Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Михаил Ельцин

Бумеранг Ориона

 

«Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»

Александр Невский

 

Санкт-Петербург - 2007

 

 

БЛАГОДАРНОСТИ.

 

Вы держите в руках эту книгу,  благодаря многим удивительным людям, которые вместе со мной принимали непосредственное участие в её создании.

Прежде всего, выражаю глубокую благодарность моей родной сестре Ельциной Татьяне, которая всегда оказывала мне непосредственную помощь и создала реальные условия для написания этой книги. Она корректировала эту рукопись, была добрым цензором и советчиком в вопросах литературного редактирования, а также экспертом при анализе психологических характеров моих героев.

Добрых слов признательности заслуживает также мой давний друг Алексей Лысогоров, который научил меня тонкостям работы с текстом на компьютере и показал, как работать с нужными программами.

Вы держите в руках эту фантастическую книгу не без участия работы большой группы людей, которые были заинтересованы в открытии принципов связи с окружающими нас невидимыми сущностями из тонкого мира, но пожелавшими остаться неназванными.

И, пусть это не покажется читателю странным, но я должен выразить большую благодарность всем Музам и Творцам, которые благосклонно снисходили до контакта со мной, подсказывали мне развитие сюжета, и иногда даже диктовали текст «Бумеранга Ориона»

     Благодарю, естественно, и всех тех, кто издавал и печатал эту книгу, а также читателей, у которых хватило терпения ознакомиться с её содержанием.

                                                                                                          

М.Ельцин

 

 

НЕПОРОЧНОЕ   ЗАЧАТИЕ

 

Автобус с русскими туристами медленно подъезжал к Великим Пирамидам.

Экскурсовод, девушка в очках неприметной внешности не торопясь, рассказывала заученную программу. Равнодушным голосом, как будто вспоминая, она говорила о миллионах рабов, занятых на укладке многотонных блоков Пирамиды.

— Это неправда! – послышался звонкий девичий голос из салона. – Разве вы не знаете новейшую версию о том, что строительство велось с помощью телекинеза, который осуществлялся группой инженеров строителей? Разве вы не понимаете, что даже при самой мощной современной технике невозможно было бы построить эти Пирамиды в столь короткие сроки?

— Леночка, ты ведешь себя некорректно! – вмешался сидевший рядом её отец.

— Более чем – злым голосом поддержала его экскурсовод – И если вы знаете историю строительства Пирамид лучше меня, то может быть, вы продолжите экскурсию?

— Почему бы и нет! – живо откликнулась молодая туристка, вскакивая с места. И несмотря на все реплики и силовое воздействие отца она вырвалась из его объятий и решительно взяла микрофон у обескураженного экскурсовода.

— Во-первых, ни в одном из папирусов Древнего Египта нет упоминаний о том, как строились Пирамиды. Во-вторых, все Пирамиды, начиная с древнейшей Джосера, были возведены Атлантами, спасшимися после Потопа,  Атланты же были великанами по сравнению с людьми нашей расы. Можно не знать, что такое ступенчатая пирамида Джосера, но только глянув на ее фотографию, вы сразу скажете, что она очень стара. “Отец истории” греческий ученый Геродот побывал в Египте за пять веков до нашей эры и оставил описания пирамид, которым уже тогда было несколько тысяч лет. Это классический пример древности пирамид.

— Очень интересно! – саркастически заметила экскурсовод. – И у вас, конечно, есть доказательства об Атлантах?

— Есть! – запальчиво воскликнула Елена. – Давайте вспомним, что Пирамиды, подобные египетским есть еще и в Америке. А как перемещали 40-тонные базальтовые монолиты-стеллы на расстояние более 100 километров коренные жители Америки - древние ольмеки? А как строили пирамиды? Знаменитого историка Эриха Церена удивляло то, что при знакомстве с усыпальницами Джосера полное овладение техникой и ничем не объяснимое умение использовать гигантские каменные плиты, до того времени неизвестные на Ниле. Создатели подобных сооружений - пусть даже и гениальные - нуждались в прототипах, к которым бы восходило последующее развитие такой техники: сооружение сводчатых крыш, секреты облицовки глазированными плитками, вырубки ниш и т.д. До Джосера таких прототипов не находили в земле долины Нила.

— Но это еще не доказательства – возразила экскурсовод. – Это вопросы, на которые наука не имеет ответов... Может быть, вы знаете что-то более конкретное?

— Знаю! – ответила Елена. – Если пассажирам интересно, то я могу рассказать.

— Да, конечно, интересно, рассказывайте! – вразнобой согласились все.

— Папа, можно? – спросила «выскочка» отца.

— Ладно, Ель, если экскурсовод не возражает, рассказывай...

— Экскурсовод что-то шепнула водителю, и тот остановил автобус, выключив двигатель. В окна был виден Великий Сфинкс...

— Для начала я расскажу вам малоизвестную историю, которую в школе не проходят – начала Елена. – Итак, как известно, ученые уже многие десятилетия бьются над тем, как строители египетских пирамид доставляли гигантские каменные глыбы и блоки из карьеров к месту строительства.

Однако все попытки раскрыть эту тайну так и не увенчались успехом.

Но оказывается, что одновременно с исследователями этой проблемы жил на земле некий низкорослый чудак по прозвищу Угрюмый Эд, который без видимого использования какой-либо техники возвел циклопический коралловый замок во Флориде.

Он родился в Латвии в 1886 году, окончил лишь 4 класса гимназии, так как у родителей не было средств для его дальнейшего обучения.

Поскитавшись по свету, Эдвард в конце концов осел во Флориде (США), где за 12 долларов купил 4 акра (около 4000 кв. м) земли и начал свое странное для всех окружающих строительство, которое, как впоследствии оказалось, стало подлинным подвигом его жизни.

Без какого-либо транспорта и рабочей силы он день за днем в течение двух десятков лет каким-то никому не известным образом доставлял с побережья Мексиканского залива тяжелейшие коралловые камни. Причем, не имея никаких технических приспособлений, Эдвард сам ворочал и обрабатывал эти многотонные глыбы. К тому же он вел безукоризненно аскетический образ жизни: в кино не ходил, никогда не выпивал и не посещал какие-либо увеселительные мероприятия. У него была только одна всепоглощающая страсть - созидательная работа, которую он всегда выполнял в тайне от людей, за что вскоре среди местных жителей прослыл колдуном.

Но ведь от мальчишек никакую тайну не скроешь. Очень часто, прячась на значительном удалении, они наблюдали за действиями загадочного для них человека.

Теперь эти бывшие пацаны, а ныне весьма почтенные старцы, охотно рассказывают туристам о том, что у создателя такого необычного для Америки замка каменные глыбы буквально на их глазах летали как пушинки или снежинки.

Только один раз за 20 лет строитель-отшельник при выполнении гигантски масштабных работ нанял грузовик, чтобы перевезти уже виденные всеми обывателями на берегу залива обтесанные камни на строительную площадку.

При этом водителю машины было строго-настрого запрещено находиться при погрузке каменных блоков. Он приходил в назначенный момент времени, и всякий раз машина была уже нагруженной. При разгрузке шофер также никогда не присутствовал.

Конечно же, многие любопытные окрестные жители неоднократно пытались выведать технологическую тайну Эдварда, но он всегда умело отмалчивался, и лишь однажды, совершенно случайно, проговорился, что знает секрет строительства египетских пирамид.

Нынешние исследователи этого феноменального сооружения подсчитали, что общий вес глыб дворца-гиганта достигает 1100 тонн.

Елена сделала небольшую паузу и продолжила свой рассказ.

Позже выяснилось, что после окончания строительных работ Угрюмый Эд целиком посвятил себя астрономии. Благодаря его достижениям здесь во Флориде находятся ныне одни из самых точных в США телескоп и солнечные часы.

Последующие изыскания ученых убедили их в том, что вслед за древними строителями пирамид Эдвард Лидскалныныш открыл секрет управления гравитацией.

Согласно этой концепции наша планета покрыта обширнейшей энергетической сеткой и в местах пересечения силовых линий концентрируется внутренняя энергия Земли.

По мнению специалистов, с ее помощью будто бы и можно творить то самое, что людьми воспринимается или как чудо, или как колдовство. Там, где таинственный латыш возвел свой замок, как раз и находится одно из таких пересечений.

Ряд серьезных исследователей считает, что угрюмый Эд построил свое огромное сооружение в месте приземления НЛО, поэтому-то там почти непроизвольно сосредоточилось так много астрономических предметов и приборов.

Кстати, такое предположение вовсе не выглядит невероятным, даже, напротив, указывает на возможное внеземное происхождение древнеегипетской цивилизации.

Елена отдала микрофон экскурсоводу и села на своё место рядом с отцом.

В салоне раздались аплодисменты пассажиров, к которым присоединилась и экскурсовод.

— Тем не менее, несмотря на интересный рассказ, – сказала она в микрофон, – мы так и не услышали доказательств о великанах, построивших Пирамиды.

— Ну, если мы не злоупотребляем вашим временем, то я могла бы познакомить вас и пассажиров с некоторыми фактами, до сих пор мало кому известными. Но я боюсь, они не всем будут интересны... – сказала Лена со своего места и вопросительно оглядела пассажиров.

— Давай, девочка, просвети нас на халяву то... – услышала она голос какого-то грубоватого туриста.

— Нет, – резко возразила экскурсовод, – это не входит в нашу программу. Время у вас ограничено, и вы еще не осмотрели всех достопримечательностей.

Дверь автобуса открылась, и пассажиры нехотя стали выходить в жаркую атмосферу Африки.

Елена с отцом выходили последними.

— Меня зовут Лидия Тусучева! – сказала экскурсовод, протягивая руку по очереди отцу и девушке.

— Олег Михайлович Ригель! – назвал себя отец Лены.

— Странная фамилия для русского! – удивилась Лидия.

— Мой отец был немцем – военнопленным, который вместе с другими немцами восстанавливали разрушенные фашистами дома в Ленинграде. Мать, переводчица, работала в одной из бригад строителей, и влюбилась в одного из них. Его звали Михаэль Ригель. Когда она забеременела, им в виде исключения, разрешили зарегистрировать брак в русском Загсе. Вот и вся история...

– Редкий случай,  - заметила экскурсовод и, помолчав, повернулась к младшей Ригель. – Леночка! – обратилась она к ней, – если вам позволяет время, познакомьте меня с вашей информацией! – попросила она, доставая диктофон. – Я собираю материал на диссертацию, это очень важно, пожалуйста!

— Ну, хорошо, а мы найдем где-нибудь тень? – согласилась Елена.

— Может быть, в тени Сфинкса? – предложил Олег Михайлович.

— Попробуем, если охрана позволит, – сказала Лидия. – Я их тут всех знаю...

Спустя несколько минут, преодолев с помощью Лиды черту, за которую охрана никого не пускала, группа уселась в тени Великого Сфинкса.

Будущий диссертант включила диктофон и Лена сосредоточилась.

— Начнем со Сфинкса. Даже для древних египтян сфинкс был загадкой, ибо время его создания относится еще к эпохе существования остатков Атлантиды – части северной провинции Портеи.

За тысячи лет до затопления остатков Атлантиды или Посейдонии, дальновидные атланты предвидели печальный конец. Это было видно по траектории небесных светил, по поведению природных духов.

Елена перевела дух и продолжала:

— На континент прилетали космические корабли инопланетян и предупреждали атлантов о близившейся катастрофе. Тогда жрецы рассчитали территории, которые с минимальными потерями переживут потоп. Одна из них – долина Нила была выбрана главной базой послеатлантической цивилизации и преемником Атлантиды.

Ригель сделала небольшую паузу, чтобы глотнуть воды.

— Затем, под руководством жрецов, – продолжала она, –  в глубине скалы у дельты нынешнего Нила были проделаны гигантские залы, где были складированы летописи атлантов, их одежда, пища, описание технологий, записи событий и прочие накопления мудрости миллионов лет. Эти залы Эдгар Кейси называл Чертогом записей. 

Для охранения Чертога, недалеко от него соорудили Сфинкса для охраны. Первоначально Сфинкс имел крылья и золотой диск на лбу. Его главной задачей и является охрана спрятанных знаний от непосвященных, с чем он успешно справляется и по сей день.

— Это информация от Кейси? – спросила Лида. – Да кто он такой?

— Самый известный ясновидец! – пояснила Лена – Так вот, по утверждениям известного ясновидца Э.Кейси в Великой Пирамиде хранятся летописи и предметы атлантов, доказывающие существование высокоразвитой науки и технологии в далеком прошлом, а сама Пирамида была построена между 10490 и 10390 годами до нашей эры.

— Но, египтологи, впрочем, считают, – возразила Лидия, – что большие Пирамиды Хеопса, Хефрена и Миккерина, имеющие классическую пирамидальную форму, возведены в период Древнего царства при IV династии фараонов, то есть примерно 2800-2250 гг. до новой эры.

— Я знаю, – сказала Елена, – но отправным пунктом большинства существующих гипотез о функциональном назначении Великой Пирамиды — быть усыпальницей фараона, противостоит мнение об ином, скрытом от непосвященных предназначении, то есть – эзотерическом предназначении Пирамид. Ведь, слово пирамида происходит от греческого "пирамис", которое этимологически связанного с "пир" - "огонь", обозначая символическое представление Единого Божественного Пламени, как сжигающего жизни всех созданий.

— Как ни странно,– согласилась Лида, – сегодня мы видим картину Древнего Египта вполне в духе исторического материализма: раннее рабовладельческое государство с элементами феодализма, с массой суеверий и бессмысленных религиозно-мистических обрядов. Конечно, можно снисходительно поулыбаться из XX столетия... но не получается... в первую очередь, по причине высокой одухотворенности древнеегипетского искусства.

— Вот именно! – воскликнула Елена. – Откуда всё это взялось? Вы, наверное, знаете, что английские археологи вот уже 8 лет работают в египетском предместье Фейтаха, где были открыты древнейшие подземные захоронения фараонов.

Лида кивнула.

— Но вы, наверное, не знаете, – продолжала Елена, –  что их возраст намного превышает известные мумии Античного Египта. История называет тот загадочный период, о котором практически ничего неизвестно, "легендарным". Именно тогда первый фараон был упомянут как реальное лицо. С тех времен начинается древняя культура египтян – народа, который пришел неизвестно откуда. Народа, который не принадлежит ни к каким этническим группам. Сами они говорят, что произошли от бога.

   При изучении мумий Фейтаха, были сделаны удивительные открытия. Эти мумии датируются 6000 годом до н. э. Но не их возраст самое главное. Было установлено, что клетки кожи мумий настолько отличаются от человеческих, что это может быть только результатом скрещивания разных видов – земного, и какого-то другого.

Экскурсовод от удивления открыла рот.

— Так кем же были первые фараоны? – спросила она.

— Я слышал, – поддержал разговор Олег, – что в древнеиндийских Ведах содержится информация о воздушных кораблях - виманах, сотканных из света, переносящихся с огромной скоростью из одной точки пространства в другую. Согласно эзотерической традиции, считается, что это "остатки" технологий исчезнувшей Атлантиды, где были космические летательные аппараты, неизвестные теперь энергетические установки и совершенное владение пси-энергией.

Елена улыбнулась. Она почувствовала толчок в спину, которой она опиралась на основание Сфинкса.

Казалось, что Сфинкс вздрогнул, услышав эти слова.

Лида проверила уровень записи на диктофоне и сказала:

 — Ученые установили, что, несмотря на скудные технические возможности, древние египтяне построили больше ста пирамид. Только на строительство Великой пирамиды пошло 2 миллиона 15-тонных каменных блоков. Многие из них пришлось доставлять из такого отдаленного места как Асуан, расположенного у первых порогов Нила в Верхнем Египте. И вопрос остается открытым «КАК»?

— Вот с этого места, Ель, пожалуйста, поподробней! – попросил Олег. – Ведь не даром же ты школу с золотой окончила!

Дочь с укоризной глянула на отца, который некорректно отрекламировал дочь, но утаивать свои познания не стала.

— Жил был некто Фредерик де Вальдек, – начала она полуприкрыв глаза. –  Фредерик де Вальдек видел Египет и был уверен, что пирамиды и дворцы индейской Америки строили египтяне. И не без основания. ... Удивительная коллекция глиняных и каменных предметов была найдена в Мексике, в тайниках и в захоронениях близ Акамбаро. В 1944 году все это нашел Вольдемар Юлеруд, пожилой немецкий негоциант.

— Что же там было удивительным? – спросила Лида.

— Об открытии же Юлеруда мы знаем очень мало. Когда-то предметы, найденные в Акамбаро, составляли 12 комнат экспонатов. Позже эти предметы были наглухо заперты в спецхранилище. Но те, кто видел экспонаты вблизи, рассказывали вещи воистину удивительные. Многие из найденных предметов носили ярко выраженный египетский облик. Некоторые экспонаты так поразили посетителей, что по ночам последних душили кошмары.

— А Юлеруда это не коснулось? – спросил Олег Михайлович, передвигаясь под тень подальше от солнца.

— Но Юлеруд и сам был поражен найденными им предметами, – ответила Елена. – Он осторожно вынимал удивительную статуэтку, найденную в тайнике среди утесов - старик ее очень любил. Удивительна она тем была, что неизвестный древний ваятель украсил голову статуэтки уреем - совсем как у древних египетских царей. Урей, как вы знаете, это фигура священной гадюки или кобры на головных уборах древних владык Египта. Были и диадемы - урин, как у мумии Тутанхамона.

— Ну, то в Египте – заметила Лида – а в Мексике?

— Изображения священных кобр-уреев были найдены Картером не только в гробнице Тутанхамона, но и на статуэтке, извлеченной из тайника в мексиканской почве, из-под валунов, которые завалили места захоронения таинственных предметов. Сановник на этой портретной статуэтке носил характерную бородку, как и статуи, найденные в египетских гробницах.

В других статуэтках Акамбаро были явно египетские и мексиканские черты, как и в тех, впрочем, что были найдены в Сан – Хуан – Теотиуакане, где находились гигантские пирамиды: и в Туле, у древних тольтеков.

— И что из этого следует? – спросил Елену отец.

— А то, – ответила дочь, – что все обоснованные доказательства указывают на подлинно древний возраст предметов. И Государственная мексиканская археологическая "команда" призналась: раскопки, которыми она руководила, были проведены добросовестно.  Предметы были извлечены научными методами, из нетронутой почвы.

— Потрясающе! – воскликнула Лида. – И каков вывод?

— Подожди! – ответила Ель. – Не один Юлеруд этим интересовался. Мирослав Стингл, чешский археолог, рассказывает в своей книге "Тайны индейских пирамид":

"К следующим индейским пирамидам я отправился в Теотиуакан, весьма обширный город доколумбовой Америки, расположенный к северу от Мехико. Здешние пирамиды буквально ошеломили меня своими гигантскими размерами. Недаром - согласно представлениям ацтеков, которые жили в этих местах спустя тысячу лет после их возведения - их построили великаны - кинаме. Теотиуаканские "великаны" воздвигли в своем великолепном городе три главные пирамиды: самую большую "Солнечную", с периметром основания в тысячу метров, противолежащую ей "Лунную" и несколько в стороне от "Улицы мертвых" - главной магистрали этой великой индейской столицы — прелестную пирамиду Кецалькоатля, украшенную головами пернатого змея... "

Елена будто читала текст по книге, и закончив, спросила:

— Великаны-кинаме ацтеков, не могучие ли они люди-боги древних египтян? И почему змеи "хранители", стражи – на лбу ли Великого дома, у входа ли в древние святилища индейцев?...

—Да, вот это загадка века! – многозначительно заметил Олег Михайлович. – И много еще таких загадок??

— Полным-полно! – согласилась Елена. – Древние летописи Шумера гласят, что триста "аннунаков небес" были подлинными космонавтами, в том смысле, что они не посещали нашу планету, но оставались на борту своего космолета. А космолет находился на околоземной орбите, принимая и отсылая на Землю многоразовые воздушно-космические аппараты, подобно американским "Шаттлам".

Но, пожалуй, самый странный из найденных близ Акамбаро предметов сильно смахивал на пирамидальный объект, которому поклонялись древние египтяне, как символу космического корабля, на котором бог солнца Ра спускался на Землю.

— Кто-то еще разделяет эту версию?

— Да, Захария Ситчин – израильский археолог, писатель, полиглот, ученый, автор "Земной хроники".

— И что он? – нетерпеливо спросила Лидия.

 — Он утверждает, что благодаря древним памятникам, которые назывались яд и стоят еще в Святой Земле, мы узнаем, что они были характеризованы верхушками, имеющими форму пирамиды...

— Так вот откуда всё это началось! – понял Олег Михайлович.

— Да, началось это как подражание "небесной палате", транспортному средству богов для поднятия в Вечное Жилище." – как бы вспоминала Елена. – В древнем Египте благочестивые верующие совершали паломничества в особый храм города Гелиополя, дабы узреть и поклониться Бен-Бену — пирамидальному по форме объекту, на котором боги издревна прибывали на Землю.

Профессор Брэстед, известнейший египтолог, утверждал, что настоящие, истинные пирамиды были, по сути, воплощением символа бога солнца, который почитался в Гелиополе. Эти символом был "пирамидон", маленькая пирамида, названная Бен-Бен. Тексты пирамид содержат такие слова: "Для него воздвигнута лестница на небеса, дабы он мог по ней подняться на небо».

— Стоп! – попросила Лида. – Лента кончилась. Спасибо вам, мои неожиданные помощники! Даже то, что здесь уместилось, вполне достаточно для материала. А теперь у меня возник, пожалуй, самый острый вопрос – откуда вы всё это знаете?

— Вы спрашиваете – я отвечаю! – пошутила Лена. – У меня в голове автоответчик...

— Ну, а если серьёзно? – не отставала  экскурсовод.

— Серьёзней некуда! – вмешался отец. – Елена, как говорят мои друзья психоаналитики, относится к категории нового поколения детей, которых называют «индиго». Она и школу закончила на золотую, не уча уроков... Все ответы у индиго-поколения возникают спонтанно в уме, как если бы они их считывали с планетарного Информационного поля.

— Значит, если у меня будет ребенок, то он, как представитель нового поколения, еще с детства будет знать больше любого учёного? А что вы еще знаете о детях нового поколения?

Олег Михайлович осмотрелся вокруг и сказал:

— То, что я скажу, покажется вам фантастическим. Но то, что для одних – фантазия, для других – реальность. Поэтому, если вы посчитаете мой рассказ бредом, то прервите меня в любом месте.

— Хорошо! – ответила будущий египтолог, – договорились.

— Итак, насколько мне известно из публикаций Ли Кэрролл, исследователя нового поколения детей, индиго инкарнировались на Землю со священной целью: возвестить о приходе нового общества, основанного на честности, сотрудничестве и любви. Они являют собой новый шаг в эволюции человечества. В мире, в котором мы живем, Дети Индиго имеют уникальную задачу. Они — люди из будущего, воплотившиеся на нашей планете, которая корнями держится за прошлое. Они обладают высокоразвитым сознанием и повышенной восприимчивостью. Они нетерпимы к неискренности и фальши. Поэтому можете себе представить, как тяжело приходится этим детям в рамках существующей образовательной системы, которая насквозь пронизана фальшью.

— И какие же качества присущи ребенку индиго?

— Он обладает повышенной чувствительностью. Обладает чрезмерной энергией. Ему быстро надоедает любое дело – может показаться, что он способен сконцентрировать свое внимание только на очень короткое время. Ему требуется общение с эмоционально-устойчивыми и спокойными взрослыми. Восстает против авторитетов, если они не ориентированы на уважительное к нему отношение. Предпочитает самостоятельно выбирать способ обучения, особенно это касается чтения и математики. Может быстро терять эмоциональное равновесие, так как преисполнен великих идей, но испытывает недостаток в ресурсах и людях, способных помочь в реализации этих идей. Приобретает знания эмпирическим путем, отказываясь от зубрежки и пассивного обучения. Не в состоянии сидеть на месте спокойно, если только не увлечен делом, представляющим для него личный интерес. Весьма сострадателен; имеет множество страхов, таких, как страх смерти или потери близкого человека. Если неудача постигает его в раннем возрасте, может бросить учебу, так как в процессе неприемлемого для него обучения развивается постоянное сопротивление такому обучению.

— Неужели это правда?

— Это еще не всё, – ответил Олег Михайлович. – Индиго выражают свои эмоции совершенно иначе, чем другие дети, потому что имеют высокий уровень самооценки и целостность. Они могут читать вас, как открытую книгу, и быстро подметить и незаметно нейтрализовать любые скрытые попытки манипулировать ими. И делают они это так, что вы этого не осознаёте! Они от природы обладают установкой прорабатывать все самостоятельно, и хотят только, чтобы их немного направляли, при условии, что руководство осуществляется уважительно по отношению к ним и обеспечивает реальную свободу выбора.

Они приходят в этот мир со своими намерениями и талантами, которые отчетливо проявляются с момента рождения. Они могут впитывать знания, как губка, особенно если им нравится предмет, изучение которого обеспечивает им более высокий уровень развития в области их интересов. Приобретение жизненного опыта помогает им лучше учиться, поэтому они сами решают, в какой области необходимо его набираться, чтобы разрешить насущные проблемы или пополнить свои знания. Они реагируют наилучшим образом, если вы ведете себя с ними как с уважаемыми взрослыми.

С помощью своей интуиции они не только прекрасно распознают скрытые намерения и мотивы других людей, но и с не меньшим мастерством умеют переключить внимание их же авторов на другое. Индиго имеют врожденный дар целительства и активно его используют, иногда даже сами не подозревая об этом! Ну, я думаю, этого достаточно?

Пока Олег Михайлович разглагольствовал, его дочь сидела с отрешенным видом и, похоже, медитировала.

— Елена! – обратилась Лида к девушке – и ты, действительно, всем этим свободно владеешь?

— Не знаю! – ответила девушка. – У владельца всегда можно отнять его владения, поэтому я не владею ничем, у меня и так всё есть...

Солнце уже клонилось к Западу, тень от Сфинкса передвинулась, и экскурсовод предложила «избранным» присоединиться к основной группе, которая теснилась у Большой Пирамиды Хеопса.

Люди развлекались тем, что за плату смотрели на местного мальчишку, который поклялся, что за 10 минут заберется на вершину Великой Пирамиды.

По мере приближения к Большой Пирамиде Елена стала ощущать в себе присутствие чьей-то инородной энергетики.

И вдруг, когда они были уже у подножья Пирамиды, девушка услышала в своем уме внутренний голос, который явно отличался от стиля её собственных мыслей.

«Не пугайся! – услышала Лена. – Ты еще не нашла смысла своей жизни. Но мы знаем его. И для того, чтобы передать тебе эти знания, тебе надлежит подняться сегодня в полночь на вершину Великой Пирамиды. Сделай это, не останавливаясь ни перед чем! Знай – ты избрана Космосом. Только ты можешь остановить насилие, которое, как зараза, распространилась повсеместно на Земле. Поэтому, ты не можешь отказаться. Подтверди своё согласие – скажи вслух «Да»!

— ДА! – ответила Елена невидимому собеседнику.

— Что «да»? – спросил отец.

— Это я своим мыслям... – буркнула дочь.

­— Простите, но нам уже пора возвращаться – группа ждёт, да и водитель уже два раза сигналил! – сказала экскурсовод  уже строго официальным тоном.

В этом момент включили декоративное освещение Пирамид и Сфинкса и все принялись фотографировать рельефные объекты.

Прошло еще с четверть часа пока экскурсия начала посадку в автобус.

«Что же мне делать?» – подумала Лена, и в тот же момент она услышала в уме внутренний голос:

«Сейчас мы выключим свет. Как только наступит темнота, беги к Пирамиде и спрячься за её «тыльной» стороной. Об остальном мы позаботимся».

Действительно, через полминуты освещение исчезло. 

В этих широтах темнеет очень быстро и, воспользовавшись наступившей суетой, девушка быстро обогнула корпус автобуса и бегом устремилась к Пирамиде Хеопса.

Вскоре она уже была вне поля зрения туристов, которые в полутьме влезали в свой автобус.

— Ель! – кричал встревоженный отец. – Ты где? Не время играть в прятки!

Лидия Тусучева, ответственная за судьбу каждого туриста, стояла в стороне и  сканировала глазами окружающее пространство.

Несмотря на то, что освещение вспыхнуло с новой силой, девушку нигде не было видно.

Водитель тоже понял, что одного пассажира не хватает, и присоединился к розыскам.

— Где же она, где она может быть? – спрашивала экскурсовод Ригеля, но тот только пожимал плечами.

— Ну, что будем стоять, пока пассажирка не нагуляется? – спросил водитель экскурсовода.

— А что нам остается делать? – зло откликнулась она. – Ведь не будем же мы заявлять о похищении! Свяжитесь с начальством и предупредите о задержке, – добавила она. – Фантазируйте всё что угодно, только ни слова об исчезновении...

Тем временем Елена карабкалась вверх по высоким уступам Пирамиды. До полуночи было еще далеко и можно было не торопиться.

«Умница, славная моя! – услышала она знакомый внутренний голос.  – Теперь тебя никто не достанет. За отца можешь не беспокоиться – он свою миссию выполнил сполна. И вы скоро встретитесь... ».

Однако воздух становился все прохладнее.

Но камни Пирамиды еще хранили тепло Ра.

И можно было надеяться, что до полуночи они еще не остынут.

Елена посмотрела на ручные часики и удивилась.

До полуночи оставался всего час.

Этого времени как раз хватало, чтобы добраться до вершины.

Пальцы саднило.

Лена старалась не оглядываться вниз, но иногда ей казалось, что Пирамида слегка вибрирует.

Изредка девушка слышала отдаленные гудки автобуса, который звал заблудившуюся.

Но девушка интуитивно чувствовала, что все тревоги людей внизу ничто, по сравнению с тем событием, которое должно было произойти на вершине.

Не успела Ригель как следует отдышаться, как наступила полночь.

К счастью, Ригель была уже на вершине.

Вид, который открывается её глазам, приводит «пирамидолазку» в восхищение.

Вниз она не смотрит.

И не потому, что там всё знакомо, а потому, что у неё возникло новое ощущение слитности с каменным телом Пирамиды, которое заставляет её забыть о себе, как об отдельной индивидуальности.

В этот момент девушка вдруг она видит, как из созвездия Ориона, на которые ориентированы Великие Пирамиды, спускается луч, в основании которого находится светящееся существо.

Одновременно где-то в глубине Пирамиды возникает излучение, вибрация которого сотрясает тело девушки.

Между тем луч достигает вершины, и Существо протягивает руку Елене, которая, не задумываясь, входит в освещенный круг.

Она заметила, что круг точно вписался в верхнюю площадку Пирамиды.

В этот момент Елена поняла, что обычное течение времени исчезло.

Спустившееся с небес существо улыбнулось.

«Здравствуй, избранница! – слышит она внутри себя его певучий голос, интонации которого выражали такую неподдельную любовь, что у неё слезы выступили из глаз. – Мы давно ждали тебя. Мы – это существа со звезды Ригель, что входит в состав семьи Ориона. Я – один из членов этой Великой семьи. Но мы не можем быть в физическом теле, как ты, поэтому контакт между нами осуществляется на уровне энергетики».

— Здравствуй уважаемый посланец космоса! – вслух сказала Елена. – Что привело тебя сюда в эту необычную точку Земли?

 «Для нас она вполне обычная, – ответил пришелец. – Ты ведь знаешь, что Пирамиды ориентированы на Орион не случайно. И ты здесь находишься не случайно... Прости, у нас человеческих имен нет, и для тебя моё имя будет звучать, как ОРК!».

Орк произнес свое имя не так, как это звучало бы в гортани человека. Оно было таким глубоким, что казалось, вмещало в себя нечто большее, чем Имя.

«А тебя, как нам известно, отец называет Ель, – продолжал звучать Орк в глубине девушки, – это короче, чем Елена, и вам обоим это нравится, значит, и для меня ты будешь Ель!»

Орк был очень красивым существом, настолько гармоничным, что никакая человеческая мужская красота не могла быть сравнима с ним. 

Энергетика этой гармонии проникает в энергетическое тело девушки и целый водопад Любви к Орку захлестывает её сердце.

«Нужно ли подчеркивать. – услышала она, – что твое имя Ригель совпадает с именем нашей звезды? Ты ведь знаешь, какое значение для человека имеет его Имя Собственное!»

— Да, я читала об этом, но ведь не поэтому ты здесь?

«Ты член нашей семьи. Мы любим тебя. И я тоже...»

Девушка не стала сопротивляться нахлынувшему чувству и всем сердцем потянулась к небесному божеству.

И в этот момент она остро ощутила, что неземная энергетика Орка проникает в неё, и что она уже не принадлежит себе, а Орк, она и Пирамида представляют собой Единое Целое.

И в этом Единстве Время перестало для них существовать.

Существовало только Сознание.

Сознание Вселенной.

Это сознание трудно себе представить.

Как можно представить себе «сознание» капли, которая упала в Океан из облака, которая слилась с ним, и которая стала сознавать весь Океан, вместе со всем его содержимым, Целиком?

Вот и РигЕль, сама стала Океаном Вселенской Любви, где время не имеет значения...

Всё это продолжалось бы вечно, но не всё так просто.

Просто было там, где Пирамида находилась во внешнем мире, где со временем наступает рассвет...

А на рассвете слившимся воедино стало ясно, что по-РА каждому возвращаться в свой мир.

«Ты знаешь, ведь мы не расстаёмся, – сказал Орк, мягко высвобождаясь из энергетики девушки. – Я вернусь к РигЕль. Ты всегда будешь чувствовать, и слышать меня внутри. Для этого тебе достаточно только назвать моё имя. Я не прощаюсь, любимая...».

С этими словами он оторвался от Пирамиды и исчез в луче Света.

А Елена вдруг почувствовала холодный воздух и поспешила спуститься вниз.

На Земле, в ста метрах от Пирамиды, она увидела одинокий автобус с запотевшими окнами.

Это был автобус её туристической группы.

Все пассажиры спали.

Елена постучала в окно водителя и тот, разлепив глаза, вздохнул, и ни слова не говоря, открыл ей дверь в салон.

Проснулась и Лидия Тусучева.

Водитель вопросительно посмотрел на неё, и та кивнула.

Автобус мягко тронулся с места и взял курс на обратный путь.

Как ни странно, никто из пассажиров так и не открыл глаз.

Экскурсовод вздохнула и снова закрыла глаза.

Елена села на свое место возле отца, толкнув его, но тот даже не проснулся.

Через пару часов русские туристы уже были в гостинице.

Ожидаемого скандала не случилось.

Олег Михайлович заплатил крупный штраф и перестал разговаривать с дочерью.

Напряженное молчание сохранялось вплоть до Москвы.

Однако было видно, что ночное отсутствие девушки всё-таки сильно его потрясло.

А поскольку он был уверен, что девушка уклонится от объяснений, то принял решение сам.

— Пойдешь со мной к врачу! – объявил он на второй день после прибытия. – И не думай отказываться, свяжу и силой поведу! Собирайся! – зло сказал он.

Врачом оказался гинеколог. Женщина внимательно осмотрела пациентку, велела её одеваться, и вышла к родителю.

— Девственная плева нетронута, и прикосновения мужчины к телу девушки не обнаружено! – коротко сказала она.

Ригель-старший расплатился с врачом и повел девушку домой.

Говорить о чем-либо с дочерью было бесполезно.

Ель замкнулась и, казалось, витала где-то в потустороннем мире.

Отец иногда слышал, как она разговаривает с кем-то нежным, ласковым голосом.

«Умом тронулась...» - подумал он и пожалел, что взял её с собой в Египет.

Тем не менее, через несколько дней Елена почувствовала некоторое неудобство в матке.

Сначала она не придала этому значения, заключив, что все эти изменения, связаны с переходным возрастом.

А через месяц ей снова пришлось идти в женскую консультацию, где удивленная врачиха констатировала её беременность.

Елена не стала скрывать своего положения перед отцом, и, вернувшись домой, протянула ему заключение женской консультации.

Отец побледнел и потерял дар речи.

Гневным жестом он указал дочери на дверь:

— Можешь идти к тому, от кого зачала! Ты мне больше не дочь! Вон отсюда!

Дочь, не раздумывая, пошла к выходу и, в чем была, закрыла за собой дверь.

«Не огорчайся, Ель! – слышит она голос внутри себя, – все идет путём. Следуй моим указаниям!»

В тот же день Елена нашла приют среди бездомных, которые жили в теплом подвале, арендованном у ЖЭКа одним из питерских художником под мастерскую.

Случилось так, что она как раз проходила мимо этого помещения, когда из мастерской выходил художник.

Увидев Елену, он был поражен её духовной красотой, лучившейся из её глаз.

— Подождите, голубушка, я вас не обижу! – сказал он, обращаясь к Елене. – Я художник и давно ищу такое лицо, какое у вас. Не откажите мне, позвольте набросать ваш карандашный портрет. Вы будете центральной фигурой в моем монументальном панно! – умолял он девушку.

РигЕль поняла, что родилась под счастливой звездой.

Она теперь ничему не удивлялась.

— Здесь и будете работать? – улыбнулась Елена.

— Конечно, нет! – ответил художник. – Мы на пороге моей мастерской. Заходите, пожалуйста! Меня зовут Юрий!

В мастерской находилось еще несколько пожилых мужчин и женщин, которые,  по-видимому, служили художнику натурщиками.

— Здравствуйте! – приветствовала Елена присутствующих. – Меня зовут Ель!

— Вот здорово! – откликнулся один из «натурщиков». – А моя кличка Гриб! А это, вот, – он показал на соседку, – Сова!  Там в углу сидит Лесничий! Так, что вы нам очень даже подходите, без вас мы вроде бы как бездомные...

Все с интересом посмотрели на новенькую и улыбнулись.

— Так! Кончайте базар! – осадил натуралов художник. – Нам надо поработать!

С этими словами Юрий установил готовый подрамник с уже натянутым листом на мольберт, включил софит и попросил Елену сесть так, как ему было нужно.

Ель села так, как её усадили, и мысленно поблагодарила Орка.

Не успела она произнести в уме его имя, как тут же почувствовала его присутствие в себе.

Невыразимое счастье отразилось на её лице.

Художник посмотрел на неё и застыл в изумлении.

— Вы, в каком театре работаете? – спросил он, и тут же извинился. – Простите, так сыграть никто не может...

Елена даже не заметила его реплики.

Она слушала другой голос, который был ей дороже всех остальных во Вселенной...

«РигЕль, родная, здравствуй! Не бойся ничего и никого. Береги себя для сына, которого ты носишь от меня под сердцем. Мы позаботимся о тебе»

— Как? – спросила Ель.

— Да так... – смущенно ответил художник, делая крупные штрихи графитом на бумаге.

— Не понимаю! – отозвалась Ель.

«А тут понимание и не требуется, – услышала она внутренний голос. – Тебе должно быть известно, что в древности многие избранные жрецами женщины поднимались в определенную расчетами ночь на вершины Пирамид. Там Боги и земные женщины соединяли свою общую энергетику. Так всегда происходило непорочное зачатие. Ты рада?».

— Я очень рад, что встретил такую редкую натуру. А вы... – художник хотел продолжить фразу, но Ель перебила его:

— Я рада, разумеется, я слышала о таких случаях! Но, чтобы я... чтобы я была избранной... Такое случается с одной из миллионов...

«Из сотен миллионов, – поправил её Орк. – Но важно не число, а качество души, которое наполнено любовью и состраданием к людям. А нам душа человека видна как вам линии на ладони».

— Миллион тоже кто-то выигрывает, – вполголоса сказал Юрий. – На этот раз счастливый билет достался мне.

«Твоя радость окрыляет нас и несет пользу малышу, которому предстоит сделать много добрых дел для спасения людей от демона насилия! – нараспев ответил её Орк. – Он не позволит этому эгрегору даже думать о дальнейшем применения силы против человечества».

— Да, в изнасиловании мало счастья... – вполголоса произнесла натурщица, заставив художника испытать новый шок.

— И в мыслях не было! – испугался он, прекращая делать набросок.

«В трудные времена у людей была поговорка: «Что русскому в сладость, то немцу в горечь! – пошутил Орк. – Впрочем, это к твоему деду не относится. А Ригель-старший свою отцовскую миссию выполнил».

— Выполнил? – спросила Ель, глядя поверх головы художника.

— Нет, нет – торопливо ответил он. – За один раз у меня, кажется, не получится. Вот если бы вы остались у нас в студии до завершения работы! Но я об этом боюсь даже вслух сказать...

«Сказать по правде, – уловила РигЕль движение плода в матке, – это не предмет разговора. Свобода выбора всегда остается за человеком, кем бы он ни был, и если ты выберешь себе какое-нибудь другое пристанище, то мы не будем возражать...»

— Нет, я не возражаю против этого вашего пристанища, – поспешно сказала Ель. – Вам виднее, вы лучше видите, что и как. Кто же будет препятствовать планам, которые вы спроектировали!

Художник не верил своим ушам.

Он быстро оценил ситуацию и повернулся к присутствующим:

— Так, Сова, организуй для Ель наилучшее гостевое место. Вот тебе ключ от кладовки. Гриб, быстро в магазин, сегодня у нас праздник, вот деньги!

Мастерская пришла в движение. 

Только Ель сидела неподвижно на указанном месте, безучастно глядя в пространство. Её лицо по-прежнему выражало восторг и благоговение. И когда художник выключил софит, все увидели, что Ель вся серебрилась от счастья.

«Теперь ты здесь хозяйка положения – услышала РигЕль – и будь ею. Если что, обращайся к малышу, он лучше меня подскажет тебе, как вести себя в той или иной ситуации. Не скучай!»  — попрощался Орк.

— Ладно, я не буду скучать здесь, – сказала Ель. – Что нужно сделать? – обратилась она к обитателям студии.

— Да. Не мешало бы посуду помыть! – ответил ей Лесничий. – Умывальник вон там, полотенце рядом. Только поменьше мочи пол – прогнил уже местами...

И Ель занялась делом, как будто уже много лет жила здесь вместе со всеми этими бездомными людьми.

А время шло.

Дни летели быстро, а Юрий намеренно тянул с работой.

Однако никто из присутствующих, да и сама РигЕль не знала, что время её внутриутробного младенца измеряется не земными часами.

Беременность Ели развивалась очень быстро, и скоро Сова объявила всем, что у Юрия появится новый персонаж в его монументальном проекте.

Художник растерялся, но, уже зная Елену выгнали из дома, принял события такими, какими они были.

В конце третьего месяца у беременной начались схватки.

Сова с тревогой наблюдавшая за Ель, видела, что её живот вполне соответствовал девятимесячному сроку, а когда у будущей роженицы отошли воды, испуганно спросила:

— Ну что, дорогая, вызываем «Скорую»? Случай то, аномальный и неизвестно какие будут последствия.

— Нет, нет! – категорически запротестовала Ель. – Никаких медиков. У вас ведь были дети, значит, вы можете принять роды...

— Ну конечно приму, голубушка, страдалица ты моя! – ответила Сова, занавешивая простыней пространство, где находилась роженица. – Горячую воду мне – быстро! – скомандовала она обитателям студии.

Художник включил музыкальный центр и поставил диск с духовной музыкой Возрождения.

— Только негромко... – попросила Ель.

Повитуха уложила девушку поудобней, согнула ей ноги и раздвинула колени. Намочив марлю, осторожно обтерла интимное место и обомлела.

— Господи, Пресвятая Богородица, да ты же, мать, ещё и девственница! – воскликнула она, внимательно рассматривая лунообразную плеву. – С непорочным зачатием я еще ни разу не встречалась...

В ответ Сова услышала только глухие стоны Елены.

Вскоре мастерская художника огласилась криком новорожденного мальчика.

Сова омыла малыша, и протянула его матери, а послед спрятала в полиэтиленовый пакет.

— Как назовешь мальчика то? – спросила повитуха. – Хотя роды и не запрещены в домашних условиях, но зарегистрировать-то рождение всё равно придётся, стало быть, надо вызывать «Скорую».

— Ни в коем случае, миленькая! – слабым голосом попросила Ель. – Я сама возьму всю ответственность на себя. А назову я его Гор...

—  Что за нерусское имя какое-то? – риторически спросила Сова. – А отчество-то, какое, как отца то зовут, и где его искать?

Гор, прильнувший к груди матери, услышал своё имя и повернул головку к Сове.

У мамы был неземной папа... – тоненьким голоском сказал Гор.

В студии воцарилось тишина.

Тишина в природе бывает разной.

Бывает горная тишина, лесная тишина, морская тишина, гробовая тишина...

Это была ни на что не похожая тишина.

Это была неописуемая тишина.

Сова, которая после слов младенца застыла с открытым ртом, понимала, что если бы подобный  ответ дала Ель, то её посчитали бы свихнувшейся.

У мамы было непорочное зачатие... – еще раз подал голос малыш и приник к груди матери.

Несколько лиц появилось за простыней, отделявшей роженицу от студии, выражение которых можно не комментировать.

Художник зашел с другой стороны и сложил пальцы окошечком, как это делают режиссеры в поисках нужного кадра.

В его голове возникла картина Рафаэля, где изображены пастухи, явившиеся к новорожденному Иисусу, который сидел на руках у Марии, но он тряхнул головой, решив не повторять эту тему на полотне.

Сова продолжала вопросительно смотреть на Ель.

— Это правда... – негромко сказала Ель. – У меня даже есть документальные доказательства... Я устала...

Сова махнула рукой на любопытных и сама вышла из-за занавеси.

— Какие уж тут доказательства, – недовольно проворчала она. – И так всё очевидно...

Малыш и мать задремали...

А спустя некоторое время один из обитателей студии вышел на улицу и направился прямо ближайшее отделение милиции...

Осведомитель поздоровался с дежурным и попросил доложить о себе начальству.

— Не велика шишка, стукач! – устало определил дежурный. – Выкладывай, что на хвосте принес!

— Не скажу, – ответил бомж. – Здесь особый случай!

— Ты пьян, что ли? А не отдохнуть ли тебе в обезьяннике до тех пор, пока язык не развяжешь?

— Сажай, – спокойно ответил стукач. – Тебе же потом и влетит, когда станет ясно в чем дело.

— Ладно! – сказал дежурный, вставая с места. – Сам напросился...

Стукач хотел было дать дёру, но охранник у дверей не дремал, и через минуту осведомитель уже сидел за решеткой вместе с другими задержанными.

Прошло несколько часов, прежде чем в проходе не появился начальник РОВД, направляясь к выходу.

Он бегло оглядел задержанных и остановил взгляд на осведомителе.

— А ты что натворил на этот раз?

Дежурный вышел из-за стекла и коротко доложил:

— Товарищ майор, он к вам лез, а вы приказали к себе никого не пускать...

— Я же сказал, у меня особый случай! – оправдывался стукач.

— Выкладывай, мне некогда! – приказал майор.

— Здесь не могу, это государственная тайна... – промямлил стукач.

Сокамерники громко захохотали.

— Стукач сам себя повысил... Шпионом стал... Гостайны раскрывает... Ха-ха-ха! Ну, насмешил!

— А ну, молчать! – прикрикнул на них дежурный и вопросительно взглянул на своего начальника.

— Выпусти его! – распорядился тот. – Проведи его в приемную, я сейчас вернусь в кабинет...

А в мастерской художника почти шепотом обсуждали произошедшее событие, полотно которого не влезало ни в какие рамки.

Сам же источник события, подчиняясь неземному времени, рос, как сказал Пушкин, «не по дням, а по часам».

И пока земные часы текли своим чередом, малыш значительно увеличивался в размерах.

«Мама! – услышала РигЕль родной голос в уме и проснулась. – Мама, я не буду вслух говорить, ты меня понимаешь? Скажи в уме «Да!»

«Да!» – ответила мать, просыпаясь окончательно.

«Вслух я буду говорить только тогда, когда в этом будет острая необходимость. Договорились?»

«Да!»

«Тогда внимай! Твое непорочное зачатие не является каким-то исключительным случаем. Земной философ-мыслитель Платон писал в своё время: "... боги по жребию разделили всю землю на владения - одни побольше, другие поменьше - и учредили для себя святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной женщины...

В земной  «мифологии» Посейдон - отец множества детей, среди которых был и великан Орион.

В вашей так называемой «Книге Бытия», (2-4): также сказано: «сыновья Бога видели, что дочери людей были прекрасными; и брали они их себе в жены...»

Кроме того, в Летописях древних народов вашей планеты обширно повествуется о браках между "сыновьями небес" и туземками, и повторять их здесь не стоит.

Вопросы есть, мама?»

«Что теперь с нами будет, Гор?...»

«Не бойся мама, папа контролирует ситуацию, и всё будет развиваться по нашему Плану».

«По Плану Светила Ригель Ориона? А я всегда думала, что принцип невмешательства является Законом во Вселенной».

«Да, пока сохраняется Гармония. Но как только гармония нарушается и переходит предел критической массы, при которой количество этой массы переходит в качество, то возникает опасность заражения Космоса дисгармонией. Тогда вмешательство Совершенных Сфер Сознания становится необходимым».

«Ты хочешь сказать, Гор, что на Земле дисгармония перешла допустимые пределы?»

«Да. Отрицательная, разрушительная энергия насилия преобладает на Земле. Возможно, тебе неизвестно, что изначальное предназначение человека –  служить  переходным  звеном  от биологического — к энергетическому уровню жизни. Но кому в Космосе нужна разрушительная энергия? Поэтому Совет Ориона принял меры»

«Какие меры?»

«Послать меня на вашу планету для устранения насилия в вашей форме жизни,  – ответил взрослеющий Гор. – В этом случае важен не столько биологический, сколько энергетический потенциал насилия, который накопился в соответствующем эгрегоре. Он использует людей, как пушечное мясо, извлекая энергию насилия в свою пользу»

«Интересно, как это ты собираешься сделать...»

«Сама увидишь! – услышала РигЕль. – ты только не мешай развитию событий. Скоро за нами приедут, и мы поменяем место жительства на более комфортные условия. Ты не сопротивляйся, пожалуйста, какими бы странными тебе не показались обстоятельства. Договорились?»

«Да, Гор, да, дорогой, обещаю...»

«А теперь отдыхай, родная, поспи немного, во сне мы с папой восстановим твою энергию. Я буду охранять твой сон...»

РигЕль заснула.

Тем временем стукач излагал майору РОВД события, свидетелем которых он стал в мастерской художника.

— Какие-то сказки ты мне рассказываешь! – засмеялся майор. – Ишь ты, «непорочное зачатие, рождение через три месяца, говорящий младенец...». А не отправить ли тебя на психиатрическую экспертизу, а?

— Богом клянусь! – перекрестился осведомитель. – Пошлите людей, сами убедитесь! Если соврал – сознаюсь в любом нераскрытом преступлении!

— Богом клянешься, а людей предаешь! – презрительно заметил начальник.

— Так ведь заслужили они...

— Не тебе судить! – строго сказал майор и нажал на кнопку внутреннего телефона.  – Степаныч, дай мне двоих омоновцев, надо проверить одну дыру. Поедешь с ними! – коротко распорядился он. – Подождешь внизу, всё, свободен!

...Вечером в мастерскую громко застучали прикладами.

Сова перекрестилась и открыла дверь.

Её оттолкнули, и один из ворвавшихся спросил:

— Кто хозяин помещения? Документы! Всем приготовить документы!

Бледный художник представился прибывшим и показал свои документы.

— Это мои натурщики! – вступился за людей Юрий.

— Не имеет значения. У кого нет документов – в машину! А эта, с ребенком, эта, что ли сегодня родила? Почему не в родильном доме? Документы! Нету? В машину!

Мастерская опустела...

Художник сидел на табурете, опустив голову, и невидящими глазами скользил по неоконченной картине.

В отделении Сову посадили вместе с Ель, а мужчин запихнули вместе с другими задержанными.

Стукач остался стоять в проходе возле дежурного и ждал дальнейших действий начальства.

— Иуда! – крикнула ему Сова. – Знала бы, придушила тебя спящего!

У осведомителя не было клички, его звали просто Иван.

— На Руси всегда были, есть и будут стукачи! – отреагировал кто-то из мужской компании. – Эта продажность у наших людей в крови...

— Молчи, лысый! – вяло отозвался Иван. – Наше дело нужно власти, без этого никак...

Допрос начался в кабинете начальника в присутствии осведомителя.

Первым были вызваны Елена с ребенком и Сова.

— Ты об этой говорил? – спросил майор стукача.

— О ней...

— Вы принимали роды? – спросил он Сову. – Почему не вызвали медиков?

— Некогда было... Началось всё внезапно! – ответила старая женщина.

— И вы можете подтвердить, – майор запнулся, – что детородные органы девушки были в девственном состоянии?

— Могу поклясться  на Библии!

— Имя? – обратился начальник к матери.

— Елена.

— Фамилия?

«Не говори, просто молчи» - услышала Ель внутренний голос.

— Вы слышали вопрос?

Молчание.

— Ладно. Где проживаете?

— Бездомная.

— Жилплощадь потеряли что ли?

Елена кивнула.

— Это правда, что ребенок ваш родился трехмесячным?

— Да.

— И мне доложили, что он умеет говорить?

А что, это ненормально? – раздался детский голосок с рук матери.

Майор опешил от неожиданности.

Он посмотрел на малыша, потом на мать, потом перевел взгляд на Ивана и уже совсем другим голосом спросил:

— Ну, и что же мне прикажете делать?

— А что в данном случае в инструкции написано! – подал голос стукач.

— Дурак ты, Иван, в инструкции таких случаев не предусмотрели! – зло отреагировал майор, и уже мягче обратился к Елене – Что же мне с вами прикажете делать?

«Скажи, чтобы нас отправили к медикам КГБ» - услышала Ель внутренний голос Гора.

— Передайте нас в КГБ, – посоветовала Елена. – Там ведь есть институт, который специально занимается исследованием аномальных явлений.

Начальник РОВД удивился осведомленности девушки, почесал в затылке и снял трубку красного телефона.

— Прошу вас покинуть мой кабинет, пока я разговариваю! – сказал он, обращаясь к Ивану и остальным.

— А их куда – обратно в камеру? – спросил Иван.

— Пусть подождут на диване в приемной! – коротко распорядился майор и нажал на нужную ему клавишу.

Прошло не менее часа, прежде чем в отделении не показались крепкого телосложения люди в белых халатах, и не слова не говоря, прошли к начальнику.

А еще через несколько минут люди в халатах вышли и вежливо предложили Елене с ребенком спуститься к ожидавшей их машине.

Окна в «Скорой» были матовыми, но длительность поездки позволяла предположить, что они направляются за город.

Гор за это время заметно потяжелел.

Он смотрел на мать и улыбался ей так нежно, что у Елены выступили слёзы.

«Папа тебе тоже улыбается!» –  услышала молодая мать внутренний голос Сына.

В данном случае это касалось всех троих...

 

 

ЭКСПЕРИМЕНТЫ

 

Елену с малышом поместили в отдельную палату, которая по сути дела не отличалась от клетки в зверинце.

И точно так же, как звери в зоопарке живут и отправляют все свои естественные надобности на виду, так же и в этой «палате» всё должно было происходить на виду у персонала.

Ель не испытывала неудобств, ибо у неё не было комплексов. И хотя дверь открывалась ключом только с одной стороны, а под потолком в углу был глазок телекамеры, молодая мать не обращала на это ни малейшего внимания.

Она была с малышом, и это было главное. Она даже не допускала мысли, что у неё отнимут Гора, ибо она была на постоянном контакте с ним.

Когда она кормила Гора грудью, то чувствовала, что из её сосков малышу поступает не столько молоко, сколько энергетический бальзам с Ригеля, который заметно укрепляет его косточки, мышечные ткани, развивает внутренности и настраивает все известные и неизвестные ей органы чувств.

«Мамма, ты не возражаешь, если я буду с тобой разговаривать? – вежливо спрашивал он её, – ты не будешь чувствовать себя одинокой»

«Конечно, нет, родной мой! Разве я одна, ведь ты со мной, дорогой мой!»

«Я не только твой, мамма, я, вместе с тобой принадлежу коллективному разуму Ориона, – ответил на её реплику сын. – Тебе это трудно понять, но представь, вот у вас на Земле существуют пчёлы. Одна пчела вне роя не может существовать, так же как не может существовать отдельно одна клетка головного мозга. Поэтому ты слышишь меня, папу, можешь слышать и других существ светила Ригель, но пока в этом нет необходимости»

«А она может возникнуть?»

«Со временем, обязательно! – отвечал Гор. – Так же как молодая пчела автоматически подключается к сознанию роя, так же и ты всегда находишься в резонансе с космическим сознанием Ориона. С тобой уже работают...»

«Как? Каким образом?»

«Ну вот, например, раньше твои мысли были направлены преимущественно на внешний мир, – услышала она внутренний голос, который явно отличался от её собственных мыслей. – С помощью ума ты постигала внешний мир. Но это требует очень длительного времени. Но это нецелесообразно. Всё внутри тебя! Ваши монахи, живущие на Тибете уже давно с помощью пришельцев пользуются Информационным полем Планеты, где заложена вся информация о Вселенной»

«Хорошо, но почему же другие люди не обладают такими качествами?» – возник новый вопрос у Ель.

«Из-за обусловленности, – ответил матери Гор. – Человек обусловлен поиском средств к существованию. Последи за человеческими мыслями – где достать, кого обсудить, что построить, настроить и так далее и тому подобное. Ум человека настолько обусловлен всякими суждениями, рассуждениями, пересудами и пр., что превратился в рассудок, который не имеет ничего общего с сознанием. Вот почему в Тибетских монастырях людей с малого возраста информируют о природе ума и с помощью мантр достигают прекращения внутреннего монолога. Когда фонтан мыслей исчезает, занавес ума открывается и человек видит свою принадлежность к коллективному Разуму. После этого ему уже не хочется слушать суету своих суетных мыслей. Однако, давай приготовимся, к нам гости...»

Дверь цивилизованной клетки открылась, и в неё вошли двое в халатах. У одного из них в руках был диктофон, у другого – квадратная никелированная коробочка, в которой обычно содержат медицинские инструменты.

Мать посадила заметно окрепшего малыша поудобней. Она заметила про себя, что малышом его уже было трудно назвать, скорее, это был маленький человечек.

— Здравствуйте! – приветствовал молодую мать человек, у которого был в руках диктофон.  – Меня зовут Борис Иванович, а моего коллегу Фёдор и тоже Иванович. А вас?

«И все они дети стукачей...» – мелькнула озорная мысль у Ель.

«Мамма, веди себя в нашем сознании прилично!» – попросил её Гор.

Ель казалось, что она слышит сразу обоих и Орка и Гора, но различить их мысли пока еще не могла, впрочем, они могли быть и неразличимы.

— Мое имя Елена, а если с уважением, то Олеговна!

Борис Иванович что-то сказал в микрофон, закрепленный на лацкане его халата, и из стены выдвинулся стол, по обе стороны которого находились полумягкие скамьи со спинками.

— Присядем! – предложил он и сел, показав девушке место напротив. Федор остался стоять сбоку, держа наготове коробку с инструментами.

— Будете допрашивать? – с вызовом спросила Ель.

— А что вам уже приходилось быть на допросах? – спросил Федор Иванович.

— Давай, сначала я! – остановил его жестом Борис Иванович. – Итак, здесь не милиция, и нам даже ваша фамилия не нужна, ибо у нас вы занесены как пациентка Ригель.

Ель вздрогнула, и это не укрылось от внимания людей в белом. Однако они истолковали это по-своему...

— Да, да, мы всем своим пациентам даём звездные имена! – пояснил Борис Иванович и засмеялся. – У нас есть и старушка Бетельгейзе, убившая всю семью, и верзила Сириус, угробивший кандидата в президенты, и одноногий Сайф, вскрывший десяток сейфов и банкоматов, и еще с десяток «светил» уголовного мира. Когда нибудь мы вас выпустим в наш Псикосмос...

Ригель вздохнула с облегчением.

«Это же всё наши люди! – услышала она внутренний голос. – Надо же! А мы и не знали. Но теперь-то уж все будут знать. Эта информация мгновенно облетит весь Ближний Космос!»

— Итак, Елена Олеговна, нам сообщили, что у вас вчера родился ребенок. – снова заговорил Борис Иванович. – Где же вы его успели подменить?

— Борис, можно я вас буду называть таким коротким доверительным именем? – вежливым тоном сказала Ель – это мой единственный ребенок и никто не помел бы его подменить.

— Даже во сне?

— Тем более во сне.

— Почему «тем более»?

— Потому что я контролирую свои сны. Хотите, я приснюсь вам сегодня? Хотите...

«Эй, эй, эй! – услышала она Гора. – Даже шутить так не надо!»

«Простите, я же индиго, – мысленно ответила РигЕль, – я думала, что могу позволить себе среди людей небольшое издевательство».

— Посмотрим, посмотрим... – улыбнулся Борис Иванович. – Но вот задача – я не вижу перед собой вчерашнего новорожденного?

— Так вам же доложили – это аномалия! Или не доложили?

— Нам доложили про другую аномалию: про непорочное зачатие, про то, что новорожденный может говорить... Это что, шутка? Федор! – обратился он к напарнику, я думаю нам без сканера здесь не обойтись. А пока, сделай ей укол, чтобы она разговорилась и выдавала нам только правду.

«Мамма, не волнуйся, на этот момент я беру управление ситуацией на себя»

Федор открыл блестящую коробочку, поставил её на стол и достал шприц. Затем он отломил головку у какой-то ампулы и набрал в шприц содержимого.

Всё это время малыш внимательно следил за действием «врача» и выражение его личика стало почти взрослым.

Когда Фёдор направился к девушке, Гор послал в его сторону какой-то непонятный импульс.

В тот же миг рука Федора развернулась в обратном направлении, а игла шприца вонзилась в его собственное бедро.

— Чччорт! – выругался от неожиданности пострадавший.

Борис удивленно посмотрел на товарища, но решил сохранить лицо.

— Дай-ка я! – сказал он. – Растяпа безрукий! – Борис пошарил в коробочке, нашел новую ампулу, и разорвал оболочку у запасного одноразового шприца.

— Сам ты растяпа! – заговорил Федор. – Я тебе говорил, надо было дать отдохнуть девчонке, слишком рано проводить над ней эксперименты. У нас еще сперма не разморожена для её нового зачатия...

— Ты что это себе позволяешь! – вспылил Борис, но, поняв, что началось действие инъекции, быстро скомандовал в микрофон. – Санитары, убрать Федора из помещения, быстро!

В следующую секунду в камеру ворвались дюжие санитары и скрутили Федора Ивановича, который ругался так, как его никто и никогда не слышал.

— Куда его? – спросили вошедшие.

— В изолятор, с двойной дозой снотворного!

— Так! Значит, изнасиловать захотели! – спокойно сказала Ригель. – Ну-ну, посмотрим еще, на чьей стороне будет сила.

— Угрожаешь? – спросил Борис Иванович, отламывая головку у ампулы. – Ты вообще кем себя считаешь, ты – психованная?

— А я не считаю – я есть. Я есть индиго!

— Ага, я догадывался, но в расчет не взял, – ответил Борис Иванович, сбрасывая пару капель из шприца. – А ну-ка, закатывай рукав!

Однако рукав закатывать пришлось ему самому. А в следующую секунду он уверенным движением вонзил иглу себе в предплечье.

— Чччёрт! – заорал он. – Ты что себе позволяешь? Да ты знаешь, с кем имеешь дело?

— А чёрт здесь не при чем, – спокойно сказала Ригель. – Мы не терпим насилия. Запомните это сами и передайте другим...

— Санитары! – закричал Борис Иванович. – В рубашку её! Быстро!

В дверях показались новые санитары, которые заученными движениями приготовились отобрать у неё опасный предмет, в данном случае для них это был ребенок, а затем надеть на неё смирительную рубашку.

Не успели они сделать и двух шагов, как вдруг остановились, посмотрели друг на друга и связали себя одной смирительной рубашкой, да так крепко, что затрещали сухожилия.

— Я же предупредила, что МЫ не терпим насилия, – спокойно сказала Ель. – И вас избавим от этого порока со временем.

Борис Иванович пытался вытащить иглу их своего предплечья, но это ему не удавалось.

— Вон! Все вон! – закричал он на санитаров. – Не знал, что индиго стали обладать такими способностями...

— А вы вообще ничего не знаете! – парировала Ригель. – А сами то не хотите ли выйти вон? Мне нужно уединение.

А экспериментатору ничего другого и не оставалось делать, и он ретировался из палаты вместе с санитарами.

«Это еще не всё Мамма, – услышала она Гора. – Не расслабляйся. Еще один сеанс и мы будем вместе, но не наедине...»

Малыш обострил слух.

За дверью Борис Иванович выдернул, наконец, иглу, застрявшую у него в руке, и ругаясь, отдал новый приказ окружившим его коллегам:

— Усыпляющий газ в помещение для новеньких! Включайте, немедленно! – злился он, чувствуя воздействие инъекции на себя. Эй, ты! – обратился он к одному из санитаров. – Залепи мне пластырем рот. Это приказ! И не снимать в течение четырех часов!

На центральном пульте наблюдения оператор нажал на какую-то кнопку и по «вентиляционному» каналу в палату Ригель потекла сильная струя газа.

Однако она не достигла пункта назначения.

Поток газа был остановлен какой-то неведомой силой и потек совсем в другом направлении. Сначала он уложил спать оператора. Потом, открывая нужные заслонки, заполнил собой служебные помещения санитаров, врачей, коридоры, не тронув только те помещения, где находились люди со звездными именами.

Через десять минуть все в секретном институте, кроме нормальных людей, спали.

«Ну, вот, дело сделано. Можно передохнуть и набраться сил, – услышала Ель. – Мама, накорми меня, пожалуйста!»

«С удовольствием!» – ответила мать, и ротик малыша стал впитывать энергетический бальзам через сосок матери и родины Ригеля.

После кормления Гор и Ель сладко заснули.

 

Нельзя сказать, что в стенах секретного Научно  Исследовательского Института Паранормальных Возможностей Человека (НИИПВЧ), произошел переполох.

Произошел он не в стенах, а вне стен института.

Когда на звонок из Большого Дома никто не ответил, возникло легкое удивление. Обратились на телефонную станцию. Станция ответила, что все линии в порядке.

Спутник КГБ тоже не обнаружил никакого подозрительного движения на территории НИИПВЧ, которое могло быть в случае аварии в Институте.

Однако телефонные линии продолжали молчать, сотовые тоже не отвечали, а подопытные «звездные» существа в НИИПВЧ чувствовали себя необыкновенно свободно.

Более того, каждый из них, начал слышать некий внутренний голос, который был абсолютно непохож на обычные мысли.

Но каждый принял это явление за очередной эксперимент над ними и не придал этому значения.

До поры, до времени...

И, тем не менее, авария была налицо.

Снова был задействован спутник, который подробно просканировал всю площадь Института в инфракрасном и рентгеновском диапазонах.

Каково же было удивление сотрудников Большого Дома, когда они увидели всех «сумасшедших» веселыми и здоровыми, а «нормальных» учёных – спящими.

— Может быть, американцы, зная о назначении нашего НИИПВЧ, использовали какое-нибудь новое оружие со спутника? – предположил кто-то.

— Нет, это было бы объявлением войны, – ответили ему. – Здесь что-то другое...

— А мы можем через спутник дистанционно подключиться к главному пульту НИИПВЧ и включить сирену тревоги? – сообразил один из спецов.

Так и сделали.

Раздирающий уши рев сирени навалился на Институт.

Ученые всех мастей разлепляли глаза, не понимая, что произошло.

Когда все уже были на ногах, оператор догадался вручную вырубить сирену.

Причина была выяснена достаточно быстро.

Это доказывал и пустой баллон с газом, который предназначался для наркотического сна.

И снова зазвонили телефоны.

Но объяснения давал только руководитель.

— Как такое могло произойти? – спросили из Большого Дома.

— Разберемся, и я сразу же доложу вам по форме... – ответил директор.

— А ты сейчас, на словах, можешь выдать какие-нибудь версии?

— Возможно, произошло какое нибудь замыкание в монтаже пульта – предположил руководитель. Аномальных явлений такого порядка он не допускал.

— Может быть, это дело рук кого-нибудь из «светил Вселенной»? Может быть, он скрывал уровень развития своих паранормальных способностей? – допытывался спец из Большого Дома.

— Нет, у нас каждый под строгим контролем...

— Короче выясняй причину этой нешуточной аварии. Доложишь немедленно!

Короткие гудки означали, что время пошло.

На «разбор полетов» был собран весь Ученый Совет.

Только оператор на пульте не дремал, и был готов вызвать санитаров по любому подозрительному шевелению подопытных субъектов.

Особенно внимательно наблюдали за Ригель, но она спокойно спала на кровати со своим малышом.

Малыш, тем временем наверстал свои часы и стал похож на годовалого ребенка.

Такой феномен стал немедленно известен Ученому Совету, ибо трансляция с пульта передавалась на личный компьютер каждого члена Совета.

Такая роскошь была позволена только Правительству России, но об этом не принято говорить.

Все члены Совета видели, что мальчик проснулся первым, без помощи матери сел, спустил ножки с кровати и спрыгнул на пол без всяких последствий для себя.

Потом он подошел к унитазу, помочился, затем спустил воду и вымыл личико из накопившейся новой воды.

— Нет, вы это видели, а? – воскликнул Борис Иванович, который был в Институте первым помощником руководителя проекта. – И кто-нибудь скажет, что этому заср... – он осекся, – ребенку всего три дня?

— Может быть, мы имеем дело с гномом? – предположил кто-то. – Ведь нам известно, что такой народец существует...

— Не в этом суть, гном он или кто-то еще. Перед нами три загадки, на которые мы должны дать ответ в духе материалистического реализма: непорочное зачатие, рождение здорового малыша в три месяца, и его членораздельная речь.

— Ну да, а кто её здесь слышал то? – возразил руководителю Федор Иванович, который на воле был ясновидящим магом, а теперь привлечен органами для пользы дела.

— А вот это первое дело, которое тебе и поручается установить! – услышал он приказ в свой адрес. – Спровоцируй мальчишку на разговор, и ты войдешь в историю Института!

— Есть! – по-военному ответил Федор Иванович. – Разрешите выполнять?

— Разве Ученый Совет уже закончился? – обрезали его. – Садитесь!

Малыш не будил мать.

Отправив свои нужды, он снова взобрался на постель и лег рядом с ней, обняв её за шею.

— Нами не решена еще одна проблема, – заявил руководитель проекта. – Нам позарез необходимо выяснить причину, которая связала двух санитаров и сделала инъекцию тем, кто намерен был её сделать. Какие будут версии для решения?

— Светила Космоса еще ничего не знают о новеньких, – начал Борис Иванович, – значит это реакция нашей индиго Ригель.

— Насколько я информирован об индиго, – вступил в разговор один из ассистентов, – они не обладают такими свойствами!

— Значит, обладают! – категорично заключил руководитель. – Обследуйте её по всем параметрам!

— Но она ведь не дастся нам так просто! – возразил Федор Иванович, – и получится все так же, как в прошлый раз.

— Примените пистолеты с усыпляющими ампулами! – разрешил начальник, – резиновые пули, накидную сеть – все что угодно, но она должна быть связана и подвергнута тщательному исследованию.

— А с ребенком что?

— Ребенка используйте так, как это делают похитители детей... Учить вас, что ли? – рассердился руководитель.

— Мы хотели это услышать от вас, а как действовать, мы уже научены...

— Да, что вы себе позволяете, Ногидополус?

Ногидополус, грек, раньше торговавший на рынке восточными сладостями, прославился тем, что мог читать мысли покупателей и пользовался этим для своей выгоды. На него стукнули, грек был схвачен, исследован парапсихологами, и вот он теперь здесь...

— А почему бы ему не позволить поработать с Ригель, прежде чем стрелять в девушку? – предложил Борис Иванович.

— Согласен! – махнул рукой начальник. – Всё, приступайте, свободны!

— Как же, «свободны»... - пробурчал себе под нос грек, выходя из кабинета руководителя.

Перед тем, как начать своё исследование, Ногидополус зашел на главный пульт и взглянул на экран, который показывал комнату новеньких.

«Вот спросонок-то и лучше будет действовать...» –  подумал он, и вызвал на всякий случай подкрепление в лице двух санитаров.

— Возьмите: один – арбалет с сетью, а второй – пистолет с усыпляющими ампулами для медведей! – распорядился он. – Я войду к новенькой один, а вы ждите за дверью. Применять оружие только по моему сигналу, ясно? 

«Мамма, мамма! – затормошил спящую Гор. – К нам гости! Сосредоточься! Позови папу на помощь!»

«Что нибудь серьезное? – всполошилась Ель. – А разве он сам не видит, что у нас происходит?»

«Он может видеть только твоими глазами, – быстро передал ей свою мысль малыш. – Ну, и моими тоже, конечно, но ты видишь этот мир чётче!»

В это время послышался щелчок замка на дверях и в палату вошел незнакомый для «гостей» человек в халате.

— Ассалам Алейкум! – сказал он, улыбаясь, – что в переводе значит «Привет высоким светилам!». Разрешите присесть?

— Алейкум Салам! – с восточным акцентом ответила Ель. – Присаживайтесь, гостем будете!

Ногидополус удивился, в растерянности пощупал прочность скамьи за столом, который так и не убрали в стену, и вдруг его озарило:

A ne iz nashih li vi kraew? – спросил он по-гречески.

Net; ne iz washih, – ответила Ригель. – Ja inkubatorskaia, poniatno?

"Осторожней, он умеет читать мысли”  - предупредили её.

— А это кто еще здесь вмешивается? – снова опешил грек.

— Вот и узнайте! – ответила Ель. – Вы же специалист по чтению мыслей! – закончила девушка и закрыла деятельность ума певучей мантрой.

Грек наклонил голову, прислушиваясь, и нахмурился.

— Знаю я эти фокусы! – упрямо сказал он. – Сидит тут у нас один монах из Тибета. Но мы пси-поля его мозга живёхонько вычислили. И как только он заводил старую песню, мы её быстро сбрасывали с высоты его сознания.

«Но не на расстоянии! – быстро уловила она подсказку Орка. – Сначала вы были вынуждены применить к нему насилие».

— Правда! – удивился Ногидополус. – Откуда вы знаете?

— Прочитала ваши воспоминания... – ответила Ель и снова закрылась мантрой.

— Ах, вот оно как? – снова опешил грек. – Получается, что вы сильнее меня. Но, знаете ли, два медведя в одной берлоге не живут. Извините, но с вами мне придется поступить так же как с монахом. Санитары, взять её! – приказал он в микрофон.

Дверь отворилась, и в проходе появились двое.

Один, не теряя мгновений, выстрелил в неё из арбалета, а второй спустил курок пистолета с сонной ампулой на медведя.

И Ногидополус стал свидетелем того, как сеть развернулась и накрыла самого охотника, а пулевидная ампула, не дойдя до цели, остановилась и повернула назад, поразив стрелка в грудь.

«Зовите следующих, – мысленно сказала Ель. – Кто на новенького?!» – пропела она известную песню из старого русского кинофильма.

Ногидополус понял её.

Никаких новых приказов не последовало.

Грек низко поклонился Ригель.

Затем он помог барахтающемуся в сети и засыпающему охраннику удалиться с «поля боя» и закрыл дверь с той стороны.

«Папа, что делать? – спросил Гор. – Он теперь дежурит у дверей с той стороны, и мы у него как на ладони?! Он даже эту телепатему уже считал!»

«Ель, ты ведь умеешь мыслить образами! – услышала она внутренний голос любимого. – Пошли ему образы, от которых он впадет в безумие!»

— Черта с два я впаду в безумие! – сказал за дверями грек. – У нас тут столько безумия, что на весь Питер хватит. Видел я всякие картины безумия, в гробу бы я вас видел...

В следующую секунду он увидел гроб и себя в нём. Он увидел себя в образе монстра, у которого голова была своя, тело крокодила, а руки в виде сабель, которыми он резал свое тело. Боль была настолько натуральной, что грек завопил, как ошпаренный и понесся прочь от дверей Ригель.

Но увеличивающееся расстояние не уменьшало боли, а гроб на спине волочился, как панцирь черепахи, мешая движению. Кое-как он добрался до лестницы и решил заэкранироваться за сеткой лифта. Экран не подействовал.

Сослуживцы, встретившиеся ему по пути, не могли понять, в чем дело.

— Больно! Страшно! Не надо!!! – орал грек на весь институт. – Усыпите меня, пожалуйста! – обратился Ногидополус к выскочившему из кабинета Борису Ивановичу.

— Что случилось? – спросил последний.

Но грек не слышал вопроса. Он упал на пол и корчился в болевых судорогах.

 — Не надо! Не буду! Я сделаю себе лоботомию! – орал Ногидополус. – Ой, больно! Да будьте же людьми, не издевайтесь...

Крики Ногидополуса усиливались и взбудоражили весь институт.

В конце концов, Борис Иванович приказал одному из санитаров сделать бедному греку инъекцию «медвежьего» усыпляющего и через пять минут крики затихли.

«Пока мы в безопасности, мамма... – услышала Ель голос сына. – Но всё это еще цветочки, ягодки будут впереди! Надеюсь, что ко времени ягодной спелости я достаточно окрепну. Ты не устала?»

— Я же недавно проснулась, сынок! – ответила она, не боясь, что её услышат на пульте.

«Любимые мои! – услышали оба Ригель на Земле. – Вы только физически далеко от нас. Но помните, что энергетически мы всегда рядом. Еще не наступило время для расширения действий. Мы еще не договорились с Эгрегором Вашей Планеты об обратном действии агрессии. Надеемся, что Планетарное Сознание будет согласно с нашим Проектом, ибо оно и так стонет от болезненного воздействия агрессии и насилия в её ноосфере. А в данной ситуации вы вправе выдвигать свои условия. Какие – вам виднее...»

«Новенькие» улыбнулись друг другу и обнялись.

— Что будем делать? – услышал оператор голос Ригель на главном пульте.

Магнитная лента точно записывала все события в наблюдаемом помещении. Именно последние вскоре станут новым поводом для внеочередного заседания Ученого Совета секретного Научно  Исследовательского Института Паранормальных Возможностей Человека.

«Мамма! – снова услышала Ель мысль сына, которую она уже отличала от мыслепатем Орка. – Ты уделяешь мне почти всё время. Не обижай папу, он тоже ждет твоего внимания, пообщайся с ним, пожалуйста!»

«Да, конечно! – согласилась Ригель – Извини меня, любимый! Ты можешь визуализироваться в моем внутреннем видении?»

«Охотно! – ответил Орк. – Закрой глаза и настройся в резонанс со своим Именем. Лучше это делать в лотосовой асане».

Елена села в указанную Орком асану, и закрыла глаза.

— Будут какие-нибудь распоряжения? – спросил оператор главного руководителя НИИПВЧ, который внимательно следил за трансляцией происходящего в камере на своем экране.

— Нет. Хватит уже с нас аномальных событий! – ответил в микрофон «главный!» –  Как бы они на НАС не стали исследовать и испытывать свои паранормальные возможности. Наблюдать и записывать!

— Уже испытывают... – проворчал оператор, но мимо микрофона.

Орк предстал перед внутренним взором Елены во всем своем великолепии. Оглядев бегло его фигуру, девушка отметила то, чего не заметила во время первой встречи. У Орка отсутствовали первичные и вторичные половые признаки. Не было ни пупка, ни гениталий, ни сосков на груди. Тем не менее, его фигура излучала мощную привлекающую мужскую силу.

«Действительно, – подумала Елена, – ведь в иных космических сферах воспроизводство не всегда должно повторять земной способ. Ведь даже тогда ему не потребовалось ничего другого, как только войти в моё энергетическое тело. И это было, по-видимому, не менее естественно, чем физический контакт, к которому так стремятся все люди на земле».

«Правильно думаешь, – ответил ей Орк, не раскрывая рта. – Кстати, ваши восточные свитки описывают некоторые способы воспроизводства нечеловеческих существ. Например, известный индийский философ  V  века  Васубандху в «Абхидхармакоше» указывал: «Существа ада, божества и Существа промежуточного бытия рождаются чудесным образом. Преты же рождаются из матки. Выше их - дворец божеств. Они сожительствуют, спариваясь объятиями,    касанием рук, смехом и взглядами. Подобные ребенку, достигшему 5-10 лет, среди них рождаются. Совершенны и одеты».

«Но то: «нечеловеческих», – возразила Ель. – Но ты же выглядишь вполне по человечески. И все ригеляне у вас выглядят так же, как и ты, сейчас представший передо мной?»

Муж улыбнулся.

«Будда предстал перед землянами в образе человека, – сказал он. – Но Будда, это не человек. Будда – это состояние Сознания – Сознания Вселенной. У вас была выставка «тысяча будд». Так вот, в созвездии Ориона «живут» Существа с Космическим Сознанием, то есть существа, достигшие состояния будды. А это вполне доступно для каждого человека. И Гаутама Будда как раз и показывал путь, как достичь состояния Бодхисаттвы, а затем взойти в состояние будды. Иначе история не знала бы тысячу будд...».

«Стало быть, человек это зародыш будды?» – спросила Ель.

«В принципе, да, – ответил Орк. – Но так же, как из миллионов сперматозоидов только один достигает яйца в матке, точно так же далеко не каждый человек  сможет достичь состояния будды»

Малыш внимательно прислушивался к их беседе и, дождавшись удобной паузы, спросил, не открывая рта:

«Папа, но ведь Будда мог обращаться и в зайца, и в слона, и вообще в кого угодно, когда это ему было необходимо. Отсюда я делаю вывод, что на Ригеле у вас нет определенной человеческой формы. А для общения с другими существами вселенной вы принимаете их внешний вид, ибо если бы ты пришел ко мне в виде леопарда, то общения у нас бы не получилось. Какой же ты выглядишь в своей естественной среде Ригеля?»

Отец улыбнулся и ответил:

«Никак. Вот ваше ближайшее Светило Ра, я буду называть его так, как это принято в стране Пирамид – пояснил он – так вот, если взглянуть на него в телескоп через специальные фильтры, то будет видно, что Оное состоит из светящихся энергетических гранул или сгустков разумной энергетики. Мы тоже, будучи коллективным сознанием высокого порядка, состоим из сгустков разумной энергетики. Вот и всё»

Ель, с очарованием смотревшая на «сгущенного» мужа, спросила его вслух:

— А что, разве есть коллективные сознания низкого порядка?

«Множество! – ответил Орк, садясь так же как и она в буддхическую асану. – Разница между ними в том, что коллективные сознания высокого порядка ОТДАЮТ, а потому и светятся. А коллективные сознания низкого порядка БЕРУТ, паразитируя на окружающих носителей силы, а потому от них нет ни света, ни тепла. Мы называем таких эгосферами, а на Земле их называют эгрегорами. И вам придется со многими из них не только столкнуться, но и сразиться».

Ага, ну если так, то вот с этого места, пожалуйста, поподробней о них? – попросила она невидимку мужа.

— С кем это Ригель разговаривает? – спросил руководитель проекта оператора.

— Похоже, что сама с собой...

— Ну, не дура же она! – возразил начальник института. – А ну-ка просмотрите помещение в инфракрасном, рентгеновском и прочих режимах! – приказал он.

Рядом с глазком телекамеры отодвинулись шторки, и появилось еще несколько оптических устройств.

Малыш заметил это и предупредил:

«Папа, мамма, нас просматривают в других режимах наблюдения!»

Орк рассмеялся:

«А и пусть! Пусть удивляются – вот для них будет новая неразрешимая задача. Мы создадим им столько проблем, что они забудут про остальные проекты, и будут заниматься только нами. А это как раз то, что нам нужно».

— А зачем нам это нужно? – спросила Елена мужа.

«Всё внимание их будет привлечено к вам! – ответил Орк. – А по каналу внимания к вам будет перетекать их психическая энергия. Это позволит вам лучше понять их замыслы, удесятерит вашу энергетику, и позволит вам создать свой эгрегор, на которого мы возлагаем большие надежды».

Руководитель проекта протер глаза.

— Увеличь изображение и раздели объекты! – попросил он оператора. – Подожди, я сейчас сам приду!

«Дорогие мои! – улыбнулся Орк – вы не удивляйтесь и не пугайтесь, а я предстану на их мониторах в другом – нечеловеческом виде! Что бы вы не увидели, всё это буду я – любимый ваш...».

На пульте было много возможностей для манипуляции, и начальник, отодвинув оператора, сел за пульт сам. Он вывел изображение в палате на большой экран и присвистнул.

В рентгеновском режиме кроме двух скелетов больше ничего не было.

А вот в инфракрасном режиме, кроме двух известных фигур, находилась еще и третья.

— Что за чёрт! – выругался оператор.

— Нееет! Это не чёрт... – отреагировал начальник, двигая микшеры на пульте. – Это их собеседник. Надо же какое чучело!

— Да, как такое в природе может быть? – не понимал оператор. – Выходит Сфинкс в Египте это не миф, а отражение бывшей реальности в исчезнувшей цивилизации!

— Темный ты, Афоня! – отозвался руководитель проекта. – Древние египтяне были умнее нас с тобой и всех людей России вместе взятых, ибо они успешно могли делать пересадку головы!

— А вы откуда знаете, Александр Ефимович? – спросил Афанасий.

— От верблюда! – улыбнулся тот поправляя изображение. – Какой-то закордонный современный физиолог с очень сложным именем опубликовал на сайте (http://primeinfo.net.ru/news227.html - прим. автора) информацию о том, что древние мумии свидетельствуют о проведении операции шунтирования сердца, пересадки органов, пластических операций на лице и даже операций по изменению пола. Есть даже указания на то, что древние хирурги выполняли такие процедуры, какие мы еще не способны осуществлять, а именно, пересадку конечностей тела и увеличение мозга. У одной из мумий была обнаружена пересаженная голова. Это означает, что древние врачи знали, как сделать так, чтобы иммунные клетки организма не отторгали чужеродную ткань. Это то, что не может делать современная медицина.

— Так ведь это как раз то, что записано в планах нашего Института! – воскликнул оператор.

— Ну, вот тебе и воплощение наших, но не наших планов! – отреагировал Александр Ефимович. – Какова картина, а!

Эту картину наблюдали не только на пульте. Трансляция шла на мониторы всего института, и все сотрудники видели на экранах огромного Сфинкса, который сидел в палате, поскребывая львиными когтями пол, покрытый толстым линолеумом, колотя хвостом, и вертя головой в разные стороны. Время от времени его человеческая голова открывала рот, видимо отвечая на вопросы заключенных, но речь его выходила за пределы звукового диапазона.

— Ладно, давай не будем отвлекаться! – попросила Ель. – Ты обещал подробней описать нам те низкие состояния коллективного сознания, с которыми нужно будет сражаться.

«Да, – ответил Сфинкс, вставая и разминая лапы. – Так вот, эгосферы представляют собой невидимые сферы сознания, созданные конденсацией ментальной и астральной энергии людей. Эти сферы не могут быть высоко сознательными и духовными, несмотря на то, что они могут отражать «божественную» идею. Например, эгосфера любой религии, по идее, выглядит очень благо­родно, но она лишь отражает чаяния человека в теле, несёт стадную программу, однако привлекательна для верующих, ибо рождает их надежды на осуществление их спасения от адских мук».

— Ну, да, ведь отраженный свет Луны не светит, и не греет! – отозвалась Елена.

— О чём это она? При чём тут Луна? Ничего не понимаю! – прокомментировал оператор, стоя за спиной у руководителя.

— Да я и сам не возьму в толк, при чем тут наш спутник? Может быть, они говорят о планах строительства земных баз на Луне? – сказал начальник. – Да сделай же что-нибудь, чтобы этого Эдипа, тьфу, Сфинкса было слышно!

— Собака услышит, кошка, летучая мышь, а у нас такие частоты в аппаратуре  не заложены! – коротко ответил Афанасий.

— Так заложите! – рявкнул Александр Ефимович. – Мы должны уметь и ультразвук воспринимать!

— Ну, во-первых на это дело денег не заложено, а во-вторых воспринять то мы можем, но какая собака научит нас разбираться в гамме ультразвука? – спросил оператор. – А пока мы можем ультразвуком пользоваться только в технических целях, не говоря уж об его применении в качестве оружия.

«Суть даже не в том, что он отраженный – продолжал Орк знакомить землян с избранной темой. – Мы уже упоминали тот факт, что по каналу внимания к некоей эгосфере  «Х» перетекает живая энергия его жертвы. Если идею озвучивает какой-нибудь человек, то люди, увлекаясь перспективами этой идеи, начинают уделять ей все больше и больше внимания, и, тем самым, подпитывают её своей энергией. Огромное количество людей вовлекается в идею, например, коммунизма, давая своими эманациями эгосфере укрепиться, усилиться, разрушить другие эгрегоры и подчинить себе построивших его людей. Преданно привя­занные к «высокой цели» эгосферы, постоянно её питающие, люди уже не подчиняются собственной воле и не могут по соб­ственному желанию вырваться из неё. Эгосфера цепко держит своих кормильцев разными способами: осуж­дение «неверных», физические действия, такие, как обрезание или крещение, проклятие «предателей»...

— В таком случае я не знаю людей, которые не были бы хотя бы слегка озабоченными какой либо идеей! – заметила Елена, слегка раскачиваясь телом из стороны в сторону.

«Конечно! – отвечал Сфинкс, расхаживая по палате и иногда даже выходя за её пределы, проходя сквозь стены, как будто их и нет. – Энергия мысли имеет тенденцию к реализации, но эта энергия может быть реализована только через эгосферу. Эта Сфера возникает, когда вектор ума группы единомышленников направлен в сторону избранной идеи. В этом случае излучение мысленной энергии людей фокусируется, и тогда в окружающей среде неизбежно организуется отдельная независимая энергоинформационная эгосфера – эгрегор. И эта Сфера начинает жить сознательной жизнью, ибо энергия мысли обладает качеством сознания».

«В таком случае, папа, на Земле должно функционировать масса эгрегоров, и они должны сражаться друг с другом?» – спросил Гор, не раскрывая рта.

«Так и происходит, – ответил монстр, выходя из стены. – Только сражения между ними происходят посредством жертв тысяч людей. Поэтому, любая эгосфера по своей природе является неизбежно паразитирующей, поскольку высасывает энергию у своих питомцев и устанавливает над ними свою власть. Эгосфере нет дела до судьбы каждого отдельного её почитателя. Цель у неё только одна – получать энергию своего поклонника, а пойдет  это на пользу самому человеку или нет – не имеет значения для эгосферы».

— Я думаю, ты голубушка, не исключение и тоже обусловлена какой-то идеей, – прокомментировал звучание её голоса оператор. – Нам остается только выяснить какой?

— Узнаем! – пообещал руководитель. – Не мытьем, так катанием узнаем!

— Уж, не о тех ли сферах сознания писал Васубандху в своей «Абдхидхармакоше», которые могли соединяться и воспроизводить потомство не теми способами, что пользуется человек?

«Да, – ответил Сфинкс. – Эти сферы созданные людьми, имеют, так же как и люди, свой характер и образ. Художники, архитекторы, скульпторы, поэты и другие творческие личности, одержимые какой либо идеей реализовали массу замыслов разных идей, божеств и прочих энергетических сущностей, которые составляли семьи, воспроизводили потомство, враждовали... Мой образ, например, возник в глубинах экспериментальных лабораторий Атлантиды».

— Ага! – догадалась Ель, – значит на многих фресках, горельефах и свитках Древнего Египта изображены не выдуманные разумным народом чудовища, а  отражены результаты генетических экспериментов, которые проводились в Атлантиде. Взять, к примеру, папирус под названием «Суд Осириса» — кого там только нет!

«Совершенно верно, – подтвердил догадку жены «Сфинкс». – Там на папирусе изображен атлант Осирис, который сидит на троне, в короне, с жезлом и плетью царя. Наверху изображены сорок два существа с телом человека и головами животных и птиц, это боги номов Египта, которые образуют «суд присяжных».

— В нашем проекте, кажется, тоже есть похожая программа, которая предусматривает генетические эксперименты? – спросил оператор руководителя.

— Есть! – ответил тот коротко. – Только она еще не утверждена.

— Но мне не совсем ясно одно? – продолжила Елена. – Сознание эгосферы зависит от сознания входящих в него людей, так? Поэтому сегодня можно говорить о нали­чии мощных высокоорганизованных, глобальных эгосфер: религий, всевозможных политических партий, сфер экономики, искусства, войны, наркобизнеса, алкогольного и табачного про­изводств... и так далее. Если среда существования и все сферы деятельности людей построена на эгосферах, то как они все умещаются на ограниченной поверхности нашего земного шара?

«Дело в том, – ответил мнимый Сфинкс, снова усаживаясь у ног своей земной супруги, – что ты представляешь их в виде каких-то геометрических сфер, которым было бы очень тесно на планете. На самом же деле каждая эгосфера имеет свой слой определенной толщины, цвета и других характеристик.  Каждую из них можно грубо представить в виде надувного шарика, где центром является наибольший приток энергии. Спрашивается, что позволяет им сосуществовать вместе в таком количестве? Дело в том, что каждая эгосфера наделена собственной, характерной для неё, частотой колебаний. И точно так же, как десятки тысяч радиоволн, распространяющихся над землей, не мешают друг другу, точно так и же и пси-частоты эгосфер заняли свои независимые места в огромном диапазоне глобального сознания».

 — Ага, понятно! – сказала Ель. – Интересно, под эгидой какой эгосферы находятся экспериментаторы нашего института, которые меня с малышом?

— Неужели она может проникнуть в тайну из тайн? – всполошился руководитель проекта.

— А толку-то! – воскликнул оператор. – Кто меньше знает, тот дольше живет!

— Жаль, что мы не слышим ответов Сфинкса, – ответил Александр Ефимович. –  Однако, мне не нравится, что её покровитель дает Ригель важные инструкции, которые могут нам повредить. Надо это прекратить! Санитары, все в палату новеньких! – сказал он в микрофон. – Возьмите с собой излучатели, газовые пистолеты, оружие, заряженное резиновыми пулями, короче всё, что могло бы разрушить их «педсовет». Соберитесь возле дверей их помещения и ждите моей команды!

«Папа! Опять готовится какая-то агрессия против нас!» – предупредил малыш Сфинкса.

«Чувствую, – спокойно сказал отец. – Не волнуйтесь, я не дам вас в обиду!»

— А нам что делать? – спросила мужа Ель.

«Направлять их силу назад, как вы делали это раньше, – ответил отец. – Секрет этой техники в том, что вы меняете знак направления вектора силы — на обратный. И действие, будучи следствием, возвращается к причине».

— Интересно, какую инструкцию они получили? – пробурчал руководитель. – Впрочем, сейчас сами узнаем. Вперед! Взять их!

Первым свалился тот, кто стрелял из газового пистолета.

Мощная струя газе ударила его по глазам, задев по пути и рядом стоящих санитаров.

Пораженные взвыли.

Следующим упал солдат, который нажал на курок излучателя.

Затем повалились те, кто попытался ранить Ель с помощью резиновых пуль. Они жали на курки, а пули жалили их лица, руки, тело.

Не прошло и минуты, как в дверях громоздилась куча парализованных тел.

— Ах, вот вы как! – в гневе закричал руководитель проекта. – Ну, посмотрим, кто кого! – и с этими слова он выскочил из-за пульта, на ходу расстегивая кобуру своего табельного оружия. – Пусть меня под трибунал, но в порядке самообороны я имею право...

Александр Ефимович не договорил.

Резкая боль в плече заставила его отшатнуться.

Он посмотрел на кровь, выступившую у него от огнестрельной раны, но не сдался, и снова нажал на курок.

На этот раз крови было больше.

Руководитель проекта не устоял на ногах и упал, как подкошенный.

«Ну, а теперь пусть делают выводы! – сказал ригелянин. – Теперь вы знаете, что вам делать. Но условия, которые вы им предъявите, должны быть мягкими и выполнимыми. Разрешите откланяться?»

— До свиданья! – почти хором ответили земляне.

 

 

 

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ  ПОЛОЖЕНИЕ

 

 

— Немедленно откройте двери нашего помещения! – крикнула Ель в угол, где находились камеры и микрофон. – В противном случае мы разнесем весь ваш институт!

Покалеченные и еще невредимые сотрудники НИИПВЧ понимали безвыходность ситуации и открыли магнитный замок на двери.

Мать с малышом на руках вышла в коридор.

Множество дверей по обе его стороны были открыты.

В проемах дверей стояли любопытные сотрудники, заведующие отделами, технари и прочие специалисты разных рангов.

У многих из них под халатами топорщилось разное оружие: резиновые дубинки, пистолеты, и прочие атрибуты силы.

Внешний вид многих также был далеко не миролюбивым.

— Даже не думайте! – сказала Ель тем, чья рука потянулась к средствам насилия. Она, как Мадонна с ребенком на руках спокойно шла босиком по коридору, сканируя глазами окружающих.

— А мы и не будем думать! – крикнул один верзила и с дубинкой в руках направился к Мадонне.

Приблизившись к ней на пару шагов, он замахнулся дубинкой и со всей силой ударил ею... по своей голове.

Выругавшись, он снова замахнулся, но новый удар заставил его схватиться за голову.

Пока Ригель занималась с одним охранником, другой вытащил скорострельный пистолет с резиновыми пулями и, направив его на беззащитных жертв, нажал на курок.

В этот момент все видели, как малыш посмотрел на агрессора, поднял ручонку, и пули остановились в воздухе, затем изменили направление и вонзились в лицо нападавшего.

Кто-то пытался воздействовать на них сзади, но и в этом случае пассивные наблюдатели констатировали поражение нападавшего.

И вдруг, в воцарившейся тишине, все услышали чёткий голосок малыша:

— Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет!

У многих волосы зашевелились, а кто был лысым, ощутил, как у него пробежали мурашки по телу.

После преподанных уроков антисилы уже никто из сотрудников секретного Научно  Исследовательского Института Паранормальных Возможностей Человека не осмелился остановить мать с малышом.

— Вот ты! – показала она на первого пострадавшего. – Брось дубинку, и пойдем со мной. Будешь моим телохранителем!

— Не «тыкай» мне! – огрызнулся избранный.

— Я вижу тебя одного, а не двоих, к кому применимо множественное число! – засмеялась Ригель ему в лицо так звонко и переливчато, что многие заулыбались. – Как тебя зовут?

— Тарас Осипович, а вас?

— Ваш босс включил меня в список ваших заключенных «светил вселенной» под именем Ригель! – ответила Елена.

— Какие будут распоряжения? – издевательски спросил «телохранитель».

— Так, через пятнадцать минут всем сотрудникам института собраться в конференц-зале! – попросила Ригель. – Кто почувствует в себе силы не придти, тот автоматически уйдет из НИИПВЧ за его пределы и забудет сюда дорогу. Где у вас тут кухня, Тарас?

— Пойдемте! – злобно усмехнулся охранник, показывая дорогу по коридору.

На кухне повара хлопотали над котлами и сковородками, делая вид, что ничего не случилось. Да если бы и случилось что-нибудь, то всё равно надо было бы кормить заключенных «светил вселенной» одним меню, а сотрудников – другим.

И хотя Ригель кормили по расписанию нормальной пищей без всяких добавок, но девушка искала глазами то, что требовал её организм.

Наконец она нашла тертую морковку, сдобренную растительным маслом и зеленым луком, и, взяв чистую тарелку, положила себе столько, сколько ей хотелось.

— Эй, эй! – крикнул ей шеф-повар. – Ты что это тут хозяйничаешь? А ну-ка положи все обратно, не для тебя ведь приготовлено!

— Ничего страшного! – сказала Ригель. – Твои помощники натрут еще...

Шеф-повар не ожидал такой дерзости от явно не сотрудницы НИИВПЧ.

— Я сказал, положи обратно! – заорал он, оставив раскатку теста, и метнув тяжелую скалку в девушку с ребенком.

Малыш улыбнулся и протянул ручку навстречу летящему орудию труда, которое в ту же секунду, подобно бумерангу развернулось, и угодило прямо в зубы шеф-повару.

И тот упал, на лету задев кидавшей рукой раскаленную плиту, и взвыв от двойной боли.

«Телохранитель» попытался воспользоваться моментом и схватить за ручку малыша, но рука охранника изменила направление и схватила свою вторую руку, держа её крепко до тех пор, пока Ригель не насытилась овощами.

Остальные повара бросили работу и стали помогать пострадавшему шефу.

— Никогда больше не поднимайте на меня руку! – строго сказала Ригель. – Это относится ко всем! – добавила она и повернулась к охраннику. – Пошли, брось цепляться за свой локоть!

Помощник шеф-повара, рубивший ножом мясо на отдельные кусочки, посчитал произошедшее случайностью, и, не раздумывая, метнул нож в незваную гостью.

Это был его последний бросок.

Нож сделал крюк в воздухе и с прежней силой вонзился ему в глазницу.

Теперь уже предупреждение девушки усвоили все.

Они смотрели то на РигЕль, то на её охранника, не зная, что делать.

— Вы слышали её слова? – с досадой прорычал «телохранитель». – Уберите пострадавших и продолжайте работать! 

Ригель еще раз осмотрела кухню, открыла холодильник и, достав оттуда пакет с клубничным соком, дала напиться малышу, прикончив остатки сама. И никто не мог помешать девушке, брать то, что ей нужно.

— Нам пора! – напомнил её «телохранитель». – Четверть часа на исходе... Опоздаем, многие будут недовольны...

— Начальство не опаздывает, а задерживается! – засмеялась Ель, перекладывая малыша с одной руки на другую. – Ладно, показывай дорогу!

В конференц-зале собрались почти все сотрудники, однако некоторые кресла пустовали.

Ригель прошла к месту председателя и с видом хозяйки устроилась в удобном кресле. В зале раздался ропот, но малыш нажал на кнопку и в зале раздался гонг.

— Начнем! – властно сказала Ригель. – Чьи это места? – спросила она, указывая на пустующие кресла.

— А это места некоторых начальников отделов, которые просили передать, что оперативная работа не позволяет им прибыть на Совет НИИПВЧ, – ответил кто-то из передних рядов, с любопытством ожидая продолжения этого спектакля.

По лицам многих было видно, что и они считают внеочередной Совет каким то не имеющим значения представлением.

— Тем хуже для них, – заметила Ригель. – Надеюсь, они не будут здесь в дальнейшем работать с новым руководителем проекта.

— А кто назначал нового руководителя? Кто у нас новый? А где наш законный руководитель? – посыпались вопросы из зала.

— Ваш законный руководитель уже вне закона! – улыбаясь, ответила девушка, поглаживая головку ребенка. – Он в военном госпитале и выйдет оттуда ой как нескоро. Что же касается нового руководителя, то вот вам я, в порядке вашего представления!

Конференц-зал взорвался бурей протеста.

Кое-кто встал, собираясь покинуть помещение.

В этот момент на столе председателя зазвенел телефон.

Ригель сняла трубку и выслушала доклад охранников из проходной.

— Не задерживайте их! – громко сказала она. – Эти люди добровольно и сознательно покидают наше НИИПВЧ и больше никогда сюда не вернутся.

— Кто не вернется? – послышались вопросы из зала.

Ригель взяла микрофон и сказала:

— Для тех, кто еще не понял. Я просила придти на Совет абсолютно всем. И предупредила, что те, кто найдет в себе силы не придти, тот автоматически уйдет из НИИПВЧ за его пределы и забудет сюда дорогу. Сейчас отсутствующие уже покинули пределы секретного института, и вы, к вашему сожалению, никогда их больше не увидите. Кстати, – добавила она, – кто-то собрался покинуть помещение, так я таких сотрудников не задерживаю. Они тоже автоматически покинут пределы нашей НИИПВЧ. Итак, выбор за вами! – закончила Ель свою небольшую речь.

— А вы не будете возражать, если наверху узнают о смене власти? – донесся чей-то дерзкий голос из зала. – Я просто обязан доложить руководству БД о чрезвычайном положении в Институте! – сказал говорящий, нажимая кнопки на мобильном телефоне.

Ригель заметила, что многие в зале делают то же самое.

— Прошу вас успокоиться, – сказала она в микрофон. – Если вы не желаете работать под моим началом, я никого не задерживаю. Ну, а те, кто не захочет потерять свою единственную работу – милости прошу!

— Что вы предлагаете? – спросил один из руководителей отдела.

— Для начала я предлагаю в левую сторону от прохода в зале собраться тем, кто не хочет терять работу в НИИПВЧ. А в правую – тем, кто не желает здесь работать со мной.

— Вы ставите перед нами ультиматум? – спросил тот же голос. – Да кто вы такая?

— Да, это моё первое условие, – спокойно ответила Ригель. – А второе будет после того, как вы примете первое... А биографию свою я вам излагать не буду.

— Прошу слова! – поднялся тот, кто делал доклад в Большой Дом о ЧП в НИИПВЧ. – Сейчас сюда прибудет вертолет с бойцами ОМОНа и порядок будет восстановлен. А пока пусть девушка продолжает свое представление! – закончил он. Только я не понимаю, почему санитары до сих пор не приняли меры?

Санитары, стоявшие у задней стены конференц-зала, усмехнулись и демонстративно спрятали руки за спину. Они знали, чем это кончается.

— Так, значит, это бунт? – возмутился главный «стукач». – Значит и вы намерены сыграть свою роль в её представлении, если оно состоится, конечно?

— Представление обязательно состоится! – пообещала Ригель. – Но я прошу вас учесть, что те, кто захочет посмотреть его снаружи может покинуть Совет прямо сейчас. А пока наши герои летят к нам, у нас еще останется время обсудить дальнейшие планы, с оставшимися, разумеется...

В зале наступила неразбериха.

Ригель понимала, что людям надо дать время для того, чтобы сделать выбор.

Постепенно шум затихал и некоторые стали выходить из конференц-зала.

Однако около половины сотрудников остались в зале, ожидая продолжения, как они считали, неудачного спектакля.

«Мамма, нам понадобится помощь Ориона!» – услышала Ель мысль сына.

Она понимала, почему малыш сказал не «папы», а именно Ориона.

Сын видел, что надвигаются серьезные события и присутствие отца должно сопровождаться всеми силами его Родины.

«Орк! – позвала Ель. – Нам без тебя не справиться. Придай мне сил для отражения бумерангом, пожалуйста!»

«Разумеется! – ответили с Ригеля – Я готов включиться в тебя. Ты тоже будь готова принять моё энергетическое тело. Немного тряхнет, но тебе это не повредит. Готова?»

— Да, я Ригель, готова! – сказала девушка, прижимая к себе сына.

И в следующую секунду корпускулярная энергия Ригеля поймала резонанс с отдельной волной по имени Ригель, и девушка затряслась от мощной мужской силы, влившейся в центр её кундалини.

— Ооох! – простонала Ель, чувствуя надвигающийся оргазм.

«Ни в коем случае! – услышала она предостережение Орка. – Введи головку кундалини в полость основания позвоночника и дай возможность силе кундалини пройти и наполнить все твои чакры!»

С большим трудом Елена избавилась от сладостного ощущения и усилием воли направила энергию Орка в позвоночный ствол.

— Да, уж, голубушка, – сказал её телохранитель. – Вы теперь должны быть готовы к самому худшему! Мы больше не будем вмешиваться, пусть теперь новые актеры примут участие в твоем представлении. А мы посмотрим, как ты справишься со своей ролью руководителя проекта.

А девушка с именем Ригель наполнялась мощной мужской силой, которой казалось, нет конца.

«Мам, а меня папа тоже насыщает!» – услышала Ель мысль сына.

— Хорошо! – вслух сказала Ригель.

«Мамма, посмотрись в зеркало, ты вдруг стала излучать свечение! Такое, знаешь, среднее между синим и фиолетовым».

«Этот цвет называется индиго, – мысленно ответила мать. – Он всегда был у меня с детства, но замечался только ясновидящими».

— Это публика будет судить хорошо или плохо, – отреагировал Тарас Осипович. – Либо тебе будут тебе хлопать, либо тебя прихлопнут! – злорадно засмеялся он.

Свечение Ригеля было замечено и оставшимися в зале сотрудниками института, которые перешептывались и показывали на неё пальцами.

Все понимали, что такое явление у простых людей не бывает. Некоторые даже молитвенно сложили ладони перед грудью так, как если бы перед ними была Мадонна с младенцем на руках.

Телохранитель тоже  уловил силу излучения и благоразумно отошел подальше в сторону.

— Не хочу получить дозу радиации... – пробурчал он в извинение за бегство.

А за стенами уже были слышны звуки мощного вертолета, который приземлился на специальную площадку.

Из вертолета выпрыгивали бойцы спецназа, на ходу взводя затворы автоматов Калашникова.

— Всем сотрудникам НИИПВЧ отойти влево от главного здания! – проревел в мегафон командир отряда. – Если в здании есть заложники, попытайтесь прорваться наружу!

Оставшиеся в конференц-зале сотрудники, которые не хотели потерять место и работать с любым руководителем, вопросительно посмотрели на Ригель.

Ель улыбнулась:

— Идите! – коротко разрешила она. – Ты, Тарас, тоже...

Ободренные экспериментаторы бросились к дверям и, толкая друг друга, устроили там давку.

— Без паники! – закричал Тарас Осипович. – В вас никто стрелять не собирается. Выходите спокойно по одному. У нас много времени...

Постепенно помещение опустело. В зале наступила гробовая тишина.

— А теперь пусть выйдут бунтовщики! – прозвучал тот же властный голос. – Мы гарантируем вам жизнь в случае вашей добровольной сдачи!

Ригель вздохнула, и с сыном на руках вышла из дверей здания.

— Следующий! – закричал офицер. – С поднятыми руками!

— А больше никого нет! – улыбнулась Ригель. – Все остальные заключенные, как подопытные кролики сидят по своим камерам.

— Я что же неправильно понял донесение отсюда? – растерянно спросил командир отряда. – Кто информировал меня о ЧП?

— Я! – ответил из толпы слева знакомый «стукач». – И я не ошибался. Многие ученые, санитары, повара, и даже руководитель проекта  ранены или покалечены. Некоторые мертвы. И всё это дело рук этой парочки! – он указал на Елену с сыном.

— Вы что здесь все с ума посходили? Это что, профессиональное заболевание? – в гневе кричал офицер, в то время как солдаты спецназа приняли боевую позу, опираясь на одно колено и наставив автоматы на входную дверь главного здания. – Вы хотите мне внушить, что эта девчонка, эта шл...

Не успел он произнести вслух оскорбительное слово в адрес Ригель, как вдруг скорчился, закашлялся, и его тут же стошнило чем-то зеленым...

— Я бы не советовала вам, офицеру, оскорблять молодую даму! – звонким голосом громко, как будто говорила в мегафон, произнесла Ригель. – Еще раз попытаетесь, предупреждаю, будет еще хуже!

Командир, вытирая выступившие от натуги слёзы, вытер грязный рот платком и спросил, обращаясь к доносчику:

— Доэксперименитровались? Сколько лет над ней работали?

— Это она над нами теперь работает! – крикнул кто-то из толпы слева. – Еще недели нет, как она здесь.

— Не верю! Я знаком с результатами вашей работы! – сопротивлялся офицер. – Такого просто не может быть в природе! Чтобы какая-то бл...

И снова он не смог выговорить последнее слово.

Его скрючило, и он начал блевать кровью.

Кровь горлом шла все сильнее, и он махнул рукой взводному, чтобы тот подошел.

Сержант с трудом разобрал хрипящий голос начальника и взял в руки мегафон.

— Мы предлагаем вам ультиматум: либо вернуться в своё помещение, либо вас ликвидируют, как особо опасных преступников.

— Интересно, что же мы преступили? – громко спросила Ригель.

Пострадавший за хамство офицер, зажимая рот грязным платком, который продолжал пропитываться кровью, согнувшись, пошел к вертолету, махнув рукой взводному, мол, сам знаешь что делать.

Осведомитель вытащил из кармана какую то бумагу и перечислил большой список преступлений, которые совершила Ригель.

А молодая мать рассмеялась и, показав пальцем на сына, сказала:

— Вот кто является Спасителем Земли от насилия!

Старшина покрутил пальцем у виска и, ухмыляясь, скомандовал:

— Ликвидировать преступников! Прицельно, огонь!

 Спецназовцы с неудовольствием нажали на спусковые крючки, избегая попаданий в беззащитную женщину с ребенком на руках.

Однако некоторые солдаты не игнорировали приказа.

Но Ригель моментально изменила вектор убийственных очередей на обратный. И пули влетели обратно в стволы, намертво заклинив оружие.

Не избежали возмездия и те, кто неточно, но всё-таки направил стволы своих калашей в сторону мнимых «преступников».

Пули ранили всех без исключения спецназовцев.

А поскольку психология спецназа не позволяла им отступать или сдаваться, то они  продолжали стрелять, боевыми патронами...

Так, стоявшие в стороне сотрудники, и стали свидетелями того, как агрессоры пали жертвой своей же агрессии...

— Тарас! – обратилась Ригель к своему выбранному охраннику. – Ты обещал мне кого-то ухлопать, или хлопать, я что-то не поняла сразу?

Охранник уронил голову в поклоне и несколько раз ударил в ладоши.

— А теперь попробуй, сделай хлопок одной ладонью! – пошутила она, вглядываясь в набиравший высоту вертолет.

Опасения Ригель были не напрасны.

Из вертолета засверкали огоньки выстрелов из пулемета, но бумеранг Ориона и здесь отразил нападение, послав всю очередь обратно и обезвредив летчика.

Грохот рухнувшей машины заставил всех согнуться.

Итак, власть объявила Ригелям войну.

И первый бой представителей власти был ими проигран.

Осведомитель, который сделал первое донесение, лихорадочно нажимал кнопки мобильника и делал второе донесение.

— Ну, и что я теперь с вами буду делать? – спросила Ригель оставшихся свидетелей. – Представление закончено, а следующий спектакль будет через несколько дней. Что делать с вами, спрашиваю?

«Мамма, а давай освободим «светил космоса», – услышала она мысль сына, – а сотрудников поместим на их место. Это ведь тоже соответствует Закону бумеранга!»

«Нет, сынок! – ответил за мать Орк. – Мы владеем тайнами времени, умея обращать его вспять, скручивая его в спираль, сжимая его, но никто не позволит нам злоупотреблять этими законами. Заглядывая по времени вперед, я вижу, что власть не потерпит никого сильнее её. Поэтому будет решено нанести по нашему островку ракетный удар. Делай выводы, нужны ли нам озлобленные враги внутри нашего убежища?»

Толпа безмолвствовала.

— Тогда слушайте! – сказала Елена в наступившей тишине. – Сейчас вы все соберете личные вещи, документы и отправитесь на ближайшую станцию электрички. НИИПВЧ объявляю ликвидированным! Но сначала освободите всех людей, над которыми вы проводили опыты.

«Вот это приемлемое решение! – одобрил её слова Орк. – И овцы целы и волки сыты, как говорят земляне. А ракетный удар мы примем на себя!»

— А как же быть тем, кто хотел бы работать с вами? – спросили её.

— Но вы же насиловали природу людей! – удивилась Ель. – Как же вы теперь будете работать против системы насилия над людьми? Мне такой двойной стандарт не нужен. Да, и зарплату я вам платить не смогу. И поторопитесь, чтобы через час я никого, кроме заключенных, не видела в стенах этого Института. Ясно?

Сотрудникам стало ясно, что, на определенное время они остались без работы, а безработным не платят. Этому ЧП не видно конца, а оставаться здесь даже с разрешения нового руководителя бесперспективно. Все поняли способности Ригель, как поняли и то, что шутить она не будет, если кому-то вздумается принять против неё новые меры.

— А что вы будете делать со «светилами космоса»? – спросил Федор Иванович. – Они очень опасны, предупреждаю вас!

— Вы уже убедились, что мы опасностей не боимся! – ответила Ригель. – Они были опасны для вас, ибо вы стали их заклятыми врагами. Кстати, как открываются камеры?

— С главного пульта, – ответил Тарас Осипович. – Магнитные замки, как в европейских тюрьмах открываются одновременно. Индивидуально тоже можно открыть, но по коду, список которого занесен в компьютер на пульте.

— Хорошо! – отреагировала Ель. – Оператора пульта, и вас Тарас, я прошу ненадолго задержаться. Остальные свободны...

— А выходное пособие? А сейфы? А секретные файлы? А информационный банк? – послышались вопросы со всех сторон.

— Эти проблемы вас больше не касаются, – ответила Ригель. – Все остается здесь на месте. Не волнуйтесь, никакой утечки информации не произойдет – это я вам обещаю!

— Вы некоторым обещали остаться на рабочих местах... – возразил кто-то.

Ригель перебила его на полуслове:

— Вы будете работать бесплатно? Вы согласны со мной пойти и дальше против законной власти?

— Нет! – ответило несколько голосов нестройным хором.

— И еще, – добавила Ригель. – Для вас это очень важно, запомните. Если кто-либо из вас подумает мстить нам и вынашивать агрессивные мысли против нас, то бумеранг Ориона, с которым вы неоднократно познакомились, автоматически поразит ваш ум. Агрессор обратится в психически ненормального человека.

— Это очень сложное условие, – заметил один из руководителей отдела. – Для этого нужно постоянно контролировать свои мысли. Но, как вам известно, они возникают спонтанно, значит, мы обречены?

— Не надо меня обманывать! – нахмурилась РигЕль. – Я знаю, что все вы парапсихологи, которые обязаны держать свои мысли под контролем. Этому учили еще во времена Аверьянова и Квашуры. А в наше время, как вы доказали, мысль парапсихолога, работающего на систему Госбезопасности, способна контролировать не только свою, но и постороннюю мысль. Так что не валяйте дурака, и собирайтесь! – закончила она.

Публика стала расходиться по кабинетам.

— Тарас, проводи меня на пульт вместе с оператором! – попросила она.

Тарас поискал глазами нужного человека среди задержавшихся людей, и позвал одного из них:

— Игорь, пойдем с нами, быстро!

— Познакомимся на пульте, не возражаете? – риторически спросила Елена.

Пока они шли по коридору, Ригель всё время чувствовала в себе силы Орка. Но она и понимала также, что она не может его долго держать в своем биополе, даже добровольно.

Орк понял её состояние и отозвался:

«Сейчас очень ответственная ситуация, – уловила она его мелодичную мысль. – Поэтому мы должны работать в паре. А точнее, троицей, ведь малыш тоже с нами набирается опыта».

«Что мы конкретно должны сейчас сделать?» – мысленно спросила она супруга.

«Прежде всего, заблокируйте все пароли на компьютерах в кабинетах! – посоветовал Орк. – Не исключено, что многие не устоят перед соблазном унести с собой на дисках все свои наработки и открытия. Второй шаг: удаленным доступом скачайте всю информацию с частных компьютеров – главным компьютером на пульте это действие предусмотрено. Третий шаг – сотрите всю информацию с жестких дисков подчиненных. Действуйте!»

Оператор открыл кодовый замок своей карточкой и отдал её Ригель.

— Мне она больше не понадобится! – коротко заметил он. – Что будем делать?

Ригель передала ему задание, которое получила от Орка.

Игорь удивился компетентности девушки с малышом на руках и спросил:

— Простите, а вы кто?

— Я Ригель, и не тяните время в ненужных вопросах. Действуйте!

Пульт ожил. Парень явно тянул время и нажал на какую-то незначительную клавишу.

— Не ту! – поправила его Ригель умом Орка.

— Какую же? – с интересом спросил оператор.

— Вон ту! – точно показала девушка на нужную кнопку.

— Если вы всё знаете, тогда зачем я вам здесь нужен?

— Не валяй дурака! – обрезала его РигЕль. – Сам прекрасно знаешь, что все клавиши и кнопки на пульте знают штрих-код твоих пальцев. Тарас, подействуй на него!

Оператор вжал голову в плечи, а телохранитель, нажал пальцем Игоря на указанную девушкой кнопку.

— Больно! – взвыл оператор. – Всё сделаю, как сказали! – И парень послушно сел за клавиатуру главного компьютера. Затем он молча указал на экран, где было видно, что несколько компьютеров в кабинетах начали включаться.

— Успеем? – спросила РигЕль.

— Да. Главный работает быстрее, чем сетевые, – ответил Игорь.  – Вот, видите, все пароли я запер!

— Молодец! – похвалила его Ель. – А теперь скачиваем!

Малыш смирно сидел на руках и смотрел, как на экране быстро бежит маленькая ленточка загрузки. Одна, вторая, третья...

— Много еще?

— По числу кабинетов, – ответил за оператора Тарас. – Около 50!

«Мамма! – услышала она голосок сына, – кто-то понял наши действия. Они сейчас попытаются обесточить весь Институт с главного распределительного электрощита»

— Тарас! – встревожилась девушка. – Что это за беготня по коридору? Эти саботажники собираются нас обесточить, останови их, пожалуйста!

— У меня это не получится так хорошо, как у вас, – ответил телохранитель. – Сомнут!

— Не беспокойтесь! – отреагировал оператор. – У нас на входе стоит хорошая защита. Заряда аккумуляторов хватит на несколько часов. Вы идите, а я закончу ваше задание, Тарас ведь проследит, правда? – хитро спросил он.

— Зачем же мне идти, если сработает аварийная система – засмеялась Ригель. – А вы, пока загружается информация, откройте замки в камерах заключенных. Нехорошо, если там, в подвале не будет освещения.

Игорь скривил рот, но подчинился.

А через пару минут на пульте громко щелкнуло реле переключения. НИИПВЧ перешло на аварийное электропитание.

А еще через полчаса задание Орка было выполнено.

— Что дальше? – спросил Игорь.

«Пусть сотрет штрих-код доступа своих пальцев со всех манипуляторов» – подсказал Орк Елене.

Ригель повторила вслух его указание.

— А что, если я этого не сделаю? – нагло вдруг заявил он. Тарас пытать будет?

— Тарас даже пальцем не шевельнет, – спокойно ответила девушка, поднимаясь с места. – Ты ведь будешь действовать против меня. А ты видел, что случилось с теми, кто шел против нас?

— Так ведь то была целенаправленная сила! – не сдавался оператор. – А что вы можете сделать против моего замысла?

— Твоя мысль обернется против тебя! – спокойно сказала Ригель. –  Ты сам это сделаешь, и чем больше ты будешь сопротивляться, тем сильнее на тебя будет действовать обратное желание. Ты против своей воли сотрешь штрих-код доступа своих пальцев со всех кнопок управления системы. Всё, время пошло! – закончила Елена.

И снова Тарас Осипович стал свидетелем внутренней борьбы, которая разгоралась в уме оператора. Игорь кривил страшные рожи, скручивал себе руки, выпучивал глаза, но тайная сила бумеранга Ориона неизбежно протянула его пальцы к ключу зажигания, который был утоплен, повернут, еще раз утоплен и нажат, после чего на пульте завыла сирена.

— Отключите эту паниколайку! – сморщившись, попросила девушка, зажимая головку сыну руками.

Сирена замолкла.

— Можно мне уйти? – попросил оператор. – Извините, я недооценил вас...

— Иди, только не забудь по пути включить снова пускатели главного электрощита!

Когда дверь за парнем закрылась, Елена уверенно нажала на одну из кнопок пульта. Система включила тюнер и зажглась табличка «Микрофон включен!».

Телохранитель благоговейно следил за действиями девушки, готовый в любую минуту придти на помощь.

Он хорошо усвоил тезис о злом умысле и держал себя в руках.

— Слушайте все! – сказала Елена в микрофон. Индикатор на пульте показал минус 5 децибел. – Все сотрудники Научно-Исследовательского Института должны покинуть его территорию через десять минут и даже не мыслить о возвращении! Всем остальным людям, которые подвергались экспериментам этих  сотрудников, необходимо собраться в столовой сотрудников через пятнадцать минут. Замки в палатах открыты, и больше закрываться не будут! – сказала Елена.

Ригель намеренно сменила слово «камера», на слово «палата», показав этим самым изменение смысла содержания здесь людей.

Экраны на мониторах показали начавшуюся суету в стенах секретного Института.

Охраны в проходной уже не было, ворота были раскрыты и сотрудники со своими вещами понуро уходили за пределы территории.

А Елена с сыном на руках, в сопровождении своего телохранителя, направились в помещение столовой.

Прежде всего, она назначила несколько «дежурных», которые принесли с кухни еще теплый обед, и накормила полуголодных людей.

Когда с едой было покончено, она встала.

— Вы уже догадываетесь, наверное, – начала она, – что здесь произошло. На официальном языке это может означать захват стратегического объекта. На самом же деле это означает ваше освобождение. Но, поскольку домов у большинства из вас, так же, как и у меня, нет, то жить мы останемся здесь на правах свободных граждан. Все опыты над вами с этого момента закончены. Запасов пищи на складе здесь достаточно, а что касается вашей дальнейших судеб, то с этого момента ваши судьбы будут служить поистине высокой цели.

— Цели построения коммунизма, что ли? – саркастически спросил какой-то верзила из-за своего стола.

— Ты, Сириус, помолчал бы, пока я говорю, – мягко ответила Ригель. – Наберись терпения, пожалуйста!

Сириус удивленно замолк, не понимая, откуда она знает его «звездное» имя.

— Да мы уже натерпелись здесь, голубушка, не знаю я, кто ты такая! – поддержала верзилу жилистая женщина, в которой угадывалась еще недавняя молодось. – Ты случаем не из той же породы, что ушли отсюда?

— А ты, Бетельгейзе, не перебивай меня! – улыбнулась ей новая хозяйка. – Я ведь тоже из вашего созвездия, значит мы одной «породы», ибо мое имя Ригель! Пока я узнала только двоих, но хотелось бы знать имена и других, для знакомства! – добавила она. – Назовите себя, пожалуйста, те, кто сидит за ближайшими столами.

— Я Кастор! – поднял руку молодой мужчина – Владею гипнозом.

— А я Поллукс! – сказал сидевший рядом с ним парень. – Навязываю сны.

— Ага! – поняла Ригель. – С Близнецами значит, держали контакт. – Хорошо! Дальше, пожалуйста!

— Я Вега, а это Спика! – отозвались две девушки сидевшие рядом.

— Можно я попытаюсь угадать ваши способности? – спросила Ригель.

— Попробуйте! –  весело засмеялись обе.

— Так, Вега содержится в Лире, значит, ты, не зная нот, можешь играть на любом инструменте, исполнять сочинения не только любого композитора, но и свои собственные. Так?

Вега округлила глаза от удивления.

— Вам сказали? – пропела она превосходным сопрано. – Вы знали?

— Нет, – спокойно сказала Ригель. – Я ведь тоже кое-что умею. Ну, а Спика одержимая Девами, терпеть не может мужчин и владеет... – Ригель задумалась на секунду, прикрыв глаза... – прекрасным Ка-ра-тэ, Тай-цзы-цуанем, Джиу-джитсу и практически многими другими боевыми искусствами. Среди всех здесь присутствующих и отсутствующих её нет равных. Ни разу не терпела поражений. А против меня не хочешь выступить?

— Запросто! – ответила Спика, поднимаясь из-за стола. – Отдайте малыша Веге, с ним всё будет О*кей! Не бойтесь, я вас не убью – жить будете, но урок будет вам на лицо.

«Мамма, не волнуйся, пусть Вега возьмет меня, я ей песенку спою...»

Вега подошла к Ригель и забрала у матери малыша.

Присутствующие с волнением наблюдали приготовления девушек.

Спика разминалась, а Ригель молча наблюдала за её разминкой.

Свободное пространство перед столами, где должна была произойти схватка, было увеличено за счет отодвинутых столов.

«Орк, я сглупила, да?» – мысленно спросила она мужа.

«Ничего подобного! – услышала она внутренний голос мужа. – Это как раз то, что нужно! Все поймут, что ты не зря объявила себя хозяйкой положения.

Спика без предупреждения подпрыгнула и сделала выпад одной ногой, целясь в лицо Ригель. В то же мгновение она свалилась на пол, отраженная невидимым сопротивлением.

Не показав удивления, Спика молниеносно вскочила на ноги, и, сделав сальто, сбила бы девушку на пол, но её сальто сделало прокрутку и бумерангом сбило её саму прямо под ноги Веге.

— Ты сражайся! – в ярости крикнула Спика. – Нападай!

— Зачем? – кротко сказала Ригель. – разве не ты согласилась с тем, что хочешь выступить против меня? Ты и действуй, а я с твоим насилием как-нибудь справлюсь...

Спика, не дожидаясь конца фразы, сделала обманное движение, затем прыгнула на «жертву» боком, выкинув против неё обе руки и правую ногу так быстро, что многие даже испугались за исход этой схватки.

Но телодвижение Спики не достигло цели.

Тело воительницы сделало круг над собой, и она рухнула на спину.

В слепой ненависти Спика еще и еще раз бросалась на Ригель, но мать даже рукой не пошевелила, чтобы отмахнуться от агрессии представителя Девы.

Зато малыш делал ручкой так и эдак, как будто это он отражал удары, а не мать.

Вега же подкидывала малыша на коленках в такт песенки, которую она негромко напевала «Нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк!...»

— Ах, вот ты как! – вскричала одержимая Девой и, выхватив из потайного кармашка на поясе метательную звезду, бросила её в лицо Ригель.

Присутствующие все до одного увидели, как звезда, не долетев до цели, бумерангом вернулась к Спике и вонзилась ей под глаз.

Та взвыла.

— Ты была права! – спокойно заметила Ригель. – Результат будет на лицо!

Однако у Спики хватило такта повернуться к своей «жертве», поняв, что она проиграла, и, сложив свой кулак в открытую руку, поклониться победителю.

Потом она протянула руки к малышу:

— Вега, перестань же петь, дай, я отдам ей сына!

Но ей не удалось дотронуться до малыша.

Тот сделал легкий жест ручкой ладонью по направлению к воительнице, и Спика улетела к дверям, распахнув их своим телом.

Тарас помог ей подняться и Спика, опустив голову, села на свое место.

— Ну что ж, продолжим знакомиться! – нараспев сказала Ригель. – Кто там у нас следующий, вы? – указала она на другой стол.

— Я Мицар! – сказал мужчина мощного телосложения. – Могу на расстоянии завязать лом узлом.

— Понятно, Большая Медведица помогает! – отреагировала Ригель.

— Возможно, однако, вот Алькору она не помогает! – ответил Мицар. – Меня тоже будете испытывать?

— Нет! – коротко отрезала мать, забирая сына из рук Веги. – А на что Алькор способен?

— Могу изменять свою личность на любую указанную начальником...

— Вот как? Попробуй надеть на себя мою личность!

Алькор сел в позу лотоса и стал внимательно смотреть в лицо Ригель. Он краснел, бледнел, становился желтым, пыжился, но лицо его не менялось.

— Понятно, – сказал он, сдаваясь. – Вы поставили мне зеркало Медузы. А вот Мицаром я запросто могу стать.

М вскоре перед зрителями уже сидел псевдомицар, даже телосложение его не отличалось от оригинала.

Мицар от души хохотал, раскачиваясь из стороны в сторону.

— Прекрасно! – захлопала в ладоши Ригель. – Кто тут у нас ещё остался? – спросила она, вопросительно глядя на следующий стол.

— Меня зовут Антарес, – скромно сказал мужчина. – И мой укус смертелен! Хотите испытать?

— А не боишься погибнуть сам, корчась в муках? – спросила мать, шагая с малышом между столами. – Я верю тебе на слово, ведь Скорпионы сначала жалят, а потом смотрят на жертву.

— А я Альциона! – сказала, не дожидаясь указки, следующая девушка. – Я всегда приношу успех любой профессиональной группе, и у группы никогда не случается неудач. Но я не знаю, как это у меня получается...

— Зато Плеяды знают, у них это в генах! – ответила за неё Бетельгейзе. – Но так мы долго проваландаемся! – продолжила она. – У нас тут еще есть Мирфак, Регул, Денеб, Сайф, конечно, Капелла, Альгель, Сириус и так далее. Может быть, вы всё же расскажете, зачем вы нас сюда пригласили? – спросила звездная заключенная.

И в столовой снова наступила тишина.

Все были заинтригованы текущей ситуацией, и, похоже, все готовы были сотрудничать с Ригель.

Только один из этой компании не был готов к сомнительной, по его мнению, программе.

Это был Сириус.

Он поднял руку и встал.

— Надо полагать здесь собрались добровольцы, – сказал он. – Но я не хочу участвовать в новом эксперименте. Надеюсь, вы не будете удерживать меня силой?

— Разумеется, нет! – спокойно ответила Ригель. – Кто еще хочет уйти? Я никого не держу.

Сириус чинно поклонился и покинул расположение Института.

Остальные остались на своих местах.

Все присутствующие были наслышаны о подвигах Ригель.

Как потом выяснилось, экспериментаторы использовали её имя, чтобы запугать заключенных.

Тарас поднял руку и успокоил гомонившую публику.

— Теперь по делу! – объявила уже другим тоном Ригель, в котором сквозила мужская сила. – Я знаю, что вам дали звездные имена с целью прикрыть псевдонимом ваше настоящее имя. Псевдонимами пользуются все, кто работает на публике, чтобы защитить себя от массового воздействия энергетических пси-полей зрителей.

— Но мы же работаем не со зрителями! – возразил кто-то.

Елена жестом остановила возражающего человека и пояснила:

 — Все вы, имеете паранормальные способности: один – читает мысли, другой – может стать невидимкой, третий – левитирует, четвертый – двигает предметы, пятый – может менять свой облик, и так далее...

Именно поэтому вы и нуждаетесь в защите, ибо за стенами этого Института много иностранных разведчиков, которые знают о вас, и очень хотели бы проникнуть за вашу защиту. Они знают, о ваших способностях, и ваши настоящие имена сделали бы вас беззащитными против воздействия на расстоянии таких же, как вы. Но, натыкаясь на силу защиты созвездия, они отступают. Вы меня понимаете?

— Не совсем, – сказала Капелла издалека. – А если бы у нас были простые псевдонимы, то им удалось бы проникнуть нам в душу?

— Я не хочу читать вам лекцию о значении подлинного Имени, которое очень хорошо знали все люди и боги в Древнем Египте, – объяснила Ригель. – Я думаю, вы понимаете, что под словом боги я имею в виду эгосферы, которые обрели власть над людьми. А смысл в том, что каждое имя это не просто набор букв – это математическая формула, с помощью которой, как знаете, можно реализовать даже атомный взрыв. Вы меня понимаете?

— Да..., понимаем..., ясно... да, и ежу тоже..., ближе к цели... – послышалось из-за столов.

— Очень хорошо! – улыбнулась Елена и сделала знак Тарасу, чтобы он убавил свет в люстрах. – Я знаю также, все вы контактеры, что с вами на контакте были сначала мелкие фигуры из астрала, потом вас научили, как подняться на порядок выше. После некоторой практики вы стали считывать информацию и способности от представителей небесных Светил.

Ель видела, что люди показывают на нее пальцами, и скоро поняла, что они видят её фиолетово-голубое свечение вокруг её тела.

Но она не обращала внимания на удивление окружающих и продолжала:

— Ваше звездное имя, представляет собой формулировку, которая  резонирует с частотой колебаний Имени вашего Светила. На волне этого резонанса у вас спонтанно произошла обратная связь с избранным Светилом.  Представители Светила выходили на контакт с вами, и давали вам информацию, в которой содержались новые открытия, а вы, как пчёлки, несли её в улей этого института. Некоторые из ваших открытий уже реализованы и используются в качестве оружия для насилия над людьми.

«Мамма, не увлекайся! – попросил её сын. – Они не любят длинных речей и привыкли к командам. И потом, я хочу кушать, накорми меня, пожалуйста!»

Елена сделала паузу, расстегнула блузку и, никого не стесняясь, дала ребенку грудь. Затем, поправив головной платок, продолжала:

— Наша цель, по крайней мере, цель Ригеля, не увеличивать количество и разнообразие степеней насилия над человечеством, а наоборот – полностью исключить все виды насилия на Земле! И мы звездные братья и сестры в состоянии это сделать!

— Как! Каким образом! Нет, это уж слишком! – послышалось с разных сторон.

— Технически это выглядит так. Мы, зная природу Бога или эгрегора войны, начнем противодействовать ему. Это будет выглядеть примерно так же, как это получается у меня, когда против меня применяют агрессию. Вы знаете, что на Земле не проходит ни одного дня в течение всей её истории. Чтобы где-то не воевали люди друг против друга. Гибнут сотни, тысячи ни в чем не повинных людей в Ираке, в Камбодже, в Африке и других континентах. Я уж не говорю о терроре и других видах агрессии. Вы ведь не против того, чтобы остановить войны на Земле?

Девушке никто не стал возражать, и она приняла молчание за знак согласия.

Ригель выдержала небольшую паузу и, поменяв грудь малышу, продолжала:

— Мы отправимся во все горячие точки планеты, и будем пользоваться бумерангом Ориона. Все Светила Ближнего Космоса будут давать нам силы. И каждый из вас, помимо своих способностей, получит бумеранг Ориона.

— Простите, но одиночка не в состоянии остановить всю армию! – сказал молчавший до сих пор Регул. – На что же вы рассчитываете?

— Рассчитывать буду не я, – ответила РигЕль, поправляя рубашечку на подрастающем мальчике. – Рассчитывать будет он. Именно ему суждено спасти нашу планету от кровожадного Бога.

— Но ему ведь всего несколько дней! – воскликнула Капелла. – Сколько же лет нам придется где-то мыкаться?

— Он живет по звездному времени, – объявила Ригель. – И через несколько дней ему будет несколько лет. А за это время нам надо научиться противостоять властям, которые буквально на днях примут решение о ликвидации этой территории с помощью мощных ракет. Они и сейчас знают о каждом нашем шаге через спутник, однако они тянут время – им хочется узнать наши планы.

— Так как же всё-таки одиночка, – напомнил свой вопрос Регул, – сможет одним бумерангом остановить всю армию?

— На этот вопрос я пока не имею права отвечать, – сказала Ригель, – ибо нас слушают. Но я знаю, что с помощью этого Спасителя, такое вполне возможно.

— Вы упомянули о природе бога или эгосферы войны, – подал голос кто-то сзади. – Не могли бы вы вкратце познакомить нас с его тайной природой.

— Не только можно, но и необходимо! – сказала мать, вынимая сосок своей груди у заснувшего ребенка. – Бог, то есть эгрегор войны, это самая древняя и самая сильная эгосфера, которая питается энергетикой миллионов людей. В основу своей кормушки, он заложил власть государственную и церковную. Главарю государства оставалось только приказать отнять у соседей то, что ему было нужно, будь то земля, рабы, богатства или даже женщины. История полна таких доказательств.

Позднее цивилизация внесла свои коррективы в общество, и приказы глав государств обосновывались аргументами типа «мы высшая раса», а окружающие нас народы являются дикими, и поэтому опасными, поэтому их надо уничтожить.

Такими обоснованиями пользовались Гитлер, а в наши дни Джордж Буш, Ким Чин Ир, Садам Хусейн и многие другие. Огромные массы призванных на военную службу потеряли смысл жизни, и были обречены служить и отдавать свою живую энергию эгрегору войны. Сюда же подключались главы нефтяных, металлургических, химических, бактериологических и других концернов, обслуживающих военную сферу.

— Что же первично, а что вторично? – спросил любопытный Сайф. – Бог или Человек?

— А вы как думаете? – засмеялась Ригель, – что было вначале: курица или яйцо? Проследите причинно-следственную связь, и вы поймете, что каждый человек, размышляющий над какой-либо новой идеей, становится беременным ею, и, в конце концов, рождает так называемого «йидама», который кормится психической энергией и порабощает свою жертву. Увлеченный новой идеей человек отдает йидаму энергию, которая излучается его мыслью на его резонансной частоте.  А если у этого человека найдутся единомышленники, то йидам вырастает в самостоятельную Эгосферу и начинает развиваться. Для этого людям не нужно специально направлять своё мыслетворчество в Эгосферу, ибо они делают это бессознательно. А Эгосфера пользуется этим свойством человеческой психики, и энергия людей конденсируется в невидимую структуру этого Бога.

— Значит всё-таки человек, – сделал вывод Сайф. – Какая нелепость!

— Нелепость не в этом, – поправила вора Ригель. – Нелепость в том, что человек не может не думать, а его мысли, как правило, эгоистичны еще с рождения: взять, отнять...  Нелепость в том, что люди реализуют свои мысли бесконтрольно. Однако не всюду так. В Тибете, например, монахи знают природу своего ума, и они знают, откуда мысли приходят и куда уходят... Их ум всегда под контролем, поэтому это самые миролюбивые люди на земле.

— Ригель! – подала голос пострадавшая Спика. – А ты знаешь, откуда мысли приходят и куда уходят?

— Мысли существуют отдельно от вас, – ответила Ригель, – они не едины с вашей природой, они приходят и уходят, а вы остаетесь, продолжаетесь. Вы как небо, оно не приходит и не уходит, оно все время здесь. Облака приходят и уходят, они временное явление, они не вечны. Даже если вы будете пытаться удержать мысль, долго вам это не удастся, она должна уйти, она имеет свое собственное рождение и смерть. Мысли не ваши, они не принадлежат вам. Они приходят как посетители, гости, но они не являются хозяевами. Загляните глубже, и тогда вы станете хозяином, а мысли будут гостями.

Как гости, они прекрасны, но, если вы совершенно забудете, что вы хозяин, хозяевами станут они, тогда вы пропали, и это есть ад. Вы хозяин дома, и дом принадлежит вам, а гости стали хозяевами.  Принимайте их, но не отождествляйте себя с ними, иначе они станут хозяевами.

— Откуда тебе это известно, голубушка? – спросила Бетельгейзе. – это в школе не проходят!

— Об этом написано в тибетских свитках, которые мне продиктовал мой муж для ответа на вопрос Спики! – со смехом ответила Ригель.

— А где он? – спросила Спика. – Я его с нами не вижу!

— Он здесь, во мне, – улыбнулась Ригель. – В моем теле, в моих чувствах, в моем сознании. Орк! – обратилась она к мужу, – Ты можешь что-нибудь сказать?

Наступила короткая пауза и вдруг все услышали сильный, глубокий мужской голос, насыщенный гармоничными интонациями, который исходил из речевого аппарата Ригель:

Если меня спросят о чем-то конкретном, то я, разумеется, могу сказать всё, что известно Ориону по этому вопросу...

И снова в столовой повисла ошеломляющая тишина.

— Чревовещание! – заявил молчащий до сих пор Мирфак.

Малыш вдруг проснулся и рассмеялся тоненьким голоском:

Нет, это мой папа сказал вместо мамы!

Тишина сменила окраску и все молча смотрели на грудного говорящего ребенка.

А тот улыбался во весь ротик всем, кто лицезрел его веселую физиономию.

Ригель разрядила напряжение:

— О чём ты Спика говорила? – спросила она уже своим девичьим голосом. – Ах да, о мыслях! Орк подскажи мне, как это человек, от Бога наделенный умом, не смог осознать факта паразитирующих на нём Эгосфер?

Она сделала маленькую паузу, как бы прислушиваясь к внутреннему голосу, и продолжила:

— Причина в самом уме. Ум является проблемой всех проблем. С самого начала необходимо понять, что такое ум, из чего он состоит, является ли он объективной реальностью или это процесс; материален ли он или относится к миру грез. И пока вы не постигнете природу ума, вы не сможете разрешить ни одну из ваших проблем.

Если вы понаблюдаете, вы не обнаружите такой реальности как ум, это не вещь - это процесс; это не предмет, он подобен толпе. Это подобно толпе: существует ли такая вещь как толпа? Можете ли вы найти толпу вне индивидуумов стоящих в ней? Но они стоят вместе, и их совокупность дает вам ощущение, что существует нечто, что называется толпа, но существуют только индивидуумы.

Существуют отдельные мысли, но они движутся так быстро, что между ними не видно интервалов. Вы не видите интервалов, потому что вы не очень бдительны, для этого вам нужно более глубокое озарение. Когда вы сможете заглянуть глубже, вы вдруг, внезапно увидите одну мысль, другую, третью мысль, но не ум.

Совокупность мыслей, миллионы мыслей создают у вас иллюзию существования ума.

Наблюдайте и вы обнаружите мысли, но вы нигде не найдете ума. И, если это станет вашим собственным опытом — не потому, что я говорю это, если это станет фактом ВАШЕГО собственного познания, тогда внезапно многое начнет изменяться.

Итак, ум не существует как реальность, существуют только мысли.

— Мамма! – снова сказал малыш. – Они не понимают!

Они не понимают потому, – ответила Ригель голосом мужа, – что этому не учили в школе. А учёные учителя сами не знают, что ум – это не достоинство. Их учили обратному, что ум самое главное достоинство человека.

— А разве не так, черт возьми! – вскочил из-за стола Регул. – Докажите мне, что ум это иллюзия?

— Поскольку мы допустили, что ум не существует как реальность, а существуют только мысли, то любая мысль, когда она становится хозяином, порождает страдание — потому что это не есть истина; мысль — это обманщик, а вы отождествляете себя с ней. Отождествление — это болезнь. 

Елена сделала небольшую паузу и продолжала:

— Но вы настаиваете на том, что мысли ваши. Более того, вы защищаете свои мысли, вы говорите: это моя мысль, это верно. Вы обсуждаете ее и спорите о ней, вы пытаетесь доказать, что это ваша мысль. Ни одна мысль не является вашей, ни одна мысль не является оригинальной, все мысли заимствованы и они не новы не только потому, что миллионы людей до вас выражали подобные мысли. Мысль, как и всякая вещь, находится вне вас.

Елена замолчала, прислушиваясь к тексту, который читал ей муж. Затем продолжила:

— Если вы проникнете глубже в себя, мысли будут все больше и больше походить на вещи. В действительности это два очень схожих понятия: вещь — это мысль, а мысль — это вещь. Вы можете отбросить мысль как вещь. Вы можете ударить кого-то по голове мыслью, как предметом. Вы можете убить человека мыслью как кинжалом. Вы можете отдать свою мысль как подарок или как заразу.

И поскольку хозяйке никто не возражал, она сказала:

— Мысли, это вещи, они являются силой, но они не принадлежат вам. Вся вселенная наполнена мыслями, вещами и предметами. Вещи - это физическая часть мысли, а мысли — это ментальная сторона вещей.  Благодаря тому факту происходят многие чудеса. Если человек постоянно думает о вас и вашем благополучии, то это случится, потому что он направляет на вас силу мысли.

Но вы знаете, что иногда вы думали о смерти определенного человека, и он умирал. Вы считаете это просто совпадением. Но с мыслью выбрасывается энергия — и вы постоянно это делаете. Ваш ум болтает. Вы бесполезно расточаете энергию. Вы разрушаете людей вокруг себя; вы разрушаете себя. Многое случается из-за вас.

Ваши мысли создают мир вокруг вас.

— Это невероятно! – воскликнул Регул. – Я никогда не думал таким образом!

— Мы собираемся избавить людей от насилия и агрессии, – сказала Ригель, – поэтому вы должны понимать природу мышления. Человечество становится с каждым днем все более несчастным, потому что на земле рождаются все больше и больше людей, которые излучают все больше и больше мыслей. Обычно, не осознавая, вы думаете о чем угодно. Трудно найти человека, который бы в мыслях не совершал убийства; трудно найти человека, который не совершал бы самых разнообразных грехов и преступлений в уме. А потом вдруг они случаются. Запомните, что вы, возможно, и не убьете никого, но ваше постоянное думание об убийстве может создать ситуацию, в которой человек будет убит. Вот почему те, кто знает внутреннюю природу человека, говорят, что все ответственны за то, что случается на Земле. Единственно, кто не может быть ответственен, это тот, кто освободился от ума.

— Это как? Сойти с ума что ли?

— Сойти с привычных позиций ума и стать над умом! – ответила Ригель. – Человек сознателен и если он будет держать связь с Высшими Сферами Сознания, то он будет действовать не по уму, а по сознательности. Но, это уже совсем другая тема, давайте на этом закончим.

— А что же нам теперь делать? – спросила Капелла за всех.

— Эта территория находится под эгидой Ориона! – ответила Ригель. – Пока будем жить здесь. На складе много продуктов и пищи всем хватит. Назначьте дежурных по кухне, которые по очереди будут готовить нам завтраки, обеды и ужины. Продолжайте свои тренировки, чтобы всегда быть в форме.

— А мы можем покидать территорию? – спросил кто-то из звездной братии.

— Вы свободные люди! – ответила Ригель. – Но если вас схватят, то это будет уже ваша проблема, о чем мы будем очень сожалеть. Однако, уже поздно, пора отдыхать. Желаю всем спокойной ночи, и, будьте бдительны!

С этими словами молодая мать с сыном на руках покинула столовую, отпустив также и своего телохранителя.

Найдя свою бывшую палату, она положила сына на кровать и обратилась к Орку:

— Милый, я тоже готова тебя отпустить, но я понимаю, что мне нельзя быть всё время одержимым тобой. Да и тебе неудобно жить в моем биоскафандре...

«Да, это так! – услышала Ригель Орка. – Я должен лететь в свой «улей». Но ты не останешься без присмотра. Для наблюдения за твоей безопасностью мы вызовем одного из наших патрулей, которых вы называете НЛО. Он будет контролировать твою территорию в любую погоду. Вашу планету наблюдает много патрулей от разных космических светил, и среди них есть пара сотен от Ориона. Тебе достаточно произнести вслух моё имя, а имя малыша пусть так и остается – Гор».

— Но так звали сына Солнца Ра – не слишком ли громкое для него имя?

«А он и есть сын Светила! – ответил Орк. – И имя ему ты дала не случайно, так же как не случайно твоё имя, как не случайно наша встреча на вершине Пирамиды»

— Можно еще пару вопросов? – обратилась к мужу Ель. – Я тебя долго не задержу. Какое отношение имеют египетские Пирамиды к Ориону?

«Ха, ха, ха! – засмеялся Орк. – Это знают даже ваши простые школьники. Расположение и даже величина трёх главных пирамид - Хеопса, Хефрена и Микерина соответствуют расположению и величине трёх звёзд в Поясе созвездия Ориона. А под величиной пирамид здесь надо понимать их относительную высоту, а не объём или что-то ещё. Это соответствие подтверждается и древними записями, загадочно сообщающими, что Египет построен по небесному плану - "на земле, как на небе". И это еще не главная сторона дела»

— А какая главная? – спросила Ель.

«В глубокой древности, когда еще не было Пирамид, в точках вашей планеты, где их построили, приземлялись представители нашего созвездия. Формы наших аппаратов точно соответствовали форме Пирамид. Фараоны беседовали с нашими представителями и проводили в жизнь все их инструкции. Фараонам также было сказано, что НЛО было бы удобнее приземляться не на голую почву, а на пирамиду с усеченной вершиной, на площадку которой могли бы садиться наши аппараты. Пирамиды, с помощью атлантов были построены очень быстро. И после этого пирамидальные аппараты сливались с телом Пирамиды, скрывая в её глубинах разные тайны, которые еще не открыты людьми».

— Но в мифах об этом нет ни слова! – возразила Ель.

«А зачем тебе миф, если я тебе об этом повествую? – сообщил Орк. – Позднее, когда древняя цивилизация обрела силу, необходимость в контакте «богов с неба» с фараонами исчезла. А площадки на вершинах Пирамид были заполнены искусственными позолоченными копиями наших аппаратов».

— Правильно ли я понимаю, что тебе, как «богу с неба» снова понадобилось приземлиться на вершину Пирамиды? – спросила Ель. – Какова была причина такой необходимости?

«Наши патрули давно информировали нас о катастрофическом росте агрессии и насилия среди людей. Сначала мы не хотели вмешиваться. Но когда насилие перешло критическую линию, наш Совет выбрал «меня», хотя слово «Я» для нас дико, для того, чтобы с помощью девушки, носящей резонансное имя Ригель, можно было воспроизвести на свет необыкновенного человека».

— Но почему это должен делать Гор, а не сами «боги с неба»? – не понимала Ель.

«Да потому, что это должен быть человек в физическом теле! – ответил Орк. – Но, наши патрули и даже отдельные Представители, не могут существовать в ваших биологических телах и в вашем растянутом времени. А теперь позволь мне вернуться в пункт моего предназначения!».

— Да, да, конечно! – спохватилась Ель. – Мы еще увидимся?

«Безусловно! – услышала она ласковый певучий голос Орка. – Будь здорова и береги малыша! Он нужен для вашего Мира!»

Ригель расслабилась и дух Орка исчез из неё.

— Мамма, я всё слышал! – раздался голосок её сына. – Если я Гор, то я чувствую, что расту не по дням, а по часам. И я уже могу попробовать твердую пищу...

— Хорошо, мы сейчас спустимся на кухню, и я приготовлю тебе фруктово-овощной салат.

Каково же было удивление тех, кто слонялся по коридорам, когда они увидели самостоятельно вышагивающего младенца, ведомого рукой матери.

Насытившись, они вернулись в свою палату и легли спать.

Уже засыпая, Ригель услышала в окружающем пространстве слабый звук, на грани ультразвука, и поняла, что патрульный аппарат установил вокруг неё с сыном силовое поле.

Как выяснилось потом через Тараса, некоторые из заложников ситуации пытались ночью проникнуть в палату Ригель и изолировать её, но получали сильный удар током высокой частоты, который обжигал нападающих даже сквозь одежду.

После этого подобные попытки прекратились.

Все последующие дни Ригель вызывала к себе по отдельности каждого, и подолгу контактировала с её будущими сотрудниками.

Однако беседы проходили в подземных помещениях, где наблюдающий спутник не мог узнать происходящего содержания.

Но это уже совсем другая история...

 

 

ОТРАЖЕНИЕ  ВНЕШНЕЙ  АГРЕССИИ

 

Большой Дом на Литейном 4, гудел как улей.

Многие начальники отделов, не знакомые с проектом НИИПВЧ, не верили в ЧП такого масштаба и качества.

Не удалось избежать и утечки информации, и теперь вся сеть иностранной разведки требовали объяснения от дипломатических миссий.

— Какие могут быть объяснения, если мы сами ничего не понимаем! – оправдывался по «красному» телефону главнокомандующий Большого Дома. – Разумеется, мы принимаем меры. Как какие? Мы посылали туда спецназ, но пока безрезультатно. Пока наблюдаем обстановку с помощью спутника. Сейчас у меня в кабинете собираются специалисты – будем решать, какие действия следует предпринять в данной обстановке.

За длинным столом собрались несколько руководителей отделов НИИПВЧ, военные высших чинов, специалисты из Министерства по Чрезвычайным ситуациям, врачи психологи, парапсихологи, специалисты по прогнозу событий, исследователи и консультанты по НЛО, и другие учёные разных нетрадиционных направлений науки.

Когда стрелки часов сомкнулись на 12,  главнокомандующий попросил тишины.

— Доложите обстановку на этот час!

Доклад делал заместитель руководителя проекта, которого с миром отпустили «бунтовщики».

— Наш человек из числа «бунтовщиков» сообщает, что после вынужденного ухода сотрудников из НИИПВЧ и отступления ОМОНа новенькая, которую привезли в институт на предмет диагностики её паранормальных способностей, объявила себя руководителем «спецпроекта» по освобождению Земли от насилия.

— Что установили диагносты? – спросил главный, хотя и сам знал печальные подробности разгрома спецназовцев и «крушения» вертолета.

— Диагноз так и не удалось поставить, – сказал Борис Иванович, первый пострадавший в НИИПВЧ от неизвестной силы. – Мы никогда еще раньше не встречались с таким феноменом. Эта госпожа Ригель, а, как вам известно, мы там всем ненормальным давали псевдонимы небесных светил, ни одним мускулом пальца не пошевелила, чтобы оказать сопротивление мужественным санитарам или целой бригаде. Её сын, которому всего несколько дней, естественно не способен ни на какие подвиги, кроме еды.

— Вы сканировали её память?

— Да, но она внушает нам, что она инкубаторская...

— Немедленно проверьте по банку данных фамилию Ригель! – приказал командующий своим помощникам, сидевшим за отдельным столом. Те сразу же включили нужную программу на компьютере и занялись поиском.

— У нас в Питере только один Ригель, – сказал офицер, нашедший информацию. – Это сын бывшего немецкого военнопленного, строившего дома в Ленинграде на местах разрушенных.

— Разыщите его по всем видам связи и задайте нужные вопросы! – распорядился главный и вновь повернулся к столу. – Дальше?

— После вынужденного ухода ненормальные собрались в столовой на предмет знакомства с Ригель. Произошло несколько стычек – все в пользу Ригель, после чего она была признана вождем бунтовщиков.

— Почему бунтовщиков? – спросил один из собравшихся. – Разве ненормальные, как вы говорите, обезоружили всю охрану и выгнали сотрудников института за пределы территории?

— Нет, но сотрудники были вынуждены уйти, а они остались в свободном доступе к главному пульту, кабинетам, сейфам, компьютерам и другим важным объектам, стало быть, они завладели властью, которая им не принадлежит! – запальчиво ответил заместитель руководителя проекта НИИПВЧ. – Как же называть людей, которые незаконно взяли власть над секретным объектом в свои руки?

— Это не принципиально! – заметил представитель МЧС.

— Еще как принципиально! – возразил спрашивающий. – Эти люди находятся в юридическом поле России, и когда ситуация разрешится, выяснится, что никто из них, кроме Ригель, не захватывали власть, сидя в камерах до тех пор, пока в результате ЧП сотрудники не покинули Институт. Да, некоторые из них уголовники, но в прошлом, а не в настоящем!

— Хорошо! – согласился Борис Иванович. – Тогда будем условно их называть заложниками.

— Да, это подходит, – поддержал его главнокомандующий. – Дальше?

— А дальше Ригель познакомила всех заложников со своими планом. Он предусматривал командировку каждого из них по горячим точкам планеты, где идут войны с целью остановки насилия на Планете.

— В принципе идея неплохая! – усмехнулся главнокомандующий. – Только вот я что-то сомневаюсь в том, что дело, с которым не могут справиться наши отечественные дипломаты, будет по силам одиночкам. Как вы считаете?

Присутствующие вежливо посмеялись.

— Да, но главная суть в том, что каждому из них будет дан бумеранг Ориона! – заявил Борис Иванович, потирая свое раненое шприцом плечо. – Наш человек пока еще не знает, что это такое, но я думаю, что именно с помощью этого бумеранга были пресечены все случаи применения силы по отношению к Ригель.

— Ну, это и ёжику ясно, – сказал представитель МЧС. – А вы его видели, этот бумеранг?

— В том то и дело, что нет! – ответил Борис. – Возможно это какой-нибудь ЧИП, вживленный ей в мозг, который передает информацию о ситуации на чей-то спутник. В нужный момент спутник применяет еще неизвестное нам оружие, результат которого вам уже известен...

— Позвольте доложить! – обратился офицер за компьютером к главнокомандующему. – Я нашел Олега Михайловича Ригель и спросил, есть ли у него дочь. Он ответил, что сгоряча выгнал её из дома, когда узнал, что она забеременела от неизвестного ему жениха. Возраст совпадает. Она должна разрешиться от бремени где-то через 6-7 месяцев, но её местонахождение ему неизвестно. Еще он сказал, что всегда держал её под контролем, но один раз, когда они были на экскурсии в Египте, она где-то отсутствовала одну ночь. В Питере он почти силой затащил её к врачу гинекологу, которая констатировала её невинность. Но через пару недель Елена  показала ему справку из той же консультации, где был указан факт её беременности. После этого он указал ей на дверь, о чем горячо сожалеет.

— Спасибо! – поблагодарил главнокомандующий офицера. – Держите с ним связь, но ничего не рассказывайте ему о дочери. Это уже четкий штрих к её анкете. Но это история, на мой взгляд, ничего не проясняет в нашем ЧП. А что скажут наши врачи, парапсихологи, исследователи нетрадиционных направлений науки?

— Я, возможно, покажусь смешным! – начал один из врачей, – но девушки с таким непокорным характером не могут отдаться первому встречному или стать жертвой насилия. А это значит, что она могла забеременеть, будучи невинной.

— Как это так? – послышались голоса из-за стола. – Это невозможно! Как можно такое сделать, если не проникнуть в женщину простым человеческим способом?

— Возможно! – отвечал врач, – мужское семя было введено ей под гипнозом с помощью шприца, который может обойти границу девственной плевы. Я не буду вдаваться в подробности, но я, как врач, знаю, что девственная плева не всегда полностью закрывает вход в матку.

— Но кому это могло понадобиться? – спросили его. – В чем смысл такого эксперимента?

— Это, господа, вам лучше знать! – ответил врач. – Я бы попросил вашего помощника связаться с женской консультацией и уточнить положение!

Офицер вопросительно посмотрел на командующего и тот кивнул.

Пальцы помощника быстро забегали по клавиатуре, а врач добавил:

— Если окажется, что беременность возникла при её невинности, тогда мы должны будем признать факт непорочного зачатия, которое может обернуться для всех очень далеко идущими последствиями. Аргументом может служить непорочное зачатие девы Марии, родившей Иисуса Христа. Выводы делайте сами...

Присутствующие задумались. Возникла небольшая пауза, после чего кто-то сказал то, что у всех было на уме.

— Младенец впоследствии оказался Спасителем.

— Но это коснулось только одного народа! – возразили ему.

— Ерунда! – опровергли его другие. – Идеи христианства были приняты государственной религией во многих странах.

— В любом случае подвиг Спасителя привел к смене власти во многих странах, где религия представляла собой государственную силу, – сказал представитель МЧС. – А это уже политика, которую мы здесь и представляем. Скажите, уважаемый! – обратился он к докладчику, – не проскальзывало ли в речах Елены Ригель слово Спаситель?

— Наш осведомитель упомянул однажды, – ответил Борис Иванович, – как Ригель перед штурмом помещения Института при всех сказала, мол, «Вот кто является Спасителем всех людей на Земле», но я тогда не придал значения её словам, решив, что она ненормальная...

— Правильно! – заметил главнокомандующий. – Она и есть не нормальный человек. Не знаю, как, но уже много наших русских людей погибло от её присутствия. И еще погибнут! – предупредил он всех, – если вы не найдете причины и способа её обезвредить. Вот, что я хочу услышать от вас здесь!

Воспользовавшись паузой, его помощник встал и что-то тихо сказал главнокомандующему, склонившись к его уху.

— Так я и знал! – воскликнул он. – Несмотря на сильное недоумение врачей гинекологов, они подтвердили непорочное зачатие. Значит, придется сюда подключить египтологов. Это по твоей части, Егорыч! Приступай сразу! – сказал он одному из своих подчиненных, который встал, поклонился всем, и вышел.

— В настоящий момент, – продолжил Борис Иванович, – обстановка на территории спокойная. Никто не уходит, и никто не приходит. Между заложниками происходят какие-то разговоры, иногда возникают споры, но ничего не меняется.

— Ладно, спасибо, садитесь! – поблагодарил его главный. – У кого есть какие- нибудь конкретные предложения по ликвидации ЧП в связи с открывшимися фактами?

Присутствующие стали тихо переговариваться между собой, взвешивая возникающие догадки.

— Можно? – поднялся представитель МЧС, и, не дожидаясь разрешения, сказал: – Если придерживаться версии с ЧИПом, то эта задача нам по силам, и спутник с неизвестным оружием будет обнаружен и сбит. На сканирование иностранных спутников понадобится время.

— Сколько? – спросил начальник Госбезопасности.

— Недели две-три...

— Хорошо, а если эта версия не подтвердится? – снова спросил он.

— Тогда, – министр почесал лоб и предложил, – поскольку речь зашла о силе неведомого нам Спасителя, что означает угрозу смены власти, я бы нанес ракетный удар по территории НИИПВЧ. А Институт можно разместить в другом месте...

За столом возникло гудение голосов, из которых один был слышен наиболее отчетливо.

— Это будет предательство по отношению к десяткам особо ценных заложников, над которыми сотрудники НИИПВЧ работали уже много лет. Не говоря уже о том, что мы будем выглядеть убийцами своего народа.

— В интересах политики можно пойти и на жертвы! – заметил кто-то. – Вспомните взрывы домов в Москве, когда нужно было найти явного врага для России...

— Кроме того, – заметил один из парапсихологов. – Уничтожение проекта Ригель будет самой большой ошибкой тысячелетий. Разве не так?

— Прежде чем солнце взойдет, роса очи выест! – пословицей ответил парапсихологу главнокомандующий. – А сколько она русских воинов положит в землю, прежде чем её группа разъедется по горячим точкам Земли.

— Тогда не трогайте её! – послышались голоса из-за стола.

— Ладно! – успокоил он присутствующих. – У нас пока время есть. Пока МЧС занимается сканированием спутников, мы будем только наблюдать за территорией, где произошло ЧП. А там видно будет. Без вас я не дам команды на ракетную атаку, это я вам обещаю! Какие будут вопросы?

— Товарищ генерал! – встал один из исследователей НЛО – Нас уже ничем не удивишь, но нам кажется невероятным такое количество аномалий в одном лице. Смотрите фактам в лицо, непорочное зачатие, трехмесячный ребенок, неизвестная сила, абсолютное владение ситуацией и тому подобное. Не кажется ли вам, что вся эта кунсткамера является всего лишь прикрытием неизвестного явления, которое еще не имеет названия? Может быть, нам следует обратиться за помощью к иностранной разведке, которая имела дело с катастрофами НЛО, пришельцами, инопланетной информацией, которая позволила американцам быстро создать много новых технологий и оружия?

— Нет! – отрезал главнокомандующий. – Я не буду делать такого предложения Кремлю. И на этом закончим. Все свободны!

 

Свободными оказались и все те, над кем ставили опыты в Научно-исследовательском Институте паранормальных возможностей человека. Они были свободными от жестоких опытов над ними, но были несвободны в своих действиях.

Находясь под влиянием Ригель, они не могли уйти с территории НИИПВЧ, так как, во-первых, была опасность быть пойманными сотрудниками госбезопасности, которые постоянно дежурили в окрестностях территории. Во-вторых, они хотели принять участие в смелом проекте своей освободительницы и получить загадочный «бумеранг Ориона», с помощью которого каждый из них мог стать историческим героем в разных странах мира.

В течение двух недель Ригель старалась ближе познакомиться с каждым человеком, которым Институт дал псевдонимы звездных светил.

Сначала она пригласила на беседу за чашкой чая тех заложников ситуации, которые носили псевдонимы Светил Ориона.

Бетельгейзе, Сайф и Минтака пришли без опозданий и старались вести себя непринужденно. Однако некоторое напряжение всё таки выдавало их волнение и страх перед Ригель, но первый глоток зеленого чая с травами, который нашла Ель на складе, немного успокоил всех троих.

— Родные мои! – начала Ригель. – Я иначе не могу вас называть, потому что ваши имена принадлежат тому же созвездию, где фигурирует и моё имя. Я не знаю ваших настоящих имен и не буду даже их спрашивать, потому что ваши паранормальные способности появились после того, как вам присвоили божественные имена.

— Ошибаетесь! – возразил ей Сайф. – Я вскрывал сейфы и любые замки еще до того, как меня вычислили и арестовали.

— Нет тут никакой ошибки, Сайф! – ответила Ригель, доливая ему чай. – В космосе нет времени, поэтому там как с самолета видна огромная площадь времени. Там видно и прошлое, откуда вы взлетели, и будущая ваша судьба, где вам дали этот псевдоним. Ваши действия были уже предопределены формулировкой имени. Но, поскольку вы были еще не настолько сознательны как сегодня, и не видели своего будущего, то бумеранг Ориона вернулся к вам в несознательных действиях. А когда в вашем сознании зазвучало новое имя, то вы стали меняться в сторону совершенства.

— Ну, да! – поддержала её Минтака, черноволосая девушка 22 лет  – в монастырях тоже отбрасывают мирские имена и присваивают божественные для того, чтобы человек стал ближе к Богу.

— По сути, да! – согласилась Ригель, – и вы знаете, изменение имени действительно меняет человека, и секрет тут не в звучании, а в космическом резонансе психических сил человека и сил Космоса. И вам, носителям космических имен, полезно было знать эту связь.

— Так просветите нас! – попросила Бетельгейзе, накладывая новую порцию вишневого варенья из запасов Института. – Лучше ориентироваться в свете знаний, чем натыкаться на острые предметы во тьме неведения! – улыбнулась она.

— Ну, тогда наберитесь терпения, кушайте печенье и слушайте! – сказала Ель и продолжала. –  Вообще то, весь Словарь, где собраны все наименования известных людям Слов – это Проекция Космического Слова. Но, начнем с Имени. С имени Собственного. Как должно быть известно, фамилия – это тоже Имя: Иванов сын, Петров сын, Громова дочь…Имя человека, также как и наименование чего-либо другого, это не просто «звук», а его Предназначение. Предназначение же определено не человеком, а небом – Космосом. Вы согласны, что не человеком?

Ригель внимательно посмотрела на своих слушателей, которые дружно кивнули.

— Что такое Имя собственное? – спросила она и, не дожидаясь ответа, пояснила. – Возьмем, к примеру, Имя, которое даётся Человеку в день его рождения. Простой человек не может знать, что его Имя спроецировано из астрономического Космоса.

Но Имя – это всего лишь следствие, связанное с его Высокой Причиной. А то, что связано – то неразделимо.

Имя, которым назван Человек, неразделимо с Космосом.

А это значит, что и сам названный человек неразделим  со звёздами.

— Это понятно, – сказала Минтака. – Но какое это имеет значение в судьбе человека?

— Сейчас объясню, – ответила Ригель, наливая новую порцию воды и включая чайник. – Так вот, так же, как один астрономический день непохож на другой день, точно так же и один человек непохож на другого человека.

Дело в том, что каждый оборот Планеты, то есть каждый день, имеет свои астрономические характеристики. Поэтому звезды для новорожденного в определенной точке Планеты образуют неповторимую проекцию неба на чистую страницу жизни ребенка.

 А на другой день «перфокарта» звездного неба для этой точки Земли несколько меняется. Часть звезд навсегда исчезает за горизонтом, уступая место новым, и характеристика звездного неба меняется.

Например, в день Михаила, небо имеет одну характеристику, которая образует характер и условия развития человека именно с этим Именем

 В день Татьяны небо показывает нам уже иной характер с новыми звёздами, которые даны именно для 25 января, чем и определяется сила характера новорожденной души.

Таким образом, душа обретает Имя, необходимое для отличия характера именно этой Личности от множества  характеров других.

— Но ведь сегодня людей кем только не называют! – бросил реплику Сайф.

— Да, но мы говорим не о беззаконии, а о религиозном законе, который соблюдала православная религия до советской власти. Если присмотреться к старым людям, крещенным по Святкам, то можно заметить, что все Татьяны похожи по характеру друг на друга, и совершенно отличаются, допустим, от Оксан, характер которых несовместим ни с каким другим характером.

Разумеется, очень печально, что в ХХI веке от рождества Христова это правило не соблюдается. Начиная примерно с 1920 года, людей стали называть, как попало, и законное космическое освещение новорожденной души перестало сохраняться.

А что не сохраняется, то разрушается. Ведь, новорожденное тело должно жить в гармонии с душой, так как это предусмотрено звёздами. А в действительности оно оказывается далёким от истины.

И человек, названный не своим именем, всю жизнь страдает от дисгармонии.

Родилась, допустим, душа в день, когда ей суждено носить характер Людмилы, а ей дали имя Ольги.

Поскольку в день Имени Ольги заложена математически точная программа сил, со своими предопределенными функциями, постольку бедная душа Людмилы отвергается, а вместо нее в это тело вселяется чужой характер, несовместимый с небом. И качество Святого Имени, не резонирует с душой того, чье небесное Имя обернулось другим.

Таким оборотням следует быть очень внимательными к обстановке. Чужой характер не сбросишь с тела, как головной платок, он чужой – он раздражает, возмущает, злит, с ним трудно примириться.

Вот почему в нашем веке большинство людей непримиримы.

Всю жизнь, живя под чужим именем, они не будут понимать, в чем причина их неудач, несогласованности, дисгармонии, дискомфорта и других качеств характера.

Они всегда недовольны судьбой, легко раздражаются, чаще болеют и раньше положенного срока уходят на тот Свет.

— Но нам, надеюсь, это уже не грозит? – предположила Минтака, переворачивая чашку на блюдце вверх дном.

— Да, вам никто и не угрожает, пока вы находитесь под эгидой созвездия Ориона! – ответила Ригель. – Но ваша задача в том, что каждый из вас должен установить контакт со Светилом, носящем такое Имя. Вот для этого я вас и позвала на это чаепитие. Иначе бумеранг Ориона не будет работать в ваших руках.

— Ну, вот, опять те же опыты! – угрюмо проворчал Сайф, – только с новым руководителем.

— А что ты имеешь против приобретения полезного опыта? – обрезала его Бетельгейзе. – Я вот уже не такая молодая, как Минтака, но никогда не откажусь от новых знаний, которые скоро понадобятся нам на практике.

— Очень хорошо! – похвалила поддержавшую её Ригель. – Значит, будем работать, а Сайф?

— Извините! – пробормотал Сайф. – Я подумал, что на нас будут испытывать какие-то новые, неизвестные силы. А я больше не хочу быть оружием, в чьих то руках.

— Вот и не будешь! – заверила его Ригель. – Все будет наоборот, и ты будешь останавливать действие оружия в чужих руках. Тебя это устраивает?

— Да! – согласился бывший медвежатник. – И что мы должны делать для установления контакта?

— Вам придется пройти несколько уроков, – ответила Ригель. – Контакт со Светилом Сайф у вас сразу не возникнет. Только поэтапно. И вот тут то нам понадобится помощь одной природной эгосферы.

— Так что? – не поняла Минтака, – нам придется подключиться к ней? Так она же начнет качать к себе нашу энергию!

— Нет, в этом случае не она будет нас использовать, а мы её, – ответила Ригель. – Дело в том, что тот, кто знает природу эгосферы, тот становится не только независимым от неё, но и сможет направлять её действиями. Давайте вспомним, что любые живые существа, способные излучать энергию в одном направлении, рано или поздно создают энергетические эгосферы. Вот примеры эгосфер в живой природе: колонии бактерий, популяции живых существ, стаи рыб, птиц, рои пчёл, стада животных, муравейники, лесные массивы, прерии – любые, более-менее упорядоченные и однородные структуры, способные к самоорганизации в окружающей нас среде.

— И какая из них нам будет полезна для контакта? – спросила Бетельгейзе.

— Сначала нам нужно будет установить контакт с облачным Покровом Земли, которая является составной частью Глобального Разума, Затем, через неё с самим Глобальным разумом. А потом уж Глобальный Разум нашей Планеты установит контакт с созвездием Ориона.

— Ничего себе работка! – качнулся на стуле Сайф. – На это и всей жизни не хватит, а вы хотите, чтобы мы через две недели получили бумеранг Ориона.

— Нам хватит на эти процедуры пару дней, – успокоила она мужчину. – Здесь важно только понять принцип связи. А дальше ваше сознание само воспроизведет схему связи с эгосферой и подведет её к нам. Но сначала давайте сделаем перерыв в нашем собеседовании и расслабимся, чтобы сбросить в подсознание накопленную в эти часы информацию. Давайте встретимся через полчаса здесь же.

С этими словами Ригель поднялась со стула и легла на кровать в позу савасаны.

— А где же её малыш? – спросила Минтака, оглядывая комнату.

— Она попросила Альциону понянчиться с ним, пока мы здесь заняты! – ответила Бетельгейзе, поднимаясь с места, и, жестом приглашая всех покинуть помещение.

 

Зато не покидали своих мест сотрудники госбезопасности.

Они поставили свои палатки по периметру Института и  в зоне его прямой видимости. Время от времени они по очереди пытались тайком пробраться на территорию НИИПВЧ с целью выловить кого-нибудь из заложников, но патрульный аппарат Ориона немедленно распознавал лазутчиков и обезвреживал их, парализуя их мышечную систему.

Это было самое элементарное действие НЛО, которое было известно еще на заре исследования этих объектов. В списке воздействия инопланетян на человека есть множество сообщение о параличе, который охватывал случайного наблюдателя, показывающего пальцем в сторону пришельца. И паралич очень медленно отпускал человека – проходили часы, прежде чем восстанавливалась мышечная активность пострадавшего.

«Чекисты» не понимали, что с ними происходит, но трех случаев обезвреживания им вполне хватило, чтобы прекратить подобные попытки.

Однажды к ним подвезли какую-то сложную аппаратуру, смонтированную в пикапе, которая была способна воздействовать на пси-поле человека, заставляя его делать то, что требовалось оператору.

В обычных условиях это была копия устаревшего проекта «Монтаук», которая была разработана американцами еще в 50-х годах ХХ века.

В России тоже проводились эксперименты, по обеспечению невидимости. В соответствии с этим более трех десятилетий проводились секретные исследования и отработка технологии.

Эксперименты не прекращались и включали электронное обследование мозга и воздействие на разум человека.

В НИИПВЧ эти эксперименты проводились особенно активно.

И результаты были ошеломляющи.

Каждый день в одно и то же время у заключенных словно заклинивало разум. Они не могли продуктивно мыслить.

Операторы института нашли излучение в диапазоне частот 410-420 мегагерц, от которого окружающие тупели и приходили в себя приблизительно через двадцать минут после того, как излучение прекращалось.

Было очевидно, что этот сигнал сильно влияет на умственные способности. Год назад здесь был проведен крупный эксперимент и после этого все помешались.

После этого опыты были временно прекращены.

Вот и на этот раз антенна на пикапе был направлена на территорию Института, по которой свободно расхаживали заложники.

Когда оператор из пикапа послал излучение с антенны, а спрятанные наблюдатели с любопытством ожидали результатов, то никто из них не ожидал, что бумеранг Ориона зеркально отразит направление этого сигнала.

В глазах нападающих постепенно терялся смысл, и они стали похожи на людей, страдающих психическим расстройством Дауна. Каждый из них впал в глубокую меланхолию, из которой их ничто не могло вывести.

Сотрудники, которые находились вне поля излучения и пытались помочь пострадавшим, тоже попадали под воздействие своего же луча и оказывались обезвреженными.

Помощь пострадавшим пришла не сразу.

Поняв, что происходит что-то неладное, сотрудники, находившиеся вне зоны воздействия направленного излучения, связались друг с другом по мобильному телефону и приняли нелепое, но верное решение.

Они знали, что у пикапа сцепление на стоянке могло быть переброшено на генератор, который вырабатывал ток для внутренней аппаратуры.

И они не нашли ничего лучшего, как расстрелять радиатор машины.

Вода вытекла из системы охлаждения, и мотор пикапа заглох.

Излучение прекратилось, и к пострадавшим можно было подойти и помочь им.

Лишь через час сюда добралась машина специальной скорой помощи, которая забрала всех, кто оказался облучённым.

После этого случая все попытки воздействия на оставшихся заложников на территории ННИПВЧ были прекращены.

Но оцепление не было снято.

Иногда чекисты, сидевшие в оцеплении, от нечего делать включали мегафоны и предлагали заложникам сдаться на приемлемых условиях.

Когда им стало понятно, что их слова это не более чем глас вопиющего в пустыне, тогда через мегафон сыпались всевозможные угрозы.

Но эти угрозы, исходящие от ограниченного ума их посылающих, возвращались к ним в виде жуткой головной боли, а скверные слова, как и раньше не договаривались, а возвращались в виде рвоты у тех, кто наносил оскорбления.

Таким образом, для наблюдателей это оказалось пустым времяпровождением.

 

Зато не впустую проводили время те, кто носил имена космических светил. В течение двух недель Ригель занималась с каждым из них и со всеми вместе.

Она была внимательна и ласкова с каждым из них, спокойно терпела их недостатки и относилась к ним, как к своим детям.

Своё дитё продолжало расти и совершенствоваться не по земным часам, и к концу двух недель Гор уже выглядел 14-летним мальчиком.

Он был всеобщим любимцем, ибо с уважением относился к каждому, был внимателен, никогда никого не осуждал, и всегда был в хорошем настроении, что передавалось и другим обитателям бывшего Института.

— Если ты будешь расти в таком же темпе,– сказал ему однажды Антарес, – то уже через три месяца станешь глубоким стариком.

— Нет, дорогой мой, не дождешься! – улыбнулся Гор.

— Почему? – спросил звезда Скорпиона, – думаешь, я умру раньше?

— Нет, я так не думаю,– ответил мальчик. – Мой рост остановится через два дня, и я долгое время буду молодым юношей, которому предстоит столько дел на этой планете.

— Кто же управляет всеми процессами, которые в тебе происходят? – спросил проходивший мимо Альдебаран.

— Ну, уж никак не я, слава Ориону! – ответил молодой человек. – Возможно, есть какая-то программа, которую составил мой отец.

— А почему он тебя не навещает? – снова спросил Антарес.

— Я с ним вижусь ежедневно! – ответил Гор. – Просто человеческие глаза не способны воспринять те вибрации, которые его сопровождают. Однако, слышите, нас всех мама просит собраться в конференц-зале.

— Да, да! – отозвались эти двое и поспешили на собеседование.

Ригель уже была там и, улыбнувшись сыну, жестом подозвала его к себе. Гор подошел, поцеловал её и уселся рядом с матерью.

Тарас делал перекличку. Он уже настолько хорошо освоился с новым порядком, что ему не нужны были никакие подсказки от хозяйки.

— Альдебаран, Альциона, Антарес... – произносил он имена своих бывших заключенных, –  ...Бетельгейзе, Денеб, Капелла, Кастор, Поллукс, Минтака, Мирфак, Алголь, Мицар, Алькор, Регул, Сайф, Спика... кого еще нет?

— Веги нет! – ответила Капелла. – Я видела она сидела с наушниками и могла не слышать гонга.

— Бегом за ней!

Капелла вскочила и через минуту вернулась со смущенной Вегой.

Ригель кивнула ей головой и все успокоились.

— Друзья! Любимые мои! – начала Ригель. – Я так рада, что за эти две недели вы по настоящему подружились друг с другом, и ни у кого не осталось ни капли бывшей неприязни. Это делает честь вашим Светилам, которые наблюдают за своими избранниками и радуются вашим переменам.

— Так они наблюдатели или надсмотрщики? – съязвил Кастор.

На него зашикали, и он покраснел, поняв, что его плоская шутка была неуместной. Ригель пропустила мимо ушей его вопрос и продолжала:

— Вы очень хорошо поработали над собой, научились глубокой релаксации, и я надеюсь, что каждый из вас скоро получит персональный бумеранг Ориона. Но нам предстоит еще подключиться к одной из природных эгосфер. Когда это произойдет, мы окажемся в сети Глобального Разума. И, подобно тому, как отдельные капли, упавшие в океан, становятся Едиными с этим Океаном, точно так же и вы всегда будете в курсе всего, что содержится в этом коллективном Разуме. И только после включения вашего индивидуального сознания в Общее Самосознание нашей Планеты, вы получите возможность стать полноправным представителем своего Светила, Имя которого вы носите сегодня. Вот тогда вы превратитесь из наблюдателя в надсмотрщика над поведением людей на Земле! – улыбнулась она Кастору.

— Да я... – начал, было, он, но Ригель жестом закрыла ему рот.

— А мы можем по ходу собеседования задавать вам вопросы? – спросила Спика, у которой исчезла вся угловатость и резкость. – Или потом, после доклада?

— Это собеседование, а не доклад, – мягко поправила её Ригель. – И возникший вопрос нужно решить именно в том месте, где было непонятно. Поэтому вы можете не стесняться, и перебивать меня в любом месте. У тебя он возник?

— Да! – ответила Спика. – Что это за эгосфера, какова её природа, как мы будем к ней подключаться, и не повредит ли наше вмешательство окружающей среде?

— Вот об этом я хотела с вами сегодня побеседовать, – ответила Ригель. – Не повредит, отвечу сразу, наоборот, принесет пользу людям в познании мира. Как будем подключаться, это вы узнаете, когда я вам покажу её природу.

Природой же этой эгосферы является облачный Покров нашей Планеты, который содержит Атмосфера.

Ригель сделала паузу и мысленно попросила Орка помочь ей в изложении материала. И в ту же секунду он понял тему и начал транслировать ей информацию, которую она едва успевала проговаривать:

Так вот, Атмосфера, которой ты дышишь, является живой Сферой. Ты жива потому, что дышишь оживляющей тебя Атмосферой. Твое дыхание – это частное от Целого. Если частное оживляется целой атмосферой, то целое и подавно Живое.

Если бы не было Атмосферы, то не было бы и Слов, как средства сообщения людей. Если же Атмосфера ответственна за жизнеспособность, то она сознательна.

А мы в школе этого не проходили! – заявил вдруг Поллукс.

— А это замечание не по делу! – упрекнул его Гор. – Продолжай мама!

— Спасибо, сынок! – тронула Ригель его плечо. – Итак, всем Известно, что Облачный Покров содержит циклоны и атмосферные фронты, в которых функционируют множество насыщенных энергией грозовых масс. И в Облачном Покрове над Землей ежесекундно сверкает около 40 000 молний. Этот процесс протекает непрерывно и вечно. Что такое молния, как не атмосферный разряд!

— Да, и Александр Попов сделал его полезным для людей, открыв радиоволны, – заметил Алькор в сторону Спики. Все поняли его намек, а Ригель продолжала:

— Правильно. А теперь, отметим, что известная людям радиосвязь была лишь следствием, возникшим от своей Высокой Причины – атмосферного разряда.

Атмосферный разряд также является следствием. Причина находится в облачном Покрове, но она пока неузнаваема Человеком. Но, познание неизвестного выводится из известных законов.  Не будет ошибкой предположить, что каждая грозовая масса подчиняется не только Законам Связи, но и Законам Сохранения Связей, поэтому энергия грозы сохраняется достаточно длительное время – в противном случае она бы рассеялась, как дым из трубы.

Поскольку физические Законы Связи универсальны, постольку законы радиосвязи, как следствие, в принципе не могут отличаться от физики Связей, и должны иметь подобную  принципиальную схему связи в грозовой массе.

— Но это пока всё довольно абстрактно! – заметила Вега.

— Правильно! – согласилась Ригель. – А теперь переходим к конкретным деталям. Совершенно очевидно, что в облачной массе одновременно с конденсацией пара образуется параллельная конденсация электричества.

Параллельность аналогового процесса не вызывает сомнений.

Так образуются атмосферные конденсаторы, как элементы радиосвязи.

Поскольку ёмкость атмосферных конденсаторов достаточно велика и не может быть измерена человеческими мерами в параметрах известных величин, постольку она несоизмерима с радиотехническими элементами в искусственных видах связи.

Кроме электрических ёмкостей, в облачной массе Атмо Сферы образуются восходящие потоки, которые не движутся прямолинейно, а неизбежно завихряются в спирали.

Будучи насыщенные током, эти спирали образуют параллельные элементы связи, – то есть  катушки индуктивности.

 А эти две физические величины неизбежно взаимосвязываются и образуют третий элемент связи – колебательный контур,

Насыщенный электричеством колебательный контур естественно возбуждается, и неизбежно излучает в окружающую Атмо Сферу электромагнитные колебания, частота которых несовместима с частотным диапазоном, известным в радиотехнических средствах связи».

— Это уже кое-что, – вполголоса сказал Регул, – и я уже начинаю догадываться, что будет дальше...

— И что? – поинтересовалась Ригель.

— А то, что эти электромагнитные колебания представляют собой естественный момент информации, и этот факт обозначает собой  неузнаваемый электромагнитный язык. Но он не поддаётся расшифровке по той причине, что он невоспроизводим в искусственных и жёстких схемах радиосвязи человека.

— Совершенно верно! – поддержала его хозяйка. – Но и это еще не всё. Множество «порхающих» колебательных контуров, порождающих друг друга по закону резонанса, образуют трансформацию электромагнитных волн. Элементы трансформации в свою очередь создают цепи и линии передач как внутри своей схемы, так и на дальние расстояния, связываясь с подобными себе Творческими Величинами в одном циклоне.

Творческими Величинами? – спросила Бетельгейзе. – Не понимаю...

— Не торопитесь! – вежливо попросила её Ригель. – Понимание придет чуть позже. Мы еще не закончили с искомыми элементами грозовой массы. Естественно, что  кроме найденных известных величин, необходимых для обеспечения элементарной Связи, в облачной массе образуются множество  областей сопротивления электрическому току. Они образуются ввиду неравномерного прохождения тока через массы пара различной плотности.

Образованные сопротивления или «резисторы» органически включаются в электрическую схему «грозы», которая сама настраивает свой необходимый режим и создает следующие элементы схемы, для ее длительного и необходимого существования в окружающей среде.

В электрически насыщенной массе находятся также и полупроводниковые эффекты, исполняющие роль диодов и даже триодов, обозначаются магнитные элементы и тому подобные – короче, весь набор элементов, который образует устойчивую схему связи.

Наконец, над каждым грозовым облаком всегда наблюдается так называемая «корона», которая представляет собой «антенну» или «радар» без которого невозможен приём электромагнитных волн на дальние расстояния.

Таким образом, становится очевидным факт набора известных элементов электромагнитной связи,  из которых неизбежно образуется неизвестное людям Творческое Существо, ответственное за сохранение жизни на земле. Это понятно, Бетельгейзе?

— Вот теперь понятно! Спасибо! Извините, что поторопилась!

— Ну и хорошо! – продолжала Ригель. – Каждое Творческое существо общается с подобными ему своим - электромагнитным «языком».

Электромагнитные «души» Творческих существ представляют собой узлы связи, каждый из которых может находиться в нескольких десятках и даже сотнях километров от остальных узлов связи в Облачном Покрове Планеты. 

Все вместе они образуют неразрывную сеть связи, и являют собой сознательную взаимосвязанную Глобальную Структуру, составляющую Дух и Душу Атмо Сферы.

Теперь уже все сидели молча и ошеломленно слушали.

А Ригель, воодушевляясь, продолжала:

Эта глобальная самоорганизация представляет собой параллельный мир, о котором люди не имеют ни малейшего понятия, а сама эта параллельная эгосфера является лишь частью Глобальной Сферы Сознания.

— Почему же люди не могут установить связь с Глобальной Сферой Сознания? – нарушил тишину Сайф.

Невозможность связи объясняется несколькими причинами:

Во-первых, человек не допускает мысли о том, что вокруг него существуют какие-то невидимки, относя их к категории сказок и фантазий. Такое отрицание заведомо изолирует возможность энергоинформационного обмена, и связь отрубается самим человеком – его сознанием.

Во-вторых, у человека нет органов чувств, настроенных в резонанс с электромагнитным языком в диапазоне общения облачного Покрова.

В-третьих, искусственные приборы технического типа неспособны осуществить функцию живой связи, как протез неспособен заменить живую часть тела.

В-четвертых, информативный язык ноосферы несовместим с информативным языком параллельной сферы сознания.

Теперь можно понять, почему  жесткие радиосхемы, созданные человеком, не годны для связи с электромагнитной Сетью Покрова.

Они не годны по той причине, что физические радиосхемы несравнимы с гибкими самоорганизованными структурами Атмосферы так же, как несравнимы застывшие, фиксированные параметры мраморной скульптуры с живой сущностью человека.

— Удивительные факты вы нам поведали, – заметил Альдебаран. – Кто бы мог подумать!

— Мы можем себе позволить себе расширить представление о мире! – сказала Ригель, вставая с места и прохаживаясь перед аудиторией. – Поскольку в сознательной электромагнитной схеме обеих полушарий Атмо Сферы одновременно и вечно сверкает десятки тысяч молний, постольку и в мозгу человека молниеносно сверкает мысль, образуя процесс мышления в частности, и сознания – в целом.

 Человеческая оболочка тоже подобна облачку, она является лишь телом-носителем для души, которая имеет космическое происхождение.

Такое же  происхождение имеет и  облачный Покров.

В его Целой, а потому и невредимой, электромагнитной структуре содержится миллионы разумных сущностей, невидимых для Человеческой Сферы Сознания.  Но пока человек не имеет возможности осуществить связь с ними. Люди находятся под воздействием демонической науки, выделяющей исключительность биологического сознания в Прокосмосе. Этим отделением люди автоматически исключают себя из связи, и ставит себя в позицию изоляции.

—- А что вы понимаете под словом «демонической»? –  спросил её Тарас.

Ригель улыбнулась своей очаровательной улыбкой и сказала:

Поскольку понятие Связь ответственно за соединение, единение, Единство, то есть – Монизм Вселенной, постольку развязывание, разъединение, разрыв связей, свойственен Демонизму, который соответственно в дальнейшем  разлагает на части изолированное от связи тело.

Понятие демонизм не имеет никакого отношения к мистике – это голая физика, которая по смыслу противоположна Связи и Монизму.

Присутствующие молчали, пораженные новыми взглядами на мир.

Они смотрели на Ригель и ждали, что еще нового она им откроет.

Ригель поняла их и, прислушавшись к внутреннему голосу, повторила:

— Атмо Сфера наиболее близка Человеку. Это животворящая сфера, которой люди дышат. И, подобно тому, как дышащий неразделимо связан с Атмо Сферой, точно так же и мыслящий неразделим со Сферой Мысли, то есть той Сферой Сознания, которую содержит Атмо Сфера.

 Если человек понимает Законы Связи, то он и действует в жизни, согласно этому пониманию. Если же он действует иначе, значит, истинного понимания нет, а есть только иллюзия понимания. Иллюзия же, суть обман – ложь, которая ведет к саморазрушению, к разрыву связей.

Поэтому в Окружающей Среде соблюдается гармония и порядок.

Порядок волн в Природе связан, поэтому и Цел.

А что Цело, то Невредимо.

Такую Связь и сохраняет облачный Покров.

— И вы хотите нам сказать, что мы должны будем установить связь с ним? – удивленно спросила Спика.

С Покровом можно установить связь, но это довольно сложно! – ответила Ригель. – Нам достаточно установить связь с какой-нибудь отдельной грозовой массой. И мы это скоро сделаем.

— Как? Каким образом? Ведь вы только что сказали, что люди не могут установить такую связь? Это что, технически возможно? – посыпались вопросы со всех сторон.

— Сегодня я вам рассказала природу искомой нами эгосферы – ответила Ригель. – Вы должны очень хорошо продумать данную информацию. А завтра вы узнаете, каким методом мы должны будем установить нужную нам связь...

В этот момент патрульный объект Ориона, до сих пор спокойно наблюдавший за окружающей средой, поднял тревогу.

«Внимание! – передал он сообщение в мозг Ригель. – На вас готовится ракетная атака! Примите меры!»

— ОРК! – позвала Ригель. – Ты понял?

«Да, любимая! – ответил ей внутренний голос. – Не волнуйся, все ракеты будут ликвидированы. Не поднимайте паники! Возьми за руку сына, заканчивай совещание и уходите из сектора наблюдения спутника!»

— А сегодня, – обратилась она к присутствующим, – желаю вам приятного отдыха!

И с этими словами Ригель с сыном покинули помещение, держась за руки.

 

А руки исполнителей приказов Большого Дома в это время накручивали рукоятки ракетных установок, которые были замаскированы на одном из полигонов под Питером.

Таков был результат очередного Совета специалистов, которые были собраны в Большом Доме для ликвидации ЧП.

Когда специалистам стало ясно, что на местном уровне заложники со своим лидером не только не хотят сдаваться, но и остаются неуязвимыми, главнокомандующий с болью в сердце и под нажимом большинства отдал приказ ликвидировать все постройки на всей территории с помощью мощных реактивных ракет.

Командир ракетной установки давно ждал этого приказа. И вот, прозвучал вызов его мобильного телефона.

— Слушаюсь! – коротко ответил он командующему. – Внимание! По установленной цели, огонь!

Ракеты с громким шипением вырвались из направляющих рельс.

Командующий включил большой монитор в своем кабинете, по которому все могли следить траекторию ракет.

Громкие возгласы удивления собравшихся специалистов раздались после того, как траверс ракет сделал петлю и направился обратно, к источнику пуска.

Несколько секунд... и всё было кончено.

В кабинете стояла мертвая тишина.

— Бумеранг! – сказал кто-то.

— Бумеранг Ориона! – поправил его главнокомандующий. – Давайте, почтим память погибших...

Все встали.

Они стояли, склонив головы перед космическим средством отражения силы, и понимали, что теперь во всем мире произойдут масштабные перемены.

 

 

 

ВЫХОД  НА  ЭГОСФЕРУ

 

Ригель не знала, нужно ли оповещать своих соратников об отраженной агрессии.

Сын прочитал её мысли:

— Обязательно, мамма! – ответил он, кладя ей руки на плечи. – Это укрепит у всех уверенность в своей защите.

Мать так и сделала.

— Звездочки, любимые мои! – с улыбкой начала она свою ежедневную летучку. – Должна вам сообщить, что вчера на нас была совершена серьёзная атака властей. Вы, может быть, заметили, что вчера исчезло всё неприятельское окружение вокруг нашей территории.

— Точно, их как ветром сдуло! – заметил Денеб. – Я рискнул выйти подышать, огляделся и никого не увидел.

— А чего это ты туда летал, Лебедь мой! – спросила Альциона.

— Да вот хотел посмотреть на твоё созвездие Плеяд, – отшутился Денеб. – На самом же деле мне очень хотелось проверить, сделают ли они попытку схватить меня, если я подойду поближе к оцеплению.

— А если бы схватили? – с тревогой спросила Альциона.

— Так ведь все знают мои способности быстро перемещаться из одной точки в другую! – ответил Денеб. – Я долго тренировался по системе Кастанеды. Релаксируешься, делаешь астральную заброску в намеченное место и прыгаешь туда, оставляя на старом месте своего фантома. За это меня и кормили, говоря, что будущему разведчику такие способности не помешают...

— Вчера, – продолжала Ригель, дождавшись, когда Денеб закончит фразу, – мне сообщили о том, что нас всех решили уничтожить с помощью серии ракет типа «земля-земля». Орион, как всегда, применил свой бумеранг, и ракетно-пусковая установка была стерта с лица земли вместе со всем складом ракет и обслуживающим персоналом.

— Ага, то-то я в новостях слышал о несчастном случае, в одном из воинских подразделений, – заметил Тарас, – где рвались ракеты, рассыпая осколки на много километров вокруг. Жалко людей, конечно...

— А себя и нас тебе не жалко было бы?! – запальчиво крикнула Спика. Не жалко тебе было нас, когда ты помогал властям издеваться над нами?! Когда нам вкалывали всякие гадости, а ты держал и связывал нас, тебе тогда не жалко нас было?!

— Тихо, тихо, дети мои! – успокоила их хозяйка. – Ну, да жертв было бы не избежать во всех вариантах. Но теперь, во-первых, они убедились в том, что мы для них недосягаемы, во-вторых, из двух смертельных вариантов гораздо важнее была ликвидация агрессора, ибо в случае нашей гибели была бы сорвана глобальная миссия по спасению человечества от насилия. А в-третьих, вы теперь понимаете, что мы должны держаться все вместе, не думать о побеге, как это иногда бывает у некоторых, ибо никто из вас пока, кроме меня, не владеет бумерангом Ориона. Это ясно?

Присутствующие нестройным хором подтвердили своё согласие.

Только Регул недовольно проворчал:

— Власть, власть... А какая разница, раньше над нами была власть одного хозяина, теперь другой хозяйки...

— Ошибаешься! – с укоризной прервала его Ригель. – Над тобой нет моей власти. Ты свободен. Ты можешь идти на все четыре стороны. Никто тебя силой не держит. Власть – всегда сила. Властвующий всегда приказывает, остальные подчиняются. Неподчинение подавляется силой. Государство это власть. Президент это власть...

— По-вашему получается, что Путин это государство? – возразил Антарес.

— Да, государство – это он – согласилась Ригель. – Владимир Путин не продемонстрировал полное отсутствие демократии и соблюдения закона, когда он производил захват ЮКОСа, крупнейшей российской нефтяной компании. Вместо этого Путин, судя по всему, хотел еще раз подчеркнуть, что государство – это он, и государство стоит выше закона. И уже нет надежды на то, что в России установится социальная демократия европейского типа.

— Из ваших слов следует, – заметил Альдебаран, – что в нашем государстве властвует не демократия, а антидемократия и террор, которая была установлена в Ираке Саддамом Хусейном.

— Интересное сравнение! – улыбнулась Ригель. – Действительно, между Путиным и Хусейном много схожего. В 1979 году президент Ирака Ахмед Хасан Аль-Бакр ушел в отставку, якобы по состоянию здоровья, уступив свое место вице-президенту Саддаму Хусейну. Борис Ельцин также ушел в отставку за шесть месяцев до окончания своего срока на посту президента и уступил свое место Путину. Первое, что предпринял Саддам для консолидации своей власти, было нападение на Иран – первым действием Путина было вторжение в Чечню. Восхождение Саддама в вершине власти сопровождалось убийствами. То же происходило и при движении к Путина к власти, хотя западные лидеры предпочитают этого не замечать.

— О чем это вы? – удивленно спросил её телохранитель.

— Об истории! – напомнила Ригель. - Многие проголосовали за Путина в надежде, что он обеспечит безопасность граждан после взрывов в пяти многоэтажных домах в Москве и других городах, в которых погибло 243 человека. Путин обвинил в этих взрывах чеченских террористов. Между тем одна из бомб не взорвалась благодаря тому, что жители Рязани обратили внимание на подозрительных людей, которые сгружали мешки с "сахаром" в подвал многоэтажного дома. Эти "подозрительные личности" оказались агентами российских спецслужб, а "сахар" – взрывчатым веществом.

— Но ведь тогда было объявлено, – опять сказал Тарас, – что это были учения спецслужб.

— Попробовал бы ты не поверить властям! – ответила Ригель. – Да, действительно, в Москве быстро сочинили сказку о "фальшивой" бомбе и "учениях" спецслужб в Рязани. Но после происшествия в Рязани взрывы многоэтажных домов прекратились, и это усилило подозрения, что все они были преднамеренной провокацией в интересах Путина. Сергей Юшенков, депутат парламента, который настаивал на проведении расследования этих взрывов, был убит. Другой депутат и заместитель редактора "Новой газеты" Юрий Щекочихин умер при загадочных обстоятельствах якобы от "аллергии". Другие инициаторы расследования взрывов были либо изгнаны с депутатской работы, либо арестованы по вымышленным уголовным обвинениям.

— Вы хорошо информированы, наша госпожа! – сказал Регул. – В России стало принято разрешать деловые, политические и личные споры с помощью убийств. К сожалению, западные лидеры не обращают внимания на то, что убийства становятся рабочим инструментом путинского режима.

— Для того, чтобы противостоять власти и нужно быть хорошо информированным, – сказала Ригель. – Поэтому прошу меня не причислять к категории властных структур. Я, наоборот, намерена освободить людей от насилия властей всех рангов и подразделений. Но в отличие от восстания, цель которой – сменить власть, мы, если хотите, будем её усмирять с помощью бумеранга Ориона.

— А когда же мы сможем так же, как и вы, владеть этим бумерангом? – снова подала голос воительница.

— Вот как раз сегодня я и собиралась перейти к первому этапу! – ответила Ригель. – Вчера я раскрыла перед вами природу облачного Покрова Планеты, который контролируется одноименной эгосферой. Все собрались, Тарас?

Телохранитель быстро осмотрел свой «учебный класс» и коротко доложил:

— Все!

— Тогда слушайте. Вы уже знаете, что когда количество движения, исполняющее какое-либо дело, переходит через критическую массу, то у этой массы автоматически появляется коллективное сознание в качестве энергоинформационной структуры, или как её называют философы – эгрегора. У облачной массы это случилось давно.

 И недаром художники средних веков изображали богов и богинь, сидящими на облаках. Этим они давали понять, что им известна природа облачных масс, но темный народ воспринимал эти изображения, как аллегорию.

— Я где-то читала, что энергия циклона намного превосходит энергию, содержащуюся в атомной бомбе, это правда? – спросила Альциона.

— Не только циклона, а даже одной созревшей грозы! – подтвердил её сын, как всегда сидевший рядом. Мальчику было уже 15 лет, и никто уже не удивлялся его физическому и умственному развитию. – Кстати, спиральное строение циклона и спиральная галактика в космосе, это неоспоримый аргумент в пользу самоорганизации. А там, где существует организация, существует и порядок, и сознание, сохраняющее принцип самоорганизации, – добавил он.

— Спасибо, Гор! – поблагодарила Ригель сына. – Я надеюсь, что уже никто не сомневается в факте непостижимой сознательности Облачного Покрова. Или есть еще какое-то непонимание по этой теме?

Молчание аудитории было понято всеми как согласие.

— Тогда переходим к проблеме подключения отдельной группы людей к отдельной созревшей грозе, буре, тайфуну, называйте, как хотите эту Эгосферу...  – продолжила Ригель. – В свое время для меня было большим удивлением научное сообщение об идее американцев в отношении погоды. Их теоретическая разработка и технология были представлены доктором Вильгельмом Рейчем, австрийским ученым, который учился вместе с Фрейдом и Карлом Юнгом. Рейч был выдающимся человеком Рейч  и особенно прославился открытием оргонной энергии, которая представляет собой энергию оргазма, или жизни. Его эксперименты показали, что оргонная энергия существенно отличается от обычной электромагнитной энергии. Он мог на опыте доказать существование этой энергии. Его выводы публиковались в различных психиатрических и медицинских печатных изданиях того времени.

— Я правильно поняла, что каждый оргазм, который испытывает мужчина или женщина во время секса, представляет собой выброс энергии, которая потребляется эгосферой? – спросила Вега, краснея от смущения.

— Это понятно всем восточным народам, – ответила Ригель, – которые исповедуют свою религию. Вы, наверное, видели изображения чудовищ, танцующих на телах совокупляющейся пары. Этим символом они показывали верующим, что сексуальная энергия, выбрасываемая во время оргазма, не исчезает в окружающей среде, а переходит к эгосфере, которая внимательно следит за всей своей территорией.

— Да, но как эта эгосфера... – запнулся Денеб, не найдя подходящего слова - ...ведь на её территории совокупляется не одна пара, а может быть тысячи, если не миллионы, учитывая население Индии, например?

— А ей не надо бегать с места на место, как пчёлка с цветка на цветок! – улыбнулась Ригель. – Она танцует вне трех измерений, в которых существуют наши тела, то есть она существует вне времени и пространства.

— Тем не менее, население Индии растет! – заметил Тарас.

Все дружно рассмеялись.

— Ну да, и штормовая погода там не уменьшается, а даже наоборот, возрастает, – перевела Ригель разговор на научные рельсы.  – Но доктор  Рейч нашел практическое применение своим теориям в возможности влиять на природу. Он выяснил, что в сильных штормах сконцентрирован "мертвый оргон", сокращенно DOR - "dead orgon". "Мертвый оргон" связан с накоплением "мертвой энергии", то есть энергии нисходящей ветви спирали. Оргон и "мертвый оргон" влияют как на живые организмы, так и на саму окружающую среду. Рейч обнаружил, что, чем большей энергией DOR обладает шторм, тем более разрушительным оказывается.

— К чему вы клоните? – нервно спросил Антарес, поднимаясь с места. – Уж не хотите ли вы, чтобы мы проникли в Эгосферу шторма или грозы через совокупления пар в нашей группе? Так ведь женщин на всех не хватит...

Дружный хохот заглушил конец его фразы.

Ригель встала с места, подождала, пока эмоции улягутся, и ответила:

— Ни в коем случае! Я привела вам этот пример с той целью, чтобы показать, что наука уже начинает вмешиваться в самоорганизацию облачного покрова. А если это открытие было доступно одному, стало быть, и другие люди, которые занимаются исследованием природной эгосферы, могут открыть что-то другое, более полезное, чем управление погодой. Кстати, Рейч проводил эксперименты с различными формами проявлений DOR и с помощью простых электромагнитных методов научился уменьшать силу штормов. По словам свидетелей, надвигавшийся грозовой фронт разделился и обошел участок Лонг-Айленда, на котором проводились испытания. Правительственная исследовательская группа соединила свою измерительную технологию радиометрографа с прибором Рейча, разрушающим DOR, и использовала его для управления погодой.

Исследования по использованию энергии оргона и DOR. и управлению погодой продолжаются и сегодня. А это означает, что правительство могло бы запрограммировать жителей общины, здания или все население в целом, управляя энергией оргона или DOR. Кстати, подобное, похоже, делалось в России на протяжении многих лет.

— Что же более полезное, чем управление погодой, можем открыть мы? – спросил Алголь. – Ведь вы хотели рассказать нам о технике связи отдельной группы людей с отдельной грозой...

— Все сказанное выше было лишь аргументом в пользу того, что связь с эгосферой это не моя фантазия, а реальность! – ответила Ригель. – А теперь от веселого предисловия перейдем к анализу потенциальной связи. Кто не надеется на свою память, тот может конспектировать.

— Зачем? – не поняла Капелла. – Вы ведь рядом, и мы всегда можем спросить вас.

— Дело ваше! – согласилась Ригель. – Итак, для связи с эгосферой, например, грозы, нужно собрать биологически активную схему из группы людей, которая будет способна возбудить резонанс с Богом или богиней созревшего грозового облака. Если человеческое тело является оболочкой для его бессмертной психической сущности – души, то также и облако является базой для «сидящего» внутри его существа, подобному богу.

Поэтому не случайно картины древних художников изображали Богов и Богинь, сидящих на облаках! – вспомнила Бетельгейзе.

— Далее, – продолжала Ригель. – Для того чтобы осуществить резонанс с живой радиосхемой «грозы» нужно иметь инструмент, который был бы способен осуществить прямую и обратную связь по образу и подобию схемы «грозы».

Этот инструмент должен быть составлен из необычных элементов радиосвязи, каждый из которых является психическим аналогом соответствующего радиоэлемента.

— А почему нельзя воспользоваться известными радиодеталями? – спросил Альдебаран.

 — Вот это вопрос по существу! – одобрила его Ригель. – Дело в том, что все известные людям средства связи, это их вспомогательные средства или  инструменты, если хотите – «костыли», механические посредники. Но Сфере Сознания не нужен посредник, – она может общаться непосредственно с живым существом, но не с костылями или машиной. Это всем ясно?

Аудитория живо согласилась.

— Наша связь должна быть построена из живых элементов, обладающих нужными  психическими характеристиками, которые, будучи спаяны в группу, будут способны осуществлять непосредственную Связь, посредством резонанса. Для этого необходимо собрать группу людей, которая обладает такими психологическими  характеристиками, которые удовлетворяют принципу радиосвязи.

— Где ж мы таких типов найдем? – спросил Поллукс.

— А нам и искать не надо! – ответила Ригель. – Вы и будете искомыми элементами. Ваши характеры отражают вашу психологию. Суть в том, характер человека во многих случаях оказывается подобен характеристике элемента радиосвязи.

Например, характер человека, в натуре которого доминирует скептицизм, обладает характеристикой сопротивления или резистора. Это Альдебаран.

Альдебаран взъерошил волосы и смутился.

— Характер человека, накапливающего знания, например, Альционы, выдаёт в ней очевидную характеристику ёмкости,  или  конденсатора.

— Что верно, то верно! – согласилась звезда Плеяд.

— Тогда что  нужно, чтобы вместе с этими элементами Связи реализовать колебательный контур? – спросила Ригель.

— Для этого необходима  индуктивность! –  ответил Гор. – А характеристикой индуктивности обладает, характер учителя, индуцирующего знания в окружающую среду. А это Ригель! – и он посмотрел на мать любящим взглядом.

— Ладно, допустим! – согласилась Ригель. – Тогда, что нужно для настройки колебательного контура? Для увеличения его добротности?

—  Для этого необходим сердечник, ибо без него катушка мертва, – снова ответил сын. – Для этого необходимо такое существо, которое обладало бы сердечным и любящим характером. А это Орк, мой папа! И он всегда с нами.

Ригель не стала возражать против такой «детали» и продолжала:

— Функцию  полупроводника выполнит тот, кто привык только брать ценности, но не привык их отдавать! Для этого у нас есть Сайф!

Присутствующие снова рассмеялись.

Уж очень точные характеристики здесь были описаны.

— Экранировать нужные элементы в психической схеме связи станет тот, – продолжала Ригель, – кто по своему характеру лучше всех может защитить своих единомышленников. Это, безусловно, Спика...

Спика дернулась, но промолчала.

— В нашей биосхеме должны быть и люди-«диоды», и люди-«триоды», и люди-«трансформаторы»,  и люди-«заземленные», и люди «с переменной ёмкостью», короче – все элементы  для  непосредственной схемы связи.  Я больше не буду называть имен, у оставшихся участников эти качества характера имеются в необходимом и достаточном количестве.

Вот, таким образом мы и осуществим и непосредственную Связь с Покровом. Какие вопросы?

— Но тогда, получается, – спросил Мицар, – что в любом человеческом трудовом коллективе могут найтись такие живые элементы, что неизбежно образует какую-то схему. Правильно?

— Совершенно верно! – согласилась Ригель. – Все люди, объединяясь в социально трудовые коллективы, стихийно, сами собой образуют подобные, неведомые для себя, психические схемы связи с эгосферами.

В трудовом коллективе психические элементы связи соединяются, самонастраиваются, функционируют, и контролируются эгосферой данной профессии. Они подпитывают её, и дают ей реальную жизнь в её функциональном мире.

Эта эгосфера, как живая, но невидимая структура, корректирует свою схему в силу закона самоорганизации, и  сама подбирает нужных по характеру людей, «увольняя» людей с негодной для неё характеристикой?

Таким образом, организуется устойчивость и самосохранение, как самой эгосферы, так и образованного по этой идее коллектива.

— Но в этом случае! – вдруг воскликнул Регул, – наша группа породит свою собственную Эгосферу и начнёт расти за счет нашей энергии!

— Нет! – успокоила она представителя Льва. – Мы, в отличие от «стихийных» коллективов, будем держать под контролем свою настроенную схему, и не дадим нашему эгрегору управлять нами. Такой самоконтроль позволит нам исследовать Идею Связи в чистом виде, не давая ей возможности паразитировать на психической энергии.

— В физическом мире, – добавил Гор, – инструмент сознания - физическое тело человека может быть связан цепью обратной связи с той сферой сознания, которая соответствует уровню развития этого инструмента. Тот, кто живет в гармонии чувств и интеллекта, способен выходить в более тонкие сферы бытия. А вы, как мне представляется, уже овладели этой гармонией за минувшее время.

— И когда же мы будем налаживать связь с искомой эгосферой? – спросила Минтака, потягиваясь.

— А вот прямо сейчас и пойдем, чтобы не засиживаться! – скомандовала Ригель и направилась к выходу.

— А с этой дамой не соскучишься! – заметил Кастор.

— Ты, как всегда, прав, мой близнец! – ответил ему Поллукс.

Группа гурьбой вышла на воздух.

Ярко светило солнце.

Дул слабый ветерок, а метеосводка с утра осадков не прогнозировала.

— Вот удобная лужайка перед хозяйственным павильоном! – показала Капелла. – Там и можно попробовать наши силы.

Никто не стал возражать.

Люди с удовольствием вдыхали свежий воздух.

Где-то пела малиновка. Жаворонок выводил свои трели.

Спокойствие и тишина наполняли атмосферу.

Сосны величаво устремили свои кроны к вершинам, их желтая кора мягко сияла на солнце.

— А теперь, – попросила Ригель. – Давайте рассядемся на траве так, чтобы образовать кольцо. Кто может, сядьте в позу лотоса, кто не может, устройтесь как вам удобнее.

Когда люди сели и образовали круг.

Ригель вошла в круг последней. Затем попросила всех взяться за руки.

— Теперь релаксируйтесь, мысленно возносясь к небу, – сказала она, тоже закрывая глаза. – Если будут набегать мысли, заменяйте их мантрой. Говорите так «Гате, гате, парагате, парасамгате, бодхи свахам...»

Люди взяли друг друга за руки, и слегка покачиваясь телом из стороны в сторону, стали уходить в глубину релаксации.

«Орк! – мысленно попросила Елена. – Войди в меня, сердечный ты мой! Мы уже начали...»

Орк поспешил на призыв и буквально ввинтился в её энергетику так, что её тряхануло.

Энергия Ригеля передалась всему кольцу и люди почувствовали огромную любовь друг к другу. Все прошлые неприязни были мгновенно стерты и забыты. Любовь владела людьми, да так, что у некоторых даже выступили слёзы из под опущенных ресниц.

Прошло несколько минут.

Если раньше сквозь опущенные веки ощущался свет Солнца, то теперь в глазах у людей потемнело, но глаза никто не открывал, боясь нарушить инструкции своей вожатой.

Присутствующие витали мыслями в облаках, и они не замедлили появиться.

«Гате, гате, парагате, парасамгате, бодхи свахам...» - чуть слышно напевала Капелла в стиле Гребенщикова, от которого она когда-то слышала эту песню. Слезы катились у неё по щекам, а сердце переполняла Любовь ко всему сущему.

И вот уже первый раскат грома прозвучал над головами единомышленников, в глазах потемнело еще больше, и вскоре первые капли дождя потекли по лицам, смывая солёные слезы у некоторых.

Трудно передать словами то, что произошло дальше.

К кольцу медитирующих стал спускаться невидимый вихрь, как это бывает у торнадо, который поднял всю спаянную психическую схему, как букет цветов к лицу.

Каждый почувствовал, что вылетел в астрал, но не сопротивлялся, а радовался духовному подъему, который охватил всех без исключения.

Над ними в полную силу громыхала гроза, сыпались молнии, тела людей промокли, но никто этого не чувствовал, ибо их чувства теперь представляли собой одну единую структуру, которая возносилась в небо.

Коллективное сознание группы и сознание облачной эгосферы соединились, и её хозяин без слов осознал идею людей.

Он был потрясен до глубины своих слоев, и это потрясение выразилось у Него в виде чечеточной молнии, которая цепочкой устремилась в атмосферу, а её электрический разряд дискретным образом донес информацию идеи до ближайшего циклона.

Спираль циклона открыла свой глаз пошире и посмотрела им в зеркало озонового слоя. И циклон увидел маленькую точку под нагромождением строений в устье Невы, которая была очень похожа на капельку воды, из которых он состоял.

Естественно, что весь облачный Покров молниеносно опознал новорожденную идею и передал её на рассмотрение Глобальному Разуму.

Глобальный Разум обладал высоким и совершенным самосознанием и не мог игнорировать событий в своей структуре.

Разумеется, Светило, вокруг которого Планета совершала свои обороты, немедленно отреагировало на проблеск этой идеи радостной вспышкой.

Протуберанец взметнулся над поверхностью Солнца, неся на полярные области северные сияния и подбрасывая на волнах магнитной бури все земные эмоции.

Сириус, связанный с Солнцем давними историями слегка изменил свой блеск, что не укрылось от всех созвездий Ближнего космоса.

Естественно, что резонанс достиг и Ориона, и Ригель немедленно связался с Орком, который был в командировке на Земле.

В ту же секунду Орк понял, что вся астральная структура, которой он помогал на этой планете, была достойна получить бумеранг Ориона.

Орк, будучи сердечником, в индуктивности всей цепи, сделал небольшую подстройку, изменив параметры в теле каждого, составляющего эту цепь.

Изменение параметров означало изменение психики и характера каждого, кто входил в круг новой идеи в сторону гармонии, утраты эгоистических настроений, и дальнейшего развития самосознания.

Просканировав психику каждого, Орк понял, что коррекция произведена правильно, и он включил формулу бумеранга в самосознание каждого члена группы.

После этого Орион отозвал своего посланца на родину.

Хозяин местного облака аккуратно снял венок со своей главы, и так же аккуратно опустил его вниз.

Ригель вздохнула и открыла глаза.

Открыли глаза и связанные с ней люди.

Молнии уже не сверкали, а облако моросило мелким дождем, тая так же быстро, как и выросло.

— Мам, а здорово это получилось! – сказал он, освобождая руки от цепких пальцев Спики с одной стороны, и нежных Минтаки –  с другой.

Люди смотрели друг на друга новыми глазами, и уже никто из них не мог даже подумать, кем они были раньше.

Из глаз каждого излучалась космическая любовь ко всему живому и неживому, и не требовалось никаких слов, чтобы понимать это.

— Поздравляю вас! – ласково сказала Ригель. – С этого момента каждый из вас владеет бумерангом Ориона. Об ответственности вы были предупреждены раньше.

Посвященные никак не отреагировали на поздравление.

Они всё еще находились в состоянии эйфории, от которого не хотелось отключаться.

Ригель поняла их состояние и сказала:

— Вы теперь в любое время будете ощущать радость, дорогие мои! Но кто же будет готовить обед?

Люди улыбнулись и с сожалением разорвали цепь.

Гор посмотрел на мать и спросил:

— Мам, а можно я схожу в соседнюю деревню погоняю мяч с ребятами на поле?

Мать не без тревоги глянула в его сторону, затем кивнула, и мальчик весело побежал в сторону дороги.

А люди, люди обнимались и целовались, как будто родные только что встретились, долго не видевшие друг друга.

— Теперь каждый из вас кто владеет бумерангом, должен проверить, как он работает – посоветовала Ригель. – Но, во-первых, этого не надо делать друг на друге. Во-вторых, это не должно происходить в нашей зоне, ибо здесь работают защитные лучи Ригеля. Идите в любой поселок или город, там всегда полно хулиганов, которые каждый день ищут приключений. Желаю успеха!

— А мы можем взять с собой еды? – спросила Спика. – Нам, возможно, не удастся уложиться за один день!

— Естественно! – удивилась Ригель. – Тарас выдаст вам все необходимое. Только не пропадайте надолго. Через неделю мы все снова собираемся здесь и разрабатываем план дальнейших действий. Кто не вернется, того буду считать перебежчиком, рискнувшим пойти против нашей идеи. И такой дезертир, конечно, утратит бумеранг Ориона. Я не угрожаю, а предупреждаю! – отозвалась она, поймав, чью то мысль. А теперь, приступайте к своей практике, будьте здоровы!

Тарас направился на склад. За ним потянулись «практиканты».

Через час территория Института опустела.

Телохранитель вопросительно поглядывал на Ригель, на Гора, но те были заняты своими мыслями. Наконец он спросил, обращаясь к своей хозяйке.

— Госпожа Ригель, позвольте обратиться?

Ригель посмотрела на Тараса Осиповича и улыбнулась:

— В кого же ты хочешь обратиться? – пошутила она. – Разве ты оборотень?

— Я могу им стать невольно, – угрюмо ответил Тарас. – Я ведь вам, как телохранитель не нужен, так ведь? Вы и сами способны себя защитить, поэтому я могу быть свободным, не так ли?

— Нет, не так! – возразила ему девушка. – Если ты уйдешь, тебя быстро сцапают, это верно. А мне нужен помощник, мне одному не справиться с хозяйством на этой территории...

— Вы полагаете, что я буду работать бесплатно? – спросил Тарас.

— А зачем тебе деньги, дорогой мой? – ласково спросила его Ригель. – Людям деньги нужны на еду, на одежду, на развлечения, и тому подобные вещи. Здесь же у тебя все это есть и бесплатно! Нужна еда – пожалуйста! Окно в мир – 100 каналов, смотри, сколько не надоест! Униформа у тебя есть, пижама, одежда – все есть. Прачечная – люкс! А ты – деееньги... – иронически протянула она.

— Вы назначаете меня заведующим всем хозяйством? – спросил бывший телохранитель.

— А ты не хочешь? – в свою очередь спросила Ригель. – Когда сюда вернутся бывшие сотрудники, а они обязательно вернутся, когда мы все покинем территорию, они выплатят тебе за все время пребывания здесь. Ведь приказа о твоем увольнении не было, не так ли?

— Ну, хорошо, я согласен! – подумав, сказал Тарас. – Только вот...

— Ааааа! – догадалась Ригель. – У тебя девушка есть в ближайшем поселке! Ну, чтож, любовь не имеет границ, сходи я не возражаю. Управлюсь тут как-нибудь с сыном без посторонней помощи...

Тарас насмешливо отдал честь, приложив два пальца к виску, и вышел.

Через полчаса телохранитель, с небольшим рюкзаком за плечами, уже шагал по дороге, которая лесом шла к шоссе.

— Думаешь, он вернется? – спросил Гор, обращаясь к матери.

— Даже думать не хочу, – ответила его мать. – Как будет, так и будет...

— А как будет? – снова спросил сын. – Я уже не про Тараса.

— Будет много работы! – сказала Ригель.

— У тебя уже конечно есть план? – поинтересовался Гор.

— Ну, ты же его знаешь! – удивилась Ригель. – Мы посылаем наших друзей в горячие точки, и они останавливают войны, террор, рэкет, вообще, любое насилие.

— Это программа максимум, мамма! – сказал юноша. – А по минимуму, как мы будем их засылать? Билеты, визы, паспорта, как мы это достанем?

— Милый мой – мягко успокоила она сына, погладив рукой по спине. – В этой стране все покупается. Но мы не будем искать бумажные деньги, для этой цели мы используем золото или платину.

— Откуда???

— С папиной помощью! – засмеялась мать. – Мы телепортируем отсюда на Ригель любой булыжник, и там он, с помощью алхимии, превращается в любое вещество таблицы Менделеева. Вот и всё!

— Но к нам могут быть вопросы со стороны властей?

— Мы попросим отца придать золоту форму привлекательных статуэток, – продолжала мать. – Я уверена, что никто не устоит обменять какие-то картонки или бумажки на такие ценности.

— А если власти захотят их отнять у нас? – снова спросил Гор.

— Ну, ты же знаешь, как действовать против применения силы! – вздохнула Ригель. – Но, надеюсь, этого не случится. Власть тоже покупается...

«Дорогие мои! – услышали оставшиеся внутренний голос. – Не хотите ли пройти на главный пульт, включить его, и через спутник посмотреть, как практикуются ваши «студенты». Это пригодится для разбора полетов».

Разблокированный пульт включился сразу.

— Мам, давай я настроюсь! – предложил Гор и уселся на место главного оператора.

Стояла ясная солнечная погода, и весь регион ленинградской области просматривался очень хорошо.

— Ага, вот Питер! – сказал юноша, добавляя контрастности к изображению Санкт-Петербурга. – Смотри, мам, вот здесь ты жила! – и он подвел указатель мышки к Большой монетной улице.

Ригель посмотрела на экран и увидела Петроградскую сторону.

«Интересно! – подумала она. – Как там отец?»

«Твой отец, – услышала она внутренний голос – сейчас сидит в одном из кабинетов Большого Дома. Ему предлагают пойти на переговоры с тобой. Ему говорят, что он должен уговорить тебя вернуться домой, что он тебя простил и просит у тебя извинить его. Так что вскоре следует ждать его визита в сопровождении властей. Но вы не отвлекайтесь, пожалуйста»

— Сынок, ты слышал? – спросила Ригель.

— Да, мама! – сказал он, уводя изображения от еще незнакомого ему города. – Ну, вот и познакомимся!

— Смешно! – заметила мать. – Он все еще думает, что я скоро должна родить?

— Не знаю, – ответил Гор, переводя сектор наблюдения к месту их расположения. – Это зависит от того, какую легенду ему предоставили. А вот и наша территория. А дальше куда?

— Спика, насколько мне известно, направилась в Саблино, – сориентировала она сына. – Дай-ка крупно этот поселок! Вон там, на главной улице, ближе к её концу, видишь сколько пыли?

Гор увеличил изображение так, что стали видны номера машин.

— Да, мам, похоже, там кого-то бьют!

На экране было видно, как несколько молодых парней пытались  «познакомиться» со знакомой нам девушкой, хватая её за руки. Спика что-то говорила им, но один из них, видимо это был их вожак, грубо схватил её за обнаженное плечо и развернул лицом к себе. Спика заехала ему кулаком в лицо.

Парни, было, набросились на неё, но парень остановил их, дав понять, что она «моя».

Спика стала показывать на нём свое искусство, не прибегая пока к бумерангу.

Она несколькими приемами отделала главаря так, что тот уже не в силах подняться с земли, дал знать остальным.

На девушку набросились сразу все.

Некоторое время Спика защищалась методом каратэ, но потом, улучив удобный момент, применила бумеранг.

Главарь, полулежа на земле, не понимал, что происходит.

Ребята со всей силы колотили себя по лицам, а девушка стояла и смеялась над ними. Каждый шаг, сделанный в её сторону оканчивался падением, а каждый занесенный кулак обрушивался либо на свое лицо, либо на подвернувшегося под руку товарища.

— Спика, берегись! – невольно крикнула Ригель, увидев, как главарь достает из кармана газовый пистолет.

Но Спика хорошо ориентировалась среди нападавших.

Она краем глаза увидела намерения вожака, и в тот момент, когда он нажал на спуск, слегка выставила вперед ладошку.

Струя газа остановилась в воздухе, и не дойдя до девушки, и ударила вожаку прямо в лицо. Тот взвыл от боли и ярости, и стал кататься по земле, поднимая облака пыли.

А его друзья продолжали колотить себя и друг друга.

Наконец их ярость перешла в непонимание, и они прекратили драку.

А Спика, смеясь, пошла прямо на них, и когда кто-то снова попытался её ударить, но угодил кастетом себе в лицо, расступились перед ней.

Она, спросив что-то у прохожего, направилась дальше, в указанную им сторону.

— Там же подземный завод по изготовлению и хранению пороха! – испугалась Ригель. – Надо бы как-то её остановить!

Остановила её «раковая шейка» – голубой милицейский газик с красной полосой на корпусе.

В ответ на окрик Спика повернула голову и рассмеялась.

Рассмеялась она потому, что мент вдруг стал блевать.

Другой мент, выскочивший из машины, почему-то тоже стал блевать.

Блевал и водитель, а Спика хохотала.

— Развлекается девочка! – заметил Гор. – Мышцы застоялись.

— Ну, они этого ей не спустят, – вполголоса сказала Ригель. – Сейчас начнется...

Поскольку Спика и не думала подчиняться, продолжая двигаться за пределы поселка, водитель, отхаркиваясь, направил машину прямо к девушке. Менты шли сзади, понимая, что непослушная жертва далеко не уйдет.

Когда мотор машины стал звучать угрожающе близко, Спика повернулась и, протянув ладошку к машине, остановила её.

Машина буксовала на ровном месте, и сержант-водитель не понимал причину.

Он дал задний ход и разогнался.

И вновь девушка ладошкой остановила «раковую шейку».

Подоспевшие лейтенант и старший сержант уперлись в корпус машины и сзади пытались помочь мотору сдвинуться с места.

Машина, воняя трущейся резиной об асфальт, не шевелилась.

Наконец, перегревшись, заглох и её мотор.

Милиционеры, взяв в руки дубинки, быстрым шагом направились к смеющейся девушке.

И снова им пришлось согнуться в приступе рвоты.

— Да, – заметила Ригель, с отвращением глядя на эту сцену, – материться эти, дорвавшиеся до власти, любят...

— И, ведь, их уже не переделаешь! – с сожалением заметил Гор. – Ну, как досмотрим, чем дело кончится, или пойдем дальше?

— Досмотрим финал! – решила хозяйка.

А действие на экране разворачивалось так.

Милиционерам все-таки удалось дойти до непокорной девушки.

Они замахнулись на неё дубинками, но результат был настолько для них неожиданным, что они в шоке остановились, в недоумении глядя друг на друга.

Пауза длилась не более двух секунд, после чего резиновые дубинки снова принялись колотить их самих.

И снова им пришлось согнуться в приступе тошноты.

Водитель вылез из кабины и отойдя к краю дороги, стал что-то говорить по мобильнику.

А Спика не спеша, пошла к машине, села на место водителя, развернула её, и никто не мог помешать ей уехать с места происшествия.

Практикантка доехала до станции, и села в подошедшую электричку, которая шла в сторону Санкт-Петербурга.

Здесь она уже исчезла из поля видимости.

— Куда дальше? – спросил Гор, поправляя контрастность на экране.

— Посмотрим, куда направился Тарас! – поинтересовалась Ригель. – Ближайшее село от нас находится на востоке.

Оператор поводил манипуляторами и наехал на указанное место.

В поселке было тихо.

Бродили куры по дворам, толкались свиньи у кормушек, у некоторых гаражей были открыты ворота.

Людей на улице не было, все были заняты.

Дворы пустовали.

И только в одном из них какой-то мужчина, стоял вплотную к девушке, которая нагнулась к какому-то ящику, и ритмично толкал её сзади. Юбка у девушки была поднята, она иногда с улыбкой оглядывалась, и оба были довольны...

— Вот он, твой телохранитель! – смеясь, сказал Гор, уводя изображение в сторону. – Теперь ясно, что он не вернется. А ты ждала чего-нибудь другого?

— Я ждала, что он побежит «стучать»! – сказала мать. – Ну, вот, видишь, в результате таких действий и рождаются дети, теперь ты это знаешь...

— Но я был зачат не таким примитивным способом! – уверенно заявил юноша. – Ты ведь была девственницей, когда папина энергетика проникла в твоё тело, разве не так?

— Да, это так! – ответила Ригель, сглатывая слюну. – Но мне бы не хотелось, чтобы ты начинал практику, подобно той, которую ты видел!

— Если я не человек, – философски заметил Гор, – то зачем же мне уподобляться людским инстинктам.

— Ну, вот и хорошо! – вздохнула мать. – Давай поищем Регула, он вроде бы должен быть где-то в Тосно, пожалуйста!

Они нашли своего единомышленника прямо на платформе электрички.

Он стоял, отперевшись спиной на перила, а какие-то двое верзил что-то внушали практиканту,

Поскольку Регул не реагировал, один из них пытался заехать кулаком ему в лицо. Но рука нападавшего сделала разворот, и кулак расквасил нос самому агрессору.

Второй, по-видимому, подумал, что Регул поставил его другу боксерский блок, и вынул нож.

Складное лезвие щелкнуло, обнажив холодное оружие. Не раздумывая, рука противника с ножом метнулась к телу Регула, но эта же рука сделала разворот в воздухе,  и вместе с ножом вошло в бок нападавшему. Тот согнулся от боли, пытаясь вытащить нож из раны.

Потирая ушибленное место, первый, не видя что произошло, снова приблизился к Регулу.

Он попытался толкнуть его двумя руками, но опрокинулся сам, больно ударившись о перила платформы.

На платформе никого не было, видимо электричка только что ушла.

Оглянувшись по сторонам, нападавший наконец увидел, что произошло с его товарищем. Он резким движением вытащил нож из бока своего друга и зло глянул в сторону своей жертвы. Затем достал пистолет с глушителем, направил его на Регула и нажал на курок.

Регул успел выставить вперед ладошку, и пуля вернулась к агрессору. Тот охнул и упал, держась за грудь.

Однако ярость взяла своё, и он успел еще несколько раз нажать на курок.

Нужно ли говорить, что пули вернулись к хозяину и поразили его насмерть.

Видя такой поворот дела, раненый вынул милицейский свисток и стал свистеть.

Однако никто и не думал появиться в ответ на трели этого воздушного инструмента.

Регул спокойно посмотрел на оставшегося в живых, что-то сказал ему и не оглядываясь, пошел прочь.

Вслед ему полетел окровавленный нож, но и он, не долетев до жертвы, развернулся и с силой вошел между глаз неизвестного.

— Ну, здесь все справедливо! – сказала Ригель. – И Бумеранг Ориона видит агрессора даже в том случае, когда оружие применяется тайком, сзади. Интересно, как дела у остальных?

— А кто тебя интересует? И как мы будем их искать? – спросил сын. – Мы и этих-то случайно нашли, потому что знали, куда они пойдут...

— Тогда мы попросим нашего дежурного патруля! – догадалась Ригель. – Наш патруль связан со всеми объектами, патрулирующими над Землей. И наш может установить связь с теми, кто имеет задание от известных нам звезд.

— Можно было сразу это сделать, – сказал Гор. – Сэкономили бы время.

— Наверстаем! – успокоила сына мать и назвала пароль. – ОРК!

Дежурный патруль Ригеля немедленно дал о себе знать. Сигнальные лампочки замигали, экран монитора погас, и пульт вырубился, когда НЛО зависло над территорией Института.

Ригель мысленно воспроизвела задание. Оно было мгновенно считано и отправлено по назначению. Теперь оставалось только связаться с патрулями известных звёзд.

Хозяйка отослала свой патруль подальше, чтобы он не делал помех, и электроэнергия восстановилась.

Пульт снова ожил, но теперь уже связь с искусственным спутником земли была утрачена. Вместо изображения со спутника на экране был видно созвездие Ориона, а в углу крупно Ригель.

— ОРК! Передай меня  патрулю Сайфа! – попросила хозяйка.

Изображение изменилось, и теперь уже не Ригель был выделен в углу экрана, а Сайф.

— Здравствуй Сайф! – приветствовала представительница Ригеля своего соседа по созвездию. – Покажи мне, пожалуйста, действия твоего подопечного?

Ригель могла бы работать на уровне телепатии, но ей хотелось, чтобы сын видел, как она работает, поэтому она устанавливала контакт голосом. В другой обстановке она бы так не поступила.

«Ради Ориона!» – восприняла Ригель внутренним слухом голос, принадлежащий Сайфу. Это был густой бас, похожий на самые низкие тона, которыми тибетские монахи пели мантры.

Сидящие за пультом увидели Сайфа, сидящего в электричке, которая направлялась в Питер. По вагону шли контролеры в униформе. Когда они потребовали билет у Сайфа, тот развел руками. Некоторое время безбилетнику что-то внушали, но тот помалкивал. Тогда один из контролеров подошел к стене и нажал на кнопку вызова милиции. Тем временем второй, видимо, попросил Сайфа встать, ибо тот вместе с контролером направился в тамбур.

В это время открылась дверь, соединяющая вагоны между собой, и в тамбур вломились два дюжих представителя власти.

Произошел короткий диалог, после чего один из милиционеров поперхнулся, и его стало тошнить прямо себе на брюки. Второй, не теряя времени, вытащил резиновую дубинку и замахнулся на Сайфа, но ударил себя.

На несколько секунд эти двое были обездвижены.

В этот момент электричка остановилась возле станции, и контролеры попытались вытолкнуть Сайфа из вагона. Однако, вместо безбилетника, их руки толкали себя и, в конце концов, они вытолкнули сами себя из вагона. А Сайф своими руками помог представителям власти вылететь вслед за ними. Двери захлопнулись, и электричка двинулась дальше.

— А вот это уже недопустимо! – заметила Ригель. – Мы не имеем права применять силу, и это надо будет поставить Сайфу на вид при разборе полетов.

Безбилетник вернулся на место, сел, и стал смотреть в окно.

Вдруг он наклонил голову, как если бы ему в одно ухо попала вода, и его лицо стало сосредоточенным. Затем он кивнул и сжал виски пальцами.

Ригель поняла, что дежурный патруль Сайфа сделал ему строгое внушение.

— Ничего, – заметил Гор. –  Пусть еще и от нас выслушает. Ну, здесь всё ясно, мам, бумеранг применен несправедливо, ибо за проезд надо платить. Мы к нему еще вернемся, давай посмотрим, как практикуются другие!

— Давай! – согласилась хозяйка. – Альциона!

Изображение Ориона на экране пропало, и вместо него все увидели красивую группу звезд, известную на Земле как Плеяды.

— Здравствуйте, прекраснейшие! – приветствовала созвездие Ригель. – Здравствуйте Альциона! Пусть ваш  патруль покажет нам вашу подопечную! – попросила хозяйка.

Альциона уже была в Питере. Как она могла так быстро добраться до города, оставалось загадкой. Возможно, она воспользовалась автостопом, а может быть, у неё были свои секреты быстрого перемещения, Ригель этого не знала.

Ригель видела только, как она шла по набережной Невы от Фонтанки к Троицкому мосту. Ветерок с Финского залива ласкал её феноменальную фигуру, и равнодушных к её красоте на её пути не было.

Однако неравнодушные мужчины почему-то иногда сгибались от боли, закрывая руками то место на теле, где сходятся ноги. Их спутницы, не понимая в чем дело, пытались привести их в чувство, но их попытки достигали цели не сразу.

Гор рассмеялся.

— Смотри, мама! – показал он ей, – редкий из мужчин не получал бумерангом по детородному органу, который в мыслях пытался насильно проникнуть в недозволенное место девушки.

— Кстати, – заметила наблюдательница, не избежали воздействия бумеранга и женщины, смотри, как некоторые из них хватаются за голову, роются в сумочках, ища лекарство!

— Действительно! – отметил Гор. – Очень мало людей проходит мимо, которых не коснулся бумеранг.

— Да, дорогой мой, видишь, какими жалкими выглядят люди, которые не знают природу своих мыслей и не обуздали их. И таких, к сожалению, большинство!

— Мам, а ты представляешь, что бы началось среди людей, если бы они понимали мысли друг друга! – воскликнул Гор. – На современном этапе началась бы поголовная грызня, мордобитие и смертоубийство.

— Ты хотел сказать, что звери не трогают друг друга, – подсказала ему Ригель, – потому что чище мыслят?

— Ну, я знаю, что кошка, например, понимает мысли людей, – ответил её сын. – Я однажды наблюдал, как дворовая кошка наутек пустилась от человека, который мысленно запустил в неё камнем. И эта же кошка через некоторое время подошла к одной женщине и потерлась ей об ноги, когда та хотела её чем-то угостить.

— Ну, конечно, – ответила Ригель, – у животных нет таких чувств, как зависть, осуждение, у них мысленных проекций – только образы, а образы эти натуральны.

— Смотри, смотри! – показал Гор. – Альциона смеется над водителем Мерседеса, который через открытое окно блюет на полированный корпус машины.

— Так будет еще не раз, и не одну сотню раз! – заметила Ригель. – Это всего лишь реакция в ответ на сквернословие, направленное против представителей Светил.

— Ничего не поделаешь, зрелище неприятное, но придется принимать действительность такой, какая она есть! – ответил Гор, любуясь неземной красотой Альционы.

— А что там у нашей Минтаки? – поинтересовалась Ригель.

— Мам, а может быть хватит? – перебил её юноша. – Это уже пятая практикантка, мы что, всех экзаменовать будем?

— Ладно, я согласна, Минтака будет последней на сегодня. ОРК! – позвала она свой патруль.

И снова на экране появился Орион.

— Минтаку покажите, пожалуйста!

Три основные звезды «пояса» Ориона были выделены крупным планом.

— Здравствуйте, Минтака, Альнилам, и  Альнитак! – привет вам от земной представительницы Ригель. – Минтака, позволь мне связаться с твоим патрулем на нашей планете!

Изображение изменилось, и на экране появился дежурный патруль Минтаки.

НЛО в виде двух сложенных краями тарелок с красивой цепочкой огней покачивалось над Финским заливом.

— Минтака! Покажи мне, пожалуйста, что делает твоя подопечная!

Минтака лежала на пляже и нежилась под солнцем.

Это место было известно, как пляж нудистов, которые облюбовали себе место недалеко от поселка Солнечный.

Здесь люди лежали, купались, загорали, играли в мяч, в карты, в бадминтон, в чем мать родила, и очень неприязненно смотрели на тех, кто рисковал зайти сюда из любопытства. Иногда здесь выставлялась охрана, которая выпроваживала особенно настойчивых людей в «футлярах».

— Эй, новенькая! – крикнули Минтаке. – Твоя очередь дежурить. Тебя сменят через полчаса.

Минтака поднялась, поправила свою сумочку, закрыв её одеждой и пошла на смену женщине, которая охраняла нудисткий пляж от вторжения одетых.

Не успела она занять её место, как к ней по мокрой полосе песка подъехал молодой парень на велосипеде. Он что-то сказал Минтаке, но девушка показала ладонью «нельзя».

Тогда парень пытался силой пройти на запретную для одетых территорию, но внезапно, потеряв равновесие, упал. Списав свою неудачу на песок, он взял велосипед на плечо и снова двинулся на Минтаку. И снова упал.

Минтака запрыгала от радости, видимо её в первый раз довелось убедиться, что бумеранг работает.

Парень посмотрел на её прыгающие груди и вдруг стал трясти их, как от ожога.

Мало того, его вдруг скрючило, он сел на песок, держась за гениталии.

«Эй, новенькая, что ты с ним сделала?» – догадался Гор по губам играющих в мяч.

Минтака развела руками, мол, ничего.

Парень, наконец, отдышался и стал стягивать с себя одежду.

Затем, одной рукой закрывая гениталии, а другой рукой взяв велосипед со шмотками, он вопросительно посмотрел на Минтаку.

Минтака пропустила его.

И парень, чтобы не дразнить нудистов, поставил велосипед вверх колесами, и лег животом вниз под одной из дюн.

Дежурной по пляжу были весело наблюдать, как некоторые из наседавших любопытных, падали, или бегали по кругу возле Минтаки, которая даже пальцем не трогала непрошенных гостей.

Некоторые не избежали участи велосипедиста, и сгибались от боли в гениталиях, а некоторых ни с того ни с сего, начинало тошнить. Кстати, не избежали спазм в желудке и тех, кто лежал на территории, отведенной для нудистов.

Когда Минтаку сменили, девушка решила больше не злоупотреблять бумерангом. Она оделась и ушла в прибрежный лес.

— Большое спасибо всем патрулям, которые помогли нам проконтролировать практику ваших подопечных! – поблагодарила Елена, и, обратившись к сыну, сделала жест перекрещенными ладонями, мол, выключай...

— А мы во время, мамма! – заметил сын. – Я чувствую, что мой дедушка уже близко от нас. Как будем его принимать?

— По обстоятельствам! – сухо сказала Ригель и вышла из-за пульта.

 

Глава шестая

 

СВИДАНИЕ

 

Прошло всего несколько дней, а событий случилось во много раз больше.

Последнее событие, которое произошло с Ригель и сыном, было визитом её отца в расположение Института, который произошел не без участия властей.

Елена была предупреждена своим небесным покровителем о предстоящем визите. Властям был нужен определенный результат, а её планы резко расходились с ними. И Ригель обратилась к своему светоносному мужу.

— Орк! – позвала Ель. – Ты так редко с нами бываешь, не мог бы ты снизойти до меня и твоего сына? Мы хотим тебя видеть, где ты пропадаешь?

Гор как всегда был рядом с матерью, но не потому, что он в ней нуждался, а наоборот, потому что понимал, что она в нём нуждается.

«Да, милая, – поймала она внутренний голос. – Сейчас я постараюсь сконденсироваться в отдельную каплю плазмы и припасть к вашим ногам. А вам лучше выйти во внутренний двор, там, под чистым небом, нам будет лучше!»

— Мамма, пойдем скорее! – поторопил её сын, видя, что она причесывается. – Не будем заставлять его искать нас здесь!

Ригель знала, что сын понимает все телепатемы, но она не боялась показать свою любовь к своему небесному избраннику. Гор должен был знать все тонкости человеческих чувств, хотя он и не был человеком, а скорее – инопланетянином.

Она понимала также, что не от неё исходят все сверхъестественные силы, а именно от него. И хотя она и играла роль хозяйки положения, то только лишь для того, чтобы до поры до времени замаскировать способности Гора.

Не успели они выйти во внутренний двор, как в чистом небе прогремел гром и если бы посторонние люди оказались неподалеку от территории Института, то они бы увидели странный прозрачный фиолетовый луч, вокруг которого патрулировал НЛО. Они бы увидели, что этот луч, вопреки законам земной физики, имеет окончание в виде эллипса, а на площадке этого эллипса находится изумительной красоты статуя мужчины, но без явных признаков пола.

Окончание космического луча мягко коснулось травы, которая в ту же секунду полегла кругом, слегка изменив цвет, и на Землю ступил Орк, каким его впервые увидела Ригель на вершине Пирамиды.

— Здравствуй, мой любимый! – радостно воскликнула Ель. – Я могу коснуться тебя?

— И я! И я! – не спрашивая, бросился сын к отцу и повис на его шее.

— Осторожней, Ель! – предупредил певучим голосом Орк. – у нас хоть и уравнена энергетика, но не висни, как Гор – можешь упасть. Я ведь не в физиологическом теле! А касаться можешь сколь угодно...

Ель не стала спрашивать, почему сыну можно, а ей нельзя, она давно уже привыкла принимать явления такими, какие они есть.

Орк сам подошел к ней и обнял супругу.

Ель с нежностью касалась пальцами его отсутствующего лица, несуществующих волос, недышащего носа, а Гор висел сзади и целовал отца всюду, где место было свободно от рук матери.

— Теперь ты понимаешь, что я не «пропадаю», как ты говоришь... – начал было Орк, но Ель закрыла его губы поцелуем.

Но конец фразы все же достиг её сознания: «...а нахожусь всюду, всегда, везде, хотя у Ригеля эти состояния не имеют никакого смысла».

— Пап, а когда меня пошлют на практику? – спросил Гор. – Почему люди из маминого окружения практикуют, а меня...

— А тебе не нужна практика! – серьёзно ответил отец. – Практика нужна тем, кто усвоил теорию, и должен проверить её на опыте. А у таких, как ты – пришельцев, опыт уже есть. И ты будешь действовать безошибочно. Так же, как во всех предыдущих случаях, которые угрожали вашим жизням.

— Ты считаешь, что Гор уже может приступать к исполнению своей миссии? – спросила Ель с тревогой.

— Да, но только после того, как ты помиришься с отцом и окажешься в безопасности! – ответил Орк. – Власти всё еще заблуждаются, приписывая сверхъестественную силу тебе, но когда ты согласишься вернуться к отцу, а власти поймут, что ты бессильна, они оставят тебя в покое. Как отец, так и ты, будете для них «отработанным, бесполезным материалом», и они будут искать бумеранг у разбежавшихся представителей светил.

— Но, пап! – возразил Гор, соскальзывая с шеи отца. – Они ведь попытаются снова проверить мамины «способности», и когда окажется, что она их утратила, власти могут убить её!

— А наши патрули на что? А ты на что? – напомнил Орк. – Когда для твоей мамы возникнет угроза насилия над ней, дежурный патруль тут же появится в зоне видимости властей. И они поймут, что девушка тут не при чем, а всё случившееся было дело «рук» НЛО. Им не удастся даже связать её, не говоря уже о том, чтобы ударить, или убить...

— А мне в случае угрозы по-прежнему нужно сказать код в виде звука ОРК? – спросила Елена.

— Да, и тебе даже достаточно сделать это мысленно! – ответил её муж, взяв её одной рукой за плечо и показывая на скамейку.

Все сели. Орк посредине, двое по бокам.

Какая-то кошка выглянула из подвала и с воем бросилась обратно.

Голуби, увидев людей, спланировали на землю, но подойти не смогли, что-то им мешало.

— Честно говоря – сказала Елена – мне хочется домой, но не хочется жить с отцом. Я понимаю, что он отец. И я должна любить его, но...

— Любовь ничего не должна, – сказал Гор. – Любовь свободна от долгов. Долг и Любовь, это несовместимые понятия. Хотя даже и понятие – это не Любовь.

— Интересно! – оживился Орк. – Откуда ты все это знаешь сынок? Ну-ка, расскажи мне про Любовь, ведь нам это человеческое качество неизвестно? – попросил ригелянин.

— Я еще в утробе мамы исследовал все человеческие способности! – ответил сын. – А любовь у людей настолько разная, что мы даже не всегда понимаем, где она. Например, любовь детей к родителям – это не любовь, а чувство благодарности. И наоборот, любовь родителей к детям – это эгоизм, сродни собственничеству. Есть много видов так называемой «любви»: любовь к Родине, любовь к Богу, любовь к городу, любовь к искусству, любовь к науке, любовь к спорту... И всё это разные чувства, несравнимые друг с другом чисто психологически. Люди знают любовь к женщине, любовь к родителям, любовь к Родине, любовь к вещам разного рода, любовь к деньгам – все это еще не любовь, а одержимость...

— Да, Орк, Гор прав! – подтвердила Елена. – Многие любят пить, курить, совокупляться, играть, издеваться, пытать, убивать... – всего не перечислить. Они убеждены. Что они любят это делать, но это не имеет никакого отношения к Любви. Хотя некоторые люди ради такой любви способны жертвовать жизнью!

— Это демонстрация! – ответил её сын. – Демонстрация для других, чтобы показать себя героем. Это тоже следствие одержимости. Люди одержимы желанием иметь, что и называют любовью. Все человечество движется через желание.

— Очень интересно! – заметил Орк. – Продолжай, пожалуйста!

— Любовь, это очень редкое качество, – продолжил Гор, – которое не поддается словесному определению.

Определение, как это видно из самого слова, само находится в пределах этого определенного.

Любовь же беспредельна, она не может быть в границах определения.

Поэтому само по себе слово Любовь – обман. Есть привязанность, но не Любовь. А привязанность существует только у людей.

Мальчик сделал паузу и продолжал:

— Пришельцы, например, вроде папы, не привязаны ни к кому, и ни к чему. Они свободны. Они не зависимы ни от еды, ни от тела, ни от его одежды, ни от правительства, ни от ограниченного образования, поэтому они свободны в своих действиях. Но это не та человеческая свобода, которая позволяет делать любые безобразия. Это настоящая свобода, и она дается только тем существам, которые доказали свою полезность в развитии Вселенной. А как можно приносить пользу без Любви? Вот почему все остальное, что люди называют любовью, это обман.

— Ну, как же так? – не понял ригелянин. – Разве вы обманываете меня? Разве я не люблю вас?

— Ну, пап! – засмеялся Гор, – ты совсем оземнел. Ты любишь не только нас, ты любишь всех так же, как Солнце-РА любит свою Гею, и всю её географию, и все Его планеты.

Оно не демонстрирует любовь к избранному, оно просто ЛЮБИТ. Мы ведь уже говорили, что Любовь ДАЕТ Свет и светится, а бумеранг, то есть отражение этой любви на Земле, наоборот, отнимает для себя то, что любит, и не светится.

— По твоим словам, – резюмировала мать, – на Земле вообще нет Любви?

— Я этого не говорил! – улыбнулся сын. – Примеров светлой любви история знает много. Например, мать Тереза, Далай-лама, да что вам перечислять всех канонизированных святых? Но это очень редкие случаи светоносной Любви, а всё остальное – так, самообман.

— Я тоже обманываюсь, когда думаю, что люблю Орка? – тревожно спросила Елена.

И опять Гор рассмеялся.

— Ну, мам! – ты же сама сказала «думаю, что люблю».

Думать и любить совсем разные состояния!

Ты любишь безоговорочно. И не только меня или папу.

Если ты любишь, просто люби больше.

Если ты любишь, ты просто существуешь в состоянии большой любви – не только по отношению к Светоносному Отцу, но и по отношению ко всему, что существует вокруг тебя – к деревьям и камням, к небу и земле...

Мальчик посмотрел на мать и понял, что она хотела бы услышать больше. И он продолжил:

— С Отцом ты соотносишься не умом, а сердцем, а сердце не знает, что такое сомнение. Сомневается ум, он думает и часто убеждает себя принять желаемое за действительное. А сердце не знает, что такое убежденность, оно просто знает доверие. Сердце подобно ребенку. Ребенок держится за руку Отца и идет за ним повсюду, не веря и не сомневаясь. Так что не сомневайся, ты просто любишь Отца, и не думай ничего лишнего про себя...

— Я даже не догадывалась, что ты так много знаешь! – растерянно сказала Елена.

— Нет, мам! – возразил ей сын, вставая со скамьи и садясь на корточки перед матерью. – Человек, который слишком много знает, становится почти невыносимым. Потому что он знает без истинного понимания. Он собрал много доктрин, теорий, текстов, которые лежат грузом на его сознании, они не живут. Все это не произошло с ним, все это заимствовано, а все что заимствовано – это гнилой хлам, и всё это следует выбросить как можно скорее.  Иисус называл таких многознающих «книжниками».   

— Разве истина постигается не через знание? – спросила мать сына. 

— Истинно только то, что происходит с тобой! – ответил Гор, посмотрев на отца. – Истинно только то, что цветет в тебе. Только то, что растет в тебе, является истинным и живым.

Заимствованное знание становится обманом ума, оно скрывает, а не разрушает невежество.

И чем больше какой-либо человек окружен знанием, тем больше незнания и тьмы находится внутри него, в глубине его существа.

Такой человек, обладающий заимствованным знанием, почти полностью замкнут внутри него. К нему нельзя подступиться, невозможно обнаружить его сердце, он сам потерял всякую связь со своим сердцем.

Вот что имел в виду Иисус, ругая книжников, мамма?

— Да, я понимаю, что ты имеешь в виду! – согласилась мать, шокированная откровениями сына. – Но если я стану такой же, как ты, то это будет противоречить принципам общественной морали, и меня могут изолировать от общества! – сказала Елена, взглянув на мужа.

Ригелянин не понимал её недоумения и промолчал.

— Зря ты так считаешь! – сказал сын, поглядев на маму своими глубоко проникающими зрачками. – Гор не говорит тебе: «Будь моральной», он говорит: «Будь естественной».  А это два абсолютно противоположных измерения. Моральный человек никогда не естественен, и не может им быть по определению.

  — Это почему же моральный человек неестетвеннен? – спросил его Орк скорее для Елены, чем для себя.

 — В нравственности существует и хорошее, и плохое, – ответил Гор, – а в состоянии естественности существует мудрое и глупое.

— Естественный человек мудр, а не хорош, – продолжал он, поглядывая на маму. – А неестественный человек глуп, а не плох.

Нет ничего плохого и ничего хорошего, есть только мудрое и глупое.

И если кто-либо глуп, то он вредит себе и окружающим, если же он мудр, он не приносит никому вреда, ни окружающим, ни себе.

Не существует греха, не существует добродетели — существует только мудрость.

Гор встал на ноги, прислушиваясь к чему-то, и заявил:

— Мораль это фальшивая монета, она обманывает людей. Религия, где она проповедывается, ничего общего не имеет с моралью, потому что религия не имеет ничего общего с тьмой. Тьмы не существует без света, и наоборот, свет невозможен без окружающей тьмы. Точно так же в магните не может быть одного полюса – всегда есть два. Но все религии мира, создают раздвоение личности. Все религии мира, порождают шизофрению. Они раздваивают людей.  Они делают в людях что-то хорошим, а что-то плохим. И они говорят, что к хорошему надо стремиться, а от плохого отказываться, нужно отвергать Дьявола и принимать Бога. Они порождают внутри людей борьбу. И человек постоянно чувствует себя виноватым, половинчатым.  Ибо, как можно уничтожить, свою вторую половину, которая органически неразрывна с Целым! – закончил он. – Между прочим, мой дедушка уже близко. И его сопровождают грозные представители власти. Что нам делать?

— Ты встретишься с ним одна! – сказал Орк, поворачивая Ель лицом к себе и кладя ей руки на плечи. – А Гору пора идти в мир. Он готов!

— Но я еще не готова расстаться с вами! – почти закричала Елена. – Что я буду делать с отцом?

— С ним ничего не надо делать, мамма! – обнял её сын. – Там твой дом. Сколько можно скитаться? Он едет просить у тебя прощения, и ты вернешься. Ты вернешься не к нему, а домой. И там будет наш центр связи. Пойми, это предрешено не нами. Одна ситуация кончается, начинается другая...

— А ты сам-то готов один идти в мир? – со слезами в голосе спросила мать.

— Я странник, мамма! – успокаивал её Гор. – А странников даже среди людей много. Это не бездомные, наоборот, они не хотят иметь дома, ибо дом привязывает, а привязанный пес не свободен в своих действиях. Он раб хозяина. Ты же не хочешь, чтобы я был рабом?

— А как же люди? – спросила Ель. – Они ведь вернутся обратно через неделю!

— Нет, не вернутся! – заявил Орк. – Гор встретится с каждым из них и даст им все необходимые инструкции. Ты еще увидишь каждого по отдельности. Они будут приходить к тебе...

— Как жаль, что мы не можем побыть вместе подольше! – заплакала Ель, обнимая мужа и сына. – Мне так не хочется вас отпускать!

— Отпускают только грехи в церквах, – пошутил Орк, – а мне что отпускать?

— Мой бедный папа считает, что я согрешила с тобой, – поддержала шутку мужа Ель. – Значит и ты не безгрешен!

— В его глазах, возможно! – согласился Орк, – но пусть он себе считает так, как ему удобней. Это его проблема... А ты, Гор, пожалуйста, покинь эту территорию еще до встречи с дедом! Он ведь о тебе ничего не знает, так вот и пусть остается в своем неведении. А тебе пора начинать свою работу среди людей, ригелянин! И ты хорошо знаешь свою программу. Так что, иди, не трави душу матери!

— Мам, благослови! – попросил её сын, наклоняя перед ней голову.

— Ну, иди сынок, с Богом! – сказала Елена, трижды целуя Гора.

— Пап, а ты? – обернулся к отцу Гор.

— Будь здоров, сын мой, иди с Орионом! – и Орк перекрестил его, копируя не крест, а созвездие Ориона.

Они обнялась, постояли так некоторое время молча, и разошлись.

Фиолетовый луч с каплей плазмы Ригеля молниеносно, а поэтому и незаметно скрылся в небесных просторах.

Гор вышел со служебного входа и углубился в лес.

А Елена пошла к главному входу НИИПВЧ навстречу своей новой и неизбежной судьбе.

Подъезжающий микроавтобус с рупором на крыше уже заезжал на территорию Института, как вдруг кто-то из наблюдателей, смотревших в окно, показал пальцем в небо и закричал:

— Смотрите! Вот что им помогает!

В этот момент двигатель микроавтобуса заглох, ибо патрульный НЛО Ригеля завис над непрошенными гостями.

До ограды территории было еще метров 200, и «гости» прошли это расстояние пешком. Спецназовцы шли по бокам, а штатские шли в центре, под их охраной. Они были хорошо наслышаны о смертельной обороне владельцев секретного объекта, поэтому никаких агрессивных действий пока не предпринимали.

Елена увидела отца, которого поддерживали под руки двое в штатском, вооруженные дубинками, спрятанные под одеждой.

Вид у него был измученный, он постарел и еле двигал ногами.

Какой-то начальник остановил людей возле распахнутых и не охраняемых ворот и, поднеся к губам микрофон, что-то сказал.

Электроника не работала.

Он взглянул на НЛО и злобно погрозил ему кулаком.

В тот же момент его кулак обуглился и он, взвыв от боли,  кинул рупор на землю и, прижимая дымящийся кулак к груди, бросился в свой микроавтобус.

Свидетели этой сцены были в шоке.

До них, наконец, дошло, что с ними шутить не будут.

Спецназовцы опустили дула автоматов к земле.

Кто-то поднял бездействующий рупор и еще раз проверил его.

На этот раз рупор включился.

— Раз, два... – послышалось из усилителя, а потом уже по делу. – Мы пришли к вам с миром, здравствуйте!

— Здравствуйте! – неожиданно громко сказала Елена. – Но вы пришли не с миром, а с оружием!

— Оно предназначено не для вас, – ответил рупор. – Это обычная охрана. Мы можем побеседовать?

— Можем, но не под дулами автоматов. Вы же видите, я беззащитна и безоружна! – ответила Елена. – Уберите своих защитников и беседа состоится! Если нет, разговора не получится...

Из микроавтобуса продолжал доноситься вой пострадавшего.

Штатские что-то обсудили между собой и дали команду спецназовцам вернуться в автобус.

Военные неохотно подчинились. Они не привыкли уходить впустую.

— Вы тоже снимите свою охрану! – сказал рупор. – Тем более, что нам нужно срочно отправить пострадавшего в больницу. А мотор в его присутствии не заведется... – кивнул он на зависший НЛО.

Елена мысленно сказала код пароля для патруля и попросила его подняться выше, а когда автобус уедет, перейти в невидимый диапазон.

НЛО со свистом молниеносно взлетел вверх и скрылся из виду.

Свидетели этого события испытали некоторый шок. В тот же миг мотор завелся, и машина стала разворачиваться на дороге.

— Отвезете, и назад! – прокричал водителю рупор.

Водитель кивнул, и машина скрылась за поворотом дороги.

— Мы можем войти? – спросил рупор. – Войти без последствий?

— Входите! – пригласила Елена. – Здравствуй, отец! Только без поцелуев, пожалуйста, и без объятий! – предупредила она.

— Здравствуй, дочка! – слабым голосом, приблизившись, сказал Олег Михайлович! Я приехал просить у тебя прощения... Погорячился я, прости меня, грешного!

— Ладно, прошлого уже вернешь! – сказала Елена. – Я не прокурор, чтобы судить или миловать. Есть Бог, вот к нему и обращайся!

— Но мы же люди! – вмешался кто-то из штатских, – а человек должен научиться прощать. Кто не прощает, тому тоже не прощают...

— Я вашего совета не спрашивала! – резко ответила Елена, жестом приглашая остальных пройти в столовую. – А ты отец, я хотела бы от тебя слышать, ты это делаешь под давлением, или от всего сердца?

Олег Михайлович испуганно посмотрел куда-то в сторону и сдавленно произнес:

— Да я давно уже понял, что был неправ тогда, но я не знал, куда ты пропала, а власти вот, помогли, разыскали... Прости меня, пожалуйста! И давай, поедем домой с миром!

— Ну, о доме еще рано говорить! – сказал тот, на кого оглядывался Олег Михайлович. – Мы еще должны поговорить с госпожой Ригель, если она не возражает, конечно?

В столовой Елена включила электрочайник и расставила чашки перед теми, кто уже расселся за столами. Восемь человек разместились за тремя столами, а «семья» Ригелей с двумя штатскими расположилась отдельно.

— А где же остальные люди? – спросил один из них. – Где заложники?

— Я хотела бы знать, кому я отвечаю? – сказала Елена, спокойно заваривая чай в большом фарфоровом чайнике – Не могу же я давать сведения неизвестному человеку!

— Ах, да! – спохватился штатский, – я же не представился. Будем знакомы, я являюсь новым научным руководителем этого Института. Моя фамилия Громов, а зовут меня просто – Иван Иванович.

— Ригель Елена Олеговна! – в тон ему ответила хозяйка. – Но о каких заложниках вы спрашиваете? Кто кого взял в заложники, я не понимаю?

— Всё вы понимаете! – сердито сказал второй, сидевший за их столом. – Иван Иванович говорит о тех людях, которые до ЧП находились под наблюдением персонала. Где они?

— Ну а вы, по какому праву устраиваете мне допрос? – обрезала его Елена. – У вас есть ордер? Кто вы такой?

— Я новый заведующий спецотделом по особым делам НИИПВЧ – ответил тот – моя фамилия Филлитов Петр Степанович, вот моё удостоверение – и он протянул красную книжечку в сторону Елены.

Елена даже не взглянула на него. Она спокойно налила всем чай по чашкам, внимательно глядя в лицо каждому, к которому подходила. Потом достала из буфета печенье, разложила его доверху по корзиночкам и поставила на каждый стол.

Когда простой этикет гостеприимства был соблюден, она позволила себе присесть за стол, где находился отец с названными гостями.

— Разве я вас допрашиваю! – возразил Филлитов. – Допрашивают совсем не так, не дай вам бог это испытать. Я просто по-человечески интересуюсь, куда спрятались люди, которые раньше были под наблюдением персонала НИИПВЧ? Они могли бы быть очень полезны нам, когда мы вновь вернемся на нашу законную территорию.

— Хорошо, я тоже очень просто отвечу вам, – с улыбкой сказала Елена. – Они разбежались. Разве вы не объявили их в розыск?

Похоже, что Ригель угадала, так как Петр Степанович не ответил на её вопрос.

— Доченька, но по моим подсчетам, ты должна еще быть беременной – смущенно начал он. – Но я не вижу тебя таковой! Ты что, сделала аборт?

Судя по вопросам отца, его не информировали об аномальных родах и всех последующих необъяснимых явлениях.

— Это некорректный вопрос, отец! – ответила она. – Сколько женщин, которых выгнали мужья или родственники, вынуждены были...

— Ладно, ладно! – перебил её Олег Михайлович. – Я больше не буду задавать вопросы по части гинекологии. Но я могу позволить себе спросить тебя, кто был бы отцом твоего ребенка?

— Ты опять за старое? – недовольно упрекнула его Елена. – Уже забыл, что именно из-за моего молчания ты выгнал меня из дома? И после этого ты хочешь, чтобы я вернулась обратно домой, чтобы ты пилил меня каждый день?

— Уважаемые! – поспешил вмешаться Иван Иванович. – Вы еще дома успеете выяснить все ваши проблемы, – сказал он так, как будто бы этот вопрос был уже решен. Я ведь правильно понял, что вы простили отца, и вам нет смысла здесь оставаться?

— Допустим, я его простила, но с испытательным сроком! – позволила себе улыбнуться девушка.

Олег Михайлович просиял.

В такие минуты его лицо приобретало свои национальные черты, которые гордились своими успехами.

Это была торжествующая улыбка немца, одержавшая победу.

— Прекрасно! – одобрил ответ Елены Иван Иванович. – А теперь ответьте мне по существу, что же здесь происходило? Институт пуст?

— Институт пуст, – переходя на деловой тон, сказала Ригель. – А что здесь происходило, вы и без меня знаете...

— Мы знаем лишь по результатам, – сказал Петр Степанович, – которые мы приписывали вашим сверхъестественным способностям. Но результаты это лишь следствие, а причин мы не знаем. Кто же кроме вас, может нам открыть истину, чтобы подобных явлений больше не происходило?

— А теперь вы мне этих способностей не приписываете? – спросила Елена, с интересом вглядываясь в течение мыслей собеседника.

— Теперь мы склонны допустить, что вы тоже стали заложницей обстоятельств, которые создавали пришельцы. Вы согласны?

— Да, эта версия вполне вероятна! – спокойно сказала Елена. – Я, ведь, действительно никаких преступлений не совершала, никого не убивала, ни к кому не применяла силы...

— А что такое бумеранг Ориона? – вдруг спросил один из сидевших за соседним столом. – Разве вам неизвестно это словосочетание?

— Это вопрос не ко мне, – спокойно ответила девушка. – Я не специалист по бумерангам. Возможно это какие-то секретные разработки бывших сотрудников Института. Я всего лишь жертва, домашнего террора... – сказала она, посмотрев на отца,

Олег Михайлович покраснел, как будто его ударили, но промолчал.

— Значит, вы утверждаете, – спросил Петр Степанович, – что вы не обладаете никакими сверхъестественными способностями? И мы можем это проверить?

— Проверяйте! – спокойно ответила Елена, отхлебывая чай из чашки.

— Взять её! – скомандовал Филлитов людям в штатском, сидящим за соседними столами.

Трое в штатском поднялись из-за стола и направились к столику, где сидели Ригели.

Олег Михайлович пригнул голову, готовясь к ударам. Видимо, ему бедняге, тоже доставалось, и его испуг был неподдельным.

Штатские вплотную подошли к столу, но вместо девушки, скрутили руки назад Филлитову и рывком подняли его на ноги.

Петр Степанович взвыл он боли в суставах и заорал на всю столовую:

— Я сказал её, сволочи, а не меня!

Но штатские спокойно волокли сопротивляющегося начальника к выходу.

А за дверьми уже был слышен шум возвращающегося микроавтобуса.

Елена от души смеялась над ситуацией, качаясь на стуле.

— Это твоя работа, с... – но не договорил, ибо спазмы желудка сделали свое дело и штатские вежливо отставили ноги в стороны, чтобы их не забрызгало.

— Нет, я тут не при чем! – смеялась Елена, показывая пальцем вверх. – Это они!

Остальные «гости» оторопело смотрели на происходящее и понимали, что с уфонавтами шутки плохи.

Затем все встали, и, поблагодарив за чай, поспешно ретировались.

— Папа, а ты оставайся! – не допускающим возражения тоном сказала Елена. – Прощайте, гости дорогие, скатертью вам дорога! – вдогонку крикнула она беглецам. – Мы вскоре покинем ваш санаторий, так что можете занимать свою территорию. Но сначала не забудьте прислать за нами хотя бы вертолет!

С этими словами «миротворческая делегация» погрузилась в автобус, который, резко рванув с места, укатил прочь.

Елена долила отцу чаю и поставила новую порцию кипятка.

— Ты можешь мне объяснить, что происходит? – не на шутку встревоженный спросил Олег Михайлович.

— Пап, я уже не та, которую ты знал, – с улыбкой ответила Елена. – Я не ищу объяснений, а принимаю события так, как они есть. Мало ли что происходит вокруг, если всему искать объяснений, то с ума можно сойти!

— Погоди, погоди! – продолжал недоумевать отец. – Ты что, веришь в то, что сюда за нами прилетит вертолет? Ну, да, он может прилететь, но начиненный ракетами и десантниками. И нам тогда хана!

— Брось! – смеялась дочь. – Мы это уже проходили! Тебе разве не сообщили о результатах?

— Нет, конечно! – удивленно ответил отец. – Кто ж мне будет говорить, что здесь происходило. Это, надо полагать, секретная информация.

— Ну да, секретная, – улыбалась Елена, – была секретная. А теперь все секреты рассыпались, как бусинки из порванной нитки.

— Ну, если не секрет, то расскажи все-таки, что происходит? – попросил Олег Михайлович.

— Так это же ясно! – с досадой в голосе сказала дочь. – Тебя разыскали, допрашивали с пристрастием, потом заставили принять их план, привезли сюда, и вот – ты здесь! Вот это и произошло.

— Да я не об этом? – осмелел Олег Михайлович. – Почему охранники не выполнили команду начальства и скрутили его самого?

— Потому, что потому, что кончается на «У»!

— Это не ответ?

— Да вопрос то не ко мне, отец!

— Но ты то, похоже, знала, что тебя не схватят! – возразил Ригель. –  Ты была абсолютно спокойна, даже не испугалась...

— Если я не боялась ночью взобраться на вершину пирамиды Хеопса, и если я не боялась, в чем есть уйти из дома! – жестко ответила дочь, – то, как ты думаешь, у меня есть чувство страха?

— Слушай! – вдруг догадался Олег Михайлович. – А ты, случаем, не похищалась ли этими... пришельцами?

— И этот вопрос не ко мне, – ответила Елена, выплескивая остатки чая из недопитых чашек в раковину. – Этот вопрос будут решать психиатры, которым ты решишь показать меня после возвращения, не так ли?

— Я даже не рассчитывал, что ты согласишься вернуться! – смущенно сказал отец. – Ты действительно готова вернуться?

— А ты, похоже, не рад мне? – спросила Елена. – Тебя заставили силой сюда приехать, а то бы я на фиг была бы тебе нужна!

— Неправда! – горячо возразил отец. – Если бы я не любил тебя, разве бы я возил тебя за границу, разве я делал бы тебе подарки?... – он осекся, поняв, что ляпнул бестактность. – Прости меня, но я по-прежнему люблю тебя, дочь моя!

— Ладно, успокойся! – потрепала она отца по плечу. – А вот и вертолет, слышишь, а ты не верил. Пойдем, что ли, свидание окончено, пора домой!

На этот раз отец не стал задавать никаких вопросов.

Он понимал, что в любом случае у него не будет выбора.

И он покорно последовал за дочерью к выходу из помещения.

Вертолет уже завис над территорией, разгоняя пыль по просторному двору.

«Разрешите приземлиться!» – послышался сверху голос, усиленный мегафоном. 

За стеклом показалось лицо пилота с вопросительным выражением.

Елена показала ему разрешающий жест.

В кабине было только двое.

Никакого оружия при них не было.

Елена и Олег Михайлович взобрались в салон и сели в удобные кресла пассажиров, закрепившись ремнями безопасности.

Полет проходил молча. Никто ни о чем никого не спрашивал.

А через полчаса винтокрылая машина уже садилась на вертолетную площадку Заячьего острова.

Бой колоколов на часах Петропавловского собора приветствовал вновь прибывших «туристов».

Елена поблагодарила пилотов, взяла отца под руку и они, молча, пригнувшись от ветра лопастей, направились к деревянному Иоанновскому мосту, соединяющему Заячий остров с Петроградской стороной.

Отсюда до Большой Монетной улицы можно было, не спеша, дойти всего за полчаса.

— И всё-таки, – нарушил молчание отец, – мне непонятно, кто прислал за нами вертолет, прогулка которого стоит очень дорого?

— Мой муж! – коротко ответила дочь. – И, давай не будем об этом!

Лучше расскажи, как ты жил всё это время?

И Олег Михайлович рассказал дочери всё что мог по дороге.

 

ВСТРЕЧИ  ЗА  И  ПРОТИВ

 

Гор, хотя и был пришельцем, время которого текло не по земным часам, но мозг его был приспособлен для приёма информации на человеческом языке.

Еще в утробе матери, когда закладывалась его внеземная программа, мальчик осознавал, что мысли, которые возникают у него в голове, не являются продуктом его ума. Обычный человек все мысли принимает, как свои. Но уже тогда мальчик понял, что такой приём мыслей на самом деле является беспорядочным и часто приводит людей к преступлениям.

В утробе матери, когда у него еще не могло возникнуть мыслей, описывающих внешний мир, он слышал только мысли своего Светоносного Отца, который, час за часом, закладывал в него основы Природы человеческого мышления, которые ему понадобятся после появления на Свет.

«У каждого человека, среди которых ты будешь находиться, – запоминал мозг  еще нерожденного пришельца, – постоянно крутятся в голове какие-нибудь мысли. Если не контролировать этот процесс, верх возьмут негативные мысли, потому что людей больше всего волнует то, что пугает, тревожит, беспокоит, гнетет или вызывает недовольство. Так на протяжении тысячелетий формировалась психика человека под воздействием деструктивных эгосфер, которым выгодно держать человека в страхе, чтобы успешно манипулировать. Тебе, сын мой, нужно выработать привычку сознательно контролировать мысли».

Поскольку у маленького существа, созревающего в утробе матери, еще не было никаких вопросов, то ему оставалось только воспринимать уроки Отца.

«Нужно усвоить главное – у тебя нет ума.

 Ум является проблемой всех проблем.

С самого начала необходимо усвоить, что такое ум, из чего он состоит, является ли он физической реальностью или это процесс; материален ли он или относится к миру грез.

Если внимательно всмотреться в глубину этой природы, то ты не обнаружишь такой реальности как ум, это не вещь – это процесс; ум не предмет, он подобен толпе.

Существует ли такая вещь как толпа?

Можно ли найти толпу без отдельных людей, стоящих в ней?

Но поскольку они стоят вместе, то их совокупность дает вам ощущение, что существует нечто, что называется толпа, однако существуют только отдельные люди.

Также и мысли. Существуют отдельные мысли, но они так быстро движутся, что между ними не видно промежутков.

Но если быть внимательным, то можно увидеть одну мысль, другую, третью мысль..., но не ум.

Совокупность мыслей, миллионы мыслей создают у человека иллюзию существования ума. Можно обнаружить только мысли, но нигде не найти ума».

И вот теперь эти знания, которые он получил в утробе матери, должны будут помочь ему разобраться в людях.

Углубляясь в лес после встречи со своим Светоносным Отцом на территории Института, Гор внимательно анализировал эту тему, ибо теперь ему придется самостоятельно встретиться с продуктом человеческого ума, а для этого нужно было досконально осознавать его природу и происхождение.

«Действительно, – на ходу размышлял Гор, – если наблюдать за процессом мышления достаточно долго, то можно увидеть, что промежутков больше, чем мыслей. А почему? Потому что каждая мысль должна быть отделена от другой мысли так же, как каждое слово должно быть отделено от другого слова».

И чем глубже Гор проникал, тем больше и больше промежутков он находил, и тем длиннее и длиннее они становились. Вот, проплывает одна мысль, за ней следует промежуток без всякой мысли, затем приходит другая мысль, за ней следует другой промежуток.

Гор вспоминал, что и мама говорила то же самое.

Она говорила, что мысли существуют отдельно от человека, они не едины с человеческой природой, они приходят и уходят, а он остается, продолжается...

«Вы как небо! – говорила она, – оно не приходит и не уходит, оно все время здесь. Облака приходят и уходят, они временное явление, они не вечны. Даже если вы будете пытаться удержать мысль, долго вам это не удастся, она должна уйти, она имеет свое собственное рождение и смерть. Мысли не ваши, они не принадлежат вам».

— Значит, мама тоже имеет Высшее Космическое Образование! – вслух сказал Гор, внимательно глядя себе под ноги.

Юноша осознавал, что когда он будет встречаться с практикантами, то он должен передать им эти необходимые «шпаргалки» по проблеме человеческого ума, чтобы потом они работали не вслепую, а с глубоким осознанием своего дела.

«Надо будет сказать им, – планировал он, – о том, что происходит, когда человек делает различие между хорошей и плохой мыслью. Допустим, некто приближает хорошую мысль к себе и отталкивает плохую мысль прочь. Рано или поздно он отождествляете себя с хорошей мыслью, и хорошая мысль становится хозяином.

Но любая мысль, когда она становится хозяином, порождает страдание — потому что это не есть истина; мысль — это обманщик, а человек отождествляет себя с ней. Отождествление же — это болезнь. 

Если происходит отождествление, человек становится именем и формой — и тогда хозяин мысли погиб...».

Лес поредел, и Гор вышел на поляну, на которой были видны следы кострищ от недавних посетителей.

Юноша нашёл маленький островочек нетронутой травы, сел в позу лотоса и продолжал свою медитацию:

«Надо напомнить им, что мысли навязаны людям эгосферами, и для человека  являются посторонними. Ни одна из мыслей не является собственностью ума. Они всегда приходят извне. А человек лишь является их проводником. Проводя какую-либо мысль в жизнь, реализуя её, человек не только усиливает Эгосферу, но и под её влиянием, совершает насилие и преступления».

Медитация Гора углублялась, и он видел будущую ситуацию так:

«Конечно, многие будут настаивать на том, что все мысли – это их собственные мысли. Более того, они будут защищать свою мысль, обсуждать ее, спорить о ней, пытаться доказать, что это их собственная мысль. Но никто и не подумает о том, что ни одна мысль не является оригинальной, все мысли заимствованы, и они не новы хотя бы потому, что миллионы людей до этого момента выражали подобные мысли. Мысль, как и всякая вещь, находится вне человека».

На поляну выскочил ёжик, и, не боясь человека, собирал огрызки яблок, валяющихся здесь и там. Ёжику не надо было думать, он просто знал, что нужно делать.

«Действительно, – продолжал медитировать юноша, – это два очень схожих понятия: вещь — это мысль, а мысль — это вещь. Вы можете отбросить мысль как вещь. Вы можете убить человека мыслью как кинжалом. Вы можете отдать свою мысль как подарок или как заразу.

Мысли являются силой, но они не принадлежат людям. Вся вселенная наполнена мыслями, вещами и предметами. Вещи – это физическая часть мысли, а мысли — это ментальная сторона вещей.  Благодаря этому факту происходят многие чудеса. Если человек постоянно думает о друге и его благополучии, то это случается, потому что он направляет на него силу мысли.

Иногда, даже видно, как материализуется мысль, но из-за того, что человек материалистически обусловлен, он считает это совпадением. Например, иногда некто думал о смерти определенного человека, и он умирал. Но некто посчитал это просто совпадением. По сути дела, с мыслью выбрасывается энергия — и она потребляется эгосферой.

И никто не думает, что человек бесполезно расточает энергию. Но дело не только в расточительстве. Виновник этого процесса разрушает людей вокруг себя; и разрушает сам себя. Вот, что необходимо усвоить людям».

Ёжик наколол огрызков, сколько мог на свои иглы, и потащил их в свой заветный дом.

А Гор всё еще углублялся в свои предстоящие встречи с людьми, которые нужно было осознать не только практикантам, но и ему самому.

И он черпал это осознание из глубин Информационного Поля, которое выдавало ему дискретные порции «по умолчанию»:

«Человечество становится с каждым днем все более несчастным, потому что на земле рождаются все больше и больше людей, которые излучают все больше и больше мыслей.

Обычно, не осознавая, они думают о чем угодно.

Трудно найти человека, который бы в мыслях не совершал убийства; трудно найти человека, который не совершал бы самых разнообразных грехов и преступлений в уме.

А потом вдруг они случаются. Они, возможно, и не убьют никого, но постоянное размышление об убийстве может создать ситуацию, в которой человек будет убит.

Если под влиянием мыслей, запущенных эгосферой, излучать негативную энергию – она всегда вернется в виде новых проблем, как бумеранг.

Чем хуже человек думает об окружающем мире, тем хуже этот мир для него становится.

Вот почему Отец, который знает внутреннюю природу человека, говорит, что все ответственны за то, что случается на Земле».

Тем временем солнце уже перевалило за полдень, и надо было двигаться дальше.

Сегодня конечно, уже трудно было самостоятельно кого-нибудь найти, поэтому Гор прибегнул к помощи дежурного патруля.

Пришелец назвал код и над поляной завис патрульный НЛО Ригеля.

«Возьми меня на борт!» – мысленно попросил Гор.

«Мы не берем людей!» – получил он ответный импульс.

«Не узнали меня что ли?»

«Но у тебя человеческая внешность!»

«Я ригелянин, сын Орка!»

«Извини, мы не просканировали биополе. В регионе так много практикантов. И все знают пароль.  Приземляемся...».

Покачиваясь, как падающий лист, диск  опустился над поляной, и как зонтик завис над Гором.

Фигура Гора-ригелянина потеряла чёткие очертания, утратила гравитацию и взмыла под купол дисковидного объекта.

Внутри объекта было значительно просторнее, чем его видимый объем снаружи.

Гор ожидал увидеть сложный пульт, подобно тем, с которыми работают летчики в кабинах современных авиалайнеров, но ничего такого здесь не было и в помине.

Простая планшетка была расположена на уровне конечностей операторов, которая слегка мерцала матовым светом.

Кисти их «рук» находились в углублениях планшетки, а пальцы подавали на планшетку нужные импульсы.

Купол же представлял собой обзорный экран.

Операторы – небольшие существа в комбинезонах матово-серебристого цвета, жестом показали Гору на выросшее из пола кресло.

«Маршрут?» – мысль была предельно лаконична.

«Сначала связь! – таким же образом распорядился Гор. – Мы должны найти кого-нибудь из практикантов, кто уже достиг города. Наша Минтака там? Свяжитесь с патрулем Минтаки, пожалуйста!» 

Небольшое движение одного из пальцев, и Гор увидел перед собой патрульный объект от светила Минтаки из созвездия Ориона. Он имел шарообразный вид и парил над Невой в недоступном для наблюдения диапазоне.

«Привет Минтаке от Ригеля! – последовал импульс Гора в сторону невидимого людям шара. – Где ваша подопечная?»

На обзорном экране вместо ответа возник силуэт Минтаки, которая шла по одной из улиц Санкт-Петербурга.

«Доставьте меня к ней, пожалуйста! – попросил Гор, обращаясь к своим пилотам. – И, если возможно, задержите её время до тех пор, пока я не окажусь перед ней».

Изображение Минтаки застыло на полушаге, а патруль Ригеля, ориентируясь на координаты, данные патрулем Минтаки, завис в полутора метрах от указанного места назначения.

В тот же миг Минтака продолжила своё движение, а Гор спрыгнул прямо перед ней на асфальт, смягчив приземление, как парашютист.

— Гор! – чуть не упершись в юношу, воскликнула Минтака. – Ты что, с Луны свалился?

— Нет! – засмеялся Гор. – На Луне мне делать нечего. А ты куда направляешься?

— Как куда? – удивилась Минтака. – У меня есть своя квартира. Правда, я отсутствовала почти полгода, но надеюсь, за это время с ней ничего не случилось...

— Нам надо срочно поговорить, практикантка Минтака! – серьёзно сказал Гор, внимательно глядя её в глаза. – И не на улице, конечно...

— Хорошо! – согласилась девушка, роясь в сумочке в поисках ключей. – Ага, вот они. Пойдем.

Ригелянин и минтакаянка вошли во двор.

Гор успел прочитать название на номере улицы – «Итальянская».

Девушка вытащила из почтового ящика груду корреспонденции и мотнула головой, мол, наверх.

Квартира Минтаки находилась на втором этаже.

Повозившись с замками, девушка, наконец, открыла дверь и зажгла хрустальную люстру под потолком.

— Извини, здесь не прибрано! – смущенно сказала она, сваливая в кучу разбросанное белье. – Сейчас включу пылесос...

— Не надо, потом! – остановил её Гор. – Давай, сначала обсудим неотложное дело.

Минтака нашла тряпку, вытерла пыль со стульев, и предложила юноше сесть.

Гор коротко изложил ей ситуацию на территории.

— Значит, мы не сможем после практики туда снова вернуться? – спросила Минтака.

— Туда больше нельзя возвращаться! – ответил юноша. – Институт снова будет оккупирован властями. Завтра они уже будут там. А маму отец попросил вернуться. Поэтому мы решили, что больше ей скитаться не следует, ведь, у неё есть дом, так же как и у тебя.

— Чего не скажешь обо всех! – сокрушенно ответила Минтака. – Но почему всё так сложилось?

— А разве это помешает выполнению нашей звездной миссии? – ответил Гор вопросом на вопрос. – Не помешает! Мама завтра свяжется со всеми звездными патрулями и все практиканты должны будут собраться в указанном ею месте. Ты должна помочь ей разыскать всех, сможешь?

— Ну, конечно, что за вопрос! – живо отозвалась Минтака. – я же понимаю, мирная жизнь, это всего лишь иллюзия. А ты разве не пойдешь в свой родной дом?

— Нет, дедушка ничего не должен знать о моем существовании, – ответил Гор – Он под колпаком. Мама тоже под наблюдением, но ей ничего не грозит.

— Ну, тогда ты останешься ночевать у меня! – решительно сказала Минтака, направляясь на кухню и спуская застоявшуюся в водопроводе воду. Сполоснув чайник, она поставила его на огонь. – А пока он закипает, я быстренько сбегаю на Малую Садовую, там продают много всяких вкусных вещей! – объявила она.

И не дожидаясь согласия Гора, девушка выскочила из квартиры.

Гор хотел ей сказать, что ночлег для него не проблема, что он хорошо себя чувствует и на садовой скамейке под открытым небом, но добровольное решение Минтаки не хотелось отвергать отказом, который мог показаться ей обидным. Поэтому он промолчал.

Щелкнул автовыключатель на чайнике, и Гор, сполоснув заварной чайник, поискал глазами, что бы можно было в него насыпать.

Ничего не найдя он раскрыл окна и впустил в квартиру относительно свежий воздух с улицы.

Какие-то старушки судачили на лавочке возле подъезда напротив, и Гор понял, что разговор касается хозяйки.

— Проститутка приехала! – прошамкала одна. – Небось, за границей была...

— Не, – ответила ей соседка. – Она не  проститутка, она б... – старушка вдруг закашлялась, но соседка поняла её и спросила:

— А какая разница?

— Большая... – откашлявшись, сказала та. – Одни отдаются из-за денег, а вторые из-за удовольствия. И те, кого вербуют, те редко возвращаются. Они там взаперти сидят, да и не похоже, что она сбежала. Вишь, парня с собой приволокла...

— Новый любовник, но не жених это точно...

Дальше Гор не стал слушать сплетни старых женщин.

Он походил по квартире, удивляясь их негативному мышлению, но потом осознал, что психика человека так устроена, что он сильней реагирует на негативные раздражители. Да и потом жизнь, наполненная тяготами и лишениями на протяжении всей истории, приносила больше горя и страха, чем радости и веселья. Отсюда склонность людей легче поддаваться унылым мыслям и депрессии, а радость быстро проходит.

Мысль Гор следовала от частного случая со старушками – к общему.

В общем, юноша понимал, что такими свойствами и особенностями человеческого восприятия активно пользуются средства массовой информации, то бишь – эгосферы. В информационных программах редко можно услышать хорошие новости. Редактор, порабощенный эгосферой, обычно делает так: берет какой-нибудь негативный факт, раскручивает его, при этом добавляются новые подробности, все это смакуется и всячески драматизируется.

По тому же принципу преподносятся и прочие негативные новости: катастрофы, стихийные бедствия, террористические акты, бунты, вооруженные конфликты, и так далее.

Насилие преобладает и в так называемых художественных фильмах. Люди получают золоченые статуэтки и премии за какой-нибудь сериал, в котором насилие разворачивается наиболее удачно. Строго говоря, в сериалах не происходит ничего такого уж особо интересного. Но внимание человека фиксируется на данном развитии событий, и частота мысленного излучения захватывается эгосферой сериала.

«И как мы будем восстанавливать испорченную психику людей? – спросил сам себя Гор. – А ведь работы очень много в этом направлении! Но, это не сейчас. Все должно идти по порядку, поэтому сначала нужно будет остановить реальные войны, террор и прочее насилие, которое приводит к массовой гибели людей. А потом уже исправлять ситуацию с изображениями этих процессов.

Но практикантов надо уже сегодня проинформировать об изменении в расписании работы!» – решил Гор.

В это время домой вернулась Минтака, неся в обеих руках сумки с выбранными ею продуктами.

— Почему тебя называют проституткой? – не давая ей опомниться, спросил её Гор, помогая ей вынуть содержимое на стол.

— Кто это тебе сказал? – удивилась Минтака.

— А вон те старые дамы за окном! – показал глазами Гор.

— Ха-ха-ха! – рассмеялась девушка. – Значит, это они ругали меня! Но, знаешь, всем ведь рот не заткнешь!

— Люди говорят, дыма без огня не бывает! – заметил юноша, увидев среди свертков пакет с чаем. – Ага, вот то, что я искал!

— А тебя, что это волнует? – защищалась Минтака. – Тогда тебя должно волновать и прошлое остальных наших кандидатов, так ведь?

— Да, знаю я про вас всё! – улыбнулся Гор. – Разве, похоже, что я осуждаю? Я ведь просто спросил, почему в их словах прозвучала ошибка? Почему тебя называют проституткой, когда ты была вынуждена быть нужной властям дамой, умеющей выведывать государственные и военные секреты у нужных лиц? И если тебе для этого было необходимо делать это в постели, то такие действия не обсуждаются. Ты умела выведывать тайны превосходно, и у тебя никогда не было проколов. И в Институте, как сателлите Большого Дома, тебя ценили и берегли. Или я что-то упустил?

— Да, упустил! – резко ответила Минтака – Ты упустил тот факт, что все мы прошли космическую процедуру очищения от скверны, и получили Посвящение. Так что давай больше никогда не будем возвращаться к моему прошлому!

— Извини! – сказал Гор, нежно прикоснувшись к её плечу и внимательно заглянув в глаза. – Как говорят у людей «И на старуху бывает проруха!»

— Ладно! Проехали... – тихо ответила Минтака, сомлев от пальцев Гора. – Давай ужинать!

Гор заметил изменение настроения у Минтаки, и приписал это заряду положительной энергии, которую он вложил в прикосновение.

«Не нужно было этого делать! – подумал он, но эта мысль бумерангом вернулась к нему. – Но тогда в ней осталась бы негативная энергия, и контактировать было бы труднее. Нет, посыл был правильным!»

— Сейчас, минуточку! – согласился юноша. – Только сначала я налажу связь с нашими практикантами. Время не терпит никаких отлагательств.

И Гор сделал это описанным выше способом.

Минтака с удивлением наблюдала, как вокруг юного пришельца разворачиваются события.

Вот, минуту тому назад еще никто ничего не знал, а теперь практиканты уже ознакомлены с новыми условиями.

— А патрули, за которыми закреплен каждый из нас, – спросила девушка, –  тоже могут устанавливать всестороннюю связь?

— Нет! – улыбнулся Гор. – Каждый из практикующих операторов связан только со своим вверенным ему «компьютером». А общая связь всей сети находится под эгидой Ориона. Я же, как представитель Ригеля, – он показал пальцем на себя, – являюсь оператором всей сети патрулей данных Светил.

— И что намечено на завтра? – спросила Минтака деловым тоном, ловко меняя скатерть и раскладывая лакомства на столе.

— Завтра мы все встречаемся в 12 часов на Марсовом поле! – ответил Гор, размешивая свежую заварку серебряной ложкой. – Остальные действия будут ясны всем уже во время встречи.

— А мама твоя тоже будет?

— Конечно! – удивился Гор такому вопросу. – Но она теперь не руководитель. Она просто распорядитель.

— А кто руководитель? – с неподдельным интересом спросила Минтака, расставляя посуду на столе.

— Мой светоносный отец! – ответил юноша. – Но его руководство будет осуществляться через меня.

— Понятно! –  сказала Минтака и поставила перед Гором тарелку. – Давай поедим!

Кушали молча.

Минтака поглядывала на юношу, и в её взгляде было много вопросов.

— Даже не думай! – отреагировал на её мысли Гор. – Я ведь не человек, и не мужчина в том смысле, как ты предполагаешь.

Минтака слегка покраснела.

— Всё равно мы будем спать вместе! – выпалила она. – У меня только одна тахта, а на полу я тебе спать не разрешу. Ты еще маленький! – пошутила она.

— Я не маленький! – ответил юноша. – Разве ты не знаешь, что я живу не по земному времени?

— Ну, этот факт никто не оспаривает, – ответила Минтака, убирая остатки еды со стола. – Но в таком темпе ты уже скоро станешь стариком!

— Нет! – возразил её гость. – Во мне заложен регулятор нашего времени. И на данный момент мой рост остановлен. Я долго буду таким молодым и полным сил, каким ты меня сейчас видишь. Однако, после выполнения моей миссии на этой планете я могу состариться и исчезнуть на глазах у всех. Вот забавное будет представление! – рассмеялся он.

Минтака решила сменить неприятную тему и сказала:

— Ты не смотри, что на дворе светло! – улыбнулась она. – Я сама никак не могу привыкнуть к белым ночам. Хочешь, мы можем пойти погулять к Неве? Ты ведь еще не видел нашего города, как он красив! Пошли! Здесь полчаса ходу до набережной, кстати, пройдем и через Марсово поле.

Гор согласился.

Минтака заперла квартиру, и они вышли во двор.

Старушки уже исчезли и улицы были почти пустынны.

— Возьми меня за руку, как вон та пара! – попросила Минтака. – У людей так принято! – и девушка, не ожидая ответа, сама вставила ладонь в кисть пришельца.

Не человеческая, а гораздо более сильная, чем мужская энергия влилась в тело девушки, и она чуть не задохнулась от возбуждения.

Ей захотелось обнять его, прижать к себе, поцеловать, в губы не отрываясь, но она сдержала свой порыв и лишь наслаждалась волнами энергии, которые исходили от руки своего спутника.

Это было так необычно, так прекрасно, что говорить не хотелось.

И они прошли весь путь до Невы молча.

     Летом белые ночи в Санкт-Петербурге самые эффектные. В это время на берегах Невы всегда много народу. Люди собираются у гранитных парапетов и смотрят, как по Неве медленно проходят большие корабли…

     В это время раздвигаются не только мосты. Раздвигаются границы дозволенного и, вместе с мостами, поднимают лапы каменные изваяния, открывают рты Сфинксы, меняют позы скульптуры, уставшие позировать горожанам весь день зимой и летом.

Люди настолько привыкли ко всем львам, лошадям, всадникам, сфинксам, героям и богам, что перестали их замечать.

Вот и в эту ночь никто из гуляющих не обратил внимания на то, как один из Сфинксов, лежащих у Академии Художеств, посмотрел вдаль и вздохнул:

«Эй, Ши-Дза, ты спишь или медитируешь?» – обратился он к далекому восточному чудовищу, сторожившему домик Петра I.

Ши-Дза, сдерживая под лапой лягушку, вздрогнул.

Лягушка квакнула и подняла голову к Ши-Дза:

«Эй, Хозяин, ты что, не слышишь Сфинкса?»

«Я слушаю тебя, Высокородный!» – отозвался Ши-Дза, сдерживая под лапой свои чувства.

 В проезжавших по набережной автомобилях затрещали радиоприемники. Энергия связи порождала помехи, но трансперсональная частота экзотических чудовищ не могла быть услышана ни людьми, ни их приборами.

«Вот уже две сотни лет я наблюдаю за судьбой этого города, который поручили мне охранять Изида и Озирис! – молча сказал Сфинкс. – Но я не могу понять, почему у горожан растет напряжение тревоги?»

«Может быть из-за участившихся наводнений? – предположил Ши-Дза. – Или, быть может, паника в психике возникает из-за приближения 2012 года, когда, согласно предсказанию календарю майя должно кончиться текущее время?»

«Нет! – возразил Сфинкс. – Наводнения в Неве – естественное явление. Как Нева, так и Нил, откуда я прибыл, находятся на одной географической долготе, поэтому они и вздуваются одинаково».

Гор с интересом прислушивался к разговору древних существ, которые, посредством своих искусственных  копий, могли установить связь между собой, игнорируя время и пространство.

Гор видел, как Сфинкс помолчал, почесал лапой за ухом и продолжал:

«Я думаю, дело в другом. Люди чувствуют какое-то несоответствие в природе. Но они не могут понять его сути так же, как не могут услышать наш диалог. Они не могут понять, что аномалия лежит в области несоответствия между массой людей и животных на Земле», – сказал Сфинкс, потягиваясь на своем ложе и поскрипывая иероглифами, насыпанными под его лапами.

«Да, люди истребили множество зверей и животных, – согласился Ши-Дза. – Раньше они истребляли только нас, как будто мы были уродами, и от нас остались только памятники. А теперь памятники ставят животным».

«Позвольте мне? – вмешался Лев, положивший лапу на мяч возле Адмиралтейства. – Я считаю, что бездушное истребление зверей делает судьбу людей трагичной. Ведь тот, кто тратит свою жизнь исключительно ради насыщения своего живота – неизбежно строит свое животное воспроизведение в будущей жизни. Я помню это по своему опыту. Какой я был воин – зверь! Гладиаторы боялись меня больше, чем львов!»

«Понимаю! – пропищала лягушка. – Тому, кто ведет животный образ жизни, в будущем трудно будет найти соответствующее тело. Все будут истреблены. Поэтому, их животная натура вынуждена будет снова обратиться в человека».

«В этом то и проблема! – согласился Сфинкс. – Обращаясь в людей, такие существа становятся оборотнями. Их много уже топчет землю. Их звериная натура узнается по нечеловеческой жестокости».

«Неужели оборотней нельзя переплавить?» – спросил Лев.

«Надо спросить Озириса, когда он взойдет!» – ответил Сфинкс.

«Это не вам судить, уроды, хоть вы и полубоги!» – возмутился медный Конь Петра I, топча змею у своих ног.

«Люди говорят: «на воре шапка горит», – засмеялся Ши-Дза. – Когда ты был Кентавром, ты был умнее. Ты ведь сознательно согласился на эксперимент пришельцев? Вот, и будь доволен – тебя разделили со своим всадником!»

«Неправда!заржал Конь, поднимая всадника на дыбы. –  Мы исчезли потому, что исчезла причина нашего существования – ЖЕЛАНИЕ быть Кентавром».

«Не понимаю, поясни?!» – приказал Петр I.

«Что толку? – сказал Конь, закусывая удила. – Люди говорят, что бытие определяет сознание. Это ложь. Причина бытия – желание быть».

«Ну, и что из этого следует??» – подхлестнул Коня Медный Всадник.

«Причина бытия неизбежно порождает следствия – события, – ответил Конь, все еще не зная, как сбросить змею из под ног. – В этих событиях формируются органы, наследующие причинный организм человека. Желание все осмыслить, почувствовать, изменить – создает соответственно органы мысли, чувств и тело. Таков закон причинно-следственных связей».

«У нас этот закон называется Кармой, – пояснил Ши-Дза. – Действительно, самоорганизация происходит по закону причинно-следственных связей. Но действие Кармы устраняется бумерангом Ориона».

Гор остановился и облокотился на гранитный парапет, присушиваясь к необычным приёмникам, вещавшим на неизвестной ему волне.

Медный Всадник ничего не мог сказать по этому поводу. В его время этого в школе не проходили. И, чтобы перевести разговор на другую тему, он молча посмотрел на Сфинкса:

«Ты тоже следствие эксперимента ??»

Сфинкс не ответил.

Он посмотрел на своего брата-близнеца, лежащего напротив него и спросил:

«А ты, как это видишь, Отражение мое?»

«Я вижу это, естественно, зеркально,  с другой стороны, – ответил сидящий напротив него близнец. – Смотри, ведь то, что люди видят обычными глазами – это трехмерный, плотный мир. Но, кроме этой плоти, в природе есть и феноменальный мир. Например, если в физической плотности – животное – суть только плоть, то в феноменальном – каждое животное – суть символ. Свинья – это невежество, петух – страсть, павлин – гордость, собака – преданность  и т.д.».

«А я что символизирую?» – заинтересованно проквакала лягушка.

«Так вот, –  продолжал Сфинкс-близнец, игнорируя вопрос земноводной. – Все животные раньше были дикими, так ведь? Но со временем люди превратили их из диких – в «культурных» животных. Подчинив себе, например, лошадь, люди определили ей новую функцию, которую она не имела в дикой стадии. Спросите у коней, стоящих на Аничковом мосту, они вам все расскажут про это».

«Ну, и что из этого следует?» – спросил Ши-Дза.

«А то, что ты уже сделал! – ответил Сфинкс, глядя на восток. – Ты символизируешь всем, что, придавив свою лягушку, ты задавил свои низкие чувства. Вот и получается, что, укротив животных в массе, люди укротили и свои дикие чувства».

«Ты хочешь сказать, – предположил брат, что люди подчинили свою дикую природу, и их натура стала более культурной, более высокой?»

«Именно так! – согласился близнец. Но при этом следует знать, что все животные и звери – это реализованные, мохнатые чувства человека, ожившие в другой своей ипостаси. Человеческие чувства в чистом виде в Природе проявляются как животные существа. И ты, Ши-Дза, олицетворяешь многие из них».

Ши-Дза еще шире оскалил пасть в улыбке, польщенный вниманием египетского полубога.

Воспользовавшись моментом, он спросил:

«Постой, я правильно понял, что, укрощая коня, люди параллельно укрощают и свои чувства? Если люди обуздывают лошадь, то они начинают понимать, что им тоже, как Коню, следует служить более разумному и Высшему для них Существу?»

«Воистину так! – зевнул Сфинкс, глядя на алеющий восток. – Поэтому не стоит волноваться, что звериная масса исчезнет. Несознательные люди всегда были и будут. Но сознательный человек в настоящее время, служа своему Высшему Разуму. Переходит в новую фазу существования и приобретает новую функцию».

«Да здравствует Разум! – воскликнул его брат. – Наконец-то люди перейдут из своего дикого, стихийного начала в более высокое состояние сознания. Или в «другое измерение», как любят говорить люди. Однако, я с тобой не согласен! Ты все видишь наоборот. Ведь сегодня, наоборот, миллионы людей звереют и готовы истребить друг друга за идею, комфорт или власть. Где же Истина?

«Истина в том, – ответил смотрящий на Восток, –  что ты р а з д е л я е ш ь : вот, мол, люди, а вот – оборотни. Нельзя разделять Целое. Только Целое целит сознание от болезненных ошибок разделения».

«Но разве мир не разделен ?» – воскликнул Медный Всадник.

«А ты посмотри сам: из целого человеческого семени, как из любого семени, допустим дуба, который ты посадил на Каменном острове, вырастают и  корни, уходящие во тьму и не видящие света, и ветви – восходящие ко свету и свободе».

«Ну, конечно, благодаря сильным и крепким корням и держится Древо», –  согласился Петр I.

«Древо Человеческое тоже должно иметь корни, – продолжал Сфинкс. –  Коренные жители Земли не смотрят вверх и не видят Света Истины. Они живут во тьме и неведении относительно причин своего существования. Но из корней возносятся ростки вверх, и тот, кто оттолкнулся от тьмы, должен быть благодарен   темным силам за то, что они его со-Держат. Именно темные корни держат Древо жизни так, чтобы оно не упало, чтобы оно могло противостоять ветрам и стихиям Высших Сфер. Поэтому темная масса необходима, как фундамент  для Храма. И не нужно отделять и разделять Светлый Храм и его фундамент. Они неразделимы. Ради бога, берегите людей, даже если они живут во тьме!»

«Да, без людей и Бог – бессмыслен, – задумчиво произнес Лев. – Бог нужен людям так же, как и мы».

«А что там люди болтают насчет Армагеддона ?» – спросил Петр I.

«Это всего лишь конструкции разума человеческого, – ответил Ши-Дза, –  который не понимает, что все светоносные мысли оборачиваются бумерангом в темных глубинах его ума и сон его рождает чудовищ».

Вставало Солнце.

Мосты опустили свои пролеты и застыли, неся свою основную функцию Связи.

Замерли и изваяния.

— Пойдем! – затормошила Минтака Гора. – Нам надо хотя бы немного поспать перед серьезными делами.

Обратно друзья дошли быстро.

Так же быстро Минтака постелила простынь на тахту, взбила две подушки, бросила легкое одеяло и стала раздеваться.

— Закрой, пожалуйста, окно! – попросила она. – Оставь только форточку. Утром бывает прохладно.

Воспользовавшись моментом, когда Гор повернулся к окну, Минтака быстро скинула с себя всю одежду и нырнула под одеяло.

— Ложись скорее! – прошептала она, стуча зубами. – Мне ужасно холодно!

Гор, не воспитанный чувствами стыда, разоблачился донага и спокойно лег на спину рядом с девушкой. Его тело не было ни горячим, ни холодным, можно было сказать, что оно было нейтральным.

Минтака прижалась к нему всем телом, её голые груди вздрагивали от возбуждения, а чувственные бёдра медленно скользили выше коленей юношей.

— Не делай глупостей! – предупредил её Гор.

— А ты лежи и засыпай! – шёпотом ответила Минтака. – И не обращай на меня внимания. Ты должен уметь спать в любых условиях, милый мой...

Девушка испытывала величайшее наслаждение от льющейся в неё энергии пришельца. И хотя для Гора это происходило непроизвольно и естественно, всё же он попытался поставить плотину своему излучению. Однако, он получил бумеранг своему сопротивлению, и его сознание улетело к самосознанию Ориона.

Спящему было всё равно, что выделывала с его телом девушка, а она постаралась извлечь для себя всё, что было возможно. Но сколько она не старалась, гениталии Гора оставались холодными и неподвижными. Тем не менее, его мужская энергия продолжала наполнять девушку и она почувствовала, что больше не может сдерживаться.

Оргазм захватил её с такой силой, что Минтака неожиданно  закричала не своим голосом.

Она продолжала кричать, даже когда Гор вернул обратно свое сознание в тело.

В стенку стучали.

— Бесстыдница! – кричала соседка. – Прекрати орать! Ты же всех заводишь, не понятно, что ли?

Гор приподнялся на локте и с тревогой посмотрел на конвульсии девушки. Затем он положил ей на лоб свою ладонь и тихо произнес известную только ему мантру.

Глаза Минтаки начали приобретать осмысленное выражение и она, взглянув в лицо Гора, вдруг по-женски зарыдала.

— Прости меня! – говорила она сквозь рыдания. – У меня никогда..., никогда..., никогда... еще так не было! Прости..., я ведь живая... понимаешь?

Гор заглянул ей в зрачки и мысленно повторил мантру.

Целительные слова сработали, и Минтака постепенно успокоилась.

А вскоре Гор услышал её ровное дыхание, которое показывало, что девушка заснула.

И пришелец снова позволил себе расслабиться в Свете Ригеля.

А в Свете Ригеля всё было видно одновременно.

Гор видел сегодняшний день, будущее распределение сил практикантов, и мать, которая времени от времени, как он понял, слушала инструкции Орка.

Над Марсовым полем, как обычно висел дежурный патруль Ригеля, но никто из проходивших мимо людей не мог даже догадаться, мимо какого начала они сейчас проходят.

Сначала распорядитель, как на экскурсии, показывая на гранитные ступени мемориала, объяснила, кто и куда едет.

Потом Елена достала из сумки пачку конвертов, в каждом из которых лежал золотой листик, который станет пропуском на нужный самолет в нужную страну.

Затем, но эти технические подробности Гор уже пропустил, он увидел себя, сначала в Питере, потом в Москве.

Лента времени работала очень быстро, и Гор видел свои действия так, как будто они уже случились.

Потом пришелец растворился в Свете Ориона и был в состоянии релаксации до самого утра.

Он проснулся от запаха кофе, который щекотал его ноздри и заставил выйти из самадхи.

Минтака была одета по-спортивному – джинсы и фланелевая безрукавка делали её фигуру очень привлекательной.

Она ласково улыбнулась Гор и показала глазами на часы.

А в полдень они уже здоровались между собой в группе прибывших практикантов.

Гор рассеянно смотрел по сторонам, разглядывал каждого из представителей известных ему светил и плохо слушал свою мать, так как знал уже, что все произойдет так, как он видел это из сознания Ригеля.

— Каждый из вас, – говорила Елена, – подчинен какой-то одной или нескольким эгосферам. Ваша задача – выйти из-под их власти. И у вас, уважаемые практиканты, есть время для этого. Примите несколько личных советов.

Смиритесь и откажитесь от недовольства и неприязни. Всегда и во всем можно найти хорошие стороны и поводы для маленьких радостей.

Вы впускаете в себя негативную энергию – неприятности будут в вашей жизни.

Вы излучаете негативную энергию – она к вам вернется в виде новых проблем, как бумеранг. Чем хуже человек думает об окружающем мире, тем хуже этот мир для него становится. Чем больше он расстраивается по поводу неудач, тем охотнее приходят все новые.

— Мы не думаем хуже о мире! – возразила Елене Спика. – Он таков есть. Куда ни глянь, каждый норовит проявить насилие.

— Когда вы включаете обратное время, пользуясь бумерангом, – ответила Елена, – вы прекращаете насилие, которое исходит от людей. Но люди, это всего лишь инструменты эгосферы. Вам следует ставить бумеранг, не столько против инструмента, а против того, кто держит в руках этот инструмент, то есть против эгосферы. Люди, это всего лишь следствия действий эгосферы, а вам надо гасить не следствия, а причину.

— Понятно, – согласился Кастор, – надо гасить огонь, а не дым!

— Вот именно! – согласилась с аналогией РигЕль. – Но как вы будете гасить энергию окружающих эгосфер, если вы еще не справились со своими, кому вы подчиняетесь. Однако, я уверена, что вы с этим справитесь.

— А есть какие-то конкретные методы борьбы эгосферой? – спросил Поллукс.

— Хороший вопрос! – откликнулась Елена. – Но вот борьбы то, как раз и не должно быть. Энергия борьбы лишь усиливает Эгосферу. Вам следует помнить, что Эгосфера создается энергией людей, мыслящих в одном направлении, поэтому Эгосфера является энергоинформационной структурой. Её цель – установить свою власть и отнять энергию. Для гашения Эгосферы необходимо сорвать его сценарий. Но у каждой Эгосферы есть её главный выразитель – вожак, начальник, глава государства, местной власти, мафии, терроризма, короче – носителем Эгосферы является человек-эгрегор. Благотворная визуализация мягко гасит человека-Эгрегора. Такая визуализация становится для Эгосферы бумерангом. Это понятно?

— Да! Да! – нестройным хором отозвались практиканты, гурьбой окружившие свою преподавательницу.

Мимо группы мирно прошли менты, подумав, что здесь проходит очередная экскурсия приезжих. Но если бы они прислушались к словам «экскурсовода», то у них была бы другая реакция.

— Так что же, – не поняла Бетельгейзе, – выходит бесполезно ставить бумеранг людям? Что толку гасить дым, когда огонь окажется нетронутым?

— Я этого не говорила! – улыбнулась РигЕль. – Когда люди начинают понимать, по какой причине их действия не получают нужного результата, то они начинают постепенно отходить от мыслей, внушенной Эгосферой. Суть в том, что излучаемая энергия мыслей, психики и действий людей раскачивает «качели» Эгосферы. Но все знают, что даже обычные качели можно раскачать, только прилагая усилия с определенной частотой. Эта частота называется резонансной. Если количество поддерживающих эгосферу людей уменьшается, его колебания угасают. Когда поклонников идеи Эгосферы совсем не останется, эгрегор как сущность умирает. Поэтому работы у вас будет много. Именно работы, а не борьбы.

Минтака стояла рядом с Гором и слушала вполуха.

Ригель заметила это и сделала ей замечание.

Минтака покраснела.

Это не укрылось от глаз практикантов и все заулыбались.

— Смотрите-ка, Минтака влюбилась в вашего сына! – задорно воскликнула Вега. – Как бы у них не было последствий...

— У Гора не может быть наследников! – коротко пояснила его мать. – Его тело регулируется неземным временем, и в его генах нет наследственной памяти. А Минтака, наверное, уже убедилась, что у него и эрекции быть не может...

Минтака покраснела еще гуще, чем и выдала свою попытку обольстить Гора.

Гор остался совершенно спокойным к словам матери, но заступился за свою спутницу.

— Не ошибусь, – сказал он, – что все девушки, присутствующие здесь, не отказались бы сделать такую же попытку со мной. Я не вижу в этом ничего аморального, так ведь, Вега!

— А я что! – отреагировала Вега. – Я просто озвучила факт! И я рада за Минтаку...

В словах Веги прозвучала фальшь, ибо она была рада неудаче Минтаки. И это не замедлило бумерангом отразиться на ней. Она внезапно охнула и скривила лицо от сильной головной боли.

— Извини, Минтака! – попросила она прощения у спутницы Гора.

Похоже, извинение было искренним, ибо вскоре боль отпустила её.

Остальные тоже заметили действие бумеранга на ментальном уровне и сделали выводы для себя.

А Гор посчитал необходимым пояснить действие бумеранга:

—  В физическом мире, – сказал он, – человек, не способный противостоять давлению чувств, привязан в мышлении с соответствующими сферами сознания. Тот, кто живет в гармонии чувств и интеллекта, способен выходить в более тонкие сферы бытия.

Гор не стал употреблять термин Эгосфера и заменил его другим словом – «сфера сознания». По сути это так и было, ибо ментальный уровень Эгосферы был на порядок более сознателен, нежели у своих приверженцев.

— Может быть, хватит на сегодня теории! – предложил Алголь. – Перейдем к нашей практике? Ведь у нас осталось меньше недели до того, как мы все разъедемся.

— Не возражаю! – согласилась Ригель. – Но встречаться на летучках мы будем здесь в полдень каждый день и в любую погоду. Выстрел пушки со стен Петропавловской крепости будет для нас звонком к началу урока.

Преподавательница не спрашивала, как и кто где устроился – это не её проблема, а практиканты не маленькие дети, чтобы за ними ухаживать.

Однако, если этот вопрос не был озвучен, это еще не значило, что его не было.

И Регул выразил его вслух.

— Сегодня я спал на садовой скамейке! – угрюмо сказал он. – Но мне не хотелось бы все оставшиеся дни набивать себе мозоли на боках таким образом. Вы обязаны обеспечить тех ваших студентов, у которых нет дома. Все согласны? – спросил он у практикантов.

— Поднимите руку те, у кого нет крыши над головой! – попросила Елена, мысленно обращаясь за помощью к Орку.

Взметнулось несколько рук, и в ту же секунду в мыслях Елены проявился Ригель. Голос Орка был слабый, но четкий.

«Я уже послал распоряжение выделить несколько номеров в гостинице «Нева» на улице Чайковского, – услышала Елена. – Аванс уже переведен в адрес администрации со счета нашего представителя на Земле. Его имя знать не обязательно. Обнимаю, моя любимая».

«Спасибо, дорогой мой! Я тебя тоже обнимаю! – мысленно поблагодарила мужа Елена. – Извини, что оторвала тебя от твоих светлых дел!»

«Это наше общее дело – услышала она слабеющий ответ – поэтому мы должны были предусмотреть всё. Желаю удачи. И пока до свидания»

— Спасибо, Регул, что ты мне напомнил об этом! – вслух сказала Елена. – Для всех практикантов готовы номера в гостинице «Нева». Там же для всей группы заказано и трехразовое питание в местном ресторане. Однако, тот, кто имеет крышу над головой, может воспользоваться домашним комфортом! – улыбнулась она, мельком взглянув на Минтаку.

— Вот это уже другой разговор! – обрадовался Регул. – Чувствуется звездная поддержка! Спасибо! Значит, сегодня я хорошо высплюсь.

— Ну, тогда всё на сегодня! – отпустила Ригель практикантов. – Все свободны. Удачной практики! А ты сынок и Минтака останьтесь на пару минут.

— Мамма, а я могу ночевать дома? – спросил Гор, когда все разошлись.

— Нет, мой родной! – ласково ответила мать. – Олег Михайлович не знает и не  должен знать о тебе. Он думает, что у меня случился выкидыш, но даже если бы кто-то и сказал ему правду, то он никогда бы не поверил сказанному. Кроме того, он мог бы нечаянно помешать твоей миссии в России.

— Значит, он может остаться у меня? – обрадовалась Минтака. – Да вы не волнуйтесь, у меня все в порядке!

— Минтака! – Ригель подошла к девушке и положила ей руки на плечи. – Я то не волнуюсь. А вот ты волнуешься. Волнуешься потому, что мой сын не отвечает взаимностью на твои чувства. Пойми, он пришелец на этой Земле. А эротические связи между пришельцами и земными девушками случались очень редко. И такие случаи в истории планеты считались чудом.

— А я верю, что это чудо случится и с нами! – с надеждой в голосе сказала Минтака, взглянув на Гора.

Гор смотрел на свою спутницу по-дружески, но безучастно.

Минтака же расценила этот дружеский взгляд, как нечто большее.

— Вера, надежда и любовь действительно творят чудеса! – согласилась Ригель. – Но мне уже пора! До завтра! – заторопилась распорядительница.

Гор и Минтака смотрели её вслед, пока её фигура не скрылась на Миллионной улице.

— Горик! – уменьшительно ласково позвала спутника Минтака. – Пойдем! Приключения не заставят нас ждать.

— Давай посидим немного на скамейке! – предложил пришелец. – Смотри, какая прекрасная погода! И пахнет замечательно. Как называются у людей эти фиолетовые цветы на кустах?

— Сирень! – ответила Минтака, повернувшись к нему вполоборота и заглядывая ему в глаза. – Ой, а у тебя глаза сиреневые стали! Как это ты делаешь?

— Как эти ваши «хамелеоны», – ответил, смеясь Гор, – что они видят вокруг, тот цвет и воспринимают!

— Что-то я раньше за тобой такого не замечала! – удивилась девушка. – А ты это делаешь по желанию?

— Могу и по желанию! – сказал Гор, потрепав тыльной стороной пальцев по щеке Минтаки. – Но обычно это происходит непроизвольно.

Минтака, как кошечка, потянулась за ласковой рукой хозяина. Потом отвела его руку и поцеловала его пальцы.

Минтака снова заводилась.

Однако возбуждение её моментально пропало, когда группа бритоголовых парней, проходившая мимо скамейки, вдруг остановилась и один из них, ухмыляясь, попросил закурить.

Минтака уже знала по своему жизненному опыту, что за этим должно последовать.

Она встала со скамейки, наклонилась к своей сумочке, делая вид, что ищет сигареты.

В это время другой парень, достав из кармана складной нож, щелчком раскрыл его и прошипел:

— А ну отдавай всю сумку, а то порежу, сс...

Последовала обычная реакция на желудок, но его дружки приписали рвоту другой причине, и продолжали свои угрозы.

Лезвия раскрывались один за другим.

Кто-то из наиболее наглых сделал выпад с ножом в руках в сторону Минтаки, но попал в себя.

И снова его дружки не поняли случившегося.

Они набрасывались на девушку и сидящего рядом с ней вялого равнодушного друга, но каждый раз ранили только себя.

На их телах и одежде было уже довольно много крови, когда они отступили.

— Мы еще вернемся! – зло сказал их вожак, вызывая кого-то по сотовому телефону.

— Вы думаете, мы будем вас ждать? – весело засмеялась Минтака, и, подхватив под руку Гора, они, не спеша, направились в сторону Садовой улицы.

Молодчики последовали за ними, не делая, однако попыток напасть.

Не успели практиканты дойти до конца Марсова поля, как прямо на аллею, ведущую от мемориала к началу Садовой, на большой скорости ворвался джип, битком набитый бритоголовыми.

Выскочив на укатанный песок, вся эта бригада, размахивая битами, цепями и ножами, ринулась на показанных преследователями лиц.

Минтака и Гор хладнокровно отражали натиск принципом бумеранга.

Сначала был обезврежен тот, кто применил против гуляющих метательный нож, который, как и следовало, вонзился нападавшему в правый глаз.

Тот взвыл и упал на дорогу, катаясь по утрамбованному песку.

Остальные, вообразив, что они пропустили момент, когда сопровождавший девушку парень опередил своего товарища, с еще большей яростью бросились в атаку.

Они били себя цепями и битами, кромсали ножами, но не могли даже задеть своих жертв.

Наконец, один из них вытащил пистолет и выстрелил в Гора.

Пуля вошла стрелявшему парню в горло, и он захлебнулся кровью.

На выстрел и шум драки уже бежали милиционеры.

Видя, что ситуация складывается не в их пользу, прибывшее подкрепление, поддерживая друг друга и волоча умирающих дружков, запихивались в свой джип.

Первой же группе, потерпевшей поражение, не нашлось места в машине, и они вынуждены были ретироваться бегством.

Джип, визжа покрышками, рванул с места и ринулся прямо на свою потенциальную жертву.

Но, как исследовало ожидать, бумеранг Ориона не дал возможности сбить гуляющих людей, и влетел в непонятное препятствие с такой силой, как если бы он врезался в глухую стену.

В это время к месту события подоспели представители власти.

— А ну глуши мотор! – скомандовал один из милиционеров.

Но бритоголовые не подчинились.

Они не привыкли подчиняться.

Дав резкий задний ход, они отъехали на приличное расстояние и снова повторили свою попытку наезда.

На этот раз все сидящие в машине повалились на лобовое стекло, давя друг друга, ругаясь, давясь кашлем и крича угрозы убегающей группе.

Представители власти достали табельное оружие и, наведя его на водителя, приказали:

— Стоять! Ни с места! Что здесь произошло? – спросил один из них, обращаясь к несостоявшимся жертвам.

— Сначала, вон те, которые удрали! – показала Минтака на убегающих бритоголовых, решили меня ограбить, пытались выхватить сумочку. Естественно, что мой спутник за меня заступился!

Пока спрашивающий недоверчиво осматривал Гора, второй вызывал кого-то по рации.

— Потом, когда мы отразили нападение, – продолжала Минтака невинным голосом, – один из убежавших вызвал по сотовому телефону подмогу. Видимо они были где-то поблизости, потому что остальную часть потасовки вы видели.

— Это что же получается, что вы, будучи безоружными, даже не оборонялись, а они стали калечить друг друга? – не понял представитель власти.

— А разве не могло случиться так, что они между собой чего-то не поделили, и у них началась потасовка? – спросила Минтака.

— Вранье, ложь! – кричали из джипа. – Здесь что-то не так! Разберитесь!

— Вот сейчас подъедет ОМОН и разберемся! – заявил один из милиционеров. – А пока всем стоять на месте!

— А мы можем идти? – спросила Минтака.

— Я сказал ВСЕМ! – повторил приказ тот же.

— Мне что-то не хочется, – лениво сказал Гор. – Пошли отсюда, дорогая!

— А ну-ка вернитесь! – услышали они новый приказ.

Но парочка не спеша, удалялась.

— Сержант Логов, верни их! – услышали жертвы нападения сзади.

Кто-то побежал за ними, на ходу звеня наручниками.

Гор повернулся и поднял руку ладонью вперед.

Ничего не понимая, тот, кого назвали Логовым, остановился и стал надевать наручники на себя.

Второй представитель власти не стал разгадывать эту загадку и поднял пистолет.

— Предупреждаю, стойте на месте! – и он выстрелил в воздух.

Каково же было его удивление, когда пуля упала к его ногам, кружась и поднимая маленький вихрь пыли.

Тогда стрелявший согнул руку в локте и сделал прицельный выстрел.

И на этот раз пуля вернулась в его ствол, заклинив его намертво.

Водитель джипа вмиг понял удобство момента, включил двигатель и рванул с места.

Ошарашенные представители власти смотрели вслед тем и другим, не соображая происходящего с ними.

А Минтака и Гор, не дожидаясь дальнейшего развития событий с вызванным ОМОНом, поспешили покинуть место своей практики.

Их никто уже не догонял.

Они перешли Садовый мост и спокойно свернули в Михайловский сад.

И хотя им была слышна сирена подмоги, здесь они были уже в безопасности, и вскоре затерялись среди сотен гуляющих людей.

 

Все остальные практиканты тоже получили свои практические часы в этот день.

Альдебаран, например, остановил насилие большой, вооруженной дубинками и водометом, группы милиционеров, которые пытались разогнать несанкционированный митинг на Невском проспекте.

Альциона остановила водителя и его друга, ибо они пытались её изнасиловать в своей машине,

Антарес прекратил потасовку на спуске у Ростральных колонн, где сцепились две свадьбы, не желавшие уступить облюбованное место на этом красивом месте.

Без практического урока не остался ни один практикант.

Однако это было всего лишь началом большой работы с применением физической, психической и ментальной силы, но как это происходило, мы узнаем уже в следующей главе...

 

 

ВВЕДЕНИЕ  К  ОСВОБОЖДЕНИЮ

 

Неделя пролетела очень быстро.

Питер не зря назывался самым криминальным городом в средствах массовой информации, и события такого типа фигурировали в новостях в достаточном количестве.

Конечно, это были только раскрытые события, а нераскрытых преступлений было на порядок больше.

Поэтому практика у людей со звездными именами прошла в местных стычках, которые все были похожи друг на друга.

Однако отражения применяемой силы проходили корректно, без заметных нарушений.

Более того, у нападающей стороны, после полученного урока отражения, изменялось мышление, исчезала агрессивность, трансформировалась психика, и люди становились неузнаваемыми для своего окружения.

Всё это оказалось возможным благодаря лекциям Елены Ригель.

Светоносная девушка, чтобы не возбуждать представителей власти, назначала занятия уже не на Марсовом поле, а в других местах города.

Сейчас они собрались на травяном пляже тыльной стороны Петропавловской крепости. Почти все разделись, чтобы позагорать, расстелили подстилки и легли напротив своей преподавательницы.

— Вокруг всех нас находится особая сфера мысли! – начала Ригель. – Подобно воздуху мысль окружает вас повсюду, и она продолжает проникать сама по себе. Только по мере того, как вы становитесь все более и более сознательным, это прекращается. Если же вы становитесь все более и более сознательным, то и ваш бумеранг, как инструмент, проникает в сферу мысли нападающей стороны и придает ей обратное направление. Поэтому ваше осознание, которое вы получили при Посвящении — это более могучая энергия, чем мысль.

Практиканты уже не задавали вопросов – они просто слушали. И все вопросы отпадали сами собой, так как Ригель чувствовала их и направляла тему так, чтобы дать ответ прямо по ходу изложения.

— В вашей практике до сих пор вы имели дело со следствиями, или  исполнителями воли, – говорила Елена Олеговна. –  Но, бесполезно гасить следствие, которое, подобно дыму, имеет свою причину – огонь. Теперь вы должны научиться гасить причину, то есть Эгосферу, которая побуждает к действиям своих исполнителей.

Многие Эгосферы, после вашей практики отражения, нащупали вас.

И теперь они попытаются, во что бы то ни стало, достать вас всеми известными и доступными им способами.

Поэтому вы должны усвоить технику безопасности при работе с любой Эгосферой.

Практиканты слушали, не перебивая своего преподавателя.

— Как вы понимаете, – убежденно говорила Елена, – привычка негативно реагировать на досадные обстоятельства является стартовой кнопкой для включения схемы захвата вашей мысленной энергии.

Следовательно, от таких привычек следует избавляться. Такая привычка поблекнет, если вы употребите бумеранг по отношению к себе.

Возник страх – замените его уверенностью, уныние – энтузиазмом, негодование – равнодушием, раздражение – радостью и так далее.

Пусть это будет нелепо, зато такой стиль не оставит эгосфере никаких шансов. Такой способ потому и кажется нелепым, что эгосферы нас приучили играть только в выгодные им игры.

Попробуйте теперь навязать им свою игру, она вам доставит удовольствие, и вы с удивлением обнаружите, насколько это мощная техника.

 «Но ведь общий принцип не может применяться ко всем случаям? – поймала преподаватель чей-то вопрос.

И, не меняя темы, Ригель ответила на него:

— Существует еще один интересный способ гашения Эгосферы. Допустим, кто-то вам досаждает и создает этим для вас проблему, а это может быть и хулиган, и насильник, и грабитель.

Отвлекитесь от проблемы, которую он вам несет.

Чего хочет грабитель? Поесть, выпить, уколоться? 

Визуализируйте себе картину, когда этот человек удовлетворен.

Ведь эгосфера начала раскачиваться не просто так. Что-то вывело её из равновесия. Она, сознательно или бессознательно, ищет то, что вернет ей равновесие. И вот, энергия ваших мыслей на определенной частоте дает ей желаемое, хоть и косвенным образом.

И она сразу сменит агрессию на благосклонность.

— Ну, а куда девается энергия эгосферы после её гашения? – спросила Капелла. – Ведь по закону сохранения она не исчезает. А переходит из одного состояния в другое.

— Хороший вопрос! – одобрила Елена Олеговна, поправляя плед на пне, на котором она сидела. – Как ни странно, энергия эгосферы, которую вы погасили, переходит к вам. Вы становитесь сильнее. Если вы справились с проблемой, вы стали сильнее. В следующий раз это для вас уже не проблема. Но,  если вы боретесь с проблемой, то вы отдаете энергию эгосфере, а это мы уже проходили.

— Да! – вставила в лекцию свое слово Лира. – В моей жизни были поучительные случаи, когда я не умела и просто не знала, как решить проблему. Было много сложных жизненных ситуаций, конфликтов, и прочих неблагоприятных обстоятельств. Это теперь я знаю, что для любых сложных проблем существуют простые решения. И ключ к решению всегда лежит на поверхности, вопрос лишь в том, как его увидеть. А увидеть его мешает эгосфера, создавшая эту проблему.

— Ну, конечно! – поддержал Лиру Денеб. – Эгосфера имеет своей целью получить от вас энергию. Для этого ей необходимо зафиксировать частоту излучения ваших мыслей на проблеме. Если человека испугать, обеспокоить, озадачить, или сыграть на его комплексах, тогда он легко согласится с тем, что проблема сложная, и сядет на нужную волну эгосферы. Ей это проще всего сделать, убедив вас в том, что проблема сложная. Если вы приняли её правила игры, вас можно спокойно брать за ручку и вести в запутанный лабиринт. Только потом приходит понимание, что было простейшее решение проблемы! – закончил он.

Лекция перешла в собеседование, и это было лучше, так как прохожие стали прислушиваться к тому, что говорила девушка сидящая на пне.

Поэтому Елена оставила своё возвышение и, расстелив плед между практикантами, и легла на него животом вниз.

— Интересно! – подала голос Минтака. – а эгосфера действует только через живых людей, или её воздействие может происходить и через неживые предметы?

— Во даёт! – удивился Регул. – Она ведь не будет бросаться в тебя камнями!

— И, тем не менее, вопрос справедливый! – согласилась Елена. – Кто нибудь может ответить на него?

— На мой взгляд, – ответил Гор, – Эгосфера может действовать как  через людей, которые как-то связаны с этой проблемой, так и через неживые предметы, например, математику. Она фиксирует излучение мысленной энергии на определенной частоте и сосет энергию, пока человек мучается с проблемой. Секрет в том, что она фиксирует мысли человека в очень узком секторе поля информации. А решение может лежать за пределами этого сектора. В итоге получается, что человек думает и действует в пределах узкого коридора и не имеет возможности взглянуть на проблему шире. Нестандартные и гениальные решения приходят именно тогда, когда человек освобождается от эгосферы и получает свободу мыслить в другом направлении. Весь секрет гениев состоит в том, что они свободны от влияния эгосфер. В то время, как частоты мыслей обычных людей захвачены эгосферами, частоты мыслей гениев способны свободно перестраиваться и заходить в неведомые области поля информации.

— Конечно, посвященному человеку всегда можно освободиться от всех паразитирующих эгосфер, – поддержала сына Елена Олеговна. – Однако, свобода нужна только от чуждых вам эгосфер. Существуют сферы, которые будут полезны именно вам. Это Ваши звездные сферы. Иными словами, если люди не свободны от навязанных им социумом целей, в борьбе за которые люди все дальше уходят от линий счастливой жизни, то вы уже нашли свою космическую цель. Эта очень благородная цель – освободить всех людей этой планеты от войн, насилия, массовых убийств и осуществить МИР во всем МIРЕ.

— У нас сегодня последний день практики! – обратилась к Учителю Бетельгейзе. – А что у нас по программе завтра?

— Завтра каждый из вас получит документы для выезда в наиболее агрессивно настроенные страны, и будет работать уже не в мелких стычках, а в массовом конфликте. В России останутся только Гор и Минтака.

— А как нас распределят? – спросили разными голосами многие практиканты.

— Распределение будет парным! – объявила Ригель. – Места, куда вас посылают после окончания практики, назначены не мною. Так решил Совет Ориона. Итак, Альдебаран и Спика направляются в Афганистан.

Спика приподнялась от неожиданности, уронив бюстгальтер на подстилку и обнажив небольшую, но красивую грудь, и радостно захлопала в ладоши.

— Баранчик, здорово! – возбужденно воскликнула она – Там работы куча! Хвала Ориону!

Представитель Тельца никак не отреагировал на объявление, он продолжал молча жевать свою жвачку, только перевалился с боку набок.

— Мицар и Алькор! – продолжала Ригель – отправятся в Испанию, там им предстоит конфликтную ситуацию с баскской организацией ЕТА. Да, поможет им Большая Медведица в их нелегкой работе.

— Хвала Ориону! – воскликнула  Алькор и хлопнула Мицара по спине так, что он сморщился от боли.

— Больно ведь! – крикнул он.

— Кастор и Поллукс! – объявила дальше Ригель, – направляются в Израиль. Это очень конфликтный регион и у вас там предстоит сложная дипломатическая работа.  Да поможет вам созвездие Близнецов в этом деле.

Кастор и Поллукс переглянулись, но ничего не сказали. Похоже, они понимали друг друга без слов.

— Мирфаку и Алголю предстоит работать в Ираке! – перечисляла далее места распределения Ригель. – И Созвездие Персея, которое резонирует на их имена, окажет всяческое содействие в предстоящем деле.

— А если нас там убьют? – несмело спросил Алголь. – Кто нас заменит.

— Вас невозможно убить, персеяне! – заметил Регул. – Вас может убить только кто-то из нас. Но этого не может быть, потому что не может быть никогда...

 

— Антарес и Бетельгейзе! – говорила дальше Ригель. – Отправляются в Северную Корею и там, на месте разберутся с воинственными планами Ким Чен Ира. И наше созвездие, госпожа Бетельгейзе, очень довольно согласием Скорпиона на совместное сотрудничество таких сильных представителей этих Светил.

— Альциона и Регул! – летят, куда бы вы думали – в африканскую Гвинею. Там назревает что-то нехорошее и им предстоит предотвратить насилие. Плеяды для Альционы и Лев для Регула уже заключили специальный договор о сумме сил, направляемых для их земных представителей.

— Регул! – воскликнула Альциона. – Кончай загорать на этом северном солнце, скоро потемнеешь от африканского. Дай лапу, друг мой, ты среди дев ценный лев.

Все засмеялись каламбуру девушки и снова притихли.

— Денеб и Капелла, – сказала далее Ригель, – летят в гнезда Алькаиды. – Созвездие Лебедя, где обитает Денеб, и Водолея, где светит Капелла, также приветствуют своих представителей на Земле, и желает им мудрого сотрудничества.

Все зааплодировали этой паре, ибо это был самый напряженный участок работы.

Своей очереди ждали Вега и Сайф.

— И последняя пара, – заканчивала Ригель, – это представительница Лиры плюс представитель Ориона, звездные имена которых вам хорошо известны, распределяются в Южную Америку для отражения натисков мафии. Я думаю, что все довольны распределением Совета Ориона и возражений ни у кого нет.

— Возражений нет, – сказала Бетельгейзе, – а вот вопросы есть.

— Слушаю тебя внимательно! – откликнулась Ригель.

— Против кого мы должны применять бумеранг Ориона – спросила Бет. – Против исполнителей? Так это «дым». Против Эгосферы, как «огня»? Так его просто не ослабишь...

— Вопрос ясен! – ответила Ригель. – Вы будете иметь дело с двумя составляющими. Действительно, кажется, что, сколько бы дым не гасили, огонь всё равно будет уничтожать. Но, если бумеранг будет поражать источник массового насилия, то люди, одержимые Эгосферой насилия, всё же поймут, что их действия равносильны самоубийству. Поняв это, они вынуждены будут прекратить самоуничтожение своих воинов. И это будет как раз тот случай, когда дым задушит источник огня! – закончила Елена.

— Ну, да! – поддержал Елену сын. – Эгосфера работает только в своем определенном объеме, а если в этом объеме дым не будет рассеиваться ветром, а будет собираться, то он неизбежно должен задушит огонь, лишенный подпитывающего его кислорода. Ты поняла, сестра моя звездная? – спросил он Бетедьшейзе.

— Да. Спасибо, мне стало всё ясно! – ответила Бет.

— Какие еще вопросы есть? – спросила Ригель.

— А вы сами кем будете заниматься? – спросил Альдебаран.

— Я буду исполнять роль узла связи между вашими действующими линиями. – ответила Ригель. – Моё Светило и мой Светлый руководитель через меня будет получать всю информацию о событиях, которую вы будете мне передавать, и он будет корректировать ваши действия. Это одобрено всеми созвездиями, участвующими в операции освобождения. Еще есть вопросы, ведь завтра уже будет поздно что-то выяснять?

— У меня есть вопрос! – неожиданно для всех обратилась Минтака к Ригель. – Я думаю, что люди настолько привыкли к устоявшимся стереотипам, что принимают их за ценный опыт, накопленный человечеством. На самом деле именно стереотипы формируют эгосферы, а люди лишь вынужденно соглашаются с ними. Все общество базируется на эгосферах, которые живут и развиваются самостоятельно, по своим законам, как энергоинформационные сущности, подчинившие себе человечество.

Минтака немного помолчала и продолжала:

— Влияние эгосфер на человека настолько велико, что его разум буквально затуманивается и теряет способность мыслить независимо и осознанно. С этими фактами и связан мой вопрос: мы ведь не собираемся гасить все эгосферы, которые захватили каждого человека, которые существуют вечно, и которые сплетены в единую невидимую ткань, окутывающую всех людей?

— Не можем и не будем, поскольку все эгрегоры порождены людьми, – ответила Ригель. –  Если учесть, сколько тысячелетий люди используют алкоголь и наркотики, можно пред­ставить — какие огромные энергии содержатся в этих Эгосферах. Отсюда их сила и огромное влияние на лю­дей, на правительства, на многие процессы, происхо­дящие на Земле.

Известно выражение: «свинья грязи найдёт». Оно говорит о том, что если человек имеет определённое мировоззрение, соответствующие желания, то Мир сведёт его именно с той средой, которая аналогична его «звучанию».

— Неужели из этой ситуации людям нет выхода? – снова спросила Минтака.

— Если был вход, то и выход всегда найдется – с улыбкой ответила Ригель. – Вся беда в том, что человек, попавший в лабиринт эгосфер, ищет выход не в той плоскости, поэтому и оставляет свой скелет в Лабиринте Минотавра.

— А в каком направлении ему надо искать выход?

— Ему надо искать выход не в двумерной плоскости, а в трехмерном измерении – ответила Ригель. – То есть, надо просто подпрыгнуть вверх, уцепиться за стену лабиринта и увидеть путь к освобождению.

— Но мы все это понимаем на уровне слов – не понимала Минтака – на уровне теорий, но я не могу себе представить, что человечеству суждено вечно быть в рабстве сетей эгосфер! Наверняка есть способ освобождения, только мы его не знаем. А вы знаете?

— Это знает мой Светоносный господин – ответила Ригель. – И если вы согласны  познакомиться с его знаниями, то я готова буду вам их изложить.

— Ну, конечно, мы ведь видимся последний день, мы согласны! – послышалось со всех сторон.

— Ну, тогда двигайтесь ко мне поближе и слушайте! – посоветовала Ригель. – Он уже знает о вашем вопросе, и сейчас я буду переводить вам его мыслеформы.

Посвященные сдвинулись вокруг центра, образовав своими полуобнаженными телами нечто вроде лепестков ромашки.

А Ригель стала повторять за Орком:

«Каждая религиозная Эгосфера возглавляется сущест­вом, закончившим своё развитие и объявившим, что выше него ничего нет. Так создаются Боги. Бог — это предел развития, предел мечтаний и предел мира ра­ба, служащего ему. И для того и для другого их Бог — это причина самого себя, CASUSA SUI , вне проверок, вне обсуждений. Каждый Бог окружает себя своими фанатичными последователями, которые верят, что кроме Бога и служению Богу нет ничего. Это предан­ные фанаты, стоящие на вершине иерархии под куполом Бога. А для того, чтобы увидеть мир вокруг, надо вынырнуть из-под его золотого купола и увидеть этот мир со стороны, из свободного мира».

Ригель сделала небольшую паузу и продолжала:

«В Космосе знают о страданиях людей. Эти страдания в принципе являются следствиями. А причина находится выше, здесь среди звезд, поэтому и не видна людям. Поэтому, для того, чтобы люди увидели и поняли причину, Космос периодически посылает на Землю существо в человеческой форме, которое показывает окружающим его людям Истинную Причину их страданий.

Эта Единая Истина состоит из Четырех Благородных Истин. Это:

Абсолютная Истина о существовании страданий.

Абсолютная Истина о Причине страданий.

Абсолютная Истина о возможности прекращения страданий.

Абсолютная Истина о Пути, освобождающим человека от страданий».

— Ну, да, понятно! – вставил слово в паузе Денеб. – Первая истина не требует доказательств, ибо это факт. А вот со второй, пожалуйста, поподробней!

Елена перевела вопрос своему Светоносному мужу, и тот ответил, но уже не словами. Он спроецировал в сознание каждого посвященного небольшую схему, которая наглядно показывала связи в этом вопросе.

И каждый, окружающий Ригель, увидел её одинаково:

 

 

 

Овал: П7Овал: П444Овал: Ааи333Овал:      АОвал: П8Овал: П2Овал: П333Овал: П6Овал: П1Овал: аи1Овал: Аам2Овал: аи4Овал:  А 2Овал: А 1         

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Овал: П5
 

 

 


А – Абсолютная Истинная Космическая Пустота.

 

 А1– Неведение, присутствие страданий, Пустота ДЛЯ заполнения Знаниями

А2 – Всеведение, отсутствие страданий, Пустота ОТ всех земных знаний.

 

Аи 1 – Абсолютная Истина о существовании страданий.

Аи 2 – Абсолютная Истина о Причине страданий.

Аи 3 – Абсолютная Истина о возможности прекращения страданий.

Аи 4 – Абсолютная Истина о Пути, освобождающим от страданий.

 

 П 1 – Правильные представления, взгляды, понимание.

 П 2 – Правильное намерение, правильное стремление.

   П 3 – Правильная речь.

П 4 – Правильное поведение, правильное действие.

П 5 – Правильный образ жизни.

П 6 – Правильное усилие.

П 7 – Правильные мысли.

П 8 – Правильное осознание в сосредоточении.

 

Вам нужно понять пока верхние связи, – пояснила Ригель, –  а сферы от П-1 до П-8 это уже отдельная тема, которую практикуют после внимательного рассмотрения 4-х благородных Истин.

Далее Орк диктовал свой урок уже через Елену:

— Разумеется, все  страдания заключаются в сфере Бытия.

Сфера Бытия – есть следствие, которое имеет причину ЖЕЛАНИЕ.

Да, да, да! – подтвердила Елена, – именно ЖЕЛАНИЕ является Причиной Бытия всех существ.

Для доказательства обратимся к Закону причинно-следственных связей:

 

Желание(причина)                                         Следствия:                                               

Всё осмыслить                         образует орган мышления

Почувствовать                         образует органы чувств

Изменить                                   образует организм тела

 

Следствия, наследующие причинный организм в Человеке представляют собой Пирамиду, последовательно составленную и построенную в виде:

Физической формы, тела - агрегат для создания в нем чувств и:

Ощущений материального мира - агрегат, порождающий:

Представления ума о мире на базе первых двух, и осознание их с:

Намерением к действию, опираясь на:

Группу сознаний - глаза, уха, носа, языка, тела, ума, создают:

Первичное сознание и проекции, которые связаны с каждой ступенью Пирамиды.

Елена сделала паузу и прислушалась к мыслям мужа.

А Орк говорил через речевой аппарат Ригель:

«В свою очередь, причинно-следственная связь реализуется в Карме, которая действует посредством трех образованных органов: ума, слова в эмоциях, и тела.

Именно действия ума, слова и тела и образует действительность, которая, по сути, является феноменом – иллюзией.

Однако, иллюзия – это не мираж – это, всего лишь, ложные представления ума, не соответствующие Истине.

Феномен существования человека в том, что причина существования – желание – не имеет собственной природы происхождения, – она нереальна.

Если причина нереальна, то нереально и следствие – оно феноменально.

Пять ступеней Пирамиды создают не только первичное сознание, но и его проекции «клеши» – представляющие собой несовершенство ума в виде незнания, то есть невежества, алчности, злонамеренности, ошибочных взглядов, гнева, гордости, зависти и тому подобных качеств психики, которые управляют человеком и порождают муки и зло.

А эти функции ума становятся платформой для образования Эгосфер».

Ригель снова сделала паузу, которой воспользовалась Капелла.

— И человек способен справиться с такой кучей говна в нем?

Орк посмеялся над таким сравнением и продолжал:

«Сначала надо понять справедливость указанных связей. Смотрите вот:

Ступени: (формирующие факторы):               Их теневые проекции:

Физическая форма тела                                        1. Неведение

Ощущения трехмерного мира  (моё,

 чужое),                                                                    2.Эгоцентризм

Представления ума  (желание обладать)           3. Страсть

Намерение действовать  в                                     4. Гордость, зависть

Пределах первичного сознания                             5. Гнев      

 

В Форме тела содержится Неведение, которое устраняется Мудростью.

Чувства и их ощущения рождают Гордость которое уходит с мудростью равного содержания,

Представления различающего Ума возбуждают Страсть обладать желаемым, которое устраняется  мудростью, познающей по отдельности,

Намерение действовать включает клешу Зависти, которая может быть устранена  действенной мудростью,

Примитивное Сознание рождает Гнев, который нейтрализуется мудростью дхармового пространства.

Теневые проекции от ступеней Пирамиды образуют Самсару – привязанность к вещам и эмоциональным наслаждениям, привязанность ума к «Я» и его конструкциям, самодовольству и тому подобным проекциям.

Однако вся сфера страданий может быть устранена.

Устранение происходит путем уничтожения теневых проекций. В этом случае очищаются и вся пирамида, а человек обращается в светлое космическое существо и направляется к своему Светилу, сливаясь с ним».

— Но как же, – вставила вопрос Вега, – ведь Иисус, Светоносная личность, он ведь тоже страдал!?

«Да. Даже такая выдающаяся личность как Иисус, испытывал и страдания и смерть. Иисус был обожествлен уже после смерти, когда явился своим ученикам и доказал, что существование после смерти очевидно. Однако  были и другие Светлые личности, которые постигли все причины страдания, исключили их из жизни и достигли бессмертия.

Надо понимать, что Бессмертие целесообразно только тогда, когда из него исключено страдание, в противном случае бессмертие становится ужасным.

Освобождение от всех видов страданий, выход из бесконечного круга рождений и смертей, и связанная с этим состоянием Радость называется Нирваной или достижением Совершенного Состояния Сознания.

Процесс круговорота бытия не имеет начала, ибо рождение обусловлено действиями и аффектами. В свою очередь аффекты и действия связаны с рождением, отсюда безначальность круга.

 Однако, круговорот имеет конец, вследствие исчерпания причины.

Систему перерождения можно наглядно представить таблицей:

 

12 внутренних и внешних причин

 

НЕВЕДЕНИЕнезнание того, чем на самом деле являются люди и окружающий их мир.

Незнание 4 абсолютных истин,

чем и обуславливаются их нижеследующие:

ДЕЯНИЯ – действия людей, определяющие характер перерождения и их нижеследующее:

СОЗНАНИЕ – в момент обретения новой жизни при вхождении сознания умершего в утробу, с образованием нижеследующего:

ИМЕНИ И ПЛОТИ – индифферентное, бездеятельное существо, обретающее в последующем этапе:

ШЕСТЬ ВХОДОВ – это 5 органов чувств + осознающий их разум, включающийся после рождения и нижеследующего:

СОПРИКОСНОВЕНИЯ – их в субъекте с объектами во вне, вследствие чего возникает:

ЧУВСТВА – восприятия, которые пробуждают нижеследующую:

 

ЛЮБОВЬ – (к объектам)

обуславливающую:

ЖЕЛАНИЕ – к обладанию искомого и привязанность ума к жизни в пределах ограниченного сознания, которое после смерти вселяется в утробу, образующее:

НОВОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ – в круге перерождений, чем обуславливается:

РОЖДЕНИЕ – начало новой жизни, неизбежно приводящее к концу в виде:

СТАРОСТИ И СМЕРТИ – как факта и:

Истины о страдании

 

Исчерпание причины происходит сокращением Кармы с помощью восьмеричного Пути, который был приведен в начальной схеме.

Карма создается действием.

Характер этих действий бывает преднамеренным, и непреднамеренным.

Корень слова «мер»,  в слове «преднамеренные» действия,  бумерангом превратился в свое обратное значение.

Если сначала он имел смысл физических мер, то теперь он обратился в меры этического порядка, ибо намерение – это проблема моральная, или этическая.

 Таким образом, для выхода из пределов трехмерности необходимо все действия физических мер переосмыслить в мерах морального порядка для осознания последствий своих моральных действий.

Непреднамеренные действия, практически приводят к Совершенному Состоянию Сознания.

К непреднамеренным действиям относятся:

Первое – действие  щедрости.

Кто не щедр – тот скуп, а скупой не является эталоном совершенства.

Второе – этика и манеры. Даже если человек щедр, но груб, то посредством грубости ни один человек еще не достиг совершенства.

 Далее, третье – если человек щедр, этичен в поведении, но не имеет совершенства участия, то такой равнодушный человек никогда не поднимется на следующую ступень совершенства.

Четвертая ступень – совершенство напряженности. Кто не напряжён – тот ленив, а ленивый человек не поднимется до вершины совершенства.

 Пятая – совершенство медитативной  концентрации.

И шестая – совершенство  осведомленности,  рожденное  из  мудрости».

И снова возникла пауза, которую поспешил заполнить не кто иной, как Гор.

— Отец мой! – обратился он к нему. – Но ведь, нетрудно понять, что если умственный процесс мышления связан с процессом течения времени, которое все разрушает, то и ум действует соответствующим образом и не может считаться образцом совершенства.

Поскольку ум не является совершенством, то указать на его несовершенство самому уму невозможно.

Как палец не может указать на самого себя, так и ум не может указать на свои несовершенства.

 Нужно зеркало, чтобы ум увидел свое уродство в зеркальном отражении.

Трудно придется тому, кто поставит перед умным человеком это зеркало – ум не хочет видеть своих уродств, и набрасывается на того, кто указывает их.

Тем не менее, чтобы выйти из несовершенства, надо увидеть и исправить все несовершенное в человеческом уме.

А для этого необходимо понять причины появления несовершенства в уме.

Ты мог бы их показать, не столько для меня, сколько для учеников?

«Да, сынок! – озвучила Елена ответ его отца. – Конечно!

Первая причина заключается в накопительстве умом знаний, которое никогда не может закончиться.

Груз знаний не дает возможности уму взлететь и стать творчески свободным.

 Все знания людей – из прошлого.

Совокупность этих знаний и организует  сознание.

Но прошлое – мертво.

Ум питается этой мертвечиной,  и сам становится мёртвым.

Он начинает разлагать и всё вокруг себя.

Окружающим Сферам Сознания не нужен мертвый ум.

Для того чтобы оживить его, и происходит непосредственная передача Знаний по Законам непосредственной  Связи от Окружающих Сфер Сознания.

Вторая причина – это ограниченность ума, который не способен думать сразу о десяти вещах одновременно.

Третьей причиной является противоречивость ума, который противоречит своим собственным выводам и вступает в противоречие со своими эмоциями.  Борясь с ними, ум ослабевает.

И эта слабость является четвертой причиной, которая обозначается конкретно в том, что ум не в состоянии остановить свой поток мышления.

Если бы ум мог остановить ход своих мыслей, проецирующихся подобно кино на своем экране, то за этим экраном он увидел бы настоящую Реальность.

Пятое несовершенство, – заключается  в самообмане ума, который представляет себе окружающую среду только на базе показаний пяти органов чувств, работающих в пределах трех измерений материального мира.

И, наконец, самое существенное несовершенство ума  заключается в том, что ум цепляется за все вещи, людей, привычки – за всё, что его окружает на земле.

Эта зависимость делает ум рабским и несвободным, неспособным самому освободится от своих цепей и зависимостей.

Он, как корабль на якоре, не может выйти в мировой океан для познания Окружающих Сфер Сознания.

 Вот шесть причин, которые следует ЗНАТЬ, для того, чтобы устранить их,  и найти более высокие ценности, нежели ум.

Сознание человека стало мутным вследствие заражения его ума инфекционными болезнями, где ум эмоционально окрашивается реакциями (клешами): гордостью, страстью, гневом, завистью, и неведением.

Будучи изначально  ясным и вневременным, ум становится тёмным, временным и разрушающим, как само Время.

 Поэтому ум, работая во Времени,  и начинает изобретать  все новые и новые средства массового истребления людей и разрушения Окружающей Среды.

Как же уму вернуться к изначальной ясности?

Прежде всего необходимо избавиться от неведения,

Среди инфекционных болезней ума – неведение – самое разрушительное.

 Неведение Человеческой Сферы Сознания – её незнание о путях к совершенству , невежество – всё это, прежде всего,  связано с умом.

 Что же такое Ум,  в принципе?

Что представляет собой совершенный, изначальный ум?

Изначальный Ум обозначается тремя определениями:

Во-первых, ясностью.

 Если ум, как воду, очистить от темной мути неведения, то такой Ум будет чист и ясен.

Разум изначально чист в Совершенных Сферах Сознания.

Он не загрязнен ошибочными представлениями о Реальности.

Во-вторых, из Ясности само собой вытекает его Познающая способность, то есть возможность познать все феномены Бытия, как обусловленного существования.

Но поскольку феномен, как иллюзия или мираж – пуст, по сути, и не имеет никакой конкретной формы, то отсюда вытекает и третье – бесформенность ума, то есть его пустая природа.

Только в Пустоте возможно формировать и организовывать всевозможные формы Бытия.

Вот три неизвестных, составляющие изначальную тайну природы Ума.

В каждом мыслящем существе изначально заложена и ясность ума, и его познающая способность, и бесценная Пустота 

Однако, все люди с детства теряют эту Пустоту, заполняя ум игрушками, и перетаскивая их во взрослое состояние.

Человеческая Сфера Сознания заполняет ум ничего не стоящими ценностями, её ум цепляется за вещи, а изначальная Ясность – заслоняется  обстоятельствами, людьми, с и их проблемами, и изначально ясный ум мутнеет.

Ум теряет познающую способность, заменяя это изначальное качество мёртвыми известными догмами.

Более того, мертвая действительность оживляется действием.

И, человечество движется намеренно уже в качественной мере действия, ибо в процессе движения нет пустоты, ибо оно полно движения, – однако, само движение во Времени всё опустошает, превращая вещи в пустое место. Следовательно, и движение имеет свою причину – Космическую Пустоту.

Эта Пустота Свободна от движений, от причинно-следственных связей.

 Она неизмерима, непреднамеренна, безначальна, бесконечна, безраздельна, вездесуща и потому она – есть Истина.

Это чистая, в смысле – Пустая Истина, поэтому Она в Целости и Сохранности Своей Причины содержит все миры.

В этой Истинной Пустоте нет ПРИЧИН для страданий и горя, для желаний и их следствий в виде Бытия, ибо только в Истинной Пустоте можно прожить все существования и понять их.

А понять – значит и полюбить.

Истинная любовь не нуждается в доказательствах, ибо она – есть  Истина.

— Вот именно! – воскликнула Минтака. – Любовь и ум несовместимы, ибо уметь любить невозможно. Ум не умеет любить. Он то и создает нам карму, так ведь?

«Да, это так! –  услышали все ответ Орка – Поскольку умственный процесс мышления – это процесс в действии, то несовершенные действия ума складываются в карму.

К кармическим действиям ума относятся три: алчность, злонамеренность,  и ошибочные взгляды относительно Реальности.

Действие ума, именуемое  алчностью, это – мысль , во-первых, желать еще лучшего себе, своей семье, жизни, форме и виду, качеству и изобилию.

 Во-вторых, это мысль о желании обладать богатствами других.

 И в третьих, это страстная мысль – желать кладов и других сокровищ, зарытых в земле и не принадлежащих никому.

К  действиям ума, обозначенных  злонамеренностью, относятся:

Это, во-первых, мысль о намерении убить другого из антипатии, как будто это наш враг.

 Во-вторых, это намерение мысли испугать человека так, чтобы он, как конкурент, лучше относился,

 а в-третьих, это мысленное намерение убить человека за то, что он, когда-то причинил вред.

Действие, влекущее с собой ошибочные представления ума,  состоят:

Во-первых, это непринятие умом того факта, что добрые и злые действия являются причиной добрых и злых результатов.

 Во-вторых, это ошибочные представления ума о том, что не существует Истинного Пути освобождения ума от своих несовершенств.

 В-третьих, это ошибочное представление о том, что Совершенное Состояние Сознания невозможно, что Космические Законы Связи – это абсурд, а явление Звездных существ на Земле – это фантастика.

Мы здесь, на Ригеле, уверены, что все вы, как Посвященные, пройдете путем Освобождения и станете освободителями для других людей!

Мы желаем вам успехов на вашем пути!»

На этом трансляция из созвездия Ориона закончилась.

— Ребята! – фамильярно обратилась Ригель к бывшим практикантам. – Вы не устали! Может быть, отметим окончание практики в ресторане!

— Ураааа! – закричали все. – Но в какой ресторан нас пустят в пляжной одежде?

— А тут в крепости есть один ресторанчик – ответила Ригель. – Им не важна одежда, им важна прибыль. Идем?

И шумная ватага, миновав Иоанновский мост, вошла в ворота Петропавловской крепости.

Официанты радушно кланялись, как они думали экскурсантам, и суетились, накрывая столы.

— Нет, нет! – остановила их Ригель. – Мы хотим все сидеть за одним столом. Сдвиньте их, пожалуйста!

Праздник удался на славу.

Только было непонятно, почему официанты собрались группой и о чем-то перешептываются. Один из них достал пачку фотографий и показал их остальным.

Остальные стали смотреть, поглядывая на вновь прибывших «экскурсантов».

Наконец, один из них достал сотовый телефон и зайдя за ширму, отделяющую кухню от общего зала, набрал нужный номер.

— Здравствуйте! – поздоровался он с кем-то – Это я, осведомитель Николаев. Те, кого вы ищете здесь у нас в ресторане. Все здесь! Да, конечно, я задержу их до вашего прибытия!

А пришельцы с именами звездных светил и не подозревали, что практика у них еще не кончилась.

Веселье было в самом разгаре, когда за стенами ресторана раздались звуки милицейской сирены, и к входу подкатил микроавтобус доверху заполненный Омоновцами.

— Мамма! – предупредил её сын. – Нам предстоит отразить новое нападение!

Ригель поднялась с места и коротко сказала:

— Всем приготовить бумеранги!

В это время с улицы, усиленный мегафоном, послышался начальственный голос командира группы ОМОН.

— Всем посетителям ресторана выйти наружу с поднятыми руками!

Официанты рассредоточились вокруг стола и стали теснить группу к выходу.

Однако, они теснились между собой и близко подойти не могли.

Кто-то из них взял стул и, направив его ножками в сторону посетителей, двинулся на группу.

Не дойдя нескольких шагов до группы, он наткнулся на какое-то препятствие.

И как он не старался, стул не хотел теснить посетителей. Тогда он, обозлившись, швырнул стулом в гостей.

Стул описал параболу и упал на стол, разбив почти все бокалы и тарелки.

— А вот и повод! – сказал один из официантов. – Устроили дебош, и не хотят платить за убытки! Но сейчас с ними разберутся, посмотрим, как они там затанцуют...

Не успел он закончить фразу, как его затрясло, и он начал плясать лезгинку, аккомпанируя себе голосом.

Остальные смотрели на него и не понимали его реакции.

— А что, господа практиканты! – сказала Ригель. – Давайте, выполним их условие, поднимем руки и выйдем! А дальше – всё по известному сценарию.

Не дожидаясь, пока в дверях покажутся остальные члены группы, двое солдат ОМОНа, в полной боевой форме приблизились к Минтаке, расстегивая на ходу наручники.

Но, не дойдя несколько шагов до своей будущей пленницы, солдаты, как и в ранних подобных случаях, вдруг надели наручники друг на друга.

Стоящие сзади не сразу увидели действия первых солдат.

Вслед за Минтакой в дверях показался Гор, и следующая пара солдат направилась к юноше.

— Руки за голову! – скомандовал один из них.

— А ху-ху не хо-хо? – засмеялся Гор.

— Ах, ты так, падла! – огрызнулся солдат и замахнулся на Гора дубинкой.

Но дубинка с силой опустилась на голову самого нападавшего, который продолжал дубасить себя во всех направлениях.

— Это тебе за падлу! – приговаривал Гор с каждым ударом дубинки.

Вслед за Гором наружу вышли и все остальные практиканты.

Начальник, сообразив, что ситуация нестандартная, поднял рупор и приказал:

— Оружие наизготовку!

Практиканты выставили вперед руки ладонью вперед и предупредили:

— Не трогайте нас, и пострадавших не будет!

Солдаты усмехнулись.

— По ногам нарушителей, огонь!

Раздались выстрелы и одновременно с ними страшные, истошные и душераздирающие крики раненых.

Почти вся бригада ОМОНа валялась на земле, воя от боли не своими голосами.

Последним, кто вышел из помещения ресторана был Регул.

Официанты пытались задержать его, но вместо этого нелепо хватали друг друга за руки, плечи, горло и другие части тела.

Один из них пытался ударить дверью уходящего гостя, но дверь захлопнулась, да так крепко, что открыть её с той стороны никто не мог.

А в это время начальник бригады вызывал подмогу по мобильному телефону.

— Зря стараетесь, – спокойно посоветовал ему Гор. – Жертв будет еще больше, а отвечать за насилие будете вы!

— Я тебе сейчас отвечу! – крикнул офицер, выхватывая пистолет и направляя его в лицо юноше.

— Мне жаль тебя! – это последнее, что услышал офицер, нажавший на спуск.

Пуля вошла ему между глаз, и представитель власти упал, заливаясь кровью.

— Жаль все-таки русских парней! – с грустью сказал Денеб. – Сколько жертв из-за глупых принципов правоты ситуации!

— А себя тебе было бы не жаль? А гора? А остальных?! – повысила голос Ригель. – Вот стоят друг перед другом двое: Гор и офицер, который сейчас выстрелит!

Выбирай, кому умирать?

Вы, безоружные, и солдаты, которые сейчас начнут стрелять!

Выбирай, кому достанутся пули!

Денеб молчал.

Молчали и остальные.

Все понимали – жалость в данном случае была некорректна.

— А сейчас, расходимся в разные стороны! – посоветовала Ригель. – Вызванная подмога нас не опознает. Завтра я встречусь по отдельности с каждым из вас. Будьте здоровы, практиканты! – улыбнулась она всем.

В двери ресторана колотили изнутри, но все было напрасно.

Дубовая дверь не поддавалась.

А люди с космическими именами расходились по своим местам.

Вот, таким образом, введение в теорию Освобождения и начиналось

Начиналось оно с жестокой действительности.

 

 

 

ГЛОБАЛЬНАЯ  ОПЕРАЦИЯ

 

Следующий день не принес особых событий.

Это был день проводов, прощальных поцелуев и объятий.

Среди бывших узников НИИПВЧ был один, который умел изменять внешность. Это был Алькор. И в этот день у него было много работы. Нужно было не только изменить лицо у каждого посвященного, но и запрограммировать его так, чтобы оно приняло свой естественный вид только в самолете.

Как вы, наверное, уже догадались, в Пулковском аэропорте у каждого сотрудника были фотографии лиц, подлежащих задержанию.

Ригель никуда не летела, но ей тоже изменили лицо, ибо она, провожая очередного члена операции, должна была внушить контролирующему персоналу, что данный пассажир не соответствует никому в криминальном списке.

Такая двойная страховка была необходимым и достаточным условием для успешного достижения цели.

Неожиданно в зале отправления появился Сириус.

Если вы помните, он не стал принимать участия в программе Ригеля, и перекинулся на сторону властей.

Пришлось его срочно «вырубать», пока он не вызвал войска.

«Неужели среди наших практикантов оказался Иуда?» – подумала Елена и вопросительно посмотрела на Гора, который сейчас был похож на кого угодно, только не на её сына.

«Нет, мамма, – понял её мысль сын. – Предателей среди нас нет. Когда мы выясняли способности каждого, только он не сказал, какими паранормальными качествами он обладает. Это наше упущение. Только теперь я понял, что Сириус может убивать на расстоянии разными способами. Он может останавливать сердце, отравлять, прекращать дыхание и тому подобное. Действовать нужно быстро. Можно я его обезврежу?»

«Да, действуй! – согласилась мать. – Только не привлекай внимания!»

А Сириус уже каким-то чутьём нащупывал свои жертвы.

Он глазами вцепился в Капеллу и Гор понял, сейчас он пошлет в неё свой смертельный импульс.

— Капелла, бумеранг!!! – крикнул он девушке. – Смотри, здесь Сириус!

Капелла поискала глазами в публике и увидела представителя Большого Пса.

Тот прищурился и выпустил из себя мощный импульс.

Однако Водолей, под покровительством которого находилась Капелла, успел перехватить этот импульс.

Сириус плохо подготовился к отражению бумеранга и упал на пол, хватаясь за сердце.

Его обступили пассажиры, подбежали служащие, вызвали кого-то по мобильному телефону, и вскоре тело Сириуса уже уносили на носилках.

«Неужели он действовал один? – мысленно, на всякий случай спросил Гор. – Такого просто быть не может! Он был послан на опознание, это ясно, кто же лучше знает своих спутников из бывшего звездного зверинца. Мамма, сейчас начнется вторая серия!»

«Догадываюсь, – ответила ему мать. – Но жертв на этот раз не будет. Я попрошу помочь Орка. Мне не справиться с внушением такой куче публики. Орк!» – позвала она.

И вовремя.

В зал ожидания вошло не менее сотни штатских лиц, у которых не было ни багажа, ни ручной клади.

Только под пиджаками оттопыривалось нечто угрожающее.

Вошедшие люди рассеялись по залу, и каждый стал внимательно рассматривать пассажиров, готовых к отлету.

Прошло некоторое время.

«Пиджаки» стали переглядываться между собой и пожимать плечами.

Гор с присущим ему юмором, подошел к одному из них и спросил:

— Вы кого-то ищете? Тут одного верзилу унесли на носилках, говорят, сердце отказало.

Штатский зло посмотрел на Гора и сказал в микрофон кому-то:

— Проверьте медпункт, думаю, его еще не увезли...

А Гор наседал:

— А что случилось то? – спросил он, послав ему дополнительную телепатему. – «Здесь нет интересующих вас лиц, донос был ложным».

— Не твое дело! – коротко ответил штатский, и уже в микрофон. – Уходим, донос был ложным!

В зале ожидания стало легче дышать.

Сегодняшние рейсы все были выполнены без задержки.

Провожающие покинули аэропорт, но чувства облегчения не было.

Завтра предстояло отправить последнюю группу, и нужно было непременно выяснить, кто был доносчиком.

— Как могла произойти утечка информации? – не понимала Минтака, к которой постепенно возвращалось её симпатичное, молодое лицо.

Они воспользовались услугами частного извозчика, и теперь, сидя в машине, решали эту задачу.

Машина миновала поворот к аэровокзалу.

Ригель смотрела в окно и на повороте вдали увидела двух небольших сфинксов, которые были привезены из Египта и давно стояли здесь, встречая прибывающих с Пулковских высот.

И вдруг её озарило.

— Да это Тарас! – воскликнула она.

Минтака и Гор поняли, что она права.

Это был единственный вариант утечки информации.

Тарас, конечно, не вернулся на территорию Института в то время, когда там обитала Ригель.

Он вернулся туда позже, когда Институтом вновь завладели прежние сотрудники и воспользовались его услугами.

Вполне понятно, что власти дали ему поручение следить за бывшими узниками.

И Тарас постарался.

Он не стал следить сам, ибо его бы быстро узнали, поэтому он нанял несколько человек, которые тайно следили за практикантами.

Более того, поскольку проблема ЧП не была решена, на службу слежке был включен спутник, который наблюдал за всеми перемещениями практикантов.

Было только непонятно, почему власти не предприняли никаких шагов, во время практики.

Можно было только догадываться, что Москва приказала только наблюдать и делать выводы из случайных стычек, которые могли бы привести к нахождению противоядия бумерангу Ориона.

Но, тогда почему власти разрешили попытку захвата всей группы только в ресторане, расположенном на территории Петропавловской крепости, а не сделали это раньше, когда группа собиралась в других местах?

Возможно, власти поняли, что пора действовать, в противном случае дело могло принять печальный оборот.

И еще был один непонятный момент – почему власти не попытались привлечь группу для обороны страны? Что им мешало? Ущемленное самолюбие поражения, или нежелание отдавать преимущество людям, которые не заработали себе погон на мундирах?

— Да это и не принципиально, в конце концов! – сказала Ригель после размышлений, когда машина уже въезжала на Среднюю Рогатку. – Мы поняли, откуда утечка. Остальное, дело техники.

— И что ты предлагаешь? – спросил Гор.

— Позднее! – коротко ответила Елена сыну, кивнув на водителя.

А водитель время от времени протирал глаза.

Он не понимал, как это: он брал одних пассажиров, а в салоне машины теперь оказались другие.

Наконец он не выдержал и спросил, глядя в зеркальце заднего вида:

— Господа, я не понимаю, что с вами происходит? Кого я везу, пришельцев, что ли, или кого?

— Ответ лежит на капоте! – улыбнулся Гор. – Мы работаем в цирке, это наша уникальная программа. Вы что афиш не видели?

Водитель не стал показывать свою неинформированность и принял предложенную версию.

— Так вас довести до цирка? – спросил он.

Машина в это время остановилась у светофора рядом с метро «Московская».

— Нет, мы выйдем здесь, нам лучше на метро! – ответила Ригель, протягивая хозяину машины десятидолларовую купюру.

Водитель не тронулся с места, пока не убедился, что его пассажиры спустились к станции метро.

Потом он взял в руку мобильный телефон и кому-то позвонил.

— Привет, Виктор! – сказал он. – Слушай, я сейчас вёз в машине очень странных людей, которые на ходу меняли свой облик. Они сказали, что работают в цирке, и это их уникальная программа. Я не видел афиш, а ты видел что-нибудь подобное?

Он вслушивался в голос, возбужденно звучавший в трубке, и ответил:

— Вот оно что оказывается?...  Да, они сошли и спустились на станцию метро «Московская». Понимаю, что я шляпа, но кто бы знал? – и с этими словами он тронул машину с места и поехал дальше по Московскому проспекту.

А наша троица и не думала продолжать путь на метро.

Догадка о спутнике подтверждалась, как подтверждалось и то, что в Питере каждый второй – стукач.

— Он явно не поверил нашей сказке о цирке! – сказала Минтака, осторожно выглядывая из-за бортика спуска в метро.

Убедившись, что прежней машины здесь нет, они подняли руку и сели к новому извозчику, который был готов взять хоть дьявола за деньги.

А в это время, воя сиренами, ко всем станциям метро, которые были расположены по Петроградской линии, неслись грузовики с надписью «Люди» на борту.

— Интересно! – заметил водитель – В метро что-то случилось...

Его пассажиры с интересом наблюдали, как у каждой станции, которые были расположены по всему Московскому проспекту, из грузовиков выпрыгивали люди с автоматами Калашникова и быстро сбегали вниз, к эскалаторам.

«Это охота на нас! – услышала Елена мысли сына и кивком головы подтвердила их. – Что будем делать?».

— Я однажды был свидетелем такой крупной операции! – продолжал разговорчивый водитель. – Это было еще в хрущевские времена, когда на Кировском стадионе была массовая драка болельщиков. Я тоже там был. Многие уходили через залив. И мне пришлось лезть в воду. Хрущев, узнав об этом, рассвирепел и сказал, что он посадит кукурузу на футбольном поле этого стадиона.

— Ну вот, видите, – ответил ему Гор. – Не Хрущев, так Матвиенко снесла стадион. Говорят, он был нерентабельным.

— Да разве в этом дело? – возмутился водитель. – Он достался властям почти даром. Стройку вели комсомольцы, беспартийная молодежь, все, кому дорога была репутация города. Стадион Ленина не любили, и все игры проходили на стадионе Кирова. Горожане чтили Кирова больше, чем Ленина. А теперь что? Стадиона нет, Кировского моста нет, Кировского театра нет, Кировского проспекта тоже... Такого человека вычеркивают из памяти!

У станции «Электросила» кого-то выводили и сажали в спецмашины.

Таким образом, заодно производилась чистка города от криминальных элементов.

— А вы, надо полагать, коренной ленинградец? – поинтересовалась Минтака.

— Да, коренной! – с гордостью ответил водитель. – Да толку то, вот город заняли оккупанты. Во время войны был такой лозунг «Смерть немецким оккупантам!». А сегодня город и без войны оккупировали чернож... – он споткнулся и закашлялся.

— Да ладно вам! – успокоила его Ригель. – Было бы совсем противоестественно, если бы ничего не менялось. Смотрите, каким красивым стал город! Разве не Матвиенко приложила свою руку к наведению красоты?

— Да, прямо таки потемкинский город!– не согласился водитель. – А во дворах что? А в коммуналках что? Стыд и срам. Вон в Москве, Лужков почти не оставил коммуналок, пенсионеры без ущерба пенсии бесплатно ездят на транспорте. Мало того, он еще доплачивает москвичам отдельно к государственной пенсии. А у нас? Никакой доплаты, наоборот, отнимают из пенсии за «бесплатный» проезд. И куда Путин смотрит? Вроде бы земляк, а живет как чужой к петербуржцам... Ну, посмотрим, что будет после него... Вот, черт! Ну, куда ты лезешь? – заорал он в открытое окно водителю соседней машины, которая чуть не заехала бампером ему в бок. – Опять же эти пробки! Тот же Лужков, вон, развязки делает, вторую кольцевую на пять рядов.  А у нас что – дамбу не могут достроить второй десяток лет... Кстати. Я вас посадил и не спросил, вам куда?

— А нам на переулок Гривцова, – ответила Ригель. – Там знаете, есть Всероссийское Географическое общество?

— Ну, как не знать, знаю! – ответил водитель. – Сам хожу туда изредка на заседания комиссии по аномальным явлениям. Но сейчас комиссия скисла. Новой информации нет. А всякими там случаями посадок НЛО, контактов разного рода, полтергейста и других аномалий теперь никого не удивишь.

Пассажиры переглянулись между собой и улыбнулись.

«Знал бы он кого везет! – подумал Гор. – А не завербовать ли его?»

«Да, что он может, пенсионер!» – мысленно ответила ему Минтака.

«Мы ему устроим пару «фокусов», – предложил Гор. – Им заинтересуются, в том числе и власти, и часть проблемы он примет на себя».

«Нет! – категорически возразила Ригель. – Это ребячество. Жестокое ребячество. Мы не должны отвлекаться от всех этих наваливающихся проблем. И давай, закончим с этим!».

Прошло еще полчаса, пока машина не подъехала к дверям старинного здания в переулке Гривцова.

Ригель расплатилась, и водитель уехал,  свернув на Казанскую улицу.

— Нас ищут по всему городу! – сказала Ригель, хотя это и так было ясно. – Оптика спутника шарит по всем улицам. А мы не умеем быть невидимками... Какие будут предложения?

— Сначала надо зайти под навес! – подсказал Гор, показывая на крышу перед подъездом. – О, знаю! У нас ведь есть зонтики! Сейчас я устрою дождик. И мы преспокойно разойдемся...

— Думаю, ко мне уже нельзя! – объявила Минтака. – Власти знают, где я живу.

— Ладно, тогда попробуем снова постучаться к нашему художнику – вспомнила Елена. – Так и поступим, он меня примет, а вас и тем более! Давайте делать дождь!

Не прошло и десяти минут, как по асфальту запрыгали первые капли дождя.

Троица раскрыла зонтики и пешком направилась к мастерской того художника, где родился Гор.

У дверей мастерской Ригель позвонила.

За дверью послышался голос Юрия

— Кого там черт принес?

— Не черт, а Муза искусства. Это я Ель! Впустишь? – спросила Елена.

Дверь открылась и на пороге появилась массивная фигура художника.

— О господи! – удивился он. – Ты жива и так же красива! Значит, про здоровье можно и не спрашивать. Входи!

— Я не одна, можно?

— Входите, входите! – пригласил Юрий. – Моих «натурщиков» тогда выгнали, и они куда-то исчезли. Так что я теперь один работаю. У меня, как всегда бардак, то есть художественный беспорядок, но вы садитесь, не обращайте внимания. Какими судьбами Ель? И... – спросил Юрий, но по взгляду на Минтаку с Гором, Ель поняла, что он хотел бы, чтобы она их назвала.

— Знакомься! – представила она своих спутников. – Это Минтака, моя подруга, а это её молодой человек.

— Ооо! Минтака, звезда Ориона! – с пафосом воскликнул Юрий. – И ты оттуда же,  Ригель... Какие редкие по нашим временам имена! Что бы это значило? – спросил он, не настаивая, чтобы юноша назвал своё имя.

— Для тебя ничего, – ответила Ель. – А для нас имеет значение! Я вот тут кое-что захватила к чаю. Ведь в гости с пустыми руками не ходят, так ведь?

— Да, да, да! – спохватился художник. Он включил газ на старой газовой плите и поставил на огонь такой же старый медный, помятый дореволюционный чайник.

— Антиквариат! – гордо сказал он. – Подарила одна старушка, натурщица...

— А ты закончил свою картину? – спросила Ель.

— Увы! – сказал художник. – Тебя ведь забрали менты тогда, и твой образ остался не законченным. А ну-ка подойди к свету! Господи, да ты божественней, чем была! Может быть ты попозируешь мне, и тогда мой шедевр снова оживет.

Ель выразительно посмотрела на спутников.

Минтака и Гор согласно кивнули.

— Так ведь мы для этого и пришли! – живо откликнулась Елена. – А ты не покажешь, как продвинулась твоя картина? – попросила она Юрия.

Художник широко улыбнулся.

— Конечно! – ответил он, заливая заварку кипятком и накрывая чайник согревающей тряпочной «бабой».

Он подошел к мольберту и осторожно снял покрывало.

— Ого! – удивился Гор, разглядывая фигуру матери на полотне. – Ты как живая, мам!

— Мам? – еще больше удивился художник. – Это ваш сын, Леночка?

— Разве он похож на меня? – вопросом на вопрос ответила Ригель.

— Сколько же мы не виделись? – последовал новый вопрос Юрия, который не знал, что малыш развивался по неземному времени. – Месяца два, не больше! Да, вы еще лучше выглядите, чем раньше, вы просто светитесь!

— Ну, будем считать, что это так! – засмеялась Ель, подходя поближе к картине и разглядывая её подробности.

Она была почти закончена, однако центральный образ ещё требовал доработки.

— Ну, ладно, отставим пока картину в сторону, чай готов! – пригласил Юрий гостей к столу, пододвигая стулья под дамами.

— Мадам, ко мне пришла идея! – неожиданно сказал Гор.

— Ах, вот оно что! – догадался Юрий. – Ваш, молодой человек, сократил слово «мадам» до мам... Тогда всё понятно...

— Пусть идея немного подождет, пока мы пьем чай! – ответила Елена. – Я пришла сюда, чтобы вернуть долг. По моей вине Юрий не может закончить картину. Так что, давайте закончим одно, а потом примемся за другое.

— Спасибо, Ель! – поблагодарил её художник и добавил. – Вы разливайте, а я сейчас подсяду к вам.

Юрий отошел к мольберту, взял кисти и стал разбавлять, смешивать и  размешивать краски.

— И что тебе пришло в голову? – шепотом поинтересовалась у Гора Минтака, наклонившись к его уху.

— Надо устроить магнитную бурю! – буркнул Гор.

— Это мысль! – сразу же поняла его мать. – Спутники...

На шепот Юрий не обратил внимания, а вот слово «спутники» разобрал.

— А что спутники? – спросил он, продолжая работать кистью.

— Я спросила: «Спутники мои, вы согласны подождать, пока я позирую?» – нашлась Елена.

— И что спутники? – спросил Юрий с новой интонацией.

— А спутникам нашей мадам непонятно, – выручила Елену Минтака. – Сейчас глубокий вечер, если сеанс затянется, то нам сейчас уходить, или вы нам нарисуете постель? Как?

А Ригель тем временем мысленно обратилась к Орку, который всегда был на связи.

— Я надеюсь, вы не в таком возрасте, – ответил Юрий, – чтобы отчитываться дома с кем вы проводите время. Оставайтесь у меня, если не хотите расставаться с вашей мадам!

— Посмотрим по обстоятельствам! – коротко ответила Минтака. – А чай-то стынет!

— Всё, я иду! – оторвался от своего занятия Юрий и подсел к столу.

Первые глотки были сделаны молча.

Этого времени Ригель было достаточно, чтобы показать сложившуюся ситуацию Орку.

Светило Ригель слегка загудело, как потревоженный улей.

Магнитная буря могла быть возбуждена только Солнцем.

Поэтому, для исполнения идеи нужно было обратиться к Сириусу, который испокон веков был связан с Солнцем.

Эта связь была отражена в мифах Древнего Египта, один из которых возник в памяти Ригель во всей его первозданности.

Сириус был в папирусах обозначен как Сет, а представителем Солнца РА на Земле был Озирис.

Древние Египтяне, построившие Пирамиды в точности отражающие расположение Светил Ориона, не могли не знать астрофизической связи между Сетом-Сириусом и Озирисом, но для озвучивания этого знания им пришлось использовать мифологический язык.

И этот язык мифа, как это помнила Елена, гласил:

«Осирис, старший сын Геба и Нут, является по Гелиопольской легенде представителем четвертого поколения богов. Царствуя над Египтом, Осирис научил людей земледелию, садоводству и виноделию, но был убит своим братом, богом Сетом, желавшим править вместо него. Жена Осириса, его сестра Исида, нашла его труп, и стала оплакивать его вместе со своей сестрой Нефтидой. Ра, сжалившись, посылает Анубиса, который собрал разрубленные Сетом члены Осириса, набальзамировал тело и запеленал его. Исида же в виде соколицы опустилась на труп Осириса и, чудесным образом зачав от него, родила сына Гора. Гор и зачат и рожден для того, чтобы выступить естественным мстителем за смерть отца. В то же время он считает себя и единственным законным наследником последнего. Втайне вскормленный и выращенный матерью в болотах Дельты, Гор идет «обутый в белые сандалии» на поединок с Сетом, требуя перед судом богов осуждения обидчика и возвращения наследства Осириса ему, единственному сыну умершего царя. После длительной тяжбы, продолжавшейся по одному варианту мифа восемьдесят лет, Гор признается правомочным наследником Осириса и получает царство, после чего он воскрешает своего отца Осириса, дав ему проглотить свое око. Однако, Осирис не возвращается на землю, и остается царем мертвых, предоставляя Гору править царством живых».  (Цитируется по М.Э.Матье, «Мифы Древнего Египта». Прим. автора).

Елена хорошо понимала, что Ригель из созвездия Ориона, будучи «коллективным сознанием», несёт прямую  ответственность перед всем Космосом за качество своего ментального излучения.

Однако опасность, которая исходила от людей Земли, готовых разорвать свою Планету на мелкие астероиды, была настолько реальной, что Ригель решился коснуться своим лучом сферы Сириуса и передать ему нужный импульс.

На все это, по земному времени, не потребовалось даже секунды, и Орк телепатировал своей любимой супруге:

«Сет с удовольствием «обругал» РА на своем астрофизическом сленге и Солнце возмутилось. Будет вам магнитная буря!»

«Спасибо, любимый мой, единственный мой!» – мысленно поблагодарила своего плазменного мужа Елена и закрыла канал.

Пауза затянулась и становилась неприличной, поэтому Юрий, сделав последний глоток, решил её нарушить.

— Могу я задать вопрос? – спросил он.

— За чем же дело стало? – очнулась Елена от некоторого транса.

— Ваших спутников не будет шокировать твоя нагота при позировании?

Все дружно рассмеялись.

— Мы не обусловлены ложным стыдом! – сквозь смех ответила Минтака. – Мы ходим на пляжи, где собираются обнаженные нудисты, нам не по 7 лет...

— Ну, я просто спросил, для приличия! – оправдывался Юрий.

Когда чай был выпит, художник задернул плотные шторы, и Елена разделась.

Затем Юрий показал ей, куда и как встать и включил софиты.

Яркий свет на миг осветил мастерскую и тут же погас.

— Тьфу! – плюнул художник. – Опять предохранители вылетели!

Юрий пошарил в ящике, нашел фонарик, но не включил его.

— Боже мой! – воскликнул он в ужасе, словно увидел привидение.

В полной темноте светились три фигуры.

Обнаженное тело Елены излучало нежно-фиолетовое свечение.

Фигура Гора излучала золотистый свет в нескольких сантиметрах вокруг себя.

А тело Минтаки сияло голубоватым светом, который волнами переливался вокруг неё, изредка приобретая зеленоватый оттенок.

— Где ты увидел боженьку? – раздался из темноты смех Елены.

— Да вы..., – сдавленным голосом произнес Юрий. – Вы светитесь!

— Ну, так ты мне так и сказал, – со смехом ответила Елена. – Ты сказал «вы еще лучше выглядите, чем раньше, вы просто светитесь!»

Художник не нашел слов, что ответить.

Он помотал головой, включил фонарик и полез восстанавливать энергоснабжение мастерской.

Минтака и Гор о чем-то разговаривали, когда зажегся свет.

Лицо художника приобрело серьёзное выражение, и он весь сеанс работал молча.

Было уже далеко заполночь, когда Юрий, наконец, отложил кисти.

Он оглянулся и увидел, что спутники Елены спят, откинувшись на спинку тахты.

— Пусть спят! – шепотом попросила Елена, – а я пойду, отец, наверное, не спит и волнуется.

— Извини, я не замечаю времени, когда работаю! – вполголоса сказал Юрий. – Я провожу тебя, у меня машина рядом.

Елена оделась и они вышли.

Художник был молчалив.

Он до сих пор находился под впечатлением увиденной им ауры у своих гостей.

И эта аура не позволяла задавать некорректные вопросы.

Машина завелась с полуоборота, и они выехали на Литейный.

— Ну, ты удовлетворен своей работой? – спросила Елена.

— Да! – ответил её провожатый. – Большое тебе спасибо. Теперь я могу презентовать её на выставку.

— Станешь известным, не забывай бедных бомжей! – в шутку посоветовала Елена.

— А я и сейчас их не забываю, – ответил Юрий. – Эх, придется стоять, Троицкий мост разведен! – добавил он, увидев скопище машин у Марсова поля.

 

 

Олег Михайлович и не думал волноваться по поводу длительного  отсутствия дочери.

Он уже привык к её причудам и легко переносил все её отклонения.

Однако он гораздо серьёзней относился к наблюдению властей, считая свою дочь виноватой в резком нарушении домашнего и жизненного покоя.

Отец и дочь почти не разговаривали.

Похоже, что отец просто терпел её, выполняя предписания властей.

Елена открыла своим ключом дверь, не спеша приняла душ, разделась и легла в кровать.

Сейчас она могла спокойно, без помех, продумать сложившуюся ситуацию.

«Итак, – размышляла она, – спутники в магнитную бурю дадут сбой и не смогут наблюдать нужные им объекты. Тарас сам не сунется в аэропорт, а его помощники не представляют опасности для моих звездочек. Тогда что же замышляют власти, неоднократно наученные горьким опытом поражения?»

Так и не найдя ответа, девушка заснула крепким сном.

 Ей снились горы, где она никогда не была, звери, которых она никогда не видела, и люди, которых она никогда не знала.

А утром её разбудил телефонный звонок.

— Леночка, добрый день! – услышала она в трубке. – Это Лидия Тусучева, помнишь, я вела экскурсию в Египте и мы там познакомились? Господи, какого же труда мне стоило тебя разыскать!»

«Или тебя с трудом разыскали власти, чтобы выяснить нужные детали!» – подумала Лена, а вслух ответила:

— Здравствуй, здравствуй! Чем я обязана такой чести?

— Да, ладно, не иронизируй! – ответила Лида. – Я еще тогда в автобусе была поражена твоими познаниями Истории Древнего Египта. Вот, сейчас готовлю новую тему экскурсии, и хотела у тебя кое-что уточнить. Мы можем встретиться?

— Да, только не сегодня! – сказала Елена. – У меня сегодня очень напряженный и трудный день.

— Извини, но я у тебя займу всего несколько минут! – попросила Лидия. – Я в двух шагах от твоего дома, можно я зайду?

«Она еще и адрес мой узнала!» – удивилась Елена.

Значит, им сильно приспичило. Пожалуй, не стоит отказывать, несколько минут для меня ничего не значат, и она ответила:

— Ладно, заходи!

Не успела она накинуть на себя халатик и сполоснуть лицо, как в дверь позвонили.

На звонок вышел Олег Михайлович:

— Господи! – удивился он. – Никак наша экскурсовод?! Ты, конечно, к Леночке! Ну, проходи, проходи! – сказал он и впустил гостью.

И тут произошло непредвиденное.

Елена из ванной услышала какое-то шипенье, а затем тяжелый удар тела об пол.

«Баллончик! – догадалась она. – Решили всё-таки взять меня не мытьем, так катаньем! Ну, я тебе отвечу, подруга липовая!» – и с этой мыслью она выскочила из ванной.

Как ни странно, Лидия была одна, и за ней в открытой двери никто не просматривался.

Налётчица подбежала к Елене и подняла руку с баллончиком.

Видимо её не предупредили о бумеранге, ибо вся струя сильного парализующего газа вернулась обратно ей в лицо.

Лидия бессмысленно взглянула на Лену и уже чисто автоматически нажала на разбрызгиватель еще раз. Вторая струя доконала ее, и налетчица рухнула на пол.

Ригель быстро выволокла бесчувственное тело на лестничную площадку и, позвонив в соседние квартиры, осторожно закрыла изнутри свою дверь.

Затем осторожно подошла к окну и выглянула во двор.

Там стояла какая-то незнакомая машина фирмы БМВ, в которой ждали трое.

За дверьми началась суета.

По-видимому, соседи вызвали «Скорую», которая встала рядом с прибывшей ранее. Врачи некоторое время суетились возле тела на лестнице, затем, не долго думая, положили экскурсовода на носилки.

Когда носилки вынесли во двор, дверь БМВ открылась и один из пассажиров, откинув простыню, посмотрел в лицо пострадавшей.

Погрузив тело в салон, «Скорая» уехала, свистя сиреной.

Вслед за ней покинула двор и БМВ.

Елена нагнулась над отцом и пощупала пульс.

Он едва прослушивался.

«Гор! – мысленно позвала она сына. – Ты мне срочно нужен. В любом теле. Где ты? Быстро ко мне домой!»

«Мамма?! Что случилось? Мы с Минтакой ушли, не дожидаясь возвращения художника. Я возле мусульманской мечети. Сейчас я приду к тебе в неземном теле. Сними запрет и впусти меня!» – услышала Ригель в ответ.

— Минтака! – быстро заговорил Гор – Срочно переходим трамвайные рельсы и садимся на ближайшую скамейку. У мамы ЧП. Я буду очень вялым, ибо временно покину свое тело. Тебе надо будет сильно поддерживать меня и потом, когда мы сядем на скамейку, поддерживать меня, сидеть в обнимку, как хочешь, идем!

Минтака не стала задавать лишних вопросов.

Она оглянулась по сторонам, и, убедившись, что ничто не мешает переходу, быстро перешла с обвисшим Гором в сквер.

 Со стороны могло показаться, что юноша пьян, но прохожим не было никакого дела до чужих проблем и они равнодушно проходили мимо.

Там она усадила Гора на скамью, села рядом, обняла его, и уложила его голову на своё плечо.

И тут она впервые почувствовала отсутствие энергии у Гора.

Это было очень необычное ощущение, как будто сидишь рядом с мертвецом.

Но Минтака понимала, что именно сейчас её энергия может ему очень пригодиться. Поэтому она, как любящая жена, прижала его к себе и стала шептать ему ласковые слова.

А Гор уже был возле матери.

Елена почувствовала его присутствие и показала на тело отца.

Гор наклонился над телом дедушки и просканировал его.

«Это не просто парализующее, – телепатировал он ей. – Временное обездвижение переходит в смерть. Я сейчас приму меры! Что тут произошло?»

— Пришла налетчица! – вслух сказала Елена. – Это была экскурсовод, которую разыскали власти, когда мы с отцом были у Пирамид. Это её работа. И это её ошибка. Она решила сначала убрать препятствие, которое возникло перед ней в виде отца. Если бы она не сделала этого, то я сейчас была бы в положении отца...

А Гор встав на колени перед дедом, положил ему руку на сердце и произнес заклинание своего древнейшего Бога:

«Смотри, вот приходит к тебе Гор,
Освобождает он пелены твои
И сбрасывает он узы твои.
Взял он око свое в руку свою
И дал тебе его,
Душа твоя в нем
И сила твоя в нем.
Пробуждается Осирис,
И просыпается тело усталое,
Встает оное и,   
Овладевает бог телом своим».

 

Не успел Гор произнести это звездное заклинание, как его дед вздохнул и открыл глаза.

«Все в порядке, мамма! – сказал ей сын. – Я могу вернуться обратно  в свое тело?»

«Спасибо, мой мальчик! – мысленно поблагодарила его мать. – Спасибо, я думаю, что опасность миновала. Возвращайся!»

— Что произошло? – слабым голосом спросил Олег Михайлович.

— Тебя хотели убить! – ответила Елена, помогая ему встать и дойти до дивана. – А убийство повесить на меня! Только сорвалась их акция!

— А всё ты! – проворчал отец. – И когда это всё прекратится?

— Правильно! – ответила Елена. – Всё это из-за меня. Ты жив - здоров? Ну и будь здоров! – с этими словами она вышла из отцовской комнаты, и пошла переодеваться.

А тело Гора в сквере дернулось, будто его ударили током, и юноша открыл глаза.

Минтака поцеловала его в еще холодные губы и сказала с улыбкой:

— Привет, любимый!

— Извини, очень нужно было! – И Гор рассказал о том, что произошло.

Девушку это не удивило.

«Подождите меня, дети мои! – услышал Гор зов матери. – Я недалеко. Вы всё еще возле мечети?»

«Да, мы напротив неё в сквере, – ответил Гор. – Конечно, подождем. Приходи скорее!».

— Что-то еще? – почувствовала Минтака.

— Мама сейчас подойдет сюда, она уже вышла из дома! – ответил юноша.

— Гор, ты меня любишь? – вдруг спросила Минтака.

— Что за вопрос? – удивился Гор. – Я всех люблю!

— А меня?

— В том числе и тебя, конечно...

— А любовь ко мне как-нибудь отличается от любви ко всем? – настаивала девушка.

— Не понимаю?

— Ну, меня ты любишь как-то более сильно, чем, например, Вегу, Карелу или Альциону?

— Опять не понимаю! – ответил Гор, – как может быть любовь сильнее или слабее? Любовь не может быть слабой. Слабость это не любовь. Она может быть разной, например, любовь к маме по качеству отличается от любви к отцу, или любви  к ребенку. Любовь к Родине это одно, а любовь к искусству это другое... Но даже в разном качестве любовь не может быть слабой. Она всегда сильна! Сильнее любви ничего не может быть!

— Да, ты прав, конечно! – ответ явно был не по вкусу девушке. – Но вот у людей распространена эгоистическая любовь. Например, если Некто любит одну девушку, а она вдруг узнает, что её избранник встречается и любит другую, то происходит крупная ссора, которая может перерасти во вражду. Как ты это понимаешь?

— А этот Некто одинаково любит и ту и другую? – уточник Гор.

— Да, и возможно у него даже есть третья, – ответила Минтака, – которая не знает о первых двух.  Люди не оправдывают такого предательства по отношению к одной избранной девушке! А ты что думаешь?

— Ага, вот оно что? – понял Гор – Я оправдываю этого Некто, потому что его любовь не эгоистична, как у первой девушки, которая считает его чувства своей собственностью. Его любовь искренна, ибо разные девушки обладают разными качествами характера, и он любит их по-разному, но одинаково сильно. Что же тут плохого?

— Разве любовь не должна иметь качество преданности? – не сдавалась Минтака. – Вот, например, какой-нибудь гражданин воевал за свою Родину, которую сильно любил, иначе бы не воевал за неё. И вдруг он становится предателем, переходя на сторону врага! Смерть предателям! – клянутся его бывшие соратники. Вот ты и скажи мне, должна ли любовь иметь качество преданности?

— Можно ли говорить «МОЯ Родина»? – ответил Гор. – Я люблю свою Родину!  Ведь, Любовь нельзя сделать своей. С Ней можно только стать Единым. Всё то же, про единство и обладание. Забавная вещь обладание: оно же невозможно по определению. Это к тому, что не нужно делать гербарии, сушить листья между тонкими страницами толстых фолиантов.  Это НЕ Любовь. Это пыль. Красота любви – на своём месте, в своё время, везде и всегда, и всегда неповторима, неуловима. И прекрасна. Всегда в настоящем, всегда новая. А то, о чем ты говоришь, это преданность не любви, а традициям. Традиции крепки как камень, а любовь не застаивается, она не может крепнуть, она текуча, как живая река жизни. Поэтому любовь и преданность это совершенно разные понятия.

— Разве нельзя сказать, что я предана своей любви?

— Это все равно, что сказать, я предана своей жизни, – ответил Гор. – Это же, само собой разумеется! Вот ты говоришь, я предана своей любви и никогда ей не изменю. Но если ты изменишь, значит, ты поймешь, что это была не любовь! Любовь – это совсем не то, что люди любят. Если человек выбирает, кого он больше всех любит,  то это не любовь, а выбор. Этот выбор любимого отделяет любимого от других, оставляя других не любимыми. Такое выделение – знак разделения. Разделение Целого – есть разложение его на части, а разложение – признак смерти. Любовь безраздельна, она не делит людей, не выделяет, она существует без выбора, подобно Солнцу она светит всем людям, к какой категории вы бы их не относили. ЛЮБОВЬ — самая мощная сила во всей Вселенной.

— И всё равно я люблю тебя так, как никого больше! – призналась Минтака.

— Естественно! – согласился Гор. – Меня ты любишь так, другого – по-иному, и никого больше, чем это иное...

— Да, ладно тебе! – засмеялась Минтака, хлопнув его по плечу – Ты же понимаешь, о чем я говорю! Мне вполне достаточно того, что ты меня любишь, но мне будет не по себе, если допустим, Капелла станет обнимать, ласкать и целовать тебя, как я!

— Как ты, она не сможет! – улыбнулся Гор. – А, я, по-твоему,  должен оттолкнуть её? Или сказать, что я не люблю её, а люблю ТОЛЬКО тебя? Для меня это недопустимо, любимая моя напарница!

— Какой же ты бездушный! – заколотила она кулачками его по груди. – Ты не человек, а черт знает что! Пришелец несчастный!

— Неправда, я не бездушный, и ты это знаешь! – ответил Гор. – И ты знаешь меня так, как не знает даже черт! А вон и мама идет!

— Привет, ребята! – сказала она, подходя к скамейке и садясь между ними. – Вы что это тут драку затеяли?

— Нет, мама! – улыбнулся сын. – Так, словесные издержки, шутки...

— Не обижай Минтаку, она же человек! – упрекнула она сына. – А  ты постарайся её понять, Гор!

— Не в моем характере обижать человека! – оправдывался юноша. – Она самостоятельно обиделась.

— Поцелуй Минтаку, скажи, что ты её любишь, и не так, как других! – посоветовала мать.

Гор в точности выполнил всё так, как сказала Елена и даже больше. Он чуть-чуть незаметно для матери сжал её грудь.

Минтака раскрыла глаза от неожиданности и вдруг разрыдалась.

— Почему же ты раньше,... – говорила она сквозь слезы, – ты... раньше... не делал так... дома?... Хы-хы-хыыыы! – голосила она.

— Ну, хватит, хватит! – погладила девушку Ригель по спине. – У меня были дела посерьёзней, чем такие пустяки, но я же не плачу!

— Я не понимаю, – сказал Гор, – почему власти не оставят тебя в покое? Ведь они убедились, что ты недоступна! На их месте лучше было бы пойти на переговоры и на соглашение о сотрудничестве с тобой.

Ригель вдохнула.

— Было время, когда власти стреляли по НЛО, – ответила она. – Но всё было безрезультатно. Они тоже были недоступны, и так же отражали любое нападение. Понадобилось несколько лет для того, чтобы Министерству Обороны официально издать приказ о том, чтобы не стрелять по НЛО и не нападать на них. Возможно, через несколько лет поступит такое же распоряжение и по нашему случаю...

— Это по ВАШЕМУ случаю, – успокаиваясь, сказала Минтака. – А мы? А остальные люди?

— Мы! – ответила Ригель, – это нечто большее, чем сознание плюс тело, наша истинная Природа выходит за пределы этих категорий. Всё, что вы можете представить о себе – лишь фрагмент Вас, значит, настоящее «я» нельзя обнаружить логикой умозаключений. Сущность нашей Истинной Природы неотличима от любого объекта во Вселенной. Однако, дети мои, время идет, и мы должны отправить еще несколько человек сегодняшними рейсами.

— Ну, тогда поехали в аэропорт! – предложил Гор, вставая со скамьи.

— Тпрууу! – осадила его Минтака. – А разве в магнитную бурю самолеты летают?

— А это мы выясним уже на месте! – ответила Ригель, подавая девушке руку.

Троица спустилась в тоннель и вышла на поверхность у памятника «Стерегущему».

— Мам, а этот металл что обозначает? – спросил Гор.

— Он обозначает память о тех, кто потопил свой крейсер ради того, чтобы не сдаться живыми врагу.

— Сколько же там было моряков? – удивился юноша. – И что, все были согласны добровольно утонуть?

— Все! – запальчиво ответила Минтака. – Они любили свою Родину и были преданы ей до смерти!

Гор промолчал, понимая, что сейчас не место и не время для ненужной полемики.

Станция метро «Горьковская» была рядом, и весь путь до станции «Московская» они проехали без приключений.

39-й автобус привез их к Аэропорту.

Как ни странно, никаких подозрительных лиц вокруг них не наблюдалось.

На табло они увидели номера рейсов, которыми должны были улететь последние члены Глобальной операции, а возле стоек оформления билетов ждали своей очереди и сами избранники.

Слишком уж просто всё было и это насторожило Ригель.

«Орк, здравствуй мой милый! – обратилась она к мужу, который как всегда незримо был рядом. – Это твоя работа?»

«Если ты о положении в аэропорте, то да! – отозвался её небесный покровитель. – Мы посчитали, что вам не стоит расходовать свои силы во время магнитной бури, когда даже бумеранг может промахнуться. Поэтому мы заблокировали сознание всех, кто причастен к поиску ваших личностей, и они сейчас заняты совсем другими проблемами»

— Всё в порядке! – вслух сказала Елена своим спутникам. – Можно спокойно прощаться, не озираясь по сторонам. Но, должна вас предупредить, что во время магнитной бури бумеранг Ориона может работать неточно.

— Вот как! – насторожилась Минтака. – А сколько же времени она продлится?

Елена перевела вопрос Орку, и тот ответил:

«Она еще только что началась, и пока не набрала полной силы. Но спутники уже дезориентированы. А закончится она дня через три-четыре»

— Три-четыре дня! – сказала Ригель. – Ну, пойдемте, покажемся нашим звездным братьям и сетрам!

И снова объятья, поцелуи, блестящие от слез глаза...

Ригель предупредила каждого о том, что пока связи между ними не будет, но как только она появится, то все об этом узнают.

— А как же те, которые уже улетели, мамма? – спросил Гор.

— У них есть инструкции ничего не предпринимать, пока не поступит указаний от узла связи! – ответила Ригель.

Один за другим исчезали с табло отлета нужные рейсы и, наконец, последний самолет покинул взлетную полосу Санкт-Петербурга.

— Теперь, друзья мои, нам нужно быть очень осторожными! – предупредила детей Елена. – Если возникнет непредвиденная и опасная ситуация, не рискуйте, лучше попросите помощи дежурного объекта. Разъедемся по отдельности. Минтака, надеюсь, ты позаботишься о моем сыне, а то, я боюсь, он затеет с кем нибудь беспроигрышную игру в футбол...

Гор улыбнулся, вспомнив, как мать отпустила его с территории НИИПВЧ поиграть в футбол с мальчишками из ближайшего поселка, и как он отражал все удары, стоя на воротах, чем вызвал восторг всей своей команды.

— Не беспокойтесь, мама! – неожиданно для себя сказала Минтака. – Я не позволю моему... – она запнулась, – не позволю Гору никаких развлечений, которые могли бы привлечь внимание людей!

С этими словами они и расстались.

 

Магнитная буря кончилась и Большой Дом восстановил нормальную связь со всеми своими спутниками.

В Большом Доме не снимали с повестки дня дело о ЧП в НИИПВЧ, к которому приплюсовали все случаи поражения городских властей. Дело было поручено специальной комиссии, которая получила кодовое название «Бумеранг Ориона».

Люди, входящие в эту комиссию, занимали довольно высокое положение в сферах учёного мира, в военных отраслях знаний, в ликвидации чрезвычайных ситуаций, в исследовании паранормальных явлений, в практическом использовании психического воздействия на человека с помощью спецтехники, и тому подобных.

После очередной неудачной операции в аэропорту было срочно проведено заседание комиссии, где получили строгий нагоняй те ответственные лица, которые во время не сориентировались в ситуации и не отменили назначенные рейсы в другие страны.

На следующий день представитель московского бюро МЧС раскритиковал преследование нарушителей с паранормальными способностями в аэропорту. Он прямо заявил, что  бегство указанных личностей освобождает Россию от неожиданных и непонятных проблем.

— Пусть бегут! – сказал он, – «Баба с возу, кобыле легче».

Поэтому он считает нецелесообразным в дальнейшем задерживать других беглецов и перенести сектор наблюдения на оставшихся преступниках.

Этому сектору наблюдения давались все полномочия, вплоть до физического уничтожения нарушителей порядка.

И такая попытка была сделана с помощью экскурсовода, вооруженной смертельным парализующим газом, которая окончилась трагедией для нападающей женщины. Однако инициаторам попытки было непонятно, каким образом остался в живых тот, кто получил первую порцию ядовитого вещества.

Как ни странно, против оставшихся нарушителей нельзя было возбудить уголовного дела, ибо практически они никогда не выступали нападающей стороной, а против настоящей нападающей стороны такие дела были бы нонсенсом.

Все, кто оставались в живых и лежали в больницах, были допрошены самым тщательным образом.

Действия вырисовывались под таким углом аномалий, что в них невозможно было поверить.

Поэтому сектор решил спровоцировать новое нападение с целью зафиксировать все действия на видео, что позволило бы провести тщательный анализ под разными ракурсами.

Такое предложение было вынесено на очередное заседание комиссии, но вызвало много споров.

Возражающие начальники аргументировали свое несогласие тем, что оставшихся в России было всего трое, которые, по сути дела, никогда не являлись инициаторами правонарушений.

И если позволить такую провокацию, то кто будет нести личную ответственность за неизбежные жертвы и смерть солдат спецназа? Это была одна сторона.

Вторая сторона предлагала не агрессивный путь, который всегда оканчивался жертвами, а путь тщательного наблюдения за людьми с уникальными способностями, а это, в свою очередь, может выявить много новых деталей, например, таких, кто над ними стоит. И поскольку рано или поздно, говорили они, им снова придется встретиться с хулиганами, то сфера наблюдения должна иметь не пистолеты, а видеокамеры.

Третья сторона предлагала компромисс, который устроил всех. Все признавали, что фиксация действий на видео дала бы уникальную возможность для тщательного анализа феномена, но для этой цели следует использовать уголовников, которые получили пожизненный срок за массовые убийства, терроризм и насилие.

Четвертая сторона вообще стояла за радикальные меры. Они предлагали выставить против искомых лиц такие силы, против которых не в состоянии была бы выстоять хорошо вооруженная группа террористов. Они предлагали окружить район, где находятся искомые лица, войсками особого назначения, которые стали бы сужать сферу захвата вокруг данных лиц, отсеивая сквозь свой строй мирных граждан, не имеющих к операции никакого отношения.

В конце концов, было решено соединить два предложения в одно, а именно, использовать матерых террористов, выпустив их под вооруженной охраной из тюрьмы и пообещав досрочное освобождение при положительном результате, плюс силы особого назначения, которые использовались для уничтожения банд формирования в Чечне.

Для Петербурга это была очень нестандартная и опасная операция, поэтому было решено не информировать о ней даже губернатора города.

Подготовка шла очень тщательно.

В Кресты было доставлено несколько осужденных, отсиживающих свой пожизненный срок в отдаленных местах, которые по прибытии получили строгие инструкции по предстоящему делу.

Были подготовлены опытные операторы с открытыми и скрытыми камерами, причем часть скрытых камер должны были находиться на одежде осужденных.

Силы особого назначения ждали приказа, который мог поступить в казармы в любую минуту.

Теперь нужно было ждать момента встречи троих искомых лиц.

К сожалению, спутники не могли показать их перемещения, поэтому за каждым из них была установлена многоуровневая визуальная слежка.

И вот, наконец, сектору доложили, что трое искомых лиц встретились на кольце трамваев в Приморском парке Победы и спокойно гуляют, направляясь в его почти безлюдную часть, где находился разрушенный стадион.

В ту же секунду по тревоге были подняты все подразделения.

Десятки грузовых и легковых машин спецназначения мчались к указанным координатам.

Началось окружение.

Грузовые машины со спецназом образовали оцепление, не допускающее отступления в город.

А несколько легковых машин понеслись по главной аллее, догоняя искомых лиц.

Когда до гуляющих оставалось метров сто, машины остановились и из них выпустили осужденных, охрану и операторов с камерами.

Осужденные почти бегом приблизились к нужным им людям, тяжело дыша от непривычки.

Это дыхание и услышали избранные лица и обернулись.

Уголовники на ходу доставали всё, что они собирались в ход: цепи, ножи, монтировки, пистолеты ...

Ригель, Гор и Минтака поняли всё и приготовились.

Они увидели операторов с видеокамерами, которые уже начали съемку, и шаг за шагом приближались к месту будущего происшествия.

Гор не удержался и расхохотался нападающим прямо в лицо.

Те на пару секунд опешили и подумали, что их натравили на сумасшедших.

Но, помня о заманчивом условии, они продолжили наступление.

Минтака тоже засмеялась, создав прекрасный дуэт с Гором.

Серьезной была только Ригель, которая что-то шептала сама себе. Она вызывала патрульный объект, который не замедлил появиться над Крестовским островом.

— Паханы, действуем все вместе, разом! – скомандовал один из уголовников. – Кроме тебя, пиздоль! – обратился он к тому, кто держал пистолет. – Ты дашь сначала нам позабавиться. Эх, девочки, снимайте ваши трусики, такая славная групповуха выйдет! – добавил он, махнув рукой остальным.

И группа уголовников, размахивая своим оружием, кинулась на беззащитных.

Секрет был в том, что их не предупредили о бумеранге.

Когда град ударов нанес ощутимый ущерб их телам, они не остановились.

Привыкшие к боли, они продолжали калечить себя, в то время как беззащитная сторона стояла, не шелохнувшись.

Операторы продолжали съемку, но в разумных пределах.

Видя такой поворот дела, Пиздоль несколько раз выстрелил в искомых лиц.

Нужно ли говорить, что он тут же упал замертво, сраженный собственными пулями.

Уголовники, не понимая, что происходят, обратились к охранникам.

Но те взвели автоматы и дали очередь поверх их голов.

Пули улетели к разрушенному стадиону, но не вернулись.

— Братва! – корчась от боли, догадался один из нападавших. – На нас испытывают новое оружие! Что делаем?

— Сдаемся! – прохрипел один.

— Ху... – начал было другой, но захлебнулся.

— А я не сдаюсь! – крикнул побитый цепью, и с трудом поднявшись на ноги, снова ринулся на беззащитных. – Свобода или смерть!

Он колотил себя тяжелой цепью до тех пор, пока цепь не угодила прямо ему в висок.

Он упал, вознося хвалу Аллаху, вперемежку с угрозами всему миру.

Теперь в дело вступили охранники.

Перед операцией они получили секретную инструкцию, прикончить уголовников в случае неудачного результата.

Операторы тоже получили инструкции и не стали снимать сцену расстрела.

Пули охранников достигли своей цели и террористы затихли.

Потом охранники направили свое оружие против искомых лиц и дали по ним залп.

Пули вонзились в бронежилеты стреляющих солдат, а некоторым они попали в незащищенные места.

Не желая быть самоликвидированными, охранники опустили оружие.

— Эй! – крикнул один из охранников. – Как это у вас получается?

— Это не у нас. За нас заступается Космос! – крикнул Гор, показывая рукой на небо.

Тем временем пришла очередь вступать в дело войскам.

У солдат спецназа были огнеметы, гранатометы, водомёты и пулеметы.

— Ну, как, подпустим ближе? – спросил Гор.

— Это от нас не зависит, – ответила Елена. – Как только они применят оружие, в дело вступит Большой Бумеранг. Нам останется только наблюдать.

— А операторы? – спросила Минтака. – Разве мы не можем ликвидировать нацеленные на нас камеры?

— Пожалуй, ты права! – ответила Ригель. – Мы не подопытные животные, чтобы нас анализировать!

— Мам, можно я? – спросил Гор, и, не дожидаясь согласия, он нащупал электронную схему камер.  Вскоре из них пошел дым.

Вспыхнули как спички и камеры на одеждах террористов.

— Фу, какую вонь ты тут устроил! – картинно зажимая нос, сказала Минтака. – Пойдемте отсюда.

— Пока, некуда.  Видишь, мы окружены! – сказала Ригель, показывая на приближающуюся грозную армию.

— Подумать только! – саркастически заметил Гор. – Какой чести мы удостоились!

Наблюдатели увидели, как в бронированной машине открылся люк и оттуда высунулся офицер с рупором в руках.

У него тоже была инструкция.

И он отдал приказ о применении всех видов оружия – одновременно.

В этот момент над атакующими силами завис патрульный летающий объект Ориона.

Смешно было видеть, как водометы поливали сами себя

Но как больно было видеть, как огнеметы сжигали своих владельцев.

Еще больнее было наблюдать, как гранаты рвались под ногами живых, и ни в чем не повинных солдат.

Только владельцы пулеметов легко отделались дырками в бронежилетах.

Офицер предполагал такую ситуацию.

— Отставить атаку! – прокричал он и направил рупор в сторону искомых лиц. – Вы объявлены вне Закона. Вас будут преследовать всюду, пока у вас не иссякнут силы. Сдавайтесь, или...

— У нас никогда не иссякнут силы! – сложив руки рупором, громко ответил Гор. – И сдавать себя мы никому не будем. Хотите новых жертв?

— Мы не хотим новых жертв! – ответили с той стороны. – И этих достаточно. Мы хотим с вами поговорить.

— Значит, вы сначала стреляете, а потом уже говорите? – спросил Гор. – У чеченских боевиков научились?

— Да, мы сначала стреляем! – ответили оттуда. – А с оставшимися в живых, разговариваем! – цинично добавил офицер. – Так вы согласны на переговоры?

— А мы не ведем переговоров с пораженцами! – крикнула Ригель.

— Мы предлагаем вам перейти на нашу сторону и послужить на благо России! – снова послышалось с той стороны.

— А мы вне Закона! – крикнул Гор. – России же мы служим лучше вас всех, вместе взятых!

— Вас восстановят во всех правах, засекретят и обеспечат всем, чем пожелаете! – снова пообещал голос из рупора.

— Ваши права, это права тиранов! – услышали представители власти. – Мы засекречены лучше вас. И мы обеспечены всем тем, что вам даже и не снилось!

— Так, значит, вы пришельцы? – послышался новый вопрос.

— В данном случае, пришельцы вы, а мы просто гуляем! – дерзко ответила Минтака.

— Ладно, мы не будем вас атаковать! – пообещали оттуда. – Но мы и не выпустим вас отсюда. Будете новыми блокадниками...

— Посмотрим! – сказала Ригель.

— Мам, черт с ними! – предложил её сын. – Давай спокойно обсудим тему, ради которой мы здесь уединились. Ты сказала, что пора начинать Глобальную операцию, – напомнил он ей.

И они продолжили свою беседу.

А поредевший спецназ убирал тела пострадавших в машины, которые тут же уезжал в город.

Одна из машин подъехала к трупам провокаторов-террористов, и их охранники погрузили неподвижные тела в грузовой кузов.

Злость сквозила на всех лицах охранников и один из них, вскинув автомат, дал очередь в спину беззащитной группы.

Когда очередь прошила его голову, остальные поняли, что действовать таким образом совершенно бесполезно.

Офицер, наблюдавший со стороны предательскую очередь, тоже понял, что операция проиграна.

Но он не привык отступать и мучительно думал, что можно еще предпринять, чтобы сохранить своё лицо.

Он позвонил кому-то по спутниковому телефону, но трубка молчала.

Надо было принимать решение самому.

И он его принял.

— Мы не будем стрелять в них! – объявил он. – Мы будем теснить их к заливу. Теснить своей массой. Посмотрим, как они выкрутятся на этот раз. Вперед, ребята!

И плотный строй солдат, прикрываясь щитами и следующими за ними техникой, двинулись за своими жертвами.

Их разделяли не более ста метров, но Ригель разгадала их маневр.

Она что-то сказала фланирующему над ними дежурному патрулю.

«Да, хозяйка! – услышала она мысль пилота. – Сейчас мы выкурим отсюда этих надоедливых мух!»

«Искомые лица» с интересом обернулись и увидели, как НЛО спикировал на наступающую шеренгу солдат.

А солдаты вдруг зажали уши, побросали щиты, и с воем стали носиться между машин.

Из машин тоже повыскакивали все, кто в них находился, и, схватившись за головы, чуть ли не катались по асфальту.

Офицер лежал на капоте своей машины и дрыгал ногами, как жук, не могущий перевернуться на лапы.

НЛО применил направленный инфразвук большой мощности.

Затем патрульный объект изменил тактику и спроэцировал в мозг нападающих устрашающую картинку.

Лица всех солдат еще больше исказились, когда они увидели сотню прыгающих на них тигров. Они почти обезумели и бросились назад по направлению к метро.

Станция метро «Крестовский остров» еще не видела такого зрелища.

Когда в кассовый зал вбежали перепуганные насмерть спецназовцы, дежурный милиционер даже не стал их останавливать. Солдаты бегом спускались вниз, и только толща земли слегка ослабила воздействие направленного на них сигнала.

— Спасибо ригеляне, спасибо орионцы! – поблагодарила пилотов Ригель. – Но откуда взялись тигры?

«На здоровье! – услышала она в ответ – Тигры? Это же элементарно! Даже у американцев уже есть такое оружие устрашения. На Монтаукской базе ВВС уже испытывалась сложная техника, которая устанавливала контроль над разумом человека. В ум человека вводились разные проекции, и испытуемый неожиданно видел огромного зверя, который напугал не только его, но и всех окружающих людей. В проекте описываются необычно разъяренные животные, врывающиеся в Монтаукский городок стадами или вламывающиеся в дома через окна. Так что тигры – это просто виртуальная проекция, внедряемая в мозг людей»

— Тигры, это просто проекция! – пояснила Ригель своим друзьям. – Так что путь свободен, они сюда уже не сунутся.

— Ты говорила о начале работы! – снова напомнил матери сын. – Когда она должна начаться?

— Завтра! – ответила Ригель. – Завтра весь мир узнает, что существует сила, способная противостоять военной силе и насилию в разных странах. Средства массовой информации на все лады будут описывать странные события, которые будут происходить со всеми  инициаторами применения силы в массовых масштабах, происходящих на разных фронтах военных действий.

— Это в других странах! – сказал Гор. – А здесь, в России, что буду делать я?

— Официально в нашей стране войны нет, – ответила Ригель. – Но боевые действия все еще ведутся в Чечне и на Северном Кавказе. Вот туда ты и полетишь!

— А я? – спросила Минтака.

— Ты присоединишься к нему позже, – пояснила Ригель. – Гор полетит с помощью НЛО, а ты – простым авиационным рейсом, ибо твоя плоть еще не адаптирована к сложной энергетической трансформации. Ну, ладно, давайте выбираться отсюда. Трамвай третьего маршрута хоть и редко ходит, но зато мы всегда будем на связи. А из-под земли связь не доходит куда следует...

«Искомые лица» не спеша, обходили брошенные машины, которыми уже успели заинтересоваться мальчишки, и вышли на круглую площадь.

Повернув направо, они направились к трамвайному кольцу, до которого было метров двести-триста, но победителям спешить было некуда.

А в Большом Доме уже обсуждали донесение о провале операции.

И снова срочно было созвано максимальное количество лиц, причастных к решению этой проблемы.

Однако и на этот раз никто из высокопоставленных специалистов не мог ничего объяснить по сути дела.

Бумеранг Ориона оставался не только неуязвимым, но и опасным для власти, ибо он мог отразить любое проявление политической силы в России.

И в Большом Доме понимали, что все произошедшие случаи были лишь цветочками их волчьих ягод, которые будут беспощадно убивать хоть целую армию, которой будет дан приказ применить силу против владельцев бумеранга.

Поэтому было принято решение снять все предложения, направленные на ликвидацию оставшихся в России «нарушителей спокойствия», и оставить лишь наблюдение за этими странными типами.

Почти все специалисты сходились во мнении, что личности, владеющие бумерангом, появились на Земле не случайно.

И что в дальнейшем следовало ожидать Глобальной операции с участием бумеранга Ориона, ибо только теперь аналитикам Большого Дома стало понятно, что владельцы бумеранга не удирали из России от преследования властей, а летели целенаправленно именно в те страны, где велись военные действия.

Все понимали, что ничто не бывает случайно, и на всё есть свои причины.

Не случайно на Земле изменялся климат.

Не случайно усиливались цунами, землетрясения, ураганы, пожары, погодные аномалии и другие стихийные бедствия, уносящие жизни миллионов людей.

И в Большом Доме даже чиновники понимали, что за всем этим, в том числе и за бумерангом, стоит неизбежная причина – человеческий фактор.

Такая неизбежность не может быть остановлена силой.

Что могут сделать люди против цунами, землетрясений и ураганов, направленные в ответ на эгоистическую деятельность человека, который ради своего комфорта разрушает Планету?

Что может сделать власть, содержащая военные силы, против бумеранга Ориона, направленного для отражения этой силы, несущей смерть человеческим массам, ради стремления политиков к безграничному господству?

Оставалось только готовиться и ждать.

Никто из сотрудников Большого Дома не питал иллюзий и все понимали, что психическая обстановка лучше уже не будет, а будет только хуже. Рост терроризма, насилия, грабежей, беспредела, чрезвычайных происшествий и тому подобных ситуаций не снижался. И никакое увеличение числа кадров госбезопасности и МВД не компенсировало роста криминальной преступности.

Однако, ожидание, как и оборона на войне, побед не приносит.

А все нападения, как показали многочисленные факты, разбивались этой непонятной паранормальной природой, как волны о скалы.

И многое бы отдали сотрудники Большого Дома, чтобы овладеть секретом бумеранга Ориона, но понимали, хозяева никогда не пустят козла в огород.

В огород надо было забраться хитростью, и сила козлиных рогов тут не помощник.

Поэтому дело о ЧП в НИИПВЧ решено было не закрывать, а просто  перенести все внимание на изменение тактики по отношению к искомым владельцам секрета бумеранга.

Это изменение имело два варианта.

Первый вариант был традиционным: захват владельца секрета и пытки, с помощью которых даже хорошо подготовленные шпионы вынуждены были разговориться.

Второй вариант: выяснить все слабости владельцев этой тайны, втереться в доверие любому из них, не скупясь на расходы, используя магию и другие способы психического воздействия на человека, и добиться поставленной цели.

И, поскольку первый вариант казался нереальным, то он был отвергнут условно, и принят второй вариант.

Но разработка второго варианта уже не вписывается в эту главу – это уже другая история.

 

 

 

БУМЕРАНГ  ОРИОНА

 

Прошло совсем немного времени с тех пор, как Ригель объявила о начале операции, как все средства массовой информации за рубежом сконцентрировали своё внимание на новостях из фронтов военных действий.

Заголовки пестрели сенсационными фразами:

 «Самоликвидация наёмников Усама Бен Ладена»,

«Американские камикадзе в Иране»,

«Непонятная смерть баскских сепаратистов»,

«Самоистязание палестинских военных»,

 «Смерть американских оккупантов в Ираке»,

«Солдаты отказались от военных действий против Израиля»

«Самобичевание африканских наёмников», и так далее.

Описывались только факты.

Комментарии, если были, то только в виде версий.

Все комментаторы в разных странах придерживались одной версии, мол, русские открыли абсолютное психическое оружие, которое способно воздействовать на сознание человека и доводить его до абсурда.

Но русские газеты молчали.

Однако это не значило, что паранормальные события обошли эту страну стороной. Поэтому, утечка информации принесла любителям сенсаций факты странных самоубийств банд формирований в Чечне, которые применили оружие против себя.

Иностранные газеты, со ссылкой на собственных корреспондентов, рассказывали, как группы чеченских бойцов за независимость своей страны от России, нападая на русские военные базы, стреляли в самих себя из гранатометов, автоматов и других видов оружия.

Случайные выжившие и раненые бойцы передавали через мирных граждан эти сообщения в горные штабы, спрятанные в землянках и скалах Северного Кавказа. Однако, начальники штабов, истолковали полученные сведения по-своему и приписали ликвидацию русским солдатам.

В порыве мести начальники штабов подняли почти все отряды освободителей Чечни и бросили их в атаку на русские военные базы.

В результате такой психической атаки почти вся живая сила банд формирований была уничтожена самым непонятным образом.

Иностранные корреспонденты утверждали, что перед атакующими вставал какой-то русский молодой парень, который предупреждал их не стрелять. Однако его дипломатическая миссия была проигнорирована, а боевики расстреляны непонятной силой из непонятной засады.

В настоящее время, писали газеты, войны в Чечне уже вести некому, и президент Кадыров начал строительство новой мирной жизни.

Некоторые газеты считали виновником всех этих фактов Ури Геллера.

Они напомнили своим читателям потрясающий случай, который был напечатан в «Тайнах и открытиях» в 2006 году:

«Был такой случай, когда журнал "Тайм" готовил материал о парапсихологии, в котором было много негативных отзывов об Ури Геллере. И Ури обиделся. Решил наказать обидчиков. Он рассказал, что за несколько дней до выхода номера вышел на балкон своей квартиры на 57-й стрит, посмотрел в сторону здания концерна "Тайм-Лайф" в Рокфеллеровском центре и начал концентрировать свои мысли. Полчаса мысленно приказывал: "Не дай этому случиться!" -- и представлял, как страницы журнала выходят из печатной машины пустыми. Дальше произошло то, о чем рассказал издатель "Тайм" Ральф Дэвидсон. "На редакционные компьютеры словно воздействовали таинственные силы, причем случилось это именно в тот момент, когда верстался очерк о телепатическом феномене. Все машины остановились одновременно, а потом одна из них просто съела весь текст обзора! По словам Дэвидсона, только через тринадцать часов им удалось восстановить текст».

«Если Ури Геллера разозлить, – писала газета, – а такое вполне могло случиться в каждой стране, то это добром не кончится для его обидчиков».

Однако, такое объяснение многие посчитали несерьёзным.

Совершенно по-другому излагались факты военной агрессии американцев в Ираке. Демократическая пресса, которая была настроена против Буша и его операции в Ираке, считала, что Буш на своих же солдатах и испытывает новое оружие, так же, как он использовал теракт 11 сентября против своих же граждан.

Демократические газеты напомнили факты этой трагедии, опубликованные в Mirroring the "The World Trade Center Demolition" Files:

«Одиннадцатого сентября 2001 года, в 28-ю годовщину подготовленного ЦРУ военного путча в Чили, и 11-ю годовщину речи Буша-старшего "Новый мировой порядок", террористы захватили четыре самолета. Согласно официальной версии (заранее написанной и запущенной в печать немедленно после событий, вместе с личностями предполагаемых преступников) девятнадцать арабов угнали 4 самолета; врезались на двух из них в башни Всемирного Торгового центра, что стало причиной пожара внутри, и врезались на третьем в Пентагон. Опять же, согласно официальной версии, в результате пожара стальные несущие балки расплавились, что стало причиной обрушения башен.

Но, как будет показано ниже, террористы не были арабами, три из четырех самолетов были подменены, и Башни-Близнецы не обрушились в результате  удара самолетов и пожаров.  Наиболее вероятное объяснение их обрушения (объяснение, которое подтверждают прямые видео-свидетельства) состоит в том, что у несущих структурных элементов башен на многих уровнях была размещена взрывчатка , которая была взорвана соответственно через 56 и 104 минуты после удара самолетов, разрушив башни в результате управляемого взрыва, убив несколько тысяч граждан Америки и других стран.

Башни-Близнецы были сконструированы так, чтобы выдержать столкновение с Боингом 707, который по массе, размерам и скорости подобен Боингу 767 (лайнеру, который врезался в Южную Башню).   Если бы даже одна из башен обрушилась, это было бы изумительно.  Но то, что рухнули обе, быстро (фактически, со скоростью свободного падения), аккуратно и симметрично (не задев при этом окружающие здания в финансовом районе Манхэттэна), разрушились полностью, превратившись в обломки, пепел и тучи пыли - даже без остатков массивных центральных вертикальных стальных колонн - всего лишь в результате удара самолетов и последующего пожара, это, если внимательно разобраться, невероятно, несмотря на то, что говорят так называемые "эксперты" в СМИ.

Благодаря проницательности некоторых американцев, которые серьезно размышляли над разъяснениями правительства США касательно событий 11-го сентября, официальная версия начала быстро распутываться.  Была раскрыта грандиозная ложь о том, что это было на самом деле. И что было этому причиной.

Имеющиеся свидетельства (в основном фотографии и видеосъемки) и известные факты и логически осмысливают различные объяснения того, что произошло 11 сентября 2001 года в свете этих свидетельств. Неизбежный вывод состоит в том, что 11 сентября - результат операции, спланированной и приведенной в исполнение американцами (с возможной иностранной помощью), действующими внутри военных структур и организаций госбезопасности США. Три тысячи человек, погибших в результате атак, были убиты не арабскими террористами, а государственными агентами и их сообщниками. Количество собранных свидетельств того, что официальный отчет о событиях 11-го сентября полностью сфабрикован - ошеломляет. Многие американцы знали это с самого начала, но многие другие были обмануты ложью, исходящей из Белого Дома и основных СМИ, и до сих пор пребывают в обманутом состоянии.

Результаты этого исследования вызывают большую тревогу, но игнорировать их (или сами факты) было бы попыткой отступления перед злом.  В этом вопросе любой человек с элементарными понятиями о морали захочет узнать правду, как бы неудобоварима и неприятна она была для лидеров нации.  Добровольный отказ от знаний со стороны части американского народа может привести ко всеобщему порабощению, смерти и разрушениям, значительно превосходящим последствия Второй мировой войны».

А такая война была уже не за горами, особенно после утечки информации от офицеров авианосца о предстоящих бомбардировках иракских объектов, который подошел к берегам этой страны.

Такие версии были весьма характерны для демократической прессы, которые видели только американскую трагедию, и не обращали внимания на подобные факты, происходящие в других странах, считая, что их описания пахнут желтой краской.

Зато израильские газеты были обеспокоены не на шутку.

Все события, которые происходили с их военнослужащими, были приписаны действиям Пентагона, который давно уже занимался разработкой новейших видов оружия массового уничтожения людей с помощью пришельцев из Космоса.

Они опубликовали информацию, которая частично раскрывала тайну происходящих на планете явлений.

Под заголовком «"ВОЕННАЯ ТАЙНА" АСТРОФИЗИКИ»  были опубликованы сенсационные фрагменты, которые резонировали с событиями, о которых рассказывали другие газеты:

«После подписания договора о запрете ядерных испытаний в трех средах в 1964 году Пентагон запустил несколько военных спутников с целью контроля над ядерными испытаниями потенциальных противников и союзников.

Идея слежения проста: подрыв ядерного устройства на поверхности Земли или в атмосфере сопровождается коротким всплеском гамма-излучения. Если на околоземной орбите расположить несколько гамма-детекторов, то по временной задержке импульсов можно определить, какая из стран нарушает договор о ядерном воздержании.

Вскоре выяснилось, что кроме как Францией и Китаем конвенция нарушается некой третьей державой, расположенной в... созвездии Большой Медведицы. Гамма-всплески приходили из космоса! Лишь через несколько лет эти данные были рассекречены и предоставлены к обдумыванию астрономам, и вот уже почти тридцать лет бывшая военная тайна остается самой большой научной загадкой современной астрофизики.

Все попытки найти источники гамма-всплесков заканчивались полным провалом. Создавалось впечатление, что они приходят из пустоты. Из такого скудного экспериментального материала родилось великое множество теоретических моделей. В потенциальные виновники попало практически все, что "плохо светит" в видимом диапазоне, - от роя околосолнечных комет до реликтовых черных дыр, оставшихся от неоднородностей Большого Взрыва Вселенной.
... Не являются ли они такими финальными радиоимпульсами, вызванными гравитационно-волновым излучением?

В принципе такое может быть... Как исключение, почему бы и нет? Тем более что количество слияний во Вселенной и так слишком велико. Но все-таки подождем новых экспериментов».

И вот, заканчивает газета, такие эксперименты реально начались на нашей планете.

Испанская пресса была более скромна в своих высказываниях.

Она писала о странных событиях, которые проходили на её северных территориях. Например, в течение двухчасового интервала накатывала волна преступлений, которые затем резко прекращались. Следует помнить, что в этих местах много маленьких поселений, где все знали друг друга. И в обычной жизни между ними не происходило ссор. Но преступления продолжались. Потом в этих местах появились двое неизвестных, которые пытались исследовать причины внезапных ссор. Они были свидетелями, как после некоторого перерыва следовали еще два часа, когда совершались преступления. Кроме того, в эти два часа подростки сбивались в стайки, а затем - тоже неизвестно почему - разбредались и шли по своим делам.

Шеф полиции не мог объяснить этих событий.

Но самое странное начиналось тогда, когда в результате насилия, агрессия вдруг обрушивалась против самих террористов.

Шеф полиции предположил, что двое неизвестных как раз и провоцируют молодежь на преступления, и приказал их задержать. Но задержанными оказались сами полицейские, которые вернулись, ведя друг друга в наручниках.

Английские газеты не отдавали газетную площадь таким мелочам.

И хотя их страну не затронули странные события, но редакторы газет не могли обойти молчанием непонятные события в других странах.

Но реакция одной из самых влиятельных газет была для читателей несколько неожиданной. Рассказывая о паранормальных явлениях в других странах, газета не прибегала к комментариям ученых, а наоборот – обвиняла науку в слабости.

«Вместо того – писал автор статьи – чтобы выполнять свое основное предназначение и исследовать мир непознанного, современная наука выполняет государственные и военные заказы, оставляя на откуп шарлатанам объяснения паранормальных явлений»

В качестве аргументов для подобных обвинений науки газета привела около десяти феноменов, которые современная наука не может объяснить, и все же они так или иначе происходят. Они включают в себя как феномены "официальной науки", так и паранормальные. Эти эффекты были доказаны в лабораториях, даже при том, что они бросают вызов существующей научной теории.

Далее газета перечисляла эти аргументы самым доказательным образом, ссылаясь на свой источник информации - The Remote Viewer.

1. ТЕМНАЯ МАТЕРИЯ (DARK MATTER) неизвестная форма материи, составляющая большинство материи Вселенной. Эта материя не объясняется стандартными моделями физики. Так называемая "Теория Существования Всего" ("Theory of Everything") не объясняет и не дает понимания, что это за субстанция.

2. ЗАКОН ГРАВИТАЦИИ (THE LAW OF GRAVITY), также с серьезными изъянами. Эксперименты Саксла и Аллайса (Saxl and Allais) показали, что Маятник Фоколта (Foucault pendulum - маятник демонстрирующий вращение Земли, который находится в Исаакиевском соборе в Санкт-Петербурге, разворачивается в странных направлениях во время солнечных затмений. Спутники NASA показывают постоянные ошибки в траекториях. Ничто из этого не объясняется стандартной теорией гравитации, известной как "Общая Теория Относительности" Эйнштейна.

3. ХОЛОДНАЯ ЯДЕРНАЯ РЕАКЦИЯ (COLD FUSION). Этот феномен нарушает законы физики, какими мы их сегодня понимаем, и все же он было повторен в различных формах в более чем 500 лабораториях во всем мире. Недавние исследования Научно-исследовательского института Электроэнергии показали реальность этого феномена. Современная физика не имеет никакого объяснения, как это работает, но это действительно работает.

4. СКОПЛЕНИЯ ЗАРЯЖЕННЫХ ЭЛЕКТРОНОВ (CHARGE CLUSTERS). При определенных условиях, миллиарды электронов могут "собраться вместе" на близком расстоянии, несмотря на закон электромагнетизма, по которому они должны отскочить друг от друга. Эти скопления являются маленькими, размером с миллионную долю метра в диаметре, и состоят из десятков или сотен миллиардов электронов. Они должны разлететься с огромной скоростью, но они этого не делают. Непонимание, почему это происходит, показывает, что наши законы электромагнетизма упускают что-то важное.

5. КОСМОЛОГИЯ - КВАЗАРЫ (QUAZARS). Квазары, которые, как предполагается, являются самыми отдаленными астрономическими объектами в космосе, часто, как обнаруживается, связаны с реактивными выбросами газа близлежащих галактик. Это предлагает, что они могут быть не так далеко, как предполагается, и их "красное смещение" (Redshift) происходит из-за каких-то других, более необычных законов физики, которые полностью еще не поняты.

6. СКОРОСТЬ СВЕТА (SPEED OF LIGHT), когда-то предполагаемая ненарушимая, была превышена в нескольких недавних экспериментах. Наше понятие того, что является возможным касательно скорости движения, в результате этого изменилось. Некоторые явления, типа бурь на солнце, которые занимают более восьми минут, чтобы стать видимым на Земле, мгновенно регистрируются чувствительными инструментами. Очевидно, они воспринимают эти события на солнце посредством какой-то другой силы, которая идет через космос с намного более высокой скоростью, чем свет.

Далее газета поясняет: «Мы охватили только несколько из более явных аномалий в "официальных науках". Некоторые свидетельства также накопились в лабораториях, и они показывают, что есть много не поддающихся объяснению эффектов, которые реальны и могут быть проверены и изучены с научной точки зрения. Но, приближаясь к нераскрытым наукой событиям, мы должны указать еще и следующие:

7. ЭКСТРАСЕНСОРНОЕ ВОСПРИЯТИЕ (ESP). Крупномасштабные эксперименты проведенные Принстонской Лабораторией PEAR (Princeton PEAR Lab), так же как и другими лабораториями доказали, что экстрасенсорное восприятие - это реальное, статистически научное явление, поддающееся проверке. Тысячи экспериментов проведенные с множествами предметов, продемонстрировали, что эта форма связи реальна, и что она не ослабляется расстоянием. Это восприятие отличается от любой известной физической силы.

8. ПСИХОКИНЕЗ (PSYCHOKINESIS). Способность применять психическую силу к объектам на расстоянии также демонстрировалась в крупномасштабных экспериментах. Даже на расстояниях в тысячи миль, поведение машин называемых "Генератор Случайных Событий" (Random Event Generators - REGS), было изменено волей или психической силой далеко находящегося человека. Процент того, что этот эффект является реальным, а не случайным, на сегодня измеряется в больших количествах. Например, демонстрация этого феномена Ури Геллером (Uri Geller) в двух американских институтах показала его реальность, чему свидетелями были сами ученые. Все что он там продемонстрировал, в том числе и изгибание металлических предметов на расстоянии, не получило никакого официального объяснения и этому всему было дано название "Эффект Геллера" (The Geller Effect).

9. ВИДЕНИЕ НА РАССТОЯНИИ (REMOTE VIEWING). Американские вооруженные силы проводили секретную программу по видению на расстоянии в течение почти двух десятилетий. Это финансировалось, потому что эти эксперименты давали положительные результаты, и свидетельство об успехе теперь стало достоянием общественности. Некоторыми людьми было продемонстрировано, что возможно рассмотреть "цели", которые отдалены в пространстве и времени. Во множестве случаев были распознаны детали предметов, которые были недоступны любым другим путем. Строгие статистические эксперименты подтвердили, что видение на расстоянии имеет процент точности намного более высокий, чем случайные совпадения, и представляет собой реальное явление, которое бросает вызов существующей науке.

10. ВРЕМЯ И ПРОРОЧЕСТВА (TIME AND PROPHECY). Такие необычные аспекты экстрасенсорного восприятия, как видение на расстоянии и психокинез показывают, что "время", кажется, не имеет значения. Можно оказать влияние или получить информацию в прошлом или в будущем, почти так же легко, как и в настоящем. В обычной физике, порядок событий очень важен, но в царстве психических явлений, кажется, существует гибкость для движения во времени, что бросает вызов современной физике.

11. ОПЫТ ВЫХОДА ИЗ ТЕЛА (OUT-OF-BODY EXPERIENCE). Были проведены эксперименты, которые показали, что, в течение некоторых опытов "выхода из тела", "астральное тело" или центр сознания индивидуума могут быть зафиксированы в отдаленных от тела месторасположениях. Когда индивидуумы "выходят из тела" и сосредотачивают их сознание на каком-нибудь отдаленном месторасположении, там фиксировались физические изменения. Они включают аномальные световые, электрические, магнитные и другие физические силы, которые указывают, что "астральное тело" иногда может иметь и проявлять физически измеряемые свойства.

12. ПРИЗРАКИ (GHOSTS). Современными "охотниками за привидениями", когда они изучают часто посещаемые призраками участки, используются магнитные, электрические, оптические и тепловые датчики. В сотнях случаев, технически обученные исследователи нашли измеряемые физические аномалии, когда призраки, как говорится, присутствовали. Хотя некоторые люди утверждали, что видели призраков, и многие сообщали об аномальных холодных местах и описывали странный холод на коже, современные охотники за привидениями показали, что также в этих местах находятся необычные магнитные поля и поля сильного напряжения. Необычные шары были сфотографированы в то самое время, когда фиксировались магнитные и электрические изменения в тех местах. Ни одно из них нельзя объяснить современной наукой.

13. НЕОПОЗНАННЫЕ ЛЕТАЮЩИЕ ОБЪЕКТЫ (UFO). Этот феномен, который игнорирует современная наука, мы вообще оставляем без комментариев», – заканчивает газета.

Разумеется, представители официальной науки были возмущены подобной публикацией, но положение в мире от этого возмущения не изменилось.

Глобальная операция продолжалась и принимала все более непонятные формы.

Обзор газетных публикаций имел один общий знаменатель, который охватывал всю психофизическую панораму человеческих действий на планете. Этот знаменатель, уже не акцентировал внимание на двух странных людях, в присутствии которых происходила самоликвидация применяемой силы.

Самоликвидация насилия происходила на всех географических широтах, во всех странах и городах всего мира. Теперь можно было спокойно гулять по самым страшным местам, допустим, того же Гарлема, или по другим негритянским трущобам, славящимися своей преступностью, без опасения того, что на вас нападут, ограбят и прикончат. Полиция бездельничала, но правительства пока не увольняло безработных полицейских, опасаясь, что странный феномен может так же внезапно прекратиться, как и начался.

В Америке, в качестве эксперимента было выпущены на свободу все узники одной из тюрем, которые были осуждены за убийства и терроризм. И если тюрьма была для них справедливым наказанием, то теперь для них было наказанием не совершать привычных для них криминальных действий, и бывшие преступники мучились, как в аду, от безделья.

Просматривая обзоры газет всего мира можно было сделать фантастическое предположение, что за Землей присматривает некое мифическое древнеегипетское Око Ра, которое теперь уже не посылает против непокорных людей его дочь, страшное солнечное око, которое является в образе богини Хатор-Сохмет, свирепой львицы, истребляющей людей, а избрало другие формы наказания.

Глобальные размеры отражения не только насилия во всех его формах, но даже намерения насилия в мыслях, констатировало факт глубоких трансформаций Планеты, которые сопровождались к тому же изменением климата.

В связи с этой ситуацией на Земле было срочно созвана Ассамблея Организации Объединенных Наций, которая рассмотрела обращение ученых некоторых стран, прогнозирующих еще одно крупное событие в ближайшие годы.

Прогноз ученых сводился к обороту Времени, которое должно было произойти в ближайшие годы, и что объясняло многие действия силы, которые случались наоборот и были лишь подготовкой к изменению Времени.

По словам американского нью-эйджевского исследователя, художника и писателя, историка и искусствоведа Хосэ Аргуэлльеса, написавшего в своей книге «Фактор Майя», оказывается, все это давно посчитано. Изучая культуру, и в особенности, математику и календарные системы древнего племени Майя, которое жило на территории современной Мексики в промежутке между V и X веками нашей эры, то есть тысячу-полторы тысячи лет назад, этот американский ученый сделал потрясающие открытия.

Древние жрецы Майя, утверждает он, были мастерами времени. Используя законы времени, они смогли проникнуть на нашу Землю в обличии обычных людей, как бы воплотились тут. Причем сделали это не из пустого интереса, а для выполнения специальной галактической миссии. Миссия эта состояла в том, чтобы точно вычислить положение Земли во времени и соответственно рассчитать, когда здесь наступают переходные точки, в которых жители планеты могут перейти из одного потока времени в другой вместе со всей своей планетой.

В ООН потребовали разъяснений от ученых, изучающих этот вопрос.

Но, земные ученые до сих пор не могут понять, почему столь удивительные по красоте и изысканности города цивилизации Майя были вдруг неожиданно оставлены, как по команде, на рубеже 830 года нашей эры.

Те самые Майя, которые покинули Землю в неизвестном направлении около 830 года нашей эры, Классические Майя, великолепно владели математикой, вернее особой формой математики, которая была основана на двадцатеричной системе, а не на десятеричной, как у нас сейчас. Эту математику они использовали не только при строительстве своих пирамид, но и для совершения календарных "исследований".  И делали это для того, чтобы высчитать наиболее космически грамотный календарь для жителей этой планеты. Они умело путешествовали во времени, что позволяло им точно проверять результаты своих исследований. Они излазили время Земли и благодаря этому смогли рассчитать, где наша Земля находится во времени, вернее даже сказать, когда?

Такое объяснение не удовлетворяло Заседание Ассамблеи ООН, и они потребовали новых данных, которые имеются в этой проблеме.

И ученым пришлось объявить, что своими исследованиями Майя определили, что текущий цикл Земли на ее орбите вокруг Солнца, начался в 3113 году до нашей эры, констатируется в книге «Фактор Майя». С точки зрения их галактического модуля Цолькин получается, что закончиться этот цикл должен через 260 раз по 360 дней, то есть: 21 декабря 2012 года!

У участников Ассамблеи тут же возник новый вопрос: что собственно может означать для нас окончание цикла времени, чем может характеризоваться переход из одного цикла в другой?

И ученым снова пришлось апеллировать к переводам майянских текстов.

Из текстов становилось ясно, что майянцам удалось с высокой долей достоверности установить точный момент перехода Земли из старого времени в новое. Это открытие помогло им сделать знание Закона Времени. В современной трактовке это звучит так: В(Э) = Искусство.

Математично, зато наглядно - (Э)нергия, преобразованная во Времени, превращается в Искусство.

Тут, однако, есть много тонких моментов. Ведь Энергия - это нечто невидимое, а стало быть, не вполне очевидное. Поэтому в принципе, влияние этого фактора можно и не учитывать, но тогда останется так: Время = Искусство.

Однако ведь Искусство – понятие тоже неоднозначное.

С этих позиций становилось понятней принцип подготовки коллективного сознания людей к переходу в Новое время, ибо как можно владеть искусством, имея в потенциале применение силы?

Так или иначе, древние Майя понимали Время именно в этом смысле. Т.е. он знали, что время - есть некая данность, которую можно также хорошо и умело использовать, как мы сейчас научились использовать пространство. Они жили во времени так же уверенно, как мы освоились жить в своем пространстве. Именно благодаря этому они и пришли на нашу планету, и, что самое интересное, ушли с нее, оставив после себя лишь несколько десятков городов Пирамид, сплошь испещренных различными диковинными знаками. Они считали, что время - это способ организации ("Энергии"). Проводниками времени в нашем случае являются все люди.

Разумеется, представители разных стран и правительств попросили более подробных объяснений.

И им в достаточно корректной форме было дано понять, что фактически, в этом времени мы пребываем как в воздухе - ведь воздух такой же "невидимый" и вместе с тем ощутимый. И из этого времени, мы можем творить объекты - мысли, желания, намерения, короче - состояния. Состояния души. Или точнее было бы сказать состояния нашего "тела во времени". Форма жизни во времени - это мысль. Мысль каждого из нас в моменте "сейчас" - это и есть наша жизнь во времени.

Разумеется, во времени мысли становятся как бы "видимыми", ведь они и сотканы из времени. Именно таким образом и объясняется феномен телепатии. Наблюдая время, как сферу нашего обитания, мы смещаемся в область чистого мышления, именно мысли наши становятся всеобъемлющей реальностью в отличие от вещей, которые столь тесно наполняют наше теперешнее существование. В подобных условиях единственное, что нам остается - это мыслетворчество.

Всякая негативная мысль выглядит так же неприглядно и неэстетично, как помойка или прыщ на носу. Всякая благая мысль, напротив, вызывает ощущения весны и благоухания.

Но и эта философия не решала ровным счетом ничего.

Поэтому возник новый, вполне резонный вопрос: ну, и что из этого следует?

Ответ нью-эйджевских ученых был резким, но наиболее вероятным.

И представителям властей разных стран было объявлено, что все, кто будут жить в новом времени, будут существовать в совсем других условиях - средой их обитания станет само время, как нашей, сейчас, является пространство.

И когда мы,  подойдем к переходу между временными циклами, для нас это будет похоже на очень мелкое сито, через него можно будет пройти, лишь только оставив грубые материальные предметы и овладев новыми, сотканными полностью из времени. Это не значит, что мы потеряем все, просто мы станем обладать чем-то новым, а старое перестанет для нас существовать.

Возможно, что отбираться люди в потенциальное "золотое общество" будут не по материальным критериям и не по количеству накопленного оружия. Никто не спросит у вас, когда время просто кончится, что у вас есть в старом времени.

Самым главным будет другое – что вы можете принести в новое время?

Но уполномоченные министры разных правительств и представителей власти мыслили по старому и не желали понимать суть происходящего.

Практически заседание Ассамблеи ООН прошло безрезультатно.

Но подавляющее большинство людей, которые были шокированы изменениями их мышления, и не надеялись на то, что Правительства способны что-либо сделать в данной ситуации.

Эзотерически продвинутые люди обращались к представителям религии.

Но религия не давала рецептов по спасению, а образ Спасителя, распятого на кресте, не был достаточно убедительным примером для подражания.

Да и Время было не то!

А утешительные молитвы говорили о том, что даже высокопоставленные представители разных религий не знали выхода из сложившихся ситуаций, и им оставалось только утешать и тешить народ красивыми словесами.

Да, такая потеха народу была не нужна!

Совершенно иначе отнеслись к Глобальной операции представители буддизма.

То, что некоторые индийские туристы пришли узнать в нескольких Тибетских монастырях, чрезвычайно тревожно и удивительно.

Согласно им, ясновидящие видели мировые силы, идущие в направлении самоуничтожения. Но произошло вмешательство Космических сил.

Но они также видят, что мир не будет разрушен. В мировой политике что-то случится приблизительно в 2010 году. Вот тогда все мировые силы будут находиться под угрозой самоуничтожения.

Между 2010 и 2012 годами целый мир поляризуется и подготовится к окончательному роковому дню. Произойдут тяжелые политические маневры и переговоры, но прогресс будет незначительным.

В 2012 году мир начнет погружаться в хаос. И тогда случится что-то необычное, говорит тибетский буддистский монах. Вмешаются сверхъестественные божественные силы. Самоуничтожение не станет судьбой мира в тот момент.

Научная интерпретация утверждений монахов показывает, что Внеземные Силы наблюдают нас постоянно. Они вмешаются в 2012 году и сохранят мир от самоуничтожения.

Когда было спрошено о недавних наблюдениях НЛО в Индии и Китае, монахи улыбнулись и сказали, что божественные силы наблюдают нас всех с давнишних времен. И Человечеству не будет позволено изменить будущее до крайней степени.

Гор и Минтака, разумеется, знали всю ситуацию на Планете, как знали её так же и другие командированные Ригеля в разных странах.

Они уже почти не принимали участия в операциях, ибо вся программа Глобальной операции была передана космическим патрульным объектам, которые тщательно выполняли её на территории всей Планеты.

Поэтому люди, которые начинали операцию своими руками, были в этой операции своего рода «стартёром» для запуска и взлета этого космического Бумеранга.

А когда Бумеранг Ориона набрал нужную «высоту», то людям можно было переходить с ручного управления в автоматический режим работы, который включался, контролировался и выполнялся с помощью космических патрульных объектов.

Такое действие было запланировано Орионом, Совет которого понимал, что сил людей, владеющих бумерангом, было явно недостаточно для подавления насилия на огромных территориях, поэтому в операцию был введен Бумеранг, охватывающий намерения миллионов людей.

Как только Минтака и Гор, узнали о том, что бумеранг переведен в автоматический режим, они, с разрешения Ригель, вернулись в Петербург.

Город был неузнаваем.

Люди ходили по улицам со весьма странным выражением лиц.

У одних на лицах читался испуг, непонимание, подавленность, связанность и многое другое, чему врач психиатр не мог бы найти нужного диагноза.

У других было видно выражение радости, счастья, доброты и любви ко всем окружающим.

Третьи, вообще ничего не выражали и ходили, как бесчувственные роботы с отсутствующим выражением лица.

У четвертых на лицах было написано величайшее благоговение к чему-то высочайшему, которое снизошло в их души.

Автомобили с сидящими в них людьми казались заводными игрушками, которыми развлекался Всевышний для собственного удовольствия.

Минтака с удивлением разглядывала встречную публику и, не выдержав, спросила одного из встречных:

— Простите, я только что вернулась в Питер, что здесь произошло, революция, что ли, какая-то новая?

— В том то и дело, что ничего не произошло! – ответил прохожий, с интересом разглядывая девушку. – Но что-то произошло, что никому не понятно.

— А что вы чувствуете? – снова спросила Минтака.

— Хм! – задумался мужчина. – Бесцельность существования. Извините!

И он пошел дальше...

— А ты с ним согласен, Гор? – спросила Минтака, кладя руку на плечо юноше.

— Нет! – возразил он. – Бесцельности для существования быть не может. Даже у животных есть цель: жить и производить потомство. А у людей, которые живут по уму, а не понятиям, основной целью является творчество.

— Но ведь не могут же все быть творцами?

— Творец живет внутри у каждого, – ответил Гор. – Если раньше это творческое начало было придавлено эгоистическими намерениями, которые приводили к, разногласиям, противоречиям, ссорам, конфликтам, которые вырастали в акты открытой агрессии, то сейчас эта придавленность исчезла и наступила свобода для творчества. Раньше у людей была цель: один король хотел отнять что-то у другого, землю или женщин, развязывал войну... Другой правитель пытался завладеть тем, что им не принадлежит и так далее, а теперь эта цель исчезла у всех – и у больших начальников, и у малых, и у простолюдинов, поэтому мы и слышим ответ – «бесцельность».

— Да, я понимаю, – согласилась Минтака, – что всё в природе имеет  свою цель жизни и своё предназначение, но вот эти мужчины, которые раньше шли по улице и, увидев хорошенькую девушку, уже в мыслях видели её в постели с собой. Или девушки, которые видели дорогие украшения на других, уже в мыслях отнимали их и примеривали на себя. Что теперь эти намерения исчезли у них?

— Но вот у тебя же нет таких намерений! – возразил Гор. – И что ты плохо себя чувствуешь? Разве ты потеряла чувства?

— Нет, я чувствую, что еще сильнее люблю тебя, милый!

— Вот так и остальные люди – продолжал Гор – они не потеряли своих чувств! Они у них стали чище, потому что их алчный ум был очищен до пустоты. А как распорядится этой пустотой, они еще не знают.

— А как можно распорядиться пустотой? – не поняла Минтака.

— Как ты распоряжаешься пустотой кувшина? – со смехом отвечал её спутник – ты его заполняешь нужными вещами: молоком, водой, квасом, медом и тому подобным полезным содержимым.

— А почему люди не могут распорядиться этой пустотой. Им что нужно подсказать.

— Э, нет! – засмеялся Гор – шпаргалки только повредят. Чего стоит знание, если нет собственного? Люди должны сами понять, каким полезным содержимым им наполнить свой ум и чувства.

Молодые люди свернули с Невского проспекта на Малую Садовую и направились по Итальянской улице к дому, где жила Минтака.

На Малой Садовой они обратили внимание, что в магазинах по-прежнему идет нормальная торговля, все продавцы вежливы, покупатели тоже, и никто не бросает недобрых взглядов друг на друга.

— Да, такое впечатление, что мы попали в другой век! – глубокомысленно сказала Минтака.

— Только в этом веке почему-то старые дома! – улыбнулся Гор, сворачивая под арку жилого дома.

Во дворе на скамейке сидели всё те же старушки.

Увидев молодых людей, они улыбнулись и доброжелательно поздоровались с вошедшими.

Гор и Минтака поклонились им и вошли в дом.

Пока Минтака готовила еду, Гор набрал мамин номер телефона.

— Мам, привет! – сказал он. – Мы уже дома, а как ты себя чувствуешь?

— Привет, сынок! – ответила Елена. – Я чувствую себя превосходно! Вокруг нас тоже все хорошо. Ну, а новости ты и сам можешь узнать, какие только пожелаешь. Как там Минтака?

— Нормально! – ответил сын. – Только я её немного побаиваюсь...

— Ты? – удивилась мать. – Чтоб ты чего-то боялся? Не верю! О чем это ты?

— Слишком уж она пылкая в своих чувствах! – ответил сын и пошутил – Как бы мне не сгореть от её пыла!

— Что ты там болтаешь? – крикнула Минтака с кухни.  – Не верьте ему Елена, он сильно преувеличивает!

— Ну ладно, дорогие мои! – услышал Гор в трубке. – Отдыхайте с дороги, завтра свяжемся. Пока!

Смеркалось.

Солнце освещало только верхние этажи, но за горизонт не спешило.

Минтака накрыла на стол и «пришельцы» поужинали.

— Спасибо! – поблагодарил Гор. – Что будем делать? Телевизор смотреть смешно. Мы с тобой знаем больше, чем все информационные агентства. Неплохо было бы с папой увидеться, но у него дела поважнее наших...

Минтака посмотрела на Гора и засмеялась.

— Что делать, что делать! – передразнила она его.– Ложиться в постель и отдыхать... Поздно уже. Утро вечера мудренее, – добавила она и стала раздеваться.

Как всегда она сняла с себя всю одежду и разобрала постель.

Гор взглянул на её высокую стоячую грудь и подумало совершенстве природы, которая создает такую красоту для привлечения мужского пола на Земле.

— Не столько для привлечения, – ответила на его мысль Минтака, – сколько для кормления будущих детей. Ну, тебе помочь, или ты сам? – спросила она, решительно подходя к Гору.

— А, ты думаешь, что если по земному времени мне нет еще и полугода, то мне нужно помогать? – пошутил Гор, сбрасывая с себя одежду.

— А теперь в душ! – засмеялась Минтака направляясь в ванную, и на ходу шлепнув Гора по упругим ягодицам. – Идем вместе!

Юноша и девушка резвились под струями воды, но не позволяли себе никаких пошлых вольностей, которые обычно случаются, когда супружеская пара оказываются в ванной вместе. Они помоги друг другу смыть с себя всю дорожную и астральную грязь, налипшую за время их пребывания на Кавказе, и растерлись махровыми полотенцами.

— Знаешь, иногда мне хочется быть нормальным земным человеком – сказал Гор, пропуская в дверях вперед Минтаку, – а не тем, кем я являюсь перед тобой!

— Для меня ты вполне нормальный человек, – ответила Минтака, ложась в постель. – Я не вижу на тебе никаких звездных знаков отличия.

— Внешне, да! – согласился Гор, ложась рядом. – Но вот мои чувства, я полагаю, сильно отличаются от чувств земных мужчин.

— Конечно, отличаются! – сказала Минтака, обнимая своего любимого руками и забрасывая свою ногу на бедро Гора, – твои чувства намного совершеннее, чем у других. Наши мужики, встретив женщину, думают, прежде всего, о сексуальном наслаждении с ней. У тебя же и в мыслях такого никогда не было, хотя мы давно уже вместе. А если нет мысли, значит, нет и эрекции! – засмеялась она, нежно прикасаясь пальцами к его фаллосу.

— Давай сделаем так! – резко сказал Гор, садясь на постели. – Я ничего не имею против того, чтобы ты получила наслаждение. Более того, ты его заслужила. Я предлагаю тебе сесть в совместную асану, так, как это изображается на тибетских тханках, которые ты однажды видела в музее. У тебя будут сильные ощущения, а я постараюсь их ещё больше усилить. Согласна?

— Я на все согласна! – прошептала Минтака, обнимая юношу, – лишь бы ощущать тебя в моем теле...

— Значит так, – проинструктировал её Гор. – Я сейчас взведу свой фаллос, ты введешь его в себя, сидя на моих коленях и забросив ноги за мой корпус. Ты можешь тереться об меня сколько угодно, и как угодно, но я должен оставаться неподвижным, как камень.

 А пока я лягу, мне нужно внутренне приготовиться...

— Хорошо, лишь бы он внутри меня оставался как каменный! – пошутила Минтака, наблюдая, как набухает предмет её желаний.

Девушка сидела у него на бедрах, и когда она получила сигнал готовности, то слегка привстала на коленях и осторожно ввела фаллос в себя до полного его погружения.

— Ооо! – простонала она от удовольствия, двигая бедрами.

Гор не ответил ей ни одним движением.

Он сел и знаком попросил девушку принять обусловленную позу.

Минтака вплотную прижалась к нему всем телом, обняла его за шею, ноги вытянула вдоль его корпуса, а соски своей груди сомкнула с его некормящими выпуклостями.

Гор, поддерживая её за ягодицы, приподнялся вместе с ней и сел в позу лотоса.

Затем он поправил её ноги у себя за спиной, закрыл глаза и углубился в медитацию.

Его никто не учил законам Тантры, но он знал технику запуска пары Яб-Юм для взлета в Космос.

Прежде всего, надо было сконцентрировать своё внимание на горячем энергетическом шарике, который называют головкой змея Кундалини, и не дать возможность её энергии выскользнуть наикратчайшим путем через извержение семени. Это было бы равносильно короткому замыканию в биосети, которое обесточивает человека и валит его в сон.

И, несмотря на сильное сопротивление организма, заинтересованного в продолжение потомства, нужно было силой воли направить головку змея Кундалини в полость позвоночного столба, где змей нашел бы следующий энергетический центр, называемый Манипурой, и осветил бы эту чакру присущим ему цветом.

Такая возгонка энергии прошла для Гора без труда, и он погнал змея выше – к следующей чакре, которая зажглась оранжевым огнем.

А змей, зная, что назад уже пути нет, рвался выше.

Он достиг сердечной чакры, и она вспыхнула, готовая передать свою энергию по дальнейшей цепи.

В этот момент его Юм тяжело задышала и, подавив радостный визг, испустила фейерверк своего оргазма. Её груди трепетали от возбуждения, а фейерверк всё продолжался.

Гор понимал, что происходит с его напарницей, но он уже был далеко.

Змей прошел горловую чакру, миновал двухлепестковую чакру между бровей, и раскрыл тысячалепестковую чакру на темени.

Теперь нужно было показать змею обратный путь, который лежал для него по затылочной части головы, опускался на шейные позвонки, далее ему следовало спуститься вниз по спине вдоль позвоночника и найти вход в свою чакру Свадхистаны.

Далее круг следовало повторить, но при повторе на выходе из Сахасрары – головной чакры, следовало перенести змея на голову Юм и провести его по внутренней, лицевой части тела вниз вплоть до её нижнего центра Свадхистаны.

Гор производил эту операцию с большой любовью и нежностью, так как это делает Светило РА, которое дает энергию, тепло и жизнь любимой Планете.

Когда энергия Кундалини благополучно достигла нижнего центра Юм, то она, по каналу их естественного контакта, вновь попала в нижний центр Гора.  

 В момент перехода его энергии через нижний центр Юм, девушку встряхнул новый импульс оргазма такой силы, которой она еще не испытывала никогда.

 

«Так, вот оно как исполнилось его обещание усилить мои ощущения» – мелькнуло в мыслях Минтаки, когда уже можно было думать.

Но это было еще только начало Божественной Тантры.

На следующем круге Гор уже не пустил змея в обычный обратный путь, а выпустил его в Большой Круг Космоса, что позволило нашей паре увидеть, как под ними раскрылся цветок Лотоса и как этот Лотос вознес их в Космос.

Если бы кто-то посторонний оказался в этой комнате, то он увидел бы слившиеся тела двух любящих супругов, которые сидя на лотосовом ковре, поднимаются в небеса.

Это выглядело бы примерно так:

Минтака сидела с закрытыми глазами и вся отдалась новому чувству. Она не могла поверить, что они летят в Космосе, она думала, что ей это просто кажется. Но, не желая оборвать фантастических ощущений, девушка не открывала глаз и наслаждалась сладостным полетом в этом гармоничном Космосе вместе со своим возлюбленным.

Внизу их приветствовала мирная Земля, а по бокам их путь освещали Солнце-РА и его отраженные лучи Луны.

А наверху были видны все знакомые Созвездия, которые радовались вознесению любящих сердец и согласны были ждать их окончательного пришествия.

Орион бы великолепен. Минтака, лежащая основанием пояса для трех центральных Светил, казалось, и сейчас готова была войти в резонанс с Именем её несущей девушки. И этот резонанс откликался в ней органной музыкой, которая несла её душу всё выше и выше. А внизу её оргонная энергия рождала грозы и молнии над Питером, которых город не видел со дня его основания. Но они не причиняли вреда никому, ибо фейерверк молний был не простым линейным разрядом. Молнии выражали себя каскадами чечеточных лент, брызгами маленьких шаровых молний, трассирующим траверсом конфетти и другими фантастическими огнями.

А Гор сохраняя себя в достигнутом Самадхи, общался со своим небесным Отцом.

Разговор их лежал выше слов и определений, выше образов и понятий, но всё-таки их латентный язык был ясен им обоим.

Но всё-таки высокоментальный обмен носил вопросительный характер мыслей, исходящих от Гора.

Его неземное время на этой Планете истощалось.

Орк не видел дальнейшего смысла пребывания его на Земле, так как процесс освобождения Земли от насилия был запущен в автоматическом режиме, и Гор, будучи «стартером» этого процесса, мог вернуться в состояние ригелийной Нирваны.

Когда Гор увидел это, он спросил:

«Па, у меня есть какой-нибудь выбор?»

«Да! – услышал он ответ от Орк-Ригеля, – либо ты уходишь в Нирвану, либо переходишь в человеческое существование».

«Я выбираю человеческое существование! – твердо ответил Гор. – Так, по крайней мере, я смогу помочь людям освободиться от их вечных страданий».

«Хорошо! – согласился Орк. – Но с этого момента твоя жизнь будет течь уже по земному времени! И бумеранга Ориона у тебя уже не будет. Будешь жить, как все люди...».

Пребывание в Самадхи тоже не может длиться долго.

Тантрически слитая пара приблизилась к Земле, нашла Санкт-Петербург, влетела в комнату Минтаки, и Гор отпустил сцепление со змеем.

Минтака поняла, что под ними твердая постель и открыла глаза.

Она сладко поцеловала своего возлюбленного, но она еще не знала, что Гор уже не пришелец.

А Гор, став человеком, не выдержал ласковых объятий её йони, и почувствовал сильный прилив сексуальной энергии в нижнем центре.

Однако, как он ни старался, змей не хотел новых путешествий, а Гор не имел достаточного опыта по его укрощению.

И тогда вся энергия кундалини вылилась из него наикратчайшим путем. Сильная струя спермы ударилась в матку Минтаки и девушка с удивлением посмотрела прямо в глаза своему возлюбленному.

— Я думала у пришельцев такого не бывает! – сказала она.

— Я больше не пришелец, – признался Гор и рассказал о его диалоге с отцом. – И с этого момента я живу по земному времени. Точнее, мы вместе живем по обычному времени...

— Ураааа! – запрыгала девушка на бедрах возлюбленного. – Значит, теперь я стану мамой! Слушай, давай немного отдохнем, а потом еще раз закрепим наш брачный союз! Еще раз, еще раз, еще много, много раз! – пела она, ложась рядом с Гором.

Так они и поступили.

Но мы не будем вдаваться в интимные подробности их новых ощущений, скажем только, что они не покидали постели несколько дней.

Когда Елена узнала об этих новостях, она сначала не поверила Гору, но, связавшись с Орком, вынуждена была признать правильным выбор сына, и очень этому обрадовалась.

И когда белый лимузин вез жениха Гора и невесту Минтаку во Дворец Бракосочетаний, она уже знала, что станет матерью.

На свадьбу приехали все, кто был оправлен за границу для начала операции «Бумеранг Ориона».

Все они уже знали, что операция идет на автопилоте, но никто уже не собирался на них нападать. И никто не сожалел, что ручной бумеранг потерял для них силу.

Когда все собрались в зале ожиданий Дворца Бракосочетаний, выяснилось, что несколько пар тоже живут в браке.

Альдебаран и Спика явно симпатичная пара уже давно любят друг друга.

Мицар и Алькор тоже не желали расставаться после возвращения.

Антарес и Бетельгейзе держались рядом и их связь в комментариях не нуждалась.

Альциона и Регул еще не сочетались браком, но смотрели друг на друга такими любящими глазами, что им мог позавидовать любой из смертных.

Денеб и Капелла, испытав друг друга в лагерях Алькаиды, поняли, что они незаменимы друг для друга, и тоже подали документы для регистрации своего брака.

Только Вега и Сайф держались отстраненно, но эта отстраненность была лишь маской, за которой прятались их теплые взаимоотношения.

Ригель тоже не осталась в стороне. И хотя она по-прежнему была одинока, ей не нужен был никакой мужчина, ибо её небесный супруг давал ей всё, а её земная жизнь была посвящена уходу за больными, и реабилитации девушек легкого поведения.

Гор прописался к Минтаке и пока работал дворником.

Старушки почтительно здоровались с ним и не злословили.

Минтака носила под сердцем его будущего малыша и сидела дома.

Когда Гор возвращался с работы, они подолгу беседовали за чаем, и у Гора было много вопросов о земной жизни.

— Объясни мне, пожалуйста! – обратился он однажды к жене. – Вот люди рождаются, взрослеют, работают, чтобы прокормить себя и семью, стареют, умирают, от них ничего не остается, так зачем всё это? Какой смысл человеческого существования?

Минтака как-то странно посмотрела на Гора и ничего не ответила.

Тогда Гор, выбрав удобный момент, вышел ночью во двор и попросил ответить на этот вопрос  своего небесного отца.

«Отец! – обратился он к Орку. – Скажи мне, пожалуйста, каково предназначение людей на Земле? Кому это нужно? Зачем?»

Орион мерцал своими звездами, но сохранил молчание.

А к Земле приближалась новая Эра.

К этому времени люди научились не ссориться и не воевать.

А у кого и были раньше такие намерения, то тех уже нет в живых.

Действие Глобального Бумеранга Ориона постепенно ослабевало, но созвездие не снимало своего контроля над Землей.

Планета сбрасывала с себя самоистребление людей и медленно восстанавливалась.

Восстанавливалась и психика человеческого общества, которая утратила свой вечный страх перед насилием, и приобрела уже новое, космическое качество Любви.

 

Аннотация

 

В этой книге описывается достаточно близкое время, когда на нашей Земле должно погаснуть пламя всевозможного насилия.

Человек сталкивается с насилием с детства и до самой смерти.

И бесконечно глубоко уходит это зло  в историю человечества.

Однако, всё что имеет начало – имеет и конец.

Конец имеет и насилие, от которого стонет уже сама мать-Земля.

На страницах этой книги описываются феноменальные случаи, происходящие с бывшими заключенными, над которыми проводились опыты по реализации сверхъестественных возможностей человека.

Испытуемые научились с помощью особого бумеранга возвращать применяемое насилие. Орудия нападения оборачивались против самих нападающих, оскорбительные слова застревали в горле, а пули возвращались стреляющим террористам.

Сначала испытатели пользовались бумерангом в единичных случаях, но потом, применив формулу космической энергии, отражение силам агрессии выросло до глобальных масштабов.

И власть на планете зашаталась...

 

Об авторе:

 

¨Михаил Ельцин — профессиональный  журналист, писатель:

? Автор многих статей в вестнике «Мир непознанного» (РИА «Новости»98-02 гг.)

     

  Автор книг:

 

§ «Люди и Слово» (Санкт-Петербург, 2007 г)

§  “Визит несущего дракона” (Москва, ИОИ, 2001 г),

§  “Гандхарвы” (Москва, ИОИ, 2002 г),

§ “77 дней с пришельцами” (Алма-Ата, "Кайнар",1991),

§ “К разгадке НЛО” (Бишкек, "Кыргызстан",1991 г.),

§ “Смерть пилотов НЛО»,  «Месть пилотов НЛО»,  и  «Сеть  пилотов НЛО” (Бишкек. 1989 г.),

§ “Памирская зона” (Болгария.“Sent-UFO-Press”1993 г.)

§ “Синяя книга” об UFO” (Болгария.“Sent-UFO-Press”1993 г.)  

§ “Контуры и загадки” (Болгария.“Sent-UFO-Press”1993 г.)

§ “Бермудская «Книга Мёртвых»” (Болгария.“Sent-UFO-Pres”1993 г.)

 

 Соавтор, и участник событий в документальном фильме:  

 

 · "Иду на контакт", Казахстан, (Алма-Ата, 1990 г.);

Новое в музыке: Проданное имя Музыкальная композиция, Варвара на нашем сайте. , Описание Мебель офисная здесь.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100