Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Герштейн Михаил

Тайны НЛО и пришельцев

A_Ch

«Герштейн М. Тайны НЛО и пришельцев»: Сова; СПб.; 2007

ISBN 5‑17‑041429‑3

 

Аннотация

 

Перед вами – захватывающее путешествие по лабиринту многовековой загадки, не дающей покоя ученым и энтузиастам. Вы прочитаете о том, о чем власти, пресса и даже уфологи предпочитают умалчивать. Вы сможете впервые ознакомиться с сенсационными документами из архивов КГБ, Министерства обороны СССР и Академии наук, узнаете все подробности нашумевших событий прошлого и наших дней, прикоснетесь к оригиналам и первоисточникам. Легендарные времена и современность сплетаются воедино в книге, где увлекательность сочетается со строгой документальностью, а взгляд под неожиданным ракурсом позволяет по‑новому увидеть, казалось бы, хорошо известные факты о НЛО.

 

Михаил Герштейн

Тайны НЛО и пришельцев

 

ОТ АВТОРА

 

Дискуссия о том, существуют НЛО или нет, могла бы вообще не начинаться. Самые закоренелые скептики признают, что люди зачастую видят в небесах нечто непонятное и летающее. Это и есть НЛО – неопознанные летающие объекты, что‑то, оставшееся тайной для тех, кто их увидел. Выражаясь суконным языком директивы ВВС США, НЛО – «любой объект в воздухе, который очевидец не способен опознать». И уже не имеет значения, какой процент наблюдений эксперты после тщательной проверки смогут объяснить: этот процент никогда и нигде не доходил до круглой сотни. Самые ничтожные итоговые цифры, сопоставленные с миллионами наблюдений, дают в итоге сотни тысяч необъяснимых случаев.

Интерес властей и ученых к НЛО никогда не был абстрактным. Сама мысль о том, что к нам могут прилетать пришельцы с других планет, оказывала сокрушительное воздействие: неприятно думать, что человечество, привыкшее считать, что человек – это «царь природы», является объектом пристального наблюдения и неведомого воздействия.

Реакция военных и спецслужб была незамедлительной: догнать, поймать или сбить. Она не могла быть другой: если над нами летит что‑то «не наше», его надо быстренько опознать в принудительном порядке. Но НЛО оказались неуловимыми, с завидной легкостью ускользая от неуклюжих земных машин. А чтобы у нас не было сомнений, кто здесь высший разум, а кто низший, пилоты НЛО преподали несколько зубодробительных уроков. Потеряв пару десятков самолетов, военные в конце концов взялись за ум и запретили открывать огонь по «тарелкам».

В полной мере осознав свое бессилие, власти сделали единственный верный шаг: они решили скрыть горькую правду об НЛО от своих народов, чтобы избежать массовой истерии и паники. Правительство США долгие годы подготавливало людей, используя богатые возможности прессы и Голливуда: даже забавные мультики с зелеными человечками готовили детей к тому, что придет время и они узнают все об НЛО. Там не запрещали печатать сообщения о «тарелках», но сделали все, чтобы к ним относились несерьезно и без ажиотажа.

В СССР решили пойти своим, обычным путем и наложили почти полный цензурный запрет на любые публикации, отстаивающие реальность феномена. Барьер немного ослаб лишь во времена «оттепели»– в 1966‑1968 годах, снова сменившись неумолимым запретом. Сложилась уникальная ситуация: в СССР целые поколения прожили в среде информационного вакуума, ничего не зная об НЛО, и тем не менее рассказывали о точно таких же объектах в небе, как и их современники за рубежом, привыкшие к свободе слова. Власти невольно поставили грандиозный эксперимент, который тянулся более 40 лет и доказал, что НЛО – не порождение прессы, жаждущей сенсаций, они на самом деле существуют и не признают государственных границ!

Еще одной характерной чертой советской уфологии было огромное количество случаев «шума», порожденного военными. Небо над СССР было изрезано траекториями ракет, запускаемых из любых мыслимых и немыслимых мест, пересекалось сходившими с орбит спутниками и боеголовками, лазерными лучами и трассами пучкового оружия, было переполнено зондами и аэростатами. Оно сжигалось экспериментами в атмосфере с выбросом светящихся веществ, раскалывалось ядерными взрывами. Все это принималось людьми за НЛО и засоряло архивы уфологов‑любителей, не способных отличить проделки военных от по‑настоящему загадочных объектов. Для сторонников тотального засекречивания и цензуры немалый процент «военного шума» стал неопровержимым аргументом: если разрешить свободно писать об НЛО, можно ненароком «засветить» полигоны и базы с новейшим вооружением, раскрыть какие‑то важные детали. О чем можно было с ними спорить, когда целый космодром – Плесецк – был засекречен вплоть до 1983 года, хотя на Западе о нем знали едва ли не с года основания!

Так появились на свет советские «секретные материалы», в которых, словно в зеркале, отразились весь блеск и ужас эпохи. Когда красная империя распалась на суверенные обломки, под этим завалом оказались и все программы по изучению НЛО. Часть былого наследия оказалась на руках у исполнителей и в конце концов стала известной не только узкому кругу посвященных.

Нет ничего более скучного и в то же время увлекательного, чем разбирать пожелтевшие от времени документы, хранящие в себе сокровенные тайны. То, что кроется за сухими, протокольно сжатыми строчками, иногда потрясает до глубины души, заставляя лишний раз задуматься об инертности человеческого мышления.

В последнее время мне часто приходилось читать книги об НЛО, написанные российскими авторами. Все они повторяют одну и ту же ошибку: пытаясь написать что‑то, не разбираясь в теме, они получают на выходе очередной бездарный труд «обо всем и ни о чем», переполненный общими заблуждениями и надерганными друг у друга кусками. Именно поэтому я предпочел не повторять то, что уже известно из массы других книг, и сосредоточиться на малоизвестных или вовсе не известных моментах, о которых с удивлением узнают даже опытные уфологи.

Как и полагается в документальной книге, я по мере возможности ссылаюсь на первоисточники. Но в ряде случаев, когда я привожу записанные мною или другими уфологами рассказы очевидцев, цитирую документы и письма, имеющиеся в одном или, в лучшем случае, в нескольких экземплярах, ссылаться на то, что читатель не сможет проверить, не имеет смысла. Если вы наткнетесь на кавычки, не сопровождающиеся ссылкой, значит, текст взят из моего личного архива или из «Летописи аномальных явлений» – электронного сборника сообщений о загадочных явлениях и объектах в небе, подготовленного Отделением планетологии и Уфологической комиссией Русского Географического общества.

Я считаю своим долгом поблагодарить коллег‑уфологов, журналистов и всех, оказавших неоценимую помощь при подготовке рукописи к печати:

Сергея Ефимова (Алма‑Ата), Елену Метелину (Барнаул), Геннадия Белимова (Волжский), Виктора Романченко (Киев), Вадима Деружинского (Минск), Станислава Ермакова, Светлану Кузину, Юрия Морозова, Александра Семенова, Александра Петухова, Виталия Правдивцева, Татьяну Фаминскую, Вадима Черноброва (Москва), Николая Субботина (Пермь), Виктора Рогожкина (Ростов‑на‑Дону), Кирилла Бутусова, Эдуарда Галевского, Валентина Гольца, Вадима Ильина, Германа Колчина, Геннадия Лисова, Евгения Литвинова,. Мурада Мамедова, Валентина Псаломщикова, Татьяну Сырченко, Ореста Тиминского, Виктора Утенкова (Санкт‑Петербург), Пола Стоунхилла (Энсино, США), Сергея Шарыгина (Ялта), а также редакции газет «Аномалия» (Санкт‑Петербург), «Перекресток Кентавра» (Ростов‑на‑Дону) и «Секретные исследования» (Минск).

Без помощи участников рассылки «Magonia Exchange», форума «Тау» и десятков других людей эта книга не увидела бы свет.

Особую благодарность я выражаю Николаю Георгиевичу Лебедеву – отважному исследователю, который первым сломал лед советской цензуры; Валерию Михайловичу Уварову, достойно представляющему российскую уфологию на международном уровне; Валентину Николаевичу Фоменко, стоявшему у истоков российской уфологии, и Константину Константиновичу Хазановичу, председателю Отделения планетологии Русского Географического общества, который положил начало проекту «Летопись аномальных явлений» (я надеюсь, что собранные нами свидетельства о российских НЛО и прочих аномалиях все же будут однажды опубликованы!). Им я больше всего обязан и выражаю свою искреннюю признательность.

Михаил Герштейн,

председатель Уфологической комиссии

Русского Географического общества,

ответственный редактор журнала «NEXUS»

 

ОГНЕННЫЕ ШАРЫ НАД «ГОРОЙ МЕРТВЕЦОВ»

 

18 февраля 1959 года в газете «Тагильский рабочий» появилась коротенькая заметка – письмо очевидца без каких‑либо комментариев. В те времена слово «НЛО» советским гражданам было неизвестно, и ее озаглавили просто – «Необычное небесное явление,».

«В 6 часов 55 минут местного времени вчера на востоке‑юго‑востоке на высоте 20 градусов от горизонта появился светящийся шар размером с видимый диаметр Луны, – написал заместитель начальника связи Высокогорского рудника А. Киссель. – Шар двигался в направлении на северо‑восток.

Около 7 часов внутри него произошла вспышка, и стала видна очень яркая сердцевина шара. Сам он стал более интенсивно светиться, около него появилось светящееся облако, отогнутое по направлению на юг. Облако распространялось на всю восточную часть небосвода. Вскоре после этого произошла вторая вспышка, она имела вид серпа Луны. Постепенно облако увеличивалось, в центре оставалась светящаяся точка (свечение было переменным по величине). Шар продвигался в направлении восток‑северо‑восток. Наибольшая высота над горизонтом, 30 градусов, была достигнута примерно в 7.05. Продолжая движение, это необычное явление слабело и размывалось.

Думая, что оно каким‑то образом связано со спутником, я включил приемник, однако приемов сигнала не было»[1].

За это редактор газеты получил взыскание, а заметка оказалась среди бумаг одного из самых необычных уголовных дел, которые когда‑либо заводились в России. В нем были аккуратно подшиты и другие донесения о «явлении».

«17 февраля, в 6.50 местного времени, на небе появилось необыкновенное явление – движение звезды с хвостом, похожим на плотные перистые облака, – доложила начальнику Ивдельского отделения милиции техник‑метеоролог Токарева. – Потом эта звезда освободилась от хвоста, стала ярче звезд и полетела, стала постепенно как бы раздуваться, образовался большой шар, окутанный дымкой. Затем внутри этого шара загорелась звезда, из которой сначала образовался полумесяц, затем образовался малый шар, не такой яркий. Большой шар постепенно стал тускнеть, стал как размытое пятно. В 7.05 совсем исчез. Двигалась звезда с юга на северо‑восток»[2].

Солдаты Ивдельлага, находясь «при исполнении», видели то же самое:

«С южной стороны показался шар ярко‑белого цвета, временами окутывающийся туманом, внутри – яркая точка‑звезда, – заявил военнослужащий А. Савкин. – Шел на север, виден был 8‑10 минут».

Другой военнослужащий, Анатолий Леонтьевич Анисимов из в/ч 6602 «В», был допрошен два месяца спустя прокурором города Ивдель:

«17 февраля… я находился на посту. В это время с южной стороны показался шар больших размеров, окутанный белым туманом большого круга. При движении по небу шар то увеличивал, то уменьшал свою яркость. При уменьшении шар скрывался в белом тумане, и сквозь этот туман была видна только лишь светящаяся точка. Периодически светящаяся точка увеличивала свою яркость, увеличиваясь также и в размерах. При увеличении яркости светящейся точки, которая принимала форму шара, она как бы расталкивала белый туман, в то же время увеличивая его плотность по краям, а затем сама скрывалась в тумане. Создавалось впечатление, что шар сам излучал этот белый туман, который образовал форму круга. Двигался шар очень медленно и на большой высоте. Виден он был примерно минут 10, а потом исчез в северном направлении, как бы растаял вдали».

За десятки километров от Ивделя житель деревни Караул Новолялинского района Г. И. Скорых был разбужен криком жены:

– Посмотри, летит какой‑то шар и поворачивается!

Георгий Иванович выскочил на крыльцо и увидел «яркое солнце в тумане». Шар двигался по прямой, строго с юга на север, и его цвет менялся от красного до зеленого. Чередование цветов происходило периодически, неопознанный объект окутывала белая оболочка. Шар быстро удалялся и через несколько секунд скрылся за горизонтом. По мнению Георгия Ивановича, шар летел вдоль Уральского хребта на очень большом расстоянии[3].

31 марта «явление» повторилось. Одно из воинских подразделений, охранявших лагерь заключенных, было поднято по тревоге. Телефонограмма поступила секретарю Ивдельского горкома партии и заместителю председателя горисполкома:

«Проданову, Вишневскому.

31.03.59 г. 9.30 местного времени.

31.03, в 4.00, в юго‑восточном направлении дежурный Мещеряков заметил большое огненное кольцо, которое в течение 20 минут двигалось на нас, скрывшись затем за высотой 880. Перед тем как скрыться за горизонтом, из центра кольца появилась звезда, которая постепенно увеличивалась до размера Луны, стала падать вниз, отделяясь от кольца. Необычное явление наблюдали многие люди, поднятые по тревоге. Просим объяснить это явление и его безопасность, так как в наших условиях это производит тревожное впечатление. Авенбург, Потапов, Согрин»[4].

Действительный член Географического общества СССР О. Штраух из поселка Полуночное записал свое наблюдение в дневник:

«31 03.59. В 4 часа 10 минут наблюдалось следующее явление: с юго‑запада на северо‑восток над поселком довольно быстро прошло шаровидное светящееся тело. Светящийся диск, величиною почти с полную Луну, голубовато‑белого цвета, был окружен большим синеватым ореолом. Временами этот ореол ярко вспыхивал, напоминая вспышки далекой молнии. Когда тело скрылось за горизонтом, небо в этом месте еще несколько минут было озарено светом.

Подобное явление наблюдали жители Полуночного 17.02.59 в 7 часов 10 минут. Утром за светящимся следом оставался след в виде дымки…»[5]

В иное время «шарам», может, не придали бы значения, но февраль 1959 года на Северном Урале был особенным. Там, где находится приток Лозьвы – чистая речка Ауспия, начинались поиски пропавшей без вести группы туристов под руководством Игоря Дятлова. Поисковые отряды готовились к худшему, но то, что они увидели у занесенного снегом безымянного перевала, превзошло все ожидания. Недаром теперь эта часть горной гряды называется «Перевалом Дятлова».

В поход они уходили вдесятером: Игорь Дятлов, Людмила Дубинина, Александр Колеватов, Зинаида Колмогорова, Рустем Слободин, Юрий Кривонищенко, Николай Тибо‑Бриньоль, Юрий Дорошенко, Александр Золотарев и Юрий Юдин (рис. 1). Самой юной из них была Дубинина – 20 лет. Дятлову было 23. Старше всех был инструктор Коуровской турбазы Золотарев – 37 лет. Слободин, Кривонищенко, Тибо‑Бриньоль к тому времени закончили Уральский политехнический институт, работали инженерами, остальные еще учились в нем (рис. 2).

Группа была достаточно подготовлена к походу – об этом свидетельствуют все, кто знал ребят. На Севере они путешествовали неоднократно и знали, что их ждет. Места, куда отправлялись дятловцы, до сих пор безлюдны – лишь изредка в лесу встречаются охотничьи избы. Зимой горы и глухие леса покрывает глубокий снег, температура падает до минус 40, а иногда и ниже. Плоские, безлесные хребты с пологими склонами тоже оказываются занесенными снегом. Кроме охотников‑манси, которые живут там и сейчас, мало желающих навещать столь суровые места (рис. 3).

 

Сначала все шло по плану. Группа Игоря Дятлова выехала из Свердловска на поезде в Серов, оттуда в Ивдель, потом в Вижай, и наконец попутная телега увезла их вещи во 2‑й Северный поселок (сами ребята шли пешком). В поселке они встали на лыжи и отправились в поход к горе Отортен, основной цели их маршрута. Именно в этом поселке остался из‑за больной ноги десятый турист, Юрий Юдин, чтобы потом вернуться домой. Радикулит спас ему жизнь.

Гибель группы была столь загадочной, что по сей день порождает множество слухов и домыслов. Тайна не стала яснее после того, как рассекретили уголовное дело, заведенное более 40 лет назад, но свидетельские показания о пролетах «шаров» над Уралом попали в него не случайно…

Трагедия разыгралась четыре дня спустя недалеко от горы Отортен (в переводе с языка манси – «Не ходи туда»). Она находится в самой северной точке Свердловской области, где ее границы сходятся с границами Коми Республики и Ханты‑Мансийского округа. Вообще названия там жутковатые: рядом возвышается Холатчахль, или «Гора мертвецов» (это название манси тоже дали задолго до 1959 года). Известный знаток топонимики Урала А. Матвеев, неоднократно поднимавшийся на гору, писал: «Должен признать, что более суровой и мрачной горы в этой части Северного Урала нет…»[6]

Самая последняя запись в общем дневнике тургруппы была сделана 31 января лично Дятловым:

«Вырабатываем новые методы более производительной ходьбы. Первый сбрасывает рюкзак и идет 5 минут, после этого возвращается, отдыхает минут 10‑15, после догоняет остальную часть группы. Так родился безостановочный способ прокладывания лыжни. Особенно тяжело при этом второму, который идет по лыжне, торенной первым, с рюкзаком. Постепенно отделяемся от Ауспии, подъем непрерывный, но довольно плавный. И вот кончились ели, пошел редкий березняк. Мы вышли на границу леса. Ветер западный, теплый, пронзительный, скорость ветра, подобная скорости воздуха при подъеме самолета. Наст, голые места. Об устройстве лабаза даже думать не приходится. Около 4 часов. Нужно выбирать ночлег.

Спускаемся на юг – в долину Ауспии. Это, видимо, самое снегопадное место. Ветер небольшой, по снегу 1,2‑2 м толщиной. Усталые, измученные, принялись за устройство ночлега. Дров мало. Хилые, сырые ели. Костер разводили на бревнах, неохота рыть яму. Ужинаем прямо в палатке. Тепло. Трудно представить подобный уют где‑то на хребте, при пронзительном вое ветра, в сотне километров от населенных пунктов…»

На следующий день дятловцы построили лабаз, оставив в нем часть вещей и продуктов, чтобы налегке подняться на Отортен, а потом вернуться и идти дальше на юг. Лабаз нужно было сделать понадежнее, чтобы защитить продукты от зверей, и ребята возились с ним до середины дня. Видимо, это занятие не требовало усилий всей группы: именно тогда ими была написана юмористическая стенгазета «Вечерний Отортен». Ее предполагалось повесить на вершине покоренной горы, но сделать это дятловцам уже не удалось[7].

Потеряв много времени, группа пошла наверх, выйдя из‑под прикрытия леса. Ночевать им предстояло на открытом месте. В принципе, они могли спуститься в лес, до которого было примерно 1,5 км, но решили этого не делать, чтобы утром не терять времени: к Отортену легче идти по хребту, нежели внизу, по лесу, где глубокий снег. Их решение подтверждает, что группа была сильная, потому что ночевка выше границы леса – это достаточно сложно и холодно.

Название стенгазеты говорит о том, что дятловцы рассчитывали на следующий день дойти до Отортена. Сделать это они могли, лишь резко ускорив темп на насте выше границы леса. Соответственно, ни о каких ночевках в лесу (и вообще спусках к лесу) речи быть не могло. Это косвенно подтверждается фразой из дневника, где говорится, что следующая ночевка предполагается на открытом, продуваемом месте.

Они расположились на ночлег прямо на склоне, в 300 м от вершины. Вырыли яму в снегу, поставили палатку.

«В одном из фотоаппаратов сохранился фотокадр (сделанный последним), на котором изображен момент раскопки снега для установки палатки, – говорится в постановлении о прекращении дела. – Учитывая, что этот кадр был снят с выдержкой 1/25 секунды при диафрагме 5,6, при чувствительности пленки 65 Ед. ГОСТ, а также принимая во внимание плотность кадра, можно считать, что к установке палатки приступили около 5 часов вечера 1.02.59 г. Аналогичный снимок сделан и другим аппаратом. После этого времени ни одной записи и ни одного фотоснимка не было обнаружено».

Опытные туристы подтвердили потом, что палатка была поставлена как надо, чтобы противостоять ветру. Вот отрывок из показаний С. Согрина:

«4 марта я, Аксельрод, Королев и трое москвичей поднимались к месту, где была палатка Дятлова. Все мы здесь пришли к единодушному мнению, что палатка была поставлена по всем туристским и альпинистским правилам. Склон, на котором стояла палатка, не представляет никакой опасности…»

Брошенную палатку со всем снаряжением и питанием нашли только 26 февраля, на 5‑й день поисков. Первым на нее наткнулся Борис Слобцов, студент‑третьекурсник Уральского политехнического института.

«Среди поисковиков наша группа была самая молодая, – вспоминал уже в наши дни Борис Ефимович, ставший начальником отдела ЗАО НТЦ „Радар" Института точных приборов. – Я до сих пор не могу понять, почему меня назначили руководителем. Это сейчас я могу сказать, что стал более или менее профессиональным спасателем, немцев в горах спасал, они мне за это орден вручили. А тогда даже в группе был не самым опытным.

Мне помнится, что в Ивдель мы прибыли первыми. Потом нас на вертолете забросили в горы, но не на Отортен, как было запланировано, а южнее. С нами были радист и охотник. Люди местные, старше нас. Они предполагали, что ничего хорошего в завершении этой эпопеи не предвидится. Мы, молодые, были совершенно убеждены, что ничего страшного не случилось. Ну, ногу кто‑то сломал – соорудили укрытие, сидят, ждут.

В тот день нас было трое: местный лесник Иван, я и Миша Шаравин… Шли с перевала наискосок на северо‑запад, пока не увидели… Палатка стоит, середина у нее провалена, но стоит. Представьте состояние 19‑летних пацанов. Заглянуть в палатку страшно. И все же начинаем палкой ворошить – в палатку через открытый вход и разрез снегу немало набилось.

На входе в палатку штормовка висела. Как оказалось, дятловская. В кармане металлическая коробка… В ней деньги, билеты. Нас накачали: Ивдельлаг, кругом бандиты. А деньги на месте. Значит, уже не так страшно. Прорыли в снегу у палатки глубокую траншею, никого там не обнаружили. Жутко обрадовались. Взяли с собой несколько предметов, чтобы не влетело нам от ребят за „фантазии". Коробку, фляжку со спиртом, фотоаппарат, еще что‑то. На лыжи – и ходу вниз.

Опять же хочу про психологию юнцов сказать. Мы в палатке сели, разлили этот спирт. И выпили за их здоровье. Два местных „кадра" предложили выпить за упокой. Так мы им чуть морду не набили. Были убеждены: ребята сидят где‑то. А ведь месяц прошел! Фантазии у нас на другое не хватало.

По радиосвязи мы сообщили о находке. Нам сказали, что все группы будут переброшены сюда…»[8]

В палатке никого не было, но зато на снегу остались хорошо видимые следы. Даже не следы в полном смысле этого слова, а спрессованные столбики снега: его выдуло ветром больше, чем на былую глубину отпечатков ног. Эти столбики уходили вниз, на северо‑восток.

«Расположение и наличие предметов в палатке (почти вся обувь, вся верхняя одежда, личные вещи и дневники) свидетельствовали о том, что палатка была оставлена внезапно одновременно всеми туристами, причем, как установлено в последующем криминалистической экспертизой, подветренная сторона палатки, куда туристы располагались головами, оказалась разрезана изнутри в двух местах, на участках, обеспечивающих свободный выход человека через эти разрезы, – говорится далее в постановлении из уголовного дела. – Ниже палатки на протяжении до 500 м на снегу сохранились следы людей, идущих от палатки в долину и в лес…

Осмотр следов показал, что некоторые из них оставлены почти босой ногой (например, в одном х/б носке), другие имели типичное отображение валенка, ноги, обутой в мягкий носок, и т. п. Дорожки следов располагались близко одна к другой, сходились и вновь расходились недалеко одна от другой. Ближе к границе леса следы… оказались занесенными снегом. Ни в палатке, ни вблизи нее не было обнаружено следов борьбы или присутствия других людей…»

Что могло заставить туристов испортить единственное укрытие от холода и полураздетыми побежать в лес? Лавина? Никаких следов ее схождения не было, это ясно по сохранившейся палатке. В показаниях Евгения Поликарповича Масленникова, одного из руководителей поисков, говорится: «Палатка была растянута на лыжах и палках, забитых в снег, вход ее был обращен в южную сторону, и с этой стороны растяжки были целы, а растяжки северной стороны сорваны, и поэтому вся вторая половина палатки оказалась завалена снегом. Снегу было немного, то, что насыпало метелями в период февраля…»

Ураган? Однако в метеорологической сводке по Ивдельскому району говорится: «Осадков выпало меньше 0,5 мм. Ветер северо‑северо‑западный, 1‑3 м/с. Метели, урагана, бурана не наблюдалось».

Палатка стояла, когда ее начали резать изнутри: ткань в тот момент была натянута, на ней остались ровные, почти прямые разрезы. Это сразу исключает все лавинно‑ураганные версии, предполагающие, что палатку снесло и из‑под нее людям пришлось пробивать себе путь с ножами в руках. Даже если и случилось так, зачем сразу уходить вниз по склону, не попытавшись взять рюкзаки, теплые вещи? Неужели они не понимали, что при температуре минус 25 градусов их шансы выжить без нормальной одежды минимальны?

Вскоре спасатели, которые пошли по уходящим вниз следам, обнаружили первые тела погибших. Тело Колмогоровой находилось на расстоянии 850 м, Слободина – за километр (нашли Рустема уже 5 марта), Дятлова – примерно за 1180 м и Дорошенко с Кривонищенко – за 1,5 км, у костра под кедром. Все они лежали на одной прямой, вдоль направления господствующего ветра, в пределах ложбины (рис. 4, 5).

Колмогорова лежала под 10‑сантиметровым слоем снега. Одета она была по сравнению с другими достаточно тепло, но без обуви. Положение тела, рук, ног как бы говорило, что в последние минуты жизни она еще боролась на склоне с ветром. Дятлов лежал на спине, головой в сторону палатки, обхватив рукой ствол березки. На его правой ноге был шерстяной носок, на левой – хлопчатобумажный.

Чуть припорошенных снегом Дорошенко и Кривонищенко нашли рядом друг с другом. Дорошенко лежал на животе, Кривонищенко – на спине. И тот и другой – почти раздетые. На обоих лишь ковбойки и кальсоны, на ногах – тонкие носки. Так зафиксировано в протоколе. Если же верить фотографиям, сделанным на месте, то один из них лежал совершенно босой.

Слободин был одет сравнительно тепло, в карманах – коробка спичек, нож, расческа в футляре, карандаш, хлопчатобумажный носок. На правой ноге, обутой в черный валенок, были надеты носки: хлопчатобумажный, затем вигоневый, еще один хлопчатобумажный, за ним снова вигоневый. На левой ноге валенка не было, только носки, надетые в том же порядке.

«Когда мы поднялись через перевал к остальным, уже были найдены Дорошенко и Кривонищенко, – рассказал Борис Слобцов. – Это мы сейчас уверенно называем фамилии. А тогда Юру Дорошенко приняли за Золотарева. Я Юру знал, но тут не узнал. И даже мать его не узнала. И про пятый труп тоже гадали – Слободин это или Колеватов. Они вообще были неузнаваемые, кожа какого‑то странного цвета…»

 

Про странный цвет кожи у погибших припоминали многие поисковики, включая Ивана Пашина, который первым нашел тела Слободина и Дятлова. Его родственник В. В. Плотников позднее говорил, что дядя ему рассказывал: цвет кожи у погибших был оранжево‑красный, хотя ни особых повреждений тела, ни кровотечений не было[9]. На это обстоятельство мало кто обратил внимание – снег, солнце, да и найти ребят долго не могли. Судмедэкспертиза также отметила своеобразный цвет кожи погибших, но в документах он уже другой – красновато‑багряный. Может, цвет изменился после того, как тела оттаяли?

С невероятной тщательностью проверялся склон, по которому погибшие ребята устремились из палатки. Длинные, до 1,5 м, щупы пронзали слой снега. Люди шли фронтом, с небольшим интервалом, стараясь обследовать каждую пядь. На 12 кв. м, говорят, приходилось 6‑8 уколов. И так весь световой день, под сильным ветром, на скользкой ледяной корке! Карабкались без альпинистского снаряжения, падали, получали травмы. Результатов не было, но комиссия требовала, настаивала: продолжить поиски, «найти любой ценой». Было ясно, что погибшие где‑то здесь, уйти далеко они не могли.

Последние четыре трупа: Дубининой, Золотарева, Тибо‑Бриньоля и Колеватова – обнаружили только 4 мая. Они лежали под толстым слоем снега, не очень далеко от костра, возле которого ранее были найдены тела Дорошенко и Кривонищенко. Трое из них, как показало вскрытие, скончались от несовместимых с жизнью травм, а не просто замерзли:

«Судебно‑медицинской экспертизой установлено, что Дятлов, Дорошенко, Кривонищенко и Колмогорова скончались от действия низкой температуры (замерзли), ни один из них не имел телесных повреждений, не считая мелких царапин и ссадин. Слободин имел трещину черепа длиной 6 см, которая разошлась до 0,1 см, но умер Слободин от охлаждения.

4 мая 1959 года в 75 м от костра, по направлению к долине четвертого притока р. Лозьвы, то есть перпендикулярно пути движения туристов от палатки, под слоем снега в 4‑4,5 м, обнаружены трупы Дубининой, Золотарева, Тибо‑Бриньоля и Колеватова. На трупах, а также и в нескольких метрах от них обнаружена одежда Кривонищенко и Дорошенко – брюки, свитеры. Вся одежда имеет следы ровных разрезов, так как снималась уже с трупов Дорошенко и Кривонищенко. Погибшие Тибо‑Бриньоль и Золотарев обнаружены хорошо одетыми, хуже одета Дубинина – ее куртка из искусственного меха и шапочка оказались на Золотареве, разутая нога Дубининой завернута в шерстяные брюки Кривонищенко. Около трупов обнаружен нож Кривонищенко, которым срезались у костра молодые пихты. На руке Тибо обнаружено двое часов – одни из них показывают 8 часов 14 минут, вторые – 8 часов 39 минут.

Судебно‑медицинским вскрытием трупов установлено, что смерть Колеватова наступила от действия низкой температуры (замерз). Колеватов не имеет телесных повреждений. Смерть Дубининой, Тибо‑Бриньоля и Золотарева наступила в результате множественных телесных повреждений.

У Дубининой имеется симметричный перелом ребер: справа 2, 3, 4, 5 и слева 2, 3, 4, 5, 6, 7. Кроме того, обширное кровоизлияние в сердце. Тибо‑Бриньоль имеет обширное кровоизлияние в правую височную мышцу, соответственно ему – вдавленный перелом костей черепа размером 3‑7 см… Золотарев имеет перелом ребер справа 2, 3, 4, 5 и 6… что и повлекло его смерть…»

С такими травмами самостоятельно пройти расстояние от палатки до кострища категорически невозможно. Значит, что‑то произошло с ними около кромки леса, где следы идущих пока что своими ногами оказались засыпанными снегом, или неподалеку от разожженного костра. Что‑то непонятное, не оставившее следов на коже, но при этом раздробившее ребра, как яичную скорлупу.

Экспертиза позже установила, что погибшие при‑, нималипищузаб‑8 часов до смерти. Это мог быть как обед, так и ужин. Скорее, ужин, так как люди разделись, они уже легли или ложились спать. Кто‑то из них вышел из палатки по малой нужде с фонариком в руках. Этот фонарик принадлежал Дятлову, но выходил с ним, наверное, Тибо‑Бриньоль – единственный, кто оказался почти полностью одет и обут. Обычно выходящий человек невольно будит соседей, и они тоже выходят «отлить», чтобы не будить всю палатку лишний раз. И тут случилось что‑то, заставившее ребят срочно бежать. Человек, вышедший наружу, мог увидеть нечто и поднять крик, но резать из‑за этого палатку? Допустим, он кричит: «Вылезайте, быстрее!» Страшно кричит. Все равно все полезут через вход, недоумевая, что там такое происходит. Скорее всего, к тому моменту уже все могли видеть яркий свет, бьющий сквозь полотнище, слышать какой‑то звук или ощущать сотрясение почвы. Или «нечто» было невидимым и бесшумным, бьющим прямо по разуму, способности здраво соображать?

В донесениях сказано, что в 10 м от входа в палатку лежали меховая куртка Дятлова, пара тапок и пара носков. Видимо, Дятлов, готовясь ко сну, чтобы не разбрасывать вещи, засунул носки в тапки, а тапки завернул в куртку. Такой сверток удобно подложить под голову. Тут возникло «нечто». Игорь Дятлов выбежал, машинально держа сверток в руках, а потом его бросил, настолько силен был ужас. Это еще раз подтверждает, что наружу выходил не сам Дятлов, а кто‑то другой с его фонариком. Фонарик «другой» (Тибо?) тоже выбросил, хотя бежать по неровному заснеженному склону в темноте опасно. На камнях и выдутых карнизах легко можно поломать руки и ноги, но дятловцы получили совсем другие травмы. Эксперты были единодушны: падения при бегстве оставили на их телах только поверхностные травмы и ссадины. Падать там есть куда, но до леса все дошли благополучно.

В подавляющем большинстве случаев при падениях наблюдаются повреждения верхних и нижних конечностей (65%), затем повреждения головы (22%), повреждения груди, живота и таза (3 %), а также комбинации повреждений (10 %). В нашем случае у Слободина и Тибо‑Бриньоля – черепно‑мозговая травма, у Дубининой и Золотарева – травмы грудной клетки. По сравнению со статистикой – 50 % повреждения головы (вместо 22 %) и 50 % травм грудной клетки (вместо 3 %). И ни у кого нет повреждений конечностей.

При том, что за ними никто не гнался, по крайней мере никто, оставляющий на снегу следы, туристы пробежали 1,5 км достаточно тесной группой. Если бы это был некий предмет или объект, вроде шаровой молнии, логичнее разбежаться врассыпную. Неужто окрестности палатки, вообще открытое место казалось им «зоной опасности»? Но какой?

Вот тут‑то и пришлось вспомнить о загадочных «огненных шарах», пролетавших над Уралом. Про них упоминали все дожившие до наших дней криминалисты, которые в те годы принимали участие в следствии. Эти «шары» видели не только 17 февраля и 31 марта, но и в ночь с 1 на 2 февраля, когда произошла драма у горы Холатчахль!

 

РАССКАЗЫВАЮТ СЛЕДОВАТЕЛИ

 

Прокурор Лев Никитич Иванов, который завел уголовное дело по факту гибели туристов, много лет спустя работал адвокатом в Кустанае.

«Как прокурор‑криминалист я обязан был включаться в расследование или возглавлять следствие по самым сложным делам, – вспоминал он. – Так я оказался в непроходимой уральской тайге, в брезентовой палатке, в самое лютое зимнее время, с февраля помай…

Осмотр палатки показал, что в ней в неприкосновенности сохранилась верхняя одежда туристов – куртки, брюки, рюкзаки со всем их содержимым (рис. 6). Известно, что туристы даже зимой, устраиваясь на ночлег в палатке, снимают верхнюю одежду. Это, между прочим, делали и мы в своей палатке, хотя температура в ней никогда не поднималась выше минус четырех градусов…

8 палатке и. около нее не было ни одной капли крови, что говорило о том, что все туристы покинули палатку без телесных повреждений. Последнее обстоятельство будет иметь в дальнейшем очень важное значение.

От палатки с горы в долину шло иногда 8, иногда 9 дорожек следов. В условиях гор с переохлажденным снегом следы не заметаются, а наоборот, выглядят как столбики, так как снег под следами уплотняется, а вокруг следа выдувается. Наличие девяти дорожек следов подтверждало, что все туристы шли самостоятельно, никто никого не нес. А вот дальше произошла загадка. В 1,5 км от палатки, в долине реки, у старого кедра, туристы после бегства из палатки развели костер и здесь стали погибать один за одним.

На основе проявленных пленок, экспонированных туристами перед ночлегом, с учетом плотности негативов, чувствительности пленки (так как сохранились коробочки от нее), установок диафрагмы и выдержки на аппаратах мне удалось „привязать" кадры ко времени съемки и получить богатейшую информацию, но это не отвечало на главный вопрос: что явилось причиной бегства туристов из палатки.

При расследовании дел не бывает второстепенных деталей – у следователей бытует девиз: внимание мелочам! Около палатки был обнаружен естественный след того, что один мужчина выходил для малой нужды. Выходил он разутым, в одних шерстяных носках („на минутку"). Затем этот след необутых ног прослеживается вниз, в долину.

Были все основания построить версию, что именно этот человек подал сигнал тревоги и у него самого уже не было времени обуться. Значит, была какая‑то страшная сила, которая испугала не только его, но и всех других, заставив их аварийно покинуть палатку и искать убежище внизу, в тайге. Найти эту силу или хотя бы приблизиться к ней и была задача следствия (рис.7, 8).

26 февраля 1959 года внизу, у кромки тайги, мы нашли остатки небольшого костра и здесь же обнаружили тела раздетых до нижнего белья туристов Дорошенко и Кривонищенко. Затем в направлении палатки было обнаружено тело Игоря Дятлова, невдалеке от него еще двое – Слободин и Колмогорова. Не детализируя, скажу, что последние трое были наиболее физически сильными и волевыми личностями, они ползли от костра к палатке за одеждой – это было совершенно очевидно по их позам. Последующее вскрытие показало, что погибли эти трое мужественных людей от охлаждения – замерзли, хотя и были одеты лучше других.

 

 

Уже в мае, около костра, под пятиметровым слоем снега мы обнаружили погибших Дубинину, Золотарева, Тибо‑Бриньоля и Колеватова. При внешнем осмотре и на их телах не было повреждений. Сенсация наступила, когда в условиях Свердловского морга мы провели вскрытие и этих трупов. Дубинина, Тибобриньоль и Золотарев имели обширные, совершенно несовместимые с жизнью телесные внутренние повреждения. У Люды Дубининой, например, были сломаны справа 2, 3,4, 5 ребра и слева 2,3,4, 5, 6, 7. Один обломок ребра даже проник в сердце. У Золотарева были сломаны 2, 3, 4, 5, 6 ребра. Заметьте, все это без видимых внешних телесных повреждений. Такие повреждения, как я описал, обычно бывают, когда на человека действует направленная большая сила, например, автомобиль на большой скорости. Но таких повреждений нельзя получить от падения с высоты собственного роста. В окрестностях горы… были занесенные снегом валуны и камни разной конфигурации, но они не находились на пути туристов (вспомните дорожки следов), и камни эти, естественно, никто не бросал… Наружных кровоподтеков не было. Следовательно, была направленная сила, которая избирательно действовала на отдельных людей…

Когда уже в мае мы с Е. П. Масленниковым осматривали место происшествия, то обнаружили, что некоторые молодые елки на границе леса имеют обожженный след, но эти следы не носили концентрической формы или иной системы. Не было и эпицентра. Это еще раз подтверждало направленность как бы теплового луча или сильной, но совершенно неизвестной, во всяком случае нам, энергии, действующей избирательно, – снег не был оплавлен, деревья не были повреждены. Создавалось впечатление, что когда туристы на своих ногах прошли более 500 м вниз с горы, то с некоторыми из них кто‑то направленным образом расправился…

Когда совместно с прокурором области я доложил начальные данные первому секретарю обкома партии Л. П. Кириленко, тот дал четкую команду – всю работу засекретить и ни одного слова информации не должно было просочиться. Кириленко приказал похоронить туристов в закрытых гробах и сказать родственникам, что туристы погибли от переохлаждения…

Когда шло расследование, в газете „Тагильский рабочий" появилась крошечная заметка… Этот светящийся объект двигался бесшумно в сторону северных вершин Уральских гор. Автор заметки спрашивал: что бы это могло быть? За публикацию такой заметки редактору газеты объявили взыскание, а мне в обкоме предложили эту тему не разрабатывать. Руководство следствием по моему делу взял в свои руки второй секретарь обкома партии А. Ф. Ештокин.

В то время мы еще очень мало знали о неопознанных летающих объектах, не знали мы и о радиации. Запрет на эти темы вызывался возможностью даже случайного расшифрования сведений о ракетной и ядерной технике, развитие которой в то время по‑настоящему только начиналось, а в мире был период, который называли периодом „холодной войны".

А следствие‑то вести надо, я же профессиональный криминалист и должен найти разгадку. Я все же решил, несмотря на запрет, с сохранением высшей степени секретности поработать над этой темой, так как остальные версии, включая нападение людей, зверей, падение при урагане и т. п., исключались добытыми материалами.

Мне было ясно, кто и в какой последовательности погибал, – все это дало тщательное исследование трупов, их одежды, другие данные. Оставались только небо и его наполнение – неведомая нам энергия, оказавшаяся выше человеческих сил.

Сговорившись с учеными УФАНа (Уральского филиала Академии наук СССР), я провел очень обширные исследования одежды и отдельных органов погибших на „радиацию". Причем для сравнения мы брали одежду и внутренние органы людей, погибших в автомобильных катастрофах или умерших естественной смертью.

Результаты оказались удивительными. Для неспециалистов результаты анализа ничего не скажут, и я назову лишь такие: коричневый свитер одного туриста, имевшего телесные повреждения, давал 9900 распадов в минуту, а после промывки образца – 5200 распадов, то есть эти данные говорят о наличии радиоактивной „грязи", которая отмывалась. Надо сказать, что до обнаружения этих трупов они усиленно обмывались талой водой под снегом, там текли целые реки. Следовательно, радиационная „грязь" в момент гибели туриста была во много раз больше…»[10]

Много это или мало – 9900 распадов в минуту? Вот ответ, который дали на соответствующий запрос специалисты одной из лабораторий Института экологии растений и животных УрО РАН:

«К сожалению, данных экспертизы о загрязненности одежды погибших туристов, имеющихся в деле, недостаточно. Они вызывают новые вопросы… Если исходить из максимального уровня загрязненности 9900 расп./мин на 150 кв. см поверхности, то расчеты показывают, что уровень „фонирования" свитера лишь на немного превышает естественный фон в Екатеринбурге– 10‑18 мкр/ч. Можно предположить, что подобное увеличение загрязненности радионуклидами – результат атмосферных выпадений от испытаний ядерного оружия на северных полигонах. Примечательно, что именно на свитере обнаружены максимальные уровни загрязнения. Возможно, это обусловлено достаточно высокими сорбционными свойствами материала, который мог сорбировать на себе радиоактивные вещества из талой воды».

Откуда могла просыпаться на погибших радиоактивная пыль? Версию о ядерном взрыве можно сразу отбросить: в то время на территории России не было ядерных испытаний в атмосфере. Последний взрыв перед этой трагедией прогремел 25 октября 1958 года на Новой Земле. Уже то, что пленки, изъятые из фотоаппаратов погибших, не были засвечены, говорит против версии о гибели из‑за радиации.

Уже в наши дни вспомнили, что Александр Колеватов по долгу службы не раз имел дело с радиоактивными веществами, а Юрий Кривонищенко работал в Челябинске‑40 и буквально чудом уцелел в 1957 году, когда под Кыштымом рванула большая емкость с радиоактивными отходами. Скорее всего, он притащил смертоносную пыль на своей одежде: упоминавшиеся в протоколах зараженные радиацией вещи оказались на разных людях, но в основном принадлежали именно Кривонищенко. В то небогатое время свитеры служили многие годы, да и стирали их нечасто. Прокурор Иванов, не добравшись до таких подробностей, заподозрил, что радиоактивными были именно летающие объекты:

«Как прокурор, которому в то время уже приходилось заниматься некоторыми секретными вопросами обороны, я отбрасывал версию испытания атомного оружия в этой зоне. Тогда‑то я и стал вплотную заниматься „огненными шарами".

Допросил много очевидцев пролета, зависания и, попросту говоря, посещения неопознанными летающими объектами Приполярного Урала. Кстати говоря, когда с НЛО, то есть неопознанными летающими объектами, связывают обязательно инопланетян, я с этим не согласен. НЛО надо расшифровывать как неопознанные летающие объекты, и только так. Многие данные говорят о том, что это могут быть и не понятые современными людьми и необъясненные современными данными науки и техники сгустки энергии, воздействующие на живую и неживую природу, встречающуюся на их пути. Видимо, мы встретились с одним из них…

Это уже было делом техники – разыскать и других людей, кто по ночам и вечерам в январе‑феврале 1959 года по долгу службы не спал, а находился на дежурстве под открытым небом. Теперь ни для кого не секрет, что зона Ивделя – это в то время был сплошной „архипелаг" лагерных пунктов, образующих Ивдельлаг, который охранялся круглосуточно…

Изучение дела теперь полностью убеждает, да и тогда я придерживался версии гибели студентов‑туристов от воздействия неизвестного летающего объекта. На основании собранных доказательств роль НЛО в этой трагедии была совершенно очевидной… Если раньше я считал, что шар взорвался, выделив совершенно неизвестную нам, но радиоактивную энергию, то теперь я считаю, что действие энергии из шара было избирательным, оно было направлено лишь на трех человек.

Когда я доложил А. Ф. Ештокину о своих находках – огненных шарах, радиоактивности, тот дал совершенно категорическое указание: абсолютно все засекретить, опечатать, сдать в спецчасть и забыть об этом. Надо ли говорить, что все это было точно выполнено?

Чтобы нынешнее поколение не судило нас очень строго за нашу работу, скажу, что и сегодня о старых делах, когда еще живы очевидцы, не говорят всю правду.

Недавно я прочел в центральной прессе, что при уничтожении под Свердловском самолета‑разведчика Пауэрса был сбит и советский самолет, ведомый летчиком Сафроновым. Пишет об этом бывший командир батареи, сбивший оба самолета, в то время майор Воронов. Но ведь о том, что были сбиты два самолета, в том числе и наш, еще тогда знали тысячи людей. Тысячи людей видели, как наш истребитель врезался в землю под городом Дегтярском, что недалеко от Первоуральска, но ведь 30 лет наша пресса об этом ничего не писала. Я, как и многие другие, видел, как шли сначала одна, а потом вторая ракета, как сбитые самолеты разошлись в разные стороны: один – в сторону Сысерти (Пауэрс), второй – в противоположном направлении, в сторону Ревды (наш самолет). А вот опубликовали об этом только через столько лет.

За 40 лет работы в органах прокуратуры, а большую часть этого времени я был допущен к сверхзакрытой информации, я до сих пор не могу понять, для чего надо было врать народу?

Я не хочу этим оправдать свои действия по засекречиванию событий с огненными шарами и гибелью большой группы людей. Я просил корреспондента опубликовать мои извинения родственникам погибших за искажение истины, укрытие от них правды, а поскольку в четырех номерах газеты для этого не нашлось места, я этой публикацией приношу семьям погибших, особенно Дубининой, Тибо‑Бриньоля, Золотарева, свои извинения. В свое время я пытался сделать все, что мог, но в стране была в то время, как говорят юристы, „неодолимая сила", победить ее стало возможным только теперь.

И еще раз об огненных шарах. Они были и есть. Надо только не замалчивать их появление, а глубоко разбираться в их природе. Подавляющее большинство информаторов, встречавшихся с ними, говорят о мирном характере их поведения, но, как видите, бывают и трагические случаи. Кому‑то было надо устрашить, или наказать людей, или показать свою силу, и они сделали это, погубив трех человек.

Я знаю все детали этого происшествия и могу сказать, что больше меня об этих обстоятельствах знают только те, кто был в этих шарах. А были ли там „люди" и есть ли они там всегда – это пока никто не знает.. .»[11]

Ту же причину гибели туристов называет и другой следователь – Владимир Иванович Каратаев. В 1959 году он работал в Ивдельской прокуратуре и тоже начинал вести расследование, но потом был отстранен:

«На месте катастрофы я оказался одним из первых. Довольно быстро выявил около десятка свидетелей, которые рассказали, что в день убийства студентов пролетал какой‑то шар. Свидетели: манси Анямов, Санбиндалов, Куриков – не только описали его, но и нарисовали (рисунки эти из дела потом изъяли). Все эти материалы вскоре затребовала Москва… Я передал их прокурору Ивделя Темпалову, тот отвез в Свердловск.

Затем меня приглашает к себе первый секретарь горкома партии Проданов и прозрачно намекает: есть, мол, предложение – дело прекратить. Ясно, не его личное, не иначе как указание „сверху"… Буквально через день‑другой я узнал, что его взял в свои руки Иванов, который быстренько его и свернул…

Конечно, не его в этом вина. На него тоже давили. Ведь все совершалось в режиме страшной секретности. Приезжали какие‑то генералы, полковники, строго предупреждали нас, чтоб зря язык не распускали. Журналистов вообще на пушечный выстрел не подпускали…»[12]

В другом интервью Каратаев заявил:

«…Я так и сказал первому секретарю: здесь убийство! Потому что сам откапывал трупы и раскладывал по ящикам внутренности ребят. Двое погибли под кедром, трое замерзли на склоне, а еще четверо – у ручья. Их убило нечто, упавшее с неба, я не сомневаюсь. По всей видимости, было две взрывных волны. Одной накрыло Дубинину, Золотарева, Колеватова и Тибо. Они погибли первыми. Вторая волна догнала остальных. По всей видимости, она оказалась слабее, или ребята, убегая, смогли укрыться. По крайней мере, они остались в сознании. Первым делом стали разводить костер. Ломали такие толстые сучья кедра, которые нам, здоровым мужикам, было не под силу даже согнуть. Видимо, сработал не столько инстинкт самосохранения, сколько глубокое эмоциональное потрясение. Самые одетые отправились к палатке. Но никто не дошел: возможно, были ослеплены вспышкой. Ближе всех к лагерю добралась Зина Колмогорова. Ее обнаружили в 400 м. Ниже – Игорь Дятлов и Рустем Слободин…

Я отказался списать смерть туристов на переохлаждение. А ведь именно так доложили Хрущеву. Меня сняли за несговорчивость, и через 20 дней дело уже было закрыто. Когда я обнаружил его в архиве, там уже не было ни данных судебно‑медицинской экспертизы, ни свидетельств очевидцев, которые неоднократно наблюдали появление на небе странных, летающих, светящихся объектов…»[13]

Уголовное дело, однако, полностью очистить от упоминаний об «огненных шарах» в ночь с 1 на 2 февраля не удалось. В радиограмме Е. П. Масленникова, датированной 2 марта 1959 года, говорится: «…Главной загадкой трагедии остается выход всей группы из палатки тчк Единственная вещь кроме ледоруба найденная вне палатки китайский фонарик на ее крыше подтверждает вероятность выхода одного одетого человека наружу который дал какое‑то основание всем остальным поспешно бросить палатку тчк Причиной могло быть какое‑нибудь чрезвычайное природное явление полет метеорологической ракеты которую видели 1/11 в Ивделе и видела группа Карелина тчк Завтра продолжим поиски».

Римма Колеватова, сестра погибшего Александра Колеватова, заявила во время допроса в прокуратуре:

«Мне пришлось каждого из погибших, найденных туристов похоронить. Почему у них такие коричневые с темным оттенком руки и лица? Чем объяснить тот факт, что четверо тех, кто был у костра и остался, по всем предположениям, живым, не сделали никакой попытки возвратиться в палатку? Если они были значительно теплее одеты (по тем вещам, которых не хватает среди обнаруженных в палатке), если это стихийное бедствие, безусловно, пробыв у костра, ребята непременно поползли бы к палатке. Целиком группа не могла погибнуть от бурана. Почему они так панически бежали из палатки?

Группа туристов педагогического института, географического факультета (с их слов), которая была на горе Чистоп (юго‑восточнее), видела в эти дни, в первых числах февраля, в районе г. Отортен какой‑то огненный шар. Такие же огненные шары были зафиксированы и позднее. Какого они происхождения? Не могли ли они стать причиной гибели ребят? Ведь в группе собрались выносливые и бывалые люди. Дятлов в этих местах был уже третий раз. Люда Дубинина сама водила группу на г. Чистоп зимой 1958 года, многие из ребят (Колеватов, Дубинина, Дорошенко) были в походах на Саянах. Не могли они погибнуть только от разбушевавшегося бурана».

Александр Дубинин, отец Люды Дубининой, во время допроса высказал все, что думал по поводу гибели группы. Тогда последние четверо еще не были найдены:

«Я слышал разговоры студентов УПИ, что бегство раздетых людей из палатки вызвано взрывом и большим излучением… заявление зав. административным отделом обкома КПСС т. Ермаша, сделанное сестре погибшего т. Колеватовой, о том, что остальные не найденные сейчас 4 человека могли прожить после смерти найденных не более 1,5‑2 часов, заставляет думать, что вынужденное, внезапное бегство из палатки вследствие взрыва снаряда и излучения… „начинка" которого вынудила… бежать от нее дальше и, надо полагать, повлияла на жизнедеятельность людей, в частности на зрение.

Свет снаряда 2/И около 7 часов утра видели в г. Серове. Наблюдала это, по рассказам студентов УПИ, и некая группа туристов, бывшая в то время в походе у горы Чистоп…»

Моисей Абрамович Аксельрод, один из поисковиков, в наши дни тоже вспоминал о пролетах «шаров» – к сожалению, без точной даты:

«Многие наблюдали неестественное свечение каких‑то небесных объектов на Среднем и Северном Урале в начале 1959 года. Яркие шары, пролетающие в те дни по небу, видели в числе прочих известные туристы Г. Карелин, Р. Седов. Пульсирующий круг, движущийся по горизонтали, видел и я сам…»[14]

Мог ли напугать ребят просто пролетевший мимо «огненный шар»? Вряд ли: они спокойно вылезли бы из палатки полюбоваться красивым зрелищем, но не стали бы ее резать. Да и длится подобное зрелище гораздо меньше, чем было затрачено ими на преодоление 1,5 км босиком. 17 февраля и 31 марта «шар» наблюдался 15‑20 минут. Побегав столько времени на морозе в одних носках, поневоле отойдешь от паники и задумаешься: куда же это я бегу, что меня там ждет? Значит, «что‑то» надвигалось на них со стороны перевала, оттесняя к лесу.

Остановившись у кедра, ребята не могли вернуться назад: «что‑то» было еще там. Что делать? Конечно, развести костер, чтобы хоть как‑то согреться: опытные туристы не расстаются со спичками в герметичной упаковке. Костер разжигали все вместе: объем работы был слишком велик. В показаниях одного из поисковиков, Г. Атманаки, говорится:

«Сторона кедра, обращенная в сторону склона, на котором стояла палатка, была очищена от ветвей на высоте 4‑5 м. Но эти сырые ветви не были использованы и частично валялись на земле, частично повисли на нижних ветвях кедра. Было похоже, что люди сделали нечто наподобие окна, чтобы можно было с высоты осмотреть ту сторону, откуда они пришли и где находилась их палатка…

Объем проделанной около кедра работы, а также наличие многих вещей, которые заведомо не могли принадлежать двум найденным товарищам, говорят о том, что у костра собралась большая часть, если не вся группа, которая, сделав костер, оставила часть людей у него. Часть решила вернуться назад, чтобы отыскать палатку и принести теплые вещи и снаряжение, а оставшиеся товарищи занялись изготовлением чего‑то наподобие норы, где был использован заготовленный лапник, чтобы переждать непогоду и дождаться рассвета…»

Дятловцы понимали, что оставаться на пронизывающем ветру было равносильно смерти, поэтому послали троих на разведку – Слободина, Дятлова и Колмогорову. «Что‑то» оставалось в непосредственной близости от палатки или по направлению к ней и освещало ее, так как ушедшие трое ясно видели цель движения. Неизвестно, ушли ли они к палатке группой или уходили по одному. На мой взгляд, они уходили по одному, и первым ушел Дятлов, как ответственный за группу. Но он не дошел, потерял сознание и умер. За ним по очереди ушли Слободин и Колмогорова, повторив судьбу Дятлова.

Когда человек умирает от переохлаждения, он инстинктивно сворачивается «в позу эмбриона», пытаясь сохранить уходящее тепло. Трое ушедших к палатке лежали в «динамических» позах: они потеряли сознание из‑за какого‑то воздействия и лишь потом замерзли. Колмогорова прошла дальше всех…

Оставшиеся шесть туристов разделились – Кривонищенко и Дорошенко остались у костра и поддерживали его в качестве ориентира ушедшим к палатке, Колеватов, Тйбо, Дубинина и Золотарев вырыли снежную пещеру на склоне ложбины и сделали в ней настил из пихтовых веток, где прятались от ветра. Костер у кедра горел долго – около двух часов. Оставшиеся у кедра залезали на дерево, чтобы рассмотреть, что же случилось с ушедшими, почему они не доходят до палатки, пропадая из виду – падая на снег, для этого они проделали «окно» в кроне дерева по направлению к палатке.

Потом настала очередь тех, кто остался внизу. Судя по одежде, найденной на трупах, ранения были получены ими в разное время. После появления первых раненых Дубинина была еще цела и делилась одеждой, отдав часть вещей кому‑то из двоих – Кривонищенко или Дорошенко. Они находились на ветру у кедра, поддерживая костер, а четверым в укрытии было не так холодно, как им. Это произошло до того, как Дубинина получила травмы, и, естественно, до гибели Кривонищенко и Дорошенко. А потом сама оказалась в числе пострадавших, ее одежда уже затерялась, и пришлось для нее срезать теплые вещи с других трупов. Судя по расположению погибших, двое из них, найденные рядом, как бы в обнимку, двигались именно к настилу. Золотарев нес Тибо‑Бриньоля на спине, перекинув руку товарища через плечо, – Коля оказался травмированным раньше него. А Кривонищенко, видимо, погиб еще раньше: именно его часы были вторыми на руке у Тибо‑Бриньоля[15]. Все это исключает версию о взрыве и ударной волне.

Еще одно обстоятельство не давало покоя всем поисковикам: ребята вели себя у кедра как‑то нерационально, словно были в глубоком шоке или ослепли. Писатель Анна Матвеева, автор документальной повести «Перевал Дятлова», заметила: «Почему Кривонищенко и Дорошенко, опытные туристы, так неумело разводили костер и вообще действовали так, словно плохо видели? – Они пытались отломать толстые, высокие ветки, а там ведь были и более низкие: что, они не заметили их?»[16]

Ее мнение разделяет и Слобцов: «Чего‑то необычного на местности, на что можно было бы опереться, я, честно говоря, не заметил. Вот только было ощущение, что ребята действовали на ощупь. Стоят, например, на обозримом расстоянии два дерева. Одно больше подходит для костра, другое – меньше. Зачем создавать себе дополнительные трудности, более толстые ветки ломать?! Получается, что именно на это дерево человек наткнулся, а более удобное пропустил. В какой‑то момент они утратили способность видеть?..»[17]

Отец Юрия Кривонищенко на месте трагедии не был, однако выспрашивал детали у друзей сына, участвовавших в поисках. Его заявление в прокуратуре также можно рассматривать как достаточно достоверный источник информации. Вот что привлекло его особое внимание: «Ребята утверждают, что костер возле кедра погас не от недостатка топлива, а от того, что в него перестали подбрасывать сучья. Это, очевидно, могло быть потому, что люди, бывшие у костра, не видели, что надо делать, или были ослепленные. По словам студентов, в нескольких метрах от костра находилось сухое дерево, а под ним – валежник, который не был использован. При наличии костра не использовать готовое топливо – это мне кажется более чем странно…»[18]

Однако «смотровая площадка» на кедре и то, что трое ушедших явно видели, к чему идут, как‑то не сочетается с версией о слепоте. Можно лишь предположить, что воздействие, оказанное на Дорошенко и Кривонищенко, было несмертельным, они даже не потеряли сознание, как те, что ползли к палатке: они сначала ослепли и уже потом, будучи не в состоянии поддерживать костер, замерзли насмерть. Те, кто находились в снежном укрытии, избежали слепоты, и «чему‑то» пришлось прибегнуть к более радикальным мерам.

Чем же было разумное «что‑то»? Версии, бравшие за основу «человеческий фактор», следователи отвергли еще в 1959 году. Беглые зэки, манси или солдаты с автоматами разворошили бы палатку, украли деньги, выпили спирт. И не могло у них быть сложной техники, способной оглушить человека на расстоянии[19]. Переломать ребра живому человеку, не повредив при этом кожу и не пролив кровь, невозможно ни ногой, ни прикладом. К тому же, когда кого‑то избивают, он обычно инстинктивно прикрывается руками, защищая голову, но у дятловцев не было ни сломанных рук, ни раздробленных пальцев.

Если бы их хотели убить, то убили бы сразу и без долгих, сложных инсценировок. Раздели бы догола и выгнали на мороз, не дав взять с собой ни ножей, ни спичек. Или просто расстреляли бы, а трупы вывезли на вертолете и сбросили вместе с палаткой в одно из бесчисленных болот.

В 1957‑1959 годах в СССР проходили испытания первой баллистической ракеты Р‑7 (знаменитой «семерки» Сергея Королева). Ракеты запускали с космодрома Байконур таким образом, чтобы их боеголовки падали на камчатском полигоне Кура.

Совпадение это или нет, но именно 17 февраля 1959 года, когда тысячи жителей Урала видели что‑то загадочное в небе, был осуществлен первый запуск серийной модели ракеты Р‑7 с космодрома Байконур. Через 28 минут головная часть «семерки» достигла цели в районе Куры.

Можно ли было увидеть запуск «семерки» из окрестностей Ивделя, приняв его за НЛО? Не исключено, потому что при определенных условиях запусковые эффекты от баллистических и космических ракет видны за тысячи километров. В таком случае становится понятным и еще одно наблюдение «шара» 17 февраля 1959 года, на сей раз в Ульяновске – за сотни километров от Ивделя:

«Читатель Павлов из Богдашкинского района обратился в редакцию газеты с письмом, в котором просит объяснить необычное небесное явление.

„17 февраля рано утром, – пишет он, – мы видели, как в восточной части неба пролетел огненный шар, оставляя после себя дугообразный яркий свет. Это явление очень заинтересовало жителей нашей деревни. Прошу вас ответить, что бы это могло быть?"

С такими же письмами к нам обратились товарищи Гиматов, Москалев, Харитонов, Клопков и другие. Ниже публикуется ответ на эти письма…»

Н. А. Демокритов, преподаватель Ульяновского педагогического института, с ответом отнюдь не затруднился:

«…17 февраля на территории Ульяновской области наблюдался полет болида. Болид имел вид огненного шара размером с полную Луну, с более яркой центральной частью. Он пролетел около 6 часов утра местного времени в восточной части неба в северном направлении»[20].

6 часов местного времени в Ульяновске – это 7 часов на Урале.

31 марта с Байконура стартовала очередная «семерка», но на этот раз запуск был неудачным. А 1‑2 февраля на космодроме ничего не запускали…

Житель Сыктывкара В. Лебедев – участник поисковых работ, хорошо знавший всех погибших, решил выяснить, не запускалась ли 1 февраля 1959 года ракета в сторону Ледовитого океана и не была ли она уничтожена на Северном Урале?

«В интересующий вас период (с 25 января по 5 февраля 1959 года), – гласил ответ, – с космодрома Байконур запуски баллистических ракет и ракет космического назначения не проводились… Однозначно утверждаем, что падение ракеты или ее фрагментов в указанный вами район невозможно»[21].

«Королевские» ракеты с Капустина Яра и Байконура запускались исключительно на восток и Урал никоим образом не задевали. Космодром Плесецк тогда еще только строился. Если даже представить, что какая‑то гипотетическая ракета залетела на Урал… Она ведь не совершает никаких угрожающих маневров, а просто летит. Или падает. В первом случае людям ни к чему убегать за 1,5 км. Во втором случае они просто не успеют это сделать. Если ракета опустилась так низко, что огненный хвост достиг земли, то она упадет где‑то близко. А значит– поваленная тайга, воронка, все, что рядом, разметано в клочья. Этого на Холатчахле не было.

Пробы земли и спилы деревьев, росших у места трагедии, не показали наличия каких‑либо остатков ракетного топлива[22].

Остается только «нечеловеческий фактор», о котором пытался нам рассказать бывший прокурор: воздействие НЛО.

Самая распространенная эмоция при близком наблюдении НЛО – это страх, ужас и паника. Уфолог А. С. Кузовкин, изучив 2000 сообщений об НЛО, отметил, что в 141 случае (целых 7 процентов) «присутствуют указания на то, что очевидцы испытывают чувство страха, иногда очень сильного»[23]. И это не просто страх перед неведомым явлением – людей охватывает ужасное, непреодолимое чувство, перед которым рассудок бывает бессилен. Ученые предполагают, что так может действовать инфразвук[24].

В начале июля 1975 года четверо молодых людей: Шавкат Утешев, Светлана Калинчук, Наталья Григорьева и Александр Шаповалов – тоже встретились с «шаром». Они остались в живых, но воспоминания о «контакте» врезались в их память на всю оставшуюся жизнь.

Ребята отдыхали близ поселка Юсупхона на берегу Чарвакского водохранилища в Узбекистане. Незаметно летело время, опустились сумерки. Заночевали прямо на берегу. Около 3 часов ночи все четверо проснулись, почувствовав безотчетный страх. Первое, что они увидели, был светящийся шар, медленно, плавно появляющийся из воды на расстоянии 700‑800 м. Он излучал «холодный и мертвый» белый свет, напоминающий лампы дневного освещения, но в сотни раз ярче. Вокруг становилось светло как днем, было видно каждую травинку.

«Столь невероятное зрелище мы наблюдали в абсолютной тишине в течение 6‑7 минут и все время испытывали чувство животного страха, – рассказывал Александр. – Это жуткое чувство можно сравнить с тем, которое человек испытывает при землетрясениях. Мы испытали именно животный страх, потому что другим словом невозможно выразить те чувства и потрясение, которое все тогда пережили. Только через полчаса мы смогли говорить друг с другом…»[25]

Шаповалов и его друзья не смогли никуда убежать, парализованные ужасным чувством, но их никто и не собирался убивать. Наверное, такой задачи не было и у НЛО, который зависал над склоном Холатчахля: он просто спугнул нежданных гостей, которые появились в этом важном для пришельцев месте. Только появление Дятлова, Слободина и Колмогоровой, идущих к палатке, спровоцировало НЛО на их ликвидацию, а потом – на поиск и уничтожение оставшихся шестерых. Временная слепота и изменение окраски кожи тоже вписываются во «внеземную» версию[26].

Сегодня редкая туристическая группа, совершающая поход в описанных местах, проходит мимо «Перевала Дятлова». То, что произошло тогда у Холатчахля, постепенно становится легендой, навсегда войдя в народный фольклор. Теперь новые поколения поют под гитару у костра, вспоминая ребят, навеки оставшихся молодыми:

 

Вспорот был борт палатки. Вихри неслись по склону.

Сделали черное дело случай злой и мороз.

В этой неравной схватке сильным и закаленным,

Хоть и боролись смело, сдаться смерти пришлось…

Спите, родные, спите. Спи, Игорек и Зина.

Спите, друзья туристы, крепким могильным сном.

Сна уже не нарушит скорбная эта вершина,

Мы над холмом каменистым песню о вас поем…

 

 

ЗАБЫТЫЕ ТРАГЕДИИ

 

Гибель дятловцев была не первой и не последней из серии загадочных смертей в тех местах. В книге А. Матвеева «Вершины Каменного пояса. Названия гор Урала» о горе Холатчахль (в написании автора – Холат‑Сяхыл) говорится:

«…Существует легенда, что на этой вершине некогда погибло девять манси (! – М. Г.). Иногда добавляют, что это случилось во время Всемирного потопа.

Подругой версии, при потопе горячая вода затопила все вокруг, кроме места на вершине горы, достаточного для того, чтобы лечь человеку. Но манси, нашедший здесь прибежище, умер. Отсюда и название горы…»[27]

Понятно, что зловещие названия местные жители так просто не дают, но этот след уж больно смутный и неопределенный.

В 1961 или 1962 году на Северном Урале погибла еще одна группа, на сей раз из Ленинграда. Они в панике выскочили из охотничьей избушки и побежали в разные стороны, но далеко уйти не смогли. Все туристы полегли на одинаковом расстоянии от избушки, очертив своими телами ровный круг. Это выглядело так, как будто кто‑то накрыл лес невидимым стаканом, и люди умерли, ударившись о его стенки[28].

Участником другого трагического происшествия был Виктор Поляков, школьный товарищ известного уфолога Валентина Псаломщикова. Осенью, лет через 5‑6 после трагедии на Холатчахле (где‑то в 1964‑1965 году), группа геологов возвращалась на базу из тайги. Однако в условленное место вертолет за ними не прилетел. По рации сообщили, что из‑за поломки он задержится примерно на неделю. Тогда начальник партии решил выходить на базу самостоятельно.

Однако запас продуктов у геологов уже заканчивался. Через два дня пути осталось лишь немного сухарей с чаем. Когда группа стала в очередной раз располагаться на ночлег, Виктор Поляков взял ружье и пошел в тайгу, чтобы добыть что‑нибудь съестное. Отошел он от лагеря примерно на километр и вдруг без всякой причины ощутил стремительное приближение чего‑то невообразимо ужасного. На краю ближайшей поляны было нечто вроде медвежьей берлоги. Подгоняемый волной беспричинного ужаса, Виктор бросился туда и протиснулся в берлогу, к счастью оказавшуюся пустой. Страх прошел так же внезапно, как и появился. В какой‑то момент Виктору пришла в голову мысль, что он просто сходит с ума и испытанное им – один из симптомов сумасшествия. Немного погодя молодой человек осторожно выбрался наружу и присел на поваленное дерево. Одежда была насквозь мокрая от холодного пота. Так ничего и не поняв, он подобрал брошенное ружье и поплелся к лагерю.

Но главное испытание ожидало его впереди. Не дойдя нескольких сот метров до костра, Виктор наткнулся на тело начальника партии! Тот лежал лицом вниз, а возле откинутой в сторону руки валялся револьвер. На безжизненном теле не было никаких ран, в барабане револьвера оставалось 6 пустых гильз.

Виктор бросился к костру: горела палатка, сорванная с кольев и намотанная на чье‑то тело, – наружу торчали только ноги. Третий геолог лежал чуть поодаль возле поваленного дерева, также не подавая признаков жизни. Четвертого Товарища не было видно.

Виктор попытался связаться с базой, но в наступившей темноте не смог включить рацию. Так всю ночь и просидел возле костра. Несколько раз стрелял в воздух, надеясь, что хоть кто‑нибудь выйдет к костру.

Утром он все‑таки настроил рацию, сообщил о случившемся, забрал самые ценные образцы, оружие и двинулся навстречу спасательной партии…

Несколько недель Виктор пролежал в больнице. Обнаружилась острая язва желудка – как результат сильнейшего стресса. Подбирались к нему психиатры, но отстали, когда расследование подтвердило его рассказ. Дело закрыли, сообщив родственникам и друзьям погибших, что люди… отравились недоброкачественной пищей из консервов. Между прочим, никаких консервов, кроме нетронутого НЗ, который Виктор забрал с собой, у них не было[29].

На перевале Пурлахтын‑Сори («Перевал, где приносятся жертвы»), неподалеку от Холатчахля, уже в 1970‑е годы нашли тела троих туристов из Ленинграда. Рассказывают, что они лежали рядом лицами вниз и головами в одну сторону. Кожа у погибших необъяснимо изменила свой цвет с белого на ярко‑желтый[30].

Нечто похожее произошло в Сибири, в «говорящем само за себя» месте – якутской Долине смерти.

«Это случилось летом 1972 (или же 1973) года на верховье горы Алакит, – поведал геофизик Вячеслав Лобачев, работавший в 1970‑х на якутских алмазных приисках. – Там работала геологическая партия из четырех человек. И вот однажды в положенный час геологи на связь не вышли.

Отправили на их поиски вертолеты, и через пару дней спасатели обнаружили безлюдную палатку. Ее задняя брезентовая стенка почему‑то была распорота ножом. А после в 2‑3 км от палатки обнаружили трупы геологов без всяких следов насильственной смерти. Они разбежались как бы веером. Все были легко одеты, иные даже без обуви. То есть как выскочили из спальных мешков, так и удрали. Но что их напугало, осталось тайной. Следователи из Якутска выдвинули предположение: якобы над палаткой мог пролетать метеорит, который издавал звук, губительный для человеческой психики. Тем дело и кончилось»[31].

Зимой 1976 года из палатки у Ладожского озера пропали трое лыжников, причем предшествующей ночью над местом их ночевки люди видели НЛО. Утром палатку нашли разрезанной изнутри, следы борьбы, и никаких следов на снегу – приходящих или удаляющихся от палатки. Или, может быть, на смерзшемся насте не осталось следов босых ног, а замерзшие тела, лежащие на ладожском льду, потом унесло течением[32].

…Десятеро геологов увидели «летающую тарелку», которая приземлилась на вершине гольца. Возле нее ходили человекоподобные существа в комбинезонах. Пошли туда цепочкой, след в след. И все погибли, кроме того, кто шел последним: у него был провал в памяти.

Два часа спустя близ гольца проходили двое местных охотников, но «тарелку» уже не застали. У подножия осталась только цепочка из 9 трупов и один живой геолог в глубоком шоке. Геолога отправили в Хабаровск, где он пролежал полгода в больнице. Естественно, его рассказу никто не поверил.

За год до этого три геолога в той же местности ждали продукты с вертолета. Увидели свет. Невысоко летело что‑то овальное. Оно светилось, испуская два луча на землю. Двое разбежались от страха, а один побежал навстречу. Объект выпустил яркий луч вверх, в облака, и по нему ушел наверх.

Эти трое решили никому ничего не рассказывать. Они хранили молчание до тех пор, пока не произошла трагедия с их 10 коллегами[33].

Когда нечто подобное происходит не на суше, а в море, то охваченные ужасом люди выбрасываются за борт и тонут. Нам нет никакой необходимости вспоминать про Бермудский треугольник: странная гибель экипажей судов происходила и в ничтожных по океанским масштабам водоемах.

Осенью 1971 года на побережье озера Балхаш был обнаружен пустой катер, принадлежавший биологической экспедиции. Из пятерых исчезнувших человек трупы четырех обнаружили на разных берегах озера. Осмотр катера показал, что все вещи погибших находятся в полной сохранности. В ночь на 10 сентября 1971 года на его борту произошло нечто странное: пятеро здоровых мужчин разделись, попрыгали за борт в холодную осеннюю воду и поплыли в разные стороны от катера. Один из них исчез бесследно.

Следствие почему‑то торопилось закрыть дело, что не прошло мимо внимания журналистов.

«Многие вопросы, всплывшие в ходе следствия, так и не прояснены, – написал в газете „Труд" корреспондент В. Гафиатулин. – Катер нашли почти целехоньким. Так что же заставило людей сбросить одежду и в одних плавках броситься в воду? Шторм? Но почему он, смыв людей, пощадил их пожитки? Участники экспедиции решили поплавать? В такую погоду? Невероятно! А как объяснить это: человеку грозит смерть, а он аккуратно снимает одежду и укладывает ее на дно катера. Скорее всего, в подобных случаях бросаются в воду в чем попало…

Создается впечатление, что в Балхаше больше думали о том, чтобы выдвинуть необходимую версию о причинах гибели людей и тем самым поскорее закрыть „дело", чем организовать все средства на поиски пропавшей экспедиции. А когда эта версия была найдена, даже немногие попытки докопаться до истинных причин трагедии были прекращены…»[34] Через 5 лет четверо ленинградских туристов‑водномоторников задумали провести свой отпуск на озере Иссык‑Куль. С собой они взяли парусно‑моторный надувной катамаран. Возраст участников путешествия составлял от 20 до 32 лет. Собрались инженер, шофер, газосварщик, студент – молодые и тренированные люди, не раз спускавшиеся по Тиссе и другим горным рекам. Прибыли они на берег Иссык‑Куля в начале сентября. А спустя два дня местные рыбаки обнаружили недалеко от берега дрейфовавший на плавучем якоре катамаран с одним трупом на борту. Точнее, в воде, – прыгнув за борт, турист запутался в тросе плавучего якоря. Когда его извлекали из воды, оказалось, что зубы утонувшего крепко впились в капроновый канат, который он, видимо, пытался перегрызть. Спустя несколько дней на берегу был обнаружен второй труп. Остальных двоих найти не удалось.

Все вещи остались на месте в надежно принайтованных рюкзаках. Сохранились деньги и паспорта, помещенные в заклеенные полиэтиленовые пакеты. У одного из туристов был найден и дневник. Спасательные средства также оказались на месте.

По‑видимому, памятуя о неразгаданной тайне предыдущей трагедии, местная милиция вообще не стала заводить уголовного дела. Вещи погибших на всякий случай оставили на хранение, а семьям шофера и студента, чьи трупы были опознаны, отправили «похоронки», в которых списали случившееся на разбушевавшееся озеро.

«Семью погибшего студента я знал хорошо, – вспоминал Валентин Псаломщиков. – Его старший брат, работавший в местном РОВД, добился у начальства разрешения провести собственное расследование. Для начала он обратился ко мне с просьбой уточнить метеообстановку на озере в день трагедии. Я связался с метеорологами на Иссык‑Куле… В те два дня стояла сухая погода, не было никаких штормов, да и не стали бы ребята в этих условиях пускаться в плавание. Новое расследование ничего не дало, кроме убеждения в отсутствии чьего‑то злого умысла»[35].

Летом 1989 года очередная трагедия разыгралась в Азовском море. 15 июля из Мариуполя в море вышли экипажи 9 судов городского Клуба юных моряков имени Красной Азовской флотилии. После 12‑дневного плавания учебное судно «Орион», 2 мотобота и 4 шлюпа вернулись назад, а 2 судам с 7 взрослыми членами экипажа и 5 курсантами предстояло плыть дальше, чтобы совершить круг по Азовскому морю с заходом в Ейск, Керчь и Бердянск.

28 июля в 13.30 дня в исполком Мариупольского горсовета поступила первая тревожная информация: суда находятся у косы Долгой, экипажи пропали без вести. Без промедления создали чрезвычайную комиссию горисполкома, о предполагаемом несчастье оповестили все города и села. К поиску пропавших были привлечены суда Азовского морского и Волго‑Донского речного пароходств, находящиеся в акватории моря, затем спасательные суда аварийно‑спасательной службы Краснознаменного Черноморского флота, спасательные средства рыболовецких колхозов Краснодарского края. В поиск включились военные самолеты и вертолеты, авиация ГАИ УВД Донецкой области.

Вечером 31 июля из Ростова‑на‑Дону военные летчики сообщили: в районе станицы Камышеватской, неподалеку от Ейска и косы Долгой, обнаружены прибитые волнами к берегу тела. Вскоре– новое сообщение: обнаружено еще 5 тел. И лишь во второй половине следующего дня был обнаружен 10‑й член экипажа, увы, тоже погибший. Оставшиеся в живых два пассажира яхты – мальчик 8 лет и 17‑летняя девушка – не прояснили ход событий.

Двое выживших проспали гибель целой команды! Они проснулись одновременно среди ночи с ощущением необъяснимой тревоги, чего‑то необычного и в ту минуту происходящего. Одежда матросов была беспорядочно разбросана на палубе. Глубина в том месте была ничтожной – яхта сидела на мели, где дно видно с любого борта[36]. Хотя, может быть, трагедия разыгралась еще раньше, когда оба судна находились на глубоководье, а последние двое проснулись ночью по другой причине, не связанной с гибелью 10 человек?

Неужели сон может спасти от воздействия неизвестного фактора, как в романе Стивена Кинга «Лангольеры»? На эту мысль наводит и происшествие, случившееся в Атлантическом океане.

В конце 1970 года советское китобойное судно КК‑0065 три дня гонялось за кашалотом. Команда очень устала. В конце концов кашалот был подстрелен. Его надули воздухом, установили на его туше маяк и оставили в море для плавбазы, а китобой продолжил свой путь за другим китом. Радисту Б. М. в этот день выпала вахта на «бочке» – марсовой площадке. Он очень устал, как и вся команда, его припекло солнце, и он заснул.

Проснулся он часа через два оттого, что висел вниз головой, зацепившись за что‑то одеждой. Сон был кошмарным. Ему казалось, что во сне он слышал голоса людей, указывающих на него: «Вот он! Вот он! Снимите его!»

Когда Б. М. отошел ото сна, он заметил, что их корабль неуправляем, хотя двигатель работает полным ходом. На палубе никого не было. Он очень удивился, что вахтенные покинули свои посты. Стал вызывать всех по линии связи с марсовой площадки. Но никто не вышел на палубу, никто не откликнулся. От кошмарного сна, отсутствия на палубе хоть кого‑нибудь из экипажа Б. М. охватили страх и чувство какой‑то тревоги.

Испуганный радист сидел полчаса в «бочке», не решаясь спуститься. Немного успокоившись, он все же спустился на палубу, прихватив с собой для уверенности увесистый кусок трубы. Озираясь по сторонам и всего пугаясь, Б. М. добрался до рулевого отделения, остановил корабль. Потом таким же образом перебрался в радиорубку, забаррикадировался там и стал вызывать плавбазу. Связавшись с ней по дальней линии связи, сообщил обо всем случившемся. На плавбазе тоже были обеспокоены, так как уже более двух часов не могли вызвать на связь китобой…

Когда подошла плавбаза, на борт спустилась комиссия для расследования случившегося. Выяснилось, что все вещи членов экипажа остались нетронутыми, никаких следов паники или борьбы обнаружено не было. Самого Б. М. обследовали психологи и психиатры, но никаких особых отклонений в его психике не обнаружили.

Так и осталось загадкой, что случилось с китобоем КК‑0065 в день, когда исчезли 30 человек экипажа[37].

Четыре года спустя единственного очевидца спас не сон, а большой слой воды и корпус судна, укрывшие его от зловещего «нечто». Западногерманский траулер, на котором разыгралась драма, находился в Атлантике, у берегов Южной Америки.

23 марта 1974 года траулер потерял ход из‑за того, что их трал намотался на гребной винт. Механик Курт Шнайдер спустился под воду в акваланге. Он резал на куски толстый кокон из нейлоновых тросов, слой за слоем снимая его с винта. Ему пришлось немало повозиться со стальным тросом, укрепляющим края сети, поскольку этот трос очень плотно навился на винт и не уступал даже лому. Тогда он принялся перепиливать его в нескольких местах.

Эта работа отняла у него почти два часа. Наконец он управился с заданием и выплыл на поверхность. И сразу же его ошеломил необычайный блеск голубоватого свечения. Над головой слышались крики ужаса и топот многих ног по металлической палубе. Но над всем царил какой‑то звук, как будто компрессор всасывал воздух. Шнайдер не видел, что происходит наверху: его заслоняла корма. Подплыл к лесенке и начал подниматься, решив, что на судне начался пожар, но потом поднял голову и увидел висящий над судном объект из блестящего металла. Охваченный внезапным страхом, Шнайдер соскользнул и погрузился в воду.

Он совершал погружение в акваланге фирмы «Дрегер», позволяющем находиться под водой около 3 часов. Двухчасовой запас воздуха уже был использован, резерва могло хватить еще на час. Он возвратился под корму и, укрывшись в ее тени, погрузился в воду, уцепился за руль и ждал с бьющимся сердцем. Каждые несколько минут он высовывал маску из воды, проверяя, не изменилась ли ситуация. Блеск все время ослеплял его. Он не помнит, сколько прошло времени, пока не произошло что‑то новое. Шнайдер заметил, что свет начинает усиливаться, и в его поле зрения появился наконец загадочный объект. НЛО молниеносно взмыл вверх и исчез в голубом небе.

Шнайдер еще долго ждал, пока не отважился влезть наверх. Там он увидел зрелище, заставившее его сердце учащенно забиться. На траулере не было никого – исчезли все 40 членов экипажа. Страшный беспорядок свидетельствовал о панике, но при этом не было никаких следов насилия или борьбы[38].

Почему в одних случаях поднималась жуткая паника, а в других она почему‑то отсутствовала? Мы можем только предполагать, что характер вредного воздействия в этих инцидентах тоже разный. Но не все ли равно погибшим, как им предстояло уйти из жизни – в ужасе бросившись за борт или спокойно шагнув в ледяную бездну?

 

АКАДЕМИЯ НАУК ПРОТИВ КГБ

 

Драма, разыгравшаяся на Северном Урале, произошла в непростое время.

«Конец 1950‑х, начало 1960‑х годов действительно были богаты сведениями о появлениях НЛО, – рассказал Петр Павлов из Керчи. – Сигналы о них почему‑то шли к нам, в органы КГБ. В те годы я работал начальником оперативного Отдела КГБ Якутской АССР, поэтому о них знаю не понаслышке. Никаких указаний Центра о сохранении в тайне сведений об НЛО не было. Также и мы ни к кому не обращались с просьбой о направлении информации к нам, то есть в органы госбезопасности. Тем не менее вся информация, которая в то время имела сенсационный характер, шла именно к нам… Инициатива людей, присылавших различного содержания информацию, принудила меня поручить капитану Н. С. Нестерову заниматься систематическим обобщением этих материалов.

В памяти сохранились только несколько фактов.

Над поселком Черским, на берегу реки Колыма, летом, когда солнце не опускалось за горизонт, более суток неподвижно „висело" 5 или 7 „летающих тарелок" на большой высоте, недосягаемой тогдашними истребителями‑перехватчиками. „Тарелки" стояли в одну шеренгу, соблюдая равнение. И таким же строем ушли.

Однажды поступил сигнал о посадке НЛО за Полярным кругом, на берегу реки Лены. Туда был направлен капитан Нестеров. Он опросил 5‑6 человек из местных жителей, которые сами видели этот объект. По рассказам очевидцев, неизвестный объект со светящимися окнами без шума опустился на снег. Снежный покров несколько раз на мгновения приобретал красноватый оттенок. Не задерживаясь долго, объект также без шума, несколько раз мигнув красноватыми световыми бликами, поднялся и исчез. Об этом эпизоде мы направили информацию в Министерство обороны СССР. Вскоре к нам прибыла группа старших офицеров. В сопровождении капитана Нестерова они выезжали на место посадки НЛО, где встречались с очевидцами.

Зимой 1960 года в пос. Тикси мне показали фотокарточки, на которых был запечатлен один и тот же объект – полярная метеорологическая станция в условиях полярной ночи. Снимки сделаны с одной точки, лишь с разницей во времени несколько секунд, для перевода пленки. На снимках был четко виден низко над горизонтом ромбовидный, смещающийся в пространстве предмет. Носовая часть светлее, а хвостовая похожа на раструб со смазанным срезом, возможно, с выхлопными газами. Было похоже, что ромбовидный предмет вращался вокруг своей продольной оси. Хорошо был виден большого диаметра световой ореол. Фотограф никакого предмета на горизонте не видел. Он проявился лишь на позитивах.

По накопившимся у нас материалам об НЛО мы написали специальное сообщение и, приложив указанные снимки, выслали один экземпляр в Президиум АН СССР, а другой – в редакцию журнала „Огонек".

Спустя 2‑3 недели в „Правде", затем в „Известиях", „Комсомольской правде" и других газетах одна за другой появились статьи известных ученых с опровержением данных о появлении на небе Советского Союза „летающих тарелок". Водной из статей мы получили упрек в том, что прислали даже фотоснимок „НЛО".

Содержание выступлений центральных газет сводилось к одной мысли: никаких НЛО не существует. Очевидцы ошибаются, принимая за НЛО то, что в природе называется оптическим обманом. Эффект такого оптического обмана наука может воспроизвести искусственным путем.

До сих пор не понимаю, с какой целью уважаемые ученые пускались на явный обман народа? Кому нужны были эти эксперименты с попыткой воздействия на общественное сознание людей в нужном кому‑то направлении?..»

Петр Семенович, видимо, не знал, что все более‑менее значимые темы были в советской пропаганде разложены по полочкам. Насчет «летающих тарелок» инструкция была такова: нужно писать, что буржуям в Америке от страха мерещится черт знает что, а в стране победившего социализма ничего не летает и летать не может.

6 ноября 1952 года член Президиума ЦК КПСС М. Г. Первухин на торжественном собрании в Москве по случаю 35‑й годовщины Октябрьской революции заявил:

«Огромная пропагандистская машина миллиардеров США искусственно раздувает военный психоз… Результаты налицо. Многие американцы потеряли душевный покой. Они то и дело вглядываются в небо, и некоторым из них стали мерещиться в небе странные предметы, напоминающие огромные „летающие тарелки", „сковородки" и „зеленые огненные шары". Американские газеты и журналы широко печатают рассказы всякого рода „очевидцев", которые‑де видели эти странные предметы и утверждают, что они являются русскими таинственными снарядами либо, в крайнем случае, – летательными аппаратами, посланными с какой‑то другой планеты для наблюдения за тем, что делается в Америке! Как не вспомнить тут русскую народную поговорку „У страха глаза велики"».

На следующий день эти строки появились в газете «Правда».

Нужный тон был задан. Советский астроном Борис Кукаркин повторил вслед за чиновником: „Летающие тарелки" – обман зрения на почве явного военного психоза, разжигаемого теми, кто хочет войны». Московское радио в те годы утверждало, что «.. .летающие тарелки выдуманы западным военно‑промышленным комплексом для того, чтобы налогоплательщики проглотили более тяжелый военный бюджет»[39].

Особо непонятливым еще раз объяснили в журнале «Техника – молодежи»: «Миф о „летающих блюдцах" нужен был, чтобы отвлечь внимание от реальной опасности, которую представляют для народов мира военные приготовления империалистических агрессоров, организация военных атомных и ракетных баз, испытание новых видов оружия массового уничтожения»[40].

Чувствуете железные нотки? Советский человек, рискнувший заикнуться, что он увидел НЛО, в лучшем случае автоматически попадал в ряды «распространителей лженаучных выдумок», а в худшем – казался агентом «буржуазных мистификаторов, разжигателей военного психоза». А для тех, кто все же рискнул бы обратиться со своим наблюдением к ученым, были заранее заготовлены стандартные отписки. В них НЛО списывались на «эксперименты, проводящиеся для измерения плотности атмосферы на больших высотах, с запуском натриевого облака»[41].

В 1960 году курсанты Высшего военного ордена Ленина авиационного училища имени И. В. Сталина, которое располагалось в Ейске, обратились в газету Министерства обороны СССР «Красная Звезда» (рис. 9, 10):

«Просим объяснить необычное явление, – написали от имени целой группы двое курсантов, Валерий Козлов и Игорь Барилин. – В августе 1960 года случайно дважды наблюдали прохождение небесного тела. 9 сентября в 20.15 (московское время) оно вновь прошло с запада на восток. Светило средней величины. Скорость прохождения меньше скорости спутника. Время прохождения 8‑12 минут.

 

Необычность: 1) проходит в стороне от наблюдателя; 2) свет мерцающий; 3) криволинейность движения.

Что это может быть? Сможем мы наблюдать его еще?»

Редакция отослала письмо курсантов в Московский планетарий, где инструкции по оболваниванию очевидцев НЛО выполнялись беспрекословно. «Товарищам Козлову и Барилину» написали, что это «один из экспериментов по исследованию верхних слоев атмосферы» (рис. 11, 12).

Хотя в газетах ничего нельзя было прочесть об НЛО, цензурная стена начала шататься с другой стороны. В 1950‑е годы начал выступать с лекциями об НЛО один из первопроходцев российской уфологии, преподаватель Московского технологического института пищевой промышленности Юрий Фомин.

«В середине 50‑х годов мне поручили читать через общество „Знание" (в то время оно называлось „Общество по распространению политических и научных знаний") публичные лекции на космические темы в различных „почтовых ящиках", КБ и других организациях, – вспоминал Юрий Александрович. – В то время эта тематика была очень модной, и ей придавалось большое политическое звучание…

 

В 1956 году в зарубежных журналах я натолкнулся на сообщения о появлении НЛО. В то время об этом у нас ничего не писали… Я стал собирать материалы по этому поводу и обрабатывать их. В конце концов, я решился упоминать о проблеме НЛО в своих лекциях. Делал я это очень осторожно. Обычно начинал с фразы: „А вот в зарубежной прессе утверждают…" – и далее излагался краткий обзор зарубежных сообщений. Причем вначале я не приводил никакой критической оценки информации, просто констатировал факт ее появления.

Лекции пользовались очень большой популярностью. У меня разрывался телефон с заказами на лекции. Как правило, просили подробнее рассказывать о проблеме НЛО. За 1956‑1960 годы на московских предприятиях мною было прочитано несколько сотен подобных лекций. Самое интересное было то, что на некоторых лекциях присутствовали свидетели и очевидцы появления НЛО. Это были не только случайные граждане, но и такие специалисты, как летчики, операторы радиолокационных станций и другие компетентные лица, работавшие в „почтовых ящиках", военных организациях и т. д. В большинстве случаев свидетели отказывались сообщать свои фамилии и занимаемые должности или просили не упоминать их на публичных лекциях, опасаясь реакции своего начальства…»[42]

Так продолжалось до января 1961 года, когда ЦК КПСС решил положить конец идеологически невыдержанным лекциям и вообще всяким разговорчикам о пришельцах. Образцово‑показательный урок для тех, кто еще питал доверие к советской науке и сообщал кому‑то о своих наблюдениях, был организован в главной советской газете.

«Нет ни одного факта, который указывал бы на то, что над нами летают таинственные материальные объекты, которые получили название „тарелочек" или „блюдечек", – заявил академик Л. А. Арцимович. – Все разговоры по этому поводу, получившие такое широкое распространение за последнее время, имеют один и тот же источник – недобросовестную и антинаучную информацию, которая содержится в докладах, прочитанных в Москве некоторыми совершенно безответственными лицами. В этих докладах рассказывались фантастические сказки, заимствованные в основном из американской прессы и относящиеся к тому периоду времени, когда летающая посуда была главной сенсацией в США…

Дополнительным элементом, усилившим интерес к „летающим тарелкам", явилась фотография тарелки, снятая в одном из северных районов страны (рис. 13). Как показали лабораторные работы в ИПГ АН СССР, эта фотография также есть результат оптического эффекта.. . Пора покончить с распространением этих сказок, какими бы захватывающими они ни казались…»[43]

Фотография, упомянутая Львом Арцимовичем, была той самой, которую чекисты прислали в Академию наук СССР. Здесь академику даже не понадобилось вводить всех в заблуждение: снимок из Тикси действительно оказался оптическим эффектом! Зато про посадку НЛО и другие куда менее объяснимые наблюдения Арцимович благоразумно предпочел промолчать…

История злополучного снимка была рассказана в тот же день другой газетой. Вряд ли это случайность: совместный дуэт редакций наводит на мысль о поступившей сверху команде «прихлопнуть» крамольную тему.

«Это случилось в Тикси 21 ноября 1959 года, – поведал кандидат физико‑математических наук А. Микиров. – Часов в 9 вечера сотрудник полярной станции „Столб" Е. Мурашов сфотографировал метеорологическую площадку. Снимал он аппаратом „Старт", который был заряжен высокочувствительной пленкой (130 единиц ГОСТ). Но поскольку было очень темно, выдержка все же равнялась одной минуте.

Сделав первый снимок, Мурашов решил сдублировать его. Проявив пленку, Мурашов обнаружил на обоих снимках чрезвычайно странный предмет необычной формы. Он напоминал рисунок какого‑то фантастического летательного аппарата и был окружен ореолом.

Сопоставление снимков показывало, что загадочный предмет перемещается в пространстве, причем это перемещение происходило с запада на восток. Сам Мурашов во время фотографирования ничего необычного на небосводе не заметил. Объяснил он это тем, что все его внимание было сосредоточено на фотоаппарате.

Снимки, которые сам Мурашов шутя назвал фотографией „летающего блюдца", стали предметом бесчисленных разговоров и споров. Многие начали перепечатывать эти снимки и выдавать их за доказательство существования „летающих тарелок"…

На метеоплощадке справа внизу находились довольно яркие источники света. Были ли это прожекторы или просто осветительные лампы, сказать по снимку трудно, да это и ни к чему.

Свет от этих источников, попадая на объектив, частично рассеивался и частично отражался. Отражение шло как от линз, так и от оправ объектива. Так как каждая линза представляет собой часть сферы, а оправа есть круг, то отраженный свет шел расходящимся пучком. Объектив, собирая этот свет, образовал некоторое тело вращения. Атак как линз и оправ в объективе много и они достаточно близки друг от друга, то получилось несколько тел вращения, которые и образовали на снимке Мурашова изображение „летающей тарелочки"…

Таким образом, объектив фотографирует изображение, которое сам и создает. Естественно, что Мурашов ничего не видел на метеоплощадке, так как видеть было нечего…»[44]

Хотя ни одной конкретной фамилии в статье Льва Арцимовича названо не было, все прекрасно поняли, о ком идет речь. Фомину досталось больше всех:

«Меня срочно вызвали на партийное бюро института, хотя я никогда не был ни коммунистом, ни даже комсомольцем, и начались бескомпромиссная проработка и принципиальное осуждение моей деятельности…

Вскоре последовала аналогичная процедура в Ленинградском райкоме партии города Москвы, причем там собрали представителей многих технических и научных организаций района. Мне предложили еще раз прочитать перед аудиторией лекцию, в том числе и об НЛО, а затем предполагался полный критический разгром. Но этого не получилось. Приглашенные не стали выступать с осуждениями и даже отметили, что высказанные мысли оригинальны и заслуживают проведения дополнительных исследований и детальных обсуждений.

Такая позиция возмутила секретаря райкома, который проводил совещание. Он сказал, что собравшиеся не поняли, для какой цели их пригласили в райком партии на обсуждение острого сигнала центрального партийного органа. Они должны были гневно осудить антинаучные, а следовательно, и антипартийные измышления и не пытаться искать в них какое‑то рациональное зерно.

Следующим мероприятием этого цикла было исключение меня из членов общества „Знание" на специальном городском собрании президиума общества. После этого меня пригласили в городской комитет партии, где присутствовали два журналиста из газеты Вечерняя Москва". После продолжительной чистки и разборки мне предложили подписать покаянное письмо в газету, текст которого за меня должны были написать приглашенные журналисты. Я должен был только сообщить им некоторые факты, чтобы статья выглядела правдоподобной.

Но я от такого предложения отказался. В результате в конце января 1961 года в „Вечерней Москве"[45]появилась разгромная статья, написанная уже без моей помощи и моего участия. Как я узнал впоследствии, эта газета вывешивалась на тех предприятиях, где я прежде выступал с лекциями…»

Злополучного лектора вызывали в ЦК КПСС, где предъявили отпечатанную на машинке самиздатовскую запись одной из лекций. Работники ЦК пытались выяснить, имел ли он какое‑либо отношение к изготовлению и распространению самиздата.

«Вся эта эпопея завершилась вызовом в Министерство высшего образования, где состоялся неприятный разговор, – поведал Фомин. – Кроме того, в институте произошли изменения в руководстве кафедры, на которой я работал, не связанные с описанными событиями. В результате этого обстановка в институте обострилась, поэтому в конце февраля 1961 года я ушел из него по собственному желанию.

После статьи в газете „Правда" и последующих событий я уже, естественно, не выступал с публичными лекциями, но продолжал работать над анализом собранных материалов…»[46]

А материалов было много. К досаде партийных вождей, 1960‑е годы оказались чрезвычайно урожайными на визиты НЛО. Я приведу лишь несколько наблюдений, которые произошли за год до массированной атаки газет на «недобросовестную и антинаучную информацию».

27 января 1960 года «огненный шар» появился над литовским городом Капсукас.

«Утром в 7.20 по пути на работу на юго‑восточной стороне неба показалась ярко светящаяся звезда красного цвета, которая падала вниз, становясь все ярче, – написала А. Чуплене в Вильнюсскую обсерваторию. – Она опустилась довольно низко, как казалось, почти до уровня зданий, становясь ярко‑красным огненным шаром величиной с футбольный мяч. Затем объект изменил направление и повернул в северо‑восточную сторону, он стал подниматься вверх и постепенно исчез в небе».

В апреле 1960 года с НЛО встретился летчик – правда, находясь на земле. Это случилось в городе Джанкой Крымской области около 3.50 ночи. Он возвращался из города на аэродром, расположенный примерно в 4 км, торопясь на утренние полеты.

Неожиданно в стороне аэродрома летчик увидел в воздухе, примерно на высоте 560 м, белый купол, который вначале принял за парашют. Но затем купол насторожил его: он висел неподвижно на одном месте. Пилот пошел быстрее через пролесок, так как за деревьями потерял объект из виду. Когда он поднялся на пригорок и стал выходить на опушку, то увидел, что объект имел уже форму шара, а не купола. Шар диаметром 15‑20 м висел на высоте 3‑5 м над землей, и к земле шло более яркое свечение. Светился шар матовым, мягким, белым светом. Расстояние до шара в этот момент было порядка 700‑800 м.

Он заторопился и вдруг почувствовал, что далее идти не может: совершенно потерял контроль над своим телом, оно как бы отсутствовало, работала только мысль. Возникло какое‑то, по его словам, «тревожно‑жуткое состояние». Осознал только, что лежит лицом вниз на земле. Как лег, ничего не помнит – отключился…

Летчик пришел в себя. Поднялся, осмотрелся – все в порядке, нигде ничего не болит, сознание работает нормально. И тут он опять увидел шар, который висел спокойно, ничего не делал. Потом шар начал двигаться в сторону от очевидца под углом в 120 градусов, медленно набирая высоту. Когда НЛО оказался на высоте примерно 50 м от земли, то мгновенно набрал колоссальную скорость, превратился в точку и исчез фактически моментально. После этого он потерял сознание. Очнулся лицом вниз в нескольких метрах от опушки, в ушах – звон от всего пережитого. Восстановилось все сразу, но поднимался осторожно, неуверенно.

Обследовать место, где зависал объект, он смог только после обеда, когда освободился от работы. В этом месте трава была примята и пожухла– выглядела, как осенью, хотя кругом была яркая весенняя зелень. Никаких вредных последствий этого происшествия он не испытывал, продолжая летать по‑прежнему.

«Летом 1960 года я гостил у своей бабушки в поселке Лазаревское, близ Сочи, – поведал Евгений Щерба из Воронежа. – Однажды в десятом часу вечера я находился во дворе дома и заметил в небе объект в форме шара красного цвета, светившийся, как электролампочка в полнакала. Шар двигался на высоте 300 м в восточном направлении и имел в диаметре около 80 м. Во время полета шар издавал еле слышное шуршание, сходное с тем, которое сопровождает электростатический эффект.

Я попросил бабушку объяснить увиденное. Она ответила, что это, наверное, один из спутников, которые она часто здесь наблюдала. По ее словам, они иногда имеют форму блюдца и могут не только летать, но и неподвижно висеть в небе».

Спутник в форме блюдца! Впрочем, это наивное объяснение было ничем не хуже «натриевого облака» астрономов…

«В 1960 году я работал на заводе „Победит", в цехе № 3, и обычно на работу ходил пешком, – вспоминал уже в наши дни Т. Семенов из Владикавказа. – И вот ранним утром, летом, как обычно, шел на работу, поглядывал на небо в надежде увидеть спутник с собакой Лайкой. Ведь это тогда было такое большое событие. Когда подходил к перекрестку улиц Маркова и Чкалова, увидел, как в небе летела яркая звезда. Она двигалась строго с севера на юг. На трамвайной остановке стояли несколько человек, видимо, после ночной смены. Я не удержался и закричал: „Спутник! Спутник!" Люди задрали головы и тоже наблюдали.

И вдруг случилось неожиданное. Летящий спутник прямо над нами остановился и завис в небе, как обыкновенная звездочка. Я недоумевал. Ведь спутник остановиться не может, метеорит тоже, самолет – тем более, да и на самолет он не был похож. А „звездочка" продолжала „стоять" на месте. Подождав минут 8‑10, я пошел дальше, поглядывая на странную „звезду". И снова увидел чудо. Звезда полетела, но только не на юг, а в другую сторону, на восток. Затем стала вертикально удаляться вверх, пока не растворилась в вышине…

Было время, когда такого рода сообщения запрещали печатать, было время разных опровержений, что, мол, это все выдумки. Но я этому не верил, ведь своими глазами видел чудо…»[47]

Тем же летом начальник лаборатории моделирования института «Гипроникель» А. Б. Шейнин находился в командировке в поселке Кадамжой, недалеко от Ферганы:

«Шел 11‑й час ночи, когда я, покинув завод, вышел на улицу. Мое внимание привлек светящийся предмет, который приближался со стороны Ферганской долины. Не долетев до меня несколько километров, он остановился, достигнув размеров в два раза меньше Луны. Он был четко виден, имел типично металлический блеск. Предмет напоминал диск с двумя стержнями вроде антенн. Стержни казались сделанными из серебристого металла, концы их были матового цвета. Неожиданно, буквально за 1 ‑2 секунды, очертания предмета потеряли свою резкость, расплылись, и это туманное пятно вдруг исчезло»[48].

 

ИНЦИДЕНТ НА КОРБ‑ОЗЕРЕ

 

Волна наблюдений НЛО тех лет увенчалась беспрецедентным случаем. Весной 1961 года приземлившийся объект вырвал огромный кусок берега и низвергнул часть грунта в водоем, который местные жители называют Корб‑озером. Это неофициальное название: на самом деле Корб‑озеро – безымянное ответвление Онежского озера. Некогда там находилась глухая таежная деревушка Ентино, но люди ее покинули, и теперь у воды стоят лишь несколько полуразвалившихся изб.

В 9 часов вечера 27 апреля 1961 года лесник В. Борский прошел по берегу озера и заночевал в 7 км от него. Утром 28 апреля он пошел обратно. Проходя по тому же берегу, где он шел вчера, Борский вдруг увидел гигантскую свежевырытую яму, которой вчера еще не было. Длина ямы была примерно 27 м, ширина – около 15, а глубина– до 3 м. Один конец ямы почти касался воды, а ее продолжением была огромная дыра, пробитая во льду озера.

Борский бегло обследовал место происшествия и, спеша сообщить о нем, весь день шел до ближайшего лесопункта, а оттуда еще ночь до места, откуда можно было дать телеграмму в районный центр.

Через неделю, 2 мая, из Ленинграда прибыла группа военных и гражданских специалистов. Сперва специалисты решили, что в тайге произошел непонятный взрыв, поэтому целью группы было определение его причин и характера.

Среди приехавших на Корб‑озеро оказались майор КГБ с характерной фамилией Стуков и сапер, будущий военный журналист Виктор Иванович Демидов. Он не раз еще в советское время описывал эти события, немного поменяв имена действующих лиц (в его изложении, например, Борский превратился в Бродского):

«Мы увидели внушительную выемку, уткнувшуюся в огромную полынью… В ней – редкие взлохмаченные льдины. Дальше – ровный, набухающий лед…

Я спустился в яму. Ни родников. Ни грунтовых вод. Ничего хоть чуточку привлекающего внимание. На подходе к воде яма сильно сужается. У самой воды вроде бы след чего‑то тяжелого; дерн здесь раскидан по сторонам, дно чуточку приглажено. На озере – лед как лед: ни трещин, ни выбросов грунта на нем. Хм, выбросов… Может, начать именно с этого? В принципе, такую ямищу мог размахать и взрыв… Но где же все‑таки выбросы?..»

Водолаз Александр Тихонов спускался на дно, но никаких осколков от снаряда или ракеты не обнаружил.

«Дно около ямы, – рассказывал он, – покрыто сброшенной землей, глыбами мерзлого дерна. Понятно, почему в полынье мало плавающего льда! Его просто прижало ко дну. Скоротечность катастрофы не позволила льдинам вырваться на поверхность. Вся масса скинутой земли лежит довольно узким и длинным участком. Справа и слева от него – дно чистое и плотное»[49].

На дне оказался 20‑метровый след, заканчивающийся валиком из грунта высотой в 1,5 м. Как будто какой‑то предмет трубообразной формы двигался по дну, толкая перед собой грунт, а затем остановился и взлетел вверх. За краем полыньи шло нормальное, чистое дно.

Поднимаясь на поверхность, водолаз случайно перевернул одну из плавающих льдинок. Каково же было изумление всех присутствовавших, когда они увидели, что перевернутая льдинка в нижней части до половины толщины была окрашена в яркий изумрудно‑зеленый цвет. Саперы перевернули еще несколько плавающих льдинок – то же самое, яркий изумрудно‑зеленый цвет. Откололи кусок льда от нетронутого поля – ничего нет, лед как лед, нормального цвета.

Когда «зеленый» лед (правда, он был уже в растаявшем состоянии) доставили в лабораторию, специалисты, проводившие анализ, дали заключение: «Определенные в растаявшем льду элементы не дают возможности объяснить зеленую его окраску, на которую указывают участники экспедиции». Но ведь все члены экспедиции видели эту окраску собственными глазами!

Как утверждали водолазы, количество сброшенного на дно озера грунта меньше того количества, которое должно было быть выброшено из ямы. А вокруг полыньи, на дне и на льду никакого грунта нет. И вокруг ямы тоже…

«Прикинули: с колоссальной скоростью эта штука грохнулась о землю, вырвала из берега около тысячи кубиков мерзлой земли, проползла по дну примерно 20 м, пробила 5‑метровую толщу воды и вертикально умчалась в небо… Только так, – написал Демидов. – В противном случае „она" бы на большой площади разбила озерный лед и оставила на нем какие‑то следы… Но кромка льда абсолютно чистая! Нет, это что‑то не очень понятное»[50].

Саперы убедились, что напрасно захватили с собой миноискатели. Правда, и в яме, и рядом с ней, и под водой стрелки отклонялись чаще, чем в окрестностях, но, сколько ни копали, ни перебирали грунт руками, так и не обнаружили даже малейшей частицы металла. Только потом оказалось, что шарики, плавающие на воде, состояли из какого‑то металлического сплава!

Уполномоченный районного отдела милиции выяснил, что в ночь с 27 на 28 апреля никто из жителей близлежащего поселка ничего не видел и не слышал. Но многие уверяли, что через два дня после этого события, примерно с 2 и до 4 часов ночи, со стороны озера доносился мощный прерывистый грохот, похожий на рев испытываемых авиационных моторов. «Поревет, поревет, – говорила одна из жительниц, – перестанет… Потом опять…»

Военные, изучив все собранные материалы, составили «Отчет по результатам осмотра места падения неизвестного предмета». Этот уникальный документ привел в своей рукописи Ф. Ю. Зигель, удалив все фамилии и точное место инцидента: «Место падения – северный берег… в 40 м от построек бывшей деревни. Крутость берега в том месте – 60 градусов. Точка падения предполагается в 10‑12 м от уреза воды… Озеро… площадью 0,75 кв. км, проточное, в момент осмотра покрыто монолитным льдом толщиной 40 см. Глубина в месте падения до обломанной кромки льда – от 0,1 до 5 м. Дно в этом месте пологое, илистое, толщина илистого слоя вместе с грунтом, сдвинутым в озеро упавшим предметом, более 1,2 м.

В результате падения предмета образовалось разрушение береговой линии, имеющее геометрически неправильную форму с грубо оборванными краями… Дно ямы мелкое, пологое, с уклоном в 10 градусов. На выходе к урезу воды и за ним различимы две насыпные полосы с расстоянием между ними 5,5 м. У правого (западного) края ямы слабо различимая углубленная полоса, уходящая в дно озера и имеющая форму составленных вершинами конусов с наибольшей шириной 40 см, переходящая в дне озера в ровную углубленную полосу шириной 20 см. Других следов правильной формы в дне ямы не обнаружено.

Выброса грунта, а также воронок за пределами краевой линии ямы не имеется. Большое количество грунта находится на дне полыньи… За ледяной кромкой никаких выброшенных кусков грунта, а также трещин не имеется.

Температурных воздействий на месте упавшего предмета не обнаружено. Имевшиеся в наиболее глубоком русле камни и сланцевые плитки расслоены и при сдвигании распадаются на отдельные пластинки. Камни вне ямы и на ее крутостях подобного расслоения не имеют. Камни с оплавленными краями не обнаружены…

Часть кусков льда, находящегося в образовавшейся полынье, приобрела интенсивное зеленое окрашивание (типа окиси хрома). Окрашивание равномерное, прямолинейное. В одном куске льда от полосы раздела в глубь неокрашенной части замечено радужное пятно радиусом до 2 см. Видимых трещин в этом месте не замечено. При таянии льда зеленое вещество выпало в осадок в виде хлопьев удлиненной формы.

Качественный и химический анализы этой пробы, проведенные кафедрой аналитической химии Ленинградского технологического института им. Ленсовета, показали: в отфильтрованной из раствора воде обнаружены малые количества кремния, магния, железа, алюминия, натрия, кальция, бария и бора. В минеральном осадке после прокаливания кислотной вытяжки обнаружены в качестве основных элементов кремний, магний, титан и натрий.

В качестве примесей – кальций, алюминий и железо. Осадок имеет металлический блеск. В воде и осадке обнаружено много органического вещества неизвестного состава. Равномерное окрашивание льда результатами химического анализа объяснению не поддалось…

По урезу воды и в воде были обнаружены в окружении пены плавающие зерна черного цвета, имеющие правильную геометрическую форму, при рассмотрении под микроскопом различим характерный металлический блеск, внутри пустотелые, непрочные, хорошо растираются. При прокаливании меняют цвет, без изменения формы, чрезвычайно кислотоупорные. При исследовании инфракрасного спектра органических веществ в них не обнаружено. По заключению специалистов зерна признаны, по‑видимому, как образования искусственного происхождения…

Все образцы проверены на наличие в них радиоактивных или отравляющих веществ. Указанных веществ в образцах не обнаружено»[51].

Три года спустя Виктор Демидов вкратце рассказал о случившемся в газете Ленинградского военного округа «На страже Родины», не упоминая ни точного места, ни фамилий очевидцев[52]. Только когда это сошло с рук, Виктор включил развернутое описание инцидента в свою книгу «Мы уходим последними».

Много лет спустя он вспоминал: «Конечно, кое‑что в публикацию не попало (место, фамилии и т. п.): посылали нас на озеро большие начальники, опекали „органы"… Они‑то и помогли быстро и без проблем выйти на солидные лаборатории и серьезных специалистов по метеоритам, шаровым и линейным молниям, оползням, карсту, всяким закрытым „штучкам"… И ни один не сказал: это есть то‑то и то‑то. Химики же (ими руководил член‑корреспондент АН СССР В. Б. Алесковский) вообще написали: „Определенные в растаявшем льду элементы не могут давать зеленой окраски, на которую указывают участники экспедиции…" И совсем уже несусветное про „шарики": металлические‑де, они, из редких металлов, кислотоупорные, жаропрочные и … по‑видимому, не являются природным образованием"… А каким же, позвольте вас спросить? Профессор Алесковский в акт это вписать остерегся, но мне доверительно сказал: не встречал он подобного сочетания элементов и не представляет себе технологии, способной его создать…

„Армия" в этой истории не при чем. Когда знаменитый генерал авиации П. И. Кожедуб, как говорится, „простонародно" отбил „поклеп" на своих летчиков (было это в моем присутствии; подозревали, что это пилоты „что‑то там сбросили"), в нашем штабе это дело похерили; никуда не пошло и подготовленное мною донесение.

Не при чем тут и „официальные научные круги". Даже космонавт Г. С. Титов не сумел вызвать у них интереса к „инциденту на Корб‑озере". Как сказал мне когда‑то вице‑президент АН СССР М. А. Лаврентьев: „У нас некому заниматься подозрительными „ямами" – в науке каждый сосредоточен на своем узком участке"… Так заканчивались многие знаменитые сенсации, связанные с НЛО»[53].

8 августа 1970 г. на Корб‑озере побывал уфолог Ю. М. Райтаровский:

«Я выбрался на озеро в свой отпуск. Северный берег оказался, как и прежде, безлесым, с редкими кустиками, а яма заросла сочной, обильной растительностью, даже выросли три деревца (ольха с диаметром ствола 5‑6 см). Чтобы не дать яме исчезнуть, деревца срубили… По осевой линии выхода ямы к воде на расстоянии примерно 1 м от уреза воды были взяты пробы грунта. Шурфик разрабатывался слоями по 5‑7 см толщиной до глубины 20‑25 см. В первом слое попались 2‑3 „шарика", а затем их количество стало резко возрастать, так что в общей сложности их набралось порядка 200‑250 штук. При визуальном рассмотрении они имели темный цвет с фиолетовым отливом, поддавались раскрошению, внутри пустотелые. При рассмотрении излома под микроскопом наблюдалась кристаллическая структура…»[54]

В 1978 году Юрий Мефодьевич сделал сообщение на семинаре АН СССР, после чего туда выехала экспедиция под руководством кандидата физико‑математических наук Э. С. Горшкова. В ней участвовал уже пожилой Виктор Демидов.

«Что поразило: яма снова заросла деревьями – ольхой, березой, хотя поблизости они нигде не выросли, – продолжает Юрий Мефодьевич. – В яме мы насчитали около 400 (!) стволов диаметром 3‑5 см. На расстоянии 100 м по берегу имелся старый котлован от какой‑то постройки довоенных лет. Он оставался не заросшим даже травой, а здесь – лес от края до края ямы, но ни одного деревца выше кромки ямы, на береговом склоне…

Все это сфотографировали, деревья снова срубили. Миноискателями ничего не нашли, а магнитометр дал мощные показатели в одном месте, но делать схему было уже некогда. Магнитным посохом было собрано некоторое количество мелких частиц».

В том же году экспедицию повторили, но она длилась всего один день. Третья экспедиция в апреле 1979 года работала уже со льда магнитометром и прибором электроразведки, пробив во льду 300 лунок, но никаких аномалий не обнаружила. Взяли много проб грунта, но результатов не было. Радиоактивность оказалась не выше фоновой. В 1982 году биолокацией с поверхности воды была определена аномалия, простирающаяся к противоположному берегу под углом 30 градусов к осевой линии ямы. Поскольку дно озера покрыто многометровой толщей ила, доступными средствами определить природу аномалии не удалось.

«Предположение самое невероятное, но факты только им и можно объяснить, – заявил Ю. М. Райторовский. – Какое‑то тело вошло в земную атмосферу, ударило в берег, ушло под воду, потом улетело. Допустим, НЛО имел поломку, вел сварочные работы под водой. Тогда шарики – следы сварочных работ, а зеленая окраска льда снизу – от ультрафиолетового излучения. Все это получается и при наших сварочных работах. Произведя в течение 1 ‑2 суток необходимый ремонт, НЛО, крепко прихваченный илом дна, делает несколько попыток оторваться на малой мощности своих двигателей (жители поселка слышали ночью шум со стороны озера), затем дает мощный импульс тяги, вырывается из плена и исчезает, оставив на память яму, борозду и цветную льдинку. Когда прибыла комиссия, то никого, конечно, они не могли найти…»[55]

6 октября 1993 года там побывал житель Петербурга Н. Калашников. Он обратил внимание, что за прошедшие 30 лет котлован несколько изменился: земля оплыла, края сгладились и полностью заросли травой.

«Наскоро покопав саперной лопаткой на дне котлована и не обнаружив ничего интересного, мы принялись фотографировать это место с разных точек, – пишет он. – Пока мой приятель выискивал лучшую экспозицию для съемки, я еще раз спустился вниз и окинул взглядом место падения „предмета". Заметил: несмотря на начало октября, трава в котловане была еще очень зеленая и сочная, не в пример той, что росла в лесу…

Я уже собирался подниматься наверх, как вдруг заметил в перекопанной нами земле какой‑то белый предмет. Подошел ближе и, нагнувшись, увидел, что это обычный камень. Я его поддел ногой. Он не двинулся с места. Сильнее – никакого результата. Сбегать наверх за лопатой и вернуться обратно было секундным делом.

Скатившись вниз, я стал быстро обкапывать камень. Им оказалась почти квадратная плита, уходящая вертикально вниз сантиметров на 30. Вытащив ее оттуда на свет божий, очистив от земли и вымыв в воде, я взглянул на нее и ахнул. Это была довольно массивная плита примерно 20 х 30 см и толщиной сантиметра 3‑4. С одной стороны она была почти вся гладкая, но зато с другой… С другой стороны она напоминала стиральную доску, только выпуклости ребер были гораздо шире и выше.

Первое, что пришло в голову, – это обломок, отколовшийся, скорее всего, от еще большей плиты. И подвергся он, видно, гигантской температурной обработке и давлению. Вероятнее всего, при этом все мягкотелые породы, находившиеся на его поверхности с одной стороны, расплавились и вытекли, а твердая порода наподобие, наверное, базальта (я не геолог) осталась…»[56]

Николай Калашников увлекался выращиванием женьшеня в домашних условиях и, воспользовавшись землей из котлована, получил удивительные результаты. Женьшень рос как на дрожжах, намного обгоняя все, что было высажено в обычном грунте. На «внеземном допинге» Николаю удалось вырастить рекордные экземпляры!

 

ПЕРЕЛЕТ ЗАГАДОЧНЫХ «БОЛИДОВ»

 

Этот день запомнился на всю жизнь тысячам людей на Украине и юге России: в небе появилась группа загадочных тел. Они медленно, не торопясь, пересекли небо, подавляя очевидцев своими размерами. Многие ждали взрыва или падения, но объекты и не думали оправдывать эти ожидания.

Астроном‑любитель Юрий Дубровский сохранил свой журнал наблюдений за 1963 год. В нем было записано:

«30 октября, между 18.30 и 19.30 по московскому времени был замечен поток светящихся тел, по‑видимому, болидов; они двигались с запада на юг и все светились ярким серебристо‑белым светом. При помощи оптической трубы сзади них был замечен красный свет, наверное, они горели. Подойдя к южной части неба, они стали уменьшаться в диаметре и плавно падать. Высота процессии над линией горизонта была 10‑25 градусов, диаметр каждого тела примерно 1/2‑2/3 диаметра Луны» (рис. 14).

Через несколько дней по телевидению выступил некий ученый, отвечавший на вопросы о небесном явлении. Он не отрицал, что в небе могли лететь инопланетяне! Юрий записал в свой журнал такие строки:

«30 октября был замечен поток светящихся тел. Ученые, собрав данные об этом потоке, говорят, что это – какое‑то искусственное тело, сделанное руками человека или других разумных существ. Может быть, это остатки ракетоносителя, а может быть, разумные существа запустили к нам летающие аппараты. Ученые рассчитали, что эти небесные тела двигались по направлению к Аральскому морю. Наверное, они упали в него. Что за тела это были – точно неизвестно».

Рассказы Дубровского и других людей, видевших что‑то в тот день, казались мне не слишком интересными… до тех пор, пока я не наткнулся на стенограмму выступления уфолога Арвида Мордвина‑Щодро 21 января 1983 года в Географическом обществе.

Когда Арвид Игоревич был в Киеве, ему довелось услышать выступление другого уфолога – кандидата наук Ростислава Фурдуя – на тему «Предварительная обработка материалов наблюдения аномальных явлений 30 октября 1963 года на территории европейской части СССР». В его руки случайно попал архив об этом событии:

«На обширной территории от Прибалтики, над некоторыми областями Белоруссии и Украины 30 октября в небе появились многочисленные НЛО. Об этом сообщили газеты, телевидение, радио. По телевидению выступил сотрудник АН УССР и призвал присылать сообщения очевидцев. После официального расследования было определено, что ни к чему известному до сих пор это событие приобщить нельзя, поэтому был отдан приказ уничтожить архив, но один товарищ оставил его у себя…

Только по одному Киеву было 96 сообщений. Были массовые наблюдения – например, над стадионом (тогда шел футбольный матч)… Свидетели по‑разному описывали увиденное… В сообщениях говорится о наблюдении сигарообразных тел, цилиндров, на многих из них были источники света. Некоторые принимали их за гигантские ракеты, которые по контуру были обрамлены яркими огнями. 8 процентов были убеждены, что видели летательные аппараты типа самолетов, но без крыльев, типа ракет. Они же видели какое‑то подобие иллюминаторов, различные надстройки, прожектора и при наблюдении в бинокль – чуть ли не человекоподобных существ (рис. 15).

Для большинства наблюдателей все эти объекты проплыли в небе над Киевом на небольшой скорости, порядка 40‑50 км/ч, наблюдались несколько минут и скрылись, уменьшаясь в размерах, не заходя за горизонт. Время наблюдения колебалось от 2 секунд до 2 минут. Есть сообщение о наблюдении в течение 4 минут. Видимо, это объясняется тем сектором наблюдения, которым располагает человек, находящийся в условиях города, – небо для него закрыто каменными постройками…»

Следующим шагом в расследовании было посещение библиотеки. Что же писали газеты о столь загадочном событии?

1 ноября 1963 года «Правда Украины» поместила заметку, в которой были два слова о самом явлении и целая куча разных объяснений:

«В среду киевляне были свидетелями необычного явления природы. Вечернее небо над городом перерезала яркая светящаяся полоса необычных размеров и вида. Тело, оставлявшее за собой этот след, быстро перемещалось по небосклону, а затем, видимо, начало дробиться – сплошная полоса распалась на несколько почти параллельно двигавшихся лучей, постепенно затухавших.

Корреспондент „Правды Украины" связался вчера с обсерваторией АН УССР. Вот что сказал директор, член‑корреспондент АН УССР Е. П. Федоров:

– Подобное явление наблюдалось не только в Киеве, но и в его окрестностях, а также, судя по поступающим к нам сообщениям, в Ростове‑на‑Дону, в Риге – наблюдения эти совпадают и по времени, и по описаниям характера явления. Точно сказать, что именно происходило в небе, пока трудно. Сейчас ученые сопоставляют данные, внимательно изучают их. Предполагаем, что это был крупный метеорит, распавшийся в верхних слоях атмосферы.

Такое мнение подтверждает и известный украинский астроном, доктор физико‑математических наук профессор С. К. Всехвятский:

– По первым впечатлениям очевидцев можно судить, что эта „процессия" болидов прошла на высоте примерно 200‑300 км. Явление редкое (наблюдалось в 30‑х годах), и оно имеет очень большое научное значение. Сейчас важно, чтобы сведения ученых были как можно полнее. Помочь им могут очевидцы…»[57]

Недели через две газета «Водный транспорт» опубликовала свою заметку:

«30 октября около 19 часов вечера работники Киевского судоремонтно‑судостроительного завода, портовики, команды многих судов были свидетелями удивительного явления природы: вечернее небо над Днепром перерезала огромная светящаяся полоса. Потом она разделилась на множество оранжевых, голубых, фиолетовых, розовых, желтых, красных полосок – будто радуга рассыпалась на несколько движущихся частей. И все это небывалое по красоте соцветие быстро умчалось на юго‑запад…»[58]

И это все: далее корреспондент перепечатал высказывания Е. П. Федорова и С. К. Всехвятского из «Правды Украины», даже не сославшись на киевскую газету.

Газета «Вечiнiй Kiив» откликнулась на происшествие так: «30 октября с. г. многие киевляне были свидетелями редкого явления. В небе появился интересный объект, двигавшийся с запада на восток. Объект имел сложное строение: летело красноватое тело с небольшим хвостом. За ним по этой же траектории летело более 10 светящихся объектов. У каждого из них был большой хвост. В середине массы находился яркий сгусток зеленоватого цвета, имевший самый длинный хвост. Полет этого чрезвычайно интересного объекта проходил на большой высоте.

Многие из наблюдавших это явление обратились в редакцию с просьбой объяснить его. Наш корреспондент попросил прокомментировать это явление старшего научного сотрудника АН УССР В. П, Коноплеву.

«Полет неизвестного тела, – сказала она, – наблюдался в Киеве и его окрестностях. Пока что нельзя сказать, какова природа этого явления. Возможно, мы наблюдали полет метеоритного тела, распавшегося на отдельные куски в верхних слоях земной атмосферы. Сегодня стало известно, что этот объект наблюдался также в Минске и Ростове‑на‑Дону…»[59]

Публикация в «Радяньской Житомирщине» была просто перепечаткой только что прочитанной вами заметки. Редакция поменяла лишь одно слово: «многие киевляне» были заменены на «многие житомирцы»[60].

Теперь оставалось только изучить письма очевидцев, собранные в 1963 году, или написанный по этому поводу отчет, о котором рассказывал Арвид Игоревич. Я попытался связаться с авторами и благодаря уфологам из Харькова вскоре выяснил адрес Ростислава Фурдуя. Увы, он не смог мне помочь: архив Киевской комиссии по АЯ оказался давно утрачен.

Экземпляры отчета были посланы в Горький В. С. Троицкому, в Москву Л. М. Гиндилису и в Ленинград А. И. Мордвину‑Щодро. Казалось бы, проще всего съездить к Арвиду Игоревичу, по‑прежнему живущему в Петербурге, но не тут‑то было! Бывший ученый секретарь Комиссии по аномальным явлениям сейчас тяжело болен и с трудом разговаривает. Во время нашей встречи в Географическом обществе он подтвердил кивком, что отчет у него, но отнесся к моим поискам без всякого энтузиазма.

Лишь через полгода: оказавшись в Москве, я разыскал сразу два экземпляра отчета – тот, что был послан Льву Мироновичу Гиндилису (он по‑прежнему находился у него), и тот, что после кончины Всеволода Троицкого поменял владельцев. Один из экземпляров был благополучно донесен до ближайшего ксерокса[61].

Единственное письмо из Прибалтики было на редкость коротким.

«30 октября, примерно в 19.00, я и мои товарищи наблюдали за полетом неизвестного нам аппарата, который пролетел над городом Лиепая с запада на восток на очень большой высоте и с большой скоростью, – написал Евгений Клементьев из Лиепаи. – Мы видели яркий огненный шар диаметром 200‑300 мм, оставляющий сзади себя шлейф голубовато‑фосфористого цвета» (рис. 16).

Редакция газеты «Советская Белоруссия» передала ученым четыре письма о пролете «болида» над республикой. Их содержание не оставляет сомнений, что это одно и то же явление:

«30 октября 1963 года я и моя жена Ольга Александровна шли с Западного поселка в сторону Тракторного поселка, и вот на западной окраине города мы увидели движение какого‑то предмета, а за ним тянулся большой огненный хвост, – поведал Сергей Новохвотский из Минска. – Сначала мы спорили между собой. Жена говорит мне, что это летит самолет и у него зажжен свет, а полоса – это дымовая завеса, как обычно бывает. Но я ее убеждал, что не похоже на самолет. Мы остановились и стали более внимательно присматриваться, и, когда все это нами замеченное сравнялось с нами, мы были настолько удивлены, что не могу вам выразить свое удивление. Во‑первых, движущееся тело шло, как нам показалось, на небольшой высоте, но без всякого сопровождения шума, плавно, и яркость его, особенно задней части, была большая. А самое интересное – это то, что мы заметили, когда летело „тело", то от него отделились небольшие куски, и их очень много, и они тоже по ходу „тела" летели, каждый из них образуя свой свет и хвост. Когда смотришь на это явление, кажется, что в воздухе проносится небольшой городок и весь светится. В общем, полностью передать вам не могу…»

Конечно, даже вкратце упомянуть все 150 писем, перепечатанных в отчете, невозможно. Я приведу лишь самые характерные отрывки:

«Я живу в с. Мачульня Овручского района Житомирской области, Пищаницкого сельсовета, – написал Николай Степанчук. – 30 октября в 18.50 вечера по моек, времени высоко в небе появилось большого размера тело… Оттела начали отделяться другие тела, немного меньше размерами. Само тело было красноватого цвета. Куски тела были разного цвета. За ними тоже тянулись большие хвосты. Иногда некоторые куски обгоняли само тело. Само же тело распадалось все на меньшие куски. Двигалось тело приблизительно с северо‑запада на юго‑восток в направлении южнее Овруча… Тело двигалось с малой скоростью…»

Среди очевидцев были не только гражданские лица, но и военные. Солдаты Я. М. Артемов и А. Я. Литвинов из в/ч 61599 «В» написали ученым:

«Это произошло в Киево‑Святошинском районе, вблизи поселка Дымер, 30 октября в 18.27. Находясь на посту, мы заметили, что со стороны северо‑запада (более склоняясь к западу) появилось красноватое тело, движущееся на юго‑восток. Нас это очень заинтересовало, и мы начали наблюдать за этим телом, пока оно не скрылось. Время полета, которое мы наблюдали, составило 31 секунду. Полет светила происходил горизонтально земле без изменения курса полета. Опишем форму, цвет и количество светил. На горизонте показалась небольшая звездочка, на первый взгляд, но, когда она стала приближаться, мы заметили, что за ней следует еще множество светящихся тел. Впереди летела большая звезда светло‑желтого цвета, а за ней на небольшом расстоянии двигалось еще 13 штук меньших по размеру, но одинаковых по цвету тел. Их всех мы насчитали 14 штук. И что было интересно, так это то, что они летели, не отставая друг от друга, на одном расстоянии. За первым телом летело три друг за другом по одной линии, немного больших по размеру, а за первым из них была полоса света, как „хвост" при падении метеорита. Все остальные светились слабее и не имели „хвостов". Впереди всех летящая звезда за собой никакого следа не оставляла. Второй раз нам сосчитать не удалось, так как они скрылись, теряя вдали свой малосветившийся свет. Полет всех тел проходил в одном направлении».

Почти 20 лет спустя Ростислав Фурдуй разыскал очевидцев, которые не только помнили увиденное, но и могли помочь произвести необходимые измерения. По его расчетам, высота полета тел едва ли превышала километр, причем они летели со скоростью приблизительно 80 м в секунду, или 286 км/ч.

Однако расследование продолжалось. Официальный вывод, озвученный членами Комиссии по АЯ Татьяной Фаминской и Александром Петуховым в 1989 году, гласил: «Именно распад спутника в плотных слоях атмосферы на высоте около 100 км, представляющий собой многокрасочное зрелище, и видели многие сотни очевидцев Украины 30 октября 1963 г. В первой фазе он похож на огонь обычной сигнальной ракеты, летящей горизонтально или чуть вверх. По мере приближения к наблюдателю появляются новые светящиеся „шарики" (мелкие обломки спутника), которые, сгорая, светятся различными цветами вследствие многообразия их химического состава… Если учитывать большую скорость обломков (несколько километров в секунду), это явление, как правило, наблюдается на огромной территории в течение 2‑4 минут при полном отсутствии звуков»[62].

О том, какой конкретно спутник мог изображать НЛО перед киевлянами, нам не сказали, но подходящий кандидат на эту роль только один. 30 октября 1963 года прекратил существование, войдя в плотные слои атмосферы, американский спутник «FTV‑2312». В тот же день на территории СССР совершил посадку спускаемый аппарат советского спутника «Космос‑20» («Зенит‑2»), но он, по‑видимому, не распадался и приземлился как единое тело.

В книге Д. Кинг‑Хили «Искусственные спутники и научные исследования» (1963) описывается картина падения второго искусственного спутника Земли 14 апреля 1958 года. Особенностью этого явления было то, что спутник был соединен с последней ступенью ракеты‑носителя и масса системы составляла несколько тонн.

«К счастью, это произошло ясной ночью над Карибским морем, и спутник наблюдали на многих кораблях, находившихся в этом районе, – пишет Кинг‑Хили. – В момент, когда спутник летел над Нью‑Йорком, он стал уже телом, которое само светилось, и его полет становился все более эффектным с продвижением на юг. На широте 20 градусов (на расстоянии 2600 км от Нью‑Йорка) у спутника появился длинный хвост, расцвеченный искрами, подобными тем, что летят от точильного колеса (выражение одного из наблюдателей). Раскаленный спутник был значительно ярче Венеры, когда наблюдался с расстояния 160 км. Хвост его достигал 80‑160 км в длину. Спутник отсвечивал почти всеми цветами радуги, наблюдатели описывают его окраску как оранжевую, белую, желтую, зеленую, голубую, красную и даже малиновую. Его высота уменьшалась от приблизительно 130 км над Нью‑Йорком до 65 км над областью, расположенной восточнее Тринидада».

Горящий «Слутник‑2» с Барбадоса казался очень яркой звездой, которая сияла сине‑зелеными тонами. Сзади временами виднелись язык пламени в несколько раз ярче, чем его передняя часть, похожий на хвост шириною в 20 градусов, и масса сверкающих точек. У каждой светящейся точки сзади тоже был огненный хвост; таким образом, каждая светящаяся точка давала мини‑копию явления. Маленькие огненные шары падали вниз до того, как погасли. Цвет пламени у головы был желтовато‑белый, а в конце хвоста – оранжевый. Свет пламени временами казался пульсирующим.

Приблизительно на высоте 60 км произошел взрыв, спутник разорвался на множество мелких кусков и один кусок побольше. Мелкие куски погасли сравнительно быстро, а большой кусок светился еще в продолжение полуминуты. Все очевидцы подтвердили, что явление исчезло из глаз прежде, чем достигло горизонта[63].

Совпадает не только общий характер зрелища, включая цветовые переливы, но и большая протяженность трассы, где космический аппарат был виден как тело, которое само светится, скорость, яркость, продолжительность, интенсивность свечения хвоста. Это дает основание для вывода, что космический аппарат распался перед тем, как с Земли увидели его свечение, и наблюдатели видели рой обломков разной величины и разной яркости.

Ночью 3 марта 1968 года в небе над штатом Теннесси наблюдалось подобное же явление. Очевидцы рассказывали про объекты с окнами, упоминали другие интересные детали. Как выяснилось впоследствии, той ночью упала ступень ракеты‑носителя, сгорая в атмосфере[64].

Итак, падение спутника на высоте около 100 км или НЛО, пролетевший почти над самой Землей? Два расчета не могут быть правильными одновременно, и вывод очевиден: чтобы наблюдаться почти одновременно над десятками населенных пунктов в четырех республиках бывшего Советского Союза, то, что летело над ними, должно находиться на огромной высоте.

К сожалению, ни одного наблюдения из Ростова‑на‑Дону (о чем упоминалось в газетных заметках) или южнее не сохранилось. А ведь именно там тело должно было окончательно прогореть, если оно действительно было спутником, или взорваться, если оно было болидом. Или Оно не было ни тем ни другим?

 

АТАКА «БАГРОВОГО ТУМАНА»

 

В темное время суток с 17 на 18 мая 1964 года позиция зенитно‑ракетного дивизиона, который располагался в 20‑25 км западнее Улан‑Удэ, была атакована. Но кем или чем?

17 мая, в 21.00, группа военнослужащих обратила внимание на зарево, которое занялось над Байкалом и постепенно расширялось. Закат? Вряд ли, солнце уже давно скрылось за горизонтом. Внимательно присмотревшись, они решили, что между ними и восточным берегом Байкала горит тайга. Они доложили дежурному офицеру, который, в свою очередь, сообщил о «зареве» на командный пункт части.

21.25. Помехи усилились, и вдруг связь исчезла полностью: в эфире остались только сильные помехи. Кто‑то закричал: «Товарищ лейтенант, смотрите, что это?»

Над горизонтом со стороны Байкала «всплыл» огненный оранжевый шар. Он был в самом центре зарева. Подобно живому существу, шар пульсировал, излучая сильное свечение. Величина этого шара была примерно соизмерима с величиной полуденного Солнца, но меньшей яркости, что позволяло смотреть на него без темных стекол.

В части объявили боевую тревогу.

21.40. Радиосвязи нет, сильные помехи по всему диапазону радиочастот для штатных радиостанций. Лишь по обычной телефонной линии дежурному офицеру удалось связаться с командным пунктом и доложить обстановку.

22.00. Огненный шар продолжает надвигаться. Излучаемое им свечение, словно пылающий туман, обволакивает все на своем пути. Командир части приказал замерять уровень радиации через каждые 30 минут и докладывать на командный пункт. Солдаты надели противогазы и другие индивидуальные средства защиты. Дозиметры показывают ноль: радиация отсутствует. «Шар» летел к позиции на высоте телеграфного столба, то и дело останавливаясь. По мере приближения яркость сияющего тела уменьшалась, контуры расплывались, словно он отдавал всю свою энергию излучаемому свечению.

Как только первые «языки» свечения, подобно светящемуся туману или какой‑то субстанции, начали обволакивать позицию, поступил приказ: прекратить наружные измерения и наблюдения, всем укрыться, задраить вентиляционные люки и включить автономную систему жизнеобеспечения.

Примерно к часу ночи уже 18 мая позиция была полностью накрыта светящимся туманом. В иллюминаторы было трудно определить, что это такое. Сначала у всех было хорошее настроение, но после сидения более трех часов в задраенных кабинах и закрытых помещениях оно стало заметно падать. Разговоры притихли, навалилась тяжелая тишина. Больше всего они боялись, что кто‑нибудь не выдержит воздействия замкнутого пространства в данной ситуации.

2.00. Напряженность нарастает. Появляются первые признаки раздраженности. Начинает болеть голова, словно стальной обруч стягивает череп. Суставы верхних и нижних конечностей слегка начинают ныть, возникают неприятные ощущения в области живота. Хочется размяться, потянуться, но стесненные объемы, в которых оказался личный состав, не позволяют это сделать.

3.00. Состояние дискомфорта усиливается. К этому времени наладили связь между кабинами, начали обмениваться впечатлениями, анекдотами, шутками. Это как‑то помогло снять напряжение, разрядить обстановку.

3.30. Все почувствовали облегчение: кризис миновал. «Шар» медленно, но неуклонно продолжал смещаться на восток, пересекая всю позицию. Это было видно из кабины, где присутствовал дежурный офицер.

На позиции был годовалый щенок. Как только первые «языки» свечения начали обволакивать местность, он запаниковал, стал скулить. Его взяли в одну из кабин. Там щенок просидел без движения всю ночь, почти шесть часов.

В 5.30 «шар» и светящийся туман исчезли в восточном направлении, как будто растворились в первых лучах восходящего солнца. 20 минут спустя радиосвязь возобновилась, и дежурный офицер зарегистрировал этот факт в журнале.

Вскоре все выбрались из кабин. Ничто не напоминало о прошедшей ночи. Головная боль, боли в суставах и в животе исчезли.

Через несколько часов в подразделение прибыли представители КГБ. Весь день опрашивали каждого по отдельности, потом со всех взяли подписку о неразглашении. Подразделение приступило к плановому дежурству: аппаратура работала как часы.

Офицер, поведавший об этой истории, вышел в запас уже в звании полковника, но по‑прежнему задает себе один вопрос: «Что это было?»[65]

«Атака» огненного шара была очень похожа на безобидное природное явление – «багровый туман», или «красную мглу», которое иногда наблюдают в высоких широтах. Новосибирский инженер Вадим Федосеев столкнулся с этим загадочным явлением во время таежной экспедиции новосибирских и томских физиков в конце лета 1980 года. Он возглавлял тогда небольшую группу из 11 научных сотрудников, целью которой было изучение района падения знаменитого Тунгусского метеорита. Предварительно, для тренировки и проверки людей на совместимость, экспедиция направилась совсем в другую сторону – на север.

Специалисты взяли с собой радиоприемники, дозиметр, магнитометр, фото– и киноаппаратуру. На третий день пути подошли к гряде невысоких холмов и решили сделать привал на хорошо продуваемой, почти безлесной вершине одного из них.

«Когда мы оказались на вершине, то увидели невероятное! – вспоминал Вадим. – Все пространство в северной части горизонта было заполнено бурлящей огненной лавой – так, во всяком случае, нам показалось в то мгновение. Из безграничного огненного моря вырывались такие же огненные клубы, похожие на протуберанцы. И, что самое страшное, вся эта огненная масса стремительно поднималась вверх, к нашим ногам. Еще несколько минут, и она перехлестнет через вершину холма…

Наверное, мы тогда побили все рекорды бега по пересеченной местности. Еще час приходили в себя, обменивались самыми фантастическими предположениями. Но больше ничего не происходило, и я с двумя товарищами отправился на разведку. Признаюсь, к вершине холма мы подходили, как начинающий парашютист к краю вышки, и остановились, пораженные не меньше, чем в первый раз, – огненная лава исчезла.

Экспедицию пришлось прекратить. Кое‑кто не захотел идти дальше, к тому же мы все показали себя не с лучшей стороны: столкнувшись с загадочным явлением, удирали как зайцы, побросав все вещи и приборы…

На подходе к вершине вдруг замолчал коротковолновый приемник (мы хотели услышать прогноз погоды). Включили другой – и там на всех коротких волнах тишина, только шорохи и потрескивание. На следующий день оба приемника работали нормально. А на фотопленке во всех фотоаппаратах оказались многочисленные черточки и отдельные точки, которые сильно портили отпечатанные кадры. Дома у нас осталась часть пленки из той же партии – на ней таких следов не было…»[66]

Федосееву удалось убежать от «багрового тумана», но те, кого он захватил в свои объятия, тоже остались целы и невредимы. Геолог Юрий Зимин, застигнутый им в хижине, натерпелся страха, но остался жив. Позднее он написал ученым и получил достаточно уклончивый ответ из Института физики атмосферы АН СССР:

«О происхождении „красного тумана", или, точнее, „красного свечения атмосферы", пока ничего сказать не могу, – заявил старший научный сотрудник Ф. Юдалевич. – Вероятно, природа его – сложный оптический процесс. Явление это крайне редкое. Причиной „красного свечения" может быть хемилюминесценция – излучение, обусловленное химическими процессами. Конечно, „красное свечение" не связано с полярным сиянием. Я говорил со специалистами – они не могли прибавить ничего…»[67]

Зимин отыскал двоих старых морских капитанов, которые тоже видели «красную мглу», и записал их рассказы. Капитан дальнего плавания Ю. Н. Васюкевич сказал, что о красном свечении на Севере знает каждый:

«Я 40 лет на море, и однажды наблюдал его даже сам. Помню, стоял тогда легкий туман. Видимость – четверть мили. Мы сгружали на Чукотке товары. Снимали их с судна и складывали на припай. Оттуда жители носили груз на берег. Вдруг все вокруг потемнело. Вода стала брусничной по цвету, а лед – ну совсем как кровь моржа! Явление жуткое и неприятное. Я тогда стоял на мостике. Спустился и заглянул в трюм: не пожар ли? И там все было красным от огня. Но дыма и жара не было. Я бросился по каютам. Все и там в огне. Да и на палубе мачты, бак, ют, сходни, перила– все будто раскалено докрасна. А прикоснешься – все холодное, обычной температуры, что больше всего и поражало».

Кандидат физико‑математических наук Валентин Псаломщиков предположил, что «багровый туман» – это редкая форма полярного сияния, происходящего не на высоте в сотню‑другую километров, – как обычно, а у самой поверхности земли. Но в случае с визитом «огненного шара» к военным подобное объяснение не подходит.

2 марта 1984 года такой же «шар», разливающий вокруг себя огненное свечение, появился в эстонском районе Рапла. Людям в радиусе 60 км казалось, что где‑то произошел пожар.

Киппер Сайма, диспетчер раплаской пожарной команды, принял первый звонок в 20.36. Вскоре по району ездили уже пять пожарных машин, пытаясь найти, где горит и откуда исходит зловещее багровое зарево.

Наконец машина, выехавшая из совхоза им. Мичурина, добралась до эпицентра событий – хутора Няпсу. Им показалось, что дом, в котором живет 78‑летняя Лиззи Липсталь, ярко вспыхнул. Было ощущение, что сплошное пламя вырывается из окон и смыкается над крышей, образуя четкий овал. И – ни звука, ни дыма. Эту необычную для пожара тишину и бездымность они осознали уже после. А в первый момент думали только об одном – успеть бы вытащить старушку из огня…

Пожарная машина в мгновение ока взлетела на пригорок, но… огня не было. Дом стоял целехонек. Бабушка Лиззи на недоуменные вопросы пожарных ответила, что ничего не видела и не чувствовала!

На шоссе взревела сирена пожарной машины: горели соседние дома. Но, еще не доехав до них, все увидели, как над крышами медленно поднялся огненный шар, чуть сплюснутый с боков. Цвет пламени был апельсиновый. По поверхности, казалось, пробегали языки, с боков сыпались искры. Водитель прибавил газу, но расстояние до шара не сократилось, объект легко уходил от преследования. Он поднялся над лесом и летел теперь правее шоссе, едва не касаясь верхушек деревьев. Видимый размер составлял две трети лунного диска. Промчавшись 7 км, шар остановился. Затормозила и машина. Судя по всему, объект завис над болотом Кайу, запрятанным в глубине леса. Словно дав немного полюбоваться собой, огненный шар медленно опустился за деревья. Над лесом осталось небольшое свечение, но вскоре исчезло и оно…

«Достоверность наблюдений не вызывает сомнений, – утверждал член‑корреспондент АН СССР Всеволод Сергеевич Троицкий. – Явление, которое было принято за пожар, – типично аномальное. Наблюдения неотождествленных летающих объектов такого вида довольно часты. К сожалению, огненные шары пока „не даются в руки": приблизиться и сделать наблюдения, а затем выводы относительно природы явления нам пока не удалось. Это – дело будущего»[68].

Нечто промежуточное между «огненным шаром», изливающим свечение, и стеной «багрового тумана» без каких‑либо уплотнений довелось увидеть 28 июля 1904 года команде парохода «Могикан». Прибыв в Филадельфию, капитан Уркухарт рассказал о пережитом ужасе корреспондентам местной газеты.

«Это произошло вскоре после захода солнца, – сказал он, – – мы находились в точке 37° 16' с. ш. и 72°48' з. д. Море было почти таким же тихим, как ковер в гостиной, воду едва колыхал слабый бриз. Понемногу начало темнеть, когда впередсмотрящий увидел странное серое облако на юго‑востоке. Поначалу облако казалось пятнышком на горизонте, но быстро приближалось и вскоре стало столь же большим, как воздушный шар.

Оно имело странный серый оттенок, и по мере того, как оно снижалось на нас, мы увидели в его толще ярко светящиеся пятна. Когда оно было в миле, мы поняли, что оно вздымается на несколько сот футов над уровнем моря и примерно такой же ширины. Облако надвигалось на нас, светящиеся пятна становились все более и более яркими. Внезапно облако окутало корабль, и тут произошли самые примечательные явления. „Могикан" внезапно осветился, как горящее судно, и от носа до кормы, от киля до клотика все озарилось странным сиянием. Моряки были в ужасе, увидев, что выглядят, словно погрузились в адское пламя. Их волосы стояли дыбом, и не потому, что страх был настолько велик, но из‑за магнитной силы облака.

Они от страха побежали на палубу, и чем больше их выбегало, тем больше их охватывала паника. Я пытался успокоить их, но обстоятельства были сильнее. Я посмотрел на стрелку компаса: она вращалась, как электрический вентилятор. Я приказал нескольким морякам оттащить несколько железных цепей, лежащих на палубе, думая, что это может отвлечь их внимание. Но, к моему удивлению, они не смогли даже пошевелить цепи, хотя они весили не более 75 фунтов каждая. Все было намагничено; цепи, болты, шпили и решетки так прочно приклеились к палубе, как будто их приковали.

Облако было настолько плотным, что вести корабль стало невозможным. Я не видел, что творилось за бортом, казалось, что весь мир превратился в огненную массу. Потрясенные матросы падали на палубу и молились. Я никогда не видел ничего столь же ужасающего за все годы, проведенные в море. Волосы на наших головах и бороды торчали, словно свиная щетина. После того как мы провели в облаке около 10 минут, мы заметили, что стало трудно двигать руками и ногами, все части тел, казалось, окаменели.

Именно тогда мои ноги, привычные к морю, начали подводить в первый раз. Я слышал о кораблях‑призраках и россказни о том, как стрелка компаса сходит с ума, но разрази меня гром, если я когда‑то видел что‑то в этом роде. Полчаса мы были окружены загадочным паром, и почти все время, после того как стихли первые крики испуганных матросов, все окутывала полная тишина, отчего страх становился еще сильнее. Я пытался заговорить, но слова не сходили с моих губ. Плотность облака была такой, что она не пропускала звуки.

Вдруг облако начало подниматься. Фосфоресцирующее свечение судна и людей стало меркнуть. Оно постепенно гасло, в то же время исчезала жесткость волос. Через пару минут облако покинуло корабль, и мы увидели, как его уносит от нас над морем. Оно вырисовывалось над водной гладью, словно огромная серая масса, испещренная яркими, сияющими пятнами наподобие шкуры леопарда.

Экипаж постепенно обрел хладнокровие, и матросы перешептывались друг с другом. Я вышел к ним и сказал, что опасность миновала и они должны понемногу возвращаться к своей работе. Когда я во второй раз приказал перенести цепи, у них не было никаких сложностей при их поднятии с палубы и переноске. Тогда я посмотрел на стрелку компаса и увидел, что она указывает строго на север, как будто ничего не произошло.

Я плавал по морям много лет, но никогда не встречал таких облаков. Оно, возможно, состояло из какой‑то намагниченной материи, смешанной с фосфором»[69].

Было ли внутри облака какое‑то более плотное тело, управляющее его полетом над водной гладью, – очередной «шар»? Я не исключаю такую возможность.

 

ТАЙНА «БОЛГАРСКИХ ТЕТРАЭДРОВ»

 

В ноябре 1967 года над Восточной Европой летало множество неопознанных объектов самой разной формы. 21 ноября газета «Zuddeutsche Zeitung» поместила заметку собственного корреспондента из Белграда:

«НЛО последние несколько дней наблюдаются над различными областями Юго‑Восточной Европы. В конце недели астроном‑любитель сфотографировал в Аграме три из этих светящихся небесных тел. Но пока эксперты исследовали эту напечатанную югославскими газетами на многих полосах фотографию, из горного района Черногории уже сообщили о новых НЛО, которые якобы даже вызвали многочисленные лесные пожары. Сообщения поступают, прежде всего, из местечка Иванград, где жители категорически утверждают, что в последние дни они ежевечерне наблюдали странные, ярко освещенные небесные тела. Власти хотя и подтверждают, что в этом районе многократно возникали лесные пожары, до сих пор не могут указать никакой причины их возникновения».

В день, когда вышла эта заметка, нечто необычное наблюдалось в соседней Румынии. Вот что сообщил Марин Давид из коммуны Поэнария‑Бурчия, округ Прахова:

«21 ноября 1967 года, в 16.40, я наблюдал в юго‑западном направлении объект видимой длиной 2 м в форме трубки, цвета искр от огня. Он стоял на месте на высоте около 20‑30 км. Где‑то через 10 минут он по наклонной поднялся вверх, испустив хвост белого цвета… Я видел, что объект имел головную часть более насыщенного цвета, неопределенной формы. Он удалялся, перемещаясь со скоростью транспортного самолета, не очень быстро»[70].

Полчаса спустя, в 17.10, НЛО появился над Софией, столицей Болгарии. Среди очевидцев были болгарские и советские ученые, участники симпозиума по облакам. Это был объект поперечником не менее 130‑150 м и имевший форму, близкую к треугольной. По цвету он напоминал ртутную лампу. К ночи края НЛО покраснели, а снизу наблюдались вспышки, как при электросварке.

«21 ноября 1967 года стояла ясная погода, – рассказала научный сотрудник Физического института Болгарской Академии наук Иванка Иванова. – Солнце было скрыто за крышами домов. В 17 часов (может быть, в 17.30) я была на бульваре Скобелева в Софии. Я увидела, что люди смотрят вверх. Я тоже посмотрела вверх. Примерно в той же стороне, где садилось Солнце, в небе на высоте 40‑90 градусов от Земли я увидела тело в форме трапеции.

В этот момент тело было неподвижно. На фоне серовато‑синего неба оно имело блеск, его цвет можно сравнить с цветом неоновой лампы (очень точное сравнение). Блеск не менялся, звуков не было. Тело выглядело как плоский лист, как бумажный змей, объем не чувствовался. Понаблюдав несколько минут, я пошла домой.

Дома я взяла военный бинокль и, выйдя на балкон, снова увидела это тело. Теперь оно стало меньше, его форма изменилась, это было видно без бинокля, цвет немножко изменился и стал красноватым. Теперь его уже нельзя было сравнить с цветом неоновой лампы. Балкон выходит на восток, следовательно, за то время, пока я шла до дома, тело переместилось в восточную часть неба. Я шла до дома 4‑5 минут. Я наблюдала с балкона вместе с братом, он работает в том же институте, что и я. Форма тела менялась, это было видно и простым глазом, и в бинокль. Окраска не была однородной, по краям была как бы красная „кайма", справа она была шире, потом красная „кайма" расширилась вверх и влево и заняла почти половину тела. Это произошло, когда тело стало подниматься. В конце концов в середине осталось что‑то вроде звездочки, а остальное стало красноватым. Форма тела менялась так: от круга к эллипсу, все более вытянутому, но эти изменения происходили не непрерывно: иногда форма тела возвращалась к предыдущей, никакой закономерности в этих „возвратах" не было замечено. Когда тело было еще круглым, далеко вправо, в стороне параллельно моему лучу зрения, прошел самолет; между телом и его путем поместилось бы, может быть, 10 или больше лунных дисков. Самолет был почти не виден, только один раз блеснул, виден был только его белый след, какие обычно остаются от самолетов. Самолет был военный, летчик, видимо, наблюдал тело. Когда самолет удалился, тело начало менять форму и размеры…»

Научный сотрудник Института гидрологии и метеорологии Болгарской Академии наук Владимир Шаров видел не один, а два самолета, которые пытались перехватить загадочный объект. В это же время за НЛО наблюдали журналисты профсоюзной газеты «Труд». Вскоре в ней появилась небольшая заметка:

«Солнце только что зашло. Над Софией, на фоне красного заката, появился светящийся предмет необычной формы. Сначала он был похож на шар, более крупный, чем солнечный диск. Но через некоторое время он принял форму трапеции. Надо отметить, что эта летающая тарелка, если ее так можно условно назвать, двигалась исключительно медленно, а некоторое время даже находилась в неподвижном состоянии.

В нашем распоряжении была подзорная труба „Лунета", увеличивающая в 40 раз. В ее объективе летящий предмет представился нам в форме шара или, точнее, парашюта. В своей верхней части он был похож на сплющенный темный диск, опоясанный широкой светлой лентой. Сначала этот шар‑парашют излучал серебристо‑голубой свет, похожий на пламя. Постепенно это пламя стало оранжевым. Наконец, этот светящийся и все более удаляющийся предмет исчез в темнеющем небосклоне в направлении на восток…» Корреспондент «Труда» Любен Донов смог сделать довольно четкий снимок НЛО при помощи телеобъектива (рис. 17). Журналисты связались с дежурным научным сотрудником Гидрологического и метеорологического института Димитром Симетчиевым и попросили высказать свое мнение.

«Я наблюдал предмет простым глазом и поэтому не могу дать исчерпывающих данных, – ответил им Д. Симетчиев. – Но неоспоримым фактом является то, что он двигался в направлении, противоположном ветру. Это обстоятельство позволяет сделать предположение, что предмет имел собственный двигатель. По моему мнению, он летел на высоте 30 км от земной поверхности. Интересно отметить и то, что его присутствие не вызвало никаких помех в радиосети»[71].

Хотя объект и не мешал радиосвязи, но какие‑то помехи он все же создавал. Ассистент кафедры физики Софийского университета Илия Илиев заметил, что в то время, когда над городом находился объект, наблюдались сильные помехи в работе гальванометра, так что опыт пришлось прекратить.

Радиолокация подтвердила, что объект находился на высоте 33 км. К сожалению, синоптические данные о силе и направлении ветра были известны только до высоты 24 км. Синоптик Института гидрологии и метеорологии Болгарской Академии наук Велко Писков сообщил, что тогда «метеорологическая обстановка была квазистационарной. Направление ветра было с севера на юг. Направление движения тела днем было на ВСВ. Анализ синоптической обстановки 21 ноября проводился в 00 и в 12 часов по Гринвичу и 22 ноября в 00 часов. Направление ветра в эти сроки сохранялось постоянным с севера на юг. Направление ветра до высоты 24 км было установлено аэрологическим методом. Радиозонд поднимался со скоростью 350 м/мин. 21 ноября в 00 часов по Гринвичу ветер до высоты 24 км был северный. В 12 часов направление ветра не изменилось, давление было до 50 мб. Ветер был очень сильный, до 30 м/с»[72].

Писков сам видел НЛО с балкона своего дома. По его словам, «под ним были видны вспышки, время от времени перемещавшиеся по очереди слева направо». Ночью видимость была плохая: объект летел значительно выше облаков, он «просвечивал» через них, или, можно сказать точнее, перистые облака как бы «вуалировали» тело.

Димитр Симетчиев тоже видел эти вспышки – кратковременное появление пятна, которое было ярче, чем общий фон треугольника. По сообщению агентства БТА от 23 ноября, «отблески тела были похожи на отблески при сварочных работах»[73].

Научный секретарь Астрономической секции БАН Богомил Ковачев подчеркнул, что «таинственное тело передвигалось временами гораздо быстрее обыкновенного спутника, а свет, который оно излучало, был значительно ярче, чем свет спутника. Изменения оттенков излучения летящего предмета можно объяснить заходом Солнца. После его захода он исчез в темноте ночи и как бы погас у всех на глазах»[74].

21 ноября вовсе не было бенефисом сияющего «тетраэдра» над Болгарией и ее столицей. 7 апреля 1967 года сотрудники Народной астрономической обсерватории в городе Стара‑Загора и астрономы‑любители наблюдали такой же объект над городом. С помощью астрономических приборов было установлено, что НЛО пролетел на высоте 60‑70 км, имел размеры около 100‑200 м и его угловая скорость составляла 3,17’ в секунду. Он летел с запада на восток, а его видимые размеры равнялись половине или трети лунного диска.

Заведующий обсерваторией Бончо Бочев решительно отверг версию, что это был искусственный спутник. «Наиболее удаленные от Земли спутники, которые движутся по небосклону гораздо медленнее, можно наблюдать самое большее 20‑25 минут, а это тело наблюдали почти 1,5 часа, и все рассмотрели его форму», – заявил он[75].

«Это было постоянно светящееся тело треугольной формы с вогнутыми внутрь треугольными гранями, – описал увиденное Стефан Стойнов. – Его нельзя спутать ни с самолетом, ни со спутниками, которые мы часто наблюдаем из этой обсерватории в этот же телескоп…»

«Я наблюдал тело через телескоп обсерватории, – подтвердил Николай Душков. – Оно имело треугольную форму. Двигалось с запада на восток. Наблюдали его более 40 минут. Под конец оно побледнело и исчезло» (рис. 18).

Иван Тодоров увидел его как «пурпурно‑красный диск с желтоватыми краями в виде ореола», а Ивану Белинскому он показался похожим «натри светящихся шара, связанных один с другим». Тем не менее на снимке, сделанном 7 апреля фотографом обсерватории Маргаритой Белинска, видно, что тело имело треугольную форму с чем‑то наподобие хвоста[76].

20 апреля тетраэдрический НЛО более трех часов летал над городом Русе. Он несколько раз менял форму, цвет и направление полета. В телескоп, увеличивающий в стократ, его увидели так:

«В окуляр предмет был похож на кристалл, который испускал отблески от граней, а внутри он выглядел слегка прозрачным, словно желе. Заметны были три внутренних ребра, словно выточенные черты. Сверху были видны два отростка, как бы антенны. Невооруженным глазом тело не было хорошо видно из‑за свечения. Его начали наблюдать, когда Солнце скрылось за горизонтом. Тело тогда находилось близко от Луны. Потом оно медленно двинулось в северо‑восточном направлении и остановилось в неподвижном положении примерно на минуту, после чего оно так же медленно, с остановками и изменениями направления, полетело. Все то время, пока НЛО находился над городом, радиоприемники работали с помехами»[77].

22 апреля треугольный объект снова появился над Стара‑Загора, а 28 апреля такое же наблюдение произошло во Франции. Два дня спустя на страницах болгарских газет появилось краткое сообщение агентства Франс Пресс:

«В пятницу после обеда в небе над Кроком (в 50 км к западу от Клермон‑Фернана) наблюдалось странное светящееся тело в форме крупного треугольника, окруженного синим ореолом. После того как оно неподвижно провисело в небе на протяжении 2,5 часов, тело внезапно удалилось и стало похоже на бледную звезду. К 21 часу оно уже не было видно на небосклоне»[78].

По‑видимому, этот же объект видели служащие береговой охраны в Бриксхеме (Великобритания). ВВС немедленно отправили самолет, который на глазах у военных кружился возле НЛО, но не предпринимал никаких попыток его обстрелять. Судя по тому, каким маленьким выглядел самолет по сравнению с НЛО, объект был метров 70 в высоту и 50 у основания тетраэдра. Впоследствии Министерство обороны отрицало случившееся, а очевидцам намекнули, чтобы они держали язык за зубами.

2 мая «тетраэдр» впервые появился над Софией. Ассистент Астрономической обсерватории Софийского университета Ангел Бонов наблюдал объект в подзорную трубу. С 10 до 14 часов он висел неподвижно или медленно смещаясь, его блеск менялся, потом НЛО начал двигаться с северо‑запада на северо‑восток. Этот объект наблюдался не только над Софией, но и над многими другими пунктами Болгарии. В Астрономическую обсерваторию приходили письма, о нем писали газеты, и по этим данным можно было установить, что объект прошел над Велико Тырново, потом над Русе, изменил направление движения еще раз – повернул на северо‑запад, пересек Дунай и ушел в Румынию. Бонов слышал, что высота, на которой двигалось тело, была определена с помощью радара и оказалась равной 33 км. На перехват НЛО поднимались самолеты, но все рапорты об этом засекречены и хранятся в болгарском Министерстве обороны.

Научный сотрудник Института гидрологии и метеорологии Болгарской Академии наук Никола Годев в тот день был на горе Витоша (высота 1700 м).

«Погода была солнечная, видимость хорошая, – рассказывал он. – Я обратил внимание на шум самолета. Поднял голову и хотел посмотреть на самолет, но увидел „парашют". Через некоторое время заметил, что „парашют" не падает. Это было тело явно треугольной формы. Цвет белый, блестящий, серебристый.

Когда в небо поднялись самолеты, большое число людей, находившихся на Витоше, стали смотреть на этот объект. Я решил оценить высоту тела и сделал это так: использовал телеграфный столб (высотой 10‑15 м) и срубленную ветку, расположив их так, чтобы можно было мысленно построить подобные треугольники. Высота ветки была примерно 1,5 м, расстояние между столбом и веткой было 10‑15 м. Высоту тела я определил как приблизительно 30 км. Я решил проверить, движется ли тело или оно неподвижно. Для этого я долгое время наблюдал тело, стараясь заметить его смещение относительно моих визиров, столба и ветки. Долгое время тело было неподвижно.

Тело меняло форму– треугольник превращался иногда в прямую линию, – это было тогда, когда слышался шум самолета (это было 3‑4 раза). Через день, придя на работу, я узнал, что дежурный авиабазы связывался с нашим синоптиком и спрашивал его: „Это ваш баллон? Если нет – будем принимать меры". Через 3‑4 часа тело начало двигаться на север‑северо‑восток, набирая высоту. Его высота стала, вероятно, в 2‑2,5 раза больше, чем была вначале. Оценка была сделана так: как раз в это время шел пассажирский самолет, который обычно летает на высоте 7‑8 км. Его угловую высоту над горизонтом я мысленно поднимал вверх несколько раз. Когда на тело проектировался самолет, можно было видеть, что видимый размер тела в несколько десятков раз больше самолета, а самолет был виден как круглая точка.

На следующий день Росица Селектор, сотрудница Института гидрологии и метеорологии, увидела такое же тело в артиллерийский бинокль (увеличение в 30 раз). Но форму тела она описывает несколько иначе: ниже треугольника она видела горизонтально расположенный прямоугольник».

Среди газет, поведавших о новом визите НЛО, был и «Отечествен фронт»:

«2 мая, около 11 часов утра, взгляды многих жителей столицы были направлены к странному светящемуся телу на довольно большой высоте. Некоторые полагали, что это был зависший в небе аэростат. Но вот что рассказал нам сотрудник, который наблюдал объект через телескоп в аэропорту Софии:

– Это светящийся объект в форме равнобедренного треугольника с торчащими с одной стороны прутьями, наподобие антенны. Около него наблюдалось мерцание с красноватым оттенком. Высота объекта была более 25 км. Наблюдение продолжалось до 13 часов. За это время объект несколько раз менял форму. После этого он как бы выстрелился на север и пропал из поля зрения. Вскоре поступило сообщение, что он наблюдался в районе Горно‑Оряховица»[79].

Только в январе 1968 года, опомнившись, коммунистические власти Болгарии начали антитарелочную пропаганду, чтобы успокоить народ. «Развенчание сенсации» было организовано на самом верху, и вскоре по страницам болгарских газет прошел целый вихрь антитарелочных публикаций. Их апофеозом было интервью генерал‑майора Симеона Симеонова газете «Отечествен фронт», посвященное наблюдениям 21 ноября:

«– Удалось ли Вам видеть пролетавший над Софией неизвестный предмет?

– Да, я видел его. Наша противовоздушная оборона следила за ним еще на подступах к границе… Это была не „летающая тарелка", как показалось некоторым нашим гражданам, а разведывательный баллон… Они используются главным образом для получения данных, необходимых ракетным войскам дальнего действия, а также в целях специальной военной разведки…

Баллоны запускаются странами НАТО при выгодных воздушных течениях. Летят они на высоте 15 000‑40 000 м. Скорость движения равна скорости воздушного течения, достигающей иногда 600 км/ч… Баллоны военной разведки снабжены специальными фотокамерами для аэрофотосъемок. Управление ими осуществляется через разведывательные центры НАТО…

С 1952 года по настоящее время наша истребительная авиация ПВО сбила много таких баллонов. Значительный опыт в этом имеет наш военный летчик 1‑го класса полковник Савва Нецов. Во всех случаях он атаковал баллоны внезапно и сверху вниз, не позволяя их предупредительной системе принять сигнал о приближающейся опасности. Наша ПВО располагает так же точно действующими зенитно‑ракетными комплексами „земля‑воздух", которые могут поражать любую цель на самых малых и самых больших высотах.

В использовании баллонов заинтересованы те страны, которые стремятся прикрыть свою шпионскую деятельность ссылками на метеорологические исследования, проводимые всеми государствами. Для достижения своих экспансионистских целей империалисты не гнушаются никакими средствами…»[80]

Это объяснение было подхвачено советской газетой «Правда»: «Не является „неопознанным" и объект, наблюдавшийся над Софией В действительности это был крупный шпионский баллон‑зонд, запущенный одним из разведывательных центров НАТО. Находясь на большой высоте, он вполне мог двигаться „против ветра". Ведь известно, что направления ветра в верхних слоях атмосферы и вблизи поверхности Земли часто не совпадают…»[81]

Никто так и не поинтересовался, был ли сбит именно этот баллон и почему противовоздушная оборона допустила его полет над Софией и прочими стратегически важными районами, если за ним следили «еще на подступах к границе». Похоже, что ссылки на «вражеские происки» были всего лишь отговоркой растерявшихся военных, столкнувшихся с чем‑то непознанным (рис. 19).

Действительно, объекты над Болгарией были чрезвычайно похожи на воздушные шары тетраэдрической формы типа «Zodiac», сделанные по французской технологии из треугольных выкроек, но некоторые особенности наблюдений заставляют сомневаться в их тривиальной природе. На рисунках очевидцев хорошо видны какие‑то странные «отростки», которых не бывает у метеозондов. Вспышки на борту, резкое увеличение скорости и помехи, которые создавали НЛО, также противоречат теории о воздушном шаре тетраэдрической формы. К тому же на больших высотах шар‑тетраэдр должен был раздуться, тогда как у объектов над Стара‑Загора и Софией грани были вогнутыми.

5 сентября 1968 года тысячи людей увидели над Мадридом точно такой же НЛО‑тетраэдр. Два дня спустя агентство «Юнайтед пресс» привело интересные детали:

«ВВС Испании заявили, что неопознанный летающий объект ускользнул от одного из их сверхзвуковых реактивных истребителей‑бомбардировщиков… Появление яркого объекта в ночном небе над Мадридом вызвало монументальные „пробки", и, чтобы разгадать, что это такое, были посланы самолеты F‑104… В официальном заявлении ВВС говорится, что пилот поднялся до высоты более 50 000 футов (15 км) и сообщил, что объект все еще выше него, когда пришлось возвращаться на базу за горючим. Пилот второго самолета, поднявшийся на высоту 36 000 футов, тоже видел этот объект. Радар ВВС следил за НЛО, и было сообщено, что он медленно летел на высоте 90 000 футов (около 30 км).

Тысячи испанцев заполонили улицы Мадрида, чтобы посмотреть на объект, и дорожное движение на протяжении целых миль замерло. Один репортер, посланный в Мадридскую астрономическую обсерваторию, сказал, что он испускал „ослепительный свет". Фотография, сделанная через телескоп, показывает, что это был треугольный объект – видимо, сплошной с одной стороны и просвечивающий в нескольких местах (рис. 20). Официальное заключение ВВС гласит, что они не имеют никаких научных объяснений этого явления, но предполагают, что объект может быть метеозондом. В Мадридском бюро погоды, однако, сказали, что не теряли метеозонды…»[82]

В конце концов, НЛО скрылся «с высокой скоростью», что вряд ли свойственно метеозондам. Западногерманский институт им. Макса Планка ответил на запрос, что, насколько им известно, груз к тетраэдрическим баллонам подвешивается за уголок, так что они летят плоской стороной вверх. Конечно, если груз отделился от зонда по сигналу с Земли и спустился на парашюте, ничто не мешает зонду перевернуться углом вверх.

Так чем же были «болгарские тетраэдры» модели 1967‑1968 годов – настоящим НЛО или воздушным шаром необычной формы? Ответ на этот вопрос по‑прежнему скрывается в секретных досье Министерства обороны Болгарии…

 

ОГНЕННЫЕ СЕРПЫ НАД РОССИЕЙ

 

«8 августа 1967 года, в 20.40 московского времени, многие жители города Невинномысска наблюдали чрезвычайно интересное явление, – вспоминал много лет спустя Николай В. – Я лично также имел возможность его наблюдать и, несмотря на высшее техническое образование и постоянный интерес к астрономическим явлениям, космонавтике, радиотехнике, не смог его объяснить… Высылаю черновик, который был написан буквально через несколько минут после события…»

В нем говорилось, что непонятный объект, или явление, был «замечен на западе под углом примерно 45 градусов к горизонту. Серп с угловыми размерами до 1 градуса летел выпуклостью вперед на северо‑восток. Характерная, четко очерченная передняя дуга. Ущерб нечеткий, размытый, напоминающий разряд в электровакуумных приборах (в неоновой лампе). Цвет – золотистый. Впереди, на угловом расстоянии примерно 15 градусов, на 3‑5 градусов вправо от направления полета „серпа", – светящаяся точка с яркостью звезды первой величины. Скорость полета обоих тел одинакова. Через одну минуту оба тела исчезли в северо‑восточном направлении, причем угловой размер „серпа" быстро уменьшился, цвет стал сначала светло‑желтым, затем почти белым. Никакого шума с неба не было, хотя на улице было сравнительно тихо».

Николай Прокофьевич видел нечто подобное два раза, но описал только первое наблюдение.

«Прошло много времени, но в памяти все свежо, особенно мощное психическое воздействие, – поведал он. – Было такое впечатление, будто я являюсь свидетелем явления исключительной важности… Я пытался при наблюдении найти какую‑либо связь между „серпом" и „лидером", поскольку они двигались вместе, в одном направлении, с одинаковой (на глаз, конечно) скоростью. Они казались связанными невидимой конструкцией. Я очень тогда сожалел, что при мне не было фотоаппарата.

Дело было вечером, людей на улице было много, и все были заинтересованы этим явлением, а я, повторяю, был потрясен и долго не мог прийти в себя. Еще одно обстоятельство. Серп представлялся проекцией плоской фигуры на небо. Иначе говоря, плоскость серпа была горизонтальна, поэтому у меня возникли некоторые затруднения в изображении на черновике (рис. 21).

Хорошо помню волнующуюся золотисто‑красную бахрому ущербной части серпа. Моделью серпа могла бы быть изогнутая в дугу проволока с прикрепленной к ней золотисто‑красной газовой тканью, или, еще лучше, большим количеством шелковинок, волнующихся в набегающем потоке воздуха. Яркость „лидера", оцененная мной как звезда первой величины, была мной явно занижена. Звезд на небе еще не было, и сравнивать было не с чем, а раз „лидер" был хорошо виден, то он был существенно ярче звезд первой величины…»

«Лидер» (расстояние от «серпа» не в масштабе) Николай Прокофьевич направил описание явления в журнал «Наука и жизнь», но полученный ответ его совершенно не удовлетворил. Этот ответ написал Ф. А. Цицин, научный сотрудник Государственного астрономического института им. Штернберга:

«В отличной книге Д. Мензела „О летающих тарелках" говорится, что, видимо, первой настоящей „летающей тарелкой" был первый советский искусственный спутник Земли. Видимо, в описываемом Вами случае также наблюдался феномен, связанный с движением „небесного тела" такого рода. Судя по Вашему описанию, это могло быть движение одного из многих сотен обращающихся вокруг Земли искусственных небесных тел на последних этапах его существования, при пологом вхождении в атмосферу. При этом вследствие появления относительно значительных динамических нагрузок на конструкцию, возможно было ее разделение на две части. Та из них, которая испытывала меньшее сопротивление („лоцман"), постепенно ушла вперед (вернее, вторая отстала). Это предположение находится в согласии с тем обстоятельством, что второе тело, видимо, вызывало при своем движении ударную волну (светящийся „серп"), то есть довольно интенсивно расходовало свою кинетическую энергию…

Впрочем, возможно, наблюдалась не последняя, а первая фаза существования объекта. Однако в этом случае широко комментировать этот феномен нежелательно».

Намек астронома был понятен: иногда форму полумесяца с размытой внутренней кромкой и слабым фиолетово‑красным свечением, исходящим от конца «рогов», может принимать струя, выходящая из сопла ракеты на большой высоте – 30‑70 км. Если бы речь действительно шла о запуске ракеты, а не о схождении тела с орбиты, то самый элементарный расчет мог «засветить» место ее старта.

Огненный серп, мчащийся над Землей, видели в тот день над всем югом СССР. В Кисловодске «серп» поставил в тупик астрономов:

«С территории Горной астрономической станции ГАО АН СССР под Кисловодском наблюдался неизвестный летящий светящийся объект. Он имел форму несимметричного серпа, резко ограниченного, обращенного выпуклостью в направлении движения. Угадывались тянущиеся от острых концов серпа назад узкие слабосветящиеся линии, которые производили впечатление хвоста. Угловой размер серпа был несколько меньше лунного, примерно 20 минут дуги, яркость на порядок меньше поверхностной яркости Луны, цвет, по мнению одних наблюдателей, желтый, по мнению других, – красноватый. Объект пролетел в северной части неба горизонтально с запада на восток на высоте около 20 градусов над горизонтом… Расстояние от Большой Медведицы до Кассиопеи объект пролетел с равномерной скоростью примерно за полминуты. Впереди серпа на расстоянии от него около 7 градусов двигался звездообразный объект 2‑й или 1‑й звездной величины…»[83]

Астроном А. А. Сазанов, автор этого описания, привел целый список других очевидцев, которые находились на территории астрономической станции. Они хотели сфотографировать «серп», но ничего не вышло. Обсерватория была предназначена для изучения Солнца, и все главные приборы повернуты в его сторону: северная сторона для них недосягаема.

Такие сообщения в 1967‑1968 годах уфологи, ученые и редакции газет получали сотнями. Не буду дальше интриговать: в те годы комментировать было нежелательно и первый вариант образования «серпа».

Пылающую ударную волну гнал перед собой не мирный спутник, сгорающий в небе красочным фейерверком, а боеголовка «частично‑орбитальной бомбардировочной системы» Михаила Янгеля.

8 августа 1967 года с 69‑й площадки космодрома Байконур стартовала ракета Р‑36орб, которая вывела боеголовку на околоземную орбиту. Она совершила неполный виток вокруг Земли и вошла в атмосферу, снижаясь к намеченной цели – полигону Капустин Яр в Поволжье. Военные специально выбрали для испытаний вечернее время, чтобы легче было следить за падением боеголовки. То, что «серп» увидят десятки тысяч мирных жителей, никто в расчет принимать не желал.

Разработка Р‑36орб на базе межконтинентальной баллистической ракеты Р‑36 была начата Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 16 апреля 1962 года. Уже в декабре был выполнен эскизный проект, а в 1963 году начались разработка технической документации и изготовление опытных образцов ракеты.

Ракета имела две ступени. Ее длина составляла 32,6‑34,5 м, максимальный диаметр корпуса – 3,05 м. На старте ракета весила 180 т. Орбитальный боевой блок, который и отличал ракету Р‑36орб от Р‑36, состоял из корпуса, приборного отсека, термоядерного моноблочного заряда весом 1700 кг и мощностью 5 Мт, а также тормозной двигательной установки, которая сводила блок с околоземной орбиты и обеспечивала доставку заряда к цели.

В 1967 году военные осуществили 9 запусков Р‑36орб: 25 января, 17 мая, 17 и 31 июля, 8 августа, 19 и 22 сентября, 18 и 28 октября. Каждый запуск был испытанием не только техники, но и нервов непричастных к этому ученых, получавших целые мешки писем от очевидцев «НЛО». На этом фоне буквально утонули свидетельства о действительно странных объектах.

7 августа 1967 года, за день до очередного пролета янгелевской боеголовки, с НЛО встретился летчик Лев Вяткин, который тогда служил на аэродроме Бельбек близ Севастополя. В 6.30 утра, когда солнце еще не взошло, он сидел в кабине самолета МиГ‑19п и проверял работу бортового оборудования.

«Вдруг на удалении примерно 2 км и высоте около 300 м появился большой светящийся шар размером около 80 м в поперечнике, – рассказал он. – На фоне чистого светло‑голубого неба он был хорошо виден, имел цвет горящей спички, а внутри него просматривалось темно‑синее ядро, казавшееся массивным, твердым.

Шар не парил в воздухе, а летел, двигаясь против ветра со скоростью 60‑70 км/ч. Траектория его полета очертила силуэт далекой горы, и было заметно, как заколыхался след нагретого воздуха, оставляемый шаром. Полет происходил бесшумно и оттого казался исполненным таинственности и многозначительности. После кратких переговоров с КП по радио я понял, что на локаторе сигнала от объекта нет. Тогда по моему совету дежурный офицер вышел из помещения КП и так же, как и механики, хлопотавшие возле моего самолета, наблюдал шар визуально…

Полет шара и наше наблюдение за ним продолжались минуты три, как вдруг он остановился, из его центра прорезался тонкий луч и отвесно уперся в землю. Затем объект стремительно, с невероятной скоростью пошел вверх и тут же исчез. В этот момент в наушниках был слышен усиливающийся, а затем оборвавшийся фон»[84].

Через 5 дней, 13 августа, во время ночных полетов с Вяткиным произошел еще один удивительный эпизод. Над ним завис НЛО, который выпустил яркий молочно‑белый луч. Самолет чиркнул по нему левым крылом, и луч мгновенно рассыпался на мелкие блестки, напоминающие угасающий фейерверк. Самолет тряхнуло, и стрелки приборов, работавших от бортового электропитания, стало зашкаливать попеременно влево и вправо. Позднее техники заметили, что плоскость крыла, соприкоснувшегося с лучом, ночью заметно светилась…[85]

31 октября 1967 года экипаж самолета ИЛ‑14 в составе командира корабля Черняева, заместителя командира эскадрильи Кармакова, 2‑го пилота Жадченко и штурмана Красножена выполнял ночной рейс по маршруту Хабаровск‑Благовещенск.

«Полет проходил при видимости земных световых ориентиров и звездного неба, – сообщил второй пилот. – В 14.25 (время московское) экипаж на расстоянии 160 км и на азимуте 120 градусов от города Архара впереди‑справа вверху увидел круглый, светящийся желто‑красным цветом предмет, который был очень похож и по размерам, и по цвету на восходящий диск Луны. Заместитель командира эскадрильи Кармаков обратил внимание экипажа на тот факт, что в данный период месяца должен быть виден только серп Луны, а не полный диск, так как полет проходит в последний день месяца. Экипаж продолжал наблюдение за неизвестным предметом.

В это время командир корабля доложил „земле" о данной обстановке и запросил диспетчера радиолокатора дать место самолета и проследить, наблюдает ли он на экране посторонние предметы. Диспетчер дал место самолета и доложил: „Посторонних предметов на экране не наблюдаю".

Через 5‑6 минут после обнаружения неизвестный предмет стал увеличиваться в объеме и изменять свой цвет на ярко‑голубой (цвет горящего газа), а еще минуты через 3‑4, достигнув тройного размера Луны, диск стал исчезать и вскоре пропал. В это время на связь с землей вышел экипаж самолета ИЛ‑18 № 75592, который подтвердил наблюдаемую нами загадочную картину…»[86]

Д. Фурман, штурман самолета Ил‑14, следовавшего в ноябре 1967 года рейсом Анадырь‑Иркутск, рассказал о гораздо более волнующей встрече:

«При подходе к городу Нерчинск на высоте 2400 м я увидел на некотором удалении яркую звезду. Потом эта звезда вдруг оказалась над самолетом. Весь самолет осветился различными цветами и оттенками. Все это я хорошо видел, находясь в блистере, расположенном наверху самолета».

«К нам в кабину ввалился штурман и вскрикнул: „Она величиной с двухэтажный дом!" – подтвердил командир экипажа В. Лобанов. – Я связался с Читой, доложил об обстановке и запросил инструкций. Чита ответила, что, кроме нас, на радиолокаторах ничего нет. Неизвестный объект начал как бы прижимать нас к земле. Я отдал штурвал от себя, и мы понеслись вниз с громадной скоростью. Были большие перегрузки, я до сих пор не понимаю, как самолет не развалился. Мы чудом остались живы. Мы знали, что снижаться опасно, так как под нами сопки. Поэтому на 1,5 тысячах я вывел машину в горизонтальный полет. Смотрим, а объект не отрывается от нас. Мы попытались маневрировать, но он повторял все наши движения и не отставал от самолета. В наушниках появился сильный фон, он постепенно усиливался и достиг такой величины, что ушам стало больно. Во время всех этих событий „небо нам показалось с овчинку"… После того как мы приземлились в Иркутске, нам стало известно, что за 3 часа до этого события произошла авария с самолетом Ан‑24, в результате которой погибли люди. Во время аварии наблюдали в небе какие‑то световые сполохи»[87].

Действительно, НЛО в те времена не только спокойно летали по воздуху, но и оказывали воздействие на технику. В сентябре 1967 года на рейсовый самолет АН‑24, летевший из Запорожья в Волгоград, спикировал НЛО в форме сигары и полетел рядом с самолетом. Двигатели самолета сразу остановились, освещение салона выключилось, и самолет стал планировать. Когда он оказался на высоте 100 м над землей, НЛО резко взмыл вверх и исчез. Моторы самолета сразу заработали, и он смог снова набрать высоту[88].

Когда «тормозящее» воздействие оказывалось не на самолет, а на автомобили, это было тоже достаточно неприятно. Застрять посреди дороги, когда в небе висит «нечто», – нелегкое испытание для нервов!

«В конце лета 1967 года по просьбе коллеги по работе на новой машине „Москвич‑403" я поехала в район г. Боровска, – написала в Академию наук СССР Римма Князева из города Жуковский Московской области. – На обратном пути, как только мы проехали памятник Зое Космодемьянской, машина вдруг заглохла. Я вышла, открыла капот, подкачала вручную бензин, но машина не заводилась. Стало как‑то сумрачно, хотя было около 15 часов, на шоссе ни одной машины ни взад ни вперед. Рассчитывать на помощь не на кого, а тут еще какой‑то стальной, огромный предмет, как будто выкрашен молотковой краской, висит над дорогой, большой и неподвижный. Я села в машину, сказала спутнице, а та меня успокоила: „Здесь воинские части".

Машина не заводилась, мы стали закусывать пирожками. Перекусив, я снова вышла. Что‑то слегка зашумело, и огромная предметина, как будто одна глубокая тарелка, положенная на другую, стала удаляться от нас, вернее, в обратную сторону от Москвы. Я села в машину, повернула ключ, машина сразу завелась, выскочила, опустила капот и на радостях проскочила даже Кольцевую дорогу, да и машины стали сновать туда‑сюда.

Вспомнили мы с ней об этом лишь тогда, когда стали писать о летающих тарелках. Как я жалела потом, что не рассматривала все внимательно. А времени для этого было достаточно, да и висел предмет довольно низко…»[89]

Каким образом НЛО останавливает двигатели внутреннего сгорания, до сих пор непонятно, хотя определенные предположения на сей счет есть. Исследователи считают, что остановка двигателей, видимо, вызывается мощными электромагнитными полями. Под их воздействием в бобине системы зажигания наводится очень высокое напряжение, а в прерывателе происходит сильная ионизация, вызывающая пробои разрядов сразу на все свечи. Зажигание становится непрерывным, что приводит к одновременному воспламенению горючей смеси сразу во всех цилиндрах и безусловной остановке двигателя.

Для исследования этой проблемы в Ленинградском гидрометеорологическом институте был проведен опыт. Над работающим двигателем автомобиля «Жигули» с открытым капотом на некотором расстоянии помещали ламповый генератор мощностью 1 киловатт с частотой 50‑100 килогерц, после включения которого двигатель сразу останавливался. Аккумулятор при этом, по‑видимому, не разряжается, так как после удаления НЛО и прекращения его воздействия двигатели в подавляющем большинстве случаев нормально заводятся.

 

«ТАРЕЛОЧНАЯ ОТТЕПЕЛЬ» И ЕЕ КОНЕЦ

 

В 1967 году цензурная блокада сообщений об НЛО почему‑то ослабла почти до нуля. То ли свидетельств о наблюдениях чего‑то странного в небесах стало слишком много, то ли «оттепель» 1960‑х дошла и до этой темы, но истории о «тарелках» стали время от времени печатать в советских газетах. Сначала журналисты публиковали только рассказы о появлениях «тарелок» за рубежом, но потом в печати появились и описания случаев, происшедших в Советском Союзе.

В ноябре огромный НЛО появился над берегом Балтийского моря, около Лиепаи. Сотрудники газеты «Коммунист» решили не упустить свой шанс, и вскоре в ней появилась статья с интригующим заголовком «А что если это марсиане?»

«Некоторые лиепайчане оказались свидетелями загадочной картины, – поведал Я. Калей. – В небе передвигалось светящееся тело, которое нельзя было спутать с облаком, самолетом или спутником. По свидетельству очевидцев (одна из которых – работница гидрометеослужбы), это была полусфера больших размеров, низко висевшая над землей, которая затем, всколыхнувшись, быстро удалилась за горизонт, унося с собой огненный свет, на который было больно смотреть незащищенными глазами…»[90]

Заметкой заинтересовались корреспонденты Латвийского телеграфного агентства (ЛТА), поспешившие разыскать очевидцев.

«Это произошло в середине ноября, – рассказал им начальник Лиепайской гидрометеостанции П. О. Литава. – В то время наши работники, наблюдавшие это явление, не придали ему особого значения, расценив его как оптический обман зрения, вызванный преломлением лучей восходящего солнца. Но когда мы узнали о наблюдении НЛО над Софией, то подумали, что дал и, может быть, слишком поспешное толкование увиденному. Вот подробное описание этого события.

Запись в журнале гидрометеостанции гласит о том, что 14 ноября, около 6 часов утра, на фоне еще темного неба возникла отливающая ярким багровым светом полусфера, крупных размеров, которая неподвижно повисла низко над морем. Через несколько минут слепящее глаза полушарие тронулось с места, поплыло по воздуху в северо‑западном направлении и скрылось за горизонтом.

Запись в журнал сделала наблюдавшая загадочное явление работница гидрометеостанции А. М. Панкратова. Его очевидцами являются и другие жители города. Интересно, что после исчезновения парящей полусферы горизонт над морем вновь погрузился в темноту. Солнце взошло после восьми часов»[91].

Уфологам удалось без особого труда разыскать Я. Калея – автора самой первой заметки.

«В километре от берега вблизи Лиепаи и примерно в сотне метров над уровнем моря двое наблюдателей увидели яркую полусферу, которая неподвижно висела, а затем скрылась к северо‑западу, – рассказал он. – Это было в 6 часов утра, я специально ездил к очевидцам и разговаривал с их соседями. Мистификация, по‑видимому, отпадает, ибо дело происходило так. Муж поехал на велосипеде на работу, увидел огненно‑красное зарево, вернулся домой и позвал жену, так как она техник метеостанции. Жена и муж пошли на берег моря, и они пока одни видели все это непосредственно с берега. Остальные, в том числе и их соседи, видели только зарево, они же (муж и жена) утверждают, что размеры предмета были примерно с четырехэтажный дом, очертания четкие. Жена доложила начальнику метеостанции, а он сказал мне в тот же день.

Это зарево наблюдал охранник, который сообщил о нем своему начальству. Дошло и до военной разведки. Кажется, тот предмет „провожали" следящей системой ПВО»[См. примеч. 44}.

Встревоженные граждане потребовали объяснений. Вскоре в главной газете республики «Советская Латвия» появился комментарий руководителя станции радионаблюдений ионосферы и искусственных спутников Земли Роберта Витолниека.

«Последний сезон повышенной активности НЛО начался летом 1965 года, когда над некоторыми странами Европы и Америки, а также в Австралии были замечены таинственные фантомы, – заявил он. – Много раз „летающие тарелки" появлялись и над территорией Советского Союза (рис. 22). Совсем недавно необычное явление наблюдали в Лиепае. Сообщения очевидцев наталкивают на мысль, что это не мираж, что в данном случае речь идет о настоящей „летающей тарелке"…

Что касается гипотезы, рассматривающей НЛО как посланцев других космических цивилизаций, то пока этот вопрос остается под большим сомнением, хотя и нет веских причин для того, чтобы категорически отвергнуть такую версию. Несомненно одно – наука столкнулась с совершенно неизвестным доселе явлением. Необходимы глубокие и тщательные исследования, изучение свойств таинственных летающих объектов»[92].

Астроном знал об НЛО не понаслышке. Два года назад, 22 июля 1965 года, ему довелось наблюдать их своими глазами на наблюдательной станции в г. Огре:

«Тело представляло собой линзообразный диск диаметром около 100 м. В центре было хорошо видно утолщение – маленькую сферу. Около диска на расстоянии, равном примерно двум его диаметрам, двигались три сферы, подобные находящейся в центре. Они медленно вращались вокруг этого диска. В то же время вся эта система постепенно уменьшалась, вероятно, удаляясь от Земли. Через 15‑20 минут после начала наблюдения сферы начали отходить от диска, разлетаясь в разные стороны. Сфера в центре диска также отлетела в сторону. В 22 часа все эти тела уже были так далеко от нас, что мы потеряли их из виду. Они были зеленовато‑жемчужного, матового цвета»[93].

Витолниек был не единственным астрономом, который видел НЛО в 1965 году. 24 сентября в Новом Афоне лектор Московского планетария Л. С. Цеханович стала свидетелем полета необычного аппарата:

«Вечером я купалась в море, погода была изумительная, воздух чист и прозрачен. Прошло минут 20 после захода солнца. Я плыла к берегу и находилась от него метрах в 100. Тут мое внимание привлекла черная точка, вдруг появившаяся высоко в небе на западе. Через несколько секунд уже можно было видеть продолговатое тело предмета. Естественно, возникла мысль, что это самолет. Но тут я обратила внимание, что нет никакого звука и нет крыльев.

Предмет, который казался почти черным, летел над морем параллельно берегу с запада на восток. Не долетая до меня метров 300‑400 и опустившись к морю метров на 100, предмет резко, под углом 90 градусов свернул в сторону берега и полетел на север, набирая высоту. В это время он начал разворачиваться вдоль продольной оси. В середине блеснула полоска света, стала видна дискообразная форма объекта.

Поворот продолжался, свет усиливался, и через несколько секунд вид предмета в плане был следующим. Форма – круг. В центре светящийся желтоватым светом „иллюминатор", поперечник которого составлял половину поперечника всего диска. Предмет продолжал полет с набором высоты уже над берегом, видимые размеры его все время уменьшались, наконец он превратился в точку и исчез. Все явление от начала до конца наблюдалось около минуты, может быть, немного больше»[94].

В соседней Литве астрономы НЛО не видели, но зато получили множество писем от граждан, которым повезло больше.

«Обсерватория получила донесения, в которых описываются летающие объекты, по своим признакам очень похожие на знаменитые „летающие тарелки", – заявил руководитель сектора астрофизики Института физики и математики Академии наук Литовской ССР Витаутас Страйжис. – Например, 19 декабря 1967 года начальник отдела технического контроля Вильнюсского завода счетных машин А. Дзенкаускас сообщил:

„Вечером 17 декабря мы ехали втроем в машине по дороге недалеко от Гедрайчяй (Ширвинтский район). Было примерно 19.30. В небе ярко светила Луна – высокие редкие облака почти не скрывали ее. Внезапно наше внимание привлек темный движущийся диск. Мы увидели его на расстоянии примерно пяти диаметров Луны от самой Луны. Остановились. Диск был величиной с диаметр Луны и двигался довольно быстро. Вскоре он скрылся в облаках".

Еще одно сообщение в декабре 1967 года прислал учитель Салдутишкской средней школы К. Лукошявичюс: „Жители Салдутишкиса, муж и жена Ятаутасы, 15 или 17 декабря (точно не помнят), примерно в 18 часов, видели в небе двигающиеся с запада 4‑5 тел круглой формы, изредка останавливающиеся и недвижущиеся, которые через несколько минут вдруг вертикально поднялись и исчезли"»[95].

Власти, благодушно наблюдавшие за происходящим, наконец‑то сообразили, что вместе с историями про действительно загадочные объекты пресса может «засветить» военные тайны Красной империи. Для того чтобы устроить нагоняй «тарелочникам» и отбить у граждан охоту что‑то рассказывать о странных вещах в небе, применили то же оружие, что и в 1961 году, – газету «Правда» и академика Арцимовича.

«…Никаких принципиально новых фактов, свидетельствующих в пользу „летающих тарелок", ни у кого нет, – утверждала главная газета страны. – Их не видят астрономы, днем и ночью внимательно наблюдающие за небом. С ними не встречаются ученые, исследующие состояние земной атмосферы. Не наблюдают их и службы ПВО страны. А значит, нет оснований для возрождения нелепых, давно похороненных слухов о каких‑либо тайных экскурсиях на нашу планету марсиан или жителей Венеры…

Все объекты, пролетающие над территорией нашей страны, опознаются либо учеными, либо людьми, стоящими на страже безопасности нашей Родины. И если бы действительно существовали какие‑то „неопознанные летающие объекты", то именно ученые в первую очередь получили бы от них необходимые сведения и занялись исследованием их природы.

В связи с появлением сообщений о „неопознанных летающих объектах" на страницах нашей печати и в телевизионных передачах вопрос о пропаганде „летающих тарелок" стал предметом обсуждения в Академии наук СССР. Бюро Отделения общей и прикладной физики АН СССР недавно на своем заседании заслушало доклад академика Л. А. Арцимовича об этой пропаганде и отметило, что она носит характер антинаучной сенсации и что „эти домыслы не имеют под собой никакой научной базы, а наблюдаемые объекты имеют хорошо известную природу"»[96].

Разгромную статью подписали председатель Астросовета АН СССР Э. Р. Мустель, президент Всесоюзного астрономо‑геодезического общества Д. Я. Мартыновен ученый секретарь Национального комитета советских физиков В. Лешковцев.

Во время «антитарелочной кампании» власти вспомнили даже про старый тезис, вынув его из нафталина: мол, сообщения о «тарелках» не что иное, как буржуазные выдумки. В широко распространенной статье научного комментатора агентства печати «Новости» Виллена Люстиберга советскому читателю внушали:

«…Когда падают тиражи, когда читателю приедается экономика и политика, когда надо отвлечь его от „неуместных" вопросов, на помощь западным дельцам и приходят три безотказные, „вечнозеленые" сенсации: Летающие Тарелки, Морской Змей и Снежный Человек… Куда интереснее читать о таинственных кораблях с Венеры, чем думать о завтрашнем дне, о замораживании заработной платы, растущих ценах или безработице. Государственные деятели империалистических стран пользуются этой „информацией" совершенно сознательно. Для них „летающие тарелки" – не миф, а достаточно хорошо замаскированное средство дезинформации масс…»[97]

Успех атаки был закреплен восстановлением полного запрета на положительные публикации об НЛО. С тех пор лишь изредка печатались материалы, дискредитирующие проблему.

От запрета на публикации, впрочем, НЛО меньше летать не стали. Невзирая на громкие заявления «Правды», их по‑прежнему видели не только гражданские лица, но и военные, в том числе из войск ПВО.

«Это было в 1968 году, – рассказал летчик‑испытатель, полковник в отставке Александр Акименков. – С территории Ирана поднимаются воздушные шары, которые в одном потоке, на одной высоте идут на территорию нашей страны, и потом по команде сбрасывается груз, они занимают другую высоту, входят в другую струю и уходят на территорию Ирана, где с них снимаются разведданные. Аэродром Кызыл‑Арват. В то время там стоял полк„МиГ‑17", которые на такие высоты, более 15 000 м, не летали. Я тогда служил в Мары. Посадили нас троих на „МиГ‑21", чтобы мы сбили этот стратостат. У меня бортовое вооружение – два блока „Б‑16" с неуправляемыми ракетами, 16 штук в блоке. У моих коллег, Славы Звездина и Кости Журавлева, были управляемые ракеты разных типов.

Сложность задания состояла в том, что стратостат наполнен водородом, если подорвать водород, то не успеешь увернуться. Задача была– сбить подвеску. Полет был курсом 90 градусов, солнце сзади, дело под вечер. И вот эта серая махина стратостата висит где‑то на высоте 17,5‑18 000 м. Вижу, сбоку от него слева визуально – как баллон от автомобиля, сравнимый по размерам со стратостатом, но если этот серой окраски, то тот голубоватый, без блеска, туманная такая голубизна. Задача у меня была – не сбиться, не влететь в горящий водород. Я тогда не осознавал, что это НЛО. Все внимание было сосредоточено на подвеске. Когда я открыл стрельбу, на НЛО не смотрел. Сбил эту подвеску, шар сразу подпрыгнул вверх. После разворота начал смотреть, что я натворил, и увидел, что НЛО отлетел километров на 10. Ранее он был в 300‑500 м, то есть близко находился. Такой вот случай…»

Александр Вениаминович встретил НЛО случайно, вылетев с другим заданием, а ПВО Северо‑Кавказского военного округа в те годы довелось специально отправлять самолеты на перехват «тарелки». Дмитрий Уразакаев видел все это из дагестанского села Терекли Мектеб:

«Прошло много лет с тех пор, и сейчас я очень сожалею, что не записал раньше свои наблюдения, когда они были еще свежи в памяти, – написал он. – Я учился в седьмом или восьмом классе, летом пропадал у друга, отец которого Сотников Василий Иванович был командиром воинской части, которая до сих пор располагается на окраине нашего села. В квартире Сотниковых во второй половине дня, часов в пять, зазвонил телефон, звонили из села. Отец моего друга выслушал сообщение, выбежал на улицу и уставился на небо. Мы последовали за ним и увидели почти в зените молочно‑белый диск размером примерно в два диаметра Луны. Колька, мой друг, сбегал в дом и принес мощную артиллерийскую буссоль, но и в нее был виден только диск. Василий Иванович меж тем уже переоделся в форму и побежал в часть.

Воинская часть была какая‑то урезанная. Солдат при тревоге хватало только на одну смену, и в этот раз все были на постах. Завертелись антенны локаторов, а мы с другом вертелись на КП и уловили одно: локаторы штуковину не могут „взять". Василий Иванович нервничал, то выбегал наружу, чтобы убедиться, что диск на месте, то на станцию забегал – подстраивал там что‑то, мы же путались у него под ногами, и он отослал нас с другом к прибору, по которому визуально можно было определить азимут и угол над горизонтом. Что мы умеем им пользоваться, он знал. Замеры мы передавали по висящему там же телефону на КП.

Через какое‑то время прибежал сам Василий Иванович и сказал, что из‑под Грозного вылетел перехватчик и уж он‑то… Но самолет прошел мимо, даже не увидев объект, затем развернулся и, корректируемый уже с двух пунктов – с нашего и с города Кизляр, лег на обратный курс, но опять ничего не увидел. А диск тем временем медленно смещался к востоку и пропал из виду, когда на земле была уже темная ночь, часов в одиннадцать. Потом Василий Иванович сказал нам, что это был американский шар‑разведчик, и вообще был приказ все забыть и от беды подальше уничтожить все записи по этому делу…

Между моим родным селом и Кизляром по карте километров 70, а видели НЛО одновременно в обоих пунктах. Приблизительные угловые размеры я указал выше. Солнце перестало его освещать часов в 11 ночи (была середина июля). Положение на то время – градусов 80 над горизонтом, смещенный к юго‑востоку. Каких он был размеров и на какой высоте находился? У меня получается что‑то невообразимое»[98].

Старший инструктор Вильнюсского аэропорта В. А. Гусев в 1968 году служил в радиотехнических войсках ПВО. Часть располагалась в Мурманской области, у поселка Качаловка. Примерно 20‑22 августа в 4.10 утра он вместе с женой шел на рыбалку к речке в тундре.

«Небо было ясное, светало, была видна утренняя заря, – вспоминал он. – Ветра не было. Вдруг на небе показался летящий объект, оставляющий за собой веерообразный след, похожий на инверсионный след от самолета. Объект летел с юга на восток через юго‑восточную сторону неба. Скорость была очень высокая, что и привлекло мое внимание. Движение объекта в начальный момент было горизонтальное, а потом произошло резкое изменение курса почти на 90 градусов, и с набором высоты объект направился почти в зенит по винтообразной траектории. Сам он не был виден из‑за большой высоты, но след был виден отчетливо – подсвеченный солнцем, серебристого цвета. Никакого звука не было слышно. Объект быстро ослабел и исчез; всего он наблюдался около одной минуты.

Самолеты в то время не летали. Локаторы явление не зарегистрировали. Пуска ракет в нашем районе в это время заявлено не было.

Примерно через 10‑12 дней я наблюдал аналогичный случай, но двигались три объекта. Шли они с набором высоты клином. Скорость была невообразимо большая, и уходили они винтообразно. Было впечатление, что над головой как бы выписан конус правильной формы».

Даже на наблюдения военных система реагировала чрезвычайно странно. Когда майор Борис Кононенко в 1972 году послал описание своего наблюдения в газету «На страже» Бакинского округа ПВО, редакция ответила: «Ваш материал напечатать не имеем возможности, так как того, о чем вы пишете, не бывает, потому что не может быть. А все слухи об НЛО, инопланетянах и проч. есть не что иное, как „утка" буржуазной пропаганды»[99]. Тогда он никак не мог взять в толк: если видел сам и видели товарищи своими глазами и у себя на родине, при чем же здесь «буржуазная пропаганда»?..

 

«КОЛЬЦО» НАД ЛЕНИНГРАДОМ

 

18 сентября 1968 года в Центральном лектории общества «Знание» в Ленинграде состоялась лекция Бориса Федюшина «Посещалась ли Земля с других планет?» В те времена «инопланетная» тема пользовалась огромным интересом, и зал был полон. Одним из слушателей был уфолог Геннадий Лисов.

Когда докладчик начал отвечать на записки из зала, оказалось, что одну из них подал тогда еще молодой старший лейтенант Виктор Демидов. В ней он спрашивал мнение лектора о природе обследованной им ямы на Корб‑озере.

«Федюшин явно замешкался и попросил автора записки подойти к нему после лекции, – вспоминал уже в наши дни Геннадий Петрович. – Я тоже подошел к Борису Константиновичу со своим интересом, потому что именно в этот день мне позвонили из ЦКБ „Балтсудопроект" и сообщили о наблюдении за сутки до этого над Театральной площадью НЛО в виде огромного кольца! К моему удивлению, Федюшин уже знал об этом событии и дал мне телефон капитана 3‑го ранга Юрия Мефодьевича Райторовского, которому было поручено расследовать инцидент».

Хотя странные объекты появлялись над городом трех революций с момента его основания, «кольцо» стало предметом первого серьезного расследования.

«Мне случайно пришлось увидеть нечто непонятное в небе 17 сентября, в 20.20, в районе над Ленинградом со стороны торгового порта: в сторону Ленинского района двигалось кольцо в очень большом диаметре, – написал механик А. А. Захватов в Пулковскую обсерваторию. – Я его наблюдал в течение 40 минут с крыши своего дома. Диаметр 20‑25 м, как обруч, двигалось постепенно против ветра, обошло большим кругом в районе, взошло в облако, обратно вышло, не меняя своей кольцеобразной формы, и постепенно скрылось в другой стороне. Поделился с товарищами на работе, но никто ничего не мог понять…»

Уфологи отправились к нему в гости и выяснили подробности.

«Смотрел телевизор (передавали матч), затем пошел в кухню поужинать и в окно увидел часть кольца. Я выбежал на крышу (там у меня голубятня, и есть ключ от чердака). Я увидел в небе колесо, внутренний диаметр которого был 25‑30 м, толщина его примерно в 10 раз меньше диаметра. Шло оно со стороны торгового порта к Измайловскому проспекту вдоль ул. Курляндской, плавно поворачивая к пр. Огородникова у гостиницы „Советская" (это примерно 250 м от места наблюдения). На своем пути прошло сквозь облако. Облака двигались во встречном направлении. Прошло над гостиницей, дальше к Троицкому собору и потерялось в облаках где‑то у Садовой ул. в районе кинотеатра „Рекорд". Скорость была плавной, не менялась. Западный край кольца был темнее. Цвет темно‑серый. Я начал наблюдение в 20.20, закончил в 21.00 (время установил по телепередаче)».

Техник‑лаборант Тамара Шабашова шла с дочкой по Детской улице Васильевского острова в магазин, к Большому проспекту.

«Дочка обратила внимание на кольцо в небе над школой и спросила:

– Мама, что это такое? Я ответила:

– А, это „летающая тарелка".

Кольцо было бело‑серого цвета, висело над землей на высоте, наверное, 250 м, слегка поворачивалось. Один бок стал становиться тоньше. Я думаю, что это был дым. Шла до магазина минуты три, оно все висело. Когда вошли в магазин, я минуты через две подошла к окну и взглянула в него, но кольцо уже исчезло. Небо в этом месте было свободно от облачности. Это явление наблюдала также кассир магазина».

Тамара Михайловна сравнила небесное кольцо со своим обручальным кольцом на расстоянии вытянутой руки: элементарный расчет показал, что объект был диаметром 73 м!

«Я выглянула в окно и увидела над школой эллипс, который висел неподвижно примерно над школьным садом, – подтвердила ее рассказ кассир магазина Светлана Черных. – Я наблюдала минуты две, потом отвернулась и стала звать подругу к окну, но кольца уже не было. Цвет кольца – дымчато‑серый, края очерчены четко».

Инженер‑механик Никанор Осинкин следил за НЛО с Садовой улицы:

«Я увидел на синеватом фоне неба сероватое тело в форме кольца. Внешний и внутренний контуры четко очерчены на фоне неба. Двигалось с постоянной скоростью курсом с юго‑запада на северо‑восток. Высота 500‑1000 м, диаметр приблизительно 50 м, толщина – 5 м. В дырке было видно небо. Тон кольца ровный, вокруг оси не вращалось, двигалось поступательно. На глаз, идеальное кольцо с ровными краями. Мне показалось, что тело кольца шарового цвета вроде кипело, пузырилось, какая‑то „рябь", игра на поверхности. Угол места приблизительно 40 градусов. Ощущение, что это твердое, но не массивное тело. Может, это оболочка, наполненная газом. Стенка кольца казалась плоской, кольцо держалось в вертикальной плоскости. Наблюдал 2‑4 минуты. Я был поражен таким явлением».

Изучив эти и другие свидетельства, Райторовский смог воссоздать маршрут полета НЛО. В 19.10 он завис над Васильевским островом, затем полетел к заливу в сторону порта. В 19.40 «кольцо» поднялось от уровня крыш на большую высоту и, вращаясь со скоростью 1 /4 оборота за 10 минут, пролетело над мостом Обуховской обороны через Фонтанку к Московскому проспекту. Другие очевидцы, которые стояли около «Пассажа» на Невском проспекте, видели НЛО пролетевшим за башней Городской думы в сторону Летнего сада.

Юрий Мефодьевич выяснил, что «кольцо» пролетело над его собственным домом, причем как раз в момент, когда у него в гостях был московский уфолог Юрий Фомин. Им стоило лишь выглянуть вовремя в окно, чтобы увидеть предмет изучения уфологии во всей красе!

Кольцевидные НЛО – форма достаточно редкая, но не уникальная. В августе 1958 года А. Луцкевич видел на фоне облаков над г. Чугуев Харьковской области «кольцо наподобие автомобильной покрышки», летящее с востока на запад. Никаких следов за ним не оставалось[100].

Еще один «кольцевидный НЛО» появился 23 июля 1990 года в Днепропетровске. На следующий день в местной газете появилась небольшая заметка:

«Вчера около 21 часа движение на проспекте имени газеты „Правда" и на мосту через Днепр было парализовано. Водители и пассажиры, оставив автомашины, удивленно взирали на вечернее небо. А по нему на высоте примерно около 200 м плавно проплывало черное кольцо… Что поразительно, форма его оставалась сначала правильной, затем кольцо стало овалом, перевернулось вокруг своей оси и изменило направление движения… Читатели сообщали новые и новые подробности: кольцо курсировало над парком им. Т. Шевченко, сквозь него ясно просматривалось небо, приземлилось на поле, предварительно вспыхнув».[101]

Начальник участка Днепропетровского управления механизации № 16 В. Масалов наблюдал за «кольцом» из своего дома на Янтарной улице.

«Когда заканчивал пить чай, вдруг в себе ощутил огромное желание подойти к окну, – вспоминал он. – Какая‑то неведомая сила принудила меня к этому. Сделал несколько шагов через комнату и остановился, от неожиданности затаив дыхание: прямо перед домом, где‑то приблизительно на расстоянии 500 м висела … летающая тарелка". Точнее, не НЛО, каким его обычно изображают, это было темное кольцо диаметром примерно 15 м, овальной формы.

Первая мысль– о фотоаппарате. Быстрее заснять необычное зрелище на пленку. Когда взводил затвор фотоаппарата, увидел, что не меня одного „позвал" НЛО – на балконы нашего и соседних домов высыпал народ. Но кольцо не спешило исчезать. Оно плавно плыло над левым берегом города, как мне показалось, с севера на юг. Я сфотографировал его несколько раз… В общей сложности объект я наблюдал с 10 часов вечера в течение 20 минут. После этого он не исчез, а растаял в темноте ночи»[102].

Фотографии, кстати, получились, хотя качество не позволяет привести их в этой книге.

 

«ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ» НАД БАЙКОНУРОМ

 

19 ноября 1968 года система «частично‑орбитальной бомбардировки» в составе ракеты‑носителя Р‑36орб и орбитального блока была принята на вооружение. Первый полк, вооруженный ракетами Р‑36орб, заступил на боевое дежурство 25 августа 1969 года на космодроме Байконур. Командиром полка назначили А. В. Милеева.

В состав полка входили 18 шахтных пусковых установок, объединенных в три боевых стартовых комплекса (по 6 шахт в каждом комплексе). Шахты имели диаметр 8,3 и высоту 41,5 м. Расстояние между шахтными пусковыми установками составляло 6‑10 км.

Полк так и остался единственным в составе Ракетных войск стратегического назначения, вооруженным этими ракетами: конструкция оказалась неудачной. В 1968‑1971 годах запуски Р‑36орб осуществлялись не чаще, чем 1‑2 раза в год для проверки и поддержания боеготовности системы. 8 августа 1971 года был осуществлен последний запуск по частично‑орбитальной траектории.

Свято место, однако, пусто не бывает: к полку Р‑36орб, которые четыре года назад создавали красочные серпы над югом России, начали прилетать настоящие НЛО!

«Летом 1971 года в Ленинске (космодром Байконур), возвращаясь из столовой после обеда, мы остановились у штаба части поговорить, – рассказал В. Денисов из Воронежа. – Кто‑то из нашей группы офицеров увидел сверкающий в лучах солнца НЛО, по форме напоминающий именно тарелку. Вначале она висела на высоте 2,5‑3 км над стартовой площадкой, затем направилась к нам. Повисев над нами минут 5, она развернулась на 80 градусов и пошла в сторону штаба полигона. Находившийся в нашей группе командир части Б‑ов побежал в штаб к телефону и позвонил начальнику штаба полигона П‑чу: „К нам летит «летающая тарелка»!" П‑ич ответил: „Знаю. Мне только что звонили зенитчики, просили разрешения открыть по ней огонь. Я не разрешил"…

А теперь о случае, свидетелем которого я не был.

Ночью „летающая тарелка" диаметром около 30 м садилась у космического старта в Байконуре вблизи от часового. Последний вызвал на пост начальника караула. Вместе с бодрствующей сменой они кричали, шумели в сторону „тарелки", но безрезультатно. Начальник караула произвел несколько выстрелов в ее сторону. Она бесшумно поднялась и, на малой высоте пролетев метров 500, вновь села.

Начальник караула доложил дежурному по части, тот, убедившись в достоверности событий, позвонил дежурному по полигону, последний – в штаб ракетных войск. В туже ночь прилетел заместитель главкома ракетных войск. Результат: состав караула предупрежден о неразглашении, его начальник убран с полигона»[103].

Со временем НЛО стали почти привычными гостями для военных и гражданских сотрудников космодрома. В начале января 1978 года группа солдат (около 8 человек) и лейтенант примерно в 20.00 наблюдали повисший на высоте 100‑200 м объект, имевший форму «смеси дирижабля и вертолета». Он был предположительно из светлого металла и не светился. После того как это явление произошло, военные довели до сведения личного состава, чтобы все сразу же докладывали, если увидят «непонятной формы приборы».

28 мая 1978 года, около 22 часов, начальник караула лейтенант Б. получил сообщение от часового: над зданием на высоте 500‑1000 м появилось светящееся пятно, которое зависло минуты на две, потом исчезло. Примерно через два часа второй часовой этого же поста сообщил, что видел два светящихся пятна, которые затем слились в одно пятно.

Около 20 сотрудников конструкторского бюро 28 июня 1978 года, в 22.00, видели яркое пятно оранжевого цвета. Оно увеличивалось в размерах, а потом зависло на 10‑15 минут, и от него отделились 4 яркие точки, которые кружили над ним. Затем пятно очень быстро, примерно за несколько секунд улетело с влетевшими в него тремя точками. Одна из точек самостоятельно улетела в другом направлении. В тот же день в 2‑2.30 два солдата на посту видели сигарообразное приплюснутое тело, которое висело минут 30 на высоте в пределах километра. Оно начало светиться по всей поверхности необычными красками и исчезло.

23 сентября 1978 года, точно в 20.30, над Ленинском с северо‑запада на юго‑восток на высоте до километра пролетел оранжевого цвета шар размером примерно в 1/6‑1/5 диаметра Луны. Шар летел бесшумно, по прямой траектории, примерно секунд 10, а затем молниеносно исчез. За тучи улететь он не мог, так как небо было чистое, и в направлении его полета были видны звезды.

26 декабря 1978 года, в 5.00 утра, группа из пяти инженеров и представителей промышленности видели эллипсоидное тело, окаймленное 5‑6 огнями неопределенных формы и цвета. Оно летело 1‑2 минуты, затем исчезло за линией горизонта. Размеры тела превосходили в десятки раз самые яркие звезды (рис.23).

27 июля 1979 года, в 23.00, была замечена очень яркая «звезда», которая начала хаотические, медленные перемещения на небосводе в самых разных направлениях, при этом за ней оставался инверсионный след. Перемещения «звезды» наблюдались почти 40 минут, затем наблюдения прекратились. Через час наблюдение возобновилось, но странной «звезды» уже не было. «Звезда» была очень яркая, резко выделялась среди всех звезд на небосводе.

12 августа 1979 года, примерно с 22.00 по 22.30, присутствующие на городской танцплощадке наблюдали оранжевый шар, повисший над городом. Шар висел неподвижно на одном месте примерно в течение 30 минут, затем исчез.

Олег Ахметов, сотрудник городской газеты «Байконур», в 1984 году видел сигарообразный объект с маленькими иллюминаторами. НЛО пролетел между городом и стартовыми площадками.

«В 1987 году во время моей службы на космодроме Байконур я был в наряде по ВАИ, – рассказал бывший военный, не пожелавший назваться. – Вечером офицеры, по своему обыкновению, удрали домой, и я остался один. Было скучно, нет радио, сигареты кончались, и я вышел на улицу…

Я вдруг увидел маленькую яркую звездочку, прямо над собой. Что‑то меня притянуло смотреть именно на нее. Вдруг от звездочки отделился маленький лучик и стал медленно вращаться по часовой стрелке. Размеры лучика были, наверно, с миллиметр. Мне показалось это странным. Но дальше я заметил, что лучик стал расти, один его оборот занимал несколько минут, я уже не помню. Когда он достиг размеров 7‑8 мм, я заметил, что луч оставляет за собой ореол. Прямо как на экране радара. Я пролежал так около 2 часов, глаз не сомкнул. Результат – луч разросся до горизонта, и все небо стало слегка подсвеченным, я бы даже сказал, в дымке. Версия о том, что это было приурочено к какому‑то секретному пуску или вывозу, не годится, я бы знал. В то время не было ничего секретнее „Энергии". Я долго думал о природе увиденного, но так и не нашел ответа. Время от времени я вспоминаю это, но понять не могу.

Рассказывал эту историю друзьям. Многие к ней отнеслись скептически, – мол, ты уснул, и тебе приснилось. То, что это был не запуск, – железно, там через день пуляли, и я знаю, как это выглядит».

Одно из наблюдений НЛО над Байконуром даже повлияло на историю авиации в Советском Союзе. По техническому заданию космического НПО «Энергия» предлагалось построить авиационное транспортное средство, которое могло бы транспортировать не только ракетные баки, но и орбитальный корабль «Буран» к месту старта. Ведь провезти центральный блок ракетоносителя «Энергия» диаметром 8 м по обычным дорогам невозможно.

Сперва было предложено использовать связку из двух вертолетов Ми‑26, способных нести груз до 40 т, но последнее слово осталось за профессором МАИ Сергеем Егером. Он предложил «термоплан» – аппарат «легче воздуха», который по внешнему виду напоминал «летающую тарелку».

«Подсказку» авторы проекта нашли неожиданно. Над Байконуром появилась «тарелка» огромных размеров двояковыпуклой формы. Командир взвода охраны вывел по тревоге своих солдат в поле и приказал открыть огонь, но НЛО не обратил на это внимания. Повисев над космодромом, через некоторое время он скрылся за горизонтом.

По расчетам, чтобы поднять груз в 500 т, диаметр рукотворной «тарелки» должен быть около 200 м. На создание подъемно‑транспортного средства в итоге не хватило денег. Возможно, нужную сумму все же изыскали бы, но тут время поставило крест и на проекте «Буран»[104].

Хотя «советский НЛО» так и не взлетел, над площадкой стартовой системы «Энергия‑Буран» других «тарелок» было предостаточно. В ноябре 1990 года с 12 до 4 часов ночи над ней регулярно висел НЛО. Хотя «тарелка» появлялась 10 дней подряд, никто из Специалистов не смог определить, что за объект висит над ними. Но в одном они были уверены: это не зонд, не комета, не часть горящей ракеты и не спутник‑шпион. Радары, другие технические средства не фиксировали НЛО.

3 апреля 1990 года в районе площадки № 6 (территория метеослужбы) появился объект продолговатой, эллипсоидной формы с коричневым ободком. Он перемещался с северо‑востока на юго‑запад бесшумно. Через некоторое время тем же курсом на той же высоте быстро прошли еще два таких же объекта.

«Это было в 16.30 местного времени, – рассказал начальник метеослужбы космодрома майор А. В. Поляков. – Подхожу к станции – солдаты говорят: видели что‑то странное. И тут же в небе появился эллипсоидный объект серого цвета с узкой коричневой полосой поперек».

По распоряжению Полякова был включен радиолокатор МРЛ‑5. Наблюдение вел оператор И. В. Долбилин в присутствии старшего научного сотрудника Б. Щепилова.

«Саша забегает и кричит: „Включи локатор!" – вспоминал позднее оператор. – Включаю. Локатор кругового обзора „засекает" четыре цели на расстоянии 40 км на юго‑востоке. Скорость движения – до 500 км/ч. Запрашиваем руководителя полетов– сообщает, что в атмосфере только один вертолет. А цели‑то четыре! Постепенно объекты соединились в одну цель и вышли из зоны обнаружения».

На индикаторе кругового обзора цели по размерам радиоэха были больше, чем обычные самолеты. После двух минут наблюдения три дальних объекта слились в один объект. Засветка была не локальной, как бывает при обнаружении в небе самолета, а представляла собой сплошной столб высотой 1,5 км от поверхности земли. Словно по земле катили гигантский железный столб…

Может быть, именно этот случай в 1993 году вспоминал командующий Военно‑космическими силами генерал‑полковник В. Иванов:

«Был случай лет пять назад, когда немного в стороне от Байконура на большой высоте прошли три объекта, которые были хорошо видны на экране локатора. Что это было, мы до сих пор не знаем, но точно, что не самолеты. Как и всем, мне эта проблема не безразлична. Просто отвергать возможность существования НЛО, как это делают многие, я не могу»[105].

Летом 1990 года Н. Яланской тоже довелось увидеть НЛО над Ленинском:

«Я увидела объект в виде прямоугольника, летевший по зигзагообразной траектории, бесшумно и очень быстро. По всему периметру светились яркие огни. Стало страшно, перехватило дыхание. А через неделю, на рыбалке, над нашей машиной завис крупный блестящий шар. Его осветили фонариками, и он исчез. Знаете, говорят, что перед неудачными стартами в небе появляются НЛО…»

Такие разговоры появились не на пустом месте. Ракетчик Александр Гурьянов, выживший при взрыве комплекса «Зенит», упоминал о появлении НЛО:

«Это случилось 4 октября 1990 года. День был просто наполнен совпадениями и непонятными происшествиями. Перед самым запуском в округе слышался собачий вой. Мы еще смеялись над этим и удивлялись, откуда в степи взялось столько псов. В небе кто‑то из ребят видел НЛО…

Мы спустились в подземные помещения и приступили к работе. На мониторах было отлично видно, что происходит на поверхности. Вот ракета лежа выезжает по рельсам из ангара, вот она нацеливается в небо, на огненном хвосте отрывается от земли… Тут‑то все и произошло. Ракета стала „плясать", из нее повалил дым, и мы увидели, что она заваливается набок, прямо в шахту для отведения реактивной струи. На камеры ринулась ударная волна – туча пыли и сжатого воздуха. В помещении воцарилась гробовая тишина. Все, кто был около экранов, побледнели как полотно, потом свет погас, и пол под ногами затрясся. Я рухнул на колени – не помню, то ли от неожиданности, то ли от этой бешеной тряски. В темноте со всех сторон слышался скрежет конструкций – это раскаленные газы раздирали шахту, пытаясь добраться до нас. Над нами было 20 м бетона, но это казалось такой ничтожной защитой, когда наверху бушевали сотни тонн керосина! Не могу сказать, сколько секунд это продолжалось, – время словно остановилось…

Едва мы поняли, что конструкции выдержали, страх смерти отступил, и все ринулись к своим рабочим местам. Выскочив в коридор, я увидел, как мечется весь персонал площадки. Казалось, многие не понимали, куда и зачем бегут. Я суетился у аппаратуры, пытаясь снять показания датчиков, пока не понял, что наверху этих датчиков просто нет – сгорели в пепел…»[106]

Когда пожар наверху прекратился, люди вышли на поверхность и поняли: взорвись ракета не в шахте, а чуть повыше, – жертвы были бы неминуемы. Стальные фермы были перекручены, как горелые спички. Корпус «Зенита» разорвало на куски размером в ладонь и раскидало по округе.

Картина разрушений полностью соответствовала слову «кошмар». Пусковой стол весом 663 т был сорван с креплений толщиной с руку и подброшен вверх, откуда и обрушился на стартовое сооружение вместе с трубой кабель‑мачты. Рухнув вниз, он пробил два этажа. На первом этаже все выгорело, но система пожаротушения преградила огню дальнейший путь вглубь. Взрывная волна прошлась по шестиэтажному подземному сооружению. Бронированные двери летали как листики, сметая все на своем пути. Одну из четырех мачт освещения вокруг стартового сооружения снесло на половину высоты, и она была похожа на поникшую расплавленную свечу. На ней же погибла телекамера. Вторая мачта покосилась от сильного удара. 100‑метровые молниеотводы устояли. В близлежащих, заглубленных в землю сооружениях оказались выбиты деревянные двери, кое‑где разрушены входы.

Людей, наблюдавших пуск с расстояния 4‑5 км, взрывная волна сбивала с ног. Все стекла в здании жилой зоны были выбиты, но никто из людей ни на старте, ни вокруг не пострадал[107].

«Летом 1991 года НЛО над космодромом видели сотни людей, в том числе и моя дочь Марина, – рассказал подполковник медицинской службы Валерий Богданов, который служил в военном госпитале Байконура с 1979 по 1996 год. – Средь бела дня над нашим госпиталем возник светло‑розовый столб идеальной цилиндрической формы. Сначала он стоял вертикально, а затем медленно развернулся на 90 градусов. Так он висел в небе пару часов, а потом исчез. В городе целую неделю только об этом и говорили…»[108]

Огненные шары не раз садились в степи рядом с космодромом, лишая стартовые площадки электричества. Официально же всем, кто пытался что‑то узнать про визиты НЛО в Ленинск и на Байконур, поступал по‑военному лаконичный ответ:

«В результате многолетних наблюдений за воздушной обстановкой в районе космодрома Байконур достоверных данных о появлении неопознанных летающих объектов не зарегистрировано. Первый заместитель командира войсковой части 57275 Г. Лысенков»[109].

 

ВСТРЕЧИ В ВОЗДУХЕ

 

Эти два сообщения были посланы разными людьми и в разное время. И лишь впоследствии выяснилось, что речь в них идет об одном и том же событии, только одни наблюдали его с неба, а другие – с земли.

«Высылаю в Ваш адрес описание двух наблюдений НЛО, выполненных летчиками нашего полка в июле‑августе 1971 года[110].

Непосредственным свидетелем первого случая был я сам при выполнении учебного полета совместно с лейтенантом В. Сыроежкиным. НЛО наблюдался нами в лесной зоне левобережья реки Битюг, примерно в 100 км от ее впадения в Дон. По‑видимому, следует привести также технические и метеорологические условия района наблюдения.

Полет мы совершали на учебном истребителе‑спарке „МиГ‑15". Это очень надежная и простая в управлении машина, но к тому времени по техническим возможностям уже устаревшая. Как раз тогда в части поступала новая техника, но прежде необходимо было списать старую, то есть выработать ее по ресурсу. С этой целью для увеличения летных часов некоторые полеты "проводились с подвесными баками. В описываемом полете лейтенант Сыроежкин (я выполнял роль летчика‑инструктора) должен был совершить полет до указанной в полетном задании цели, пользуясь лишь визуальной ориентировкой на местности. Полет проводился на высоте 2 км, главным ориентиром служило русло реки Битюг.

НЛО был обнаружен нами внезапно на расстоянии около километра, по предварительной оценке, – на высоте около километра над лесным массивом. Никаких полетов воздушных судов в этом районе не предполагалось, аппарат в виде диска с надстройкой по центру мы видели впервые. В момент наблюдения скорость аппарата была равна нашей и составляла около 750 км/ч.

Мы связались с землей и сообщили о наблюдении неизвестного летательного аппарата прямо по курсу, приведя его характеристики. Руководитель полета разрешил изменить характер задания и приблизиться к объекту для его более точной идентификации. Однако при попытке сближения НЛО повел себя нетрадиционно – стал уменьшать скорость полета и высоту. Хотя местность внизу была равнинная, нам было приказано не снижаться более чем на 500 м. К моменту нашего наибольшего сближения с НЛО он уменьшил скорость до 400 км/ч и менее, снизившись при этом до высоты 100‑150 м. По‑видимому, зная, что мы не можем продолжать преследование на достаточно малой скорости, НЛО начал резко тормозить, и мы проскочили прямо над ним. Здесь мы оба допустили небольшое нарушение приказа, снизившись не до 500, а до 400 м. Если в этот момент НЛО летел на высоте около 100 м над кронами деревьев, его диаметр, по нашим оценкам, составлял 15‑20 м, а по земле и кронам деревьев было видно отчетливое перемещение его тени овальной формы.

Потеряв объект, мы совершили разворот и снова пролетели над тем местом, где он наблюдался в последний раз. Однако обнаружить его не удалось. Сообщив об этом руководителю полетов, мы получили приказ продолжить выполнение задания. По возвращении на свой аэродром я и лейтенант Сыроежкин написали рапорта о наблюдении НЛО с указанием своих личных впечатлений. Командование отнеслось к ним достаточно спокойно, поскольку подобные наблюдения не были редкостью. Нам лишь предложили не распространяться среди сослуживцев о данном случае.

Однако через несколько дней ситуация резко изменилась. Оказалось, что факт нашего преследования НЛО наблюдали с земли лесник и какой‑то местный житель. Они наблюдали и сам НЛО, и наш истребитель. У одного из них был с собой бинокль, в который они разглядели и записали наш бортовой номер. Затем позвонили в район. Копия их телефонограммы поступила в нашу войсковую часть. Следствием этого стал наш устный доклад командованию части, а также повторное написание более подробных рапортов с указанием всех деталей происшествия, включая поведение матчасти и собственные ощущения. Куда были направлены эти наши рапорта, мне неизвестно, поскольку тогда еще не было создано подразделение, где собиралась и обобщалась вся информация о подобных летных происшествиях. То, о котором я вам сообщаю, произошло в первых числах июля 1971 года.

Полковник запаса ВВС В. П. Карпенко».

Второе письмо отправил инженер Виталий Савин:

«Каждое лето мы с женой и еще двумя семейными парами наших друзей совершаем байдарочные походы по небольшим рекам центра и юго‑востока страны. Поскольку женщины составляют половину экипажей, маршруты выбираем тихие, спокойные и красивые, а главное – без экстремального слалома. Лето 1971 года мы провели на реке Битюг, впадающей в Дон. Маршрут наш начался от железнодорожной станции Анна в последних числах июня. Событие, о котором я собираюсь рассказать, произошло в лесной зоне левобережья, на подходе к мосту и дороге на Бобров. Здесь мы расположились на дневку.

Я с товарищем пошел в лес за дровами. Случайно взглянув на небо, мы увидели большой дискообразный объект, стремительно, со снижением, летевший в нашу сторону. На какое‑то мгновение он завис на высоте около 50 м, а затем стал вертикально опускаться прямо в центр поляны. И в это же время прямо над ним на небольшой высоте пролетел военный самолет. На какое‑то мгновение мы отвлеклись на него, а когда вернулись к диску, тот исчез. И в это же время военный самолет пролетел прямо над нами, но, по‑видимому, и летчики объект потеряли. Однако мы заметили, как в центре поляны два сухих ствола без видимых причин с треском упали на землю.

Посовещавшись, мы решили подойти ближе к упавшим деревьям, но не смогли: приблизившись к центру поляны на расстояние около 50 м, мы вдруг ощутили скованность во всем теле, ноги стали словно ватные, и внезапно заболела голова. Но стоило отойти на несколько метров назад, как эти ощущения пропадали. Эту зону странного дискомфорта мы обошли по периметру: ее диаметр составлял около 80 м. Оценить размеры диска из‑за краткости наблюдения мы не успели, но, кажется, он был не менее 20 м в диаметре.

Убедившись, что к центру поляны нам подойти не удастся, мы вернулись в лагерь, позвали одну семейную пару и прихватили на всякий случай фотоаппарат и кинокамеру. К нашему возвращению ситуация не изменилась – никто из нас приблизиться к невидимому объекту не смог. Мы вернулись к реке, посовещались и решили сменить место лагеря: раз военные преследовали этот объект, не исключено, что будет проведена какая‑то акция, и нам в этом месте лучше не находиться…

Мы регулярно читаем в печати высказывания известного профессора Китайгородского, что летающие тарелки – это чушь и миф. Жаль, что уважаемый профессор не был на нашем месте. Или на месте пилота истребителя, который этот „миф" преследовал»[111].

Гражданским летчикам тоже не раз доводилось встречаться с НЛО. Одна из таких встреч произошла во время полета по маршруту Чита‑Свердловск.

«В ноябре месяце 1971 года я была стюардессой самолета „Ил‑18", – поведала Мирра Нечаева. – Мы летели на высоте 8000 м, когда пилоты вызвали меня в кабину и, показав наверх, сказали: „Смотри!"

Я увидела, что над самолетом неподвижно „висит" объект овальной формы непонятных размеров, темный, но в то же время излучающий яркий свет, с четко ограниченными контурами. Он двигался вместе с нами (или висел над нами) около 5‑7 минут, а потом внезапно исчез. Я испытала чувство страха. Летчики мне сказали, что это ОНИ и что подобные явления часто ими наблюдаются».

Не редкостью была и странная ситуация, когда НЛО, отлично видимый с земли невооруженным глазом, не фиксировался радарами. В 1972 году В. П. Мышалов служил в войсках ПВО Московского округа. Его часть была дислоцирована в городе Ефремов Тульской области:

«Однажды вечером меня сменяли в карауле. Солнце было на закате над горизонтом, а я заметил такое же сияние с востока. „Вот это да! – подумал я. – Еще не село солнышко, а уже встает!" Но потом все исчезло. Стало темно‑темно‑синим небо, огромные звезды, а в зените рисунок: ярко‑золотистый шар, рядом с ним – светло‑голубой овал, а с ними – красные сопрягающиеся линии.

Это странное „сооружение" медленно вращалось вокруг своей оси, часа два висело над нами. Вернувшись в казарму, я рассказал о виденном товарищам. Но сослуживцы только посмеялись надо мной.

А утром на том же самом месте снова висел шар. Включили радиолокационную станцию, но на экранах было чисто. Подняли истребители‑перехватчики (думали, что это шар‑разведчик), но сбить его не смогли. Шар был очень высоко. Аппаратура, наведенная на истребителях, при приближении к шару выходила из строя. Отвалив от шара, самолеты попытались снова атаковать его, но шар стал уходить вверх, быстро превратился в искрящуюся точку, исчез совсем.

При ра36оре инцидента командиры нам говорили, что это был шар‑разведчик, занесенный ветровыми потоками, и что он был сбит истребителями‑перехватчиками. Но мы понимали, что это было вовсе не так»[112].

Флаг‑штурман Полярного управления гражданской авиации, заслуженный штурман СССР Валентин Аккуратов тоже неоднократно встречался с «тарелками».

Одна из его встреч с неведомым произошла 10 апреля 1973 года:

«В период полярного дня примерно в 700 км к юго‑юго‑востоку от Северного полюса вместе с пятью остальными членами экипажа нашего самолета я наблюдал полет дискообразного объекта неизвестной природы. Мы шли на высоте 2600 м, температура воздуха была минус 38 градусов, погода стояла ясная, видимость отличная.

Странный диск имел металлический отблеск. Он шел в сторону полюса на очень большой скорости, и нам удалось его наблюдать лишь в течение 1,5‑2 минут. Инверсионного следа он не давал и ни на один из существующих летательных аппаратов не походил»[113]…………

До сих пор ни у кого не повернулся язык упрекнуть в чем‑то знаменитого полярного летчика, награжденного десятками орденов и медалей за участие в войне в Арктике и полярных экспедициях. Он совершил первый в мире ночной полет на Северный полюс, участвовал в высадке на дрейфующий лед зимовщиков целых 20 станций, поднял флаг СССР над «полюсом недоступности». Валентин Иванович был опытнейшим пилотом и знатоком арктического неба. Он четырежды наблюдал НЛО и не скрывал этого, несмотря на негативное отношение начальства. Впервые ему довелось наблюдать «тарелки» еще при Сталине, в 1950 году.

Три года спустя, в 1953‑м, встреча советских полярных летчиков с НЛО была уже не столь мирной. Валентин Аккуратов, к счастью, не принимал в ней участия, иначе мы вряд ли услышали бы об этом отчего самого. Ни один летчик, посланный на перехват, не выжил.

Светлой июньской ночью 1953 года доктор технических наук Вениамин Додин возвращался на Ишимбинское зимовье, что стоит на реке Ишимба Ангаро‑Тунгусского бассейна Красноярского края. Стояла ветреная погода.

Внезапно Додин услышал высокий звук, похожий на звон в ушах. Тотчас же он увидел непонятный предмет, от которого и исходили эти звуки. Это был цилиндр. Он висел над бегущими облаками. Расстояние до него было значительным – 2 или 3 км. Цилиндр вращался относительно опоясывавшего его кольца – «лестницы с густо расположенными ступенями». Вполоборота развернутый в сторону Додина торец цилиндра был полностью раскрыт.

Он подумал, что это обстоятельство, наверное, снижает скорость дирижабля. В том, что это именно дирижабль, Додин в ту минуту не сомневался. Только еще не понял, почему у него нет традиционных кабин.

Тем временем, продолжая медленно вращаться вокруг оси, цилиндр двигался вперед, в сторону Додина.

Через некоторое мгновение от цилиндра отделился «барабан». Это походило на картину отпадания ломтя от колбасного батона. Только он не просто отошел по ходу движения, а взмыл вертикально вверх! Свист в его ушах стал тоньше, превратившись в сверлящий, болезненный писк.

Пока Додин переживал увиденное, еще несколько таких же плоских барабанов отделились от цилиндра и взмыли вверх вслед за первым. Открытый торец странного аппарата закрылся новым диском, после чего дирижабль сменил направление движения и, не разворачиваясь, ушел за Оймолон. Додину даже показалось, что там он опустился в лог и исчез из виду. Исчезло и болезненное ощущение в ушах. И только тут он спохватился, что отделившихся от цилиндра плоских барабанов в совсем посветлевшем небе не было. Его настораживали неизвестность и бессилие чем‑либо обезопасить себя.

Уверенный, что видит именно дирижабли и что‑то еще от них отделяющееся, Додин успел отснять две пленки своим «ФЭДом», хотя серьезно отдавал себе отчет, что с ним будет, если пленки попадут в руки военных. Ведь район был секретным, да еще эти «сверхсекретные штучки»! Асами эти «штуки» с интервалом в 40 с небольшим часов все взмыли над тайгой и выбрасывали из себя плоские барабаны. Но теперь Додин мог наблюдать их с момента «выплывания» из «матки» и до исчезновения. И никак больше другим словом нельзя назвать момент, когда медленно взмывающий «аппарат» вдруг пропадает из виду почти над тобою. А ведь он не мал: диаметр его никак не меньше 20‑25 м. Как правило, «матка» выбрасывала по 8 плоских близнецов‑барабанов с абсолютно гладкой поверхностью!

Он наблюдал эту картину и через цейсовский теодолит. В окуляр ему удалось уловить чуть заметное свечение плоских поверхностей вылетавших барабанов. Свечения поверхности «матки» он не видел.

Додин решил разыскать то место, куда опустился цилиндр. Он дважды пытался пройти в район «базирования» цилиндра, но ничего у него из этого не получилось. Никогда в тайге не болевший, он начал совершенно невыносимо себя чувствовать, когда приближался к вершине невысокого перевала у Оймолона. Сперва томительно начинали болеть суставы, затем возникал упомянутый выше звук‑зуммер. В какой‑то момент боль от звука становилась нестерпимой. Додин ложился. Боль в суставах и в ушах усиливалась, и он возвращался обратно. Добравшись до постели, проваливался в сны, которые длились сутками…

Вскоре к Додину нагрянули офицеры из МВД, сопровождаемые группой военных. Прежде всего, увидев висевший на стене фотоаппарат, они отобрали все хранившиеся у Додина пленки, в том числе с «дирижаблями». Аппарат тоже забрали, вернув через год, уже после реабилитации Додина. Сняли подробный допрос, хотя через несколько часов по прибытии сами воочию могли наблюдать эволюции «объектов».

Возня с пленками убедила Додина в том, что наблюдал он именно дирижабль. Но последующее поведение «высокой комиссии» заставило его совершенно по‑новому взглянуть на события, случившиеся над Ишимбой. Военные развернули что‑то вроде радиолокационной станции. Через несколько часов стало выясняться, что ее «кто‑то забивает» СВЧ‑излучением, что надо «уносить оттуда ноги». Авиаразведка к району приблизиться не смогла. «Комиссия» тут же удалилась, приказав Додину «продолжать наблюдение».

Много лет спустя Марк Иванович Шевелев, руководивший Управлением полярной авиации, знавший и о «ЧП» над Ангаро‑Тунгусским бассейном в 1953 году, сказал Додину, что тогда наше руководство, «почуяв силу», решило «в это не ввязываться и быть подальше от греха». Однако 7 августа все же не выдержало, ввязалось. В результате исчезли пара перехватчиков и четыре пилота, не найденных до сегодня. Сожжен порядочный участок тайги отвернувшими непонятным образом от неопознанной цели ракетами «воздух‑воздух». Вышла из строя вся радиолокационная аппаратура в радиусе примерно 230‑250 км от «того места».

Додин хорошо запомнил вечер 7 августа, хотя не видел разыгравшейся в небе трагедии. Громыхнул и умолк приемник, который скрашивал его жизнь. Громыхнуло и басовым зуммером по ушам, да так, что в себя он пришел только ночью. На небе зажглось сияние, которое держалось с месяц. Оно угасало медленно, как зарево над Новой Землей в 1962 году, когда там взорвали водородную бомбу. Но это было нечто совсем другое.

В Ванькиной губе и напротив Певека в Чаунской губе на Чукотке тоже часто видели цилиндрические НЛО. Контактов с грунтом «матки» не имели, лишь зависали над Землей. В тех местах потом находили много погибших или парализованных птиц, зверей, бьющихся на поверхности воды рыб…[114]

Людмила Шевченко вместе с мужем тогда служила на острове Кунашир, недавно отвоеванном у японцев. На военном аэродроме шли учебные полеты боевых самолетов. Как правило, они проходили над Тихим океаном.

В 1953 году, когда самолеты безуспешно пытались сбить НЛО над Оймолоном, в их части произошло невероятное ЧП. Эта история до сих пор не дает покоя Людмиле Николаевне.

Самолету была дана команда заходить на посадку. Летчик отозвался и взял курс на аэродром. С аэродрома самолет уже был виден, но, когда он был совсем уже близко от посадочной полосы, стал как бы растворяться, а затем и вовсе исчез, будто его и не было вообще. В момент исчезновения радиосвязь тоже прекратилась.

Командование части связалось с Министерством обороны. К предполагаемому месту исчезновения прибыли военные катера, которые тщетно пытались обнаружить пропавший самолет или его части. Водолазы обшарили все дно, но никаких следов не нашли[115].

Советское командование не знало, что по другую сторону океана американцы тоже потеряли немало летчиков из‑за НЛО. В июне того же года с базы ВВС Отис на перехват НЛО вылетел реактивный истребитель F‑94C. На борту были два человека: пилот, капитан ВВС США Саггс и оператор бортового радара лейтенант Бэркофф.

Вскоре после взлета на высоте 450 м двигатель перестал работать, вся электронная аппаратура вышла из строя. Когда самолет стал наклоняться к земле на все больший угол, летчик перекрыл поступление горючего к двигателям и закричал оператору, что надо катапультироваться.

Порядок катапультирования в подобных самолетах предполагает, что оператор нажимает на рычаги сброса верха кабины, которые приведут в действие пиропатроны. После нажатия на другую рукоятку сработает пиропатрон под сидением, и человек будет выброшен из самолета. После того, как пилот услышит звук второго взрыва, свидетельствующего, что оператора уже нет в кабине самолета, он также может выбрасываться. В этом случае пилот выбросился из самолета сразу после того, как оператор сбросил верх кабины: машина шла круто вниз и уже находилась на высоте метров 200, то есть до падения оставалось около 3 секунд.

Истребитель и оператор так и не были найдены. Это произошло в населенной местности в разгар туристского сезона. Звук взрыва после падения был бы слышен на много миль в округе, но никто не слышал взрыва и не увидел пламени. Самолет просто не мог улететь куда‑то дальше после того, как летчик перекрыл .поступление горючего к моторам. Он был захвачен кем‑то или чем‑то за те 3 секунды, которые оставались до падения![116]

Спустя 5 месяцев нечто подобное произошло с перехватчиком, вылетевшим с базы ВВС США Кинросс в Северном Мичигане.

Вечером 23 ноября 1953 года радар командования противовоздушной обороны засек неопознанный объект, движущийся со скоростью 500 миль в час над озером Супериор. Всепогодный перехватчик F‑89C, пилотируемый лейтенантом Феликсом Монкла и oneратором бортового радара лейтенантом Р. Уилсоном, был выслан на перехват с базы Кинросс. Ведомый радаром, перехватчик устремился к цели.

На высоте 2700 м, в 70 милях от Кивино‑Пойнт и 160 милях к северо‑западу от Су‑Локс, отметки от НЛО и F‑89C слились, а затем пропали с экрана. Перехватчик исчез, и ни единого его следа так и не нашли, несмотря на интенсивные поиски.

Прессе было предоставлено краткое заявление, подготовленное отделом по связям с общественностью базы ВВС Труакс (отдел выполнял эту работу для всех авиабаз в округе). На следующий день, однако, представитель ВВС из Пентагона заявил, что НЛО был самолетом С‑47 Королевских ВВС Канады, и что F‑89 был далек от столкновения с канадцами. «Судьба перехватчика неясна, он потерпел крушение по неизвестным причинам», – заявил представитель ВВС[117].

Канадское правительство несколько раз отрицало, что в тот день в данном месте находился их самолет. В любом случае официальная версия ВВС расходится с показаниями операторов радара. Более того, она гласила, что Монкла мог из‑за головокружения потерять контроль над самолетом, хотя записи показывали, что он летел по приборам. Записи переговоров Монкла с авиадиспетчерами так и не были рассекречены (рис. 24).

В течение многих лет ходили слухи, что ВВС США скрывают и другие случаи, когда НЛО захватывали военные самолеты. Самая интересная история исходила от младшего сержанта О. Д. Хилла из проекта ВВС по изучению НЛО «Голубая книга».

4 февраля 1956 года уфолог Том Комелла из Кливленда и трое других уфологов встретились с представителями Центра авиационно‑технической разведки на базе ВВС Райт‑Паттерсон, где располагался штаб «Голубой книги». Впоследствии в частной беседе Хилл сказал, что проект «должен предотвратить новый Перл‑Харбор», потому что «наши самолеты исчезали, и продолжают исчезать в небе». Затем, попросив не ссылаться на него, он рассказал о двух случаях. Первый вы только что прочли, а второй был таким:

«Транспортный самолет с 26 людьми на борту быстро приближался к своему аэродрому, который находился милях в 10 от побережья. Оператор радара на земле тщательно отслеживал самолет. Вдруг он увидел вторую отметку на экране. Он немедленно вызвал по радио транспортный самолет, предупредив пилота насчет постороннего объекта.

НЛО летел с огромной скоростью, около 2500 миль в час. Он прыгал на экране радара, словно теннисный мячик. Вдруг загадочная отметка устремилась прямо на транспортный самолет. Оператор радара не успел предупредить их: два объекта слились в одну отметку на экране. Эта отметка улетела с потрясающей скоростью. Поиск на поверхности воды в районе происшествия не обнаружил ни одного масляного пятна, там плавал только портфель генерала, находившегося на борту. Самолет исчез бесследно»[118].

Весной 1959 года точно так же пропал новейший истребитель ВВС США F‑106, отправленный на перехват НЛО у побережья Японии. Через 8‑10 минут после взлета пилот сообщил, что видит объект. По его словам, это был металлический круглый объект с кабиной наверху, зависший в воздухе. Пилот запросил разрешения открыть огонь. Для этого пришлось связаться с Пентагоном, но через 5 минут разрешение было получено. Пилот вышел на угол атаки, и внезапно его голос сорвался в крик. Он выкрикнул, что выпустил две ракеты, и они, долетев до НЛО, взорвались, как бы разбившись о невидимую преграду перед ним. Затем он прокричал, что НЛО включил какой‑то луч, развернулся и погнался за ним. Последнее, что все услышали: «Он приближается». Операторы радаров увидели, как две точки на экранах приблизились, превратившись в одну, а затем пропала и она. Как обычно, на воде никаких пятен горючего или обломков найдено не было.

Ночью 8 сентября 1970 года военный самолет пропал в небе Великобритании. Незадолго перед этим оператор радара в Стаксон‑Уолде получил весьма странное сообщение от пилота – капитана Шеффнера. Это выдержки из последних 5 минут переговоров:

«У меня визуальный контакт, повторный визуальный контакт. Это нечто неопределенное, без ясных очертаний. Это голубоватый свет. Черт, ну и яркость. Очень яркий… Я сейчас рядом, бок о бок с ним. Он, может быть, в 600 футах от меня… это конус… Какая яркость – слепит глаза, если смотрю на него более, чем пару секунд… Около 400 футов. Он продолжает держаться рядом на 3 часа (то есть справа. – М. Г.). Эй, подождите, здесь что‑то еще! Это похоже на большой футбольный мяч, сделанный из стекла… Возможно, это чистая энергия, – никаких признаков чего‑то баллистического… Может быть, есть магнитная взаимосвязь между ним и конусом. Там светящаяся мгла. Желтая. Секунду… он поворачивается. Направляется прямо на меня… предпринимаю маневр, чтобы отклониться… Я могу твер…»

Связь оборвалась. В этот миг оператор увидел, что на экране радара отметки от самолета и НЛО медленно слились в единое целое.

Только через два месяца самолет обнаружили почти неповрежденным на дне Северного моря. Он оставался с крышкой кокпита, присоединенной к корпусу (если покидать самолет на скорости больше 150 узлов, крышку срывает).

Все ремни и катапультирующееся сиденье остались в самолете – но никаких следов летчика. Один из его коллег предположил, что Шеффнер смог выбраться из тонущего самолета, но спасательный жилет с радиомаячком не сработал. При этом шанс выжить в ледяной воде ничтожен. Правда, так хорошо самолет мог сохраниться только в случае вхождения в воду с низкой скоростью под очень пологим углом: это больше напоминает вынужденную посадку, нежели падение. А может, кто‑то или что‑то просто положило самолет на мелководье, вытащив оттуда летчика?

Во время происшествия из тех мест в полицию и береговую охрану поступило множество сообщений об НЛО.

Джилл Купер помнит все так же отчетливо, как если бы это произошло вчера. Ее 4‑летний сын, игравший на заднем дворе, прибежал домой крайне возбужденный, говоря, чтобы она вышла в сад посмотреть странные штуки в небе. Она рассказала:

«Когда я вышла, то увидела яркие объекты в небе… Я принесла бинокль и увидела, что это шесть тарелкообразных тел серебристо‑металлического цвета. В середине каждого из них сияло оранжевое крутящееся пламя». Она предположила, что находилась не более чем в полумиле от НЛО.

В ту же ночь одна парочка и их дочь выгуливали собаку по тропинке вдоль Элмут‑Бея, графство Нортумберленд. Это точка, лежащая на противоположном берегу Северного моря по отношению к точке, в которой Шеффнер повстречался с НЛО.

«Мы уже гуляли минут 10, когда услышали жужжащий звук высокого тона, – рассказали они впоследствии. – Собака рычала, подняв голову и глядя в одну сторону, мы же не могли понять, откуда доносится этот звук. Казалось, он исходит отовсюду… Это продолжалось 10‑15 секунд. Примерно через 5 минут восточная сторона небосклона озарилась, словно зарница, только продолжавшаяся около 10 секунд. Следующие 3 минуты сполохи многократно повторялись, но уже длились по 1‑2 секунды. Это крайне напоминало северное сияние. Удивительное зрелище было совершенно беззвучным. Через 2‑3 минуты очередной сполох озарил небо, но на этот раз он сопровождался ужасным, пронзительным ощущением: мы чувствовали звон в ушах»[119].

Не правда ли, это напоминает звуки и свечения, с которыми столкнулся Додин на Ишимбе?

Небо становилось опасным местом для пилотов, хотя большинство встреч с НЛО заканчивалось благополучно. Одна из них даже попала на страницы советской газеты «Известия» 9 декабря 1973 года, в самый разгар жесточайшей цензуры:

«Летчик Риккардо Марано только что приземлился на туринском аэродроме в Казелле. И сразу же получил приказ подняться в воздух: радар обнаружил в небе светящийся предмет, двигающийся по необычной траектории. Пилот попытался преследовать объект, но кончилось горючее. Он рассказал, что летающее „нечто" испускало лучи от фиолетового до ярко‑красного цвета, резко меняло направление полета, совершая вертикальные и горизонтальные „прыжки".

Через несколько дней, тоже в районе Турина, сотни людей видели „неопознанный летающий предмет". „Летающая тарелка", формой похожая на мяч для игры в регби, меняла цвет и скорость в вечернем небе. Итальянская печать, как всегда в таких случаях, пестрит гипотезами из области космической фантастики»[120].

Подробности были опубликованы уфологом Рене Фуэре в журнале «Phenomenes Spatiaux».

Оказывается, с авиадиспетчерской вышки Риккардо сообщили, что в 400 м над землей находится неподвижный объект. Радиолокатор давал на экране отметку, сравнимую по интенсивности с отметкой от самолета. Марано приблизился и увидел, что это «огромный светящийся шар, испускавший ослепительный свет; его окраска менялась от фиолетовой к голубой, проходя через тона красного и гранатового».

Когда самолет Марано был приблизительно в 3,5 км от НЛО, объект решил не ждать летчика.

«Я попытался к нему приблизиться, чтобы лучше видеть, но в этот момент НЛО умчался и взял самый шальной курс, который я когда‑либо видел, – рассказывал Марано. – Сохраняя всегда одно и то же расстояние, НЛО пустился в быстрые пике, в сумасшедшие маневры, становясь на дыбы, как бы играя в прятки. Я следовал за ним как мог до Вогеры, потом покинул его, потому что дальность моего полета была ограничена. НЛО летел, по моему мнению, на скорости, близкой к 900 км/ч. Когда я прекратил преследование, НЛО направился к Женес».

Комендант военного аэродрома полковник Рустичелли подтвердил явление и дал такое же описание НЛО. Светящийся шар видел экипаж и пассажиры самолета, который вылетел рейсом на Рим. Они заметили НЛО летящим к Женес; летчик преследовал его некоторое время до Лигурийского побережья, но там НЛО внезапно стал подниматься по вертикали с головокружительной скоростью и исчез.

В тот же день, 30 ноября, за полчаса до появления в небе над Турином, этот или другой НЛО был сфотографирован студентом Франко Контэном.

Армия тоже заинтересовалась историей с НЛО в небе Пьемонта. Для самолетов‑истребителей на авиабазах в Казелле и Камери была объявлена тревога. Скорость НЛО, измеренная военными локаторами на станции Мортаре, достигала 1370 км/ч, а потом 1870 км/ч!

 

ВТОРЖЕНИЕ В ПРИБАЛТИКУ

 

Единственным научным учреждением, в котором продолжали собирать и изучать сообщения об НЛО, не высмеивая граждан и не придумывая натянутых «естественных» объяснений увиденному, в те годы осталась Вильнюсская обсерватория. В 1978 году, когда в СССР начались широкомасштабные исследования по программе «Сетка‑АН», ее директор Витаутас Страйжис передал собранные свидетельства московским ученым.

Вопреки распространенным заблуждениям, НЛО в те годы попадались не только случайным очевидцам, но и людям, хорошо знакомым с небом. В январе 1974 года НЛО над Вильнюсом наблюдал студент‑астрофизик В. Шлапкаускас:

«Около 21‑22 часов вечера наблюдал небо, было совсем ясно. Вдруг заметил, что с юга на северо‑восток по небу плывет желтая звезда первой величины на высоте примерно 30 градусов над горизонтом. Ее скорость была меньше, чем у спутника. Направил на звезду 12 см рефлектор с увеличением 50 раз. Оказалось, что виден продолговатый и темный объект, а светятся две желтые „лампы" в обоих его концах. Объект был темнее фона ночного неба. Наблюдался несколько минут и, не меняя ни скорости, ни направления движения, исчез в горизонте».

20 августа 1974 года очередной объект над Вильнюсом наблюдали астрономы‑любители К. Чернис, Р. Климович и Я. Климович.

«Объект был замечен в 20.24 московского времени в западной части неба, – говорится в составленном ими описании. – Высота 6 градусов, азимут 119 градусов от юга во время сумерек после захода солнца в виде очень яркой звезды (‑6) белого цвета. С 20.30 объект наблюдался с бинокуляром с диаметром объектива 74 мм и увеличением х 40 в виде треугольника с поперечником 4 угловых минуты. Был виден ярко светящимся телом бледного цвета треугольной формы с резкими контурами. Объект менял форму и цвет, с течением времени сменил форму на четырехугольник и ромб. Интенсивность цвета менялась с течением времени, блеск падал, но не очень плавно, а скачками. На теле можно было наблюдать периодически появляющуюся звездообразную деталь.

В 21.09 весь объект резко в течение нескольких секунд ослабел и был виден в зрительную трубу (‑4 звездной величины), но вскоре снова стал ярким. В‑21.13 объект резко покраснел и до конца наблюдения был красным. Временами облачка близ тела рассеивались, и тогда звездообразное сгущенное тело было максимально ярким. В 21.25 на область зашли облака, и в разрывах облаков объект наблюдался еще 6 минут, пока облака его полностью не закрыли. К этому времени он снова принял треугольную форму».

Этот же НЛО видели учитель 1‑й средней школы П. П. Лаздаускас, его сын Л. Лаздаускас, ученики школы В. Шлязас, В. Красаускас, А. Бельчяускас, сотрудник военкомата А. Стальмокас и многие другие жители города Расейняй. Невооруженным глазом он выглядел как очень яркая белая звезда, однако в бинокль был хорошо виден треугольник с тремя ребрами. Угол у нижней вершины со временем менялся, из‑за чего форма треугольника несколько менялась. Яркость треугольника в разных местах не была одинаковой, местами он казался как бы прозрачным. Учитель П. П. Лаздаускас отмечал медленное вращение объекта вокруг оси. Из‑за большой высоты над горизонтом было очень трудно наблюдать. Замечено очень медленное движение с севера на северо‑восток, примерно 5 градусов за 2‑3 часа. Вечером в углах треугольника загорелись небольшие звездочки, которые затем исчезли. Некоторые утверждали, что к вечеру от него отделились три маленькие точки, которые удалились от объекта и исчезли.

После наступления сумерек НЛО стал «очень яркой звездой», сравнимой по блеску с Вегой. Объект наблюдался примерно до 22 часов и, наконец, «потерялся» среди звезд.

Сопоставив наблюдения НЛО из Вильнюса, Расейняя и Радвилишкиса, Витаутас Страйжис вычислил, что этот объект находился на высоте 17‑20 км и имел диаметр 140 м. Он провисел полдня почти на одном месте севернее города Расейняй и только потом полетел в сторону Вильнюса.

24 июня 1975 года еще один громадный НЛО пересек территорию Эстонии. Уфологи Тунне Келам[121], Велпо Лейто, Яак Лыхмус и Юри Лина составили подробное описание пути его следования.

Объект появился в послеобеденное время, очевидно, откуда‑то из Финляндии. Пограничники объявили тревогу. Над Таллинном этот огромный предмет сделал первую остановку, превращаясь в треугольник, в черту, в шар и т. д. Он был серебристым, с металлическим блеском.

Около 17 часов его заметили над Кехрой 27‑летний учитель Мати Вактрамяэ, выпускник Алар Вийрман, 17‑летний Каале Мяэкалли и сотни других людей. Погода была теплая, небо ясное, ветер дул умеренный (по крайней мере, на высоте 16 км) на юго‑запад. К вечеру ветер силой 5‑6 баллов повернул на юг. Предмет медленно передвигался на восток и, наконец, остановился. Одновременно следили за ним из Аэгвийду и Рапла. Свидетели из Кехры описывали объект как треугольную пирамиду, которая время от времени переворачивалась и постоянно как будто раскачивалась. Старшие жители Кехры принимали его за метеозонд. Из Таллиннской метеорологической станции на распросы исследователей ответили, что у них подобных приборов нет. Кроме того, в этих краях никаких метеозондов не запускали.

В Аэгвийду за объектом наблюдало множество людей, среди них– Эда и Эрна Карсановы. По словам свидетелей, на небе были только тонкие перистые облака и этот Т‑образный предмет. В его нижней части виднелась какая‑то «воронка», а в верхней части – треугольный выступ. Материал НЛО казался прозрачным. Техники с Аэгвийдусской телевизионной вышки определили высоту его полета в 18 км. Так как он казался величиной с самолет на нормальной высоте, то объект должен был быть огромным. Местные воинские части находились в тревожном состоянии, потому что их всегда заранее предупреждали о всех пролетающих объектах, а про этот они ничего не знали. Около 19 часов появился самолет‑истребитель. Вблизи Таллинна заметили еще один истребитель, преследующий НЛО.

Около 21 часа жители Кехры видели объект уже хуже: небо стало покрываться облаками. Примерно в 22 часа НЛО взял курс на Кивыили. С Ракверской пожарной вышки наблюдали за его полетом. Инженер Уно Кюльвисте следил за этим объектом вместе с соседями между 22‑23 часами из Раквере. Он тоже отмечал в своем сообщении, что НЛО изменял свой облик и силу свечения. В 2,5‑кратный бинокль было видно, что около 22 часов НЛО был цилиндром, около 22.30 – треугольником, две стороны которого сияли оранжевым светом. К 23 часам свечение стало слабее, и НЛО полетел на восток.

Во время заката за объектом наблюдали из района Кохтла‑Ярве. Эрвин Вахер из Ульвы написал в редакцию газеты «Noorte Haal», что он возвращался с сенокоса домой и вдруг заметил выплывающий из‑за облаков матово‑белый шар величиной с теннисный мяч. Он находился в северо‑западной части неба примерно на высоте 40 градусов над горизонтом. Казалось, что он стоит на одном месте. Присмотревшись, Эрвин заметил, что он был не совершенно круглым, а вытянутым в вертикальной плоскости. Время от времени НЛО скрывался за облаками. Примерно через два часа шар стал двигаться к северо‑востоку, на Нарву. Высота над горизонтом оставалась прежней. В наступивших после заката сумерках НЛО вдруг ярко засиял. У свидетеля создалось впечатление, что на нем зажгли прожекторы. Вскоре этот свет исчез. Передвижение НЛО было очень медленным. Казалось, что объект находится на огромной высоте. В полночь спустившийся ниже НЛО начал исчезать на фоне бледного северо‑восточного неба[122].

Не обошли страны Прибалтики и НЛО обычных форм – в виде дисков, сигароидов и шаров.

«В первый раз я видел такой объект в 1974 году, в марте месяце, – написал в Комиссию по АЯ эстонец X. Карева. – Точного числа я не помню, но часы показали 17.35, я смотрел. Ехал я на автобусе из Таллинна в Раквере. Он летел примерно на высоте 300‑400 м от земли. Объект был желто‑красного цвета, летел медленно, приблизительно 140‑170 км/ч, как истребитель, идущий на посадку. Точное место – километров 5 от поселка Куусалу (из Таллинна по Ленинградскому шоссе будет 39 км). На этот объект я обратил внимание потому, что самолеты по тому направлению никогда не летают. Летел он с юга на север, в сторону моря. Цвет был одинаковый по всему объекту, но были темные круги, как иллюминаторы (рис. 25, 26).

Следующим вечером по Финскому телевидению в „Новостях" я видел и слышал, как говорили про этот объект, его маршрут и время совпадали с моими. Показали карту, где был отмечен маршрут над Эстонией, Финским заливом и Финляндией». В начале октября 1974 года Вамбола Ваарметс, Мати Круусканд, Мати Тутк и Аго Пярн за полночь шли от остановки автобуса к Алатскиви. Справа было широкое поле, слева – низкий кустарник.

На расстоянии метров 300 они вдруг заметили на поле шар диаметром около метра, который светился наподобие Луны. Он передвигался в сторону большой дороги на высоте около метра от земли. С приближением к дороге скорость огненного шара возрастала. У дороги он вдруг исчез, не оставив следов. Маршрут его движения, наблюдаемый ими, был примерно 200 м. Свечение за время наблюдения, около 30 секунд, было равномерным[123].

Два месяца спустя, 24 ноября 1974 года, эстонский уфолог Юри Лина сам увидел шарообразный объект.

«В воскресный вечер я почувствовал себя очень бодрым, – рассказал он уже в эмиграции. – Непреодолимый порыв разыскать уединенное место в лесу заставил меня позвонить двум друзьям, и мы поехали на нашу старую наблюдательную площадку. Когда мы приехали на место, мы обратили внимание на странный красный свет над деревьями. Не резкий свет, а рассеянный жар. Мы направились к известному нам месту и тотчас же почувствовали, что мы увидим. Через короткое время местность вокруг странным образом осветилась, и наши тела стали необычайными на ощупь.

Было темно, но вокруг нас становилось все светлее и светлее. При этом повышалась температура. Было около половины двенадцатого ночи. Мы услышали шум, примерно как чирканье спички, но намного громче. С востока появился зеленый светящийся шар и завис в 2 м над нашими головами. Он был около 1,5 м в диаметре. У нас вырвались возгласы: „Это НЛО!" Шар пролетел мимо и исчез где‑то через 100 м.

Мы чувствовали себя очень счастливыми. Это было чудесное ощущение. Мы все трое испытывали чувство полнейшей защищенности, что нам никто не может сделать ничего плохого…»[124]

Рано утром 7 августа 1975 года, примерно в половине четвертого, в эстонском поселке Анийя (6 км от Кехры) несколько человек видели сигарообразный НЛО.

«Мы возвращались с вечера в Кехре, – сказал уфологам Леетер Соотс. – Была спокойная летняя ночь.

Когда мы пришли в Анийю, мы остановились в нашем дворе поговорить. Неожиданно произошла вспышка, мы обернулись и заметили в западной части неба яркий сигарообразный объект. Он был немного наклонен и направлен вверх. Вскоре объект стал ярче и осветил все небо подобно молнии, затем принял постоянную яркость. Немного позже „сигара" исчезла. Длительность явления – 15‑20 секунд. Звука не было. Объект не менял свой цвет. Он был все время белым»[125].

Легализации исследований «тарелок» в Эстонии, однако, помогли не массовые наблюдения НЛО, а старая добрая природа. 11 февраля 1976 года над всем северо‑западом СССР, в том числе над Эстонией, люди увидели пролет грандиозного болида. Непривычные к небесным зрелищам люди подумали, что это было что‑то необычное.

А. Тоома в тот вечер находился близ станции Таллинн‑Нымме:

«Объект летел приблизительно между станциями Нымме и Рахумяэ со стороны зданий ТПИ. Высоту полета можно считать равной 1‑1,5 км. Время суток 18.55 плюс‑минус 2 минуты. Крыльев не видел, так как были сумерки, но тело было похоже на самолет или дирижабль. Сзади из двух выхлопных труб в хвосте выходил огненный пульсирующий поток… Впереди потоков пламени начинался ряд освещенных окон, я принял их за иллюминаторы пассажирского самолета. Свет в окнах не пульсировал, а если и да, то очень мало, отражая снопы лучей выхлопных труб. Впереди тела, примерно 0,25 всей длины, была темная коническая часть, в которой не было окон…»

В Нымме за грандиозным явлением следил X. Халлисте:

«11 февраля 1976 года, вечером, чуть раньше 19 часов, я заметил, когда катался на лыжах, тело, медленно летящее приблизительно с северо‑востока и двигавшееся на юго‑запад (рис. 27, 28).

Тело было в моем поле зрения около 3‑4 минут. Внимание привлекло необычное свечение вокруг конечной части тела. Бросался в глаза правильный ряд источников света на боку этого тела. Присмотревшись пристальнее, заметил, что свечение исходило от тянувшихся назад тонких снопов параллельных лучей света (числом около 20), которые, дробясь в облаках газа или пара или тумана вокруг тела, казались яркими голубыми искрами. Источники излучения снопов света были не видны. Такая же картина, но гораздо в более слабой степени, наблюдалась и вокруг передней части тела. Свет ряда огней на боку тела был желтоватый – сами источники квадратными. Корпус летящего тела имел бронзово‑коричневый тон.

Корпус тела был очень слабо освещен, поэтому от фона небосвода отличался по тону света. Газы вокруг задней части тела клубились медленно двигавшимися извивами. Когда я оказался позади траверза тела, стал виден голубой источник света круглой формы, который (предположительно) находился выше контура тела…

Так как тело имело сигарообразную форму, несущих плоскостей я не мог обнаружить, то я решил, что имею дело с дирижаблем. Это подтвердила и малая скорость тела. Удивляла только малогабаритность тела по сравнению с размерами светильников, принимаемых за окна. По моему мнению, принять это явление за болид нельзя – слишком много признаков технического происхождения тела…»[126]

Тыравераская обсерватория обратилась к очевидцам столь красочного явления по радио, телевидению и через популярные газеты на русском и эстонском языках, включая программку местного телевидения[127]. Астрономы собрали сотни писем, которые позднее помогли воссоздать истинную картину происходящего.

«Балтийский болид», как его назвали астрономы, увидели и над Ленинградом. Два дня спустя в «Комсомольской правде» появилась заметка журналиста В. Савина:

«Около 19 часов 11 февраля тысячи ленинградцев были свидетелями редкого зрелища: по затемненному небу города медленно в направлении с северо‑запада на юго‑восток проплыло большое метеорное тело. Объятое пламенем и сопровождаемое светлым облаком, оно на короткое время озарило вечерний небосвод. Во время полета отчетливо были видны многочисленные снопы искр, и был слышен шипящий звук. 10‑12 секунд, и небесный пришелец скрылся из виду…»[128]

Как и в Эстонии, здесь тоже нашлись люди, «увидевшие» технические детали в пролете болида, но… это оказался не НЛО! Михкель Йыэвеер и Теофилус Тынниссон из Тыравераской обсерватории провели детальный анализ явления:

«Уже одна география писем – огненный шар видели во всех районах Эстонии – говорит о том, что мы имеем дело с телом, двигавшимся высоко над Землей. Пусть „горящий самолет" казался жителям Таллинна, Тарту, Хийумаа и др. всего на расстоянии нескольких километров, он вообще не пролетал через нашу республику, так как все наблюдатели в Эстонии видели его пролетевшим мимо них со стороны северо‑востока… От Ленинграда огненный шар был виден на юго‑западе… Отсюда заключаем, что в зените тело двигалось где‑то между Ленинградом и Нарвой, но ближе к Нарве. Взгляд на карту показывает, что путь огненного шара проходил приблизительно на 200 км к северо‑востоку от линии Таллинн‑Тарту… По данным комитета геофизики при Президиуме Академии наук СССР, огненный шар пролетел с северо‑запада на юго‑восток через Старую Руссу и Марево Новгородской области по азимуту 146 градусов. Огненный шар погас южнее Селижарова Калининской области, где остатки летевшего тела могли достичь Земли»[129].

Это сообщение не попало в руки астрономов, но прекрасно показывает, что падающее тело закончило свой полет именно здесь:

«11 февраля 1976 года, после 19 часов, на высоте ниже летящих сверхзвуковых самолетов вдруг вспыхнул огромный огненно‑красный треугольник, а в нем было множество дымовых и огненных частей, – написала А. Белова из поселка Селище Селижаровского района Калининской области. – Основание треугольника, на взгляд, имело 4 м длины. Летел треугольник на запад, между деревнями Сосноватка и Мосолово, что у озера Волго. Треугольник очень быстро исчез. Минут через 10 (может, секунд? – М. Г.) после исчезновения я услышала приглушенные взрывы и даже почувствовала под ногами толчки, чего раньше мне никогда не приходилось испытывать».

По расчетам астрономов, скорость объекта составляла 6,7‑13,3 км/с, или 24 000‑46 000 км/ч. Усредняя, можно считать, что скорость полета огненного шара была около 10 км/с. Для спутника, сгорающего в небе, скорость слишком велика. Остается только одно предположение – это был яркий болид, пролетевший по пологой траектории (рис. 29).

Кандидат физико‑математических наук А. Симоненко подтвердил расчеты своих коллег из Эстонии. По его данным, болид двигался в атмосфере, отклоняясь от направления север‑юг на 34 градуса к востоку. Болид прошел западнее Ленинграда, над Старой Руссой и над Марево Новгородской области. Он перемещался по очень высокой и очень пологой траектории, поэтому она была такой необычно длинной – около 500 км, не только в пределах Советского Союза, но и в Финляндии. У берегов Балтийского моря его высота составляла более 100 км, а в конце траектории – в южной части Калининской области – более 30‑40 км. Болид имел огромные размеры, порядка 100 м[130].

Этот уфологический казус привел к неожиданным результатам: люди запомнили адреса, по которым можно сообщать об увиденных ими загадочных явлениях в небе. В Тыравераскую обсерваторию и другие научные учреждения начали поступать десятки и сотни писем о настоящих НЛО над Прибалтикой. Все они в 1978 году оказались в досье программы «Сетка‑АН» (рис.30).

 

 

ОГНЕННЫЙ ДОЖДЬ НАД КАРЕЛИЕЙ

 

В течение 13 лет вся мощь Советского Союза была направлена на одну невероятную цель: разгадав тайну НЛО, приспособить ее к военной технике. Толчком для начала масштабной программы послужило очередное массовое наблюдение, на сей раз над Петрозаводском – столицей Карелии.

«Формальным поводом к развертыванию организационной работы послужил „петрозаводский феномен", – признал много лет спустя Юлий Викторович Платов, один из руководителей программы „Сетка‑АН". – Сам факт наблюдения жителями города необычного светового явления был бесспорен и не вызывал сомнений. Вскоре выяснилось, что в это время аналогичную картину в небе видели в местах, весьма удаленных от Петрозаводска, даже в Финляндии. Попросту отмахнуться от такого события было невозможно»[131].

«Медуза», вспыхнувшая 20 сентября 1977 года в небе над Петрозаводском, потрясла не только тех, кто ее видел, но и тех, кто прочитал о ней в газетах. Нет, конечно, отмахнуться было можно, но «птичка уже вылетела»: по недосмотру цензуры 23 сентября газеты «Правда», «Известия», «Социалистическая индустрия» и «Сельская жизнь» опубликовали заметку корреспондента ТАСС в Карелии Николая Милова. Именно она стала камешком, который столкнул целую лавину.

«Даже в самых радужных, самых фантастических снах могли я предположить, что однажды утром центральные газеты опубликуют подробные сообщения об одном из самых удивительных НЛО?»[132]– восторженно откликнулся уфолог Ф. Ю. Зигель. В наши дни реакция была бы гораздо менее бурной, но в застойные годы маленькая заметка стала всесоюзной сенсацией:

«Жители Петрозаводска явились свидетелями необычного явления природы. 20 сентября около четырех часов утра на темном небосклоне вдруг ярко вспыхнула огромная „звезда", импульсивно посылавшая на Землю снопы света. Эта „звезда" медленно двигалась к Петрозаводску и, распластавшись над ним в виде медузы, повисла, осыпая город множеством тончайших лучевых струй, которые производили впечатление проливного дождя (рис. 31).

Через некоторое время лучевое свечение кончилось, „медуза" обернулась ярким полукругом и возобновила движение в сторону Онежского озера, горизонт которого окутывали серые облака. В этой пелене потом образовалась полукруглая промоина ярко‑красного цвета к середине и белая по бокам. Это явление, по свидетельствам очевидцев, продолжалось 10‑12 минут.

Директор Петрозаводской гидрометеорологической обсерватории Ю. Громов сказал корреспонденту ТАСС, что аналогов в природе работники метеослужбы Карелии ранее не наблюдали. Чем вызвано это явление, какова его природа, остается загадкой, ибо никаких резких отклонений в атмосфере не только за минувшие сутки, но и на подходе к ним не зарегистрировано постами наблюдения за погодой…»[133]

Сотни жителей, которые по тем или иным причинам не спали в ту ночь, видели красочное явление в небесах[134]. Десятки, если не сотни сообщений поступили в редакции газет, обсерватории или прямо в Академию наук СССР (рис. 32). Из‑за рубежа пришли запросы: что летало над Петрозаводском? Было ли это визитом корабля инопланетян, необычным северным сиянием или испытанием нового советского оружия? Наконец ученые решили провести совещание. Оно состоялось 1 ноября 1977 года в Институте космических исследований (ИКИ) АН СССР. На нем присутствовал один из руководителей Отделения общей физики и астрономии (ООФА) АН СССР В. В. Мигулин, директор ИКИ академик Р. 3. Сагдеев и его заместитель генерал‑майор, профессор Г. С. Нариманов. Все присутствующие единогласно пришли к выводу, что необходимо создать комиссию по расследованию Петрозаводского феномена.

В нашем распоряжении имеется соответствующий документ:

«Заслушав и обсудив сообщение кандидата физико‑математических наук Л. М. Гиндилиса о результатах работы по предварительному сбору и анализу данных о феномене 20 сентября 1977 года, совещание считает целесообразным:

1. Рекомендовать создание межведомственной комиссии в составе: Мигулин В. В. (член‑корр. АН СССР, председатель), Петров Г. И. (академик), Нариманов Г. С. (ИКИ), Ефименко И. М. (Секция прикладных проблем), Макаров А. Н. (ООФА), Потапов В. Н. (ОМПУ), Гиндилис Л. М. (ГАИШ), Петровская И. Г. (ИКИ), Распопов О. М. (ПГИ), Громов Ю. А. (Карельская гидрометеорологическая обсерватория), Труце Ю. Л. (ИФА).

Просить комиссию Президиума Совета Министров СССР по военно‑промышленным вопросам поручить Министерству обороны (Ракетные войска, ПВО, Военно‑Морской Флот), КГБ, МВД, Министерство гражданской авиации (МГА), Министерство морского флота (ММФ), Главное управление гидрометеорологической службы (ГУГМС) выделить своих представителей в состав комиссии и оказать содействие ее работе.

2. Разрешить председателю комиссии привлекать сотрудников Академии наук СССР и других ведомств к работе комиссии.

3. Поручить комиссии в двухмесячный срок провести дополнительный сбор и анализ данных. О выводах доложить руководству Президиума АН СССР для последующего доклада комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно‑промышленным вопросам».

Лев Миронович Гиндилис, известный астроном и специалист по проблеме поиска внеземных цивилизаций, впоследствии так вспоминал об этом:

«О результатах совещания информировали президента АН СССР академика А. П. Александрова. Предполагалось, что он от имени Академии наук отправит рекомендацию в правительство о создании комиссии по изучению Петрозаводского феномена. Однако Анатолий Петрович не спешил с решением…»[135]

В конце концов А. П. Александров все‑таки подписал письмо, адресованное Л. В. Смирнову – заместителю Председателя Совета Министров СССР, руководителю Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно‑промышленным вопросам (ВПК). Однако оно уже содержало просьбу организовать комиссию не только по изучению Петрозаводского феномена, но и других НЛО «с широким привлечением организаций Министерства обороны и оборонных отраслей промышленности». Л. В. Смирнов, в свою очередь, поручил академику А. Н. Щукину, возглавлявшему Научно‑технический совет ВПК, обсудить на ближайшем заседании это обращение.

21 декабря 1977 года в Кремле состоялось судьбоносное заседание. Его открыл генерал‑лейтенант Б. А. Киясов, один из заместителей Щукина. Он кратко рассказал о письме президента АН, суть которого укладывалась в одну фразу: «Академия наук более не может игнорировать, равно как и не может объяснить аномальные явления, аналогичные тому, что наблюдалось в сентябре 1977 года в Петрозаводске, в связи с чем просит организовать комплексные исследования аномальных явлений с подключением к работе организаций Министерства обороны и ВПК» (рис. 33).

Практически все присутствующие поддержали мнение о необходимости изучения НЛО. Это был большой шаг вперед. Научно‑технический совет рекомендовал включить в государственный план научно‑исследовательских работ по оборонной тематике на 1978 год новую тему: «Исследование аномальных атмосферных и космических явлений, причин их возникновения и влияния на работу военно‑технических средств и состояние личного состава».

Рекомендация была принята. В пятилетний план работ по оборонной тематике ВПК включила две темы со сроком исполнения в 1978‑1980 годах: программа «Сетка‑МО» (Министерство обороны) – «Исследование аномальных атмосферных и космических явлений и их влияния на функционирование военной техники и состояние личного состава» и «Сетка‑АН» (АН СССР) – «Исследование физической природы и механизмов развития аномальных атмосферных и космических явлений».

Придуманный Л. М. Гиндилисом, Д. А. Меньковым и И. Г. Петровской термин «аномальные космические и атмосферные феномены» (АКАФ) как‑то не прижился, но другие их предложения начали понемногу воплощаться в жизнь.

«Необходимость поездки в Петрозаводск была достаточно очевидна, – вспоминал Лев Миронович. – Но пока шли колебания по вопросу о создании Комиссии, никаких практических шагов не предпринималось. Только к концу декабря 1977 года, после совещания в ВПК, вопрос встал в практическую плоскость. 28 декабря В. В. Мигулин, в порядке подготовки к нашей поездке, подписал письма с выражением благодарности от имени Академии наук Н. П. Милову и Ю. А. Громову за содействие в исследовании Петрозаводского феномена. Одновременно он завизировал письма от Академии наук СССР в Карельский филиал Академии наук и в Карельский обком КПСС, с просьбой о содействии „группе специалистов" в выяснении „обстоятельств наблюдения редкого атмосферного явления". Эти письма были подписаны вице‑президентом АН СССР академиком В. А. Котельниковым 2 января 1978 года, и в начале января мы вылетели в Петрозаводск (рис. 34).

В Петрозаводске мы пробыли примерно неделю. Беседовали с очевидцами, что позволило уточнить некоторые существенные детали явления…»[136](рис. 35).

К приезду комиссии оказалось, что совсем недавно над городом опять видели нечто загадочное, причем его описание тоже попало на страницы газеты. 23 декабря местная «Ленинская правда» опубликовала заметку директора гидрометеорологической обсерватории Юрия Громова «Ложные солнца»:

«19 декабря, в 7 часов 40 минут, утра опытный, более чем с 30‑летним стажем техник‑метеоролог отдела наблюдений Карельской гидрометеообсерватории Екатерина Михайловна Карпина наблюдала необычное явление природы. Выйдя из дому (Петрозаводск, ул. Сулажгорская) она, в силу профессиональной привычки, взглянула на небо. Оно было безоблачным, ясным, усеянным множеством звезд. Когда Е. М. Карпина обратила взор на север, ей представилась „сказочная картина": на небе под углом 40‑45 градусов к горизонту она увидела два ложных солнца. Размером и формой они ничем не отличались от обычного солнца: только цвет их был какой‑то „мягкий", бледно‑салатный с голубым оттенком по краям, чем‑то напоминающий окраску северного сияния, свойственного нашим петрозаводским широтам. Оба ложных солнца имели большую яркость в середине и соединялись между собой перемычкой, исходящей из их центра. Длина перемычки, как успела заметить Е. М. Карпина, не превышала 1 м, а ширина ее была равна примерно одной сороковой части диаметра Солнца. Однако перемычка имела большую яркость, чем сами ложные Солнца, и даже была ярче их центральной части. Грани перемычки имели четкие очертания. Ложные Солнца не перемещались, они как будто зависли в небе, вертикально расположенные одно над другим. Погода в это время была умеренно ветреной – 8 м/с с порывами до 11 м/с. За период многолетней работы метеоролог Екатерина Михайловна видела в небе много разных явлений природы, но такое – впервые. Подумав об этом, она на несколько секунд отвлеклась от созерцаемого, а когда вновь посмотрела туда, то все уже исчезло»[137].

Все было бы прекрасно, если бы газета не поместила прямо под заметкой в рубрике «Погода» краткую информацию: «Восход Солнца в 10 часов 4 минуты». Что же получается: «ложное Солнце» появилось более чем за 2 часа до восхода настоящего Солнца, ведь вряд ли 4 дня назад оно взошло намного раньше!

Настоящие ложные Солнца обычно наблюдаются на расстоянии 22 градуса от настоящего Солнца, справа и слева. Они могут быть соединены кольцом гало (в его центре находится настоящее Солнце). Иногда видно одно ложное Солнце без круга, ярко окрашенное. За ложным Солнцем может тянуться «хвост», направленный в сторону от настоящего Солнца, длиной до 20 градусов, более короткий «хвостик» – указывать на Солнце, а вверх и вниз – отходить фрагменты гало (оборванного кольца). Цвета ложного Солнца– красный, желтый или оранжевый, иногда разноцветный (красной стороной к Солнцу). Они могут также наблюдаться на расстоянии 46, 90, 140 градусов от Солнца, но в таком случае гораздо менее ярки и крайне редки. Известны и другие варианты, но они тоже нисколько не похожи на то, что видела Е. М. Карпина.

Ф. Ю. Зигель так прокомментировал сообщение «Ленинской правды»:

«Мне приходилось много раз наблюдать „ложные Солнца", и потому я с уверенностью могу утверждать, что описанное в заметке явление не относится к известным оптическим феноменам… Есть все основания причислить феномен, наблюдавшийся в Петрозаводске 19 декабря 1977 года, к гантелевидным НЛО»[138].

Однако знаменитый уфолог тоже поторопился с выводами: в рассказах других очевидцев говорится, что это явление не было стабильным.

«19 декабря 1977 года, в 7.20 (время точное, так как автобус СМУ‑5 делает один и тот же рейс каждый день и в одно и то же время делает остановку на ул. Правды), я стоял там напротив церкви, – рассказал мастер СМУ‑5 Сергей Петрович Сорокин, 1955 года рождения. – Были еще рабочие, четыре человека, разговаривали. Смотрим, над домом объект какой‑то висит – возможно, далеко над озером. Невысоко над трубой, прямо над нею.

Это был шар, и в нем чувствовался объем. Серебристого цвета, светил он, похоже, как Луна светит отраженным светом, но в то же время изнутри все‑таки светился, и похоже было на дневной свет… Температура воздуха была примерно градусов под 30, звезд не было видно, изморозь в воздухе – она‑то и создавала какую‑то светотень, в середине ярче казалось. Висел неподвижно. Размер шара был примерно с диск Луны, но ярче ее. Свет как от фонаря.

Секунд через 10‑15 после того, как я увидел шар, из него вверх вдруг пополз луч света, и чем выше полз луч, тем явственнее у него на конце вырисовывался еще один шарик; а нижний шар между тем по мере движения луча и образования второго шара все тускнел, а верхний увеличивался в размерах и разгорался. Наконец, оба шара сравнялись в размерах– оформление второго шара заняло секунд 10‑15. Верхний шар ушел на 10‑15 дисков Луны вверх по лучу от нижнего. Луч был яркий, такой же светимости, как первый шар в максимуме… Затем прямо на наших глазах все исчезло – примерно через минуту после начала.

Наши сразу заговорили про пришельцев, кто‑то сравнил с запуском детской ракеты. Кто‑то сказал, что это природное явление; я же сразу был уверен, что это работа инопланетян» (рис. 36).

Другой житель Петрозаводска, Е. Коньков, написал журналистам:

«На безоблачном, ясном небе на севере был светящийся шар – светоизлучение было довольно слабым. От шара отделялась очень медленно вертикальная точка, за ней тянулся шлейф такого же свечения, как и светящийся шар. Движущаяся точка имела яркость средней звезды (можно было принять за огни самолета); яркость то уменьшалась, то увеличивалась (рис. 37).

Движение ее было довольно медленным и фиксировалось мною по соседней звезде. Когда точка поднялась выше звезды, ее свечение увеличилось… и как‑то сразу все пропало. Соседнего „ложного Солнца" поблизости не было. В стороне было бесформенное небольшое облако, но оно осталось и свечения не излучало…»

Почему Коньков не увидел шара, разгоревшегося на верхнем кончике луча? Возможно, он видел только начальную фазу явления? Василий Варлашкин, ассистент кинооператора Петрозаводской студии телевидения, и ряд других очевидцев почему‑то видели вообще только одно «пятно».

«Я вышла из дома и пошла по Октябрьскому проспекту, – рассказала Вера Животовская. – На подходе к детсаду я увидела какой‑то светящийся шар, который висел чуть выше дома. Я смотрела в сторону озера: Небо было темно‑синее, звезд не было… Цвет шара был как при электросварке, но здания не были освещены этим светом. Было без 17 минут 8 часов утра, и в течение еще двух минут я снова наблюдала шар. Теперь он висел уже над самым озером. Это был, пожалуй, не совсем шар, он имел овальную форму, длинная ось была расположена горизонтально. Цвет и яркость при втором наблюдении не изменялись. Под овалом был виден конус, свечение яркое, но рассеянное. Конус был виден довольно отчетливо. Внутри ничего такого не ощущалось. Не помню, перемещался ли овал по небу, скорее всего, нет… Добавлю еще, что свет не пульсировал, а конус светился весь как бы изнутри».

Конус, на рисунке Конькова выходящий вверх из одного «шара» и ничем не увенчанный, здесь, наоборот, исходит из шара вниз. Видимо, в какой‑то фазе явления нижний шар погас или был заслонен чем‑то, а верхний уже разгорелся.

Как и во время нашумевших событий 20 сентября 1977 года, это явление тоже наблюдали по всей Карелии, а не только в Петрозаводске. Сообщения поступали из разных мест, что дает возможность оценить удаленность объектов и их взаимное расположение.

«Я тоже была свидетелем этого необыкновенного явления, – написала Лена Усольцева, ученица 7‑го класса Пиндушской средней школы Медвежьегорского района. – 19 декабря в 7.40 на небе появилось нечто поразительное.

Как только я взглянула на видение, сразу мелькнуло в голове: „Ракета!" Да, это очень было похоже на ракету с ярко очерченным контуром: она заканчивалась неполным острием. Была ясно видна светло‑оранжевая полоска на контуре „ракеты", которая никуда не двигалась.

Сразу внизу под ней было „Солнце" или просто шар бледно‑голубого цвета, за ним пятно такого же бледного цвета, только белое и гораздо большее по размерам. Второго „Солнца", как написано в газете, не было.

Свечение, если так можно сказать, продолжалось не более 3‑4 минут, постепенно оно стало бледнеть и исчезать. Только дольше был виден голубой шар. Еще до появления его я долго смотрела на северную часть неба, мое внимание привлекла яркая светло‑оранжевая звезда. Когда и голубой шар начал исчезать, можно было заметить, что звезда исчезла. Просто показаться это не могло. Приблизительно это выглядело так (рис. 38).

Диск у ложного Солнца и у обычного был бы примерно одинакового радиуса; длина „ракеты" и перемычки – 1 м. Но я не согласна с тем, как написано в заметке, что перемычка была ярче, чем Солнце, и ее ширина была равна 1/40 диаметра Солнца – ширина была гораздо больше. И еще: если бы звезду было видно, она находилась бы примерно в центре голубого диска, но она исчезла…»

Однако самое детальное сообщение было передано в Отделение общей физики и астрономии АН СССР начальником Геомагнитной экспедиции Ленинградского отделения Института земного магнетизма и распространения радиоволн АН СССР Ю. Копытенко. В тот день он был в километре к югу от Беломорска вместе с еще двумя сотрудниками экспедиции:

«Сотрудники Геомагнитной экспедиции ЛО ИЗМИРАН наблюдали 19 декабря 1977 года с 7.30 до 7.47 московского времени необычное явление.

На темном небосводе в СВ части при угле места 30 градусов появилось оранжевое пятно (фонарь) типа „груши". Примерно через минуту оно исчезло из поля зрения. Через некоторое время (7.33) в той же части неба при угле места 40 градусов появился небольшой светящийся вертикальный столб конусообразного типа с основанием внизу, который, увеличиваясь в размерах, боком приближался в течение 1,5 минут с востока на запад к Беломорску. В 7.36 объект начал делать маневр в северной части неба, уходя немного вверх над городом. В этот момент времени он как бы завис над Беломорском, немного продвигаясь вверх. Отчетливо вырисовывались контуры этого объекта в форме гриба ножкой вниз. Нижняя часть объекта была длинным конусообразным вертикальным снопом четкого света беловато‑желтоватого цвета. Свет напоминал мощный луч прожектора и исходил сверху вниз из голубого шара. Длина светового луча была в 5 раз больше диаметра шара. Выше шара был небольшой темный сегмент, который отделял своеобразную динамическую прикрышку шара в виде серпа голубого цвета с зеленоватыми и красноватыми оттенками. Концы серпа обрамляли шар и исходили из него, напоминая радиационный пояс.

Голубой шар был не более 1/4 диска Луны. Объект висел в воздухе при угле места 45 градусов не более 1 минуты на высоте 1,5‑3 км (судя по небольшим облакам). Затем сноп света стал постепенно исчезать. Через некоторое время (30 секунд) весь объект был загорожен от нас внешней поверхностью серпа. На этом месте появилось голубое облако размером с диск Луны. Это облако уменьшалось, и объект бесшумно удалялся» (рис. 39).

Много лет спустя мы решили отложить на карте азимуты, указанные из разных точек. Все они уходили на северо‑восток. Два наиболее точных замера пересеклись на мысе Канин Нос!

Для людей, не знакомых с советскими ракетными программами, мыс Канин Нос может ассоциироваться только с известным детским стишком о незнании географии или поморами‑мореходами. Для нас же все стало ясно: загадочное явление горело в небе в районе полигона Чижа, который сейчас используется как место падения боеголовок баллистических ракет морского базирования. Обычно ракеты запускают с борта подводных лодок, находящихся в Охотском море, но не исключен и обратный вариант – запуск ракет из Баренцева моря по полигону Кура на Камчатке.

Итак, звездочка, поднимающаяся вверх, и конус – это, по‑видимому, ракета морского базирования и ее шлейф. С шарами дело обстоит посложнее. Такие шары обычно образуются при подрыве особых контейнеров с химическими реагентами во время «активных экспериментов» в верхних слоях атмосферы или взрыве самой ракеты (в случае слива «гарантийного запаса» топлива четкий шар не образуется).

Почему было два шара? Во время «активных экспериментов» в ночь с 23 на 24 августа 1968 года над Баренцевым морем в небе зажглись сразу три «шара», но они, судя по описаниям, были доставлены тремя отдельными ракетами. Здесь, возможно, была применена такая схема: ракета сначала отделяет ступень или боеголовку с контейнером, который подрывается (это первый шар), продолжает подниматься (за ней тянется шлейф – «перемычка»), сбрасывает второй контейнер (второй шар) и продолжает полет (удаление звездочки, которое видели военные). В том, что за «ложными солнцами» стояли какие‑то эксперименты ВМФ СССР, у нас уже нет никаких сомнений. Знали ли об этом члены комиссии, приехавшей в Петрозаводск, неизвестно – почти никаких документов о расследовании эпизода 19 декабря не сохранилось.

Конечно, далеко не все загадочные явления можно было объяснить так просто. В тот день в Ленинграде нечто странное наблюдала пенсионерка Анна Григорьевна:

«19 декабря, в 3 часа утра, заметила над крышей соседнего пятиэтажного дома светлый диск размером с 3‑4 диаметра Луны. Диск светился белым матовым светом, равномерным, спокойным, но по яркости превосходящим яркость Луны. Диск находился на северо‑западе под углом к горизонту примерно 45 градусов и казался очень низко расположенным над крышей. Диск был круглый, со срезанной хордой, в верхнем конце которой был прямоугольный выступ.

Сначала казалось, что диск неподвижен, но, присмотревшись, заметила, что он очень медленно перемещается вправо и вниз. Через некоторое время диск спрятался за домами, и некоторое время был виден только его прямоугольный выступ. Наконец и выступ ушел за дом, после чего из‑за крыши в течение 10‑15 минут шло свечение. Когда объект скрылся за крышей, совсем на мгновение появился тонкий и недлинный луч (примерно 1‑1,5 м), внутри которого были четко видны светящиеся ниточки, выходящие как бы из одной точки.

Когда диск был виден, снизу, по окружности, его огибала красная полоса, между которой и диском происходило искрение других цветов: голубого, синего, а может быть, и других. Потом все потухло, но появились всполохи. Явление сопровождалось неясным, приглушенным, ровным гулом».

Вечером того же дня доктор наук Лев Николаевич Галкин, сотрудник Главной геофизической обсерватории, выглянул из окна своей квартиры на Ново‑Измайловском проспекте:

«19 декабря, в 22.49, случайно взглянув в окно, он увидел три овальных светящихся предмета, двигавшихся в восточном направлении строем треугольника, – записал К. Полевицкий 5 дней спустя. – Форма овальная, свечение белое. Размер объектов 1/3 диаметра луны, расстояние между объектами 3 диаметра. Наблюдение велось при безоблачном небе над городом. Высота– 1‑1,5 км. Движение происходило по прямой, звука не было. Л. Н. Галкин растворил окно, чтобы лучше видеть и наблюдать движение объектов вместе с женой. Продолжительность наблюдения – около минуты. Конца движения Л. Н. Галкин не видел, так как пошел за биноклем, а когда вернулся, явление исчезло. По оси движения образовался ясно видимый след, наподобие тумана, подсвеченный снизу огнями города, след был обратно направлению движения объекта. Эта оставленная НЛО струя расширялась и через некоторое время достигла наблюдателей, продолжавших смотреть из открытого окна. При вдыхании „тумана" оба ощутили жжение в груди и что‑то вроде временной потери памяти…»

Эти наблюдения и по сей день остаются неопознанными.

 

«СЕТКА‑АН»: ПЕРВЫЕ ТРУДНОСТИ

 

Почти полгода ушло на организационные мероприятия, и лишь распоряжением Президиума АН СССР № 0172 от 1 августа 1978 года был определен первый список исполнителей по научно‑исследовательской теме «Сетка‑АН». В него вошло более десятка институтов Академии наук, в том числе Государственный астрономический институт имени Штернберга, где работал Л. М. Гиндилис, Московский авиационный институт, Институт космических исследований, Институт физики Земли, Институт океанологии, Астросовет, Комитет по метеоритам и космической пыли СО АН СССР (рис. 40). Головной организацией был назначен ИЗМИРАН – Институт земного магнетизма и распространения радиоволн, который возглавлял член‑корр. АН В. В. Мигулин. Со стороны военных головной организацией был НИИ‑22 МО СССР, который возглавлял генерал‑лейтенант Виктор Павлович Балашов. В нем была создана рабочая группа из четырех человек, которую возглавил полковник Ахат Абдуллович Абдуллин. Все взаимодействие между военным и академическим направлениями координировали два кандидата технических наук – полковник Борис Александрович Соколов из Секции прикладных проблем АН СССР и Александр Александрович Плаксин из группы Ахата Абдуллина (рис. 41).

Летом 1978 года над территорией Литвы, Украины и Белоруссии неоднократно наблюдались странные цилиндрические объекты. Однако только в августе, после распоряжения Президиума АН, состоялись совместные совещания представителей АН СССР, Министерства обороны, МГА и местных управлений гражданской авиации.

Первое совещание состоялось в Литовской ССР 9‑11 августа. Министерство обороны на нем представляли М. А. Сторчак из НИИ‑22 и Б. А. Фешин из НИИ‑4.

«Работа проводилась в соответствии с заданием Межведомственной группе, утвержденным зам. министра гражданской авиации и его письмом начальнику Лит. РПО ГА (Литовского республиканского производственного объединения гражданской авиации. – М. Г.) от 7.08.78 г., – говорилось в официальном протоколе. – В ходе совещания установлено, что в период с 13 по 31 июля с. г. на авиалиниях Лит. РПО ГА, на отрезках трасс Чернобыль‑Птичь‑Червень, Железногорск‑Гомель, Казань‑Горький экипажами наблюдались аномальные явления в виде светящихся объектов различной формы. Влияния этих явлений на работу бортовой и наземной аппаратуры, а также на состояние экипажей не наблюдалось».

Подобные совещания были проведены 11‑14 августа в Белорусской ССР и 16‑17 августа в Украинской ССР.

Белорусские летчики доложили, что «экипажами воздушных судов с 20.00 13.07.78 г. до 22.00 14.07.78 г. в районе ОПРС Птичь (в радиусе 50‑60 км, на высоте примерно 11‑30 км) наблюдались неопознанные летающие объекты цилиндрической формы, ярко‑серебристого цвета, с четко обозначенными боковыми контурами».

Украинские экипажи воздушных судов с 26 июня по конец июля 1978 года также наблюдали «неопознанные светящиеся объекты прямоугольной или цилиндрической формы. В книге инструктажа и разборов руководителя полетами радиолокационного центра Единой системы управления воздушным движением… отмечено, что командиром Киевского объединения ВВС объявлена благодарность командиру воздушного судна 46615 (рейс 7831) и личному составу смены Киевского РЦ за оперативный доклад об обнаружении светившегося предмета 13.07.78 г. в 19.50 в районе Хойники. Согласно записи в той же книге, случай обнаружения неизвестного движущегося предмета имел место также 21.03.78 г. в 23.10 в районе Птичь».

Во время работы межведомственной комиссии было собрано 60 показаний, рапортов и отчетов о наблюдениях. Вот некоторые из них.

Вечером 21 июля самолет Литовского республиканского производственного объединения гражданской авиации выполнял рейс 8052 Саратов‑Воронеж‑Гомель‑Вильнюс (командир В. А. Шикунов, второй пилот А. В. Охлопков, бортмеханик П. М. Дорофеев, в пассажирском салоне находился также пилот Г. И. Панищев). Самолет был на отрезке пути Воронеж‑Гомель, в 80‑100 км за Железногорском. Высота полета– 3000 м. Внизу редкая проходящая облачность. В 20.30 влево под углом 110‑120 градусов к курсу они заметили высоко в небе блестящий цилиндр, отношение длины к ширине около 1 : 6 или 1 : 7, угловой размер как 10‑13 мм на расстоянии вытянутой руки. Солнце было видно на западе, близко к горизонту. Объект как бы стоял в одном месте и постепенно отставал к хвосту, когда летчики приближались к Гомелю. Недалеко от нижнего конца цилиндра было заметно как бы сужение. Объект наблюдался около 20 минут, пока они не пошли на снижение. Никому о наблюдении летчики тогда не сообщили.

12 июля 1978 года экипаж самолета АН‑24 на траверзе г. Лида, находясь на высоте 3400 м, заметил висящий высоко в небе белый «прямоугольник» правильной формы, без закруглений, с желтоватым оттенком. Он был размером «с самолет АН‑24 на расстоянии 10‑12 км». За время наблюдения, около 5 минут, его положение на небосводе и форма не менялись. После разворота самолета он вышел из поля зрения.

На следующий день в Мозыре очевидцы наблюдали «висящий неподвижно высоко в небе серебристо‑белый цилиндрический объект, который стал невидимым с наступлением темноты. Некоторым казалось, что он вращался». Его видели экипажи самолетов; на запросы авиадиспетчеры отвечали, что в воздухе ничего нет. Пилотам он представлялся как сложенный из двух усеченных конусов, под которым, казалось, что‑то болтается.

Эти случаи вскоре были разгаданы, хотя и не без труда.

«Летом 1978 года нам довелось участвовать в работе межведомственной комиссии по расследованию наблюдений аномального явления на трассах Аэрофлота, – рассказал Лев Миронович. – Речь шла о наблюдении некоего аномального объекта в виде светящегося вертикального цилиндра, который длительное время дрейфовал на высотах более 10 км в районе Гомеля. Сообщение об этом поступило из Вильнюсского авиаотряда через известного литовского астронома В. Л. Страйжиса. На основании описаний очевидцев (пилотов гражданской авиации) Страйжис оценил размер цилиндра порядка 200 м. Природа объекта оставалась неизвестной. Вместе с тем, он мог представлять опасность для воздушных судов. Я связался с Секцией прикладных проблем и с аппаратом Б. А. Киясова. Была создана межведомственная комиссия, в которую вошли представители Академии наук СССР, Минвуза, Министерства обороны и Министерства гражданской авиации… Комиссия побывала в Вильнюсском, Минском и Киевском авиаотрядах, познакомилась с магнитофонными записями, журналами и другими материалами, связалась с аэрологическими организациями. В конце концов этот случай удалось раскрыть. Оказалось, что наблюдалась большая связка шаров, запущенная с полигона около Рыльска. Но первоначально все (в том числе те, кто скрывал информацию) полагали, что речь идет о каком‑то неопознанном объекте…

Поучительны в этом случае два обстоятельства. Первое. Оказалось, что очевидцы, ничего не зная о природе объекта, дают достаточно достоверное его описание, на основе которого удалось правильно определить основные параметры объекта. Второе. Ведомственная разобщенность и большие трудности в получении служебной информации. Несмотря на высокий ранг комиссии, созданной под патронажем ВПК, мы столкнулись с этим обстоятельством в полной мере.

Некоторые наивные люди полагают, что стоит позвонить по телефону гражданскому или военному должностному лицу, и, если он говорит, что ничего не знает о каком‑то случае наблюдения НЛО, значит, его и не было. Между тем мы столкнулись с иной ситуацией.

Управление воздушного движения (УВД) находилось в ведении ВВС, и они в ряде случаев отказывались выдавать необходимую информацию представителю Министерства обороны, входившему в нашу комиссию, поскольку он принадлежал к другому роду войск. В Киевском авиаотряде нам заявили, что у них ничего не наблюдалось, и отказались предоставить необходимую информацию. А когда представитель Министерства гражданской авиации (Н. И. Петриченко. – М. Г.), который оказался в достаточно высоком чине, приказал выдать информацию, выяснилось, что объект не только наблюдался, но для его опознания поднимался истребитель, и пилот получил благодарность от командующего воздушной армией. Так что серьезное расследование наблюдений НЛО – это не такое простое дело. И здесь требуется очень большая организационная поддержка на государственном уровне»[139].

18 октября 1978 года в Академии наук СССР собрались представители военных и гражданских организаций, чтобы совместно выработать общий план действий. На заседании кто‑то от руки записал самые главные мысли выступавших, и лишь этот невзрачный листок сохранил их для нас.

Открыл заседание Владимир Васильевич Мигулин, представив собравшимся Ю. В. Платова – главного исполнителя темы «Сетка» в ИЗМИРАНе. Юлий Викторович, в свою очередь, сказал, что у него есть наметки частных технических заданий трех типов: первого– к службам, у которых есть систематические непрерывные и регулярные наблюдения, второго типа – к службам и организациям, где имеются регулярные, но эпизодические наблюдения, и тип 3 – организациям, которые не проводят регулярные наблюдения. Предварительная фильтрация сообщений и отсев «мусорной» информации должны осуществляться на месте.

Начальник НИИ‑22 В. П. Балашов заверил, что в Министерстве обороны СССР подготовят инструкцию для наблюдения НЛО во всех родах войск Вооруженных Сил СССР и гражданской авиации.

«Министерство обороны беспокоят эффекты, которые производят эти явления, потому что они влияют на работу, – признал Виктор Павлович. – Требуется сразу закладывать замысел в изучение информации и анализ причин. Нужно по каждому явлению проводить всесторонний анализ всех сопутствующих явлений, который позволит быстро разобраться в его природе. Мне хотелось бы предложить схему работы, аналогичную проведенной в случае с Гомелем.

По всем трем направлениям должны быть разработаны методические материалы. Нужно общее техническое задание на тему с указанием роли каждого исполнителя и частное техническое задание каждому исполнителю. Нужно создать рабочую группу, которая бы регулярно собиралась (хотя бы раз в квартал) для взаимной координации.

К концу года будет проект инструкции, который после обсуждения будет распространен в различных родах войск. Если полученная информация о необычном явлении представит особый интерес, должна быть создана оперативная группа, организующая немедленное исследование обстоятельств… Соль нашей работы не в сборе и обобщении, а в глубоком анализе и исследовании природы явлений, которые позволили бы сделать определенные выводы и в дальнейшем использовать результаты».

Затем все собравшиеся перешли к техническим вопросам. Нариманов сказал, что нужна какая‑нибудь штаб‑квартира при Академии наук СССР. Мигулин ответил, что этот вопрос будет решаться через Платова как главного уполномоченного от ИЗМИРАН. «Главная трудность – территориальная, – заметил он. – Где разместить штаб‑квартиру? Буду предпринимать шаги по организации комнаты в Москве».

Забегая немного вперед, замечу, что программа «Сетка‑АН» так и осталась без помещения вплоть до июня 1979 года, когда Институт космических исследований выделил ей комнату. Но что это была за комната! О ней можно судить потому, с какими просьбами И. Г. Петровская, избранная к тому времени ученым секретарем рабочей группы «Сетки», вскоре вынуждена была обратиться к зам. директора ИКИ К. П. Метелкину:

«Прошу Вашего содействия в вопросе приведения в рабочее состояние комнаты 111 в корпусе Б‑2.

Эта комната была выделена для работы межведомственной комиссии по теме „Сетка‑АН" в июне 1979 года. С этого времени и по настоящий день, 8 февраля 1980 года, я десятки раз обращалась в АХО с просьбами о содействии в ремонте и повесить занавеску на окно. Она так и не повешена. Со дня аварии отопления в начале октября 1979 года до настоящего времени в комнате не закончены ремонт и сборка мебели. Шкафы стоят без дверец, батарея не закрыта, столы были собраны, но при попытке сдвинуть их разваливались. Теперь их вообще куда‑то унесли, в комнате сложили портреты, а телефонный провод перерезали. Работать в помещении нельзя – в порядке только стулья. Приглашать товарищей из других организаций, тем более из директивных органов, – немыслимо.

Вследствие создавшейся обстановки мне неоднократно высказывались претензии зам. академика‑секретаря ООФА АН СССР, член‑корр. В. В. Мигулиным. Еще раз прошу Вашего содействия».

Гораздо более успешно шла работа по сбору информации от населения. Все письма о наблюдениях НЛО, которые приходили на телевидение и в центральные газеты, не говоря уже о самой Академии наук, с 1978 года передавались программе «Сетка‑АН».

«Уважаемая редакция! – обратилась 29 октября 1978 года в газету „Труд" Тамара Александровна Демиднонова из Куйбышева. – Прошу вас посредством ученых, через газету объяснить весьма загадочное явление.

9 сентября, в 18.20 московского времени, на западной стороне неба в сторону севера летело очень большое, длинное, огненное, плоское тело. Оно не изменялось в размерах ни вдоль, ни поперек. Один раз на секунду его загородило облако, но потом оно опять продолжало лететь и, удаляясь, исчезло в поле моего зрения.

Оно летело на одном уровне, не опускаясь. Причем впечатление было именно такое, что оно не плыло, как мы обычно говорим об облаках, а летело, как будто бы имело свой летательный (двигательный? – М. Г.) аппарат.

Видели и другие люди это загадочное явление. Не могли бы вы сообщить через газету, что это могло быть?»

Хотя в то время еще не были выработаны новые цензурные правила, ее письмо не попало на страницы газеты. Оно было передано в Академию наук СССР с просьбой ответить автору. Судя по отсутствию отметок на «сопроводительном листке», гражданка Демиднонова ответа так и не дождалась (рис. 42).

Цензура, впрочем, не заставила себя долго ждать. Секретный приказ Главлита № 3‑е от 11 января 1980 года гласил: «Запрещается публиковать без разрешения… материалы о так называемых „летающих тарелках" и других „неопознанных летающих объектах" (НЛО)». Это разрешение могли дать только В. В. Мигулин и Ю. В. Платов, поэтому никакие статьи в пользу инопланетного происхождения НЛО (гипотезы, не разделяемой руководством ООФА и ИЗМИРАН) не имели шанса попасть в печать.

К марту 1979 года был готов первый вариант «Методических указаний по наблюдению аномальных явлений в атмосфере и космическом пространстве и их воздействия на окружающую среду, живые организмы и технические средства», которые определяли, как надо наблюдать за НЛО, что регистрировать в первую очередь и куда пересылать сообщения. Гражданский вариант «Указаний» начал распространяться в этом же году, а вот аналогичная инструкция для военных – только в начале 1980‑го, после выхода в свет директивы Генерального штаба Вооруженных сил СССР.

Институт космических исследований подготовил свой вариант «Методических указаний», но он, видимо, был сочтен слишком сложным для массового внедрения и практически не использовался (рис. 43).

«Параллельно с деятельностью, которая шла по линии Академии наук, в ВПК были предприняты некоторые другие шаги, – рассказал Гиндилис. – Прорабатывался вариант организации группы по изучению НЛО в МАИ (Московском авиационном институте), где работал Ф. Ю. Зигель. Идею организации группы в МАИ, насколько мне известно, поддержал Б. А. Киясов. Поначалу все шло хорошо. Зигель был очень воодушевлен. Он даже предлагал мне перейти на работу в МАИ, чтобы войти в его группу. Но потом все застопорилось. Директор МАИ не дал согласие на организацию группы. Вероятно, он хорошо помнил неприятности, которые обрушились на него по партийной линии в связи с несанкционированными лекциями Зигеля»[140].

Тем не менее в 1979 году Зигеля приглашали на многие заседания «Сетки‑АН». 12 февраля 1979 года на заседании, посвященном Петрозаводскому феномену, Феликс Юрьевич также высказал свое мнение: в тот день над страной появились примерно 50 НЛО. Он не учел, что явление может быть одно, но настолько огромное и высоко расположенное, что его можно увидеть чуть лине над всей европейской частью СССР. И источник его происхождения нашли очень быстро: в 4.01 утра 20 сентября 1977 года с космодрома Плесецк был запущен спутник‑шпион «Космос‑955».

23 мая 1979 года Феликс Юрьевич представил В. В. Мигулину «Предложения по дальнейшему развитию НИР „Сетка"». Предложения не были приняты. Тогда обиженный Зигель, вдосталь наобщавшийся с Мигулиным, год спустя написал в своей очередной рукописи:

«Постепенно стало очевидно, что В. В. Мигулин не собирается спокойно и объективно изучать НЛО… Все то, что не подходит под категорию „атмосферных явлений", по его мнению, следует считать злостными вымыслами любителей сенсаций. Вполне четко эта позиция была сформулирована В. В. Мигулиным в его интервью, опубликованном газетой Московского обкома КПСС „Ленинское знамя" 11 ноября 1979 года[141].

Люди типа Мигулина избегают анализа конкретных сообщений. Они предпочитают ограничиваться общими фразами, скрывающими их полное невежество в проблеме и неспособность объяснить факты. Они заинтересованы чем угодно, но только не выяснением истины… Ясно, что перед нами не ищущая мысль настоящего ученого, а тупое предубеждение…»[142]

 

ЭКСПЕДИЦИИ ЗА НЕПОЗНАННЫМ

 

Невзирая на откровенно «антитарелочную» настроенность руководства ООФА и ИЗМИРАН, в программе «Сетка‑АН» оставалось достаточно много энтузиастов, которые делали все, чтобы раскрыть тайну НЛО.

7 августа 1979 года в Мангышлакскую область Казахской ССР на поиски НЛО была направлена экспедиционная группа сотрудников ИКИ, которая работала там до 31 августа. Состояла группа из четырех человек: ученый секретарь «Сетки‑АН» И. Г. Петровская, Н. Ф. Санько, Я. Г. Лифшиц С. Ю.Егоров. В течение 10 дней с ними сотрудничал представитель НИИ‑4 Б. А. Фешин.

«Нужно отметить, что выездная группа была задумана как первый пробный и методический шаг с целью выяснения целесообразности посылки, продуктивности деятельности и работоспособности малой группы, а также эффективности самого способа экспедиционного исследования аномальных явлений, – говорится в отчете экспедиции. – Группа была направлена ускоренно с тем, чтобы к лету 1980 года было ясно, нужен или нет такой шаг, какова оптимальная численность экспедиции и как ее в случае необходимости организовать…»

Несмотря на столь скромные цели, группой было получено 85 сообщений об НЛО «и проведен максимально возможный их анализ» (рис. 44).

Оказалось, что из них к запускам ракет относится 35 случаев, схождение спутников – 5, стрельбы ‑4, атмосферные эффекты – 2, болид – 1, неопознанных – 36 (из них предположительно научно‑технические эксперименты ‑10, настоящих аномальных явлений – 26).

«Обращают на себя внимание данные, полученные от летчиков, в особенности нижеследующее сообщение № 44 о радиолокационном обнаружении неизвестной цели с аномальными характеристиками, – гласит далее отчет. – 14 августа 1977 года в 20.00‑20.30 Гопаченко Раиса Николаевна, диспетчер аэропорта Шевченко, обнаружила в зоне действия РЛС цель, которую приняла за военный объект. Цель появилась внезапно над Аксу и в течение приблизительно 1 минуты оставалась неподвижной. Сообщила руководителю полетов Ирину Вячеславу Михайловичу. Руководитель полетов проверил ограничения по трассе. В этот день их вообще не было. Более того, в момент обнаружения объекта в поле зрения РЛС не было ни одного самолета.

Не позднее чем через минуту после обнаружения объект стал двигаться вдоль моря в сторону Ералиева, повторяя изгибы береговой линии. Не доходя до Ералиева, он резко повернул точно на Узень, скорость его возросла до 500 км/ч. Сразу был запрошен военный аэродром Красноводска о наличии их самолетов в воздухе. Получен отрицательный ответ.

Пройдя Узень, объект повернул на Муйнак и развил скорость около 700 км/ч. Путь его не соответствовал трассе гражданской авиации. Диспетчер предупредила Нукус о приближении объекта к зоне их РЛС. В это время со стороны Муйнака появился „АН‑24", следовавший в Шевченко. Цель шла в его сторону, не меняя направления. Диспетчер связалась с самолетом. С „АН‑24" ответили, что ничего не наблюдают. Во избежание аварии диспетчер отвернула „АН‑24" от курса объекта, когда они находились на расстоянии 220‑250 км от Шевченко. Удалившись на расстояние 300‑350 км, объект вышел из зоны видимости РЛС Шевченко и пропал из виду. В это время руководитель полетов аэропорта Нукус сообщил в Шевченко, что цели они не видят, связался с военными аэродромами в Астрахани, Ростове, Волгограде, Баку, Ташкенте, Алма‑Ате и с Москвой. Со всех аэродромов ответили, что их самолетов или других объектов в воздухе нет (был выходной день), и запросили а/п Шевченко об обстоятельствах наблюдения.

Через 5‑6 минут объект вновь появился на экране РЛС аэропорта Шевченко в том же самом месте, где исчез. Он следовал строго тем же маршрутом в обратном направлении на Узень с огромной скоростью (по словам руководителя полетов, она составляла примерно 40 км на 1 оборот антенны локатора, что составляет около 7200 км/ч).

Вновь запросили Нукус о наличии на этом курсе их самолетов, вновь получили отрицательный ответ. Руководитель полетов связался с ПВО Красноводска. Оттуда официально ответили, что запретов по трассам нет. От Узеня объект повернул на Аксу и исчез там же, где появился, хотя находился в зоне уверенной регистрации радиолокатора а/п Шевченко, на расстоянии около 170 км от него. По впечатлению диспетчера, он исчез так, как будто выключил радиоответчик.

В течение всего времени наблюдения за объектом слежение осуществлялось по системе запрос‑ответ. Использовался локатор П‑35м („Меч"), скорость вращения антенны Зоб/мин… Объект мог регистрироваться локатором только в том случае, если он обладал устройством, работающим как радиопередатчик, настроенный на рабочую частоту гражданской авиации с установленным кодом. На экране локатора он выглядел как высотный самолет (дужкой). За весь период сопровождения на связь не выходил. Служба ПВО пыталась обнаружить цель и уточняла ее местонахождение у руководителя полетов уже после ее исчезновения с экрана локатора».

Неизвестно, выезжали ли сотрудники «Сетки» на полуостров Мангышлак летом 1980 года, но слухи о какой‑то экспедиции в том году ходят до сих пор.

В начале 1980 года жители Шевченко начали говорить о каких‑то серебристых шарах. Разговоры велись с оглядкой, со смешком – уж больно невероятные события происходили чуть ли не каждый день. Один горожанин пришел на работу с опозданием и заявил, что видел на берегу Каспия два серебристых шара. До них было далеко, поэтому размеры определить не удалось. Друзья посмеялись над «хохмой», но скоро были посрамлены. В понедельник вернулась геологическая партия, и геологи слово в слово повторили рассказ «шутника». От себя они добавили, что пытались подъехать к шарам, но, проехав напрямик около 5 км, вдруг поняли, что совсем не приблизились к объектам. Словно стояли на месте. В какой‑то момент шары исчезли – по словам геологов, «лопнули как мыльные пузыри».

С этого дня началась лавина свидетельств, но все рассказы были довольно однотипны. Странные шары диаметром около 30 м встречались только группами. Скоро геологи перестали обращать на них внимание.

Их пытались сфотографировать, но тот, кто имел дело с фотографией, знает, что такое снимать серебристый объект в пустыне. Получались невыразительные белые пятна. И все же именно с помощью фотоаппарата была разрешена одна загадка. На одном из снимков удалось рассмотреть, что серебристый шар не исчезает, а очень быстро взлетает вверх.

Так как все эти события происходили поблизости от границы, дело получило огласку. По слухам, в город приехала какая‑то комиссия, зафрахтовала автомобиль у одной из организаций города и выехала по неизвестному маршруту. Что любопытно – имея груз, состоящий из приборов, члены комиссии вернулись налегке и быстро, без комментариев, уехали. Была ли это комиссия «Сетки», или в Шевченко приехали какие‑то самодеятельные любители, неизвестно. А шары наблюдали еще месяц, затем они куда‑то исчезли…[143]

Другая экспедиция «Сетки» работала в казахстанском городе Державинск.

«Наш институт был привлечен к программе „Сетка‑АН" с октября 1979 года, – рассказал сотрудник Института высоких температур АН СССР Анатолий Листратов. – Я активно погрузился в эту проблему.

Между Г. С Наримановым и В. В. Мигулиным сразу же произошло столкновение. Нариманов признавал наличие непонятного, неопознанного, признавал, что НЛО – это не просто какие‑то свечения атмосферы и плазменные образования, как это трактовал Мигулин и трактует до сих пор, а не исключено, что это космические аппараты внеземной цивилизации, что они пилотируются внеземными существами. Установка Нариманова в программе „Сетка" была такая: поскольку проблема не поставлена однозначно и завуалирована под аномальные явления, надо найти как можно более показательный случай, где были бы посадка НЛО и выход гуманоидов: максимально оперативно выехать на место, документировать, произвести возможную фиксацию и измерения.

Я стал ходить по редакциям, работать с почтой, выискивая интересные случаи. Ведь люди пишут о необычных явлениях в свою любимую газету, журнал… В конце 1979 года я, волею судеб, напал на письмо с сообщением о контакте. Годы тогда были, как сейчас принято говорить, застойными, постсталинскими, люди всего боялись, и поэтому письмо было анонимное»[144].

Копия этого письма (№ 5393 от 19 июля 1979 года), к счастью, сохранилась:

«Уважаемая редакция журнала „Техника – молодежи"!

Очень часто на страницах вашего журнала мы встречаем материалы, в которых рассказывается об интересных и таинственных явлениях в природе, о встречах с неизведанным, даются комментарии ученых ко всем этим загадкам. И нам очень хочется, чтобы вы помогли разобраться и, может быть, прокомментировать на страницах журнала событие, которое имело место у нас, в городе Державинске Тургайской области Казахской ССР.

Очевидцами этого явления мы не были (к сожалению!!!), но нам рассказали ребята– непосредственные свидетели этого „чуда". А их было около 20 человек – дети и плюс два взрослых человека.

Дело происходило в пионерском лагере „Березка" (который расположен в 20 км от города, в березовой рощице) в конце июня месяца с. г.

За день до закрытия первой смены в лагере ребята отправились на сопку, которая находится в 3‑4 км от лагеря. Ребята стали хором выкрикивать имена друг друга. И когда прозвучало последнее имя, ребята вдруг заметили группу (четыре человека) „людей" очень странного, на наш человеческий взгляд, вида. Они были гигантского роста (3‑3,5 м), но хрупкого телосложения. Ребятам они показались совершенно черными. Отличались друг от друга они только цветом широких поясов (желтый, красный, синий, белый). Передвигались они легко, как бы скользя по земле. Руки у них при ходьбе были вытянуты вперед и неподвижны. Увидев их, ребята закричали и в страхе бросились бежать по направлению к лагерю. С ними вместе была воспитательница. Оглянувшись, ребята увидели, что один из этих „людей" идет следом за ними, но, не дойдя до пределов лагеря, он повернул назад.

Осмелев, ребята стали кричать и звать его, но он продолжал уходить, лишь один раз оглянувшись. А затем вся группа этих „людей" вдруг стала исчезать, как бы постепенно уходя в землю. Но этим дело не кончилось.

Вечером этого же дня ученица увидела одного из этих „людей" сидящим на табурете около лагерной столовой. Заметила она его не сразу, так как шла задумавшись. Сначала она вдруг заметила чьи‑то ноги, которые показались ей чрезвычайно большими. Подняв глаза, она увидела „человека" огромного роста. Что она запомнила– Это его квадратные глаза и горящий взгляд и рот, напоминающий (по ее словам) рот лошади. Она испугалась и побежала к ребятам. Когда все пришли на это место, то никого уже не было. Только табурет был сломан.

В этот день после обеда ребята заметили видневшиеся вдали строения, по форме напоминающие палатки, как бы сделанные из чего‑то, по цвету похожего на шифер. Когда, через некоторое время, они пришли на место, где находились эти „палатки", то там ничего не оказалось. Лишь на этом месте была выжжена трава.

Сейчас у нас в городе идет много разговоров об этом интересном случае. Мнения, конечно, разделились. Часть жителей считает это выдумкой, а некоторые верят в то, что это – „контакт", о котором давно мечтали люди, мечтают и сейчас, и даже не только мечтают, но и делают попытки его установить.

Тем более что это явление наблюдали многие, и не только дети, но и взрослые. Особенно близко от себя видели этих „людей" ребята: В. Чернышов, А. Дмитриев, Е. Квачева и их воспитатель в пионерлагере. Все они – учащиеся Державинской средней школы им. Н. К. Крупской. Все они, разумеется, могут дать уточненные сведения о внешнем виде этих „людей", нежели те, которые мы приводили в этом письме. Извините, что не указываем своей фамилии. Городок наш маленький, и не каждый нас правильно поймет.

С уважением к вам, ваши постоянные читатели».

Анатолий Павлович отправил письмо в местную газету и, в конце концов, вышел на секретаря газеты «Тургайская новь» П. И. Жуковского, который «по горячим следам» выезжал на место происшествия, опрашивал очевидцев. Чтобы погасить разгорающиеся страсти, Петру Жуковскому тогда пришлось написать фельетон «НЛО в сарафане». Сам факт необычной встречи в нем не отрицался, но в конце намекалось, что это может быть чья‑то вполне земная проделка[145].

Жуковский уточнил, что произошло все это 26 июня 1979 года, между 11.15 и 11.40 местного времени. Отряд (около 20 пионеров 5‑7‑х классов), находясь на прогулке вместе с пионервожатой Н. П. Колмыковой, на сопке Лысой в 2 км от лагеря встретил четырех неизвестных существ очень высокого роста и хрупкого телосложения. Они были черного цвета, в районе бедер подобие юбки. На лицах не было видно ни носов, ни ртов, только два больших «глаза» розового цвета (рис. 45).

«Группа существ вышла из‑за сопки и находилась на расстоянии около 30 м от отряда, – написал он А. П. Листратову. – Увидев ее, ребята испугались и бросились бежать в сторону лагеря. Одно из существ преследовало их, его походка отличалась скользящим характером, руки при ходьбе были вытянуты и неподвижны. Наибольшее приближение его к ребятам составляло около 10 м. Не доходя до пределов лагеря, он вернулся обратно, и вся группа исчезла.

Вечером того же дня, после ужина, одно из существ, сидящее на стуле в рощице у столовой лагеря, видели пионер и вожатая Р. Ф. Рахимова. Ночью, часа в два, муж Р. Рахимовой, фельдшер „скорой помощи" Г. Рахимов, видел метрах в 20 от главного лагерного корпуса два горящих „глаза" (рис. 46).

На следующий день ребята заметили вдали строения, напоминающие по форме палатки и по цвету шифер. Когда они пришли на это место, то обнаружили только выжженную траву. В районе была информация, что в ночь с 25 на 26 июня 1979 года наблюдался пролет светящегося тела. На месте происшествия по горячим следам были представители областных управлений МВД и КГБ СССР».

Мы приведем только одно из показаний, записанных Петром Жуковским со слов очевидцев:

«26 июня я вышла из столовой лагеря „Березка", это было в полвосьмого вечера, и пошла по березовой роще, которая расположена с правой стороны от столовой, – рассказала Р. Ф. Рахимова. – Не успела я сделать 5‑6 шагов, как из рощи выбежал мальчик Женя с моего 4‑го отряда. Он очень был перепуган. Я сразу посмотрела в ту сторону, откуда он бежал. Там сидел человек очень большой, высокого роста (примерно около 3 м), весь черный как уголь, очень худой и весь какой‑то прямой, как доска. Руки у него огромные, похожие на человеческие. Черное на нем как обыкновенная человеческая кожа. Внизу у него что‑то в виде коротенькой юбочки из белого материала ослепительной белизны. Материал этот нельзя не заметить, потому как он очень белый. Еще когда я сразу посмотрела на него, то увидела четко его голову. Она очень медленно поворачивалась в мою сторону так, что он не успел полностью повернуться ко мне, я его видела только в профиль. У него ни носа, ни волос, ни ушей, ни рта – ничего не было. Были только одни глаза, большие и выпуклые, кажется, будто они вот‑вот вылезут. Эти глаза розового цвета, блестящие, и взгляд у него очень странный. Голова у него чуть‑чуть выпуклая сзади. Он сидел на стуле метров в 10‑11 от меня. Хорошо я его не разглядела потому, что очень напугалась и бросилась бежать через рощу на линейную площадку. Я бежала, падала, вставала и опять бежала и кричала: „Там черный какой‑то сидит!" Все дети и вожатые, что сидели на площадке, бросились туда, в сторону, которую я показала. За ними и я побежала, одной стало страшно оставаться.

Когда мы прибежали к этому стулу, то сразу увидели, что ножки от стула, где сидел этот человек, до половины вошли в землю. Мы разделились на две группы и побежали одни по роще, другие остались около стула. Первая группа осмотрела всю рощу, но ничего не было видно. Только потом, когда мы прибежали ко второй группе, они сказали, что возле стула были очень большие следы, но их сразу затоптали из младшей группы.

Когда мы уже ничего не нашли, уже все успокоились и пришли на линейную площадку, то ребята из первого отряда начали рассказывать, как они тоже видели четырех человек».

В переписке прошла зима, и только к весне 1980 года Листратов подготовил «информационное сообщение» о посадке НЛО и контакте с гуманоидами.

«Естественно, я готовил эти документы, чтобы организовать экспедицию, и предоставил справку Нариманову,– рассказал Листратов. – Настала весна, был звонок в обком партии Тургайской области по „вертушке", была солидная бумага нам выдана, нашли место, где нам остановиться. И вот в конце мая, через 11 месяцев после происшествия, мы выехали. Планировалась группа из трех человек, но опять же отношение к проблеме привело к тому, что сотрудника физического института не отпустило руководство. Мы поехали вдвоем: я и сотрудник ИКИ… (рис. 47, 48).

Там действительно был контакт. В ночь перед контактом наблюдался пролет огненного шара. Очевидцы показывали, что шар шел на посадку. В показаниях фигурировали еще какие‑то наземные экипажи, которые катались вдоль и поперек по степи и даже преследовали одну машину. Водитель увертывался от них и как угорелый приехал к месту назначения в совершенно невменяемом состоянии.

Работа с очевидцами в то время – это не такое простое дело было. Примерно на третий день пребывания в этом городке кто‑то пустил слух, что мы агенты КГБ, а наше академическое удостоверение – это ерунда. После этого нам было бесполезно искать очевидцев. Мы пришли к водителю, за которым гонялись экипажи пришельцев, его домашние отрекаются: нет дома. Он ничего не видел, ничего не знает.

Наша задача была – найти какие‑то материальные следы. Многие следы до нас не дожили, например, отпечаток стопы пришельца, который сидел на территории лагеря на стуле, обычном сломанном общепитовском стуле из вогнутых трубок. Для него, человека высокого роста, стул был все равно, что для нас детский стульчик. Он сидел согнувшись, задрав ноги до подбородка, и, когда вставал, остались следы. Стул вдавился на половину своих ножек в землю, поэтому мы оценили вес пришельца порядка 350‑400 кг…

 

Через несколько дней после контакта началась контрпропаганда. Приехал лектор из Алма‑Аты, из общества „Знание", выступил с лекцией на тему: „Есть ли жизнь на Марсе", и убедительно доказал, что серией результатов космических исследований установлено, что в пределах Солнечной системы ничего живого нет и никаких пришельцев быть не может. Затоптали все следы, потом пустили версию, что это были студенты, которые нарядились в какие‑то балахоны и пугали ребят. Все это шито белыми нитками, но, может, и справедливо сделано, потому что город небольшой, и определенная паника там была. Детей на второй поток в этот лагерь никто отправлять не стал.

Ребята показывали, что на сопке есть ожог, что они видели вспышку на дальней околице, километрах в 5. Ожог мог оказаться естественным явлением, чем‑то вроде степного загара, но самое интересное, что на склоне этой сопки был след колеей в 1 м (вообще вся сопка была испещрена следами с такой колеей), но один был буквально пропахан, будто какой‑то аппарат чиркнул по земле. След начинался у подножия сопки, а кончался у вершины. Такое впечатление, что аппарат отделился и ушел в атмосферу. Взяли мы пробы из этой колеи и пробы фоновых пород и с этим мешком камней вернулись в Москву»[146].

Все это, конечно, не помешало Юлию Платову 20 лет спустя написать:

«Самое удивительное, что в противовес многочисленным описаниям различного рода контактов с инопланетянами, собранным в коллекциях уфологов, в рамках проекта, использовавшего огромный наблюдательный потенциал армии и гражданских организаций, не зафиксировано ни одного сообщения о посадке НЛО, о контактах с пилотами НЛО, о похищении людей НЛО. Возможно, по каким‑то причинам в течение, по крайней мере, 13 лет территория СССР была закрыта для посещения инопланетных визитеров, либо гипотеза инопланетного происхождения НЛО несостоятельна»[147].

О том, что заставляет Платова до сих пор отрицать очевидное, можно только догадываться. Бывший участник «Сетки» Валентин Фоменко сказал мне: «С Мигулиным я встречался, а с Платовым – нет. Конечно, скептицизм – вещь хорошая, но, когда скептицизм заказной, это уже становится противно»[148].

 

ВОЕННЫЙ ПОЛИГОН – ЗОНА КОНТАКТА?

 

В интервью московской газете «Поиск» Юлий Викторович заявил:

«Очень интересный факт: за 13 лет, пока велись работы, ни одного сообщения о наблюдении „странных" явлений с испытательных полигонов не поступило. Были из соседних областей, из соседних городов, но прямо с полигона – ни одного. Там люди отлично знают, с чем имеют дело»[149].

Он, видимо, «забыл», что в 1979‑1980 годах «тарелки» буквально взяли в осаду военный полигон, и представители «Сетки‑АН/МО» не раз выезжали на место происшествия!

Расположение полигона перестало быть военной тайной совсем недавно, когда полковник Александр Плаксин, сотрудник НИИ‑22, упомянул его в своем интервью: Дзержинский район Горьковской области, у деревни Смолино. Когда там развернулись бурные события, полигоном командовал генерал‑майор Виктор Иванович Тодоракиев.

Подробные записи и докладные записки до сих пор спрятаны от народа где‑то в военных архивах. Однако нам повезло: к исследованию загадочных явлений были допущены представители ИКИ во главе с И. Г. Петровской и горьковские ученые из Научно‑исследовательского радиофизического института (НИРФИ) под руководством Э. А. Ермилова. Отчеты, составленные ими, пока тоже недоступны, но рабочие журналы и выписки из военных рапортов сохранились (рис. 49).

Возможно, что‑то странное происходило в тех краях и раньше, но только в 1978 году, когда развертывалась программа «Сетка‑МО», в некоторые части была направлена директива, обязывающая военных сообщать обо всем загадочном в НИИ‑22 МО СССР. Донесения не заставили себя ждать…

Первое сообщение о появлении чего‑то загадочного на полигоне датировано 27 января 1979 года. В 21.50 «на северо‑западе на расстоянии 1000‑1500 м и высоте 80‑100 м возник красный шар, окруженный розовым свечением (ореолом). Он медленно перемещался с запада на восток, перпендикулярно ветру, и скрылся за лесом. В 22.10 явление повторилось, оно продолжалось 15‑20 минут».

29 марта, в 22.30, НЛО появился прямо во время испытаний! Запись гласит, что «…сначала объект, напоминающий комету, появился на северо‑западе. Завис. Образовался светящийся белый шар диаметром 6‑8 м; образование белых волн. Через 8‑10 минут стремительно исчез. Высота – 50‑70 м, дистанция – 600‑700 м. Наблюдался под нижней границей облаков или на фоне их».

В других случаях, наоборот, отмечалось, что никаких испытаний на всех полигонах Горьковской области не было и перепутать объект с какой‑то новой военной техникой солдаты не могли. Так было и 24 декабря 1979 года: «В 5.20 красный шар диаметром 4‑6 м с красным ореолом появился на расстоянии 700‑1000 м и высоте 100‑150 м в северной части неба. Он завис в течение 5 минут, затем удалился на север против слабого ветра. Работ на полигонах не было».

Генерал‑майор авиации Василий Алексеевич Еременко рассказал: «Я знаю, что на некоторых полигонах, я не буду их называть, хотя на сегодняшний день это уже не тайна, научились даже входить в определенный контакт. В чем он заключался: сначала появление НЛО. Это в большинстве случаев шары, но не только. Путем физического обозначения своего поведения, скажем, разведением рук в разные стороны, подавался сигнал. Шар сплющивался в ту же сторону. Если руки поднимали вверх три раза, то НЛО сплющивалось в вертикальной плоскости, и тоже три раза».

Как оказалось, речь шла в том числе и о нашем полигоне!

«23/24 декабря 1979 года, 23.50, продолжительность явления 2,5 часа. Шар, светящийся то красным, то голубым светом, зеленый ореол. Перемещался в южной части неба в направлении восток‑запад. Остановился над поселком и завис на высоте 3‑4 км. При зависании пульсации горизонтальных размеров. При поднятии руки пульсации прекращались, при опускании возобновлялись. В 0.40 стал перемещаться в западном направлении, затем постепенно снижался…»

«7 апреля 1980 года, 23.24, продолжительность явления 6 минут. Зависание красноватого шара недалеко от патрульного помещения с пульсацией, которая прекращалась, когда подавались сигналы подъемом руки. Наблюдало несколько человек».

В ночь с 23 на 24 июня 1980 года НЛО совершили настоящий налет:

«23.20. На расстоянии 500 м, высота 100 м, появилось светло‑желтое светящееся облако. Затем оно стало выглядеть как четкий шар. 23.25. Объект появился вновь, его края пульсировали. В 23.30 он несколько раз приближался к наблюдателю и удалялся. 01.25. Объект, вспыхнувший ярко‑красным слепящим светом, описал дугу и начал снижаться до высоты 150 м. Пролетел над техническими площадками, осветив их и технику. Сделал зигзаг и, развернувшись на 45 градусов, удалился на север, оставляя быстро исчезавший след. Диаметр– около 10 м. 01.35. Появился гантелеобразный красный светящийся объект. Зависание, колебания в горизонтальной плоскости. При подъеме руки опускался, и наоборот…»

Всего же за 1979‑й и первую половину 1980 года на полигоне наблюдали 65 самых разных НЛО – сияющие полусферы, шары, диски, гантели и эллипсы, которые появлялись до шести раз в месяц. Некоторые НЛО при этом даже совершали посадку на территории воинской части!

«15 декабря 1979 г., 23.40. Одновременное движение трех красных светящихся объектов шаровидной формы. Они появились в северной части неба на расстоянии около 800‑1000 м, высота 100‑150 м; опустились и зависли над землей "в виде треугольника на высоте 5‑7 м и дистанции 500‑600 м. Расстояние между ними – 10‑15 м. Последовало зависание на 5‑6 секунд, затем два шара поднялись на высоту 50‑60 м, а один опустился на землю и перестал светиться. Примерно через одну минуту два объекта вновь снизились, а третий поднялся до высоты 5‑7 м. Все три шара зависли примерно на 5 минут, затем последовал быстрый подъем. На высоте 100‑150 м они исчезли. По визуальной оценке, их диаметры были около 2‑3 м. Все явление продолжалось 10‑15 минут».

Через четыре дня, 19 декабря 1979 года, «в течение 45 минут наблюдалось перемещение низко над землей двух красных шаров; один из них дважды опускался на почву, гас и опять поднимался со свечением. Наблюдение велось визуально и в прибор ночного видения».

Чаще всего, однако, шары просто летали по небу:

«8 октября 1979 года, 24.00. Красный светящийся шар с белым следом, свет то появлялся, то исчезал. Обнаружен неожиданно в северо‑восточной части неба на высоте 50‑100 м. Сначала был неподвижен, затем стал двигаться на восток. Иногда „гас" и вновь „зажигался" на продолжении траектории. Перед каждым исчезновением светлел. И так раз 10. Скрылся за лесом. 10 октября 1979 года в 18.30 появился красный светящийся шар. Он перемещался горизонтально над кромкой леса в течение 20‑30 секунд, затем исчезал. В этом направлении была слышна артиллерийская стрельба. Шар появлялся после выстрела (5‑6 раз). Затем больше не наблюдался, хотя стрельба продолжалась».

Иногда НЛО буквально часами висели в небе. 8 декабря того же года, в 21.35, появилась «…голубая светящаяся полусфера выпуклостью вверх, диаметром 10 м вниз, излучала „бахрому" белого света. Опустилась сверху в северо‑восточной части неба, зависла над лесом на высоте 50‑60 м и расстоянии около 400‑500 м. После 22 часов стала медленно перемещаться к востоку».

Погодные условия в тот день не позволяли видеть какие‑то далекие объекты (многослойная облачность мощностью 10 баллов и высотой 200‑300 м, снег), то есть НЛО действительно находился где‑то близко!

Через 8 дней, 16 декабря, светящийся эллипс будоражил военных в течение 1 часа 45 минут. Он сиял то темно‑красным, то голубым светом, летал «по различным траекториям в ограниченной области неба. Зависание, пульсации в вертикальной плоскости. В течение 10 минут излучал ярко‑красный свет. В 3.15 стал удаляться к востоку».

В конце концов удалось сфотографировать светящийся НЛО над полигоном, но никакой ясности это не прибавило. Да и не все объекты, которые видели в тех краях, светились. 8 июня 1980 года в 02.30 «…темный шар диаметром 0,5 м пролетел со скоростью 40‑50 м/с между зданиями на высоте около 7 м. Работ на полигонах Горьковской области не было». 16 июня военные наблюдали «коричневый шар» такого же диаметра, но при этом «с четырьмя отростками (два коротких назад и два широких назад и вверх)».

 

С этим надо было что‑то делать, однако такая возможность появилась только после 22 августа 1980 года, когда решением ВПК № 255 тема была продлена на 1981‑1985 годы и включена в пятилетний план с новыми шифрами: «Галактика‑АН» и «Галактика‑МО». Ученый секретарь программы И. Г. Петровская настаивала на проведении самых тщательных исследований: «Удивительно, что регулярное появление аномальных объектов в районе г. Дзержинск продолжает наблюдаться столь долгий срок. Этого могло бы уже и не быть. Если в дальнейшем организация регистрационных работ будет столь же медленной, мы будем терять редкие возможности получения ценной информации. Ее отсутствие эквивалентно возвращению на уровень энтузиастов» (рис. 50).

Однако со временем НЛО стали появляться в Дзержинском районе все реже и реже. Когда наконец проект инструментального слежения за НЛО был принят военными к исполнению, всем стало ясно, что эпицентр активности «тарелок» уже переместился к Борисоглебскому аэроузлу и Капустину Яру. Именно там военными была развернута масштабная программа по слежению за неизвестными объектами, но Инна Петровская уже не принимала в ней участия.

 

«КОНТАКТ» ПОДПОЛКОВНИКА КАРЯКИНА

 

«Ключевую роль в организации и выполнении военного раздела программы сыграл документ, подготовленный головным исполнителем Министерства обороны и утвержденный начальником Генерального штаба Вооруженных Сил СССР в январе 1980 года, – писал Платов. – Каждый военнослужащий, где бы он ни находился, сам того не ведая, становился одним из потенциальных исполнителей программы, так как в случае наблюдения какого‑либо непонятного, необычного, неординарного явления он должен был доложить о своих наблюдениях в письменном виде по установленной форме… Можно сказать, что указанной директивой армия была поставлена на 13 лет в режим массового дежурного наблюдения за аномальными явлениями в местах дислокации войсковых частей, то есть практически на всей территории СССР…»[150]

Первой проверкой этой директивы стали события, которые произошли под Москвой.

Уфологи давно обратили внимание, что многие, если не все, запуски ракет с космодрома Плесецк сопровождаются «тарелками». Они появляются незадолго до старта, словно поджидая взлетающую ракету, иногда сопровождают её полет или «запаздывают», врываясь в небо, когда светящееся газопылевое облако уже тихо и мирно расплывается в вышине. Так было и 14 июня 1980 года, когда в 23 часа 51 минуту и 33 секунды по московскому времени с космодрома Плесецк стартовала ракета‑носитель, выводящая на орбиту спутник «Космос‑1188» (рис. 51, 52).

На сей раз пришельцы – если это были они – организовали «наблюдательный пункт» в Щелковском районе Московской области. Узнав об" этом, специалисты из ИКИ во главе с Петровской решили не откладывать дело в долгий ящик. При содействии командующего Щелковским гарнизоном генерала Виталия Яковлевича Кремлева они опросили всех очевидцев, которых смогли разыскать, и воссоздали картину событий.

 

14 июня, около 9 часов вечера, над гарнизонным поселком Чкаловский (он же Щелково‑3) Нина Испирян увидела неподвижный светящийся НЛО, похожий на точку внутри эллипсообразного клубящегося облака.

«О „тарелках" я не знала, а то бы смотрела и дальше,– сказала ученым Нина Николаевна. – Те несколько минут, что я смотрела, он не двигался. У меня было впечатление, что объект находился прямо над домом».

В это же время Евгений Кривошеий, который шел по колее заводской железной дороги в Чкаловский, увидел над лесом на горизонте розоватый отсвет, как зарево от огня. Он подумал, что это пожар, но минут через 5‑10 «зарево» исчезло.

Около 23 часов студент военного училища Алексей Вострухин, проходя по улице Жуковского в Чкаловском, увидел в просвете между домами неподвижно висящее чечевицеобразное тело серо‑голубоватого цвета. НЛО наблюдался на фоне неба, чуть выше уровня забора, отгораживающего городок от поселка Солнцево.

Через полчаса к дому номер 5 по ул. Жуковского подошел подполковник Виктор Гаврилович Карякин. Он услышал низкочастотный гул, давящий на уши. Впереди была трансформаторная будка, и подполковник решил, что она неисправна. Он подошел и прислонился ухом к стене. Против ожидания, гул звучал с другой стороны: в будке было тихо. Он оглянулся и увидел сквозь кроны деревьев слабо светящееся пятно – «Луну». Было 23.35. Он сразу понял, что видит что‑то необычное, и побежал в ту сторону. Повернув возле магазина, он увидел впереди, метрах в 100, уже ничем не заслоненный объект (рис. 53).

Приближаясь, Карякин ощутил мягко окутывающее, давящее сопротивление, словно от вязкой жидкости, нарастающее по мере приближения объекта. Ощущались тяжесть во всем теле, слабость в ногах.

Не доходя до НЛО примерно 45 м, Карякин остановился, опасаясь, что преодоление сопротивления, требующее все больше сил, помешает внимательно рассмотреть объект. Как только он остановился, сопротивление исчезло.

Подполковник увидел тело, по форме напоминавшее неправильный эллипс, выпуклое снизу и более плоское сверху. Оно имело резкие очертания, светилось неярким желтоватым светом. НЛО неподвижно висел в 1,5‑2 м над землей, причем нижняя его часть была ниже края бетонного забора.

В момент, когда Виктор Гаврилович остановился, звук, исходивший от НЛО, изменился и превратился в нарастающий свист. Объект на мгновение испустил вниз 3‑4 очень ярких «исключительно белых» луча и стал медленно подниматься. Лучи высветили даже самые мелкие бугорки на поверхности земли. Ему казалось, что лучи «вытянулись» из корпуса, словно быстро развернули длинные полосы белой бумаги. Их диаметр составлял у основания 10‑15, а у земли не более 25 см (рис. 54).

НЛО поднялся вертикально вверх до высоты около 25 м, затем на короткое время остановился, медленно двинулся горизонтально и вдруг мгновенно пропал из вида, как будто «выключился». Это произошло (по часам Карякина) в 23.43; он сразу же сообщил о наблюдении своему командиру Л. И. Чмыге, но, по его часам, Виктор Гаврилович позвонил в 23.40. По‑видимому, у кого‑то из них часы шли не очень точно.

Рядовой Мамаратиков, находившийся на посту, сообщил, что в стороне Чкаловского видел взлет НЛО, который гудел, как мотоцикл. Затем объект погас.

Примерно в это же время Лидия Игнатова шла по улице Ленина. Вдруг небо посветлело, как от зарева. Пройдя за угол дома, Лидия Григорьевна увидела на северо‑западе неподвижно зависший НЛО, «похожий на люстру», и услышала свист. Края объекта искрились. Затем от его центра отлетел какой‑то предмет, который поначалу тоже светился, а потом погас, и его траекторию можно было определить только по звуку. Звук приближался, и, наконец, предмет упал у самого дома. Был слышен сильный удар, словно после падения тяжелого тела, и шипение, как при попадании чего‑то раскаленного в воду. С места падения поднялось белое облако высотой с этаж, но вскоре быстро рассеялось, без искр и запаха.

Этот удар ощутили в двух соседних домах; жильцы выскочили на балконы. Сын Игнатовой тоже слышал свист, похожий на резкое торможение, ощутил удар. Утром они выходили поискать воронку или следы ожога, но ничего не нашли.

Пронзительный свист со стороны северной окраины Чкаловского слышал и К. М. Козачек. К сожалению, выйти на улицу он не успел.

В ту ночь на наблюдательной вышке насосного завода находились два сторожа – Е. В. Сидякина и ее напарница. Они постоянно смотрели на окружающую местность и ранее 23.40 ничего примечательного не видели. За несколько минут до 23.45 они совершили обход территории и, окончив его к 23.45, увидели в небе красно‑багровое облако вытянутой формы с какой‑то скрученной, спиральной структурой, более яркое в центральной части. Оно наблюдалось очень низко над лесом, но все же между ним и линией горизонта оставалась полоска неба. Затем женщины заметили, что возле облака, примерно на уровне его середины, движется светящийся НЛО, который оставлял за собой след, начинающийся прямо из облака.

Этот объект летел сравнительно медленно в направлении Чкаловского, постепенно снижаясь. Вблизи поселка он был уже ниже кромки леса и, в конце концов, скрылся за углом крайнего дома. Прохожие, которые там были, видели его пролет в юго‑восточном направлении.

Около 23.55 в небе над гарнизоном – и не только – загорелось феерическое зрелище запуска. Его видели сотни тысяч людей; некоторые из них успели взять в руки камеру и сфотографировать расширяющиеся газопылевые струи. В распоряжении ученых оказались десятки показаний очевидцев, в том числе и из воинских частей. Вот только один из официальных рапортов:

«14 июня 1980 года, в 23.55 московского времени, в районе населенного пункта Малино Московской области в северной части небосвода визуально наблюдалось перемещение в атмосфере на значительной высоте под углом к горизонту 20‑30 градусов необычного объекта в течение 2‑3 минут.

Особенности объекта: головная часть в форме светящегося овального ядра оставляла за собой след, подобный конденсационному следу от самолета, скорость перемещения в 3‑4 раза медленнее обычной скорости летящего самолета.

Через 1 ‑2 минуты от ядра отделилась назад быстро растущая светящаяся сфера, которая через 10‑15 секунд приобрела вид светящейся зоны, после чего ядро резко снизило свечение и, изменив направление движения на 60‑65 градусов влево, стало тускнеть. Через 1‑2 минуты на месте пролета объекта наблюдался светящийся след, который за это время приобрел сильно размытые очертания и исчез.

Какого‑либо воздействия на технические средства, людей и окружающую среду не отмечалось. Метеорологические условия: видимость 6‑10 км, слабая дымка; облачность 3‑5 баллов высококучевая; тихо; температура +9,2 градусов, отн. влажность 84 процента, давление 750,8 мм рт. ст.

Наблюдение производила группа людей во главе с зам. командира части в/ч подполковником‑инженером Кульшиным Анатолием Николаевичем и с ним три человека: майор В. Мордов, мл. сержант И. Кашеваров, рядовой М. Шеян.

Запись со слов подполковника‑инженера Кулышина произвел 16.06.80 г. нач. метеослужбы в/ч В. Пешехонцев».

Запуск «Космоса‑1188» видели почти на всей европейской части СССР. Люди были, мягко говоря, взволнованы увиденным. Но… не будем забывать, что в то время Плесецка «не существовало»: космодром рассекретили только в 1983‑м, три года спустя. Поэтому журналистам пришлось изо всех сил выкручиваться, чтобы хоть что‑то объяснить и при этом ничего не разгласить.

Взял на себя эту нелегкую задачу обозреватель газеты «Правда» по вопросам космонавтики и авиации Владимир Губарев. 24 июня в ней появился очерк о полете космонавтов Леонида Попова и Валерия Рюмина, содержащий небольшой намек на то, что произошло 10 дней назад:

«Вечером „Днепры" и Центр управления полетом уточняют график завтрашнего дня. Предусмотрены эксперименты с гамма‑телескопом „Елена", очередная плавка на установке „Кристалл", некоторые профилактические работы по станции, визуальные наблюдения Земли.

– До завтра, – прощается оператор, – желаем хорошего полета!

– Спасибо, – звучит с орбиты, – встретимся, как обычно, в 8 утра по московскому времени. Если фейерверки будете устраивать, предупредите – мы тоже посмотрим, это интересно…

Космонавты имели в виду события, что произошли 14 июня.

Экипаж самолета, приземлившегося в Шереметьеве, увидел летящий по небу искрящийся шар. На следующее утро в редакции нашей газеты раздался звонок. „Вероятнее всего, – говорил летчик, – мы наблюдали космический корабль инопланетян".

Подобные сообщения пришли в Академию наук из Подмосковья, а потом круг наблюдателей расширился – „шар" видели и в других районах страны. Указывалось и точное время – явление наблюдалось около полуночи.

Подтверждаем: действительно, „шар" был отлично виден. Только это обычный запуск спутника серии „Космос", о чем на следующий день мы и сообщили.

Кстати, с „Салюта‑6" хорошо видны не только запуски в космос (если, конечно, станция летит где‑то поблизости), но и инверсионные следы самолетов, суда в океане»[151].

Но запуск благополучно закончился, оставив после себя светящееся облако, а НЛО продолжали появляться. 15 июня, в 00.45, рядовой Дементьев, который стоял на балконе Дома офицеров в Чкаловском, увидел пролет небольшого объекта с полосой светлого дыма, озарявшего небо. Через 5 минут в воздухе раздался глухой хлопок, и на месте НЛО образовалась вспышка, а затем кратковременное светлое кольцо. В час ночи явление повторилось.

«15 июня, примерно в час ночи, дежурный по части инженер В. Вялых сообщил, что в стороне пос. Юность находится какой‑то объект, – подтвердил его рассказ майор ВВС Кривцов. – Я выбежал на улицу. Ночь была звездная, на небе не было ни облачка, за исключением странного, на мой взгляд, явления. Просматривалось ярко‑желтое „пятно", напоминающее цвет зари. Явление это я наблюдал в течение 5 секунд».

На следующий день подполковник Карякин был отправлен в гарнизонную медсанчасть на обследование. Заместитель начальника медсанчасти майор А. А, Бегичев обнаружил, что 43‑летний «контактер» физически и психически здоров, в его крови нет следов алкоголя. Правда, оказалось, что содержание лейкоцитов в ней значительно снижено по сравнению с плановым медицинским обследованием месячной давности, но это могло быть никак не связано с «контактом». Ученые, обсудив совместно с врачом и невропатологом медсанчасти состояние здоровья В. Г. Карякина, тоже пришли к выводу, что подполковник наблюдал объект, будучи в полном здравии и не находясь под влиянием опьянения, шока или галлюцинации. К счастью, воздействие НЛО вредных последствий для него не имело.

При облучении ультрафиолетовым светом почва, на которую попали лучи НЛО, светилась, в то время как контрольные пробы почвы на облучение не реагировали. Измерение напряженности электромагнитного поля выявило три аномальных участка, которые, по‑видимому, соответствовали трем участкам, попавшим под лучи. Они образовали почти идеальный равнобедренный треугольник со стороной около 2,5 м.

Представитель Института медико‑биологических проблем АН Р. Г. Варламов при помощи биолокационной рамки самостоятельно, без чьих‑либо подсказок, вышел на место зависания НЛО в Чкаловском (где Варламов до этого, разумеется, никогда не был) и уверенно определил зону «структурно измененной почвы», граница которой представляла собой эллипс размером 6 на 12 м.

Это был знаменательный день: впервые в нашей стране государственная организация подтвердила факт приземления НЛО. Только узнали мы о случившемся много лет спустя, позволив безответственным ученым отрицать очевидное (рис. 55).

В сборе сообщений для отчета «Сетки‑АН» о событиях 14‑15 июня 1980 года Ф. Ю. Зигель принял самое активное участие, хотя к тому моменту в самиздате уже имелся его труд «Массовое появление НЛО в ночь с 14 на 15 июня 1980 года». В нем он пришел к выводу, что «по внешнему виду, характеру движения и особенностям поведения все эти объекты вряд ли можно отнести к известным явлениям природы или произведениям земной техники».

Хотя предполагалось, что отчет «Сетки‑АН» будет размножен всего лишь в четырех экземплярах, «лишняя» копия была вручена в знак благодарности Зигелю. 22 декабря 1980 г. он написал Петровской:

«Дорогая Инна Геннадьевна!

Хочу сделать несколько замечаний по Вашей в целом превосходно‑образцовой работе:

1. Систематические ошибки в траектории РН (ракеты‑носителя. – М. Г.) загадочны. При ошибках наблюдателей из‑за разных причин был бы разброс случайных ошибок. Рефракция тут не поможет – даже на горизонте она не превышает 0,5 градуса. Похожа сия картина на траекторию преследования, что бывает в аналогичных ситуациях довольно часто (в США).

2. След при взлете не может размываться змеевидно (непонятная регулярность в воздушных потоках!). Светимость главного объекта очень велика даже для РН.

3. Форма ударной волны такая (рис. 56), а не такая. Закручивания в хвосте объяснить трудно.

4. Не вызван ли прорыв озона вторжением из космоса с увлечением частей озонового слоя?

5. Вираж главного объекта отбрасывать нельзя – его видели все.

6. Непонятно отсутствие наблюдений РН там, где они заведомо должны были наблюдаться. Хорошо бы узнать из пунктов наблюдения РН, что должно быть видно и что видели. Боюсь, что теория разойдется с практикой.

Вывод: отождествить главный объект с РН пока рановато. Остальные же объекты ни в какие ворота не лезут…»

Похоже, что Феликс Юрьевич продолжал придерживаться такого убеждения до самого конца жизни, хотя в описании «главного объекта» все признаки запуска с космодрома Плесецк были налицо.

«Отдельный цикл исследований был выполнен с целью выяснения природы явлений, наблюдавшихся в ночь 14/15 июня 1980 года на европейской территории СССР, – говорилось в рецензии на „Справку об изучении НЛО" НИИ‑22, которую подготовила И. Петровская. – По данным очевидцев были выполнены геодезические измерения координат объекта в отдельных избранных фазах развития явления, затем проведены расчеты траектории движения и определена точка подъема объекта с поверхности земли. Одновременно возможные оценки выполнены методами фотограмметрии имевшихся снимков. Несмотря на значительную величину погрешности, с которой очевидцы могут указать направления, результаты расчетов с хорошей точностью совпали с пунктом запуска ракеты‑носителя (РН) ИСЗ „Космос‑1188". Кроме того, время наблюдения и момент запуска также коррелируют между собой (23.50‑24.10). Эти обстоятельства позволили сделать вывод о справедливости отождествления основного явления, наблюдавшегося 14‑15 июня 1980 года, с указанным запуском…»

22 августа 1980 года решением ВПК № 255 тема по изучению НЛО была продлена на 1981‑1985 годы и включена в пятилетний план с новыми шифрами: «Галактика‑АН» и «Галактика‑МО». Однако подведение итогов первого этапа работы военных и АН СССР пришлось не на конец 1980, а на март 1981 года, когда список участников программы уже начал пересматриваться.

Итоговый совместный отчет программ «Сетка‑АН/МО» гласил:

«К концу марта 1981 г. в в/ч… (тоестьвНИИ‑22 Министерства обороны СССР. – М. Г.) поступили 708 сообщений, в том числе 151 сообщение получено из войсковых частей. Из них:

1. В 262 случаях наблюдавшиеся явления удалось полностью интерпретировать в результате анализа дополнительной информации о характеристиках феномена и проводимых экспериментах, экспертных выездов, геодезических измерений, расчетов параметра траектории и других исследований. Они были отождествлены с проявлениями различных видов технических и научных экспериментов (запусков ракет и входа спутников в атмосферу, испытаний двигателей, образования искусственных облаков, полета воздухоплавательных систем и устройств и др. (тип А).

2. 294 сообщение содержат недостаточно полную информацию для проведения уверенного отождествления, но характеристики описанных явлений позволяют предположительно отнести их к эффектам, сопутствующим технологической деятельности или редким явлениям природы в отдельных случаях.

Продолжение работы с этой частью наблюдательного материала требует получения дополнительной информации о характеристиках феномена (и материалов регистрации, где они есть), гелио‑геофизической обстановке, экспериментах, которые предположительно могли быть замечены очевидцем, и других сопутствующих явлениях.

Практически это означает необходимость подготовки около 50 писем и запросов, организации 1 ‑2 экспертных выездов и проведения консультаций со специалистами различных направлений (тип В).

3. 232 сообщения также содержат недостаточно данных для окончательной интерпретации, но предположительно могут быть отнесены к описаниям аномальных физических явлений.

4. 178 сообщений крайне малоинформативны, причем по разным причинам очевидна невосполнимость отсутствующих данных. Вследствие этого их изучение затрудняется (тип С).

5. Среди материалов, предположительно отнесенных к описаниям аномальных, то есть пока не отождествленных, явлений, 140 сообщений содержат исходную информацию, достаточно полную для планирования и проведения дальнейших исследований.

Предварительно эти сообщения можно распределить следующим образом.

• В 118 случаях, по‑видимому, описаны объекты типа ночных огней (NL).

• В 9 случаях приведены дневные наблюдения пролета неизлучающих тел (DD).

• 8 сообщений содержат данные о радиолокационной регистрации (иногда с одновременным визуальным наблюдением) неизвестной цели или влиянии явления на радиотехническую аппаратуру (RV).

• В 4 сообщениях рассказано о близких (ближе 200 м) наблюдениях аномального объекта (тип СЕ), а именно:

№ 1. Пос. Мумра Астраханской обл., 26.06.78;

№ 2. Цербст, ГДР, 16.09.80;

№3. Пос. Щелково‑3 Московской обл., 14/15.06.80; №4. Пос. Покровка Саратовской обл., 15.06.80.

Поскольку рассматриваемая группа – 140 сообщений – может содержать информацию о еще не изученных природных процессах и физических характеристиках объектов (военного назначения, новых разработках предполагаемого противника и др.), изучение их должно быть оперативным и всесторонним.

Перечисленные случаи требуют сбора всей полноты информации:

• получения данных об осуществлявшихся экспериментах;

• о гелио‑геофизической обстановке, метеорологических условиях;

• уточнения деталей наблюдавшейся картины;

• проведения комплекса исследований и измерений, в том числе, в отдельных случаях, на местах наблюдений.

Во исполнение этой программы планируется подробное рассмотрение причин регулярных проявлений и характеристик аномального феномена в районе военного полигона г. Дзержинск Горьковской области (NL).

В порядке дополнительного основания того внимания, которое предполагается уделить этому виду явлений, необходимо отметить действительно существующий эффект значительного превышения над средним значением частоты появления неопознанных объектов (целей) в районах активной военно‑технической деятельности, до 6 раз в месяц…

Однако наиболее перспективными в отношении качества ожидаемых результатов представляются случаи (типа RV) одновременной регистрации (в том числе радиолокационной) и визуальных наблюдений аномальных явлений. В 30‑летней практике американских исследований им постоянно уделялось особое внимание.

В порядке анализа указанного типа данных, поступивших в в/ч…, намечается проведением пунктах регистрации изучения характеристик аппаратуры, параметров „ложных целей" и др.

Наконец, отдельные случаи типа СЕ дают редкую возможность реализации натурных измерений остаточных эффектов и даже лабораторных исследований следов воздействий феномена на окружающую среду.

К настоящему времени такая работа выполнена для случая № 3 (пос. Щелково‑3) и планируется для случая № 4 (Саратовская обл.).

В случае № 1 достаточно ограничиться обменом письмами, ввиду удаленности события по времени.

В случае № 2 непосредственный контакт с очевидцами также затруднен, ввиду расположения пункта наблюдения за границей СССР.

В соответствии с вариантом классификации, предложенной в предыдущем параграфе, сообщения, поступившие в в/ч…, интерпретация которых выполнена, распределяются по классам следующим образом:

Направления дальнейшей работы с массивом остальных данных, за исключением 178 малоинформативных, определяются в соответствии со следующей их предварительной классификацией:

Задачами дальнейших исследований имеющегося материала являются:

1. Проведение мероприятий, необходимых для идентификации явлений по ранее разработанной методологии.

2. Анализ условий видимости запусков объектов военно‑космической техники и научных экспериментов. Проверка предположения относительно наблюдения новых проявлений техники, формулирование следующих отсюда выводов и подготовка соответствующих предположений.

3. Выделение явлений с аномальными характеристиками, их детальное изучение. Обсуждение возможности организации лабораторного воспроизведения отдельных проявлений феномена, а также проведения расследований, необходимых для анализа случаев типа СЕ».

История с подполковником Карякиным попала в этот документ как «случай № 3» из списка «близких наблюдений».

«Случай № 4» произошел той же ночью в пос. Покровка Саратовской области. Там увидели «световой столб». При попытке подъехать заглох мотор у машины. Из нижней части «столба» начал «раздуваться» шар. Он отделился от «столба» и вдруг как бы взорвался, рассыпался на конусообразные тела, которые хаотично летали по небу, держась при этом в тесной группе. Затем все конусообразные объекты снова сгруппировались в шар. Этот шар опустился за холм и зажег большое куполообразное свечение на месте посадки. Через некоторое время опять произошел «взрыв», и шар, пролетев через «световой столб» по продольной оси, умчался вверх. «Столб» вскоре после этого растворился.

Утром за холмом были обнаружены отпечатки трех посадочных опор. Несколько дней спустя из Москвы к месту посадки НЛО прибыла некая комиссия.

Бывший помощник председателя КГБ СССР Игорь Синицын, работавший со своим всемогущим начальником с 1973 по 1979 год, написал книгу воспоминаний «Андропов вблизи. Воспоминания и размышления о временах „оттепели" и „застоя"». Оказалось, что случай, упомянутый в итоговом отчете «Сетки‑АН/МО» под первым номером в списке «близких наблюдений», был передан КГБ в ВПК по личному указанию Юрия Андропова!

«Как‑то, просматривая зарубежную прессу, я натолкнулся в популярном западногерманском еженедельнике „Штерн" на серию статей о неопознанных летающих объектах – НЛО, – вспоминал Игорь Елисеевич. – Я продиктовал стенографистке на русском языке выжимку из них и вместе с журналами понес Председателю (Андропову. – М. Г.). Правда, я опасался, что в духе того времени он высмеет меня или, что еще хуже, сочтет психику своего помощника не совсем адекватной. Когда я положил свою записку и журналы перед Ю. В., он быстро пролистал материалы. Затем внимательно рассмотрел каждую иллюстрацию в журнале. Немного подумав, он вдруг вынул из ящика письменного стола какую‑то тоненькую папку. Было известно, что в этом ящике он хранил различные бумаги и журналы, которые содержали „информацию к размышлению". Со словами „Почитай‑ка сейчас!" он протянул папку мне.

В папке оказался рапорт на имя Председателя КГБ одного из офицеров 3‑го Управления, то есть военной контрразведки. На приложенном маленьком листочке справки об этом офицере сообщалось о том, что автор рапорта был переведен на работу в КГБ из бомбардировочного полка, где дослужился до должности штурмана эскадрильи. Таким образом, это был человек, знавший астрономию и всякие там профессиональные тонкости вроде курсовых углов, скоростей перемещения летательных аппаратов и прочее.

Он докладывал Председателю об одном непонятном явлении, которое наблюдал во время отпуска. Отпуск свой офицер проводил в Астрахани и часто ходил в лодке с друзьями и родственниками в волжских плавнях на рыбалку. Однажды ночью они на большой моторной лодке вышли на широкий простор устья великой реки. Небо было безоблачным, мерцали звезды.

Далее контрразведчик писал о том, что одна из звезд вдруг стала разгораться все ярче и ярче, словно она стремительно приближалась к Земле. И действительно, через несколько секунд эта звезда, но уже в форме ярко светящейся тарелки, вокруг которой был заметен вращающийся нимб, остановилась на высоте, определенной штурманом примерно в 500 м над уровнем моря. Ее диаметр, как он полагал, составлял около 50 м. То есть размер НЛО был примерно в половину футбольного поля.

Все рыбаки от страха попадали на дно своего суденышка, а офицер лежа продолжал одним глазом наблюдать странное явление. Он увидел, как из центра НЛО вышли два ярких луча. Один из лучей встал вертикально к поверхности воды и уперся в нее. Другой луч, словно прожектор, обшаривал пространство вод вокруг лодки. Вдруг он остановился, осветив суденышко. Посветив на него еще несколько секунд, луч погас. Вместе с ним погас и второй, вертикальный, луч.

После этого „тарелка" стала стремительно подниматься вверх и менее чем за две секунды вновь превратилась в обычную звездочку на небе. Мне особенно бросилась в глаза скорость перемещения этого объекта, описанная специалистом своего дела, штурманом. Сначала буквально за две секунды он превратился из маленькой звездочки в крупный летательный аппарат, а затем – столь же стремительный подъем явно за пределы стратосферы.

Андропов, заметив, что я кончил читать это письмо, отвлекся от очередной бумаги, которую просматривал, и спросил:

– Что ты думаешь об этом?

Я сказал, что офицер из 3‑го Управления, наверное, врать Председателю не будет. Тем более что автор письма не испугался сообщить о всех обстоятельствах ночной рыбалки, которые показывают однозначно – компания явно браконьерила.

Ю. В. на мгновение задумался.

– Вот что, – решил он. – Я сейчас позвоню Андрею Павловичу Кириленко и изложу ему суть вопроса, как Председателю Военно‑Промышленной комиссии. Если он заинтересуется, то тебе придется отвезти ему всю эту подборку вместе с письмом…»[152]

Синицын съездил к Кириленко, который попросил оставить эту папку у себя. Дальнейшая ее судьба как для журналистов, так и для отставного чекиста осталась неизвестной.

Оказывается, наблюдение в волжских плавнях заняло почетное первое место в подборке военных документов, переданных для расследования в Академию наук СССР, В. В. Мигулину. В августе 1978 года ВПК передало ему рапорт о наблюдении через Секцию прикладных проблем АН СССР. Мигулин поручил сотруднику ООФА АН СССР А. Н. Макарову подготовить для автора «краткий ответ с благодарностью за сообщение».

Документ, написанный на следующий день после наблюдения, сохранился. Прошу вас не удивляться расхождениям между описанием Игоря Синицына и текстом рапорта: Синицын восстанавливал содержимое папки по памяти спустя 25 лет!

«Вечером 26 июня с. г. я вместе с товарищами на катере находился в 1,5 км южнее поселка Мумра Астраханской области…

В 22 часа 50 минут (время московское) при хорошей видимости облачность 1‑2 балла, ветер 0‑1 балл – я обратил внимание на появившуюся в звездном небе яркую точку, которая резко выделялась среди других небесных тел своим размером и светом. Она появилась в районе Полярной звезды, 20 градусов к юго‑востоку по условной линии от Полярной звезды к созвездию „Кассиопея". В течение 4 минут эта точка резко снизилась по гиперболической кривой, увеличиваясь в размерах, и достигла высоты, как мне представлялось, приблизительно 400‑500 м, стала медленно передвигаться в восточном направлении (рис. 57).

При спуске эта точка приобрела форму наклоненного под углом блюдца (напоминая собой эллипсоид; можно сравнить с метательным спортивным диском). Было ясно видно, что это материальное тело, яркого голубовато‑серебристого цвета. Перед выходом на горизонтальную прямую тело увеличилось до размеров около 150 м, и в его центре я увидел два ярких огня, напоминающих по характеру своего свечения удаленные на большое расстояние автомобильные фары. От одного источника света (левого от зрителя) в направлении земли шел яркий луч, края которого были отчетливо выражены и расходились под углом около 30 градусов, а средняя часть затемнена. Луч совершал небольшие вращательные движения по окружности. У меня создавалось впечатление, что луч до земли не доставал (рис. 58). Поскольку я наблюдал за телом в очках с затемненными стеклами, мне казалось, что луч розоватого оттенка (товарищи, также наблюдавшие указанное явление, утверждали, что свет был ярко‑белый).

При „подлете" к нам вокруг тела появился слабовидимый ореол, который потом приобрел ярко‑белый цвет. Около 22 часов 54 минут тело остановилось над нами под углом зрения 70‑80 градусов от плоскости палубы катера. В это время отмечалось увеличение освещенности вокруг нас, в том числе и палубы катера.

В 22 часа 55 минут ореол, воздушная масса под телом пришла в движение (такое видение бывает, когда видишь движение: в облаках при сильном ветре, работе вентилятора, или колебании воздуха), при этом ореол и само тело имели ярко‑белый цвет. У меня создалось впечатление, как будто пришло в движение и само тело.

В 22 часа 57 минут тело внезапно исчезло, я даже не смог заметить, как это произошло. Стало темно, а на небе остался слабо видимый ореол (как свет от Млечного Пути). Ореол медленно, в течение примерно 20 минут, разошелся по всему небу и еще долго оставался заметным.

В начале наблюдения, когда тело стало приобретать данную форму, я обратил внимание на него двух товарищей (Атабекова М. Ю. и Нестеренко К. С), находившихся со мной на палубе катера, и позвал из кубрика еще троих (своего племянника Урдашева М. О и двух товарищей Нестеренко– жителей Мумры). Все мы вшестером и наблюдали описанное выше.

Для достоверности во время наблюдения все виденные мною моменты я перепроверял и уточнял у всех находившихся на катере лиц, спрашивая у каждого, что он видит и что ощущает. Они также фиксировали все явления, виденные мною.

Кроме зрительного восприятия, никаких звуковых, тепловых или других эффектов не наблюдалось… По установившейся традиции на катере спиртное вообще никто не употребляет, поэтому на момент наблюдения все были в трезвом состоянии.

Сотрудник войсковой части 97740 К. М. Меджидов».

В общем архиве «Сетки‑АН» этот случай был зарегистрирован под номером 96. Что же касается последнего «близкого наблюдения», упомянутого в итоговом отчете за № 2 (Цербст, ГДР, 16 сентября 1980 года), то никаких документов об этой истории нам пока разыскать не удалось. В сводной таблице наблюдений, подготовленной И. Г. Петровской, он помечен как «сообщение низкой достоверности, близкий контакт, необычная форма объекта».

Почему в итоговый отчет не попали инцидент в Державинске и другие сообщения о «близких контактах» с НЛО и встречах с гуманоидами, полученные от гражданских лиц? Скорее всего, его составители решили ограничиться только странными случаями в войсковых частях и рассказами людей в форме, чтобы избежать каких‑либо упреков в «распространении выдумок безответственных штатских».

Анализируя полученные результаты, И. Г. Петровская в рецензии на «Справку о изучении НЛО» НИИ‑22 подчеркнула:

«Априорные предположения о том, что основная масса сообщений описывает эффекты, связанные с научно‑техническими экспериментами, с самого начала исследований получили подтверждение. При этом существенным оказался ряд конкретных обстоятельств.

1. В процессе развития научно‑технических разработок осуществляются новые программы испытаний и экспериментов, так что жители любой местности с течением времени становятся свидетелями не виденных ранее явлений.

2. Случаи отклонения хода испытаний от намеченной программы могут сопровождаться неожиданными и уникальными по виду атмосферными образованиями.

3. Первые же результаты расследований отдельных событий показали, что восприятие очевидцев глубоко индивидуально, настолько, что порой одиночное сообщение не позволяет вообще составить объективное представление о наблюдаемом явлении. Очень сильно проявляются случаи неотчетливости восприятия, неадекватности запоминания, влияние таких факторов, как интеллектуальный уровень, степень эмоциональности, профессиональные навыки и т. п.

Сравнение показаний и изображений различных свидетелей одного и того же явления в случае массового наблюдения, а также консультации с социологами и психологами позволяют обнаружить индивидуальные различия в описании единой картины, выявить объективную основу и установить действительный вид происходившего явления.

4. Не менее индивидуальный характер, даже интуитивное начало, имеют критерии, на основании которых очевидцы относят наблюдавшийся случай к неопознанным. Они очень сильно зависят от развития наблюдателя, его психологического статуса, а также соображений социально‑общественного характера. Вследствие этого, материал, получаемый от населения, очень пестр по своему составу. Гораздо определеннее, однороднее и основательнее представляются данные, приходящие в соответствии с инструкцией из воинских частей МО. Они являются значительно более серьезной основой для исследований…

Работа с материалами наблюдений и регистрации приводит к выделению небольшой части данных о явлениях, пока не поддающихся объяснению.

Работа в этом направлении проводится, однако непредсказуемость времени, места и продолжительности явления чрезвычайно осложняет задачу. К феномену действительно аномальному мы относим появления объектов, обладающих следующими особенностями.

1. Необычное свечение, испускание и втягивание ярких лучей, потоков света, изогнутые, сканирующие лучи и т. п.

2. Необычные РЛ‑отражения, метки, движущиеся с переменными скоростями, скачущие, перемещающиеся со скоростями, превосходящими скорости самолетов, случаи регистрации в режиме запрос‑ответ.

3. Необычные характеристики движения: скорости и ускорения, меняющиеся от нуля до весьма больших; траектории, не имеющие аналогов у технических устройств.

4. Необычная для современных летательных аппаратов форма.

5. Необычные воздействия на регистрирующую аппаратуру, авиационные и другие технические средства.

6. Наличие„обратной" реакции, например, удаление при попытках преследования и случаи сопровождения самолетов.

7. Направленные воздействия на очевидцев.

Очевидно, что тщательное изучение таких объектов чрезвычайно перспективно как с научной, так и прикладной точек зрения, причем особую важность приобретают случаи регистрации характеристик феномена…

Надо отметить при этом, что результаты выполненной идентификации проявлений феномена с военными, экспериментальными и разведывательными системами вероятного противника, прежде всего, свидетельствуют в пользу своевременности решения о . регулярной и оперативной регистрации аномальных явлений, а также о необходимости в будущем продолжения этой работы.

Она убирает покров невинных развлечений внеземной цивилизации или чудес природы, не вызывающих опасения и не заслуживающих серьезного внимания, с 80 % наблюдающихся явлений. Поэтому к наблюдениям и передаче данных о появлении аномальных объектов необходимо относиться со всей ответственностью. Ближайшим следствием легкомысленного отношения к проблеме может оказаться беспрепятственный пропуск на территорию СССР объектов иностранного образца, имитирующих внешнюю форму „тарелки".

В случае же регистрации характеристик действительно аномального феномена мы получаем возможность продвинуться еще на один шаг в исследовании этого неизвестного явления, успех в котором считается во всем мире возможным залогом действительного скачка как в научных, так и в военных знаниях».

Сама «Справка о изучении НЛО» ЫИИ‑22 пока остается недоступной, но, судя по контексту написанных по ее поводу документов, ее содержимое было более чем интересно. Достаточно сказать, что феномен НЛО в ней однозначно приписывался к проявлениям «Высшего Разума» (именно так, с большой буквы!) и даже предлагалось рассекретить проблему для широкой общественности.

 

ОТ «СЕТКИ» К «ГАЛАКТИКЕ»

 

К величайшему сожалению, документы и архивы «Сетки‑АН/МО» сохранились не полностью, а в виде разрозненных бумаг, черновиков и копий, которые остались на руках у многочисленных исполнителей программы. Некоторые из сообщений и отчетов считались настолько важными, что сохранились в 3‑4 разных копиях, в то время как другие были утрачены и пока не найдены. Вот некоторые из них.

30 декабря 1977 года в одной из воинских частей под Архангельском «вечером между 19.00 и 19.30 по московскому времени 30 солдат стояли в строю, когда вдруг на ясном ночном небе был замечен быстро идущий объект с юга на север на высоте около 45 градусов параллельно горизонту.

Объект был вначале желтовато‑красноватого цвета и имел диаметр намного меньший Луны, круглый. Скоро цвет изменился на красный и таким остался до конца видимости. Из объекта появился как бы луч прожектора, светящий прямо в направлении движения. Затем направление свечения прожектора изменилось и было направлено вниз и несколько вперед. Затем вокруг объекта появились два концентрических кольца синего цвета на небольшом расстоянии от объекта. Кольца были чуть эллиптической формы. Диаметр внешнего кольца был примерно в 5 раз больше самого объекта. Луч прожектора, направленный вперед и вниз, был ярче колец и выходил за их пределы. Так объект летел около 1 минуты. Затем в направлении луча (вдоль его) было как бы выброшено пламя, и вдруг объект резко изменил направление полета почти на 90 градусов и очень быстро направился вверх и вдаль. У наблюдателя, офицера художника М. Люгайла создалось впечатление, что объект ушел почти прямо вдаль от них и в течение нескольких секунд уменьшился в размерах и исчез. Кольца остались на том же месте и рассеялись или исчезли в течение примерно 1 минуты. Никакого звука не было.

Кто‑то побежал включить радиолокатор, но вся электронная аппаратура не работала, радиосвязь была прервана.

После события капитан послал в штаб доклад о нем. Этот доклад оформлял сам М. Люгайла. В докладе содержатся цветные рисунки объекта в разных фазах его развития» («Сетка‑АН», сообщение 66).

В редакцию «Правды» после публикации в ней 2 марта 1980 года антитарелочной статьи В. Губарева «Легенда о пришельцах» пришло множество писем. Все они были переданы в «Сетку» (рис. 59). Среди них были не только рассказы о наблюдениях НЛО в небе, но даже истории о контактах. Вот одно из них («Сетка‑АН», сообщение 711):

«Прочитал статью „Легенда о пришельцах" и решил написать об увиденном мною прилете инопланетного корабля, а также высказать свое мнение по некоторым вопросам статьи, написанной тов. Губаревым. Аналогичные лекции я слушал и в Харькове в 1978 году именно во время неоднократного прилета и посадки корабля вблизи г. Харькова. Тов. Губарев частично искажает факты и дезинформирует читателей газеты. Я считаю, что он стоит на поповских позициях времен инквизиции и своими антинаучными взглядами по НЛО тянет науку назад, а людей, видевших, – не явления, а именно прилет кораблей, – обезличивает. Наш человеческий разум постиг многое и может отличить явление природы от летательного аппарата.

В 1978 году, 9 мая, мы с сыном стояли на балконе и смотрели в небо над городом, где взвивались ракеты фейерверка в честь победы над фашистской Германией. И вдруг сын Толя увидел летящий спутник (мы так предположили) с запада на восток. И когда пролетел весь город, „спутник" стал снижаться и делать разворот, при этом включил мощное освещение, завис над новыми домами примерно на высоте 500‑600 м и стал пускать бегущие огни. Такие же огни, как на новогодней елке. Расположение треугольником. Это длилось 4‑5 минут. Я успел заметить, что в осветительном приборе была спираль, как в обыкновенной нашей лампочке. Потом бегущие огни были выключены, а после – освещение; это было сделано „одной рукой", как у нас на панели какого‑то или многих приборов. После я в вечернем небе различил летательный аппарат, который двинулся (как тяжеловесный состав малым начинающимся ходом) и быстро развил скорость в сторону центра, а после я утерял его из виду.

30 июня, 1,5,15 июля и 15 августа 1978 г. Над Харьковым с 21 до 22 часов зависали НЛО и светили в разные дни разными огнями также на высоте 500‑600 м. А 2 июля 1978 года в 30 км от Харькова на шоссе, связывающем с районным центром Золочев, в 11 часов дня сел летательный аппарат, из которого выходили люди ростом намного выше землян (как говорили некоторые очевидцы, 3 м вышиной), темнокожие, как индийцы. Транспорт в этой зоне остановился, моторы не заводились. Люди, сбежавшиеся к кораблю, близко не могли подойти, в 50 м от него попадали в зону действия каких‑то лучей и не могли сдвинуться с места До тех пор, пока не улетел корабль.

В Харькове живет человек, у которого тетя, проживающая в Петрозаводске, в 1977 году была свидетелем посадки летательного аппарата вблизи Петрозаводска.

Если ученые СССР желают встретиться с очевидцами посадки корабля с инопланетянами, то можно будет найти этих людей. Один из них, шофер, попавший в зону посадки корабля, проживает в пос. Рогань. У нас работает его соседка.

Ефимов Василий Федорович, г. Харьков».

Другое письмо было направлено свидетелями прямо в Академию наук СССР:

«12 сентября 1978 года, с 21.40 до 21.55 по местному времени, западнее г. Кемерова наблюдала необыкновенный летающий объект, который я до сих пор еще ни разу не видела, – написала Анна Петровна Боровик, 1927 года рождения. – Я быстро позвала дочь Аллу на улицу, чтобы посмотреть это необыкновенное зрелище.

Оно представилось нам так. Объект пролетал на высоте примерно 2 км, шумов не было. Появились два светящихся шара, близко один от другого, и напоминали стеклянную трубку на концах со светящимися лампочками. Такой был эффект, они были в одном общем ореоле и излучали свет, подобно фарам. Вокруг всего этого на почтительном расстоянии располагались световые волны, которые чем ближе к направленным лучам, тем были виднее. Волны располагались подобно тем, как если бы в воду бросить камень, то волны кругами расходятся во все стороны от места падения камня. Шары летели один спереди, другой сзади него на некотором небольшом расстоянии.

Минут через 5 задний шар погас. Передний шар летел один минут 5 в северо‑восточном направлении. Затем через 5 минут сзади от него на небольшом расстоянии появилась вспышка, в которой опять появился второй шар, но он был уже меньше прежнего, и ореол у него тоже был поменьше. Возможно, это оттого, что объект от нас уже находился намного дальше первоначального.

Второй шар летел с минуту и погас, а все остальное время летел один шар, передний, до горизонта в северо‑западном направлении до 21.55 минут по местному времени…»

Ее письмо попало в АН СССР 16 октября 1978 года (per. номер 17296‑1712/Б), наследующий день его передали в ООФА, и, наконец, оно было зарегистрировано в «Сетке‑АН» как сообщение № 120.

Иногда зрелища, которые приходилось наблюдать очевидцам, были достаточно пугающими. Начальник штаба гражданской обороны ЭССР генерал‑майор Велло Варе и его жена Анна Варе увидели 24 сентября 1979 года… изображение ядерного взрыва на небе!

«Начало наблюдения – на 124‑м км шоссе от г. Тарту в сторону Таллинна, – написал он в докладной записке. – Возникла вспышка, не яркая, но очень четкая, „холодного" свечения с последующим превращением в исключительно четкое цветное изображение развивающегося ядерного взрыва. Четко было видно вихревое движение клубящегося облака вокруг яркого светового ядра и отражение его от облака взрыва. Стадии развития облака взрыва и его световая гамма абсолютно похожи на типичный ядерный взрыв…» (рис.60, 61).

В октябре 1979 года массовые наблюдения НЛО произошли в районе Норильска. Талнахская гидрологическая экспедиция подготовила справку об одном из них:

«Движение необычного тела наблюдалось 17 октября 1979 года с 16.00 до 16.07 (время московское) со стороны города в северном направлении на высоте полета реактивного самолета со скоростью вдвое меньше. На высоте 70 градусов рядом с объектом неожиданно появился такой же светящийся шар и два объекта один за другим сменили движение на восточное. В бинокль на фоне свечения был виден яркий луч‑сектор, исходящий от центра по направлению движения. В светящемся ореоле второго объекта видно было множество светящихся огоньков. Видимый угловой размер 2‑3 градуса (в 2‑3 раза больше угловой видимости Луны).

В 15 градусах над горизонтом объекты исчезли. Через 2‑3 минуты в том же направлении на горизонте произошла необъяснимая ничем вспышка, подобие небольшого разряда. Движение светящихся объектов беззвучное… Место наблюдения – в 80 км к северу от пос. Талнах, в 3 км к востоку от р. Пясина…

Свидетели необычного явления: Романов В. В., Соловьев Г. А., Терещенко В. И., Антипин И. Д., Еременко А. Н. Кроме того, такой же объект видели над Талнахом до 16.00. Объект сначала завис, а потом пошел от Талнаха в северном направлении».

 

В архиве «Сетки‑АН» оказалось и частное письмо из Норильска, но конверт с фамилией его автора куда‑то потерялся:

«…Военными приборами НЛО не засекают, очень много видели визуально, установили наблюдения. Предпринимать против них какие‑либо действия запрещено… НЛО неоднократно наблюдали пилоты ИЛ‑18, ТУ‑154, АН‑26 при полетах к Алыкелю, Диксону, Хатанге. Он координирует свое движение с самолетами. Радиокомпас работает только в направлении НЛО. Сопровождал самолет АН‑26 одного и того же экипажа, идущего с Хатанги. Жена этого командира работает с мамой. 27 октября он сам пришел сразу с полета к ним в аптеку, рассказывал и рисовал. Видел корабль‑ракету, длина корпуса 200‑300 м, дальше не видно – не разобрать. К ней прикреплены три шара, на шарах – по три иллюминатора, они освещают видимую часть ракеты, ниже – раструб ракеты, излучающий свет. Наблюдали его в полете на расстоянии 1 км. Летел им навстречу. Они начали менять курс вправо‑влево, НЛО – тоже, а после прошло сверху самолета и еще раз облетело его. От Хатанги до Норильска пролетает за 3 минуты, средняя скорость примерно 10 км/с. Зависал НЛО не раз над Апыкелью, самолеты меняли курс, заходили повторно на посадку.

Видели НЛО все жители – рабочие Мессоярки. Записаны сотни метров магнитной пленки разговоров пилотов, диспетчеров аэропортов, военных, дежурных КГБ. Здесь сейчас работают астрофизики и другие товарищи (рис. 62).

Все, кто видел НЛО, в том числе и я, убеждены, что это не явление природы, а дело рук разума… Полет абсолютно бесшумный, может передвигаться по любой ломаной… Сегодня, 29.10.79, шар зависал над Красными Камнями, освещал землю, ушел на юг; 28.10.79, в 4 часа ночи, зависал шар над нашим Северным стволом, освещал землю, ушел на север. Видели наши рабочие, у них была пересменка…»

Корреспондент «Заполярной правды» Сергей Швецов так описал события в родном городе:

«Таинственные небесные явления над Норильском действительно имели место. В автобусах только и разговоров, что об этой „штуковине". Очевидцев столько, что и двух концлагерей не хватит, однако показания их весьма противоречивы. Впрочем, это можно объяснить тем, что эта „штуковина" появлялась над нами по крайней мере 5 раз. Не исключено, что при этом она меняла свои очертания.

Среди очевидцев появления НЛО есть три человека, которым я более или менее доверяю: В. С. Ронин, редактор многотиражки Кравченко и моя жена, которая работает на космофизическом полигоне. Собственно, от нее я и получил первые сведения об этой „штуке" еще до того, как по городу поползли слухи. Кроме того, в редакцию пришло несколько писем с рисунками. Все они (рисунки и рассказы упомянутых товарищей) в общем совпадают. Ронин наблюдал „тарелку" 26 октября около 2 часов ночи, следуя в электричке в Дудинку. Дело было на 26 км от аэропорта. НЛО наблюдалось в течение 15‑20 минут, двигаясь по ходу поезда. В обоих случаях цвет НЛО был желтоватый, а по размеру оно напоминало диск луны, с пятнами, наподобие солнечных.

Однако основные сведения поступали, как я уже отмечал, от жены. Именно от нее мы узнали, что вычислена периодичность появления НЛО над городом. Она оказалась равна 5 суткам (позднее, впрочем, выяснилось, что „оно" иногда возникает и через 4 суток)…‑Средняя высота полета НЛО – 400 м, скорость около 30 м в секунду, видели его над озером Лама, медным заводом, Надеждой, трассой газопровода, в Дудинке… Никакими приборами, кроме оптических, эта „штука" не наблюдается. Есть снимки НЛО, сделанные на космофизическом полигоне, но изображение расплывчатое…

Некоторые очевидцы из Дудинки утверждают, что НЛО представлял из себя диск с иллюминаторами. Более интересно другое сообщение: НЛО видели вдень аварии прошлого года над газопроводом (когда Норильск чуть было не замерз). Некоторые даже утверждают, что НЛО спикировало на газопровод, вслед за тем раздался взрыв. Кроме того, НЛО наблюдалось над городом в 1959 и 1967 годах, представляя из себя спаренные шары. Двояки, находящиеся в тундре, настолько привыкли к появлению НЛО, что рассказывают о них совершенно безо всякого удивления – как о куропатках или оленях»[153].

Ближе всех загадочные шары довелось увидеть бригадиру рыболовов‑охотников Анатолию Гоцу. Их бригада располагалась на Таймырском полуострове, в Хатангском районе, местечке Старорыбное.

«Мы, то есть члены бригады и я, уже неоднократно наблюдали инопланетные аппараты, – заявил Анатолий Васильевич. – Это именно так и никак иначе. В этом я убеждался неоднократно.

Это светящийся шар. Просто шар, если висит неподвижно на месте. Если тихо начинает двигаться, посередине вспыхивает блеклая звездочка. Если быстро двигается – звезда горит ярко. Один раз резко, „свечкой" взлетел вверх. По свалу шара с него полосами скатывается газ; его потом отнесло ветром и развеяло.

Когда набирает определенную высоту, становится просто звездочкой и продолжает полет. Шума не производит, может быть невидимым. Этот вывод я сделал, потому что иногда появляется внезапно из темноты – вспыхивает шар и звезда внутри.

Видели шары с разных расстояний – от высоты полета самолета до 500 м.

Один раз шар висел в 10 м от льда. Когда я стал к нему приближаться на снегоходе „Буран", внутри него вспыхнула звезда, и он начал от меня удаляться вверх и в сторону. Когда он стал прямо надо мной, я остановился, вышел на свет фары, поднял руки, дабы показать, что я не вооружен, и обратился с такой речью: „Эй, инопланетяне! С вами говорит сын Земли. Не будьте трусами и ворами. Спускайтесь, я хочу с вами говорить".

Я, конечно, понимаю, что это смешно. Они меня по меньшей мере приняли за дикаря – ведь я весь в лохматой одежде. Но как только я это произнес, из темноты вспыхнул второй такой же шар, и они улетели в сторону Луны и исчезли в ее свете.

Видели и другие. Две „фары", два огня, передвигаются над землей, следов не оставляют, шума не слышно, но собаки чуют, поворачивают головы, настораживаются, даже если не видят. Значит, шум от них все‑таки есть, только человек не слышит…

Недавно на пассажирский самолет, рейс Хатанга‑Норильск, налетел „огонь". Его видели все пассажиры. Правда, они не пострадали, но самолет так тряхнуло, что пассажиры побелели от страха…»[154]

Начальник Высшей командной Академии войск ПВО им. маршала Жукова, бывший командующий войск ПВО Дальнего Востока, генерал‑полковник Геннадий Решетников тоже принимал участие в этих событиях:

«В конце 70‑х‑начале 80‑х годов я летал в Заполярье, в район Норильска, где очевидцы видели какой‑то сигарообразный аппарат с иллюминаторами. По этому поводу писала пресса Заполярья. На том месте объект видели несколько раз. Были обнаружены следы, но никто не провел тогда никаких серьезных исследований. Когда мне стало об этом известно, я летал туда на вертолете, чтобы осмотреть место, затем мы еще раз выезжали туда, но что‑либо особенного заметить нам не удалось. Но очевидцев было много, которые рассказывали, что два или три раза наблюдали здесь посадку сигарообразного объекта со светящимися иллюминаторами».

Один из многочисленных инцидентов, в которых НЛО оказывал воздействие на технику, был записан сотрудниками «Сетки‑АН/МО» в Горьковской области во время расследования событий на полигоне под Дзержинском:

«17 ноября 1979 года группа военнослужащих, подъезжавших на машине к месту дежурства: офицеры Лебедев Г. В., Лобачев В. В. и рядовой Н. Колесников, в 19‑20 часов наблюдала снижение и зависание неизвестного объекта в районе совхоза „Донской" Горьковской области. Увидев снижающийся объект, они остановились и вышли из машины, чтобы лучше рассмотреть явление. Сперва они испугались и хотели на машине подъехать к караульному помещению, но двигатель у нее не заводился. Была тихая, безветренная погода, стоял сильный туман. Объект был овальной формы и светил двумя яркими лучами светло‑лимонного цвета (наподобие прожекторных). Был виден четкий контур объекта, внутри контура наблюдалась нестабильность поверхности также светло‑лимонного цвета, она колебалась (Г. В. Лебедев). Цвет объекта был металлический, светящийся, как у ракеты на старте (В. В. Лобачев). Затем один луч погас, и объект с одним зажженным лучом бесшумно поплыл. Затем снова завис. Передвижения и зависания объекта осуществлялись несколько раз, между зависаниями объект продвигался метров на 80. Над светящимся объектом был виден второй, темный, объект, летевший выше.

Первый объект завис и осветил караульное помещение, при этом горели оба луча. Наблюдатели, сойдя с машины, попытались осветить его прожектором, но прожектор на короткое время вспыхнул, как при коротком замыкании, и погас. Попытки восстановить его путем замены лампы успеха не принесли (он был исправлен только через полчаса после пролета объекта). Потом оба луча выключились, и объект поплыл, постепенно растворившись, хотя по его скорости перемещения он должен был быть виден.

По оценке Лобачева В. В., объект летел на высоте менее 100 м, диаметр его составлял метров 40. Необходимо отметить, что Лобачев – охотник, обладает высокой наблюдательностью и хорошим глазомером. По оценке Г. В. Лебедева, угол наблюдения составлял около 30 градусов, угловой размер объекта – 3 см на расстоянии вытянутой руки. Двигался он совершенно бесшумно. Наблюдение длилось более 15 минут.

На другой день, 18 ноября 1979 г., оба объекта пролетали в обратном направлении. Их пролет на этот раз наблюдало около 10 человек. Луч света с объекта освещал элеватор „Кепский", находящийся в 18 км от совхоза „Донской"».

Это сообщение почему‑то не упоминалось в сводной таблице «Сетки‑АН/МО», хотя в нем тоже речь идет о странном воздействии на технику:

«13 августа 1980 г. (время московское) в 0.20 в районе г. Вольск‑18 Саратовской области в северо‑восточном направлении наблюдалось появление аномального атмосферного явления в форме шара. Шар имел окраску металла, раскаленного до белого каления. От него во все стороны исходили многочисленные тонкие и длинные лучи, не доходящие до поверхности земли. Объект совершал хаотические движения в различных плоскостях (вверх, вниз, вправо, влево), при этом изменял свои размеры: то увеличивался, то уменьшался. Никаких сопровождающих явление звуков и запахов не отмечалось. Подобное состояние объекта наблюдалось в течение продолжительного времени (1‑1,5 часа). Однако постоянного наблюдения в течение этого периода времени не проводилось. Местоположение и форма объекта фиксировались периодически с интералом 15‑20 минут. С течением времени происходило медленное поднятие объекта вверх. В 2‑2.20 в небе появились две светящиеся точки. По нашему мнению, это были самолеты. Вскоре они стали двигаться по направлению к наблюдаемому объекту, причем один из них летел ниже объекта, а второй по восходящей линии прямо на объект. При приближении второго самолета объект удалился от него. При повторном приближении самолета имела место аналогичная картина. Дальнейших попыток приближения к объекту со стороны данного самолета не последовало, после чего оба самолета изменили курс на 180 градусов и удалились. В дальнейшем на небе еще некоторое время оставались конденсационные следы от самолетов.

Наблюдение объекта продолжалось до 3.30, вплоть до его исчезновения. Примечательно, что исчезновение объекта происходило гораздо позже исчезновения звезд. Никаких следов, звуков, запахов в атмосфере после этого не наблюдалось.

Угловые размеры (диаметр) объекта в сравнении с предметом, отстоящим от глаз наблюдателя на расстояние вытянутой руки, примерно равен 0,4‑0,8 см. Размеры объекта были сопоставимы с размерами звезд, однако он был значительно (в несколько раз) крупнее. Угол возвышения в начальный момент наблюдения был равен 20‑25 градусам, в дальнейшем он увеличился до 40‑45 градусов над горизонтом.

Воздействие на технические средства: в 0.20‑0.40 наблюдались сильные помехи при работе транзисторного радиоприемника ВЭФ‑201. Помехи были столь сильны, что не представлялось возможным прослушивать передачи, и он был выключен. В 3.00‑3.15 при повторном включении приемника помех не отмечалось. До этого никаких неисправностей в радиоприемнике зафиксировано не было. Воздействие на людей и окружающую среду не отмечалось. Метеорологические условия: видимость 10 км, ясно, штиль, температура воздуха +12,2 градуса, влажность воздуха 90 процентов.

Наблюдение проводилось группой из трех человек: Хоменко Александр Григорьевич, старший офицер; Печененко Николай Григорьевич, старший офицер; Печененко Вера Ивановна, инспектор по кадрам…»

Подобные сообщения приходили в «Сетку‑АН/МО» сотнями. Казалось бы, перед учеными и военными открываются самые блестящие перспективы, но за кулисами уже начиналась нехорошая возня.

«В 1980 году программа „Сетка" закончилась, – поведал А. П. Листратов. – И с 1981 года должна была начаться программа „Галактика". Наш институт оказался вписанным в число соисполнителей. Но когда пришла бумага для согласования, директор института отказался ее подписывать. Таким образом, наш институт выходит из этой программы, Институт космических исследований тоже выходит, остается Институт земного магнетизма, где директором известный Мигулин и его подручный Платов. По установке сверху в звене, выполняющем программу, оказались ретрограды и консерваторы…»[155]

Валентин Фоменко рассказал, что, когда ИКИ вышел из программы, Петровской пришлось перейти на работу в НИИ‑22. Однако и там она проработала не больше года: ей не понравилось, как поставлена работа по изучению НЛО у военных. Вскоре она вообще ушла из уфологии, сказав, что устала бороться и, главное, пришла к выводу, что сила, стоящая за феноменом, не даст кому бы то ни было разобраться в своей сущности. Разыскать ее нам так и не удалось: что с Инной Геннадьевной, не знал ни Валентин Николаевич, ни ее близкие знакомые.

Тем или иным образом из программы были «выброшены» почти все энтузиасты проблемы. У ее руля остались Мигулин с Платовым и военные специалисты из НИИ‑22, НИИ‑4, НИИ‑50. Когда же оставшиеся за бортом не растерялись и предприняли свои «обходные маневры», вдело пошли рекомендации, выработанные в свое время И. Г. Петровской: держать уфологов‑энтузиастов под контролем, чтобы они работали, над чем укажут, и не допустить утечки закрытой информации.

«Мы не имеем права ни с какой точки зрения пренебрегать задачей установления контакта с общественными организациями, – писала она. – Контакт с ними может и должен быть осуществлен, но на периферии комиссии, а не в качестве соисполнителей НИР, без проникновения их представителей в содержание проводимых работ… Целесообразно, чтобы представитель организации соисполнителя входил в руководящие органы такой общественной организации и помогал ей направлять свои усилия таким образом, чтобы они действительно приносили пользу исследованиям. Одновременно его присутствие в общественной организации может поставить рамки стихийной активности энтузиастов, а участие в руководстве и проведении ее работ будет способствовать регулированию и контролю распространения информации, то есть препятствием к утечке».

Программа «Галактика» как насос закачивала в себя тонны информации, при этом почти ничего не выпуская наружу. Не только уфологи‑любители, но и военные не получали от них внятных объяснений увиденного. Даже когда необычное явление можно было легко объяснить очередным запуском или экспериментом в атмосфере, на ответ рассчитывать не приходилось: в те времена любая ерунда считалась секретом или военной тайной.

15 мая 1981 года тысячи жителей северо‑западных и центральных районов СССР видели ничуть не менее грандиозное зрелище, чем ночью 20 сентября 1977 года (рис. 63, 64). Вот что сообщил директор гидрометеорологической обсерватории Ю. Громов председателю Госкомгидромета Ю. А. Израэлю:

«Около 1‑2 часов ночи 15 мая жители г. Петрозаводска наблюдали появление светящегося объекта в виде звезды, летящей с северо‑востока, от которой исходило свечение в виде конденсационных следов самолета, но более плотных и ярких. Затем звезда остановилась и висела неподвижно 5‑7 минут под углом 70‑80 градусов от горизонта; от нее в разные стороны исходили светящиеся сине‑фиолетовые лучи. Затем звезда улетела в северном направлении без следов, а прежние светящиеся следы в виде облаков небольшого размера еще долго находились на северо‑востоке горизонта»[156].

 

Вскоре все уфологи поняли, что новый «феномен» не просто сравним, но очень похож на «петрозаводский». Значит, и причина его была такой же: опять запуск из Плесецка! Рассказывать об этом гражданам никто не собирался: космодром продолжал оставаться совершенно секретным. Только Юлий Платов позволил себе намекнуть на реальное положение дел журналисту, коллега которого в ночь с 14 на 15 мая видел нечто странное в небе:

«Ночью даже полет самолета можно увидеть с расстояния в несколько десятков километров. Что же говорить о выводе космического корабля на орбиту. Ведь здесь, с Земли, стартует, грубо говоря, снаряд, весящий сотни тонн.

А если запуск ночью? Огненный шлейф виден за сотни километров. И если на космодроме он выглядит именно как огненный шлейф, то вдали от него в зависимости от атмосферных условий он может принять самые разнообразные формы, начиная от светящегося облака и кончая летающей тарелкой. Причем с одной точки наблюдения он может выглядеть как неподвижный НЛО, с другой – как движущийся, с третьей – стремительно приближающийся к земле. В общем, вариантов бесконечное множество. Один из них и видел ваш коллега. Если бы он совместил сообщение ТАСС о запуске в космос космического корабля, который был произведен именно в это время, для него все бы стало на свои места…»[157]

Действительно, на следующий день в «Правде» опубликовали другое сообщение ТАСС взамен положенного под сукно известия Милова: «15 мая 1981 года в Советском Союзе произведен запуск очередного метеорологического спутника земли „Метеор‑2"».

Как ни хотелось уфологам не расставаться с «НЛО», но азимуты наблюдений сходились к Плесецку, а на фотографиях, запечатлевших ранние этапы запуска, были отчетливо видны извергающиеся из дюз струи и слив «гарантийного запаса» топлива.

В руки уфологов попало более 200 писем от очевидцев. Они были внимательно мною изучены и продемонстрировали, что свидетелям нужно доверять, но проверять: среди описаний не было ни одного одинакового. Тем не менее ни одно из них на сей раз не давало повода заподозрить наличие посторонних объектов в небе, залетевших полюбоваться на запуск «Метеора‑2».

 

НЛО НА ЭКРАНАХ РАДАРОВ

 

В интервью газете «Поиск» Юлий Платов заявил:

«Все те сообщения, которые поступали к нам, были проанализированы. Как правило, оценки однозначны: практически ничего необычного, чего нельзя было бы объяснить, в них не зафиксировано, за исключением, может быть, нескольких случаев. Например, в Воронежской области в авиационных подразделениях было несколько случаев, когда происходили аварии в воздухе, во время которых или перед которыми пилоты сообщали, что видят какие‑то странные образования. В двух случаях это даже фиксировалось на локаторе. Что это было – объяснить не удалось. Но это явно не был контакт с инопланетянами»[158].

Неужели Платов опять «позабыл» о существовании справки по радиолокационным наблюдениям НЛО и событиям в районе Борисоглебска, подготовленной соисполнителем программы «Галактика‑АН» Эдуардом Ермиловым из НИРФИ? В ней говорилось:

«26 мая 1982 года, в период потери связи с самолетом МИГ‑21 и последующей его катастрофой, вблизи самолета на высоте 1500 м наблюдался НЛО. Были организованы поиски места падения. 27 мая 1982 года поисковая группа (младший сержант Панюков А. А., рядовой Кунин А. Ю.) в районе Поворино в лесу, выйдя на поляну, наблюдали появление человекоподобной фигуры ростом не менее 3,5 м, в одежде серебристого, с зеленым оттенком цвета. После ее бегства с места происшествия очевидцы наблюдали вспышку за деревьями, вылет светящегося объекта, оставившего слабо светящийся спиральный след и скрывшегося за деревьями».

Так кого видели военные? Земного мутанта‑изобретателя, вымахавшего затри метра и склепавшего в сарае личный НЛО, или все‑таки существо не имело к Земле никакого отношения?

«Одно из самых „оживленных" мест, где чаще всего появлялись НЛО, можно считать город Борисоглебск (Воронежская область) и окрестности, – признался полковник А. А. Плаксин, ведущий научный эксперт Министерства обороны РФ по проблеме аномальных явлений, кандидат технических наук. – Там за 15 лет – с 1974 по 1989 год – были зафиксированы сотни случаев появления НЛО, чаще всего их регистрировали в виде ложных отметок на экранах радаров. В 80‑х годах этим вопросом занималась специально созданная комиссия. В ее состав включили и военных специалистов, у которых был опыт в изучении аномальных аэрокосмических явлений»[159].

Так что же наблюдалось в Борисоглебске? Я приведу наиболее характерные свидетельства очевидцев из статьи Плаксина и документов «Сетки‑АН/МО».

9 сентября 1974 года, в 16.10, над аэродромом Поворино с земли наблюдался на большой высоте объект в виде черного облака, висевшего неподвижно. В это же время на аэродромных радиолокационных станциях кругового обзора появились две засветки, очень напоминающие отметки от самолетов (самолетов в данный момент в воздухе не было). Было установлено, что объект находится на высоте около 7000 м. В районе аэродрома фиксировались сильные радиопомехи в диапазонах средних и длинных волн, плохо функционировала телефонная связь (в трубке были слышны сильные помехи). В УКВ‑диапазоне отмечались отдельные кратковременные шумы.

Учитывая необычность происходящего, с разрешения руководителя полетами на перехват облака‑объекта был выслан самолет с экипажем в составе двух летчиков. Экипаж набрал высоту около 4500 м, облачность осталась внизу, и уже четко был виден горизонт. Однако черное облако‑объект находилось значительно выше. Нижний край его наблюдался на высоте 6800 м, а верхний – 7200. По форме облако‑объект напоминало неправильный эллипс, простиравшийся километра на 1,5 в длину. Выше облака виднелось только чистое небо.

Не заметив ничего опасного, экипаж развернул самолет и ввел его в пикирование, намереваясь с высоты 7500 м «пробить» облако сверху вниз.

Как только самолет «вошел» в облако, в наушниках шлемофонов летчиков взвыла дикая сирена, мощность звучания которой превосходила болевой порог. Кроме того, загорелся транспарант «опасная высота», и самолет сотрясла чудовищная «болтанка». Летчики были вынуждены обесточить машину, и лишь огромными усилиями им удалось вывести самолет из облака. Когда он покинул облако, «болтанка» сразу прекратилась. После включения электропитания все системы самолета заработали нормально. По завершении полета специалисты не обнаружили никаких отклонений в работе бортовых систем.

Облако между тем продолжало висеть над аэродромом еще около 3,5 часов, а затем в сгустившихся сумерках его совсем не стало видно. Утром следующего дня небо было абсолютно чистым.

2 февраля 1976 года, с 21.45 до 21.55, на трассе Воронеж‑Пенза (90 км южнее Тамбова) наблюдался полет неизвестного объекта на высоте 6000 м, двигающегося со скоростью около 400‑450 км/ч курсом на Пензу. По виду он напоминал пассажирский самолет «Ан‑24», но без бортовых огней и проблескового маячка (видны были только светящиеся иллюминаторы). В эту ночь в районе было зафиксировано 5 сильнейших вспышек на земле. Наблюдались они в малонаселенных районах, преимущественно по трассе Тамбов‑Борисоглебск‑Новоаннинск. Радаром объект зафиксирован не был.

23 января 1980 года в районе Борисоглебска военными летчиками в течение почти 35 минут – с 20.05 до 20.40 – наблюдался светящийся объект, который маневрировал в районе аэродрома. Скорость объекта была сравнима со скоростью самолета и постоянно изменялась. Максимальная высота его полета составляла около 2000 м. Помех радиоприему отмечено не было, хотя самолеты проходили от объекта на близком расстоянии – всего 200‑300 м. Радиолокационные станции сантиметрового диапазона объект также не наблюдали.

«23 января производились полеты ночью, – написал в своей объяснительной записке летчик‑инструктор Пашков. – Примерно в 20.00 после выполнения полетного задания в зоне мы возвращались на аэродром (полет выполнялся на двухместном самолете) на высоте 1500 м, скорость самолета, на котором мы выполняли полет, была 850 км/ч. При подходе к 3‑му развороту большого круга полетов, примерно на той же высоте, что и мы (чуть выше, примерно 1700‑1800 м от земли) справа, пересекая наш курс полета, летело какое‑то тело. Очертаний и формы его не было возможности увидеть, потому что была темная ночь.

То, что это не самолет, можно сказать точно, потому что не были видны бортовые огни, хотя мы сначала подумали, что это самолет. Единственное, что можно было видеть хорошо и отчетливо, это яркий, желто‑оранжево‑красный мерцающий шар. Выглядел он так же, как сопло реактивного двигателя при работе на форсаже, если смотреть на самолет после взлета ночью. По переговорному устройству мы договорились увеличить скорость и „подрезать" шар (думая, что все‑таки это самолет) и выйти на 4‑й разворот для входа в круг полетов раньше этого „самолета". Но так не получилось, потому что у шара скорость оказалась больше, чем у нас, и, видя, что не сможем это сделать, мы уменьшили скорость, отвернули во внешнюю сторону круга полетов и пропустили этот шар вперед. При этом мы увидели, что скорость шара еще больше, чем мы предполагали ранее (сначала мы думали, что скорость его 1500 км/ч). Вероятно, он летел со скоростью около 2000 км/ч.

При подходе к четвертому развороту мы увидели, что шар и „не думает" заходить и снижаться в круг полетов, а взял направление на город. В то время, пока мы снижались к 1‑му развороту и заходили на посадку, удалось заметить, что шар над городом описывает круги. Выполнив 2‑3 виража, шар изменил курс и двинулся по прямой на юго‑запад от города. Затем, не снижая скорости, он изменил направление и полетел почти назад без всякого радиуса разворота. На высоте 300 м он потерялся из виду. После посадки мы сразу же запросили руководителя полетов, „кто посторонний находится над нашей точкой?" Локаторы посторонней цели не „видели". После повторного взлета по кругу, который был через 5‑7 минут, мы также ничего не обнаружили. С земли шар увидеть было нельзя, потому что до высоты 300 м была густая дымка. Все происшествие заняло 7‑8 минут».

«4 апреля 1980 года, в 21.05, буквально у нас над головой прошел объект на высоте 20‑30 м со скоростью примерно 70‑80 км/ч, – сообщил полковник ВВС Александр Николаевич Копейкин, инструктор Борисоглебского летного училища. – Объект летел совершенно бесшумно, без огней, черный. Подсвечивался он снизу светом уличных фонарей (мы были на крыше 5‑этажного дома). Было впечатление, что над головой пролетел легковой автомобиль без колес.

В тот же день, в 23.50, с севера на юг пролетел красно‑оранжевый шар со скоростью 10‑15 м/с под углом к горизонту 20 градусов. 5 апреля в западной части города мы наблюдали полет двух красно‑оранжевых шаров, которые над городским парком слились вместе, образовав ярко‑зеленое облачко, а затем это облако взлетело вертикально вверх и исчезло. Полет сопровождался пронзительным звуком, как визжат тормоза у автомашин».

4 августа 1980 года, в 22 часа, Александр Копейкин снова встретился с НЛО, на сей раз в воздухе:

«Скорость 880 км/ч. Ровный гул двигателя, безоблачное звездное небо, хорошее настроение, лечу, – рассказал он Марине Попович. – Спустя несколько минут полета через фонарь боковым зрением вдруг вижу, что перпендикулярно моему курсу прямо на мой самолет несется громадный объект с огнями типа ТУ‑134. Мелькнула мысль– сейчас столкнемся. Даю ручку управления самолетом от себя, резко снижаюсь. Придя в себя, обвел взглядом приборную доску – приборы показывают снижение 30 м/с. Стрелка высотомера уже отсчитала снижение на 2000 м, крен – 45‑50 градусов.

Плавно вывожу самолет в горизонтальный полет, беру ручку на себя и снова почти над собой вижу громадный фюзеляж с разноцветными мигающими огнями, какими‑то волнами света, пробегающими по его корпусу.

И вдруг понимаю – никакой это не самолет: у него нет крыльев. По спине пробегает холод, жуткий страх сковал тело. Впервые в жизни мной овладевает такое состояние.

Отвернув от объекта, запрашиваю диспетчера: „Кто рядом со мной и на моей высоте?" В ответ слышу: „Никого". А объект, между тем, взял курс, параллельный с моим самолетом и на глазах стал превращаться в облачность, покрылся какой‑то белесой пеленой, затуманился и исчез… Дальнейший полет прошел нормально, но эта встреча меня очень обеспокоила»[160].

На земле ему сказали, что отметок на радарах диспетчерская служба не наблюдала. Правда, на экране метровой РЛС появлялась дополнительная отметка во много раз больше и ярче самолета, но только на мгновение. Она закрыла экран локатора почти на 80 процентов. Диспетчеры приняли отметку за мощную помеху. Ее удалось сфотографировать. На экране локатора было словно крыло гигантской птицы.

9 июня 1983 года в окрестностях аэродрома Поворино в течение почти суток большинство наземных радиолокационных станций всех диапазонов наблюдало отметку, очень напоминающую «засветку» на экранах радаров от самолетов, которая постоянно маневрировала по азимуту и высоте. Для выяснения происходящего были выполнены две попытки перехвата этого объекта, но в обоих случаях экипажи истребителей ничего не видели, хотя, поданным радаров, находились на расстоянии нескольких сот метров от неизвестного объекта.

«Март 1984 года был „урожайным" на визуальные и радиолокационные наблюдения НЛО в районе Поворина, – написал тогда же А. Н. Копейкин. – Только за период с 20 по 30 марта было зарегистрировано около 20 НЛО. Я наблюдал 29 марта 1984 года в течение 1,5 часов 6 НЛО. Они маневрировали по всему району со скоростями от 0 до 300 км/ч на высотах от 2000 до 9000 м. Был дождь, видимость около 1 км, и полетов не было. Все НЛО появлялись в одном и том же месте, в 25 км от аэродрома (район болот, озер и труднодоступных мест)…

23 марта 1984 года, с 14.22 до 14.55, на экране радара наблюдались объекты, движущиеся по траекториям, близким к кругу, с удалением 15‑40 км, изменениями высоты в пределах 900‑4000 м, со скоростью 0‑3000 км/ч. В 22.05 появилась метка от объекта, которая перекрыла метку пролетавшего самолета!

25 марта 1984 года с КП Борисоглебского летного училища было сообщено, что на соседнем аэродроме локаторами был „пойман" объект, маневрирующий по азимуту и высоте. Кроме того, полет неизвестного объекта наблюдала комиссия начальника К 1‑1 ВВС Московского округа во главе с самим начальником, находившаяся в это время в Борисоглебске. Экраны локаторов фотографировались.

28 марта 1984 года (22.05‑22.40). В 22.05 появилась отметка от самолета на удалении 85‑90 км с азимутом 230 градусов, который летел на северо‑восток курсом 60 градусов со скоростью 850 км/ч и высотой 900 м. На следующем обороте антенны на удалении 75 км отметка исчезла, и появилась мощная засветка в виде птицы, которая фиксировалась около 20 минут, потом раздробилась на отдельные волокна, которые в последующие 20 минут рассеялись. Засветка фиксировалась на высотах от 900 до 3500 м. Ее площадь – около 7500 кв. км…

29 марта, в 15.24, в этом же районе (в 30 км от Поворина), после включения РЛС, в 20 км от аэродрома на юго‑западе появилась отметка, которая начала двигаться в южном направлении. Скорость ее менялась от 300‑400 км/ч до нуля. Все это зафиксировано на пленке. В 15.27 из района аэродрома вылетел объекте юго‑восточном направлении, но уже со скоростью около 3000 км/ч; на удалении 100 км метка исчезла, с экрана.

С Поворино поднимали самолеты „МИГ‑21" и наводили на объект с 9.12 до 14.26. Один из летчиков – подполковник Александренко был в воздухе с 9.50 до 10.20 и сел в Борисоглебске. Полет был безрезультатным. Летчик визуально объект не обнаружил. А отметка стояла в том месте весь день…»[161]

6 апреля 1984 года «МИГ‑21» при выполнении учебного полета на высоте 3500‑5000 м с инструктором и курсантом получил предупреждение о наблюдении на РЛС вблизи зоны полета метки от НЛО. Через некоторое время инструктор сообщил, что самолет как бы на что‑то наткнулся, ощущался толчок с ускорением 1,2 д, с отказом режима двигателя, гидравлической системы и радиосвязи. Экипаж катапультировался. НЛО не был виден невооруженным глазом…

«Все радиолокационные наблюдения аномальных явлений были практически однотипны: на экране локатора неожиданно появлялась светящаяся отметка, которая маневрировала по азимуту и высоте в течение нескольких минут (иногда часов), в некоторых случаях она как бы сопровождала самолеты, а затем исчезала так же неожиданно, как и появлялась, – написал А. А. Плаксин. – Не всегда метки от НЛО наблюдались радарами всех диапазонов. В основном их фиксировала аппаратура в метровом и сантиметровом диапазонах.

Важно также отметить, что неизвестные объекты, судя по их отметкам на экранах локаторов, способны были маневрировать в широком диапазоне высот (от О до 20 км) и скоростей (от 0 до 600 км/ч). При удалении от локатора цели (а именно так их воспринимали военные; для них каждая отметка на экране – потенциальная цель, пока не будет доказано иное) маневрировали порой на полную дальность работы радиолокационной станции (до 200‑250 км), но чаще появлялись и исчезали в границах района проведения полетов, не более чем в 100 км от аэродрома Поворино.

Самое, пожалуй, загадочное – вопрос о размерах объектов. Нам сообщали (и эти сведения вполне достоверны) о неопознанных объектах самых разных форм и масштабов – от теннисного мячика до 200 м в длину»[162].

Радары фиксировали НЛО не только в районе Борисоглебска. Для диспетчеров из Харькова наблюдать «неопознанные цели» тоже стало привычной рутиной.

«Наблюдавшиеся объекты перемещались в основном в диапазоне скоростей от 800 до 3600 км/ч, – заметили харьковские уфологи В. Мантулин и А. Белецкий. – В одном случае была зафиксирована очень большая скорость– 7000 км/ч. Не во всех случаях фиксировались высоты, на которых находились объекты. Однако по ряду сообщений видно, что диапазон их высот очень широк – от 250 до 30 000 м. Аномальные объекты совершали различные маневры, которые наблюдались на экранах РЛС: были неподвижны, а затем внезапно начинали двигаться со значительными скоростями, изменяли направление движения от плавных до резких разворотов под неожиданными углами, энергично изменяли скорости и высоты полета. Длительность РЛ наблюдений колеблется от десятков секунд до нескольких часов.

В четырех случаях радарные наблюдения были подтверждены независимыми визуальными наблюдениями, что существенно повышает их достоверность. В тех случаях, когда объекты наблюдались визуально, они выглядели как светящиеся тела различной геометрической формы»[163].

1 декабря 1983 года, в 00.08‑00.10, диспетчеры Харьковского аэропорта своими глазами увидели НЛО – светящийся шар на высоте около 250 м. Он «расплывался», края были размыты. Наблюдение было подтверждено радаром. Диаметр НЛО, судя по отметке, составлял примерно 5‑7 м.

Объект летел на северо‑восток со скоростью 900‑1500 км/ч, причем его скорость увеличивалась. В конце концов он пропал с экранов радаров на удалении 27 км. Почти одновременно была зафиксирована вторая «метка», летевшая севернее параллельным курсом на удалении 8 км от первой. Ее скорость составляла 1000‑1200 км/ч, постоянно уменьшаясь. На удалении 22 км она стала разворачиваться к северу плавным полукругом с радиусом 15 км. Она исчезла на удалении 28,5 км.

3 января 1984 года над Харьковом, в районе Восточного поселка, завис шарообразный объект, чуть больше диаметра Солнца, и оставался висеть с 8.00 до 14.00. 7 января под Чугуевым была совершена посадка дискообразного объекта со светящимися «иллюминаторами». К нему пытались подъехать две военные машины, но безуспешно.

17 мая 1984 года, в 23.00, на радарах наблюдалась неопознанная цель. Примерно в то же время в районе Московского проспекта Харькова на восток пролетел НЛО в форме треугольника с красными мигающими огнями по периметру. Потом он повернул в конце города, сделал разворот на северо‑восток и ушел со скоростью 3600 км/ч. В тот же день, около 22.30, радар Харьковского аэропорта зафиксировал по азимуту 50 градусов на удалении 14 км неопознанную цель. Она устойчиво наблюдалась в течение 15‑20 секунд и исчезла также внезапно.

10 ноября 1984 года, в 00.32, в районе Запорожья был обнаружен неподвижный объект, зависший на 5 минут. Объект ушел курсом около 250 градусов со скоростью около 2500 км/ч. Через 3 минуты он был уже в зоне приема симферопольского центра над Кривым Рогом! В 03.03 на той же высоте в районе Запорожья был обнаружен объект, который неподвижно висел в течение 3 минут на высоте 10 500 м. После запроса ПВО объект улетел со скоростью 1000 км/ч.

Для людей, хорошо знакомых с небом, никаких сомнений в реальности НЛО уже не оставалось. Все сомнения достались на долю обычных граждан, которым пришлось читать многочисленные статьи В. Мигулина и Ю. Платова. Эта «сладкая парочка» отогнала от прессы всех серьезных исследователей, вовсю пропагандируя свою антитарелочную точку зрения.

В 1983 году десятки советских газет опубликовали статью В. В. Мигулина, в которой выражалась официальная точка зрения на «летающие тарелки»:

«…Раздувание ажиотажа вокруг этой „проблемы", появление сенсационных сообщений о якобы имевших место в различных уголках нашей планеты встречах с инопланетянами привело в конечном счете к широкому распространению домыслов о том, что НЛО – космические аппараты внеземных цивилизаций… Принимая во внимание бытующее среди широких слоев населения такое превратное представление о НЛО, отметим, чтобы избежать путаницы, что серьезный исследователь, проводящий действительно научное изучение этого феномена, может и должен под неопознанными летающими объектами понимать лишь различные аномальные явления, физическую природу которых пока не удалось установить. Лишь в этом случае гарантирован научный, объективный, лишенный предвзятости подход к исследованию „проблемы НЛО"…

Всегда ли можно отождествить наблюдаемые явления с какими‑либо известными процессами? Конечно нет. И было бы странно, если бы о любом явлении можно было твердо сказать, что это такое. Вся история науки не что иное, как исследование все новых и новых непонятных явлений. Плохо изученных, это и вовсе непонятных вещей, окружающих нас, очень много, нужно только приглядеться, суметь обратить на них внимание…

Имеются ли какие‑либо действительные основания полагать, что оставшиеся неотождествленными явления и есть „истинные НЛО", как раз и определяемые деятельностью внешних сил? Конечно нет, даже если мы еще не нашли им сколь‑нибудь убедительных объяснений…

Гипотеза о том, что НЛО – проявление деятельности внеземных цивилизаций, не имеет никаких объективных обоснований и возникла лишь на желании, впрочем вполне понятном, уйти от ощущения „одиночества во Вселенной". Уйти не в принципе, не когда‑нибудь, а прямо сейчас, сию минуту почувствовать деятельность „братьев по разуму". Можно даже сказать, многие современные научные проблемы, малопонятные неискушенному человеку, вызвали у некоторых людей потребность в каком‑то простом, доступном большинству способе отгородиться от сложностей современного мира. Такой, что ли, эрзац‑религией и стали „летающие тарелки", пришельцы из других миров в наше время или в далеком прошлом и другие мифы современности. Впрочем, вопрос о возникновении ажиотажа вокруг НЛО относится, скорее всего, к компетентности социологов и психологов…»[164]

Все статьи В. Мигулина и Ю. Платова, опубликованные в 1980‑е годы, можно свести к нескольким тезисам: большинство НЛО легко можно объяснить технической деятельностью человечества и природными явлениями (это правда), по‑настоящему неопознанных наблюдений мало, не более 10 процентов (тоже правда), причем это не твердотельные объекты, а некие явления (далеко не всегда), и, если даже мы сейчас не знаем, что летает в небе, это точно не инопланетяне (предположение, ни на чем не основанное). Вслед за этим набором тезисов обычно шла ругань в адрес конкурентов– уфологов‑любителей, которые стали объединяться «под крышей» научно‑технических обществ и популярных журналов. Энтузиасты, впрочем, тоже не спали и договорились «подвинуть» Академию наук в сторону, выйдя с предложением сотрудничества прямо к военным координаторам программы «Галактика‑МО».

 

КОМИССИЯ ПО АЯ ВСТУПАЕТ В БОЙ

 

28 февраля 1984 года при Комитете ВСНТО по проблемам охраны окружающей природной среды (председатель академик Б. Н. Ласкорин) была создана Комиссия по аномальным явлениям (АЯ) в окружающей среде. Инициатива снизу была поддержана военными: им надоело творческое бессилие Платова и Мигулина, растерявших доверие не только уфологов, но и простых граждан (рис. 65). Естественно, военными в бюро комиссии были введены (в полном соответствии с давними рекомендациями) «свои люди»[165].

Первой «проверкой на прочность» альтернативной комиссии стало очередное грандиозное зрелище, разыгравшееся в небе над СССР и Восточной Европой. Оно как в зеркале почти повторило события 20‑летней давности.

2 декабря 1983 года, в 21.40‑22.00, над Восточной Европой, Украиной и Россией пролетели некий объект или группа ярких светящихся разноцветных объектов. Тело – или тела – двигались по той же траектории, с северо‑северо‑запада на восток‑юго‑восток, волоча за собой шлейфы.

На сей раз траекторию полета удалось проследить не только над СССР, но и над территорией Восточной Европы. Через два года после того, как небесная процессия пересекла небо над ГДР, в журнале «Astronomie und Raumfahrt» появилась заметка астронома Дитмара Беме:

«Вечером 2 декабря 1983 года над удаленными районами ГДР наблюдалось небесное явление, которое оценивается как экстраординарное… В 19:45 ± 1 минута (21.45 по московскому времени. – М. Г.) на востоке у горизонта появились две светлые точки, которые, двигаясь на север, постоянно увеличивали высоту. При прохождении пика своей траектории на расстоянии максимум 1‑2 градуса от Полярной звезды были замечены уже 7 звездоподобных объектов, которые продолжили свой путь в направлении востока и исчезли в дымке горизонта (рис. 66)…

За светящимися объектами тянулся шлейф длиной в несколько градусов. Характерно также, что явление прошло полностью беззвучно и на всем его протяжении (80 ± 15 секунд) расстояние между объектами не менялось. Четырьмя другими наблюдателями отмечено взрывчатое отделение частей, чего в Несса и Гроспоствитц замечено не было… Из представленных данных наблюдений можно с достаточной точностью установить скорость (2 км/с) и высоту объектов (150 км). Некоторое отклонение данных в сторону повышения не исключается.

По моему впечатлению как наблюдателя и по оценкам в некоторых сообщениях, речь может идти о сгорающих в земной атмосфере обломках корпуса космического корабля…»[166]

Скорость, рассчитанная немецким астрономом, сразу исключала метеоритное происхождение тела, так как минимальная скорость для метеоритов, входящих в атмосферу Земли, – 11,2 км/с, то есть вторая космическая скорость. Зато для сходящего с орбиты спутника действительно скорость подходящая[167].

Уфологи Рышард Грундман и Бронислав Ржепецкий рассказали, что вечером 2 декабря в районах расположения военных аэродромов были замечены «несколько НЛО». Они летели поодиночке и группами, светились красным, зеленым и белым светом, оставляли за собой хорошо различимые инверсионные следы. Высота полета была, по приблизительным оценкам, от 10 до 15 000 м. Оценивали «на глаз», потому что ни один из радаров эти объекты не зафиксировал.

В то же самое время гражданский пилот Миколайчик из города Мелец сообщил по радио, что только что прямо под ним пролетел какой‑то объект. Он летел метров на 60 ниже, слабо светился спереди, а сзади за ним тянулся шлейф яркого пламени. При этом никакого звука объект не издавал. Вскоре Миколайчику с земли передали, что такой объект в зоне его тренировки появиться не мог, поскольку по описанию он больше всего был похож на военный самолет, но никакая воинская часть полетов в этом районе не проводила[168].

Поскольку объект летел вдоль 52‑й параллели, Польшу он пересек позже, чем Германию. Тем не менее часть польских очевидцев говорят об одном объекте, хотя и с двумя «хвостами». Неужели тело, разделившееся на 7 частей над ГДР, снова «собралось» в одно целое? Так как над территорией СССР «болид» летел на той же высоте, что и над ГДР, – 120‑150 км, это, по‑видимому, значит, что речь идет о разных объектах: одни летели высоко, другие – низко. Потолок полета «Ан‑2», на котором летел Миколайчик, не слишком высок, а перепутать положение НЛО – под собой или над собой – нельзя. Наблюдая за объектом, он мог пропустить зрелище, развертывающееся на высоте 150 км.

Над Белоруссией видели уже два тела с хвостами или шлейфами:

«Метрах в 300 от нас, на высоте примерно 30‑40 м, над крышами домов пролетело странное сооружение, – сообщил очевидец из деревни Почаново Барановичского района Брестской области. – Точныхочертаний не было видно, но огромное впечатление произвели на нас два шара или просто светящиеся круги. От этих шаров исходили языки голубоватого пламени… Шары располагались под углом относительно друг друга; меньший шар был впереди и выше второго, большого шара. Они летели параллельно земле, с запада на восток. Скорость их движения была небольшой: за 40‑45 секунд они пролетали около 2 км. Явление наблюдали с разных мест одновременно пять человек»[169].

Очевидно, тенденция, наметившаяся над Польшей, здесь продолжилась: «два хвоста», увиденные Р. Курчевским, были лишь предшественниками распада объекта на два не зависимых друг от друга тела. Над Россией и Украиной распад продолжился.

Координатор оптических наблюдений искусственных спутников Земли Н. Ерпылев сообщил, что явление видели на многих станциях наблюдений спутников.

«Оптические инструменты помогли проследить за тем, как светящийся объект разделился на несколько частей, – сказал он. – Самая яркая из них была порядка 4‑й звездной величины, то есть превышала по блеску Венеру в самой яркой ее фазе. Угловая скорость группы объектов составила примерно 0,8 градуса в секунду»[170].

Жительница Севска Л. Нестерова сообщила о бесшумном движении 2 декабря светящегося шара с длинным хвостом. Н. Куцая из Трубчевска увидела два ярких светящихся шара: один большой, второй приблизительно в два раза меньше. Через некоторое время за ними потянулись огненные шлейфы. С. Воробьев и другие (Клинцовский район, село Рудня‑Воробьевка), Л. Давыдова (Брянск) около 10 часов вечера также заметили два летевших бесшумно огненных шара. Один был впереди, другой немного отставал. И. Могилевцева в поселке Кокино увидела четыре светящихся шара (два впереди и два сзади), за которыми тянулись ярко‑красные хвосты. Скорость их была небольшая, казалось, их можно обогнать бегом. Через несколько мгновений появились якобы очертания «корабля» с голубым светом в «иллюминаторах», количество которых было около 10. Все эти тела двигались в сторону Брянска. Супруги Романовичи, находясь в районе площади Партизан, заметили движущиеся со стороны телецентра в направлении Фокинского района 7‑8 светящихся объектов прямоугольной формы, расположенных в ряд. За ними тянулся шлейф, сверху находился яркий шар. Относительное расположение объектов не изменялось, что, по мнению наблюдателей, указывало на их взаимную связь. При этом наблюдался один из лучей, направленных вниз.

Студент О. Киселев и учащийся Брянского политехникума Г. Титов увидели плывущие со стороны телецентра светящиеся тела с лучом, направленным к земле. По их мнению, также была видна некая «конструкция». Интересное письмо прислал И. Лемешко из Климова, который вместе с сыном наблюдал 5 светящихся тел. По их мнению, также существовала определенная привязанность их друг к другу[171].

Если посмотреть на эти свидетельства непредвзято, похоже, что одно тело распалось сначала надвое, а потом раздробилось на еще более мелкие кусочки.

Узнав о случившемся, сотрудник Главной астрономической обсерватории АН УССР А. Ф. Пугач обратился к очевидцам[172]. Киевские астрономы обработали более 600 писем, которые пришли после публикации, и составили «фоторобот» явления:

«Сначала все напоминало огонь обычной осветительной ракеты, запущенной кем‑то в западной части неба. Этот огонь плавно двигался к зениту. Вскоре рядом с ним появился второй огонь, двигавшийся параллельным курсом. Каждый из них будто обрастал роем менее ярких огней. За отдельными оценками количество объектов, которые светились, доходило до нескольких десятков. За каждым из них тянулся белесый хвост длиной 10‑20 градусов. Угловой размер всей группы составлял 2‑3 градуса. Исключительный интерес представляла световая гамма объектов. Преобладали желто‑оранжево‑красные тела, но во многих письмах отмечались всплески фиолетовых, белых, зеленых, синих, малиновых оттенков и их разнообразнейшие комбинации. В начальной части хвоста, где свечение было более интенсивным, многие видели вспышки, похожие на искры бенгальского огня. Все объекты были будто связанные в одно целое и двигались параллельно друг другу. В полной тишине они пересекли за 3 минуты весь небосвод и стали невидимыми возле линии горизонта в юго‑восточной части неба»[173].

Анализ показал, что группа тел шла над Украиной с северо‑запада‑запада на юго‑восток‑восток на высоте от 120 до 150 км со средней скоростью 5‑6 км/с, преодолев над ее территорией около 1200 км. На это им понадобилось лишь около 4 минут, поэтому очевидцы из разных областей указывали почти одно и то же время.

Единственное явление, которое хорошо отвечает всем чертам феномена, – это схождение спутника с орбиты. Как раз в это время сошел с орбиты спутник «Космос‑1509», который и объявили виновником небесного шоу. Чешский астрофизик Иржи Григар тоже пришел к выводу, что это вошло в атмосферу и сгорело искусственное тело. Он, однако, приписал «шары» сгоранию остатков ракеты‑носителя «Горизонт‑8». Все было бы отлично, если бы не целый ряд наблюдений и фактов, «выпадающих» за рамки спутниковой гипотезы.

Собственный анализ провели астрономы из Харькова. По их мнению, средняя скорость движения объектов была окало 5 км/с, а южнее Харькова даже возросла более чем в 2 раза! Это противоречит картине падения спутника, который должен был только тормозить из‑за сопротивления атмосферы[174].

Как и в 1963 году, среди сотен писем и рассказов оказались свидетельства, которые не вписываются в картину распада и сгорания спутника. В Комиссии по АЯ их накопилось «около двух процентов». Кое‑кто утверждал, что тела летели ниже облаков и полет сопровождался звуками – свистом, шорохом, громовыми раскатами. Хотя среди авторов подобных писем были даже летчики, Комиссия по АЯ не признала эти свидетельства заслуживающими доверия[175].

Среди очевидцев явления, которых мне удалось разыскать, также оказался летчик – штурман самолета «Ан‑24» Вениамин Григорьевич С, который в тот вечер был в воздухе неподалеку от Донецка. Самолет летел на высоте 5700 м при МК = 75 градусов (то есть объект пересек небо прямо перед ними). Он описал объект как геометрически правильное тело в форме трапеции, за которым тянулся короткий раздвоенный шлейф в 1,5‑2 длины объекта. Это совершенно не соответствует картине распада спутника, хотя траектория пролета объекта на его схеме точно совпадает с рассчитанной киевскими учеными.

Пока трудно сказать, являются ли свидетельства, не вписывающиеся в картину сгорания спутника, «шумом», типичным для массовых наблюдений. Комиссию, впрочем, это не волновало: перед нею был шанс громко заявить о себе. Он был использован на все сто процентов[176].

Заместитель председателя Комиссии по АЯ, летчик‑космонавт СССР П. Попович привел журналистам несколько примеров «настоящих аномалий»:

«Расскажу о достоверном событии, исследованном горьковской секцией нашей Комиссии. Оно произошло 27 марта прошлого года[177], около 18 часов московского времени. Обычные обзорные РЛС горьковского аэропорта обнаружили объект, который не смогли опознать. То есть на запрос „свой‑чужой" летящий объект не отвечал. „Работал" только в режиме отражения радиолокационного сигнала. Он шел примерно в 70 км к юго‑востоку от Горького. Двигался в сторону аэропорта. Затем немного довернул восточнее и пролетел не через сам аэропорт, а примерно на расстоянии 7‑10 км от него. Как было установлено, высота полета объекта не превышала одного километра. Скорость – примерно 180‑200 км/ч. Горьковский воздушный диспетчер А. Шушкин видел его своими глазами. По словам диспетчера, он был размером с фюзеляж самолета ИЛ‑14. Но без всякого признака крыльев, хвостового оперения. «Сигара» светло‑серого, стального цвета медленно проплывала в небе… Явление длилось минут 40. На расстоянии 30‑40 км к северо‑востоку от аэродрома РЛС потеряли его из вида»[178].

По уточненным данным, наблюдение Александра Ивановича Шушкина произошло не 27, а 28 марта. НЛО летел на высоте 400‑500 м и через 10 секунд скрылся из поля зрения авиадиспетчера.

В другой публикации Павел Романович привел более драматический пример:

«Во время рейса самолета „ЯК‑40" на участке между населенными пунктами Медвежье и Надым экипаж заметил какое‑то круглое, очень блестящее инородное тело, которое быстро приближалось и через некоторое время оказалось прямо по курсу. С каждой минутой размеры этого тела увеличивались. И когда казалось – столкновение уже неминуемо, объект взмыл вверх перед самым носом самолета, не причинив ему никакого вреда. Этот случай произошел в январе 1978 года»[179].

Бывший космонавт в 1984 году признался, что во время полета над Кубой их догнал и обогнал неопознанный объект треугольной формы.

«Это случилось в 1978 году, когда мы летели из Вашингтона в Москву на высоте 10 200 м, – рассказал он уже в наши дни Валерию Уварову. – И вдруг, взглянув в иллюминатор, я обратил внимание, что выше нас параллельным курсом летит блестящий на Солнце правильный равнобедренный треугольник ярко‑белого цвета, напоминающий парус. Он двигался плоскостью вперед. Если мы летели со скоростью порядка 950 км/ч, то этот треугольник летел со скоростью 1500 км/ч или более, потому что он нас обгонял. Я обратил внимание всех пассажиров и экипажа на этот объект. К сожалению, все то время, пока объект был в поле нашего зрения, и после того, как он исчез, мы не могли прийти к выводу – что это такое. Объект так и остался неидентифицированным. Мы ни с чем не могли его сравнить. На самолет он не был похож. Ни один самолет таких форм не имеет. И на шар он тоже не был похож. Это единственный случай в моей жизни, который вызвал во мне неподдельный интерес к этой проблеме»[180].

Сенсационные по тем временам статьи в газетах оказали нужный результат: на адрес Комиссии по АЯ пришло более 12 тысяч писем. Среди них были и сообщения от военных, по тем или иным причинам не попавшие в досье «Сетки/Галактики».

Конечно, далеко не все письма в Комиссию представляли какой‑то интерес для уфологов. В Ленинградском отделении Комиссии подсчитали, что из примерно тысячи писем, переданных из Москвы для их дальнейшего анализа, действительно наблюдали что‑то авторы 89 процентов сообщений, остальные содержали религиозные рассуждения (0,5 процента), абсурдные заявления психически больных (2 процента), рассуждения вообще о мироздании, инопланетянах и их космических кораблях (5 процентов), рассуждения о том, что НЛО– это активная подготовка агрессии со стороны империалистов (0,8 процента), шутки о «тарелках» (0,5 процента), предложение своих услуг Комиссии (1 процент), сообщения о полтергейсте (0,25 процента). 1,25 процента сообщений были написаны на украинском, эстонском, литовском и латышском языках. Их так и не перевели во время работы Комиссии, и это пришлось сделать нам при подготовке «Летописи аномальных явлений». Интересно, что только 1 процент писем был анонимным.

Из 89 процентов писем с описаниями различных наблюдений в подавляющем большинстве случаев речь идет о различных запусках ракет в 1983‑1985 годах. Только знаменитому событию «Ровно в 4.10» (запуск ракеты морского базирования 7 сентября 1984 года из акватории Баренцева моря, принятый за НЛО) было посвящено 7 процентов писем, а другому запуску (27 декабря 1984 года) – еще 5 процентов[181].

Статистика по Московскому региону была почти такой же: из 3568 писем, где содержались описания каких‑то явлений, в 1977 случаях увиденное удалось опознать как запуски и другие проявления технической деятельности человека, в 51 письме рассказывалось об известных природных явлениях, и только в 1540 сообщениях речь шла о чем‑то неопознаваемом без дополнительного расследования (рис. 67).

Военные, разумеется, имели полный доступ к мощному потоку писем в Комиссию по АЯ, а некоторые ее сотрудники даже выполняли госбюджетные работы по изучению НЛОдляНИИ‑22. Иногда доходило до смешного: известные всем уфологам рукописи и другие материалы об НЛО, попав в руки армии, тут же украшались грозными грифами секретности. Когда военные опрашивали очевидцев НЛО, они показывали им комплект таблиц с рисунками разных аномальных явлений, разработанный уфологом Валентином Гольцем и хорошо известный его коллегам. У офицеров он стал считаться секретным!

 

 

«ГАЛАКТИКА» НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР

 

В январе 1985 года уфологи из Комиссии по АЯ допустили непростительный промах, чем не преминули воспользоваться их противники. 30 января в «Труде»

был опубликован сенсационный репортаж «Ровно в 4.10» о встрече двух самолетов с НЛО. Как я уже упоминал, это был запуск твердотопливной ракеты морского базирования из Баренцева моря, но летчики, не разбирающиеся в подобных явлениях, приняли его за что‑то аномальное. Военные были такой «гласностью» очень недовольны[182].

Скандал докатился до ЦК КПСС и Президиума ВЦСПС. На журналистов обрушились громы и молнии: редактор Леонид Кравченко, его первый заместитель и редактор отдела науки получили по строгому выговору, а автор статьи был уволен. Об этом ЦК КПСС постарался довести до сведения всех остальных журналистов, и публикации об НЛО в нашей стране снова исчезли со страниц газет.

Точнее, исчезли статьи, в которых авторы пытались хотя бы намекнуть, что НЛО – дело серьезное. Зато авторам антитарелочных публикаций наступило полное раздолье. Особенно отличилась на этом поприще «Литературная газета»:

«Нет ни одного случая, когда бы то или иное явление в атмосфере можно было отнести к действиям инопланетян, и уж конечно не зафиксировано ни одного факта посещения нашей планеты существами из других миров, – писал некто, скрывшийся за псевдонимом Удальцов. – Все это современные сказки. Да и вообще замечаю, что слухи о прибытии на нашу грешную землю „гостей" отсылают нас все больше в какие‑то далекие труднопроверяемые края – Африку, Латинскую Америку. Что‑то ни разу не посетили они ни Торжок, ни Орехово‑Зуево, ни, в крайнем случае, Нарьян‑Мар…»[183]

Автор с игривым псевдонимом явно не знал, что в Комиссии по АЯ есть тысячи писем очевидцев со всех концов страны. Впрочем, он и уфологам прописал совет: «Я лично вижу главное назначение этой комиссии в систематизации фактов, которые бы на нашей отечественной основе показали, что относить аномальные явления в природе к инопланетному происхождению нет никаких оснований».

Очевидцам НЛО тоже намекнули на возможные репрессии:

«Как правило, „летающие тарелки" чудятся психически „сдвинутым" людям… Не правильнее ли было бы заняться их лечением, чем распространять фантастические бредни?»[184]

Владимир Мигулин вторил анонимному корреспонденту «Литературки»:

«Все истории о посещениях Земли, о современных нам пришельцах мне, человеку, не один десяток лет посвятившему себя изучению и атмосферных явлений, и близлежащего к Земле космического пространства, кажутся фальсификацией. Или мистификацией, как хотите. Разные оптические явления в атмосфере можно интерпретировать так, как понравится наблюдателю, не обладающему достаточным уровнем знаний. А человек, согласитесь, с детства любит сказки. Вот вам и мифы XX века. НЛО, пришельцы, они появляются тогда, когда человек растерян, не знает, как решить стоящие перед ним проблемы. Еще имеет свою роль погоня за сенсациями, да и просто обычная недобросовестность. Надо изучать наличный мир, а не гоняться за призраками…»[185]

Как раз весной 1985 года очередное «оптическое явление» оставило вполне весомые следы в поселке Сотницино Рязанской области:

«9 апреля, в 22 чага, нам, двум сестрам, пришлось наблюдать интересное явление, которому до сих пор не можем найти вразумительное объяснение, – написала в Комиссию по АЯ Мария Привезенцева. – Я приехала из Люберцов в отпуск в рязанское село. В это позднее время мы сидели на крыльце дома. Было достаточно темно. Дом наш самый крайний в поселке. Рядом расстилается луг, а метрах в 300 – река Алешня.

Вдруг видим, как над горой показался продолговатый шар, огненного цвета, видом напоминавший продолговатую чашку величиной с пятистенный дом. Мы живо стали обсуждать это зрелище, гадая, что это может быть? А огненный шар медленно приближался. Он плыл бесшумно, и то обстоятельство, что все происходило в абсолютной тишине, нас настораживало. Смущение вызвали и форма огненного предмета и на глазах менявшийся цвет. На наших глазах шар превратился из красного цвета в цвет яркой электрической лампочки. Середина шара была по цвету несколько темнее (бледно‑розового цвета). Неожиданно из этой бледно‑розовой середины стали вылетать в разные стороны яркие искры, напоминавшие горение бенгальского огня.

Это было настолько красиво, что трудно представить. Через секунду шар перестал приближаться и завис над землей на небольшой высоте (метрах в 2‑3), затем он дернулся, сделал два движения взад‑вперед и стал приближаться еще ближе к нашему дому. В это время нам стало страшно.

Не долетев до нас метров 150‑200, он неожиданно выпустил светлый луч, напоминавший луч от яркого прожектора, шириной около 5 м. Луч скользнул по земле чуть дальше нашего дома. Сестра Полина очень испугалась и предложила пойти в дом. Огненный шар вдруг довернул свой луч прямо на нас и осветил нас и крыльцо. От яркого света на дворе закричали гуси. С этого момента мы ощутили, что не можем двигаться, шевелить ногами. Ноги как‑бы пристыли и нас не слышали. Нервы младшей сестры не выдержали, и она закричала: „Господи, как страшно!"

И как бы в ответ луч убрался внутрь шара, причем убрался странно – он укорачивался. Затем на секунду шар опять бросил сноп света в виде луча, но уже в другую сторону (на 45 градусов левее) и тут же огненный шар исчез. Был, и не стало. И уже ничего не напоминало нам о том, что здесь только что был огненный шар огромного размера.

Назавтра днем мы пошли на то место и обнаружили следы приземления. Они были видны на большой территории. Шагами я приблизительно подсчитала, что след был размером 16 на 46 м и напоминал развевающийся плащ. Прошлогодняя, пожухлая трава была обугленной, причем стройными рядами.

Когда комиссия прибыла из Москвы, я дала такие же показания. Один ученый рядом с оставшимся следом поджег траву и сравнивал след от пламени костра и от объекта. Была видна большая разница и в цвете».

«Когда я смотрела на огненный шар, то угадывала на его поверхности какие‑то линии, которые напоминали треугольники, и я заметила разворот шара при втягивании луча внутрь себя, – добавила ее сестра. – И при развороте „чашка" была симметричней – несколько вытянутой».

Не прошло и 20 дней, как очередной «шар» совершил посадку в поселке Нелгомозеро, расположенном в 60 км к северо‑западу от Петрозаводска.

25 апреля, в 22.10, там на небе был замечен светящийся объект в форме шара размером вдвое больше полной Луны, который, подлетая с юга, опускался на так называемую Клубную горку, завис над ней на высоте примерно 70 м, повисел пару секунд неподвижно и медленно начал опускаться. Сев на площадку, окруженную высокими соснами, он погас и слился с темнотой.

Примерно через 5 минут, в 22.15, сквозь деревья стал виден ярко‑красный свет, и от приземлившегося НЛО отделился другой, меньшего размера (1/2 лунного диска), тоже в форме шара, и полетел в юго‑восточном направлении, издавая при этом шипящий звук, подобный звуку, который возникает при опускании раскаленного металла в воду. Шар этот ярко осветил местность красным светом. Настолько ярко, что один из очевидцев хорошо видел каждую травинку в своем огороде.

В 22.22 на горке возник «фейерверк», осветивший здание клуба. Послышались треск, шипение, посыпались искры, которые взлетали выше деревьев. На фоне этого феерического зрелища появилось нечто, напоминающее, по одним свидетельствам, куртку с тремя огромными (диаметром сантиметров 10) светящимися пуговицами, по другим – что‑то напоминающее светофор. Часть очевидцев утверждала, что когда шар опустился на землю и от него отлетел меньший шар, то затем в первом открылась овальная дверь, из которой вырвался пучок света, затем появилась из двери лесенка, и по ней спустилась эта фигура. Неясно даже, было это что‑нибудь живое или нет. Эта фигура плыла в 50 см от земли и колыхалась. Другие очевидцы утверждают, что она шла по земле. Цвет ее был ярко‑охристый. Расстояние до ближайшего свидетеля было 30 м. Фигура «пошла» к клубу, затем «вышла» на улицу и «пошла» по ней. В поселке началась сильнейшая паника. Что было с фигурой потом, неизвестно, так как некому было наблюдать.

После исчезновения фигуры «фейерверк» прекратился, свет погас, и через несколько секунд раздался громкий свист, рев, поднялся ветер, и с Клубной горки взлетел объект в форме эллипса размером с автомобиль «Запорожец». При подъеме он на глазах очевидцев сшиб несколько веток и вершинок у сосен", совершив перелет над деревней на небольшой высоте («низко над деревьями»). Летел он по синусоиде, светился по краям ярко‑красным светом, а в середине – синим, разбрасывал во все стороны искры, которые сыпались со всей его поверхности. Освещение местности при этом отсутствовало. По описанию одного из очевидцев, внизу аппарата при взлете с горки были видны три посадочные опоры. Пролетев около 500 м, объект снова завис на несколько секунд и совершил вторую посадку за старым свинарником. Звук сразу оборвался, свет погас. Там НЛО простоял около 15 минут.

В 22.40 снова послышался рев, вспыхнул свет, объект очень резко взлетел вверх под углом 45 градусов и полетел по синусоиде к лесу, срезав верхушки елей. Затем он в 22.50 вернулся и, наконец, окончательно улетел на юго‑восток.

Первыми на месте посадки побывали двое подростков. На горке с помощью фонарика они обнаружили следы от объекта глубиной 10‑15 см в форме подковы, расположенные как бы в вершинах равностороннего треугольника со стороной около 2 м. Это подтверждают и другие очевидцы, которые побывали там утром следующего дня. Место посадки четко выделялось в виде круга диаметром около 3 м, почва и мох внутри которого были совершенно высушены. Вокруг же почва была мокрая, и кое‑где еще лежал снег.

Кроме отпечатков опор на Клубной горке были обнаружены еще два круглых одинаковых углубления на середине одной из сторон треугольника, между следами опор. Они были расценены очевидцами как следы от лестницы, которую выдвинули из аппарата и по которой спустилась фигура. За свинарником же были обнаружены только следы опор. Глубина их была значительно больше, 25‑30 см, что логично объясняется более рыхлым составом грунта.

Журналист Геннадий Сорокин из Петрозаводска записал рассказы жителей. Некоторые отрывки четыре года спустя, когда с гласностью стало полегче, были опубликованы[186].

В ночь с 13 на 14 августа 1985 года, в 23.07 по местному времени, в части ПВО, которая находилась в 2,5 км от районного центра Эрзин Тувинской Республики, наблюдали нечто совершенно невероятное.

Солдаты увидели, что из урочища бьет яркий свет. Четыре очень ярких луча, похожих на лучи прожекторов, шли снизу вверх, освещая вершину горы. Несмотря на то что до горы было километров 15, в этом свете отчетливо виднелись силуэты и тени отдельных деревьев. Все было «залито» светом, который ровно и постепенно затухал к периферии лучей. Центральные лучи потухали медленнее крайних. Источник свечения был скрыт горной грядой. Все это продолжалось 28 минут.

Командир части С. В. Воронин связался с командованием погранзаставы, но и там не знали, что это такое. Было принято решение направить туда подразделение.

В это же время на позиции в 2 км личный состав, находящийся на дежурстве в состоянии готовности, наблюдал светящийся, со сложным внутренним строением полупрозрачный объект. Этот объект в расположение позиции прилетел со стороны «прожекторов». Он снизился и в течение 4‑5 минут летал на высоте 1,5‑3 м. Когда солдаты пытались к нему подбежать, он на расстоянии 10‑15 м «мягкой теплой волной сильного ветра» отбрасывал людей, не подпуская к себе. Двигаясь с плавными ускорениями, объект поднялся вертикально над наблюдательной вышкой и перелетел через нее, причем при подъеме приобрел эллипсоидальную форму с длинной вертикальной осью. При спуске на другой стороне вышки шар сплющился. Слышался негромкий шелест, тихий звук, «как от работающей кинокамеры», временами возникало потрескивание.

Всего НЛО пребывал на позиции не более 5 минут. Он облетел все установки, останавливаясь на высоте 8‑10 м. Никаких помех в работе установок, отметок на экране он не создавал. Связь по телефону и радио не нарушалась. Удалился объект на восток‑юго‑восток с набором высоты, скорости и яркости, за ним оставалась светящаяся полоса.

По описаниям солдат, НЛО представлял собой «светящееся колесо» диаметром 1,5 м, с резко очерченным ободом матово‑белого цвета, равных толщины и интенсивности свечения. В центре колеса хорошо просматривалось центральное тело ярко‑оранжевого цвета размером 20 см в форме юлы или «двух мисок, сложенных краями» (рис. 68). От центрального тела «световыми спицами» шли яркие лучи к ободу колеса. Спицы мерцали, создавалось впечатление, что они менялись местами, окраска их труднопередаваема словами (фиолетовые, синие, зеленоватые тона). «Колесо» было окружено светящимся бело‑розовым ореолом, в котором виднелись короткие лучевые вспышки, создавая красивое бело‑голубое или розовое сияние.

Когда подразделение пограничников отправилось в сторону освещенной горы, они заметили светящийся шар огненного цвета, летящий навстречу машине. Военные остановились. Шар затормозил, уменьшился в размерах, и наблюдатели увидели то, что видели солдаты на позиции ПВО, – «колесо и яркий оранжевый центр со спицами». Объект плавно развернулся «почти над головами» и с набором скорости и яркости, оставляя за собой светящийся воздух, направился в сторону «прожекторных лучей». Он скрылся за грядой через 1,5‑2 минуты. Лучи окончательно погасли, вслед затем из того места за грядой вертикально вверх взлетели цепочкой три огонька цвета угольков[187].

По другую сторону границы, в Монголии, советские военнослужащие тоже не раз видели мощнейший луч света, но он падал сверху, а не бил снизу, из‑за гор.

«Дату события, о котором хочу рассказать, помню точно: 23 марта 1983 года, – поведал уже во времена гласности майор юстиции В. Горский. – Было это в районе Долины Змей. Надо отметить, что в Монголии довольно специфические природные условия – 300 дней в году ярко светит солнце, минимум дождей. Местность в долине складчатая, сопки. Так вот, стоим на крыльце с командиром и начальником штаба, как вдруг командир говорит:

– Смотри! Что за ерунда?

Поворачиваюсь и вижу на высоте примерно метров 400 серебристый диск. Цвет его постоянно менялся, но основными оставались розовый и серебристый. На фоне черного звездного неба был отчетливо виден голубой ореол возле объекта. Что интересно – с этого диска на землю падал узкий луч света, напоминающий луч прожектора. Создавалось впечатление, что он как бы освещает поверхность, что‑то ищет. Машинально взглянул на часы: стрелки показывали 21 час 30 минут.

Командир успел позвать офицера, солдат. В общей сложности необычное явление наблюдало около 30 человек. Объект, находившийся от нас на расстоянии 2‑3 км, еще минуты 3‑4 «исследовал» землю. Потом луч исчез, растворился и ореол. Диск поднялся в высоту еще метров на 400 и завис. И вдруг мгновенно исчез…

В 140 км от наблюдаемого мною НЛО находится озеро Агинур. Наши военнослужащие с удовольствием ездили туда ловить рыбу. Так вот, однажды ночью на рыбаков с перевала обрушился мощнейший луч света. Потом он сдвинулся с места. Двигался необычно – вертикально, зигзагообразно. Только забрезжил рассвет, как эта штука медленно ушла за сопку и исчезла…

Когда я смотрел на НЛО, мне было любопытно, но, когда объект улетел, испытывал чувство страха. Страха за то, что мы бессильны перед этой штукой»[188].

Полковник Владимир Недосекин видел НЛО в том же году:

«Наша дивизия стояла в Монголии, в 200 км к юго‑востоку от Улан‑Батора, в городе Баганур. В конце мая (точную дату уже не помню) я проводил ночные учения с новобранцами. В 3.30 ночи дал команду построить батальонную колонну, и в этот момент со стороны ближайшей сопки появился свет. Было очень похоже на то, что в нашу сторону направлено несколько прожекторов. Затем „что‑то" развернулось в воздухе и повисло над колонной боевых машин. Стало понятно, что это НЛО диаметром 30 м, круглой формы. По крайнему радиусу горели прожектора настолько мощные, что стало светло как днем. Мы стали спрашивать друг друга: „Что ты видишь?" Офицеры протирали глаза и говорили, что это похоже на большой шар, тогда почему он не движется, а завис над нами, может, это ракета и т. д. Мы наблюдали за ним минут 5‑10, потом „объект" развернулся на 90 градусов и полетел на юг. Отчетливо было видно, как из‑под днища аппарата отделяются световые кольца наподобие тех, что выпускают курильщики. Докладывать про это вышестоящему командованию я не стал – могли поднять на смех»[189].

«Я с февраля по май 1984 года находился в служебной командировке в Монголии, в одной из авиационных частей неподалеку от городка Налайха, и был свидетелем, правда косвенным, аномального явления, – написал Виктор Алексеев в Комиссию по АЯ. – Случилось это где‑то около праздника 1 мая. Я лег спать где‑то часов в 10 вечера по местному времени. В комнате было очень холодно, и окно я завесил наполовину одеялом.

Вдруг я увидел, что верхняя часть окна осветилась ярким светом. Я быстро вскочил с постели, подбежал к окну и, отодвинув в сторону одеяло, посмотрел на улицу. Окно моей комнаты выходило на север. Я увидел, что весь городок и его окрестности освещены очень мощным, плотным голубоватым светом. Было светлей, чем днем. Свет падал слева, с западной стороны от ближайших сопок. Затем свет погас.

Утром, когда мы приехали в лабораторию, я спросил, видел ли кто‑нибудь это свечение и что бы это значило?

Вот что рассказал старший лейтенант Александр Лавриненко. Он в это время не спал, а стоял у окна, слушал магнитофон и курил. Окна его квартиры выходят на запад. Вдруг его внимание привлек объект в виде большой светящейся звезды, которая быстро двигалась по направлению к городку, увеличиваясь в размерах. Он был в форме эллипса, приплюснутого сверху и снизу и окруженного фиолетовым ореолом. По всему его периметру как бы мерцали разноцветные огоньки. Объект завис неподвижно на одном месте, затем из него вниз на землю упал сильный луч света. Затем луч начал подниматься и осветил весь наш городок. Так он освещал секунд 6‑7 и погас. Объект снова полетел очень быстро в обратном направлении, быстро уменьшаясь в размерах, пока не превратился в яркую светящуюся точку, которая постепенно исчезла из виду» (рис. 69).

Военным дурить голову по поводу НЛО надо было гораздо более осторожно, поэтому в главной армейской газете «Красная звезда» не рискнули говорить, что «летающих тарелок» не существует. Там очень тонко намекнули, что на небосводе бывают разные явления, которые люди с богатым воображением принимают за НЛО[190].

В 1986 году был утвержден новый пятилетний план научно‑исследовательских работ по оборонной тематике, в который опять включили проблему аномальных явлений. На сей раз она проходила под кодовым названием «Горизонт‑АН/МО» и была еще более засекречена.

 

КРУШЕНИЕ НЛО В ДАЛЬНЕГОРСКЕ?

 

29 января 1986 года, примерно в 19.55 местного времени, над узкой долиной, в которой расположен шахтерский поселок Дальнегорск, на небольшой высоте пролетело нечто раскаленное и врезалось в сопку напротив автовокзала. Одни приняли его за падающий метеорит, другие – за инопланетный корабль…

Главными свидетелями происшествия стали школьники. Один из них, в ту пору ученик пятого класса, а теперь кандидат физико‑математических наук Евгений Серебров, вспоминал:

«Шар летел параллельно земле, несколько раз на наших глазах поднимаясь и опускаясь. Хвоста или шлейфа не было. Не последовало и взрыва – только сильный удар. Ученые, приехавшие в Дальнегорск из Владивостока и Хабаровска, с помощью хронометра вычислили, что скорость падения равнялась 15 м/с, что никак не соответствовало скорости падающих метеоритов. Нам, мальчишкам, ученые мужи тогда сказали, что мы ошиблись: не мог так, дескать, лететь ни метеорит, ни обломок ракеты…»[191] По рассказам очевидцев, красновато‑оранжевый шар был размером с пол‑Луны, 1/4 Луны или «с футбольный мяч». Звуков при этом не было. Яркость красного цвета менялась – шар то разгорался, то тускнел. По земле передвигалось пятно красного цвета, смещались тени деревьев. Подлетев к сопке (она же «высота 611», или гора Известковая), шар сделал «клевок» и резко пошел вниз.

Истории о том, что было дальше, расходятся:

«Я увидел шар красного цвета, – рассказал Сергей Ольховой. – Звуков при полете шара, искр и дымного следа не было. Летел параллельно, по ровной линии, без каких‑либо зигзагов. Я с Синицким Сашей побежал к своему дому. Добежав до подъезда, мы видели, как он начал падать и ударился в вершину горы, подпрыгнул невысоко, упал. Была вспышка. Затем там долго горело»[192].

Мать Сергея Ольхового тоже вышла посмотреть. По ее словам, на сопке что‑то горело более часа.

Редактор районной газеты «Трудовое слово» В. М. Корытко в то время был у сопки. По его словам, пожар на ней длился гораздо меньше, чем утверждают ребята:

«Краем зрения увидел что‑то падавшее на скалу. Был глухой удар, не раскатистый, но довольно сильный. Звук удара длился доли секунды. Вспышка, большое пламя бело‑красное. Показалось, что там что‑то сильно загорелось. Шар был примерно около метра в диаметре. Пламя с гулом. Все это я наблюдал около 5 минут. 1 ‑2 минуты горело, затем прекратилось».

Юля Кручинина момент падения не видела:

«Я увидела со стороны Светлого ключа летящий шар желтого цвета. Форма и цвет его не менялись. Искр и звуков не было. Позади шара был луч желто‑белый, сходный с лучом фонарика. К шару он был темнее, равномерной толщины. Время, когда я его видела, не могу вспомнить, около 10 часов, а может, раньше. Время его наблюдения – около 30 секунд».

Механик Дальнегорского продснаба Владимир Кондаков был на автовокзале, когда над городом пролетел шар:

«Шар летел низко, и казалось, что он снесет часть дымовой трубы фабрики „Дальполиметалл". Он был круглый, без каких‑либо выступов или углублений. Казался сделанным из металла и по цвету напоминал слегка раскаленную нержавеющую сталь. Я подумал, что это какой‑то военный снаряд. Звуков никаких не слышал. Видел, как он упал на высоте, но звуков падения также не слышал. На этом месте загорелась земля»[193].

Многие очевидцы сравнивали горение на месте падения шара с электросваркой или замыканием на линии электропередач. Его продолжительность называется разная – от 1 ‑2 минут до «около часа» и даже «до глубокой ночи». Количество рикошетов от сопки также называется разное – от «ни одного» до 6. Места возгораний на сопке тоже подсчитали по‑разному – кто‑то говорил, что горело в одном месте, кто утверждал, что в двух.

2 февраля отец одного из ребят– Геннадий Ольховой, его сестра Екатерина Лесина и несколько школьников организовали вылазку к месту падения объекта. Они увидели обгоревший пень, неглубокую выемку, срезанные осколками ветки, но каких‑либо крупных частей обнаружить не удалось.

Чтобы не возвращаться с пустыми руками, они взялись скрупулезно собирать на месте падения оплавленные капельки какого‑то вещества, имеющего металлический отлив, камни, куски пня. С этим «кладом» они направились в местный краеведческий клуб, которым руководил Валерий Викторович Двужильный, учитель биологии.

С виду остатки напоминали мягкий металл. Парни применили несколько разных кислот, но какой‑либо реакции не было. Тогда решили обратиться за консультацией к В. В. Берлизову – одному из старейших специалистов Дальнегорска, члену научной экспедиции 1947 года к месту падения Сихотэ‑Алиньского метеорита.

«Вынести окончательное суждение о дальнегорской находке я, конечно, не мог, – сказал потом Вадим Васильевич. – Тут требуется заключение авторитетных специалистов»[194].

Специалисты что‑то не торопились, и Двужильный решил пока обойтись своими силами.

«Мы смогли подняться на сопку только на третьи сутки, – рассказал он. – НЛО снес уступ скалы, кубометра 2, и испарил снег на площадке 10 кв. м. Растительный слой сгорел, земля была оплавлена…

Были обнаружены намагниченные обломки кремнистого сланца. Такой грубый прибор, как компас, реагировал на магнитные поля. Вы можете представить себе кирпич, притягивающий железо? Высокие температуры аннулируют магнетизм, а в нашем случае наблюдается обратное… Это лишний раз подтверждает, что на „высоте 611" была не шаровая молния или плазмоид, а НЛО…»[195]

Энтузиастов поразило то, что участок, где похозяйничало пламя, был строго ограничен. Куст рододендрона, росший на самом краю испепеленного пространства, остался совершенно нетронутым. Зато скала – светло‑коричневый кремнистый сланец– растрескалась, стала угольно‑черной, на поверхности камня явственно проступила побежалость. Тонкий слой почвы перемешался с пеплом.

При внимательном обследовании площадки Двужильный и его товарищи нашли около 30 г вещества. Это были застывшие капли темного цвета. Большинство мелкие – от половины до 2 мм в диаметре, и несколько более крупных – от 3 до 5 мм.

Двужильный обратился в лаборатории производственных объединений «Бор» и «Дальполиметалл» с просьбой исследовать образцы вещества. По результатам анализа выяснилось, что капельки помельче – невероятный сплав на основе свинца, в нем присутствуют от 4 до 17 элементов таблицы Менделеева. Причем много трансурановых элементов – цирконий, лантан, иттрий. Празеодима в капельках оказалось до 2 процентов. Такое количество металла, который получают в специальных лабораториях лишь в микроскопических дозах, поставило в тупик металловедов. К тому же ни одного из этих элементов нет в местных породах. В разных капельках количество и набор элементов были неодинаковы: свинцовый сплав никто не создавал специально, он образовался по случаю. Скажем, если взорвется телевизор, то в одних обломках будет больше пластмассы, в других – меди.

Крупные шарики оказались соединением железа с хромом, никелем и алюминием. Обработке инструментальной сталью они не поддавались, «взял» их только алмазный резец. При исследовании поверхности выяснилась еще одна несообразность – сплав металлов, которому положено иметь кристаллическую структуру, был аморфным, как мыло. В принципе, ничего невозможного тут нет, в лабораторных условиях получают аморфный металл. Скажем, охлаждая тысячеградусный расплав жидким гелием. Но как это могло произойти на голой скале?

«Шарики делятся на несколько типов, – рассказал специалист по углероду, доктор геолого‑минералогических наук из Института органической и общей химии Дальневосточного отделения РАН Алексей Куликов. – Первый – свинцовый сплав весом в 60 г правильной формы с отверстиями, ведущими внутрь. Второй – железные 15‑граммовые капельки всего 2‑4 мм в диаметре. Некоторые из них покрыты сверху выпуклыми стеклоподобными структурами, выяснить природу которых пока не удалось ни физикам, ни металловедам. Температура плавления у них почти на 100 градусов ниже, чем у обычных металлических сплавов»[196].

Исследования показали, что расстояние между атомами в кристаллической решетке железных шариков не 3,86 ангстрем, как у обычного железа, а 3,84 ангстрем. При приближении к компасу шарики вызывали отклонение стрелки компаса на 5‑8 градусов.

Больше всего, однако, ученых удивили образцы, получившие условное название «сеточка». Они состояли из аморфного углерода, в котором отдельно друг от друга стоят атомы редкоземельных элементов. Ученые насчитали в «сеточке» 18 элементов. Золота в ней содержится 1100 г на тонну, а, как известно, для промышленной разработки месторождения вполне достаточно 4 г на тонну. Серебра в ней – 3100 г на тонну.

Под электронным микроскопом на поверхности «сеточки» обнаружены кварцевые нити 17‑микронной толщины (для сравнения – толщина волоса примерно 56 микрон). Эти нити переплетаются и скручиваются в аккуратный жгут. В одной из нитей было обнаружено как бы «золотое сечение» – тончайшая полоска золота, каким‑то чудом оказавшаяся в самом центре «сеточки». Позже золотые жилы обнаружились и в других образцах.

Когда одну из петелек «сеточки» на приборном стекле попробовали поправить, чтобы лучше рассмотреть, она прямо‑таки прыгнула "из поля зрения, и найти ее не удалось. «Прыгучими» оказались и другие элементы «сеточки»[197].

«Невозможно понять, что это такое, – написал Куликов в своем заключении. – Она напоминает стеклоуглерод, условия образования которого неизвестны, но, скорее всего, такое могут дать сверхвысокие температуры».

Довершал картину пожара обгорелый пень. Что такое сгоревшее дерево? Это чистый углерод, древесный уголь. Сперва на него никто не обратил внимания. Потом заметили, что с одной стороны поверхность пня матовая – обычная головешка. А с другой – блестящая, словно покрытая лаком. Понадобилось некоторое время, чтобы уяснить себе: он оплавлен. То есть потек углерод, температура плавления которого – 3000 градусов по Цельсию.

Металлофизики «Бора» и «Дальполиметалла», другие специалисты авторитетно заявили: невозможно представить, чтобы хоть какая‑нибудь отрасль промышленности использовала одновременно такой набор элементов периодической системы Менделеева для каких бы то ни было целей[198].

На 15 образцах местных пород уфологи обнаружили свежие следы «шлифовки» твердым прочным металлом. Шлифовка «зеркальная», размером от 0,5 до 4‑5 мм. Она оставлена либо твердым корпусом, либо летевшими со скоростью пули железными шариками[199].

Когда сенсация была в самом разгаре, В. В. Двужильный получил сообщение из Ленинградского отделения ИЗМИРАН, где проводили анализ свинцовых шариков с «горы Известковой»: изотопный состав свидетельствует об их земном происхождении, но свинец принадлежит не Дальнегорскому месторождению, а Холодненскому, которое находится в Северном Прибайкалье! Доктор химических наук Ю. Пушкарев иронически прокомментировал эти результаты: «…из чего следует, что „инопланетяне" тайно разрабатывают отечественные месторождения и используют свинец при строительстве своих аппаратов»[200].

Ирония осталась незамеченной: Валерий предположил, что пилоты НЛО вполне могут брать металлы на нашей планете!

«Если предположить, что они брали в качестве топлива наш, земной, свинец для своих, положим плазменных, двигательных установок, все логично: ведьмы не везем за собой в дальних путешествиях на машине цистерну бензина, а пополняем запасы на промежуточных заправочных станциях, – заявил В. В. Двужильный в одной из статей. – Да, металлы, оставленные зондом‑разведчиком, могли браться из наших земных: титан, железо, алюминий, молибден… А изготавливаться топливо – на больших кораблях. Изготавливаться из любого материала в „дезинтеграторах", при некоторых ядерных превращениях в присутствии сверхмощных электромагнитных полей и сверхвысоких давлениях»[201].

Через 8 дней – 6 февраля 1986 года, в 20.30 вечера, с северо‑востока на юг пролетело два желтых шара. Подлетев к «высоте 611», они сделали четыре круга и исчезли со вспышкой.

Летом 1986 года на одном из военных аэродромов послышался гул запускаемых реактивных двигателей. Охрана, поднятая по тревоге, четырежды объехала аэродром. Ничего подозрительного военные не заметили, хотя гул то нарастал, то затихал. Возвращаясь в караульное помещение, все офицеры увидели, как со взлетного поля вертикально вверх взмыл серебристый диск, имитируя звук реактивного истребителя.

Не успели стихнуть нешуточные страсти, как 28 ноября 1987 года целая армада НЛО вторглась в воздушное пространство Приморского края. В тот субботний день, с 22.00 до 23.30, тысячи очевидцев (только официально зарегистрированных около 150 человек) видели пролеты НЛО над 13 населенными пунктами, не считая Дальнегорска: Валентин, Киевка, Преображение, Ольга, Терней, Тимофеевка, Кавалерово, Чугуевка, Краснореченск, Малая Кема, Каменка, Пластун и Рудная Пристань.

Всего было зарегистрировано 32 пролета НЛО, в том числе над Дальнегорском – 13 (по другим данным – 14). 4 НЛО прошли над «высотой 611», 3 зависли над городом, еще 5 освещали участки Дальнегорска и прилегающие горы. Высота полета объектов колебалась от 150 до 700 м. Они двигались целенаправленно вдоль рек и распадков, обходя стоявшие на пути высоты. Их формы были самые различные: цилиндрические НЛО, похожие на дирижабли длиной 150‑200 м, округлыми или квадратными иллюминаторами, шарообразные объекты, светившиеся красным светом, а также объекты в форме треугольника (рис. 70).

Они отлично фиксировались радарами, а один объект даже завис над штабом округа. Истребителям отдали приказ подняться в небо, но, когда они взлетели, НЛО исчез. Все объекты летели бесшумно, кроме одного НЛО, который, пролетая вблизи Кавалерово, имитировал звук летящего Як‑40[202].

При появлении НЛО пропадала картинка на экранах телевизоров, не работали телефоны, радио, выходили из строя компьютеры: хранившиеся в них файлы и программы были безнадежно утрачены. На одном из рудников «вырубило» главный шахтный вентилятор. Возможно, причиной этих неполадок стало мощное электромагнитное поле[203].

Д. И. Быстрянцев, экскаваторщик открытого рудника «Верхний», в тот день был на работе:

«Время было около 11 часов вечера. Увидел летевший прямо на карьер огромный темный цилиндрический предмет, передняя часть которого светилась, как сгоревший металл. Объект летел в сторону Рудной Пристани с некоторым снижением. Я бросил работу и выскочил из экскаватора. Мы были испуганы – а вдруг этот предмет упадет на нас? Но он прошел над нашими головами на высоте около 700 м. Когда он подошел к карьеру, мы увидели, что от него исходит свечение, которое начальник участка по осветительной технике Анохин определил в 3‑4 люкса. Размеры объекта – как 130‑квартирный дом, длина – около 25 м. Движение было совершенно бесшумным…»

Милиционеры Ахмедов, Кустов, Любимов и Живаев 28 ноября тоже находились на улице. В 23.30 они заметили «летевшее ослепительное пламя, впереди которого был матовый шар, а в центре его красный». Сержант милиции Н. С. Котов дал гораздо более подробное описание увиденного:

«Я с сыном был у знакомых, из квартиры которых на пятом этаже видно ППО „Бор". Сын обратил внимание на то, что над горой за „Бором" опускается яркий шар. Было 22.40. Шар опускался медленно, ступеньками. Внешняя оболочка матово‑белая, в центре – шар красного цвета. Объект обогнул сопку и замер. Оболочки исчезли, и тотчас по склону пошли два луча прожекторов…»

Т. Ю. Маркина, воспитатель детсада, видела только один луч прожектора:

«В 22.30 28 ноября я увидела в окно яркий, слепящий шар на высоте 8‑9‑этажного дома. Шар окружала менее освещенная яркая оболочка. Впереди шара был металлического цвета удлиненный предмет длиной 10‑12 м, сходивший на конус. Длина предмета – около 20 м. Отчетливо рассмотрела 4 квадратных иллюминатора 1,5 х 1,5 м, из которых шел желтый свет. Двигался бесшумно. Над школой № 27 шар остановился, завис… При зависании из него вышел фиолетово‑голубой луч, но неяркий, диаметром около 50 см. Осветилась земля, но теней от предметов не было. Вспышка была секунды две. Затем объект пошел к горе, где стоит телевышка, и завис. Снова поискал что‑то прожектором, осветив середину горы красноватым светом и, переплыв через нее, исчез…»

«Прожектор» был не таким уж безобидным. Один мужчина стоял на автобусной остановке. Как только луч коснулся его, он потерял сознание и упал. Впоследствии лицо пострадавшего сильно отекло.

«В 22.30 я заметил яркое свечение в окне и увидел, как на высоте 300 м медленно „проплыл" большой предмет сигарообразной формы с желтыми иллюминаторами в середине, – рассказал начальник отделения цеха ППО „Бор" Леваков. – Позади шел яркий инверсионный след. Меня, бывшего летчика, это поразило, как если бы я в каменном веке увидел паровоз. Я хорошо знаком с аэродинамикой, с теорией и практикой полетов, но чтобы тело летело бесшумно без крыльев и двигателей?»[204]

НЛО наблюдали пограничники и экипажи двух кораблей. Вот лишь один из их рапортов.

«28 ноября, в 22.45, замечен предмет, шедший с материка, – сообщили с одной из пограничных застав. – Он имел форму усеченного конуса. Блеск предмета – серо‑металлический. В задней части были хорошо видны 6 желтых точек, напоминавших ракетные сопла. В передней части – 4 окошка с желтым светом. В задней части – подобие хвостового оперения. При движении над поселком объект включил прожектор, который осветил сразу весь поселок. Скорость объекта – около 300 км/ч. Высота полета – 500‑800 м».

Метеосводка за 28, 29 и 30 ноября 1987 года показывает отсутствие облачности и осадков. Ветер: северо‑западный, 7 м/с, направление – 320 градусов. Направление ветра не совпадало с направлением полета НЛО[205].

Сотрудники Дальневосточного территориального управления КГБ провели свое расследование событий, но принадлежность летающих шаров, «тарелок», цилиндров и сигар установить не удалось. Населению объяснили, что все это лишь «атмосферные явления», и дело закрыли[206].

Двужильный предположил, что объекты прилетели искать потерпевший крушение в 1986 году аппарат. Проанализировав траектории полетов НЛО, он пришел к выводу, что в тот вечер над глухим районом Сихотэ‑Алиня в квадрате с координатами 134°30'‑135°30' восточной долготы и 44°40'‑45°20' северной широты произошло разделение огромного корабля. Этот гористый ненаселенный район находится между реками Малиновка и Большая Уссурка, южнее села Мельничного. Пилоты гражданской авиации, пролетавшие над тем местом, рассказывали о вывале леса радиусом десятки километров. Подробно район так никем и не исследовался.

Спустя 3 года Валентин Псаломщиков смог предложить объяснение событий 29 января:

«Следует отметить, что работа по изучению места падения объекта проделана весьма тщательно и на достаточно высоком научно‑техническом уровне. Не упущены даже второстепенные подробности, что позволяет даже на основании краткого отчета ясно представить картину события. Именно это обстоятельство позволяет предложить альтернативный сценарий поведения объекта.

Так как автор утверждает, что „компетентные органы" в своем отношении к этим событиям не признались, можно предположить, что объект был разведывательным аэростатным зондом, прибывшим (на современном сленге) „из‑за бугра". Невидимый в темноте объект поначалу перемещался совершенно бесшумно со скоростью ветра (15 м/с – характерная скорость ветра на этой высоте), направление перемещения 260 градусов тоже соответствует направлению ветра внизу (315 градусов) с учетом, что направление ветра наверху почти всегда отличается от приземного ветра. В этом случае правый поворот ветра с высотой может свидетельствовать в пользу устойчивой ясной погоды – что и наблюдалось.

На подходе к Дальнегорску на объекте сработал термический самоликвидатор (сработал барометрический датчик, кончилась программа работ и т. п.), и невидимый до того объект превратился в огненный шар. Именно в этот момент его заметил один из свидетелей, точно описавший его: „Вдруг со стороны Сихотэ‑Алиньского перевала появилось ярко‑красное пятно, как будто точку в небе прожгли".

Некоторое время объект продолжал перемещаться с той же скоростью, но на подходе к „высоте 611" вследствие разрушения системы подвески к оболочке (она, естественно, оставалась невидимой) объект оторвался и начал падать вниз, но вследствие сильного ветра, малого веса и большой парусности – не вертикально, а под углом…

Такие аппараты, чтобы быть невидимы на экране радиолокатора, изготовляются из неметаллических материалов. В этом случае основным конструкционным материалом являлся углепластик, имеющий наилучшее соотношение прочность/вес. „Сеточка" – остатки углеродной тканной основы после выгорания связующего, следы которого в виде белых и желтых шариков сохранились в узлах сеточки. Для данного устройства играет роль не только легкость углепластика, но и возможность использования его в качестве термостойкой „кастрюли", в которой содержимое должно выгореть раньше, чем оболочка (обычный стеклопластик чрезвычайно горюч, а углеродная основа выдерживает несколько тысяч градусов)…

Большое количество железа, алюминия, магния, фосфора – это, скорее всего, не остатки конструкции, а элементы термитной смеси ликвидатора. В сочетании с хлорноватистокислым или марганцовокислым калием, содержащим большое количество связанного кислорода, они образуют состав, который невозможно погасить ни водой, ни песком. Свинцовые шарики – это, по‑видимому, из автомата аэродинамической компенсации, содержащего свинцовые дробинки, сбрасываемые при уменьшении высоты полета. Кремний – основа полупроводниковых устройств и оптики. Лантан, иттрий, церий и другие редкоземельные элементы используются в специальной оптике и светофильтрах, это может свидетельствовать о том, что на объекте производилась спектрозональная съемка поверхности для выявления не видимых глазу деталей при обычной съемке. Особый интерес вызывает наличие празеодима. Празеодим, а также неодим используются в твердотельных лазерных резонаторах, а следовательно, при съемке использовалась импульсная лазерная подсветка в инфракрасном диапазоне, позволяющая производить ночную съемку.

Естественно, на борту находились источники питания, скорее всего, наиболее емкие серебряно‑цинковые аккумуляторы, а возможно, и более новые разработки (например, воздушно‑цинковые батареи). В них обычно используется электролит на базе щелочных металлов. Титан мог быть использован в отдельных небольших деталях, где затруднительно или невозможно использование пластиков. Сигналы с таких объектов обычно транслируются на спутник или высотный разведывательный самолет, часто появляющийся вблизи наших восточных границ. Отсюда наличие электрических цепей регистрации и передачи видеоинформации (видикон, кабели, радиопередающее устройство), для которых использовалась золотая проволока в кварцевой оболочке (такая оболочка наиболее устойчива при низких температурах). Не исключено, что на борту находилась и аппаратура для регистрации телефонных и радиопереговоров.

Утверждение, что тонкая золотая проволочка в кварце – это внеземная технология, не совсем верно. Свыше 20 лет назад была основана отечественная технология получения сверхтонких проволок из разных металлов в стеклянной оболочке, вытягиваемых прямо из расплава. Нет принципиальных трудностей получения таких оболочек и из кварцевого стекла для более тугоплавких металлов. Поскольку в радиотехническом устройстве от проводов пока отказаться нельзя, чем тоньше используемый провод, тем слабее отраженный от него радиолокационный сигнал. То, что сохранились куски углепластиковой оболочки, в первую очередь связано с наличием ледяной корки и снега, при плавлении и последующем испарении которых отнималось большое количество теплоты, поэтому же не был поврежден им почвенный покров. Изменение свойств окружающих кремней – появление поверхностной проводимости, изменение цвета, магнитных свойств тоже легко объяснимо осаждением на них паров железа из термитной смеси. Воздействие на древесину связано не с неизвестным излучением, а с внедрением в нее высокотемпературных паров большого количества биологически активных элементов.

Таким образом, в рамках предлагаемого сценария находится место практически всем обнаруженным элементам объекта и сравнительно просто объясняются этапы его эволюции…

Совершенно иная ситуация по событиям 28 ноября 1987 года. Судя по множеству свидетельских показаний, мы имеем дело с типичным НЛО. Объект длиной в 300 м, с „иллюминаторами" и „прожекторами", пролетающий на высоте 100‑150 м, не может быть определен иначе чем внеземной летательный аппарат. Заслуживает внимания и воздействие на строчные трансформаторы телевизоров. Конструктивно и по принципу действия они аналогичны катушкам зажигания (бобинам) автомобилей, и тем самым здесь был продемонстрирован физический способ остановки двигателей автомобилей, часто наблюдающийся в аналогичных случаях. К сожалению, в отличие от объекта 29 января, в этом случае, как и во множестве предыдущих, нет каких‑либо фактических следов, кроме визуальных наблюдений очевидцев»[207].

Две семейные пары, отдыхающие в Карпатах, стали свидетелями происшествия, которое подтвердило правоту Валентина Филипповича.

Молодые люди поднимались на вершину Говерлы, когда услышали стрельбу в небе над собой, а вскоре сверху упал небольшой по размерам шар. Он повис на стропах парашюта, зацепившись за ветви деревьев. Ребята сдернули его, но при ударе о землю шар загорелся фонтаном огня. Опасаясь взрыва или еще каких‑либо сюрпризов, они ушли на Говерлу, а через три часа вернулись. На месте пожара почти ничего не осталось! Они собрали только горстку мелких шариков, наподобие дальнегорских. Пластиковая оболочка шара сгорела без следа. Останки шара позволили раскрыть вполне земную технологию – это был разведывательный шар‑зонд.

Раньше в механизм самоликвидации таких аппаратов закладывали взрывчатку, но при Андропове произошел скандал: разведывательный шар‑зонд упал в Подмосковье и взорвался на крыше дома. Были пострадавшие, сам дом полностью сгорел. Андропов направил ноту протеста, после чего систему самоуничтожения шаров изменили. С тех пор в подвески закладывали термитные шашки, и шары‑зонды почти полностью, сгорали в небе. Наличие свинца с Холодненского месторождения на месте гибели зонда под Дальнегорском может говорить о том, что и у нас имеются такие шары‑зонды, либо о том, что этот свинец был вывезен на экспорт и крайне необычным образом вернулся обратно в Россию.

Если Валентин Псаломщиков был прав, остается вопрос: что именно привлекло НЛО к Дальнегорску год спустя? Возможно, массовый пролет «тарелок» был случайным совпадением, тем более что ни один из объектов не освещал лучами «высоту 611»!

В 1988 году НЛО продолжали появляться над Дальнегорском. 12 февраля, в 8.00, Людмила Моксунова видела два шара, один из которых испускал яркие лучи, похожие на солнечные. 14 марта Виталий Зинченко из 7‑го класса заметил, как шар размером с четверть Луны «выстрелил» маленьким красным шариком, который умчался на север. 1 мая, в 6.00, оранжевый шар, пролетающий над центром поселка, завис на 5‑6 секунд и затем, изменив направление движения на 90 градусов, умчался в сторону химзавода. 7 мая, в 10.30 вечера, инженер‑компьютерщик В. Павлов наблюдал пролет голубоватого шара со шлейфом параллельно земле. Еще один шар видели 27 августа 1988 года. Работники АТС из близлежащего поселка Анучино 4 сентября увидели треугольный НЛО, который зависал в течение 20 минут. 15 сентября старшеклассники следили за классической «тарелкой», которая медленно описала полукруг, повисела и скрылась за холмами. На следующий день киномеханик И. А. Сабанин и его жена наблюдали пролет НЛО из разных мест. Мужу и его приятелю показалось, что это группа точек, которые гасли и зажигались через определенные интервалы, словно трассирующие пули, а его жена Эльвира утверждала, что это – большой цилиндрический корабль[208].

24 декабря произошло еще одно неординарное событие. Гражданка К. вместе с мужем и двумя детьми жила в двухкомнатной квартире на первом этаже пятиэтажного дома:

«После 18 часов я отправила своих детей – Петю (4‑й класс) и Аню (5‑й класс) в универсам. Где‑то через 20‑30 минут раздался звонок в прихожей. Я открыла дверь, и в прихожую вошли мои дети, но странно одетые – в серебристого цвета комбинезоны, а на голове было что‑то вроде шлемов. В том, что это были мои дети, я не сомневалась – их лица, рост, цвет волос, глаз.

Они молча стояли и смотрели на меня (за все время они не сказали ни слова и не издали ни одного звука). Я стала на них ругаться, почему так долго ходили в универсам и почему ничего не купили. Что за наряд? Дети молча, не обращая внимания на меня, прошли мимо меня в комнату, я следом за ними. Они подошли к стенке, стоящей направо в комнате, и стали что‑то делать, вроде как фотографировать – были слышны щелчки и видны вспышки света. Так, много раз щелкая и производя вспышки, они обошли всю комнату по периметру и остановились у двери из комнаты в прихожую. Я подошла к ним ближе и снова стала ругаться – почему мать разыгрываете? Схватила шланг от пылесоса (пылесос стоял рядом, так как я делала уборку дома) и замахнулась на них, пытаясь ударить. Не помню, ударила или нет, так как оказалась на полу. Быстро вскочила – голова сильно болела, а на лбу была огромная шишка. Я стала вновь на них кричать: мать бьете?

Они стояли молча и смотрели на меня как‑то странно, зло и недобро. Тут я почувствовала, что что‑то не то, наверное, эти дети не мои. В это время раздался звонок, я пошла и открыла дверь – на пороге стояли мои дети с покупками и нормально одетые. Я смотрела на них, ничего не понимая, а затем сказала, что в комнате стоят такие же дети, как и вы. Мои дети, раздеваясь, смотрели на этих „детей", а те стояли и смотрели на них. Затем „дети", синхронно повернувшись, пошли вдоль стенки к окну и исчезли, как будто растворились».

После этого Аня подошла к телевизору и включила его (должна была идти интересная передача). На экране цветного телевизора «Славутич» появилось яркое неподвижное черно‑белое изображение стоящей матери с пылесосом. Картинка стояла секунд пять. Аня позвала мать: «Смотри, мама, тебя по телевизору показывают». Пока К. подходила к телевизору, изображение стало таять. Аня, ничего не понимая, выключила и тут же включила телевизор – там была цветная передача Центрального телевидения.

Расследование обстоятельств этого события было произведено В. Двужильным, причем до беседы с очевидицей были опрошены соседи семьи К., сослуживцы по работе и даже учителя той школы, где учатся Аня и Петя. Все отзывы были самые положительные. Кроме этого, было выяснено, что никто из членов семьи К. на учете у врача‑психиатра не состоял и за помощью не обращался. И еще один момент: тогда же, в 18.40, был замечен крупный дисковидный НЛО, висевший около телевышки.

Черно‑белое изображение на экране телевизора, по мнению Двужильного, было вызвано сильным электромагнитным излучением, воздействовавшим на кинескоп. Он «запомнил» картину, а включение телевизора ее проявило. Источник излучения – «псевдодети», транслировавшие увиденное в комнате на базовый объект.

30 декабря в Дальнегорском районе снова видели НЛО. Вот что рассказал об увиденном водитель «Икаруса» Павел Дмитриевич Ужва:

«Я выполнял рейс Приморская‑химкомбинат. 7.45 утра, еще не рассвело. Небо было чистое, с редкими высокими серебристыми облаками. Автобус был полон пассажирами, едущими на утреннюю смену. Подъезжая к остановке Дамбуритовая, я обратил внимание на яркий импульсный свет впереди автобуса. Подумав, что это освещают „БелАЗы" со стороны карьера ППО „Бор", я повел автобус дальше. При подъезде к остановке „Трудовая" свет стал ярче.

В это время я увидел источник света – он висел над одной из самых высоких вершин, напротив корпусов пассажирского автотранспортного объединения. Это было тело в виде парашюта или треугольника, вершиной вверх. Подъехав к остановке „Горбуша", я по внутренней громкоговорящей связи обратил внимание пассажиров на висевший предмет и открыл двери. Пассажиры высыпали на улицу и в течение минуты наблюдали это явление. Тело висело примерно в 500 м от высоты и было размером с половину полной Луны.

Объект был неподвижным и не издавал никаких звуков. Внизу у него были какие‑то фонари, дававшие импульсы с интервалом в 1 секунду и освещавшие его снизу. У объекта было какое‑то подобие антенн. Затем от объекта отделились лучи, которые упали на верхушки громоотводов на территории объединения. Концы громоотводов засветились большими желто‑синими полусферами, затем лучи исчезли, а с ними и полусферы. Я объявил посадку и повел автобус дальше. Подъезжая к остановке „Гончарная", я и пассажиры видели, как объект медленно стал удаляться в сторону моря и вверх».

В 1989 году визиты продолжались. 17,18 и 19 февраля, с 2 до 4 часов ночи, над химкомбинатом зависал дискообразный НЛО. Его присутствие каким‑то образом сказалось на работе серного цеха: потоки химических реагентов как бы «зависали» и поступали в технологическую линию в меньшем количестве. Из‑за «тарелки» было недобрано 7‑8 т продукции (для этого производства – очень большая величина). В эти же дни с 23 до 24 часов большой дисковидный НЛО наблюдали над Горьковским водохранилищем в районе Дальнегорска[209].

После того как гласность добралась до проблемы «тарелок» и у ООФААН СССР отобрали право подвергать цензуре все, что им не нравилось, «тарелочная» хроника Дальнегорска стала расти как на дрожжах.

Даже вкратце упомянуть все сообщения с 1989 года по настоящее время невозможно, поэтому мы перейдем сразу к последним историям из «уфологической столицы Приморья».

30 декабря 2003 года житель Дальнегорска Алексей Колесников возвращался в родной город из Спасска, вез родственников. Недалеко от Малинового перевала он увидел на сопке светящийся НЛО пирамидальной формы. Основание пирамиды равнялось 5‑8 м. Когда машина подъехала к перевалу, он поднялся над сопкой, и Алексей заметил, что под пирамидой через каждые 2‑3 секунды вспыхивал маячок синеватого цвета. До объекта было метров 200. Колесников включил дальний свет и стал в такт миганию маячка мигать фарами. НЛО сразу среагировал и повернул к машине. Когда «пирамида» приблизилась на 70 м, находившиеся в салоне женщины завопили от ужаса и потребовали прекратить эксперимент. Алексей выключил фары, притормозил. НЛО снова повернул. Над сопкой поднялась еще одна пирамида с маячком, полетевшая в направлении поселка Нижние Лужки. Ей Колесников уже не «подмигивал»[210].

В начале 2004 года в зоне ответственности Находкинского погранотряда был зафиксирован очередной прилет НЛО. Объект наблюдали с заставы «Каменка» в 25 км к востоку от Дальнегорска. По словам пограничников, объект прилетел с тыла, со стороны суши и по форме напоминал огромный треугольник. Он двигался беззвучно, зависая над морем и сушей. НЛО наблюдали около 1,5 часов, а потом он исчез. О нем было оповещено вышестоящее командование.

Еще один НЛО наблюдали в 3 часа ночи 18 января (по другим данным, 17 января. – М. Г.) 2004 года моряки с танкера «Фокино», стоявшего в Рудной Пристани под разгрузкой. Экипаж, вооружившись биноклями, следил за шарообразным объектом красновато‑оранжевого цвета, зависшего в 3‑4 км от берега. От него отделилась красная светящаяся точка, быстро добравшаяся до ближайших гор. Под шаром мигал маячок сине‑голубоватого цвета, похожий на увиденный Колесниковым. Он был в зоне видимости целых 3 часа, а утром, ближе к 6 часам, переместился дальше от берега и ушел в сторону Японии[211].

 

НЛО НА МЕСТЕ КАТАСТРОФ

 

«Летающие тарелки» всегда появлялись в самые критические моменты, в самых поворотных точках человеческой истории. Их «визиты» были настолько некстати, что НЛО часто обвиняли в том, что они сами все это устроили. Не стала исключением и катастрофа на Чернобыльской АЭС, потрясшая весь мир: увидев НЛО над разрушенным реактором, люди начали говорить, что атомную электростанцию взорвали пришельцы!

На самом деле взорвали ее безответственные люди, которые проводили на 4‑м энергоблоке ЧАЭС рискованный эксперимент. Чтобы система автоматической защиты не мешала, они ее просто‑напросто отключили!

«В чернобыльской катастрофе человек был повинен от начала развития аварии и до конца, – заявил генерал‑майор Н. Д. Тараканов, который командовал военными „ликвидаторами". – Уму непостижимо, как преступно подбирались кадры на этот особо важный объект… Так же непостижимо уму и то, что на таком объекте, как АЭС, в погоне за сиюминутной выгодой решили проводить эксперимент… Да разве можно было с такими знаниями ядерной энергетики, знаниями реактора браться за столь ответственный эксперимент? Безумие! Это же настоящая диверсия… Персонал совершил беспрецедентное преступление перед своим народом и всем человечеством. Такими же преступниками стали и руководители АЭС»[212].

Как известно, взрыв реактора произошел в ночь на 26 апреля 1986 года, в 1 час 24 минуты. Разбуженные взрывом чернобыльцы видели зарево, поднимающийся над развороченной крышей столб дыма и пепла. Среди тысяч участников событий той ночи есть сотни свидетелей, видевших над горящим энергоблоком неопознанный объект.

Михаил Андреевич Варицкий, старший дозиметрист Управления дозиметрического контроля, был поднят по тревоге. В зоне прямой видимости четвертого энергоблока они оказались в 4.15 ночи.

Увидев, как полыхает реактор, и почувствовав жжение лица (средств защиты у них не было, а прибор зашкаливал), профессиональные дозиметристы, понимая угрозу облучения, решили вернуться на свою базу за средствами защиты. Они разворачивали машину, и вдруг…

«Мы увидели медленно проплывающий в небе ярко‑латунного цвета огненный шар, – рассказал Варицкий. – Он был диаметром 6‑8 м. Мы снова произвели замеры, переключив шкалу прибора на другой диапазон. Прибор показывал 3000 миллирентген/ч. Вдруг от шара вспыхнули два ярко‑малинового цвета прожектора, два луча… Эти два луча были направлены на реактор четвертого блока. Объект находился от реактора на расстоянии приблизительно 300 м. Все это длилось где‑то 3 минуты… Прожектора внезапно погасли, и шар медленно уплыл на северо‑запад, в сторону Белоруссии. Тут мы снова обратили внимание на прибор. Он показывал уже 800 миллирентген/ч… Сами мы не могли объяснить, что произошло, и поэтому грешили на прибор. Однако, когда мы вернулись на базу и его проверили, прибор оказался исправным»[213].

Тем, кто находился внутри станции, было не до разглядывания неба.

«Я почувствовал первый удар, – вспоминал один из операторов. – Он был сильный, но не такой, какой произошел затем через 1‑2 секунды… Посыпалась облицовочная плитка… Выскочил в коридор, чтобы пройти в центральный зал. Но в коридоре пыль, дым. Я вернулся, чтобы включить вентиляторы дымоудаления. Потом пошел в машинный зал. Там обстановка кошмарная. Из разорванных труб в разные стороны хлестала горячая вода, она сильно парила. Видны были вспышки коротких замыканий… Значительная часть машинного зала оказалась разрушенной. Упавшей сверху плитой перебило маслопровод, масло вытекало, а его в специальных емкостях находилось до 100 тонн…»[214]

Развороченный реактор извергал в небо сотни тонн радиоактивной заразы. Все снимки энергоблока, сделанные в первые дни трагедии, покрыты «вуалью» и белесыми точечками: уровень радиации был таков, что легко проникал через стенки вертолета и линзы фотоаппарата, воздействуя на пленку.

Власти тогда попытались скрыть происшедшее, но настолько топорно, что это лишь подогревало панику. В Киеве крысы и мыши выбегали людям под ноги и подыхали, хотя они как раз славятся своей невосприимчивостью к радиации. Поезда из Киева брали буквально с боем, переплачивая немыслимые деньги за билеты. Услышав краем уха о том, что спиртное выводит радионуклиды из организма, все бросились пить и даже насильно заливали водку детям. А специалистам, которые могли бы разъяснить, что к чему, просто заткнули рот.

«Как только случилась чернобыльская авария, в моей лаборатории счетчики тотчас показали повышение радиоактивности, – рассказывал член‑корреспондент АН УССР Дмитрий Гроздинский. – Вместо того, чтобы нам, радиобиологам, объяснить, что произошло, чтобы мы могли дать рекомендации населению, как правильно вести себя в первые часы после аварии, у нас опечатали счетчики. Нам сказали: то, что произошло в Чернобыле, совершенно секретно»[215].

Летчики, пролетающие над зараженным районом, говорили, что это напоминало кадры военной кинохроники: тысячные толпы беженцев, целые людские реки текли по дорогам. В этой обстановке любые необычные объекты в небе вызывали новую волну паники. Только в самом Чернобыле, где работали тысячи ликвидаторов, ежедневно смотрящих в глаза смерти, к визитам НЛО относились достаточно спокойно.

16 сентября 1989 года на четвертом энергоблоке ЧАЭС снова были неполадки, сопровождавшиеся выбросами радиации. Несколько часов спустя, в 8.20 утра, врач Ива Наумовна Госпина сфотографировала в небе над станцией НЛО янтарного цвета.

«С 5.00 до 7.35 утра 7 августа 1990 года состоялось новое знакомство с неизвестным явлением, – сообщила газета „Вестник Чернобыля". – Именно в это время работники зоны, проживающие в вахтенном поселке Зеленый Мыс, перед выездом на работу наблюдали в районе поселка городского типа Иванков на высоте 5‑8 км блестящий предмет цилиндрической формы, который напоминал пустую катушку из‑под ниток. Объект светился и периодически изменял свою конфигурацию, торцевые диски отделялись, их количество менялось от 2 до 3. Вокруг цилиндра вращалось красное пятно. В 7 часов 35 минут, когда на горизонте появился военный самолет, НЛО исчез»[216].

11 октября 1991 года, в 20.09, возник пожар на втором энергоблоке ЧАЭС. Во время пожара произошло частичное обрушение кровли над генератором. На следующий день фотокорреспондент газеты «Эхо Чернобыля» Владимир Савран проводил съемку в пострадавшем машинном зале:

«Есть свидетели, которые за несколько минут до пожара наблюдали в небе над станцией непонятное свечение. Я же приехал на станцию на следующий день утром и ничего подобного не увидел. Ни самолетов, ни вертолетов, ни каких‑либо других объектов над станцией не было. Однако когда я проявил пленку, то увидел в кадре какое‑то непонятное мне тело, парящее над станцией. Сейчас я могу это объяснить примерно так: предмет этот по каким‑то причинам невидим человеческому глазу, а вот объектив фотокамеры в состоянии его зафиксировать…»[217]

Анализ снимка, который провели опытные криминалисты, показал, что о браке пленки, а тем более о фотомонтаже не может быть и речи. Остается лишь признать, что это были пришельцы, прилетевшие посмотреть на новую рукотворную трагедию (рис. 71).

Перед ноябрьскими праздниками, 1 ноября 1990 года, страшная катастрофа потрясла уральский город Асбест. Впервые за многие десятилетия в нем не праздновали годовщину Октябрьской революции…

Цех Калиновского химзавода взорвался посреди рабочего дня. В самом цехе и вокруг, как обычно в это время, кипела жизнь. Ничто не предвещало трагедии.

И вдруг день превратился в ночь. В воздух взлетели тучи пыли, пронизанной полотнищами пламени. Большие и мелкие осколки со свистом разлетались вокруг, пробивая грузовики и стены зданий. Ударная волна обрушилась на производственный корпус, расположенный в полутора километрах. В один миг все стекла в огромных окнах превратились в тысячи лезвий, вонзающихся в стены, станки, людей. Все тряслось, как при землетрясении. В стенах разошлись швы, сыпалась штукатурка. Потрясенные люди выбежали наружу, опасаясь, что здание вот‑вот рухнет.

Еще более страшный удар пришелся по автотранспортному предприятию комбината «Ураласбест». Уцелевшие рассказывали, что цех словно подбросило вверх. Воздух превратился в какую‑то черную, вязкую взвесь, в которой летали сорванные со своих мест предметы. Людей разбросало в разные стороны. Едко пахло газами.

Почти в километре от эпицентра взрыва осколок сразил случайного прохожего. Все машины, стоявшие у комбината, превратились в груды искореженного металла, в решето, пронизанное сотнями отверстий. В одной из них находился бульдозерист А. И. Осипенко.

«После смены я сидел в дежурном автобусе, ждал, чтобы меня отвезли домой, – рассказал он. – Взрыва вообще не слышал. Очнулся – лежу на пороге автобуса вниз головой. Вскоре подоспела „скорая помощь", и меня отвезли в больницу».

Почти все, кто находился в злополучном цехе, испарились в пламени взрыва. На его месте зияла воронка глубиной 5 м. Стены превратились в прах.

«Кирпич, из которого были сложены стены здания, – гласит официальный отчет, – в значительной части измельчен, превратился в пыль, покрывшую сплошным слоем сектор с углом при вершине около 90 градусов в северо‑восточном и юго‑восточном направлении… Элементы бетонных конструкций отброшены на расстояние до 500 м… Полностью разрушена станция перекачки конденсата и заправочный комплекс. Сильное разрушение получили административно‑бытовое здание и главный корпус гаражного хозяйства, противопожарная насосная, компрессорная с подстанцией, центральный склад, мастерская по ремонту машин…»

Жертвами взрыва стали десятки человек. Искалеченными людьми забивали целые автобусы, вывозя их подальше от зияющей воронки.

«Травмированы 84 человека, – гласят холодные строки официального отчета. – Работников комбината „Ураласбест" – 68, из них 7– с летальным исходом; работников химзавода 12, из них 7– с летальным исходом. Из работников сторонних организаций один травмирован с летальным исходом»[218].

Вскоре умер еще один тяжелораненый, доведя число погибших до 16.

Среди чудом выживших оказался начальник взорвавшегося цеха В. Ф. Имоденов.

«Трудно даже сказать, что произошло, – сказал он, лежа на больничной койке. – Еще в 14 часов мы с инспектором пожарной охраны осмотрели весь цех. Все работало нормально, никаких аварийных ситуаций. И вдруг – страшный взрыв! Я как раз был у себя в кабинете с технологом и мастером. Здесь меня чем‑то и ударило».

Как только стемнело, над развалинами появился НЛО. Его зеленый луч был направлен в эпицентр взрыва. НЛО видели десятки, сотни людей. Среди них были не только жители Асбеста. А. Редькин, водитель из поселка Малышева (там находятся асбестовые рудники, для которых злополучный цех делал взрывчатую эмульсию), рассказал, что в половине восьмого вечера его внимание привлек яркий шар, напоминавший цветок одуванчика. Внутри него вращался какой‑то предмет, осыпая окружающее пространство искрами. Шар передвигался по наклонной траектории к земле. Внезапно появился сноп света, напоминающий луч прожектора. Вскоре объект уменьшился в размерах, а затем вообще исчез.

Попал загадочный объект и в рапорты милиционеров. Вот что сообщил своему начальству сержант патрульно‑постовой службы И. Ледяев:

«1 ноября 1990 года, в день взрыва, примерно около 20 часов, находясь на месте ЧП, заметил, как со стороны четвертой фабрики от отвала двигался НЛО в виде светящегося шара размером наполовину меньше Луны. Объект двигался по направлению поселка Новоокунево, он быстро уменьшался в размерах, и от него исходили светящиеся туманности в виде спиралевидных облаков. Когда объект уменьшился до размеров средней звезды, от него стал исходить фиолетовый пучок света. Светил объект в сторону карьера, но куда именно – видно не было, мешал лес. Первым НЛО заметил командир патрульно‑постовой службы Петр Лимонов. Это же видел старшина С. Мирзоев»[219].

Почему появился НЛО? Посмотреть на место взрыва?

Поползли слухи о том, что к взрыву приложили руку (или щупальце) инопланетяне. Дело в том, что взрывчатая эмульсия, которую делали в том цехе, славилась как абсолютно безопасная в обращении. Работами по разборке завалов руководил главный инженер комбината К. В. Ануфриев. Даже стоя на обломках, он продолжал уверять, что эмульсия не взрывается. По крайней мере, сама по себе. Нужна какая‑то другая взрывчатка, чтобы сдетонировала эмульсия[220].

Вскоре в Асбест приехала правительственная комиссия под председательством заместителя министра оборонной промышленности СССР Н. Г. Пузырева. Не прошло и двух недель, как заключение уже было готово.

«В результате многочисленных опытов комиссия пришла к выводу, что наиболее вероятной причиной взрыва стало химическое разложение эмульсии в результате попадания в нее постороннего вещества», ‑= гласило оно.

Что же за вещество могло в нее попасть?

«С большой уверенностью можно утверждать, что это был кристаллический нитрат натрия, – заявил Пузырев на пресс‑конференции в Асбесте. – Хранился он в помещении цеха, там же, где производилась эмульсия. Цех мог взорваться, что называется, от пустяка. К примеру, в такой ситуации: на пол, где валялся кусок нитрата натрия, просыпали один из компонентов эмульсии. Затем все подобрали с грязью и отправили в котел!»

Своей цели комиссия достигла. Лишние вопросы сняты, виновные найдены. Поскольку все они погибли при взрыве, наказывать некого. Только специалисты из областной прокуратуры знали, что заключение комиссии – не более чем отписка.

Два с лишним года следователи областной прокуратуры занимались поиском настоящих причин взрыва. Было допрошено более сотни свидетелей – оставшиеся в живых работники цеха, специалисты комбината «Ураласбест» и Калиновского химзавода, проектировщики, строители цеха, все люди, имевшие к нему какое‑либо отношение. К расследованию были привлечены десятки экспертов из Екатеринбурга, Дзержинска, Москвы. Они провели множество экспериментов и испытаний, восстановив картину трагедии до мельчайших подробностей.

Следствие доказало, что никаких нарушений технологического процесса при изготовлении эмульсии не было. Версии, предполагающие самопроизвольный подрыв смеси из‑за попадания туда каких‑то химических веществ, тоже были отвергнуты. Так в чем же дело? Почему работавшее как часы производство превратилось в груду дымящихся развалин?

На осколках лопаток вала смесительной машины следователи обнаружили следы взрыва постороннего вещества – тротила. Просто так попасть в машину он не мог, а если бы и попал, то не взорвался: температура и нагрузки в химической смеси не могут вызвать взрыв тротила. Разве что кто‑то подбросил туда взрывчатку вместе с детонатором, но тогда это – явное самоубийство или диверсия…[221]

В ночь с 19 на 20 ноября над Асбестом снова увидели нечто странное[222]. На этот раз шок от трагедии не помешал разобраться, что люди видели запуск спутника «Космос‑2105» с Плесецка[223]. Что же касается первого объекта, то в официальной «Таблице запусков космических аппаратов в СССР в 1990 году» нет упоминаний про запуски 1 ноября!

До сих пор асбестовцы очень прохладно относятся к НЛО, считая их знаком беды. Когда 7 апреля 2000 года около 3 часов утра над Асбестом появился НЛО в виде светящегося шара, работники станции Асбест отказались выходить на работу до тех пор, пока объект не исчез! За шаром наблюдали рабочие ночной смены карьера центрального рудоуправления АО «Ураласбест», дежурный ГО и ЧС, а также работники местного ОВД. Объект висел невысоко над городом, затем начал принимать вытянутую форму и улетел в юго‑восточном направлении.

Наблюдения НЛО в местах природных и рукотворных катастроф стали настолько привычными, что удивляет скорее их отсутствие на месте какого‑то происшествия, а не присутствие. Военные даже научились приманивать «тарелки», разыгрывая сценки на интересующие их пилотов темы – имитируя испытания новой техники или какое‑то чрезвычайное происшествие в части. Как правило, это срабатывало: любопытные" шары и диски прилетали посмотреть, что случилось!

«Горячие точки» бывшего Советского Союза тоже оказались под пристальным наблюдением НЛО. «Тарелки» неоднократно видели в небе Нагорного Карабаха, Чечни, Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии, в Ферганской долине и других местах, где люди принялись убивать друг друга.

В ночь с 23 на 24 ноября 1989 года лейтенант А. Куропаткин проверял несение службы солдатами на постах в горах Нагорного Карабаха. И вдруг рядовой Свиридов сказал, что в небе «летает какая‑то штуковина». Все дружно подняли головы…

«Над нашими головами, закрыв собой большой кусок звездного пространства, висит эта „штуковина", – вспоминал позднее лейтенант. – Точнее, не висит, а очень медленно и плавно движется вперед. Тихо‑тихо, без малейшего звука. Начинаем пристально всматриваться в ее очертания. Сильно вытянутый эллипс очень больших размеров; спереди, по бокам и сзади по два фиолетовых бортовых огня. Вдруг из эллипса вырываются два красных снопа света и падают на землю. То место, которое они освещают, видно очень отчетливо. Это продолжается секунды. Затем красный свет исчезает. Зависнув над городом Шуша, НЛО вновь выпускает щупальца‑прожекторы. За спиной слышу разговор:

– А может, по ней очередь из автомата дать? – спрашивает старший сержант Н. Дмитриев начальника караула лейтенанта О. Мужайло.

– Не стоит, а то потом, может, Шуша только на картах останется, – отвечает лейтенант подчиненному.

А в это время „штуковина" вдруг резко срывается с места и, оставляя за собой ясно видимый инверсионный след, исчезает из виду… Позже выяснилось, что в то же время аналогичную картину наблюдали с двух других постов»[224].

30 апреля 1990 года, в девятом часу вечера, 77‑летний пастух Вагаршак Бегларян из села Ханабад Аскеранского района ИКАО увидел большой шар темного цвета с зеленоватым оттенком, диаметром приблизительно 10 м, без каких‑либо огней. Шар бесшумно пронесся на высоте около 30 м над головой изумленного пастуха и скрылся за холмом. Вагаршак, ни разу не слышавший ни о НЛО, ни о инопланетянах, увидел на вершине холма две очень высокие черные фигуры. До них было метров 200, лиц пастух не смог разглядеть, но тела были очень крупные, рост – метра 2. Они двинулись в сторону Бегларяна, который испугался и быстро погнал овец к селу. Он постоянно оглядывался и увидел, что, пройдя метров 20, фигуры остановились, от них отделился какой‑то светлый шар диаметром в метр и полетел к вершине холма, с которого они спускались. Больше старик не оглядывался.

Через 5,5 часов вблизи села Норагюх, что в 6 км от Ханабада, «летающую тарелку» видели два местных жителя – В. Вартанян и Г. Шахбазян, ехавшие дежурить на ферму. Перед их грузовиком на высоте 30‑40 м завис яйцеобразный светящийся предмет. Светилась вся поверхность «тарелки», которая, по свидетельству очевидцев, была размером с их грузовик. Испугавшись, они остановились, но не стали глушить двигатель, лишь выключили фары. «Тарелка» висела, слегка покачиваясь. Через минуту норагюхцы не выдержали и рванули с места. «Тарелка» бесшумно, с громадной скоростью скрылась из виду[225].

В 1991 году батальон, где служил Игорь Вислобоков, находился в карабахском городе Агдам. Однажды вечером он отдыхал с товарищами в передвижной радиостанции и, услышав встревоженные крики часового, выбежал на улицу:

«Мы увидели в небе нечто в форме сигары, – рассказал он. – Мы поразились размерам, несмотря на то что высоту на глаз определить было невозможно, и так было ясно, что такого размера объектов, летающих по небу, человек еще не создал. Сигара некоторое время висела неподвижно и бесшумно на месте, почти в зените над нами, потом как‑то прямолинейно и равномерно, без видимого ускорения, начала вдруг движение, все так же бесшумно, и вдруг исчезла. Это сильно поразило, так как была ясная и безоблачная погода, не было ни облачка. Галлюцинации или оптический обман отпадают: сигару наблюдали с разных и очень удаленных точек наши боевые товарищи, находящиеся на различных КПП в Аскеране, по дороге на Лачин и т. д. (всего объект видели человек 65‑70 наших сослуживцев). Потом дня 3 только и разговоров про него было. Сейчас со многими из них живем неподалеку, и они могут подтвердить этот факт»[226].

По другую сторону фронта НЛО буквально осаждал военных. В начале июня 1990 года по официальным каналам поступил удивительный рапорт: «Довожу, что во время моего дежурства, с 4.30 до 5.30, в нескольких километрах юго‑западнее пос. Хамошам Астаринского района наблюдался НЛО…»

Старший наряда М. Ошибов рассказал в интервью агентству «Азеринформ»:

«Ярко светящееся пятно появилось в небе неожиданно. Снижаясь, оно начало принимать очертания куполообразного объекта, напоминающего колокол. Зависнув примерно в 500 м от земли на несколько минут, НЛО начал медленно опускаться и, когда до поверхности оставалось метров 50, плавное снижение на какое‑то мгновение прекратилось, а затем аппарат приземлился. При посадке он освещал местность лучами наподобие прожектора. Через некоторое время, применяя те же маневры, но в обратной последовательности, НЛО улетел. Подойти к нему, несмотря на близость расстояния, не решились»[227].

После приземления у пограничников вышли из строя средства радиосвязи, а на пульте сработала сигнализация, поднявшая весь личный состав заставы в ружье, так что свидетелями появления НЛО в горах были не только пограничники из дежурившего наряда. Появление НЛО в горах Талыша было зафиксировано дежурными операторами на локаторах морской и береговой охраны.

21 ноября 1990 года, в 23.05 вечера по местному времени, сразу в трех точках Кедабекского района Азербайджана жители видели необычное явление. Большой круг с разноцветными огнями (зеленым, красным, желтым и синим) совершенно бесшумно тянул за собой прямоугольник серого цвета. Первым заметил НЛО в районе деревни Каравелер старший лейтенант А. Коваль. Затем он проследовал над поселком Дюзрассулу, где его видели младший сержант Джейжуб Имранин, рядовой Сергей Медовкин и другие военные. В завершение НЛО пролетел неподалеку от населенного пункта Мутудире.

23 ноября, поздно вечером, неподалеку от деревни Новоивановка того же района, лейтенант Игорь Ивонченко и другие заметили в небе две красные светящиеся точки. Решили, что это самолет. Но объект двигался бесшумно, а потом вдруг между двумя красными точками появилась третья, белая. Объект исчез за горой, и в это время местность на несколько секунд озарилась яркой вспышкой. Вскоре светящиеся точки появились вновь. НЛО сделал поворот вокруг своей, оси, превратился в светящийся треугольник и исчез[228].

«Тарелки» на армяно‑азербайджанском фронте стали настолько привычными, что обе стороны попытались их использовать в пропагандистских целях[229]. Может, вместо этого стоило задуматься, что привлекает НЛО? Простое любопытство или возможность похищать людей, пользуясь неразберихой?

 

ПАРАНОРМАЛЬНАЯ ИЧКЕРИЯ

 

НЛО наверняка появлялись в Чечне с незапамятных времен, только записывать их визиты было некому – не до того было. Революция, коллективизация, голод и два неудачных восстания против советской власти, массовые депортации и репрессии почти начисто выкосили мятежный народ. Именно поэтому первые рассказы про НЛО в небе Чечено‑Ингушской АССР датированы концом 60‑х годов прошлого века и поведаны приезжими, которые заселили богатый нефтяной край.

В конце лета 1967 года, около 11 часов вечера, геофизик Валентина Еременко лежала в траве между поселком Ново‑Грозненский Гудермесского района и шоссе, метрах в 150 от дороги.

«Стояла ясная тихая ночь, без облаков, – рассказала Валентина Степановна. – Были ли звезды, не помню.

Неожиданно я заметила, как почти вертикально спускается в мою сторону длинное сигарообразное тело размером с комнату – примерно 6‑7 м длиной, при диаметре около 2 м. Сигара светилась красноватым, скорее алым цветом, спускалась очень медленно, но не плавно, а небольшими рывками. Рывки не взад‑вперед, а как бы колебания с поступательным вращением. Спуск сопровождался гулом – негромким, ровным на высоких тонах, скорее поющим. Было заметно вращение, но не исключено, что это вращался свет внутри. Сигара спустилась метрах в 200, до уровня рядом расположенных телеграфных столбов.

Я испугалась и убежала; когда минут через 5‑7 привела людей, то ничего уже не было. Поскольку светимость была пульсирующей, мерцающей, дрожащей, контуры сигары были нечеткими».

В период с 22 по 26 июня 1976 года (очевидец точно не запомнил) над Грозным, в 22.10, появилось гигантское тело, наклоненное по отношению к земле на 15 градусов. Оно летело на высоте около 300 м до нижней части кольца со скоростью около 120 км/ч. НЛО светился равномерным зеленым светом. По всей длине конусов свечение сопровождалось более яркими пульсациями, которые перемещались, переходя с одного конуса на другой. Их яркость менялась в зависимости от кривизны поверхности, по которой они перемещались. В месте стыка конусов при их подходе происходила яркая вспышка, и в этот момент кольцо вибрировало. Никаких звуков при этом не было, но пролет НЛО сопровождался мощными эффектами: погас свет, остановилось несколько автомашин (рис. 72).

29 августа 1990 года НЛО наблюдал художник объединения «Чечингфото» Евгений Коновалов.

«Около половины двенадцатого ночи из кухни своей квартиры, расположенной на 9‑м этаже дома по проспекту Ленина, я обратил внимание на яркий световой поток высоко в небе, – рассказал Евгений Степанович. – Такого мощного зарева я никогда не видел с этой стороны, да еще в такой поздний час. Тут же вышел на лоджию, чтобы лучше разглядеть его. То, что поначалу показалось заревом, было отчетливо обрисованным необычным светящимся предметом, неподвижно висящим над землей в районе Черноречья.

Предмет был похож на шапку и одновременно напоминал медузу. Верхняя его часть по ободку светилась. А посередине сверкали какие‑то фонарики, наподобие иллюминаторов… (рис. 73). Минут через 5 предмет стал медленно гаснуть, не меняя величины, и потом исчез. Через некоторое время он опять стал проявляться в небе, как лампа накаливания, но был уже гораздо тусклее прежнего, – и вновь исчез. В этот момент в моих руках уже был карандаш…»[230]

В июле 1994 года, незадолго до начала боевых действий, учитель Николай Громов из Грозного поведал о том, что в 4 часа утра он видел бесшумно летящий на высоте порядка километра странный объект, по форме напоминавший автомобильную камеру. На его коричневом корпусе находилось множество конструкций, похожих на антенны с шариками на концах. Не сбавляя скорости, НЛО сделал разворот под углом почти 90 градусов, полетел в другую сторону и вскоре исчез в предрассветной тьме. Явная материальность объекта в сочетании с немыслимым разворотом убедили учителя, что «кто‑то прилетал в гости к людям на планету Земля»[231].

Если, верить очевидцам, то до войны пришельцы не только демонстрировали на небе свои аппараты, но и вступали в контакты с жителями республики. Вот только о том, что скоро грядет кровопролитная бойня, инопланетный разум почему‑то никому не сказал…

Однако самые драматические впечатления достались на долю летчиков, которые служили в Чечне незадолго до провозглашения независимости.

«Мои воспоминания о событиях более чем 10‑летней давности отчасти стерлись из памяти, поэтому мой рассказ будет носить повествовательный характер, не всегда буду опираться на точные даты и фамилии тех людей, которые это могли бы подтвердить, – так начал свое письмо в Комиссию по аномальным явлениям Русского Географического общества бывший летчик Михаил Иванов. – Одно могу сказать: весь личный состав в/ч 22467, которая дислоцировалась в Грозном, может подтвердить или дополнить мой рассказ.

Началось все осенью 1989 года. Штурманы боевого управления начали замечать на экранах РЛС посторонние цели, в просторечии „метки", летящие на больших высотах и больших скоростях в основном над территорией Дагестана. Я сразу вспомнил, что нечто подобное было в Адыгее, где я служил. Там осенью 1979 года наблюдались аналогичные „метки" в горных районах республики. Тогда не очень серьезно относились к этим явлениям, а сейчас я стал более внимательно относиться к происходящему.

Итак, осенью 1989 года я прибыл из отпуска и частенько выполнял обязанности дежурного штурмана на стартовом командном пункте. На экране РЛС я заметил цель, которая двигалась со сверхзвуковой скоростью от Кизляра в сторону Грозного. Обо всех летательных аппаратах, находившихся в воздухе в нашем районе полетов, я знал, и в то время нас бы предупредили о „чужаке".

Я выбежал на улицу в надежде увидеть в том направлении этот объект. Дело происходило в темное время суток, и можно было рассмотреть хоть летящую „звездочку", как иногда мы видим спутники. Но штурман – руководитель ближней зоны – мне сказал, что это бесполезно, высота очень большая. Я, естественно, ничего не увидел.

В следующий раз я обратил внимание на отметку цели, похожую своим полетом на вертолет. Это было между г. Хасавюртом и населенным пунктом Миатли, где располагается ГЭС. Кстати, оговорюсь, что эти места почему‑то привлекали НЛО, а у нас там проходили маршрутные трассы.

„Метка" внезапно появилась на экране, цель летела на скорости, соизмеримой со скоростью вертолета. Затем остановилась и разделилась натри „метки". Они стояли и не двигались, потом полетели и исчезли. По времени это продолжалось 5‑7 минут.

Эти два события заставили меня постоянно обращать внимание на звездное небо и слушать рассказы летчиков полка о своих наблюдениях.

В этот период было еще одно событие, которое мне надолго запомнилось. Я не знаю, связано ли оно с появлением НЛО, но ничего подобного ни я, ни другие летчики больше не встречали в небе.

Наша эскадрилья выполняла обычные полеты во вторую смену, день с переходом на ночь. Летчики подтверждали классную квалификацию в условиях ночи. Маршрутные полеты, перехваты, пилотирование в зонах.

Я должен был выполнять маршрутный полет, а потом перехват с майором Юрием Ивановичем Савиновым. Сначала целью был я, а потом он, работали „друг по другу", как у нас говорили.

Необычность атмосферы я почувствовал сразу после взлета. У меня никогда не было иллюзий крена или перевернутого полета, а здесь я не верил своим глазам. Воздух вокруг самолета как будто скручивался, будто кто‑то его выжимает, как сырую тряпку. При этом не было облачности, хорошо были видны наземные ориентиры, звездное небо. Появилось чувство беспокойства. Мне приходилось быть в различных ситуациях, порой аварийных, но голова при этом была ясная, а действия четкие. Здесь было иное, не страх, нет. Чувство, что ты столкнулся с чем‑то опасным, необъяснимым и одновременно интересным и завораживающим.

Я уткнулся в приборную доску, набрал высоту, выполнил задание и стал возвращаться на аэродром.

Лечу, узнаю населенные пункты на земле, факелы горящего газа, которых было много по республике, и вместе с тем себе не верю. Тут уж наверняка придет в голову мысль: „А не дурак ли я?"

Юрий Иванович летел впереди меня на несколько километров. Он уже находился в районе аэродрома, когда я услышал его голос в эфире: „Подскажите курс от 2‑го к 3‑му развороту". Это он, находясь на маршруте полета по кругу, когда видны даже самолеты на взлетной полосе, решил себя проверить. Он был опытнейшим летчиком, в свое время летал на „МиГ‑25", как мы шутили, видел круглую землю, и вдруг такое. Я понял, что не только у меня такое чувство.

Когда мы приземлились, собрались в „курилке", к нам стали подходить другие летчики: Женя Царев, Петя Чакин, будущий чемпион СССР по самолетному спорту. Они рассказывали про такие же ощущения. Майор Царев обронил фразу: „В такую ночь запросто можно сломать себе шею". Вдруг полеты прекращаются, узнаем, что в соседнем полку, в Ставрополе при заходе на посадку погиб майор Леонов. Впоследствии комиссия установила причину: летчик перепутал дальний и ближний приводы, произвел посадку до полосы, от удара сработала катапульта, и парашют не успел раскрыться.

Майор Леонов знал на этом аэродроме каждый кустик, ему было больше 40 лет, для нас это „старик" с таким опытом, какой нелегко наработать. Истинную причину его гибели знали только мы.

Может быть, что‑то повлияло на плотность воздуха, может, появилась какая‑то посторонняя энергетика, не берусь судить, но явление было неординарное, и связано ли оно с появлением НЛО или нет, нужно оценивать по другим случаям.

Зимой 1990 года старший лейтенант Углов заступил дежурным по полку, прапорщик Баркинхоев – дежурным по штабу. Около полуночи разводящий с часовым поста № 1 вышли на улицу перезаряжать оружие. Не прошло и минуты, как они забежали в штаб и закричали: „Товарищ прапорщик, быстрее, смотрите!" Прапорщик Баркинхоев позвал старшего лейтенанта Углова, и они выбежали на крыльцо штаба.

Олега Углова я знал с его курсантских лет, до звания капитана, и не верить ему не могу. С точки зрения летчика он так описал увиденное.

Летательный аппарат, похожий на космический челнок „Шаттл", пересекал наш аэродром на высоте 600 м. Размером он был с самолет „ТУ‑134". Здесь Олег мог ошибиться в высоте полета и размерах, зимой в этой местности стоят очень сильные туманы.

НЛО напоминал американский „Шаттл" и отечественный „Буран" тем, что в нижней части его фюзеляжа был прикреплен то ли двигатель, то ли бак. Из обоих сопел вырывалось пламя. Летел он медленно. Олег обратил внимание на то, что этот аппарат двигался на больших углах атаки, что соответствует очень малой скорости. Летел он на север.

Позже в печати было косвенное подтверждение этому случаю. В ту ночь НЛО видели из проходящего поезда и в г. Орджоникидзе, теперешнем Владикавказе.

Летом этого года события, связанные с появлением НЛО, сыпались одно за одним как из рога изобилия. Я не могу в хронологическом порядке описать их, поэтому буду рассказывать отдельные эпизоды, как я их помню.

Летный день аэродрома состоит из 2‑3 летных смен. Мы, приходя на полеты, слушали рассказы первой смены, а если летали в первую, то делились новостями со второй. Вначале обсуждали бурно все появления странных объектов, а потом привыкли, и это стало обыденным. Обычно спрашивали друг у друга: „Ну что, летают?" – а нам отвечали: „Летают, куда они денутся".

В первое время даже хотели ограничивать полеты, так как отметки на экранах РЛС от НЛО мешали вести радиолокационный контроль за нашими самолетами. Массово заговорили об НЛО в полку тогда, когда увидели в предгорьях диск, висящий на месте и покачивающийся, как на волнах. Полетов не было из‑за плохих погодных условий в районе аэродрома, а горы были видны хорошо, и на фоне гор многие тогда наблюдали этот диск.

Вот тогда я и вспомнил рассказ капитана Шавкуна, который перевелся к новому месту службы в Ставрополь. Он рассказывал, что видел летевший вдоль реки Терек диск, а мы над ним посмеивались. Он сам мне потом признался, что не стал рассказывать про полтергейст, который начался в его квартире в период отъезда.

Вспомнили мы, и как весной в небе над Каспийским морем что‑то взорвалось. Прапорщик Новиков, начальник группы вооружения эскадрильи, утверждал, что наблюдал светящийся треугольник, летевший с юга на север, и что именно он взорвался. Всё находящиеся на аэродроме видели огненный шлейф длиной в несколько километров, и в голове этого шлейфа распадались остатки какого‑то объекта. Подполковник Суворов, руководитель полетов, запросил гражданский самолет, летящий в это время по трассе, и он подтвердил, что наблюдает это явление, только происходит оно на очень большой высоте. Руководитель полетов доложил об этом в вышестоящий штаб в Ставрополь. Может, после этого к нам чаще стали наведываться „гости".

После полетов я как‑то стоял возле штаба с одним из молодых лейтенантов. Оба обратили внимание на странно мерцающую звезду. Так звезды светятся в морозную ночь, но был август или сентябрь. Звезда была неподвижна и вдруг полетела. Согласен, не исключено, что это был спутник. Но когда так называемые „спутники" летят парой, а потом вместе разворачиваются под 90 градусов или летят задом, возникает мысль, что это совсем не спутники.

Майор Власенко рассказал, что видел объект, который пикировал и испускал луч красного цвета, а затем уходил в набор высоты и уже светил зеленым лучом.

Один из курсантов, возвращаясь на свой аэродром, доложил, что рядом с ним движется объект оранжевого цвета, круглой формы, немного приплюснутый с полюсов и очень напоминающий большой апельсин. Кстати, по РЛС подтвердилось, что рядом с самолетом летит посторонний объект.

Один из летчиков, выполнявший полет по маршруту с курсантом, увидел справа по борту НЛО. Пока он не доложил об этом по радио, НЛО летел параллельным курсом. Как только прозвучал в эфире его доклад, НЛО отошел от самолета и исчез.

Наблюдая эти объекты на экранах РЛС, я сделал следующие выводы. НЛО стояли, как правило, над горами, когда пилотажные зоны были заняты нашими экипажами. Как только летчики заканчивали задания и возвращались на аэродром, НЛО занимали их места в пилотажных зонах.

Я замерял на экране локатора расстояние от центра нашего аэродрома до трех различных „меток" от НЛО. Это расстояние было одинаковым.

НЛО стоял и на трассе воздушного движения аэропорта Грозного. Когда метка взлетевшего самолета Аэрофлота поравнялась с „меткой" НЛО, на 2 оборота антенны локатора (это порядка 30 секунд) обе „метки", НЛО и самолета, пропали с экрана. РЛС их попросту не „видела", когда они накладывались друг на друга, а затем, когда „метки" расходились, опять были видны обе.

Подполковника Кузьмина и капитана Серикова вывели точно на отметку от НЛО в пилотажной зоне № 3 на юге от аэродрома, в районе населенного пункта Шали. Снова повторилась аналогичная картина. На 2 оборота антенны РЛС „метки" исчезли и потом появились. Только „метка" НЛО, которая стояла в центре пилотажной зоны, переместилась строго в центр соседней зоны № 2. По правде говоря, это было неудивительно: пилоты НЛО знали все наши маршруты, зоны и всю навигационную обстановку района полетов.

6 февраля 1990 года я выполнял обычный тренировочный полет ночью. Погода была простая, я занял высоту 4000 м и приступил к выполнению задания в зоне № 3. Обратил внимание, что соседнюю зону в районе населенного пункта Урус‑Мартан занимает другой самолет.

Необычно было только то, что скорость этого „самолета" была на порядок выше моей, так как в перерыве между миганием бортовых аэронавигационных огней он пролетал расстояние в 4‑5 раз большее, чем самолеты нашего типа. Меня это заинтересовало, я начал внимательно слушать радиообмен и понял, что в этом районе никаких экипажей нет.

Объект пролетел наш район полетов, остановился, вспыхнул ярким светом, и я увидел, что он имеет форму шара и вращается вокруг своей оси, чем‑то напоминая мыльный пузырь. Я набрал еще 500 м высоты, чтобы получше рассмотреть его, и отчетливо увидел, как он висит между двумя горными вершинами.

Мои наблюдения подтвердил капитан Есенов, который в эту ночь возвращался на транспортном самолета „Ан‑26" из Ставрополя и заметил этот объект.

Когда я вывел самолет из четвертого виража, объект визуально не обнаружил, он исчез. В общей сложности я наблюдал НЛО 3‑4 минуты.

Апофеозом всех этих событий стал случай с майором Рябишевым. Рябишев, мой однокашник по военному училищу, был наведен на НЛО по разрешению Центрального командного пункта войск ПВО. Было поставлено условие: не подходить ближе 1 км и сохранять высоту полета ниже или выше 500 м от объекта.

Паша Рябишев мне рассказал, что он видел объект, напоминавший дирижабль. Когда он разворачивал свой самолет на объект, этот дирижабль уходил в сторону, а затем начал набирать высоту по строго вертикальной траектории. По замерам радиовысотометра за 1 секунду НЛО набирал 1 км высоты. По другим нашим расчетам, которые производил заместитель начальника штаба майор Чернецов, „дирижабли" прилетали на скорости 15‑18 тысяч км/ч и выпускали шары‑разведчики, которые летали по нашему району со скоростью 5‑6 тысяч км/ч. Причем меняли они траекторию полета вопреки законам аэродинамики, разворачиваясь под 90 градусов без радиуса разворота, перегрузка при этом достигала 40 д.

Подтверждение моих слов можно найти в газете того времени под названием „Народная трибуна" или „Московская трибуна", точно вспомнить не могу…»

Эту заметку мне удалось разыскать. Газета называлась «Рабочая трибуна»:

«Командир авиационной части С. Прошкин сообщил уфологам, что 8 октября, в 11 часов, на экранах радиолокаторов внезапно появилась метка „воздушная цель".

– Я уже выполнил задание и возвращался на аэродром, – рассказывает пилот майор П. Рябишев. – В 11 часов 22 минуты получил координаты цели и задание обнаружить ее. Выполнил разворот, вошел в зону – по сведениям командного пункта, объект находился на высоте 4,5 км. Погода – ясная, безоблачная, видимость– отличная. Но поиск цели результатов не дал. Сообщил об этом, развернулся и пошел домой.

Вдруг что‑то заставило меня обернуться. Сзади и справа увидел два сигарообразных объекта значительных размеров. Длина первого – примерно 2 км, второго – около 400 м. Они располагались один за другим и хорошо просматривались на фоне ясного неба. Меньший объект отливал серебром в лучах солнца, тот, что побольше, выглядел матовым. Но детали и конструктивные особенности разглядеть не удалось– слишком велика была дистанция, заметил, правда, что НЛО перемещаются боком и с большой скоростью.

Я развернулся и пошел на сближение. И вдруг обе цели мгновенно исчезли из поля зрения. Но отметки от них сохранились на экране локатора. По данным командного пункта, в этот момент между нами было около 15 км»[232].

Вернемся к письму Михаила Владимировича:

«Майор Чернецов, который производил расчеты, вспоминал, что в годы его службы на Севере в их полку тоже было нечто похожее.

При полете в сложных метеоусловиях тогда еще лейтенант Чернецов вышел за облака и впереди себя увидел сопло двигателя, из которого сыпались искры, только сопло было какое‑то необычное. Он подумал, что вот‑вот столкнется с впереди летящим самолетом. Его истребитель снова вошел в облака, и, когда он из них „выскочил", уже ничего впереди не было, да и не могло быть, своих самолетов в это время там не было.

Через несколько дней НЛО завис над караульным помещением, осветил территорию лучом мощного прожектора, и начальник караула был вынужден дать команду „В ружье!"

Но самое интересное произошло на аэродроме во время ночных полетов.

Чернецов готовился к вылету и находился в кабине самолета. В эфире он услышал зычный голос руководителя полетов: „Кто там выпустил фару на третьем развороте?" Чернецов глянул в ту сторону и увидел, что действительно кто‑то летит с фарой. Потом этот кто‑то не произвел посадку, а вышел на аэродром, завис над стартовым командным пунктом и включил прожектор, луч которого уперся вертикально вниз, в СКП.

Группа руководства полетами, находящаяся на СКП, рассказала, что свет был настолько сильным, что они зажмурились. Внезапно прожектор погас, и объект исчез.

Майор Чернецов запомнил эти случаи на всю жизнь и поэтому принял активное участие в изучении явлений, происходящих теперь у нас.

Последняя встреча с НЛО произошла, когда я находился в составе группы руководства полетами вместе с нашим командиром эскадрильи подполковником Власенко, братом одного из летчиков, который видел красные и зеленые лучи НЛО. Мы наблюдали по экрану РЛС, как объект вышел строго на аэродром и развернулся без радиуса разворота под 90 градусов. Затем два раза прошел по нашей схеме захода в сложных метеоусловиях с отворотом на расчетный угол и исчез. „Все, – сказал я. – Это прощальный круг почета". С тех пор полеты НЛО прекратились…

Из‑за известных событий наша часть в полном составе была выведена из Грозного под Волгоград и затем расформирована»[233].

Другой летчик, Алексей (фамилию он предпочел не называть), в те годы учился в Ставропольском летном училище, а в Грозном, на авиабазе Ханкала, проходил летную практику.

«Это произошло в сентябре 1991 года, – вспоминал он. – Полет по кольцевому маршруту Ханкала‑Гудермес‑Кызылюрт‑Ханкала выполнял самостоятельно. После набора высоты и выхода на исходный пункт маршрута я заметил, что показания приборов не соответствуют реальному положению самолета. Стрелка радиолокационной системы ближней навигации хаотично вращалась влево и вправо, поведение гиромагнитного компаса было таким же. Я посчитал это банальным отказом, погода была „миллион на миллион", и я решил продолжить задание: маршрут был несложным, да и налет часов – их всегда мало.

Когда я подлетал ко 2‑му поворотному пункту маршрута, меня насторожила удивительная тишина в эфире. Есть такой термин „вести радиоосмотрительность", так вот я знал, что за мной с интервалом в 4‑5 минут идет как минимум еще один борт, и они должны были доложить о проходе исходного пункта маршрута и первого пункта маршрута, но докладов не было, и совсем ничего в эфире не произошло. „Радиостанция отказала", – такой была первая мысль.

Три отказа техники за один полет – это круто. Но, проверив радиостанцию в установленном порядке, я убедился в ее исправности… Еще интереснее! Вдруг как будто начали плавно добавлять громкость в наушниках. Истошно орал руководитель полетов (РП), он искал меня. Я доложил место, высоту. Далее цитирую радиообмен:

 

РП – 682, „чужого" наблюдаете?!

Я (оглядевшись) – Нет…

Пытаюсь развернуться и посмотреть…

РП – 682! Курс не менять!

РП – Эшелон 1500 (был 1200).

Я – Выполняю.

Я ‑682, 1500.

РП – 682, вам 2000 энергично .

Я – Выполняю.

Я – 682, 2000 выполнил.

Тут появляется третий участник радиообмена – экипаж, который идет за мной по маршруту.

657 – Я его вижу!

РП – Как ОНО выглядит?

657 – Веретенообразное, серебристого цвета, идет за 682 ко второму поворотному, повторяет изменения эшелона…

РП – Понял вас.

657 – Он отвалил… уходит к хребту…

РП – понял…

 

Через некоторое время работа всех приборов (кроме радиолокационной системы ближней навигации) восстановилась. Успешно закончил задание. После приземления писал подробную докладную. Самолет укатили в ремонтную базу. Как я позже узнал, некоторое время меня не видели на индикаторе кругового обзора. Правда, пропал я странно… При возможности определения моей высоты с земли последняя моя отметка была почему‑то на 1900 м (реально‑то было 1200).

Вот такое происшествие. Это реальные события, в которых я лично участвовал. Что это было? Я не знаю. Но не самолет точно. Так как подписки о неразглашении я не давал – могу рассказывать. Сейчас я уже давно не на службе – сократили…»[234]

Уже в первые дни вторжения российских войск в Ичкерию военные и журналисты увидели непонятные огненные шары. В ночь на 13 декабря 1994 года корреспондентов газеты «Известия» В. Белых и Н. Бурбыгу «позвали возбужденные бойцы элитного спецподразделения, живущие в соседнем вагоне. Как выяснилось, они увидели НЛО. Вскоре уже и мы наблюдали, как в звездном небе в стороне от Грозного поднимались и зависали взявшиеся ниоткуда два красных шара. Они двигались, становились ярче, тускнели, поднимались, опускались или соединялись в единое целое. Длилось это 7‑10 минут.

– Такие штуки обычно к войне, – сказал один. И добавил: – К очень большой крови…»[235]

С тех пор «тарелки» в небе стали привычным атрибутом местного пейзажа, не удивляя ни федералов, ни боевиков. Неужто это к еще большей крови, чем пролилась 10 лет назад?

В те дни близ Грозного НЛО появлялись гораздо чаще, чем обычно. Светящиеся шары наблюдали во время боя у поселка Долинский. Сигарообразный НЛО висел около 3 часов над северной окраиной Грозного, его же видели и у станицы Первомайская во время боя между танками российской армии и отрядами Дудаева[236].

«16 мая 1995 года, 2 часа ночи, юго‑западная окраина Грозного, – описывал одно из наблюдений тех лет инвалид Александр Урсов, который не смог убежать ни от дудаевцев, ни от федералов. – Обычное облако вдруг озарилось ярко‑рубиновым сиянием, из центра облака вылетели два светящихся красным светом тонких столба, затем, синхронно вспыхнув, они пропали и через 2‑3 секунды появились над центром города. Зависнув в вертикальном положении, быстро окутались облаками и начали как бы подражать освещению облаков пожаром (подавать вспышки красноватого цвета, то слабо, то ярко, как будто ветер раздувает огонь). Они и сейчас очень часто появляются. Видимые размеры столбов – 5‑6 см. Верхняя часть от центра столба уже, чем нижняя, высота – 7‑8 км» (рис. 74).

В этом письме, которое буквально чудом было передано с оказией в редакцию газеты «Аномалия», содержится и описание довоенного наблюдения:

«15 августа 1991 года, 20 часов, железнодорожный вокзал. С юго‑запада на высоте примерно 15‑20 км появилась группа НЛО, числом 7 штук, в общем ярко‑зеленом прозрачном облаке. Впереди летели три больших ярко‑оранжевых шара с очень длинными желтовато‑красными хвостами, которые вращались в продольной оси, как спираль. За ними – два больших оранжевых треугольника, тоже с длинными, желтыми, спиральными хвостами, по два у каждого. За ними шли два маленьких шара, но хвосты такие же. Объекты были как бы вклеены в зеленое облако, создавалась иллюзия, что облако само несет объекты. Форма облака – идеальный эллипс.

Звука не было. Группа медленно проплыла на север. Длина облака (видимо, это относительные, а не абсолютные размеры. – М. Г.) – около 1 м, ширина – около 40 см, длина хвостов – около 15‑20 см (рис. 75). Учитывая высоту и видимые размеры всей группы, можно смело говорить о громадных размерах каждого аппарата и о мощи их энергетики…»[237]

Самый интересный рассказ об аномальных явлениях во время боевых действий в Чечне, на мой взгляд, принадлежит перу спецназовца Андрея Орлова:

«Должен сказать вам, но это лично мое мнение – наше подразделение лучшее в мире и нам по зубам любой боевой приказ, который мы выполним, а нерешительность идет сверху, и мы в этом не виноваты. У нас служат отличные бойцы, не наркоманы с измотавшейся психикой, не алкоголики и обиженные войной параноики.

Последние 3 года мы несем службу на территории Чеченской Республики, на Теркском хребте. Я мог бы дать точные координаты, но мы прославили эту гору тем, что как‑то летом 2000 года сделали на ней надпись: HOLLYWOOD. Только на одну букву „Н" ушло 10 простыней! Надпись была огромна; прежде всего это было удобно для ориентировки вертолетчиков. Потом приехали корреспонденты и нашу выдумку показали на Первом канале. Спросите у любого знакомого, кто воевал во вторую чеченскую кампанию, знает ли он в Чечне местечко „Голливуд", и, я думаю, он вам что‑нибудь расскажет.

Мы охраняем перевал через эти холмы высотой от 400 до 500 м. Самый высокий наш пост находится на „Голливуде" – так мы зовем эту гору теперь, вот про нее я и расскажу. Все, что там происходило, поразило меня и некоторых моих товарищей, несших службу там.

Вся поверхность этой горы, длиной с футбольное поле и шириной от 20, а местами до 40 м, изрыта капонирами для стоявшей здесь военной техники – в основном это САУ и танки, а также одиночными окопами и ходами сообщений, так как с этих позиций Грозный (в основном Старопромысловский район) виден как на ладони. Летом высокая трава, а зимой лунный ландшафт, так как за 10 лет войны эта высота кем только ни оборонялась. Кроме осыпающихся окопов, капониров и блиндажей там полно огромных воронок от авиабомб, грушевидных воронок от артиллерии и мелких минометных ям.

Мы „пасем" лишь маленькую часть горы, а остальная часть (не буду вдаваться в подробности, так как все это могут прочитать враги) заминирована различными устройствами и считается непроходимой даже для зайцев и прочих тварей. После каждого взрыва обстоятельства срабатывания тщательно исследуются, и на место сработавшего устанавливается новое взрывное устройство.

Ранней зимой 2002 года, где‑то с 2 до 3 часов ночи, я услышал интенсивные переговоры по рации. Подошел ближе, и из хаоса звуков мне удалось понять, что за нашей спиной, внизу, в долине, летят какие‑то звезды. Я вышел на те позиции, с которых просматривалась западная долина, разрезающая Теркский хребет пополам. Я увидел, что внизу, метрах в 200, медленно проплывал странный объект размером с транспортный самолет, треугольной формы, с тремя звездами на концах углов.

Была ясная, светлая, лунная ночь, такая, что при свете луны можно спокойно читать газету. Так как снимать с южного сектора тяжелый пулемет было бы очень долго, я решил обстрелять его из „Калашникова" с диском на 75 патронов, набитых трассерами – один через три, – и выполнить давнюю детскую мечту.

Передернув затвор, я ощутил шок. Наступила страшная тишина, а в самой голове в это же время появился необъяснимый шум. Я попытался прицелиться по стволу, затем по трассам и открыть огонь, чтобы потом прийти в себя от грохота автомата, – это не раз мне помогало и давало ощущение хоть какой‑то власти над происходящим.

Хочу отметить, что до передергивания затвора я чувствовал только удивление и интерес. Перед попыткой нажать на курок окрестности за моей спиной огласились очень сильным, многоголосым волчьим воем. Это окончательно доконало меня; более того, вой их был необычный, не как всегда. Зная, что волки не посмеют подойти ближе, к тому же через мины, я тем не менее отказался от атаки. Страшная тишина, сквозь которую я слышал рацию и вой, подействовала на меня. Я пришел в себя после того, как эта штука улетела. Ее видели посты со Старопромысловского района Грозного – они запрашивали нас, что у нас происходит, что мы там запускаем.

Меня интересует больше не то, что летает, а что на меня так подействовало. Я до сих пор не могу описать самому себе это ощущение необъяснимого страха…

Год назад на нашей горе, ночью, между минным полем и блиндажом – там, где мы днем рубим дрова, – из земли в темное небо пошел свет!

От моей бойницы это было в 6‑8 м. Я точно определил место по тому, как луч осветил опилки на месте, где мы пилили дрова. Я просто остолбенел, но первым делом понял, что это не человек, – слишком сильное минное поле и опасная для него шутка, так как по инструкции я должен поражать все, что движется ночью за бруствером, огнем подствольными и ручными гранатами. Что, у меня едет крыша? Так как я считал, что меня не видно (много запасных огневых позиций и чучел, которые мы часто меняем местами), я сел в окоп, встал, закрыл один глаз, потом закрыл другой и опять посмотрел.

Разрази меня кто хочешь! Передо мной из земли шел четкий матовый свет, который лучом в 5‑10 м пронзал темноту. Я видел траву по краям этого источника. Я сжал гранату и какое‑то время ошарашенно смотрел на свет, который вскоре погас. С другого периметра подбежал сослуживец и просил выключить мой фонарь, которым я, по его словам, освещал небо, и не демаскировать позиции. Когда я стал ему рассказывать о происшедшем, он сказал, что у него достаточный срок службы, чтобы его пугали идиотскими шутками. Я думал, слушая его критику, что мне пора завязывать с командировками, – я езжу в Чечню с 1994 года, и всему есть предел. У меня даже появилась жалость, что меня сейчас ставит на место мой подчиненный, что моя крыша стала „сдавать позиции". Вдруг его лицо осветилось молочным светом, при котором было видно гримасу крайнего удивления и испуга. Я спросил у него шепотом, схожу ли я с ума и что видит он. Он молча схватил меня за локоть, присел вместе со мной, вскинул вверх автомат и сидел наготове. По его реакции я сделал вывод, что это уж точно не глюк. Нам было страшновато – не было бы такого хитроумного минного поля, мы бы подумали, что это чеченцы, и, не боясь, хорошенько вскопали огнем периметр. Но это были какие‑то издевательские эксперименты над нами, не похожие на действия людей. Я честно признаюсь– нас трясло, мы разговаривали с предательской дрожью в голосе, по телу струился пот.

Когда свечение внезапно погасло, я почувствовал, что сжимаю гранату с нечеловеческой силой, и разжал затекшие пальцы с кольца. Помню, промелькнула мысль, что, если я сошел с ума и какие бы черти мне ни казались, я зарекся не кидать гранаты назад, к землянкам. Свет внезапно погас, он мог зажечься в любом месте на горе, но он зажегся перед нами.

Мы подняли всех отдыхавших в землянках бойцов и ждали утра в усиленном варианте. Бойцы отнеслись понятливо – уж слишком у нас был потрясенный вид. Не забуду, как в нарушение всех инструкций мы громко включили радио, и музыка полилась в тумане над позициями. По „Эху Москвы" шли хорошие блюзы Джона Ли Хукера. Так, мерзко подвывая блюзмену, мы ждали утра.

Утром земля в том месте была без изменений. Впоследствии я три месяца нес там службу, но ничего подобного не видел»[238].

Объекты треугольной формы, в том числе «бельгийские треугольники» с огнями в углах, часто наблюдаются над Чечней. Я как‑то раз записал сообщение о таком же НЛО, который видели над горами Чечни в 1997 году, но, поскольку очевидец просил не публиковать его историю, приводить ее здесь не буду.

Свет, бьющий из‑под земли, – явление действительно аномальное, но вряд ли инопланетного происхождения. Скорее всего, он имеет то же происхождение, что и свечения, которые возникают над разломами горных пород («тектонический свет»). В любом случае рассказы, получившие объяснение, только подтверждают, что остальная их часть тоже не выдумана, какой бы невероятной она ни казалась!

Один офицер, который вернулся из очередной командировки в Чечню, на вопрос об НЛО только махнул рукой: «Да мы уже внимания на них не обращаем. У нас летают беспилотные разведывательные аппараты, высматривая боевиков в горах, и кто знает, что еще, а нам про это не докладывают. Сейчас все запуталось, кто есть кто, хрен разберешь, на дорогах сплошные мины, так что в небо нам глядеть некогда. Если бы пришельцы существовали, они бы там, наверное, навели порядок».

Неужели надежду на то, что когда‑нибудь в Чечне наступит долгожданный мир, можно возлагать только на инопланетян? Может быть, сами справимся? Или нам так и придется повторять слоган из надоевшей рекламы: «Нет, сынок, это фантастика»?

 

ОБЪЯСНЕНИЕ С ЧИТАТЕЛЕМ

 

Я так и вижу, как скептически настроенный читатель, нахмурив брови, готов засыпать меня массой вопросов. На некоторые из них я попытаюсь ответить заранее.

– Интересно, почему книга начинается с событий 1959 года? Неужели все, что связано с НЛО, началось в России именно в этом году?

– Конечно нет. НЛО в России наблюдали с древнейших времен. Упоминания о «небесных знамениях» есть в древних летописях, хрониках XVIII века, газетах XIX‑начала XX века. В 1930‑1940‑е годы истории о странных объектах в небе почти не попадали в печать, но многие очевидцы дожили до времен, когда об этом стало можно рассказать, не боясь репрессий. Соответствующие истории легко найти во многих книгах, включая написанные мною. Прошлое сейчас представляет гораздо меньше интереса, чем животрепещущие события последних 50 лет, но многие «уфологи» предпочитают заниматься именно незапамятной стариной – это безопаснее, приятнее, не требует каких‑либо экспедиций или работы с очевидцами.

– И все‑таки, зачем прилетают НЛО? Они дружественные или враждебные?

– В подавляющем числе наблюдений нет признаков, что пилоты НЛО относятся к нам враждебно. Но известны и противоположные случаи, когда «тарелки» уничтожали целые поселки, группы людей, разрушали дома, без всяких причин нападали на людей или технику. Одно из двух: либо в инопланетном обществе существуют преступники, хотя большинство пришельцев не получает удовольствия от таких действий (или они запрещены каким‑либо законом), либо к нам прилетают различные инопланетные расы, которые по‑разному относятся к ценности человеческой жизни.

Может быть, убитые люди и сметенные с лица земли деревни просто оказались не в том месте, чем‑то помешав НЛО? Мы не знаем, чем руководствуются пришельцы, когда принимают решение уничтожить землян, но делается это с такой же легкостью, как мы давим выбежавших на свет тараканов.

– Тогда о чем думают власти? Почему не бьют тревогу, не принимают какие‑то меры?

– Интересно, когда это власти думали о народе? Инциденты со смертельным исходом обычно происходят в глухих местах, а не в больших городах или на густо заселенном Рублевском шоссе. Даже если власти осознают «инопланетную угрозу», они понимают, что паника среди граждан и массовое недоверие к правительству для них опаснее, чем какое‑то воздействие извне. В конце концов, открытого вторжения НЛО пока что не произошло и вряд ли произойдет в ближайшем будущем. Чиновники, наверное, думают, что на их век хватит, а дальше хоть потоп.

– Может быть, что‑то изменится, если НЛО появится над Кремлем или Белым домом?

– «Тарелки» неоднократно видели и снимали на видеопленку как над башнями Кремля, так и над Белым домом. Реакции, по крайней мере видимой невооруженным глазом, со стороны властей не было.

– И что делать? Завернуться в белую простыню и ползти на кладбище?

– Не обязательно. Статистика на вашей стороне: шанс погибнуть или пропасть в неизвестном направлении из‑за НЛО намного меньше, чем вероятность попасть под удар молнии или сломать себе шею, поскользнувшись в ванне. Однако из‑за этого ни один паникер не перестал ходить по улице или мыться!

– И сколько настоящих НЛО видели в России?

– Про общее количество наблюдений НЛО в отдельных странах и на Земле в целом мы можем судить только по косвенным данным: количеству сообщений об НЛО, количеству людей, которые сказали во время опросов «да» на вопрос, видели ли они НЛО, и данных о том, сколько людей из числа очевидцев сообщают о своем опыте, а сколько – нет.

Крупнейшая база данных по НЛО в мире, «UFOCAT» Д. Сондерса, содержит более 150 тысяч наблюдений НЛО. На втором месте база данных «UFO*DB» Ларри Хатча, в ней почти 20 тысяч наблюдений. Общее количество проверенных сообщений об НЛО, доступных исследователям, оценивается уфологами в 500‑800 тысяч.

Опрос Института Ропера в США в 1978 году показал, что 7 процентов населения считают себя очевидцами НЛО. Эта цифра не изменилась во время опроса этого же института в 1991 году: «да» ответили 7 процентов населения, причем 1 процент опрошенных заявил, что они видели НЛО «более чем дважды». Опрос Института Гэллапа в 1990 году, однако, дает вдвое более высокую цифру – 14 процентов (в 1973 году «да» Институту Гэллапа ответили 11 процентов населения). В 1991 году был проведен опрос жителей Алма‑Аты: в этом городе считает себя очевидцами НЛО 9 процентов населения. Всероссийский опрос ВЦИОМ 1996 году дает нам цифру в 11 процентов.

По‑видимому, безопасно принять, что среднее число людей, которые считают себя очевидцами НЛО, по всему миру составляет 10 процентов, или примерно 500 миллионов человек. По разным оценкам, от 95 до 99 процентов сообщений можно легко объяснить, не прибегая к «помощи» инопланетян. Таким образом, количество истинных очевидцев НЛО уменьшается до 5‑25 миллионов человек. Принимая во внимание, что значительная часть наблюдений (по отечественным данным, 66 процентов) массовые или групповые, можно прийти к выводу, что многие люди видели одни и те же НЛО, смело уменьшив эту цифру минимум втрое и приняв, что очевидцы видели 1,5‑8 миллионов настоящих НЛО. Эти цифры подтверждаются и данными, что в среднем только от 1 до 13 процентов очевидцев (верхний предел определен для случаев высокой странности, например, посадок НЛО с выходом гуманоидов) считают необходимым поделиться увиденным с уфологами, газетами или какими‑либо организациями. При среднем значении в 6,5 процентов (по‑моему, слишком высоком, но для прикидок сойдет) это значит, что всего было сделано от 7,7 до 12,3 миллионов наблюдений настоящих НЛО. Данные цифры, конечно, также надо уменьшить, учитывая, что не все сообщения были расследованы должным образом и могут содержать немалый процент всевозможных ошибок.

Для дальнейших расчетов примем среднее значение – 5 миллионов объектов и, допустив, что количество НЛО на единицу площади в масштабах Земли – величина постоянная, можем высчитывать среднее количество объектов в разных странах. Так как площадь Земли – 510 миллионов кв. км, таким образом, на 1 кв. км приходится в среднем =0,01 НЛО. Россия имеет площадь 17 миллионов кв. км, и, соответственно, на ее территории наблюдалось примерно 170 тысяч НЛО. Конечно, эти расчеты грубые и приблизительные, но дают довольно точное представление о порядках цифр. А теперь сравните эту цифру с общим количеством населения страны: на 1 января 2001 года оно составляло 145 185 000 человек. Шансы хотя бы просто увидеть НЛО можете подсчитать сами.

– С властями понятно, но почему молчат уфологи, прекрасно зная о случаях прямой враждебности НЛО к людям?

– К сожалению, люди, называющие себя уфологами, в большинстве своем заняты чем угодно, но только не поиском истины. Причины могут быть разные: кто‑то хочет видеть в пришельцах «космических братьев», кто‑то увлекся Агни‑йогой или прочей дребеденью, снимающей с человека обязанность думать, – в «сакральных текстах» уже все, что нужно, написано, кто‑то разработал теорию НЛО, исключающую их внеземное происхождение, не желая видеть ничего противоречащего этой теории, и так далее. Интересный парадокс: уфологи, которые громче всех рекламируют себя, ничего полезного не сделали или даже причинили вред, оттолкнув серьезных исследователей от проблемы НЛО своими бредовыми заявлениями и шарлатанскими гипотезами.

– Говорят, что при КГБ СССР работала секретная группа, которая изучала возможность противостояния пришельцам. Вы что‑нибудь об этом знаете?

– Да, такие слухи ходили неоднократно, а в не слишком серьезной газете «Отель» даже появилось интервью с сотрудником этой группы, доктором физико‑математических наук А. И. Владимировым. Он рассказал, что во времена Андропова их передали ПВО, «потом просто забыли о нашем существовании, а когда Руст посадил свою этажерку на Красной площади, вместе с другими сделали козлами отпущения – дескать, каких „внеземных" вам засечь, если спортивный самолет прохлопали. И – кого в отставку, кого в другие части…»

Артем Иванович утверждал, что достаточно часто их аппаратура фиксировала приближение материальных объектов, которые вдруг исчезали с экранов, «точно проваливались в какую‑то неведомую нам дыру… Реальных последствий появление „призраков" не оставляло, и мы сочли за лучшее докладывать в работах о них как о незнакомом нам виде космического излучения…»[239]

Даже если такая группа и существовала, большая часть сообщений об НЛО шла обычными каналами по линии 2‑го Главного управления КГБ (контрразведка), точнее, его 10‑го отдела (контроль за оборонными объектами). Часть собранных ими отчетов и рапортов о появлениях НЛО в 1991 году была рассекречена[240].

Некоторые рапорты, собранные КГБ, впоследствии попали в архив «Галактики‑МО». Среди них были, например, объяснительные записки, полученные в январе 1984 года оперуполномоченным Особого отдела КГБ СССР по Брянскому гарнизону старшим лейтенантом В. К. Быковым и заверенные начальником Особого отдела майором М. Н. Резолюком: «Я, рядовой Алымов Валерий Алексеевич, с 11 на 12 декабря 1983 года был в карауле. В 19.43 я находился на середине между 1‑м и 2‑м грибками и увидел над техтерриторией, примерно в 20 м от периметра, на высоте около 40 м, какой‑то предмет, который летел параллельно периметра от 2‑го грибка к 1‑му. Он представлял собой предмет овальной формы подлине примерно 7 м и высоте примерно 1,5 м. Сам предмет был серебристо‑серого цвета, на котором по диагонали друг от друга находились как бы фонари круглой формы, диаметром 0,5 м (рис. 76). От красного фонаря свет не рассеивался, и он был как бы в дымке, а от фонаря матового цвета был рассеивающийся свет. Когда предмет поравнялся со мной (примерно через 60 секунд), он стал делать как бы зигзагообразные движения, и затем направление его движения изменилось, и он полетел в глубь техтерритории и исчез за деревьями. С момента появления и до его исчезновения за деревьями был промежуток времени примерно в 3‑4 минуты. Обо всем увиденном мною я доложил в караульное помещение. Больше я ничего не видел».

Две недели спустя НЛО объявились в той же части: «Я, рядовой Васянович Николай Александрович, с первого на второе января 1984 года находился в карауле. В час ночи (2.01.84 года) я заступил на пост. Когда с 3‑го грибка я доложил в караульное помещение, отошел от грибка 5 м и увидел вспышку. Я поднял голову вверх и увидел на высоте примерно 15 м предмет шарообразной формы величиной с футбольный мяч красного цвета. От этого предмета отходили вниз под углом 3 луча ярко‑голубого цвета. Через короткий промежуток времени (4‑5 секунд) этот предмет исчез так же внезапно, как и появился. Отойдя метров 20, я увидел вспышку на технической территории очень сильного красного цвета, которая осветила всю техническую территорию и тут же погасла, по‑прежнему эта вспышка длилась 1‑2 секунды. В 2.55, не доходя до 5‑го грибка, я вновь увидел, как такой же предмет, который я видел в первый раз, вновь появился у меня над головой на такой же высоте и через несколько секунд (примерно 3 секунды) исчез за деревьями по направлению моего движения, а через 5 секунд снова появился с того направления, и когда он поравнялся со мной, то снова внезапно исчез…»

Объект видел и его сослуживец:

«Я, рядовой Зайчук Петр Степанович, с 1 на 2 января 1984 года находился в карауле. Примерно в 2.25, продвигаясь по маршруту и не доходя 10 м до 6‑го грибка, меня вдруг сверху что‑то осветило, так как я увидел, что нахожусь в центре светового круга диаметром примерно 1,5 м. Я поднял голову вверх (чтобы узнать, что за источник этого луча света), и меня ослепило, когда я протер глаза, то увидел, что от периметра, то есть от моего места нахождения, отдаляется какой‑то предмет, который летел на высоте примерно 40‑45 м и от периметра на удалении примерно 50 м. Он представлял собой овал 2,5‑3 м, сверху которого как бы был прожектор, который направлял пучок света в обратном направлении своего движения параллельно земле. Посередине этого предмета был виден как бы ободок, на котором красные квадратики чередовались с белыми и были размером примерно 20 х 20 см (рис. 77). Примерно через 10 секунд он пропал из моего поля зрения на технической территории, так как на технической территории, напротив 6‑го грибка, сделан земляной вал, который помешал мне увидеть, что было дальше. Больше я ничего подобного не видел. Обо всем этом я доложил в караульное помещение».

Документы, собранные КГБ, ничем не отличаются от бумаг, которые поступили в «Галактику‑МО» напрямую от воинских частей. По словам заместителя председателя КГБ генерала Николая Шама, рассекретившего часть уфологических досье, «в КГБ мало кто верил, что НЛО – это материальная реальность» и что ему «неизвестны случаи, когда бы из бюджета КГБ на подобные исследования выделялись средства»[241]

– Выходит, между нами и пришельцами не стоят никакие секретные группы, а военные сами разводят руками? Если они бессильны, что могут сделать уфологи?

– Если сидеть сложа руки или разводить ими – конечно, ничего. Под лежачий камень вода не течет. Однако даже сбор информации от населения может в будущем сыграть ключевую роль. Он поможет понять предпочтения пилотов НЛО, а может быть, выявит их летные маршруты, места их концентрации, секретные базы и много других полезных сведений. Запомните раз и навсегда: уфология – это не безобидное хобби, не коллекционирование бумажек с описаниями наблюдений НЛО. Это разведка, которую земляне ведут против «чужих». Чем больше мы будет о них знать, тем больше шансов у человечества в грядущем противостоянии.

А еще уфология – это подготовка к тому, что может ждать нас за углом или в ближайшем будущем, где человеку в лучшем случае уготована роль дикаря, который, разинув рот, наблюдает за пролетом красивой сияющей «тарелки», а в худшем – роль жертвы или лабораторной крысы. И эта крыса должна научиться перекусывать чужакам сонную артерию или ловко прятаться от их лучей, проникающих сквозь землю. Нельзя закрывать глаза на очевидные вещи: пилоты НЛО вытворяют с нами, что захотят, а мы пока что бессильны. Нужно сделать все, чтобы это «пока» осталось в прошлом.

– Это не подготовка, а, скорее, пропаганда: чужие – наши враги. А как быть с людьми, которые встречали добрых инопланетян?

– Сусальные истории о добрых пришельцах и контактах со всякими неприлично звучащими планетами гораздо больше похожи на пропаганду. Надо еще разобраться, выдумываются ли подобные истории ради денег и славы или же за некоторыми из них стоит дезинформация, нарочно разыгранная пришельцами, дабы человеческое стадо не слишком брыкалось.

«Человеческие законы, интересы и эмоции не имеют ни малейшей ценности в космическом континууме, – писал в свое время Грвард Ф. Лавкрафт. – В ситуации безграничного пространства и времени необходимо забыть, что такие вещи, как органическая жизнь, добро и зло, любовь, ненависть и разные такого рода атрибуты жалкой формации, именуемой человечеством, вообще имеют место».

– Значит, если мне доведется увидеть НЛО…

– Постарайтесь вести себя, как разведчик в тылу врага: не попадаясь им на глаза, попробуйте как можно больше увидеть, запомнить, зарисовать. Не пытайтесь приближаться к объекту и тем более махать руками, вызывая их «на контакт»: такие жесты часто заканчиваются серьезным облучением и даже смертью. Затем сообщите об увиденном «в штаб», то есть заслуживающим доверия уфологам.

– А как связаться именно с Вами?

– Буду крайне благодарен за любые замечания по этой и другим книгам, вопросы, предложения и материалы (рассказы о необычных явлениях, газетные публикации, фотографии и т. п.), которые помогут нам хотя бы немного продвинуться вперед. Пока еще есть время… Пишите по адресу: 190008, С.‑Петербург, а/я 4, Михаилу Герштейну, или по электронной почте: ufomiger@mail .ru

 

ОБ АВТОРЕ

 

Михаил Борисович Герштейн родился в 1972 году в Ленинграде. В декабре 1985 года он стал очевидцем чрезвычайно загадочного явления и долго считал, что это НЛО. Тогда же он увлекся этой темой.

Только снятие цензурных ограничений на публикацию уфологических материалов позволило осознать увиденное: в тот день состоялся запуск ракеты с космодрома Плесецк, отраженный сверхрефракцией в верхних слоях атмосферы. Но пережитое разочарование лишь укрепило желание разгадать тайну настоящих НЛО.

После окончания с отличием Российского Государственного педагогического университета имеет высшее географическое и биологическое образование. С 1988 года его статьи и заметки неоднократно публиковались в петербургской и центральной печати. В течение 7 лет, с 1993 по март 2000 года, он являлся экспертом и корреспондентом петербургской газеты «Аномалия». С 2001 года по настоящее время – главный редактор уфологического бюллетеня «UFO Навигатор» (к текущему моменту вышло более 90 выпусков объемом около 4500 страниц).

С октября 1995 по 1999 год М. Б. Герштейн являлся действительным членом Русского Географического общества, членом бюро Комиссии планетологии. В 2002 году он был восстановлен в рядах РГО и избран председателем Уфологической комиссии. С 2004 года занимает должность ответственного редактора российско‑австралийского журнала о непознанном «NEXUS».

 

 



[1] Киссель А. Необычное небесное явление // Тагильский рабочий (Нижний Тагил). 1959. 18 февраля.

 

[2] Цитаты и выдержки из уголовного дела приводятся во многих публикациях о трагедии 1959 года. Наиболее точно они воспроизведены в документальной повести Анны Матвеевой «Перевал Дятлова» («Урал». 2000. № 12; 2001. № 1). Есть они и в расследовании А. Гущина «Цена гостайны – девять жизней?» («Урал». 1999. № 5. С. 117‑143), нотам в них внесены неоправданные сокращения.

 

[3] Вохмин В. Свидание с «Горой мертвецов» // На смену! (Екатеринбург). 1990. 14, 17, 18 июля.

 

[4] Губин А. Все становится на свои места // Уральский рабочий (Екатеринбург). 1990. 21 января.

 

[5] Богомолов С. Тайна огненных шаров // Уральский рабочий (Екатеринбург). 1990. 8, 10, 11, 12 июля.

 

[6] Матвеев А. Вершины Каменного пояса. Названия гор Урала. Челябинск. 1990. С. 129 (в книге использована старая транскрипция – Холат‑Сяхыл; на современных картах гора называется Холатчахль, что, однако, не изменяет смысл названия и его перевод).

 

[7] Эта стенгазета породила ряд домыслов о том, что группу погубил снежный человек, так как в ней говорилось: «В последнее время в научных кругах идет оживленная дискуссия о существовании снежного человека. По последним данным, снежные человеки обитают на Северном Урале, в районе горы Отортен». Однако из ее содержания ясно, что дятловцы так пошутили про самих себя.

 

[8] Печуркина Р. Тайна горного перевала‑2 // Областная газета (Екатеринбург). 1999. 28 мая:

 

[9] Назарове. Невероятное, но… очевидное//Нефтеюганский рабочий (Нефтеюганск). 1992. 11 марта.

 

[10] Иванов Л. Тайна огненных шаров //Ленинский путь(Кустанай). 1990. 22 и 24 ноября.

 

[11] Иванов Л. Тайна огненных шаров //Ленинский путь(Кустанай). 1990. 22 и 24 ноября.

 

[12] Гущин А. Цена гостайны – девять жизней? // Урал (Екатеринбург). 1999. №5.

 

[13] Тищенко Я. Ария снежного человека // Московский комсомолец‑Урал (Екатеринбург). 1999. 4 февраля.

 

[14] Рундквист Н. Сто дней на Урале. УАГП, Екатеринбург, 1993.

 

[15] Печуркина Р. Тайна горного перевала // Областная газета (Екатеринбург). 1999. 27 апреля.

 

[16] Быков Д. Девятеро на гряде мертвых // Огонек (М.). 2004. № 44.

 

[17] См. примеч. 8

 

[18] См. примеч. 12

 

[19] Клочихин А. Тайна «Горы мертвецов» // АиФ‑Прикамье (Пермь). 2002. 19 июня.

 

[20] Демокритов И. Полет болида // Ульяновская правда (Ульяновск). 1959. 22 марта.

 

[21] Вохмин В. Уже сорок лет окутана тайной гибель девяти туристов у «Горы мертвецов» // Областная газета (Екатеринбург). 1999. 30 января.

 

[22] Павлов А., Чернобров В. «Гора мертвецов» не хочет раскалываться // Комсомольская правда (М.). 1999. 8 октября. Споры о «ракетной версии» см. также: Гущин А. О чем молчит Отортен // Уральский рабочий (Екатеринбург). 1999. 3 марта; Карелин В. Ракета – причина трагедии? // На смену! (Екатеринбург). 1990. 5 октября; Соболев И. Легенда Северного Урала // Техника – молодежи (М.). 2003. №11; Головина Е. Тайны «Горы мертвецов» // Московская правда (М.). 1999. 9 октября.

 

[23] Кузовкин А. О дистанционных воздействиях НЛО // Доклады Секции по изучению АЯ общественной проблемной лаборатории «Инверсор» при редакции журнала ЦК ВЛКСМ «Техника‑молодежи». М., 1985 (Рукопись).

 

[24] Супруненко П., Супруненко Ю. Тайна «Горы мертвецов» // Совершенно секретно (М.). 2002. 10 сентября.

 

[25] Азадов С. Подводные НЛО – наследие атлантов // Куйбышевский железнодорожник (Самара). 1991. 26 ноября.

 

[26] Примеры подобного воздействия см.: Колчин Г. Феномен НЛО – взгляд из России. СПб., 1994. С. 93.

 

[27] См. примеч. 6

 

[28] Впоследствии по Уралу ходила легенда, что их было тоже девять человек. См.: Каркин А. Страшная тайна «Горы мертвецов» // Рыбак Сахалина (Южно‑Сахалинск). 2004. 11 марта.

 

[29] Псаломщиков В. Загадочные убийства на Урале // Экспресс‑Калейдоскоп (СПб.). 1996. № 14.

 

[30] Федотов С. Новая жертва Перевала, где приносятся жертвы // Яикъ (Оренбург). 2000. 6 апреля.

 

[31] Варсегов Н. Долина смерти ждет экспедицию «Комсомолки» // Комсомольская правда (М.). 2000. 22 января.

 

[32] Лекция И. Г. Петровской и Д. А. Менькова, 1978 (Архив «Сетки‑АН»).

 

[33] Показания Н. Ю. Воскресенской, пос. Матросы, КАССР. (Цит. по письму А.И. Мордвина‑Щодро, 15 мая 1983 года.)

 

[34] Гафиатулин В. Команда за бортом. Вопрос прокурору Казахской ССР тов. У. С. Сеитову//Труд (М.). 1972. 16 февраля.

 

[35] Псаломщиков В. Экологически чистое злодейство // НЛО (СПб.). 1996. №2.

 

[36] Аксенов К. Трагедия в море // Правда (М.). 1989. 2 августа; Филимонов В. Случай на Азове//Гудок (М.). 1990.20 мая.

 

[37] Вновь Бермудский треугольник? // Информационный бюллетень «НЛО» (М.). 1990. Октябрь.

 

[38] ZniczL. Gosciezkosmosu; katastrofatunguska.TroikatBermudzki. Ovce slady. KAW, Gdansk, 1982.

 

[39] EdwardsF. Flying Saucers – Serious Business. Lyle, 1966. P. 156.

 

[40] Я сам не видел… //Техника – молодежи (М.). 1959. № 8. С. 34.

 

[41] Зигель Ф. Наблюдения НЛО в СССР. Т. 1. М., 1968 (Рукопись).

 

[42] Фомин Ю. Автобиография // Аномалия (СПб.). 2005. №21‑23.

 

[43] Арцимович Л. Миф о «летающих тарелках» // Правда (М.). 1961. 8 января.

 

[44] Микиров А. Есть ли «летающие тарелки»?// Комсомольская правда (М.). 1961. 8 января.

 

[45] Еремин Ю. «Гости из космоса» (Об одном недобросовестном лекторе) // Вечерняя Москва. 1961. 28 января.

 

[46] См. примеч. 39

 

[47] Семенов Т. Миф? Заблуждение? Не думаю! // Социалистическая Осетия (Владикавказ). 1990. 7 января.

 

[48] Зигель Ф. Наблюдения НЛО в СССР. Т. 2. М., 1975 (Рукопись).

 

[49] Демидов В. Мы уходим последними. М.: Молодая гвардия, 1967.

 

[50] Демидов В. Тайна глухого озера // На страже Родины (СПб.). 1964. 27 ноября.

 

[51] См. примеч. 44

 

[52] См. примеч. 46

 

[53] Демидов В. Тайна глухого озера // НЛО (приложение к газете «На страже Родины», СПб.). 1993. Август.

 

[54] Райторовский Ю. Сообщения о Корб‑озере. Рукописи. 1979, 1983.

 

[55] См. примеч. 48

 

[56] Калашников Н. Там, где взорвался НЛО // НЛО (приложение к газете «На страже Родины», СПб.). 1997. № 8‑9.

 

[57] Необычное явление // Правда Украины (Киев). 1963. 1 ноября.

 

[58] Стразов К. «Семья» болидов над рекой // Водный транспорт (М.). 1963. 12 ноября.

 

[59] Рiдкiсне явище // Вечiрнiй Kиiв. 1963. 1 ноября.

 

[60] Рiдкiсне явище //Радянська Житомирщина (Житомир). 1963. 3 ноября.

 

[61] Лимонова С, Фурдуй Р. Наблюдения аномальных явлений 30 октября 1963 года на территории европейской части СССР. Массив первичных сообщений. К., 1982. (Рукопись).

 

[62] Петухов А, Фаминская Т. В 4.10 и после//Феномен(М.). 1989. № 1.

 

[63] Писаренко Г., Пугач А. Суто земний об'ект // Прапор комунiзму (Киев). 1984. 13 марта.

 

[64] Голдсмит Д., Оуэн Т. Поиски жизни во Вселенной. М.: Мир, 1983.

 

[65] Татаринцев В. Байкальское «диво» // Аномалия (М.). 1998. № 1.

 

[66] Псаломщиков В. Багровый туман // Техника – молодежи (М.). 1989. №7.

 

[67] Псаломщиков В. Красный туман // На грани невозможного (М.). 1997. № 11.

 

[68] Вострухин В. Итак, НЛО? // Труд (М.). 1985. 5 января.

 

[69] The Philadelphia Inquirer. 1904. Aug. 1.

 

[70] Hobana I., Weverbergh I. OZN о sfidare pentru ratiunea umana. Bucuresti, 1971.

 

[71] Вновь «летающая тарелка»? // Труд. 1967. 24 ноября.

 

[72] См. примеч. 44

 

[73] Сообщение болгарской газеты // Известия. 1967. 23 ноября; НЛО, старый знакомый // Комсомольская правда. 1967. 24 ноября.

 

[74] Александров А. Загадка софийского неба // Неделя. 1967. №48.

 

[75] «Летающие тарелки» над Болгарией // Болгария (София). 1968. №3.

 

[76] Джеджева Т., Христов Э. Неизвестно летящо тяло // Поглед (София). 1967. 17 апреля. № 16.

 

[77] Космос (София). 1967. № 7. С. 17‑20.

 

[78] Странно небесно тяло // Отечествен фронт (София). 1967. 30 апреля.

 

[79] Странно светещо тяло // Отечествен фронт (София). 1967. 4 мая.

 

[80] Нет, это не «летающая тарелка» // Литературная газета. 1968.14 февраля.

 

[81] Мустель Э., Мартынов Д., Лешковцев В. Снова «летающие тарелки»? // Правда. 1968. 29 февраля.

 

[82] Good Т. Above Top Secret. L, 1989. Р. 145‑147.

 

[83] См. примеч. 38

 

[84] Вяткин Л. Две встречи с НЛО // НЛО в СССР. 4.1. Запорожье: Иннофонд, 1991. Более подробный рассказ см. в кн.: Вяткин Л. Трагедии воздушного океана. М.: Прибой, 1999. С. 374‑381. Зарисовка НЛО, сделанная Л. Вяткиным, приводится в сб. «Феномен» (1992. № 2. С. 116).

 

[85] Вяткин Л. Моя встреча с НЛО // Aura‑Z. 1993. № 1; Он же. Встреча с твердым лучом // Чудеса и приключения (М.). 1992. № 1‑2. С. 64; см. прим. 75.

 

[86] См. примеч. 38

 

[87] Бычков В., Кузовкин А., Семенов А. НЛО – кораблики мечты? //Журналист (М.). 1988. № 10.

 

[88] Колчин Г. Феномен НЛО – взгляд из России. СПб., 1994. С.81.

 

[89] Письмо Князевой поступило в АН СССР 17 марта 1980 года, зарегистрировано за № 05154‑1712/К, передано Отделению общей физики и астрономии 18 марта 1980 года. В архиве «Сетка‑АН» per. номер 727.

 

[90] Калей Я. А что если это марсиане? // Коммунист (Лиепая). 1967. 1 декабря.

 

[91] Загадочное явление над морем // Советская Латвия (Рига). 1967. 2 декабря.

 

[92] Витолниек Р. Летающие феномены // Советская Латвия (Рига). 1967. 10 декабря.

 

[93] Витолниек Р., Мелдерис Я., Витолниек Э. Мы удивлены, но видели это своими глазами // Спутник (М.). 1967. № 12.

 

[94] Зигель Ф. «Летающие тарелки» – миф или реальность? // Байкал (Улан‑Удэ). 1967. № 4. С. 104‑113.

 

[95] Семашка А. Фантастика или реальность? Еще раз о неопознанных летающих объектах (НЛО) // Komjaunimo tiesa («Комсомольская правда», Вильнюс). 1968. 20 января.

 

[96] Мартынов начал настраивать астрономов‑любителей против НЛО задолго до публикации в «Правде». См.: Левитан Е. Ленинградский пленум Центрального совета ВАГО // Земля и Вселенная (М.). 1968. № 3.

 

[97] Люстиберг В. Миф о «летающих тарелках» // Вечерний Ленинград. 1968. 26 февраля.

 

[98] Письмо Дмитрия Уразакаева <urazakai@vlink.ru> на эхо‑конференцию RU.UFO (см.: http://ufo.metrocom.ru). К сожалению, Дмитрий не помнит точно год инцидента– по его словам, это произошло «летом 1967 или 1968 года».

 

[99] Кононенко Б. Феномен аномальных явлений // Ленинское знамя (ЗакВО, г. Тбилиси). 1989. 1 декабря.

 

[100] Рубцов В. Kocмiчнi об'екти над Украiною? // Знания та праця (Харьков). 1967. № 1.

 

[101] Макаров В. Проплывало «черное кольцо» //Днепр вечерний (Днепропетровск). 1990. 24 июля.

 

[102] Масалов В. Так что же это было? // Сталкер (Днепропетровск). 1990. №3.

 

[103] Денисов В. Над Байконуром «летающие тарелки» // Четвертое измерение (Ярославль). 1992. № 4.

 

[104] Бурдаков В. Звездный паром // Гудок (М.). 2006. 21 января.

 

[105] Макаров Д. Космос и НЛО // Аргументы и факты (М.). 1993. № 16.

 

[106] Алифанов В. Невежественные генералы лишили Россию космоса// Столица С (Саранск). 2001. 18 апреля.

 

[107] Антонов В. Авария «Зенита»: как это было // Пропеллер (М.). Спецвыпуск «Апогей». 1994. №7.

 

[108] Ведьманов В. Старооскольцы видели НЛО над Байконуром? // Комсомольская правда в Черноземье (Воронеж). 2005. 10 июля.

 

[109] См. примеч. 93

 

[110] Второе сообщение, к сожалению, было утрачено.

 

[111] Самойлова Т. (Псаломщиков В.) Погоня за НЛО// НЛО (СПб.). 2004. № 7.

 

[112] Альманах «НЛО – связные вселенной». Вып. 3. Луганск, 1993.

 

[113] См. примеч. 44

 

[114] Стоунхилл П. Тайна Оймолонской гряды // Четвертое измерение и НЛО (Ярославль). 1996. № 7.

 

[115] Запись показаний Л. Н. Шевченко. Впоследствии этот случай был описан в ст.: Смирнов Ю. Исчез самолет // Четвертое измерение (Ярославль). 1992. № 10.

 

[116] Raymond E. Fowler. UFO's: Interplanetary Visitors. NY, 1975.

 

[117] Jet, Two Aboard, Vanishes Over Lake Superior// Chicago Tribune. 1953. Nov. 25.

 

[118] Cornelia T. Have UFOs "Swallowed" Our Aircraft? // Fate. Vol. 14. N 5. 1961. May.

 

[119] International UFO Library Magazine, Oct/Nov. 1993.

 

[120] Снова «летающие тарелки» // Известия (М.). 1973. 9 декабря.

 

[121] Уфолог Тунне Келам в 1960‑е годы работал старшим научным редактором Эстонской Советской Энциклопедии. Чрезвычайно откровенное интервью с ним было опубликовано в газете «Молодежь Эстонии» 4 февраля 1968 года.

 

[122] Лина Ю. Редкостные случаи в Эстонии, связанные с НЛО и гуманоидами. (Рукопись).

 

[123] См. примеч. 110

 

[124] Blomqvist H. Sowjetischer UFO‑Forcher– vom KGB verfolgt//UFONachrichten. N 311‑313. Juli/Dezember. 1988.

 

[125] См. примеч. 110

 

[126] Joeveer M., Tonnisson T. Tulekera Eestimaa talvetaveas // Eesti Loodus. 1977. N 2 & 3.

 

[127] EinastoJ., Joeveer M. Hele tulekera kirdetaevas // Rahva Haal (Таллинн). 1976. 12 марта; Сообщите об интересных атмосферных явлениях! // Eesti TV (Таллинн). 1977. 28 февраля‑6 марта 1977. № 9; Аалоэ А. Если видишь звездный дождь // Вечерний Таллинн. 1978. № 265.

 

[128] Савин В. Болид над Ленинградом? // Комсомольская правда (М.). 1976. 13 февраля.

 

[129] См. примеч. 112

 

[130] Симоненко А. Болид 11 февраля 1976 года // Земля и Вселенная (М.). 1976. № 6; Коваль В. Балтийский болид // Ленинградская правда. 1976. 1 апреля.

 

[131] Платов Ю. НЛО – Нас Легко Обмануть // Поиск (М.). 2000. 18 февраля.

 

[132] Зигель Ф. Наблюдения НЛО в СССР. Т. 3. М., 1978 (Рукопись).

 

[133] Милов Н. Неопознанное явление природы // Социалистическая индустрия (М.). 1977. 23 сентября.

 

[134] «Космический пришелец» над Петрозаводском // Ленинская правда (Петрозаводск). 1977. 24 сентября.

 

[135] Гиндилис Л., Колпаков Ю. Петрозаводский феномен. М., 1999. (Электронный вариант книги см.: http://www.astronet.ru: 8100/db/msg/1166236.)

 

[136] См. примеч. 20

 

[137] Громов Ю. Ложные солнца // Ленинская правда (Петрозаводск). 1977. 23 декабря.

 

[138] См. примеч. 117

 

[139] См. примеч. 120

 

[140] См. примеч. 20

 

[141] Мифы и факты науки // Ленинское знамя (М.). 1979. 11 ноября.

 

[142] Зигель Ф. Введение в будущую теорию феномена НЛО. М., 1980 (Рукопись).

 

[143] Что скрывалось под серебристой оболочкой? // Молодежь Татарстана (Казань). 1992. 10 апреля.

 

[144] Синеок С. Когда падает игрушка // Комсомолец (Ростов‑на‑Дону). 1989. 21 декабря.

 

[145] Жуковский П. НЛО в сарафане // Тургайская новь (Аркалык). 1979. 22 сентября.

 

[146] См. примеч. 125

 

[147] Платов Ю., Соколов Б. Изучение неопознанных летающих объектов в СССР // Вестник Российской Академии наук (М.). 2000. Т. 70. № 6. С. 507‑515.

 

[148] Герштейн М. Уфолог из ракетного наукограда // NEXUS (СПб.), 2005. №3.

 

[149] См. примеч. 116

 

[150] См. примеч. 127

 

[151] Губареве. Когда молчит Земля…//Правда (М.).‑1980. 24 июня.

 

[152] Чижиков М, В столе Андропова лежала папка с секретами инопланетян // Комсомольская правда (М.). 2003. 19 марта.

 

[153] Это письмо, написанное в 1979 году, было опубликовано только 10 лет спустя в газете «Лукоморье» (приложение к газете «Красноярский комсомолец» от 29 октября 1989 года).

 

[154] Письмо в редакцию журнала «Техника – молодежи», датировано 17.12.1979 года. Отрывки из него впоследствии приводились А. С. Кузовкиным в различных статьях 1988– 1990 годов.

 

[155] См. примеч. 125

 

[156] Множество показаний очевидцев приводится в рукописях Ф. Ю. Зигеля, А. С. Кузовкина и других уфологов. Свидетельства, где упоминается «черный квадрат» (хорошо известных эффект при запусках) см.: Зигель Ф. Авиационный салон Бурже‑81 и проблема внеземных цивилизаций. М., 1981 (Рукопись).

 

[157] Пономарев В. Чуда не было // Строительная газета (М.). 1981. 22 мая.

 

[158] См. примеч. 116

 

[159] Плаксин А. Залетели//Paradox(M.). 2001. №8. С. 86‑91.

 

[160] Попович М. НЛО над планетой Земля. СПб., 2003.

 

[161] См. примеч. 136

 

[162] См. примеч. 135

 

[163] Мантулин В., Белецкий А. Радиолокационные наблюдения аномальных воздушных объектов. – Доклады Секции по изучению АЯ общественной проблемной лаборатории «Инверсор» при редакции журнала ЦК ВЛКСМ «Техника – молодежи» // Сб. под ред. Ф. Ю. Зигеля. М., 1985 (Рукопись).

 

[164] Мигулин В. О проблеме НЛО // Вечерний Киев. 1983. 7 июня.

 

[165] В бюро комиссии вошли; Троицкий В. С, председатель, член‑корр. АН СССР, г. Горький; Желтухин Н. А., зам. председателя, член‑корр. АН СССР, г. Новосибирск; Писаренко Г. С, зам. председателя, академик АН УССР, г. Киев; Попович П. Р., зам. председателя, летчик‑космонавт СССР, г. Москва; Мордвин‑Щодро А. И., ученый секретарь, г. Ленинград; Балашов В. П., генерал‑лейтенант, НИИ‑22, г. Москва; Гиндилис Л. М., кандидат ф.‑м. наук, г. Москва; Ермилов Э. А., кандидат техн. наук, г. Горький; Легасов Г. С, генерал‑лейтенант, г. Москва; Лисевич И. С, доктор филолог, наук, г. Москва; Петрович Н. Т., доктор ф.‑м. наук, г. Москва; Трешников А. Ф., академик АН СССР, г. Ленинград.

 

[166] Bohme D. Ungewohnliche Himmelserscheinung // Astronomie und Raumfahrt. 1985. N 2 (перевод А. Ладыженского).

 

[167] Бронштэн В. Метеоры, метеориты, метеороиды. М., 1987. С. 13.

 

[168] Ильин В. Польские летчики – очевидцы НЛО // NEXUS (СПб.), 2004. № 2.

 

[169] Карпенко М. Вселенная разумная. М.: Вече, 2005. С.12‑16.

 

[170] Вострухин В. Что же это было?//Труд (М.). 1984.29 мая.

 

[171] Голуб П. Тайна декабрьского неба // Брянский рабочий (Брянск). 1984. 8 апреля. 2 сентября. :

 

[172] Пугач А. У вечiрньому Heбi // Прапор комунiзму (Киев). 1983. 10 декабря.

 

[173] См. примеч. 56

 

[174] Быховский В. НЛО с научной точки зрения // Красное знамя (Харьков). 1988. 1 января.

 

[175] Шпикалов А. По следам очередного НЛО//Журналист (М.). 1984. №4.

 

[176] Алимов Г. НЛО под присмотром ученых // Известия (М.). 1984. 30 июля; Корепанов С. НЛО: абонентный ящик 664// Советская Россия (М.). 1984. 12 июля; Белимов Г. Что за гранью известного? // Волжская правда (Волжский). 1984. 29 декабря; и т. д.

 

[177] Имеется в виду 1983 год.

 

[178] См. примеч. 144

 

[179] Мосин И. Загадки небесных явлений // Социалистическая индустрия (М.). 1984. 5 августа.

 

[180] В интервью финскому журналу «Ultra» (1993. № 5) Павел Романович заявил, что НЛО был прозрачным: «Мы летели на высоте 12000 м, когда в поле зрения появился прозрачный треугольник. По моей оценке, он был приблизительно на расстоянии 1,5 км от нас. Скорость нашего полета около тысячи километров в час. Предмет был почти в два раза быстрее и легко обогнал нас…»

 

[181] Мамедов М. Доклад «Анализ сообщений очевидцев о проявлении аномальных явлений по Северо‑Западному региону». Прочитан на заседании Комиссии по АЯ 26 декабря 1985 года.

 

[182] Подробности расследования этого инцидента: Герштейн М. По ту сторону НЛО. М.; СПб.: Диля, 2002. С. 396‑412; Хазанович К. UFO Zone. НЛО: в поисках истины. СПб.: Весь, 2002. С. 35‑98.

 

[183] Удальцов А. Аномальные явления. Объяснение с читателем по поводу «таинственных феноменов» // Литературная газета (М.). 1985. 6 марта.

 

[184] Вельская А. НЛО в дымоходе // Литературная газета (М.). 1985. 30 января.

 

[185] Юсковец А. Любовь к точным наукам //Ленинское знамя (М.). 1985. 14 июня.

 

[186] Сорокин Г. В поисках пришельцев // Собеседник (М.). 1988. № 14.

 

[187] Впоследствии этот случай был описан сотрудником «Галактики‑АН» А. Н. Дмитриевым в неопубликованном очерке «Сибирский поиск чудес».

 

[188] Горский В. Крутится‑вертится диск голубой… // Во славу Родины (Минск). 1993. 22 мая.

 

[189] Кузина С, Смирнова Ю., Моисеенко А. Откуда прилетают НЛО? // Комсомольская правда (М.). 2002. 10 августа. (В статье приводится интервью с автором этой книги.)

 

[190] Ребров М. Говорят, инопланетяне где‑то рядом… // Красная Звезда (М.). 1985. 13 апреля.

 

[191] Лескова Н. Шарики из параллельного мира //Труд (М.). 2003. 17 января.

 

[192] Двужильный В. Исследование места падения аномального объекта 29 января 1986 года в районе Дальнегорска. 1988 (Рукопись).

 

[193] Инопланетяне в Москве! //Липецкая неделя (Липецк). 2004. 7 апреля.

 

[194] Глухов С, Попов В. Дальнегорская загадка // Социалистическая индустрия (М.). 1986. 5 апреля.

 

[195] Молчанов А. Путешествие в Дальнегорск // Магаданский комсомолец (Магадан). 1990. 24 июня.

 

[196] См. примеч. 163

 

[197] Ляхов А. Загадка высоты 611 // Социалистическая индустрия (М.). 1988. 10 июля.

 

[198] Вострухин В. Звезды приблизились // Молодой коммунист (М.). 1989. №9.

 

[199] Двужильный В. Дальнегорскии феномен // Феномен (издание Оргкомитета Ассоциации экстрасенсов СССР). 1990. 23 марта. См. также: Двужильный В., Журавлев В. Дальнегорскии феномен // Непериодические быстропротекающие явления в окружающей среде. Тезисы докладов междисциплинарной научно‑технической школы‑семинара. 18‑24 апреля 1988 г., г. Томск. Часть I. Томск, 1988.

 

[200] Ляхов А. Высота 611: загадки остаются // Социалистическая индустрия (М.). 1989. 9 июля. См. также: Островская Н. Инопланетяне добывают наш свинец? // Комсомольская правда (М.). 2003. 9 июня.

 

[201] Двужильный В. НЛО… под микроскопом // Природа и человек (М.). 1989. № 12. Подробности химического анализа приводятся в ст.: Смиян О., Капитанчук Л., Антонов С. Исследование методами пучковой диагностики поверхности материальных объектов, собранных на высоте 611 у Дальнегорска // Непериодические быстропротекающие явления в окружающей среде. Тезисы докладов Второй Всесоюзной междисциплинарной научно‑технической школы‑семинара. 19‑30 апреля 1990 г., г.Томск. Часть!. Томск, 1991.

 

[202] Галышевский А. На горе Известковой // Республика (Грозный). 1991. 4 апреля.

 

[203] Двужильный В. Краткое описание событий 28 ноября 1987 года над Приморским краем. 1988 (Рукопись).

 

[204] Каменев С. Быть готовым к встрече с НЛО // Советская милиция (М.). 1990. № 8.

 

[205] Stringfield L. UFO Crash/Retrievals: The Inner Sanctum. Status Report VI. Cincinnati: OH, 1991.

 

[206] Тельнов Г. В Москву привезли обломки НЛО // Жизнь (М.). 2004. 27 марта.

 

[207] Псаломщиков В. О природе дальнегорского объекта 29 января 1986 г. 1988 (Рукопись).

 

[208] LebedevN. The Soviet Scene 1988. In: Good T. (Ed.) The UFO Report 1990. L: Sidgwick & Jackson, 1989.

 

[209] Лебедев Н. НЛО: продолжение легенды // Вечерний Ленинград. 1989. 27 сентября.

 

[210] Курочкина Т. «Тарелки» над Дальнегорском// Золотой Рог (Владивосток). 2004. 18 марта; Она же. Пришельцы среди нас // Там же. 2004. 19 мая.

 

[211] Островская Н. Первые НЛО 2004 года посетили окрестности Дальнегорска? // Комсомольская правда в Приморье (Владивосток). 2004. 24 января.

 

[212] Тараканов И. Две трагедии XX века. М.: Сов. писатель. 1992. С. 23‑30.

 

[213] Кратохвиль В. НЛО– гости из будущего. Минск: Георг, 1992.

 

[214] Чернобыль: события и уроки. М.: Политиздат, 1989. С. 40‑41.

 

[215] Атомная энергетика– что дальше?: Сб. М.: Знание, 1989.

 

[216] Вестник Чернобыля. 1990. Август. Перепечатано в газете МО Украины: Народная армия (Киев). 1991. 5 декабря.

 

[217] Бурбыга Н. Что делают инопланетяне на Чернобыльской АЭС//Известия (М.). 1991. 9 ноября.

 

[218] Асбестовский рабочий (Асбест). 1990. 3, 12 ноября, 18 декабря.

 

[219] Борисова С. Причастен ли НЛО к взрыву в Асбесте? // Асбестовский рабочий. 1991. 28 ноября; Якубовский Э. НЛО на месте катастроф// Вечерний Свердловск (Екатеринбург). 1991. 20 августа.

 

[220] Синявский В. Цех все‑таки взлетел… //Асбестовский рабочий. 1990. 3 ноября.

 

[221] Владыкин Е. Следствие зашло в тупик… //Асбестовский рабочий. 1993. 30 октября.

 

[222] И опять НЛО! //Асбестовский рабочий. 1990. 22 ноября.

 

[223] Это был спутник//Асбестовский рабочий. 1990. 29 ноября.

 

[224] Куропаткин А. НЛО проверяет службу//Щит и меч (М.). 1990. №3.

 

[225] Быркин В. НЛО над Карабахом // Советский Карабах (Степанакерт). 1990. 12 мая.

 

[226] Архив эхоконференции RU.UFO (FidoNet).

 

[227] НЛО выбирает горы? // Бакинский рабочий (Баку). 1990. 7 июня.

 

[228] Гафутулин Н. «Вспышка» над Азербайджаном//Ленинское знамя (Тбилиси). 1990. 22 декабря.

 

[229] Шахриманян А. НЛО в Кочоготе//Армянский вестник. 1990. № 10; Алиев Д. Еще раз о НЛО, или Галактический Миацум // Молодежь Азербайджана (Баку). 1990. 22 ноября.

 

[230] Зорин И. НЛО стартуют в Черноречье? // Голос Чечено‑Ингушетии (Грозный). 1990. 9 сентября.

 

[231] Гости над Грозным // Полярная правда (Мурманск). 1994. 14 октября.

 

[232] Истребитель гнался за НЛО // Рабочая трибуна (М.). 1990. 20 октября.

 

[233] Архив председателя Комиссии по АЯ РГО Е. П. Литвинова.

 

[234] Архив Татьяны Даниловой http://webcenter.ru/~dantan.

 

[235] Белых В., Бурбыга Н. Первые бои, первые жертвы // Известия (М.). 1994. 14 декабря.

 

[236] НЛО следят за действиями в Чечне // Полярная правда (Мурманск). 1995. 20 января.

 

[237] Герштейн М. Паранормальная Ичкерия // Аномалия (СПб.). 1997. №20.

 

[238] См. примеч. 197

 

[239] Вадимов П. КГБ против НЛО // Отель (СПб.). 1992. Декабрь.

 

[240] Подробный рассказ об этих документах вы можете прочесть в моей книге «По ту сторону НЛО» (М.; СПб.: Диля, 2002). С. 78‑107. Полный текст документов КГБ приведен в сборнике «Правда об НЛО из сейфов КГБ» под редакцией В. Вотинова (М.: Слайдинг, 2003).

 

[241] Исаков К. Товарищ Сталин, КГБ и НЛО // Новое время (М.). 1993. №43.

 

Доставка пиццы москва резюме курьер по доставке пиццы.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100