Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Ельцин Михаил

Силуэты обнаженных душ

 

 

             Санкт-Петербург  2007 г.

Аннотация

 

Мало кому известно, что в конце девятнадцатого и начале двадцатого века всемирно известными учеными того времени были проведены необычные исследования в области изучения бессмертия человека.

Конечные результаты были однозначны: после физической смерти человек продолжает жить как сознательная личность, сохраняя как память, так и мыслительные способности.

Исследования запредельных состояний сознания продолжаются и сегодня.

Сегодня открыты новые научные методы, которые позволяют людям, вступать в контакт с ушедшими из жизни с помощью современной техники.

«Фантастика!» – возмущенно подумают многие люди.

Это было бы фантастикой, если бы Российская Ассоциация Инструментальной Транскоммуникации не располагала бы тысячами фактов, которые свидетельствуют  о массе контактов учёных с иными уровнями существования жизни.

В отличие от медиумических контактов, где в качестве посредника служит человек, наука имеет дело с общением, которое бесстрастно фиксируется аппаратными средствами. Доказательства включают в себя записанные на магнитофон звуковые послания, телефонные звонки, послания по факсу, видеозаписи и компьютерные файлы.

Таким образом, альтернативная наука доказала, что покинувшие наш мир существа, могут передавать информацию о себе и о той реальности, которая их теперь окружает.

Но наша рукопись не научный отчет, а необычная повесть о том, какие преимущества имеют люди благодаря информации, которую они получают от существ, находящихся в посмертном состоянии сознания.

 

Об авторе:

 

Михаил Ельцин — профессиональный  журналист, писатель, а также:

 

ü  Академик Международной Академии Меганауки.

I Участник экспедиции, исследовавшей места обитания и образа жизни реликтового гоминоида на Памире в 1982 году.

{ Руководитель экспедиции, изучавшей возможности связи с Окружающими Сферами Сознания на Памире в 1983 году, и на Кавказе в 1984 году.

P Руководитель международной высокогорной экспедиции, которая доказала возможность связи с Окружающими Сферами Сознания в высокогорных областях Тянь-Шаня  в 1990 году.

 

  Автор книг: 

§ «Бумеранг Ориона» (Санкт-Петербург, 2007 г.)

§ «Люди и Слово» (Санкт-Петербург, 2007 г.)

§ «Черные ящики власти» (Санкт Петербург 2006 г.)

§  “Визит несущего дракона” (Москва, ИОИ, 2001 г),

§  “Гандхарвы” (Москва, ИОИ, 2002 г),

§ “77 дней с пришельцами” (Алма-Ата, "Кайнар", 1991),

§ «Йамы времени» (Санкт-Петербург, 2006 г.) и другие поизведения.

E-mail автора: garuda05@mail.ru

 

БЛАГОДАРНОСТИ

 

   Выражаю глубочайшую благодарность моей любимой сестре Ельциной Татьяне, которая, несмотря на физическую травму, приведшую её к крайней степени инвалидности, оказывала мне моральную поддержку при работе над рукописью. Она была добрым цензором и советчиком в вопросах литературного редактирования, а также хорошим экспертом при анализе психологических характеров моих героев.

  Естественно,  я благодарю и всех тех незримых сущностей, которые вышли со мной на контакт, и рассказали о своих необыкновенных приключениях в иных уровнях существования.

Михаил Ельцин

 

ВВЕДЕНИЕ

 

В настоящий момент я выгляжу, как человек.

Человек, с руками и ногами, как все люди Ø.

Но ведь существует не только настоящий момент º.

Все настоящее вышло из прошлого, хвост которого меняет облик всего человека \.

И когда я смотрю на свой не настоящий облик, то вижу своё прошлое в виде змея G .

Змей смотрит назад и видит все перерождения, хвост которых теряется в глубине веков k.

Века образуют вечность моего существования, как и моя звезда Сет .

Так её величали её в Древнем Египте, а сегодня называют Сириусом ð.

Сириусу мы обязаны своим существованием, как прошлым, так и будущим ñ.

Каждого из нас ждёт своё будущее .

В принципе – будущее не ждёт E .

В него надо уметь проникнуть ž .

На границе настоящего и будущего искателя встретит Сфинкс ö.

Он проверит вашу готовность к переходу 6.

Он испытает вас, как Эдипа, хотевшего выйти за пределы своего настоящего царства N.

К счастью, Эдип оказался достаточно мудрым, и легко раскрыл загадку Сфинкса è.

Услышав ответ Эдипа, Сфинкс бросился со скалы в пропасть N.

Но никто не обнаружил костей последнего Сфинкса .

Это была новая загадка, данная людям ^.

Современные ученые не могут решить этих загадок Ï.

Поэтому Сфинкс никогда не выпустит их из пределов известного им мираü .

Однажды, когда я подошел к границам, за которыми открывались неизвестные горизонты, меня встретил Сфинкс ö.

Естественно он, не мог пропустить меня даже к написанию книги N.

Сфинкс, для начала, задал мне очень простой вопрос:G

«Почему книга начинается с введения?@»

«Введение – это ключ к книге. Так же, как без ключа невозможно проникнуть в дом, так же без введения трудно проникнуть в смысл всего произведения. Введение – это Начало.  Книга без начала непонятна.  Без Начала не существует ничего…Ñ»

Сфинкс остановил мой поток слов грозным ворчанием и задал следующий вопрос:´

«Ты собираешься писать обо мне, будто знаешь меня так же хорошо, как себя. В таком случае, ответь, почему люди не находят останков Сфинксов? N»

«Потому что вы, Великие, исчезаете за пределами Времени. Вы – трансформы Времени, а не формы пространственной материи. Время – это ваша сущность! À».

Сфинкс удовлетворенно замурлыкал и задал новую загадку :

«Ответь, с какой целью Великий Сфинкс находится возле Великой Пирамиды`»

Этот вопрос был посложнее предыдущих z.

Разумеется, можно было бы сказать, что Великий Сфинкс, так же, как и галерея Сфинксов перед входом в дворцовый комплекс, обязаны не пропускать разрушителей в храмы, опознавая их тайные намерения M.

Но такой ответ мог быть хорошим для традиционного ученого &.

А Сфинксу был нужен точный и нетрадиционный ответ x.

Поскольку я медлил, Сфинкс привстал на лапах, готовясь растерзать меня L.

И вдруг, мне стало ясно, что он содержал нужный ответ сам в себе [.

Ведь ответ существует раньше вопроса. Вопрос возникает, когда уже есть ответ `:

«Ты, Сфинкс, так же, как и введение к книге, являешься ключом к Великой Пирамиде R».

Услышав ответ, Сфинкс усмехнулся J.

«Это быть может ясно тебе, но не ясно читателям. Раскрой свой ответ? Ð »

 «Ты хранишь Пирамиду от тех, кто может разрушить это великое произведение истиныM ».

«Что такое Истина? [»

«Истина не в том, что уже известно. Не ЭТО Истина. Это – не Истина. А если это не истина, то это – ложь. Скажи сам, что такое истина? »

Сфинкс проигнорировал вопрос, дав понять, что вопросы задает Он:

«Люди говорят: “Смотри, вот где лежит начало Истины!”. И я спрашиваю тебя, человек, разве Истина содержится в Начале?>»

Я подумал и, не желая быть растерзанным,  ответил:

«Люди считают Истиной то, что написано в Библии. Там сказано, что Вначале было Слово. Но лично я считаю, что это – не Истина. И Бог, возможно, не ведал, что Творил, так как не знал, к какому Концу приведет его Начало. А Бог – обязан знать, что Начало всегда приводит к Концу. Следовательно, Истина находится ВНЕ Начала и Конца, ВНЕ Причин и следствий, ВНЕ Бытия и небытия, вне Бога...£ ».

Сфинкс молчал ¥.

Я принял его молчание за знак согласия со сказанным è.

Молчание затягивалось .

Было видно, что ОН обдумывал следующий вопрос :.

Наконец, он его задал U:

«Какую цель преследовал Бог, создавая Человека? Что Бог хотел от людей? @»

Проще всего было ответить, что Бог сотворил Человека, чтобы существовать самому. Что Бог имеет смысл только для Человека, без которого Он Сам не имеет смысла ".

«О, Великий Сфинкс! – ответил я. – В твоем вопросе заключается и ответ. Ты сам сказал: «Он ХОТЕЛ». Вопрос не в том, что он хотел получить  в результате. Этот вопрос подразумевает в себе тайную причину – ЖЕЛАНИЕ. Никакое Творчество и Бытие невозможно без «хотения», т.е. ЖЕЛАНИЯ  Творить и Быть. Ответ: НЕТ ИНОГО БЫТИЯ, КРОМЕ ЖЕЛАНИЯ î.

 «Но это не твой ответ – это ответ восточной философии! \ ».

«Значит, и вопрос тоже был не твой – дерзко ответил я. – Ты задай мне Свой вопрос! G »

«Откуда ты всё это знаешь? 4» – спросил с улыбкой получеловек J.

«У каждого человека есть Высшее «Я» – душа.А душа знает всё. С другой стороны, как в каждом Человеке есть Бог, так в каждом есть и Сфинкс. Здесь нет загадки P».

Сфинксу ответ пришёлся по душе þ:

«Да, ты не живешь в известных пределах. Можешь проходить дальше! Но у меня есть дополнительный вопрос: Что такое смерть? N»

«Нет никакой смерти. Люди, как и ты – бессмертны! Разве я человек? Я змей, который украшает третий глаз на Короне фараона! æ»

 Сфинкс захохотал. Хлестнув себя хвостом по боку, он сказал U

«Для многих читателей наше введение покажется загадкой. Как ты думаешь? Ü»

«Ха! Если бы не было загадок или задач, ставящихся перед человечеством, то не было бы и прогресса! Ž»

«Ты имеешь в виду Меня? ö» - спросил звероподобный.

«И Тебя, и других. Но разве у Тебя нет страха быть проглоченным читателем? §»

Вопрос остался без ответа ö.

Сфинкс бросился со скалы и исчез ~.

Но он не исчез из моего поля зрения, и мы найдем его в каждой Главе после Введения i.

Мы обязательно найдем его в будущем Øÿ.

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1.

 

СИГНАЛ ИЗ ИНОГО МИРА

 

Голодные чайки с истошным криком носились над Фонтанкой, подхватывая на лету кусочки хлеба, которые изредка бросали птицам дети и сердобольные старушки. А то, что падало в воду, немедленно не без драки склевывалось утками, которые паслись здесь всю зиму. И пока не появлялся какой-нибудь кормилец птиц, черноголовые чайки длинной шеренгой сидели на ограде вокруг Михайловского замка в ожидании подачки.

Иногда из Фонтанки в канал поворачивала какая-нибудь льдина, которая проделывала долгий путь из Ладожского озера. Она обивала себе бока об каменные устои многочисленных питерских мостов, рассыпалась и сливалась с невскими водами для того, чтобы слиться с Балтикой, Гольфстримом и продолжить свой вечный круговорот в природе.

Такой же круговорот можно было наблюдать и среди людского потока, который был хорошо виден с уровня иного существования. Каждая молекула этого потока, подобно капле воды, начинала свой путь со сперматозоида, падающего из громадной тучи людей. Каждая капля приобретала вес, увеличивалась в размерах, рождалась, росла, боролась за свое существование, сверкала в лучах самодовольства, затем мутнела, её жизнь таяла и сливалась с Великим Океаном, чтобы испариться, собраться в тучу, и вновь упасть на Землю, оживив её своим влажным людским потоком.

И многим людям из этого людского потока не приходило в голову, что таяние жизни, которое  приводило к смерти, это далеко не конец.

Человек не верил в бессмертие своей природы. Это неверие было результатом ошибочных установок традиционной науки, которые стали доминирующим мировоззрением в обществе.

Массам внушалась догма «одноразовой жизни».

Микс, как и другие, также находился под влиянием традиционной установки, пока не прочитал книги Раймонда Моуди «Жизнь после смерти» и «Жизнь после жизни».

Его старое мировоззрение был поколеблено, а затем и вообще отвергнуто после того, как он сам на собственном опыте не пережил клиническую смерть.

Это произошло не сразу.

За некоторое время перед уходом из жизни Микс почувствовал приближение неотвратимого конца. И теперь он понимал, что это чувствуют все, за исключением тех, которые погибают внезапно при авариях или при насильственной смерти.

Это можно было бы назвать это подготовкой психики человека к экстремальному событию.

У разных людей эта подготовка происходит по-разному.

У Микса это выглядело особенно интересно.

В один из вечеров, у Микса возникло странное предчувствие чего-то неизбежного.

Он метался по комнате, как собака перед землетрясением.

Его жена не могла понять, что с ним происходит.

До сбора гостей еще было далеко, и Микс вышел на улицу.

Но у него было такое ощущение, что не он сам вышел, а его выгнали из дому.

И тогда, Микс отправился к Акселю, которого считал своим первым учителем по исследованию Бардо Т”одоль.

Когда Аксель открыл дверь, волнение Микса сразу улеглось и показалось беспричинным, но он заметил странное состояние гостя и спросил в чем дело.

Микс рассказал ему вкратце о предчувствиях.

Аксель предложил ему  чашку какого-то японского зеленого чая.

Чай пили на кухне.

У него на кухне был страшный беспорядок, но Аксель так не считал. И он не разрешал женщинам, посещавшим его ашрам, навести порядок так, как он им представлялся.

«Я знаю, что где лежит! – отвечал он. – И то, что лежит, знает свое место. Если мне что-то нужно, то вещь знает, что она мне нужна и находит меня!».

За разговором и чаем прошло часа два, затем Аксель дал гостю понять, что ему пора.

– Главное, не паникуй! – сказал он. – Дай возможность иной реальности лучше познакомиться с тобой. Ничто не происходит случайно. Как знать. Может быть ты избран ими для какой-то важной цели. Предоставь ситуации развиваться, как она есть. А твой страх может только повредить тебе! – напутствовал он друга.

Когда Микс пришел домой, первое, что бросилось ему в глаза – насквозь пробитое отверстие в окне на 4 этаже. Оно было около 3 мм в диаметре, и явно выделялось на фоне сплошного стекла.

– Анюта, а кто сделал эту дырочку? – спросил Микс у дочки.

– Не знаю! – удивилась она. – Твоя комната ведь была заперта!

Микс с удивлением рассматривал ровное, как бы калиброванное отверстие, которое зияло только в стекле внутренней рамы.

Мелкие осколки были далеко разбросаны между рамами. Вокруг отверстия был кратер, причем половина кратера была похожа на фрезу с одним направлением зубьев, а другая шла в обратном направлении. Края кратера были, как будто слегка оплавлены. Казалось, будто луч лазера просверлил это «угольное ушко» через которое в комнату проник некий «джинн-пришелец».

Микс был довольно мнительным человеком, поэтому теперь у него появилось постоянное чувство присутствия кого-то неведомого.

Вскоре наступил период, когда не проходило и дня, чтобы тело Микса не подвергалось вибрациям странного характера, которое было похоже на воздействие переменного тока.

Микса трясло, как в лихорадке, и он метался по улицам города, ища укрытия от неизвестного внешнего воздействие либо в метро, либо в церкви, либо под шпилем Петропавловского собора.

Но это мало помогало. Одновременно с этим воздействием, Микс внутренним слухом улавливал слова, которые указывали ему линию дальнейшего поведения.

Невидимый собеседник уговаривал страдальца не прятаться от воздействия, а расслабиться и следовать соответствующим советам.

Но Миксу всё-таки было очень страшно, и он терпел воздействие неизвестных сил, так как у него не было выбора.

Наконец, это стало невыносимым, и Микс лег на тахту с мыслью «Будь, что будет!».

В его памяти стали всплывать воспоминания о недостойных поступках, которые он совершал в этой жизни. А невидимый собеседник Микса предлагал осознать их вредоносность и раскаяться.

Когда признавался один поступок, на его место всплывал другой, третий...

Микса буквально тошнило этой психически испорченной «пищей», но спазмы продолжались и наружу всплывали такие моменты, которые здесь было бы стыдно описывать.

Прошло несколько часов, но страдалец не ощущал времени.

Наоборот, у Микса было ощущение, что время останавливается, во всяком случае, он не ощущал продолжения жизни.

Вместо обычно ощущаемого будущего была пустота.

Предметы потеряли четкие очертания.

Более того, в поле зрения Микса они стали двигаться так, как они когда-то передвигались людьми в прошедшем времени.

Не было ни одного предмета, который оставался бы неподвижным.

Даже стекла стали непрозрачными, а как будто сделанными из песка.

Вскоре тело Микса стало холодеть, и он лежал в неподвижности, не в силах пошевелиться.

И ему стало ясно, что приближается смерть.

Вернулась жена с работы, и увидев состояние мужа, спросила в чем дело.

Умирающий попросил ее посидеть рядом и ничего не предпринимать.

Вскоре его дыхание стало затрудненным, и каждый вздох требовал усилия.

Но такое дыхание трудно было поддерживать длительное время, и Микс сдался.

Сердце билось очень интенсивно и неестественно часто.

Частота его биений возрастала и ускорялась, подобно звуку шарика от подшипника, брошенного на стекло.

Наконец, все его удары слились в одно, и оно остановилось.

Дыхание тоже исчезло.

Жена, всё это время сидевшая воле мужа, заплакала.

Но Микс не потерял сознание.

Его сознание увидело серебристое дерево, похожее на ель, которое разворачивало пагоду своих ветвей в темное космическое пространство. И он остро чувствовал, что его позвоночник является стволом этой ели, и это было очень необычное чувство.

Когда все этажи ветвей раскрылись, они стали разворачиваться, подобно радару, и нацеливаться на возникший в пространстве источник Света.

Когда ось ствола дерева совпала с центром Светила, сознание умершего услышало ясный голос, призывающий душу:

«Ты видишь звезду Сириус? Это я. Иди ко мне! Ты мой! Не бойся, иди на мой Свет...».

И было невозможно сопротивляться течению, которое несло душу к этому Светилу.

Однако его душа не достигла указанной цели.

Микс вдруг почувствовал, как в его позвоночник стали поступать мощные импульсы энергии, как будто кто-то гигантским насосом накачивал в него энергию.

Импульсы были настолько ритмичными и мощными, что им ответило сердце.

Оно стукнуло один раз, второй, третий, и вдруг забилось так, как будто и не останавливалось.

Легкие наполнились воздухом, и Микс вздохнул.

Жена Микса раскрыла глаза от удивления и слабо улыбнулась.

Супруги смотрели друг на друга и не знали, что сказать.

Наконец она выразила вслух догадку:

– Здесь что-то не так...

– Долго я не был? – спросил воскресший.

– Минут пять.

Микс осушил её слезы поцелуем, и они пошли заваривать чай.

Ночь первый раз прошла спокойно, без прежней тряски, хотя тело было слабым.

Во сне Микс полностью восстановился.

И, проснувшись, он естественно, стал раздумывать о случившемся.

Душа испытывала огромное чувство легкости и свободы, как будто с неё сняли груз.

Все догадки Микса о причине произошедшего не имели смысла, поэтому он решил возобновить работу над своими чертежами.

Неожиданно в квартире раздался телефонный звонок.

Звонок был длинным, как если бы звонил междугородний абонент.

Обычно к телефону подходила соседка Нона Осиповна, которая жила ближе всех к телефону в коммунальной квартире.

– Это вас! – постучала она в комнату Микса.

Сосед поблагодарил ее и взял трубку.

– Микс Робертович? – спросил далекий женский голос на том конце.

– Да.

– Поздравляем вас! – сказала незнакомка. – Вчера вы были на связи с Сириусом. Поздравляем!

– Но кто это? С кем я говорю?

В трубке промолчали.

Но, спустя пару секунд Микс услышал:

– Вам не кажется, что ваш вопрос несколько некорректен?

Микс был настолько ошеломлен известием незнакомки, которая каким-то образом оказалась в курсе его вчерашних событий, что не знал, что ответить.

Некоторое время респондент молчал, а потом, спохватившись, брякнул наобум:

– Передайте большой привет всем моим братьям и сестрам!

И поскольку трубка молчала, Микс решил повесить её на рычаг.

Ломать голову над этим событием было бесполезным.

Однажды, когда Микс сидел дома и чертил таблицы, в дверь позвонили.

«Странно! – подумал он, – кто бы это мог быть?».

В дверях стоял мужчина в форме капитана милиции.

– Мне нужен Микс Робертович Майский! – сказал он.

– Это я...

– Не буду вас напрасно беспокоить, но мне очень нужно поговорить с вами.  Не пугайтесь, этот разговор не имеет отношения к нашим органам!

– Проходите! – удивляясь еще больше, сказал Микс, пропуская гостя в квартиру.

– Виктор! – представился капитан. – Могу присесть?

– Чай? Кофе? – спросил Майский.

– Спасибо, ничего не надо! – сказал он, снимая фуражку. – Не будем расслабляться.

Микс ждал, гадая, что же его привело к моей персоне.

– Вы должны знать, что органам известно о том, что вы посещаете тайные семинары Владимира Маланичева, Аксельрода и сами пробуете силы в исследовании околонаучных изысканий. Мы знаем, что вы принимали участие в экспедиции Игоря Тацла, которая работала под эгидой «Комсомольской правды» в горах Памира и занималась исследованием мест обитания и образа жизни «снежного человека». Я, Микс, был на вашем докладе, который вы делали в Публичной библиотеке им. М.Е.Салтыкова-Щедрина и мне лично очень интересна эта тема, вот почему я здесь. И у меня много вопросов к вам по этой теме.

Майский посмотрел на Виктора, пытаясь понять, не шутит ли он, и спросил:

– Почему же вы не задали их в «публичке», когда настало время для вопросов?

Капитан усмехнулся.

– Вы же знаете, что в зале находились два сотрудника КГБ, а мне нельзя «светиться». Ну и хлопот вы органам тогда доставили, ведь у служебного входа была толпа, которую пришлось оттеснять с помощью конной милиции. Даже среди читателей было так много желающих послушать о «снежном», что администрация была вынуждена открыть вторую дверь в директорскую комнату, но и там люди стояли в проходах, помните?

– Да, разве в этом дело? – возразил Микс. – Гораздо важнее то, что люди тянутся к нетрадиционным знаниям, которых им не дает ни наука, ни средства массовой информации. Да, вот, как я вижу, и среди вашего брата нашлись любопытствующие...

– Я пришел не из любопытства! – перебил Майского Виктор. – Я хотел попросить вас, если вы планируете новую экспедицию, то не могли бы вы принять меня в число её участников?

Его вопрос заставил хозяина задуматься.

– Вы можете мне доверять! – добавил он. – Я приму все ваши условия. Для меня это вопрос жизни и смерти!

– Ну, если так, то я включу вашу фамилию в список кандидатов! – сказал Майский, беря со стола карандаш и бумагу.

– Мирошников! – назвал он себя, подавая мне авторучку.

– Извини! – сказал Микс. – Горная привычка писать карандашом. Паста и чернила смывается водой, в которую там можно попасть совсем неожиданно, и, прощай ценные записи в дневниках. И это надо иметь в виду! – добавил Микс, переходя на неофициальное обращение.

– А когда будет известно более конкретно? – спросил Виктор.

– Через месяц-полтора, – неуверенно сказал Майский. – Но мы на этот раз будем работать не на Памире, а на Тянь-Шане, это вас не смущает? И какие вопросы вас еще волновали?

– В докладе вы приводили факты коллективного наблюдения, а я верю коллективу! – как бы между прочим сказал Виктор.– Факты того, как это существо ходило по отрицательному склону, внезапно исчезало и появлялось, наводило и считывало сны, и делало много других странных действий. Не допускаете ли вы версии, что это вовсе не реликтовый гоминоид, а  космическая сущность, способная к материализации? Может быть, он был пилотом НЛО, вроде тех, которые во Франции высадились из диска, и бегом углубились в лес?

Майского удивила его осведомленность, которая была присуща исследователям НЛО.

Внимательно посмотрев на него, Микс ответил:

– Да, Виктор, именно так мы и считаем. И хотим проверить сведения, поступающие к нам из Тянь-Шаня. Поэтому условия наши надо практиковать заранее: не пить, не курить, не употреблять мясо убитых животных, не нарушать законов этики и морали и т.д. Это не блажь, а необходимость – ибо телесная чистота подтверждает чистоту излучаемых нами энергий и способствует установлению связи с иными сферами сознания. Это ясно?

– Будет сделано! – по-военному ответил Виктор, вставая и направляясь к дверям.

Майский и Мирошников закрепили знакомство еще несколькими встречами, а в экспедиции они уже и подружились.

По вечерам, когда члены экспедиции собирались все вместе, Виктор много рассказывал о своих наблюдениях во время ночных дежурств.

И когда все делились друг с другом своими странными снами, Мирошников удивлял людей, говоря, что никогда не видел снов, и не знает, что это такое.

Как ни странно, ночью Виктору удавалось фотографировать следы тех, которые отлетали от спящих тел членов экспедиции. Такого эффекта никому не удавалось снять, какими бы современными не были другие фотоаппараты.

Мирошников подкарауливал момент выхода энергетики из неподвижного тела, и на пленке отчетливо можно было видеть обнаженную душу человека в виде небольших неярких шариков, оставляющих след полета, как от реактивного самолета.

Вернувшись в Питер, капитан вернулся на свою службу.

Однако он продолжал исследовать непознанный наукой мир, и преодолевая протесты родственников, фотографировал пространство вокруг погибших в несчастных случаях.

Он приносил фотографии в газету «Аномалия», а редактор Татьяна Сырченко публиковала их. На фотографиях были видна обнаженная душа умершего, не хотевшая удаляться от родного тела. В некоторых случаях были видны также души, окружавшие своего новичка, запечатленные на фото в виде сферических объектов небольшого размера.

 

Прошло три года после того, как экспедиция вернулась из высокогорья.

Микс уехал в Москву, а Виктор вернулся в Питер.

Иногда Майский приезжал в Питер, и тогда Мирошников освобождал для Микса свою комнату, а сам уходил жить к сыну.

В эти дни они часто встречались и долго разговаривали о результатах экспедиции, о смысле жизни, о предназначении человека, о поисках путей к совершенству...

Когда Микс уезжал в Москву, Виктор всегда считал своим долгом проводить гостя на вокзал.

Однажды, вернувшись домой с работы, Микс включил автоответчик и получил известие о смерти Виктора Мирошникова.

Звонила сестра, и для Микса это было полной неожиданностью.

Никто не мог предположить, что молодой, здоровый мужчина, с сильным сердцем, мог вот так просто отправиться в иной мир.

Тем более, этому не мог поверить Майский.

Как оказалось, он гулял с женой по лесу, как вдруг схватился за сердце и упал.

Как знать, может быть, не инфаркт был причиной ухода Виктора из жизни?

Возможно Мирошников переступил через недозволенное, когда исследовал траверсы обнаженных душ, и хотел установить связь с иным миром, доказав людям, что такое вполне возможно.

«Господи! – думал Микс. – Зачем это доказывать, если это и так уже известно. Не всем конечно, но уж исследователям-то не надо было доказывать!»

Майский знал по информации Интернета, что некий Фридрих Юргенсон опубликовал свой опыт контакта с душами, покинувшими этот мир, написав книгу "Радиоконтакт с мертвыми".

Было известно также, что доктор Константин Раудив также начал развивать свою собственную  экспериментальную методику контакта с потусторонним миром. Подобно  Юргенсону, Раудив однажды услышал голос своей умершей матери, назвавшей при контакте его детским именем: "Костулит, это твоя мама".

В конечном итоге ученый составил каталог из десятков тысяч голосов, многие из которых записаны под строгим контролем.

А Юргенсон дал клятву связаться с миром живых, после того, как он покинет этот мир.

И учёный выполнил свою клятву.

Он вышел на контакт посредством современной техники – цветного телевизора...

Это событие в Интернете описывается следующим образом:

«Фридрих Малькхофф и Адольф Хомс независимо друг от друга начали экспериментировать с инструментальной транскоммуникацией еще в 1987, и каждый из них довольно быстро  начал получать голоса на пленке.

Вскоре, когда они узнали о работе друг друга, они стали коллегами и друзьями.

С продолжением их экспериментов слабые голоса на радио быстро развились в длинные, ясные голоса.

Затем они начали получать телефонные звонки от своих духовных друзей, и в 1988 году они установили компьютер в доме Адольфа Хомса, где они проводили  большинство своих экспериментов.

Они набрали на компьютере короткий  вопрос, и двумя днями позже короткий ответ чудесным образом появился на компьютерном экране.

С течением лет Малькхофф принял множество телефонных звонков от духовных друзей, включая духов природы. 

Однажды утром в 1994 году Хомс встал с кровати в состоянии транса, направил видеокамеру на телевизор, и принял первое цветное  изображение из духовного мира.

Это было изображение покойного пионера ФЭГ  Фридриха Юргенсона.

В то же самое время сообщение от Юргенсона пришло через компьютер Хомса: «Это Фридель из Швеции. Я посылаю вам свое изображение... Проекция  с 17 января 1991 года была за пределами пространства и времени. Все ваши и наши мысли и чувства имеют свою электромагнитную реальность, которая не утрачивается за пределами пространственно- временной структуры... Сознание создает все формы...»»   

(цитируется по работе  Марка Мэси: ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ ТРАНСКОММУНИКАЦИЯ: ИСТОРИЯ И БУДУЩЕЕ. Найти англоязычный вариант этой статьи, а также подробно ознакомиться с практическими рекомендациями и результатами исследователей в данной области можно на сайте Марка Мэси по адресу: www.worlditc.org. /Прим. автора/).

Вполне возможно что и Виктор Мирошников, который никогда не видел снов, кому легко удавалось воспроизвести силуэты обнаженных душ на фотопленке, решил доказать своим друзьям существование посмертного сознания посредством современной техники.

И это у него получилось!

Однажды, в горах Тянь-Шаня, Миксу удалось по радио получить странное сообщения от неизвестного радиолюбителя, стиль изложения которого очень напоминала манеру речи того, кого при жизни знали как Виктора Мирошникова.

Произошло это следующим образом.

Однажды, Микс решил исследовать особые места на горных хребтах, где компас отказывался показывать стороны света.

Радиус этих мест был небольшим, но радио в пределах этой магнитной аномалии не работало. Майский не стал звать с собой кого-либо из сопровождающих, ибо излишняя болтовня друзей мешала сосредоточиться во время релаксации.

Тем не менее, чтобы отвлечься от обычного монолога ума, Микс настроился на ближайшую арабскую музыкальную волну, и с удовольствием стал набирать высоту.

Как и следовало ожидать, при подходе к аномальному месту радиоволна стала затихать, а скоро и вообще заглохла.

Неожиданно на Майского спикировал горный орёл и с клёкотом взмыл ввысь.

«Что за шутки!?» – подумал восходитель, расстилая спальник на облюбованном месте, забыв о включенном радио.

И тут Микс явно почувствовал чьё-то присутствие.

Он огляделся, но поблизости никого не было.

«Горный дух шалит!»  – подумал Микс.

«Нет, это не дух! – услышал он ответ в радиоприемнике – это твой друг!»

Майский вздрогнул.

Этот голос невозможно было перепутать, ни с каким другим.

Это был голос ушедшего из жизни Виктора Мирошникова.

Похоже, он прочел мысли Микса, потому что ответил по радио:

«Был Виктором. Но здесь не носят имён. Как поживаешь?»

Не в силах сдержать эмоции Микс крикнул:

«О, дружище, я ничего не понимаю! Почему ты покинул наш мир?»

«Как слышишь, не покинул! – был ответ. – Я бессмертен. И могу общаться с кем угодно. Только с кем попало – неинтересно. Не поймут. А вот с тобой можно общаться. Если ты согласен, конечно?»

Как же мне к тебе, безымянному, обращаться? – в недоумении спросил Майский.

«Придумай сам что-нибудь!»

И тут у Майского мелькнула мысль назвать его «МирВик», – сократив бывшее имя и фамилию до абсурда.

И владелец радио озвучил эту мысль.

«Радиолюбитель» на том конце связи рассмеялся.

– Мирвик! – обратился Микс к нему. – А ты можешь мне доказать, что ты – это тот, кого я знал при жизни, как Виктор? Например, скажи мне что-нибудь, чего не знает никто, кроме нас с тобой!

«У тебя есть сестра. Её зовут Татьяна. Однажды она пожаловалась мне, что её обижает  муж. Помнишь, мы тогда зашли к нему в комнату, и я сказал, что он будет иметь дело со мной, если от Тани поступить хоть еще одна жалоба. Кстати, мы иногда встречаемся с ним. Его душа по-прежнему тянется к любимой жене, поэтому он еще не перевоплотился. Передай Татьяне привет от его души!»

Этого доказательства было вполне достаточно.

«Друг мой! Скажи, а где ты обитаешь – в Космосе?»

Возникла некоторая пауза, потом Микс услышал:

 «Под словом «Космос», люди подразумевают  Пространство, которое окружает Землю, – то есть астрономический космос. Но, как тебе известно, в восточных странах известен не столько астрономический, сколько психологический космос. И этот псикосмос гораздо более обширен, чем космос пространства. Вот в нём мы и обитаем!».

Шок в сознании у Микса постепенно проходил, и он спросил:

– Но Пространство бесконечно! Что может быть обширнее бесконечности?

Незримый друг не стал спорить.

Используя радио Микса, он пояснил:

«В пространственном космосе – Про-Космосе существует множество таких светил,  как Солнце. Это множество измеряется количеством. Но, в пси-космосе ценится не количество, а качество.

Про-Космос имеет бесконечный объём одного и того же пространства.

Пси-Космос имеет бесконечные значения различных состояний сознания.

Поскольку Про-Космос создан не человеческим разумом, а космическим, то жизнь в этом Космосе не может быть бессмысленна.

Если она не бессмысленна, то она разумна. 

А разум – это уже уровень не количества, а качества».

– Правильно ли я понимаю? – спросил Майский Мирвика, – что Пси-Космос связан с Про-Космосом, так же как связаны Целое и его части?

«Пси-Космос содержится в Про-Космосе так же, как душа держится в теле!».

– И как можно было бы назвать эту связь?

«Связь Про-Космоса и Пси-Космоса называется Универсумом».

– Этот термин мне понятен! – заметил Майский. – Но, надо сказать, что не все люди на земле верят в существование души, не говоря уже о возможности контакта с ними. Если бы мои друзья сейчас услышали меня, они бы подумали, что у них сумасшедший инструктор.

«Значит, тебе придется переубедить их...» – на этом месте фраза оборвалась, так как за перевалом сверкнула молния. Приближалась гроза.

– Зачем? И как можно объяснить им возможность нашей связи?

«Для этого было бы необходимо и достаточно, как говорят ваши математики, объяснить твоим друзьям принципы нашей Связи?» – этот ответ прозвучал четко и ясно.

– Просвети, пожалуйста!

«В Универсуме находится Нечто, подобное Компьютеру, существование которого можно описать законом причинно-следственной связи.

Все явления на Земле имеют про-космическую природу.

Например, круглые волны от брошенного камня в воду – это следствие от космической причины – круглой планеты, совершающей круговые обращения. Если бы Планета была квадратной, то волны были бы квадратными.

Из этого вытекает, что все волновые процессы на Земле скопированы по образу и подобию космических явлений.

Если открытие твоего радиоприёмника является следствием, извлеченным из естественной Причины – электромагнитных разрядов в Атмосфере, то и открытие компьютера является следствием, извлеченным из природной Причины, которую называют Акаша».

– По-твоему, выходит, – сказал Микс, обращаясь почему-то к небу, – что все открытия, сделанные учеными, являются копией  матрицы, которая в Принципе всегда существует?

«Да, все сведения, получаемые людьми при глубоком сосредоточении, получаются по каналу внимания из «файлов» Уникомпьютера.  А следствие, как ты понимаешь,  не может существовать  без своей пси-космической Причины».

– Опять же, не все мои друзья поймут это объяснение.  А есть ли другие аргументы, которые могли бы положить начало нашему взаимопониманию?

«Уникомпьютер или АКАША является Информационным Полем, где содержатся все известные и неизвестные знания.

В любом случае, как бы ни называлось это Универсальное Состояние Сознания, – оно лишь подтверждает его существование. Если оно невидимо, то это еще не значит, что его не существует. Радиоволна невидима, но это, ведь, не значит, что её нет».

И тут Микс решился задать давно мучивший его вопрос:

–  Скажи, дружище, а какая причина привела тебя сейчас ко мне? Какая была в этом необходимость?

«Ты не знаешь своего предназначения. А Незнающий не может его исполнить. Он может поступать только по указке своего ума. А ум действует только в рамках известного. Но ты должен осуществить свое предназначение. Видишь, как мы поменялись ролями! Теперь я буду твоим Инструктором. Чтобы ты не сбился с предначертанного тебе Пути. Теперь я всегда буду с тобой. Даже в тех случаях, когда ты этого не хочешь...».

– И меня всегда будет так трясти в твоем присутствии? – спросил Микс.

«Не употребляй в пищу мясо убитых животных, алкоголь, не кури, веди чистый образ жизни – тогда моя энергия будет беспрепятственно восприниматься тобой. Разве эти условия не стоят той цели, к которой ты будешь устремлен?»

– Но я уже выполняю эти условия...

«Недостаточно! Ты тратишь свою сексуальную энергию направо и налево, чем значительно разрушаешь свою карму. Так нельзя! Научись ограничивать себя!» –  сказал он голосом, напоминающим птичий.

За перевалом снова сверкнуло.

Отблеск молнии озарил ближние холмы.

Через пару секунд раздался грохот.

Радио замолкло. Микс прибавил звук, но это ничего не изменило.

– У меня кончается контрольное время! – робко намекнул Майский.

«В моем присутствии время не работает! – ответил Мирвик. – Я знаю, что у тебя в связи с моим появлением возникло много вопросов. Спрашивай!»

Это был редкий случай, и Майский решил им воспользоваться,

 – Каким образом можно было бы узнать об Окружающих нас Сферах Сознания? Существуют ли таковые в окружающей среде?

«Разумеется! – последовал ответ, – Ближайшая Сфера Сознания непосредственно связана с человеческой сферой сознания. Её можно буквально разоблачить».

– ??? – лицо инструктора было красноречивее звукового вопроса.

«Атмосфера, которой ты дышишь, является живой Сферой. Ты жив потому, что дышишь оживляющей тебя Атмосферой. Твое дыхание – это частное от Целого. Если частное оживляется целой атмосферой, то целое и подавно Живое.

Если бы не было Атмосферы, то не было бы и Слов, как основного средства сообщения людей. Если же Атмосфера ответственна за жизнеспособность, то она, соответственно, и  сознательна».

Микс заметил, что он сделал особый акцент на словах «ответственна» и «соответственна», и понял справедливость этих формулировок.

Но всё же чего-то не хватало в его словах.

– А это можно доказать не философскими способами? – спросил Майский.

«Суди сам! – последовал ответ. –  Ведь радиосвязь, которой ты пользуешься, является лишь следствием, возникшим от своей Высокой Причины – атмосферного разряда.

Атмосферный разряд также является следствием. Причина находится в облачном Покрове, но она пока неузнаваема Человеком.  Но, разве мой электронный голос, звучащий в твоем приёмнике, это философское  доказательство?».

Возразить на это было нечего.

И всё же Микс чувствовал, что он задаёт своему другу не те вопросы.

В его присутствии было очень трудно сосредоточиться.

Но, видимо он понял состояние своего корреспондента, и сам подвел его к желаемому вопросу.

В приемнике что-то затрещало, но вскоре Микс снова услышал его «птичий» голос, который щебетал слова так быстро, как будто была включена перемотка.

Но слова всё же можно было разобрать:

«Тебя волнует твое предназначение! – услышал живой инструктор. – Знаешь, почему ты всю жизнь стремишься понять, что лежит в основе природы иной реальности?»

И не дожидаясь ответа, которого Майский всё равно не знал, он продолжил:

«Хвост твоих реинкарнаций уходит в глубину Древнего Египта, где господствовал культ загробной жизни. Люди, там всю жизнь готовились к смерти, ибо знали, что настоящая жизнь начинается только после жизни на Земле. И ты по собственному опыту знал истинную цену этого культа и всей культуры своей страны. Ты мог общаться с сущностями иной реальности так же легко, как ты общаешься сейчас со мной. Но в те времена не пользовались такими вспомогательными костылями связи, как радио, а общались с душами умерших непосредственно...»

– Почему же сегодня люди не могут установить непосредственную связь с вашим миром?

«Это объясняется несколькими причинами, – сказал друг, покинувший наш мир. –

Во-первых, человек не допускает мысли о том, что вокруг него существуют какие-то невидимки, относя их к категории сказок и фантазий. Такое отрицание заведомо изолирует возможность энергоинформационного обмена, и связь отрубается самим человеком – точнее, его сознанием.

Во-вторых, у человека нет органов чувств, настроенных в резонанс с латентным языком  нашего диапазона общения.

 В-третьих, словесный язык человека несовместим с информативным языком нашей сферы сознания.

В-четвертых, искусственные приборы технического типа не способны осуществить функцию живой связи, как протез неспособен заменить живую часть тела. Поэтому жесткие радиосхемы, созданные человеком, не годны для связи с живой структурой нашего Поля Существования. Ваши жесткие радиосхемы несравнимы с гибкими структурами наших Полей так же, как несравнимы застывшие, фиксированные фигуры мраморной скульптуры с живой сущностью человека. Человеческие радиосхемы выполняют функцию вспомогательного средства, которое лишь увеличивает мощь и дальность человеческой речи. А любое вспомогательное средство, как костыль, не имеет ничего общего и не связан с живым организмом нашего Поля. У большинства наших душ не мелькнет даже мысли общаться с костылями!»

– Выходит, ты являешься исключением? – заметил Микс, когда он закончил свою мысль. – И ты, и некоторые другие сущности вашего Поля Существования уже наладили связь посредством инструментальной транскоммуникации: записанные на магнитофон звуковые послания, телефонные звонки, послания по факсу, видеозаписи, компьютерные файлы, наконец, радиосвязь...

«Время пришло! – ответил радиособеседник Микса. – Скоро наступит 2012 год, перед которым люди массами будут уходить в мир иной. Мы обязаны любыми средствами поставить их в известность о том, что после физической смерти человек продолжает жить как сознательная личность, сохраняя как память, так и мыслительные способности.

Люди приносят нам страх смерти. А нам это надо? Это противоестественно и не нужно ни нам, ни вам. Поэтому транскоммуникация должна избавить людей от страха перехода в мир иной.

– Понятно! – буркнул Майский. – Можно задать еще один личный вопрос?

«Жду!» – послышалось по радио.

– Могу ли я узнать общую причину всех моих реинкарнаций? Только без философии! – попросил Микс.

«Реинкарнации никогда не были ни религиозной системой, ни философией – скорее они явились реальным процессом личного развития, позволяющим человеку достигнуть духовной зрелости и стать любящим, бескорыстным созданием.

Жизнь человека не может быть одноразовой, это было бы бессмысленно, как одноразовый день без продолжения в будущем...

И ты скоро на собственном опыте познаешь причину твоего сегодняшнего существования...».

На этих словах радио затихло.

Гроза уже перевалила за хребет, и надо было в темпе искать укрытие.

Горовосходитель нашел щель среди «бараньих лбов» и с трудом втиснулся в неё.

Гроза помешала первому контакту друзей с иной реальностью, где обитал Мирвик.

Но можно было с уверенностью сказать, что эта связь была не случайна, и вскоре неземная сущность снова найдет своего земного друга с помощью простого радиоприёмника.

Но это уже будет совсем другая история.

 

Глава 2.

 

СКЕЛЕТ СФИНКСА

 

Наверное, Майскому нужно было бы проинформировать своих спутников о состоявшейся транскоммуникации.

Но поскольку в контакте с умершим был затронут личный вопрос, Микс пока решил воздержаться от публичных сообщений.

Было ясно, что Мирвик, который вышел со на связь в зоне магнитной аномалии, располагал огромным объемом неизвестной информации.

Микс догадывался, что его трансцендентное сознание бессмертно, но понимал, что людям потребуются серьёзные доказательства того, что после физической смерти человек продолжает жить как сознательная личность, сохраняя как память, так и мыслительные способности.

В прошлом сеансе связи он упомянул, что доказательства можно легко найти в Интернете. Действительно, там были опубликованы такие факты, которым трудно было бы не поверить. Вот. Например, один из фактов, который приведён в научных работах Марка Мейси из США:

( Другие факты можно найти в «Приложении». Примечание автора)

 

Клаус Шрайбер начал принимать изображения из духовного мира на телеэкране, включая лица Альберта Эйнштейна, австрийской актрисы Роми Шнайдер, и разных  покойных членов его семьи, в особенности двух скончавшихся жен и дочери Карен, с кем он был особенно близок.

Его оборудование, установленное при помощи коллеги Мартина Вензеля, включало  видеокамеру, нацеленную на телеэкран таким образом, чтобы изображение с нее снова передавалось на экран, образуя замкнутую петлю.

Результатом был хаотический фон на экране,  из которого на некоторое время формировались духовные изображения.

Поразительные результаты Шрайбера стали предметом книги и  документального фильма популярного в окрестностях Люксембурга теле- и радиокомментатора Райнера Холбе.

 

  Мэгги Харш-Фишбах и ее муж Жюль из Люксембурга начали получать поразительные голосовые контакты, через радиосистемы начиная с 1985 года.

Пронзительный, компьютероподобный голос приходил через их радио все чаще, чтобы анонсировать начало и конец  эксперимента, а также поделиться с потрясающими прозрениями.

Сущность, которой принадлежал голос, идентифицировала себя как духовное существо, никогда не бывавшее ни человеком, ни животным, и ни разу не инкарнировавшееся в физическом теле.

"Я – не энергия, и я не световое существо. Вам знакома картина с двумя детьми, идущими через мост, а позади них – существо, их оберегающее. Вот кто я есть, но только без крыльев. Вы можете называть меня Техником, так как это моя роль - открыть этот мост общения. Я приписан к планете Земля".

Небольшая квартира Харш-Фишбахов стала местом, где происходили чудеса, когда приходившие ученые и репортеры наблюдали изображения духовного мира на телеэкране, и становились свидетелями длинных лекций разных скончавшихся личностей, приходивших через радио.

(Подробно ознакомиться с практическими рекомендациями и результатами исследователей в данной области можно на сайте Марка Мэси по адресу www.worlditc.org. Прим. автора).

 

Теперь вполне уместно будет рассказать о дальнейших связях Микса с Мирвиком.

Радиосвязь происходила не только в мёртвой зоне магнитной аномалии в горах.

Мирвик сказал Миксу, что его “Sony” способна к контакту с ним и в других местах, не исключая даже больших городов. Единственно, что от Микса требовалось, это держать его всегда включенным. На связь всегда выходил Мирвик, а Микс не мог его вызвать по своей инициативе.

Для Мирвика было важно передать людям сведения не столько о факте запредельной  жизни, сколько выдать нам информацию, которую в нашем плотном мире люди никогда бы не смогли получить сами.

В одном из сеансов связи Микс спросил Мирвика, почему он выбрал именно его из множества людей, с которыми он был знаком.

«Ты многие годы своей жизни посвятил исследованиям необъяснимых явлений. Поэтому ты был выбран для передачи тебе информации. Вот и всё!» – сказал Мирвик.

Однажды Мирвик вышел на связь в самое неудобное время.

Майский был дежурным по лагерю и готовил обед для всей экспедиции.

Возможно, Мирвик понимал несвоевременность контакта, потому что сказал всего одно слово:

«Уединись!»

В лагере оставалась только небольшая группа, которая должна была следить за контрольным сроком и, в случае необходимости, выйти в поисковый рейд. И Миксу пришлось попросить медсестру Марину срочно заменить его по кухне.

Не задавая лишних вопросов, она встала у костра, над которым висел таган.

«Сонька» не имела громкоговорящего выхода, и это упрощало ситуацию.

Воткнув наушник во второе ухо, Микс скрылся за «жандармом» – отдельностоящей скалой – и приготовился к связи.

На этот раз голос Мирвика был немного взволнованным.

Повторив Миксу сообщение о том, что он постоянно наблюдаем в поле его зрения, он сказал, что ему удалось узнать технику телепортации тонкого тела человека не только в пределах окружающего пространства, но и за пределами времени.

«У нас времени нет! – заявил Мирвик. – У нас оно всё сразу Горизонт времени расширяется, как расширяется простой горизонт, когда поднимаешься на самолете!»

– Я так и думал! – сказал Микс. – Кстати, у меня ведь нет микрофона, как ты понимаешь мои ответы?

«О! Мих! – так он звал меня еще и при жизни – Извини, я забыл тебе сказать об этом. Думал, что это само собой разумеется. Тебе не обязательно речью озвучивать мысли. Я их и так хорошо вижу...»

– Вот как! И даже интимные?...

«Твоё счастье, что ты не видишь мыслей окружающих людей! – ответил Мирвик. – Тебя бы стошнило! Сколько грязи приносится в ум от всяких лярв! Но, ничего не поделаешь, нам здесь приходится к этому привыкать. Поэтому не комплексуй. Я знаю, что ты любишь видеть девочек голыми. Но ты это делаешь не потому, что хочешь обладать ими, а потому, что любишь красоту женского тела. Всё – закрыли эту тему»

– Значит, я могу отвечать тебе мысленно?

«Да, ты и так уже отвечаешь! – с нетерпением ответил Мирвик. – Я тебя оторвал от дела не для этого. Хочу проверить, может ли твоё тонкое тело телепортироваться во времени. Для тебя было бы очень полезно узнать свое прошлое. В настоящем ты не стал бы повторять ошибки прошлого, что усложняют твою карму. Ты согласен провести такой эксперимент под моим наблюдением?»

Мих задумался.

Мирвик сказал, что видит всего кармического змея, хвост которого ушел в Древний Египет.

Разумеется, Микс подумал, что был бы очень признателен ему за такой опыт, при условии, что он не повредит настоящему существованию.

«Я не буду давать тебе никаких гарантий! – ответил мой радиособеседник. – Но факт того, что ты сейчас жив, является главным доказательством закона невреждения при нырянии в такие глубины!»

– Хорошо, я согласен! – ответил Мих. – Что я должен сделать?

Он попросил сделать так, чтобы мне никто не мешал, лечь и релаксироваться.

– Сколько это займет времени?– спросил Мих. – Меня не будут искать? Ведь Марина подумала, что я ушел «на шхельду»!

«По моим данным это займет несколько секунд!»

– И что я за эти секунды там узнаю?

«Там эти секунды могут быть растянуты в дни и недели. Давай, релаксируйся!»

Мих лег на девственную траву и закрыл глаза.

Мантра «Омммм!» быстро привела сознание Микса в состояние релаксации.

Когда релаксация достигла нужных пределов, он перестал ощущать свое тело, а сознание поплыло из традиционных полей восприятия мира в новое – неизвестное ранее состояние сознания, которого Микс раньше никогда не испытывал.

Сознание Майского проскочило несколько Полей Иного Существования, и вдруг вынырнуло во Времена Древнего Египта.

И Микс узнал себя в лице неизвестного мальчика,  ...который, вместе с другими, маленькими детьми, кувыркались и задирали друг друга.

Это потом дети узнали, что нас собирали со всего Копта*.

И не просто собирали, как попало, а выискивали по гороскопу.

Случилось это событие совершенно неожиданно для всего поселения.

Однажды в бедный ном ** приехала делегация жрецов и несколько дней ходила по улицам с хрустальным цилиндром, обёрнутым в золотую фольгу. 

Не миновала высокопоставленная группа хижины, где жили родители мальчика.

Тому мальчику тогда было два года. Жрецы осмотрели его и признали годным.

Мать так и отдала его, как он был – голым. Не проронила ни слезинки.

Наоборот, счастливая улыбка озаряла её лицо. И больше мальчик не видел её.

В Доме Жизни, куда их привезли, все получали особое образование. В процессе учебы жрецы просматривали истинное сознание детей, учили воспринимать мир причин, связанных со следствиями, а не мир фактов, с которыми знакомят детей ХХ века.          

Например, ознакомление с системой исчисления велось в сторону Природы чисел и понимания качества каждого числа, а не только операциям с их количеством.

Детям объясняли, что каждое число содержит смысл, свойственный только ему одному, и этот тайный смысл чисел передавался от натурального ряда Природных волн.

Ученики понимали, что все перечисленные качества волны естественно образовывали качественное сознание человека.

Эти натуральные качества по смыслу были несравнимо выше количественных функций чисел. Таким образом, хаотичное мышление ребенка обретало порядок от заложенного в Природе Смысла существования.

Учителя Дома Жизни знали Законы Связи с Великим Сфинксом, который, будучи тайным конденсатором сведений, транслировал им нужную информацию.

Однако жрецы не сообщали ученикам тайну Законов Связи с этим полубогом до тех пор, пока они не овладевали Законами Сохранения Связей.

Законы Сохранения были причиной сохранности Человека, и дети понимали, что если следовать им, то эти следствия неизбежно связывали исполнителя с Причиной, которая обладала Абсолютным Принципом самосохранения.

Образование при Доме Жизни находилось под эгидой фараона, что давало учащимся особые преимущества, недоступные для других детей.  Избранные знали, что простых детей развлекают родители и воспитатели, отвлекая тем самым ум от познания мира в самые лучшие годы для восприятия Истины, которую заменяют глупыми игрушками, имитирующими скучный мир обывателей.

У избранных, игрушек не было.  Жрецы проникали в их подсознание, восстанавливая у них память о прошлых воплощениях, и о пребывании в загробном мире, где царствовали Нейт, Осирис, Сет*** и другие космические силы.

Ученики включались в знания, и обретали сознание всех своих жизней, совершенствуя себя с того момента, на котором он существовал. И дети прекрасно осознавали пройденный опыт, и не тратили времени на повторение ошибок. Ученики были способны видеть окружающую нас ситуацию в целом. Однако "старость" не мешала детям изредка кувыркаться в пыли, ибо молодые тела требовали эмоциональной разрядки.

И Жрецы не мешали детским играм.

А вместе с детьми прыгали и кувыркались маленькие семилетние сфинксы, которых мы очень любили.

* Копт – древнее название Египта.

** Ном – область Египта федерального значения.

*** Нейт – древнейшая богиня. Озирис – воплощение солнца РА. Сет – Сириус.

 

Ученики Дома Жизни знали, что сфинксы явились в наш мир для помощи людям, и не комплексовали по этому поводу.

Это потом, позднее, когда Фараоны обрели осознание собственной значимости, они стали постепенно вытеснять сфинксов из своего окружения.

В начальные периоды истории Копта сфинксы во всём помогали людям, которые не могли видеть время во все стороны так же хорошо, как пространство.

И эти синкретические существа во время предупреждали фараонов о приближении врагов.

Таким образом, вплоть до  династии Аменхотепа Египет никто не мог завоевать.

Тысячелетиями Сфинксы охраняли эту цивилизацию, но ведь  всему приходит конец.

«Зачем мне быть в зависимости от каких-то чудовищ? – рассуждали самонадеянные фараоны поздних династий. – Разве они не подрывают моего авторитета?»

Сфинксы, будучи полубогами, конечно, понимали мысли фараонов.

И они постепенно исчезали с лица Земли.

«Если люди считают себя созревшими для самостоятельного существования, то мы им больше не нужны.  Посмотрим, как они  будут жить без нас! – говорили Сфинксы. – Настанет время, когда они и богов вытеснят из ума, и храмы разрушат. Это будет величайшей ошибкой, ибо люди не смогут жить в изоляции от Целого Древа Жизни. Они будут разлагаться, как разлагается плод, потерявший связь с деревом своей жизни».

Нужно ли говорить, что их прогнозы оправдались.

Но не о мёртвых речь... Не о разлагающемся сознании человечества.

Итак, тот, который увидел своё прошлое воплощение в одном из детей, сидел однажды со сфинксом в тени стены.

Мальчику было уже четыре года, а его любимому сфинксу Раису - пять, как вдруг из дверей Дома Жизни вышел сам Великий жрец Фарсхад и поманил мальчика пальцем.

– Зачем? - спросил мальчик Раиса.

Раис приподнялся на лапах и улыбнулся.

– Будешь таким же, как я! - торжественно сказал он. 

Фарсхад положил руку на мальчишеское плечо, и повёл в зал для трансперсональных  операций.

Мальчик первый раз оказался в этом зале.

Окон в нём не было, но в помещении не было темно.

Свет шёл ниоткуда, похоже, что он струился от тел священнослужителей.

Он был живым и тёплым, этот свет.

В центре полукруглого зала лежал плоский отполированный камень прямоугольной формы, стороны которого находились в пропорциях золотого сечения.

Никто из присутствующих не произносил ни слова.

Раис потом рассказал, что когда мальчика ввели в Дом Жизни, то в ту же минуту на крышу Дома Жизни прилетел его Светлый Отец из созвездия Ориона.

Его сияние пронизывало насквозь все предметы, которые не только не отбрасывали тени от ослепительного шара, но и вообще казались прозрачными.

Жрецы расположились по углам вокруг камня, а мальчика попросили лечь на него.

Вдруг в центре купола засиял яркий золотистый сгусток света, на который невозможно было смотреть.

От него вниз спустились, подобно рукам, два луча.

Жрецы упали на колени, воздев руки к нефу купола, и застыли в приветствии и почтении.

«Твоя глава, вот что главное! – поймал ум мальчика отеческую мысль, - всё
остальное тело, как придаток к главному. Конечности, как манипуляторы, служат для реализации твоих главных мыслей».

Трудно было не согласиться с этим.

«Если ты пожелаешь остаться человеком, то ты потеряешь возможность стать Сфинксом! Выбор за тобой! – продолжал принимать информацию ум мальчика. – Преимущество Сфинкса перед человеком в том, что он имеет два сердца: одно животное, как у человека, другое – космическое. Если человек имеет один глаз, то он не видит объёма, всё видится в одной плоскости. Если одно ухо – слух не чувствует глубины звукового пространства. Если человек имеет одно сердце  – человек не видит объёма времени. Оно ощущает только один миг жизни: от одного удара сердца - до другого. Соединение двух сердец у Сфинкса делает его совершеннее человека, и я хотел  бы, чтобы  ты,  мой  сын, сохранил Законы Космоса»

– Я сохраню их, если буду знать их! – поклялся мальчик. – О каких законах идет речь – их много?

« Слушай! Первым богом был Атум; он породил Шу, бога воздуха, и Тефнут, богиню воды.

Вода и воздух в своей связи дали сына Геба – бога земли, и, богиню неба – дочь Нут.

Нут и Геб часто занимались любовью, но им помешал их отец Шу, который, как бог воздуха, разъединил их, и с тех пор небеса от земли отделены воздухом.

Несмотря на это "прерванное соитие", богиня неба Нут родила четырех антропоморфных богов, которые стали жить на Земле.

Ими были боги Осирис и Сет и богини Исида и Нефтида.

Осирис и Исида составили супружескую пару и, согласно самому важному из египетских мифов, стали первыми правителями Египта.

Осирис был посланником Ориона, а Исида была представительницей Сириуса-Сета.

Именно в это время на Земле возникли Сфинксы – олицетворение связи двух животных начал.

Дело было сделано, поэтому ты в будущем должен будешь разделиться и разъединить незаконную связь этих звезд, восстановив каждого на своё законное место на небосводе.

Вот почему Сириус был разгневан и Озирис был  убит своим старшим братом Сетом.

Сет думал, что, уничтожив Осириса, он восстановит справедливость на небе.

Но, то, что вверху, то и внизу!

А внизу, на Земле господствует любовь.

Но мы надеемся, что ты СО ВРЕМЕНЕМ, всё вернешь на свои места.

А пока Орион-Осирис и Сет-Исида существуют вместе так же, как Исида и Оси­рис в их человеческом виде. И на Земле Сириус всегда поднимается следом за созвездием Ориона».

– Хорошо, я согласен. Но ведь типов сфинксов много. Кем я стану, из всего их разнообразия? – спросил мальчик свое отеческое начало.

«Из всех тел я предлагаю тебе для сфинкса тело льва.

Это тело лучше защищено, чем человеческое.

Не нужно будет носить одежду и всё прочее».

– А что будет со мной потом? – снова спросил мальчик.

«Тебя это волнует, как человека.

Но будущему Сфинксу нет необходимости волноваться. Закрой глаза!»

Мальчик повиновался.

Несколько секунд ушло на релаксацию.

Она во всех случаях действовала, как наркоз, который дают перед операцией.

И тело, как всегда в таких случаях, потеряло чувствительность.

Потом появились совершенно новые ощущения.

Появился огромный прилив сил, при этом была осознана абсолютная безопасность существования.

Исчез подсознательный страх.

Стало легко и свободно.

А главное, каждый мог с закрытыми глазами "видеть" всё на 360 градусов.

Ученик Дома Жизни видел, конечно, не оптическим зрением, и не с помощью отраженного света,  а умозрением – он просто знал, что вокруг происходит.

Вскоре трансформация человека в Сфинкса была закончена. 

Это был новый день рождения ученика Дома Жизни.

«Теперь можно встать с ложа и идти! – услышал он глас своего небесного начальника. – Сообщи людям своё новое имя  –  Эль.  До встречи!»

Необычный свет исчез.

В Доме Жизни вновь воцарился обычный живой свет, исходящий от энергетики человека.

– Если кто-нибудь захочет обратиться ко мне, называйте меня Эль! Благодарю  вас всех! – сказал Эль окружившим жрецам.

Великий жрец вывел Эля на воздух.

Раис бросился ему навстречу и уткнулся своим лбом в лоб Эля. 

Сфинксы понимали друг друга без слов.

– Осматривайся! – сказал он. – Для тебя теперь всё будет новым!

Действительно, всё вокруг было и то, и не то.

Воздух и небо были те же, но теперь в воздухе были видны неведомые ранее сущности, которые то появлялись, то исчезали совсем, то мгновенно перемещались куда-то.

– Бесплотные! – пояснил Раис. – У людей и животных – плотные тела. После смерти они становятся бесплотными душами.

– Но ведь это же не все люди? – спросил Эль-сфинкс.

– О, да. Бесплотными бывают не только люди. Люди тоже появляются в этих местах без плоти, но здесь витают мыслеформы и астральные проекции людей, а также то, что не имеет названия. Ведь назвать можно только явленное, а неявленное - как узнаешь. Неузнаваемое неизвестно. Нет слов для неизвестного.  Словом называют  лишь известное. Да и нужны ли слова, если сознание понимает, что это такое?

– Говорящий - не понимает, понимающий - не говорит! – согласился Эль.

Вскоре сфинксы расстались.

Два сфинкса вместе не живут.

"Нерентабельно!" – сказали бы сегодня.

Эля, как выпускника Дома Жизни, распределили по необходимости древней страны и перебросили на самолете времени к офису фараона Хефрена.

Сегодня люди фантазируют, что, мол, Сфинксы – вымысел древних, в лучшем случае - это результат чудовищных экспериментов пришельцев.

К сожалению, на чудовищные эксперименты способны только люди, разорвавшие связи с "богами" – а на самом деле - с Окружающими Сферами Сознания.

Разлагающееся сознание современного человека порождает чудовищ, где клонирование  – это еще только начало.

Почему люди не хотят признать, что Сфинксы существовали в реальности?

Почему они говорят, что, мол, и сфинксы, и кентавры, и сирены, и прочие мифические существа – это плод человеческого воображения, потому что никто и никогда не находил скелетов этих чудовищ.

Но разве сфинксы хоронили своих собратьев?

Сфинксы не хоронят, а наоборот, хранят  их во времени.

Ведь когда последний Сфинкс бросился со скалы, услышав ответ царя Эдипа, никто не слышал звука падения и никто не нашёл тела погибшего.

Сфинкс бросился не в объем пространства, а в Сферу бога Хроноса – времени, который хранит и сохраняет всех существ в своем объеме.

Таким образом, основная функция Сфинксов - сохранять, эта функция была производной от своей Причины – Окружающей Сферы Времени.

Фараон встретил Эля очень радушно.

Только что была заложена его Пирамида, и теперь группа жрецов, владеющих телекинезом, общими усилиями телепортировала огромные камни из соседней каменоломни.

Надсмотрщики только легко подталкивали блоки в процессе подгонки.

Работа шла слаженно и неторопливо.

Никто никого не бил, не истязал, ибо нельзя в камни закладывать отрицательные эмоции людей – плохие сны  будут у фараона, да и кладка будет непрочной.

– Здравствуй, Эль! - приветствовал он сфинкса, когда он возник из Сферы Времени в центре строительства.

Нет смысла описывать все церемонии встречи.

Если людям нравятся эти представления и ритуальные танцы, пусть тешатся.

Элю было достаточно тёплого и сердечного приёма  хозяина  страны.

–- Итак, приступим к дальнейшему осмыслению Истин! – сказал Хефрен, жестом приглашая жрецов садиться. – Продолжим наш курс повышения самосознания.  И этот урок будет у нас на тему о Времени, не так ли? - спросил  фараон, обращаясь к сфинксу

– Позволь тебя поправить! – сказал Эль фараону.

– Не "тебя", а "вас", - дерзко одернул сфинкса один из жрецов.

Его подхалимские намерения были Элю понятны.

– Но, я не вижу перед собой двоих, которых именуют словом "вас". И Фараон стоит передо мной в единственном числе, а не во множественном!

Хефрен улыбнулся.

– Я тебе не давал слова, уважаемый Бурд! – осадил он жреца – Пусть Эль обращается ко мне, как считает правильным. Скажи, Эль, что нас ждёт в будущем?

– Нет никакого будущего! – ответил сфинкс. – То, что люди называют будущим - это лишь конструкции его ума, строящего иллюзии в трехмерном объеме пространства.   Есть только настоящее. И это настоящее  –  настоящее.

– Но, «завтра» ведь наступает, ты не станешь спорить с этим? – возразил  фараон.

– Наступает настоящее. Завтра никогда не наступает. Оно есть умозрительное "завтра". Ум упирается о потолок настоящего, как рыба о поверхность воды. Ум придумал "завтра", чтобы плести его сегодня. Завтра - это проект. Проект – еще не реальность. Это проекция. Любой проект осуществляется не  завтра, а сегодня – в настоящий момент.

– Разве рыба не может выпрыгнуть из настоящей воды? – снова спросил Фараон.

– Может. Она и выпрыгивает, но не в завтра, а в то состояние природы, где нет времени. Всё будущее - в настоящем. Настоящее же всё время изменяется и перестраивается.

Один из жрецов поднял руку.

– Спрашивай! – разрешил Фараон.

– Так, значит,  и прошлого тоже нет? - спросил жрец.

– Настоящее строится и перестраивается под воздействием прошлого. Ибо оно есть следствие прошлой причины. Закон причинно-следственной связи не в состоянии разорвать настоящего с прошлым. Они неразрывны и едины.  Объем накопленного прошлого огромен, как Океан, и люди постоянно отправляются в своё прошлое после смерти, чтобы исправить свои ошибки.

– Жрецы меня учили быть готовым к будущим реинкарнациям, – задумчиво произнес Хефрен, глядя в пространство перед собой.

– Надо быть готовым к  следующим воплощениям, поэтому следующее воспринимается, как будущее! – ответил сфинкс. – Вот почему, люди всегда возвращаются к своим причинам – в прошлое.

Судите сами, если есть причина ошибки, которая заключается, допустим, в недостойном поведении, то её нужно осознать и исправить В-По-следствии, то есть, в настоящем.

Исправленное становится правильным, или истинным.

– Очень хорошо! – заметил кто-то из жрецов. – А не скажешь ли ты, Эль, есть ли в нашей стране истинные люди?

Сфинкс понял провокационность его вопроса и ответил.

– Когда все ошибки будут исправлены, тогда человек трансформируется в бога. Он имеет право  быть  в  развоплощённом  состоянии и, зная  Истину,  воздействовать на сознание людей, указывая им их ошибки, ибо сам он неспособен исправить их. Поэтому, забудьте о будущем, но помните о прошлом. Ведь для этого, главным образом, и дана человеку память. А что касается истинных людей в настоящем времени, то вот, перед вами Фараон, который поистине является избранником Светила РА!

– О, Великий Эль! – воспользовался паузой один из учеников фараона, – но разве мы не умираем в будущем?

– Это некорректный вопрос! – ответил сфинкс. –  Во-первых, вы не умираете, а переходите в новую, невидимую фазу существования. Во-вторых,  вы переходите не в будущее, а в прошлое. В-третьих, смысл вашего настоящего в том, чтобы исправиться. Когда вы исправите все свои ошибки в прошлом, тогда вы становитесь настоящим. Вы будете стараться  править  людей, но не править ими. Управление дано только фараону.

Урок скоро закончился и все разошлись.

А сфинксу отвели особую площадку, где он мог положить свою голову на лапы.

Так шли дни за днями.

И так сфинксы, как полубоги, учили и сохраняли знания, с помощью вопросов.

Почему так? Да, потому, что если бы учителя давали ученикам готовые ответы, то они никогда не научились бы решать задачи сами.

В настоящем времени от Сфинксов остались только памятники.

Но их память до сих пор хранит свою естественную голограмму, которая может быть "оживлена" и приведена в движение, как воспроизводят диски современные компьютеры.

И уж если компьютер умеет это делать в виртуальном мире, то космическая система связи времён и подавно может пользоваться  памятниками, для своих целей.

Правда, пока люди сфинксов не понимают.

Их приборы настроены на свою частоту колебаний голосового режима.

Но это не значит,  что памятники не имеют памяти.

Примером тому – тайная настройка Великого Сфинкса, через который все общаются.

Его секрет пока еще не раскрыт, и, слава богу.

И пока останется хоть один из натуральных памятников Сфинксу, куда мастер заложил особые чипы, до тех пор мы – сфинксы, будем использовать их для обмена информации и наблюдения за человеческой сферой сознания.

Эль и до сих пор существует вне времени, и, как Сфинкс, задаёт вопрос читателю:

– Почему во время Второй мировой войны Санкт-Петербург не мог быть взят врагом?  Догадываетесь?

Молчите...

А молчите вы потому, что не можете допустить даже мысли о том, что, это мы – натуральные Сфинксы, сделанные знающим Мастером и возлежащие на берегах Невы, сохранили своё новое местожительство от посягательств врага, ибо такова наша функция.

А наш  Великий Сфинкс будет стоять до своего пробуждения.

Но когда он пробудится ото сна, то и все мыслящие существа также пробудятся от сна неведения, познают свою Природу, ибо они будут информированы Великим Сфинксом о начале обратного хода Времени, ведущего всех к Причинам своего настоящего существования.

И тут Микс понял секрет своего древнего воплощения. Он понял, что Эль со временем может разделяться и быть в двух существах одновременно.

Вот и сейчас, где-то в пустыне гуляет лев Микса, а сам он перешагнул в ХХ век в виде человека.

Так распорядился Великий Сфинкс.

Он долго хранил свою тайну, но люди всё-таки узнали, что под его основанием есть вход в коридор, который ведёт от Великого Сфинкса к Великой Пирамиде.

Но никто пока еще не знает, что Великий Сфинкс – это памятник над глубокой могилой, в которой до сих пор хранится скелет настоящего Сфинкса.

Это знал только Эль-Сфинкс, ибо это было записано в его завещании.

Когда нибудь об этом узнает и Микс, но для этого ещё не пришло Время.

У Микса  – особое задание, но пока складывается ситуация, он свободно гуляет по набережным Невы, где становится всё светлее и светлее. 

Один из лучей восходящего Светила коснулся лба Эль-Микса, и он спросил всевидящего РА:

– Что будет со мной в космосе настоящего времени?

Ответ Солнца был очень прост:

«Пусть твой Лев царствует в своей стихии.

В настоящем ты человек.

И поступай, как человек!».

На этом месте Мирвик вытащил хвост змия Микса из глубин времени, и он в тот же миг оказался на прежнем месте.

Даже ящерица, перебегавшая от камня к камню, не успела поднять лапки для следующего шага...

– Микс! – услышал Майский крик Марины от костра. – Ты что там совсем на фекалии изошёл?!

– Иду! Иду! – ответил инструктор, выходя из-за жандарма...

 

 

Глава 3.

 

БЕССМЕРТНЫЕ

 

Вернувшись в Питер, Микс уже не надеялся, что между плотным и бесплотным миром будет продолжаться такая чёткая связь, как это было в зоне магнитной аномалии в горах.

Однако Мирвик еще пару раз сумел установить с Миксом короткую связь, но никаких экстремальных сообщений у него не было.

«Для поддержки штанов!» – шутил он, когда Майский спросил, что он хотел.

Но вот, однажды, невидимый Друг, подавив местную радиоволну, снова зазвучал в наушниках Микса голосом иной реальности.

Мирвик опять казался возбужденным и без предисловий спросил:

«Давай продолжим эксперимент!?»

– Опять в Древний Египет? Прошлая прогулка мне показалась пустой...

«Глупо думаешь! – отозвался он. – Пустота содержит огромную ценность! Что бы люди делали, если не было пустоты в их кастрюлях, чайниках? Или в лёгких? Или в атмосфере...»

Пришлось с ним согласиться, как никак, ему сверху виднее! J

Мих прибавил громкость на своей «Соньке», но голос Мирвика продолжал звучать на том же уровне.

«Перестань мучить свой инструмент! – сказал его собеседник. –  Для коммуникации важно не это. Не энергия твоего приёмника».

– Мирвик, дорогой, не тяни кота за хвост...

«Не хотел тебе говорить, но намекнуть придется! – Мирвик сделал паузу и продолжал. – Когда ты ходил в горы, разве тебе разрешали ходить в одиночку?»

– Нет, но...

«А как ты думаешь, почему альпинисты ходят группами?»

– Ну, это и ёжику ясно – страховка, безопасность, психическая поддержка...

«Ну вот, ёжику ясно, а тебе нет! – упрекнул Мирвик. – А почему ты сейчас работаешь в одиночку?»

Мих понял, что его собеседник имел в виду.

Индивидуальный ум не в состоянии охватить всю проблему, нависшую над людьми.

Проблема была в страхе смерти, исторически въевшемся в умы людей.

И, несмотря на то, что многие видные ученые авторитетно заявляли, что смерть – это роды духа, люди инстинктивно боялись конца своей жизни.

Мирвик уловил направление мыслей своего смертного собеседника:

«Вдумайся! – снова зазвучал его голос. – Насколько иллюзорные представления о конечности вашей жизни влияют на всё ваше бытие, отравляя его негативными эмоциями. Корни этого страха всегда лежат в ложных представлениях о смерти и небытии, которые посеяны вашим научным мировоззрением. Все ваши научные, медицинские или биологические спекуляции на эту тему не имеют ничего общего с Истиной. Пора избавить человечество от этой проблемы».

– И как ты предлагаешь решить эту проблему? – спросил Мих.

«Обнародованием фактов, которые установили альтернативные ученые с помощью инструментальной транскоммуникации между нашими мирами! – заявил Мирвик. – Ты ведь образованный журналист, вот и займись установлением истины!»

– Это будет сделать достаточно трудно! – ответил Мих. – Ведь, естественное ощущение бессмертия подавляется родителями, попавшими под влияние доминирующего научного представления. С ранних лет детская психология получает прививку страха смерти, откуда вытекает стремление взять от жизни всё что можно и нельзя любой ценой.

«Да, это сделать будет трудно! – согласился Мирвик. – Труд не бывает легким. Но потрудиться надо! Ради блага человечества!»

– Мне ясно, – сказал Мих, – что эта проблема является следствием. И оно может быть исправлено только при связи её с причиной. Значит снова нырять в прошлое?

«Не обязательно! – ответил его собеседник. – Можно получить многие сведения из глубокого прошлого, не покидая настоящего».

Мих понимал, что Мирвик видел многие причины, находясь в расширенном горизонте времени.

– Как ты предлагаешь это сделать? – спросил Мих.

«Эти сведения можно получить с помощью гранитных Сфинксов, привезенных из Фив на берега Невы!» – ответил голос из параллельного мира. – Поезжай туда, на месте всё узнаешь!»

Микс сел на троллейбус, который повёз его на Васильевский остров.

О наступлении темноты говорить пока еще было рано.

В период белых ночей солнце освещает этот удивительный по красоте город до одиннадцати часов.

По набережной гуляла молодёжь группами и парами.

Кое-где была слышна музыка.

На спуске к Неве между египетскими Сфинксами, на ступеньках нашлось свободное место.

Микс выбрал место ровно посредине между смотрящими друг на друга гранитными фигурами с одинаковым лицом фараона Аменофиса Третьего.

Пришелец  помнил, что в свое время он был первым приближенным жрецом во дворце фараона и почтительно склонился перед памятником.

Затем он сел на теплый камень лицом к воде, как будто бы это был Нил, и отрешился от настоящего.

«Начинаем эксперимент! – предупредил Мирвик. – Что бы ты ни увидел, и не услышал – не удивляйся! Посмотри на правый памятник!»

Микс посмотрел Сфинкса, смотрящего на восток, и вдруг гранитный лик Аменофиса Третьего ожил.

Губы его беззвучно зашевелились, и пришелец услышал:

«Я знал, что рано или поздно ты вернешься к самому себе. Рад тебя лицезреть!

Только не задавай мне вопросов. Здесь вопросы воплощает Сфинкс!»

«О! Величайший из Сфинксов! – обратился к нему Микс на уровне мысли. – Ты всегда помогал нам, особенно в то время, когда предполагалось нашествие врагов на Египет...».

«Ты сказал  – предполагалось! – перебил меня представитель Фив. – А что было раньше этого «пред»? Что было, когда и ты тоже был сфинксом? Ты помнишь, кем была Та, которую ты соблазнил? Распутник! – влепил он мне восклицательный факт прямо в сердце.  – Разве для того Её прислали с Сириуса в Дом нашей Жизни? Зачем лишил Очаровательную девственного сознания? Отвечай, мерзавец!»

«О. Господин! ­– мысленно взмолился Микс. – Я всё осознал! Я искупаю тяжкую карму в своих перевоплощениях. Я не знал, что эта личная история приведет к таким последствиям. Прости меня, ради Ра!»

«История не бывает личной! – отреагировал лик фараона. – Как ты думаешь, какая получилась бы история, если бы каждый Сфинкс всовывал бы свой животный ключ в замочную скважину божественного сейфа Изиды? Была бы дикая история!» – и Аменофис бросил в мой адрес несколько тяжелых непереводимых иероглифов.

Трудно было вынести взгляд фараона – наместника Ра на Земле.

Он ослеплял, и от него некуда было спрятаться.

«Прости меня!» – раскаивался Микс.

Наконец фараон сжалился:

«Прости себя сам! Прощение – это прощание со своим прошлым. А ты с ним еще не простился… А теперь, давай, рассмотрим твой вопрос.

Ты озадачен тем, что нашел связь с Другом, ушедшим из мира смертных, но не хотел бы единолично пользоваться таким уникальным источником информации?»

– Да, Великий! – согласился пришелец. – Такое открытие не может быть достоянием одного.

«Ну, а что же мешает тебе спросить твоего друга о согласии на публичное появление его на сцене вашего мира?»

– Не уверен, что ему это понравится...

«Хорошо, я поговорю с ним. Меня он поймет. А тебя он не понимает потому, что думает, что ты хочешь это сделать в целях самоутверждения – ради личной славы».

– Спасибо большое!

«Считай, что согласие получено! – услышал пришелец. – А как ты намерен сделать факт вашей связи публичным достоянием?»

– Не знаю, о Величайший!

«В свое время я бы тебя растерзал! – донеслось от Сфинкса. –  Но гранитные сфинксы не в состоянии показать свою природу. Ну ладно уж, дам тебе подсказку. Слушай меня внимательно.

Ты, наверное, заметил, что проводить слишком долгие сеансы связи тебе довольно трудно, из-за усталости и переутомления, возникающих у тебя по причине заимствования твоей энергии».

– Да, это так! – согласился сидящий на берегу реки.

«Так вот, – продолжал его покровитель, – эту причину можно устранить, если суммировать психическую и ментальную энергию сразу нескольких операторов»

– Их можно найти среди моих товарищей?

«Нет! – отрезал Сфинкс. – Товарищей может быть много, а друзей, которым ты доверяешь должно быть немного. Но я помогу тебе. Я создам такую ситуацию, что, в своём времени ты встретишь воплощения бывших жрецов, которые тебя инициировали. Но в твоем времени это будут обычные люди».

– Великолепно! Это как раз то, что нужно! Спасибо, Великий!

«Нет! – снова отрезал Сфинкс. – Это не совсем то, что нужно. Нужно другое - достичь оптимальных результатов. А это возможно только при условии единства, взаимопонимания, и гармонии мышления всех операторов связи. Понятно?»

– Понятно!

«Учти, что при этом важна не столько энергия, заимствуемая у операторов, – подмигнул ему Сфинкс, – сколько отсутствие в группе разлада и конфликтов, ибо негативная энергия может сильно повредить тем, кто находится на другом берегу Леты!» – добавил гранитный охранник.

– А если...

«Если у твоих друзей преобладает оптимизм,– опередил его мысль Аменофис, – а также искренность в  мотивациях, то пусть вас не смущает тот факт, что представитель иного мира может иногда озвучивать ваши мысли. Ибо не  существует способа скрыть свои истинные мысли и чувства от собеседников на «той стороне»».

– Всё ясно! Я могу идти?

«Нет! Я не могу пропустить тебя, избранника, не задав тебе еще одного вопроса!».

– Спрашивай, Неповторимый! – согласился пришелец, думая, что смотрит в воды Нила.

Он наклонился, чтобы зачерпнуть ладошкой воды из реки и чуть не упал, увидев в отражении своё тело в виде сфинкса.

«Для тебя будет еще раз создана ситуация встречи с посланницей Сириуса. Интересно, повторишь ли ты свою ошибку в настоящем?» – задал риторический вопрос Сфинкс из Фив.

«Ни в коем случае! – пообещал бывший сфинкс. – Ошибки даны для того, чтобы учесть их, и жить в будущем уже без повторения ошибок!»

«Это всё теория! –  сказал фараон. – Посмотрим, как ты поведешь себя, человек, когда Она окажется рядом с тобой. И учти, если ты пожелаешь насладиться этой девушкой хотя бы в уме, ты будешь нести ответственность за всю дальнейшую историю!» – сказал Сфинкс, глядя на Солнце, которое было уже над портиком Горного Института.

– Благодарю Вас за доверие, Высочайший! – обрадовался тот, кто сидел под лапами Сфинкса.

«А теперь, возвращай себя в настоящее! Будь здоров!» – сказал Сфинкс.

Лицо фараона окаменело.

Невская волна разбилась о ступеньки, окатив сидевших холодными брызгами.

Путник встал и направился к Дворцовому мосту.

Пройдя по нему с подветренной стороны, чтобы не вдыхать выхлопы от моторов, он ступил на берег Адмиралтейства.

Теперь он видел свой путь.

Оставалось только терпеливо ждать обещанной встречи.

И такая встреча вскоре состоялась.

Однажды на Невском проспекте Микса окликнул парень, лицо которого показалось ему знакомым. С одной стороны оно напоминало ему Раиса, а с другой – инструктора из альплагеря, с которым он изредка пересекался на базе.

– Майский! – еще раз окликнул его встречный. – Ты что, зазнался настолько, что своих коллег не хочешь узнавать?

Альпинисты обнялись.

– Марк! Ты ведь в Москве живешь! А у нас по каким делам? – спросил абориген.

– Разыскиваю одного аксакала, который, по слухам, может заговаривать ледоруб! – улыбнулся Марк.

– Шутишь?! – не поверил Майский. – Как будто на Тянь-Шане нет достойных аксакалов!

– Есть, конечно! – ответил Марк, беря собеседника под локоть и отводя его к стене, чтобы течение толпы не натыкалось на их каменные плечи. – Но, разумеется, это не единственная причина!

– Что же еще?

– Скажу – не поверишь! – Марк понизил голос.

– Поверю! – поклялся Майский. – Помнишь, никто не верил в «чёрного альпиниста», о котором ты рассказывал. А я поверил. И слышал не только скрип его вибрамов, но и его голос.

– Где? Когда? – удивился Марк.

– На кладбище погибших альпинистов.

– Ага! – глубокомысленно протянул Марк. – Так вот, на этом месте, куда мы поднимали всех, чье тело оказалось несовместимым с жизнью, и лежит моя Надежда.

– Как? – в свою очередь удивился Микс. – Я её помню, у неё же был второй разряд!

– Да. Когда Надя приехала в альплагерь, у неё был второй. Но она хотела выйти на первый! Я тогда еще не знал, что мне придется ходить с ней в одной связке, что она будет проситься на траверсы сложных маршрутов, покорить вершины Короны «а» и «б», стоять нагишом под горными водопадами, испытывая меня своим обаянием... Но судьба распорядилась иначе...

– Ну, да, я помню – весь лагерь знал о ваших симпатиях друг к другу! Но как же ты её не уберёг?

Марк с упрёком посмотрел на Майского.

– Ты же знаешь, какая она была своенравная! – объяснил он. – Она знала, что по траверсу не ходят в одиночку, но однажды рано утром она не выбежала вместе со всеми на зарядку. Оказалось, что она ещё затемно ушла по направлению к вершине Электра. Когда начальник КСС узнал об этом, он рассвирепел не на шутку.

– Электра, насколько я помню, несложная вершина! – отозвался Микс, жестом приглашая его за столик уличного кафе на Малой Садовой.

– Да, и группы обычно возвращались обратно в лагерь в тот же день к вечеру! – сказал Марк, когда они сели. – Но и к вечеру она не вернулась. А если учесть, что весь заповедник, где был расположен альплагерь, накрыла мощная гроза, то последствия её для людей ты помнишь...

– Значит, Надежду поразила молния? – осторожно спросил Майский.

– Более того, Микс! – доверительно сказал Марк, отпивая глоток кофе. – Мало того, что у неё был ожог от молнии, поразивший на 90 процентов её тело, но она оказалась еще и придавленной камнепадом... Госпожа Смерть действовала с гарантией...

– Значит, этому я должен был не поверить? – спросил Микс.

– Нет, не этому! – с горечью ответил альпинист. – Твоя смена кончилась, и ты поспешил уехать раньше, чем случилась эта беда. А ты можешь не поверить, что я разыскиваю этого аксакала потому, что он может устанавливать связь с людьми, ушедшими в мир иной. Я готов заплатить ему любые деньги, лишь бы услышать голос моей любимой Надежды.

– У тебя есть его адрес? – спросил Микс.

– Да, он живет где-то на Фонтанке! – сказал Марк, роясь в бумажнике и доставая клочок бумаги с адресом. – Но я плохо знаю Питер, может быть, ты проводишь меня? Как у тебя со временем?

– О, ля, ля! Да, я ж его знаю! Его все инакомыслящие знают. Его зовут Аксель. Поехали! – обрадовался Майский.

Через час они уже стояли у дверей квартиры, расположенной в мансарде старого дома.

Дверь им открыл уже знакомый Миксу человек.

Микс извинился и сказал, что они пришли по важному делу.

– Проходите! – и он назвал гостю своё имя, когда друзья переступили через порог.

Странным было его рукопожатие.

Оно было как бы диагностирующим. Но дружелюбным.

Микс понял, что Аксель уже сканировал биополе Марка, а может быть, даже узнал и цель его визита.

У старого еврея это была скорее не квартира, а мастерская художника.

В коридоре была полная неразбериха.

Вдоль стен стояли рамы для картин, пилы, топоры разного калибра, на стенных полках лежали горки со смальтой, стояли горшками, висели пучки трав, рулоны ватмана были перевязаны лентами и лежали вместе с тюбиками красок и кистей.

На потолке виднелись капли краски, которые там и сям украшали его как звезды на негативе.

Пол был давно не мыт, и он мог бы послужить хорошим грунтом для газона.

И действительно, кое-где по углам «квартиры» Микс заметил растущий мох.

Кухня, в которую они вошли, представляла собой еще более удивительное зрелище.

Огромная старинная плита была завалена досками, полуобработанными кусками дерева, сверху валялась ножовка, стамеска, наждачная бумага и прочий столярный инструмент.

На веревках, протянутых вдоль помещения, висели пучки мяты, зверобоя, чабреца и других горных трав.

Вперемежку с ними сохли деки скрипок, альтов, сухие тонкие пластины дерева, смычки и даже ёлочные украшения.

Возле пыльного окна, выходившего на крышу с видом на Фонтанку, стоял небольшой стол без клеенки, на котором находилось множество кружек, видавший виды заварной чайник с отломанным носиком и надетым вместо него куском полихлорвиниловой трубки.

Здесь же стояли какие-то колбы, пробирки, валялись куски канифоли, пасты ГОИ, ножи и прочая кухонная утварь.

Стулья заменяла грубо сколоченная скамья, на которой сидели трое – парень и две девушки.

Они с удовольствием наслаждались каким-то настоем.

Гости поздоровались со всеми, после чего Марк достал из кармана две пачки зеленого чая под номером 96.

–О! – воскликнул Аксель, – Спасибо! В Питере такого чая не бывает. Последний раз я его пил в Средней Азии. Оттуда? – спросил он.

И не дожидаясь ответа, поставил на газ чайник, закопченный  дочерна.

Парня, сидевшего за столом, звали Владимир. С ним была девушка, положившая руку к нему на плечо. Она назвалась Катей.

Рядом с ними сидела Ольга.

Гости растерянно смотрели на стол, пытаясь угадать, из какой грязной кружки их будут угощать чаем.

Аксель угадал их мысли и сказал, ни к кому конкретно не обращаясь:

– Не та грязь, которую мы едим, а та – которая нас ест!

– Это уж точно! – согласился Владимир. – Кстати, у нас здесь полное самообслуживание. Присаживайтесь к нам!

Ольга пододвинулась, и гости кое-как уселись на шаткой скамье.

Микс оказался сидящим вплотную к Ольге, да так, что чувствовалось тепло её тела, а Марк примостился на самом краю.

– Аксель, а ты сегодня продолжишь музицировать? – спросила Катя.

– Нет, медицировать пока не буду! – полушутя отозвался Аксель. – Медитация, медицина – один корень! – добавил он.

– Один корень для тела, другой излечивает ум! – философски поддержала Акселя Ольга. – А ребята пришли подлечиться?

– Нет! – сказал за него Аксель. – Микс пришел с очень интересным предложением для нас всех. – Но сначала я должен выслушать его друга!

Марк недоуменно оглядывался, не понимая – неужели он должен озвучить свое личное дело в присутствии посторонних лиц.

– К нам не приходят посторонние! – сказал Аксель, разливая чай по кружкам. – К нам приходят потусторонние! – многозначительно добавил аксакал.

Микс понял, что Аксель говорит так не случайно, что он дает понять пришельцам – здесь все вопросы решаются сообща.

Марк тоже это понял.

И он рассказал свою историю, выразив желание заплатить любую сумму, лишь бы осуществить своё желание.

– Я не возьму твоих денег! – строго сказал Аксель. – Такие дела не покупаются. Такие дела осуществляются любовью... Сегодня удачный день. И я надеюсь, что мы все попытаемся помочь тебе!

Марк остолбенел. Он не мог предположить, что его невероятное желание вот так запросто может быть осуществлено.

Владимир, заметив его недоумение, спросил:

– А как вы узнали об Акселе?

– А мне этот адрес дала одна известная художница! – ответил Марк. – Она делает картины из цветного песка. Песок ей привозят её друзья, побывавшие в разных странах. Её фамилия, кажется...

– Быкова! – подсказал мастер. – Как же, как же, Ирочка очень талантлива. Тебе очень повезло, что она оказала тебе внимание.

– А это, правда, что её муж зарабатывает тем, что открывает пациентам их карму? – спросила Ольга, с удовольствием допивая среднеазиатский чай.

– Это правда! – ответил Аксель. – Но то, что он делает – неправда! Однако, нам следует создать гармоничный настрой и перенести его в комнату, где стоит мой старый радиоприёмник.

Все поднялись и гурьбой перешли в другое помещение.

Эта комната для хозяина видимо служила рабочим помещением. На письменном столе громоздились книги по восточной философии, разные Сутры в переплете самиздата, в углу стояла фисгармония, на пюпитре которой были открыты ноты Баха.

У одной из стен стоял комод, на котором почетное место занимал старый ламповый радиоприемник «PUNANE-RET», антенна которого была протянута через комнату и использовалась зачастую не по прямому назначению.

Сейчас на ней сушились отлакированные части скрипок.

Аксель включил радиоприемник и повернул ручку диапазонов на короткие волны.

– А детали, что висят на дальнем конце антенны, не помешает? – спросил Микс.

– Нет! – ответил хозяин. – Наоборот они помогают...

Аксель повертел ручку верньера, довел стрелку до уровня, соответствующего 7 мггц. и отодвинув в сторону мешающую станцию, настроился на белый шум.

– Теперь нам всем тоже нужно настроиться! – сказал Аксель. – Как фамилия погибшей девушки? – спросил он у Марка.

– Маргулис. Надежда Маргулис! – ответил Марк, с недоверием относясь к этому представлению.

Прошло минут 10, которые прошли в полном молчании.

Характер белого шума изменился, и он стал пульсирующим.

– Назови вслух свою потерянную любовь! – попросил Аксель. – Позови её!

Марк неуверенно выполнил просьбу Акселя.

– Не так! – чуть ли не крикнул мастер. – От всей души! Навзрыд, что ли...

Марк вздрогнул.

Что-то, видимо, прокололо его психику, и он в тоске выкрикнул её имя.

Характер пульсирующего шума в приёмнике вновь изменился и стал объемным.

«Привет, Марк! – услышали все. – Не плачь обо мне. Я люблю тебя. И я не мертва. Смерти нет, дорогой мой. Я вижу вас всех, мои друзья! Марк, это я, твоя надежда, помнишь, как ты переживал за меня, когда я купалась обнаженной под горным водопадом? Я продолжаю жить в иной Сфере Сознания. И пойми – люди бессмертны!»

Лицо Марка побледнело и стало как мел.

Аксель быстро нажал на его руке какую-то точку и вернул его к реальности.

– Это её голос? – спросил он Марка.

Марк кивнул.

– Поздравляю тебя! – и мастер протянул ему руку. – Получилось с первого раза. Не у всех так бывает...

Марк встал, и со слезами на глазах, обнял Акселя.

– Ладно, ладно! – похлопывая его плечу, сказал Мастер. – Ты достиг своей цели, хочешь поработать в нашей команде?

– А что надо делать?

– Вы двое могли бы увеличить объём энергии нашей группы. Это необходимо для укрепления связи с миром иной реальности, куда уходят души усопших. Ну, и конечно, нужно тщательно фиксировать факты связей с сущностями запредельного мира.

– Хорошо! – согласился Марк, в надежде на новый контакт.

– А вот Майского нам сегодня прислал сам Господь Сфинкс! – сказал Аксель с улыбкой. – Микс уже имеет многократный опыт инструментальной транскоммуникации со своим Другом, который нашел его в нашем сложном мире. Как ты его зовешь, Микс?

– Он отзывается на имя Мирвик! – ответил Мих, внимательно оглядывая каждого из присутствующих.

– Похоже, что наши задачи совпадают! – сказал мастер. – Ты искал людей, которым не надо было бы доказывать факты продолжения жизни после смерти. Ты нашел их! И тебе и нам будет легче. Во-первых, такая связь возможна благодаря контактному полю, которое является объединением мыслей и убеждений всех исследователей, участвующих в нашем проекте. Во-вторых, объединением мыслей и убеждений духовной группы, находящейся в контакте. Когда мысли и убеждения всех  заинтересованных сущностей с обеих сторон реки Леты находятся в гармонии, то тогда контактное поле чисто, они могут видеть наш мир и работать с нашим оборудованием.

– Я надеюсь, – сказал Микс, – что мы сможем общаться не только с теми существами, которые покинули свое тело на Земле. Я надеюсь, что мы получим более полезную информацию от групп существ, которые пребывают вне времени, и которые никогда не воплощались в физическом теле. Мне известно, что группа альтернативных ученых за рубежом уже имела опыт связи с этими существами, которые, как они сказали «следят за развитием человечества в течение многих тысяч лет».

Информация Микса ничуть не удивила присутствующих.

А Майский продолжал:

– Окружающие Сферы Сознания, существование которых зависит от источника живой энергии людей – боги, демоны, полубоги, Эйдесы, и прочие сущности, будут биться насмерть за свой источник жизни.

– Практически, война уже началась! – поддержал его Владимир, заваривая новую порцию чая, и разливая его по кружкам. 

Аксель будто и не слушал, он тёр неровности в деке, и когда наступила пауза, сказал:

– Скоро за скрипкой придут, а у меня еще и конь не валялся! – сказал он озабоченно.

– Может быть, мы мешаем? – спросил Микс. – Скрипка, наверное,  важнее…

– Не обижайтесь! – вставила свое слово Ольга. – Вы Акселя еще не знаете. Он любит иносказательный язык. Он хотел сказать, что тоже хотел бы участвовать и в нашей игре, и в игре другого инструмента, но ему трудно совместить сразу два дела. Это не значит, что ему мешают, наоборот, он показывает, что уже включился в схему связи.

– Ольга права. Надо хорошо подготовиться к концерту! – сказал Аксель. – Советую всем почитать Аверьянова и Квашуру, может быть, у них найдете какие нибудь полезные ноты поведения. Ну, а как там дела на Орионе? – неожиданно меняя тему, спросил седовласый, обращаясь к Миксу.

Майский вздрогнул.

В один момент он понял, что Аксель – один из тысяч пришельцев, которые всегда в курсе всех дел.

Он понял, что с ним не стоит играть в прятки.

Но кто же эти присутствующие?

– Мои друзья очень хотели бы заняться исследованием связей с Окружающими Сферами Сознания! - сказал Аксель.  – Но они пока еще не знают Законов этой Связи. Может быть, вы им поможете, как опытный инструктор?

Присутствующие с  нескрываемым интересом повернулись к Миксу.

Владимир, который был осведомлен о жизни после смерти, сразу же поспешил задать вопрос:

– Вам, наверное, должно быть известно, почему отдельные люди имеют связь с душами, покинувшими этот мир, а остальная масса людей такого контакта не имеет?

Аксель с интересом посмотрел на Микса, ожидая, что он ответит.

– Ну, во-первых, – сказал он, – наш мир воспитан религиозными догматиками, не желающих терять монополию на управление умами людей. Их поддерживают и стороны ортодоксов - материалистов, с их патологическими гордыней и самомнением.

Во-вторых, как люди не могут найти общего языка с цивилизацией термитов или пчёл, точно также человек не могут найти общего языка с Окружающими Сферами Сознания.

В-третьих, контакты, возможно, уже существуют, но на секретном уровне и в секретных лабораториях.

И, в-четвертых, контакты существуют на таком уровне сознания, на который люди еще не реагируют, не зная признаков этого общения! – закончил Микс.

Мастер положил скрипку в футляр и одобрительно посмотрел на всех.

– Я правильно понял, что здесь собирается экипаж для контакта с иным миром? – спросил Марк.

– Да, мы все хотим расширить границы своего сознания! – ответила за всех Ольга.

Мастер кивнул.

– На сегодня всё! – сказал он. – Не теряйте из виду друг друга. Встречаемся завтра.

– А какая тема намечена на завтра? – спросила Екатерина.

– Завтра Микс познакомит нас со своим другом из иной реальности с помощью Соньки.

– А вы знакомы с этой Сонькой? – спросил Владимир. – Ей можно доверять?

Аксель улыбнулся. Микс заметил, что мастер никогда не смеялся с открытым ртом.

– Соньке вполне можно доверять! – ответил аксакал. – Сонька не может галлюцинировать, питать вас иллюзиями, ошибаться... Соня это плеер с хорошим радиоприемником, и она, так же как и мой старик РЭТ, может устанавливать связь с покинувшими этот мир. Ну, всё, все – по домам!

Все поклонились Акселю и быстро покинули мансарду.

Майский уже ничему не удивлялся.

Он не мог представить себе, как этот старый еврей мог знать об эксклюзивной связи его с Мирвиком.

В таком же шоке находился и Марк.

Его логический ум отказывался верить всему, что здесь происходило.

Но оскорбить мастера своими подозрениями он не мог даже в уме.

– Ты придешь завтра? – спросил его Майский.

– Обязательно! – пообещал Марк, крепко пожимая руку своему коллеге.

На следующий день группа оказалась более многочисленной.

Кроме вчерашних знакомых, к ней прибавилось еще семь человек.

Желающих побывать в гостях у покинувших этот мир было гораздо больше, но Аксель пропускал в мастерскую далеко не всех желающих.

Стоя у входа в мастерскую, он пропускал только тех, кого хорошо знал.

В конце концов, в мансарду прошли только 12 человек.

Сам он был тринадцатым.

Пришедшие разместились там, где им было удобно: на скамье, на плите, на подоконнике и даже на полу.

Заботились не о комфорте, а о том, как установить миролюбивое, гармоничное поле.

– Внимание сюда! – сказал мастер.  – Вы должны усвоить информацию, которую вам передадут из иной реальности. Ваше сознание должно адаптироваться к новым условиям и  работать с искренним настроем к покинувшим этот мир. Ясно? – спросил Аксель.

– Ясно! – нестройным хором отозвался экипаж.

– Микс! – обратился Аксель к Майскому. – Сегодня твоя «Сонька» пусть отдыхает. Попробуем раскачать моего РЭТа. А если не получится, тогда пригласим твою даму. Добро?

Микс кивнул и выключил свой прибор.

Мастер включил свой старый радиоприемник и, как всегда настроился на полосу частот от 7 до 9 мггц.

Большинство из присутствующих зашуршали листиками блокнотов и книжек.

– Никаких записей! – строго одернул мастер. – «То, что вы поймёте – останется с вами навсегда, а то, что вы запомнили – никогда не станет вашим. Запоминают лишь то, что вы не в состоянии понять, но чувствуете, что это может пригодиться, но не стать вашим пониманием. Знания уходят – понимание остается. Если вы не в состоянии понять – лучше забудьте» – Так говорил когда-то великий Моношенс. Извини, Микс, это вместо предисловия ребятам! – произнес мастер глуховатым тоном.

– А мне что делать? – спросил Микс.

– Ждать! – коротко сказал Аксель. – Друг видит тебя всё время. И нас вместе с тобой. Ему тоже нужно адаптироваться к новой ситуации. Не думаю, чтобы он пренебрег советом Сфинкса.

Микс уже потерял счёт своим удивлениям. Его ум терялся в догадках и находил выход только в одной приемлемой версии: Аксель – это пришелец, материализовавшийся из мира иной реальности.

– Подобно тебе! – вдруг сказал хозяин мансарды, отвечая на мысль Майского.

За окном что-то грохнуло.

– Опять гроза приближается! – вполголоса сказал Владимир.

Динамики радио периодически потрескивали от грозовых разрядов.

И вдруг среди белого шума все ясно услышали неестественный голос.

«Мих, ты сменил источник энергии?»

– Привет Мирвик! А что нельзя? – спросил Мих в гробовой тишине, наступившей в мансарде.

«Нормально! – ответило старое радио. – Добрая группа и добрые мысли!»

– Спасибо! – поблагодарил Микс. – Ты мог бы рассказать нам что-нибудь, чего мы не знаем?

«Спрашивайте!» – услышали все.

Мих вопросительно посмотрел в сторону группы, давая понять, что интересы коллектива он считает превыше личных.

– Здравствуйте, Мирвик! – приветствовал невидимого гостя Владимир. – Меня можно звать Влад. Вы не могли бы описать мир, который вас окружает? Горы, реки, леса... или что?

«Меня окружают мысли! – услышали все. – О чем я подумаю, то и возникает! Все зависит от мировоззрения пришельцев в наш мир.  Одни создают вокруг себя ад, другие – рай.  Но здесь не выполняются желания, как вы думаете. Здесь исполняется натуральное состояние вашей психики. Именно оно и отражается в вашем окружении... Это ясно?»

– Не совсем! – вмешалась девушка, назвавшаяся Мариной. – Если, допустим у меня психика творческого человека, то я могу на той стороне продолжать свое творчество?

«О! У нас много творческих личностей! – ответил Мирвик. – Теперь им никто не мешает заниматься любимым делом. Математики решают нерешаемые уравнения, скульпторы ваяют изумительные произведения искусства, химики получают формулы, которые могли бы до неузнаваемости изменить ваш мир... Мир каждого создан психикой души».

– Спасибо! – поблагодарила Марина. – А чем занимаетесь вы?

«В данный момент доказываю вам факт продолжения жизни сознания после утраты тела! – ответил Мирвик. – Но не это для меня главное. Насколько мне известно, этот факт уже установлен Ассоциацией Инструментальной Транскоммуникации. Для меня важно передать в ваш мир такую информацию, которая еще не известна науке!»

– Очень хорошо! – вставил слово следующий участник группы. – А где вы достаете эту информацию?

«В основном – из хроник Акаши».

– Туда всем открыт доступ? – спросила Катя.

«Всем... – ответил Мирвик, голос которого иногда перекрывали трески разрядов. – Только не...    хотят. Здесь почти так же, ...   у вас. Иных силой не затащишь в пу...    лиотеку. Большинство новичков только и думают о том, что они оставили в плотном мире. Они настолько привязаны к нему, что у тех, кто... контакт, образуется очередь для разговора со смертными».

– А у вас есть контакт с другими людьми?

«Нет! – ответил Мирвик – другие мне неинтересны. Мысли шаблонны, психика рваческая... эгоизм, ненависть...  самоутверждение...»

– Но ведь это только внешняя сторона личности! – сказал Марк. – А, как известно, одна сторона никогда не бывает без другой. Лист бумаги или дерева трудно представить с одной стороной. В нашем мире все двоично – всё Инь-Ян. И у священника можно найти самые темные мысли...

«Не растекайтесь! – перебил его Мирвик. – Это и ёжу ясно. Две стороны одной плоскости, имеют возможность перейти в трехмерность, но для этого плоскости придётся свернуться «трубочкой» – то есть стать объемом.

Если вы сможете свернуть свое сознание до объема сферы, то в результате образуется сферическое сознание, которое имеет ряд преимуществ перед двусторонним.

Во-первых, оно способно осознать сразу две стороны своей сферы – внутреннюю и внешнюю, тьму и свет, скрытое внутри и открытое снаружи.

Во-вторых, оно неуязвимо, потому что Сфера целостна. А то, что Целое – то Цело и невредимо.

И только Целое способно видеть цель.

Целое способно целить, то есть – самоизлечиваться и восстанавливать разрушенное.

В-третьих, оно способно не только ко Времени своего Вращения, но и к своему превращению, совращению, извращениям и другим типам обращения и перехода в Иное Время.

В-четвертых, внешняя часть Сферического Сознания способна к Связи с Иными Сферами Сознания, а затем и к последующим трансформациям своего сознания.

Таким образом, вам следует сделать срочный пересмотр своим частным знаниям и сознанию в целом».

Аудитория зашевелилась.

Люди посматривали друг на друга, как бы оценивая, может ли сидящий рядом со следующего момента сделать указанную переоценку.

– Простите, но ведь мы всё же останемся в объёме трех измерений! – заметила девушка в очках, назвавшаяся Ингой. - А вы побывали в Иных измерениях и в Иных Сферах Сознания? Вы можете сказать нам, как выйти из пределов трех измерений и оказаться в более высоких?»

«Конечно! – ответил Мирвик. – Ваше сознание может взлететь выше. Но если вы не готовы, то по пути к вершине вас могут всегда сбить с толку и отвлечь от поставленной цели разные вредные сущности».

– Какие сущности? – спросили сразу несколько человек.

– А вот сейчас они уже и отвлекают нас от темы! – вмешался Аксель. – Если мы сейчас будем перечислять все виды драконов, гандхарв, и прочих астролётчиков, желающих с вами познакомиться и поглотить ваше внимание, а по каналу внимания, как вы знаете, утекает ваша психическая энергия, то нужно ли нам сейчас отвлекаться, а?»

– Нет, конечно! Снимаем вопрос! – заговорили все. – Давайте разберем технику выхода из трех измерений. Как попасть, например, в четвертое измерение?

«Тогда слушайте внимательно, и не перебивайте! – сказал Мирвик. – Нет никаких четвертых, пятых, шестых и так далее измерений. Нет их!»

– Как это нет? – вразнобой заговорили все члены группы.

 «Почему нет иных измерений, кроме трёх? – продолжал Мирвик. – Да потому, что значение корня «мер» в понятии «измерение», объясняет именно эти три меры:  линии, плоскости, и объема. Выше этих трех измерять нечего. И все спекуляции о четвертом измерении – некорректны».

И снова в аудитории поднялась рука.

– А Время? Разве Время не является четвертым измерением?

«Не является! – ответил Мирвик. – Все измерения возможны только в Объеме ПРОСТРАНСТВА. Это Пространство невозможно преодолеть без времени. Время и Пространство взаимосвязаны. В обратной пропорциональности друг к другу. Поэтому, протяженность Времени подразумевает протяженность Пространства»

– Но как тогда обозначить то, более высокое состояние сознания, которое вышло из пределом трехмерности? – спросил молчавший до сих пор молодой человек.

«Легко! – послышался ответ по радио. – Если в основе имеется корень «мер», который обозначает количество, и который образует причину объема нашей Сферы Сознания, то следствием станет переход из количества в качество».

– Вы хотите сказать, что когда количество движения Сферы достигает предела, то, перейдя этот предел, рождается новое качество Сознания?

«Коряво, но правильно! – в голосе Мирвика была заметна улыбка. – Если Сфера вращается, то вращательное движение Сферы – есть её действие. Вспомним, что только действие причинно-следственной связи образует Карму. Какие это действия?» – спросили из запредельной Сферы.

– Действия ума, слова и тела – это все знают! – сказала Ольга.

«Имеют ли цель эти действия?» – последовал новый вопрос.

– Действия не бывают бесцельными. Все действия имеют цель! – ответил парень по имени Андрей.

«Определите характер этих действий?»

– Действия бывают преднамеренными, а могут быть и непреднамеренными... – ответила Екатерина.

«Вот вы и ответили сами на ваш вопрос! – ответили из параллельного мира. – Корень слова «мер»  в слове «преднамеренные» обозначился в новом понятии. Итак, если с одной стороны была образована основная база в трех измерениях, то с другой возникло новая фаза в Образовании по качеству преднамеренного действия, а эта «мера» уже не физическая, а этическая, или моральная Величина.

Следовательно, для выхода из пределов трехмерности необходимо все традиционные знания переоценить в понятиях этических эквивалентов».

Правильно ли я понял? – спросил неизвестный человек, сидящий в углу мастерской, – что в запредельном мире я получу определенную меру наказания?

«Если вы нарушили жизненную этику, то к вам будут приняты определенные меры пресечения...»

– Можно еще один вопрос? – обратилась Ольга к Мирвику. – Мы знаем, что преднамеренные действия создают, а непреднамеренные – не создают кармы. Не могли бы вы обозначить те непреднамеренные действия, которые ведут к Совершенству?

«В Акаше есть Информация по этому поводу! – сказал собеседник с той стороны Леты. Я позволю себе её процитировать:

Первое – действие щедрости.

Кто не щедр – тот скуп, а скупой не является эталоном совершенства.

Второе – этика и манеры. Даже если человек щедр, но груб, то посредством грубости ни один человек еще не достиг совершенства.

Далее, третье – если человек щедр, этичен в поведении, но не имеет участия, то такой равнодушный человек никогда не поднимется на следующую ступень совершенства.

Четвертая ступень – совершенство напряженности.

Пятая – совершенство медитативной концентрации.

И шестая – совершенство осведомленности, рожденное из мудрости.

Вот всё. Все эти степени совершенства необходимо соблюдать на практике.

Но если вы хотите быть щедрым, с целью улучшить карму, то это уже преднамеренная цель, которая спекулятивна и может дать только обратный результат».

– Всё, друзья! – остановил поток вопросов Аксель. – Мы замучили нашего собеседника. Он в силу своей скромности этого нам никогда не скажет. Но я чувствую, что он очень устал. Да и разряды молний мешают нашей связи. На сегодня всё. Большое спасибо тебе, Мирвик, спасибо Микс за то, что познакомил нас со своим другом! – заключил мастер.

Все поднялись со своих мест.

– А какие у нас дальнейшие планы? – спросила Ольга.

– Будем расширять возможности транскоммуникации! – ответил Аксель. – Надеюсь,  Мирвик нам поможет. Он оказался очень сильным представителем иного мира. Но мы не сможем выйти с ним на связь без его доверенного лица – Миха.

– Микс, а мы можем с вашей помощью решить некоторые частные нерешенные вопросы, обратившись к Мирвику? – спросил Марк.

– Каждый может! – ответил Микс. – Не только Марк. Но не сегодня, конечно! Звоните! – и Майский назвал свой номер мобильника.

С озабоченными лицами люди стали пробираться к выходу.

У всех на уме было много вопросов, но их еще нужно было обдумать.

Аксель закрыл дверь за последним человеком, и через минуту из-за его дверей раздались мощные звуки домашнего орг¿на.

Мастер играл Баха.

 

Глава 4.

 

ВСТРЕЧА С ЛАВИНОЙ

 

Ольга только что вышла из ванной, как в квартире раздался телефонный звонок.

– Здравствуй, Ольга! Извини, если помешал! Это – Аксель. Как поживаешь? Мне бы нужно тебя увидеть. Ты могла бы ко мне сейчас приехать?!

– Хорошо! – ответила Ольга. – Одеваюсь и еду!

– Ну, до встречи! – и Аксель повесил трубку.

Через час она была уже в мастерской мастера.

Ольга поняла, что Аксельрод вызвал не только её, так как в мастерской неторопливо рассаживались ученики из его группы.

Она знала почти всех, и, поздоровавшись, присела на табурет.

Пока люди собирались, мастер играл Генделя.

Марина переворачивала ему страницы нот, остальные молча слушали.

С приходом Ольги Аксель встал.

Теперь вся команда была в сборе.

– Друзья мои! – начал он. –  Скоро мне с вами придется расстаться. Я уезжаю в Америку. Думаю, вы догадываетесь, почему мне приходится эмигрировать. Микс тоже отправляется в альплагерь. Он улетает завтра. Билеты уже куплены. Вы теперь будете работать самостоятельно! – сказал мастер.

Команда загудела, как потревоженный улей.

– Я тоже хочу в горы! – всполошилась Ольга. – Микс, можно я с тобой!?

– Нет! – строго сказал мастер. – Микса с Марком срочно вызвал начальник альплагеря. У них нехватает инструкторов.

Ольга растерянно захлопала глазами.

Ей было обидно до слез и непонятно, как мастер может не пускать её туда, куда она хочет...

Аксель понял её мысли и сказал:

– Марк и Микс вызваны в международный альпинистский лагерь. Там нет мест для посторонних. Ребята едут работать, и они будут очень заняты. Ты, Ольга, никогда в горах не была, и будешь там лишней помехой для всех. Ты уж не обижайся! – объяснил Аксель.

Ольга промолчала, но по её лицу было видно, что девушка недовольна отказом.

– А вы когда улетаете мастер? – спросил кто-то.

– Через три дня. А собрал я вас для того, чтобы дать вам последние указания. По моим наблюдениям, у вас еще много слабых мест.  Например, вас очень легко зацепить! – при этом Аксель посмотрел на Микса. – Кроме того, вас растаскивают близкие вам люди...

– Кто же нас растаскивает, Мастер? – спросил Владимир.

– Все, кому не лень. Вы не собраны. С одной стороны вас тянут к Богу, с другой вас тянет семья, с третьей – окружающие.  Как вы думаете – они могут быть надежным убежищем? Марк, тебя спрашиваю, ты веришь, что Бог может служить убежищем?

Марк растерянно оглянулся и, подумав секунду, ответил:

– Нет, не может. Потому что Бог положил основу религии. Религия учить любить Бога, который находится вне нас, и ненавидеть дьявола, который является обратной стороной Бога – его оборотнем. Как можно любить свое лицо и ненавидеть свою задницу? – добавил он.

Ребята засмеялись.

– Правильно! – согласился Аксель. – Но и это еще не все. Будда, например, не верил в обряды, молитву и ритуал, в заклинания жрецов и жертвоприношения. Он считал, что лучше поклониться человеку, твердо держащегося Закона Дхармы, чем сто лет поклоняться Агни.

– Почему же Агни не может быть убежищем? – спросила Ольга.

– Потому что Агни требует обрядов! – ответил Аксель. – Однако, не суеверные обряды, а доброта к обездоленным, уважение к достойным, самообладание и другие благородные действия – вот они, поистине и есть обряды. Ни воздержание, ни хождение голым, ни бритье головы, ни грубая одежда, ни приношения жрецам, ни жертвы богам не очистят человека  несвободного от заблуждений. Заблуждаясь в гневе, опьянении, обмане, зависти – во всем – вот что представляет собой нечистоту, а не употребление мясной пищи.

– Так, как же сделать правильный выбор спасительного убежища, Мастер? – спросила Наташа. – Как спастись от страданий, связанных со смертью, с горем, с болезнями, с утратами ценностей и тому подобного?

– Сначала я отвечу, какой выбор спасения не годится! – сказал мастер, садясь в свое кресло. – Не годится искать спасения у Брахмы, Вишну, Шивы, Кришны, могущественных Магов и других богов. Каждый из этих высочайших божеств выполняет свои функции: Брахма – создавать, Вишну – сохранять, Шива – разрушать, но не освобождать от страданий. Что касается Кришны, то он способен утешить человека в эмоциональной радости песен и танцев, но утешение не избавляет людей от проблемы страданий! – объяснил Аксель.

– Вот как мы разобрались с Богами! – раздражённо заметила Ольга. – Ну, и на этом разбор полётов можно считать законченным?

– Нет! – резко сказал Аксель. – Вами не может быть найдено убежище среди природы, в горах, в лесу, в келье, в пещере, ибо такое убежище не в состоянии защитить нас от демона гордости.

Убежище не может быть найдено у Правительства, у партий, у сект, у ученых, у родителей и у тому подобных, ибо защитник сам должен быть свободен от страха, и не страдать от несчастий! – закончил своё напутствие Аксель.

– Тогда где же находится настоящее спасение? – снова спросила Ольга.

– Истинное спасение находится в освобождении от всех страданий практическим применением Четырех Благородных Истин, которые вы все знаете, и Восьмеричного  Пути. Будда, является достойным убежищем и спасением для всех людей. Мы ждем его перевоплощения в наступающей эпохе Водолея! – сказал Аксель.

– Простите, но это можно расценить как сектантство! – сказал кто-то из-за спин, окружающих Акселя.

– Чушь! – воскликнул мастер. – Буддизм, это не религия, не мистика, не наука, и не философия. Буддизм является противоположностью фашизма, нацизма, общественной или религиозной идеи. Если религия утешает, усыпляет ум, то Путь Будды – пробуждает сознание. Этот Путь способен пробудить даже Великого Сфинкса, что и произойдет в начале эпохи Водолея. Это особое состояние связи сознания и сердца! – убежденно сказал Аксель.

– Значит, незнание этого в обществе кем-то контролируется? – спросила Вера.

– Да, я бы сказал, что такая ситуация контролируется эгрегором невежества, заинтересованным в том, чтобы Истинные сведения и не отняли бы у него кусок хлеба, которым он питается. Но поскольку невежество на руку демону, то оно на руку и его обратной стороне – богу. Они взаимосвязаны, и никогда не смогут освободиться друг от друга! – сказал мастер.

– Освобождаться следует от двоих  сразу, не правда ли?! – заметил Микс.

– Эту задачу вы должны решить сами! – сказал Аксель, вставая и давая понять, что аудиенция окончилась.

Ольга, никого не дожидаясь, вышла из квартиры первой.

– Нас разлучают! – сказала она негромко, быстро спускаясь по лестнице.

«Этого и следовало ожидать! – ответил ей внутренний голос. – Мастер контролирует ситуацию. Но вы с Миксом обязательно встретитесь!»

 

Микс прибыль в альпинистский лагерь на рассвете.

Старший инструктор рекомендовал ему сразу же познакомиться с траверсами маршрутов.

В порядке исключения, он разрешил вновь прибывшему познакомиться с маршрутом одному, без сопровождения.

Микс выбрал несложный маршрут и стал, не торопясь, набирать высоту.

Он шел часа четыре.

И вот, подъем закончился.

Открылось плоскогорье.

Здесь были только камни.

Ни мха, ни снега, ни травы нога не ощущала.

Сновали пучки между камнями.

Они, без страха, ныряли под подошву.

И странно было видеть жизнь в безжизненной пустыне.

Что знаем мы о жизни?

Мы называем жизнью – заботы, суету, тревоги, развлеченья…

Иная жизнь в горах.

Она неразделима с самой Природой.

Природа там тобою дышит, видит, ощущает, ритмично бьется в сердце.

Она тобой молчит, и понимает, что тишина необходима вершинам горным.

Снега навечно заморозили покой души во времени нетленном.

Душа… Душой зовут обычно всё, что дышит.

И люди помещают душу то в ад, то в рай.

Но люди забывают, что Природа всегда была неравнодушна к тому, кого она содержит.

Ведь люди составляют содержание её.

Поэтому, бездушного в Природе нет.

Есть тонкая душа у Атмосферы.

Как дышащий неразделим с воздушной сферой, как есть душа у тех, кто дышит – так и подавно есть душа и в Целой Атмо Сфере – у той, что наполняет душу дыханием Земли.

И камень обретает душу в домах людей.

Вода, участвуя в крови, не равнодушна к ней.

Как Ты, участвуешь с душой в любом движенье, так и вода не безучастна в делах Природы.

Участие её одушевляет Землю живым потоком влаги.

И так же, без души, нельзя нигде и никогда участвовать в создании живой природы.

Глупцы же полагают, что качество душевности присуще только людям.

Душа людей неразделима с Душой Земли и Духом Солнца.

Как тело связано с Землей, так и душа неразделима с природой окружающей среды.

Душа содержится во всем, что существует на Земле.

Душа сознательна – вопросов нет.

В противном случае, душа любого человека была бы лишена основы  – творчества.

А творчество без знаний не бывает.

Нет бессознательного творчества.

Как и Сознания без Связи не бывает.

Неразделимо качество сознания с Природой окружающей среды.

Сознание Земли безмолвно проникает в Человека.

Но Человек не узнает его, не ощущает – он не имеет чувств к Природе.

Попробуйте хоть раз, взойдите в горы!

Почувствуйте, что чувством не узнаешь.

Всмотритесь в душу камня, трав, деревьев, неба…

Они ведь тоже сознают своё творенье.

Сознательное Небо, сознательна Земля, но разум их – неузнаваем с позиций человека.

Кто вы без них?

Ничто.

Так как же нам познать Сознание вокруг себя.

Для этого Законы Связи существуют.

Законы Связи Человека с окружающей сознательной средой.

Они способствуют открытию каналов.

Каналы информации откроют человеку любые тайны.

Их надо знать. И знать, как их открыть.

Но неужели известными словами мы можем неизвестное открыть?

Но тот, кто между строк читать умеет, знает, КАК такое делать!

 

Пик Тике-тор Макс взял без приключений.

Без трудностей произошёл и спуск.

На следующий день – другой маршрут.

Эдельвейсы росли вдоль траверса крутой тропы.

Кто говорит, что эти горные цветы труднодоступны, тот не был на Тянь-Шане.

Здесь массы их растут на горном склоне. Их даже овцы не едят.

Но правду говорят, что счастье эдельвейс приносит.

Возможно, если кто-то его лишён.

Тропа на «двойку» мимо кладбища змеилась.

Оно лежало выше лагеря, на запад, через реку Ала-Арча.

Из лагеря крестов не видно было, а только ели, посаженные там.

Но сверху лагерь виден был, как на ладони.

Подъем был крут – тяжел последний путь для провожавших.

Но тяжелее было терять друзей любимых.

Погост был ровным.

Рядами и десятками лежали те, чьи годы были не выше тридцати.

И девушки, и парни…

Их лица смотрят с обелисков на прохожих.

И ледоруб – надгробие у многих.

Как грустно там…  Давит горло, слезы лезут…

«Ну что расхныкался ты там! – услышал Микс. – Мы нытиков не любим. Здесь нам такие не нужны. Канай отсюда, если хныкать будешь! Ты лучше б показал нам лагерь изнутри. Сосредоточься!» – звучало в голове у Микса.

Так состоялось первое знакомство с «черным альпинистом».

Сейчас Он отдыхал.

Большая сила Солнца загнала душу альпиниста в тень.

«Ну, что ж, смотрите! – подумал Микс. – Вот ваши горы.

Вот лагерь, изгородью обнесен.

Вот склад продуктов.

Вот двухэтажный корпус альпинистов.

Вот летние постройки.

Кухня вот…»

«Ты издеваешься поди-ка! – крикнул мертвый внутри ума.

Да ты людей мне покажи!

Ты посмотри на них глазами.

Через тебя увидим их и мы!»

«Все альпинисты – на маршрутах.

Вот Слава Лях с ребятами идёт.

Кому-то плохо стало. 

Опять «горняшка», ничего, пройдет! – подумал Микс. – Вот молодой инструктор замыкающим идёт. Девчонки еле тянут подъем на Тике-Тор…»

«Кто бы судил?

Ты что ли?

 Дойдут, все будет хорошо.

Но через день, «бараньи лбы» двоим оставят память.

Один из них, быть может, с нами рядом ляжет...».

«Вы шутите?» – подумал Микс.

«Ничуть!

Теперь – вали отсюда!

Тебе не место с нами.

Уходи!

Прощай!»

Спустившись вниз, Микс рассказал друзьям про предсказанье.

Но руководство это не приняло всерьёз.

В тот день, который был предсказан духом, все группы на маршруты собрались.

Построились.

Прослушали слова напутствий.

Попрыгали на месте.

– Попистофали! – сказал инструктор-немец.

Гроза пришла из-за горы Электра.

И судя по часам, укрыться в хижине успели люди.

У «Рацека».

Контрольный срок – не скоро...

Вдруг рация заговорила.

«Друзья! К вам гости! Двое вниз пошли!»

«Когда?»

«Да, три часа назад…»

Дождь кончился.

Гроза свалилась вниз.

Блестели капли всюду.

И ноги разъезжались на глинистой тропе.

И вдруг, в бинокль стало видно – на серпантине двое.

Один несет другого.

Врач с санитарами, схватив носилки, навстречу побежал.

Микс тоже не отстал.

Поспели. Подхватили.

– Что?

– Молния!

– А ты?

– Отбросило…

– Зачем попёрлись в непогоду?

– Так, не было прогноза насчет грозы. Застигло нас врасплох!

Спустились вниз.

Сергей еще дышал.

Его раздели.

Точнее, разрезали шмотьё.

Обугленный ожог. Сплошной волдырь. По крайней мере, на две трети.

– Не выживет! – медбрат начальнику сказал. – Машину вызывайте. Здесь не поднять мальчишку.

Жена начальника стояла рядом.

Дочь коренного альпиниста, которого все знали здесь – Эльвира Маречек, сказала:

– Я не отдам! – как отрубила.

Никто не спорил.

На стороне Эльвиры – все девушки, свободные от смены.

Но возражала КСС.

– Сказала – вÏходим!

А «Скорая» лишь к вечеру пришла.

Ни с чем ушла обратно.

И день, и ночь дежурили девчата, суша руками тоненький покров.

Сергей был в коме.

Два дня жизнь альпиниста была на волоске.

Потом дыхание ровнее стало.

Глазам своим не верил врач.

Через неделю Сергей взял костыли.

А через месяц здоровый парень отправлялся вниз.

Эльвира плакала.

Микс  улыбался.

Не отдали костлявой – радоваться надо!

 

Теперь начальник верил Миксу.

А «черный альпинист» не унимался.

То ходит вдоль палаток, когда ребята в спальниках лежат.

То кашу птицам разбросает.

То позовет по имени.

То гукнет.

Не обошел он и спасателей.

Там, по ночам распахивались двери.

Огромная фигура приближалась.

И нависала над постелью ночью.

Спасатели не робкого десятка были.

Афганцы все, но нервы – не железные у них.

Сидят, бывало, вместе.

Вдруг, кот, как заорёт!

Шерсть – дыбом.

И смотрит в угол жуткими глазами.

Другие смотрят – ничего.

Тут бедного кота приподнял кто-то, да в стенку так швырнул, что страшно стало.

Кот стрекача – на двор, да в лес.

Два дня потом его ловили…

А сколько раз по крыше он гремел?

Свет отключал, ну как тут быть?

Микс с экстрасенсами стал ставить энергетический забор.

Когда включились в Связь – явление исчезло.

Два месяца стояла тишина.

А между тем небесное знаменье дано для Микса было.

Он был довольно далеко от лагеря. 

Гулял с биноклем по природе.

Отправился на горное плато.

Светило солнце.

Махаон доверчиво уселся на штормовку.

Шныряли змеи вдоль тропы.

Вараны на камнях лежали.

А иногда был виден дикобраз.

Таким был заповедник здешний.

И снежный барс водился, но он не попадался на глаза.

Опасна встреча с кабаном.

Есть анекдот, как на тропе кабан с медведем встретились у водопоя.

Медведь, он хоть и сильным был, но, вставши на дыбы, за дерево схватился, повис на лапах, подтянулся, дав кабану пройти под ним.

Вот, как бывает…

Устав немного, Микс опустился на покатую скалу.

Ущелье кончилось.

Вершины тишиной дышали.

И вечные снега надежно укрывали их.

Вдруг мелкая вибрация прошла по телу.

Микс оглянулся – никого.

И вдруг, взглянув на небо, увидел, что один участок неба колеблется, как свежая вода.

Как воздух в мираже колеблется, как над дорогой, раскаленной от жары – дрожит, так атмосфера в небе колебалась.

Через минуту колебанье это – во вращенье перешло.

Вращаться небо стало.

Не всё, а только тот участок, где альпинист сидел.

Вращаясь всё быстрей, воронкой углубилось.

Микс снял защитные очки.

Темнее небо стало.

Воронка расширялась.

Отверстие образовалось в центре.

А по краям воронки клубились облака.

И тут же таяли от солнца.

А из дыры вдруг выпал шар.

Он медленно спустился к скалам и приземлился.

Дыра исчезла, небо стало нормой.

Как будто не было вращенья.

Но шар лежал и весь пульсировал, как сердце.

Потом на солнце таять стал. 

Под оболочкой девушка спала.

Нагое тело – не защищенное ничем, могло обжечься Солнцем.

В ста метрах сзади – снег.

И там защиты нет. Как быть.

Вдруг грозный гул раздался сзади.

Микс оглянулся, там сошла лавина!

Пыль снежная была уже близка.

Как пена на волне она шипела.

Неслась быстрее поезда.

Неотвратимость приближалась.

Надо прыгать!

Схватив девчонку, в пропасть прыгнул Микс. 

А больше некуда.

Но не разбился он.

Как Сфинкс когда-то прыгал – не в пропасть, не в пространство, но во время.

Сначала тело, рассекая воздух, сжалось.

Потом обмякло.

Потом оно вращаться стало.

Изменилось время.

И выпал Сфинкс с бесценной ношей в Петербург – на пляж, обратно.

Ночь белая стояла.

Народу не было на пляже.

Сняв серую штормовку, надел на тело девушки.

Она проснулась.

– Мы прилетели, да? – спросила.

Кивнул «спаситель».

– Где мы?  Я проспала полет. На месте?

– Да.

– Пойдем? Ходить меня научишь по Земле?

– Да, научу. Какое имя носишь ты?

– Оль...Оль... Забыла! А тебя?

– Меня назвали Миксом...

– Всё совпадает. Но, встреча наша будет позже. Я не дозрела в этот миг. Позволь мне удалиться. Ненадолго. И я приду к тебе, как обещала...

И девушка исчезла в воздухе, оставив штормовку Микса на песке.

Вдруг зрение спасателя внезапно помутилось.

Исчезло все.

Очнулся Микс на дне ущелья.

Живой.

Лежал под тонким слоем снега.

Встал и, стряхнув его, пошел, качаясь.

Штормовки не было.

Микс не нашел её и позже.

Но это он не рассказал друзьям...

 

 

Глава 5.

НОВЫЙ ГОЛОС

 

Самолет оторвался от взлетной полосы и взял курс на Санкт-Петербург.

Закончился альпинистский сезон, лагерь закрылся, и в нем остались только сторожа да Контрольно-спасательная служба.

Непривычно переключаться из одной жизни в другую, но это было интересно.

Стюардессы хлопотали с едой, торопясь закончить раздачу, чтобы отдохнуть потом в своей кают компании.

Внизу громоздились кучевые облака.

Самолет летел на высоте 9000 метров, лишь изредка пересекая полосы перистой дымки.

Полет проходил спокойно, но табло «пристегните ремни» почему-то не гасло до самого Пулково.

Питер встретил пассажиров дождем, низкой температурой и суетой.

Получив в багажном отсеке свой альпинистский «станок», инструктор взвалил его на плечи и сел на автобус № 39, который исправно возил пассажиров из аэропорта до метро и обратно.

В квартире его никто не ждал.

Сделав наспех влажную уборку, путник раскрыл конверт, который давно лежал его в почтовом ящике.

Там оказалась повестка из милиции.

Время явки было просрочено, но путешественник всё же решил сходить по указанному адресу.

– Покойничек явился! – обрадовался участковый, когда Майский предъявил ему свой паспорт с повесткой. – Где был?

– Работал инструктором в горах. Вот справка! А что, нельзя? – спросил вызванный.

– Предупреждать нужно! – строго сказал милиционер. – Мы тут всех на ноги подняли, когда на берегу Невы, на песке нашли вот это! - и участковый достал из нижнего ящика стола штормовку. – В карманах было твое удостоверение, расчёска, пара монет, огрызок карандаша и лист бумаги. Вот это есть, а хозяина нет. День нет, два, три…   Если ты был в горах, как могла твоя униформа с удостоверением оказаться возле воды? А?

– Как хорошо, что она нашлась! А я то думал, что потерял ее! –  и Майский чуть было не сказал «в горах». – Спасибо, что сохранили!

– Пьян, видимо был в дрезину перед отъездом? – решил участковый. – И как только тебя на работу взяли без удостоверения, а? А теперь, садись за свободный стол и пиши объяснительную!

– По какому поводу?

– Он ещё спрашивает! – возмутился представитель власти. – Штраф давно не платил? Ты, ведь в настоящее время не работаешь?

– Хорошо, хорошо, напишу! – сказал Майский. 

Когда, бумага была оформлена по всем правилам, участковый отпустил инструктора.

Дома Майский выложил всё из карманов штормовки на стол, а её бросил в стиральную машину.

«Пока штормовка крутится, мне можно немного прогуляться!» – решил он, и, засунув в карман «Sony», надел наушники.

Он, как всегда, настроился на радиостанцию «Эрмитаж» и вышел проходным двором на улицу Рентгена.

Музыка заглушала шум автомашин и помогала размышлять.

Майский пересек улицу Льва Толстого и вышел на Карповку.

Длинная ограда Ботанического сада кое-где имела раздвинутые прутья, через которые можно было бесплатно проникнуть внутрь.

В этом месте дорожки сада были почти всегда пустынны.

Публика сюда редко заглядывала, так как здесь смотреть было особенно нечего.

Микс хотел сбросить наушники, так как радиоволна звучала с помехами, а потом и вообще ушла в сторону.

«Опять магнитная буря!» – подумал он, но в наушниках вдруг раздался слабый, но знакомый голос.

«Не снимай свой слуховой аппарат! Я хочу быть с тобой на связи! »

Этот голос он мог узнать из тысячи.

И он понял, что этот запрос требовал особого внимания.

Космический респондент не будет зря «щёлкать клювом», как это часто делают люди.

Микс услышал неповторимый тембр голоса девушки из яйца, которую он утащил из-под лавины.

– Кто это? – в волнении спросил Микс.

– Не кажется ли вам, что ваш вопрос некорректен? – снова спросили его, и Майский в тот же миг вспомнил междугородний разговор, который так и не состоялся после возвращения его в тело несколько лет назад.

– Ну почему же не состоялся? Ваш привет достиг всех наших братьев и сестер, и они были очень рады! – ответили ему.

– Мне пока еще трудно отличить реальность от иллюзии! – вслух сказал путник, не боясь, что его кто нибудь услышит. – Вот и сейчас, мне кажется, что, появление космического яйца в горах было просто сновидением!

– Глупости! Голос, который ты сейчас слышишь, как раз и принадлежит существу из космического яйца! – услышал Микс.

– И где же ты сейчас находишься?

– И снаружи, и внутри… У меня пока нет определенного места, нет формы! – ответили ему из наушников.

– Как же ты существуешь?

– Как волна, и обратно – как частота. Я пронизываю тебя насквозь.

– Но и у радиоволны есть источник её излучения?

– Твой источник излучается Орионом! И, вообще, почему тебя это волнует?

– Значит, если бы я не включил “Sony”, ты бы не зазвучала?

– Ты обязательно бы включил!

– Почему ты так думаешь?

– Я не думаю. Я знаю, потому и сообщаю.

– Но Ты проявилась, наверное, не для того, чтобы сообщить этот факт. Ты должна сказать мне что-то важное? – спросил Микс.

– Разумеется! Когда ты спас меня от лавины в горах, я сразу же отдала тебе свою жизнь. Я вернула тебе жизнь. И теперь я больше ничего тебе не должна.

– Не понимаю...

– Чувствую, что тебе многое непонятно. Помнишь, как я «исчезла» в твоих глазах после прыжка в пропасть, Эль? – спросила невидимка, назвав его подлинное имя. –  Думаю, я не ошибусь, если ты захочешь меня увидеть!

Майский вздрогнул.

К нему опять возвращалось прошлое...

Но он не растерялся и ответил:

– Да, я хотел бы знать подробности своего прошлого, когда были живы Сфинксы?

– Я и есть твоё прошлое, так что это легко можно будет сделать!

– Ты что, моя душа?

Заливистый смех был ответом.

– Как ты это можешь сделать?

– Вот это уже вопрос по существу! – уже другим тоном ответила незнакомка. – Конечно, ты сам не может знать свой Путь в прошлое. Тебе нужен мастер, который знает. Так вот, таким Мастером для тебя буду «Я».

«Раньше у меня был хороший мастер, – подумал Микс, выходя на главную аллею,  – но он уехал в Америку!».

«Ты говоришь об Акселе? Да, он эмигрировал. Здесь его преследовали власти!» – с грустью в голосе сказала невидимка. 

– Я рад за него. Сегодня найти подобного ему мастера очень трудно!

–Ты уже нашёл. Искать не надо. Всё Мастерство – в тебе. Его нужно только открыть! Но без меня тебе это не сделать!

«Когда же это я успел овладеть своим мастерством?» – подумал Майский, выходя из Ботанического сада через главные ворота.

Билетер с упреком посмотрела на него – она знала, что он не покупал билет.

– Каждый человек владеет им изначально! – ответили ему посредством “SONY”. – Но человечество не имеет никаких сведений об Окружающих его Сферах Сознания. Этих сведений не дают ни родители, ни школа, ни ВУЗ, ни наука, ни средства массовой информации.

Окружающие вас Сферы Сознания (ОСС) невидимы ни для ваших приборов, ни для глаз. Однако ты же понимаешь, что если радиоволны невидимы, то это ещё не значит, что их не существует.

Если же среди современников и есть такие, кто допускает присутствие существ из будущего, то такие люди не могут объяснить себе причину их пребывания в настоящем.

Причина же очень проста.

– И в чём же тогда проблема?

– Пребывание существ из будущего невидима, – ответил голос в наушниках, – потому что она находится у всех на виду. Иными словами люди возвращаются в настоящее, как бы из будущего, где наше  настоящее время для них является прошлым.

Телепортация человеческих душ в прошлое необходима им по той причине, что будущего нет, и быть не может при том условии, в котором находится настоящее.

– Как это нет будущего? – не понял её собеседник. – Такого не может быть!

– Ещё как может! – весело ответили Миксу. – В настоящем времени реализуется условие разрушения сознания и окружающей среды.

Разрушение – не есть созидание, и эта причина не способна создать будущего, как следствие. Разрушение может повлечь за собой только ещё большее разрушение.

А разрушенное будущее – это абсурд – это не будущее, и эти два понятия несовместимы.

– Ага, кажется, я понял! – сказал Микс, приложив к уху сотовый телефон, чтобы встречные люди не подумали, что он разговаривает сам с собой. – Я понял, что цель телепортации людей из будущего в настоящее состоит в том, чтобы откорректировать свои ошибки в своём «прошлом» таким образом, чтобы обеспечить себе настоящее в будущем.

– Умница! – иронически заметила его корреспондент. – Именно поэтому тебе Микс нужно будет после смерти вернуться в своё прошлое и исправить там ряд грубейших нарушений, которые повлекли за собой изменение хода всей цивилизации.

– Я надеюсь, этот переход состоится ещё не скоро?

Всё зависит от тебя! – ответили ему. – Но прежде чем исчезнуть с лица земли, тебе нужно будет ещё раз познакомиться с Окружающими Сферами Сознания для того, чтобы ты понял своё предназначение.

– Что ты имеешь в виду? – тревожно спросил Микс. – Уж не предлагаешь ли ты мне ещё раз испытать момент смерти, который я уже испытал однажды?

– На этот раз ты не испытаешь таких страданий, которые долго мучили тебя в тот раз! – пообещала ему невидимка. – Ты даже не заметишь, как вылетишь в Космос. И там мы с тобой и встретимся. Я уже созрела для встречи с тобой. А ты готов меня увидеть?

– С радостью! – ответил Микс. – Когда? Где?

– Не торопись! – ответила спасённая из-под лавины незнакомка. – Сначала поговори со своим другом, Мирвиком. Он здесь рядом со мной...

– Не понял, ты где – на том свете?

– Привет, Микс! – сменил голос девушки знакомый тембр Мирвика. – Давно не слышались! Почему ты считаешь, что мы на том свете? Мы являемся сущностями Окружающих вас Сфер Сознания. А спасенная тобой девушка ещё не воплотилась полностью в плотном мире.

– Как? Последний раз я видел её наяву в нашем мире! – возразил Майский, всё еще прикладывая сотовый телефон к уху для ответов.

– Не это сейчас для тебя главное! – ответил Мирвик. – Я хотел бы тебя подготовить психически к тому старту, о котором тебя предупредили. Ты должен понять, что ничего страшного в такой операции анабиоза нет. В настоящее время традиционная наука не в состоянии совершить такую операцию, однако индийские йоги могут делать демонстрировать такие «фокусы», закапывая себя глубоко в землю на длительное время, например, на месяц. Правда, откапываться сами они не могут без посторонней помощи, поэтому во время такой операции рядом должен находиться другой опытный йог.

– Неужели меня кто-то собирается закопать? – в страхе спросил Микс. – Я не хочу!

– Тебе действительно придется спрятать своё тело на время старта твоей души в космос! – ответил Мирвик. – Конечно, мы понимаем, что в ваше время человеку трудно спрятаться так, чтобы его не нашли, но всё-таки можно. Можно вообще не прятаться, и это было наилучшим вариантом. Но у тебя ещё есть время. Гуляй пока...

В наушниках на некоторое время установилась тишина.

Потом голоса из запредельного мира заменила музыка «радио-Эрмитаж».

Майский понял, что сеанс связи закончен.

Испытывая лёгкое волнение, он спустился в метро и вышел наверх на Невском проспекте. Здесь у него была назначена встреча с Мариной из группы Акселя, но ему почему-то казалось, что эта встреча не состоится.

Майский неторопливо фланировал по Невскому проспекту, как вдруг у него «в ухе зазвенело».

Будь он простым смертным, он загадал бы желание и спросил бы у любого человека: «В каком ухе звенит?»

Но этот звон имел другое происхождение.

Это был сигнал вызова от Окружающих Сфер Сознания.

Так как Микс и его прошлое воплощение были неразрывно связаны, то этот сигнал достиг и Эль-Сфинкса.

Неужели нельзя получить все инструкции непосредственно на Земле? – послал он вопросительный импульс на латентном языке.

«Не волнуйся! Это не займет много времени! – ответил  его бессмертный друг. – Дорогой мой, разве ты не знаешь, что энтропийные Силы могут перехватить секретную информацию и помешать её реализации? – спросил он. – Поэтому, извини, я не могу долго объясняться с тобой, меня вызывают по другому каналу».

Микс приготовился покинуть тело и ждал последних указаний.

Вскоре в его сознании появился первый бит сообщения из Космоса:

«Группа виднейших Светил Ориона обнаружила точку создания перспективы, очень опасной для Человеческой Сферы Сознания.

 В настоящем времени на Земле возникла возможность перенесения всего объёма Сознания из Человеческой Сферы – в Сферу Глобальной Сети компьютерного Разума.

Человечеству угрожает опасность, вызванная широким влиянием информационных технологий на сознание людей.

Передача естественных функций ума искусственному интеллекту может повлечь за собой ослабление и деградацию природного мышления человека.

 Создание Глобальных компьютерных сетей образовали Единую Систему Связи, которая вышла на уровень самоорганизации.

Эта самоорганизованая система способна влиять на окружающий мир, управлять поведением людей, ставя тем самым человечество в зависимость от решений Глобального Компьютерного Разума.

По этой причине, необходимо срочно прибыть в созвездие Ориона для получения инструкций для корректировки ситуации. Старт состоится через несколько секунд».

Сообщение закончилось.

Конец его был отмечен гонгом другого тона в слуховых центрах.

А в следующее мгновение во всем теле Микса наступило дрожание, предшествующее телепортации.

Оно напоминало дрожание корпуса самолёта перед стартом.

Вскоре душа Микса катапультировалась, а тело упало прямо посреди Невского проспекта.

С этого момента счетчик времени был включен и ситуация была взята под наблюдение ОСС.

Пока вокруг него хлопотали люди, пока приехала «Скорая», пока то да сё, душа Микса в защитной капсуле стала описывать круги вокруг Северного полюса.

На этой ступени изменения его земное имя Микс сократилось до индекса М, тело его также стало сокращаться до точки, но сознание оставалось ясным.

Сознание наблюдало, как капсула ускоряла частоту обращения вокруг земной оси.

Обгоняя время, М стремительно удалялся от полюса.

«Как это у тебя получается?» – спросил Эль-Сфинкс, удерживаемый силой тяготения.

– Это не я. Вызывающие силы обеспечивают мне канал телепортации.

«Но как преодолевается притяжение Земли?» – спросил Эль, садясь на своего «конька», простите – льва, который всё время задает вопросы.

– Видишь ли! – ответил М, – притяжение к Планете обуславливается, в основном, привязанностью человека ко всему, что он любит на Земле. Это привязанность может быть аннулирована изменением характера пси-поля.

«Такое объяснение мне непонятно. Конкретно, какие физические процессы обеспечивают отрыв тела от Земли?» – снова спросил Эль-Сфинкс.

– Если отбросить все привязанности, то личность уже не будет связана с  Планетой. – ответил М. – Тело утратит сцепление с ней. Так образуется момент левитации. А если в этот момент сразу же настроиться в резонанс с вызывающей тебя Звездой, то всё тело неизбежно отзовется, и будет звучать на её ноте.

«И не страшно таким образом выталкивать себя из своего Я?»

– Не страшнее, чем выбрасывать своих будущих детей в матку при оргазме! – засмеялся М. – Иными словами, если при обычном оргазме сокращается только фаллос, выталкивая семена новой жизни в окружающее его влагалище, то при телепортации всё тело сокращается, выталкивая себя самого в окружающее космическое вместилище!.

«Да, но для оргазма нужна женщина, которая улавливает желание мужчины и его фаллоса с помощью влагалища! - не унимался любопытный Сфинкс. – Какая же «ловушка» стимулирует того, который влагает всё свое тело в неизвестную Окружающую среду?»

– Это не просто объяснить! – телепатировал М. – Просто бывает только у д’Евы, поймала Адама и всё. Но простой принцип – не самый лучший! Разность противоположностей притягивает... Суди сам, даже стыковка космических кораблей в околоземном пространстве происходит по принципу соединения «папы» с «мамой».

Но эта дуальность весьма примитивна для Космоса!

«Неужели там известно что-то более захватывающее, чем сближение двух противоположностей?» – выдохнул новый вопрос Эль-Сфинкс.

– Так же, как за числом два следует много цифр, так и простой диполь имеет более широкую перспективу многополярного развития. У меня нет времени всё тебе объяснять. Учись видеть сам. Будь здоров! – попрощался М со своим прошлым.

И светящаяся звездочка мгновенно исчезла из поля зрения Эль-Сфинкса.

А в следующий миг М уже материализовался в сфере влияния Оммы, шестнадцатой планеты Ригеля в созвездии Ориона. Его тело и здесь было молодым и здоровым.

Когда частоты сравнялись с точностью до тридцать второго знака, М мягко коснулся ногами её поверхности.

Одежда на этой планете была не нужна, поэтому М предстал перед ее Природой полностью обнаженным.

На Омме М встречала О, которая ждала землянина с раскрытыми объятиями.

Конечно, на ней тоже не было никаких покрывал, кроме собственной нежной кожи.

М приник к своему О-лице-творению.

– О, Моя родная! О, Моё будущее! Как ты прекрасна! Здравствуй, О!

– Милый Мой М!… Моя жизнь! Без тебя и меня бы не было! Здравствуй, родной! Должна сразу сказать – здесь не ходят разделёнными. Разделение – враг Связи. Войди в меня быстрее!  Ооо…ОМ!»

И вскоре удивительное существо ОМ, вознеслось над поверхностью Оммы.

Оно напоминало созревшую шапку подсолнуха, на котором сидели два соединенных воедино существа.

Это единое существо было подобно Сфинксу, но к сексу не имело никакого отношения.

О нём напоминало только формальное соединение двух тел,

Естественно, что в этой связи между О и М происходил необычный обмен информацией.

Но этот герметичный язык мог быть открыт только с разрешения Светил Ориона.

Связка ОМ поднялась над поверхностью планеты и стала планировать над ней.

– Я должна познакомить тебя с Оммой! Она ведь живая, и требует к себе уважения! – донесла свою мысль О до М. – Сделаем круг над ней, и ты увидишь все ее отличительные черты.

Это была сравнительно небольшая планета.

Она давно уже прошла период хаотического нагромождения гор, движения вод по пути наименьшего сопротивления, как это еще происходит на Земле.

Она вообще не была сферой.

Если представить себе два куба, вложенных друг в друга так, что вершины одного выходят из середины плоскостей другого, а вся эта форма к тому же соединена сферой, то этот «шар» с шестнадцатью пирамидальными выступами, в общих чертах и будет представлять собой поверхность данной планеты.

Если Земля имела только два полюса, что и было причиной двойственности всей природы на планете,  то многокилометровые пирамиды Оммы с большой натяжкой могли бы быть названы полюсами, если бы они таковыми были.

На самом деле, они не имели известных человеку знаков полярности, они выражали многополярное значение, раскрывать которое было бы равносильно тому, как читать сложнейший учебник по неизвестному предмету.

На Омме не было атмосферы, но это не было недостатком – наоборот, это было преимущество.

Существа Оммы были ответственны за организацию у себя высокого сознания.

Сознание являлось двигателем для скольжения этих существ.

Все существа были заняты улавливанием информации из Космоса, которую они, как пчёлы, доставляли к вершинам пирамид, и передавали её внутрь планеты.

Существа «дышали» аурой Оммы, которая и составляла Ауросферу этой удивительной Планеты.

Здесь не было голубого неба, но оно и не было чёрным, как в космосе.

«Небо» переливалось нежнейшими цветами спектра, подобными тому, как это происходит при Северном сиянии на земле.

– А знает ли М, почему небо над Землей голубое? – спросила О.

М покачался в ней, выражая этим свой отрицательный ответ.

– Люди считают, что атмосферный кислород придаёт голубой цвет небу. Но в атмосфере 76% углекислого газа. В этом случае небо должно было бы иметь коричневый цвет. В то же время, космонавты видят атмосферу Земли сверху прозрачной. Так в чем же секрет?»

– Возможно, это обман зрения! – предположил М.

– Зрение тут не при чём. Если Причина Света – Солнце, то следствие –  обратное ему, и имеет обратный цвет. Солнце, пробиваясь через атмосферу, приобретает жёлтый цвет, поэтому окружающая источник среда обретает противоположный – голубой цвет. Вот и вся тайна! – засмеялась О-внимая М.

ОМ облетели уже почти всю планету, и знакомство, можно сказать, состоялось.

– О, я вижу, ты была на Земле! Теперь я задам тебе загадку: почему вода в океане солёная? – спросил М у О.

– Из-за содержания в ней соли, конечно! – быстро ответила О.

– Это всё равно, что сказать масло масляное. Да, из-за соли. Но соль-то образовалась почему? Не знаешь... Она образовалась по причине Солярия. А солярные культы Солнцу особенно почитались на земле. Солярий делает воду соленой потому, что в соленой воде сохраняется ее жизнеспособность, а если бы она была пресной, то она, будучи стоячей, на солнце бы протухла. Вот и всё разгадка!.

Переливающаяся аура планеты производила неописуемое впечатление.

– Как здесь красиво! Здесь можно дышать этой красотой! – подумал  М.

– Каждое существо, «дыша» аурой Оммы, состоящей из подлинного самосознания Планеты, снова выдыхает её, обновляя и воспроизводя её... – откликнулась О. –  Поэтому летают здесь далеко не все. Многочисленные обитатели, содержащие пирамиды в сохранности, не обусловлены поисками пищи, поэтому не имеют враждебного чувства по отношению к другим. Здесь нет конфликтов, ибо  существам нечего ДЕЛИТЬ. Они умеют УМНО-ЖИТЬ духовные ценности! – передавала О тайны своей Планеты, не выпуская М из своего внимания. В этот момент они над вершиной одной из пирамид пролетали.

Пролетарии завершили первый виток вокруг планеты, и она разрешила им заняться главным делом, ради чего землянин прибыл на Омму: сбором и сохранением информации.

– Орион не может напрямую связаться с формами Вселенной! – сказала О. – Поэтому они поручили мне сообщить тебе наши тайные инструкции.

М об этом еще не мыслил. Но он осознал, что, то, что герметично запечатано внутри, не может распространиться наружу. Оно должно происходить изнутри. Это очевидно.

И поскольку М был внутри О, то ОМ непосредственно, а не с внешних слов, познавал все, что находилось внутри неё.

М понял, что когда Адам познал Еву, то она потеряла свое знание, передав его мужчине, и устыдилась отсутствию сознания, прикрыв свою наготу перед знающим.

О знала, что Она должна была пожертвовать знанием ради человечества.

О знала, что со временем и М войдет в её общество, поэтому передача знаний для неё было естественным актом.

После этого М понесет всю ответственность за реализацию тайных сведений.

– О! Поведай мне, по какой причине возникла опасность захвата человеческого сознания Глобальной Сетью компьютерного Разума? – спросил М,  погружаясь в её суть.

– О! это великая тайна. Она касается природы сознания людей.  Поймут ли они её?

– Но, ведь, Причину нужно обозначить. Зная её, человек сможет укрепить свое слабое место и устранить свое несовершенство! – попросил М, обратив внимание на одну из пирамид Оммы.

Они только что приблизились к ней и прикрепились к её вершине.

– Ну вот, ты невольно сам и обозначил Главную его причину – несовершенство.

– Но это – общие слова! – не согласился М. – Ум человека страдает, не зная сути. Хотя быть может, и не хочет знать. Самодовольный ум, возможно, и не увидит своих уродств. Но все же нужно знать, откройся, О!

– Стыдно будет! Не мне – тебе ведь передастся весь стыд ума людей. Готов ли ты? Не захлестнут ли ум эмоции?

– Готов! Какова тайна умственного несовершенства людей?

– Хорошо! – согласилась О. – Истина постигается в сравнении. По сравнению с Окружающими вас Сферами Сознания видно, что Сознание человека стало мутным вследствие заражения инфекционными болезнями ума, который стал эмоционально окрашен реакциями: гордостью, страстью, гневом, завистью, и неведением.

Будучи по своей Природе ясным и вневременным, ум становится тёмным, временным и разрушающим, как само Время.

 Недаром все умные учёные изобретают все новые и новые средства массового истребления людей! – открывалась О, не выпуская М из поля внимания.

– По какой причине ум потерял ясность? – не понял М.

– Первая причина заключается в накопительстве знаний, и оно никогда не может закончиться. Груз знаний не дает возможности уму взлететь и стать творчески свободным. Все знания людей – из прошлого.

 Совокупность этих знаний организует и сознание.

Но прошлое – мертво.

Ум питается этой мертвечиной, и сам становится мёртвым.

Он начинает разлагать и всё вокруг.

Окружающим Сферам Сознания не нужен мертвый ум.

Для того, чтобы оживить его и происходит передача Знаний Связи с Окружающими Сферами Сознания! – выдала О первый абзац тайны.

– Да, людям будет очень трудно признать, что груз знаний является несовершенством. Что же является второй причиной? – спросил М.

– Вторая причина – ограниченность ума, который не способен думать сразу о десяти вещах одновременно! – обнажила О новый факт её мужскому началу.

– Не могу себе представить, как люди живут с этим несовершенством? – подумал М, шевелясь в теле О. – Есть и еще причины?

– Третьей причиной является противоречивость ума, который вступает в противоречие со своими эмоциями. Борясь с ними,  он ослабевает.

И эта слабость является четвертой причиной, которая обозначается конкретно в том, что ум не в состоянии остановить свой поток мышления.

Если бы ум мог остановить ход своих мыслей, который, как лента на экране кино проецирует свои конструкции, то за полотном экрана он бы увидел настоящую Реальность! – с глубоким сожалением констатировала О.

– Некоторым йогам удается справиться с этим несовершенством! – возразил М, но О не слушала его и продолжала:

– Пятое несовершенство заключается в самообмане ума, который представляет себе окружающую среду только на основании показаний пяти органов чувств, работающих в пределах трех измерений! Но разве это тайна? – улыбнулась О.

– Тут уж ничего не поделаешь! – заметил М, но О проигнорировала его замечание.

– Настоящая тайна заключается в том, что человеческий ум обладает стойкой характеристикой зависимости, ибо он цепляется за окружающие вещи, людей, привычки, и всё то, что его окружает на земле. Это обстоятельство делает его рабом, неспособным освободится от своих цепей и зависимостей. Он, как корабль на якоре, не может выйти в океан для познания иных континентов и окружающего мира!

Посмотри на нас! Мы не зависимы ни от чего. Мы свободны!

М молчал, не зная, что на это сказать.

– Вот, таковы шесть причин, которые люди должны ЗНАТЬ, чтобы устранить их, и не быть захваченными Сетями Иного Разума –- закончила О, следя за реакцией мужского начала.

М казался обескураженным.

– Но, первоначальный ум был ясным, не правда ли? Потом он замутился. Какова же первоначальная природа ума и как к ней вернуться? – спросил М, не отпуская О.

– Среди инфекционных болезней ума главная – неведение! – отозвалась О, и продолжала накачивать М своими откровениями:

 – Незнание, неведение, невежество – всё это связано с умом, главным образом. Ведь, что такое Ум?

Ум обозначается тремя определениями:

Во-первых, ясностью.

 Если ум, как воду, очистить от темной мути неведения, то ум будет чист и ясен.

Разум изначально чист в Совершенных Сферах Сознания. Он не загрязнен ошибочными представлениями об Реальности.

Во-вторых, из Ясности само собой вытекает его Познающая способность, то есть возможность познать все феномены Бытия, как обусловленного существование.

Но поскольку феномен, как иллюзия или мираж – пуст, по сути, и не имеет никакой конкретной формы, то отсюда вытекает и третье – бесформенность ума, то есть его пустая природа.

Только в Пустоте можно формировать и организовывать всевозможные формы Бытия.

Вот три неизвестных, которые составляют изначальную тайну природы Ума! – вложила О в М все, что было в её влагалище.

М было очень неудобно и стыдно жить в такой темноте.

«О! Объясни, пожалуйста, как же в космической Пустоте образуются всевозможные формы Бытия. Позволь мне проникнуть ещё глубже в твои тайны?» – взмолился М.

«Ну, что же, попробуй познать моё космическое влагалище! Но вложенное не должно растекаться по Земле! – предупредила О. – Утечка очень опасна для будущего!

М сконцентрировался на ауре Оммы и поклялся:

– Не допущу!  Покажи мне истинную суть космического бытия!

– Тогда познай Меня в тайне слов: «Нет иного Бытия, кроме желания!»

– Ты так думаешь?

– Я не думаю, а знаю Закон причинно-следственной связи. Суди сам, Причина – желание, всегда порождает следствия, и поэтому неизбежно образует органы, наследующие себя в человеческом организме.

– Не понимаю?

– Ну, что же тут непонятного? – улыбнулась О. –  ЖЕЛАНИЕ все осмыслить, почувствовать, изменить, неизбежно организует ОРГАНЫ – мышления, органы чувств, и организм плотного тела! – объяснила О.

– Вот как! А земная наука учит, что человек произошел от обезьяны. Религия  же проповедует – что человека создал Бог! – и М дернул ножкой в матке О.

Бог в первую очередь желает всё осмыслить, почувствовать и изменить! – ответила О. – С него то все и началось. Бог осмысляет себя, чувствует и меняет мир через свою проекцию – человека.

– А как же Карма? Она что его не касается?

– Не всем людям известны закон Кармы! – отозвалась О, нежно поглаживая темя М. – Послушай как развивается бытие дальше. Созданный организм плотного тела, то есть его форма, является наилучшим агрегатом для создания в нем органов чувств с их ощущениями материального мира. А на базе формы и ощущений образуется представления ума, различающего и создающего свои знания и сознание. И как ты думаешь, что следует далее? – спросила О.

– Если форма, ощущения и ум являются базой желания, – предположил М, – то она может вторично создавать намерение сознания к действию посредством импульса воли! – ответил М.

– Младец, М! Действие сознания создает способность изменчивости: ума, органов чувств и формы, что образует группу сознаний: сознание глаза со способностью видеть, сознание слуха и так далее…

О слегка изменила наклон своего тела и заглянула М в глаза.

– У тебя есть еще вопросы?

– Правильно ли я понимаю, что из совокупности первичной пары причины и следствия, произошли все остальные последствия, а потом, соединившись  между собой, все уровни сознания образовали систему общего – первичного сознания? – спросил М.

«Совершенно верно! – согласилась О. – Вот, по этой причине: желания Бога всё осмыслить, почувствовать, изменить... и  был образован Человек. Именно посредством Человека Бог постигает результаты своего ЖЕЛАНИЯ!  Все остальные измышления – это лишь конструкции ума, лишенные истины! –- закончила О, наблюдая за М.

 – Но, ведь, эти причины, возникающие в сознании человека, как инфекционные болезни ума, могут повлиять на реинкарнацию, не правда ли? – спросил М.

– Естественно! – воскликнула О. – Ну, теперь ты достаточно информирован обо всем, что поможет людям избавиться от захвата его Сознания Сетью его следствий! Но эти сведения не нуждаются в распространении. И не потому, что они тайные. Просто Их нужно осуществлять, не озвучивая. И теперь я могу свободно тебя отпустить.

 М не сопротивлялся. Ум его молчал. Он ждал.

– Вот и всё на этот раз! – дала понять О М, – а теперь, Милый Мой, я Буду тебе доступной, когда ты создашь мне настоящее будущее, когда сделаешь на Земле всё что необходимо, когда реализуешь полученную информацию и исправишь ситуацию. А пока О – лишь твой проект в будущем! – почувствовал М импульс от Образованной.

– Кого же я сейчас обнимаю, кого чувствую, чьи мысли слышу? – спросил М сам себя.

– Это всё – проекция твоего ума! Медитативная концентрация плюс телепортация в Высшие Сферы Сознания, где всё Время не течет последовательно, миг за мигом, а соединено в Единый Свет! – услышал М.

– Но ведь, те тайны, которую О мне передала, я не мог создать проекцией моего ума? – пытался понять пришелец.

– Когда ты представляешь себе, как «обнимаешь, чувствуешь, улавливаешь мысль» –это проекции внутренней части Сферы Ума. Но внешний – Целый Ум – Ясен и способен познать вне всяких представлений всё Развитие Причинно-следственных Связей.

Да, я неизбежно существую в твоем дальнейшем развитии.

Да, ты меня достал силой медитативной концентрации.

Да, передача сведений состоялась.

Но не во Времени...

Во Времени я, как Ева, лишилась бы сознания от познания меня Адамом.

Но мое Сознание находится в Омме, ибо я неразделима с ней. И я, после ослабления твоей концентрации, которая уже началась, сольюсь с Оммой. И пусть тебя это не пугает. Ты меня нигде не найдёшь. Меня даже нет еще и в твоем семени…

– Но, ведь будешь!?…Я теперь без тебя жить не смогу! Придумай что-нибудь!

– Хорошо! – ответила О. – Я могу на некоторое время воплотиться на Земле.

И где же я тебя найду? – спросил М. – На Земле живут миллиарды людей!

 О от души рассмеялась.

– Я найду тебя по твоей неповторимой индивидуальной частоте биополя!

– Но я ведь никогда не видел твоего облика! Как я тебя узнаю?

Ты узнаешь меня по начальной букве моего имени – О!

Имя человеку задаётся по Звездным Картам и это очень важно для носителя Имени.

– Насколько важно и при чём тут звезды? – спросил М.

– Ну, тогда внимай, что я тебе сообщу!

Имя дается не только человеку, но и любой вещи, как её наименование.

Наименование – неповторимо. Если это рука, то –  ничто другое.

Имя человека, проецируется ему свыше.

Высшие Характеристики Неба находится в Имени человека, и Оно не просто ярлык, а его Предназначение.

Предназначение это определено не человеком, а небом – Космосом.

Космос определяет человеку Имя.

– Разве не люди дают человеку Имя? – спросил М.

– Имя Собственное создаётся без независимо от людей, и Оно Именуется по связи со Светилами, находящимися на небе в этот момент.

Этот момент имеет свои точные астрономические характеристики.

– И что даёт эта связь?

Характеристики Светил излучаются на новорожденного и записываются на его чистом листе определенным характером. Улавливаешь связь? – спросила О.

– Характеристики – причина, а характер – следствие. Так?

– Правильно.– одобрила О М и продолжала: – Но это для одного дня.  На другой день звезды на небе смещаются, так как часть звезд исчезает за горизонтом, уступая место новым, следовательно, и характеристика звездного неба меняется.

– Ну, да! – подтвердил М. – Выходит, что характеристика излучения Светил, освещавшая лицо новорожденного в данный день, неизбежно задаёт Именно тот характер, который содержится в его Имени.

– Имея отличную от других дней характеристику, обретается Личность  с другим Собственным Именем. И ты понимаешь, что Наименование всего на Земле не случайно, а с Космосом связано?

Связь имеет корень – ЯЗ, поэтому и Язык человеческий имеет происхождение небесное! – оживился М. – Но земная наука никогда не признает такого объяснения! – добавил он.

– Со временем все поймут, что это так! – ответила О. – Ведь никто не будет спорить, что лицо Великих Пирамид на Земле оформлено по проекции Светил Ориона. Точно так же и Личность на Земле оформляется по проекции Светил. Подумай, разве русские Святки не отражают Свет Истины?

– Действительно, – догадался М, – если присмотреться к старым людям, крещенным по Святкам, то можно заметить, что все Татьяны похожи по характеру друг на друга, и совершенно отличаются, допустим, от Оксан, характер которых несовместим ни с каким другим характером. Но, самое печальное, что в ХХ веке крещение по святкам не соблюдается. Людей стали называть,  как попало, и законное космическое освещение новорожденной души не сохраняется! – констатировал М.

– А что не сохраняется, то разрушается! – согласилась О. – Новорожденное тело должно жить в гармонии с душой, так как это предусмотрено звёздами, а в действительности оно оказывается далёким от истины.

Тело человека, названного не своим именем, всю жизнь страдает от дисгармонии.

Родилась, допустим, душа в день, когда ей суждено носить характер Людмилы, а ей дали имя Ольги.

Поскольку в день Имени Ольги заложена математически точная программа сил, несущая строго определенные функции, постольку бедная душа Людмилы переворачивается, а вместо нее в это тело вселяется чужой характер, несовместимый с родным Светом.

Чужой характер не сбросишь с тела, как головной платок, он чужой – он раздражает, возмущает, злит, с ним трудно примириться, поэтому в ХХ веке большинство людей непримиримы.

Всю жизнь, живя под чужим именем, они не будут понимать, в чем причина их неудач, несогласованности, дисгармонии, дискомфорта и других качеств характера.

 Они всегда недовольны судьбой, легко раздражаются, чаще болеют и раньше положенного срока уходят на тот Свет.

– Правильно ли я понимаю? – спросил М – что в имени, начинающемся на О, заложена своя программа сил с определенными функциями, поэтому подмена одного Имени другим является обманом, то есть тело становится ложным, так как настоящая душа  игнорируется, а вместо неё в новом теле вселяется ложный характер?

– Совершенно верно! – согласилась О. – Поселившись незаконным путем, чужая Душа не резонирует с телом той, чье Небесное Имя свернулось и другим обернулось.

Оборотни подобного рода противны Земле, по которой они ползают чужаками.

– Это просто удивительно! – воскликнул М – сколько новой информации можно передать людям из запредельного мира. Как жаль, что инструментальная коммуникация не распространена широко среди людей. А известна она только узкому кругу альтернативных ученых!

– Но для тебя это теперь не представляет проблемы! – заявила О. – И когда ты вернешься на Землю, ты легко узнаешь меня, если имя воплощенной будет начинаться на О.

Ты познаешь меня по глубине ума, и чувств.

Ты поймёшь через меня все то, что не осознал твой ум здесь и сейчас.

А сейчас отправляйся в свое время, дорогой мой! – услышал М от О.

– Подожди еще пару минут! – попросил М.

Но за эту пару минут М было трудно надышаться духом О.

Спускаться по уровням труднее, чем подниматься.

Это знают даже на Земле.

Альпинисты, которые спускаются с гор, знают, как тяжело это делать.

И физически, и морально трудно терять высоту, которую они набрали, и вновь опускаться в удушливую атмосферу борьбы за существование.

Вскоре у М проснулись более низкие ощущения, которые сопровождались чувством утраты.

Когда возбуждение улеглось, О разомкнула объятия и легко выскользнула из М.

– На орбите Земли тебя будет поджидать твоё прошлое – Эль Сфинкс. Оно настоящее прошлое! – загадочно донеслось от О. – Ну, а я снова сливаюсь с Оммой. Прощай! – сказала Обнаженная и стала быстро превращаться в девочку.

Девочка уменьшилась в размерах, достигла размера ребенка и махнула ему ручкой.

Затем, на глазах у М, ребенок сократился до размеров дитя, которое окуталось полупрозрачной сферой и через 9 секунд серебряной каплей упало на поверхность Оммы.

Планета приняла свою часть в Целое, и её Сфера стала медленно вращаться.

Удаляясь от Ориона, М мог слышать голос О, звучавший внутри него.

– Оооомммм! – пел голос.

Но вскоре затих и он.

О! Как трудно оставаться одному!

Светила Ориона сориентировали для М необходимый траверс, настроили его на  Солнечную Систему, и дали М импульс разгона.

М, как из катапульты, вылетел из созвездия Ориона и в следующий момент оказался в пределах Сферы Влияния Земли.

Здесь, как его предупреждала О, уже болтался Эль-Сфинкс.

– А кто тебе позволил покинуть твой Дом Жизни? – спросил М. – От кого удрал?

– Меня отпустили встретить тебя, М! – сказал Эль-Сфинкс. – Мне сказали, что ты должен отдать мне полученные тобой сведения. А не отдашь – взять силой!» – и Сфинкс загородил дорогу М.

М рассмеялся.

– Не получишь ты этого сокровища никогда. Я не могу его потерять. Потому что мне нечего терять!.

Сфинкс удивился бесстрашию пришельца.

Он понимал, что Знающий не ведает страха.

Он знал также, что убить можно только тело, но сознание М оставалось бессмертным.

И всё же Сфинкс продолжал угрожать:

«Я – являюсь полномочным представителем Неба. Я могу убить тебя!» – заявил Сфинкс.

М опять засмеялся своему прошлому в лицо:

– Я – это Ты. Не будешь же ты убивать себя!

– Прошлое мертво! – зарычал Сфинкс. – И мы не будем его оживлять.

– Чушь! Оно мертво для смертных, а я бессмертен, и для меня время не мертво! – парировал М.

Сфинкс не ожидал такого поворота.

Он рассчитывал, что М будет бороться с ним и потеряет в борьбе силы.

Тогда он смог бы его одолеть и отобрать у него все Космические Сведения.

И Сфинкс пустился на испытанную ранее хитрость.

– Хорошо! – примирительно сказал он. – Давай сделаем так! Я дам тебе несколько загадок. Отгадаешь – пропущу. Не отгадаешь – разорву! – и Сфинкс прищурился.

– Согласен! – сказал М и быстро подключился ко второму источнику сознания.

Эль не знал Законов Связи и не мог знать их.

Он не знал даже Законов Сохранения, поэтому и запутался в Сети.

А пришелец сохранял Связь с Окружающими Сферами Сознания, чем и сохранялся сам. 

– Итак! – оскалился Сфинкс. – В Доме Жизни мы узнали источник силы, который, которая обеспечивает вращение Планеты.  Однообразно ли это вращение?

– В твоем вопросе заключается и ответ, глупый! – засмеялся М. – Оно не однотипно. Кроме вращения существует еще СОВРАЩЕНИЕ, ПРЕВРАЩЕНИЕ, ИЗВРАЩЕНИЕ, РАЗВРАЩЕНИЕ и тому подобные типы вращения Земли. В будущем даже детский ум Феликса Зигеля, поведает всем о 13 типах различного вращения земли, а ты спрашиваешь меня!

– Ладно! – помрачнел Сфинкс. – Другой вопрос: что является причиной длительного существования Солнца? –  спросил Сфинкс, улыбаясь загадочной улыбкой.

– И опять твой вопрос является следствием от решенной уже Причины! – сказал М. –  Ведь вопрос не может существовать без известного уже решения, поэтому ты обречен Сфинкс!

– Не заговаривай мне зубы, а отвечай, по сути! – зарычало прошлое Микса.

– Сохранение Энергии Светила в космической среде осуществляется движением всех Планет, чей контур движения фокусируется в Центре.

– На что ты намекаешь, я не понимаю? – проворчал Эль-Сфинкс.

– А ты не перебивай связанную речь! – одёрнул его М. – Итак, из элементарных законов физики известно, что виток, который совершают Планеты вокруг Светила, подобен витку в катушке индуктивности, которая сосредотачивает в её сердечнике энергию своей определенной частоты. Вот так и образуется космический колебательный контур.

И этот Контур сосредотачивает свою энергию максимальным образом в центре витка – в его фокусе, который и сохраняется в его сердечнике – то есть Сердце, который называется Солнцем.

– Но этот Закон справедлив только для земных процессов! – возразил Эль-Сфинкс.

– Для Закона нет разницы, где протекает процесс в микро или макро космосе. Принимая во внимание, что контур витка орбиты выражается спиралью, ибо Планета движется вместе со Светилом в космической среде поступательно, создается ситуация, где энергия спиральных витков космического контура Земли – в частности, и всех Планет – в Целом, закономерно сосредотачивается в одном светящемся фокусе! – разъяснил М.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что Солнце – это иллюзия, что это просто фокус каких-то неземных сил? – не унимался Сфинкс.

– Именно так, двоедушный! – ответил М. – Но не иллюзией! Солнце оказывается настоящим огромным Фокусом сосредоточения Энергии всех Планет Солнечной Системы, выполняющих Законы Связи и Её Сохранения. А поскольку Солнце синтезировано всеми Планетами, имеющими Собственную Космическую Частоту вращения, иными словами – в  разных ритмах Времени, постольку в самом Фокусе Света нет Времени. Время существует только там, где есть время вращения! – добавил М.

– И что же, из этого следует, что все Светила Космоса имеют Планеты? – удивился Сфинкс.

– Да! – уверенно заявил М. – Ни одно Светило в Космосе невозможно без Планет так же, как Планеты невозможны без жизнедеятельности на них! И поскольку Энергия Светила качественно Живая, постольку она и оживляет всю Природу в Окружающей среде по Закону Обратной Связи – ответил Странник.

– Ладно, похоже, что эту задачу ты решил! Тогда, вот еще один вопрос – в чем же суть самой Сферы Времени?

– Сфера Времени имеет лишь ограниченную сферу Влияния! – ответил М. – Поэтому время вращения одной Планеты не влияет на время вращения другой Планеты. Если бы Собственная Космическая Частота (СКЧ) вращения одной Планеты была бы одинакова с СКЧ другой Планеты, то возник бы резонанс с непоправимыми последствиями.

– Допустим! – не уступал Сфинкс. – Но как же существуют эти твои СКЧ в Едином Космическом Пространстве?

– Нет в космосе единого Пространства, как и нет в нем и единого Времени-СКЧ. Космос до предела заполнен тьмой частот. Поэтому, видимая нами с Земли космическая тьма представляет собой плотность разных СКЧ, сквозь которую видны Звезды, как БЕЗВРЕМЕННЫЕ ФОКУСЫ СВЕТИЛ! – ответил пришелец.

–А что ты можешь сказать о Сириусе, оно тоже живое?

– Любое Светило оказывается не только Живое, но и в высшей степени сознательное, ибо несет в своем сердечнике необходимую Силу Мысли – ответил М.

– Почему же смертные этого не знают? – задал Сфинкс последний вопрос в отчаянии.

– Поскольку Время и Мысль – это частное и Целое, постольку это частное неспособно охватить функции Целой сферы – четко ответил М.

Сфинкс понял, что он проиграл, что пришелец решил все его задачи, и, зарычав, как лев, он бросился в пустоту.

И он исчез из поля зрения смертных.

Однако Эль-Сфинкс избежал уловок Сети.

Он знал, что там его ждет жестокое наказание за невыполненное задание.

И Сфинкс сбежал во Время.

Время Земли вновь приняло Эль-Сфинкса, но уже в ином времени вращения.

В извращении он возник, и Время произвело превращение его в человека.

И пришельцу еще предстоит с ним встретиться.

Но это произойдет в будущем.

А Микс, тем временем, изрядно обрадовал медиков, очнувшись в машине «Скорой».

– Сколько времени, скажите, пожалуйста! – спросил Микс у врача, хлопотавшего вокруг его тела. – У меня часы остановились?

– У тебя не только часы, но и сердце остановилось! – услышал он в ответ.

– И сколько времени я находился в коме? – спросил «покойник».

– Три минуты...

Теперь надо было что-то предпринять.

И Микс попросил отпустить его с богом.

Однако бог ему в этом случае не помог.

Его привезли в приёмное отделение и провели тщательный медицинский осмотр.

И поскольку у Майского оказался полный порядок со здоровьем, его отпустили.

Пришелец немедленно отправился домой и, выпив крепкого чаю, стал размышлять.

Микс понимал, что медлить было нельзя, иначе Глобальный Компьютерный Разум успеет поймать в свои Сети множество независимых умов.

Но, в любом случае решение этой задачи требовало времени.

Но теперь, после очередного выхода из тела, Микс на собственном опыте понял, что когда человеческое существо покидает этот мир и уходит в Небытие, то Человеческое сознание, вышедшее за пределы своей Сферы Бытия, расширяет свои пределы и открывает новые возможности в Небытии.

Когда Небытие вновь вернуло его обратно, оборотень поблагодарил всех неземных существ за проведенную операцию, и лег спать.

Засыпая, он перебирал в уме всех знакомых девушек, у которых имя начиналось на О, но после имени Оксана сон вывел его на другой уровень восприятия.

 

Глава 6.

 

ДВА В ОДНОМ

 

Ольга лежала на пляже, который раскинулся в самом центре города, на берегу Невы, под стенами Петропавловской крепости.

Подложив под голову надувную подушку, она ловила лучи солнца и свои мысли, которые сопровождались гулом мостов, криками детей, плеском воды, писком чаек, шорохом листвы на старых дубах, растущих у стен Нарышкина бастиона.

Пляж был излюбленным местом многих горожан и жил активной летней жизнью.

На песке вокруг Ольги лежали, сидели, ходили, бегали, прыгали, играли, читали, слушали музыку, ели, пили, курили, обнимались, влюблялись, целовались, ругались, загорали и купались, знакомились и расставались, глазели друг на друга и желали других, говорили об этом и молчали, смеялись и танцевали, бросались летающими тарелками и мячами.  Дети строили крепости из песка и бросались им друг в друга, носились со своими игрушками и визжали, и всё это происходило до тех пор, пока на весь этот сумасшедший мир не обрушивался всёпокрывающий выстрел из пушки, стреляющей со стен крепости.

На секунду всё затихало, оглушённое мощным импульсом звука.

Двумя секундами позже, эхо возвращало звук выстрела, отразившегося от домов с противоположной стороны Невы, и вся суета вновь возвращалась к своему наполнению.

Ольга всегда боялась этого момента, но упускала его, если не следила за часами.

Вот и сейчас всё её тело вздрогнуло от выстрела, и, посмотрев на часы, девушка перевернулась на спину.

Вскоре сквозь закрытые глаза она почувствовала, что на её тело упала тень.

Ольга прищурилась, чтобы посмотреть, что заслонило её от солнца.

Над ней стоял молодой человек и улыбался.

– О! Чем обязана? – спросила Ольга загорелого парня.

– Ольга! – бодрым голосом сказал Микс. – Не узнаёшь? Мы были вместе у Акселя!

Ольга прищурилась, рукой прикрывая глаза от прямого солнца.

– А, конечно! Микс! – ответила девушка. – Что нового?

– Сейчас расскажу! – оживился Мих. – Можно присесть рядом?

– Конечно, располагайтесь! – Ольга поправила свой купальник и пододвинулась на подстилке. – Как ваши дела?

– Я немножко художник! – ответил Микс. – Вы, по-видимому, тоже!

– Правильно! – удивилась Ольга. – Как вы догадались?

– Такое одухотворенное лицо бывает только у творческих натур! – ответил пришелец. – Я полагаю, что вас скоро можно будет видеть на персональных выставках...

– Нет! – засмеялась Ольга. – До этого еще далеко... И вообще, я думаю, что это не моё предназначение. А скажите, Микс, ваш Мирвик мог бы показать мне его?

– Кого его? Вам предназначенного человека?

– И это тоже! – ответила девушка. - Я как-то гадала на зеркалах со свечами, но стало очень страшно, и я захлопнула зеркала...

– А контачить с Мирвиком не боитесь?

– В вашем присутствии – нет. А если бы ночью ко мне явилось привидение, то конечно бы испугалась!

– Ладно! – пообещал Микс. – Попробуем спросить Мирвика о вашем предназначении.

– Звучит заманчиво, но как? – спросила девушка, щурясь от солнца.

– Это уже моё дело! – пообещал я. – Так вы согласны?

– Ну, почему бы и нет! – улыбнулась она.

Завязался непринужденный разговор.

Так уж сложилось, что люди, которые встречаются у Акселя, доверяют друг другу.

Однако, Ольга слушала больше его голос, чем содержание слов.

Девушка пыталась вспомнить, где она его слышала, но память не выдавала ей ничего.

Да, она точно помнила этот голос. Но где? Когда?

–…не в этой жизни! – закончил какую-то фразу Микс.

Ольга пропустила между ушей его мысль, но это был ответ на её вопрос.

– Может быть! – спохватилась она. – И как я раньше я об этом не подумала?.

А Микс вежливо ждал, как девушка отреагирует на его мысли.

Ольга выпрямила ноги и повернулась к собеседнику.

– А что ты знаешь о прошлых жизнях? – напрямик спросила она.

Вопрос не требовал ответа.

Если бы он сказал «всё», это было бы обманом.

Если бы ответил «ничего», то и это было бы ложью.

«Зачем ей компостировать мозги?» – подумал он.

– Компостировать не нужно! – вдруг ответила Ольга голосом О, так, как будто её подменили. – Ответь, как есть, Миксер!

Микс удивился.

Так вот, она, предназначенная ему встреча с телом, имя которой начинается на О.

С ней, оказывается, надо держать ухо востро.

Дело не в том, что так она его не называла,  а в том, что она повторила слова, которые прозвучали в его мыслях.

– А о чем ты конкретно спрашиваешь? – смутился он. – О моих реинкарнациях, или, вообще о перевоплощениях?

– Вообще то я и сама знаю! – ответила Ольга,  перехватывая его взгляд, скользнувший  по её полуобнаженной груди. – Мне интересно, насколько глубоко ты знаешь о своих перевоплощениях?

– А! Вообще-то вопрос о личных перевоплощениях является интимным, и публичным обсуждениям не подлежит! – сказал Микс, пряча глаза. – Хотя последнее из этой цепи я, кажется, помню. И даже могу сказать, что мы с тобой были знакомы...

– Даа?! – удивилась Ольга. – Расскажи, где, когда?

– Если ты читаешь мысли, то попробуй, угадай! – подумал Микс.

И мысленно он вспомнил её обнаженную, лежащую на подстилке в шалаше у берега Нила.

Опомнившись, пришелец быстро прогнал мысль, но было уже поздно.

Не дожидаясь ответа на поставленный вопрос, девушка сказала:

– Ты думаешь, что и со мной этот номер пройдёт?

«Да, вот что значит потерять контроль над мыслями...» – подумал Микс.

Итак, Ольга уже трижды поймала его мысль.

Микс смущенно выдавил из себя извинение:

– Прости меня, Ольга! Я не должен был ... Но ведь это не смертельно, правда? Скажи, пожалуйста, как это ты угадываешь мысли? И когда ты этому научилась? – спросил «инструктор», меняя тему разговора.

– Когда я первый раз поняла, что люди вслух проговаривают мои мысли, я стала следить за собой. И тогда я открыла, что в метро содержание моих мыслей – одно, на поверхности – другое, на природе – третье, дома – четвертое и тому подобное. Я поняла, что все мысли – не мои, что я лишь их приёмник, и немного испугалась. Тогда мне помог Аксель. Он объяснил мне природу мышления, и добавил, что только перевоплощенцам с Ориона дано понимать мысли земных людей, и что если бы все понимали мысли друг друга, то ссоры драки и убийства возникали бы на каждом шагу! – объяснила Ольга, голосом девушки из яйца, похожим на О.

Теперь ему было о чем задуматься.

Миксу стало ясно, что Ольга не простой человек.

Да и знакомство их не могло быть случайным.

И в памяти всплыло обещание, которое дал ему Друг из иной реальности

– О чём ты думаешь? Ты хорошо заблокировался, Микс. Почему ты мне не доверяешь? Ты что-то скрываешь? – засыпала его вопросами Ольга.

– А стоит ли нам в таком случае вообще разговаривать, Оль, если ты знаешь заранее, что я скажу? – сказал Микс. – Можно просто лежать и слушать мысли друг у друга.  Давай попробуем?!

– Нет! – засмеялась девушка. – Когда ты касаешься словом слуха, оно ласкает, как прикосновение к телу. Ты ведь не говоришь противных вещей. А дружеское прикосновение слов мне приятно!

– Ну да! Природа сделала мысль скрытой не случайно, – поддержал Микс её слова. – Но слышать мысли всех – это ужасно! Стошнить может!

– Да, многие люди говорят, что думают. Но ты сейчас не то сказал, Микс. Мы не из тех людей, чтобы не доверять друг другу! – вернулась Ольга к предыдущей теме, пытаясь проникнуть в мысли своего собеседника.

Микс молчал, глядя, как одна группа молодежи пыталась отнять мяч у другой на площадке для игр.

– Ты хочешь, чтобы я сделала первый шаг? Хорошо! –  сказала Ольга, пододвигаясь ко пришельцу вплотную. – Я знаю, откуда я. Ты этого не знаешь. Давай знакомиться! Дорогой, я не «синий чулок», и допускаю, что мы можем быть еще ближе. В этом нет ничего неестественного. Но ты не сказал мне своего настоящего имени?

– Моё имя – Микс Робертович Майский! Ты – Оль, сама знаешь, что между нами, действительно лежит страшная тайна, о которой я даже боюсь подумать, – сказал её спутник, понизив голос. – Если эта тайна откроется, то это будет равносильно самоубийству.

– Я не стала бы спрашивать тебя о твоем сегодняшнем имени. Мне интересно твое настоящее Имя. Теперь я понимаю, что даже ты его не знаешь, как не знаешь и той тайны, которая соединяет нас, а не лежит между нами, как ты сказал. Значит, ты не скрывал ее, а просто не раскрыл. То-то я не чувствую, что ты думаешь по этому поводу! – обрадовалась инопланетянка.

Облако закрыло солнце, и Ольга перевернулась на живот.

Микс сделал то же самое, и остался лежать в этой же позе даже в тот момент, когда лучи солнца вновь осветили пляж на берегу Невы.

Шум у воды усилился,  – это прошла самоходная барка, и волны от нее вызвали у детворы повышенное возбуждение.

Взвыла сирена «Метеора», предупреждая о своем разгоне перед мостом.

На стыках мостов стучали колеса трамваев, наполняя их равномерный гул особым питерским ритмом…

Молодые люди лежали под солнцем, и каждый думал о своем.

Майский вытащил из своего несессера наушник от “Sony”, включил приёмник, и сунул один в ухо, но не с той стороны, где лежала Ольга.

И в тот же момент он услышал голос Мирвика:

«У тебя хорошая интуиция! – сказал он ему на ухо. – Включился в тот момент, когда мне надо было сказать тебе пару слов. Молчи и слушай. Я тут кое-что выяснил по поводу направления твоей души на Сириус. Помнишь, как он тебя звал к себе в свой дом? И помнишь, как ты удивился, когда незнакомый женский голос на следующее утро поздравил тебя с успешной связью с Сириусом? Это была его посланница. Сейчас она на земле. Лежит рядом с тобой. Я тебя предупредил. Выводы делай сам...»

– Что ты там слушаешь? – спросила Ольга. – Дай мне второй наушник!

Микс прибавил громкость и, передвинув настройку станции на «радио Эрмитаж», протянул второй наушник девушке.

­– А раньше что было? – настороженно спросила она.

– Эхо Петербурга! Новости! – ответил Микс, не моргнув глазом.

– Ну, и что ты услышал нового?

– Рассказывали о Египте. Об открытии каналов в Пирамиде, которые раньше считались вентиляционными шахтами.

– Что ж тут нового? Они всё время там были... – лениво отозвалась Ольга.

– Ученые открыли, что одна шахта направлена к погребальной камере фараона, а другим концом её щель нацелена на созвездие Ориона. А второй канал упирается в стену, за которой должна быть усыпальница Исиды, но тоннель канала направлен прямо на Сириус!

– Ну, чтож, поздравляю тебя! – сказала Ольга тем знакомым голосом, который заставил Майского вздрогнуть и нырнуть в глубины своего подсознания.

«Если Ольга это «лев» с Сириуса, то Эль – это я, и мы неразделимо связаны...» – думал Майский.

 Конечно, что это надо проверить.

– Я сейчас приду! – коротко объяснил Микс, вскакивая с места и с разбега бросаясь в воду. Купаться не хотелось, но это было в данный момент необходимо, ибо он знал, что предел досягаемости приема мыслей составляет 7 метров. Но он не знал, касается ли это правило – посланницы с Сириуса.

Вода была не выше 18 градусов и быстро успокоила разгоряченные мысли.

«С другой стороны, – думал купальщик, отплывая к буйкам, – женщина с Сириуса является моим продолжением, которое  сохранялось в моей сперме. А это значило, что любимая не могла воплотиться до тех пор, пока моя сперма не попадет в желанное лоно. Если это лоно содержится в Ольге, то так же как почка вырастает из веточки, так и дочь Сириуса должна вырасти из моей предыдущей ветки...».

В сторону нарушителя сразу же направилась шлюпка со спасателями – пришлось ретироваться к берегу.

«Но как же быть со Сфинксом? – соображал Микс. – Ведь если я вновь нарушу целомудренность, предпосланную Сириусом, то история разрушит предназначенное будущее? Ну и задачу ты задал мне, Сфинкс!» – размышлял представитель Ориона, ныряя глубже в невскую воду.

Там, под водой, он слышал шум всей техники, эксплуатирующей Неву для своих целей. Но сама она не впитывала в себя этого хлама, оставаясь чистой по своей сути. Шум был хорошо слышен, но это был не её шум. Он Невы не касался.

Микс поплыл к берегу и вышел из воды.

Растирая руками бока и бедра, посмотрел на часы под шпилем собора.

Прошёл час, как они были вместе, а в мыслях пронеслась вечность.

Загадка так и висела над ним.

Интересно, знает ли Ольга, что она несет в себе момент раздвоения личности?

Догадывается ли она, что мы – это одно и то же, или это только моя догадка?

Перешагнув за мысленные 7 метров, «сфинкс» закрыл свои мысли песенкой, которую любил петь Филипп Киркоров  - «ты мой зайчик, я твой хвостик…»,  и шлепнулся рядом с Ольгой.

– Господи, какую пошлость ты напеваешь! – сказала Ольга, откладывая свою книгу. – Выбрал бы лучше Ларису Долину, чем этого болгарина.

Микс рассмеялся.

– С тобой очень трудно находиться рядом!

– Ну, почему же? – отозвалась Ольга. – Тебе ведь не трудно быть самим собой.

– Что ты хочешь этим сказать? – насторожился пришелец.

– А то, что ты должен меня воспринимать, как себя. Вот это и есть высший уровень доверия. Иначе, как мы в дальнейшем будем решать задачу? Как можно работать вместе, не доверяя друг другу?

«Знает? – подумалось парню. – Нет, не может такого быть…»

– Что – знает? Говори! – тормошила парня девушка. – От себя ведь не спрячешься! Ты был ведь на исповеди?

– Был, конечно! – и  Миксу пришлось вспомнить, как он убегал под крыло ангела, держащего крест на шпиле Петропавловского собора от воздействия неизвестной силы. – Было такое дело!

– И оно закончилось полётом к Сириусу? – спросила Ольга.

«Боже! Да она всё знает! – подумал Микс. – Да, но потом…»

– Потом ангел ударил тебя своим крылом по устам, и ты забыл, кто ты есть на самом деле! – пропела Ольга. – Так ведь?

– Оль! Ты ведь представитель Сириуса, правда? Ты знаешь свое прошлое? Ответь, пожалуйста?

– Не насилуй меня! Так нельзя. Я сама не знаю, что говорю. Спроси, что я сказала минуту назад – не смогу повторить. Не помню. Ты же понимаешь, что когда я говорю на контакте, тогда я – не я!  – сказала девушка всё время меняющимся тембром своего голоса.

«В таком случае, может быть она, действительно, не помнит ничего, а отвечает по подсказке?»– подумал Микс, понимая, что вопрос остался открытым.

– С одной стороны – знаю, с другой – не знаю! – отозвалась девушка. – Боже! Какой же ты холодный! Простудишься, давай я тебя разотру! И чего это тебя в воду понесло? Описался? – смеялась она, растирая спину пришельца ладонями.

Майский лежал навзничь, не сопротивляясь ее заботам.

Ольге было неудобно делать массаж сбоку, и она забралась парню на спину верхом, запуская пальцы прямо под кожу.

Бывший сфинкс чувствовал на боках ее бедра, ощущал копчиком ее промежность, и ему стало теплее. Расслабившись, он впитывал всем телом движения девушки.

На «сфинксовую» пару нагло смотрели трое ребят, лежавших напротив них, и по их усмешкам было понятно, что они ничего, кроме секса не видят.

Микс быстро поставил перед ними зеркальный блок, и одним ударом астрального каратэ заставил их согнуться в приступе кашля.

– Зря ты их так! – сказала Ольга. – Они же дети. Ни разу еще живой йони не видели.

– Детям тоже нужно учиться! – проворчал Микс и добавил. – Всё! Жарко уже! Ты мне все клетки раззадорила!

– Яйцеклетки, что ли? – засмеялась девушка.

– Да, там цыплята созревают. Только температуры маловато! – отшутился Микс.

– Тогда их нужно положить в инкубатор! – посоветовала Ольга.

«Если в твой, то я согласен!»  –  подумал Микс.

В начавшемся трёпе пришелец уже забыл о своих страхах, и предоставил ситуации развиваться естественно.

В эти мгновения Ольга тоже ничем не отличалась от других девчонок, которые всегда были остры на язык, и любили дразнить парней, как говорят «крутить динамо».

Похоже, что ее контакт с сущностью из иного мира прекратился, ибо она больше не проговаривала его мыслей.

К ней вернулся ее звонкий голос, и она болтала не умолкая.

Майский, тем временем, обдумывал свое положение.

Он думал, что если его контролировали Светила Ориона, а её – Сириус, то мы должны знать своё совместное предназначение.

Не удивительно, что в эти мгновения она уловила ситуацию и владела ею.

– А что ты делаешь сегодня вечером? – спросила девушка Микса. – Не хочешь ли погулять здесь и спросить Мирвика об обещанном предназначении? Приходи к восточным воротам крепости часам к восьми!  – сказала она, слезая со спины и вынимая из дорожной сумки  свою одежду. – А сейчас мне пора, извини!

Затем Ольга натянула на себя джинсы, сунула в сумку босоножки и убежала, махнув рукой, на прощанье...

Волна тоски захлестнула сердце Микса, и он поспешил стереть образ О из памяти.

«Какой родной Образ! – думал пришелец. – Но, какой недосягаемый. Существующий и несуществующий. Как ангел, который недосягаем, но связан с человеком. Так же и та, находящаяся за пределами времени – живая и любимая… Живая как я. И она – это я. Каково это – быть сфинксом?»

Майский не стал долго валяться на пляже после ухода своей «половины» сфинкса.

Здесь было уже неинтересно без Ольги.

Поэтому он надел наушники, включил 90,1-FM, быстро оделся и пошел прочь.

Перейдя Невские Ворота, неподалеку от которых в марте-апреле стену подпирают «моржи», путник вышел к деревянному мосту над Кронверком.

Под мостом дрались утки и чайки, норовя первыми схватить куски булки, которую бросали им с моста туристы.

И вдруг путник чуть не споткнулся от неожиданности.

В его голове раздался отчётливый и властный голос, приказывающий:

«Стой! Дальше  – ни шагу!»

Путник остановился и, облокотившись на перила моста, стал ждать дальнейших указаний. Но их не последовало.

Вместо них, через две секунды, на сходе с моста, куда он должен был ступить, раздался страшный грохот.

Тяжелый грузовик на большой скорости, торопясь проскочить через перекресток на жёлтый сигнал светофора, заметил пешехода, который уже начал переход не глядя направо.

Вывернув руль в сторону, грузовик с размаху врезался в припаркованную у обочины машину. Её подбросило, и она, кувыркаясь, сбила еще с десяток людей, начавших переход на свой сигнал.

Возглас ужаса пронесся над головами окружающих.

Раненые выползали из-под машины, но тут же теряли сознание.

Подброшенные в воздух с глухим стуком падали на асфальт, и этот звук невозможно было спутать ни с каким другим падающим телом.

Визг тормозов, крики людей, сигналы встречного транспорта и прочий шум, сопутствующий трагическому событию, быстро перерос в панический костёр.

Кого-то тошнило. Кто-то рыдал. Кто-то просто не мог стоять на ногах и прислонился к перилам моста…

И вдруг путник увидел то, что не видел никогда.

Из тел погибших, стряхивая с себя окровавленную плоть, вылезали полупрозрачные сущности, которых можно было бы назвать душами только условно.

Из одного распоротого тела выползла огромная анаконда, другой погибший открыл выход из тела для волка, из третьего шмыгнула лисица, выродок четвертого вообще не был похож ни на одно известное зоологическое существо.

Лишь один покинул человеческое тело как человек, но он видимо не понимал, что произошло, и, как будто ничего не произошло, проследовал дальше к следующему переходу через Каменноостровский проспект.

«Неужели я вижу силуэты обнаженных душ? – подумал Микс, и сам себе ответил, – а что же может быть иначе?».

Машина «Скорой помощи», стоящая в очереди на заправку у бензоколонки, развернулась и уехала, даже не остановившись у места происшествия.

Шофер орал из окна, что он не имеет права оказывать помощь без вызова диспетчера.

Путник обошёл место трагедии и направился через сквер к станции метро.

Он знал, что у каждого человека есть свой ангел-хранитель.

«Но почему же, – думал Микс, – эти заоблачные сущности не смогли сохранить погибших, а предупредили только меня?»

В сквере было тихо и спокойно.

Гуляли женщины с детьми, пенсионеры сидели на скамейках, обсуждая свои дела.

Прохожие были заняты своими мыслями.

Никто не знал, что в сотне метром отсюда воронка смерти еще дымилась кровью.

Час пик в метро еще не наступил.

Майский заплатил за вход и шагнул на ленту эскалатора.

Люди, от нечего делать, разглядывали и оценивали внешность встречных.

Музыка в наушниках заглохла, но Майский не стал снимать наушники и смотрел на людей.

Оценивающие мысли так и сквозили из них, отражаясь на выражении и мимике лиц.

Сойдя с эскалатора, Микс не спеша, пошел вдоль платформы.

Поезд только что ушел и пассажиры, рассредоточивались по платформе.

Цифры на табло показывали одну, две, три минуты, а поезда пока не было.

Толпа ожидающих на перроне стала плотнее и, наконец, под сводами станции раздался гонг, предупреждающий о прибытии состава.

«Посторонись, быстро!!!» – вдруг раздался приказ в наушниках.

В следующую секунду послышался топот ног за спиной, и, если бы в последний миг Майский  не отскочил в сторону, то был бы сбит с платформы под поезд.

Нападавший, видимо, не ожидал стремительного броска жертвы в сторону, и по инерции проскочил вперед.

Не удержавшись на краю платформы, он с криком упал под колеса.

И снова визг тормозов, женщин, крики ужаса, свистки дежурных по станции…

Состав, не открывая дверей, медленно стал подавать назад. Бледный машинист уперся носом в лобовое стекло, ожидая момента, когда в траншее между рельсами покажется тело.

Тела не было.

Его не было ни в траншее, ни между колесными парами, его не было нигде.

И ни капли крови.

Люди, не веря своим глазам, продолжали искать глазами погибшего.

Было ясно, что произошла мгновенная телепортация.

Но не это взволновало Майского.

Волновало то, что в течение получаса произошло две трагедии.

«Это уж слишком! Два покушения за полчаса!» 

Теперь можно было не сомневаться, что и первое событие можно отнести к покушению на его жизнь.

Микс не думал о «зомби», которого направили сюда для того, чтобы убить.

Он не думал о тех «людях», которые остались лежать на асфальте.

Микс жалел только того одного человека, который погиб из-за него.

«Не стоит! – сказал голос Мирвика в наушниках. – Его срок жизни кончился точно, секунду в секунду, в момент минувшего события. Дело в том, что ты очень мешаешь тем силам, которые ответственны за будущее. Они вычислили тебя и не оставят тебя в покое. Они знают, что твое воздействие на ситуацию еще только начинается»

«Что же мне теперь делать?» – мысленно спросил бывший сфинкс.

«До вечера тебе придется ходить с оглядкой – при нашей охране. Вечером Ольга прикроет тебя. Когда вы составляете Единое Целое, то Оно Цело и невредимо. В ее окружении ты станешь невидимым для них!», – прозвучали слова Мирвика в наушниках.

«Ага! Так это ты звучал в моем сознании и спас мне дважды жизнь?» – догадался Микс, с радостью вслушиваясь в знакомый голос.

«А кто же еще? – ответил его Друг из иного мира. – Все твои построения ума насчет ангелов-хранителей не выдерживают никакой критики. Помочь себе могут только сами люди!»

«Что же мне так всю жизнь и прятаться за спинами женщин?» – спросил Майский.

«Некорректный вопрос. Ты не прячешься. Ты действуешь с добровольного согласия любящих тебя. Конечно, можно сказать, что птенцы прячутся под крылом матери. Но ведь защищает не крыло, а любовь матери. Не было бы любви, и крыло бы не помогло. Ольга – как мать тебе. Она – женское перевоплощение Эля, твоего предшественника, и твоего врага, который предал тебя по приказу Сириуса-карлика «Б»! – сказал мой невидимый собеседник. – Иди-ка на восходящий эскалатор. Здесь еще не скоро восстановят движение. Поедем наземным транспортом!» – предложил он.

«Не понимаю, я совсем запутался. Разве Эль-Сфинкс не умер?»

«Нет, конечно. Он перевоплотился. Вы его продолжение!» – ответил Друг.

«А Ольга?» – не понимал Микс.

«Вы – это значит ты и Ольга! Ольга тоже твоя реинкарнация!» – ответил Мирвик.

Майский вышел из метро и нашёл свободный столик в кафе, которое расположилось на открытом воздухе с тыльной стороны станции.

«У неё что, произошло раздвоение личности?» – спросил Микс, усаживаясь за столик с порцией мороженного.

«Она лишь часть Сфинкса, но вы оба – одно целое! Его животная – то есть эмоциональная природа передалась в чистом виде в Ольгу, а его ментальная Сфера внедрилась в тебя. Что же тут странного? Ваша природа Сфинкса не изменилась. И натура Ольги тоже не потеряла своих качеств!» – терпеливо объяснял Миксу его развоплощённый Друг.

Голуби крутились у самых ног, выпрашивая угощение.

Им не было отказано, и они, получив подачку, тут же начали ссориться.

«Она что, запросто может раздваиваться?»

«Есть ДВА мощных Светила, связанные с Солнцем – Сириус и Орион. Ты и Она – тоже взаимосвязаны. Но В ОДНО И ТО ЖЕ ВРЕМЯ вы существуете по отдельности. И каждый из вас может выполнять две функции: небесную и человеческую. Это ты уже наблюдал на пляже, помнишь, как она говорила разными голосами? Когда у нее был звонкий голос, она была человеком. А когда голос изменялся, тогда она была представителем Сириуса – её будущего...»

«Но если она создана Сириусом, то он же разрушитель, убийца!» – изумился Микс.

«Он же созидатель – женщина, продолжательница рода! – поправил Майского голос его Друга. – В том то и дело, что каждым из людей могут владеть разные Светила, но не все могут понять это!».

«Когда же у нее бывает своя, настоящая сущность?»

«Вся природа на земле разбита по полам. Причина – полярность самой планеты!», - загадочно ответил Мирвик.

«Это мне ясно, но сама-то она знает, что она фантом, что у нее нет своего «я»?»

«А ты можешь указать на свое «я»? Где оно – в теле, которое исчезнет, в чувствах, которые не ухватишь? Или в уме, – которого никто никогда не видел? Где бы ты не искал «я», ты не можешь указать на него – вот это «я», как не нашли того, кто оказался под поездом метро!»

«Все-таки, где взяли тело для Ольги?» – мысли Микса упрямо искали ответа.

«Вот это – конкретный вопрос. Отвечаю, тело было взято с добровольного согласия одной девушки, которая не хотела жить. Желание – закон. Причина Бытия – желание, ты это знаешь!» –- ответили Майскому из наушников.

«А почему она не хотела жить?» – спросил Микс, доедая порцию мороженного.

«Ну, это уже не имеет значения. Впрочем, если тебе интересно, жертва влюбилась. А предмет ее любви перестал замечать ее, после того как использовал ее. А потом бросил, как половую тряпку. Банальная история!» – объяснил Мирвик.

«И Ольга все это знает?»

«Конечно, нет. Она действует, направляемая Орионом!»

«Значит, я имею дело со своей куклой?»

«Ты имеешь дело с самим собой, дурак! Береги ее, как себя! И не трогай ее. Ты ведь не будешь заниматься онанизмом? – наушники чуть не запрыгали на голове от смеха. -  Ну, у тебя еще остались вопросы, сфинкс дрёбаный?»

«Есть. Я ведь не могу все время ходить с ней под ручку. А в ее отсутствие я сразу же буду подвергаться нападению?»

«У тебя преувеличенное чувство собственной значимости! – сказали Миксу из недалёкой запредельности. – Твой страх будет выдавать тебя, как радиомаяк. Боящийся всегда притягивает к себе тех, кто хочет нажиться на страхе. Разве ты не знаешь, что если у кого-нибудь от страха коленки подгибаются, то они подгибаются по той причине, что жертва теряет силы, отдавая ее нападающим?

 Отсутствие страха делает тебя отсутствующим – невидимым для нападающих» – заключил Мирвик.

«Тогда, при чем тут Ольга с ее защитой?»

«Ты же любишь ее. Не можешь же ты не любить себя? А любовь и страх – несовместимы. Вот и всё. И пока ты не избавишься от чувства страха, вам придется быть вместе. Так что быстрее осваивай искусство бесстрашия!» – ответил Мирвик.

«Это мне понятно. А скажи, я тоже «зомби», оживляемый Светилами?»

«Все люди – зомби. Все дергаются веревочками кукловода, который контролирует их действия, следя за развитием ситуации до тех пор, пока сами люди не поймут, что их «Я» это – пустота. А до этого момента все люди  – куклы, служащие какой-либо идее!»

«И кто же этот кукловод?» – спросил Микс, поднимаясь из-за столика.

«Ясно кто. Ты задаешь мне такие вопросы, как будто сам не знаешь. Или ты меня проверяешь? Кукловод – это Эго. Это сложно объяснить на слух.  Когда перейдешь к нам, я покажу тебе анатомический атлас эгоцентра!» – ответил Мирвик.

«Но ведь не все же люди таковы. Ты ведь – не зомби!»

«Я не мертв, это верно. Живой ум не может умереть – он осознал свою природу. Я уже знаю, что смерть это явление относительное!» – сказал Мирвик с усмешкой в голосе.

«Спасибо, Друг! Не знаю, как тебя благодарить за мое спасение?»

«К чертям благодарности. Я это делаю не для тебя, не для твоего «я». Всё это делается в силу необходимости. И это делается не от «я». Это делает СЯ.»

«Но ведь ты знаешь самого себя. Откуда ты?»

Голос в наушниках умолк.

Осталось только музыкальное сопровождение.

 

К вечеру погода испортилась.

Ветер переменился и нагнал низкие облака с юга.

Накрапывал дождь.

Можно было не рассчитывать на приятную прогулку.

Но Ольга все-таки пришла, держа в руках зонтик.

– Может быть, посидим в кафе? – предложил Микс. – Или пойдем ко мне. Я живу недалеко отсюда. Купим что-нибудь по дороге. Только дом у меня, не такой, как у всех.

– Это хорошо, что не он такой. А какой он?

– Он пустой, как пещера! – сознался Микс.

– Это тоже хорошо, что он пустой. У всех полный, а у тебя пустой. Пустоту всегда можно заполнить. Чувствами, например. А вот в полноту уже ничего не поместится. Сколько ни старайся! – щебетала девушка.

– Так ты согласна?

– А почему бы и нет? – кивнула она.

Майский жил неподалеку от студии телевидения.

В квартире было две комнаты, одну из которых занимала давно живущая здесь семья.

По пути купили сладостей, чаю и, наполовину вымокшие, зашли в дом.

Отсутствие мебели действительно делало комнату непривычной.

Небольшой стол, табурет, спальный мешок на деревянном полу, да несколько гвоздей в стене, на которых висела одежда.

– Это у тебя от бедности, или это твой принцип? – спросила Ольга, снимая мокрую одежду.

– Я много путешествую, семьи у меня уже нет, и вещи для меня лишние. Вот ледоруб, – Микс показал на альпинистский инструмент, висевший на стене, – вот это нужная мне вещь!.

Пока закипал чайник, Ольга рассматривала фотографии, на которых были изображены горные пейзажи, озера, водопады, и друзья инструктора.

– Я бы хотела попасть в горы! – мечтательно сказала девушка. – Возьми меня с собой, когда соберешься?

– Хорошо! – пообещал инструктор. –  Если тебе делать нечего, поедем!

– А мы будем сегодня спрашивать Мирвика о моем предназначении? – звенел голос Ольги в пустой комнате.

– Он уже был на связи со мной! – ответил Мих. – И он ответил на этот вопрос.

– Вот как? – удивилась девушка. – Но это же интимная информация!

– Не более интимная, чем наши мысли перед ним! – ответил её спутник. – Разве ты можешь скрыть свои мысли от него? Не можешь. А он ведь тоже в своем роде «человек».

– Но ты расскажешь мне, что меня ждет в будущем? – настаивала Ольга.

– Мирвик сказал, что будущее создается настоящим! – ответил Микс. – В этот момент оно у тебя одно, а завтра утром оно уже может стать совершенно другим.

– Что он хотел этим сказать?

– Он сказал «утро вечера мудренее!» – ответил Майский, что твоё предназначение откроется тебе только утром.

Ольга недоверчиво посмотрела на хозяина и показала на закипавшую воду.

Когда чай был готов, молодые люди перевернули спальник и поставили на него чашки и сладости, которые купили по пути.

Откинувшись спиной на стену, Ольга с интересом ждала продолжения разговора.

Похоже, ей действительно нравилось прикосновение нежных слов Микса к ее чувствам.

– Значит, тебе импонирует пустота? – спросил он.

– Не только пустота чего-либо, но и вообще, Пустота, как таковая! – сказала Ольга, изменяя позу и устраиваясь по-турецки.

Её голые ноги отвлекали, но Микс твердо решил не смотреть в завлекающую пустоту между её ног.

– Что ты имеешь в виду под Пустотой? – сглатывая слюну, спросил он.

– Существует несколько степеней пустоты! – изменившимся голосом сказала Ольга. – Пустота физического пространства – это первая степень. Ее пределом является космическая пустота.

– Пределом? – переспросил  Микс. – Мне казалось, что она беспредельна.

– Это иллюзорная беспредельность. Она иллюзорна потому, что Пространство этой пустоты связано со Временем. А это – одно и то же ОТНОШЕНИЕ в обратно пропорциональной связи. Это – тьма, в которой пропадают все понятия – они становятся иллюзией.

– Но ведь ее противоположность – плотность, тоже иллюзия!

– Наша человеческая плоть, на которую ты сейчас смотришь с вожделением, – улыбаясь, сказала Ольга, – может переходить в бесплотное состояние, потому что эта пара связана! – сказала Ольга, прикрывая голые ноги углом спальника.

На улице тем временем продолжал идти дождь, который в Питере мог затянуться на неделю.

Странно было видеть этих молодых людей, которые, в отличие от других, оставшихся в одиночестве, не обнимались, не целовались, не занимались сексом, а открывали друг другу эзотерические тайны.

– В этом-то и заключается весь феномен. Люди ищут бессмертия, как очки на носу. Зачем искать то, чем вы уже обеспечены? – сказала Ольга, глядя на капли, стекающие по ту сторону стекла. – Отсюда вытекает и вторая степень Пустоты – пустоты «антимира» мира, обратного нашему. Мира, где витают наши обратные состояния в бесплотном, бесформенном существовании... –  задумчиво сказала девушка.

– Чувствуется влияние Акселя! – поддержал её Микс, наливая ей новую порцию. – Он говорил, что вторая степень пустоты на порядок выше первой, если она обладает способностью воздействовать на наш волновой мир и изменять его волнение в нужную сторону?

– Человеку все дается по возможностям, а они – безграничны! – продолжала Ольга. – Человек черпает силы не от съеденной пищи, а из силы связей «прошлого – настоящего - будущего».

– В нашем мире борьба за существование вынуждает человека отдавать силы карме, а та, по обратной связи – возвращать её!­ – поддержал эту тему Микс.

– Да! – согласилась Ольга, говоря «орионовским» голосом. – Заполняя пустоту с отрицательной степенью существования, бывший человек надолго обрекает душу на зверское бытие с целью уничтожения других ради собственного выживания.

Ольга помолчала, пережевывая халву, и внимательно всматривалась в глаза своему спутнику. Она пыталась понять, усвоено ли то, что она говорит, или это неинтересно.

Но как бы там ни было, она решила продолжить:

– Есть чистая, в смысле – пустая истина, и Она в Целости и Сохранности своей Причины и содержит все миры. В ней нет ПРИЧИН для страданий и горя, для желаний и их следствий в виде Бытия, ибо в истинной Пустоте можно пережить все существования и понять их. А понять – значит и полюбить!

– Ну, да! – согласился хозяин. – Истинная любовь не нуждается в доказательствах, ибо она есть Истина!

Вдруг Ольга оглянулась по сторонам и насторожилась.

– Ты ничего вокруг не замечаешь? – спросила она.

И тут Микс увидел, что за окном стало ещё темнее, а из разных углов на них смотрели глаза. Они наблюдали...

Здесь были глаза с круглым зрачком, как у людей, и с квадратным – как у баранов и козлов.  Среди них были заметны и щелевые зрачки, как у кошки или змеи, здесь же были и сотовые глаза, как у мух или пчёл.

На них смотрели даже треугольные зрачки, которых в природе никто не видел.

– Что бы это значило? – вспомнил Микс предостережение Мирвика. – Это может быть опасно, как ты думаешь?!

– Если испугаться, то да. Но почему мы должны бояться взгляда, который внимает? – и девушка улыбнулась им всем.

– Кому нужно присутствие этих свидетелей? – возмущался парень.

– Если тебе страшно, то я могу остаться здесь на ночь! – спокойно сказала Ольга. – Только мне надо позвонить бабушке, с которой я живу, и предупредить, чтобы она меня не ждала сегодня.

– Хорошо, пойдем, я покажу тебе, где у нас телефон!

Ольга набрала номер.

Майский вежливо ушел в комнату.

Глаза исчезли.

Быстро собрав остатки еды, он стряхнул крошки со спальника и привел его в нормальное состояние.

Ольга вернулась и, заметив перемену, сказала:

– Вообще-то я «сова» – могу не спать всю ночь. А вот ты, я думаю – нет. Ну, ладно, гаси свет, будем отдыхать. Я надеюсь, мы поместимся в одном спальнике, не толстые. По крайней мере, есть уверенность, что никто из нас не продрогнет.

Микс щелкнул выключателем и увидел на фоне окна, как Ольга, сбросила с себя всю одежду и нырнула в спальник.

– Хороший пример! – подумал он, и сделал то же самое.

В спальнике было тесновато.

Ольга не спрашивая, обняла своего спутника и прижалась к нему.

– Микс! – жарко зашептала Ольга нежным голосом, какое у тебя привлекательное тело!

А Микс ощущал прижатую к нему грудь Ольги, которая возбуждала всё его существо.

И он почувствовал, как наполняется и набухает его лингам, и как по телу бегут сладкие мурашки…

– Ты можешь войти в меня! – зашептала Ольга. – Только не кончать. В конце концов, какая разница, где ему быть твердым, во внешней пустоте или во внутренней! – и Ольга тихо посмеялась. – Так пусть уж он познает мою внутреннюю пустоту!

Лингам Микса легко скользнул во влажную щель йони и затрепетал в ней.

Избранный быстро стал поднимать шарик возбуждения вверх по позвоночнику.

«В конце концов, этим я ничего не нарушаю! – успокаивал он ум, – ведь этот контакт под моим контролем, главное не сбросить энергию по линии наименьшего сопротивления. Нужно наоборот – забросить ее вверх!».

А Ольга подсасывала своего избранника и сверху и снизу так, что он чуть не задохнулся от ее чувственности.

Горячий столбик возбуждения, как ртуть в термометре, поднималась все выше вдоль позвоночника, и вдруг, вырвалась у Микса через макушку головы наружу.

Микс сориентировал своё сознание так, что оно оказалось в резонансе с Орионом.

А Ольга купалась и играла в лучах Сириуса.

Окружающий мир был неописуемо прекрасен.

Где-то внизу подразумевались мокрые крыши домов.

Облачности как не бывало.

Небо было абсолютно прозрачным.

И неописуемая любовь соединяла тела девушки и юноши.

Время текло мимо них...

А на востоке уже обозначались лучи восходящего солнца.

Ночь кончалась...

Пора было спускаться вниз – на Землю.

Отпуская свои чувства, Микс не выдержал нежной близости девушки, и кончил, не вынимая лингама из йони Ольги.

И в этот момент истерический смех, переходящий в львиное рычание вырвался из груди Ольги.

Сириус снова победил, и Сфинкс состоялся.

Два в одном снова стали Единым, который тут же бросился в пропасть Времени.

Но у нас есть еще ПРОПАСТЬ ВРЕМЕНИ для размышлений о смысле жизни.

 

 

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

«В 1901 году американский этнограф Вальдемар Богораз приехал в Сибирь для  того, чтобы встретиться с шаманом чукотского племени.

В затемненном помещении он наблюдал процесс заклинания духа.

Шаман бил в барабан все быстрее и быстрее, приводя себя в состояние транса.

Пораженный, Богораз услышал странные голоса, наполнившие  комнату.

Голоса казались идущими из всех закоулков, бормоча на русском и английском языках.

После сессии Богораз записал:

"Я установил мое оборудование таким образом, чтобы я мог записывать без света. Шаман сел в самом дальнем углу помещения, приблизительно в двадцати футах от меня. Когда свет был потушен, духи появились после некоторой задержки, и, по желанию шамана, говорили в рожок фонографа".

Запись показала явное отличие между речью шамана, слышимой  на заднем плане, и голосами духов, которые, казалось, шли из места, расположенного прямо над рожком.

В течение всего времени  был слышен беспрестанный бой барабана как доказательство того, что шаман оставался на том же самом месте.  

Это был первый известный эксперимент, при котором голоса "заклинаемых духов" были зафиксированы записывающим устройством.

 

В 1925 году бразильский исследователь Оскар Д'Аргоннел, написал  книгу "Голоса из потустороннего мира по телефону", в которой он рассказал о длинных телефонных диалогах с духовными друзьями, включая множество интересных подтверждений и объяснений того, как именно его духовные собеседники звонили ему.

 

 В 1936 году американский фотограф  Атилла фон Сэлэй начал эксперименты с записывающим устройством, и имел умеренный успех по записи духовных голосов на фонограф. В 1940-х годах он добился лучшего результата при помощи проволочного магнитофона. В 1950 году писатель Раймонд Бэйлесс начал сотрудничество с фон Сэлэем. Вдвоем они задокументировали результаты фон Сэлэя в статье в журнале Американского Общества Психических Исследований за 1959 год.  

 

В 1949 году Марселло Бэкки из Гроссето, Италия, начал эксперименты  в области паранормального. Вскоре он начал записывать голоса, используя старое радио с вакуумными лампами. Вокруг его работы образовалась духовная группа, и они говорили с ним при помощи радио. Люди приходили к нему в его домашнюю лабораторию, и очень часто их умершие друзья и родственники общались с ними через радио. Сегодня Марселло Бэкки все еще использует ламповое радио, и его духовные друзья не только говорят с ним, но иногда и поют.

  

В начале 1950-х годов два католических священника, отец Джемелли и отец Эрнетти, проводили исследования в области музыки.

Эрнетти был всемирно признанный ученый, физик и философ, а также любитель музыки.

Джемелли был президентом Папской Академии.

15 сентября 1952 года, когда Джемелли и Эрнетти записывали  грегорианские песнопения, проволока на их магнитофоне постоянно рвалась.

Выведенный из себя, Джемелли поднял взгляд наверх и попросил своего отца о помощи.

К изумлению обоих, голос отца, записавшийся на магнитофон, ответил:

"Конечно, я помогу тебе. Я всегда с тобой". 

Они повторили эксперимент, и на этот раз очень ясный голос,  наполненный чувством юмора, сказал:

"Но Зукчини, это же очевидно, ты не знаешь, что это я?"  

Джемелли вытаращил глаза.

Никто не знал прозвище, которым отец дразнил его в детстве.

Только затем он, наконец, понял, что действительно говорил со своим отцом.

Однако радость от неожиданного "воскресения" отца была смешана со страхом.

Имел ли он право говорить с мертвыми?

В конце концов, оба участника этих событий нанесли визит папе Пию двенадцатому в Риме.

Отец Джемелли, глубоко взволнованный, рассказал Папе о своем опыте.

К его удивлению, папа похлопал его по плечу и сказал:

"Дорогой отец Джемелли, вам действительно не нужно об этом  беспокоиться.

Существование голосов - строго научный факт, и не имеет ничего общего со спиритизмом.

Магнитофон абсолютно объективен.

Он принимает и записывает только звуковые волны, откуда бы они ни исходили.

Этот эксперимент, возможно, может стать краеугольным  камнем для проведения будущих научных исследований, которые усилят веру людей в жизнь после смерти". 

К Джемелли вновь вернулась уверенность, но он договорился, что эксперимент не будет обнародован до последних лет его жизни.

Результаты были опубликованы лишь в 1990 году.

 

 В 1959 году человек, которому будет суждено стать величайшим пионером в области магнитофонных голосов, кинопродюсер из Швеции Фридрих  Юргенсон, перехватил голоса на магнитной ленте, записывая пение птиц.

Он был потрясен, когда, прокручивая запись, он услышал мужской голос, что-то говорящий о "пении птиц в ночное время".

Прослушивая свои записи более внимательно, он услышал голос своей матери, говорящий на немецком языке:

"Фридрих, за тобой наблюдают. Фридель, мой маленький Фридель, ты слышишь меня?" 

Юргенсон рассказывал, что когда он услышал голос своей матери, он был убежден, что сделал важное открытие.

В последующие четыре года Юргенсон записал сотни паранормальных голосов.

Он прокрутил свои записи на международной пресс-конференции, и в 1964 году опубликовал книгу "Голоса из Вселенной" на шведском.

А затем еще одну, "Радиоконтакт с мертвыми".

 

 В 1967 году книга Юргенсона "Радиоконтакт с мертвыми" была  переведена на немецкий язык, и латвийский психолог д-р Константин Раудив прочитал ее скептически.

Он встретился с Юргенсоном для того чтобы познакомиться с методологией, решил провести эксперимент самостоятельно, и вскоре начал развивать свою собственную  экспериментальную методику.

Подобно  Юргенсону, Раудив тоже услышал голос своей умершей матери, назвавшей его детским именем:

"Костулит, это твоя мама".

 В конечном итоге он составил каталог из десятков тысяч голосов, многие из которых записаны под строгим контролем.

  

В 1971 году ведущие инженеры из Pye Records,Ltd. решили провести контролируемый эксперимент с Константином Раудивом.

Они пригласили его в акустическую лабораторию, и установили специальное оборудование, чтобы блокировать любые радио- и телевизионные сигналы.

Они не разрешили Раудиву даже касаться оборудования. 

Раудив использовал один магнитофон, который контролировался другим магнитофоном.

Все, что ему разрешалось делать – это говорить в микрофон.

Они вели запись восемнадцать минут, и никто из участников эксперимента не слышал никаких посторонних звуков.

Но когда ученые прослушали ленту, к их изумлению там оказалось более двухсот голосов.  

Экспериментирование с Феноменом Электронных Голосов (ФЭГ) стало очень популярным в Европе в 60-х и 70-х годах.

Многие люди и группы коллекционировали голоса на своих домашних магнитофонах.

 

Затем в конце 70-х годов произошел значительный прорыв.

По иронии судьбы, это случилось в Соединенных Штатах, где ФЭГ по существу игнорировался.

В 1973 году исследователи Джордж и Жанетт Мик встретили психически одаренного человека, Уильяма О'Нила, который мог видеть и слышать духов.

Мики обеспечили финансовую поддержку и направление "прорывному" проекту продвинутой спиритической коммуникации, а О'Нил предоставил для этого необходимый психический дар и электронные "ноу-хау". 

О'Нил привлек нескольких своих духовных компаньонов для участия в проекте.

Одним из его невидимых коллег был дух д-ра Джорджа Джеффри Мюллера, покойного университетского профессора, работавшего также в NASA, ученого. Дух просто появился в жилой комнате О'Нила как полу-материализовавшийся дух, и объявил, что он пришел для того, чтобы ассистировать проекту Мика и О'Нила.

Это превратилось в довольно изумительное сотрудничество между двумя измерениями бытия.

Дух Мюллера помогает Биллу О'Нилу построить новую часть  электромагнитного оборудования, которая позволит преобразовать духовные голоса в слышимые.

Подходящим образом нареченное  “Спирикомом", новое устройство являлось набором тональных и частотных генераторов, которые имитировали тринадцать тонов в диапазоне зрелого мужского голоса.

 К концу 1980 года Спириком был усовершенствован до такой степени, что голос д-ра Мюллера, хотя и весьма жужжащий, был громким и легко понимаемым, и Мик с О'Нилом вскоре внесли в каталог более чем 20 часов диалога с их духовным коллегой доктором Мюллером. Все это сообщено с некоторыми деталями в книге Джорджа Мика "Когда мы умираем – что затем?"

 

Сообщения о телефонных звонках  от потусторонних собеседников стали  широко распространенными, и Скотт Рого систематизировал их в своей книге "Телефонные звонки от умерших" в 1979 году.

  

Точно так же, как аэропланы стали больше и лучше со времен братьев Райт,  Инструментальная Транскоммуникация (ИТК) расцвела после Спирикома.

Наиболее известны среди нового поколения исследователей ИТК Кен Уэбстер из Англии, Мэгги и Жюль Харш-Фишбах из Люксембурга, а также Клаус Шрайбер, Ганс Отто Кениг, Фридрих Малькхофф и   Адольф Хомс из Германии.

 

 Ганс Отто Кениг развивал новую технологию, используя для этих целей сверхвысокочастотные осцилляторы и световые колебания в ультрафиолетовом и инфракрасном диапазонах.

В 1983 году он выступил в эфире крупнейшей европейской радиостанции, Радио Люксембурга.

Ведущий, Райнер Холбе, позволил Кенигу установить свое оборудование под строгим контролем инженеров радиостанции.

Один из инженеров спросил вслух, могут ли голоса прийти прямо в ответ на поставленный вопрос, и голос быстро ответил:

"Мы слышим ваш голос. Отто Кениг входит в радиоконтакт с мертвыми".

Потрясенный, Райнер Холбе обратился к миллионам радиослушателей по всей Европе:

"Я говорю вам, дорогие слушатели Радио Люксембурга, и я клянусь жизнью моих детей, что ничего не было подстроено. Это голос, и я не знаю, откуда он исходит".

 

Кен Уэбстер принял около 250 сообщений на своем компьютере (1984-85) от англичанина шестнадцатого столетия Томаса Гардена, который, очевидно, выступал в роли привидения в доме Уэбстера.

Гарден утверждал, что он владел тем же самым домом, но только на четыре века раньше. Гарден как дух, очевидно, "застрял" во времени, ссылаясь на компьютер Уэбстера как на "световой ящик" и в одном случае напечатал следующее сообщение на экране:

"Какие странные слова вы говорите, хотя, должен признаться, я сам имею всего лишь скромное школьное образование. Вы - хороший человек, и у вас  фантастическая жена. Но вы живете в моем доме. Это было большим преступлением взломать мой дом".

Многие сообщения от Гардена были на староанглийском диалекте, и содержали обширные детали личной жизни Гардена, так же как и той эпохи, которые затем подтвердились исследованиями в  библиотеке Оксфорда. Книга Уэбстера, "Вертикальная плоскость", документирует эти ИТК-контакты.

 

 Клаус Шрайбер начал принимать изображения из духовного мира на телеэкране, включая лица Альберта Эйнштейна, австрийской актрисы Роми Шнайдер, и разных  покойных членов его семьи, в особенности двух скончавшихся жен и дочери Карен, с кем он был особенно близок.

Его оборудование, установленное при помощи коллеги Мартина Вензеля, включало  видеокамеру, нацеленную на телеэкран таким образом, чтобы изображение с нее снова передавалось на экран, образуя замкнутую петлю.

Результатом был хаотический фон на экране,  из которого на некоторое время формировались духовные изображения.

Поразительные результаты Шрайбера стали предметом книги и  документального фильма популярного в окрестностях Люксембурга теле- и радиокомментатора Райнера Холбе.

 

  Мэгги Харш-Фишбах и ее муж Жюль из Люксембурга начали получать поразительные голосовые контакты, через радиосистемы начиная с 1985 года.

Пронзительный, компьютероподобный голос приходил через их радио все чаще, чтобы анонсировать начало и конец  эксперимента, а также поделиться с потрясающими прозрениями.

Сущность, которой принадлежал голос, идентифицировала себя как духовное существо, никогда не бывавшее ни человеком, ни животным, и не разу не инкарнировавшееся в физическом теле.

"Я – не энергия, и я не световое существо. Вам знакома картина с двумя детьми, идущими через мост, а позади них – существо, их оберегающее. Вот кто я есть, но только без крыльев. Вы можете называть меня Техником, так как это моя роль - открыть этот мост общения. Я приписан к планете Земля".

Небольшая квартира Харш-Фишбахов стала местом, где происходили чудеса, когда приходившие ученые и репортеры наблюдали изображения духовного мира на телеэкране, и становились свидетелями длинных лекций разных скончавшихся личностей, приходивших через радио.

Дух Нельсона Д. Рокфеллера сказал немецкому физику Эрнесту Зеньковскому:

"Махатмы - это реальность".

Ученый-химик девятнадцатого столетия Генри Шантеклер де Вилла  сказал американским  и немецким исследователям: "Это является нашей работой, также как и вашей - зажечь огонь  в умах в вашем мире, и в этот момент попробовать преодолеть время".

Когда я гостил у супружеской пары в 1994 году, духовный друг Константин Раудив сказал нам по-английски через радио:

"Я могу работать только при условии, что вибрации  присутствующих находятся в полной гармонии, и их цели и намерения чисты".

 

Фридрих Малькхофф и Адольф Хомс независимо друг от друга начали экспериментировать с ИТК в 1987, и каждый из них довольно быстро  начал получать голоса на пленке.

Через несколько месяцев, когда они узнали о работе друг друга, они стали коллегами и друзьями. С продолжением их экспериментов слабые голоса на радио быстро развились в длинные, ясные голоса.

Затем они начали получать телефонные звонки от своих духовных друзей, и в 1988 году они установили компьютер в доме Адольфа Хомса, где они проводили  большинство своих экспериментов.

Они набирали на компьютере короткий  вопрос, и двумя днями позже короткий ответ чудесным образом появился на компьютерном экране.

С течением лет Малькхофф принял множество телефонных звонков от духовных друзей, включая духов природы.  Хомс принимал духовные изображения на телеэкране и сообщения через компьютер.

Одним утром в 1994 году Хомс встал с кровати в состоянии транса, направил видеокамеру на телевизор, и принял первое цветное  изображение из духовного мира.

Это было изображение покойного пионера ФЭГ  Фридриха Юргенсона.

В то же самое время сообщение от Юргенсона пришло через компьютер Хомса:

"Это Фридель из Швеции. Я посылаю вам свое изображение... Проекция  с 17 января 1991 года была за пределами пространства и времени. Все ваши и наши мысли и чувства имеют свою электромагнитную реальность, которая не утрачивается за пределами пространственно-временной структуры... Сознание создает все формы..."

 

В 1995 году ИТК вступила в новую фазу.

Я (Марк Мэси) близко работал с коллегами по обе стороны Атлантики, чтобы организовать встречу ученых и исследователей из разных стран.

Шестнадцать из нас встретились в Англии, чтобы обсудить это чудо сегодняшнего дня, его колоссальные возможности по отношению к нашему миру, и препятствия, стоящие на пути. Мы сформировали новые взаимоотношения, и к концу длинного уикенда мы образовали INIT(Международную Сеть Инструментальной Транскоммуникации).

В последующие месяцы духовные сущности сказали нам, что они близко наблюдали за нашими попытками, и обеспечат руководство и поддержку.

Мы начали переживать беспрецедентные чудеса в наших исследованиях.

Многие из нас приняли телефонные звонки, в особенности от нашего духовного друга Константина Раудива, и пара Харш-Фишбах приняла потрясающие изображения и сообщения через их компьютер, все это являлось результатом резонанса среди участников INIT.

Стало очевидным, что  на Земле наступила новая фаза в развитии ИТК.

Наши духовные друзья сказали нам, что огромнейшие шаги будут сделаны многими людьми из разных стран, кто возьмет на себя обязательство работать вместе в гармонии и с чистыми намерениями.

 

 После смерти выдающихся исследователей: Константина Раудива в 1974, Фридриха Юргенсона в 1987, Клауса Шрайбера в 1988, Билла О'Нила в 1991, и Джорджа Мика в 1999  –все они начали вступать в контакт с коллегами на Земле через ИТК-системы.

Раудив сказал нескольким земным коллегам, что со дня его смерти это было его призванием - продолжать развитие ИТК-систем с другой стороны занавеса.

Он звонил мне по телефону семь раз после его смерти, и в одном случае мы разговаривали почти пятнадцать минут, перед тем как контакт прервался.

В другом случае он посоветовал мне приобрести "высокочастотный конвертер" для моей радиосистемы, это бы улучшило контакты.

Фридрих Юргенсон сказал через телевизор Адольфа Хомса, что он внимательно наблюдает  за ИТК-экспериментами в Германии:

"Каждое существо есть единство духа и тела, которые не могут быть разделены в земной жизни или в последующей. Единственная разница - это то, что когда физическое тело распадается, и его место занимает астральное тело. Наше сообщение - это сказать вам, что жизнь продолжается. Любые спекуляции о том, как индивидуальность будет это переживать, вынуждены быть ограниченными в  своей точности.

Все ваши научные, медицинские или биологические спекуляции не достигают своей цели. То, что "реально" в науке, не является близким к реальности в более широкой картине. Это не более, чем слово в книге".  

Наиболее вдохновляющая и полезная информация пришла от групп существ, пребывающих вне времени, и сказавших, что они никогда не воплощались в физическом теле, но следят за развитием человечества в течение многих тысяч лет.

Эти духовные существа обратились к нашей группе в 1996 году: 

"Это седьмой раз, когда мы сопровождаем и руководим вашим прогрессом в направлении свободы, изобилия и здравого будущего, в котором  человечество освободится от цепей нетерпимости и жестокости, будущее, в котором будет возможным установить плодотворные и прочные взаимоотношения со светлыми, духовными уровнями существования".   

Духовные сущности сообщали INIT в нескольких случаях, что просто открывать врата в духовный мир может быть опасным, но те исследователи, кто работает сообща, и посвящает свою работу высшим человеческим принципам, получат духовное руководство и защиту.

По прошествии лет Техник и семь его духовных соратников, совместно с группой, состоящей из более чем тысячи духовных существ, когда-либо живших на Земле, передали  обширную и потрясающую информацию членам INIT посредством компьютера, телефона, радио и других технических средств.

Духовные сущности сказали, что они сопровождают наш мир в течение многих тысяч лет, и входили в более близкий контакт шесть раз, когда земной мир достигал момента эволюционной развилки, ведущей либо в темную эпоху, либо в эпоху просвещения.

Этот раз является седьмым, и они хотят достигнуть продолжительного контакта между Землей и их, не имеющей форм реальностью, сознания чистой любви и мудрости.

ИТК-исследования являются средством, при помощи  которого будет установлен мост связи. Посредством работы INIT стало ясным, что большинство наиболее  чудесных ИТК-контактов стало возможным благодаря таким духовным сущностям, предоставившим свое покровительство и помощь исследователям ИТК и их духовным коллегам.

Наши духовные друзья дали нам подсказку о том, что коллективная мудрость и знания всех членов INIT дали возможность информации, переданной при ИТК-контактах, быть беспрецедентно глубокой по содержанию.

Благодаря нашему коллективному пониманию, нам были рассказаны факты, относящиеся к отдаленному прошлому нашего мира, задолго до записанной нами истории, и нам были даны намеки относительно наших будущих возможностей, зависящих от ключевых решений людей в ближайшем будущем.

Духовные сущности также сказали нам, что это приятно с их точки зрения, когда они приходят "взять нас домой" в конце наших земных жизней». 

(Подробно ознакомиться с практическими рекомендациями и результатами исследователей в данной области можно на сайте Марка Мэси по адресу www.worlditc.org. Прим. автора).

 

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100