Делать перестройку.
Им Мавра обещала торт изпечь,
Устроить пир… по-нашему — попойку.
И тут вдова ведёт от страха речь,
Мол, не попасть бы нам в головомойку?
Не обкрадёт ли Мавра-“мастерица”,
Да с тем не улизнёт ли за границу?

16

Ах, бедный наш российский дол и лес!
Нефть, уголь, газ… Рукой махнули, ладно!
Какой вас на закланье продал бес?
Кто тащит всё, усердствуя нещадно?
Кто, превращая деньги в злата блеск,
Спешит рвануть на Запад безоглядно?
Читатель мой! Вот Пушкина печать:
Пророчествовал он — нам отвечать!

17

Итак, вдова, от Покрова спеша,
Увидела через окно девичье —
Мавруша брилась! Уносись, душа,
Наш идеал менял своё обличье.
Застигнутая, юбками шурша,
Она бежать, забывши про приличья.
И ведь сбежит, с намыленной щекой.
Но обретёт ли наш народ покой?

18

Волненья по “краям” да по “верхам”,
Да журналисты разжигают страсти.
Пока российский спит «холоп и хам»,
Гвардейцы-черноусы рвутся к власти.
Как будто бы и не наука нам —
С начала века горькие напасти…
Вновь ставят “генераторы идей”
Эксперимент над Родиной моей.

19

Теперь у них — в капитализм волна!
Социализм изказив безбожно,
Создав вранья обилье и вина,
Вдруг объявляют, что ученье — ложно!
Что собственность нам — частная нужна,
Что нам без их “культуры” невозможно…
(В “Кубани” Шафаревич между дел
Заупокой социализму спел…)

20

А что народ не проявляет прыть?
Народ всё смотрит в «зеркало Параши».
То зеркальце умеет говорить
И всё бичует заблужденья наши.
И не даёт Россию ни сплотить,
Ни отрезвить. Хоть обещает каши,
Доставленной нам «из-за Рубежу».
Вкус каши той известен и ежу!..

21

«Начав за здравие, сведем за упокой»
Мы все дела. И перестройку также
Но Пушкин — оптимист одной строкой —
Он нам неизмеримо больше скажет
Всех тех “речей”, что ныне льют рекой.
Грядущее, как говорят, покажет.
Гадать о нём пока поберегусь,
Но кажется, зашевелилась Русь!

 

Возражение может быть принято к обсуждению только в форме иной интерпретации иносказания, не противоречащей оценке А.С.Пушкина Николаем I как умнейшего мужа России, который, следовательно, не будет заниматься пустяками. Если бы это было не так, то не было бы ПРИЧИН делать обрезание “Домику в Коломне” на 14 октав.

Совершенство системы общественного самоуправления состоит в следующем: есть люди, которые пророчат несчастья, но несчастья не наступают, потому что вслед за пророчествами о них в обществе формируются и рекомендации, как их избежать, и общество следует этим рекомендациям. Для культурного управленца информация о том, что процесс развивается в соответствии с вектором целей с достаточным уровнем качества, обладает нулевой значимостью. Значимостью для КУЛЬТУРНОГО УПРАВЛЕНЦА обладает предупреждение ПРЕДИКТОРА о возможном в будущем отклонении процесса от вектора целей за недопустимые пределы. Поэтому забота об устойчивом функционировании ПРЕДИКТОРА-КОРРЕКТОРА для КУЛЬТУРНОГО УПРАВЛЕНЦА — главная забота.

 

      *        *

Само же “пророчество” вовсе не обязательно должно выходить на уровень сознания и оглашаться обществу. Достаточно того, что достоверность прогнозов проявляется в отсутствии бедствий, а тем более катастроф потери управления. Этого условия достаточно, потому что прогноз развития замкнутой системы всегда присутствует в полной функции управления.

Хронологическая глубина культурной преемственности в Индии и Восточной Азии значительно больше, чем в Европе и Америке, сотрясаемых катастрофами культуры один раз в 200 — 300 лет, а локальными потерями управления гораздо чаще. Европейцы это “обновление” культуры называют “социальным прогрессом”, который вылился в бездуховность индивидуалистов Евро-Амери­канской цивилизации, поскольку в катастрофах культуры уничтожаются прежде всего достижения духовной культуры. Технократия же преемственно сохраняется, а развитие духовной культуры после катастрофы культуры начинается чуть ли не от каменного века. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить авербаховско-мейерхольдовские “про­лет­­куль­тов­ские искания” с их дегенератским человеконенавистническим лозунгом: «Сбросим Пушкина с корабля современности!» и успехи СССР в индустриализации практически в то же самое время.

И как водится, борцы за “социальный прогресс” — явные левые, и ПРАВдоподобнЫЕ, а не ПРАВЫЕ, что полностью согласуется со способностью ко лжи и самообману левого полушария головного мозга человека. Неправое дело лжи левых всегда рядится в одежды “правды”.

               *
*

Благонамеренность, не воплощенная в жизнь, — основа для ОБВИНИТЕЛЬНОГО заключения, предъявляемого “гуманистам”, хотя она с одинаковым успехом произрастает как из Библии, так и из “отрицающего” её марксизма.

Разрыв при катастрофах культуры в полноте преемственности технократии и культуры мышления, накапливающийся при повторении катастроф культуры, и вылился в современный кризис развития Евро-Американской цивилизации. Большая по сравнению с Европой хронологическая глубина культурной преемственности Индии и Восточной Азии, с точки зрения теории управления, отражает более высокий запас устойчивости блочной организации управления, свойственной для этих стран.

Частные, локальные катастрофы культуры и более мелкие кризисы и срывы управления в отдельных регионах Евро-Американского конгломерата снижают запас устойчивости конгломерата в целом, чего нет в регионах с блочной организацией управления.

Всё это позволяет сделать вывод, что мировоззренчески Восток выше, чем Запад. Особенно это касается правящей “элиты” социальных систем Востока в сравнении с “элитой” Запада, поскольку в истории Востока не удаётся проследить устойчивой во времени организованной деятельности по разрушению целостности мировозприятия, подобной той, что ведёт всемирный “профсоюз каменщиков имени товарища Соломона” на Западе. “Элита” всегда мировоззренчески изкалечена больше, чем народные массы, поскольку всегда противопоставляет себя народу, кичась более высоким уровнем информированности в области прикладной фактологии. (А.И.Солженицын увидел это явление, но назвал его эмоционально хлёстко и содержательно неверно — «образо­ван­щина», по всей видимости потому, что в “элите” выделяет ещё некую “элиту”, которая не является “обра­зованщиной”. На наш взгляд, вся разница только в степени “обра­зованщины”: кандидат, разсуждающий об “образованщине”, сам — “образованщина”, с точки зрения ещё более “образованного” академика, но также лишённого МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ культуры). При таких условиях освоение ПРИКЛАДНОЙ ФАКТОЛОГИИ Запада не представляет принципиальных трудностей для Востока. В силу мировоззренческого превозходства Востока в нём шире и социальный слой, способный нести ОСОЗНАННО концептуальную власть, чем на Западе. Пока же концептуальная самостоятельность Японии неосознанно опирается на уникальность ЦЕЛОСТНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ её народа.

 

      *        *

В переходе к ОСОЗНАННОЙ концептуальной деятельности лежит ещё один резерв, который пока Востоком не изпользован.

Запад же напоминает сейчас Кая из сказки Г.Х.Андерсена, который во дворце Снежной Королевы пытается сложить из отдельных ледышек (калейдоскопического знания прикладной фактологии) слово «вечность», но, не обладая МЕТОДОЛОГИЕЙ, не знает, что для достижения успеха этом занятии перед «вечностью» должно поставить «чело». И вечностью на это интеллектуальное упражнение Запад не разполагает. Отрешиться же от библейского калейдоскопического мировоззрения (религиозного или атеистического) и обрести целостное мировоззрение в достаточно строгих абстрактно-логических лексических формах — на это требуется больше времени, чем на освоение прикладной фактологии, перед какой необходимостью сейчас стоит Восток. Запад легко усваивает формы восточных мировоззрений, но с освоением содержания дело идёт туго. Восток, хотя и не без эксцессов (Пол-Пот, хунвейбины и т.п.), осваивает мировоззрение Запада без утраты собственного.

Целостное мировоззрение Востока способно вписать калейдоскопическое мировоззрение Запада в свою мозаику, поэтому ресурсное преимущество блоков Азии над Евро-Американским конгломератом подкреплено и превозходством на уровне обобщённого оружия второго и первого приоритетов. По крайней мере, обобщённое оружие второго и первого приоритетов, превозходящее западное, в арсеналах Востока есть; другое дело, будет ли оно изпользовано своевременно и по назначению. С точки зрения теории управления, блоки Восточной Азии имеют всё необходимое, чтобы сформировать свой предиктор-корректор и победить в концептуальном противоборстве надиудейский предиктор Евро-Американского конгломерата.

Особое место занимают мусульманский мир и Россия, в которой язычество существовало в форме православного христианства. Православие и ислам признают откровения Моисея и Иисуса, содержащиеся в изолганной Библии; признают на словах, но в своей практической деятельности они всегда имели более-менее развитые тенденции к отрицанию сионо-интернацизма и “Ветхого” и “Нового” заветов. Европу от православной России и мусульманского мира отличает то, что народы Средиземноморья, откуда началась экспансия цивилизации, ставшей со временем Евро-Американским конгломератом, имели в своей истории начало, разцвет и закат рабовладения. Коран осуждал рабовладение, а один из ближайших сподвижников Мухаммада, Беляль — бывший ЧЁРНЫЙ РАБ. Русь к моменту крещения и не собиралась входить в рабовладельческую цивилизацию, ибо земля у нас до крещения была обильна, и в труде масс рабов, унижающем свободных, необходимости не было. Межрегионалы в своём калейдоскопе опять всё перепутали: печать рабства лежит на Евро-Американской цивилизации, а не на России. И не нам нужно выдавливать из себя раба, а им необходимо выдавливать из себя жида. Что это такое, см. Словарь В.И.Даля дореволюционных изданий[140]. В советских изданиях статью «Жид» межрегионалам прошлых поколений изъяли: «еврей» и «жид» в Русском языке даже не синонимы. По В.И.Далю, «жид» по смыслу ближе к «вор в законе»: в данном случае вор в весьма специфическом “законе Моисея”. Хотя известно, что не каждый «вор в законе» — еврей, но и не каждый еврей законопослушен и солидарен с законом Моисея в делах и мыслях до такой степени, что может быть причислен к «ворам в законе».

Нормальный, т.е. европейский “рыцарский” феодализм вырастает из рабства. Если в России и мусульманском мире не было полноценного рабовладения, как в античном Средиземноморье, то не могло быть и феодализма в европейском понимании этого слова. Соответственно и капитализм в Европе отличался от российского и азиатского. История — это процесс, а не словесный калейдоскоп причинно не обусловленных данностей социально-экономических формаций.

Культуры православной России и мусульманского мира отличаются от культур немусульманских народов Восточной Азии, но точно также они не принадлежат и цивилизации Евро-Американского конгломерата: у нас не было нормального европейского рабовладения, и это определило всё последующее развитие мировоззрения, и в исламе, и в православном христианстве. В Средиземноморье Библия была сначала принята социальными низами, а только потом “элитой” (да и то не сразу, были Нерон и Юлиан-отступник). В России Библию первой приняла “элита” и до конца ХV века навязывала её социальным низам огнем и мечом. Насаждение Библии сопровождалось в православии изкажением библейского мировоззрения здравомыслием святителей русского православия и народа. Процесс отрицания иудо-христиан­ского интернацизма и калейдоскопичности мировоззрения шел настолько успешно, что после возвращения из России некий швед издал в 1620 г. книгу под названием “Христиане или московиты?”. И большинство западных путешественников, сталкивавшихся в богословских спорах даже с высшими иерархами православия в допетровские времена, отмечают их “отсебятину” в богословии и поразительное текстологическое невежество в Библии, не говоря о том, что простой народ ещё в ХIХ веке соблюдал языческую обрядность. (См. Н.М.Никольский “История русской церкви”, М., 1985 г.).

Прервав открытое развитие ведической культуры язычества под давлением “элиты”, святая Русь не приняла библейского мировоззрения и своим умом толковала Библию по потребностям жизни, главным образом «апосля свершения деяний». Запад же заглядывал в Библию перед тем, как что-то делать. Если же Библия противоречила русскому духу, то её просто ставили на полку со словами: «Бог простит» или «Господи Иисусе, в наши дела не суйся».

Благодаря такому здравомысленному отношению к “супер­кни­ге”, от которой до сих пор млеет Запад, Русь сохранила достаточно целостное мировоззрение и не разпалась в духе индивидуализма — прав “личности” за счёт общества. И во всей истории своей русский дух стремился реализовать в жизни общества справедливость и общежитие.

Коран же прямо обвиняет иудо-христианскую верхушку в том, что она из корыстных соображений изолгала откровения Бога Моисею и Иисусу. Коран от изкажений защищён стихотворной формой, которую, согласно арабским източникам, за полторы тысячи лет не смог повторить ни один поэт или философ. Поэтому изкажения коранического мировоззрения всегда наносны и легко отделимы, поскольку идут путём толкования писания, а не его изкажения. Коран также проповедует справедливость и общежитие в качестве идеала жизни общества. Именно по этой причине в России до 1917 г. православные и мусульмане не имели вражды как устойчивого из века в век способа сосуществования. Народы объединяли не “штыки царизма”, а близкое понимание справедливости и общежития в одном государстве. Национальные “элиты” грызлись между собой, это бывало и есть; “элиты” стравливали народы между собой, но и тогда, и сейчас это — эксцессы в жизни народов многонациональной страны — региональной цивилизации, а не способ их сосуществования.

Фаланстер — изобретение европейской мысли. Поэтому не рекомендуем вешать ярлык фаланстера на русское понятие общежития людей на планете, которое отличается и от пьяной “общаги”, и от “казар­мы”, до которых довели страну межрегиональные “социалис­ты”-“демократы”.

Нормы социального поведения, нравственность кораническая и православная близки по своему содержанию. Разделяют же два мира догматы богословия и обрядность религий, но это внешнее различие, имеющее значение в области внесоциальной этики: в области отношений людей с Богом Истинным.

Библии не удалось разрушить в России целостность мировозприятия православных и мусульман в такой степени, как это произошло в Евро-Американском конгломерате, хотя она и наложила кандалы на развитие духовной культуры православного и мусульманского миров и возпрепятствовала открытому для общества освоению генетически обусловленного потенциала развития человека. Но всё то, что поражает Запад в Восточной Азии: “нетрадиционная” медицина и специфические виды боевых искусств — в России, в Белоруссии и на Украине сохранились с языческих времён в “подполье” без излишней рекламы, но и без желательного развития в культуре народа достаточно широкой доступности. “Ведьмы” были (и не по одной в крупных селах), слышно и о “спасе” — “нетрадиционном” боевом искусстве, качественно отличающемся от “классических” и “вольных” видов Евро-Американской борьбы. Поэтому межрегионалам не следует бросаться термином “нетрадиционный” только потому, что охота за “общече­ло­ве­ческими” ценностями не оставила Евро-Амери­кан­скому межрегиональному конгломерату времени на создание своих собственных традиций, аналогичных по своему содержанию культурным традициям противостоящих конгломерату блоков Азии и Африки.  

Но в этом, общем всем блокам, есть и уникальность культуры языческой Руси. Земля была просторна и обильна; с голоду умереть в стране, где реки богаты рыбой, а леса дичью, медом и растительными плодами, было затруднительно, даже в неурожайные годы. Такие условия сочетались с двояко низкой плотностью населения: во-первых, достаточно большим удалением друг от друга поселений; во-вторых, отсутствием скученности людей в самих поселениях. Район обитания с юга был защищён стратегическими укреплениями — Змиевыми валами, игравшими ту же роль стратегической защиты территории, которая оспаривается некоторыми историками[141] по отношению к Великой китайской стене. Культура при таких условиях формировалась длительное время в относительно высокой безопасности от внешних набегов и при крайне низкой частоте внутренних конфликтных ситуаций вследствие отсутствия конкуренции за изпользование природных ресурсов. (Столь благодатные условия имели, наверное, ещё только индейцы нынешней Канады и севера США). Условия, в которых формировалась языческая Русь, способствовали становлению куль­туры с очень большой глубиной идентичности векторов целей её частных социальных структур и элементов.

Низкая плотность населения ставила человека в условия, при которых информационный обмен в культурной общности оставлял достаточно времени для совершенствования информационной среды отдельных поселений. Человек, с рождения развиваясь в информационной среде поселения с низким уровнем социальной напряжённости, и при относительно слабом информационном обмене с другими поселениями, также имел условия, в которых формировалась устойчивость целостного возприятия внешнего и внутреннего миров. Генотип подстраивался под наиболее стабильные условия давления среды со сменой поколений. Всё это и определило преобладание низкочастотных социальных процессов и высокий порог ответной реакции действием на внешнее раздражение, которые были свойственны русской культуре в целом на протяжении веков. Внешне это выражалось как “медли­тельность”, а внутренне — как далеко идущая обстоятельная добротность в стремлении делать всё раз и навсегда. Речь идёт о культуре народа, а не о культуре “правящей” “элиты”, которая всегда хотела урвать для себя “необходимое” ей немедленно. От этого стремления “элиты” народ страдал неоднократно, но и “элите” перепадало на орехи не зазря; и от народа, и от “деспотов”, которые в своём “деспо­тизме” (реальном или мнимом) стремились укрепить мощь и разширить государство и при всех своих реальных и мнимых грехах в этом стремлении находили в русском народе поддержку.

Особенности становления культуры языческой Руси определили и характер русской экспансии: упреждающее вписывание преобладало в ней над разрушением чужих социальных систем и интеграцией их обломков. Русская экспансия докатилась в течение веков до Калифорнии, о чём до сих пор напоминает название Форт-Росс — Русская крепость. С коренным населением Америки отношения складывались тоже на основе принципа человеческого общежития. Именно по этой причине Россия сохранила и вырастила под своей защитой все национальные культуры, ею интегрированные в блок, и по этой причине семьдесят лет спустя после революций 1917 г. есть кому обвинять русских в шовинизме, паразитизме, оккупации. Пруссы, курши, племена балтийских славян не могут обвинить Германию ни в чём подобном потому, что были истреблены и онемечены в ходе её экспансии. И индейцы Калифорнии тоже не могут разсказать об отличиях русской “оккупации” от англосаксонского пуританского геноцида. Что касается самой экспансии — процесса концентрации управления производительными силами человечества, — то это важнейший частный процесс в глобальном историческом процессе. Обвинять кого-либо в том, что он следует естеству истории, — глупость; другое дело — какими именно средства он при этом употребляет. Формирование глобальной системы управления обществами и их производительными силами — историческая неизбежность в технической цивилизации.

Главное только, чтобы в этом процессе не разрушались региональные и национальные системы управления. Этому требованию процесс русской экспансии удовлетворял. Процесс экспансии Евро-Американского конгломерата это требование всегда отрицал и ОТРИЦАЕТ, поэтому интеграция любого региона в этот конгломерат всегда выливается во многовековую трагедию (100-летние войны, 30-летние войны, истребление коренного населения трёх континентов и т. п.).

      *        *

Ранее было введено понятие обобщённого оружия и средств управления. В связи со сказанным только что об особенностях России и конгломерата, ещё раз подчеркнём, что все ранее перечисленные средства, выглядят как оружие, при взгляде извне на противоборствующие общности людей. При взгляде изнутри любой общности, вне разсмотрения противоборства, всё обобщённое оружие выступает в качестве обобщённых средств управления с сохранением порядка их приоритетов. Очевидно, что полная функция управления в отношении социальной системы обеспечивается всею совокупностью этих обобщённых средств управления. Быстродействие их возрастает от первого к шестому приоритету, поэтому в соответствии с понятиями о сильных и слабых манёврах обобщённые средства управления более низких приоритетов соответствуют сильным манёврам в социальной системе, а первых приоритетов — слабым манёврам. Ещё раз напомним, что “сила” и “слабость” манёвров с точки зрения теории управления не связана с понятием «эффективности манёвра», а только с параметрами, характеризующими динамику процесса управления.

               *
*

К 1917 г. управление в блоке Россия обеспечивалось следующим образом:

·  единые вооружённые силы и службы государственной безопасности — 5, 6 приоритеты обобщённых средств управления;

·  единое экономическое пространство с единой финансовой системой — 4-й приоритет;

·  плюрализм идеологий — представлены все мировые религии и их основные течения со множеством сект — 3-й приоритет;

·  национальные эпосы народов и интеллигентская философия и социология — 2, 1 приоритеты.

В пояснении нуждается роль эпосов и соотношение их с наукой в данном контексте. Эпос, по всей видимости, в истории каждого народа — первое культурное явление, в котором выражено национальное самоосознание, основные этапы истории становления народа, его мировоззрения. Мировоззрение народа формирует в эпосе систему представлений о Добре и Зле, Справедливости и нравственных путях отстаивания Добра и Справедливости. Эпос целостен и все эти проблемы решает в художественных формах иносказаний и собирательных образах героев и других персонажей, а не в абстрактно-логических категориях социологической науки, иллюстрируемой реальными и мнимыми фактами биографии исторических деятелей. В подавляющем большинстве случаев, носителем Зла в эпосе выступают собирательные образы, злостность поведения которых не связана с чуждым этническим произхождением. Чуждое этническое произхождение обретает какую-либо значимость только в эпосе угнетаемого этнически чуждыми завоевателями народа.

      *        *

Эпосу свойственно только осознание собственной национальной культуры. Ни национализм, ни нацизм в эпосе не удерживаются. Здесь и далее под национализмом понимается осознание уникальности собственной культуры в сочетании с отрицанием уникальности и значимости для человечества иных национальных культур; под нацизмом понимается уничтожение чуждых культур и (или) народов, их создавших.

 

               *
*

Вторично к проблемам, решённым в эпосе в художественно образных формах изложения, народ обращается, когда появляются социологические науки: философия (богословие), история, экономические науки. Эпос — это общенародное культурное достояние, зарождающееся в условиях отсутствия классового разслоения общества, а потом существующее веками и в классово антагонистичном обществе. Науки складываются в условиях развитого общественного объединения труда и классового разслоения общества. Ими заняты представители правящей “элиты”, социального слоя, наиболее информированного в области прикладной фактологии общественного в целом уровня значимости, но в то же время в наиболее нищего методологически и в той или иной степени зараженного “элитарным” самомнением, лишающим его целостности и полноты мировозприятия. В условиях библейской цивилизации “элита” оказывается, и в большей степени по сравнению с народом, изкалеченной целенаправленным библейским разрушением целостности мировозприятия. Национализм и нацизм рождает “элита” в своей социологической науке, в стремлении разширить сферу взимания монопольно высокой цены на продукт управленческого труда за пределы национального общества или государства.

Нацизм и национализм, порождаемый Библией, — ещё одно проявление того, что Ветхий Завет не древнееврейский эпос, а плод раздумий профессионалов. Библейский нацизм многоступенчатый:

·  во-первых, это уровень национальных “элит” в регионах конгломерата;

·  во-вторых, это уровень наднационального сионо-интерна­циз­ма, окучивающего национализм и нацизм региональных “элит”, приобщая их к регулярному масонству и национально-“элитарным” орденам;

·  в-третьих, это первичный космополитичный “элитаризм” надиудейского знахарства. Заметность всех трёх этажей в разные периоды исторического развития была различной, но в той или иной степени они присутствуют всегда. Эта трёхэтажность библейского интернацизма закреплена и организационно в структуре масонской пирамиды:

Ø 1 — 33 градусы посвящения — доступны национальной элите;

Ø 1 — 66 градусы — всему “богоизбранному народу”;

Ø 1 — 99 и возможно выше — раввинату и надиудейскому предиктору.

Высшие ступени посвящений для каждой из категорий доступны только при дисциплинированной принадлежности предков к этой же системе. Всё это в совокупности обеспечивает изключительную устойчивость библейского нацизма в веках, однако при условии: соотношение эталонных частот биологического и социального времени таково, что через неизменный культурно и технологически мир бездумно проходят несколько поколений.

В относительно автономных регионах с блочной организацией управления, “элита” также может впадать в национализм и нацизм, но эти падения не носят устойчивого в веках характера и являются эпизодами в длительном историческом развитии блоков, в то время как основой существования конгломерата, и развития его экспансии, являются наднациональный сионо-интернацизм и космополитичный “эли­та­ризм” надиудейского предиктора, время от времени подкрепляемый региональным нацизмом какой-нибудь из национальных “элит”.

К моменту завершения возстановления народного хозяйства СССР после второй мировой войны ХХ века, произошли очень важные изменения в соотношении обобщённых средств управления в блоке Россия (СССР). Изчез плюрализм идеологий: основная часть населения, повзрослевшего после 1917 г., вне зависимости от социального и национального произхождения с доверием возпринимала марксистско-ленинское учение о социализме и коммунизме. Это объективно работало на увеличение глубины идентичности векторов целей в блоке.

Национальные эпосы и национальные жизненные уклады были разрушены в 1920 — 1930 гг. под давлением антинациональных идей, содержащихся в межнациональном (так называемом интернациональном[142]) социализме марксизма-ленинизма — троцкизма. Это понижало глубину идентичности векторов целей в перспективе возрождения национальных самосознаний народов страны. Видимо, отдавая себе в этом отчёт, И.В.Сталин, разворачивая борьбу с сионо-интернацизмом, принял на вооружение правильный тезис о том, что социалистическая по содержанию культура должна быть национальной по форме. Однако после-Сталинское руководство проводило политику антинационального “социализма”[143].

Наука, в том числе и общественная, перестала быть уделом “эли­тарной” интеллигенции. Доступ к её МЕТОДОЛОГИИ и ПРИКЛАД­НОЙ ФАКТОЛОГИИ получили РЕАЛЬНО представители всех социальных групп: классовых, национальных и других, но в разной мере. Во-первых, имело место ограничение на возпроизводство самой себя дореволюционной “элитарной” интеллигенцией. Во-вторых, активное участие сионо-интернацизма в свержении исторической государственности России обеспечило статистически преимущественный доступ к высшему образованию евреев, что, однако, не представляло опасности для социалистического строительства, при условии возстановления в перспективе концептуальной самостоятельности управления по полной функции в блоке Россия (СССР).

Если не разсматривать в этой связи вопрос о концептуальной самостоятельности управления, то следует сделать вывод, что с 1917 г. по 1953 г. блок Россия (СССР) вышел на более высокий уровень развития, обеспечив единство обобщённых средств управления на всех 6 разсмотренных ранее приоритетах.

Однако толпо-“элитарное” разделение общества сохранилось, а национальные культуры понесли большой ущерб. Если учесть явление толпо-“элитарного” разделения общества, являющееся основой вмешательства извне в процесс общественного самоуправления по полной функции (т.е. более широко, чем только концептуальная самостоятельность), то всё равно имело место повышение уровня организации управления по сравнению с дореволюционным, поскольку было устранено множество идеологий (т. е. плюрализм мнений) и реально господствовала одна идеология; а кроме того было покончено с юридически узаконенным толпо-“элитаризмом” сословного строя, бывшего в империи до 1917 г.

Хотя марксизм дал в принципе всем членам общества МЕТОДОЛОГИЧЕСКУЮ философию, но экономически успешно развивающееся толпо-“элитарное” общество ею не пользуется, а с неусомнительным доверием следует за вождем и правящей хунтой. Поэтому первый, второй приоритеты, не освоенные толпо-“элитарным” мышлением, пребывали не только в качестве обобщённых средств управления обществом, но и в качестве обобщённого оружия, обращённого против самого общества, вследствие особой специфики марксизма, не предусматривавшего ознакомление марксистов с реальными знаниями, необходимыми для управления жизнью общества в целом и сферами его деятельности.

Выражением этого явилось уничтожение национальных эпосов и творческого наследия ЯРКИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ художников всех видов искусств, закрытие хронологии истории до 1917 г. от широких масс (Н.М.Карамзин не переиздавался до 1987 г.; В.О.Ключевский издавался ограниченными тиражами[144]); извращение фактологии истории на всю доступную обозрению глубину прошлого; изъятие из обращения работ дореволюционных социологов, экономистов, философов; жесточайшая цензура и человеконенавистнические дописывания и изкажения в советских изданиях творческого наследия А.С.Пуш­ки­на, Ф.И.Тютчева, Ф.М.Достоевского и других, не только русских деятелей культуры, создание системы образования, преднамеренно ориентированной на устранение из круга интересов учащихся историко-фило­соф­ских и социальных вопросов, вызывающей тошноту и сонливость при одних только словах “философия”, “социология”, “история КПСС”, и по этой причине формирующей господство калейдоскопического мировоззрения, неспособного к возприятию социальных процессов в наиболее образованных кругах общества, без чего невозможно возпитание поколений, ответственных в своей жизни за общенародное и общечеловеческое дело.

После 1953 г. все эти факторы продолжали действовать, но для закрепления успехов в толпо-“элитарном” разделении советского многонационального общества к ним добавились новые:

·  алкогольный геноцид в отношении прежде всего славянских народов и сельского населения;

·  переход на пятидневную рабочую неделю с восьмичасовым рабочим днём, ухудшивший условия возпитания в семье подрастающего поколения по сравнению с шестидневной рабочей неделей с семичасовым рабочим днём и сокращённым рабочим днём в субботу (работающие родители должны иметь ежедневно время для того, чтобы вникать в то, как растут их дети).

Эти два фактора уменьшили количество людей, которые могли ежедневно оставаться трезвыми наедине со своими мыслями, что способствует формированию целостности мировозприятия и объективно работает на разширение социальной базы концептуальной власти внутреннего предиктора-корректора блока Россия (СССР).

Имело и имеет место явление, которое следует назвать ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЙ ГЕНОЦИД — сосредоточение населения в мегаполисах, отрывающих людей от естественно-природной среды. В градостроительном геноциде есть ещё одно частное явление: строительство жилья, изключающего нормальную безконфликтную жизнь под одной крышей трёх — четырёх поколений хотя бы одной ветви семьи. Это прямой путь разрушения целостности мировозприятия, антагонизации общества, разрушения культурной преемственности поколений. Дело в том, что только в большой семье нескольких поколений перед ребёнком сразу же предстают все возрасты предстоящей ему жизни, и если семья ладная (вспомните фильм “Большая семья” по роману Вс.Кочетова “Журбины”), то в этом качестве ребёнку большую семью заменить не может ни какое иное социальное образование.

В южных регионах страны искусственно был создан “переиз­быток” рабочей силы, что неизбежно вылилось в разширение социальной базы организованной преступности и её специфическую национальную окраску в современности: кавказцы и среднеазиаты внизу и в средних эшелонах управления мафиями, естественно замкнутыми на международное масонство.

С конца 50-х — начала 60-х гг. зрелищные искусства стали разпространять в обход контроля сознания, через подсознание, информацию, рекламировавшую образ жизни в наиболее грабительствующих странах Евро-Американского конгломерата и формировать “элитарное” мировоззрение. Социологические же науки вели на уровне сознания в это же время “беспощадную” критику цитатным догматическим способом рекламируемого зрелищными искусствами западного образа жизни. В условиях процесса развала экономики (после возстановления концептуального полновластия в СССР в 1953 г. предиктора Евро-Американского конгломерата), это вело к возникновению инверсий и антагонизмов во фрагментах векторов целей, соответствующих уровню сознания и подсознания: индивидуального и общественного. На Западе это называли прямо: ведение психологической войны на порабощение Советского народа.

В это же время под ДСП-шные[145] ограничения на доступ евреев в высшие учебные заведения произходила сионизация науки. В результате к началу перестройки на 1000 евреев — 700 имеют высшее образование; на 1000 русских — 20; у остальных народов от 50 до 70, но не более 100 человек на 1000. Это является основой этнического разделения общества в труде и угнетения СССР в целом мировым сионо-интернацизмом, поскольку в условиях историко-философской безграмотности нашей интеллигенции и псевдоэтнической солидарности мирового еврейства советская наука обеспечивает концептуальное замыкание государственности СССР на мировой сионо-интернацизм: через неконтролируемые общественным сознанием народов страны (и самих евреев) уровни социальной организации и контуры информационного обмена.

Именно этот потенциал и попытались реализовать межрегионалы в ходе перестройки плохого “социализма” в “хороший” сионокапитализм по американскому образцу. Следует отметить, что большинство советских межрегионалов — “элитарная” бездумная толпа, пересказывающая весьма эмоционально то, что витает в “элитарных” кругах всего конгломерата. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить творчество Е.Евтушенко конца 50-х — начала 60-х годов и современное. В нём нашло выражение общественное сознание: сначала трудового народа, а потом — безнациональной “элиты”, по мере приобщения поэта к ней. Увидеть в его творчестве, что человек развивался, начал что-то понимать из того, чего не понимал раньше, — невозможно при всём желании просто потому, что не развивался, а плёл рифмы и переходил от одной кормушки к другой, устроенной получше. Личности поэта, осознающего самостоятельно социальные процессы, нет; есть флюгер, следящий за мнением окружающей его толпы. Ничуть не лучше положение и научной “элиты” межрегионалов. Возможно, что покойный А.Д.Сахаров был очень хороший физик, значимость работ которого ещё не осознана в полной мере. Нельзя отказать ему в благонамеренности и принципиальности в отстаивании убеждений как своих личных, так и навеянных ему окружением. Но как социолог он — Ноль с большой буквы и потому просто стал слепым орудием в руках межрегионалов. В работах А.Д.Саха­ро­ва нет ни малейшего намёка на то, что он целостно осознаёт место России (СССР) в глобальном историческом процессе и место глобального исторического процесса в глобальном эволюционном процессе биосферы; тем более нет и намёка на то, что он понимает характер реального процесса управления жизнью и смертью обществ.

Самооценку экономической науке межрегионалов в программе “Взгляд” в ночь с 30 на 31 декабря 1988 г. дал Г.Х.Попов, доктор экономических наук: «Я не могу понять этой фантасмагории, когда всё есть, ресурсы есть, но не получается то, что надо».

      *        *

Если что-то непонятно, то это следствие того, что культура мышления не позволяет разпознать явления внешнего и внутреннего миров человека и сформировать систему их образов и отношений между ними, на основе которых возможно объяснение прошлого и прогноз будущего.

               *
*

Диплом доктора наук честному человеку следует возвратить в ВАК[146]и идти работать руками, если не состоятелен в науке, однако такие циничные “элитарные” рвачи и их прихлебатели требуют: «Партия, дай порулить!»[147] 24.01.88 академик А.Г.Аганбегян в “Проже­к­торе перестройки” при обсуждении проблем БАМа задал вопрос о том, где были противники БАМа, то есть обеспокоенная общественность, раньше, до начала строительства. Ведущий пролепетал, что «общественность привыкла ВЕРИТЬ науке». В ответ на это А.Г.Аганбегян разсмеялся ему в лицо… Выглядело это как наглое циничное глумление, и по существу таковым и было.

Так что одно из двух: либо в СССР экономическая наука есть и развал экономики в застой и перестройку[148] нам привиделся; либо в СССР экономической науки нет и развал экономики — нормальное следствие этого явления, а весомость вывески “учёных” компенсирует их легкомыслие. И если с прежним доверием относиться к “научным” рекомендациям экономических темнил, то не потребуется и 500 дней[149], чтобы произошла потеря управления, для возстановления которого потребуется хунта.

И как положено, верные причины всего этого назвал философ — профессор, доктор философских наук А.Бутенко. Во времена, когда мировая система социализма существовала, он был зав. отделом общих проблем мирового социализма Института экономики мировой социалистической системы АН СССР. В журнале “Наука и жизнь” № 4, 1988 г., в статье “Как подойти к научному пониманию истории советского общества” он пишет: «Руководствуемся одной методологией, факты изучаем и знаем одни и те же, а к выводам приходим разным. Почему?» И несколько далее даёт ответ на этот вопрос: на его взгляд, «это объясняется тем, что при изучении истории наряду с методологией и фактами ещё существует концепция, связывающая воедино основные этапы разсматриваемого исторического времени. Вот она-то, эта концепция, у спорящих авторов разная, а потому одни и те же факты выглядят каждый раз в разном освещении, со своим смысловым оттенком».

Так официальная философия межрегионалов, по своей калейдоскопичности противореча своим же классикам, разписывается в невозможности познать мир.

      *        *

Теперь мы предлагаем перечитать Введение и посмотреть на слова А.Бутенко с методологических позиций Введения. Эта фраза не риторическая: Введение действительно необходимо вспомнить как целостность перед дальнейшим чтением.

               *
*

Методология призвана разпознавать частные процессы в их взаимной вложенности в объемлющих процессах. Методология имеет дело с процессами. Частные факты принадлежат одновременно нескольким взаимно вложенным процессам. Бутенко же пишет об «изучении фактов», ни слова ни говоря о процессах, всего лишь для обозначения границ между которыми привлекаются при изложении факты. Если мы “изучаем” факты и игнорируем процессы, их объемлющие, то мы имеем полную возможность в одну концепцию сгрузить частные факты, относящиеся к различным объективным процессам и получить концепцию объективно несуществующего процесса. Концепция не объединяет «этапы времени», как пишет А.Бутенко. Концепция объединяет факты в субъективной интерпретации возможно объективно существующего процесса, и только этапы процесса сменяют друг друга во времени. В данном контексте под объективным понимается процесс, протекающий сам по себе без нашего вмешательства в его течение. Обилие частных фактов, принадлежащих к длительным разнородным объективным взаимовложенным процессам, при отсутствии осознанной методологии, ориентированной на разпознавание процессов, выражается у множества методически безграмотных людей в плюрализме НЕДОСТОВЕРНЫХ мнений об одном и том же объективном процессе. «Плюрализм мнений» методологически безграмотной толпы — закономерное явление, если толпу предоставить самой себе на некоторое время. Именно по этой причине реальная демократия в толпе невозможна, а “демо­кратические” процедуры становятся простой ширмой на диктатуре закулисной мафии. В конгломерате, в США, эта мафия — сионо-масонство.

Но если есть методологическая культура, то частные факты пропускаются через призму метода, в результате чего появляется субъективная концепция объективного процесса. Первый критерий достоверности субъективной концепции объективного процесса — сходимость с реальностью прогнозов развития объективного процесса в будущем и вскрытие раннее неизвестных фактов и их связей в его прошлом.

Новые, ранее не известные, факты и общественная практика с течением времени либо подтверждают правильность субъективной концепции объективного процесса, либо вынуждают совершенствовать, пересматривать концепцию.

Поскольку один и тот же объективный процесс проявляется в многообразии частных фактов, то разным изследователям могут быть доступны разнородные совокупности фактов. Но если они изучают не факты, а один и тот же объективный процесс и обладают достаточно высокой методологической культурой, они неизбежно с течением времени придут к единой концепции одного и того же объективного процесса в силу общности свойства отображения информации в Объективной реальности.

      *        *

МЕТОДОЛОГИЯ, ориентированная на разпознавание процессов, позволяет переработать любой “плюрализм” (т.е. множество) фактов в единство ДОСТОВЕРНЫХ мнений об одном и том же объективном процессе: в этом основа демократии.

               *
*

Этим снимается и вопрос о том, что «общественность привыкла верить науке». Бездумная доверчивость может быть вытеснена только МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРОЙ, ориентированной на РАЗПОЗНАВАНИЕ ПРОЦЕССОВ, ПРОГНОСТИКУ И ВЫБОР НАИБОЛЕЕ ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНОГО ВАРИАНТА ОБЪЕКТИВНО ВОЗМОЖНОГО БУДУЩЕГО.

      *        *

Поддержание «веры общественности в науку» основано на системе научных вывесок от кандидата до академика, якобы свидетельствующих о квалификационном уровне их владельца. При этом академик может безответственно, сознательно или неосознанно нести вздор, но содержательные возражения молодого специалиста либо будут отметены толпой, смотрящей только на регалии, либо вообще не будут высказаны, поскольку единственное средство для молодого специалиста улучшить свою жизнь — “научный рост”, что не позволяет вправлять мозги академикам, если они того заслуживают. Общественные науки в современных условиях в значимости первенствуют над прикладными техническими и прочими. Несостоятельность общественных наук в СССР очевидна всем, кроме обществоведов. Разкрепощение науки и техники требует ликвидации в СССР ВАК и аннулирования всех учёных степеней и званий от кандидата наук до действительного члена АН СССР. По своей социальной функции академии частных наук и АН СССР в целом не должны отличаться от любого министерства: они должны стать просто министерствами и комитетами при правительстве по организации научных изследований.

               *
*

Межрегионалы в СССР в большинстве своём не наймиты империализма, хотя есть и такие. Они просто не обладают методологической культурой, устали от социальных неурядиц и видят корень всех зол в господстве единой идеологии. Отход от господства идеологии для них единственно возможен, только как возвращение к «плюрализму» идеологий и “сплочению” всех в едином мировом рыночном механизме. То, что над идеологией стоят ещё по крайней мере два уровня иерархии обобщённых средств управления, для них просто не видно.

Перейти же от единства идеологии к «плюрализму» идеологий для общества в целом — это регресс. Насаждение «плюрализма» торгашеской идеологии после всего, что народы пережили после 1917 г., чревато ещё большей кровью, чем насаждение одной господствующей идеологии в прошлом. Эта попытка, последовательно проводимая в жизнь, эквивалентна уничтожению народов СССР.

Однако во всё время существования Советской власти были тенденции, обусловившие статистическую предопределённость возникновения в СССР внутреннего жречества предиктора-корректора, ориентирующегося на размывание толпо-“элитари­з­ма” в стране и в мире. Это также требует деидеологизации общества, но совершенно в другом смысле. Всякая идеология — порождение методологии познания мира, изпользуемой по их собственному произволу той или иной группой лиц. Поэтому деидеологизация общества может выглядеть не как возврат к «плюрализму» — множеству видов — одной и той же торгашеской идеологии, но и как освоение обществом методологической культуры. Поскольку методология имеет дело с процессами, то возникновение течений, получивших название “Память” и изучающих хронологию и фактологию истории, закономерно. Вопли о реальном и мнимом “антисемитизме” также закономерны, поскольку в обсуждении проблем КОНТРСИОНИЗМА межрегионалы не заинтересованы, а библейский и марксистский сионо-интернацизм навредил явно и тайно народам немало. Путь же к первому, методологическому, приоритету лежит через второй, хронологический, поскольку процессы видны только в хронологическом разсмотрении фактов истории.

И таким образом, в современном советском обществе и, в частности, в интеллигенции, имеются две стратегические тенденции развития общества в целом: во-первых, межрегиональная, в результате которой блок — Россия (СССР) должен разпасться до удельных “кня­жеств”, точнее “президенств”, с последующей интеграцией их в себе Евро-Американским конгломератом; во-вторых, внутриблочная концепция размывания толпо-“элитаризма” в блоке Россия (СССР) с перспективами развития в глобальных масштабах.

Вопрос о том, какую поддержит народ и, в частности, русский, разсеянный по всему русскоязычному Союзу. Ранее говорилось, что на уровне мировозприятия эпосов у народов антагонизмов нет. Анализ русских былин говорит, что ни разу меч русского витязя не поднимался ради обретения им золота или престола. Меч — обобщённое оружие — поднимался былинными богатырями не за плату и не за веру, а ради защиты угнетённых и обездоленных, ради защиты культуры народа. Былины передавались веками и отражают статистические закономерности генетически обусловленных матриц потенциальных возможностей и предразположенностей русских людей. В ХIХ веке А.С.Пушкин писал: «Здесь царь Кощей над златом чахнет, здесь русский дух, здесь Русью пахнет». В ХХ веке, спустя пять лет после начала перестройки, после массированного промывания мозгов рыночными концепциями мы слышим жалобы межрегионалов на что? — Да всё на то же: рыночных законов напринимали, а коммерсанты в большинстве своём — ворье времён “застоя”; восторга в народе нет, а недовольство нарастает. Межрегионалы объясняют это тем, что “темен народ”. — Не может тёмный народ иметь светлый эпос.

      *        *

Из изложенного выше следует, что мировоззренчески России наиболее близок исламский мир. Поэтому славяно-мусульманские конфликты могут быть только искусственно и преднамеренно спровоцированы правящей “элитой”, замкнутой на сионо-интер­на­цистские структуры масонства Евро-Американского конгломерата.[150]

Объективных противоречий между народами СССР внутри страны нет. Все вспышки гражданской войны раздуты “элитар­ной” интеллигенцией, лишённой историко-философской культуры в процессе получения ею образования, и поддержаны мафиями и системной периферией глобального надиудейского предиктора.

Объективных противоречий между СССР и государствами Восточной Азии нет. Все прошлые и потенциально возможные обострения отношений СССР с государствами этого региона имели в своей основе толпо-“элитарную” социальную организацию в конфликтующих странах. Конфликты провоцировались межрегиональным Евро-Американским конгломератом через неконтролируемые уровни социальной организации и контуры информационного обмена.

“Холодная” война СССР проиграна, по мнению лидеров США, “со счётом”, эквивалентным безоговорочной капитуляции. Однако “холодная” оккупация — рыночная перестройка — протекает с большим трудом и с потерей темпов.

Хотя долговременные интересы народов СССР требовали наложить «вето» в Совете безопасности ООН при решении вопроса о вмешательстве военной силой во внутриарабские дела в Персидском заливе, а СССР согласился с сионо-интернацистской позицией по этому вопросу, но анализ конфликта позволяет сделать важный вывод. В ближайшее время США и НАТО не способны к военному диктату обычными видами вооружений в отношении СССР, даже без участия на нашей стороне бывших государств Варшавского договора. Хотя межрегиональные силы и достигли в Персидском заливе военного успеха, но в этом военном успехе виден прежде всего крах военных доктрин США при ориентации их на противоборство с блоками, способными к самостоятельному развитию своей экономической и военной инфраструктур.

Ядерное оружие и другие виды оружия геноцида в ходе ЦЕЛЕСООБРАЗНОЙ ВОЙНЫ неприменимы против СССР, ввиду непредсказуемых последствий при условии сохранения в СССР мобильных средств запуска МБР наземного базирования. Это положение сохранится, по крайней мере, в течение ближайших десяти лет, до введения в устойчивый режим функционирования глобальных систем вооружений с развитой наземной и космической инфраструктурой.

Фазовые сдвиги в социальных процессах между зарождением идеологий и их плодоношением не позволяют однозначно трактовать как успех конгломерата интеграцию в общеевропейский дом стран Восточной Европы, ранее входивших в Варшавский пакт. Два поколения выросли при “плохом” построении социализма. Рост социальной поляризации при переходе к толпо-“элитаризму” “хорошего” капитализма будет представлять большую внутреннюю проблему для всех этих стран и ФРГ.

Неприятие народами СССР рыночных концепций “социа­лизма”, интеллектуальная несостоятельность межрегиональной “элиты” в СССР в сочетании с внутренними процессами в Евро-Американском конгломерате и Восточно-Азиатских и мусульманских блоках, создают благоприятные условия для проведения политики размывания толпо-“элитарной” организации общества при игнорировании мнений “свободной” прессы Запада о процессах в СССР.[151] Мировоззренческий потенциал для проведения такой политики советское общество имеет. Поэтому концептуальная самостоятельность развития СССР в глобальном историческом процессе может быть обеспечена. Положение упрощается наличием концептуального кризиса управления в Евро-Амери­канском конгломерате, который в перспективе будет обостряться, ввиду несостоятельности библейской концепции толпо-“элитари­з­ма” в современной цивилизации и наличия тенденций к обретению концептуальной самостоятельности в регионах Азии с блочной организацией управления.

“Интеллектуалы” Римского, ПЭН, Ротари и прочих “элитар­ных” клубов также продемонстрировали свою несостоятельность на международной арене по свойственной всем межрегионалам болезни: специалист подобен флюсу — полнота его односторонняя. В силу извращённой масонством историко-философской культуры западной интеллигенции она в целом к неограниченной концептуальной деятельности неспособна.

Отсутствие мировоззренческих антагонизмов между народами блоков Азии в социальном поведении является хорошей основой для формирования совместной глобальной концепции развития блоков. В случае реализации такой устойчивой концепции, толпо-“элитарная” организация обществ конгломерата сделает его концептуально зависимым от Азии. Япония скупает киностудии США, а американскому толпарю всё равно, смотрит он фильмы, снятые на японские деньги или на еврейские. Как известно, кто деньги платит, тот и музыку заказывает. От такого вторжения США не защищены, ввиду отсутствия такого явления, как устоявшаяся единая культура единого американского народа, выражающая генетически обусловленные матрицы потенциальных возможностей и предразположенностей. Процесс этногенеза в США ещё не завершился: нации “американец” в США пока нет.

Хватит ли у правящей “элиты” СССР ума, чтобы понять всё это, — дело десятое. У народа ума хватит: осознание путей Добра и Зла рождает понятие нравственности и ПРАВА НА ДЕЙСТВИЕ. Нравственно правое дело выше права, произтекающего из закона потому, что закон в толпо-“элитарном” обществе возникает и развивается для защиты безнравственности и злонравия, порождённых “элитой”, и приведения разного рода объективной порочности к допустимому для жизни общества уровню. Поэтому нравственное ПРАВО выше законов государства и воровских законов, закона “Моисея”, в частности, и от него производных.

Наше дело правое! Победа будет за нами! Дело межрегионалов — леворадикальное, т.е. радикально лживое. Власть левых — безправие народа и разрушение общества и природы. Поэтому леворадикалам, лгущим правдой, делать в сфере управления нечего.


VII. «ПАССИОНАРНОСТЬ»:
БИОЛОГИЯ И ДРУГИЕ ВЗАИМОВЛОЖЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ

Правда не вышла бы из колодезя, если бы сырость не изпортила её зеркала.

И египтяне были в своё время справедливы и человеколюбивы!

К. Прутков

Настоящий раздел в работе не обязателен, поскольку ранее высказанные общие положения отнесены в нём к весьма частному вопросу.[152] Его появление вызвано тем, что в СССР после 1987 г. идёт ПРОПАГАНДА концепции Л.Н.Гумилёва “Этногенез и биосфера Земли” (появившейся в 1979 г.). Противники взглядов Л.Н.Гумилёва возражают ему на страницах научных изданий и не выходят на столь массовую аудиторию, как Л.Н.Гумилёв (то ли сами, то ли их не выпускают). В таких условиях большинство читающей и слушающей публики, разсуждая по авторитету, возпринимают концепцию «пассионар­нос­ти» в качестве достоверной теории, одинаково разкрывающей прошлые и будущие загадки истории. Процесс возприятия обществом этой пропаганды сопровождается вульгаризацией теории и неоправданным разширением по самым разным причинам области применения высказанных её автором положений.

Мы согласны с тем, что «этногенез» как явление в глобальном историческом процессе существует, но описание его Л.Н.Гуми­лё­вым крайне односторонне и содержит ряд ошибочных, на наш взгляд, утверждений. В этом разделе мы прокомментируем книгу Л.Н.Гумилёва “Этногенез и биосфера Земли” (изд. 3, стереотипное, Ленинград, “Гидрометиздат”, 1990 г., 528 стр., тираж 50000).

Лев Николаевич пользуется методологией — системой стереотипов разпознавания явлений и формирования их образов — весьма близкой к диалектическому материализму. По этой причине вселенная не осознана как процесс-триединство — материя, информация, мера. Время в книге не существует в качестве осознанно изпользуемой категории меры.

«Так мы знаем, что как категория время есть, но не видя его границ, не имеем возможности дать времени общепонятное определение» (стр. 39). На стр. 96: «Что такое “время”— не знает никто. Однако, измерять его люди научились[153]».

Далее Л.Н.Гумилёв приводит примеры измерения времени, основанные на различных эталонных процессах, что можно обобщить, как это сделано во Введении: понятие времени возникает в процессе отображения одного процесса на другой, частота которого принята в качестве эталонной.

На стр. 351: «История — это изучение процессов, протекающих во времени, но что такое время — не знает никто».

В нашем понимании «время» всегда субъективно. Необходимо только отдавать себе отчёт в том, частота какого процесса является эталонной, когда употребляется термин «время» в смысле, отличном от бытового. В противном случае возможна неконтролируемая сознанием смена эталонных процессов в ходе повествования, что может привести к ошибочным выводам.

Информация (дух) в диалектическом материализме — неприкаянное понятие. Как и положено неприкаянному духу, информация вмешивается в дела диалектиков-материалистов и мстит за свою неприкаянность смещением понятийных границ и подменой понятий.

На стр. 279: «Можно сказать, что резонанс пассионарной возбудимости тем меньше, чем дальше отстоят этносы пассионария и гармоничной особи, разумеется, при прочих равных условиях. Это обстоятельство снова сближает проблемы пассионарности как признака с проблемой сущности этнической монолитности. Но ведь резонанс, как и индукция, — понятие энергетическое. Насколько они приложимы к этносу?»

Энергия — материя[154], всегда некоторым образом упорядочена и существует как компонент процесса-триединства: материя, информация, мера. Что в процессе для субъекта важнее — его личное дело, но главное — не путать и не отождествлять одно с другим.

Явление резонанса состоит в том, что некая структура, при прохождении через неё потока энергии, забирает из потока часть энергии и преобразует её в иной вид. Для того, чтобы возник резонанс, необходимо соответствие упорядоченности структуры, поглощающей энергию, и упорядоченности потока энергии: т.е. информационное соответствие — соответствие собственных частот колебаний структуры спектральному составу потока энергии. Если вы поднесёте к роялю камертон 440 Гц и ударите по клавише «ре», что есть силы, — камертон не зазвучит; но если вы тихонечко сыграете «ля», — камертон откликнется, хотя струны «ре» излучали энергии гораздо больше, чем струны «ля».

То же касается и индукции: для неё необходимо соответствие упорядоченности структур 1) передатчика, 2) среды, через которую разпространяется поток энергии (несущий информацию), 3) приёмника. Безполезно делать сердечники трансформатора из дерева; необходимо железо, лучше трансформаторное. Хотя атомы железа и молекул дерева «собраны» из одного и того же набора элементарных частиц, но упорядочены, оформлены в структуры эти частицы по-разному.

То же касается и второй обмотки трансформатора — приёмника: бобина с прекрасной рыболовной леской явно не подойдёт для этой роли.

Поскольку диалектический материализм не видит духа, информации как объективной нематериальной категории, то закономерно смешение понятий при описании информационных процессов, когда изпользуются термины «материя», «энергия» и т.п. Не избежал этого и Л.Н.Гумилёв.

На стр. 328: «В любом колебательном движении есть только ритм и большая или меньшая напряжённость (частота)».

Загляните в любой словарь физических терминов: «Ритм» и «частота» — синонимы, хотя бы отчасти; «напряжённость» и «частота» — не синонимы: т.е. имеет место смещение понятийных границ, поскольку любой колебательный процесс характеризуется частотой, относимой к частоте эталонного процесса, и амплитудой в самом общем смысле слова (в частном случае амплитудным значением напряжённости физического поля); и та и другая могут изменяться с течением времени, т.е. процесса. Хотя теория колебаний, безусловно, — одна из наиболее общих наук.

И сделанные возражения — не мелочи и не придирки: книга Л.Н.Гумилёва посвящена описанию крайне низкочастотных по отношению к смене поколений процессов, продолжительность развития которых во много раз превозходит время существования в сознании общества, даже в сознании учёных, самой проблемы этногенеза. При этом биологические аспекты проблемы документированы неизмеримо хуже, чем социальные. В таких условиях неточности словоупотребления и безконтрольный дрейф понятийных границ способны изказить в возприятии человека существо объективного явления до неузнаваемости.

В физике есть соотношение неопределённостей Гейзенберга: неопределённость импульса частицы, умноженная на неопределённость её координаты, равна как минимум 1/2 постоянной Планка. На стр. 163 Л.Н.Гумилёв пишет:

«Начиная с XVII в., в физике дебатировался вопрос — состоит ли свет из частиц (корпускул) или представляет собой волны в эфире? Обе концепции имели столь серьёзные недостатки, что ни одна из них не могла возобладать. Спор был разрешён лишь в середине 20-х годов XX в. с появлением квантовой механики. Современные физики считают, что свет — не волна, не частица, а то и другое одновременно, и может проявлять обе группы свойств. На этой основе был сформулирован широко известный принцип неопределённости, согласно которому при наличии двух сопряжённых физических переменных (например, импульса и координаты или энергии и времени) может быть установлено значение той или другой, а не обеих вместе[155].

В этнических феноменах тоже налицо две формы движения — социальная и биологическая. Следовательно, тем или иным способом в том или ином аспекте может быть описана либо та, либо другая сторона сложного явления. При этом точность описания и его многосторонность взаимно изключают друг друга. Отметив это, применим принцип неопределённости к нашему “матери­алу”».

Но нельзя же так! Во-первых, аналогия — не доказательство. Во-вторых, и аналогии-то нет, и кроме того само соотношение неопределённостей трактуется неправильно, ложно (возможно, что по невежеству гуманитариев в вопросах естествознания и ущербности мышления, вследствие чего они не способны описывать явления языком математики). В микромире, который описывает квантовая механика, — каждая частица — конечная группа волн (по крайней мере, если изходить из наличия порога чувствительности измерительной аппаратуры). Любой объект обладает волновыми свойствами, поскольку он — волна прежде всего. Тот же объект обладает корпускулярными свойствами, поскольку в его состав входит конечный (в указанном смысле) набор волн. В макромире волна — движущиеся некоторым колебательным образом, изменяющиеся по составу, совокупности частиц, и потому свойства частиц и свойства волн проявляются независимо и взаимно изключающие у разных объектов: т.е. либо волна, либо частица, тело. В микромире — свои законы, которые обусловливают законы макромира.

Кроме того, по отношению к частице микромира возможно определение значения импульса и координаты, но чем точнее определена одна величина, тем больше ошибка в определении другой. Величины же обеих ошибок связаны соотношением неопределённостей Гейзенберга, а не ахинеей Гумилёва на ту же тему. В микромире — один способ существования объектов, коему присуще проявление и волновых, и корпускулярных свойств у одних и тех же объектов. К применению соотношения неопределённостей в физике основания есть, но к применению его “аналога” для разделения сфер биологии и социологии — оснований нет, кроме желания создать иллюзию наукообразия изложения. В толковом словаре понятий и терминов, завершающем книгу, его составитель В.Ю.Ермолаев, утверждает: «Прин­цип неопределённости в этнологии — объективное ограничение возможностей изследователя при наблюдении последовательности событий, позволяющее описать их только в одном из двух аспектов: либо в социальном, либо в этническом (природном)». Единство же законов бытия не в том, чтобы переносить частные законы из одной области науки в другую, когда вздумается закрыть “объек­тив­ным” законом неугодный КОМУ-ТО предмет от обсуждения.

Кибернетика и общая теория систем были упомянуты Л.Н.Гу­ми­лёвым только для того, чтобы характеризовать «этнос» как самоорганизующуюся систему. Но механизм саморегуляции, процесс саморегуляции как ИНФОРМАЦИОННЫЙ процесс, в том числе процесс информационного обмена между биологической и социальной организацией популяции, остались не описанными нигде.

Возможны две УСЛОВНЫХ точки зрения на любой процесс. Во-первых, как на один из частных процессов в объемлющей его совокупности процессов: во-вторых, как на объемлющий процесс по отношению к некоторой совокупности. В силу же взаимной вложенности процессов, ПРАКТИЧЕСКИ приходится в ходе изложения переходить с одной точки зрения на другую и обратно. При этом необходимо определённо различать обе возможные точки зрения на один и тот же процесс, а не нести вздор о «принципе неопределённости» там, где всё определённо.

Л.Н.Гумилёв под словом «этногенез» понимает процесс возникновения «этноса», развитие «этноса», его угасание до полного изчезновения или пребывания его остатков в продолжительном равновесии со средой обитания при смене поколений. Внешнее описание процесса этногенеза при отсутствии прерывания его извне выглядит следующим образом:

«По какой-то, пока неясной, причине появившийся на арене новый этнос (часто со старым названием) преображает ландшафт при помощи нового способа адаптации к природным условиям. Это произходит, как правило, в инкубационный период фазы подъёма и не фиксируется в исторических източниках (кроме легенд). Историческая, описанная в източниках эпоха включает при отсутствии внешнего смешения следующие фазы этногенеза: 1) явный период фазы подъёма, 2) акматическую фазу, когда этнос предельно активен, а давление на ландшафт уменьшено, 3) фазу надлома, когда антропогенное давление максимально и деструктивно, 4) инерционную фазу, в которой идёт накопление технических средств и идеологических ценностей, 5) фазу обскурации, во время которой нет забот ни о культуре, ни о ландшафте. После этого наступает фаза гомеостаза, когда идёт взаимодействие остатков полуистреблённого этноса с обедненным ландшафтом, возникшим на обломках культурного ландшафта, там, где на месте дубов выросли лопухи, среди которых играют в прятки правнуки завоевателей и дети разбойников.

В эту эпоху отношение этноса-персистента к природе становится одновременно потребительским и охранительным. Но, увы, как то, так и другое диктуется традицией, а не волевым сознательным решением. И так до тех пор, пока новый этнос вновь не преобразует ландшафт. Видимо, этногенез — не единое глобальное явление, а множество самостоятельных этногенезов в тех или иных районах» (стр. 211).

Прежде чем говорить о ПРОЦЕССЕ «этногенеза» и его фазах дальше, обратим внимание на тот факт, что термин «этнос» в теории Л.Н.Гумилёва несёт понятийную нагрузку, отличную от термина «нация» в определении И.В.Сталина и отличную от термина «народ» в обыденном словоупотреблении. При вульгаризации теории Л.Н.Гу­милёва в процессе её пропаганды, все, что говорит её автор о СВОЁМ «этносе», обыденное сознание переносит на своё понимание слов «народ», «нация».

«Этнос» у Л.Н.Гумилёва — понятие с весьма эластичными и дрейфующими понятийными границами.

На стр. 15, 16: «Этнос — феномен биосферы или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической хронологией исторических событий».

На стр. 24: «этносы — явление, лежащее на границе биосферы и социосферы и имеющее весьма специальное назначение в строении биосферы Земли».

В этой фразе интересно употребление слова «наз­начение»: оно ассоциируется с соответствием некой целевой функции существования и развития «этносов», хотя Л.Н.Гумилёв и отрицает телеологический подход, при котором всё существует с определёнными целями сообразно Божественному предначертанию.

На стр. 59: «…этногенез — процесс не социальный, ибо спонтанное развитие социосферы лишь взаимодействует с природными явлениями, а не является их продуктом.

Но именно тот факт, что этногенез — процесс, а непосредственно наблюдаемый этнос — фаза этногенеза, и следовательно, нестабильная система, изключает любые сопоставления этносов с антропологическими расами, а тем самым с любыми расовыми теориями».

На стр. 95: «…этнос — коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих коллективов. Этнос более или менее устойчив, хотя возникает и изчезает в историческом времени. Нет ни одного реального признака для определения этноса, применимого ко всем известным случаям. Язык, произхождение, обычай, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда нет. Вынести за скобки мы можем только одно — признание особью: «Мы такие-то, а все прочие другие». Поскольку это явление универсально, можно предположить, что оно отражает некую физическую или биологическую реальность, которая и является для нас искомой величиной».

На стр. 102: «Итак, мера устойчивости этноса как системы определяется не его массой, т.е. численностью населения и точностью копирования предков, а среднестатистическим набором связей различных весов и знаков. Резкий выход за определённые пределы влечёт либо гибель, либо бурное развитие. Этим и создаётся эластичность этноса, позволяющая ему амортизировать внешние воздействия и даже иногда регенерировать, ибо «многосвязная» система восполняет ущерб перестройки связей».

На стр. 103: «Этнос — не просто скопище людей, теми или иными чертами похожих друг на друга, а система различных по вкусам и способностям личностей, продуктов их деятельности, традиций, вмещающей географической среды, этнического окружения, а также определённых тенденций, господствующих в развитии системы».

На стр. 135: «Этнос — устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам и отличающийся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в историческом времени».

Здесь же вводится понятие «суперэтноса» как мозаичной целостности группы этносов, одновременно возникших в одном регионе; и «субэтноса» как элемента структуры этноса, взаимодействующего с прочими элементами структуры «этноса». «При упрощении этносистемы в финальной фазе число субэтносов сокращается до одного, который становится реликтом».

На стр. 185: «И арабы, тибетцы, ирокезы — все имеют свою изходную территорию, определяемую неповторимым сочетанием элементов ландшафта. И как таковая «родина» является одним из компонентов системы, именуемой «этнос»».

На стр. 241: «Этносы не так, как змеи: они меняют не кожи, а души». И несколько далее: «И тогда получается твердый вывод: этносы возникают и изчезают независимо от наличия тех или иных представлений современников. Значит, этносы — не продукт социального самосознания отдельных людей, хотя они и связаны изключительно с формами коллективной деятельности людей…»

В «толковом словаре» книги В.Ю.Ермолаев даёт следующее определение «этноса»:

«…естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, изходя из ощущения комплиментарности».

Набор признаков, необходимых для идентификации «этноса» Л.Н.Гумилёва, иногда шире, чем пять признаков в определении нации И.В.Сталина, и включает в себя даже среду обитания (природ­ную и социальную), а иногда сокращается до одного стереотипа поведения, достаточно устойчивого во времени. Стереотип поведения может быть различным, в том числе и стереотип Т.Герцля: «Группа людей общего исторического прошлого и общепризнанной принадлежности в настоящем, сплоченная из-за существования общего врага». То есть гумилёвский «этнос» можно напялить и на исторически сложившуюся нацию, народ и на псевдоэтническую мафию; потом назвать это межнациональным конфликтом; а после этого приступить к защите “малого народа” от “притеснений” со стороны боль­ших народов, отстаивающих самобытность и дальнейшее развитие своих национальных культур от посягательств псевдоэтнической мафии владеть народом как собственностью.

ЭТО — ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА, ПОЧЕМУ ТЕОРИЯ «ПАССИО­НАРНОСТИ» ПРОПАГАНДИРУЕТСЯ В КАЧЕСТВЕ ОДНОГО ИЗ ПОСЛЕДНИХ ДОСТИЖЕНИИ СОВЕТСКОЙ НАУКИ, РА­НЕЕ ЯКОБЫ СКРЫВАВШЕГОСЯ ОТ НАРОДОВ РЕТРОГРА­ДАМИ.

Кроме того, “еврейский народ” на протяжении двух тысячелетий демонстрирует ничем неистребимую “пассионарность”, что льстит чувству “богоизбранности” сионо-интернацистов. Неистребимость его «пассионарности» является изключением из общего правила («пас­сионарность этноса» согласно теории выгорает примерно за 1200 лет), причины чего Л.Н.Гумилёв не потрудился объяснить.

В целом же ГУМИЛЁВСКИЙ ЭТНОС — категория биологическая, и делать из его теории широкие социологические обобщения не следует. В нашей терминологии то явление биосферы, которое Л.Н.Гумилёв назвал термином «этнос», в контексте его книги является популяцией вида Человек Разумный, замкнутой относительно других популяций не столько природно-географическими факторами, сколько культурными факторами. О возможности такой замкнутости популяции вида Человек Разумный через культуру говорилось ранее. Кроме того, каждая такая популяция отличается от других статистическими особенностями совокупности генетически обусловленных матриц потенциальных возможностей и предразположенностей входящих в неё особей. Четкую границу между ними на биологическом уровне достаточно часто провести затруднительно, как затруднительно четко очертить границы отдельных волн в общей картине морского волнения: вспомните хотя бы картину И.К.Айвазовского “Девятый вал”.

В свободном развитии культура выражает совокупную матрицу популяции; в стеснённом развитии культура деформирует совокупную матрицу; матрица же защищает свою культуру и при попытке навязать популяции иную, характер защиты может быть различным — от замкнутости до активного отпора. Культура и матрица взаимно влияют друг на друга, хотя и являются информационными системами разных уровней организации биологического вида Человек Разумный. «Этнос» Л.Н.Гумилёва — популяция, замкнутая относительно других через культуру и статически отличимая от других на уровне генетических структур.

Из определения нации И.В.Сталина «этносу» Л.Н.Гумилёва отвечает только последний признак — «психический склад, проявляющийся в общности культуры», — но к этому признаку добавлены статистические особенности генетики популяции. Нация социологии и биологический «этнос» Л.Н.Гумилёва — качественно различные категории.

Важнейшую роль в теории Л.Н.Гумилёва играет термин «пассио­нар­ность» и другие, с ним связанные.

На стр. 266: «Итак, пассионарность — это способность и стремление к изменению окружения, или, переводя на язык физики, — к нарушению инерции агрегатного состояния среды. Импульс пассионарности бывает столь силен, что носители этого признака — пассионарии — не могут заставить себя рассчитать последствия своих поступков. Это очень важное обстоятельство, указывающее, что пассионарность — атрибут не сознания, а подсознания, важный признак, выражающийся в специфике конституции нервной деятельности. Степени пассионарности различны, но для того, чтобы она имела видимые и фиксируемые историей проявления, необходимо, чтобы пассионариев было много, т.е. это признак не только индивидуальный, но и популяционный».

На стр. 281: «Итак, пассионарность — не просто «дурные наклонности», а важный наследственный признак, вызывающий к жизни новые комбинации этнических субстратов, преображая их в новые суперэтнические системы. Теперь мы знаем, где искать его причину: отпадают экология и сознательная деятельность отдельных людей. Остаётся широкая область подсознания, но не индивидуального, а коллективного, причём продолжительность действия инерции пасcионарного толчка исчисляется веками. Следовательно, пассионарность — это биологический признак, а первоначальный толчок, нарушающий инерцию покоя, — это появление поколения, включающего некоторое количество пассионарных особей. Они самим фактом своего существования нарушают привычную обстановку, потому что не могут жить повседневными заботами, без увлекающей их цели».

На стр. 276: «Пассионарность обладает ещё одним крайне важным свойством: она заразительна. Это значит, что люди гармоничные (а в ещё большей степени — импульсивные) оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они были пассионарны. Но как только достаточное разстояние отделяет их от пассионариев, они обретают свой природный психо-этни­чес­кий поведенческий облик».

И в “толковом словаре” В.Ю.Ермолаев собирает всё воедино:

«ПАССИОНАРНОСТЬ КАК ХАРАКТЕРИСТИКА ПОВЕДЕНИЯ — эффект избытка биохимической энергии живого вещества, порождающий жертвенность часто ради иллюзорной цели.

ПАССИОНАРНОСТЬ КАК ЭНЕРГИЯ — избыток биохимической энергии живого вещества, обратный вектору инстинкта и определяющий способность к сверхнапряжению.

ПАССИОНАРНЫЙ ПРИЗНАК — рецессивный генетический признак, обуславливающий повышенную абсорбцию особью биохимической энергии из внешней среды и выдачу этой энергии в виде работы.

ПАССИОНАРНЫЙ ТОЛЧОК — микромутация, вызывающая появление пассионарного признака в популяции и приводящая к появлению новых этнических систем в тех или иных регионах».

Теперь перейдём к взгляду на внутреннюю механику «этногенеза» и её связь с внешними по отношению к ней процессами.

На стр. 345: «Зоны пассионарных толчков — это узкие полосы шириной около 300 км при широтном направлении к несколько больше при меридианальном, примерно на 0,5 окружности планеты. Они похожи на геодезические линии. Возникают толчки редко — два или три за тысячу лет, и почти никогда не проходят по одному и тому же месту». Геодезическая линия, на не плоской поверхности, — аналог прямой на плоскости — соединяет кратчайшим путём две избранные точки. То есть по отношению к земному шару это отрезок «дуги большого круга» (картографический термин, определяющий линию пересечения поверхности земного шара и секущей плоскости, проходящей через его центр). Карта осей пассионарных толчков для Евразии и Сев. Африки приведена в цитируемом издании на рис. 5 на стр. 342.

На стр. 485: «…сам пассионарный толчок, который был описан как эмпирическое обобщение, объясняющее колебания этносферы, явно неземного произхождения. Уже то, что оси зон толчков разполагаются на поверхности планеты, как линии, концы которых ограничены кривизной планеты, а перпендикуляры к ним проходят через центр Земли, указывает на зависимость оси толчка от магнитного поля планеты. Предположение, что эти энергетические удары по Земле идут не от Солнца, а из рассеянной энергии галактики, нашло уточнение. Американский астроном Джон Эдди обнаружил, что деятельность Солнца варьирует настолько, что даже 11 летний цикл активности солнечных пятен не прослеживается На основе этих выводов Джон Эдди составил график солнечной активности за 5 тыс. лет. И оказалось, что все датированные пассионарные толчки хронологически совпадают с минимумами солнечной активности либо с периодами её спада. Это уже закономерность, позволяющая интерпретировать явление. При уменьшении солнечной активности защитные свойства ионосферы снижаются, и отдельные кванты или пучки излучения могут достигнуть земной поверхности. А жесткое излучение, как известно, вызывает мутации».

На стр. 341: «Причиной толчков могут быть только мутации, вернее, микромутации, отражающиеся на стереотипе поведения, но редко влияющие на фенотип. Как правило, мутация не затрагивает всей популяции своего ареала. Мутируют только некоторые, относительно немногочисленные особи, но этого может оказаться достаточно, чтобы возникли новые «породы», которые мы фиксируем со временем как оригинальные этносы».

По этому поводу можно сделать возражение, касающееся генного аппарата. Все хромосомы, все их фрагменты — одинаково открыты для воздействия мутагенных факторов. Ущерб от мутаций в различных фрагментах генокода для организма различен. Но ограничение мутаций запретом «редко влиять на фенотип» явно не вытекает из генетики.

Весь состав популяции согласно теории “пассионарности” делится на три категории особей:

·  пассионарии, пассионарный импульс поведения которых превышает величину импульса инстинкта самосохранения;

·  гармоничные особи, пассионарный импульс которых равен по величине импульсу инстинкта самосохранения;

·  субпассионарии, пассионарный импульс которых меньше импульса инстинкта самосохранения.

Удар жёстким излучением из космоса, согласно теории пассионарности, вызывает микромутации, в результате которых количество пассионариев увеличивается и они выводят популяцию из состояния равновесия со средой. Весь процесс «этногенеза» — процесс колебания доли особей всех трёх категорий в составе общей численности популяции, до возстановления балансировочного режима пребывания популяции в среде, не изменяющегося со сменой поколений.

В цитируемом издании на рис. 4 на стр. 399 приведён график изменения пассионарного напряжения (некоторой функции соотношения всех трёх категорий особей в популяции) в зависимости от времени. Весь процесс длится примерно 1200 лет. На стр. 344 показана зависимость того же пассионарного напряжения для этно-культурных систем Евразии с I по XV века. Если процесс успевает завершиться до решительного внешнего вмешательства, то его длительность также близка к 1200 годам. По книге Л.Н.Гуми­лёва длительность полного цикла этногенеза около 1200 лет оказывается константой, не зависящей от каких-либо факторов, которыми обусловлен процесс.

Внутренней причиной этногенеза по Л.Н.Гумилёву является изключительно микромутация, которая отражается на генетически обусловленной совокупной матрице потенциальных возможностей и предразположенностей. Если обратиться к работе Г.Климова “Прото­ко­лы советских мудрецов” (Издательство «Глобус», Сан-Франциско, 1981 г.), посвящённой роли биологического вырождения в истории культуры, то оказывается, что списки “пассио­на­риев” и вырожденцев, оставивших свой след в культуре, науке, политике, а сверх того пословицу — «природа отдыхает на детях гениев», — поскольку их потомство было неплодно, нежизнеспособно или дегенеративно, совпадают. Изрядная часть “пассио­на­риев”, согласно данным Г.Кли­мова, имела склонность к половым извращениям, нервным и психическим разстройствам. То есть они были “пассионарны” просто потому, что не могли физически или психически жить нормальной жизнью общества, т.е. семейной жизнью. Также Г.Климов приводит статистику об особой предразположенности евреев к нервно-психи­ческим разстройствам, осно­вой коего является вырождение, что опять же вполне согласуется с неувядающей пассионарностью “богоиз­бран­ного народа” и ролью членовредительства (обрезания) в нарушении развития нервной системы. То есть изрядная часть “пассионариев” принадлежит к категории, характеризуемой пословицей: сила есть — ума не надо.

Если разсматривать человека как информационную систему, то генетический аппарат — только один из её уровней организации. Причём это уровень наиболее хорошо защищён по отношению к изкажению информации по сравнению со структурами головного мозга, обеспечивающими мышление, включая взаимодействие долговременной памяти, подсознания, сознания и т.п. Известно, что вспышки аварийности на автомобильном транспорте, в промышленности, хорошо отслеживают солнечную активность и обусловленные ею изменения состояния физических полей Земли. Вспышки аварийности — непосредственное следствие ошибочности мышления, нарушений нервной деятельности операторов всех этих технических средств. До мутации при этом дело не доходит, а когда возстанавливается обычное состояние физических полей Земли, то высшая нервная деятельность протекает нормально и ошибок возникает гораздо меньше, чем в период вспышек аварийности. Кроме того, существуют бионегативные зоны, динамика и активность которых не изучена должным образом, но которые также способны вызывать нарушения высшей нервной деятельности.

Это означает, что прежде, чем в популяции возникнут генетические изменения, в ней уже произойдёт какое-то помрачение умов, следствием чего будет тезис: «Так жить нельзя», хотя до этого многие поколения жили в этно-ландшафтном равновесии и никаких возражений, проявляющихся в деятельности, против прежнего образа жизни не имели. Применительно к виду Человек Разумный, этно-ланд­шафтное равновесие — балансировочный режим в системе «ПРИ­РОДНАЯ СРЕДА РЕГИОНА — КУЛЬТУРА (ВКЛЮЧАЯ СОЦИ­АЛЬ­НУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ) — СТАТИСТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОВОКУПНОЙ МАТРИЦЫ ГЕНЕТИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ И ПРЕДРАЗПОЛОЖЕННОСТЕЙ ПОПУЛЯЦИИ ЛЮДЕЙ В РЕГИОНЕ».

Причём в этой системе наиболее мягким, податливым звеном, обладающим наименьшим запасом устойчивости, является культура, т.е. социальная сфера, а не биологическая. Но именно это звено закрывает от изследователя “объективный” принцип «неопреде­лённости» в этнологии, выдуманный Л.Н.Гумилёвым безо всяких к тому оснований в Объективной реальности.

Мутагенный фактор также может вывести систему из балансировочного режима, но генетический аппарат довольно хорошо защищён системами возстановления генетической информации по сравнению с культурой и высшей нервной деятельностью. Поэтому помрачения умов, на достаточно длительный срок деформирующие культуру, более вероятны, на наш взгляд, в качестве непосредственной внутренней причины «этногенеза», чем деформация под воздействием мутагенных факторов совокупной матрицы статистических характеристик генетически обусловленных возможностей и предразположенностей.

Внешним фактором, вызывающим изменение мыслительной деятельности (как индивидуальной, так и коллективной на уровне биополевого обмена), могут быть ритмы солнечной активности, влияющие на состояние физических полей планеты и характер её взаимодействия с Космосом; может быть вмешательство иного разума, о чём говорят мифы и религии; завершение цикла реинкарнаций, когда в популяцию возвращаются души, уже прошедшие этот путь развития некогда раньше — именно они и говорят: «Так жить нельзя!»

После этого импульса система выходит из балансировочного режима и со временем переходит в некий иной балансировочный режим, если цикл не прервётся воздействием извне. В этом переходном режиме, который Л.Н.Гумилёв называет«этногенез», элементы системы — культура, совокупная матрица и среда обитания — оказывают давление друг на друга и изменяются по сравнению с прежним состоянием к моменту вступления в новый балансировочный режим.

Способность людей возпринимать энергию из внешней среды, аккумулировать её и возвращать в среду, природную и социальную, в ходе их деятельности различна. Одни еле-еле сводят энергетический баланс, и на активную деятельность в обществе их энергии не хватает; другие очень энергичны. Кроме того, в течение жизни энергетические возможности человека изменяются. И это изменение обусловлено не только генетической программой развития организма, но и социальными факторами. Физически здорового, энергичного человека можно убить морально, лишив его привычных ему жизненных целей, сообразно которым он изпользует свой энергетический потенциал, если он не сможет найти новых целей приложения своей энергии. Примером является “смерть” Николая I, сломленного поражением в крымской войне, которое произошло вопреки тому, что он всё своё царствование уделял особенное внимание поддержанию военной мощи России на суше и на море на высочайшем, по его понятиям, уровне.

Поэтому то, что Л.Н.Гумилёв назвал “пассионарность”, — явление более сложное, чем биологический признак, передаваемый генетически из поколения в поколение. И можно выделить, по крайней мере, следующие типы “пассионариев”:

·  люди, чьё здоровье в силу генетических и травматических нарушений не позволяет им вести нормальный образ жизни, т.е. иметь семью и весь комплекс социальных связей; кто силой этого обстоятельства вынужден изпользовать избыток энергии в форме “пассионарной активности”. Этих “коллекцио­ни­ро­вал” Ламброзо, на него ссылается Г.Климов;

·  полные сил и здоровья идиоты-биороботы, которым каким-то образом как-то в-темя-шилась в голову какая-то идея-фикс (или кто-то им в-темя-шил?), и они не могут от неё отстроиться и не способны оценить её критически. Вследствие этого они кладут свои и чужие жизни на реализацию этой идеи-фикс. Примером такого рода “пассионария”, судя по всему, является Л.Д.Брон­штейн-Троцкий со “своей” теорией “перма­нен­тной революции” и многие его последователи;

·  самостоятельно мыслящие люди, полные энергии, но не обладающие достаточной интеллектуальной мощью, чтобы реализовать эту энергию в безопасных для окружающих формах, т.е. это слабоумные по отношению к роду деятельности и свойственному деятельности кругу ответственности;

·  гармонично развитые натуры с мощной энергетикой. Таких, видимо, меньшинство из числа “пассионариев”. Делают они много, и в отличие от предъидущих трёх категорий, отдают себе отчёт в последствиях своих действий.

Так что «пассионарность» еврейства — это «пассионарность» первых двух типов, поскольку основана на членовредительстве, нарушении развития нервной системы, генетической отягощённости культурно замкнутой популяции, за счёт близкородственных браков в течение многих веков, и на утрате чувства самокритичности, истреблённого чувством “богоизбранности”.

Те, кого Л.Н.Гумилёв отнёс к субпассионариям, характеризуются, на наш взгляд, не столько недостатком энергии, хотя есть и такое, сколько крайне низкой организацией души, что и толкает их на агрессивное потребительство, поскольку они, обладая низкой душевной организацией, не могут найти своё место в деятельности общества. Они и часть “пассионариев” составляют социальный люмпен, который в периоды смены фаз процессов представляет наибольшую угрозу для остального общества.

Пока популяция пребывает в состоянии этно-ландшафтного равновесия, все люди со сколь угодно различной энергетикой находят в социальной организации популяции сферу для приложения своей энергии. Когда тезис «так жить нельзя» разваливает прежнюю социальную организацию, то в этом социальном хаосе плещет неорганизованная энергия, что разрушительно и для среды обитания, и для прежней культуры, и для прежнего состояния статистических характеристик совокупной матрицы генетически обусловленных возможностей и предразположенностей (последнее протекает обычно в форме резни).

Хотя Л.Н.Гумилёв особо не вдаётся в анализ социальных процессов, но он обращает внимание на то, что в первые фазы этногенеза после “пассионарного толчка” переход в “высшие” социальные группы — т.е. “элиту”, сферу управления, возможен и определяется прежде всего личными качествами. В терминах социологии это означает, что контрастность разделения общества в толпо-“элитаризме” не носит устойчивого при смене поколений характера. После хаоса первых фаз этногенеза возстановление управления обществом сопровождается обретением устойчивости социальными структурами, что ведёт к толпо-“элитаризму”, при господстве в обществе психологии вседозволенности и соглашательства со вседозволенностью более сильных в каких-то качествах. Культурная замкнутость популяции, именуемой Л.Н.Гу­ми­лёвым «этнос», обретает не только внешнюю границу, характерную для первых фаз этногенеза, но и внутреннюю границу между “элитой” и “толпой”. «Этнос» разпадается на два «субэтноса», если пользоваться терминологией Л.Н.Гумилёва. И возникает «суб­этни­ческий» антагонизм: сначала взаимная социальная негативная предубеждённость, потом социальная напряжённость и в конце концов классовая борьба в её открытой форме. Причина же в том, что один «субэтнос» вкалывает на другой, продуктообмен между ними носит неравноправный характер, и это длится БЕЗПРОСВЕТНО, ИНФЕРНАЛЬНО для одного из них. При этом “элита” со временем начинает беситься с жиру, а “толпа” плюет на всё и сворачивает производство до минимума. Думают единицы — их никто не слышит, а потому идёт деградация культуры, вырождение на биологическом уровне, стимулируемое культурой поощрения разврата, вследствие чего и растёт разрыв в “обра­зованности” между “толпой” и “элитой” и в обществе накапливается разнородный люмпен.

О том, что “пассионарность” связана не только с энергетикой, но прежде всего с организацией (т.е. информацией), говорит и измерение “пассионарного напряжения” Л.Н.Гумилёвым в единицах, характеризующих составляющие (орты) вектора целей. На рис. 4, стр. 339: жертвенность, стремление к идеалу победы, стремление к идеалу успеха, стремление к идеалу знания, творчества, стремление к благоустройству без риска для жизни, тихий обыватель, адаптированный к биоценозу ареала (т.е. его вектор ошибки по его понятиям равен нулю). А далее идут меры потери управления “субпассиона­ри­ями”: неспособность регулировать вожделения, неспособность удовлетворять вожделения. И весь цикл этногенеза — колебательный процесс изменения статистических характеристик индивидуальных целей на первых приоритетах общесоциального вектора целей. Основной объём поведенческой информации человек черпает всё же из культуры, которая генетически не передаётся, хотя возприятие культуры и произходит в соответствии с генетически обуслов­лен­ны­ми индивидуальными матрицами потенциальных возможностей и предразположенностей. Но наполнение матрицы произходит всё же в культурной среде, т.е. информационной среде социального уровня организации, формирующей все внегенетические стереотипы человека. Многое человек получает и на этом уровне в обход контроля его сознания, но здесь действуют уже статистические закономерности возприятия информации из общества индивидом, а не генетическая предопределённость информационного состояния индивида после объединения половых клеток родителей. Статистические же закономерности процессов социального и биологического уровней организации определяются по отношению к эталонным частотам времени на обоих уровнях организации системы. На биологическом уровне эталонная частота определяется на основе срока вступления в жизнь новых поколений — 20 — 25 лет (примерно два цикла солнечной активности). При этом у человека нет синфазности (синхрон­ности) вступления в жизнь поколений в разных генеалогических линиях популяции, как, например, у большинства птиц, или ещё более ярко у лососей. По этой причине эта частота не бросается в глаза, хотя она существует и проявляется в подъёмах и спадах рождаемости, следующих за крупными социальными потрясениями на протяжении нескольких поколений. На социальном уровне организации, как уже ранее отмечалось, на протяжении истории произошла смена эталонных процессов, являвшихся основой общественного производства, частоты которых определяли социальное время. Одним из социальных процессов является обновление прикладной фактологии знания. В глобальном историческом процессе частота обновления прикладной фактологии выросла, и периодичность обновления прикладной фактологии знания в общественном объединении труда изменилась с нескольких столетий (во времена цивилизаций древности) до 5 — 10 лет в ведущих отраслях настоящее время. Таким образом, информационное состояние популяции на уровне социальной организации примерно со второй половины XX века стало обновляться несколько раз за время жизни одного поколения; на биологическом же уровне оно по-прежнему, естественно, обновляется при смене поколений. Это отличие носит качественный характер по отношению к «этно­системам», разсмотренным Л.Н.Гумилёвым, и экстраполяция его выводов на современность не обоснована (сам он ограничивается в разсмотрении временем до начала XIX в., о чём популяризаторы-вульгаризаторы забывают или умышленно умалчивают). После того, как частота обновления прикладной фактологии, превысив частоту вступления в жизнь новых поколений, и частоту смены активных взрослых поколений (50 лет), стала эталонной частотой социального времени, изменились и статистические закономерности возприятия информации из общества отдельным индивидом.

Толпо-“элитаризм” устойчив, пока периодичность обновления прикладной фактологии охватывает жизнь многих поколений. Когда жизнь одного поколения охватывает несколько смен прикладной фактологии, толпо-“элитаризм” может поддерживаться только искусственно, в том числе путём массового применения средств воздействия на психику большинства населения, т.е. БИОРОБО­ТИЗА­ЦИЕЙ не-“элиты” и “элиты” (алкоголь, табак, все виды наркотиков вплоть до музыкальных и электронных, экстрасенсы, античело­веческие извращения науки, психотронное оружие и т.п.). Обновление информационного состояния популяции на уровне социальной организации несколько раз за время жизни одного поколения создаёт высокую статистическую предопределённость (по сравнению с предшествовавшими периодами глобального исторического процесса), что не отдельные люди, а целые социальные слои обратят на уровне сознания внимание на процессы общественного развития, а не на застывшую социальную данность их времени, как это было во времена, когда периодичность обновления прикладной фактологии охватывала жизнь нескольких поколений. Неустойчивость толпо-“элитаризма” в этих условиях повышается ещё и тем обстоятельством, что управление толпо-“элитарной” социальной системой требует промывания моз­гов одному и тому же поколению за время его жизни, что также заставляет задуматься о причинах этого промывания мозгов не одиночек, а социальные слои (см. поясняющие рисунки 5 и 6, добавленные в редакцию 1998 г.).

      *        *

 

Рис. 5. Характер убыли элементов  из
первоначального состава мно­жества  с течением времени

На рис. 5 показан характер убыли с течением вре­мени элементов из перво­начального сос­тава неко­торого множества. Пред­полагается, что в на­чальный момент времени множество определену по персональному составу эле­ментов и его численность составляет 100 % . Далее под воздействием внеш­них и внутренних об­стоятельств элементы мно­жества изчерпывают свой ресурс и гибнут. Если в по­пуляции живых организмов выявить её персональный состав, а потом следить, как выявленные в начале особи изчезают из популяции, то получится при­мерно такой же по характеру график, как по­казан на рис. 5, но с количественно определённым масштабом по осям времени и численности. Процесс, показанный на рис. 5, не означает, что с его завершением популяция изчезнет. Хотя такое и возможно в принципе, но в подавляющем большинстве случаев обновляется персональный состав членов популяции (элементов мно­жес­тва). То есть с изчезнове­ни­ем одного множества, выяв­лен­ного по персональному составу в начальный момент времени, можно выявить новое множество, характеризующееся своим персональным составом. Об изчезновении выявленного по персональному составу множества можно говорить и в статистическом смысле: т.е. можно считать, что изчезновение множества произошло, если изчез какой-то определённый и постоянный (как правило, для всех разсматриваемых множеств) процент из первоначальных 100 % , например 80 % , или 95 % , как на рис. 5.

Обратимся к рис. 6.

Рис. 6. Изменение соотношения эталонных частот
биологического и социального времени.

В верхней части рис. 6 условно показана общая продолжительность глобального исторического про­цесса (шкала времени — условная, неравномерная). Ниже размещены две оси времени. На них изображены два процесса. На верхней временной оси — процесс преемственной смены поколений людей. На нижней временной оси — процесс обновления технологий и прикладных жизненных навыков.

Чисто формально по алгоритмам построения каждый из процессов, изображенных на верхней и нижней временных осях рис. 6, идентичны как процессу, изображенному на рис. 5, так и между собой. При этом предполагается, что в каждый момент исторического про­цесса можно выявить по персональному составу поколение людей. Оно будет обладать в этот момент 100-процентной численностью, которая будет сокращаться вплоть до полного изчезновения поколения. Но поскольку рождаются новые люди, которые не входят в первоначально избранное множество, то в тот момент исторического процесса, когда изчезнет ранее выявленное поколение, можно выявить очередное поколение, также обладающее в этот момент 100‑процентной численностью.

Аналогично предполагается — и это предположение не противоречит возможностям археологии, — что в начальный период становления цивилизации выявлено некоторое вполне определённое множество тех­но­логий и жизненных навыков. Далее по мере исторического развития технологии и жизненные навыки, принадлежащие этому множеству, постепенно выходят из употребления. К тому моменту исторического времени, когда изчезнет начальное множество технологий и жизненных навыков, можно будет выявить какое-то иное множество технологий и жизненных навыков. Возможно, что под влиянием научно-технического прогресса оно будет более многочисленным, чем ему предшествующие, тем не менее численность выявленных новых технологий также можно считать равной 100 %, чтобы упростить построение графика. Момент изчезновения как для поколений людей, так и для поколений технологий[156] и жизненных навыков, как было отмечено при обсуждении рис. 5, можно понимать и в статистическом смысле: поскольку полное изчезновение, фиксируемое по изчезновению последнего из объектов множества, может оказаться далеко выпадающим из всей остальной статистики и не характерным для неё, то можно считать, что изчезновение множества произошло, если изчез какой-то определённый и постоянный процент из первоначальных 100 %, например 80 % первоначально выявленных технологий. Также можно подходить и к процессу обновления поколений людей: т.е. не дожидаясь ухода из жизни последнего долгожителя, можно считать, что, если ушло из жизни 80 % некогда выявленного персонального состава населения, то поколение заместилось новым.

Соответственно, при полной формальной идентичности построения, содержательное отличие верхнего и нижнего графиков в верхней части рис. 6 друг от друга в разном характере соизмеримости с астрономическим эталоном времени (год: смена сезонов при обращении Земли вокруг Солнца) процесса смены поколений людей и процесса смены поколений технологий и жизненных навыков.

Продолжительность жизни поколения Т­б обусловлена генетически и на протяжении истории она изменялась в ограниченных пределах (Тб средн = в пределах столетия ± десятки лет). Хотя средняя продолжительность жизни людей и росла на протяжении памятной истории нынешней цивилизации, однако она не выросла многократно. Вследствие этого её можно считать приблизительно неизменной по отношению к эталону астрономического времени. Этот процесс смены преемственных поколений можно избрать в качестве эталонного процесса биологического времени, что и показано на верхней оси времени рис. 6 слева от разрыва горизонтальных осей графиков, отделяющих глубокую древность от нашей эпохи — исторического времени жизни современных и лично памятных прошлых поколений, к которым принадлежали отцы и деды ныне живущих.

Процесс обновления технологий и жизненных навыков, показанный на нижней оси времени в верхней части рис. 6 как последовательность убывающих множеств, также может быть взят в качестве эталонного процесса времени. Но, в отличие от верхнего графика, продолжительность жизни поколений технологий и жизненных навыков на протяжении всей истории не является неизменной, даже приближенно, поскольку в результате ускорения периодичности обновления технологий и увеличения общего количества информации в культуре общества изменилось качество биологически-социальной системы в целом. Это видно на следующем графике, помещенном в нижней части рис. 6. Там размещена ещё одна координатная система с осью време­ни, в которой показано изменение в течение исторического времени мерных характеристик про­цессов смены поколений и обновления технологий и прикладных жизненных навыков.

Графики процессов на верхней и нижней временных осях можно соотнести друг с другом, что и сделано на рис. 6. В левой его части на период времени изчезновения начального множества технологий приходится много смен поколений. В правой его части для наглядности изображения изменён масштаб вдоль оси времени (это видно по полосе, изображающей течение глобального исторического процесса). Вследствие этого длительность жизни поколения в ХХ веке выглядит многократно более продолжительной чем в левой половине рисунка, относящейся к эпохе становления первых региональных цивилизаций. Но эта условность позволила более зримо изобразить на нижней оси времени процесс многократного обновления технологий и прикладных жизненных навыков в течение жизни одного поколения, а также и общий рост количества информации в культуре общества (в этой части рисунка нарушено равенства масштаба и по вертикальной оси, вследствие чего начальные 100 % последующих множеств технологий и жизненных навыков зримо выше, чем им предшествующие).

Характер отношения частот верхнего и нижнего процессов на рис. 6, имевший место в левой его части, изменился на качественно противоположный. Математически это выражается так: на заре нынешней цивилизации было fб >> fс ; в ходе её развития стало fс > fб ; а графически это показано в нижней части рис. 6.

Выявленные частоты fс и fб — это меры скорости обновления информационного состояния общества (как иерархически организованной системы) на социальном и биологическом уровнях в его организации. На графике (приблизительно) неизменная Uг характеризует скорость обновления генетической (индекс «г») информации в популяции; возрастающая на протяжении всей истории Uс характеризует скорость обновления культуры, как информации не передаваемой генетически от поколения к поколению.

Как видно из жизни, из математики и из графика, произошло изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени.

Объективное явление, которое названо здесь изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени — собственная характеристика глобальной биологически-социальной системы, от которой никуда не деться. Это информационный процесс, протекающий в иерархически организованной системе. Из теории колебаний, теории управления известно, что, если в иерархически организованной многоуровневой (многока­чест­венной) системе произходит изменение частотных характеристик процессов, являющих каждое из множества свойственных ей качеств, то система переходит в иной режим своего поведения. Это общее свойство иерархически организованных систем, обладающих множеством разнообразных качеств, к классу которых принадлежат как человеческое общество в целом, так и иерархически организованная психика каждого из людей.

Это общее свойство многопараметрических и иерархически организованных информационных систем. Оно по отношению к жизни общества пре­до­пре­де­ля­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния в организации пси­хики мно­же­ст­ва лю­дей, в нрав­ст­вен­но-эти­че­ской обос­но­ван­но­сти и це­ле­уст­рем­лен­но­сти их дея­тель­но­сти, в из­бра­нии ими средств дос­ти­же­ния це­лей; пре­до­пре­де­ля­ет ка­че­ст­вен­ные из­ме­не­ния то­го, что мож­но на­звать ло­ги­кой со­ци­аль­но­го по­ве­де­ния: это — мас­со­вая ста­ти­сти­ка пси­хической деятельности лич­но­стей, вы­ра­жаю­щая­ся в ре­аль­ных фак­тах жиз­ни.

Мы живём в исторический период, когда изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени уже произошло, но становление новой логики социального поведения как статистически преобладающей и определяющей жизнь всего общества ещё не завершилось. Но общественное управление на основе прежней логики социального поведения, обусловленной прежней статистикой личностной психики множества людей, уже теряет устойчивость, т.е. власть, и порождает многие беды и угрозы жизни.

Формирование логики социального поведения, отвечающей новому соотношению эталонных частот, протекает в наше время и каждый из нас в нём участвует и сознательно целеустремленно, и безсознательно на основе усвоенных в прошлом автоматизмов поведения. Но каждый по своему произволу, обусловленному его нравственностью, имеет возможность осознанно отвечая за последствия, избрать для себя тот или иной стиль жизни, а по существу — избрать личностную культуру психической деятельности.

Те, кто следует прежней логике социального поведения: вверх по ступеням внутрисоциальной пирамиды или удержать завоёванные высоты, всё более часто будут сталкиваться с разочарованием, поскольку на момент достижения цели, или освоения средств к её достижению, общественная значимость цели изчезнет, или изменятся личные оценки её значимости. произойдёт это вследствие ускоренного обновления культуры. Это предопределяет необходимость селекции целей по их устойчивости во времени, и наивысшей значимостью станут обладать “вечные ценности”, освоение которых сохраняет свою значимость вне зависимости от изменения техносферы и достижений науки.

Быть человеком в ладу с Богом и биосферой, предопределённо становится при новом соотношении эталонных частот биологического и социального времени — непреходящей и самодостаточной целью для каждого здравого нравственно и интеллектуально, и этой цели будет переподчинена вся социальная организация жизни и власти. Все, кто останется рабом житейской суеты обречены на отторжение биосферой Земли.

Все элементы человечества как системы в биосфере Земли, которые не способны своевременно отреагировать на изменение соотношения эталонных частот биологического и социального времени, обречены на отторжение биосферой Земли, переходящей в иной режим своего бытия под воздействием человеческой деятельности последних нескольких тысячелетий. И от биосферы Земли не защитит ни герметичный бункер с протезом Среды обитания, ни медицина…

               *
*

Изменение соотношения эталонных процессов биологического и социального времени — объективный (т.е. внешний, неуправляемый) по отношению к скотскому состоянию толпо-“элитарного” общества фактор, размывающий толпо-“элитарную” организацию общества с порождением им некой иной культуры, принципиально отличной от прежних типов культуры толпо-“элитаризма”. Культура — фактор давления на биологический вид, под который подстраивается совокупная матрица генетически обусловленных возможностей и предразположенностей популяции. Поэтому биологические закономерности, справедливые для популяций с толпо-“элитарной” социальной организацией, не могут быть разпространены на популяцию с иным типом культуры, изключающей толпо-“элитаризм”. Так Природа ставит людей перед выбором: либо сброс зажравшихся толпарей назад в мир животных, либо выход людей в ЧЕЛОвечность.

Л.Н.Гумилёв смог разсмотреть процесс «этногенеза», не вдаваясь в социальную сферу по одной причине. Толпо-“элитарное” общество в информационном отношении ничем не отличается от популяции животных, в популяции животных обновление её информационного состояния произходит только со сменой поколений на уровне генного аппарата. В толпо-“элитарном” обществе, где в силу самых различных причин основная масса состава обеих толп норовит жить чужим умом, разсуждая по авторитету и довольствуясь преданиями, обновление информационного состояния на уровне социальной организации произходит тоже со сменой поколений, поскольку, что толпарь успел освоить до вступления в пору зрелости, с тем он и уйдет из жизни, может быть, даже глубоким стариком. Этот одинаковый характер процессов информационного обновления популяции на уровне социальной организации и генетического аппарата — особенность толпо-“элитаризма” — позволил Л.Н.Гумилёву в термин «пассио­нар­ность» и с ним связанные, сгрузить самые разнородные явления, относящиеся к информационным процессам на уровне генетического обмена в популяции и на уровне её социальной организации. Косвенно этому способствовала неприкаянность понятия «информация» и неопределённость понятия «время» в диалектическом материализме.

Эта же “неотличимость” информации от энергии видна и при описании «пассионарной индукции», примеры коей приводит Л.Н.Гу­милёв: Наполеон на Аркольском мосту, А.В.Суворов в итальянском походе и в Швейцарии и т. п. Но индукция, как и положено ей быть, явление информационное. Войско доверяет тем командирам, которых хорошо знает. Каждый воин несёт в себе стереотипы поведения в бою. Один командир способен активизировать у одних и тех же солдат стереотипы боевой стойкости и натиска, другой — стереотипы безпричинного драпа. Стереотип, в том числе и нежелательный, может быть и заблокирован, пример чего был в Куликовской битве: князь Дмитрий Иванович передал свои доспехи другому воину, а сам, одевшись простым ратником, бился в общих рядах. Все русские это знали, и тяжёлые ранения Дмитрия Ивановича — утрата собственной энергии “пасси­она­рием” — не помешали русским выиграть Куликову битву, поскольку все знали, что князь — неотличим от простого ратника, и всем надо стоять друг за друга как за князя, за себя, за Землю Русскую. Не надо забывать и о благословении Сергия Радонежского, которое также сыграло свою роль.

Во время боя “Варяга” на палубе стали возникать заминки и теряться темп стрельбы. Было установлено, что в команде (после попадания в боевую рубку крейсера японского снаряда) прошёл слух о гибели командира. Появление на верхней палубе на виду у матросов В.Ф.Руднева, вышедшего из боевой рубки, слух погасило и возстановило слаженность работы расчётов орудий.

В начале войны в 1941 г. советская пехота сидела в индивидуальных ячейках[157], а не в траншеях, и у неё часто тряслись поджилки. “Бойцы” утрачивали боеспособность и массово сдавались в плен от собственного страха безо всяких к тому военных оснований. И никакая индукция “пассионарности” не помогала. Но систему ячеек “умные” командиры не придумали сами, а позаимствовали её у японцев: у них-то она была вполне эффективна, поскольку у японского солдата в соответствии с духом Синто ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО возпитывался стереотип воинской жертвенности. А в то же время флот США знал случаи, когда из страха перед камикадзе американцы, возпитанные на принципе оплаты за всё в твёрдой валюте и принесении в жертву Христа, на палубах своих кораблей выкладывали для японских камикадзе брезентовые стрелы-указатели — «авианосцы в той стороне», — хотя в корабельных условиях для проявления эффекта “пассионарной индукции” возможности хоть куда: можно даже “пас­си­онариев” повахтенно сажать индуцировать круглосуточно.

“Пассионарная индукция” — активизация внутренних сформированных стереотипов долговременной памяти подсознания, а не проявление генетически обусловленных инстинктов и безусловных рефлексов, хотя ею могут быть активизированы и инстинктивные и рефлекторные программы поведения. Делается это через биополевой обмен и не выходит на уровень сознания, голосом, или личным примером — дело десятое. Но, если нет стереотипов, сформированных куль­турой, то не будет и “индукции”. В лучшем случае будет стихийный выброс неорганизованной энергии толпы и инстинктивно обусловленное скотство.

И в истории были разного рода «этногенезы»:

·  относительно свободное развитие культуры сообразно статистическим характеристикам совокупной матрицы генетически обусловленных возможностей и предразположенностей — таких большинство до-библейских этногенезов;

·  и насильственная деформация совокупной матрицы под искусственно создаваемую чуждую культуру — синайский “турпоход” древних евреев, под руководством знахарства, в которое выродилось когда-то справедливое и человеколюбивое египетское жречество, и вся последующая история иудейства;

·  и промежуточные варианты, когда периоды развития культуры сообразно совокупной матрице сменялись периодами деформации матрицы под насаждаемую извне чуждую культуру — крещение Руси, революции России, перестройка.

В целом же из теории “пассионарности” можно сделать прежний вывод: толпо-“элитарная” социальная организация общества не позволяет человечеству подняться из животного состояния. Природа сбрасывает «этнос» в фауну, после того как он порождает очередную тупиковую культуру толпо-“элитарной” организации общества. Будет ли завершающая фаза этногенеза названа катастрофой культуры, или гомеостазом, в котором идёт вырождение и смерть от голода по причине лени, — суть от этого не меняется: челоВЕЧНОСТЬ надёжно закрыта от толпо-“элитаризма” и лежащего в его основе скотства.

Но социально выхолощенная концепция Л.Н.Гумилёва (впрочем как и социально выхолощенная концепция Г.Климова) удобна для экспансии сионо-интернацизма и надиудейского предиктора, поскольку после всей ВУЛЬГАРИЗАЦИИ идей обеих концепций в общественном сознании толп остаётся: этногенез, вырождение — вне общества.

«Значит, тут мы встречаемся с детерминированным явлением природы, за которое человек моральной ответственности не несёт, даже если при этом гибнут прекрасная девственная природа и великолепная чужая культура. Грустно, конечно, но что делать?» (Л.Н.Гумилёв, стр. 462).

Но такое воззрение недостойно человека…

 

Февраль — июнь 1991 г.

Уточнения: март 1998 г.;
февраль — март 2004 г.

 


VIII. ЧТО СТАЛО ЯСНО ПОЗДНЕЕ

Опять скажу:
никто не обнимет необъятного!

                       К.Прутков

Поскольку “Мёртвая вода” была написана в феврале — июне 1991 г., то в ней нашло своё выражение тогдашнее понимание авторским коллективом произходящего в стране и в Мире. Кроме того, “Мёртвая вода” представляла собой так называемую «незави­си­мую экспертизу» отчёта по теме научно-изследова­тельской работы “Разра­ботка концепции стратегической стабильности и динамики развития сценариев возможного взаимодействия при условии сохранения паритета перспективных стратегий мировых держав на период до 2005 года”, выполненной в Институте США и Канады АН СССР в 1990 г. По этим двум причинам проблематика, освещенная в “Мёртвой воде” в редакции 1991 г., в основном была определена проблематикой, уже затронутой в названном отчёте Института США и Канады. И хотя к этой проблематике в процессе экспертизы кое-что было добавлено, но некоторые значимые вещи так и остались обойдены тогда молчанием. При подготовке настоящего издания было решено включить в текст эту главу, посвящённую наиболее значимым умолчаниям в редакции 1991 года. Таких умолчаний два: 1) цивилизаторская миссия в истории нынешней глобальной цивилизации, обсуждать которую тогда не стали за недостатком времени, и 2) психологическая подоплёка общественного устройства, о которой тогда было смутное представление.

К сожалению, в наши дни по отношению к Истории уместно употребление термина «исторический миф», поскольку никто из людей сам не помнит всей реально свершившейся истории человечества, а современное нам общество безграмотно, чтобы безошибочно читать разнородные памятники и знаки прошлого, хотя бы так, как мы читаем книги наших времен. И соответственно, История прошлого нам известна по устным преданиям, письменным хроникам, по интерпретациям данных археологических, палеонтологических разкопок и геологических изследований в соответствии с уже сложившимися представлениями.

Так как далеко не все события, оказавшие воздействие на последующее течение истории, стали в прошлом предметом внимания и понимания их значимости современниками, то не всё исторически значимое запомнилось в устных преданиях и не всё отражено в письменных хрониках, не всё стало достоянием археологии, и не всё, так или иначе известное, правильно интерпретировано.

Мы действительно живём на основе спектра исторических мифов, и каждая историческая школа придерживается своего исторического мифа, холит его и лелеет[158], пропагандирует в качестве единственно истинного. Господствующие исторические мифы меняются в ходе самого исторического процесса, причём, как в случае СССР и нынешней России, даже не один раз при жизни одного поколения.

Исторические мифы умышленно фальсифицируются по отношению к реально имевшим место событиям, и, если миф становится господствующим, то факт его фальсификации со временем забывается. И в наши дни один из актуальнейших вопросов исторической науки состоит в том: Который из множества различимых исторических мифов ближе к реально свершившейся истории и как в совокупности исторических мифов выявить истинный образ свершившейся истории.

Согласно господствующему историческому мифу нынешнее человечество родилось в животном мире, вышло в каменный век, первые региональные цивилизации возникли около 5 — 7 тыс. лет тому назад, около 3 тыс. лет тому назад началась письменная история. И благодаря письменной истории мы всё более или менее хорошо можем узнать о прошлом региональных и глобальной цивилизаций, начиная примерно с середины первого тысячелетия до нашей эры.

В последние годы появились попытки заменить этот исторический миф хронологически более короткой версией якобы достоверно известной истории. В частности, в работах математиков МГУ А.Т.Фо­менко и Г.В.Носовского на основе статистического анализа сообщений хроник утверждается, что хроники большей частью достоверны, начиная с XI — XII веков нашей эры, а вся более древняя история представляет собой многократно смещённую в прошлое историю средних веков, в которой средневековые реальные люди действуют под другими прозвищами и в изменённой географической локализации средневековых же реальных событий[159].

Но дело в том, что есть факты, которые не лезут ни в тот, ни в другой исторический мифы. Чтобы разрушить миф, в него достаточно вставить всего один факт, который он не сможет объяснить. В частности в раннем средневековье существовали карты, на которых была изображена Антарктида, берега Северной и Южной Америки. Причём Антарктида была изображена без ледяного панциря, в каком виде она никогда не была на памяти нынешней цивилизации согласно её официальной истории[160].

Нынешняя же цивилизация приступила к глобальной картографической съёмке только спустя несколько столетий после появления этих карт в эпоху великих географических открытий (с 1519 г., если считать от начала первого кругосветного плавания Ф.Магелана). Глобальная картографическая съёмка продолжительностью в четыре столетия была ею завершена в основном только в 1906 г., когда Р.Амун­д­сен прошёл из Атлантики в Тихий океан через проливы в архипелагах севера Канады; а полностью была завершена только в 1970-е гг. с окончанием программы систематических съемок поверхности Земли из космоса.

Вопреки этому действительно достоверно известному на средневековых картах береговые линии Антарктиды, обеих Америк, Европы и Африки на большом протяжении изображены с ошибкой по долготе, которую уровень развития хронометрии[161] и математики[162] в нынешней цивилизации обеспечивает только, начиная с 80-х годов XVIII века н.э.

Египетский Сфинкс у пирамиды Хеопса датируется историками традиционалистами вместе с самими пирамидами возрастом не более пяти тысяч лет. Его плохой вид историки объясняют ветровой эрозией: дули ветры, несли песок, песок и выветривание выскоблили часть материала и т.п. Когда же осмотром Сфинкса занялся профессиональный геолог, то он пришёл к выводу, что Сфинкса длительное время поливали ливневые дожди и он повреждён водной эрозией, вызванной атмосферными осадками… однако в нынешней цивилизации Сфинкс стоит в одном из самых сухих мест планеты, где редкие дожди не могли вызвать водную эрозию, оставляющую глубокие вертикальные борозды и волнистые горизонтальные канавки, в то время как выветривание и ветровая эрозия оставляют изключительно горизонтальные следы с острыми краями, образуя при этом причудливые формы: скалы-грибы, скалы-зонтики, скалы фигуры и т.п. Если же считать, что Сфинкс — образ человека эпохи созвездия Льва[163], то Сфинкс — культурный памятник эпохи, когда в месте его разположения был иной климат с обильными дождями. Он — произведение глобальной цивилизации, предшествовавшей нашей и сгинувшей в некой глобальной геофизической либо астрофизической (согласно некоторым мифам Луны и Венеры не было на древнем небосводе) катастрофе, только по завершении которой началось становление и развитие нынешней глобальной цивилизации.

На происшедшую в прошлом глобальную катастрофу, в частности, указывают и обелиски Египта. Многие из них изпользовались в качестве солнечных часов. При этом шкалы этих хронометров таковы, что продолжительность утренних, полуденных, предзакатных “часов” не одинакова, что вызывает изумление тех, кто сталкивается с этим фактом. Но если бы Египет находился на широте 15о (реально он разположен примерно между 25о и 30о сев. широты), то существующие шкалы солнечных хронометров Египта обеспечивали бы равенство — равномерность — всех часов в сутках.

И залежи мамонтов в вечной мерзлоте перемешаны с более южной растительностью, чем та, что произрастает ныне в этих широтах; мгновенно погибшие в большом количестве животные в сочетаниях, не встречающихся в обычной жизни биоценозов (хищники и травоядные в большом количестве вместе, да к тому же вперемешку с поломанными деревьями) были в некоторых местах засыпаны слоями вулканического пепла или залиты грязью, после чего быстро заморожены прежде, чем их разорванные[164] либо целые трупы начали разлагаться. Кроме того:

«…по всей Южной Америке обнаружены ископаемые останки времён Ледникового периода, “в которых скелеты несовместимых видов животных (хищников и травоядных) безпорядочно перемешаны с человеческими костями. Не менее важным является сочетание (на достаточно протяженных площадях) ископаемых сухопутных и морских животных, безпорядочно перемешанных, но погребенных в одном геологическом горизонте”».[165]

*         *         *[166]

В Южной Америке есть озеро Титикака (Titicaca). Это солёное озеро на границе Перу и Боливии, на высоте 3812 метров над уровнем моря, его глубина до 272 метров. На озере остров Титикака с хорошо сохранившимися остатками древнеперуанских построек. На дне озера обнаружены развалины древнего города. По мнению геологов это озеро было частью океана. Кроме того, на его берегах обнаружены остатки дневного порта, из которого плыть по этому озеру — некуда, что наводит на мысли о том, что озеро «вознеслось» и стало высокогорным озером уже после того, как это порт был построен.

В Европе есть множество мегалитических сооружений эпохи каменного века. Если разсматривать не каждое из них по отдельности, а все вместе, то многие из них оказываются разположенными на прямых линиях, тянущихся на протяжении многих сотен километров через весь континент: через леса, горы, озёра, а некоторые — через Балтийское море и его заливы. А разные линии такого рода сходятся в древнегреческий город Дельфы (а равно изходят из них лучами) — резиденцию Дельфийского оракула, место куда являлся (согласно мифам) бог Аполлон. Для лесных охотников и первобытных земледельцев столь точная привязка множества объектов — это слишком,[167] если предполагать, что для такого рода строительства необходимы геодезия и картография, развитая до уровня, близкого к нынешнему; а если реально это всё построено без геодезии и картографии в нашем современном их понимании, то всё, что ныне интерпретируется наукой как примитивный «каменный век», на самом деле было эпохой качественно иной духовной культуры (культуры психической деятельности), позволявшей решать многие ныне не решаемые инженерные задачи «органолептически», т.е. на основе собственных чувств, а интел­лект изпользовался не для их решения, а в каких-то других целях.

В ацтекской цивилизации[168] был город, развалины которого ныне находятся на территории мегаполиса Мехико, и который известен современной науке под именем Теотиуакан. В плане разположения архитектурных объектов этого города выявлены пропорции разстояний от Солнца до планет солнечной системы, включая пояс астероидов и Плутон[169]. А между прочим, Коперник опубликовал свой труд о Солнечной системе, в центре которой Солнце, только в 1542 г. незадолго до смерти; Галилей создал телескоп только в 1609 г., и ранее этого времени ни о каких астероидах, а тем более «поясе астероидов» в науке и речи быть не могло; а планета Плутон, была обнаружена в телескоп только в 1930 г. И для того, чтобы это всё построить в Теотиуакане, тоже были необходимы и знания и градостроительный план, для создания которых, в свою очередь, необходима предъистория развития науки, в частности астрономических наблюдений, конечно, если изходить из научно-технического мышления нашей цивилизации. Либо и это всё, включая знания о местонахождении Плутона и пояса асте­ро­идов, тоже получены «органолеп­тически»[170]?

Но и это ещё не всё. На территории современного Судана, проживает племя догонов, которое (как считается) ранее жило на территории Мали. С 1946 года с племенем общалась французская этнографическая экспедиция. Результаты её изследований были опубликованы в 1951 г. в книге “Суданская сириусологическая система”. Суть дела состоит в том, что это племя издревле знает, что оптически видимый Сириус — не одиночная звезда, а звёздная система. И астрофизические параметры звёзд, входящих в эту систему, известные догонам, были подтверждены астрономией нынешней цивилизации только в XIX веке, и то — только частично. В XIX веке был установлен факт существования «Сириуса В» — белого карлика, период обращения которого равен приблизительно 50 годам и задаёт ритмику культа Сириуса у догонов, как минимум с XV века, если не ранее. Но мифы догонов упоминают ещё об одной звезде в составе звёздной системы Сириуса — «Эмме Йа», у которой тоже есть своя звезда-спутник, о существовании которых, равно как и об их несуществовании современная нам астрономия ничего определённого сказать не может[171]. Эти знания тоже получены догонами «органолептически» в незапамятной древности на разстоянии 8,5 световых лет между Солнечной системой и системой Сириуса? А если они их возприняли в готовом виде в древности, то от кого?

Такого рода факты, — а это только наиболее известные из их множества, — не укладываются в тот исторический миф, который изучается в школе как якобы реальная история человечества и составляющих его народов. И к настоящему времени такого рода факты послужили основанием к тому, чтобы не историческая наука, а те или иные изследователи персонально интерпретировали их:

·  Либо как памятники соучастия в земных делах инопланетных цивилизаций[172].

·  Либо как свидетельство того, что началом нынешней глобальной цивилизации было завершение некой катастрофы планетарного масштаба, которая уничтожила прошлую глобальную цивилизацию и её культуру; в результате которой люди одичали, вследствие чего и начался каменный век; но параллельно ему началась и цивилизаторская миссия в отношении дикарей малочисленных уцелевших носителей прежней высокой культуры.

·  Не изключено, что прошлая цивилизация в деле освоения космоса продвинулась к моменту своей гибели дальше, чем продвинулась нынешняя. Возможно, что были и контакты с внеземными цивилизациями. И соответственно, кроме водоплавающего ковчега ею были созданы космические и пещерно-бункерные убежища[173].

Но как бы там ни было в исторической действительности, историческая наука не в праве игнорировать факты, памятники археологии и антропологии, которые «не лезут» в порождённые ею исторические мифы, коими она пичкает ничего не знающих о прошлом (в силу их возраста) школьников и студентов. Она обязана их интерпретировать для того, чтобы быть объективной.

*                   *
*

Те, кто сопоставляет такого рода факты, имеющие географическую локализацию «по всей планете», приходят ко мнению, что прошлая глобальная цивилизация погибла в результате глобальной катастрофы, имевшей место по разным оценкам от 10000 до 13000 лет тому назад, в ходе которой гигантские приливные и волны или цунами высотой до километра прокатились через материки, смыли леса, убили людей, мамонтов и кашалотов, перемешав их останки. Тогда же произошло и смещение полюсов, что сопровождалось глобальной тектонической активностью, разломов и подвижек земной коры, множественными извержениями вулканов и т.п. В результате этой катастрофы Египет сместился к северу, а его солнечные хронометры утратили равномерность шкал. Антарктида сместилась к югу в зону полярного оледенения точно также, как сместились в северном полушарии в зону полярного оледенения и районы нынешней вечной мерзлоты в Сибири, в Канаде, на Аляске[174]. Нынешнее озеро Титикака перестало быть частью океана и «вознеслось».

От глобальной картографической съёмки, выполненной той погибшей цивилизацией, к нашей цивилизации перешли какие-то уцелевшие материалы, которые и легли в основу средневековых карт с неуместной для них Антарктидой и Америками, будь достоверным господствующий исторический миф о подъёме нынешней цивилизации с нулевого уровня развития культуры до нынешних высот.

Образ предшествовавшей глобальной цивилизации можно возстановить только по мифам и сокровенным учениям, не предназначенным для целенаправленной пропаганды в толпе, и передающимся издревле в нынешней цивилизации среди допущенных и заинтересованных лиц, хотя в некоторые эпохи эту специфическую информацию представляют и толпе в качестве разного рода курьезов. Это всё в совокупности с ныне господствующим историческим мифом означает, что каменный век, как то показывает археология, был. Но не все уцелевшие в предшествовавшей ему глобальной катастрофе одичали до уровня каменного века. Кроме того, согласно одной из реконструкций образа прошлой глобальной цивилизации на основе мифов, они жили не так, как мы…

«Раса господ» была относительно немногочисленной и обитала только на одном из материков с наиболее приятным климатом. Вне этого материка были только её опорные пункты для управления хозяйственной деятельностью обслуживающих её подневольных народов, которые были лишены возможности вести производственную и иную деятельность на основе техногенной энергии. Это обеспечивало высокий потребительский уровень «расы господ» при относительно благополучной экологии планеты в целом. Т.е. нынешние поползновения к разделению населения планеты на “золотой миллиард” и обслуживающее его “рабочее быдло” имеют в своей основе давнюю глубинно психическую подоплёку.

Одна из такого рода реконструкций утверждает, что экземпляры особей «расы господ», если и не обладали телесным безсмертием, то возпринимались в качестве безсмертных всем остальным населением планеты, поскольку многократно превозходили подневольных им по продолжительности жизни: это и дало почву для легенд о богах и полубогах, некогда живших среди людей. Не изключено, что они употребляли и генную инженерию в отношении подневольных, обратив тех фактически в биороботов, чьи способности к творческому саморазвитию были искусственно и целенаправленно ограничены[175]. Последнее, как известно, в нынешней глобальной цивилизации, особенно в Западной её составляющей, является пределом мечтаний многих представителей правящей “элиты”. Фильм “Мёртвый сезон” — только одно из художественных отображений научных изследований, реально проводимых в направлении создания методами науки расы “господ” и множества рас её обслуживающих саморазмножающихся функционально специализированных, программируемых и дистанционно (тех­но­генно и экстрасенсорно) управляемых биомеханизмов.

Так или иначе, стремление установить в глобальных масштабах нечто подобное такого рода расово-“элитарным” реконструкциям жизни Атлантиды, прослеживается на протяжении всей истории нынешней цивилизации. И прослеживается оно тем более ярко, чем большего достигают наука и технологии нынешней цивилизации. Однако, в нынешней глобальной цивилизации обнаженное владение «господ» «говорящими орудиями» и открытое разделение общества на «господ» и «рабочее быдло», свойственное изначальным региональным цивилизациям, не смогло устояться.

Не изключено, что атлантическая «раса господ» в прошлой глобальной цивилизации, безраздельно контролировала не всю планету, но были регионы, сохранившие самостоятельность своего управления. В них в ходе глобальной катастрофы тоже не все погибли. Возможно, что это и лежит в основе резкого отличия культуры при-Тихоокеанского Востока и культуры вокруг-Атлан­ти­чес­кого Запада в нынешней глобальной цивилизации.

Тем не менее, даже если оставить в стороне особенности жизни прошлой глобальной цивилизации, то неоспоримо главное, от чего отводит внимание ныне господствующий исторический миф:

Параллельно каменному веку нынешней глобальной цивилизации развивалась цивилизаторская миссия уцелевших выходцев из прошлой цивилизации.

Кроме того, катастрофа могла быть и не внезапной, вследствие чего те, кто отнёсся к прогнозам о её возможности серьёзно, заранее позаботились, чтобы уцелеть в ней и сохранить культурное наследие для последующего возобновления нормальной по их понятиям жизни. Если же к прогнозам отнеслись серьёзно и правящие слои, то были предприняты государственно организованные усилия для того, чтобы обеспечить ускоренное возстановление нормального (в их понимании) образа жизни после завершения катастрофы.

Библейские и коранические сообщения о Ноевом ковчеге, представляют по существу сообщения о целесообразной реакции на такого рода предостерегающие прогнозы. Следует также иметь в виду, что и библейские, и коранические сообщения о ковчеге едины в том, что ковчег — произведение оппозиции правящему режиму прошлой цивилизации. Прошлая цивилизация была целенаправленно уничтожена Свыше[176] за необратимо извращённые в ней нравственность и этику, поскольку её правящая “элита”, в которой возобладал демонический строй психики, добилась безраздельной внутрисоциальной власти, устойчивой в преемственности поколений.

В нашей цивилизации всегда вставал вопрос, насколько достоверны сообщения о Ноевом ковчеге, хотя бы потому, что своими размерами, которые приведены в Библии (Бытие, 6:15: длина 300 локтей; ширина 50 локтей; высота 30 локтей; примерно 150, 25 и 15 метров — это больше, чем главные размерения крейсера “Аврора”), ковчег превозходит все деревянные суда, построенные в нынешней цивилизации по настоящее время включительно, а металлические суда большего размера нынешняя цивилизация начала строить только во второй половине XIX века.

В последние несколько лет в прессе многократно появлялись сообщения, что ковчег найден на горе Арарат, как и написано в Библии о месте завершения его плавания. Последний обзор сообщений по теме этой находки опубликован в “Комсомольской правде” (тол­стушке) 20 февраля 1998 г.

Приводятся свидетельства одного турка, которого его дед водил в горы к «святому кораблю» ещё в 1905 г. Сообщается о том, что во время первой мировой войны ХХ века русский лётчик Росковицкий, совершая полёт в районе Арарата, на берегу горного озера обнаружил полузатопленный корпус корабля. «С одной стороны его корпус был частично разобран, а на борту зияла квадратная дверь шириной около шести метров. Это показалось мне необычным, ведь даже сейчас корабли не имеют таких больших дверей[177]» (цитата из интервью Росковицкого, данного им в 1939 г. журналу “Нью Эден Магазин”, приведённая “Комсомольской правдой”).

Как сообщается далее, Россией была организована экспедиция к ковчегу (Арарат в то время находился на территории, подвластной Российской империи), которая произвела фотографирование и обмеры ковчега, взяла образцы его материалов. Но по возвращении экспедиции в Петроград, уже революционный, «по некоторым сведениям» всё попало в ведение Л.Д.Троцкого и по его приказу члены экспедиции и её материалы были уничтожены.

После этого о ковчеге забыли до тех пор, пока он не был вторично обнаружен уже вросшим в ледник в ходе аэрофотосъемок ВВС Турции в 1959 г. После этого к ковчегу было направлено несколько экспедиций, в том числе и нелегальных. Найденные ими некоторые материалы были экспонированы в Нью-Йорке в 1985 г., что вызвало протест Турции по поводу нарушения её законов о культурных ценностях.

Кроме того некий объект на склоне Арарата был обнаружен и космической разведкой США. Когда слухи об этом просочились в общество и один из американских изследователей, ссылаясь на Закон о свободе информации, запросил эти фотографии, то ему министерство обороны предоставило другие фотографии, полученные при аэрофотосъёмке ВВС США в 1949 г. — на десять лет ранее материалов турецких аэрофотосъемок. Все материалы по этой теме, как сообщается, оседают в архивах ЦРУ, официальные же лица Турции хранят молчание.

Публикации, посвящённые теме находки кораблеобразного объекта на Араратском нагорье, содержащие иллюстрации, есть и в интернете[178].

На основании того, что известно в истории нынешней цивилизации, мы всё же придерживаемся взгляда, что прошлая глобальная цивилизация была не обществом всеобщего равенства и всеобщей Любви. Она была цивилизацией генетически различных рас. И по крайней мере в той её части, на развалинах которой возник современный Запад, было разделение на расу «господ» и расы обслуживающих «гос­под» «говорящих орудий».

Это всё нашло своё разнообразное продолжение в истории нынешней глобальной цивилизации и многое объясняет в ней, а в особенности — в истории региональной цивилизации, ныне называемой Западом, на ранних этапах её развития:

·  Кастовое деление в древности в одних регионах — выражало стремление потомков «господ», осуществлявших цивилизаторскую миссию, сохранить в преемственности поколений генетически чистые линии и изключить своё “вырождение” при скрещивании с потомками бывших «говорящих орудий».

·  Браки братьев и сестер, родителей и детей в жреческих и царских династиях в других регионах имели ту же цель — сохранить генетически чистые линии «господ» в преемственности поколений от привнесения в них генетического материала «говорящих орудий».

·  С другой стороны, право первой ночи и половой разпущенности самцов «господ» в отношении самок «говорящих орудий» должно было разширить возможности цивилизаторов за счёт некоторого “улучшения породы” цивилизуемых в преемственности поколений при осуществлении естественного и искусственного отбора.

·  С этими же тайнами “крови” связан и запрет на изследования в области генетики, навязанный СССР во времена И.В.Сталина. Поскольку чисто сионистское интернацистское развитие революции по Марксу и Троцкому в России не удалось, то появление в стане противника весьма специфической информации о генетике населения, хозяева марксизма-троц­киз­ма (наследники древнеатлантических цивилизаторов) посчитали целесообразным пресечь, тем более, что уже в 1925 г. в советской печати проскользнули публикации о возможности с 90 %-ной уверенностью определить по анализу крови, является ли индивид евреем либо же нет (поче­му интерес был проявлен к выявлению именно этого различия, не объяснялось, хотя именно такого рода селекция необходимо лежит в основе библейской расовой “элитарно”-невольничьей доктрины). Запрет на изследования в области генетики — своего рода аналог анекдота: «Штирлиц знал, что дважды два четыре, но он не знал, знает ли об этом Мюллер», однако в несколько иной форме: «Глобально властный “Никто”[179] знал, что есть в генетике своё “дважды два”, и не хотел, чтобы об этом узнали в регионе, ускользающем из под его безраздельного контроля».

·  Возможно, что эти же генетические особенности, унаследованные от прошлой неправедной глобальной цивилизации, выражаются в том, что многократно подмечали многие организаторы коллективной деятельности в обществе. Об этом Генри Форд писал так:

«Подавляющее большинство желает оставаться там, где оно поставлено. ОНИ ЖЕЛАЮТ БЫТЬ РУКОВОДИМЫМИ, ЖЕ­ЛА­ЮТ, ЧТОБЫ ВО ВСЕХ СЛУЧАЯХ ДРУГИЕ РЕШАЛИ ЗА НИХ И СНЯЛИ С НИХ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ[180]. Поэтому главная трудность состоит не в том, чтобы найти заслуживающих повышения, а желающих получить его. <…>

… для большинства людей наказанием является необходимость мыслить. Идеальной представляется им работа, не предъявляющая никаких требований к творческому инстинкту[181] ».[182]

Отупляющее воздействие систематического школьного и вузовского образования, во многом не отличимого от дрессировки, натаскивающей на решение разного рода задач унаследованными от предков методами; образования, программирующего психику конкретными знаниями и навыками, но не обучающего людей сотворчествовать: т.е. чувствовать жизнь и осмыслять её самостоятельно, по мере необходимости порождая в себе и в культуре общества необходимые знания и навыки, конечно тоже может иметь такие последствия, о которых написал Г.Форд.

И хотя с системой образования сталкиваются если и не все без изключения, то большинство, однако, не всех оно отупляет. То обстоятельство, что не все выходят из школы и вузов выдрессированными для работы в какой-то области идиотами, реально может иметь и генетическую запрограммированность, унаследованную ещё от прошлой глобальной цивилизации.

После становления около 7 — 5 тысяч лет тому назад центров региональных цивилизаций, весьма удалённых друг от друга, но имеющих много сходного и общего в сюжетах дошедших до нас мифов, повествующих об их становлении, началась их экспансия в сопредельные регионы. В результате этого, когда они стали граничить друг с другом, началась эпоха войн между региональными цивилизациями.

Вне зависимости от того, как цели этих войн понимали и объясняли владыки каждого из регионов, это были войны, имевшие объективной целью в дальней исторической перспективе построение единой глобальной цивилизации той региональной цивилизацией, которая победит в финале войн с прочими претендентами на то же самое.

В ходе этой эпохи войн Египет раньше всех своих конкурентов за безраздельное мировое господство перешёл от войн «горячих» к войне «холодной» — информационной войне методом культурного сотрудничества с порабощаемыми им соседями, чья исторически сложившаяся культура при осуществлении культурного сотрудничества замещалась либо извращалась целенаправленно сконструированной агрессором культурой — библейской культурой в нашей исторической реальности. Как выражение этого способа ведения мировой войны, длящейся уже несколько тысяч лет, в результате усилий тамошних знахарей — наследников пирамид и знаний прошлой глобальной цивилизации — возникла ранее приведённая библейская доктрина скупки всего остального мира у глобально беззаботных и бездумных на основе ростовщичества. Сам Египет, как региональная цивилизация, почти умер в родах этой доктрины и пребывает в коматозном состоянии по настоящее время.

Чтобы осуществлять агрессию методом культурного сотрудничества необходим был самовозпроизводящийся инструмент, несущий искусственно и целенаправленно созданную культуру. По всей видимости собственную наблюдательность и усилия иерархи знахарей Египта подкрепили наследием Атлантиды из области генетических экспериментов, селекции и генной инженерии. Подручным «этно­гра­фическим материалом»[183], избранным для этой цели, оказались кочевые племена, ныне именуемые древнееврейскими, жившие в каменном веке[184] и залученные в плен египетский. Они стали храмовыми, а не государственными рабами и не рабами частных лиц: т.е. стали собственностью иерархии хранителей знаний и навыков, именуемой по-прежнему «жречеством» безо всяких к тому оснований в их последующей деятельности.

Потом, в ходе синайского “турпохода”, на основе этого «этно­гра­­фичес­кого материала» была выведена особая порода людей — носителей библейской доктрины. Она исторически развилась в современное нам еврейство, вобрав в себя на протяжении веков и множество прозелитов (иноплеменников, принявших иудаизм, — подчас целые племена, как то было с хазарами).

И если ветхозаветно-талмудический иудаизм многократно утверждает, что «народы Земли» — суть животные в человеческом обличье, то это можно понимать как знак того, что хозяевам иудаизма издревле было известно о количественном преобладании в «народах Земли» животного строя психики в ранее определённом смысле этого термина (см. конец раздела 3.4 главы III). Но и назначенным Библией на должность расы “господ” гордиться тоже нечем: иерархия знахарей древнего Египта выводила исторически реальное еврейство точно также, как ныне выводят породы скота, наперед задавшись вполне определёнными требованиями. Для осуществления задуманного мирового проекта, еврейство в целом должно было удовлетворять двум основным тактико-техническим требованиям:

·  чтобы в нём количественно преобладал строй психики биоробота автономного и биоробота дистанционно управляемого средствами экстрасенсорики, в котором культурно обусловленные программы поведения подавляют инстинкты, что в массовой статистике должно обеспечить превозходство большинства индивидов-биороботов над индивидами носителями животного строя психики в процессах конфликтования достаточно большой продолжительности, в которых преобладающие при животном строе психики инстинктивные краткосрочные программы поведения утрачивают эффективность. В последствии достигнутый успех в этой области породил воззрение об особом интеллектуальном и культурном — сверхчеловеческом — превозходстве евреев над прочими.

·  чтобы хозяева глобального проекта и их потомки могли скрыться в социальной среде этой расы “господ” после того, как проект будет развёрнут в международных масштабах, а народы, в которых количественно преобладает животный строй психики, окажутся управленчески зависимыми от “господ” на основе внедрённой им библейской культуры. Возможно, что некоторым образом была обеспечена и генетическая несмешиваемость хозяев проекта с их еврейским коконом-биороботом. Во всяком случае газета “Новый Петербург”, 06.02.1997 в статье “Все раввины от одного предка” сообщает следующее: «Группа изследователей из Израиля, Канады, Англии и США, проведя большую работу, опубликовала её результаты в журнале «Nature». Изучив наследственный материал раввинов в общинах евреев-ашкенази (Центральная и Восточная Европа) и сефардов (Южная Европа), они убедились, что все священники, даже издавна разделённых сообществ, действительно произходят от одного предка по мужской линии. Генетическая разница между священниками и их паствой в местной общине намного больше, чем разница между раввинами отдалённых друг от друга диаспор».

На протяжении всей последующей истории действительным хозяевам еврейства неоднократно приходилось выбраковывать множество особей, генеалогических линий и почти целых стад биороботов для того, чтобы еврейство неизменно удовлетворяло высказанным только что двум важнейшим тактико-техническим требованиям к инструменту агрессии.

Последняя такого рода выбраковка евреев, “одичавших” с точки зрения их хозяев, была названа «холокостом»; она была вызвана стремлением множества евреев в Европе эмансипироваться в тех народах, среди которых они жили; то есть осознанным или безсознательным их стремлением стать такими же, как и все остальные люди.

Высказанное утверждение о цивилизаторской миссии и средствах её осуществления многим может показаться диким, но тем не менее, если обратиться к публикациям на темы загадок истории, к монографиям класса «Всемирная история», школьным и вузовским учебникам, написанным без каких-либо “дурацких шуток” на основе интерпретации данных археологии и уцелевших хроник, то можно увидеть весьма специфические особенности такого рода публикаций.

·  Практически все без изключения мифы региональных цивилизаций древности говорят о том, что их возникновение обусловлено пришельцами из-за моря (или из космоса), просветителями, которые учили дикарей собирателей и охотников земледелию, ремеслам, основам государственного управления. Потом цивилизаторы либо умерли или были убиты, либо покинули своих подопечных; иногда в этом устранении пришельцев-цивилизаторов принимали участие злые “боги”, также стремившиеся осуществить цивилизаторскую миссию, став преемниками добрых “богов”, её начинавших.

·  На протяжении всей истории многие мыслители выявляли глобальное надгосударственное управление на основе общеизвестных фактов, которые культивируемый исторический миф представляет как не связанные друг с другом безпричинные диковинки или совпадения случайностей, ни коим образом не влияющие на жизнь большинства: «Ну бред: Антарктида на карте XV века за три столетия до открытия её Ф.Ф.Беллин­с­гаузеном и М.П.Лазаревым, но тебе-то в ХХI какое до этой карты дело? — учиться, работать и тому подобное надо, а не ерундой заниматься». Такого рода факты выявления глобального управления зафиксированы в литературе нынешней цивилизации: от новозаветных сообщений о «князе мира сего», который разпределяет власть над государствами, предложив её как-то раз и Христу[185]; до современных нам научных строго документированных монографий, таких как книга американского политолога Ральфа Эпперсона “Введение во взгляд на Историю как на Заговор” или откровений Рерихов о многовековой деятельности Мирового правительства[186].

·  Культивируемый же исторический миф всякий раз выявленное глобальное надгосударственное управление, выражающееся в поддержании “элитарно”-невольничьих порядков, в прошлые века приписывал либо Богу, либо дьяволу, назначенному хозяевами мифа на должность «князя мира сего», а иные клеймил как шизофрению. При этом хозяева мифа тщательно убирали из учебной литературы по истории сообщения о такого рода фактах, как карты Пири Рейса, о древнеегипетских и прочих «исторических аномалиях», а также и информацию о деятельности орденов и прочих систем посвящения, осуществлявших надгосударственное управление в соответствии с их концепцией реставрации Атлантиды. Наиболее ярким примером послед