Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Григорьев В. Н.

Виденика

Вид практической эвристики


ОМСК – 1994


Печатается по решению

Ученого совета Омского

областного института

повышения квалификации

работников образования

 

Печатается с издания:

Григорьев В.Н. Виденика. Части 1,2,3 и послесловие: Учебное пособие для тех, кто занимается творческой деятельностью. – Краснодар, ИУУ, 1992 г. – с.78.

 

Автор Григорьев В.Н.

 

(С) В.Н. Григорьев, 1992 г.

(С) Омский областной институт повышения квалификации работников образования, 1994 г.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ..................................................................................

ЗАНЯТИЕ ПЕРВОЕ. ВСТУПЛЕНИЕ.................................................

ЗАНЯТИЕ ВТОРОЕ. РИСУНОК.......................................................

ЗАНЯТИЕ ТРЕТЬЕ. ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО..................

ЗАНЯТИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО............

ЗАНЯТИЕ ПЯТОЕ. ТАНЕЦ. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ.........................

ОПЕРЕЖЕНИЕ.................................................................................

ЗАНЯТИЕ ШЕСТОЕ: РИСУНОК.....................................................

ЗАНЯТИЕ СЕДЬМОЕ: ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО..............

ЗАНЯТИЕ ВОСЬМОЕ: ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО...............

ЗАНЯТИЕ ДЕВЯТОЕ. ТАНЕЦ. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ....................

ЗАНЯТИЕ ДЕСЯТОЕ: ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО..............

ЗАНЯТИЕ ОДИННАДЦАТОЕ: ВЫВОД БЛОК-СХЕМЫ...............

ЗАНЯТИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ: РИСУНОК.........................................

ЗАНЯТИЕ ТРИНАДЦАТОЕ: ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО....

ПРОГРАММА ВТОРОЙ ЧАСТИ КУРСА.......................................

ПРОГРАММА ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ КУРСА*.....................................

ЗАНЯТИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ: ОСВОЕНИЕ ПЕРЕНОСА. РЕШЕНИЕ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДАЧ С ПОМОЩЬЮ БЛОК-СХЕМЫ В НОВЫХ ЖАНРАХ. НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО...........................................................................................................

ЗАНЯТИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ. СОБСТВЕННО ВИДЕНИКА............

ЯВЛЕНИЕ РЕЗОНАНСА. ТАНЕЦ...................................................

ЗАНЯТИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ:........................................................

ТВОРЧЕСТВО ЙОГИЧЕСКОЕ И  ПАРАПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ..

ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ.................................................................

ЕЩЕ РАЗ О ВИДЕНИКЕ..................................................................

ПОСЛЕСЛОВИЕ. РАЗНЫЕ ВОПРОСЫ.........................................

УПРОЩЕННЫЕ ПРИЕМЫ РАБОТЫ. РЕЗОНАНСНОЕ ДЕЙСТВИЕ.  ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО..................................................................................

УПРОЩЕНЫЕ ПРИЕМЫ РАБОТЫ.ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО

ПРОДОЛЖЕНИЕ ОПИСАНИЯ УПРОЩЕННЫХ ПРИЕМОВ РАБОТЫ  В ЛИТЕРАТУРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ...................................................

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О МЕДИТАЦИИ............................................

ПРИМЕР РЕШЕНИЯ БОЛЕЕ СЛОЖНОЙ ЗАДАЧИ.......................

ОКОНЧАНИЕ...................................................................................

 

 

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ВИДЕНИКА.

ЗАНЯТИЕ ПЕРВОЕ. ВСТУПЛЕНИЕ

Виденика – это способ нестандартной продуктивной деятельности, позволяющей получить новое знание и умение, делать изобретения и открытия произвольно, целенаправленно развивать талантливость, управлять творческим актом, решать и ставить творческие задачи.

Виденика не заменяет известные и описанные концепции творчества, а стоит в их ряду и отличается тем, что основывается на

развитии управляемого видения образа (научного, художественного, технического, производственного, управленческого, спортивного, бытового...)

Этим определяется сущность метода (не генерирование и отбор, не пробы и ошибки, не перебор вариантов, а импровизация), новизна метода (произвольное управление творческим актом) и место его среди других методов (не инкубационное вызревание идеи, а непосредственное усмотрение на осознаваемом уровне).

Человек, решающий задачу данным методом, должен разбираться в материале задачи. Этому мастерству учат учебные заведения и книги. Виденика же поможет находить то, чего в книгах еще нет и чего не знают еще сами преподаватели. Виденика учит производить нешаблонные действия со знаниями, умениями и навыками, отличать красивые комбинации от некрасивых, самостоятельно добывать знания, умения и навыки.

Что же касается произвольного, управляемого озарения, то здесь дело обстоит следующим образом. Совсем нетрудно указать последовательность этапов, ведущих к возникновению озарения: Вот она: отбор, преобразование, движение, чувство, образ. Довольно просто также объяснить, откуда взялась такая последовательность. Сначала осваиваются отдельные приемы в отдельных жанрах. Затем отрабатываются применения отдельных приемов в нескольких жанрах. Наконец, делается синтез всех использованных приемов, и в результате получается выше означенная последовательность. Таким образом, она выводится совершенно эмпирическим путем из большого числа частных случаев.

Но вот пользоваться этой блок-схемой на практике возможно лишь при условии, если наполнить блоки соответствующим содержанием. Иначе говоря, превратив блок-схему в формулу. Таких формул может быть бесчисленное множество. Иной раз они очень сложны. Конечно, формулу можно представить и в свернутом виде; тогда решение приходит почти мгновенно. Но это, опять-таки, лишь более высокий уровень владения тем же самым материалом. Блок-схемы тоже могут быть разными.

Здесь рассматриваются только одна, приведенная выше.

Что же ожидает виденику в будущем? Войдет ли она незаметной крупицей в рождающуюся на наших глазах теорию творчества или разовьется в самостоятельное искусство или науку? Этого сейчас никто не знает. Зато каждому видно, что у виденики нет пока своего понятийного аппарата, нет аксиоматики, нет методики преподавания и т.д.

А что есть? Есть полный курс практических занятий на сто часов. Вот он:

1.

Вступление

2 часа

2.

Практическое освоение отдельных приемов в отдельных жанрах

24 часа

3.

Практическое применение отдельных приемов в нескольких жанрах

24 часа

4.

Выведение блок-схемы

2 часа

5.

Решение творческих задач с помощью блок-схемы в тех же жанрах

16 часов

6.

Освоение переноса: решение творческих задач с помощью блок-схемы в новых жанрах

16 часов

7.

Решение больших творческих задач

16 часов

––––––––––––––––

 

Всего:

100 часов

Практика показывает, что 50 % слушателей не воспринимают ничего и отсеиваются. Это, в основном, люди с неразвитым вкусом и воображением. Следовательно, для них курсы по развитию вкуса и воображения должны предшествовать занятиям виденикой. Далее, 40 % слушателей усваивает материал частично. Сами они считают, что какая-то польза есть. Продолжают посещать семинары. Но несомненно и то, что они нуждаются в помощи, может быть психологической. 10 % слушателей усваивает все полностью. Это в среднем. В группе же, состоящей из творческих работников, людей ищущих и самостоятельно мыслящих эта цифра может быть очень высокой.

Есть ли у виденики теоретическое обоснование? Ответить на этот вопрос можно так: во всей мировой культуре (при этом имеется в виду та ее часть, которая близка к рассматриваемой проблематике) показаний в несколько раз больше, чем противопоказаний. Но можно ответить по другому: теоретического обоснования у виденики нет. Все решает практика. А посему давайте лучше разговаривать о практических занятиях.

Итак, 100 часов – это 50 двухчасовых занятий. Один или два-три раза в неделю по желанию слушателей. В группе 20 специалистов разного профиля, возраста и пола. Все добровольцы.

Занятие 1. Введение.

Занятие 2. Рисование обычным способом. Рисование по-новому. Сравнение.

Занятие 3. Сочинение элементарного литературно-художественного

образа обычным способом. То же по-новому. Сравнение.

Занятие 4. Решение технической задачи обычным способом. Решение такой же по трудности задачи новым способом. Сравнение.

Занятие 5. Состоит из двух частей:

а) задание на дом – сочинение элементарного танцевального образа обычным способом. То же по-новому. Сравнение.

б) вопросы теории. Выведение некоторых общих правил решения элементарных творческих задач.

Когда говорится о выполнении новым способом, то это означает, что задача решается видением образа. В связи с этим полезно заметить, что курс начинается с рисунка, потому, что в изобразительном искусстве слова "видение образа" имеют прямой смысл, а в других жанрах – более или менее условный смысл. Все практические упражнения выполняются сначала самими руководителями, а лишь потом слушателями. На этом первый цикл заканчивается.

Во втором цикле и далее до 34-го занятия включительно, сохраняется та же последовательность: рисунок, литературное творчество, техническое творчество, вопросы теории. Танец все время задается на дом. Поэтому можно записать: Занятия 6-9. Такие же, как 2-5. Но только новым способом, с применением выведенных правил и освоением новой группы приемов. Занятия 10-13. Такие же как 6-9, но с освоением следующей группы новых приемов и с постепенным усложнением заданий.

В этом месте заканчивается накопление критического минимума материала, необходимого в любой творческой работе. С 14 до 25 занятия развертывается опытное доказательство того, что любой из освоенных ранее приемов в каком-то одном жанре оказывается пригодным для работы во всех четырех жанрах. В соответствии со сказанным записываем: Занятия 14-17. Отрабатывается умение применять какой-то один прием в четырех жанрах. Выводится обобщенная формулировка этого приема. Занятия 18-21. Такие же, как 14-17, только с другими приемами и усложнением заданий. Занятия 22-25. Такие же, как 18-21, но с третьим приемом. На этом этапе предоставляется возможность произвести синтез всех освоенных приемов творческой работы. Перекодирование их формулировок, приведение к общему знаменателю, состыкование составляют предмет следующего занятия.

Занятие 26. Выведение блок-схемы озарения. Нечего и говорить, блок-схема воодушевляет. Шутка ли, для решения любой задачи применяется одна и та же последовательность этапов действий. Но и вопросов хватает. В чем, например, выражается в хореографическом творчестве фаза "преобразование" или в литературном творчестве фаза "движение"? А в техническом творчестве может ли быть отдельная фаза "чувство"? Одним словом, надо давать возможность людям освоиться с блок-схемой сначала на тех же жанрах. Записываем: Занятие 27-34. Решение творческих задач по блок-схеме в тех же четырех жанрах с постепенным усложнением заданий.

Говорят, что в СССР имеется всего 40 тысяч специальностей. Чтобы применять наш метод в любой из них, надо освоить перенос. С этой целью, начиная с 35-го занятия, вводятся новые жанры: научное творчество, художественное чтение, решение социальных задач, решение педагогических задач.

Художественное чтение задается на дом и заменяется вопросами теории. Следовательно, можем записать: Занятие 35-38. Решение творческих задач в новых жанрах по блок-схеме с помощью руководителя. Занятие 39-40. Такие же, как 35-38, но самостоятельно.

На решение больших творческих задач требуется много времени, но без них нельзя закончить курс. Отсюда получается. Занятие 43-50. Сначала руководитель на глазах у слушателей сам решает большую задачу и дает подробные объяснения. Затем слушатели решают задачи самостоятельно.

Очень может быть, что дочитав до этого места, читатель скажет: "Приведите, пожалуйста, пример решения задачи данным методом". И будет совершенно прав. Какие же примеры целесообразней всего привести: из начальной части курса или из середины, или с конца? Если исходить из того, что всякое дело начинается не с конца, и не с середины, а сначала, то прежде всего, следует сказать о решении простой задачи. Но ведь это по сути то же самое, что изложить в письменном виде одно из первых занятий. И ничего плохого в этом нет. Взять да закрепить на бумаге несколько первых семинаров. А почему только первых? Можно вербализовать и озвучить, и заснять все пятьдесят семинаров. Или составить нечто вроде самоучителя по виденике. Не совсем ясно только, как предстанет перед нами нравственная сторона проблемы. Имеем ли мы право указывать пути решения проблем всем людям без разбора и добрым, и злым, и честным, и не имеющим понятия о чести, и совестливым, и бессовестным. И все же, хоть один какой-то пример должен быть продемонстрирован. Попробуем рассуждать следующим образом. Когда человек смотрит на узоры, нарисованные на оконном стекле "Дедом Морозом", то при некотором воображении он может увидеть целый пейзаж. Сопоставляя это с нашей блок-схемой, заметим, что в данном случае первые три этапа выполнены самой природой, и при этом на самом высоком уровне. Но тогда, если следовать блок-схеме, то при рассмотрении любой группы предметов, человек может вообразить, что находится в конце третьего этапа. Как будто это частный случай уже отобранных, преобразованных и скомпонованных объектов низшего класса. Правда, "некоторым" воображением не обойтись. Здесь обязательно потребуется конкретное знание явлений того "более высокого класса" и незаурядная фантазия, и переживание эмоций.

То же самое и в других жанрах. И даже во всех сферах человеческой деятельности. Если быть достаточно подготовленным в какой-то области знания и выработать в себе умение "говорить языком предмета", то можно научиться видеть и рисовать картины и фрагменты картин, и отдельные детали картин мыслью, звуком, поступком, событием, явлением, и более крупными образованиями.

Вот это и есть пример почти мгновенного решения творческой задачи и по "формуле озарения", взятой в свернутом виде (повторим, что формул этих не счесть). Ведь любая группа предметов или явлений, любое сцепление событий и фактов, вообще любая реальная или воображаемая комбинация чего бы то ни было может рассматриваться как облегченный вариант трех первых этапов блок-схемы, при условии, что у решателя достаточно фантазия и умения превратить данную комбинацию в уме или в натуре в красивую "импозицию" (нечто вроде экспозиции-композиции для внутреннего употребления), красивую специфической красотой материала, ожившего в руках художника при создании произведения искусства.

Обратить в импозицию и заговорить языком самого предмета,

дабы возникла красивая эмоция. Вот при этих условиях, если хорошо глядеть, и появится его величество ОБРАЗ. Кстати, в нашем толковании понятие "образ" отличается от научного. Это продиктовано практикой видения образа, ведь увидеть его "окаянного" надо в любой деятельности. А удобны в работе такие, например, определения: Образ-это красивая картина, большая или маленькая, вплоть до самой маленькой, или образ – это картина нарисованная личностью, угадавшей язык самого предмета, или еще – образ – это кусочек жизни, содержащий интересную информацию и появившийся на свет в виде картинки.

В заключении напомним, что "описание не заменит показа, а показ не равен эффекту действия", следовательно, это всего лишь попытка указать на один из возможных путей в творчестве, или, если угодно, первое вводное занятие нашего курса.

 

ВИДЕНИКА (продолжение)

ЗАНЯТИЕ ВТОРОЕ. РИСУНОК.

Сейчас нам предстоит нарисовать двумя способами один и тот же объект и сравнить оба рисунка. Возьмите, пожалуйста школьную тетрадь по рисованию и на втором листе, на одной половине, нарисуйте простым карандашом человеческую голову величиной с ваш кулак, любого возраста и пола, в любом ракурсе и убранстве. Не следует срисовывать с натуры или картины, руководствуйтесь воображением. Непременно сделайте тушевку. Постарайтесь выполнить работу как можно лучше. Назовем это первым способом.

Вторым способом будем рисовать на той же странице на второй ее половине. Кроме карандаша, резинки, понадобятся еще нож, растушевка и подложка. Сначала на том месте, где будет изображение, нужно получить карандашное пятно, состоящее из мелких пятен и пятнышек. Это пятно должно быть как можно более неодинаковым на разных своих участках, как можно более фантастическим.

Делается это следующим образом. Нужно наскоблить ножом совсем немного карандашного порошка, прямо на тетрадь, в том месте, где будет рисунок. Затем положить под бумагу на этом месте подложку и размазать порошок растушевкой, сообщая ей рукой разнообразные хаотические движения. В качестве растушевок можно брать любые предметы, способные растирать порошок и не царапающие бумагу, а в качестве подложек – любые предметы, способные через бумагу сообщать размазке отпечатки нужной вам формы. Далее, рядом с первой размазкой следует насыпать вторую порцию порошка и сделать вторую размазку, не похожую на первую. Рядом с первыми двумя сделать третью, не похожую на первую и вторую. Меняйте каждый раз либо растушевку, либо подложку, либо движения руки, либо два или три фактора сразу. Эту работу следует продолжать до тех пор, пока на выбранном месте в тетради не получится замысловатое пятно величиной примерно в кулак. Неплохо на первый раз взять в качестве подложек открытки с тисненными цветами или цветы, вырезанные из открыток ножницами, или кружева, изображающие цветы, а в качестве растушевок – стеклянные пузырьки или пластиковые пробки, или баллончик из-под валидола. Когда все пятно будет готово, нужно, отложив в сторону инструментарий и медленно поворачивая тетрадь, попытаться увидеть в пятне человеческую голову, причем непременно такую, какую обычным путем вы бы никогда не придумали. При этом второй рисунок может оказаться перевернутым по отношению к первому. Ну, а коль его образ найден, нужно его выявить, чтобы не только вы, а любой другой человек тоже бы его увидел. Выявлять лучше всего стиральной резинкой. Очень бережно, не торопясь, убираете резиночкой все лишнее. Зачищать резинку удобно на куске наждачной бумаги. В пятне надо увидеть красоту или характерность и не прикасаться к ней неумелой рукой, а только лишнее убрать. Впрочем, те, кто хорошо рисуют, могут закрепить увиденное карандашом. В том случае, когда не удалось увидеть ничего достойного нужно продолжать работу над улучшением пятна, над его обогащением. Может быть, придется добавить мелких элементов или усилить контрастность. Надо так нафантазировать при изготовлении пятна, чтобы оно заговорило. Если в увиденном образе недостает каких-то деталей, надо подсыпать туда порошка, поработать мелкой растушевкой и все-таки увидеть эти недостающие детали, а затем выявить их. Доводка рисунка делается неспешно. Всегда может случиться, что обнаружится ранее не замеченный вариант, проглянет более предпочтительная трактовка, чем виделось первоначально. Приводим примеры рисунков, сделанных этим способом.

 

ЗАНЯТИЕ ТРЕТЬЕ. ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО.

Сейчас мы займемся литературным творчеством. Для нашей работы нужно взять ту же самую тетрадь по рисованию, простой карандаш и резинку. Ведь написанное пером – не вырубишь топором. А написанное карандашом неудачное слово уберется легко резинкой.

Откройте, пожалуйста, третий лист вашей тетради и на самом верху напишите тему сочинения в виде одного слова, лучше существительное в именительном падеже. Трудную тему брать на первых порах не следует, возьмите, что попроще. Задание заключается в том, чтобы дать определение понятию, содержащемуся в слове. Но не научное, не деловое, а художественное. И начинать всем одинаково. Первым идет ваше слово, вторым – слово "это" и, наконец, определение. Например, вы взяли тему "телевизор". Нужно дать образное определение. Воспользуемся для иллюстрации народным юмором. Француз скажет: "Телевизор – это голос правительства в вашей гостиной". Американец скажет: "Телевизор – это ящик для дураков". Русский скажет: "Телевизор – вместо коровы, это тоже молоко". Вот какие остренькие, насмешливые, народные определения. Так и вы раскройте вашу тему. Сначала, как сумеете. Пусть это будет ваш первый способ. А затем мы вместе сделаем то же самое еще тремя способами.

Способ второй называется "Поиск названия книги". Он описан в специальной литературе, где сказано следующее: "Выразить сущность, обозначенную словом, в виде краткого определения, носящего парадоксальный характер и состоящего из существительного и прилагательного, например, пламя – это видимая теплота, атом – это могущественная ничтожность и т.д. Нам кажется, что пользование этим методом упростится, если сначала дать определение одним словом, затем дать определение другим словом, противоположным по значению первому, и, наконец, сделать одно из них существительным, а другое – прилагательным. Например, пусть требуется дать определение понятию "город". Выполняем первое действие: город – это многолюдье. Выполняем второе действие: город – это одиночество. Выполняем третье действие: город – это многолюдное одиночество. Пример второй: город – это культура; город – это испорченность; город – это культурная испорченность. Теперь вы сами, пользуясь этим методом, придумайте интересное определение понятию, обозначенному вашими словами.

Способ третий. Назовем его способом Саши Селезнева. Лет десять тому назад "Литературная газета" рассказывала о пятилетнем мальчике, обладающем удивительной способностью быстро давать образные определения разным понятиям. Так, на вопрос: что такое зоология? Он сразу ответил: "Зоология – это закон о праве зверя". На вопрос: "Что такое звон?" Следовало без промедления: "Звон – это крик предмета" и т.д.: "Философ – это расширитель проблем", "Атомная бомба – это гриб на том свете", "Дурак – это колесо, которое застряло", "Горе – это то, чего нельзя поправить", "Ученый – это человек, который в молодости все обдумал, а в старости получил награду".

Попробуем и мы поработать данным методом. А чтобы организовать мышление, разделим процесс на составные части.

Действие первое – определить класс явления. Действие второе – взять другое явление того же класса. Действие третье – выразить первое через второе, где первое – это заданное явление, второе – это другое явление того же класса. Пример: требуется дать определение понятию: "город". Выполняем первое действие – определяем класс явления: большое скопление кого-то или чего-то. Выполняем второе действие – взять другое явление того же класса: муравейник. Выполняем третье действие – выразить первое через второе: город – это человеческий муравейник.

Пример второй, автора которого мы к сожалению не помним. Требовалось найти образное определение понятию "стул". В первом

действии, где речь шла о классе явления, получилось: предмет, на котором сидят. Во втором действии, где нужно было взять другое явление того же класса, было предложено взять "трон". Ну, а в третьем действии, при выражении первого через второе, вышло: "стул – это недоразвитый трон".

Для примера разложим определение Саши Селезнева понятия "звон": 1-е действие: напряжение в чем-то, 2-е действие: крик,

3-е действие: звон – это крик предмета.

Теперь вы сами сделайте то же самое по вашей теме.

Способ четвертый или способ "двух Наташ". Две девятиклассницы, звали которых одинаково, сидели рядышком и были заняты выполнением такого же задания, над которым мы сейчас трудимся. Тема сочинения у них была "Детство". Требовалось дать интересное определение. Вот одна из Наташ потихонечку шепчет: "Детство – это горшок". А другая добавляет: "На котором сидят до шестнадцати лет".

Так родился способ двух Наташ. Если записать по действиям, то получится: действие первое – дать определение одним или несколькими очень яркими, ошарашивающими словами; действие второе – развить мысль. Например, у одного из слушателей была тема "ребенок". В первом действии он говорит "Ребенок – это полотенце". Во втором действии поясняет: "Потерся об него и чистый".

Наша тема: "город" может выглядеть так: город – это школа каскадеров: приспичит в туалет, так сиганешь и через стену.

Ну, а у вас, как получится способом "двух Наташ?"

 

ЗАНЯТИЕ ЧЕТВЕРТОЕ. ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО.

Возьмите, пожалуйста, ту же тетрадку по рисованию и на четвертом листе сверху напишите "техническое творчество". В самом деле, что еще конструктору нужно как не ватман, карандаш и резинку. С другой стороны, разве плохо, если весь курс будет записываться в одном месте. Сейчас вам будет предложено сделать простенькое изобретение. Но только, чтобы это действительно было нечто новое и полезное. Как раньше работу выполним двумя способами и сравним результаты. Итак, требуется изобрести новое кушанье. Можно первое блюдо, или второе, или третье, можно холодную закуску, или кондитерское изделие, или напиток, можно выпечку. Продукты условимся применять только те, которые есть в данном городе или области. Затратами денег, труда и времени пренебрегаем. Пусть это будет произведение кулинарного искусства. О вкусовых качествах изделия придется судить приближенно. Записывать решение нужно так, чтобы по описанию другой человек мог приготовить данное кушанье. Если вопросов по заданию нет, пожалуйста, приступайте. Назовем это первым способом.

Во втором способе рекомендуется организовать работу по действиям: Действие первое – выбор направления; действие второе – выбор продуктов; действие третье – приготовление вариатора; действие четвертое – преобразование продуктов; действие пятое – приготовление другого вариатора; действие шестое – компоновка.

Выполняем первое действие – выбор направления. Мы предпочитаем ничего не варить, не жарить и не печь (ибо не умеем). Далее, нам хотелось бы, чтобы наше кушанье могло долго сохраняться при комнатной температуре. Наконец, намерены обеспечить изрядную жесткость изделия, чтобы, как говориться, была работа зубам. Следовательно, наше направление таково: красивая комбинация из сырых продуктов, требующая интенсивной работы зубами и не нуждающаяся в специальном хранении.

Второе действие. Выбор продуктов. Мы выбираем: парное молоко от одной коровы, сырую морковь, изюм без косточек, сахар, маргарин.

Третье действие. Слово: "вариатор" имеет несколько значений, мы будем подразумевать только одно: способ действия. Приготовить хороший вариатор не просто. В нашем курсе ему посвящается двухчасовое занятие под номером 8. А сегодня придется довольствоваться импровизированными вариаторами, суррогатами настоящих. Делается это так. Берется легонькое стихотворение и из нескольких строчек поэтического текста конструируется способ технического действия.

Так из слов

"Вот свернулись санки, и я на бок хлоп.

Кубарем качуся под гору в сугроб"

без особого труда выводится вариатор такого содержания "обработка объекта путем многократного изменения форм его движения".

Четвертое действие. Преобразование продуктов. Любая хозяйка подвергает исходные продукты изменению. Нам этого недостаточно. Мы должны придумать хотя бы для одного или двух продуктов оригинальные изменения. Этому помогут вариаторы. Впрочем, если кто-то знает уже оригинальные преобразования, возражений не будет. Например, мы знаем из жизненного опыта способ изменения парного молока. Налить его в стеклянную баночку и поставить на окно, на солнцепек. Через несколько часов в банке будут кругляшек плотного сыра и чистая сыворотка. Всякое молоко обладает таким свойством или нет, нам не известно. Если в том молоке, с которым удавался эксперимент, содержались какие-то бактерии, стало быть надо выделить эту культуру в чистом виде и добавлять ее в другое молоко, которое не обладает подобными свойствами. А морковь мы собираемся вялить. Нарезать ее вдоль на длинные тонкие столбики такой толщины, чтобы после вяления эти столбики превратились в нити толщиной в спичку. Существует технология вяления рыбы. Есть вяленая дыня. А морковь не вялят, а сушат. Следовательно, придется еще разрабатывать технологию вяления моркови. Значит, два продукта мы изменили вполне оригинальным способом. От молока мы возьмем только сыр, который большинство читателей никогда не ела и не видела, а морковь превратим в вату из вяленых морковных нитей. С остальными продуктами мудрить не станем. Изюм без косточек тщательно вымытый будем брать по штучке пинцетом и, обмакнув в расплавленный сахар, бросать в расплавленный маргарин.

Как видно из сказанного – вариатор не пригодился. Только не всегда так бывает, чаще наоборот. Возьмешь продукт и совершенно не представляешь, как можно его изменить, чтобы было не шаблонно, не тривиально.

Действие пятое. Как скомпоновать наш сыр, морковную вату и изюмные орешки мы понятия не имеем. Волей-неволей придется заняться приготовлением вариатора.

Используем несколько Пушкинских строк из "Графа Нулина":

Наталья Павловна сначала

Его внимательно читала,

Но скоро как-то развлеклась

Перед окном возникшей дракой

Козла с дворовою собакой

И ею тихо занялась.

Кругом мальчишки хохотали.

Меж тем печально под окном,

Индейки с криком выступали

Во след за мокрым петухом;

Три утки полоскались в луже;

Шла баба через грязный двор

Белье повесить на забор;

Погода становилась хуже:

Казалось снег идти хотел...

Вдруг колокольчик зазвенел...

Собачья пасть наталкивает на идею прищипывания. Рога козла – на идею прокалывания. Расплавленный сахар – на идею сургуча. В целом вариатор сформулируем так: "скрепление деталей обжатием быстротвердеющего агента".

Действие шестое. Компоновка.

Приступим к описанию кушанья. От нашего сыра отрезаются две круглые тонкие пластинки. Тонкие для того, чтобы со временем они не плесневели, а высыхали. Между пластинками укладывается один слой из изюмных орешков покрытых леденцом и смазанных маргарином, чтобы сахар не подтаивал от сыра. Все это обволакивается слоем ваты из вяленой моркови, и скрепляется в одно целое расплавленным сахаром, который заливается как сургуч по очереди с четырех боков и сразу прищипывается орехоколом или пассатижами. В середине нашего сооружения ставим три заклепки из расплавленного сахара. Дырочки прокалываем шилом. Под низ кладем какую-нибудь крышечку. Затем в дырочки заливаем расплавленный сахар и сверху придавливаем такой же крышечкой. Как называется наше кушанье? Один из слушателей предложил назвать: "Драка козла с собакой".

Теперь вы изобретайте. Может статься, кому-то не под силу справиться с несколькими продуктами и вариаторами. Тогда возьмите всего один продукт. Приготовьте всего один вариатор и с его помощью так измените исходный продукт, чтобы сразу получилось готовое кушанье никому доселе неизвестное. Желаем успеха.

 

ЗАНЯТИЕ ПЯТОЕ. ТАНЕЦ. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ.

Как известно из вводной части курса, занятие пятое состоит из двух частей. Первая посвящена танцу. По ряду причин танец приходится задавать на дом. Попробуйте сочинить простейший танцевальный образ двумя способами. Сначала как сами умеете. Как вас жизнь научила. А затем другим способом: разделив процесс на действия. Собственно, деление на действия нужно не само по себе, а для того, чтобы не пропустить важных компонентов. Итак, второй способ сочинения элементарного танцевального образа. Действие первое – выбор направления. Предварительная направленность необходима. Человек должен решить для себя, что он собирается выразить: удалой припляс или нечто лирическое. Если под музыку, то какая она. Можно ли ее выбирать.

Действие второе – принятие исходной позиции и сосредоточение на первоначальной эмоции, соответствующей замыслу.

Действие третье – начало движения и выход на вторую эмоцию, возникающую уже от самого движения. Действие четвертое – продолжение движения в соответствии этой последней и выход на третью эмоцию. Вот и достаточно. Элементарным танцевальным образом будем считать то, что получилось от конца третьего действия до конца четвертого действия. То есть ваше пластическое движение, одушевленное чувством, порожденным самим движением. Рекомендуется выполнять упражнения уединенно, когда есть уверенность, что вас никто не видит, чтобы вы могли полностью сосредоточиться на красоте движений и красоте эмоций.

 

Продолжаем занятие пятое. По нашему плану его вторая часть должна быть теоретической. Прежде всего подчеркнем то, что мы освоили несколько приемов творческой работы. И хотя упражнения предлагались простые можно было заметить, что не все получается сразу и не все воспринимается с ясностью. В соответствии со сказанным сформулируем первое положение.

Видение образа зависит от исходных данных внешних и внутренних и наоборот – получение хороших исходных данных зависит от умения видеть образ, а развиваются они одновременно, оплодотворяя друг друга.

Далее, когда надо было нарисовать человеческую голову вторым способом, кое-кто не мог приготовить хорошее пятно или увидеть в пятне голову. Но ведь еще Леонардо-да-Винчи советовал смотреть в облака и стараться увидеть в них разные фигуры. А М.Ю.Лермонтов в своем произведении "Штосс" предостерегал, что перенести на бумагу увиденный образ может только гений, ибо достаточно ошибиться в толщине черты, и все обаяние пропадет. Вот мы и усовершенствовали немного способ, известный еще с древних времен. Взяли да сделали "облака" прямо на бумаге. Теперь ничего не надо переносить. Достаточно убрать лишнее, не притрагиваясь к увиденному образу. Следовательно, второе положение может выглядеть так: чтобы увидеть образ полезно смотреть на систему, составленную из элементов другого класса, часто родственного и стоящего ступенькою ниже заданного класса. Нередко спрашивают каков смысл в подобных упражнениях. Ну, наверное, те, у кого получилась красота, так не спросят. Они уже испытали радость. А у кого не получилось? Кому предстоит преодолевать трудности? Тем можно посоветовать перечитать введение и выписать самое главное в тетрадь на первый лист, который остался чистым. Здесь скажем так: красота не только субъективна и исторична, но и объективна. Специалисты говорят, что гармония, симметрия, упорядоченность – это категории космические. Без них жизнь была бы невозможна. Объективно-некрасивая комбинация не жизнеспособна. Успешно работает только красивая комбинация. Позвольте сформулировать наше третье положение: "Учитесь отличать объективно-красивое во всех случаях жизни".

В творчестве предпочтительнее двигаться от малого к большому, от общего к частному, от целого к части.

Это соответствует общепризнанному утверждению, что для решения данной проблемы полезно определить, частным случаем какой более общей задачи она является, т.е. расширить проблему.

Отсюда четвертое положение: В творчестве возможно осознанное построение таких действий, которые приводят к возникновению только объективно-красивых комбинаций (точнее с преобладанием объективно-красивой составляющей).

Вот уже две тысячи лет люди спорят о том: "Что есть красота?" Но ведь еще Гегель сказал: "Если люди очень долго не могут ответить на какой-то вопрос, то скорее всего этот вопрос неправильно поставлен". На наш взгляд здесь именно такой случай. Полагаем, что в природе не существует какой-то единой красоты. Красота бывает разная. Красота великого религиозного подвижника и красота великого полководца, это разные виды красоты. Одинаковость же у них в объективности их красоты. Следовательно, именно объективность красоты должна быть поставлена на первое место. И вопрос нужно сформулировать так: "Что есть объективная красота?"

 

ОПЕРЕЖЕНИЕ

У всякого маршрута бывают участки пути наиболее труднопроходимые. Есть такой и у нас в литературном творчестве. В своем месте и в свое время придется его покорять, только люди давно заметили, что короткие опережающие броски на ершистый участок намного облегчают в дальнейшем его полное освоение.

Итак, не вдаваясь в детали, коим срок еще не пришел, просим вас взять из словаря или книжки, не глядя, любое слово, на котором остановится палец.

Пусть это слово будет вспомогательным. С его помощью по ассоциации придумайте как можно более конкретно-вещественное существительное в именительном падеже, и при том такое существительное, которое вы достаточно хорошо знаете. Теперь представьте себе жизненную и очень конкретную ситуацию вокруг этого существительного или в связи с ним, но такую ситуацию, в которой вам все понятно, или наоборот, в которой вам все неясно.

Постарайтесь увидеть эту ситуацию отчетливо и с подробностями.

Теперь возьмите из выдуманной или действительно бывшей ситуации небольшой фрагмент, а у него отыщите две детали и опишите отношение между этими деталями. При чем про неживое говорите такими словами, как будто это живой объект. Наконец, обрисуйте подробно причины сложившихся отношений между деталями фрагмента.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВИДЕНИКА (продолжение)[*]

 

ЗАНЯТИЕ ШЕСТОЕ: РИСУНОК

В данном упражнении для работы потребуется некоторое оборудование: тетрадь по рисованию, цветные карандаши, резинка стирательная, листок наждачной бумаги для зачистки резинки, нож или лезвие безопасной бритвы, подложки разные, состоящие из целлофановых мешочков с насыпанными в них мелкими предметами (напр., пуговицы, скрепки, петли, крючки или веточки от дерева) растушевки разные, состоящие из кусков плотной бумаги, сложенных в несколько рядов, или настоящие растушевки, которые делаются следующим образом: берется полоса бумаги скручивается и прокатывается толстой доской по столу, чтобы получился крепкий стерженек длиной 15-20 см без просвета в середине. Конец бумажной полосы приклеивается клеем. Получившийся бумажный стерженек зачинивается с одной стороны как карандаш, а с другой обрезается ровно ножом. На образовавшемся обушке снимается фаска, чтобы при работе края бумаги не задирались. Таким образом у готовой растушевки будет две рабочих поверхности – острая и тупая.

Сам рисунок выполняется не двумя способами, как раньше, а одним. И рисовать надо будет не заранее заданный объект, а то, что вы сами пожелаете. То есть исходить не из цели, а из материала. Но т.к. подложки наши состоят из округлых и мелких предметов, то ставить цель увидеть архитектурные формы нельзя. Будем рисовать какой-либо объект живой природы.

Сначала нужно приготовить цветное пятно во весь тетрадный

лист не затрагивая полей. Начинать, видимо, удобней со светлых тонов. Причем, чистые тона хуже выглядят. А смешанные тут же на

бумаге из нескольких – предпочтительнее.

Последовательность работы в начале та же, что и прежде. Наскабливаете совсем немного карандашных порошков на одном участке листа. Подкладываете под лист в этом месте подложку. Размазываете порошки растушевкой, выбирая размер рабочей поверхности растушевки в соответствии с промежутками между деталями подложки. Затем то же делаете на соседнем участке листа,

меняя порошки, подложку, растушевку и характер движений руки. И так продолжаете до тех пор пока весь лист, исключая поля, покроется непохожими друг на друга образованиями, сливающимися в целое пятно. Далее следует операция ранее не рассматривавшаяся. Нужно укрупнить элементы системы, объединяя мелкие соседствующие элементы по несколько штук в один. Заботясь чтобы эти укрупненные элементы были красивыми или интересными. В этом случае подложки подкладывать не обязательно, а порошки используются преимущественно те, которые остались не удаленными. Наконец, рассматривая в целом все что получилось, добавляете где надо контрастности; стараясь размещать рядом крупные и мелкие формы, светлые и темные тона, малорасчлененные и сильно расчлененные пятна, участки резко отличающиеся по фактуре, по конфигурации и т.д. Обращаете внимание на цветовую композицию: не наталкивает ли она на оригинальную идею цвета.

Когда все пятно оживет и "заговорит", тогда ищите образ, поворачивая медленно всю тетрадь на 360 градусов. Если ничего крупного величиною во все пятно не обнаруживается, вырежьте в куске картона оконце и посмотрите через него на пятно. Картон сыграет роль экрана не давая рассеиваться вашему вниманию. Попытайтесь увидеть на каком-либо участке пятна, красивый или характерный образ. А увидев, приступайте к выявлению и закреплению.

Тот, кто учился рисовать сам сообразит как это сделать. Кто не учился, тому рекомендуем вооружиться резинкой и наждачной бумагой и зачищая резинку наждаком, очень бережно и неторопливо убирать лишнее не притрагиваясь к увиденной красоте.

Если в увиденном образе недостает какой-то части, надо ее сделать тем же способом, каким делалось целое.

Очень важно, чтобы пятно было красивым и содержало много информации. На это не нужно жалеть времени.

И последнее, старайтесь развивать в себе хороший вкус и

умение видеть объективно-красивое.

Приводим примеры рисунков, выполненных данным способом.

 

 ЗАНЯТИЕ СЕДЬМОЕ: ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Для начала проясним с помощью примеров и воздерживаясь от определений некоторые понятия.

Под идейно-смысловой линией литературно-художественного

произведения условимся разуметь то, что отличает следующие два пушкинских четверостишия:

 

Из "Послания в Сибирь"

 

Во глубине сибирских руд

Храните гордое терпенье,

Не пропадет Ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье.

 

Из "Пророка"

 

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился, –

И шестикрылый Серафим

На перепутье мне явился.

 

Под эмоционально-чувственной линией литературно-художественного произведения условимся подразумевать то, что отличает следующих два пересказа на тему "крупный рогатый скот".

 

Из итальянского:

 

У одного крестьянина было семеро малых детей и была корова. Но эту корову у него украл другой крестьянин, у которого было одиннадцать детей. Полицейский нашел воришку и стал его уговаривать отдать корову настоящему владельцу...

 

Из американского:

 

В пивную пожаловал знаменитый гангстер по кличке "Бычья голова". Подошел к стойке и говорит хозяину: "Двести виски...". В это время сзади ему наносят страшный удар по голове, но он

продолжает: "... и два пива".

 

Под звуковой тональностью условимся понимать то, что отличает следующие два произведения:

 

Из североамериканского эпоса:

 

В безмятежные дни мира

Дни и радости и счастья

На земле Аджибуеев

Жил седой учитель Кацик.

У него был Мишенава

Пес лукавый и ученый

И старик души не чаял

В Мишенаве псе разумном.

Как-то сидя у вигвама

И прислушиваясь к стону

Засыпающей Шух-Шугги

Цапли сизой длинноперой

Он задумался глубоко

И забыл о пиммекане,

Что для трапезы вечерней

Принесли ему соседи.

То проведал Мишенава

И как гнусный Шогодайо

Трус презренный и ничтожный

Он подкрался к пиммекану

Вмиг все съел обжора гадкий.

Но узнал про это Кацик

Он схватил свой тамагаук

И убил одним ударом

Злого вора – Мишенаву.

 

Русское народное:

 

У попа была собака

Поп ее любил.

Она съела кусок мяса

Поп ее убил.

Под композицией детали условимся понимать то, что отличает следующие два предложения:

"Я отворил окно"

"Отворил я окно"

Под художественностью в литературном творчестве условимся понимать то, что отличает первые две строки от четвертой в подаче переводчика Расула Гамзатова:

Читает ветер старую афишу:

Мир уместился на столбцах газет...

А Дагестана имени не слышу,

Хоть для меня сошлись в нем семь планет.

Полагаем, что первые две строки – это художественная речь, а четвертая строка – нет.

Понятно, что в приведенных примерах кроме подчеркнутых отличий есть и другие отличия. Речь шла о главных, об основных отличиях.

 

Сочинение миниатюры

Само упражнение предполагается выполнить в такой последовательности:

Действие первое: выбор темы.

Действие второе: определение характера произведения

(зарисовка, воспоминание, эпиграмма, реплика, эпитафия и т.д.)

Действие третье: определение сюжетной основы.

Действие четвертое: нахождение звуковой тональности.

а/ взять четыре слова из одной предметной области;

б/ придумать предложение, в которое входили бы два слова из этих четырех;

в/ придумать другое предложение, в которое бы входили два оставшихся слова;

г/ придумать короткое сочинение, в которое входили бы оба только что составленных предложения;

д/ принять получившуюся тональность за искомую.

Действие пятое: придерживаясь найденной тональности и характера произведения, двигаясь по сюжету как по ступеням, раскрывайте тему, стараясь увидеть оригинальный художественный образ, который бы стал кульминацией всей миниатюры.

 

Примерное выполнение упражнения

Действие первое – выбор темы: об индийской философии.

Действие второе – определение характера произведения: раздумье.

Действие третье – определение сюжетной основы: прочитал двухтомник по индийской философии Сервепалли Радхакришнана. Восхищен глубиной и озадачен разбросом концепций.

Действие четвертое – нахождение звуковой тональности

а/ взять четыре слова из одной предметной области: природа, тайна, человек, космос;

б/ придумать предложение в которое входили бы два слова из этих четырех: Где тайники свои природа прячет?

в/ придумать другое предложение в которое входили бы два оставшихся слова; И человек есть космоса частица.

г/ придумать короткое сочинение в которое входили бы оба только что составленных предложения:

Где тайники свои природа прячет?

Везде они, а пуще в нас самих:

И человек есть космоса частица

Редчайшая и полная чудес.

 

Действие пятое: сочинение миниатюры

Джайнисты говорят: есть пять начал.

Черваки уверяют, что четыре

Санкхьяки спорят, что всего их только два.

Веданта видит – три, а ньяя – девять.

Как странно все: ну кто их там считал.

Где есть одно, там и другое сыщешь.

Где видишь два, там третье обретешь.

И нету им числа. И все одно и то же.

Лишь стороной иной обращено.

 

 ЗАНЯТИЕ ВОСЬМОЕ: ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО

Приготовление вариатора

Ранее было сказано, что слово "вариатор" имеет несколько значений. В предлагаемом рассуждении ему придается только одно – способ действия.

Вариатор можно получить следующим образом: берется n произвольных объектов. Затем, пользуясь ими как подсказками, записывают n объектов одного, в каком-то отношении класса. Далее, группируя их по два и находя между ними какую-то общность, получают n/2 объектов другого класса. Таким же порядком из этих последних получают n/4 объектов третьего класса. И так продолжают до тех пор пока не получится n/n т.е. 1 объект нужного класса, указывающий способ действия. Это и будет вариатор.

При составлении пар объектов стараются в одну пару подбирать объекты далекие по смыслу.

Приводим пример выполнения данного упражнения Возьмем восемь следующих объектов: письмо, цветок, часы, карусель, метро, луна, озеро, песня.

Получим из них восемь объектов физико-технической ориентации: компьютер, спектр, хронометр, центрифуга, метро, спутник, озеро, тембр.

Группируя по два и находя в каждой паре нечто общее получим следующие четыре объекта: роботолазер, центрифуго-анализатор, спутниковое метро, набор естественных резонаторов (в записи).

Группируя первый со вторым и третий с четвертым будем иметь: роботолазер снимающий энтропию центрифугоанализатором и спутниковые коммуникации на основе естественно-космических резонаторов.

Рассматривая получившиеся конструкции с точки зрения заключающихся в них процессах можно составить способ действия (т.е. вариатор). Например: С помощью сепаратора, соединенного с хронометром отделить когерентные фазы и, подвергнув их слабому резонансному воздействию, сфокусировать. Разумеется, и сами действия, и последовательность их выполнения зависит от темы над которой работает изобретатель.

 

Решение изобретательской задачи

Пусть требуется изобрести новый, до сих пор никем ни применявшийся способ уборки урожая на индивидуальном садово-огородном участке и сделать это на уровне современных технических возможностей.

В качестве первого действия целесообразно предложить выбор направления поиска.

Можно, например, заняться изысканием препаратов, которые бы, не причиняя вреда растению, разрушали ткани соединяющие плодоножку с веточкой, или плодоножку с плодом, проникая туда при поливе растения. Подобно тому как японцы успешно осуществляют окрашивание древесины на корню.

Второе действие, вероятно, будет представлять собой общепринятый тезис, важность которого не станем отрицать это правильно поставить задачу, или правильно задать вопрос.

С нашей точки зрения уборка урожая – это прежде всего разделение: продукт в одну сторону, не продукт – в другую. Но ведь и вообще упорядочение в отличие от хаоса основано большей частью на отделении элементов одного рода, на поляризации. Вся жизнь – есть поляризация. А деполяризация – это смерть. Стало быть, мы имеем дело с задачей глобальной, имеющей бесчисленное множество способов разделения, отделения, упорядочения, поляризации и отсюда естественное желание применить робот с десятками рук и множеством программ, беспрерывно и автоматически приспосабливающихся к меняющимся условиям работы. Но отсюда же и уверенность в том, что наша задача имеет очень много решений. Нельзя, например, обойти вниманием селекционную работу по выведению таких пород растений, которые значительно облегчали бы уборочные работы. Общеизвестен, так же прием посадки картофеля в старый капроновый чулок. Если использовать даже новые капроновые сеточки, все равно выйдет намного дешевле, чем применение робота.

Мы намерены предложить в качестве первого действия нечто совсем иное. Давайте попробуем изменить саму точку зрения на проблему в том смысле, чтобы строить не глобальную, а более конкретную точку зрения.

Построение точки зрения

Берем те же самые восемь произвольных объектов: письмо, цветок, часы, карусель, метро, луна, озеро, песня.

Записываем с их помощью восемь объектов нужной нам направленности: информация, аромат, время, вращение, эскалация, тяготение, смачивание, искусство. Группируя по два, получим аромат информации, время вращения, эскалация тяготения, искусство смачивания. Объединяя еще раз по два, получим:

1. Изменение аромата информации за один оборот.

2. Искусство смачивания в меняющемся поле тяготения.

Объединяя первое со вторым получим:

Искусство смачивания фруктов, ягод, овощей в меняющемся поле всасывания, за каждый оборот всасывающего устройства в соответствии с выдаваемой им информацией.

Построение вариатора для найденной точки зрения

Снова берем те же восемь произвольных объектов (хотя, конечно, можно было взять совсем другие объекты): письмо, цветок, часы, карусель, метро, луна, озеро, песня.

Снова записываем с их помощью восемь объектов нужного нам класса: шариковая ручка, кактус, фрикционная передача, русские горки, велосипед, рефлектор, сапропель, звукосниматель.

Группируя по два имеем:

1.   Извлечение из резервуара жидкости двойной тягой.

2.   Контроль перед каждым запуском передачи.

3.   Освещение дороги фарами.

4.   Усиление, накапливанием энергии от постороннего источника.

Группируя еще раз по два будем иметь:

1.   Извлечение из резервуара жидкости двойной тягой с контролем перед каждой подачей.

2.   Освещение дороги фарами с усилением этого освещения накапливаемой энергией от постороннего источника.

Объединяя первое со вторым, получим:

Осуществлять смачивание одновременно двумя или несколькими способами, регулируя объем подаваемой воды перед каждой подачей и усиливая действие воды на выходе накапливаемой энергией от постороннего источника, а так же подачей через воду к плодам импульсов определенной частоты.

Следовательно, суммарная рекомендация по уборке урожая будет такой: принести в сад-огород нечто вроде мощного пылесоса,

но работы производить не в воздушной среде, а изменить среду (например, распыляя определенным образом воду с некоторыми добавками и посылая через воду какие-то импульсы). В этом случае засасывающее устройство может справиться со своей задачей, подобно тому, как резать стекло ножницами в воздухе нельзя, а в воде можно. Значит, все дело в технологии изменения среды вокруг убираемых плодов.

 

ЗАНЯТИЕ ДЕВЯТОЕ. ТАНЕЦ. ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

Сегодня нам предстоит выполнить двойную работу: во-первых, задать на дом хореографическое сочинение и во-вторых, подвести некоторые итоги сделанному и поговорить о теории.

1. Домашнее задание заключается в том, чтобы, взяв какое-то одно физическое упражнение из утренней зарядки, выполнить его художественно, как в аэробике, но сделать это самостоятельно. К сожалению, мы затрудняемся объяснить вам наше упражнение понятнее. Здесь нужны не слова, а показ.

2. Что касается второй части сегодняшней работы, то прежде всего сообщаем, что мы закончили первичное рассматривание и накопление отдельных приемов творческой деятельности и, начиная со следующего занятия, можем приступить к опытному доказательству универсальности рассмотренных приемов. Несовпадение с программой, представленной во введении, объясняется тем, что очное обучение отличается от заочного. А теперь позвольте сделать попытку все ранее изученное приемы сформулировать в общем виде.

 

Прием первый (из занятий 2-го, 6-го, 8-го)

1. Образовать систему из большого числа разных элементов одного класса, стоящего на одну или несколько с тупенек ниже заданного класса так, чтобы общая тональность системы соответствовала задаче и вашему вкусу и чтобы система содержала как можно больше информации.

2. Укрупнить и усовершенствовать элементы системы объединения по несколько мелких соседствующих в один крупный.

3. Приведя систему в движение, попытаться увидеть в образовавшейся мозаике оригинальный и общественно значимый образ объекта заданного класса, т.е. увидеть решение задачи.

4. Выявить увиденное, выразив его в материале своего класса.

5. Доработать, т.е. в той части, которая не удалась, получить мозаику, увидеть недостающее и выразить в соответствующем материале.

 

Прием второй (из занятия 3-го)

1.   Выбор направления.

2.   Выбор средств воплощения.

3.   Нахождение первого объекта.

4.   Определение его класса.

5.   Нахождение второго объекта того же класса.

6.   Определение отношения между ними.

7.   Усмотрение результирующего объекта.

8.   Реализация его в соответствующем материале.

 

Прием третий (из занятия 4-го)

1.   Выбор направления.

2.   Выбор материала.

3.   Преобразование исходного материала с помощью вариатора

4.   Создание красивой комбинации с помощью другого вариатора.

 

Прием четвертый (из занятия 5-го)

1.   Выбор направления.

2.   Самоорганизация.

3.   Начало продвижения в направлении решения задачи.

4.   Выход на первую эмоцию.

5.   Продолжение движения в направлении решения задачи и в соответствии с первой эмоцией.

6.   Выход на вторую эмоцию.

7.   Выход на тему.

8.   Продолжение движения в соответствии со второй эмоцией и развитие темы.

 

Прием пятый (из занятия 7-го)

1.   Выбор главного направления.

2.   Выбор составляющих главного направления.

3.   Формирование структурной основы.

4.   Формирование композиционной основы.

5.   Формирование интонационной основы.

6.   Движение по результирующей.

7.   Улавливание высекаемых при движении вспышек фантазии.

8.   Нахождение приемлемого решения.

 

ЗАНЯТИЕ ДЕСЯТОЕ: ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Уважаемые читатели! На втором занятии данного курса, когда мы в первый раз взялись за рисование, нами был использован прием под названием "второй способ". Там мы сначала готовили карандашное пятно, потом искали в нем образ, потом выявили увиденное. Сейчас ставится задача применить этот же прием в литературном творчестве.

Давайте попробуем разобраться в ситуации. Во-первых, имея задание рисовать человека, мы в качестве подложки брали цветы. Как известно, на иерархической лестнице животное стоит выше, чем растение. Значит создавая поисковое поле, мы опускались на одну ступеньку вниз. У нас получалась система, состоящая из элементов не только другого класса, но еще стоящих ступенькой ниже. Далее, во-вторых, нам предписывалось увидеть и выявить человеческую голову и ничего иного. Но ведь мы с детства уже знали как устроена голова, из чего она состоит, как ее изображают на бумаге. Вот, стало быть, и в литературное творчество надо все это перенести. Попытаться и там создать похожие условия.

Пусть нам требуется написать литературный портрет знакомого человека. Каким должно быть поисковое поле? Что здесь будет означать опуститься ступенькой ниже? Как искать и выявлять образ?

Говорят, что писатель должен рисовать свои картины смыслами и впечатлениями. Нельзя ли составить поисковое поле из элементов, выражающих смыслы и впечатления, а потом, комбинируя их, рисовать литературный портрет. Есть так же мнение, что раскрывать характер героя лучше не от лица автора, а от лица других персонажей, наблюдающих изображаемого человека в действии, не логично ли будет включить в поисковое поле и действия. А само поле представить набором фраз. Но ведь сочинять интересные фразы нелегко. Значит, начинать надо все-таки с набора слов. Из слов составить фразы, выражающие смыслы, впечатления, действия. А уж потом, пользуясь такой палитрой, рисовать портрет, зная наперед досконально характер изображаемого человека, как мы знали наперед устройство человеческой головы, когда ее старались увидеть в карандашном пятне.

 

Попробуем сформулировать порядок действий:

Действие первое: взять набор случайных слов;

Действие второе: пользуясь ими как подсказками, записать ряд  слов нужной тональности;

Действие третье: составить из них несколько предложений, выражающих смыслы, впечатления, действия;

Действие четвертое: написать портрет знакомого человека в виде короткого рассказа, используя составленные предложения.

 

Приводим пример выполнения данного упражнения.

Действие первое: взять набор случайных слов.

Март, усы, вносить, льется, грибы, чуткость, рост, сахар, прыть, аргумент, юркий, янтарь, зыбь, проглянул, шорох, ил, аттестат, беспокоить, думать, если, жизнь, узнал, запах, этих, иначе, факт, куда, то-то, либерал, смазать, моток, роль, над, плохой, отклик, антракт, яркий, берег, юность, внутрь, эмаль, гром, щуриться, дом, еще, шум, чисто, жнивье, цель, знак, хор.

 

Действие второе: пользуясь ими как подсказками, записать ряд  слов нужной тональности

Весна, усы, вносить, льется, шляпа, чуткость, рост, подсластить, прыть, аргумент, юркий, золото, зыбь, проглянул, шорох, напрямую, осадок, аттестат, беспокоить, думать, если, жизнь, узнал, признак, этих, иначе, факт, куда, душа, свобода, сыграть, развитие, роль, над, плохой, отклик, антракт, яркий, край, молодость, внутрь, сталь, гном, щуриться, дом, шум, еще, чисто, работа, цель, знак, песня.

 

Действие третье: составить из этих слов несколько предложений,  выражающих смыслы, впечатления, действия.

Беспокоить думами. Если жизнь узнал. Иначе подавать факты. Плохой отклик. Яркий антракт. Шум в доме. Подал знак усами. Аттестат юркости. Гном большого роста. Вносить внутрь себя прыть. Чуткость на шорохи. Подсластить аргумент. Чистая работа. Щуриться на золото. Край шляпы. Весна напрямую целилась в душу. Песня лилась и оставляла осадок. Сыграть молодого с зачатками развития.

 

Действие четвертое: написать портрет знакомого человека.

Если узнал жизнь, если перестал щуриться на золото и беспокоить себя думами, то самое время сыграть роль молодца с этакими зачатками развития: когда весна напрямую проходит сквозь душу с рок-песнями не оставляя следа, или вдруг, тронув рукой край шляпы и подав знак усами, выйти на арену гномом большого размера, имеющего аттестат юркости и подавать факты иначе, чем делают нормальные люди. Внося внутрь себя прыть, демонстрировать яркий антракт между действиями.

 

ЗАНЯТИЕ ОДИННАДЦАТОЕ: ВЫВОД БЛОК-СХЕМЫ

Прежде чем начать намеченное рассуждение, позвольте сделать несколько пояснений:

Прием, который был только что использован в десятом занятии на литературном творчестве, заимствован, как мы говорили, из рисунка. Но ведь и для решения изобретательской задачи на восьмом занятии был применен тот же прием: такое же приготовление поискового поля такое же укрупнение элементов его составляющих, совершенствование этих элементов, забота о контрастности и т.д. Остается пожелать вам в домашних условиях применить наш универсальный прием к нахождению танцевального образа и тогда все четыре жанра, в которых мы до сих пор работали, покорятся данному приему.

Совершенно так же можно доказать, что и другие освоенные вами приемы – универсальны.

Однако, если бы удалось свести все приемы к одной форме, то тем самым отпала бы необходимость проводить целую серию доказательств. Постараемся же привести все приемы к одному знаменателю.

Вывод блок-схемы

Как уже говорилось во введении, решение любой творческой задачи можно выполнить с помощью блок-схемы.

Воспроизведем ее еще раз:

1.   Отбор.

2.   Преобразование.

3.   Движение.

4.   Чувствование.

5.   Озарение.

Видимо, настало время привести какое-то обоснование. В сущности, если сказать кратко, оно в том, что эти блоки есть очень крупные образования. Вывод блок-схемы сводится к сложению всех приемов вместе: первые действия складываются с первыми, серединные с себе подобными, конечные с конечными. При таком суммировании хорошо видно, что вначале всегда идет разного рода отбор.

1. Отбор

В отбор входит многое и прежде всего выбор рода деятельности, ну в самом деле, нужно же знать, что человек собирается делать: плясать, или сочинять стихи, или, может быть, он хочет заняться такой деятельностью, которой никто до него не занимался. И найти эту новую деятельность с помощью виденики. Если род деятельности определен, например, научная работа, то должна быть обозначена и тема поиска, и концепция, и привлекаемый материал, и средства его обработки, и намечена какая-то первоначальная направленность работы, и многое другое.

И все это входит в отбор.

2. Преобразование

Под преобразованием подразумевается такое изменение всего отобранного, чтобы оно, это отобранное, превратилось из обычного, знакомого, в оригинальное, непривычное, возбуждающее фантазию. Делается это с помощью вариаторов. На восьмом занятии нам приходилось уже иметь дело с одним из них. Приходилось строить новую точку зрения с помощью специального для данного случая вариатора. Так же точно можно отыскивать новые принципы, новые концепции, новые направления, новые темы, новые конструкции, новые сюжеты и т.д. А оператор, как новый способ действия, в нашем понимании, это тоже вариатор только его частный случай. Приготовление вариаторов так же должно быть отнесено к блоку "преобразование".

3. Движение

Под движением понимается разного рода манипулирование всем тем, что отобрано и преобразовано. Манипулирование делается с целью получения красивой комбинации. Она придет, эта красивая комбинация, если отобранный и преобразованный материал был добротным и тоже по-своему красивым.

4. Чувствование

Четвертый пункт блок-схемы, названный чувствованием как раз и подчеркивает это обстоятельство. Все предшествующие действия должны привести к получению объективно-красивой комбинации и возникновению объективно-красивого чувствования. Без объективно-красивой эмоции не будет их завершающего этапа творческого процесса, не будет озарения.

5. Озарение

Озарение, или инсайт, или догадка, могут приходить к человеку как в результате неосознаваемой работы его духовных сил, так и под влиянием осознанно проделанной работы как в нашем случае.

Объективно-красивые комбинации в любой деятельности непременно породят и соответствующие эмоции и приведут к возникновению видения разных картин и образов.

Разумеется, характер и качество последних сильно зависят от подготовленности человека, его потребностей, знаний, умений, вкусов, установок и пр.

Добавим к сказанному, что не всегда обязательно выполнять все пять действий блок-схемы.

Возможна работа по сокращенным вариантам. Возможно использование предварительных заготовок, предшествующего опыта, переносов всякого рода и т.д.

Решение творческих задач с помощью блок-схемы

 

ЗАНЯТИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ: РИСУНОК

1. Отбор

Вначале отбор производится так же как на шестом занятии (т.е. на предыдущем занятии по рисунку): выбираются карандаши, подложки, растушевки в соответствии с тем, что намечено рисовать. Приготовление пятна вчерне, затем его дальнейшее совершенствование, а может быть, и значительное изменение, тоже не отличается от уже известного нам. Но следующая операция будет внове. Медленно поворачивая готовое пятно на 360 градусов стараются увидеть не художественный образ по выбранной теме, а саму тему будущего рисунка, или, как говорят, пластический мотив. Стараются увидеть нечто новое в изображении известного. Ведь задача виденики: изобретать, открывать, создавать оригинальное. Найдя интересную тему, продолжают работать над пятном соответственно с этой темой.

2. Преобразование

Как мы говорили ранее, преобразование делается с помощью вариатора, это обозначает, что сперва нужно приготовить вариатор, указывающий какой-нибудь новый способ усовершенствования пятна. Выполняем соответствующие действия: берем восемь произвольных объектов: бархат, дневник, зеркало, лабиринт, огнемет, салфетка, факел, чертеж. Используя их как подсказки, получим восемь объектов нужного нам направления: бархатистость, последовательность, зеркальность, запутанность, агрессивность, своевременность, локальность, точность. Группируя их по два и находя в каждой паре общность, будем иметь четыре следующих предложения:

1.   Мягкость перехода из одной стадии в другую.

2.   Выход из запутанности с переходом из правостороннего в левостороннее состояние.

3.   Своевременное чередование сильных и слабых воздействий.

4.   Обеспечение локальности точностью исполнения технологических предписаний.

Объединяя первое со вторым и третье с четвертым будем иметь:

1.   Мягкое и неполное продвижение в выбранном направлении с последующим перевертыванием.

2.   Своевременное чередование сильных и слабых воздействий и обеспечение локальности сильных воздействий точностью.

Соединяя первое со вторым получим вариатор:

Обеспечивая локальность сильных изменений точностью, осторожно продвигаются в направлении темы до середины. Затем перевертывают изображение на 180 градусов (вверх ногами). Следовательно, то пятно, которое получилось в результате всех действий в разделе "отбор" будем совершенствовать таким образом. В соответствии с найденным ранее пластическим мотивом, делаем подложки, подкладываем их в нужных местах, насыпаем нужных порошков, и очень энергично, но пространственно точно, делаем размазку. Доводим работу до середины и перевертываем пятно на 180 градусов.

3. Движение

В данном случае движение сводится к покачиванию в обе стороны на 90 градусов и имеет назначение увидеть художественный образ по выбранной теме.

4. Чувствование

Эта категория должна доминировать на всем протяжении работы над пятном и над рисунком. Пятно должно быть красивым, эмоции им вызванные – тоже, и рисунок – тоже.

5. Озарение

Столь громким словом называют не всякое видение образа. Умение подготовить хорошие исходные данные и умение увидеть в них красоту, вырабатываются постепенно. Если у вас наблюдается с каждым занятием продвижение вперед, значит, все в порядке.

Приводим примеры рисунков, выполненных данным способом.

 

 ЗАНЯТИЕ ТРИНАДЦАТОЕ: ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Отбор

Вероятно, сочинители по-разному приступают к работе, однако, какой-то отбор делается сразу. Одному автору совершенно ясно, что будут стихи. Другой, напротив, пишет только прозой, но, как само собой разумеющееся, прекрасно знает, что никакого романа он сейчас писать не собирается, зато небольшая вещица из имеющегося материала должна у него получиться. Третьего писателя прежде всего волнует звуковая и смысловая тональность будущего произведения. Четвертый озабочен проблемами изобретения художественных образов и непременно хочет, чтобы в его произведении с первых же слов наличествовало это изобретение и т.д.

И действительно, каждый писатель хотя и начинает с отбора, но отбор этот различен уже в силу того, что база отсчета у всякого своя.

Преобразование

Совсем другое дело со вторым членом блок-схемы, с преобразованием. Суть в том, что каково бы ни было начало работы, оно непременно приведет и упрется в необходимость оригинального решения задачи. Будет ли то поиск тональности, или художественности, или правдивости, или еще чего. Вот тут то и потребуется применение вариаторов. Уже известных вам или приготовленных заново. Они же, вариаторы, могут понадобиться для отыскания новой концепции, или нового сюжета и прочее.

ДВИЖЕНИЕ. ЧУВСТВОВАНИЕ. ОЗАРЕНИЕ

Манипулирование отобранным и преобразованным материалом с целью получения красивых комбинаций мы назвали движением. Рождению красивых комбинаций обычно сопутствуют адекватные эмоции. А творчество одухотворенное красивыми эмоциями, ведет к озарению.

Пример выполнения данного упражнения.

Вариантов здесь может быть бесчисленное множество. Приведем один.

 ОТБОР

У нас есть намерение на этой стадии долго не задерживаться. Попробуем сочинить несколько строчек, повествующих о странностях жизни, взятых из личного опыта.

ПРЕОБРАЗОВАНИЕ

Для выполнения поставленной задачи материал уже имеется, но нет ясности как его организовать. Принимаем решение: нарисовать небольшую картину, пользуясь самыми простыми словами и выражениями. Но это, опять таки, относится к "отбору". Кроме того, простота должна быть художественна. Как достичь художественности? Как расположить материал? Нужен ли сюжетный узел? Вот следовательно, что нужно сделать в разделе "преобразование": нужно обеспечить приемлемую композицию и художественность. Нужна сюжетная основа. Очевидно, все это относится только к данному конкретному случаю.

Приступаем к составлению вариатора, который бы помог нам

справиться с композицией. Берем восемь произвольных объектов: эхолот, бежать, дочь, тишь, сом, этаж, кипа, напиток. Используя их как подсказки, записываем восемь объектов соответствующей направленности. Что это значит – соответствующая направленность? Поскольку нам нужен вариатор, указывающий расположение частей, стало быть, эти восемь объектов и должны приближать нас к данной предметной области. Вместо эхолота возьмем что-нибудь говорящее о расположении событий в глубину, об их многослойности, например, подтекст. Вместо "бежать" – что-нибудь говорящее о динамичности в расположении, например, перманентность и т.д. Окончательно будем иметь: подтекст, перманентность, воспроизводство, контрастность, глубина, высота, повтор, опьянение. Группируя первое с последним, второе с предпоследним и т.д., получим: опьяняющий подтекст, лейтмотив, расширенное воспроизводство, сила контрастности. Объединяя первое с четвертым, а второе с третьим, будем иметь: сила подтекста в его контрастности. Лейтмотивом произведения стало расширенное воспроизводство запутанности сюжета. Соединения оба предложения получим: В качестве лейтмотива произведения предложить расширенное воспроизводство контрастности сюжетного подтекста. Вот такой получился вариатор для композиции нашего будущего произведения. Теперь приготовим вариатор для того, чтобы победить неприступную художественность. Снова берем восемь произвольных объектов: лига, свая, чехарда, дума, ответственность, дата, лучезарный, тысяча. Снова с их помощью запишем 8 объектов нужной ориентировки. Если считать, что художественный образ это всякий раз новое изобретение и что в основе этих изобретений могут лежать всякий раз новые приемы, то тогда не придется ли находить столько вариаторов, а с их помощью столько приемов, сколько в произведении есть мелких и мельчайших образов. Нет, не придется. Вариатор может быть всего один, но универсальный, из которого сами собой выходили бы все разнообразные приемы, а из последних образы. Такой универсальный вариатор должен содержать ключ к нахождению приемов. Вот к поиску ключа и будем продвигать нашу работу. Это и будет нужная нам направленность. Вместо "лига" запишем "объединение", вместо "свая" – "обоснование" и т.д. В результате получим: Объединение, обоснование, перестановка, разделение, подчинение, закрепление, освещение, множество.

Группируя первое со вторым, третье с четвертым т.д. получим: обоснованное объединение, разделение перестановкой, подчинение закреплением, освещение множества. Объединяя еще раз попарно, будем иметь: необоснованное объединение разделять перестановкой. Освещение множества закрепленных подчинений. Соединяя оба последних предложения, получим вариатор: Множество необоснованных объединений и закрепленных подчинений разделять освещением, перестановками и другими приемами, получающимися превращением любого значащего слова в действие.

Таким образом, в наших руках уже два инструмента. Попробуем приложить к делу сначала последний, предназначенный для достижения художественности речи. Тот жизненный материал, которым мы располагаем, повелевает начать наше повествование так:

Один человек шел по степи зимой. Кругом, докуда хватало глаз, был виден только снег. Ни одного темного пятнышка до самого горизонта. А в котомке за спиной пусто и силы на исходе.

Но ведь такое сочетание слов можно рассматривать как литературный штамп. Нельзя ли с помощью нашего вариатора разъединить привычно соединенное, превратив в оригинальный художественный образ. Берем произвольное слово, например, "треугольник". У данного слова кроме математического есть еще и другое значение: "дирекция, партком, профком", т.е., коллегиальный орган правления, где требуется все увязать и согласовать. А что если начать рассказ так:

Один человек шел по степи зимой. Но так как он не согласовал свои действия с треугольником предприятия, то и оказалось котомка за спиной пустая, силы на исходе, а кругом до самого горизонта только снег.

Если столь упрощенно-ироничное начало нас не удовлетворило, возьмем другое произвольное слово, например, "публика". По ассоциации от этого слова производим: люди, живые существа, жизнь, поддержание жизни. Пусть слова "поддержание жизни" лягут в основу нового приема для получения художественного образа из нашего неудачного начала. Тогда придем к такому варианту:

Один человек шел по степи зимой. Котомка за его спиной была пуста. Силы на исходе. Видя, что кругом до горизонта только снег, он стал рассуждать примерно так: это мой конец. Для людей я сделал все, что мог. Для природы – тоже. А для себя, для души – нет. Людей я больше не увижу. Природа сейчас в глубоком сне и меня не услышит. Посвящу последние часы своей жизни – душе. И вот, осторожно переставляя ноги и глядя вниз, чтобы не упасть, стал человек делать то, о чем знал с юных лет, но так и не удосужился привести в исполнение в течение всей жизни. Вы скажете – начал молиться. Нет, тот человек в обряды не верил. Он стал делать простейшее, начальное упражнение по самоусовершенствованию, точнее, по душевному совершенствованию. Прошло некоторое время, человек остановился передохнуть. Поднял голову и увидел впереди на снегу темную полосу. Прошагал еще немного – полоса расширилась. Прошел еще сколько-то, понял, что подходит к поперечной балке, на дне и склонах которой расположилось небольшое селение. Свежий снежок, прошедший над степью, скрыл все признаки жизни, а в деревеньке все как положено, было на месте. Вы скажете – совпадение. Кто его знает, может быть и так, может, как-нибудь иначе.

Вариатор для композиции мы все время держали в уме и тоже использовали в меру наших сил. Считаем, что дальнейшее совершенствование текста не в продвижении вперед по блок-схеме к ее третьему члену, а наоборот, в возвращении назад, к ее второму члену, т.е. следует продолжить работу, которую делали сейчас. Но, на наш взгляд, главная цель данного занятия – научиться составлять вариатор любого профиля и назначения.

 

Прежде чем продолжить изложение нашего курса следует сказать о программе, ибо в нее внесены крупные поправки: занятия 6-9 без изменений, а занятия 10-13 охватывают сразу материал занятий 10-34 обозначенных во введении. Следовательно вся программа II части будет выглядеть так:

ПРОГРАММА ВТОРОЙ ЧАСТИ КУРСА

Занятие шестое – рисунок

2 часа

Занятие седьмое – литературное творчество

2 часа

Занятие восьмое – техническое творчество

2 часа

Занятие девятое – задание на дом по танцу  и вопросы теории

2 часа

Занятие десятое – опытное доказательство  универсальности освоенных  приемов на примере литературного  творчества и рисунка

 

 

2 часа

Занятие одиннадцатое – вывод блок-схемы

2 часа

Занятие двенадцатое – решение творческих задач  по блок-схеме. Рисунок

2 часа

Занятие тринадцатое – решение творческих задач по блок-схеме. Литературное творчество

2 часа

––––––––––––––

Всего:

16 часов

 


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ПРОГРАММА ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ КУРСА*

1.

Освоение переноса.

 

 

Занятие четырнадцатое – научное творчество

2 часа

2.

Собственно виденика.

 

 

Занятие пятнадцатое – танцевальное искусство

2 часа

 

Занятие шестнадцатое – творчество йогическое

 и парапсихологическое

2 часа

 

Заключение

1 час

––––––––––––––

Всего:

7 часов

 

Освоение переноса: решение творческих задач с помощью блок схемы в новых жанрах.

 

ЗАНЯТИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ: ОСВОЕНИЕ ПЕРЕНОСА. РЕШЕНИЕ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДАЧ С ПОМОЩЬЮ БЛОК-СХЕМЫ В НОВЫХ ЖАНРАХ. НАУЧНОЕ ТВОРЧЕСТВО.

 

1. Отбор и постановка задачи

Сюда несомненно входит выбор темы исследования: заняться ли нам экологически чистыми видами энергии или передовыми технологиями. А может быть увлечься развитием воли, или, скажем, проанализировать полет стрекозы. Только нам хочется рассмотреть явление долгое время остававшееся для нас непонятным: почему волейбольный мяч с подачи летит порой как-то странно? Если рука, посылающая мяч через сетку с подачи описывает дугу в вертикальной плоскости, то мяч, перелетев сетку идет круто вниз. В чем тут дело?

 

2. Анализ и преобразование

Если мяч при полете вращается так, что его верхняя часть движется в направлении полета, а нижняя часть в обратную сторону, то над мячом скорость набегающего встречного воздуха и скорость увлекаемого мячом прилегающего слоя воздуха будет вычитаться, а под мячом складываться. Следовательно, по закону Бернулли давление воздуха на мяч сверху вниз будет больше, а снизу вверх – меньше. Однако, можно сделать опыт, показывающий, что эта причина не главная. Пусть спортсмен, вышедший на подачу, возьмет мяч на ладонь правой руки и подбросит его перед собой повыше, сообщая ему этой же правой ладонью вращение, дернув нижнюю часть мяча на себя (т.е. мячу сообщается такое же вращение, как в первом случае). Затем, спортсмен должен успеть этой же правой рукой размахнуться и ударить по мячу так чтобы еще более увеличить скорость вращения. При некоторой тренировке можно научиться такой подаче. Только эффекта большого не будет. При одинаковой начальной скорости улучшения не произойдет. Вращение мяча играет определенную роль, но в данном конкретном случае не главную.

 

3. Движение и переформулировка задачи

Испытывая разные способы введения в игру волейбольного мяча можно заметить, что если вытянутая рука, наносящая удар по мячу, движется по дуге почти в горизонтальной плоскости и только кисть с предплечьем успевают в дополнение к основному движению

описать небольшую дугу в вертикальной плоскости горбом вверх, то мяч, пройдя над сеткой, резко пойдет вниз. То есть так же, как в самом первом рассмотренном случае. Отсюда напрашивается вывод, что главная причина феномена в характере движения руки перед ударом. Может ли такое быть?

 

4. Чувствование и рождение гипотезы

Допустим, что характер движения руки до удара, сохраняясь во время самого удара запечатлевается в деформации мяча и что характер деформации мяча обуславливает характер полета.

 

5. Озарение и проверка гипотезы

Тогда мы приходим к идее или закону "последействия". Если есть такой закон, то не следует ли распространить его на другие подобные явления. И не только на полет футбольного мяча или теннисного, а вообще в физику удара и в объяснение полета птиц и насекомых, и в теории корабельных и воздушных винтов. И не даст ли наш закон любопытных результатов в сфере социальных взаимодействий. Сам же закон "последствия" сформулируем так:

"При упругом взаимодействии, характер движения взаимодействующих тел во время взаимодействия запечатлевается в характере их деформаций и через это влияет на характер движения тел после взаимодействия".

Дело остается за "малым": доказать, что это действительно закон, а не гипотеза.

 

 ЗАНЯТИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ. СОБСТВЕННО ВИДЕНИКА.

 ЯВЛЕНИЕ РЕЗОНАНСА. ТАНЕЦ

Наконец-то, уважаемые читатели, мы подошли к самой главной и заключительной части нашего курса. Все ранее рекомендованные приемы творческой работы и сама блок-схема несомненно могут с успехом быть использованы в творчестве. Однако не подлежит никакому сомнению также и то, что первейшее их предназначение – служить подготовительными действиями к собственно виденике.

Стержневая основа виденики очень эффективна во всяком творчестве и обеспечивает быстрое развитие способностей. Не исключено, что столь поражающая результативность завершающего этапа виденики, который сейчас вам будет представлен, объясняется явлениями синергетики, явлениями резонансного воздействия на человека-творца, когда действия самого субъекта-исполнителя согласуются достаточно полно с его же собственной природой и ее законами. Попробуем разобраться в этой непростой ситуации на конкретных примерах.

 

ТАНЦЕВАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

 

До сих пор все упражнения по сочинению пластического образа мы задавали на дом, но ведь такое разделение занятий на домашние и классные имеет иногда смысл, когда есть сама аудитория. А если все свелось к письменному изложению предмета, то нет причины отказаться и от танцев. Тем более, что именно здесь на пятом занятии мы уже сталкивались вплотную с удивительным явлением, с которым взялись сейчас разбираться. Давайте же, ввиду особой важности разговора, воспроизведем еще раз домашнее задание пятого занятия:

 

Действие первое – выбор направления.

Предварительная направленность необходима, так как человек должен решить для себя, что он собирается выразить: удаль в переплясе или нечто лирическое. Если под музыку, то какая она, заданная наперед или ее можно выбирать и т.д. То есть вначале идет все-таки отбор, хотя бы простейший. Возможно даже, что отбор произойдет почти мгновенно под влиянием музыки.

Действие второе – принятие исходной позиции и сосредоточение на первоначальной эмоции, соответствующей замыслу. Действие третье – начало движения и выход на вторую эмоцию, возникающую уже от самого движения.

Действие четвертое – продолжение движения в соответствии со второй эмоцией и выход на третью эмоцию.

Элементарным танцевальным образом мы там условились считать то, что получилось от конца третьего действия до конца четвертого действия, т.е. пластическое движение, одушевленное чувством, порожденным самим движением. Рекомендовалось также, выполнять упражнение уединенно, чтобы быть уверенным, что вас никто не видит и полностью сосредоточиться на красоте движений и красоте эмоций. Добавим важное замечание: все действия выполняются и руками и ногами, и корпусом одновременно.

Так вот оказывается, что упражнения, подобные описанному, будучи выполняемы всего с недельку по одному разику в день в течение пяти минут, поднимают в человеке какие-то неведомые ему

доселе способности в данном виде творчества. Если продолжить занятия, усложняя упражнения состоящие теперь уже из целых цепочек элементарных образов, накопившихся в памяти, или вводимых сразу в виде композиционных конструкций, то развитие стремительно прогрессирует не зная никаких границ. Совершенно в духе резонанса, когда слабые подталкивания дают сильное раскачивание если только понуждающая сила сообразуется наилучшим образом с возможностями всей системы. Малые подталкивающие импульсы должны быть непременно красивыми специфической красотой функционального соответствия. Под функциональным соответствием здесь подразумевается следующее: людям давно известны примеры эффективности красивых комбинаций в математике, в технике, в спорте, в полководческом искусстве, в финансовых операциях и т.д. Согласитесь, что техническая красота самолета, обеспечившая ему высокие летные качества, отличается чем-то от красоты комбинации разыгранной на футбольном поле и обеспечившей взятие ворот. Вот это отличие, или лучше сказать специфику, мы и назвали функциональным соответствием красоты.

Далее, очень интересно проследить порядок действия при сочинении танцевального образа. Он такой же как в блок-схеме. Все пять действий блок-схемы выступают совершенно отчетливо.

Таким образом окончательный вывод складывается следующий: с помощью блок-схемы создается объективно-красивый элементарный образ (причем красивый специфической красотой функционального соответствия), который, будучи повторен несколько раз, оказывает резонансное воздействие на всю природу человека и вызывает к жизни мощный подъем творческих сил, способных к дальнейшей самоорганизации и дальнейшему саморазвитию.

 

 ЗАНЯТИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ:

ТВОРЧЕСТВО ЙОГИЧЕСКОЕ И  ПАРАПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ

Об этих кладезях общечеловеческой культуры следует говорить с большой осмотрительностью и только то, что сам познал на личном опыте. Мы решаемся сказать несколько слов по данной теме потому, что виденика, взятая в целом, может служить одним из мыслимых путей самосовершенствования беспредельно высокого плана. Однако, мы ограничимся рассмотрением лишь одного первоначального упражнения, в надежде, что и оно принесет радость и приоткроет следующую ступеньку для дальнейшего самостоятельного восхождения. Итак, приступаем к постижению великих тайн, рассчитывая исключительно на собственные силы. Для начала лучше всего, конечно, уединиться. Чтобы никто вас не отвлекал. Потом вы сможете выполнять это упражнение и при людях. А сейчас запритесь в своей комнате, выключите радио и телевизор, сядьте поудобней, расслабьте мышцы тела и лица, отриньте все заботы и тревоги, попытайтесь, на сколько сможете, сделать так, чтобы в душе создалось умиротворение. Само упражнение выполняется следующим образом: спокойно вдыхая воздух, проследите чтобы во время вдоха у вас в голове не было никаких мыслей, совсем никаких. Затем, не торопясь, естественным путем выдохните воздух и опять проследите, чтобы во время выдоха в голове не было никаких мыслей. Вот и все упражнение. Коль пожелаете, можете повторить его несколько раз. Только помните, если в мозгу начнут мелькать и проскальзывать хоть какие-то обрывки мыслей, это уже не то, что нужно и для нашей цели бесполезное занятие. Здесь вдох и выдох нужны не сами по себе, а для вспоможения. Ведь это же упражнение можно сделать иначе. А именно: замереть всем своим существом и затаить дыхание на несколько секунд и проследить, чтобы в течение этих секунд в голове не было никаких мыслей. Вся суть именно в отключении думания. В полном его отключении. Это совсем не простое дело. Тем паче, что сама установка, согласно которой предписывается следить, чтобы в голове не было мыслей, есть не что иное как акт мышления. Со временем придет умение входить в такое состояние на более продолжительное время простым усилием воли. Ибо оно, это состояние, станет знакомым и привычным. Пребывать в ничегонедумании весьма приятно, но это еще далеко не все удовольствие. Через сравнительно короткое время психика человека скачком переходит в новое состояние неведомое простым смертным, в состояние сверхчеловеческого просветления. То есть вы непосредственно постигните и почувствуете какую-то большую тайну. И если только не испугаетесь, если не прекратите тренинг, то вероятно, через еще какое-то время вам сами собой откроются подступы к восхождению на еще более высокие вершины.

Очень важно обратить внимание на то, что упражнения в ничегонедумании как раз и являются теми маленькими толчками, которые способны вызвать большое раскачивание, ибо действуют в унисон с собственной частотой всей колебательной системы. Способностью резонансного воздействия на психику человека обладает только красивые комбинации. Красивое специфической красотой функционального соответствия. Достигнуть требуемой красоты можно с помощью все тех же пяти действий по блок-схеме. А судьей, решающим, что есть красота, причем объективная красота, будет ваш собственный вкус. Следовательно перед нами налицо полная зависимость результата от развитости у субъекта объективно хорошего вкуса. Если человек способен понять и почувствовать объективно-красивую компоненту какого-либо парапсихологического явления, то он сможет развить в себе самостоятельно разные умения. Сначала получить с помощью блок-схемы знание об нужном элементарном действии. Затем проделать это упражнение сколько-то раз, чтобы разбудить и раскачать более мощные силы, изучаемые синергетикой. А далее начнут вырисовываться следующие ступени по самоорганизации и саморазвитию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Пишут, будто Альбер Камю в своей нобелевской речи сказал, что искусство шагает по узенькой тропочке между двух бездн: с одной стороны тенденциозность, с другой – пустота. А физик-теоретик академик Мигдал, в одной из своих работ, посвященных творчеству, написал, что и наука шагает тоже по узенькой тропочке между двух бездн: с одной стороны догматизм, с другой – верхоглядство. Про виденику тоже можно сказать, что она шагает по узенькой тропочке, только не между двух бездн, а среди сотен других тропок и дорог, пересечений и развилок.

Да, в наше время известно великое множество различных концепций творчества. И в каждой из них есть что-то свое присущее только ей. Для виденики такой отличительной чертой можно назвать попытку научиться решать любые творческие задачи по формуле: 1.Отбор – 2.Преобразование – 3.Движение – 4.Чувствование – 5.Первое озарение или нахождение образа, способного к резонансному воздействию – 6.Резонансное возбуждение – 7.Творческое состояние – 8.Второе озарение или решение главной задачи.

Вот это и есть основная формула виденики.

Специалист по виденике, назовем его видист, должен знать еще и другие, более простые формулы.

 10 марта 1992 г.           Григорьев В.Н.

 

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Григорьев Владимир Николаевич родился в 1914 г. в городе Иркутске. До 1930 года учился в иркутских школах. С 1930 г. до 1933 г. работал на иркутских предприятиях. С 1933 г. до 1939 г. учился в Иркутском университете, предварительно окончив рабфак при университете. С 1939 г. до 1940 г. работал учителем средней школы в Иркутском районе.

С 1940 г. до 1945 г. служил в РККА. Участник ВОВ с 1945 г. до 1974 г. работал учителем в разных школах. В 1974 г. вышел на пенсию по старости.

С 1974 г. до настоящего времени работает на общественных началах преподавателем по практической эвристике (виденике) в разных институтах страны.

КОНТАКТНЫЙ АДРЕС: 664011, г.Иркутск-11, ул. Сухэ-Батора №8, кв.13,Чекулаева Наталья Сергеевна, тел.(дом.) 34-25-36.

ЕЩЕ РАЗ О ВИДЕНИКЕ

Термин "Виденика" – это не аббревиатура, а производное от слова "видеть".

Если понимать слово "видеть" как понимал его американский художник Роберт Генри, когда говорил: "Гений тот, кто умеет видеть", или как понимал его Сент-Экзюпери, когда говорил: "Нужно учиться не писать, а видеть, писать – это следствие", или как

понимал его наш академик Энгельгардт, когда говорил: "Способность интеллекта видеть вещи под неожиданным углом зрения важнейшее условие любого творчества", или как понимали его наши изобретатели Персианов и Дмитриев, написавшие книгу по изобретательству когда говорили: "Творить – это значит видеть то, чего нет". Вот если так понимать слово "видеть", то виденика занимается управлением и развитием этого видения.

Правильно будет так же сказать, что "виденика" – это спецкурс по некоторым вопросам теории, методологии и практике творчества, или что "виденика" – это вид практической эвристики.

Дальнейший разговор по данному предмету отнесен к послесловию, дабы не утомлять всех читателей подробностями.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. РАЗНЫЕ ВОПРОСЫ

Сократив курс, мы многое оставили за бортом, взять, например, такой вопрос: позволяет ли виденика решать творческие задачи не по действиям, а сразу?

Да, позволяет. Для этого достаточно принять за основу третье

действие блок-схемы т.е. движение материала. И весь творческий акт строить на нем. И начинать и кончать движением материала. В этом случае отбор будет выглядеть как заранее облюбованное или с ходу взятое направление. И он не будет фигурировать как отбор. И даже не будет замечаться. Зато, первым делом производится легкая, еле заметная подвижка материала. И сразу же за ней мгновенная чувственная корректировка, с целью улучшить результат. Затем, без паузы еще подвижка и корректировка. И еще раз подвижка и корректировка.

Но ведь это разновидность преобразования, или второе действие блок-схемы. Далее, так же без паузы следует собственно третье действие т.е. движение или манипулирование отобранным и преобразованным материалом. И тоже с повторяющейся и быстрой художественной корректировкой. Не мудрено, что тут же, само собой, помимо нашей воли, появится красивое чувство. И первая, удовлетворяющая автора, счастливая находка, или иначе, первое озарение.

Добавим, что материал которым оперировали, должен быть добротным. Это предполагает компетентность автора. И еще добавим, что вкус автора имеет первостепенное значение.

Описанный только что прием универсален. С его помощью можно создать красивую окраску звука, или сочинить новую мелодию. А опираясь на красивый тембр и красивую мелодию найти нужную тональность поэтического произведения.

Если же заранее потрудиться над накоплением (с помощью того же приема) опыта в области концепции, оригинального сюжета и композиции, то, навеваемая мелодией и тембром, тональность поэтического образа воплотится в слова. Причем оперировать можно как мелкими так и крупными кусками материала.

То же относится к науке и технике. И вообще ко всякой творческой работе.

 

Мышление бывает разное:

дивергентное и конвергентное, симультанное и сукцессивное, синектическое и шаблонное, системно-структурное и серендипити, теоретическое и эмпирическое, инверсионное и инерционное, понятийно-интеллектуальное и эмоционально-чувственное, диалектическое и формально-логическое, дискурсивное и интуитивное, концептуально-знаковое и наглядно-образное, жестко детерминированное и стохастическое, осознанное и неосознанное, обходное и прямолинейное, визуальное, профессиональное, репродуктивное, эвристическое, креативное, аутистическое...

Есть и другие формы мышления, как известные так и неизвестные нам.

Не меньше бывает и различных чувств, состояний, физических действий. Известных и неизвестных. Красивые комбинации из всех этих компонентов могут служить материалом для манипулирования.

Многослойный материал всегда благоприятен.

Образ, способный к резонансному воздействию получится, если красивое чувство его породившее возникло под влиянием красивой подвижки материала.

Обратите, пожалуйста, внимание на то, что в цепи превращений рядом стоят всегда разнородные объекты.

Второе озарение может достигаться тем же путем, что и первое озарение, но может приходить само, как непосредственное абсолютное знание, напрямую из творческого состояния.

Большие задачи лучше решать не торопясь, тщательно прорабатывая каждое действие.

Задачи производственные, спортивные, семейные, бытовые и многие другие, что встречаются всякому человеку ежедневно и ежечасно в повседневной жизни на каждом шагу, можно решать как творческие, к своему удовольствию и большому удовольствию окружающих, с помощью сокращенных приемов виденики, практически мгновенно, если принять виденику полностью и сделать ее способом жизни.

Виденика – это двоюродная сестра медитации. Коли последнюю толковать как "путешествие в глубинах нашей безмерной психики". А видист – это человек, научившийся управлять резонансным возбуждением. Подобно тому, как композитор живет в мире звуков, а писатель живет, осаждаемый со всех сторон очень яркими и чрезвычайно активными литературными персонажами, так и видист живет погруженный в своеобразную среду из пятен, поисковых полей, мозаичных конгломератов, вариаторов и еще бог весть каких новообразований, которые, беспрерывно поворачиваясь разными сторонами и причудливо трансформируясь, то и дело поблескивают какими-то еще никому не ведомыми срезами и гранями.

Видист должен воздействовать и на объект и на свою собственную внутреннюю природу в резонанс с их "характерами" и "наклонностями".

Собственно слово "синергетика" в переводе с греческого на русский означает "совместное действие", и если на востоке, в частности на Алтае, синергетикой называют науку о душе, а на западе под синергетикой понимают теорию самоорганизации, самоусложнения, саморазвития, то для виденики синергетика интересна прежде всего явлением резонанса. В учебном заведении это могут быть слитные действия педагога и учащегося. А для отдельной творческой личности, это такие действия самой личности которые, резонировали бы, суммировались бы с действиями неосознаваемой природы данной личности и со свойствами объекта воздействия.

Поисковое поле обычно складывается из элементов другого, хотя и родственного, класса, стоящего ступенькою ниже заданного класса. Это поле должно быть непременно объективно-красивым.

О том сколь разнообразны бывают виды красоты у одного и того же объекта проследим на примерах.

У человека может быть красивым цвет кожи, а может быть красивым какой-то ее неуловимый оттенок, говорящий о необычайной гладкости кожи. У человека может быть тактильная красота т.е. красота на ощупь; когда тело не жидкое как кисель, и не твердое как бетон, и не просто упругое, как надутый мяч, а красиво-упругое . И эта красота упругости бывает очень разной по качеству.

У живых людей встречаются очень красивые руки и ноги, которые иногда гораздо красивее, чем руки и ноги у Апоксиомена, или Дорифора, или Аполлона. У современных людей не часто, но встречается так же красота облика, превосходящая красоту древних эллинов. Уже издали бросается в глаза необъяснимое обаяние приближающейся человеческой фигуры, и лишь вблизи вы заметите, что красота целого и красота части это не одно и то же.

В затруднительном положении порой бывают художники. Они видят эту красоту, но не могут понять из чего она состоит, и не

могут передать ее на холсте или на бумаге.

 

Зато фотография без труда схватывает эту красоту. Если только сам фотограф не оплошает.

В отличие от художников, видист может создать на бумаге непостижимую красоту. Для этого он сначала приготовит поисковое поле. Затем увидит красоту. Затем уберет лишнее.

Конечно, при этом видист, так же как и художник, не сможет объяснить из чего она состоит эта красота. Он просто ее увидел и постарался не испортить при выявлении.

Кинооператор ныне способен увековечить красоту танца, что было совершенно недоступно художникам, пытавшимся рисовать Айседору Дункан.

Чтобы увидеть красоту в поисковом поле нужно само поле довести до красоты в том классе, в котором оно находится, т.е. ступенькою ниже заданного класса, что несравненно легче, чем работать сразу на нужном вам уровне.

 

УПРОЩЕННЫЕ ПРИЕМЫ РАБОТЫ. РЕЗОНАНСНОЕ ДЕЙСТВИЕ.  ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Иногда человеку не хочется или нет времени слишком долго и упорно трудиться над созданием полноценного поля и он предпочел бы применить для решения возникшей задачи какой-нибудь сокращенный прием. В таких случаях используются либо наработки прошлого, либо схема действия известная из прошлого.

Например вы ищите смысловую тональность для будущего поэтического произведения, берете Тургеневские стихи:

"Месяц стал как круглый щит,

Как змея река блестит..."

Здесь хороши сравнения.

Берете еще из Тургенева:

"Утро туманное, утро седое,

Нивы печальные, снегом покрытые..."

Здесь хороши эпитеты.

Берете из Фета:

"Шепот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья..."

Здесь хорош набор понятий.

Берете из Лермонтова:

"Выхожу один я на дорогу,

Сквозь туман кремнистый путь блестит.

Ночь тиха, пустыня внемлет Богу

И звезда с звездою говорит..."

Здесь хороши смыслы.

А теперь спросите себя: каким одним словом можно было бы назвать все четыре отрывка? Или, вернее, все четыре замечания, которые мы подписали под ними?

Пусть этим словом будет "характеристичность" (имеется в виду характеристичность поэтической речи).

Теперь берете любое значащее слово например "ведро" или "занавеска".

Какая характеристичность для поэтического произведения видится вам в этих словах?

Можно предложить для слова "ведро" – объемность, а для слова "занавеска" – завуалированность.

Но ведь этот же прием годится и в техническом творчестве. Проделав при решении изобретательской задачи подобные действия, вы можете при желании выйти на те же самые слова: "ведро" и "занавеска". Ведро теперь может означать, скажем, "резервную опрокидывающуюся емкость", "занавеска – "мягкую диафрагму, складывающуюся сборками".

Таким образом наш сокращенный прием для быстрого решения простой задачи оборачивается одним значащим словом, из которого можно получить информацию, если только задать этому слову соответствующую решаемой проблеме направленность и осмысление.

Для большей ясности рассмотрим еще один пример. Представим себе ситуацию: какой-то человек, назовем его господин N, не приемлет тезиса: "Говори только о том, что знаешь". Ведь даже Сократ утверждал: "Я знаю только то, что ничего не знаю". Вот и наш герой – господин N, понимая, что "сколько сознаний столько и качеств проявленного, столько и ступеней познания", т.е. что досконально он все равно ничего не знает, а поговорить ему хочется, следовал другому правилу: "Умей поддерживать разговор на любую тему". Вполне возможно, что в некоторых случаях получался только шутливый разговор, или активное слушание, но дело в другом. Господину N срочно потребовался прием для быстрого придумывания сюжетов по всякому поводу и на любую тему. Но это легко сказать.

Ведь известно, что во всей мировой литературе только 24 сюжета. Это по мнению оптимистов. А пессимисты насчитали всего 12. Однако поглядим далее. Выходит все-таки сначала нужен повод или тема, т.е. какой-то конкретный материал, а уже потом сюжет на него. Но если есть материал, не плохо бы поискать у него интересную грань, а у грани оригинальный подход, или смысловую тональность, а у той, в свою очередь, звуковую тональность, затем художественность, и везде строить вариаторы и т.д. и т.п.

Давайте сразу избавимся, на сей раз, от этой нужной в своем месте, работы, поскольку речь о сокращенном приеме. Нам говорят: сначала нужен повод или тема. Пожалуйста, берем какое-нибудь значащее слово, например "заноза" и мысленно добавляем сюда все, что знаем о занозах. Вот вам и повод, и тема, и материал.

Теперь от нас требуют сюжет на данную тему. Пожалуйста. Берем другое значащее слово "маска". Рассуждения поведем примерно так: Нам угодно, чтобы под словом "заноза" подразумевался занозистый человек, а не щепка в пальце. Далее. Такой человек частенько влипает в истории. Из разных историй выбираем ту, которая связана с маской. Под маской будем разуметь не маскарадную, не водолазную, а ролевую. Следовательно сюжет таков:

Занозистый человек глубоко внедряется и приподнимает ролевую маску другого человека и окружающие впервые видят настоящее лицо и драму всей жизни, казалось бы, хорошо знакомого и рядом живущего товарища.

Теперь поговорим о сочинении литературно-художественного образа, способного к резонансному воздействию. Это очень полезное умение для всех пишущих. Именно здесь их ждет быстрое продвижение к успеху, когда срабатывает резонансное возбуждение.

Сначала определим тему и сюжет по упрощенному варианту как делали минуту назад с той лишь разницей, чтобы и тема, и сюжет были не случайны, не какие угодно, а соответствовали бы вашему вкусу, вашему душевному настрою.

Мы берем слово "часы". Мысленно добавляем сюда все, что нам известно по данному вопросу. Вот наша тема, наш материал.

Переходим к определению сюжета на тему "часы". Берем слова: "первая любовь".

Сюжет вырисовывается такой: "Первая любовь в сопоставлении со всей прожитой реальной жизнью". Само сочинение на тему "часы" выглядит так:

 

Часы

А часы все идут. Вот и свадьба моя пролетела.

Двое деток растут и погиб на войне муженек.

А часы все идут. Боже мой! И какое им дело!

Сколько счастья пришло и ушло! Сколько пройдено в

жизни  дорог!

 

Я еще хоть куда: сам начальник меня заприметил.

Ордена и почет за безумную удаль в труде.

Но скажите же мне почему так отчаянно светел?

Тот, далекий, и близкий до слез, тот, мечты моей

юной  предел ?

 

Это есть образ, способный к резонансному воздействию. Здесь, по-нашему мнению, небесполезно напомнить читателю, что методология – это наука о методах. И методолог не обязан быть непременно хорошим поэтом. Равно как и хороший художник, или хороший ученый имеют право быть плохими методологами. Просто-напросто, это совсем разные сферы познания и деятельности. Виденика, как вид практической эвристики, тяготеет к методологии. И автор, естественно, ожидает снисхождения со стороны читателей к чисто поэтическим качествам приводимых примеров.

Итак, на наш взгляд, получился образ, способный к резонансному воздействию. В нем ключевую роль играет первая фраза: "А часы все идут".

По существу эта фраза и повела, и определила легкость дальнейшего повествования. Первую фразу следовало бы специально изобретать, находить видением с помощью особых приемов, коих великое множество.

Вероятно читатель уже заметил такую деталь: если в качестве датчика случайных слов пользоваться словарем, то иные слова работают хорошо, а другие плохо.

Поэтому на сей раз поступим следующим образом. Возьмем из словаря, как и раньше, любое слово, но заставим его играть роль подсказки для нахождения действительно интересного слова.

Первым попалось слово "гримаса". Оно помогает нам обратить внимание на очень емкое слово "грим".

В театре гример запросто из молодого исполнителя сделает старца, А нельзя ли изобрести "грим" для голоса актера? А нельзя ли нечто вроде грима применить и в литературном творчестве? Например весельчаку дать роль печальника. И пусть весельчак на своем привычном жаргоне, которого не в силах перебороть, делает сообщение собранию о печальных событиях.

Вот мы и наметим поисковое поле, в котором можно увидеть первое ключевое предложение.

Еще нам хотелось бы подчеркнуть следующее важное обстоятельство. Если при создании завершающих двух стихов (в стихотворении "Часы"), автор испытал светлое и в то же время щемящее душу чувство, то это и есть не что иное, как резонансное воздействие.

 

УПРОЩЕНЫЕ ПРИЕМЫ РАБОТЫ.ТЕХНИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО

Любители технического творчества тоже могут пользоваться упрощенным приемом.

Приведем три примера. Ряд методик предлагают изобретателю тот или иной порядок действий. Стало быть, если вы хотите применить не их порядок, а свой, то берете случайное слово например "пила" и в нем ищите этот порядок действий.

Если пила лучковая, то сперва выбирается форма зуба: поперечный, продольный или смешанный. Затем выравнивается полотно, затем натягивается тетива, затем зажимается в верстак поделка, и затем уже пилят. Эти пять действий обобщенно сформулируем так:

1.   Выбор активного начала;

2.   Сочленение его с инфраструктурой;

3.   Подача напряжения;

4.   Фиксация;

5.   Разделка

Получилось нечто похожее на прием в изобретательстве. Предположим требуется с помощью этого приема придумать оригинальный способ защитить свое жилье от квартирного воришки. Первое действие – выбор активного начала – слезоточивый или другой газ. Второе действие – сочленение с инфраструктурой – тоже подходит. Последующие действия подходят даже чересчур.

Другой пример касается тех методик, где на первом месте стоит не порядок действий, а принцип действий. Сознательно берем это же слово – "пила". Но пред ним теперь придется поставить новое требование: выразить принцип. Приходилось ли вам, читатель, видеть в цирке такой номер: артист играет смычком на громадной пиле, один конец которой стоит на земле, а другой выше головы, поддерживается левой рукой артиста. Вибрация звука, кстати удивительнейшая, достигается действиями именно этой левой руки. Тембр "голоса" пилы похож на человеческий, только мощнее и глубже, музыка захватывающая. Трудно ли после такого концерта выдвигать всякие идеи? Есть известный принцип французского ученого: "Чтобы изобретать, нужно думать около". Можно было бы добавить к нему: не только "около", но и "поодаль". Но есть еще один принцип общепринятый: "Чтобы изобретать, нужно найти новое явление". Так вот, не исключено, что новое явление здесь же перед нами в возможностях вибрато пилы.

Третий пример выведет нас за пределы известных категорий: порядок действий, принцип действий и пр. Обратимся к помощи того же слова – "пила". Вообразим, что порядок действий, принцип действий, характер действий, форма действий, сфера действий, место действий, время действий – это зубья пилы, терзающей дерево познания. А нам хотелось бы не пилить его, а дружески побеседовать с оным деревом. Найти язык понятный обоим. Посидеть мирно этак где-нибудь на берегу речки. Потолковать о жизни, о душе, о том о сем. Затем попросить разрешения и задать технический вопрос, который не дает нам покоя, мешает жить по-человечески.

В заключение заметим, что во всех трех примерах можно было выбрать не пилу, а магнитофон, или кошку, или банк, или всякий раз свежее слово использовать. Решения получились бы, конечно, другими, не похожими на те, что здесь записаны.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ОПИСАНИЯ УПРОЩЕННЫХ ПРИЕМОВ РАБОТЫ  В ЛИТЕРАТУРНОМ ТВОРЧЕСТВЕ

Когда мы рассуждаем о наипростейшем приеме и жонглируем одним единственным словом, то на самом то деле всегда присутствует второе слово. Либо скрывающееся в условиях задачи. Либо подразумеваемое само собой в обстоятельствах. Либо уже не прячущееся а открыто позирующее, как в случае с "сюжетом" или "порядком действий". То есть, по существу, происходит хорошо известное взаимодействие двух или более объектов в разных обстоятельствах. Вообще, работая с двумя словами, понятиями, суждениями, афоризмами и др. формулами, можно бесконечно варьировать приемы, подходы, цели, условия и пр. Надо только не забывать о красоте комбинаций на каждом этапе.

Пусть нам даны два слова: "время" и "симптом". Требуется сочинить предложение в которое бы вошли оба заданных слова. Получаем: "симптомы времени отняли кошелек", здесь оба заданных слова принимаются за одно целое и к ним добавляется третье слово, из двух слов: "город" и напаять" само собой выходит: "город напаял десятку". Из двух слов: "Косточка" и "надернуть" имеем: "на косточки надернуть кофточки", на слова: "время" и "скептик", давно уже сказано: "А время движется все дальше, все вперед и каждому готовит свой черед". В приведенном ниже стихотворении "Рикша", очевиден диктат первой ключевой фразы: "Я родился на асфальте".

 

РИКША

Я родился на асфальте,

Я учился на диэте,

Я женился на двуколке,

Я работал на бегу.

А теперь я еду в гости,

В зарешеченной карете.

Надоела мне дорожка,

Больше видеть не могу.

Стану жить в казенном доме,

Щеголять в казенном платье,

Стану ноги обувать я,

Стану есть казенный хлеб.

Пить лишь воду ключевую,

Спать лишь в каменной палате.

Наконец нашел я счастье:

Здесь мой дом и здесь мой склеп.

 

В предлагаемой замысловатой частушке так же ведущая роль за первой строчкой.

Мой миленок – ригорист,

Враг тактильных репрессалий.

Ну, а я – эвдемонист,

Форс-мажор, адепт баталий.

Познакомившись немного с упрощенными приемами работы в литературном и техническом творчестве, вы можете теперь, каждый для себя в отдельности, попытаться нащупать такие упражнения, которые без подготовки, а сразу выдавали бы, пусть очень маленький, но самодостаточный результат.

Чтобы эти микроскопические, но ежедневные успехи, легко умещающиеся в промежутках между текущими делами, были приятны вам, чтобы эти забавы сыграли роль маленьких толчков для большого раскачивания при попадании в резонанс.

Приведем пример самостоятельного поиска в литературном творчестве, ибо в нем результат виднее, чем в техническом творчестве. Сначала нам надо достичь такого же положения, как в рисунке. Ведь в визуальном видении мы уже можем каждый день любоваться разными образами глядя на стену, оклеенную обоями с цветами, или глядя на облупленную и обляпанную поверхность ремонтируемого помещения, или глядя просто на землю. Вот и в литературном творчестве для интеллектуального видения, надо свободно, без хлопот и без какой-либо подготовки, иметь перед внутренним взором поисковое поле. Это могут быть люди, вещи, события, происходящие сейчас или минуту назад. Но могут быть и созданные воображением. Для нас ведь теперь не составляет труда найти тему. Достаточно выбрать одно слово. Мы для разнообразия взяли два слова: "профиль" и "откос" и в них усмотрели интересное понятие: "профиль откоса". Теперь нам захотелось иметь еще одно слово, но не для нахождения сюжета, а для определения направленности поиска. Дело в том, что, отыскивая какой-то свой прием, мы решили некоторое время потоптаться на месте, погундосить на одной ноте, до тех пор пока замаячит красивое чувство.

Исходная позиция наша это "профиль откоса", а направленностью поиска пусть станет слово "минута". Начинаем сочинять предложения в которых половина текста относится к живой природе, а другая половина к "мертвой" природе, и двигаться будем в

направлении указываемом понятием "минута".

Первое предложение:

"Прощальная улыбка бабьего лета".

Второе предложение:

"Всего лишь одно мгновение ее вздрагивающие губы ждали, но тщетно, поцелуя-признания, а дальше пошло отчуждение, холод, разрыв, потеря видимости, все как на промозглом сибирском тракте в дальнем рейсе".

Третье предложение:

"Тихо месяц плывет над уснувшей Землею". В этом третьем предложении в поисковое поле было добавлено требование к тональности. Автору хотелось достичь плавности и лиричности речи.

Неплохо получится, если наше упражнение делать используя общие рекомендации Родена, а именно "... в каждом существе, в каждой вещи угадывать характер, ибо в искусстве прекрасно только характерное..." Или используя рекомендации Чаадаева, т. е.

"...За каждым предметом в природе ставить нечто невидимое, что нас трогает и волнует и изображать это невидимое, а не сами предметы нами созерцаемые..." Хорошее поисковое поле выходит, когда группируешь конкретные представления о тональности, художественности, чувственности, идейности, концептуальности в физически ощутимую комбинацию.

Конечно, в литературном творчестве следует рисовать не сами объекты (этим занимаются изобразительные искусства), а отношения между ними или между их частями. Например, как у Эдгара По в следующем отрывке: "...Внешность ее описать довольно трудно. Ростом она была примерно с ангела, и у нее были глаза, и этакая повадка..."

 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О МЕДИТАЦИИ

Если коротко, то можно сказать так: надо заменять комбинации в мыслях на комбинации в состояниях. Если же говорить подробнее, то правильнее будет остановиться, и при том с большой осторожностью, на одном виде медитации. Он, этот вид, найден методом переноса из других видов творчества. Работая в разных жанрах, нетрудно заменить, что для решения одной и той же задачи всегда есть несколько путей, вот и в медитации так же.

Предположим вы хотите достичь состояния покоя, освобождения, забвения, безмыслия. В этом случае в вашем распоряжении непременно окажется несколько путей. Иной раз это состояние достигается когда вы увязываете упражнение с дыханием. А другой раз лучше выходит, если опереться на свою волю, на веру в успех. А в третий раз вы просто все отбрасываете, какие бы заботы и мысли не навалились на вас, вы все как есть отстраняете, даже мысли о безмыслии. А в четвертом случае вы расслабляетесь на сколько умеете, а через несколько секунд, вдруг оказывается, что есть напряжение, вы снимаете его, а через несколько секунд замечаете еще зажим. Убираете и его и т. д. А в пятом случае вы ставите перед собой цель сохранять нужное вам состояние под контролем сознания лишь несколько секунд. А в шестом случае вы говорите себе и даже чувствуете это, что вам хочется побыть в состоянии, которое определяется не деятельностью ума, а чем то другим, неземным. Так вот, заметив, что в медитации, для достижения одного и того же состояния, существует несколько способов, вы объединяете их все в один способ, который заключается в том, что не нужно больше мучить себя заботами об упражнениях. Все эти разные способы, сами собой, без ваших стараний, сменяя друг друга естественным порядком, будут делать одно и то же дело для которого предназначены. Ведь психике как раз и свойственно переходить все время от одного состояния к другому.

Особенно полезным при этом могут оказаться такие действия роль которых помогать, способствовать, облегчать: например частично отключать думание во время однообразной монотонной работы, или частично расслабляться физически при езде на транспорте в качестве пассажира, или частично играть роль, соответствующую вашему замыслу при общении с людьми и т. д.

То есть речь о том, чтобы не подчиняющиеся душевные движения соединять почаще с более уступчивыми интеллектуальными и физическими движениями. Видимо здесь есть тесная физиологическая связь и польза ощущается совершенно отчетливо.

В частности если вы последуете совету Огороднова Д.Е. "...Выражай в голосе своем прежде всего свою доброту, выражай ее свободно и непринужденно..." Причем не только в пении, но и обязательно в разговоре, то сразу заметите серьезные сдвиги в вашем характере, а затем и во всей жизни. Мечты, которые оставались мечтами года и даже десятилетия, начнут быстро воплощаться в нечто осязаемое.

ПРИМЕР РЕШЕНИЯ БОЛЕЕ СЛОЖНОЙ ЗАДАЧИ

Еще во вводной части нашего курса отмечалось, что с помощью виденики можно найти столь новую проблему над которой еще никто не работал и которую даже никто не ставил. Иначе говоря, читатели приглашаются на прогулку в свободный поиск. Куда нас выведет подобное путешествие мы, естественно, не знаем и сами. Однако, отправной пункт обозначить надо. Чтобы желающие могли подготовиться и собраться в нужном месте. Итак, началом движения объявляется физико-философское отделение средней школы. Проводником вызвалась служить госпожа фантазия. Присядем на минуту перед дальней дорогой. Теперь трогаем. Пусть, для разрядки напряжения и для подъема духа, запевают те, кого мы уже знаем. Берем несколько произвольных объектов (т.е. вводим элемент случайности): Дарданеллы, семечки, клей, швеллер, позвоночник, диплом, сатана, фольклор. Используем их как подсказки для нахождения такого же числа объектов физико-философской и технической ориентации. Дарданеллы – это пролив между Мраморным и Эгейским морями, т.е. нечто промежуточное между средиземным и черным морями. Поэтому, вместо слова "Дарданеллы" поставим слово "промежуток". Подсолнух поворачивает свою голову вслед за Солнцем, поэтому, вместо "семечек" запишем "синхронизм". "Клей" уступит место "сцеплению". Швеллер – этот корытообразный профиль стального проката – станет у нас корытом на потоке или "корытопотоком". Далее по порядку появятся: "остов", "результирующая", "негатив", "импровизация". При спаривании, стараемся одну пару подбирать далеко отстоящие по смыслу понятия. В результате имеем: промежуток и корытопоток, синхронизм и остов, сцепление и негатив, результирующая и импровизация, в первой паре, машина, штампующая корыта, должна иметь промежуток между матрицей и пуансоном, чтобы не резать материал, а изгибать, вытягивать и ссаживать. Следовательно там происходит пластическая деформация. Так и запишем вместо первой пары новое понятие: "пластическая деформация". Во второй паре: остов чего? Корабля, или ихтиозавра, или политэкономии социализма? А синхронизм в чем? Синхронизм в парном катании, или в групповом танце, говорит о заученности движений, о мертвящей роли синхронизма в танцевальном искусстве. Когда остается лишь остов от искусства, а душа улетучивается. Зато в хоровом или оркестровом деле, при наличии нот и дирижера, омертвления может не происходить. Стала быть, можно говорить об избирательности синхронизма. И вместо второй пары встанет понятие: "избирательность синхронизма". В третьей паре, негативное изображение – это промежуточное изображение. И в сцеплении иногда полезно бы иметь промежуточное сцепление. Значит в третьей паре вместо сцепления и негатива поставим "промежуточное положение". В четвертой паре, собственно, импровизация это и есть результирующая многих независимых компонентов, действующих одномоментно т.е. симультанно, это последнее слово и заменит нам четвертую пару. Выпишем вместе, что у нас получилось во всех четырех парах:

1. Пластическая деформация;

2. Избирательность синхронизма;

3. Промежуточное положение;

4. Симультанность

Снова сгруппируем их попарно: 1 со 2 и 3 с 4. В результате получим:

1. Пластическая избирательность;

2. Симультанная промежуточность

Наконец, соединяя оба предложения, имеем: "Пластическосимультанная промежуточность". Во всех преобразованиях до сих пор применялось измельчение и конкретизация объектов, хотя и разными способами. Следующая операция так же пойдет путем дробления. Получившаяся формула пусть выполняет роль надсистемы. А нам надо найти подсистемы к ней. Похоже что они будут состоять из соединения вместе нескольких прилагательных с добавлением нашего существительного "промежуточность". Например: Челночнорисково-торгашеская промежуточность, или иждивенческо-крикливо-тупая промежуточность, или нахраписто-прихвато-зажимистая промежуточность. Но так как нам нужна физико-техническо-философская направленность, то получим:

1. Капилярно-ячеисто-дуалистическая промежуточность;

2. Лучисто-противоточно-глубинная промежуточность;

3. Вакуумно-дробильно-всезахватная промежуточность;

4. Предварительнонапряженно-микроволново-шаровая промежуточность;

5. Ночезрительно-гусенично-имманентная промежуточность;

6. Турбулетно-мягко-музыкальная промежуточность;

7. Опреснено-обтекаемо-холерическая промежуточность;

8. Кристалическо-сыпуче-аномальная промежуточность;

9. Статично-гоночно-ложная промежуточность;

10. Гранулировано-трубчато-затуманенная промежуточность;

11. Виртуально-паросилово-подпороговая промежуточность;

12. Инфразвуко-жирно-параллельная промежуточность.

Промежуточность она и есть промежуточность. Пора переходить от нее к чему-то более самодовлеющему. Например, к процессам или явлениям. Соединяя попарно наши промежуточности будем иметь несколько процессов. Из первых двух промежуточностей после объединения получим:

Множество разных сил действуют на клеточки слагающие наше тело. И множество ограничений, препятствий и противодействий испытывают эти клеточки. Но они непрестанно восстанавливают, насколько могут, насколько это в их силах, глубинное, гармоничное равновесие. Это несомненно процесс. Сначала были взяты физические термины: "Капиллярно" и "лучисто", и были рассмотрены явления происходящие там. Затем к ним добавились препятствия и противодействия подсказываемые техническими терминами. Наконец, философские термины навели на мысль о глубинном гармоничном равновесии. Третья и четвертая промежуточности после объединения рождают монстра в виде дробильно-шаровой всезахватной мельницы, которая запускается в действие с помощью микроволнововакуумной установки и размельчает заложенный в мельницу материал практически мгновенно.

Пятая и шестая промежуточности превращаются в процесс внутренно присущий крытому вездеходу на мягком гусеничном ходу, который, не без участия ночезрительных органов, легко и беззаботно продвигается через ночную пургу под аккомпанемент чарующей салонной музыки.

Седьмая и восьмая промежуточности после слияния, и если уйти от реальности в область вымысла, могут к примеру, выглядеть так: при опреснении воды выделяются кристаллы соли. Целые горы соли подобно сыпучим пескам. И когда эти горы обтекаются ветром, то они, так же как и поющие пески, издают звуки вследствие перемещения кристалликов соли. Только звуки эти больше похожи не на пение, а на дикую какофонию тысячи ведьм и тысячи чертей, собравшихся на шабаш.

Девятая и десятая промежуточность наталкивают на фантастический образ: будто трубчато-гранулированные частицы, покрывающие некоторый участок земли, создают в стоячем воздухе ложную затуманенность мешающую гонщикам, но не признаваемую судьями.

И наконец одиннадцатая и двенадцатая промежуточности (здесь тоже не обошлось без вольного обращения с фактами). Инфразвуковые импульсы подпороговой частоты, возникающие и исчезающие подобно виртуальным частицам, но мощные как паросиловая станция и жирно насыщающие пространство, вызвали в параллельном мире замешательством и наши и собратья по разуму, слегка растерявшись, допустили ряд оплошностей, что и позволило нам обнаружить их. Продолжаем наши преобразования- из нафантазированных процессов, так же соединяя их по два, постараемся получить не процессы, а конструкции. Из первых двух процессов, после рассмотрения происходящих там явлений, хочется предложить конструкцию некоего доильного аппарата, который бы более ласково, чем нынешние работал с сосками, поскольку питался бы от переносной микроволново-вакуумной силовой установки, да еще в добавок обладал бы способностью восстанавливать гармоничное равновесие в теле животного, тем самым тонизируя настроение буренки. Недаром же говорят: "Ласковое теля двух маток сосет".

Третий и четвертый процессы, соединенные вместе дают конструкцию рабочего места оператора на вредных производствах. Упоминаемый там крытый вездеход на мягком гусеничном ходу с салонной музыкой и с ночезрительными органами – это очевидно будет у нас кабина оператора. А шабаш чертей и ведьм – это само вредное производство.

Пятый и шестой процессы, рассматриваемые одновременно, приводят к идее калейдоскопа, но не оптического, а универсального. В этом калейдоскопе должны бы возникать не только инфразвуковые импульсы или затуманенность от трубчато-гранулированных частиц, а должны калейдоскопически чередоваться и перемешиваться тысячи разных явлений и все время в новых не повторяющихся сочетаниях. А чувствительные индикаторы, датчики, приемники, компьютеры, экраны, регуляторы, фиксаторы и пр. помогали бы экспериментатору разбираться в происходящем.

Итак в нашем распоряжении три конструкции:

1. Доильный аппарат

2. Кабина оператора вредного производства

3. Универсальный калейдоскоп

Предстоит же нам, соединив их, найти не конструкцию, а принцип действия.

Записанный под номером третьим универсальный калейдоскоп имеет существенный недостаток. Его конструкция предполагает создание всех возможных комбинаций из тел, явлений, эффектов и других компонентов. Но давно известно, что полезными будут ничтожная часть из них. Только красивые комбинации могут представлять интерес. Отсюда простой вывод: (доильный аппарат и кабина оператора подсказывает его): В конструкции универсального калейдоскопа должно быть предусмотрено устройство, способное отбирать объективно-красивые комбинации и отсеивать остальные. Таким образом принцип действия универсального калейдоскопа понятен. Но как его осуществить? Вот вопрос действительно трудный и пока что в таком виде в науке и технике не решенный. В самом деле, возможно ли придумать и построить такой механизм, который бы из беспредельного множества всевозможных сочетаний и последовательностей, проносящихся через калейдоскоп даже в закодированном виде, отбирал и пропускал только объективно-красивые, а остальные отсеивал бы?

Но поскольку задача поставлена надо ее решать. Сначала расширим проблему. То есть определим частным случаем какой более общей задачи является данная задача. Для этого находим другие явления того же класса. Такие оказывается есть. Например, изменчивость, наследственность и естественный отбор в природе. Или перебор вариантов на компьютере и нахождение решения по заложенной в него программе. А надсистемой будет эволюция. Теперь уточним задачу и выберем направление. На каком направлении мы желали бы остановиться? Нам больше по душе не перебор всех возможных комбинаций, а принятие к рассмотрению любой комбинации и ее совершенствование. Улучшение ее качеств во всех отношениях до тех пор, пока она не станет объективно-красивой. Теперь полезно было бы наметить подход к решению задачи и не простой, а оригинальный. Значит придется приготовить вариатор, отвечающий на аналогичный вопрос: Каков должен быть подход к решению задачи? Берем сколько то произвольных объектов: куча, туча, море, горе, гайка, майка, мыло, шило. Это, как вы помните, лишь вспомогательные объекты, с их помощью образуем столько же объектов нужной нам направленности: Множественность, изменчивость, действенность, невосполнимость, стабильность, поверхностность, очистительность, проникновенность. Соединяя по два получим: изменчивая множественность, действенная стабильность, очистительная невосполнимость, поверхностная проникновенность. Еще раз соединим по два. Двойственная стабильность в поверхностной проникновенности, очистительная невосполнимость в изменчивой множественности. Соединяя последние два предложения получим: очистительная невосполнимость и подлинная стабильность в глубинной и постоянной проникновенности. Это вариатор отвечающий на вопрос: каков должен быть подход к решению задачи?

Придется набраться терпения. Нам нужны еще два вариатора отвечающие на вопросы: Каков должен быть принцип действия нашей машины? и каково должно быть устройство такой машины?

Вспомогательные объекты оставим те же самые и получим из

них восемь объектов, но совсем другой направленности.

1. Муравейник,

2. Гроза,

3. Смерч,

4. Смерть,

5. Крепеж,

6. Лето,

7. Пена,

8. Давление.

Соединяя по два получим:

1 (1,2). Действие многих факторов в одном направлении.

2 (3,4). Передача неизменяемой мощности уменьшающейся массе.

3 (5,6). Готовь сани летом, а телегу зимой.

4 (7,8). Взаимодействие макро и микро сил.

Еще раз соединяя по два получим:

1 (1,2). Перенос действия многих факторов с одного направления  на один из участков этого направления.

2 (3,4). Перенос действия макросил на микроуровень.

Соединяя последние два предложения получим:

Перенос действия многих факторов с одного направления, на один из участков этого направления с одновременным переносом действия макросил на микроуровень. Это и будет вариатор отвечающий на вопрос: Каков должен быть принцип действия машины?

Последний вариатор должен отвечать на вопрос: Каково должно быть устройство машины? Все объекты и вспомогательные и работающие остаются без изменения, и соединять их будем в том же порядке. Другими получатся только результаты после соединения.

1 (1,2). Такие внешние обстоятельства, которые действуют и на  живые и на неживые объекты.

2 (3,4). Передача энергии от тел, движущихся прямолинейно к телам, движущимся по кругу и от последних к телам движущимся хаотично.

3 (5,6). Скрепление деталей техническими и природными средствами.

4 (7,8). Действие поверхностного слоя в твердых и жидких телах.

Еще раз соединяя по два, получим:

1 (1,2). Передача энергии с помощью направленного микровзрыва.

2 (3,4). Действие поверхностного слоя в твердых телах при скреплении их техническими и природными средствами.

Объединяя два последних предложения получим: все твердые детали, узлы и агрегаты машины соединяются между собой природными средствами при ненарушенном поверхностном слое. А вся энергетика основывается на направленном микровзрыве. Это и будет вариатор отвечающий на вопрос: Каким должно быть устройство машины?

Понятное дело, вариатор это еще не машина. Попробуем представить себе машину в действии. Как вы помните, мы сами остановили свой выбор на направлении, в котором отвергли пропускание через машину всех возможных комбинаций даже в закодированном виде, ибо число их квинтиллион квинтиллионов и почти все бесполезные и должны быть отсеяны (а полезных 0,00001 процент). Мы решили работать над комбинацией, поступившей в машину по улучшению ее качества до тех пор, пока она не станет объективно-красивой.

Но ведь это означает, что либо машина, либо человек должны все время решать вопрос: красиво или некрасиво. Умом этот вопрос неразрешим, его решает чувство. Стало быть только человек, обслуживающий машину. А у человека, или пусть даже у группы людей, окруживших машину, есть свои предпочтения, свои вкусы, свой, всегда ограниченный, объем знаний. Может случится, что комбинация уже красива с точки зрения науки будущего, но современный человек еще не готов к ее восприятию. А как осуществлять улучшение качества, сразу в натуре или вначале лучше на бумаге? Когда в предварительных раздумьях и пробах по улучшению качества комбинации, вам понадобится добавить эффект, на который машина не рассчитана, то ведь придется монтировать рядом соответствующую установку. Потом еще одну, потом еще десять. Может быть правильнее говорить не об универсальном, а об отраслевом или даже узкоспециализированном калейдоскопе. Да и не калейдоскоп это, а скорее старший помощник младшего подметалы. Вот подметалы в творческой работе полезны. Об одном из подметал-помощников мы и беседуем. В последнем вариаторе, отвечающем на вопрос: каково устройство машины? Сказано, что вся энергетика машины основывается на направленном микровзрыве, это нужно потому, что объекты закладываемые в машину могут быть как живые так и неживые, а микровзрыв действует и на тех и на других. По той же причине придается важное значение состоянию поверхностей и крепежа. Принцип действия машины, сформулированный в предпоследнем вариаторе, требует переноса всех воздействий не только на одно направление, но и на один из участков этого направления и на переход с макроуровня на микроуровень. И наконец вариатор, отвечающий на вопрос: Каков должен быть подход к решению задачи? Говорит о стабильности, очистительности, проникновенности, чуть ли не о гуманности. В целом же машина узкоспециализирована в комплексных, концентрированных и разнообразных воздействиях на малые объекты, живые и неживые. То есть, на машине можно строить комбинации из воздействующих на микрообъекты агентов. Не правда ли, такая конструкция очень и очень далека от идеи универсализма.

Высказанное ранее соображение о всестороннем совершенствовании комбинации, заложенной в машину, пока она не станет объективно-красивой, относится именно к этой конструкции, а не к универсальной. Вся статья о свободном поиске имеет своим основным итогом тоже эту конструкцию, т.е. обыкновенного помощника-подметалу. А как искать красивые комбинации? Как их совершенствовать? Об этом написана наша книжка. К сожалению долгое путешествие вывело на ложную идею "универсального калейдоскопа". Однако мы знаем где именно был сделан неверный ход. И нет необходимости повторять все сначала. Достаточно вернуться к тому месту, где говорится о трех конструкциях. Третья конструкция, получаемая объединением пятого и шестого процессов, должна быть иной. Попробуйте проделать дальнейшую работу самостоятельно. Не плохо бы и первые две конструкции сменить на более проработанные. В образовавшихся трех конструкциях не обязательно искать принцип действия. Если посчастливится усмотреть в них проблему, будет не хуже. В данном случае три конструкции играют роль поискового поля. Постарайтесь не растерять всего нафантазированного и сделать это поле причудливо искрящимся, чтобы в нем засветилась интересная идея.

ОКОНЧАНИЕ

Позвольте предложить еще одно упражнение повышенной трудности. Речь пойдет об упрощенной схеме решения творческих задач, в которой начинать рекомендуется не с построения сложного поискового поля, а с выхватывания из имеющейся информации некоторой комбинации данных. Наипростейшей тривиальной комбинации. В любом жанре. В такую комбинацию могут входить разнохарактерные компоненты. Например, направленность, желание, концепция, эмоции, тема, средства воплощения, мысли, видения картинок, состояния и пр. Если эту комбинацию привести в движение, то она породит другую комбинацию. Важно лишь, чтобы вторая комбинация была уже не столь тривиальна, а в чем-то интересна. Может быть, даже по-своему красива. Такой результат достигается направленностью действия, сознательной ориентацией вашего взгляда, вашего видения в желаемую сторону. В любезную вашему сердцу "страну"! Да, именно так! Только в этом случае сработает резонанс. Сработает синергетика. Только в этом случае произойдет ускоренное развитие творческих способностей. После того, как наработаете несколько простейших образов, включаете их в исходные данные и таким же путем, как первый раз, получаете образы второго порядка сложности и т.д. Со временем, когда придет навык, само выхватывание усовершенствуется, станет не тривиальным, а интересным. Соответственно и вторая комбинация приобретет более высокие характеристики. Станет не только интересной, но и прекрасной.

 

Конкретно дело складывается следующим образом.

 

В рисунке еще до первого прикосновения карандаша к бумаге в голове должна быть первая комбинация. А первый же штрих, оставленный карандашом на бумаге должен породить вторую комбинацию в голове и желание провести карандашом как-то иначе. Когда накопится сколько-то симпатичных закорючек на одном листе и при том рядом, появится возможность перейти к поиску образа второго порядка сложности. Например, к поиску сюжета или пластического мотива. Если же у вас симпатичных закорючек не получилось, значит в первой комбинации, которая была в голове, не хватало элементов нижестоящей системы. Например, вы имели в виду нарисовать какое-то животное, стало быть недоставало вам элементов из царства растений. Совершенно то же самое ожидает художника, если он предпочтет работать не линией, а пятном; не карандашом, а красками.

 

В поэтическом творчестве у автора должен быть какой-то интересный материал из жизни. Какой-то факт или наблюдение. А в голове та или иная комбинация компонентов, образующая подход к данному материалу. В результате на бумагу ложится образ, выраженный словами. В котором автор пытается увидеть более совершенную комбинацию компонентов и другой более красивый образ. Когда соберутся вместе несколько таким путем найденных образов, ставится задача второго порядка сложности. Например, увидеть звуковую и смысловую тональности. Или увидеть сюжет будущего произведения. И т.д. В искусстве танца мы уже знаем, как сочинить простейший образ. И не составляет труда понять, что такие элементарные образы-кирпичики способны сами сцепляться в хорошие комбинации. Но если ввести в действие образы второго, третьего и т.д. порядка сложности, например, включить интересный стиль или новую концепцию, то эффект многократно усиливается.

 

Переключив разговор на производственную деятельность или на дела семейной жизни, мы увидим, что и там находить красивые и сильные решения удается отнюдь не вдруг. Зато, действуя по приведенной схеме, вы сможете без больших хлопот получить и там неплохие результаты.

 

Очень важным всегда остается стремление к гармонии, добру, красоте, любви и в помыслах, и в поступках, и в чувствах, и в речах. Стремление к созвучию с Природой. Всякие разрушительные тенденции, противные устремленности живой природы к совершенству, исключаются безусловно.

 

В заключение попытаемся представить, как будет выглядеть предложенное упражнение в самом трудном жанре – медитативном творчестве. Главная трудность здесь в неуправляемости, в неподчинении некоторых психических процессов нашей воле. И еще в том, что опять здесь же не все поддается вербализации.

В начале приходится воевать за секунды. И технология таких борений описана ранее. После того, как освоена практика освобождения ума от мыслей на несколько секунд, полезно будет научиться при каждом выдохе расслабляться. Непременно при каждом и все в большей степени. Т.е. расслабляться при каждом выдохе все более совершенным образом. Таким способом удается продлить безмыслие до нескольких минут. И даже до нескольких десятков минут. Подобное состояние в нашем случае эквивалентно первому тривиальному образу. Первой тривиальной комбинации компонентов. Если же ввести в действие одушевление, а также эмоциональную окраску и при том наблюдать за состоянием, то через некоторое время можно будет уловить слабо выраженную компоненту состояния, отличающуюся от других компонент тем, что она пришла изнутри, сама по себе. Все другие компоненты вводились осознанно, и они не вызывают ярких эмоций, а эта явилась сама или ее послала Природа, и она значительно приятнее прочих. Так вот не упускайте ее. Ее нужно закрепить многими повторами. Не мысленно закрепить, а состоянием же. Это будет эквивалент второй комбинации. Далее, продолжая несколько дней делать то же самое, накапливайте сколько-то приятных состояний до тех пор, пока одно из них или производная из них же не выдвинется на роль стабилизатора безмыслия. Т.е. на ту роль, которую до этого выполняло расслабление при выдохе. Новый стабилизатор удобнее прежнего. Продолжайте работать с ним таким же порядком, как раньше. Накапливайте больше разных стабилизаторов. Включайте в работу устремленность и осознанность. Дело в том, что упражнение в безмыслии, опирающееся на расслабление при выдохе не доставляет никакого удовольствия, ибо все ощущения, испытываемые при этом нам знакомы и привычны. Зато появление каждого нового стабилизатора безмыслия приносит радость и удовлетворение. Потому что это наши гости. Они приходят из другого мира, нам непонятного. Или из нашего же собственного мира, еще не познанного нами, что, видимо, одно и то же. Но сами по себе эти гости, несмотря на все их очарование, трудно запоминаются. Поэтому их надо поднакопить. Чтобы из них сложилось нечто, не так легко ускользающее. И чтобы наша память попривыкла к ним. Отсюда и трудность. Приходится много времени тратить на медитации по безмыслию. А медитации идут туго, ибо неинтересны. Но вот, наконец, у вас появится состояние, которое и называть-то стабилизатором неприлично. Подобно тому, как неприлично называть, скажем, орловского рысака ишаком. Это будет, хотя покамест и первоначальный, но уже какой-то уровень медитативного состояния. И что же. Не успели оглянуться, не успели порадоваться появлению нового состояния, а его и след простыл. И все ваши старания вернуть дорогого гостя остаются гласом вопиющего в пустыне. Приходится возвращаться к нашим стабилизаторам. И снова работать и работать с ними с еще большим усердием. Подчеркнем еще раз, что все объекты, названные исключительно условно стабилизаторами безмыслия, пришли изнутри от Природы и все очень приятные особы. Поскольку же они собрались вместе и образовали столь блистательное сообщество, то самое время сделать следующий шаг в продвижении вверх по лестнице медитативных состояний. То есть, достичь медитативного уровня второго порядка сложности. По той же схеме, что и в других видах творчества, вводите в комбинацию компонентов новые составляющие. Например, работать не умом, а сердцем. Про ум забываете совсем. Как будто его и нет. Внимание опускаете ниже, на уровень сердца. И, призвав на помощь любовь к сердцу и к собравшимся вокруг вас стабилизаторам безмыслия, выходите на уровень второго порядка сложности.

Собственно, любовь человеческая развивается, на наш взгляд, почти по той же схеме. Только на выходе фигурирует не образ, а чувство. Да несколько иной набор компонентов, которыми оперирует человек. Если иметь в виду, например, половую любовь, то в начале в голове будущего влюбленного формируется целый комплекс мыслей, представлений, картин, и все это в связи с объектом внимания. По принятой нами терминологии – первая комбинация данных. Но наш герой не останавливается, а старается получить вторую комбинацию-образ гораздо более красивую, чем первая. И не скупится вводить дополнительные компоненты. Не жадничает и накапливает без меры все более захватывающие образы. Неудивительно, что вскоре количество переходит в качество. Появляется откуда-то совсем новое чувство – Любовь.

Однако, по выражению Шри Чин Моя, "Человеческая любовь – это скорый поезд, станция назначения – крах. А Божественная любовь – это пассажирский поезд, станция назначения – просветление".

В "Диагностике кармы" С.Н. Лазарева любовь к Богу ставится

на первое место. По мнению С.Н. Лазарева, "все, что вы полюбите больше Бога, у вас отнимут и разрушат".

Вопрос в том, как научиться любить Бога. Ведь чтобы любить, нужно понимать. И не только умом. А понимание, пришедшее из опыта предполагает некоторую продвинутость в духовной сфере. Следовательно, необходимо подняться хотя бы немного в своей духовности. Каким-нибудь способом, но подняться. В каком-либо направлении, но подняться. А дальше развивать и увеличивать любовь к Богу до беспредела. Вот эту кардинальную задачу люди решают разными путями. Мы же работаем по методу, названному виденикой. Можно ли решить такую грандиозную задачу с помощью виденики? Да, можно ее решить с помощью виденики и нашим упрощенным способом, о котором сейчас речь. Будет и отличие. Прием с выхватыванием тривиальности придется отставить в сторону. А самым серьезным образом слагать из имеющихся данных первую комбинацию. Затем получить из нее вторую, третью. Использовать резонанс и пр. Подобно тому, как любовь человека к человеку не может возникнуть без думанья с созерцанием и представлением. Так и любовь к Богу или к Природе не проявится без чувства единства с окружающим миром. Здесь несопоставимо возрастает масштабность, разноцветье красок, фантастика, одним словом вдосталь всякого добра для постройки первой комбинации. Есть здесь и ясно отчеканенная направленность движения ко второй комбинации в чувстве красоты и оригинальности единства человеческого "Я" со всеми проявленными и непроявленными формами. У разных людей любовь к Богу может развиваться неодинаково вследствие несхожести избранных ими путей. Кто-то предпочтет молиться и каяться, прося помилования. Другому больше подходит играть роль инструмента в руках Бога. Причем, инструмента, угодного Богу. Третий изо всех сил будет стараться понять законы, управляющие вселенной. Наша задача – в соответствии с предназначением виденики наметить действия, которые позволили бы установить контакт с Природой. Нащупать живой обмен информацией с ней. Почувствовать в Природе родное существо, гораздо более близкое, чем человеческие родственники. Значит, нужно построить первую комбинацию не как образец по занимательности и яркости, а с уклоном на возможное рождение большей естественной любви. Такими компонентами первой комбинации могут стать размышления и представления о взаимозависимом происхождении и об отсутствии самости, заимствованные из раннего буддизма. А чтобы получить отсюда вторую комбинацию, нужно почувствовать очень отчетливо свое родство с окружающей средой, с другими существами, с пространством. Нужно почувствовать в Природе живое существо. Природу или Бога можно представлять себе как некий принцип, непостижимый и невыразимый. Однако, для Божества не представит труда принять облик, похожий на нас, только неизмеримо красивее. При этом, правда, не совсем ясна будет роль зубов и некоторых других органов в Божестве. Зато восприятие Богом нас грешных и средства воздействия Бога на нас грешных, само собой, будут совершеннее человеческих. Общение с таким существом выразится в думании о нем, в представлении о нем, в желании поступать согласно его ожиданиям. В таком комплексе компонентов, без непосредственного созерцания предмета любви, наверное, очень важно для развития чувства наличие каких-то знаков. Последние же появляются при совершении поступков, трудных для практикующего, но обязательных при движении вверх к Небу.

А насчет уровней, что ж, действительно, уровней медитативного состояния много. Некоторые из них имеют собственные наименования. Один из высших уровней называется полным просветлением. Туда и должен стремиться каждый человек. Это и есть цель жизни.

По учению буддистов достичь просветления и помочь в достижении той же цели другим живым существам – вот цель нашей жизни. Таким образом, виденика – это не наука и не философия, а метод, выведенный из личного опыта. Таких методов много. Но действенны лишь те, которые красивы. В которых меньше ошибок. Которые в достаточной мере приближены к объективной реальности.

Каждый человек может проверить на себе представленные здесь приемы творческой работы.

 

Удачи вам, уважаемые читатели!

 

Удачи вам, дорогие братья и сестры!


 

ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ГРИГОРЬЕВ

ВИДЕНИКА

(1,2,3 части, послесловие и окончание)

 

Подготовлено к изданию в Омском областном институте повышения квалификации работников образования, 1994 г.

 

 



[*] Печатается по решению президиума Краснодарского краевого совета Педагогического общества РФ от 11.10.91. Протокол ? 8.

 

* Печатается по решению президиума Краснодарского краевого  совета Педагогического общества РФ от 11.10.91. Протокол № 8

ремонт акпп ауди в москве

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100