Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Тони Бьюзен

Усовершенствуйте Свою Память

Как безошибочно запомнить до 10 тысяч наименований





Об авторе

Тони Бьюзен, известный своим «титулом» — господин Па­мять, — один во всем мире обладает знаниями, необходимыми, чтобы написать книгу, которую вы сейчас держите в руках.

Знания в области памяти позволили Тони Бьюзену получить целый ряд почетных степеней в разных отраслях науки и ис­кусства. Он обладатель рекорда в запоминании больших объ­емов информации, родоначальник теории интеллект-карт (ин­струмента развития памяти и мышления, метко прозванного «швейцарским армейским ножиком вашего мозга» и представ­ляющего собой крупнейшее, и единственное, принципиальное изобретение в рассматриваемой области за последние 500 лет), а также автор многих книг-бестселлеров. Он основатель всемир­ных чемпионатов памяти, которые ныне — заметное явление в международной культурной и спортивной жизни.

Кроме того, Тони Бьюзен — президент Фонда мозга, осно­ватель благотворительного Трастового фонда мозга и Клуба мозга, соучредитель Олимпиады интеллекта и создатель кон­цепции «Ментальной грамотности».

Ведущий в мире специалист по вопросам развития интел­лекта, памяти и способностей к учебе, Тони Бьюзен — автор и соавтор в общей сложности 82 книг, в том числе четырех то­мов поэзии. Его книги, среди которых такие, как «Книга ин­теллект-карт: разветвленное мышление», «Научите себя думать», «Подключай свою память», «Используй на полную мощность и тело, и дух», «Руководство по развитию способностей к уче­бе для будущего поколения», были опубликованы более чем в 100 странах и переведены на 28 языков. Объем тиража его книг во всем мире приближается к пяти миллионам — и в те­чение последних 26 лет наблюдался экспоненциальный рост количества проданных экземпляров.

Тони Бьюзен стал звездой международной величины в сред­ствах массовой информации, являясь участником, ведущим или продюсером многочисленных теле-, видео- и радиопро­грамм, как национальных, так и международных, включая бью­щий рекорды телесериал «Думай головой» («Би-Би-Си» ТВ), сериал «Открытый разум» («Ай-Ти-Ви»), «Чарующий образ» (полнометражный документальный фильм о загадках мозга), а также многочисленных ток-шоу. В ноябре 1997 г., после се­рии телевизионных презентаций, посвященных всемирным чемпионатам памяти и олимпиадам интеллекта, транслировавшимся на весь мир и привлекшим внимание, по некоторым оценкам, 1,5 миллиарда зрителей, он появился в прямом эфире перед телезрителями США и побил существовавший на тот момент рекорд открытого для всех желающих конкурса на запоминание многозначных чисел.

Тони Бьюзен консультирует правительственные организа­ции и транснациональные корпорации (включая «Бритиш Петролеум», «Барклейс Интернэшнл», «Диджитл Экуипмент Корпорэйшн», «Электроник Дейта Системз», «Дженерал Моторс», «Хьюлетт Паккард» и «IBM») и регулярно читает лекции перед слушателями из ведущих международных компа­ний, университетов и школ. Члены международной Органи­зации Молодых Президентов (YPO), мультимиллионеров всей планеты с любовью прозвали его «Мистер Брейн». Боль­шую часть своего времени он уделяет помощи людям с пони­женными способностями к учебе. Он также обладатель само­го высокого в мире «коэффициента творческого мышления» («творческого IQ»). Одним из его последних достижений яви­лось создание в соавторстве компьютерных программ, моде­лирующих интеллект-карты памяти, которые позволяют мозгу на основе углерода (т.е. человеческому!), прибегать к помощи мозга, построенного на кремнии (т.е. компьютерного!), при создании интеллект-карт специально для целей запоминания и хранения информации, и далее, на основе этого, — исполь­зовать этот инструментарий для нужд творческого мышления.

Его последним изобретением стала разработка второй по счету за последние 500 лет новейшей «главной системы» па­мяти: саморасширяющейся генеральной мнемонической мат­рицы (СЕМ3).

В настоящей книге Тони Бьюзен представляет и подробно разъясняет существо предлагаемой им системы развития ин­теллекта, поясняя читателю, как следует применять ее для запоминания информации из различных областей человече­ского знания.

Слова признательности

Моя глубокая признательность (и умом, и сердцем) ниже­следующим лицам, чьим мастерством я восхищен и чей вклад я никогда не забуду: д-ру Сьюзен Уайтинг, гроссмейстеру па­мяти, четырехкратной чемпионке мира по использованию ре­зервов памяти среди женщин — за ее вдохновенные и непре­станные усилия, позволившие мне довести до совершенства СЕМ3, что дало другим людям возможность понять эту сис­тему, оценить и поставить себе на службу, а также за ее нынеш­ний титул чемпиона СЕМ3; Ванде Норт, эксперту и главному редактору, за самоотверженную практическую помощь в дора­ботке концепции, за восторженный энтузиазм, с которым она восприняла идею «ментально грамотной планеты»; Реймонду Кину, международному гроссмейстеру по шахматам и интел­лектуальным видам спорта, кавалеру ордена Британской им­перии — за выдающийся вклад в дело определения и ранжи­рования гениальности и за его глубокие познания и проница­тельность, проявленные при разборе всей массы произведений Шекспира; Айену Докерти, гроссмейстеру памяти, за его не­прекращающуюся помощь в развитии СЕМ3 и за его генераль­ную интеллект-карту, вдохновившую автора на создание ин­теллект-карт, которые вы найдете в настоящей книге; замеча­тельным художникам — Лоррейн Джилл и Кристоферу Хед-ли-Денту — за помощь, расширившую мои познания в сфере искусства, и за исследовательскую работу, содействовавшую созданию главы «Художники» настоящей книги; моему лич­ному помощнику Лесли Байес — за обеспечение безупречно гладкой работы всех систем и за контроль над подготовкой оригинала-макета данной книги; моей дорогой матери — Джейн Бьюзен чье «орлиное редакторское око» заметило свы­ше двадцати пяти ошибок в «законченном» оригинале-маке­те; моему помощнику по научным исследованиям и компью­терному асу Сюзанне Пампин, которая собрала много бесцен­ной информации и перенесла массу данных для этой книги из моей головы в «мозг» компьютера; Доминику О'Брайену, ше­стикратному и доныне, на закате двадцатого столетия, непревзойденному чемпиону мира по использованию резервов па­мяти, за доказательство на собственном примере справедли­вости всего того, что утверждается в настоящей книге; моему дорогому первому редактору Шейле Эблман, которая помог­ла мне выпестовать и привести к столь грандиозному успеху все мои книги, изданные «Би-Би-Си»; моему новому и высо­ко мною чтимому редактору, Джоан Осборн, которая плодо­творно работала со мной над многими другими публикация­ми; выдающемуся художнику и проектировщику интеллект-карт, Алану Бертону, произведения которого столь же мнемо­нически запоминаемы, как для меня — наши остроумные и проникнутые духом творчества беседы в ходе создания его ра­бот; а также сотрудничавшей со мной замечательной редакци­онной коллегии «Би-Би-Си», среди членов которой с особен­ной благодарностью упомяну Сэлли Поттер и Келли Дейвис.


Предисловие

Доминик О'Брайен,  гроссмейстер памяти (первый и непобежденный чемпион мира по использованию резервов памяти)

Если бы я рассказал вам историю о школьнике, который еле тянул на «троечку», бросил школу в шестнадцать лет, мнение о котором у учителей было самое что ни на есть низкое, кото­рый, однако, со временем стал чемпионом мира по использо­ванию резервов памяти, вы бы, наверное, сказали, что это вы­думки и больше ничего. Однако это правда. Этот «непутевый парнишка» — я сам!

Бросив школу, я много путешествовал, работал в разных местах, и однажды увидел по телевизору, как человек по име­ни Крейтон Карвелло проделал фокус, а именно: ему удалось запомнить произвольный порядок расположения карт менее чем за три минуты. Мне это показалось чудом, тем более что делал он это явно без подвоха. Крейтон на самом деле запо­минал всю колоду карт за столь потрясающе короткий проме­жуток времени.

Мне подумалось: «У меня мозг такой же, как и у него. Если он в состоянии проделать такой трюк, должен быть метод, с помощью которого я также смогу этого добиться». Я принял­ся работать над собой.

После нескольких месяцев тренировки я достиг своей цели: три минуты. Раздумывая над тем, к каким еще высотам при­ведет меня мой все увеличивающийся «бицепс памяти», я прослышал про первые чемпионаты мира по использованию резервов памяти, организованные автором данной книги Тони Бьюзеном в 1991 г. Я выдвинул свою кандидатуру на участие и после весьма упорной борьбы был признан первым чемпио­ном мира в данном виде спорта.

Основные принципы, использованные мной на пути к ми­ровому чемпионству, вы найдете в книге Тони Бьюзена. Если вы затем примените эти методики к «матрицам знания», столь живо описанным здесь же, то сможете глубоко проникнуть как в тайны собственной памяти, так и в миры нового знания, причем одновременно, что даст вам преимущества, которые я сам обрел путем тренировок и применения выработанных для себя принципов на практике: большую уверенность в себе, возросшее владение собственным воображением, повышен­ный творческий потенциал, значительно улучшенные возмож­ности восприятия нового и, конечно, разительно более высо­кий коэффициент интеллектуального развития (IQ)!

Для меня высокая честь рекомендовать читателю настоящую книгу, истинный источник просвещения, автор которой к тому же столь именит. Помимо того, что ему принадлежит мировой рекорд «творческого IQ», Тони является автором более двадцати бестселлеров, посвященных вопросам деятельности мозга и более эффективного обучения. Он учредил Фонд мозга, являлся соучредителем Олимпиады интеллекта а также создателем ныне широко известных «интеллект-карт» Журнал «Форбз Мэгэзин» включил его в пятерку ведущих лекторов мира — наряду с Михаилом Горбачевым, Генри Киссинждером и Маргарет Тэтчер. На мой взгляд, Тони обладает истинным даром преподносить другим свои идеи как в устной. так и в письменной форме.

Поздравляю вас с началом путешествия, которое в итоге — я в этом совершенно уверен — коренным образом изменит вашу жизнь!

Доминик О'Брайен


Предисловие

д-р Сьюзен Уайтинг, гроссмейстер памяти (первая и непобежденная чемпионка мира по использованию резервов памяти)

Все те, кто серьезно заинтересован в улучшении своей па­мяти (а такую заинтересованность, на мой взгляд, следует проявить всем без исключения), должны взять в качестве учебника данную книгу — «Усовершенствуйте свою память».

Впервые я обратила на нее внимание несколько лет назад, после того как оставила многообещающую профессиональную карьеру ради своей тогда еще молодой семьи. Как и многие люди в подобной ситуации, я испытывала потребность в до­полнительной стимуляции своего мышления. Кроме того, меня, честно говоря, всегда интересовали способы улучшения собственной памяти, особенно когда дело касалось подготов­ки к экзаменам и вообще запоминания немалого объема ин­формации, которое требуется нам порой даже в повседневной жизни.

К моей великой радости, меня познакомили с работами Тони Бьюзена, и мне довелось прочесть первое издание его книги «Усовершенствуйте свою память». То, о чем рассказы­валось в книге, стало для меня полной неожиданностью. Я и представить себе не могла, что запоминание информации мо­жет быть столь увлекательным занятием! Согласитесь, подго­товка к экзаменам почти всегда — скучное дело, даже, позволю себе сказать, постылое. Для меня же неожиданно эффектив­ное запоминание стало не просто возможным, но и принося­щим удовольствие, так что со временем работа над совершен­ствованием своей памяти превратилась в настоящее хобби.

Результаты использования мною приемов запоминания, с которыми меня познакомил Тони, были самыми плодотворны­ми, во всяком случае речь никогда не шла о запоминании ради самого «процесса». К примеру, сохранив в памяти имена ком­позиторов и отдельные факты из их биографии, я теперь луч­ше представляю себе жизнь в те времена, когда они творили. Мое сознание в данной области обрело в определенной мере новое качество, в результате музыка по-новому действует на меня. Имея «зацепку» в мозгу в отношении каждого запомнен­ного мной композитора, я теперь с легкостью могу добавлять все новые порции информации.

Когда я получала свое образование, от меня не требовалось знаний о живописи и художниках, однако зафиксировав их в своей памяти и вместе с тем расширив свой кругозор, я могу уверенно сказать, что это принесло свои плоды. Прежде все­го, само то, что я познавала нечто совершенно новое для себя, приносило радость, когда же я посетила Национальную гале­рею, вы можете себе представить, с каким восторгом, перехо­дя из зала в зала, я узнавала картины, которые до этого уже запомнила. Я рассказывала своим детям всевозможные по­дробности из жизни конкретных художников и стиля, в кото­ром они творили, что само по себе приносило огромное удо­влетворение, не говоря уже о том, что дети прониклись к маме еще большим уважением.

Кульминацией всего этого стала моя победа в 1994 г. на чем­пионате мира среди женщин по использованию резервов па­мяти, а позднее, в 1996 г., мне также достался титул первой женщины-гроссмейстера памяти.

Как я сожалею, что не узнала о системах и приемах запо­минания в ранние годы своей жизни, до того как мне при­шлось заниматься зубрежкой перед экзаменами! Вы же, чита­тель, ныне имеете как раз такую возможность. Эта книга на­учит вас тому, как овладеть знанием и при этом доставлять себе радость, однако должна вас предупредить: от привычки, когда таковая возникнет, отделаться будет непросто! Сьюзен Уайтинг


1.История, которую вы запомните на всю жизнь

Студент сидел в ожидании неизвестного, испуганный, роб­кий и словно зачарованный. Это было первое в его жизни за­нятие в университете. Его, как и других студентов группы, предупредили, что профессор Кларк — не только лучший вы­пускник университета по специальности «английский язык и литература» за всю его историю; он также имел привычку смотреть на студентов с высоты своего гения и не упускал случая их «подковырнуть» или «зарубить», используя свой могучий интеллект. Ко всему этому профессор опаздывал на занятие, усугубляя и без того высокое психологическое напря­жение.

Профессор Кларк с невозмутимым видом вошел в аудито­рию и окинул пронзительным взором лица студентов.

Вместо того чтобы проследовать за свой стол, как можно было ожидать, он встал перед ним, лицом к аудитории, сце­пив руки за спиной, и произнес с заметной иронией в голо­се: «Первый курс английского?.. Оглашаю список». И начал выпаливать, как пулемет, фамилии настороженно притихших студентов:

«Абрамсон?» — «Есть»
«Адамс?» — «Есть»
«Барлоу?» — «Есть»
«Буш?» — «Есть»
«Бьюзен?» — «Есть»

Дойдя до очередной фамилии, он выкрикнул: «Картланд?» — за чем Последовала гробовая тишина. Посуровев, профессор, как некогда великий инквизитор, стал медленно обводить ис­пепеляющим взглядом лица студентов, словно ожидая, пока кто-нибудь не «признается» в том, что носит названную фамилию. Не получив ответа, он сделал глубокий вдох и начал произносить со скоростью, вдвое превышающей нормальный темп речи: «Джереми Картланд, 2761 Вест-Терд-Авеню, до­машний телефон 794 6231; дата рождения: 25 сентября 1941 года; мать: Джейн, отец: Гордон;... Картланд!». Нет ответа! Ти­шина становилась невыносимой, пока, наконец, профессор выбрав нужный момент, не объявил, как будто ставя точку «Отсутствует!».

В таком же духе профессор продолжал оглашать список, ни разу не запнувшись. Когда студент, фамилию которого он на звал, оказывался отсутствующим, профессор проделывал ту же процедуру, что и в самый первый раз — с Картландом, то есть выдавал исчерпывающие сведения об отсутствующем, хотя всем было ясно, что он не мог знать, в этот первый день занятий, кто будет присутствовать, а кто нет; и все это несмот­ря на то, что он, скорее всего, никогда никого из названных им студентов до этого и в глаза не видел. По мере того как про­фессор Кларк все далее следовал по списку, всем стало впол­не очевидным, что он знал и просто потрясающе помнил на­изусть, во всех мельчайших подробностях, биографическую информацию о каждом из присутствующих.

Когда список закончился и он выкрикнул последнее имя: «Зиготски?» — на что получил ответ: «Есть!» — профессор оки­нул присутствующих взглядом с явной толикой насмешки и иронически улыбаясь: «Выходит, Картланд, Чэпмен, Харкстоун, Хьюс, Лаксмор, Мире и Тови отсутствуют!». Он сделал паузу и добавил: «Я отмечу это для себя... на потом!».

Сказав это, он повернулся к двери и покинул аудиторию, в которой воцарилась гробовая тишина.

Для зачарованного студента, о котором было сказано вна­чале, это оказалось поворотным моментом в жизни, когда на его глазах «недоступная мечта» стала явью: мечта о том, что­бы овладеть, путем тренинга, своей памятью, превратив ее в безотказный инструмент на все случаи жизни.

Запомнить имена, даты рождения и смерти, а равно и дру­гие важные факты из жизни выдающихся художников, ком­позиторов, писателей и других «великих мира сего»! Без особого труда выучить иностранные языки! Удерживать в памяти огромные объемы информации по биологии и химии!

Быть в состоянии запомнить перечень фактов любого объема! Иметь память, сравнимую с памятью профессора Кларка!

Студент вскочил с места, выбежал из аудитории и нагнал профессора в коридоре. Вопрос, который он скорее выпалил, нежели произнес, прозвучал так, словно от этого зависела вся его жизнь: «Сэр, как вам это удается?». С тем же высокомер­ным видом профессор ответил: «Все дело в том, молодой че­ловек, что я — гений!». И повернулся, чтобы проследовать дальше, будто не слыша, как студент промямлил, запинаясь: «Да, сэр, я понимаю, но все-таки, как вам это удается?!».

В течение последующих двух месяцев он не отставал от «ге­ния» с расспросами, и тот со временем стал привечать пытли­вого молодого человека и как-то, по большому секрету, рас­крыл ему «волшебную формулу», позволившую профессору построить мнемоническую систему, так изумившую студентов в тот памятный первый день.

На протяжении последующих 20 лет наш студент доскональ­но изучил все книги, которые он смог найти, по технике запо­минания, творческому мышлению и природе человеческого мозга, задавшись целью создать новую мнемоническую систе­му, способную превзойти достижения профессора Кларка.

Первым результатом стала «интеллект-карта» памяти — ин­струмент мышления, по многофункциональности сравнимый со швейцарским армейским ножом, который позволяет лицу, использующему ее, не только запоминать информацию с за­видной точностью и эффективностью, но и повысить свой творческий потенциал, а также способность к планированию любых действий, к учебе и общению на основе улучшенной памяти.

После «интеллект-карты» следующим достижением стала сверхнадежная мнемоническая система матричного типа, слу­жащая базой данных, которая позволяет человеку, пользующе­муся ею, иметь мгновенный доступ к любым объемам инфор­мации из любой интересующей его сферы знаний.

Итак, по прошествии 25 лет возникла новая система. Сту­дентом, о котором шла речь, был я! Те, кому я предлагаю озна­комиться с ней, — это вы.


2.Усовершенствуйте свою память: ЧТО, ГДЕ, КОГДА и КАК

 

Перед тем как отправиться в увлекательнейшее путешествие, результатом которого наверняка станет мощный интеллектуальный прорыв, в начальных главах этой книги вы получите доказатель­ства того, что ваша собственная память вполне в состоянии, причем без значительных усилий, достичь результатов, которые обычно демонстрирует лишь один человек из ста.

Прежде всего вы убедитесь в том, что ваша собственная память способна работать с высочайшей эффективностью, и узнаете о том, какими были системы совершенствования па­мяти (мнемонические) во времена древних греков и какого уровня достигли они на сегодняшний день.

Затем вы познакомитесь с принципами запоминания, со­здавшими своего рода строительные блоки, на основе которых вам предстоит развивать обретенные навыки. Одновременно вам представится возможность добиться также большей эф­фективности работы всех ваших органов чувств.

Далее вы познакомитесь с последними результатами иссле­дований в области человеческого мозга, особенно в том, что касается функций правого и левого полушарий головного моз­га и взаимосвязей между передним, средним и задним его от­делами. Здесь же вам станет понятно, каким образом принци­пы запоминания соотносятся с современными знаниями о ра­боте нашего мозга.

Вооружившись знаниями о том, как работают рассмотрен­ные принципы, как обострить все виды своих чувств и как заставить свои ментальные способности действовать в строго заданном направлении, вы обнаружите для себя нечто потря­сающее: оказывается, в процессе успешного выполнения пер­вой для себя задачи — совершенствование собственной памяти — вы не только использовали фундаментальные принципы, изобретенные еще древними греками, но, не вполне еще отда­вая себе в том отчет, применили самые что ни на есть пере­довые знания о возможностях человеческого мозга на благо его безупречного функционирования!

После этого книга познакомит вас с первой важнейшей мнемонической системой — так называемой «Главной систе­мой». Именно она использовалась и используется большин­ством мировых рекордсменов для запоминания больших объ­емов информации, мнемонистами и лицами с высокими мен­тальными способностями, например теми, что участвует в мемориалах и чемпионатах мира по использованию резервов памяти. Сначала вы узнаете, как безошибочно запомнить, ис­пользуя «Главную систему», перечень из 10 предметов, и сра­зу после этого — как увеличить свою способность десятикрат­но, то есть как запомнить перечень уже из ста наименований.

Дальнейший прорыв — сначала от 100 до 1000, а затем и до 10000 — может показаться кому-то недостижимой мечтой. С целью доказать вам, что это, без сомнения, возможно, книга познакомит вас с результатами последних экспериментов по изучению способностей к познанию нового и емкости челове­ческой памяти, которые доказывают, что ваш мозг в состоя­нии запомнить не только 10000 единиц информации, но гораз­до больше, причем с удивительной безошибочностью.

Дальнейшими свидетельствами, которые подкрепят вашу уверенность, станут факты из жизни исторических лиц (чей мозг ничем не отличался от вашего!), демонстрировавших высокие ментальные способности, с примерами необычайных достижений в запоминании больших объемов информации, на которые способен человек. Я еще раз подчеркиваю, что мозг этих людей ничем не отличался от вашего, просто они знали, как заставить его работать более эффективно, базируясь на принципах, изложенных в данной книге.

К этому времени вы обретете уже достаточно навыков, что­бы справиться с усвоением Саморасширяющейся генеральной мнемонической матрицы (СЕМ3). Усвоив ее, вы сможете запо­минать сколь угодно большую базу данных.

После всего этого вы обнаружите, что в результате разви­тия и систематизации собственной памяти и запоминания базовых структурных единиц знания ваш «интеллектуальный мускул» значительно окреп и, одновременно, увеличилась ваша способность к концентрации и творческому мышлению

Напутственные слова

Начнем с того, что докажем: ваша память значительно лучше, чем вы привыкли считать!


3. Доказательство того, что ваша память в состоянии функционировать лучше: простая и эффективная система связного изложения

 

Краткий обзор главы

• Тест

• Запоминаем планеты Солнечной системы

Тест на проверку собственной памяти, который вы вскоре проделаете, касается планет нашей с вами Солнечной систе­мы. Исследуя проблемы памяти на протяжении последних двадцати пяти лет, я обнаружил, что о любой тысяче человек в среднем можно сказать следующее:

1. Девятьсот человек из 1000 в прошлом учили и какое-то вре­мя помнили названия всех планет.

2. Каждому человеку на каком-то отрезке жизни «преподно­сили» эту информацию либо в школе, либо в газетах, либо на экранах телевизоров, причем общее число таких «учеб­ных» часов варьируется от 10 до 100.

3.  Сто человек из 1000 полагают, что им известно, сколько планет насчитывает Солнечная система.

4. Сорок из 1000 уверены в том, что точно знают, сколько пла­нет в Солнечной системе.

5. Десять полагают, что им известен порядок расположения планет Солнечной системы.

6. Десять из 1000 готовы биться об заклад, что знают это со­вершенно точно!

Причиной столь удручающего положения вещей является то, что нас совершенно не учат, как следует запоминать инфор­мацию.

Проверьте свои знания в этой области, ответив на следую­щие вопросы:                              

•  Приходилось ли вам запоминать сведения о планетах Сол­нечной системы, и если да, то с какой попытки и за какой промежуток времени вы осилили эту задачу?

• Известно ли вам принятое на сегодняшний день количество планет в Солнечной системе?

•  Можете ли вы назвать каждую из них?

•  Известен ли вам порядок, в котором расположены планеты Солнечной системы?

Тест

Напишите по памяти названия всех планет Солнечной системы. Подставьте названия планет в соответствии с их предполагаемым порядковым номером (от 1 до 9). Когда закончите, сверьтесь с правильным перечнем . Ставьте себе 1 балл за каждый правильный ответ. Если вы правильно назвали планету, но присвоили ей невер­ный порядковый номер, вашим баллом будет 0. Ведь это по­чти то же, что перепутать цифры в выученном наизусть теле­фонном номере! Средний суммарный балл за этот тест во всем мире составляет одну целую и сколько-то десятых, поэтому не расстраивайтесь, если ваша оценка окажется ниже, чем вы предполагали.

Запоминаем планеты Солнечной системы

Следующее интеллектуальное упражнение навсегда изме­нит ваш взгляд на то, как следует пользоваться памятью, по­служит ее дополнительной тренировке и позволит вам запо­мнить столько, сколько другие люди не способны усвоить за всю свою жизнь!

Внимательно следуйте указаниям, свободно предавайтесь полету фантазии и готовьтесь к тому, что в итоге результат покажется вам просто изумительным.

В Солнечной системе насчитывается девять планет.

Начиная от ближайшей к Солнцу, порядок их таков:

1. Меркурий (малая)
2. Венера (малая)
3. Земля (малая)
4. Марс (малая)
5. Юпитер (большая)
6. Сатурн (большая)
7. Уран (большая)
8. Нептун (большая)
9. Плутон (малая)

Для того чтобы запомнить планеты и их порядок на всю жизнь, вам предлагается, используя свое воображение, собрать их все воедино так, чтобы получился связный и в то же время образный, "фантастический" рассказ. Если будете следовать нашим указаниям по составлению, то окажется, что его труд­нее забыть, нежели запомнить.

Вообразите, что прямо перед вами, там, где вы сейчас чи­таете, славное наше СОЛНЦЕ. Постарайтесь, чтобы полу­чился предельно ясный мысленный образ, чтобы вы ощуща­ли тепло, исходящее от него, и восхищались его ослепитель­ным ярко-оранжевым сиянием. Теперь вспомните «солнце» поменьше (речь идет о небольшой планете), но не менее яр­кое, а точнее — кумира миллионов людей в недавние годы, английского певца и композитора Фредди МЕРКЮРИ (эта фамилия почти в точности соответствует русскому названию планеты МЕРКУРИЙ), чья безвременная смерть от СПИДа стала подлинной трагедией для многих любителей современ­ной музыки.

Вообразите его на залитом солнцем стадионе, чарующим зрителей своим волшебным голосом. Теперь представьте: концерт настолько хорош, что привлек внимание богини, красивейшей из всех и достаточно миниатюрной (это опять-таки малая планета!), как и подобает «женственнейшей из женственных». Представьте ее во плоти, оденьте (что совсем не обязательно!), выберите для нее подобающий аромат духов, в общем, представьте ее такой, какой ей полагается, по-вашему, быть. Как же нам назвать нашу богиню? Конечно же,

ВЕНЕРА!

Постарайтесь добиться максимальной живописности обра­за Венеры. Теперь представьте себе, как она подбирает с тра­вы яркий металлический шар и бросает его вверх, отчего тот, получив чудовищное ускорение от могучей руки на первый взгляд хрупкой богини, совершает межпланетный перелет (вы явственно видите его траекторию благодаря блестящей, отра­жающей Солнце поверхности шара) и падает с глухим стуком прямо к вам в сад, завершив свой многокилометровый путь. Удар настолько силен, что вы чувствуете легкую дрожь почвы, вызванную им!

А где расположен ваш сад? Конечно, на планете ЗЕМЛЯ! От силы удара шара в почве образуется приличного разме­ра кратер, и комья земли (ЗЕМЛИ) дождем падают на терри­торию вашего соседа.

Ваш сосед представляется вам маленьким (это тоже малая планета), краснолицым (она имеет красный цвет), сердитым и воинственным типом, к тому же с аппетитным шоколадным батончиком в руке! И как зовут этого «бога войны»? Конеч­но, это МАРС.

Марс в ярости от того, что вы, как ему кажется, швыряете в него комьями земли, и он уже готов отплатить вам тем же, когда на сцене появляется настоящий гигант, со столь тяже­лой поступью, что от его шагов сотрясаются сами основы (и вы должны чувствовать, как они сотрясаются!) бытия. Пред­ставьте его величиной с небоскреб и постарайтесь придать его образу такую же отчетливость, как ранее Венере. Он велит Марсу утихомириться, на что тот с готовностью соглашается, поскольку этот гигант, на лбу которого сияет золотом буква «Ю», - ваш лучший друг и к тому же верховный бог, пятая планета - ЮПИТЕР.

Поднимая глаза, чтобы обозреть все величие Юпитера, вы замечаете надпись САТУРН золотыми буквами на груди его гигантской майки (немудрено, ведь это имя его отца!). Вы обнаруживаете к тому же любопытную закономерность, а именно: в слове САТУРН можно прочесть CAT как сокраще­ние от САТУРН, УР - от УРАН и Н - от НЕПТУН, при этом уменьшение количества букв в их сочетаниях, обозначающих каждую из трех следующих по порядку планет Солнечной системы, соответствует убыванию размеров последних друг относительно друга.

На голове Юпитера сидит и весело лает, виляя хвостом, в знак того, что узнал вас, маленький (потому что это очень ма­ленькая планета!) пес, персонаж мультфильмов Уолта Диснея, по кличке ПЛУТО (что опять-таки почти полностью соответ­ствует русскому названию планеты ПЛУТОН).

Заставьте свое воображение повторно воспроизвести опи­санную только что картину, и, думаю, вы согласитесь, что ее труднее забыть, нежели запомнить!

В ходе исследования вопроса о том, насколько хорошо люди помнят основные сведения о планетах Солнечной системы, было обнаружено, что до ознакомления с принципами запо­минания:

а) восемьсот человек из 1000 мало интересовали эти сведения

б) сто человек из 1000 проявляли активный интерес к информации о планетах;

в)  сто человек из 1000 демонстрировали полное отсутствие интереса или даже неприязнь к предлагаемой им  информации.

После запоминания названий и порядка небесных тел помощью воображения и системы связного изложения пpaктически каждый из 1000 приобрел живой интерес к информации о планетах.

Результаты исследования иллюстрируют очень важный факт: если человеческий мозг получает информацию, но не запоминает ее или воспринимает ее как не более чем бессмы­сленную путаницу, он Перестает усваивать дальнейшие сведе­ния на данную тему вообще. Со временем, чем больше инфор­мации преподносится мозгу для усвоения, тем в большей сте­пени он склонен отвергать ее и, соответственно, меньше зна­ний приобретать. Печальным итогом может оказаться потеря всякого интереса к новым знаниям.

Если же мозг, с другой стороны, обращается с информаци­ей в удобной и легко запоминаемой матричной форме, для каждой ее новой порции автоматически находится звено в цепи, которое связывает ее с уже усвоенной; она естественным образом встраивается в структуру распознавания, осознания и запоминания, что мы, собственно, и называем знанием.

К примеру, если бы вам сказали, что к Венере был запущен исследовательский зонд, а вы при этом не знаете, где Венере расположена в Солнечной системе, то первой проблемой, с которой столкнется ваш мозг, будет невозможность упорядочить полученную информацию. Вы не будете знать, в какую сторону относительно Земли направился зонд, холодно на Венере или жарко и, вообще, зачем кому-то нужно было его отправлять туда. Соответственно, нормальной реакцией ваше­го мозга будет отвергнуть «неудобоваримую» информацию.

Если же вы знали бы, что Венера — это вторая по счету от Солнца и ближайшая к Земле из тех планет, чьи орбиты рас­положены внутри орбиты последней, вы немедленно опреде­лили бы также, что зонд движется к планете, более близкой к Солнцу, и, значит, более горячей, чем Земля. В вашем мозгу в связи с этим автоматически возникли бы представления о направлении, температуре и местоположению относительно Земли, что привело бы к автоматическому же формированию соответствующих ассоциаций. Одновременно в процессе вы­полнения подобной мыслительной задачи вы невольно лиш­ний раз подкрепляете свои знания о других планетах Солнеч­ной системы. Таким образом, чем больше вы знаете и помни­те, тем более легким и автоматизированным становится про­цесс обретения новых знаний.

Вы очень скоро придете к выводу, что чем более структу­рирована информация, хранящаяся у вас в мозгу (особенно если она представлена в матричной форме), тем легче обеспе­чить запоминание ее дополнительных порций. Емкость чело­веческой памяти столь поразительна, что, единожды получив в свое распоряжение базовые матрицы, вы обеспечите при по­мощи ее механизмов привязку к ключевым единицам инфор­мации все новых и новых ее порций без видимых с вашей сто­роны усилий. Уже сейчас некоторые из вас могли бы пойти еще дальше, приступив к запоминанию дополнительных сведений о планетах Солнечной системы .

И напротив, если вы не снабдили свой мозг структурами, формирующими основу эффективного запоминания и позна­вания нового, то окажется, что чем больше информации пре­подносится ему, тем более он будет склонен отстраняться от нее, а у вас возникнет неудовлетворенность: как много всего вы в жизни не запомнили и, посему, толком не усвоили!

Итак, если вы научитесь в полной мере пользоваться своей памятью, то вполне достижимой для вас целью станет много­кратное усиление способности к запоминанию, приобретение в больших количествах новых знаний, явный прогресс в уче­бе и, что особенно важно, высокая удовлетворенность собой. Вы только что с успехом проделали «мыслительный экспе­римент» с использованием методов, идентичных тем, что применялись всеми известными из истории «гениями памяти». Встретившись с другом, расскажите ему о том, что только что узнали; это послужит дополнительной тренировкой вашей памяти, а вашему другу — прекрасным подарком. Посоветуй­те ему в свою очередь поделиться этим с кем-нибудь из своих знакомых, и уже через несколько лет окажется, что вы поло­жили начало тому, что всякий на планете Земля сможет ска­зать, где она, собственно, находится!

Напутственные слове

В следующей главе вы познакомитесь с историей развития мнемонических систем и впервые приблизитесь к пониманию того каким образом вашему мозгу удалось столь блистательно справиться с задачей на запоминание, предложенной вам выше.


4. Память: принципы и приемы запоминания

Краткий обзор главы

• С чего все началось

• Три фундаментальных принципа мнемоники

•  12 вспомогательных принципов мнемоники

•  Современные данные, подтверждающие знания древних греков

• Творчество и память

• Мнемонические системы — не праздные трюки

• Все более совершенные системы

Известно ли вам, что более 95 процентов владельцев личных автомобилей время от времени демонстрируют совершенно невероятную забывчивость по поводу их собственного транспортного средства?

Эти люди совершили массу поездок: в торговый центр, аэропорт, театр, заехали к знакомым и, по завершении всех своих дел, когда вернулись на многоместную стоянку, обнару­жили, что не знают, где найти свою машину (т.е. забыли о ее местоположении).

Как такое может случиться? Машина весом в три тонны, их собственная, в которую они сели, ездили на ней, выбрали место для стоянки, заняли его, затем выключили двигатели, вышли из машины, захлопнули и замкнули двери.

Не мог же их мозг забыть все это!

По мере чтения настоящей главы вы придете к осознанию, что герои этой истории не только вполне могли забыть, где оставили машину; более того, это почти закономерно, что они взаправду это забыли, поскольку не знали самых элементар­ных правил, которые следует применять, чтобы что-либо за­помнить. Читайте дальше, и вам все станет ясно...

С чего все началось

До того как современная наука обнаружила, благодаря достижениям в области нейрофизиологии и психологии, необычайные возможности человеческого мозга, уже древние греки открыли для себя, что ментальные способности можно в значительной степени увеличить, если использовать специальные приемы.

Греки разработали фундаментальные правила запоминания, назвав искусство запоминания «мнемоникой», по имени бо­гини памяти — Мнемозины.

Знания о мнемонических приемах и правилах распростра­нялись среди членов интеллектуальной элиты того времени и использовались ими в ходе публичных выступлений и интеллектуальных состязаний, позволяя демонстрировать «чудесную» память и добиваться благодаря этому высоких постов! экономической, политической или военной сфере или же просто поднимать свой авторитет.

Греки, таким образом, являлись «гладиаторами» на заре умственных поединков; на их стадионах проводились состязания ораторов, чьим главным оружием выступала память. Они задавали друг другу каверзные вопросы, стремясь сбить противника с толку, расспрашивая о таких вещах, как количество, названия и порядок следования греческих полисов, вынуждая соперника цитировать наизусть отрывки из литературных произведений или текстов законов.

Те, кто побеждал в подобных соревнованиях, становились ораторами, героями или общественными лидерами.

Мнемонические приемы и правила основывались на фундаментальных принципах, которые при всей своей кажущейся простоте являлись весьма эффективными, когда ставилась задача улучшить память.

Три мнемонических принципа

Греки обнаружили, посредством интроспекции, коллектив­ного обсуждения и обмена мнениями, что память во многом основана на АССОЦИАЦИЯХ; иными словами, работа памя­ти во многом зависит от умения обнаружить и зафиксировать всевозможные связи между объектами. Например, восприняв слово «яблоко» и связанное с ним понятие, мозг запоминает (наделяет ассоциативными связями) цвета, присущие этому фрукту, его вкус, качества, воспринимаемые на ощупь (текстуру), и запах, а также контекстуальную среду (людей, присут­ствовавших при этом, и т.п.), из которой объект был взят как мысленный образ.

Греки поняли также, что, в дополнение к ассоциациям, объект, подлежащий запоминанию, должен быть воспринят по возможности всем набором чувств запоминающего лица, то есть как яркий и различными способами глубоко «прочувство­ванный» ОБРАЗ.

Третьим столпом, на котором зиждется память, является ЛОКАЛИЗАЦИЯ (ФИКСАЦИЯ). Иными словами, для того чтобы ваш мозг запомнил что-либо, в отношении чего сформи­рован образ и закреплены соответствующие ассоциации, дан­ному фрагменту, или «отпечатку», в памяти, должно быть пре­доставлено место, определенное (локализованное) относитель­но массы иных фрагментов информации, хранимых в памяти. В качестве хорошей аналогии можно взять такой пример. Если вы пришли в библиотеку, в которой хранится миллион томов, что вы предпочтете: копаться в горе книг, сваленных на полу как попало, или искать нужную вам в удобном каталоге, где каждому экземпляру присвоен собственный порядковый номер, отвечающий его местоположению на книжной полке? Конечно же, последнее. Настоящая книга призвана помочь вам привести точно в такой же порядок свою память.

12 вспомогательных мнемонических принципов

Имеется 12 вспомогательных принципов, которые помога­ют применять фундаментальные принципы мнемоники: ассо­циации, формирование образа и локализацию.

1 Синестезия

Синестезия обозначает комбинирование всех основных компонентов чувственно-эмоциональной сферы человека, иными словами, его ведущих чувств и ощущений, посредством которых он воспринимает окружающий мир. Большинство лиц, демонстрирующих выдающуюся «природную» память, а также большинство тех, кто развил ее благодаря правилам мнемоники, добились повышенного тонуса чувств и активно комбинируют их, чем достигают высоких результатов в запо­минании. В ходе изучения проблем развития памяти было обнаружено, что для достижения успехов в этой сфере необходимо проявлять большую активность в эмоционально-чувственном восприятии мира и регулярно тренировать свои:

а) зрение;
б) слух;
в) обоняние;
г) вкусовое восприятие;
д) осязание;
е) кинестезию — ощущение своего тела, его положения и перемещения в пространстве.

2  • Движение

Для любого мнемонического образа движения, ассоцииру­емые с ним, открывают возможность вашему мозгу найти к нему удобную «привязку» и потому запомнить. Представляя свои образы в движении, старайтесь, чтобы они, по возмож­ности, были трехмерными.

3  Ассоциация

Что бы вы ни запоминали, старайтесь формировать ассоци­ации, или связи, между запоминаемым объектом и чем-то прочно закрепленным у вас в сознании.

4  • Сексуальность

У всех нас хорошая память в этой сфере. Пользуйтесь этим!

5  • Юмор

Чем более смехотворны, пусть даже абсурдны, по-доброму гротескны и сюрреалистичны образы, которые вы создаете своим воображением, тем прочнее вы их запомните. Работа с памятью должна приносить радость.

6  • Воображение

Эйнштейн говорил: «Воображение важнее знания. В то вре­мя как знание ограничено, воображение способно объять весь мир, стимулируя прогресс и эволюцию». Чем более вы исполь­зуете воображение при работе со своей памятью, тем крепче она становится от этого.

7  • Счет

Нумерация и счет добавляют конкретности и эффективнос­ти принципу упорядоченности и последовательности (см. ниже).

8  • Символизм

Замена слишком обыденного или скучного образа на более яркий и занимательный увеличивает вероятность успешного запоминания.

9  • Цвет

Всякий раз, когда это уместно, и, вообще, когда только воз­можно, используйте все цвета радуги, с тем чтобы ваши обра­зы были «красочными» и потому легко запоминаемыми.

10  Порядок и/или последовательность

В сочетании с другими принципами, принцип порядка и/ или последовательности облегчает поиск нужного в массе за­помненных сведений, содействуя «произвольному доступу» к информации при ее извлечении из памяти.

11  Позитивность образов

В большинстве случаев позитивные, или субъективно при­ятные, образы более подходят для целей запоминания, по­скольку, попросту говоря, к таким образам мозгу «приятнее» возвращаться. В отношении негативных образов во многих случаях можно сказать, что, будь даже все вышеперечислен­ные принципы для них соблюдены и будь они сами потенци­ально «памятны», мозг нередко блокирует оперирование ими, находя перспективу обращения к ним «неприятной».

12  • Преувеличение

Создавая свои образы, свободно предавайтесь гротеску, т.е. преувеличению, в отношении их размеров, формы, цвета и звукового сопровождения, ассоциированного с ними.

Познакомившись с тремя фундаментальными принципами и двенадцатью вспомогательными, воспроизведите повторно в воображении фантазию о планетах. Постарайтесь при этом насчитать, сколько фундаментальных и сколько вспомогатель­ных принципов вы используете при воссоздании ее в памяти.

Теперь вы в состоянии сказать, какими образом вам удалось столь блистательно справиться с этой задачей на запоминание и почему, если работать с памятью как полагается, она в со­стоянии творить настоящие чудеса.

Современные данные, подтверждающие знания древних греков

Недавние исследования центральной нервной системы че­ловека, особенно в части функционирования правого и левого полушарий головного мозга, подтверждают, что каждый из нас наделен богатейшим сектором ментальных способностей центры которых распределены по всему объему наиболее развитых в ходе эволюции отделов мозга, и что попросту требу­ется тренировка, чтобы дать возможность этим талантам проявиться и развиться в полной мере. Ментальные способности, за которые отвечают левое и правое полушария головного мозга, таковы:

1. Речь.
2. Порядок.
3. Последовательность.
4. Операции с числами.
5. Операции с упорядоченными множествами.
6. Восприятие линейности.
7. Способность к анализу.
8. Восприятие ритма.
9. Восприятие цвета.
10. Воображение.
11. Воссоздание образов.
12. Восприятие размера.
13. Пространственная ориентация.
14. Гештальт (психологический образ в целом, не поддающий­ся механическому разбиению на отдельные составляющие).

В заднем и среднем отделах головного мозга, а также час­тично в коре переднего его отдела располагаются центры, от­вечающие за следующие ментальные способности:

1. Зрение.
2. Слух.
3. Обоняние.
4. Восприятие вкуса.
5. Осязание.
6. Способность к движению в трехмерном пространстве.
7. Реакция.
8. Эмоциональный отклик.

Даже беглого сравнения достаточно, чтобы заметить замеча­тельную схожесть того, что открыли древние греки путем само­анализа и эмпирических находок, и результатов, полученных современной наукой посредством самых изощренных методов.

Получив, таким образом, двойное подтверждение, мы в со­стоянии ныне применять принципы мнемоники с большей уверенностью и с большей же эффективностью; зная, что нам гарантировано достижение «немыслимых прежде» улучшений в работе своей памяти и общей ментальной активности.

С таким напутствием еще раз воспроизведите в голове историю с планетами, уделив максимум внимания каждому эпи­зоду; на этот раз проверьте, сколько функций, за которые от­вечают правое и левое полушария головного мозга, оказыва­ются задействованными в работе вашего мышления. Вы обна­ружите, что практически все!

Творчество и память

Теория, которую вы только что усвоили, и упражнение на запоминание планет, проделанное вами уже неоднократно, позволяют сделать вывод о невероятно тесной связи, имеющей место между памятью, подвергнутой тренировке, и творческим потенциалом личности.

Основным двигателем творчества является ВООБРАЖЕ­НИЕ. Творческие гении отправляются в невероятные путеше­ствия средствами своей фантазии и увлекают других людей в новые, доселе неизведанные области знания. Новые АССО­ЦИАЦИИ, которые при этом возникают, способны дать рож­дение новым взглядам на мир, нередко именуемым творче­ским прорывом. Такова суть произведений гениев — людей, способных менять ход истории.

Все это было свойственно Леонардо да Винчи, Дарвину, Архимеду, Ньютону, Сезанну и Эйнштейну.

Нетрудно, исходя из этого, прийти к выводу, что память суть использование сил воображения и ассоциации для фик­сации прошлого в определенном месте (ЛОКАЛИЗАЦИЯ) и преТВОРЕНИЕ прошлого в настоящем; в то же время творчество суть использование тех же сил воображения и ас­социации для переноса мысли, рожденной в настоящем вре­мени, в будущее и, опять-таки, преТВОРЕНИЕ мысли, ныне взлелеянной, в оформленное будущее произведение — будь то поэма, симфония, научная закономерность, здание или звездолет.

Важным моментом здесь является то, что хотя названия и на­значение их слегка разнятся, принципы, лежащие в основе ВО­ОБРАЖЕНИЯ и АССОЦИАЦИИ, идентичны. Поэтому когда вы упражняете свою память, вы одновременно тренируете и, сле­довательно, совершенствуете свой творческий потенциал.

Подобные занятия имеют такое же значение для мозга, как гимнастические упражнения -для тела. Чем чаще вы наведываетесь в фиттинг-клуб «Мнемоника», тем крепче станут «мускулы» вашей памяти и выше способность к творчеству. Если развить эту мысль немного далее, то формула разви­тия гениальности напрашивается сама собой: чем больше энер­гии вы вкладываете в развитие собственной памяти, тем выше ваш творческий потенциал. У вас неограниченные возможно­сти к этому.

Мнемоническая система СЕМ3 позволяет вам встать на путь, ведущий к неограниченным по возможностям памяти и творческому потенциалу.



Мнемонические системы — не праздные «трюки»

Ввиду высокой эффективности мнемонических систем, а также того факта, что в течение последних столетий исполь­зование человеком возможностей своего мозга имело тенден­цию к снижению, многие люди считают, что упомянутые сис­темы так или иначе не соответствуют «нормальному положе­нию вещей» или «естеству человека» и потому являются не более чем трюком. Однако новые знания о человеческом моз­ге дают нам основания утверждать, что справедливо как раз обратное: работа памяти в «нормальном» режиме на поверку оказывается неестественно малопродуктивной, иногда даже резко ограничивающей наши возможности, а идеи, возникшие У ранних цивилизаций, таких как Древняя Греция, на самом деле вполне отвечали современным представлениям и явля­лись первыми естественными шагами в сторону высвобожде­ния неограниченных возможностей человеческого мозга, в том числе и резервов памяти.

Пища для ума

В ходе последних восьми чемпионатов мира по использованию резервов памяти все гроссмейстеры памяти [и в особенности чемпионы мира Доминик О'Брайен и д-р Сьюзен Уайтинг) убедительно доказали, что, упражняя мозг методами мнемоники, можно значительно расширить возможности своей «естественной», или «нормальной», памяти.

Более совершенные системы

Освоив систему связного изложения, пионеры мнемоники со временем пришли к выводу, что можно предложить более продвинутые и совершенные системы организации информа­ции для ее удобного запоминания (см. мою книгу «Use Your Memory», выпущенную издательством «ВВС Workdwide»), превращающие усвоение сколь угодно сложной и объемной информации в столь же легкое дело, как запоминание основ­ных сведений о планетах Солнечной системы.

Напутственные слова

Одной из таких наиболее удачных систем является та, которая получила название «главной системы»; она изложена в следующей главе. «Главная система» — это ваш первый крупный шаг к освоению СЕМ3.


5. Главная система

Краткий обзор главы

•  Код, используемый в «главной системе»

•  Запоминание дат, телефонных номеров, любых числовых последовательностей

•  Базовая «сотня» «главной системы»

•  Сделайте «главную систему» своей неотъемлемой частью!

•  От 100 до 10 000 — за один присест!

«Секретный» код, с которым вы вскоре познакомитесь, есть то, чем по большому секрету поделился со мной, «выложив карты на стол», профессор Кларк в тот замечательный день — 38 лет назад.

Некоторым уже, возможно, стало понятно, каким образом профессору Кларку удался столь эффектный «номер», потряс­ший студентов-первокурсников, о чем я рассказывал ранее. Для того чтобы запомнить столь много информации, он ис­пользовал один из принципов мнемоники: порядка и после­довательности. А что дало ему возможность его применить? Конечно, «главная система»!

«Главная система» была изобретена в середине семнадца­того века человеком по имени Станислаус Минк фон Венс-хайн. Целью фон Венсхайна было создать систему, которая переводила бы цифры в буквы, а буквы в цифры, позволяя составлять слова из любых комбинаций цифр и, наоборот, числа из любых комбинаций букв.

В восемнадцатом столетии система была усовершенствова­на англичанином Ричардом Греем.

Для перевода цифр в буквы «главная система» использует специальный код, построенный таким образом, чтобы его лег­ко было запомнить. Код этот следующий:

Цифра            Буква или сочетание букв, соответствующее цифре

0           =          з, с, сс

1           =         т, д

2           =         н

3           =         м

4           =         ч

5           =         л

6           =         ш, ж, дж

7           =         к, г

8           =         ф, в

9           =         б, р, п

Гласные а, е, ё, и, о, у, ы, э, ю, я, согласные й, х, ц, щ, а также ъ и ъ не соответствуют ни одной из цифр и используются как «заполнители» при подборе ключевых формирующих образ слов, к чему вы вскоре приступите.

Между цифрами и буквами было предложено именно такое соответствие, ввиду того что соответствующие комбинации легко запомнить, как объясняется ниже в таблице. Ряд букв играют роль «заполнителей», с тем чтобы облегчить вам задачу составления базовой сотни слов-мнемонов.

Код, используемый в «главной системе», запоминается без труда, если применить принципы запоминания, с которыми вы ознакомились ранее, и принять во внимание следующие соображения.

Усвоив специальный код, вы получите возможность пере­водить любое число в слово и любое слово — в число.

Это делается путем замены цифр числа на соответствующие им буквы. Получив последовательность букв, необходимо да­лее использовать гласные и согласные, не включенные в код, а также ъ и ъ в качестве «заполнителей», стараясь получить удобные для запоминания слова.

Например, из таблицы, содержащей первую сотню ключе­вых слов, можно увидеть, что число 11 переводится, к приме­ру, в буквы д и т, из которых можно составить слово дата.

0   Буква значальная буква в слове «зеру» (нуль, ноль); О — последняя буква этого же слова. Буква С являет­ся парной букве 3, СС — часто произносится как «с».

1   Буква Г имеет одну вертикальную линию. Д — пар­ная буква для буквы Т.

2   Буква Н имеет две вертикальные линии и напомина­ет римское число II (два).

3   Буква М, будучи повернутой на девяносто градусов по часовой стрелке, напоминает по форме цифру 3.

4   Буква Ч по написанию напоминает цифру 4. Это так­же первая буква в названии этой цифры.

5   Буква Л напоминает цифру 5, повернутую на девя­носто градусов по часовой стрелке. Другое начерта­ние буквы Л, а именно как Щ, суть перевернутое римское V (пять). Контур ладони левой руки (у ко­торой, как известно, пять пальцев), повернутой к нам, когда пальцы направлены вверх, а большой па­лец отведен в сторону, также напоминает букву Л.

6   Ш — первая буква в слове «шесть». Ж образует фо­нетическую пару с Ш. Дж — буквосочетание, близ­кое по звучанию с Ж.

В букве К можно увидеть три начертания цифры 7. Г образует фонетическую пару с К.

8   Ф и В напоминают по форме цифру 8, являясь, кро­ме того, парными согласными.

9   Б — зеркальное отражение цифры 9, как и буква Р. Буква П образует фонетическую пару с Б.

Аналогично, число 43 переводится в буквы ч и м, из которых легко составляется слово чума.

Используя два «заполнителя» из гласных букв, легко по­лучить слово «чума», которое столь же легко переводится назад в число 43 путем отбрасывания «холостых» гласных. (Придумывая слово, всегда следует придерживаться последовательности в переборе гласных, так чтобы за а следо­вало е, затем ё и.т.д., поскольку, соблюдая такое правило, вы скорее «вернетесь» к нужному слову, если случайно его забудете. Предпочтение, однако, также следует отдавать действительно удобным для запоминания словам, поэто­му иногда изложенным выше правилом можно пренебречь ради более «памятных» ключевых слов.)

Подобным образом число 83 переводится в буквы в и м, согласно одному из вариантов кода, использовав для которых два «заполнителя», получаем слово вымя, которое немедлен­но переводится обратно в число 83.

Запоминание дат, телефонных номеров и любых числовых последовательностей

Используя основную систему, можно перевести любое чис­ло (включая телефонные номера) или любую дату в смысло­вые единицы языка (слова) или фразы, что значительно упрощает задачу запоминания числовых последовательностей (см. книгу «Суперпамять»).

Не менее важно — и это станет основной темой оставшей­ся части данной книги — следующие обстоятельство: посред­ством «Главной системы» легко формируется первая сотня базовых, ключевых мысленных образов, к которым затем мож­но «привязать» любые 100 объектов, которые вы желаете за­помнить. От этой базовой «сотни» можно затем легко перей­ти к 1000, далее к 10000 и так до бесконечности!

Базовая «сотня» основной системы

Базовая «сотня» основной системы состоит из чисел от 0 до 99 и слов, соответствующих им (которые станут вашими по­стоянными ключевыми формирующими образ словами). Со­ставляются данные слова из букв, соответствующих цифрам числа, и «заполнителей», взятых из совокупности не исполь­зуемых в коде букв. Подбирая гласные и прочий «балласт», следует придерживаться порядка, обусловленного положени­ем букв-«заполнителей» в алфавите, т.е. сначала а, затем е и т.д. Зачем это следует делать? Да просто, если по какой-то причине вы запамятовали ключевой мысленный образ, вам будет гораздо легче вызвать его в памяти, имея легкую, ис­пользующую алфавитный порядок систему.

Базовая сотня слов представлена в матричной форме, что по­зволяет вам оперировать группами по десять слов, а также при­учить себя к принятой во всей рассматриваемой системе форме представления данных, наиболее удобной для их запоминания. Запоминая базовую «сотню», периодически мысленно воз­вращайтесь к базовому коду и следите за тем, чтобы для каж­дого слова из числа ключевых вам удавалось сформировать ясный мысленный образ, используя как можно большее чис­ло принципов запоминания.

Если, основательно попрактиковавшись в применении ба­зовой сотни ключевых образов, вы замечаете, что какое-то конкретное слово вызывает у вас трудности и вместо него «на­прашивается» другое, состоящее из тех же базовых букв, сме­ло заменяйте «неудобное» слово.

Чтобы облегчить вам запоминание некоторых не совсем привычных слов из числа ключевых ста, предлагаем следую­щие пояснения: Ной (2) — имя библейского праведника, из­бранника Господа, который, по совету свыше, спасся от все­мирного потопа, построив ковчег и взяв себе в спутники «каж­дой твари по паре»; «На-на» (22) — российская поп-группа; Ника (27) — богиня победы в древнегреческом пантеоне; НЭП (29) — аббревиатура от термина новая экономическая по­литика; Чичи (44) — прозвище мартышки, персонажа книги «Доктор Айболит» К.Чуковского; «Чайф» (48) — российская поп-группа; чип (49) — общее название микросхем всех видов и родов; ВИЧ (84) — вирус иммунодефицита человека.

 

 

0

1

2

3

4

5

6

7

8

9

00

соя

Дух

Ной

май

чай

лай

шея

кий

фея

бай

01

таз

дата

день

дама

дача

дело

душ

дека

дева

депо

02

нос

нить

На-на

немой

ночь

ноль

ниша

Ника

Нива

НЭП

03

масса

мат

мина

мама

меч

мел

мышь

майка

миф

мир

04

часы

чад

чан

чума

Чичи

чело

чаша

чайка

Чайф

чип

05

лассо

Лада

лань

лом

луч

лилия

ложь

лак

лиф

лапа

06

шоссе

шут

жена

джем

жечь

жало

жижа

жук

шеф

шип

07

газ

гад

ген

гам

куча

киль

каша

кок

кафе

кар

08

ваза

вода

фен

вымя

ВИЧ

вал

вошь

фига

фифа

вор

09

пас

рот

пан

рама

речь

бал

рожь

бак

ров

баба

 

Первая десятка

Для облегчения задачи освоения основной системы, оста­новимся для начала на первых десяти ключевых словах. Пред­ставьте себе, что вам требуется запомнить перечень, включа­ющий в сумме десять предметов обихода и продуктов питания, которые вам поручили купить в магазине, и что у вас не ока­залось под рукой ни ручки, ни клочка бумаги, чтобы их запи­сать (что часто все равно пустая трата времени, поскольку многие люди забывают, куда положили потом этот список!).

Вы затем попробуете применить мнемонические правила и максимальное число функций сознания, за которые отвечают левое и правое полушария вашего мозга, с тем чтобы накреп­ко запомнить упомянутый перечень сначала в прямом, затем — в обратном порядке и, наконец, вперемешку !

Представим себе, что требуется запомнить следующий список:

1. Бананы.                                 6. Картофель.

2. Яблоки.                                 7. Помидоры.

3. Крем для обуви.                    8. Мука.

4. Зубная паста.                        9. Хлеб.

5. Керамическая кружка.          10. Апельсины.

Используя основную систему и применяя принципы мне­моники точно так же, как и при запоминании планет Солнеч­ной системы, можно предложить следующий порядок запоми­нания вышеперечисленного:

1.1 — Дух/Бананы: Представьте себе, что вы оказались на скла­де, где хранятся тропические фрукты. «Банановый дух» столь силен, что у вас в буквальном смысле «текут слюнки». Вы в совершенном восторге от предложения хозяина склада угос­титься бананами в любом количестве и абсолютно бесплат­но! В своем представлении вы должны ощущать запах (дух), вкус и даже осязать бананы, которыми вас угощают.

2. 2 — Ной/Яблоки: В данном случае представьте себе Ноя, стоящего на носу своего ковчега, на фоне беспокойного моря. Ной жонглирует красными и зелеными яблоками, ухитря­ясь откусывать от них, при этом не прекращая своего заня­тия. Продолжая жонглировать, он бросает яблоки, одно за другим, животным, заполнившим верхнюю палубу, и те, благодарные, ловят их на лету.

3. 3 — Май/Крем для обуви: Представьте себе, что майским солнечным днем вы собираетесь на свидание. И ради этого чистите свои парадные ботинки. Вообразите себе эту сцену предельно ясно. Запах кожи и обувного крема должен чу­диться вам столь же отчетливо, будто вы и на самом деле в данный момент занимаетесь чисткой обуви. Добавьте немно­го юмора: представив себе, что ваша подружка — прелест­ная негритянка, вы решаете выдать и себя за представителя ее расы, «начистив» себе лицо черным кремом!

Чем более экстравагантны и гротескны образы, которые вы создаете, тем лучше, поскольку личная ассоциация практически всегда более «памятна», нежели та, что предложена вам кем-то со стороны. С оставшимися семью покупками проделайте то же самое, применяя принципы мнемоники и памятуя о том, что от вас требуются предельная живость воображения и полная свобода ощущений. Поработав над каждым элементом списка, проверьте сами себя, насколько хорошо вы их запомнили, или попросите кого-нибудь проверить вас. Случись, что вы упустили что-нибудь, вернитесь к неусвоенному, про­анализируйте, в чем состояла слабость сформированного вами образа, и попробуйте усилить соответствующую ассоциацию. Ко времени, завершения работы над всеми десятью элемен­тами списка, вы продвинетесь от первоначальной системы связного изложения, с помощью которой вы запоминали пла­неты Солнечной системы, к системе «зацепок». Последняя, как и «Главная система», использует перечни ключевых мыс­ленных образов, к которым вы можете «привязывать» все, что бы ни пожелали запомнить, как только что проделали с 10-элементным списком.

Сделайте «Главную систему» неотъемлемой частью своей жизни!

В течение последующих двух-трех дней посвятите себя ус­воению Основной Системы, придав работе над ней характер увлекательной игры. Стремитесь довести до совершенства ключевые мнемонические образы, предельно увеличив ско­рость, с которой вам удается вызвать их в памяти. Обращай­те внимание на то, чтобы в ходе запоминания ключевых слов вы использовали все ныне известные вам мнемонические принципы и функции головного мозга. Вы твердо помните свое имя, адрес и телефонный номер — добейтесь того же эф­фекта с «Главной системой»! Книга «Суперпамять» поможет вам ознакомиться с другими аспектами применения данной системы. Все то, что будет далее изложено в настоящей книге призвано, в первую очередь, помочь вам перейти от более простой, базирующейся на 100 ключевых образах системы к той которая оперирует уже 10 000 образов. Кроме того, вы пройдете своеобразный «учебный курс», приобретя массу ин­тересных знаний из многих областей культуры и науки.

От 100 до 10 000 — за один присест!

Усвоив базовую «сотню», можно, придерживаясь порядка, который значительно упростит задачу запоминания, постро­ить теперь для себя мнемоническую систему из 10000 ключе­вых образов: саморасширяющуюся саморазвертывающуюся генеральную мнемоническую матрицу (СЕМ3) ( СЕМ3 — транслитерация английского термина SEM3, расшифровываемо­го как Self-Enhancing Master Memory Matrix, при этом три последних слова были сокращены до М3, т.е. «трижды М»: — Прим. перев).

СЕМ3 позволит вам не только запомнить всю информацию, которая будет предложена вам в последующем в этой книге, но и любой другой перечень данных, представляющий для вас ин­терес. Тем же, кто пользуется «универсальным персональным органайзером» (УПО) (система ведения личного дневника, предлагаемая в Центре Бьюзена), СЕМ3 позволит запоминать, если пожелаете, любые более менее значительные события не только каждого года, но даже каждого дня вашей жизни!

Напутственные слова

В следующей главе вы убедитесь в том, что это возможно, получите подробные разъяснения по поводу саморасширяющейся генеральной мнемонической матрицы и узнаете,                                                                      как следует ею пользоваться.


6. Саморасширяющаяся генеральная мнемоническая матрица (СЕМ3): глобальный мнемонический метод

Краткий обзор главы

•  Экспериментальные доказательства

•  Примеры феноменальной памяти

• Саморасширяющаяся генеральная мнемоническая матрица (СЕМ3)

Перед тем как приступать к освоению системы, обеспечивающей запоминание 10 000 единиц информации, важно удостовериться, что человеческий мозг в состоянии справиться с такой задачей. Результаты научных исследований и исторические свидетельства подтверждают, что на деле это не сложная задача для нашего мозга.

Экспериментальные доказательства

В 1970 г. Ральф Н. Хабер представил в журнале «Сайентифик Америкэн» результаты своего исследования: испытуемые про­смотрели 2560 фотослайдов со скоростью один снимок в тече­ние 10 секунд. Эксперимент, общая продолжительность кото­рого составила семь часов, проводился в течение ряда сеансов на протяжении нескольких дней. Спустя один час после того, как был показан последний слайд, провели тест на узнавание. Испытуемым поочередно показали 280 пар слайдов, при этом один из них в каждой паре был взят из числа тех, что показы­вали в ходе эксперимента, а другой, похожей тематики, испы­туемые фактически видели впервые. В среднем точность узна­вания, несмотря на то что испытуемых порядком измотал про­смотр такого количества картинок, составила 85—95 процентов.

В ходе второго эксперимента скорость демонстрации была увеличена в 10 раз, составив 1 слайд в секунду. Итоги оказа­лись идентичными.

Результаты третьего эксперимента, в котором скорость по­каза была сохранена, а вместо самих слайдов демонстрирова­лись их зеркальные отражения, остались столь же высокими Хабер прокомментировал это следующим образом: «Подоб­ные эксперименты, в ходе которых задействуется визуальная стимуляция, наводят на мысль, что узнавание изображений удается человеку в основном превосходно. Если бы мы исполь­зовали 25 000 снимков, вместо 2500, результаты, скорее всего, были бы аналогичными».

В ходе другого эксперимента, отчет о котором был опубли­кован в «Канадском журнале по психологии», автор Р. С. Никерсон, испытуемым было показано в общей сложности 600 фотографий со скоростью одна картинка в секунду; тест на узнавание при этом был проведен сразу после демонстрации. Точность составила 98 процентов.

Никерсон продолжил свои исследования, предложив испы­туемым в одном из последующих испытаний просмотреть 10 000 фотографий, специально отобрав особенно яркие, при­влекающие внимание снимки (т.е. применив принципы мнемо­ники). Результатом стало узнавание 9996 фотографий из 10 000!! Применив к результатам эксперимента экстраполяцию, исследователи подсчитали, что, если бы испытуемым показали миллион фотографий, они узнали бы в среднем 986300.

«Способность памяти к узнаванию изображений практичес­ки безгранична при надлежащих условиях проведения эксперимента», - такой вывод сделал Лайонел Стэндинг в своей статье «Запоминание 10000 фотографий» в «Ежеквартальном журнале экспериментальной психологии».

С учетом результатов вышеназванных экспериментов ста­новится очевидным, что наш мозг вполне в состоянии исполь­зовать саморасширяющуюся генеральную мнемоническую матрицу (СЕМ3), при условии, разумеется, что вы применяе­те ее в сочетании с принципами мнемоники. Дополнительным доказательством такого утверждения является пример людей, известных своей необычайно хорошей памятью.

Примеры феноменальной памяти

Люди, известные из истории как обладатели феноменаль­ной памяти, имели мозг ничем не лучше, чем у любого из нас. Просто они использовали его более эффективно. Выберите кого-нибудь из перечисленных ниже «феноменов» и возьмите его в качестве примера для себя в своих дальнейших устремлениях в деле совершенствования собственной памяти. Считайте это первым шагом в выборе для себя созвездия ин­теллектуальных «гуру», или идеалов, достижения которых станут для вас путеводным примером.

1. Антонио ди Марко Мальябечи имел способность запоми­нать целые книги — до единого слова и знака препинания. Со временем он запомнил наизусть всю библиотеку вели­кого герцога Тосканского.

2. А. С. Эйткен, профессор математики Эдинбургского универ­ситета, с легкостью воспроизводил первую тысячу знаков после запятой числа «пи», причем как слева направо, так и справа налево.

3.  Американец Даниэль МакКартни, живший в девятнадца­том веке, мог рассказать, будучи в возрасте 54 лет, что он делал в любой день, начиная с раннего детства. Он мог на­звать точную дату, указав, какая в тот день была погода, а также вспомнить, что он ел на завтрак, обед и ужин в любой конкретный день.

4. Христиан Фридрих Хайнекен в возрасте 10 месяцев умел разговаривать и был способен воспроизвести любое назван­ное ему слово. К трем годам он помнил большую часть фак­тов из всемирной истории и географии, а также выучил ла­тинский и французский языки.

5. Пол Чарлз Морфи — чемпион по шахматам, который по­мнил каждый ход, сделанный им в каждой партии, сыгран­ной в его чемпионской карьере, включая те, которые он сыг­рал с завязанными глазами. Это подтверждалось тем, что почти 400 сыгранных им партий удалось сохранить для ис­тории лишь благодаря тому, что он был в состоянии про­диктовать их много времени спустя. Те, с кем он сыграл эти партии, и судьи подтвердили названные им ходы.

6.  Фемистокл мог на память назвать имя каждого из 20 000 граждан Афин.

7. Ксеркс прославился тем, что знал на память имя каждого воина своих армий, насчитывавших 100 000 человек.

8.  Кардинал Мессофанти, полиглот, живший в девятнадца­том веке, помнил словарный запас 70—80 языков, включая латинский, греческий, арабский, испанский, французский немецкий, шведский, португальский, английский, голланд­ский, датский, русский, польский, богемский, сербский, вен­герский, турецкий, ирландский, валлийский, албанский, санскрит, персидский, грузинский, армянский, иврит, китайский, коптский, эфиопский и амхарский.

9.  Евреи из польской религиозной общины "Шасс Поллак" могли абсолютно точно назвать положение каждого слова на любой странице всех 12 томов «Талмуда».

10. Объемные религиозные книги, такие как «Талмуд» и еще более крупный памятник литературы — древнеиндийские «Веды» — также записывались по памяти.

11.  Д-р Сьюзен Уайтинг, чемпионка мира среди женщин по использованию резервов памяти, демонстрирует способность запоминать 5000 единиц информации, используя СЕМ3 .

12. Доминик О'Брайен, шестикратный чемпион мира по использованию резервов памяти, установил огромное число рекордов по запоминанию информации, в том числе запоминание колоды карт за 33,8 секунды; 18 колод карт за один час; и более 2000 бинарных цифровых комбинаций менее чем за 30 минут!

Саморасширяющаяся генеральная мнемоническая матрица (СЕМ3)

Саморасширяющаяся генеральная мнемоническая матрица позволяет вам, используя все те же основные принципы мне­моники, перейти от запоминания 100 единиц информации к запоминанию 10000 единиц настолько быстро, насколько вы в состоянии формировать мысленные образы.

Тысячи

 

0-99

100-199

200-299

300-399

400-499

500-599

600-699

700-799

800-899

900-  999   

100-999

Зрение

-

Дино­завр

Дворя­нин

Полно­луние

Ущелье

Молния

Церковь

Онкорд

Пожар

Карти­на

1000-1999

Слух

Пение

Барабан

Ржание

Стон

Рык

Плеск

ш-ш-ш

Гонг

Скрип­ка

Пиано

2000- 2999

Запах

Водо- росли

Смола

Мускат

Мята

Роза

Кожа

Сыр

Кофе

Лес

Хлеб

3000-3999

Вкус

Спагет­ти

Поми­дор

Орех

Манго

Ревень

Лимон

Вишня

Крем

Моро­женое

Банан

4000-4999

Осяза­ние

Песок

Сырость

Газета

Слякоть

Камень

Пена

Желе

Трава

Бархат

Кора

5000-5999

Мотор-но-чувст-венное

Плава­ние

Танец

Объя­тия

Смеши­вание

Нати­рание

Любовь

Дрожа­ние

Караб­канье

Летание

Мир

6000-6999

Млеко­питаю- щие

Зебра

Собака

Тритон

Обезья­на

Hocopoг

Слон

Жираф

Кенгуру

Лиса

Мед­ведь

7000-7999

Птицы

Чайка

Утка

Соловей

Сорока

Красно-шейка

Жаво­ронок

Курица

Зимо­родок

Фла­минго

Павлин

8000-8999

Радуга

Крас­ный

Оран­жевый

Желтый

Зеле­ный

Голубой

Синий

Фиоле­товый

Черный

Серьй

Белый

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9000-9999

Солнеч­ная система

Солнце

Мерку­рий

Венера

Земля

Марс

Юпитер

Сатурн

Уран

Нептун

 

ПлутонВзяв за основу базовую «сотню» из «главной системы», вы расширяете ее в 10 раз, получая систему, опирающуюся на 1000 базовых образов; последнюю вы затем также расширяете в 10 раз и получаете систему, где ключевых элементов уже 10 000.

Создавая перечень из 1000 (0—999) образов, вы используе­те базовую «сотню» применительно к различным аспектам вашего зрительного восприятия.

Создавая систему из 10 000 образов, вы опять-таки приме­няете базовую «сотню», но всевозможными способами, опираясь попеременно на свои восприятия, обусловленные основ­ными пятью «чувствами»: зрением, слухом, обонянием, восприятием вкуса, осязанием, а также функцию комплексного моторно-чувственного аппарата (как то: ощущения во время танца, плавания и т.п.) и на основные сведения из области естествознания.

Создавая систему из таких элементов, вы одновременно ис­пользуете для развития памяти все основные «способности», являющиеся функцией вашего головного мозга. Вы, таким образом, как бы пройдете специальную школу, в процессе подго­товки в которой не только научитесь запоминать любой пере­чень информации, какой ни пожелаете, но будете пребывать в непрестанной мыслительной работе, позволяющей вам развить ваш «интеллектуальных мускул», придавая все время работе над собой характер игры. Саморасширяющаяся генеральная мнемоническая матрица строится следующим образом:

100 - 999           Зримый образ

1000 - 1999       Звуковой образ

2000 - 2999       Ароматический (обонятельный) образ

3000 - 3999       Вкусовой образ

4000 - 4999       Осязательный образ

5000 - 5999       Моторно-чувственный образ

6000 - 6999       Млекопитающие

7000 - 7999       Птицы

8000 - 8999       Цвета радуги

9000 - 9999       Солнечная система

Для чисел от 100 до 999 вы используете ЗРЕНИЕ: иными словами, вы фокусируете внимание на зрительном восприя­тии образа, который желаете запомнить в качестве ключево­го мнемообраза. Для чисел от 1000 до 1999 используется СЛУХ, при этом вы акцентируете внимание на том, какая зву­ковая картина формируется у вас в связи с каждым запоми­наемым вами образом. Для чисел от 2000 до 2999 использует­ся ОБОНЯНИЕ, и формирование образов идет преимуще­ственно за счет этого одного из основных «пяти чувств». И так далее, для каждой тысячи, последовательно, ВКУСОВЫЕ ОЩУЩЕНИЯ, ОСЯЗАНИЕ, МОТОРНО-ЧУВСТВЕННЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ, МЛЕКОПИТАЮЩИЕ, ПТИЦЫ, ЦВЕ­ТА РАДУГИ и СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА.

Для каждой отдельной «сотни» в каждой «тысяче» у вас имеется таким образом, конкретный Зримый Образ, конкретный Звук, конкретный Запах и т.д. Так, в соответствии с матрицей, ваши зрительные образы для каждой сотни от 100 до 999 суть Динозавр, Дворянин, Полнолуние, Ущелье, Молния, Церковь, Конкорд, Пожар и Картина.

К примеру, основываясь на базовой сотне слов из основной системы и используя девять Зрительных Образов, отвечаю­щих за «сотни» от 100 до 999 в первой «тысяче» (100—999), мы могли бы поступать следующим образом:

101 попросту означало бы динозавра, испустившего дух вследствие падения метеорита (по одной из версий, именно по этой причине вымерли динозавры), или зло­го духа, принявшего облик динозавра, чтобы выглядеть пострашнее. 151 могло бы означать для вас динозавра, наступившего на «Ладу», от чего та расплющилась в со­вершенный блин. Что бы вы теперь ни захотели запом­нить в качестве 101-го или 151-го элемента какого-либо перечня, его следует «привязывать» к этим образам СЕМ3, применяя основные принципы мнемоники.

Двигаясь далее в пределах первой «тысячи», основной упор по-прежнему следует делать на первую по принятому нами порядку функцию наших органов чувств - зрение. Все обра­зы, например, восьмой по счету сотни, т.е. от 700 до 799, бу­дут являться базовыми, однако привязанными на сей раз к «зрительному» образу сверхзвукового пассажирского авиа­лайнера «Конкорд». Так, например, 706 могло бы означать для вас «шею» «Конкорда», легко заметную в его напоминающей по форме птичью головной части. Аналогично, 782 могло бы означать сувенирный фен, выполненный по образу «Конкор­да». Таким образом, любой объект для запоминания, имеющий определенный порядковый номер в каком-либо перечне, сле­дует ассоциативно связывать с соответствующим по номеру базовым образом, применяя принципы мнемоники.

Схожим образом для массива чисел от 3000 до 3999 каждая отдельно взятая сотня будет содержать «вкусовой» образ, при­вязанный к ключевым из базовой «сотни» «главной системы», а именно: спагетти, томат, орех, манго, ревень, лимон, виш­ня, крем, помадка и банан.                  

Чтобы сформировать и применить к нуждам вашей памя­ти базовый образ для любого числа от 0 до 9999, требуется несложный мыслительный процесс, описанный ниже, в под­разделе «Как использовать саморасширяющуюся генеральную мнемоническую матрицу».

Создавая свои образы, к чему вы должны относиться одно­временно как к игре, интеллектуальному занятию и воспита­нию своего мозга, следите за тем, чтобы ключевые мнемообразы, входящие в ту или иную категорию по признаку их при­надлежности к различным областям восприятия, обусловлен­ным пятью основными «чувствами», исходили из реалий со­ответствующего «чувства». Так, например, для номера 4167 при создании осязательного (в первую очередь) образа следует прибегнуть к ключевым понятиям «сырость» и «жук»; при этом в вашу задачу входит не только представить себя жука в сырой среде, но и чувствовать его твердую спинку, видеть капельки влаги на ее черной, блестящей поверхности, осязать щекочущее вашу ладонь движение его мохнатых лапок и при­совокупить к этому запах, к примеру, соснового леса поутру.

В процессе использования саморасширяющейся генераль­ной мнемонической матрицы вы не только создадите для себя мнемоническую систему, которая позволит вам усваивать 10000 единиц информации с такой же легкостью, с какой ис­пытуемые в экспериментах Хабера и Никерсона запоминали изображения. Вы обнаружите, что в ходе ее использования все области вашего восприятия, посредством которых ваш мозг общается с внешним миром, встанут на путь совершенствова­ния, что существенно и весьма позитивно скажется на всех аспектах вашей жизни. Сюда следует отнести и положитель­ное влияние на здоровье. Недовольство собой и раздражитель­ность, связанные с тем, что человек знает за собой такой не­достаток, как слабая память, нередко ведут к стрессам и недо­моганиям. Последние, в свою очередь, - прямая причина ухуд­шающейся памяти. Используя СЕМ3, вы обратите вспять эту тенденцию.

Во многом речь идет о том, что подобными занятиями над собой вы сообщаете скорость позитивному спиралевидному процессу развития и эволюции собственной личности, харак­теристикой которого является то, что чем более вы упражняе­тесь в применении принципов мнемоники, тем совершеннее у вас становится память; чем больше информации из различных отраслей знания вы включаете в собственную матрицу памяти тем выше вероятность автоматического повышения уровня ва­шего образования; и, наконец, чем больше вы занимаетесь всем этим, тем с более высокой степенью автоматизма совершенству­ются все без исключения ваши ментальные способности.


7. Память длиною в жизнь: история Фунеса, человека, который помнил все

 Критики до сих пор спорят, чем является нижеследующая история, записанная Хорхе Луисом Борхесом: умелой фальшивкой, плодом богатого воображения или изложением подлинных событий. В свете того, о чем вы прочли ранее, судите сами. Возможно ли такое? Существовал ли в действительности Фунес? Правдива ли эта история?

Фунес, чудо памяти

Я его помню (я не вправе произносить это священное слово, лишь один человек на земле имел на это право, и человек тот скончал­ся) с темным цветком страстоцвета в руке, видящим цветок так, как никто другой не увидит, хоть смотри на него с утренней зари до ночи всю жизнь. Помню его бесстрастное индейское лицо, стран­но далекое за белеющей сигаретой. Помню (так мне кажется) его тонкие руки с гибкими пальцами. Помню рядом с этими руками — мате с гербом Восточного берега, помню на окне желтую циновку с каким-то озерным пейзажем. Отчетливо помню его голос — не­спешный, слегка неприязненный, с носовым тембром, голос искон­ного сельского уроженца, без нынешних итальянских свистящих. Видел я его не более трех раз, последний - в 1887 году... Я нахо­жу очень удачным замысел, чтобы все, кто с ним встречался, на­писали о нем; мое свидетельство, возможно, будет самым крат­ким и наверняка самым скудным, однако по беспристрастию не уступит остальным в книге, которую вы издадите. Будучи жалким аргентинцем, я не способен расточать дифирамбы - жанр обяза­тельный в Уругвае, когда темой является его уроженец. «Писателишка», «столичный франт», «щелкопер»! Фунес не про­изнес этих оскорбительных слов, но для меня совершенно очевидно, что в его глазах я был представителем этого ничтожного сорта людей. Педро Леандро Ипуче писал, что Фунес был пред­шественником сверхчеловека: «Некий самородный, доморощен­ный Заратустра»; спорить не стану, но не надо забывать, что Ипуче -его земляк из Фрай-Бентоса и страдает неисправимой ограничен­ностью.

Первое мое воспоминание о Фунесе очень четкое. Я вижу его в сумерки мартовского или февральского дня восемьдесят четвер­того года. В том году отец повез меня на лето во Фрай-Бентос, Вместе с кузеном Бернардо Аэдо мы возвращались из усадьбы Сан-Франсиско. Ехали верхом, распевая песни, но не только это было причиной моего счастливого настроения. После душного дня небо закрыла огромная грозовая туча аспидного цвета. Ее подго­нял южный ветер, деревья уже буйствовали; я боялся (и надеял­ся), что проливной дождь застанет нас в открытой степи. Мы как бы гнались взапуски с грозой. Вскоре мы скакали по улочке, про­легавшей между двух очень высоко поднятых кирпичных тротуа­ров. Вдруг стемнело, я услыхал наверху быстрые и словно кра­дущиеся шаги; я поднял глаза и увидел парня, бежавшего по уз­кому красному тротуару, как по узкой красной стене. Помню ша­ровары, альпаргаты, помню сигарету, белевшую на жестком лице, -и все это на фоне уже безгранично огромной тучи. Бернардо не­ожиданно окликнул его: «Который там час, Иренео?». Не взглянув на небо, не останавливаясь, тот ответил: «Без четырех минут восемь, дружок Бернардо Хуан Франсиско». Голос был высокий, насмешливый.

Я человек рассеянный, и вышеприведенный диалог не привлек бы моего внимания, если бы кузен не повторял его потом, движи­мый (как я полагаю) своего рода местным патриотизмом и жела­нием показать полное свое безразличие к насмешливому вели­чанию его всеми тремя его именами. Он рассказал, что повстречавшийся нам парень - это Иренео Фу­нес, известный своими странностями - например, тем, что он ни с кем не дружит и всегда точно знает, который час, как по ча­сам. Он добавил, что Фунес сын здешней гладильщицы Марии Клементины Фунес и что одни говорят, будто его отец — врач с солильни, англичанин О'Коннор, а другие называют объездчика лошадей или мясника из департамента Сальто. Живет он со сво­ей матерью на окраине, за усадьбой «Лавры». В годы восемьдесят пятый и восемьдесят шестой мы проводили лето в Монтевидео. В восемьдесят седьмом снова поехали во фрай-Бентос. Я, естественно, стал расспрашивать о всех своих знакомых и наконец дошел до «хронометрического Фунеса». Мне ответили, что его сбросил наземь необъезженный конь в усадь­бе Сан-Франсиско и теперь он парализован - похоже, навсегда. Вспоминаю странное ощущение чего-то магического при этой вести: единственный раз, когда я его видел, мы ехали на лоша­дях из Сан-Франсиско, а он бежал поверху; сам факт, сообщен­ный устами кузена Бернардо, очень походил на сон, сложивший­ся из уже прожитых фрагментов. Мне сказали, что Фунес не вста­ет с постели, все лежит и глядит на кактус во дворе или на ка­кую-нибудь паутину. Вечером он разрешает придвинуть себя к окну. Гордыня его доходит то того, что он притворяется, будто постигшая его беда оказалась для него благотворной... Я дваж­ды видел его за оконной решеткой, которая словно подчеркивала его положение вечного узника; в первый раз он сидел неподвиж­но с закрытыми глазами; во второй тоже был неподвижен, но сосредоточенно смотрел на душистый стебель сантонины. В то время я не без доли тщеславия взялся за систематические занятия латынью. В моем чемодане лежали «De viris illustrious» Ломона, «Thesaurus» Кишера, «Комментарии» Юлия Цезаря и один из томов «Historia Naturalis» Плиния, превосходивший (и сейчас превосходящий) мои скромные возможности в латинском. В маленьком городке все становится известно; Иренео, в своем отдаленном ранчо, не замедлил узнать о прибытии этих необык­новенных книг. Он прислал мне торжественное, цветистое пись­мо, в котором упоминал о нашей встрече — к сожалению, мимо­летной — «седьмого февраля восемьдесят четвертого года», вос­хвалял достославные услуги, которые мой дядя, дон Грегорио Аэдо, скончавшийся в том же году, «оказал обеим родинам в сво­ем отважном путешествии в Итусаинго», и просил меня одолжить ему какую-нибудь из книг вместе со словарем «чтобы я мог по­нять оригинальный текст, потому что латинского я пока не знаю». Он обещал возвратить книги в хорошем состоянии и очень скоро Почерк был великолепный, очень четкий; орфография того же типа, за который ратовал Андрее Бёльо: i вместо у, j вместо g. Сперва я, естественно, испугался, что это издевка. Мои кузены уверили меня, что нет, и это вполне в духе Иренео. Я не знал, чему приписать - наглости, невежеству или глупости - его идею, что труднейший латинский язык не требует ничего, кроме слова­ря; дабы вполне рассеять его иллюзии, я послал ему «Gradus ad Parnassus» и книгу Плиния.

Четырнадцатого февраля мне телеграфировали из Буэнос-Айре-са, чтобы я немедленно приехал, так как мой отец чувствует  себя «не очень хорошо». Да простит меня Бог, но тщеславное созна-ние, что срочная телеграмма адресована мне, желание поведав всему Фрай-Бентосу, что мягкая ее формулировка не согласуется со смыслом этих двух наречий, соблазн драматизировать свою скорбь, изображая мужественный стоицизм, вероятно, помешали мне почувствовать настоящее горе. Укладывая чемодан, я заметил, что не хватает «Gradus» и первого тома «Historia Naturalis». «Сатурн» должен был отчалить утром следующего дня, и я вече­ром, после ужина, отправился к Фунесу. Меня удивило, что ду­хота ночью была не меньшая, чем днем. В чистеньком ранчо меня встретила мать Фунеса. Она сказала, что комната Иренео - в глубине дома и чтобы я не удивлялся, если там будет темно; Иренео, сказала она, часами не зажигает свечу. Я прошел мощенный каменными плитами па­тио и по небольшому коридору вышел на второй патио. По сте­нам вился виноград, темнота показалась мне полной. Вдруг я услышал высокий, насмешливый голос Иренео. Голос этот про­износил латинские фразы с угрюмым удовольствием, голос этот (исходивший из мрака) декламировал не то речь, не то молитву, не то гимн. В немощном патио звучали латинские слова, мне пни показались непонятными, нескончаемыми; позже, в беско­нечно долгом разговоре этой ночи, я узнал, что то был первый абзац двадцать четвертой главы седьмой книги «Historia naturalis». Тема этой главы — память: последние ее слова: ut nihil non iisdem verbis redderetur auditum.

Ничуть не меняя голоса, Иренео предложил мне войти. Он ле­жал на кровати и курил. Мне кажется, что лица его я не видел до самого рассвета, вспоминается лишь слабое мерцание сигареты. В комнате слегка пахло сыростью. Я сел, повторил историю про телеграмму и про болезнь отца. Теперь я подхожу к самой труд­ной части моего рассказа. В нем (пора уже читателю об этом узнать] нет другого сюжета, кроме этого диалога полувековой давности. Я не буду пытаться воспроизвести слова, теперь уже невосстановимые. Предпочитаю со всей точностью передать смысл того многого, что я услышал от Иренео. Непрямая речь отдаляет и ослабляет эффект, я знаю, что приношу в жертву кра­сочность рассказа; пусть мои читатели вообразят себе поток пре­рывающихся периодов, который он обрушил на меня в ту ночь. Иренео начал с перечисления - на латыни и на испанском - слу­чаев удивительной памяти, указанных в «Historia naturalis»: Кир, персидский царь, знавший по имени всех солдат своих армий; Митридат Евпатор, вершивший правосудие на двадцати двух язы­ках своей империи; Симонид, изобретатель мнемотехники; Метродор, славившийся умением повторять единожды услышанное. Вполне искренне Иренео удивлялся, что подобные вещи могут изумлять. Он сказал мне, что до того дождливого вечера, когда его сбросил белый жеребец, он был таким же, как все смертные: слепым, глухим, пустоголовым, беспамятным. (Я попытался было намекнуть на его точное чувство времени, на удивительное запо­минание собственных имен - он меня не слушал.) Девятнадцать лет он прожил как во сне: он смотрел и не видел, слушал и не слышал, все забывал, почти все. Упав с коня, он потерял сознание; когда же пришел в себя, восприятие окружающего было по­чти невыносимым - настолько оно стало богатым и отчетливым, но также ожили самые давние и самые незначительные воспо­минания. Немного спустя он узнал, что его парализовало. Этот факт почти не взволновал его. Он решил [почувствовал), что не­подвижность - ничтожная плата. Теперь его восприятие и память были безошибочны.

Мы с одного взгляда видим три рюмки на столе, Фунес видел все лозы, листья и ягоды на виноградном кусте. Он знал формы юж­ных облаков на рассвете тридцатого апреля тысяча восемьсот во­семьдесят второго года и мог мысленно сравнить их с прожилка­ми на книжных листах из испанской бумажной массы, на которые взглянул один раз, и с узором пены под веслом на Рио-Негро в канун сражения под Кебрачо. Воспоминания эти были непростыми — каждый зрительный образ сопровождался ощущениями: мускуль­ными, тепловыми и т.п. Он мог восстановить все свои сны, все дре­мотные видения. Два или три раза он воскрешал в памяти по це­лому дню; при этом у него не было ни малейших сомнений, только каждое такое воспроизведение требовало тоже целого дня. Он ска­зал мне: «У меня больше воспоминаний, чем было у всех людей, с тех пор как мир стоит». И еще: «Мои сны — все равно, что ваше бодрствование». И еще, уже на рассвете: «Моя память, приятель, — все равно что сточная канава». Окружность на аспидной доске, прямоугольный треугольник, ромб — все эти формы мы вполне можем вообразить: так же мог вообразить Иренео спутанную гри­ву жеребца, стадо скота на горном склоне, меняющиеся оттенки огня и несметные частицы пепла, перемены, происходящие с ли­цом покойника в течение долгого траурного бдения. Не знаю, правда, сколько звезд видел он на небе.

Вот что он мне рассказал: ни тогда, ни потом я не сомневался в правдивости его слов. В те времена не было кинематографа, не было фотографов; и все же вполне очевидно, хотя и невероятно, что никто не попытался провести с Фунесом какой-нибудь опыт. Да, все мы живем, откладывая на потом все, что можно отложить; вероятно, в глубине души мы все знаем, что бессмертны и что рано или поздно каждый человек сделает все и будет знать все.

Из темноты голос Фунеса продолжал говорить. Он сказал мне, что в 188В году придумал оригинальную систему нумерации и что в течение немногих дней перешел за двадцать четыре тысячи. Он ее не записывал, так как то, что он хоть раз придумал, уже не стиралось в памяти. Первым стимулом к этому послужила, если не ошибаюсь, досада, что для выражения «три­дцать три песо» требуются две цифры или три слова, вместо одного слова или одной цифры. Этот удивительный принцип он решил при­менить и к другим числам. Вместо «семь тысяч тринадцать» он, например, говорил «Максимо Перес»; вместо «семь тысяч четыр­надцать» — «железная дорога»; другие числа обозначались как «Луис Мелиан Лафинур», «Олимар», «сера», «трефы», «кит», «газ», «ко­тел», «Наполеон», «Августин де Ведиа». Вместо «пятьсот» он гово­рил «девять». Каждое слово имело особый знак, вроде клейма, последние большие числа были очень сложны... Я попытался объяс­нить ему, что этот набор бессвязных слов как раз нечто совершен­но противоположное системе нумерации. Я сказал, что, говоря «365», мы называем три сотни, шесть десятков, пять единиц — делаем анализ, которого нет в его «числах», вроде «негр Тимотео» или «взбучка». Фунес меня не понимал или не хотел понимать. В XVII веке Локк предположил (и отверг) возможность языка, в котором каждый отдельный предмет, каждый камень, каждая пти­ца и каждая ветка имели бы собственное имя; Фунес тоже пы­тался придумать аналогичный язык, но отказался от него, найдя, что он будет слишком обобщенным, слишком двусмысленным. В действительности Фунес помнил не только каждый лист на каж­дом дереве в каждом лесу, но помнил также каждый раз, когда он этот лист видел или вообразил. Он решил ограничить каждое из своих путешествий в прошлое какими-нибудь семьюдесятью тысячами воспоминаний, которые он будет обозначать числами. Два соображения остановили его: сознание, что задача эта бес­конечна, и сознание, что она бесполезна. Он подумал, что к сво­ему смертному часу едва ли успеет классифицировать все вос­поминания детства.

Два упомянутых проекта (бесконечный словарь для бесконечно­го натурального ряда чисел, бесполезный мысленный каталог всех хранящихся в памяти образов) — безумны, однако обнаруживают некое смутное величие. Они позволяют нам представить себе или почувствовать головокружительный мир Фунеса. Не будем забы­вать, что сам он был почти совершенно не способен к общим платоновским идеям. Ему не только было трудно понять, что ро­довое имя «собака» охватывает множество различных особей разных размеров и разных форм; ему не нравилось, что собака в три часа четырнадцать минут (видимая в профиль) имеет то же имя, что собака в три часа пятнадцать минут (видимая анфас). Собственное его лицо в зеркале, собственные руки каждый раз вызывали в нем удивление. Свифт рассказывает, что император Лилипутии мог различать движение минутной стрелки часов; Фунес непрерывно видел медленное развитие всякой порчи, ка­риеса, усталости. Он замечал проникновение смерти, сырости. Он был одиноким и ясновидящим зрителем многообразного, прехо­дящего и почти невыносимо отчетливого мира. Вавилон, Лондон и Нью-Йорк своим яростным блеском поражают воображение человеческое; однако никто в этих кишащих людьми башнях или на этих мятущихся улицах не испытывал столь непрестанного жара и гнета реальности, как тот, что обрушивался денно и нощно на бедного Иренео в его убогом южноамериканском предместье. Ему было очень трудно уснуть. Уснуть - значит отвлечься от мира; лежа на спине в своей постели, Фунес в темноте представлял себе каждую трещину и каждый выступ на стенах соседних до­мов. (Повторяю, что даже самое незначительное из его воспо­минаний было более точным и ярким, чем наше ощущение физического удовольствия или физического страдания.) В восточ­ной стороне города лежал еще не вполне застроенный участок с новыми, незнакомыми домами. Фунес воображал их себе сплошь черными, состоящими из однородной тьмы; чтобы уснуть, он по­ворачивался лицом в их сторону. И еще он представлял себе, что находится в реке и течение его колышет и растворяет. Он без труда изучил английский, французский, португальский, латинский. Однако я подозреваю, что он был не очень способен мыслить. Мыслить - значит забывать о различиях, обобщать, абстрагировать. В загроможденном предметами мире Фунеса только подробности, к тому же непосредственно данные. Робкий утренний свет проник из немощеного патио в комнату. Тогда я увидел лицо, от которого исходил голос, звучавший всю ночь. Иренео было девятнадцать лет, он родился в 1868 году; он показался мне неким монументом, бронзовым изваянием, более древним, чем Египет, чем пророки и пирамиды. Я подумал, что каждое из моих слов (каждый из моих жестов) останется навсе­гда в его беспощадной памяти; страх удерживал меня от беспо­лезных движений. Иренео Фунес скончался в 1889 году от воспаления легких.

1942 (Из сборника «Вымыслы» Хорхе Луиса Борхеса, перевод с испанского - Е. Лысенко)

За небольшую оплату ремонт рефрежираторов недорого, со скидками.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100