Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Ельникова Ирина

г. Воронеж

Пути-дороги млечные




От автора

 

Безграничны проявления жизни во Вселенной, достойно искреннего удивления многообразие форм ее.

Но тайны свои она открывает только любящим сердцам.

Эта книга немного похожа на записки путешественника. Здесь есть "зарисовки с натуры" и "переживания автора", "сюжеты из жизни" и "рассказы очевидцев".

Люди давно стремятся к "братьям по разуму", не находя частенько взаимопонимания даже со своими единокровными. 

Разобраться бы с собой, прежде чем пытаться познать нечто, лежащее за пределами понимания нашего.

Но если мы способны восхищаться гармонией мира, не расчленяя ее в беспомощных попытках подогнать под известные науке законы – мы уже на пути постижения Истины.

Эта книга содержит много вопросов, остающихся без ответа – самым пытливым из читателей я желаю повторить путешествие в полюбившиеся "места" и продолжить исследования самостоятельно.

Миры, открывшиеся вам здесь, ждут вас – дерзайте!

 

* * *

Стихия творения – это

Тень от крыла невидимой бабочки…

Эхо в горах, окликнувшее незванного…

Тончайший аромат цветка, которого нет на земле…

Формула волшебного эликсира, растаявшего грезой на языке…

Неуловимо легкое касание души…

 

Если тебе удалось уловить это в сети слов – ты – Поэт.

 

Так восславим Того,

Кто Наполнил наши сети!

Свет и тени

Перекрестье сумерек…

Сияющая точка в центре.

Толпятся тени, влекомые своими путями мимо… Сталкиваются, натыкаясь друг на друга, как слепые…

Прозревают на мгновенье, в поле Света попав –  и уносятся дальше.

Задержись чуть – и Свет растопит призрачную материю, высвобождая из плена маленькое зернышко, близкое ему по природе своей.

И вспыхнет оно в Огне, питая его новыми силами…

Так вершится Путь…

 

Вперед!

Путь распахивается неожиданной радостью тому, кто Прошлое захлопнул позади себя истово.

Настежь горизонты! Простор бескрайний навстречу!

Забудь себя – и все дороги твои! Они – как реки, несущие тебе в водах своих растворенный песок золотой, по крупинке собранный с пространств омываемых.

Выпей их все, золотом Мира наполняя Океан Жизни своей!

Или стань сама рекой – и орошай иссохшиеся земли живительной влагой сердца своего, сбирая дань золотом.

Капля за каплей, ты вольешься в Океан и станешь частью Его.

Если сердце жаждет Беспредельности – в нем живет Океан Вечности.

Путь

Однажды я плыл, колыхаясь в теплом сиреневом Свете, опутанный тонкими нитями сна…

Парение в Свете сродни погружению глубоководному, только здесь все наоборот.

Здесь давление нагнетается не извне, а изнутри, и давит не мраком, обступившим со всех сторон, а той чернотой, что еще сочится из щелей внутренних, душевных.

А кругом – только Свет и свобода. И если сумел растопить тем Светом в душе камень черный, что давит и тянет вниз грузом мертвым – то и паришь себе в лучах Света, качаешься на волнах Света, душу утешая бликами волн сиреневых.

А кто-то уже взмыл еще выше, навстречу Свету самому, преодолевая, один за другим, гигантские валы световые, что, подхватив, вздымают дерзкого выше высокого, а затем низвергнуть грозят вновь в пучину.

Ах, как трудно удержаться на гребне, всю мощь волны световой преображающей принять – и навстречу новой волне кинуться, не дав себе опомниться! Но уж если душа взалкала Света – нет иного Пути, как, волна за волной, преображаясь, двигаться к Нему. И чем ближе желанная цель, тем выше вздымаются гребни волн, бегущих навстречу. Задержался чуть – и отнес тебе очередной вал назад, прочь – и снова преодоление предстоит.

Вплавь не достичь конца Пути: впереди лишь крылатые с гребня на гребень Гималаев световых перепархивают, едва волны ногой  касаясь.

А там, где глаз слепнет от сияния невыносимого – самый гигантский пик сиятельный, вздыбившись, уносит достигшего его, вихрем скрутившись…

Туда, откуда все волны берут начало…

Туда, куда все они вернутся в конце.

Там опора незыблемая, недоступная волнам, сбросить грозящим обратно.

Там пристанище обетованное…

Там покой…

Там конец Пути…

Там окончательное пристанище, где покоится Новое Начало.

Венец всему – непостижимое Начало, покоящееся в конце.

  

Абсолют

И тоньше тонкого на Сердце Абсолют,

Божественная радость Полноты –

Иль Пустоты – неважно.

 

Здесь все слова сливаются в Звучанье –

Или в Молчании – Великом,

И Реки все пески свои сольют,

 Смешавшись с водами Пустынь...

 

И нету рифмы, нету смысла,

Лишь пульс на острие иглы

За гранью осознанья....

 

Молчат стихии стихотворных строк,

И лишь стекает струйками Амрита,

Рождаясь ритмом Сердца запредельным...

 

Он тише Тишины, покойнее Покоя,

Он пригрозит Грозе и Смерть Он умертвит,

На кончике иглы, которой нет, горит,

Поёт, сияет, дышит… Никакое.

Пустота

Есть Пустота, готовая принять

Весь мир в свои бездонные объятья.

Есть Пустота, готовая сиять,

Она – источник Света вне понятья.

 

Воистину сейчас ты так Пуста,

Источник сокровенно невидим.

Переполняющая душу простота

Недосягаема, хоть Свет и ощутим.

 

Непостижима концентрация Ничто,

Свет порождающая в Недрах Пустоты.

В себя свернувшись, Пустота родила То,

Чему поклонятся, как Свету, Мир и ты.

                                                               

Мать

Необозримое тайное сияющее Естество ожидает каждого в объятья свои принять. Слиться с Ним, раствориться в Нем – исконное стремление Духа вернуться к материнскому Истоку.

Продираясь сквозь паутину жизни, с надеждой озирается он в поиске Глаз любящих, что везде и всюду провожают его взглядом материнским.

Так продолжается до той поры, пока не встретятся взгляды – и повлечет Дух неведомая непреодолимая сила навстречу этим Глазам, в объятья любви материнской.

Легко разорвать путы нитей липких под этим взглядом всепобеждающим – и вот уже Дитя – Дух в объятьях Матери.

Неисповедима истина Естества Единого.

К Матери

Безмолвное сиянье естества,

Где Светоч сокровенно растворен…

Благословенны Истины права,

Исток Ее всегда не замутнен…

 

О, дивная мерцающая Высь!

Как много ты для сердца говоришь!

Очами Духа Ты взираешь вниз,

Слезой незримой Ты миры творишь…

 

Великая Божественная Мать!

Дозволь припасть к сияющим стопам,

Чтоб капли слез Твоих в ладонь собрать,

 Разбросанных по млечным берегам.

Всё

Полощется пространство, как шелк плаща, как всполохи огня, как переливчатое сияние северное. Как передать трепет его, радость и ужас рождающий в сердцах чутких?

Красота захватывает Дух, а тело трепещет согласно волнам пространственным… Все выше ритм, всё сильней напряжение, мелькание искр, взрывы и треск рвущейся материи – и ликование Духа, исступленного пляской огненной…

Все, бывшее вокруг, рассеяно. Невозможно указать малейшую из существовавших частиц: рассыпалась. Но вся эта трудно поддающаяся описанию взвесь существует вокруг, живёт новой неопределённой жизнью.

Тело кажется безграничным, разбросанным по всему Пространству, перемешанным с Ним и уже неотделимым от Него. И странным образом ощущаешь другие тела, присутствующие здесь: будто они твои и не твои. Будто ты огромен и проглотил весь Мир, и Он шевелится в тебе.

Или наоборот, Кто-то проглотил этот Мир вместе с тобой и уже переварил, и то, что было твоим телом, смешалось с другими, растворилось, и ты никак не можешь собрать себя, да и нужно ли?

А был ли ты вообще: ты, отдельно от других, – или так было всегда?…

Понемногу начинаешь ощущать, что ты не один: множество таких же, как ты, растерявшихся. Значит, есть они, и есть ты – вы существуете, и вы самостоятельны, то есть раздельны!

Тот, кто это осознал, перестает искать утерянное и пытается установить контакт с другими.

Далее следует обмен мнениями, споры, открытия –  в общем, обычная жизненная суета.

                                Всё.

                                                      Полог

 Оранжево-серый, истрепанный временем и забрызганный грязью побед. Пятна Света, разъедающие материю. Сетчатая структура рваных дыр.

Проникновение сквозь них подобно прорыву в смерть. Теряешь все, а обретаешь Свет…

Сиянье тепло-палевых, нежно-розовых и желтовато-оранжевых лучей встречает, обволакивает и плавно влечет куда-то… Хочется все-все забыть и отдаться этому влечению…

Уже скоро…Остро ощущается близость Цели. Движение становится спиральным, проявляя Центр. Попадая в него, перестаешь чувствовать и начинаешь Быть. Бытие  –  и есть Цель Высшая любого движущегося.

Что-то бьется

Что-то бьется во мне, что-то бьется –

Это строчки торопятся стать

Словом сказанным... Мне удается

Лишь успеть карандашик достать.

 

Что-то бьется во мне, что-то бьется –

Это Сердце торопится Быть,

Просто Быть – что же мне остается? –

Через Жизни поток переплыть...

 

Бросив мыслей своих караван,

Подгоняемый ветром желаний,

Потихоньку стекать в океан  –

Слиться с Богом в едином дыханье...

 

Что-то бьется во мне, что-то бьется:

Это песня торопится взмыть

В абсолютный простор – и сольется

С тишиной, чтобы в Вечности Быть...

 

Что-то бьется во мне, что-то бьется:

Серафим бьет крыло о крыло...

Этот трепет в Душе отдается:

Светом светит, светает светло...

 

Что-то бьется во мне, что-то бьется:

То восходит мой огненный Бог!

Пусть же стан Его песней моей обовьется,

О шести крылах Свет Путь укажет в чертог,

 

Эти строки пусть посохом служат Ему:

Ведь по ним и над Бездной пройти удается.

На пороге же Сердце свое положу,

Что так бьется, так истово бьется!               

 

Круженье

 

Круженье. Свет. Воронка. Эксцентриситет.

Отрыв. Полет. Вращение. Расцвет.

Сиянье. Нежность. Радость. Созреванье.

Посев. Пылинки. Звезды. Мирозданье.

Кристальная

Кристальная чистота прохладной воронкой опускается в центр пылающей бездны. От слияния их образуется непрерывно растущее облако субстанции новой, белоснежно-теплой, обволакивающей все.

В недрах ее токи восходящие рождают спиральные вихри, скручивающие субстанцию в жгуты, концентрирующие ее до плотности, определяющей ее дальнейшую судьбу.

Сгустки материи, отрываясь от жгутов, по инерции продолжают свое спиральное движение, все дальше удаляясь от центра, их породившего.

В этом танце новорожденной материи группируются близкие сгусточки, формируя структуры жизненные. Движение способствует структуризации.

Так Жизнь рождает еще одно малое отражение себя в пространстве.

Нити Судьбы

Стекаясь, как нити, в единую ткань

                                      вплетаются судьбы,

И если узор безошибочно чист –

                                        срастаются прочно.

И ниточка к нитке, стежок за стежком,

                                        подбираются люди:

Так дивный рисунок рождается к жизни

                                                           воочию.

Слагаются шансы у разных людей

                                                           воедино,

Упущенный случай рождает на ткани

                                                            прореху:

Ведь жизнью волшебной живёт, проявляясь,

                                                            картина,

А промысел Божий дано воплотить

                                                           человеку.

Пусть нити ложатся, одна за одной,

                                                          всё плотнее,

Пусть люди в едином порыве

                                                навеки сольются,

И звёздные токи притянутся к жизни

                                                            сильнее,

И света потоки по ткани живой

                                                           пронесутся…

Лучи эти в сердце пробудят

                                             невидимый отклик,

Всё новые судьбы в узор неземной

                                                             вплетая –

И нерукотворный возникнет на ткани

                                                                   облик,

Сойдёт с полотна и спустится к нам,

                                                                  сияя...

И каждая ниточка Света лучом

                                                          предстанет,

Скрещенья лучей забурлят, запульсируют

                                                               в танце...

И свет новорождённый в ткани нуждаться

                                                             не станет,

И новая Жизнь, оторвавшись, растает

                                                   в Пространстве...

Стекаясь, как нити, в единую ткань

                                               вплетаются судьбы,

И если узор безупречно красив –

                                                  рождаются Будды.

Нити Света

Тончайшая паутинка, Светом натянутая, заплела все пространство.

Ниточки-веточки тянутся, соединяясь друг с другом, будто нервные клетки ткань плетут новую.

Сеть протянулась, пространство в ячейки заключив, сотам подобные. В каждой ячейке зреет-развивается комочек Света.

Это клетки тела андрогина нового.

Дар Любви

Из сонма искр Я Сотворил Любовь,

Одну Любовь, без срока и без края...

Где среди этих искр Я Затерял свою,

А может, искры вместе – это Я? –

Попробуй отгадать, родная!..

 

Восторгом звезд Окутаю тебя,

Слезами рос Я бережно Омою,

И на ладонях Понесу, любя,

И поцелуями чело твое Покрою...

 

Не будет никого, лишь Я и ты,

Лишь сонмы искр, витающих в пространстве,

Лишь Благодать прольет из Пустоты

Поток амриты – сок небесных таинств...

 

И соком этим ты напоена,

Упоена, наполнена Любовью

И искрами ее озарена,

Взойдешь восходом ясным над Землею...

Искры Жизни

Ущелье. Посредине протекает узкая речка.

Берега, сначала пологие, крутой гиперболой загибают вверх, упираясь в небо острыми гребнями скал.

Прямо против взгляда – вытянутая сверху вниз аквамариновая полоса небес, обрамленная грубой серой рамой горных пород, почти смыкающихся.

Значит, я смотрю вертикально вверх.

Справа из-за гребня восходит Солнце, ослепительно белое с голубой короной и, поднявшись, становится в зените.

Воздух полон мельчайших сияющих точек, хаотически движущихся.

Лучи солнца нанизывают их, словно бисер, и становятся видимы.

Воинственная картина: солнце с "застывшими" лучами, сверкающими белым, словно остро отточенные клинки.

Достигнув поверхности, часть лучей "отбрасывает" солнечных зайчиков.

При детальном рассмотрении оказывается, однако, что "зайчики" образуются из соединения частичек грунта и сияющих точек, которые спустились по лучу, как жидкость по пипетке.

Частички образовавшейся субстанции – живые и очень активные – начинают разрастаться, используя "привлеченные" частицы грунта и сияющие в воздухе точки.

Скалистые склоны гор покрываются широкими и длинными бурыми листьями с рваными бесформенными краями, которые скрывают под собой камни и уже нависают сверху со скал, грозя заслонить от взора небо…

 

Много времени спустя (хотя время мною и не ощущалось) другие лучи, ударяя в скалы, "выбивали" фонтанчики, плоскими язычками сворачивающиеся в трубочки. Внутри этой трубочки пробегал в вечном вращении шарик, который, выскочив из одного конца, описывал небольшую дугу в воздухе и "нырял" в противоположный конец. Эти образования казались еще более живыми и активными и "устраивались" в ложбинках и изгибах бурой растительности.

Прошло еще очень много времени. С солнца спустились невидимые фигуры существ, обладавших разумом – и остались невидимками…

Жизнь развивалась и усложнялась.

Прошло еще достаточно времени.

Существо, уже видимое, очертаниями своими очень отдаленно напоминающее человека, но похожее, скорее, на призрак, ждало своей участи. Оно ощущалось, как прекрасный, чистый, беззаботный и неразумный ребенок, хотя и было взрослой особью, не имеющей пола.

Я должна решить, достойно ли оно стать вместилищем сознания и Души.

Сердце потянулось к нему – да будет так!

 

Но кто же я?

Почему я наблюдаю все в таком странном ракурсе? Посмотрю-ка я сверху на себя…

 Узкая щель реки будто раздвинулась от взгляда: я вижу плотную сеть огненно-красных жилок, переплетающихся меж собой, будто кровеносные сосуды обнажились в кожном разрезе.

Затем фокус зрения изменился – щель реки раскрылась – огромный глаз смотрел ввысь с нечеловеческой Любовью и Мудростью.

Помнишь

Помнишь, Время меняет ход?

Помнишь, луны летят назад?

Помнишь, в звездах иных небосвод?

И глаза… чьи же это глаза?

 

В них спирали времен иных –

Отражение лун неземных,

В них глубокая мудрость молчит,

И Любовь безгранична, как щит,

Охраняет сама себя,

Излучает сама себя…

 

Все раздали они, любя,

Эти очи, но вновь и вновь

Излучают они Любовь

Неизбывную к детям своим…

 

Обращайся хоть мысленно к ним,

Возвращайся хоть мысленно к ним.

Их лучи для тебя горячи,

Но ласкают сердце лучи

И питают его Любовью…

Загадка

Рассвет поднимается медленно и, отрываясь от земли, зависает сияющей дымкой в кромешной темноте, ничего не освещая.

Медленно догоняет дымку бледно-голубой диск, на миг меняет свой цвет в ее серебристом мерцании и, обгоняя ее, быстро взлетает в зенит.

Покрытые бурыми пятнами холодные и влажные камни раскрывают поры щелей своих и выпускают на волю обитателей.

 Маленькие существа высыпают парами и небольшими группами, деловито пошевеливая длинными пальцами, ощупывающими грунт, и смешно переваливаясь голубым тельцем, покрытым короткой шерстью, через камни и расщелины.

Группки уверенно рассыпаются по равнине, следуя каждая своему направлению. Цепочки радиальных следов, оставленных грудным костным гребнем, сверху выглядят как чертеж гигантского колеса со множеством спиц, расходящихся от группы странного вида камней в центре почти абсолютно круглого плоскогорья, поднятого над окружающим ландшафтом на огромную высоту.

Нарушает правильность картины лишь глубокое ущелье, прорезающее плоскогорье сверху вниз…

Маленькие серебристо-голубые комочки продвигаются к краям плоскогорья и выстраиваются по окружности. Затем, как по команде, падают вниз.

 Внезапно воздух расцвечивается миллионом разноцветных капель-брызг, образующих радужный хоровод вокруг бурого плоскогорья. Это раскрылись пленки-паруса, веером сложенные в спинных гребнях существ.

Кружение в воздухе, взлеты, вращения и головокружительные пируэты создают феерическую картину радости.

Потом вдруг все разом устремляются назад к кромке плоскогорья. Радуга гаснет: складываются гребни, прячась между смешно торчащими лопатками на спине. Длинные гибкие пальцы вцепляются в грунт – и медленное синхронное движение к центру заканчивает утреннее представление.

Довольно забавно и умилительно наблюдать это ежедневно сверху. Таинственная жизнь этих существ представляется одновременно по-детски простой и в то же время полной загадок.

Что заставляет вас время от времени окружать трещину разлома, выстраиваясь сплошной голубой линией, клином почти упирающейся в обиталище в центре округлой плоской равнины? Линия надолго замирает – глаз устает наблюдать за неподвижной картинкой – и вдруг оказывается прерывистой. Затем существа устремляются обратно под защиту камней, явно торопясь и чуть не наскакивая друг на друга, но все же четко соблюдая при этом движении прямую линию.

В этих загадочных действиях сквозит сильная озабоченность и даже трагичность.

Удивительно то, что, наблюдая за ними, ощущаешь сильный эмоциональный отклик, своеобразную сопричастность их действиям. При этом нет никакого логического понимания смысла происходящего.

Ритмы Единого

Не прерывая жизни круг,

Войди в мой Ритм, в бездонный омут

Шагни и ощутишь, как вдруг

Жизнь закружится по-иному…

И ты почувствуешь себя

Единой с целым Мирозданьем,

И сердце застучит, дробя

Свой Ритм в процессе созиданья…

Творенье Ритмов неземных

Лишь жертвою Любви дается,

Но голос каждого из них

Сквозь даль и время пронесется

И к сердцу Матери вернется,

Неся дары Миров иных,

Чтоб вновь Любовью напитать

Свои ослабленные струны

И, развернув потоки вспять,

Умчаться вновь туда, где Луны

Волшебный водят хоровод

Вокруг совсем иной планеты,

Где в ярких звездах небосвод,

Где одинокие кометы,

Гостя так редко  у Земли,

Встречаются по две, по три…

Но нить от Сердца не прервется,

Неся тепло, и переполняясь им,

Звездой сверхновой Сердце обернется,

Даря Любовь и Свет Мирам иным…

Сказка

На далекой-далекой планете лежит огромной монолитной подковой Гора-кристалл.

В полдень лоно ее нестерпимо сияет… И лишь перед закатом люди приходят к подножию ее. Солнце садится за гору, и в долине, обрамленной нежно-светящимися вершинами, все наполняется торжественным ощущением радости…

Люди подходят ближе, чтобы ощутить дивный аромат прекрасных цветущих деревьев и насладиться их величественным и в то же время нежным обликом, дарующим успокоение и исцеление всем хворям.

Блистающие золотом и серебром стволы и ветви, нежно-розовые чудные цветы – все это размягчает душу и настраивает ум на восприятие мудрости.

Деревья венчают собой отдельные уступы Горы-кристалла. Люди у подножия ее замирают, в восторге устремив взгляды вверх.

Грациозно с Горы спускаются прекрасные Олени, величаво неся головы, увенчанные серебряными и золотыми рогами. Рога повторяют прихотливыми изгибами рисунок ветвей. Кажется, сами боги сошли с уступов Абсолютного Света, чтоб научить людей праведности.

Взгляд их ласкает мудрой добротой, голоса их – тихая симфония, вещающая о вечно сияющем Абсолютном Свете и о Великих, уже проросших в Небо корнями и лишь из милости к людям дарующих цвет и аромат свой как руку помощи, протянутую детям.

Солнце садится, люди расходятся, оглядываясь на ближний уступ, где лежит большой камень-Олень: рога его тускло поблескивают при свете солнца, а на одной из веточек явственно розовеет нежный бутон.

Величавые Слуги Света окружают его венком рогов, тонким серебристым кружевом выделяющихся на фоне звездного неба.

Сегодня свершится таинство. Об этом знают Слуги Света и один из людей, оставшийся там, внизу, в долине. Взгляд его рассеянно обнимает звездные выси и медленнорастущий таинственный Свет, мягко струящийся из глубины Горы.

Мысли его крепнут и серебряными жгутами тянутся к звездам. Скоро и он сможет предстоять вместе со слугами Света…

Меж тем хоровод серебристых ветвей расступается: камень, увенчанный Древом, вдруг озаряется изнутри Абсолютным Светом!...Свечение медленно угасает, оставляя  взорам прозрачный кристалл у подножия Древа, на котором распускается первый цветок жертвы…

 

Не правда ли, красивая сказка?

Способен ли ты, человек, в самомнении своем поверить в нее?

А ведь где-то сказано: "Последние станут первыми, а первые – последними".

Извечный спор

"Свечение это Света лучение,

Его деление на лучи,

Потом излученье, паренье, кручение

Света, сиянье..." "Постой! Помолчи,

 

Вглядись: растворенье, раздача по капельке

И таянье Света во Тьме..."

"Но это когда очень маленький, слабенький,

Смотри, сколько Света во мне!.."

                                                                                  

Сказал и рассыпался звёздами, брызгами,

Фейерверком снопов золотых

И... всё: растворился и, искра за искрою,

Потух... Испарился... Затих...

 

А рядом мерцало и переливалось

Сиянием ровным, без вспышек больших...

И мне всё никак рассудить не давалось,

Кто всё-таки прав был из них.

Выбор

Когда-нибудь, где-то на осколке астероида, бог весть каким космическим ветром занесенного и прибитого незримым гравитационным течением к самой окраине галактики, возникнет Жизнь…

Нет, не возникнет, конечно, а просто пробудится после долгой спячки и, в полглаза поглядывая на окружающее, будет неспешно прикидывать, с чего бы ей начать освоение этого сурового и неприглядного уголка.

Можно сразу вспыхнуть, заливая пространство вокруг чарующим светом, покоряющим все и вся своей неподкупной искренностью…

Можно исподволь, потихоньку, капля за каплей готовить почву, шаг за шагом разрастаясь и постепенно вливаться в новую действительность, прорастать в нее, смешиваясь с нею и расширяя границы Жизни…

Можно затаиться, ассимилироваться окружающим миром, изучая его, вбирая каждой порой, пропитываясь и становясь потихоньку частью его, им самим. Раствориться в нем, рассеяться, рассыпать семена Жизни в самых недрах космической пустыни – и ждать результатов…

Что же выбрать?

Цикл за циклом Жизнь накапливала силу, разворачиваясь постепенно и вновь коллапсируясь, концентрируя опыт свой в едином ядре. Этот путь уже так хорошо знаком ей, что можно просто по привычке соскользнуть на него. Однако познание нового опыта, опробование иных путей развития манит неизведанными возможностями и пугает неопределенными опасностями.

Итак, распуститься роскошным цветком или незаметно пустить корни, осваивая незнакомую почву, в час урочный готовясь пробиться несметным числом ростков?

Прекрасен цветок! Чарами своими и ароматом, безусловно, способен он  оживить пустыню мертвую. Но хватит ли у него сил надолго, напрягаемых безмерно в цветении жертвенном? Не сметет ли смерч хрупкое создание, чудом занесенное в это безжизненное пространство?

…А как тяжко пробиваться корням сквозь почву чужую, не имея возможности до времени даже листья распустить в силу полную, таясь и забывая о самой сути своей! Сколько порой побегов корневых, несущих Жизнь, смерть свою найдут  в почве, так и не дав всходов?

…Однако, нужно уже что-то решать! – Нельзя, проснувшись, задерживаться в одном состоянии: так можно и остановиться совсем, а остановка – смерть.

Итак, взрыв сверхновой или тайный процесс протягивания рукавов невидимой силы в сторону Хаоса, питающих субстанцией Его Жизнь на границе проявленного, готовящуюся явить себя широчайшим спектром?

Если взрыв --  то как далеко удастся разослать искры вещества светоносного? Не будут ли они потоком мощным гравитационным обращены вспять? И как надолго хватит сил на эту жертву великую, свидетелем которой будет вся Галактика?

Если же иной путь – как рассчитать меру проникновения в Хаос, чтобы не поглотил Он, навечно в себе растворяя искры Жизни? Достанет ли терпения дождаться проявления сил, вызванных к Жизни из Хаоса небытия? И как, растворившись в Нем, не потерять себя полностью? Здесь не приходится рассчитывать ни на чью помощь: ведь этот Путь, если и замечен будет кем-то, скорее «презренным падением» назван будет, чем подвигом.

…И все же… Все же Жизнь там, на краю Галактики, выбрала именно его – и раскрыла объятья, готовая потерять себя постепенно, чтобы когда- нибудь возродиться во множестве.

Так Жизнь прошла экзамен на взрослость.

Так родилось новое Материнское Начало, готовое из себя порождать Миры бесконечные…

Так на многие-многие циклы Жизнь избрала Женское проявление…

А где-то в безмерной дали от Нее взорвалась сверхновая звезда, ознаменовав появление нового Отеческого Истока, светоизвержением подтвердившего выбор своего Пути, как проявления Мужского Начала…

…Когда искры Света звездного достигнут почвы, подготовленной тайно – взойдут семена Жизни, и родится новая Галактика…

 Каждое мгновение где-то Жизнь делает важнейший для себя Выбор.

Может, следующий – за вами?

Ты уйдешь в этот мир

Ты уйдешь в этот мир,

Ты его пропитаешь собою –

И, пропитана им,

Станешь цельной, бессмертной, живой.

 

Ты умрешь в этот мир,

Но, единство с ним сделав судьбою,

Ты воскреснешь – и мир,

Прах отбросив, воскреснет с тобой.

Песнь Лозы

На Землю Солнце Устремило Луч

                           и Пробудило спящую Лозу,

                                       и по Лучу Любовь свою Послало…

Лоза ответным чувством воспылала

                           и восхотела плод свой принести

                                             Любимому Светилу поскорее…

Обвившись вкруг Луча,

                               прильнув к Нему,

                                            она побеги к Солнцу устремила,

И в сладком напряженье трепеща,

                                   изнемогала

                                                          и лишь время торопила,

Когда придет пора наполнить гроздь

                                                    сияния небесным ароматом

И вознести, чтоб видно было сквозь,

                                              как силой дышит каждый атом.

И силу эту в дар преподнести

                                            Любимому, который всех милее,

И близость к Солнцу обрести –

                                                        так жаждала она скорее…

Но Солнца Луч укрылся среди туч,

                                          и Лик Его исчез, сверкнув зарею…

И Вихрь поднялся, темен и могуч,

                                        и Ливень Небо замешал с Землею…

И хлад, и снег, и град на Землю пали,

                                                   и времена тяжелые настали…

--Как пережить мне Вечность без Тебя?!! –

Лоза взывала, к Небу воздымая

                   упрямые зеленые побеги,

                                   которым Солнца Луч Давал опору,

                                                        питая нежность их собою.

--Я устою – пусть ветви огрубеют,

                пусть корни вцепятся за Землю

                          последней хваткой, пусть кора морщин

                                                  покроет мое тело молодое –

Я продержусь до Нового Луча

                                              и плод Любви своей не потеряю.

Я вознесу его до самых Звезд,

                    опорой стану Солнцу молодому,

                               когда Оно Пошлет свой первый Луч –

Пусть соскользнет по телу моему

                      к корням, в объятьях удержавшим Землю –

И пусть согреет всех живущих,

                                       застывший Мир Любовью Озарит.

Я ж гроздь свою раскину среди Звезд,

                    чтобы сияла, всем напоминая

                                 о силе чувств земных и о дарах Небес.

 

 

 

 

Огненное Сердце

Не спеши, потерпи, родная,

Будь спокойна, Любовь храня,

Будь Щедра, Любовь изливая:

Будь, как Я! Будь, как Я! Будь, как Я!

Не спеши –  Любовь всё откроет,

Не грусти – любовь всё простит,

Всё вберет, отогреет, омоет,

Полюбила – Любовь отпусти.

Разрывая Сердце на части,

Всех укроет она собою

И, на грани смерти  и счастья,

Вновь вернется, слившись с тобою…

Огоньки Любви испуская,

Опустеет Сердце Земное,

Но из пепла его прорастая,

Лотос сердце заполнит собою.

Лотос огненный и прекрасный,

Вновь огонь Любви источая,

Будет Дар Любви ненапрасный

В самом сердце беречь, поднимая,

Направляя к Солнцу бутон…

Час придет – и раскроется Лотос,

Мириадом огней извергая

Ту Любовь, что свято хранил.

И, когда, всё отдав, увянет –

Из последней капли Любви

Птица Феникс, сияя, восстанет,

Крылья Света раскинув свои…

Продолжать не имеет смысла:

Во Вселенной Любви нет преград.

Всё отдай ей: чувства, и мысли,

И все силы до капли отдай.

И когда твоё сердце сожмётся,

Испуская последний вздох –

Всё на круги своя вернётся,

Выходя на иной виток…

Лишь распяв себя, ты воскреснешь,

Лишь отдав себя, всё вместишь,

Лотос Огненный в сердце взрастишь,

Птицей Феникс ко Мне взлетишь,

С Песней вместе…

С Любовью вместе…

Птица

Распростершись над Миром, птица распахнулась крылами своими и застыла, словно защищая Землю от беды неминучей. Первой удар приняла лучей космических, панцирем Любви став Земле.

Ударили токи и, прокатившись по броне крыльев, каплями влаги благодатной обернулись, стекая с перьев белоснежных.

Так будет парить она над Землей, смягчая удары молний космических, покуда хватит сил.

Нелегко переплавлять огонь космический во влагу, столь привычную Земле-матушке.

Как мало еще их, тех, кто принять сможет радостно молнии грозные и не убоится грохота, скалы сдвигающего.

Потому пусть растут пока птенцы, влагой небесной питая сердца свои, покуда не проснется в них бесстрашная жажда огня.

Превращение

Превращение нежной искры

                             Цвета инея

В вихри огненной вечной игры,

                          Всполохи синего…

 

Дерзновение грудью вдыхать

                           Колкость звездную

И сквозь сердце магму пускать –

                           Кровь венозную…

 

Песнопение в пляске Огня

                           Совершается,

Небо с Бездною через меня

                           Сочетаются…

 

Оперение огненных крыл

                    Все сиятельней,

Свет струящийся Землю укрыл

                      Окончательно

 И растворил…

Радуга и водопад

 

Радуга – это воспарившая Душа Воды,

                                                        бросившейся вниз с горного Утеса.

 

Я – как море

 Я – как море,   я – как море,

                                 я – как море-окиян,

Ты – мой остров, ты – мой остров,

                              ты – мой остров Бел-буян,

Я – как птица, я – как птица

                              я – как птица из-за туч!

Ты – мой камень, ты – мой камень

                             ты – мой камень Бел-горюч.

 

Волны хлынут и отхлынут, лижут белые бока

У Буяна, у Буяна, у Буяна-островка,

Птица-синь из поднебесья песню Света запоет

На груди горюча-камня и крылами обоймет.

 

Я – как море,   я – как море,

                                 я – как море-окиян,

Ты – мой остров, ты – мой остров,

                              ты – мой остров Бел-буян,

Я – как птица, я – как птица

                              я – как птица из-за туч!

Из-под камня, из-под камня

                             в тишине родился ключ.

Островки Любви

Островки Любви в море пылающих страстей… Они сияют ровным мягким светом, одинаково далеким от давящей силы мрака и мельтешащих колких вспышек, от туманной серости и опаляющего пламени.

Они звучат дивной нескончаемой мелодией, где радость сменяется торжественностью и полнотой тишины.

Неведомо-знакомый аромат, присущий лишь Любви, неописуемый словами, но проступающий из пространства, когда затихли уже все запахи, сладкие и резкие, будоражащие и дурманящие, отпугивающие и привлекающие.

Возбужденные чувства и  разум не заметят этих островков в море жизни, ни в бурю, ни в штиль.

Множество течений подводных омывают берега Любви, приводя чутких искателей к мечте. Вечное движение царит вокруг, незаметное глазу поверхностному и разносящее энергии целительные, спасительное равновесие несущие Миру.

Ритм извечный

Нота

Из глубин самого неблагозвучного Хаоса исторгся Стон…

Стон, нарастая и приближаясь, терял свои сиплые оттенки и скрежет и все более походил на звук…

Звук по мере проявления усиливался, очищаясь от свиста и шипения и все сильнее звеня…

Звон ворвался в пространство, наматывая клубок волн, распространяющих во все стороны с огромной скоростью звучание Ноты…

Нота тихо пришла в Мир, словно капля прозрачной чистоты легла ровно в ложбинку в самый центр кругов на воде от камня – возмутителя спокойствия – и растеклась…

Капля в море – кто ее заметит? То ли дело камень – вон, волны  то до сих пор идут…

А волны звона несли и несли во все концы Ноту новую, неизвестную…

Кто разглядит каплю золота, растворенную в Океане Водном? Кто заметит Ноту новую в симфонии моря?

Испить бы той воды, позолотив себя изнутри…

Уловить бы ту Ноту, чтоб на ней основываясь, новую симфонию создать, призвав из Небытия еще океан неизведанных звуков, гармоничных ей…

Что же станет тогда с Миром и со мной?…

А, была, не была – пью…

Господи, пошли Ноту новую прямо в Сердце, золотом сочащееся!

Прощай, старый Мир – Здравствуй, Симфония Вечности!

Сердце

Нечто огромное, далекое, но страстно желанное посылает свои импульсы нам.

Из пределов своих возможностей выйдя, устремлением страстным движим навстречу этим импульсам, издалека ощущаем мы приближение каждого из них.

Мощь колоссальная ощущается в волне накатывающей, напряжение в Сердце рождая. Дух захватывает в предвкушении встречи с валом двенадцатым… И…и…и…раз – и рассыпался брызгами, искрясь радостью, Душу настежь распахивая, чтоб легче дышалось… И дышим глубоко, впитывая искорки с благодарностью великой…

И снова дыхание выравнивается, а Дух уже рвется вновь навстречу следующей волне, призывая ее, еще совсем не ощутимую… И вот она все ближе, ближе… ближе… и… и… и – раз!!! Волны идут одна за одной, все ускоряя и ускоряя Ритм. Все повторяется снова, и снова, и снова…

Сердце бьется все чаще… чаще… Дыхание все глубже… глубже…

И наконец, самый мощный, тринадцатый вал, поднимает нас на гребень и уносит прочь…

Где и когда он оставит нас, ласково опустив и медленно откатившись назад? Кто знает!

Разве только Нечто – огромное, до боли в Сердце любимое, что носит нас на волнах своих…

Когда-нибудь нам дано будет раствориться в этих водах и уйти вместе с отливом… Туда, где рождаются волны…

Туда, откуда все мы вышли…

Туда, куда мы обязательно вернемся…

В этом нам служит залогом наше Сердце, что как капля, подобно океану, рождает ритмы приливов и отливов, наделяющих то радостью, то тоской мириады крохотных существ, стремящихся к слиянию с ним…

А ведь есть еще Нечто, пылинки и светила на равных объединяющее в Сердце огнедышащем!…

Весть

Проявление Нового рождает волну, несущую весть впереди себя.

Бриз достигает самых отдаленных уголков, затрагивая потаенные струны, готовые петь о Рождении Нового…           

И песнь несется в Пространстве, предваряя Встречу с Новым.

Чем больше струн включилось в Гимн Новому – тем ближе и ближе Оно…

Песня готовит Путь, по которому явится Новое…

Струны оповещают Пространство…

Бриз спешит пробудить струны…

Волны рождения несут Весть, вновь и вновь возрождаясь из Центра скрытого…

Что является причиной этого?

Что приходит, пробуждая все вокруг вестью о себе?

Что это за Тайна, раздвигающая Пространство и приносящая Новое туда, где за миг до этого не было ничего, кроме покоя и ожидания?

 

Радость…Радость??? Радость!!!

Дыхание

Потоки… Нескончаемые потоки Огня в Пространстве животворную силу несут каждой клеточке организма Вселенского…

Вдох… Огонь проникает внутрь клеточки, омывая ее изнутри и заряжая нестерпимой жаждой творения…

Так вспыхивают звезды, не в силах сдержать огненную волну, стремящуюся к творению…

Выдох… Потоки огня покидают клеточку и устремляются прочь… далее…

Немного покоя – и все готово для нового вдоха…

Вдох…выдох… Вдох…выдох…Волны огня сменяют друг друга, Ритмом неземным управляемы…

Вдох…выдох…Танец потоков огненных не прекращается, теряясь в Вечности…

Каждый причастен к дыханию огненному…

Вдох…выдох… Да будет вечным жизни дыхание огненное!…

Исток

В самом центре сияющего шара рождаются волны Любви. Это Сердце источает несметные сокровища, снова и снова исторгая их из глубин своих… Волны расходятся, прорезаясь потоками иными, делясь на рукава, закручиваясь воронками, сплетаясь и расплетаясь.

Танец огненных вихрей и протуберанцев завораживает окружающее Пространство… И вот, наконец, Любовь, Огнем воплощенная, отделяется от источника своего и устремляется по таинственным путям навстречу нуждающимся в ней.

Пути Любви подобно магнитным линиям соединяют сердца любящие.

Искра Божья – искра Любви – есть в каждом из творений Его.

И потому каждое незримыми нитями связано с Сердцем Великим.

Вкруг этих нитей, струящихся Любовью, вьются жизненные потоки.

Чем мощнее ток любви, пульсирующей в Ритме сердечном – тем богаче спираль жизни.

Огню доверено таинство творения – суть Жизни Вечной.

Язык

Невидимые нити протянуты от колыбели Творца к каждому воплощенному.

Словно струны, рождают они Музыку, дыханием Вечности пробуждаемую.

Причудливо переплетаясь, связи прочные образуют между собой, аккордом неизбежно звучащие даже при касании только одной струны.

Вязь тонкая конфигурацией напоминает начертания алфавита Огненного…

Так Слово Божие первым воплощением Его является, неся в себе всю множественность языка мудрости Божественной.

Кружево

Узорочье дивное кружевом затейливым покрывает кисею тонкую.

Письмена тайные слагают орнамент сей. Все записано – заткана прозрачная ткань пророчествами, о Будущем живописующими.

Золотом горят письмена, поражая взоры видящих красотой и четкостью линий своих – и вплетают они нити недостающие, дополняя орнамент, к совершенству его приближая…

Истина скрывается за пологом сим, бывшим некогда столь прозрачным, что сияла она сквозь кисею тонкую свободно.

Что таят под собой одежды златотканые – неведомо…

Сокровища

Из точеных мыслями кристаллов Бытия нанизывается в Пространстве ожерелье, вкруг оси тайной виток за витком оборачиваясь.

Каждый кристалл – совершенство явленное, и лишь в одном направлении пронизан может быть током мысленным, высочайшей концентрации Луча достигшим, соединяющего сокровища Духа воедино.

Иные совершенные формы пронизаны могут быть многими Лучами, нити качеств различных несущими, сплетаясь в центре подобных алмазов небесных, всеми оттенками Лучей сияющих в переплетениях убора драгоценного Матери Сокровенного Огня.

Время

Птицей белою, лебединым крылом взмахнув, укроет Время до поры и жалкие останки Прошлого, и робкие ростки Будущего. Все скроется для наблюдателя поверхностного иллюзией чистого листа, который он волен расписать, согласуясь с желаниями своими…

Кто-то лишь жалкие каракули может явить Миру, что сметены будут следующим взмахом крыла, будто Маятник Времени качнется, стирая старое и открывая дорогу новому…

И лишь те, кто не утерял связь с Вечностью, чертя знаки жизни своей на чистом листе настоящего, найдут эти узоры в Будущем нетленными.

Ибо, несмотря на покров Иллюзии, четко вторят знаки эти Проявленному, соединяя его с Предначертанным.

Так выверяется Путь: по Маякам…

Так зажигаются Маяки: на Путях, Прошлое и Будущее связующих…

Так живет человек: с чистого листа, жаждущего проявления огней Вечности…   

Капля

Истечение Мудрости по капле осуществляется в мир проявленный.

Капли раздвигают на миг границы, позволяя нам заглянуть в Беспредельность.

Но вновь смыкаются сферы, скрывая от взора смертного Тайну Времени.

Так сочится мудростью Сердце Великое, капля за каплей, растворяя преграды меж Истиной и Иллюзией.

Ищущий – Сердце раскроет навстречу капле огненной, не боясь в огне переплавить все построения прошлые, Вечностью поверяя их гармонию.

Прожигают Пространство капли Огня Вселенского, Пути пролагая для ищущих Истину прочь из Мира Иллюзий.

Готовы ли лишиться пелен Мнимости, глаза в глаза с Беспредельностью оказавшись?

Готовы? – В Путь! Время верным другом будет для вас, суть его постигших.

Новая капля готовиться оторваться от Источника Истины навстречу сердцам вашим. Не пропустите!

Слово

Ослепительно сияя, Слово прожгло Пространство, след оставив, неотвратимо разделивший Его на две пылающие половины. Синий Огонь спорил с красным, радугу новую порождая взаимодействием своим, Путь Слова осеняющую.

От Земли до Неба Путь тот пролег, и дальше, глубже и выше.

Кто Чашу вознес столь высоко, что капли субстанции благостной, прожигая Путь себе, в самые глубины Хаоса проникают?

Кто столь глубоко опустил основание Чаши, что со дна ее поднявшись, искры материи новорожденной к самому Творцу взмывают в стремлении непреодолимом?

Кто есть основание всего и венец всего, невидимо творящегося в час заветный?

Кто есть Путь единый, Верх и Низ соединяющий?

Ответ ищите каждый в себе

О книге

 

Пусть каждый ищущий найдет:

Кто – утешенье, кто – свободу,

Кто – силу, чтоб идти вперед,

Не зная броду, сквозь пыль и воду…

А кто-то по воде пройдет…

 

Пусть жажда чистой красоты

Хотя б немного утолится,

А одиночество судьбы

В единстве мира растворится,

Надежду обретут мечты…

 

Пусть алчущий критичный ум

Пресытится и утомится…

А устремленьем светлых дум

В грядущий мир пусть претворится

Неиссякаемый АУМ!

 

БЛАГОДАРЮ

 

Я благодарна тем, кто не причастен

Ни к радостям, ни к горестям моим.

Я благодарна тем, кто безучастен:

Ведь ими Путь от суеты храним.

Я благодарна облакам, прохожим,

Текущим мимо на исходе дня,

Неповторимо на меня похожим

И часто вдохновляющим меня.

 

Я благодарна птицам и деревьям,

Цветам любви и старым мудрым пням,

И первым детским сказкам и последним

Моим друзьям, покинувшим меня.

 

И небесам, и рекам полноводным,

И травам, и манящему огню,

Ветрам и детям, чистым и свободным,

И Духу жизни в нас, которым я творю.

ЕЛЬ

 

Я не так молода, как природа весною,

Но и саван зимою не сломит меня.

Я пробьюсь сквозь снега, миру сердце открою:

Не вдыхая небес, не прожить мне и дня.

 

Солнца луч, неба вдох – это все, что мне надо,

Чтобы справиться с холодом скорбного сна.

Пробужденье сейчас – это крест и награда:

Средь холодной зимы только ель зелена.

 

Я останусь собой и зимою и летом,

Я – загадка для тех, кто пока еще спит.

В Рождество расцвету, чтобы спеть о Бессмертном,

Чья лампада, как солнце, вечно горит.

 

 

 

СИМФОНИЯ БЕЛОГО СНЕГА

 

Симфонию белого снега

Сегодня играет небо,

Играет для чуткого уха,

Для чистой души и для духа.

 

Симфонией белого света

Душа несказанно задета –

И все, что я слышу вокруг,

В небесный вплетается круг.

 

Река тихой флейтой вздыхает:

То, падая, хлопья звука

Мелодией дивной в ней тают,

Доступной земному уху.

 

Вот голосом медной валторны

Сменились удары литавр:

Вдали проносящийся скорый

Приветственный голос подал:

 

И как контрабаса соло

В белом притихшем храме,

Шаги мои так весомы,

Подчеркнутые снегами.

 

И, стоя, пьют тихие звуки

В восторге немом березы.

Их к небу воздетые руки,

Как струны души, виртуозны.

 

Вот только маэстро-ветер,

Что примами их считает,

Увы, на гастролях где-то –

Оркестр без них играет.

 

Симфония белого снега

Обрушилась с вечного неба.

На чистом листе зимы

Легли в партитуру мы:

 

И поезд, и речка, и я,

А главное – тихий снег:

Чтоб позже впитала земля

 

Чудесную Музыку Сфер.

 

                                        4.01.07

 

МНЕ БЫ МУЗЫКУ, МНЕ БЫ СКРИПКИ!

 

Мне бы музыки, мне бы скрипки,

Чтобы сердце в тихой улыбке

Трепетало, дышало и пело:

Легче перышка стало тело

                           И… – взлетело.

 

Как волшебны скрипичные звуки!

Словно крылья, вздрогнули руки –

И раскрылись, простор обнимая:

Зову дивной скрипки внимая,

                          Я летаю:

 

Пусть не будет тоски и муки:

Наши встречи и наши разлуки

Переплавятся, словно свечи,

Нежным голосом человечьим

                             В Вечность:

                                                8.01.07

БОЖЕ, НЕБО!

 

Боже, небо! Боже, небо!

Что за синь над головой!

Для души – горбушка хлеба –

Этот купол голубой

В нашей грязи городской.

 

Под ногами – слякоть, сырость,

Лужи посреди зимы,

А над нами – божья милость –

Всплеск хрустальной синевы:

И меж тем и этим – мы.

 

Старый город словно хочет

Сняться в красочной рекламе:

На полях и между строчек,

Меж колонками-домами

Небо сверстано кусками.

 

А вдали от городов

Бирюзовый свод разверстан:

Он свободен от оков,

Он распластан и разостлан

Синью облачной по верстам!

 

Больше неба, больше неба!

Пусть из этих строчек скудных,

Как резной ажурный терем,

Встанет лес – обитель мудрых

Тихим-тихим зимним утром.

 

Пусть меж строчками сияя,

Быль переплавляя в небыль,

Смотрит солнце, растворяя

Эти мысли, эти темы

Божьим небом, божьим небом!

 

 

ДОЖДЬ И РЕКА

 

Дрожь воды от щекотки дождя –

И упругая чистая гладь

Покрывается рябью мурашек:

 

Сеть кругов, словно кожный покров:

Дождь состарил поверхность Воды,

Как ребенка текучее время:

 

Прежде, словно младенца глаза,

Отражала Она синь Небес,

И никак свою суть не являла:

 

Ныне Дождь взбудоражил Ее,

Взбаламутил до самого дна,

Отраженье сменив выраженьем:

 

Мир Реки, мир Дождя – все смешалось,

Струй и капель лихой перепляс

Возмущает невинность Небес:

 

Только разве не с Неба пал Дождь,

Идеал разрушая движеньем

И смешав Вышину с Глубиной?...

 

Дождь затих, усмиренный Рекой,

Но Она все бурлила и пела,

Ритм Дождя в Ней не сразу угас:

 

Наконец, прояснилася гладь –

И улыбка Мудрых Небес

Отразилась Солнцем в Реке:

 

А на мутном илистом дне,

Взбаламученном танцем Дождя,

Пульс забился – живой родничок

 

В оформлении книги использованы работы автора

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100