Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

 

ЗАКОНЫ ПИФАГОРА

 

Печатается по изданиям:

«Лифагоровы законы, и нравственные правила» Перевод с франц. В. Соликова. СПб, 1808.

«Афоризмы Эпиктета». Перевод с греч. И прим. В. Алексеева. СПб, 1891.

«Основание стоицизма». Перевод с греч. и прим. В, Алексеева. СПб, 1888.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

пифагор

 

Пифагор Самосский (ок. 580—500 гг. до Р. X.) — греческий философ-иде­алист, математик, астроном, оратор и прорицатель — родился на гре­ческом острове Самое. Родите­лями его были Мнемарх (Мнесарх) и Пифаида, но жители острова были убеждены в божественном проис­хождении философа, приписывая от­цовство Аполлону, а род Пифагора — потомству Зевса. Буквально имя Пи­фагора переводится как «тот, о кото­ром объявила Пифия». По мнению Ямвлиха (греческий философ III века по Р. X., автор трактата «Жизнь Пи­фагора»), Мнемарху Дельфийским оракулом жрицей-прорицательни­цей Пифией было предсказано, что у него родится дитя, «которое будет вы­деляться среди всех когда-либо жив­ших красотой и мудростью и прине­сет человеческому роду величайшую помощь на все времена». После рож­дения ребенка отец воздвиг величе­ственное святилище Аполлону и на­нял для сына лучших воспитателей. С ранних лет Пифагора местные жите­ли начали замечать в нем признаки особого ума и раннюю мудрость, от­чего и возникла молва о его боже­ственном происхождении.

В восемнадцать лет Пифагор тайно покидает дом и отправляется в Си­рию постигать тайные знания у фи­никийских жрецов, а затем в Египет, к лучшим в те времена жрецам и про­рицателям. Двадцать два года (по дру­гим источникам — 13 лет) провел Пифагор в Египте, изучая астроно­мию, геометрию и мистические таин­ства, пока персидский царь Камбис II не завоевал Египет. Пифагор в числе прочих пленных был увезен в Вавилон в качестве раба. Там он продолжил свои поиски знаний, изучая науку о числах, музыку и многие другие предметы. Приблизительно в 50 лет Пи­фагор возвращается на остров Самое. Слава о великом философе разнеслась по всей Элладе, и сотни людей начали приезжать на остров для того, чтобы увидеть и пообщаться с мудрецом. Это тяготило Пифагора. К тому же он был вынужден много времени уде­лять общественной работе. Поэтому, приблизительно в 530-м году до Р. X., Пифагор принимает решение поки­нуть остров и переехать в итальянс­кий город Кротон.

По прибытии в Италию Пифагор узнает, что многие города находятся в рабстве друг у друга. Мудрыми со­ветами он вернул свободу, установил законы, устранил смуту и разногласия и примирил знать. Любимым прави­лом Пифагора было: «Любым спосо­бом следует избегать и отсекать ог­нем, железом и всеми другими сред­ствами от тела болезнь, от души — не­вежество, от желудка — излишество, от города — смуту, от дома — разно­мыслие, от всего в целом — неумерен­ность». Пифагор был строгим вегета­рианцем. Авторитет мыслителя был необычайно высок, власть над людь­ми почти безгранична: его считали по­лубогом. Порфирий рассказывает, что после одной зажигательной речи Пи­фагора две тысячи кротонских граж­дан отреклись от обычной жизни, от права собственности и соединились в общину.

В Кротоне Пифагор создает этико-религиозное общество, целью которо­го было нравственное обновление и очищение религиозных воззрений. В общину входили как мужчины, так и женщины. Всего около 600 человек. Кротонская школа имела многочис­ленные филиалы по всему итальянс­кому побережью, и ее выпускники проникали в высшие органы власти городов, неся пифагорейские идеалы порядка и гармонии в общественную жизнь и государственное управление.

В Кротоне и близлежащих городах Пифагор поставил правителей, разде­ляющих его взгляды. Поверх полити­ческой власти был создан Совет Трех­сот — научный, политический и ре­лигиозный орден, регулирующий всю общественную и государственную жизнь. Во главе Совета Трехсот стоял сам Пифагор. Результаты не замедли­ли сказаться: смягчились нравы, под­нялся материальный уровень горо­жан, прекратились грабежи и войны...

«Эра» гармонии и счастья продол­жалась около 30 лет, но дальше слу­чилось нечто необъяснимое. Народ буквально взвыл от порядка и, под­стрекаемый оставшимися не у дел по­литиками, военными, торговцами и жрецами, разгромил и сжег пифаго­рейскую школу и все ее филиалы, пе­ребив преподавателей и учеников. Случайно уцелели только двое — Филолай и Аизис. От них-то мы и знаем всю печальную историю взлета и па­дения первой попытки осчастливить человечество — построить рай на Земле. С тех пор пифгорейцы жесто­ко преследовались и уничтожались.

Судьба была благосклонна к Пифа­гору и увела его в царство теней за несколько лет до катастрофы. Вели­кий реформатор умер в счастливом убеждении, что выполнил свою вели­кую задачу и наставил человечество на путь истинный...

Пифагору приписывают сочинения по геометрии (теорема Пифагора), теории чисел, астрономии, определе­ние основных музыкальных интерва­лов.

Пифагор считал, что все в мире оп­ределяется числами или соотношени­ями чисел. Эти наблюдения были свя­заны в том числе и с музыкой. Реша­ющую роль сыграло открытие, что если длины струн в музыкальном ин­струменте относятся друг к другу как 1:2, 2:3, 3:4, то получающиеся музы­кальные интервалы будут соответ­ствовать тому, что мы теперь называ­ем октавой, квинтой или квартой. Это открытие послужило импульсом к поискам аналогичных соотношений и в других областях, например, в гео­метрии и астрономии.

Астрономические наблюдения убе­дили его в том, что небесные явления, с которыми связаны все главнейшие

изменения земной жизни, наступают с математической правильностью, повторяясь точно определенными циклами. Пифагор считал, что небес­ные тела подчиняются аналогичным законам музыки — концепция «гар­монии сфер». «Гармония сфер» Пи­фагора — не что иное, как зародыш квантовой теории строения материи.

Пифагор впервые назвал Вселенную Космосом (строем, зданием) и развил учение о Космосе как о закономерном, стройном целом, подчиненном зако­нам гармонии и числа. Согласно древ­ним источникам, впервые идея о ша­рообразности Земли была высказана Пифагором и потом в письменном виде сформулирована Парменидом.

Что касается его исследований в области оптики, то он считал, что объекты становятся видимыми благо­даря «выстреливаемым» ими крохот­ным частицам, попадающим в глаз человека. Потрясающее предвидение Пифагора вспоминали на всех этапах создания корпускулярной теории. Зная законы отражения, развивал гео­метрические методы построения мнимых изображений плоскими и кривыми зеркалами, основанные на прослеживании отраженных лучей и их продолжений за зеркало.

Пифагор серьезно занимался астро­логией. В течение более чем 30-летних странствий Пифагор имел полную возможность глубоко изучить опыт трех важнейших древних школ аст­рологии: ассиро-вавилонской, египет­ской и зороастрийской (авестийс­кой), и осуществить синтез их учений.

философия Пифагора представляет попытку свести все явления к число­вым отношениям и рассматривать числа как непреходящую сущность вещей (как все числа составлены из чета и нечета, так и все вещи соеди­няют в себе противоположности, из которых основные — «предел» и «бес­предельное»). В то же время каждая вещь рассматривалась как примире­ние противоположностей — «гармо­ния».

С именем Пифагора связана леген­да о первом доказательстве теоремы, носящей его имя. Вавилонянам еще за тысячелетия до Пифагора были известны свойства прямоугольных треугольников, но таблички времен Хаммурапи содержали только табли­цы «троек», названных впоследствии «пифагоровыми» (численные значе­ния сторон в прямоугольном треу­гольнике). Пифагор мог узнать об этих законах во время своих путеше­ствий и попытался их логически обо­сновать, что привело к первым дока­зательствам теоремы Пифагора, то есть к созданию метода расчета.

По словам Гераклита, он был ученее всех своих современников, был пер­вым настоящим философом, т.е. уче­ным-универсалом.

Пифагорейцы признавали бессмер­тие душ и их постепенное очищение посредством переселения. Принима­ли шарообразность Земли и ее движе­ние вокруг центрального огня, источ­ника света и тепла. Существуют леген­ды об открытии пифагорейцами не­соизмеримых отрезков, что привело в конечном итоге к разработке новой научной дисциплины — геометричес­кой алгебры. Также ими был разра­ботан метод математической дедук­ции.

эпиктет

Эпиктете мы знаем очень не­много. Из тех кратких и сбивчивых сведений, которые встречаются о нем у Гелия, Арриана, Светония, Диона Хризостома, Евсебия, Оригена, Свида и др., можно предположить, что он родился около половины  I столетия по Р.Х. Его родиной был, вероятно, город Гераклея, во Фригии. Ни имя отца, ни матери его не известно, но что он не принадлежал к классу свободнорожденных, можно заключить из того, что первые годы своей жизни он провел рабом фаворита Нерона, Епафродита.

Пораженный светлым умом и независимостью убеждений своего слуги, Епафродит дал ему свободу. Благодаря своим учителям, известному стоику Музонию Руфу и Евфрату, о котором Эпиктет отзывается как о даровитом ораторе, он сделался ревност­ным последователем их учения.

В 94 г. Эпиктет вынужден был по­кинуть Рим вследствие указа импера­тора Домициана, запрещавшего фи­лософам пребывание в столице и пре­делах Италии, и отправился в Грецию, в город Никополь, находившейся в одной из северных ее областей — Епире. В Никополе, по словам Арриана, Эпиктет, следуя примеру Сократа, учил публично. Впослед­ствии философ, по всей вероятности, вернулся в Рим, если верить истори­ку Элию Спартиану, который говорит о близких отношениях Эпиктета к императору Гадриану.

Эпиктет жил и умер, как истинный философ, в нищете. Дом, в котором он жил в Риме, никогда не запирался. Все убранство его комнаты составляли набитая соломой постель, деревянная скамейка, заменявшая одеяло рогожа и глиняная лампа, проданная впослед­ствии как драгоценность, за три ты­сячи драхм (около 750 р.). Эпиктет никогда не был женат. В старости он сошелся с одной женщиной, и то для того только, чтобы с ее помощью вос­питать сына одного из своих друзей, не имевшего средств дать своему ре­бенку приличное воспитание.

Как человек Эпиктет отличался ду­шевной чистотой и благородством. Как оратор, он, по словам Арриана,

совершенно очаровывал и увлекал слушателей своею искренней и стра­стно-задушевной речью. Жизнь Эпиктета богата анекдотами, доказы­вающими его остроумие и железную волю: в его уродливом и хилом теле жила высокая и твердая душа. Один из анекдотов лучше всего показывает силу его воли. Однажды Епафродит ударил Эпиктета в сердцах по ноге. «Ты можешь сломать мне ногу», — за­метил философ. Тогда Епафродит уда­рил своего раба так сильно, что кость действительно переломилась. «Разве я не говорил тебе, что ты можешь сло­мать мне ногу», — также равнодуш­но заметил ему Эпиктет. С тех пор он остался хромым на всю жизнь. Год смерти Эпиктета неизвестен. Гово­рят, он велел написать у себя на мо­гиле следующую эпитафию: «Я, Эпик­тет, был рабом, калекой, бедным, как Ир; но боги считали меня своим дру­гом».

Лично он из скромности не писал ничего. Сохранившиеся, частью в от­рывках, два сочинения, носящие его имя, написаны преданнейшим из его учеников — Аррианом, но заключа­ющиеся в них мысли принадлежат Эпиктету. Способ изложения в них прост и ясен, в отличие от других со­чинений подобного характера. «Афо­ризмы» Эпиктета сохранены нам в сочинениях Марка Аврелия, Макси­ма Тирского и, в особенности, в «Цветнике» Иоанна Стобейского, греческого писателя V века по Р. X. Но большинство их утеряно.

 

ОСНОВАНИЕ СТОИЦИЗМА

 

«Основания стоицизма» — компи­ляция из лучших мест философских произведений Эпиктета — сделана, по словам Симплиция, известным учеником Эпиктета, Аррианом. На­писанная язычником, книга эта пользовалась полным уважением даже со стороны христиан (ее, меж­ду прочим, хвалит Блаженный Авгус­тин) и уцелела вследствие этого от фа­натизма первых последователей хри­стианства. Действительно, стоицизм больше других учений языческих школ приближается к идеям христианства, заключая в себе зачатки пре­красных учений и правил. Уже один космополитический характер этого христианского язычества приближал его к христианству. Полные любви к человечеству слова последнего — «все люди братья» — мы встречаем у того же Эпиктета. Стоицизм служил, та­ким образом, переходной ступенью к христианству. Высшей целью жизни по учению стоиков было: жить соглас­но с природой, т. е. согласно боже­ственным законам или разуму, так как все живущее стремится к полез­ному и боится вредного себе; полез­ное же то, что не нарушает законов природы. Лучшей помощницей для достижения блага является истинное благо — добродетель. Материальные блага должны быть для философа «безразличны». Преданный исключи­тельно заботам о своем нравственном совершенствовании, он должен пре­рвать навсегда свои сношения с ми­ром. Благ человек может достичь или своим бесстрастием, искореняя свои аффекты, или разумным управлени­ем собой. Материя мира наполнена и движется божеством, и человек, стре­мящийся ко благу, сознавая неизмен­ные законы природы и в то же время сохраняя свою свободу и разумное уп­равление поступками, истинно мудр. Он господин своей жизни и, если у него нет цели в жизни, он приносит ее в жертву смерти.

Таковы главные пункты учения сто­ицизма. Суровый нравственный ри­горизм составлял отличительную чер­ту в жизни его последователей. Не­сокрушимая твердость и мужество в самые трудные минуты жизни, осо­бенно в борьбе с императорским дес­потизмом, как позже, в Риме, отлича­ла стоиков. Благороднейшего после­дователя идеалов стоицизма воплотил в себе Марк Аврелий.

Учение Эпиктета, которого нельзя, однако, считать основателем отдель­ной философской школы, носит на себе следы учения позднейшего сто­ицизма, соединенного с понятиями сократовской школы. Терпение и воз­держание — основные формулы его учения. В эпоху императорского дес­потизма и неразлучного с ним упадка нравов всякое самостоятельное про­явление личности было опасно, и нравственный облик Эпиктета не­вольно обращает на себя внимание своими чисто республиканскими убеждениями.

Лучшим изданием Эпиктета остает­ся до сих пор издание Schweighauser'a, Leipzig, 1799—1800 г., в 6 т., принятое в основание нашего перевода. Только некоторые места переведены по тек­сту издания Dubner'a (Paris. Ed. II. 1877. Collect. Didot, вместе с Антони-ном, Теофрастом и др.).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пифагор Самосский

(ок. 580-500 гг. до Р. X.)

 

ПИФАГОРОВЫ ЗАКОНЫ

И НРАВСТВЕННЫЕ ПРАВИЛА

 

Зороастр был законодатель пер­сов,

Ликург — спартанцев,

Солон — афинян,

Нума — римлян,

Пифагор есть законодатель все­го человеческого рода.

По каким знакам должно это уз­навать?

По чудесам ли?

По таинствам его?

Или, наконец, по высокому и ве­ликому его уму?

Не нужно высокого ума, не нуж­но чудес и таинств для обнародо­вания законов разума: довольно для этого одного здравого разума и правого сердца.

Одни издают законы для сниска­ния славы: простим им.

Иные для приобретения великих сокровищ: пожалеем о них.

Законодатель человеков вещает истину единственно по внутренне­му убеждению и из любви к ней.

Сезострис в Фивах торжествен­но получил великие почести за умерщвление многих тысяч людей.

Пифагор напротив того претер­пел жестокие гонения за то, что

ревностно желал образовать и про­светить род человеческий. Такова горестная судьба благодетелей че­ловечества!

I

Прежде всего научайся каждую вещь называть собственным ее именем: это самая первая и важ­нейшая из всех наука.

II

Народы! старайтесь прежде иметь добрые нравы, чем законы: нравы есть самые первые законы.

III

Где нравы без просвещения, или просвещение без нравов, там не возможно долго наслаждаться сча­стьем и свободой.

IV

Не ищи Божества за пределами этого видимого мира. Не старайся быть благоразумнее древних волх­вов: боги их состояли из огня, воз­духа, земли и воды.

V

Юноша! приобучи себя к раз­мышлению: оно предохранит тебя от бесполезного многословия.

VI

Человек! не делай другим живот­ным того, чего не хочешь, чтобы они тебе делали.

VII

Сделай начертание твоей жизни, и следуй оному неизменно до пос­ледней минуты твоего бытия.

VIII

Прежде старайся исследовать вещи около тебя находящиеся, чем те, которые удалены от твоего зре­ния.

IX

Пребудь другом истины даже до последней минуты твоей жизни;

но страшись быть гонителем за нее подобных себе.

Х

Сыщи себе верного друга. Имея его, ты можешь обойтись без богов.

XI

Избери. себе друга заблаговре­менно; ибо жизнь весьма скоро­течна.

XII

Избери себе друга; ты не мо­жешь быть счастлив один: счастье есть дело двоих.

XIII

Если не можешь иметь верного друга, будь сам себе другом.

XIV

Воздух и огонь, земля и вода суть необходимые стихии для твоей жизни: верный друг не менее оных для тебя нужен.

XV

Никому кроме своего друга, ничем не Будь обязан.

XVI

Все с особенным вниманием рас­сматривай, но ничего не изъясняй.

XVII

Более примечай и наблюдай, чем читай: кто читает много, тот чита­ет худо.

XVIII

Повинующийся разуму, повину­ется богам.

XIX

Предоставь жрецам исследовать естество богов; ты же занимайся познанием человеческого сердца.

XX

Юноша! Если ты желаешь себе жизни долгоденственной, то воз­держи себя от пресыщения и вся­кого излишества.

XXI

Подобно скоротечцу веди жизнь трезвую и целомудренную, чтобы течение твое ты мог совершить со славой, не на позорище Олимпий­ском, но на позорище жизни.

XXII

Порядок да управляет всеми тво­ими делами. Последуя ему, ты бу­дешь иметь тайну делать все с же­лаемым успехом.

XXIII

Юноша! всем сердцем твоим воз­люби порядок. Он да будет тебе вместо естественного закона. Им и для него ты существуешь.

XXIV

Порядок да будет твоим боже­ством! Непрестанно воздавай ему сердечное служение: порядок есть союз всех вещей. Сама Природа через него существует.

XXV

Если тебя спросят: «Что такое молчание?» — отвечай: «Первый камень храма премудрости».

XXVI

Что такое мудрость? Знание по­рядка. Если желаешь быть мудрым в течение твоей жизни, все поставь на своем месте. Преходящая вре­менная слава не стоит тихого и без­мятежного порядка, видимого в ежедневных делах мудрого.

XXVII

Если тебя спросят: «Что такое добродетель?» — отвечай: «Любо­мудрие, употребленное в дей­ствие».

XXVIII

На поле жизни, подобно сеяте­лю, ходи ровным и постоянным шагом.

XXIX

Любитель молчания! воздержи себя от употребления вина: молча­ние и вино, говорит Гомер, не мо­гут быть совместны. Молчание хотя подобно бесплодному древу, но предохраняет от многих по­грешностей. Юноша! насаждай и возделывай древо молчания перед училищем премудрости.

XXX

Юноша! храни молчание перед вещающим старцем.

XXXI

Если ты богат, говорит добродуш­ный Исиод, то убегай тяжбы. Если же беден, то убегай ее еще больше.

XXXII

Считай потерянным тот день, в который ты не наслаждался созер­цанием солнца. Солнце есть жизнь, говорит Гомер.

XXXIII

Юные девицы! помните, что лицо тогда бывает прекрасным, когда оно изображает изящную душу.

XXXIV

Юные супруги! да будут все ваши удовольствия растворены благора­зумием. Любите друг друга, сохра­няя непорочность нравов.

XXXV

Предоставь простому народу со­ветоваться с предсказателями; ты же совещайся только с опытом и с мудрыми старцами.

XXXVI

Юноша! старайся одним разом испить очаровательную чашу удо­вольствия.

XXXVII

Отец слабый и не видящий по­роков своего сына! страшись быть деревом, доставляющим рукоятку секире, которая некогда посечет его.

XXXVIII

Не бери себе в жену дочь челове­ка, обладающего большим состоя­нием, чем имеет твой отец.

XXXIX

Место твоего рождения да будет тебе отечеством, если с твоим бы­тием ты видел в нем и добрые нра­вы. Истинное отечество там, где есть благие нравы.

XL

Мудрая домостроительница! учись у Природы, произведшей малым иждивением столь превос­ходные вещи: только она научит тебя искусству домоуправления.

XLI

Не почитай себя свободным до тех пор, пока пропитание твое не будет зависеть от тебя самого.

XLII

Не будь ни у кого невольником, даже и у своего друга.

XLIII

Не будь членом ученого обще­ства: самые мудрые, когда они со­ставляют общество, делаются про­столюдинами.

XLIV

Не ищи на небе других богов, кроме звезд.

XLV

Какое бы ни постигло тебя несча­стье, удержи себя от слез: храни их для пролития о несчастье других.

XLVI

Не гоняйся за счастьем: оно все­гда находится в тебе самом.

XLVII

Никого не приглашай к твоему столу, когда поставлены на нем только обыкновенные яства.

XLVIII

Не полагайся на жену, которая много смеется.

XLIX

Всегда обедай дома: свободным и трезвым можно быть только в сво­ем доме.

L

На верность своей собаки пола­гайся во всякое время, а на вер­ность своей жены только до пер­вого случая.

LI

Слушая и сохраняя молчание, ты сделаешься мудрым: начало пре­мудрости есть молчание.

LII

Веди жизнь единообразную, если желаешь иметь смерть спокойную.

LIII

Подобно слону, размножай свой род только в независимости.

LIV

Не будь ласкателем ни живых, ни мертвых.

LV

Если тебя спросят: «Что такое смерть?» — Отвечай: «Невежество есть истинная смерть».

LVI

Пробуждаясь утром, спрашивай себя: «Что мне нужно сделать?» Ве­чером, прежде чем предаться сну:

«Что я сделал?»

LVII

Будь добродетелен, если хочешь быть счастливым: надо быть муд­рым, чтобы долгое время наслаж­даться счастьем.

LVIII

Не бойся смерти: ибо жизнь есть не что иное, как точка неизмери­мого круга существ, который всем бытиям назначено многократно пробежать.

LIX

Не имей других пророков, кро­ме мужей мудрых: ничего не слу­чится, чего бы они не предвидели.

LX

Мудрый тогда только согласится быть богатым, когда богатые сде­лаются мудрыми.

LXI

Не почитай знания за одно с муд­ростью.

LXII

Положи предел ревности твоей к наукам: но не ограничивай люб­ви твоей к истине.

LXIII

Одни просят у богов великого богатства; другие знатных и высоких чинов; иные долголетней жиз­ни; некоторые целомудренной жены; иные истины. Но ты ищи премудрости. С нею придут к тебе все сокровища.

LXIV

Благоразумная супруга! Если же­лаешь, чтобы муж твои свободное время проводил возле тебя, то по­старайся, чтобы он ни в каком дру­гом месте не находил столько при­ятности, удовольствия, скромнос­ти и нежности.

LXV

Мудрая мать семейства! не давай времени дочерям твоим преда­ваться размышлению.

LXVI

Юная супруга! будь подобна бла­говонному цветку, ожидающему ночи для излияния сладчайших своих благоуханий.

LXVII

Мать семейства! Если одна из тво­их дочерей тебя спросит: «Что та­кое феникс"?» — Отвечай: «Жен­щина праздная и одновременно благоразумная».

LXVIII

Не клянись именем твоих богов: вместо клятвы возложи руку твою на гроб человека добродетельного.

* Баснословная птица, изображающая чрезвы­чайную редкость.

LXIX

He употребляй лжи даже и для спасения своего друга.

LXX

Уборы и прочие вещи в доме тво­ем да не будут слишком драгоцен­ны и весьма скудельны: ибо ты не будешь тогда сокрушать себя чрез­мерным сетованием, и объят вели­ким гневом, когда случится тебе лишиться их. Суетное тщеславие насыщаться из великолепных и позолоченных сосудов не стоит удовольствия спокойной жизни.

LXXI

Природа, подобно тени, шеству­ет вместе с телами.

LXXII

Делай людям добро во все тече­ние своей жизни. Хвали их только после смерти.

LXXIII

Природа едина, и нет ничего ей равного: мать и дочь сама себе; она есть Божество богов. Рассматривай только Природу, а прочее оставь простолюдинам.

LXXIV

Домовладелец! не бери себе в дом человека, бывшего служителем жреца.

LXXV

Не почитай себя великим чело­веком, смотря на свою тень, которая бывает при восходе и заходе солнца.

LXXVI

Старайся быть одновременно мудрым и любви достойным: ви­деть мудрого, любви достойного, есть прекраснейшее зрелище.

LXXVII

В обществе человеческом оста­вайся только на время, нужное для избрания себе жены и верного дру­га.

LXXVIII

Воздержись от употребления вина: оно есть молоко, питающее страсти.

LXXIX

Не превозноси шумными и про­должительными похвалами благо­деяния и чудеса Природы: мудрый, употребляя дары ее, размышляет о них в безмолвии.

LXXX

Не живи у народа, у которого находится больше жрецов, чем градоначальников; больше зако­нов, чем добрых нравов; больше распутных женщин, чем гражда­нок; больше храмов, чем училищ; больше темниц, чем гостиниц.

LXXXI

Говори мало, пиши еще менее.

LXXXII

Читай в книге Природы то, что для тебя ясно и вразумительно. Над прочим же много своей голо­вы не ломай: чего в ней не можешь читать, то тебя и не касается.

LXXXIII

Если хочешь пережить самого себя и быть в почтении у потом­ства, то оставь после себя доброде­тельное семейство, и хорошую книгу.

LXXXIV

Не будь одним из тех, которые кажутся мудрыми только в своих сочинениях.

LXXXV

Если ты желаешь по смерти сво­ей оставить сочинение, которое было бы для всякого ясно и вразу­мительно, то не пиши в нем о ес­тестве богов.

LXXXVI

Если желаешь жить долгоденственно и счастливо, вкушай удо­вольствия умеренно и с благоразу­мием.

LXXXVII

Не говори о солнечном свете не­счастному, лишенному зрения, а о прелестях независимости непрос­вещенному народу.

LXXXVIII

Если тебя спросят: «В чем состо­ит благополучие?» — отвечай:

«Быть в согласии с самим собой». Аютня, хорошо настроенная, изда­ет согласные звуки. Душа благоус­троенная наслаждается счастьем.

LXXXIX

Благоразумный путешественник! не будь миротворцем между сра­жающимися змеей и тигром. Толь­ко тогда добрые бывают спокойны, когда злые друг друга истребляют.

ХС

Не живи у народа, у которого находится более законов, чем доб­рых нравов.

XCI

Если тебя спросят: «Какая наука более всех требует мудрости и бла­горазумия?» — отвечай: «Наука врачебная».

XCII

Юноша! помни, что скромность есть прекрасный храм добродете­ли. Если станешь для нее искать иного жилища, ты оскорбишь ее.

ХCII

Не живи в том городе, где пыш­ность и великолепие народных па­мятников оскорбляют бедность честных семейств.

XCIV

Если тебя спросят: «Что такое дружба?» — отвечай: «Сочетание двух добродетельных душ».

XCV

Веди жизнь умеренную и трез­вую, если желаешь быть независи­мым.

XCVI

В свободное от своих дел время упражняйся в науках: они в жиз­ни нашей доставляют нам неизъ­яснимые удовольствия.

XCV II

Смертный! когда несчастье ста­нет стучаться в твои двери, открой их ему с веселым лицом, не дожи­даясь, чтобы оно стучалось к тебе в другой раз: сопротивление раздра­жает его, покорение ему себя де­лает его безорркным.

XCVIII

Во все течение твоей жизни пре­будь трезвым, ибо весьма тучное тело иссушает душу.

XCIX

Свое тело не делай гробом своей души.

C

Не будь самовластным господи­ном других. Даже своей собаки.

CI

Любовь есть дело святое: не делай ее предметом общих разговоров.

СII

Не презирай народ иудейский за то, что он поклонялся ослу: наро­ды, обоготворяющие человека, бла­горазумнее ли поступают?

CIII

Не ищи мудрого ни при дворе царей, ни в народных собраниях: ищи его в его доме.

CIV

Смертный! хоть дни жизни тво­ей и скоротечны, но соблюдая бе­режливость, ты можешь еще иметь время быть счастливым.

CV

Не делай выговоров своей жене при своих детях.

CVI

Законодатель! не говори народу о его правах, если он еще не знает и не исполняет своих должностей. Говорить ему о его преимуществах, не напоминая прежде о его обя­занностях, значит оказывать ему худую услугу.

CVII

Градоправитель! Если желаешь навсегда иметь право наказывать злых, то не принимай от них ни­каких услуг.

CVIII

Законодатель! не пиши законов народу, не имеющему собственно­сти. Гражданин без собственности не имеет отечества.

CIX

Законодатель или градоправи­тель! не нужно говорить людям:

«Будьте добродетельны», но нуж­но удалять от них случаи быть по­рочными.

CX

Законодатель! Запрети пребыва­ние в городе человеку, питающему­ся иждивением тех, которых зас­тавляет он смеяться.

CXI

Градоправитель! не пиши строгих законов для истребления роскоши, но посели только презрение в об­щественном мнении к ветреным и легкомысленным женщинам.

CXII

Законодатель! не запрещай наро­ду верить, что плуг ниспослан с не­бес: пусть земледелие всегда пребу­дет для него священным.

CXIII

Законодатель! не пиши законов народу, на воротах которого не видно еще замков, ибо он в них не имеет нужды.

CXIV

Не полагайся на клятвы градоп­равителей и народа, так же и на обещания женщин.

CXV

Законодатель! не осуждай злых на жестокие казни, но подражай

селянину, который привязывает к рогам неистового вола сено для предостережения мимоидущих.

CXVI

Градоправитель! запрети жрецам устрашать народ, женщин и детей изображением подземных мук.

CXVII

Юный градоправитель! страшись падения фаетонова*, если облада­ет тобой его неблагоразумие. На­роды подобны коням солнцевым.

CXVIII

Мудрые градоправители! Желае­те ли, чтобы законы ваши были долговечнее меди и мрамора? Прежде их издания прилежно ис­следуйте человеческие нужды.

* Изображение неопытной дерзости.

CXIX

Не надсмехайся перед народом над предметами, которые он почи­тает священными: народ достоин сожаления, а не посмеяния.

CXX

Законодатель! не пиши законов для народа, преданного роскоши:

роскошь умерщвляет законы.

CXXI

Законодатель! предоставь одним жрецам говорить темно и дву­смысленно: ты же говори ясно и вразумительно. Исчезла бы память

CXXVII

Народы всех земель! приводите себе на память часто вещаемое мудрым Виантом: «Я не признаю другого народодержавия, ни друго­го единоначалия, кроме закона, основанного на разуме».

CXXVIII

Мудрый и высоким умом ода­ренный! старайся, сколько воз­можно, усовершенствовать род че­ловеческий.

CXXIX

Смертные! Закон есть вещь свя­тая: вверяйте исполнение его толь­ко чистым рукам.

CXXX

Законодатели! не составляйте за­конов для народа, но сотворите на­род для законов: закон справедли­вости существовал прежде народа.

CXXXI

Законодатель! не говори народам земным именем богов, ибо ты че­рез это сам себя унизишь. Храни безмолвие или говори своим соб­ственным именем. Свидетельство мудрого есть свидетельство богов.

CXXXII

Законодатели! не расширяйте круга естественных законов. При­рода, бессмертным своим перстом начертав оный, сказала человеческому разуму: «Ты не можешь пре­ступить его без наказания».

CXXXIII

Законодатель! постарайся, чтобы уложение твое было написано на немногих листах. Закон есть обще­народная книга; народ же не име­ет времени много читать.

CXXXIV

Народы! каждый из вас желает особенного законоположения. Од­нако понимайте, что законы спра­ведливости, подобно лучам солнеч­ным, суть законы всех земель и всех веков.

CXXXV

Законодатель! удались, если на­род заставляет тебя действовать вместе со своими предсказателя­ми.

CXXXVI

Народы! имейте к мудрому хотя бы немного той доверенности, ка­кую вы имеете к своим предсказа­телям.

CXXXVII

Градоправитель! имей при себе двух человек: одного, который бы всякое утро при твоем пробужде­нии уведомлял тебя о том добре, которое ты должен сделать в насту­пающий день; другого, который бы

всякий вечер при отходе твоем ко сну напоминал тебе о зле, которое ты сам сделал или допустил других сделать.

CXXXVIII

Законодатель и градоправитель! не показывайся иначе народу, как в приличной тебе одежде. В про­тивном случае он сочтет тебя себе подобным.

CXXXIX

Кротонцы не избирайте градо­правителем вашим отца семейства, своим постоянным местопре­быванием, которому дети его не оказывают должного повиновения.

* Жители города Кротона. История повествует, что Пифагор оставил отечество свое — остров Са­мое — при захвате в нем верховной власти тира­ном Тимокритом, и, переселясь в великую Грецию, избрал город Кротон

CXL

Кротонцы! внушите детям ва­шим, что рабство есть исчадие не­вежества.

CXL

Мидяне не дерзали смотреть на лицо своего царя. Кротонцы! вы непрестанно смотрите на ваших градоправителей.

CXLI

Афиняне учреждают над жен­щинами надзирателей. Кротонцы! довольно будет для вас, если вы поставите над ними судилище об­щественного мнения.

CXLI

Кротонцы! не терпите в стенах ваших жреца, изобилующего бо­гатством.

CXLII

Римляне поклонялись богине чи­сел. Кротонцы! соедините с нею бога порядка.

CXLIII

Кротонцы! не приносите даров богам вашим для умилостивления их, ибо они оскорбляются ими.

CXLVI

Кротонцы! когда уже истощите все средства человеческого благо­разумия, тогда имейте прибежище к провидению богов.

CXLVII

Кротонцы! не принуждайте муд­рого чаще ходить в молитвенные храмы ваши, ибо он сам в себе но­сит божество.

CXLVIII

Законодатель! не ходи в молит­венные храмы для испрошения у богов покровительства твоим зако­нам. Если желаешь, чтобы пребы­вали они нерушимыми и долговеч­ными, постарайся, чтобы они были справедливы.

CXLIX

Кротонцы! Пока город ваш со­стоит из богатых и бедных граж­дан, до тех пор вы не можете считать себя свободными: бедный по необходимости бывает невольни­ком богатого.

CL

Кротонцы! Если один из ваших градоначальников сделается не­правосудным, то не снимайте с него кожи, последуй Камбизу, но, отрешив его, снимите с него на­чальническую одежду.

CLI

Кротонцы! да будут первыми ва­шими божествами солнце и закон: первое распределяет ваши труды, а второй учреждает ваше поведе­ние.

CLII

Ничего не говори, или всегда го­вори истину народу, даже и самим царям, хотя бы предстояло тебе ис­пытать над собой судьбу Тирезия".

CLIII

Кротонцы! пусть другие народы поклоняются богу Сатурну: но вы учредите богослужение дочери времени — Истине.

CLIV

Да изгладится на веки память о народе, первоначально поставив­шем над собою властителя!

* Известный древний предсказатель, лишенный зрения за открытие людям многих важных позна­ний.

CLV

Мудрый! Если ты желаешь возве­стить людям какую-либо важную истину, облеки ее в одежду обще­ственного мнения. Оно есть высо­чайший закон всех народов.

CLVI

Законодатель! изгони из города иноплеменных наставников юно­шества: каждый младенец не име­ет ли своего отца и семейства.

CLVII

Народы Италийские! прежде со­оружения великолепных храмов богам вашим, постройте себе спо­койные дома: люди имеют в домах больше нужды, чем боги.

CLVIII

Мудрый тогда согласится быть законодателем, когда найдет себе отечество. Во всех странах будучи чужим он повсюду видит только народ, но нигде не усматривает человеков.

CLIX

Кротонпы! не вкладывайте бича в руку ваших богов: в противном случае вы будете или дети, или не­вольники.

CLX

Кротонцы! страшитесь прелес­тей изящных художеств: они пита­ются одной только роскошью, а роскошь растлевает добрые нравы.

CLXI

Народы Италийские! чтите па­мять мудрого законодавца Ликурга за то, что он изгнал из города употребление золота и серебра — главную причину всех пороков.

CLXII

Кротонцы! не избирайте вашим градоначальником отца, имеюще­го много детей.

CLXIII

Кротонцы! отмените праздники ваши, продолжающиеся целые дни. Целый день, проведенный в праздности, не может быть благо-угодной жертвой как богам, так и отечеству.

CLXIV

Законодатель! постарайся, да не будут в праздности жены, юноши, воины и народ.

CLXV

Народы! чтите память Нумы*. Этот законодатель хотел, чтобы каждый гражданин имел свое соб­ственное поле.

CLXVI

Мудрый и высоким умом ода­ренный! хотя светильник твой из­ливает ровный и чистый свет, но этого не довольно. Нужно еще, что­бы не исходило от него противно­го запаха.

* Второй царь Римский.

CLXVII

Кротонцы! предоставьте женам вашим все упражнения, не требу­ющие ни силы, ни мужества, ни благоразумия.

CLXVIII

Градоначальник! имей прилеж­ный надзор над поведением граж­данина, работающего ночью, а день проводящего во сне.

CLXIX

Народы Италийские! не требуй­те новых законов: они дорого бу­дут вам стоить. Довольно будет для вас, если исправите скрижали пре­жних ваших узаконении.

CLXX

Кротонцы! последуйте закону мудрого Солона, запрещавшего плохо говорить об умерших: не должно злословить умерших.

CLXXI

Кротонцы! не просите у богов ваших ни дождя, ни ветра: боги не принимают в этом участия. В При­роде все управляется неизменны­ми законами.

CLXXII

Кротонки! знаете ли, что есть не­что превосходнее красавицы? Кра­сота, соединенная со скромностью.

CLXXIII

Правители Кротоны! чтите па­мять Минопера, древнего царя Персидского, вещавшего, что пер­вое достоинство народного прави­теля состоит в том, чтобы всегда говорить истину.

CLXXIV

Законодатель! прежде дарования народу свободы, дай ему мудрые законы. Люди не могут еще быть свободными, если они имеют нуж­ду в законах.

CLXXV

Почитай священными числа, вес и меру, как детей изящного равен­ства. Равенство, величайшее чело­

веческое благо, утверждается на числах. Числа суть боги на Земле.

CLXXVI

Египтяне говорят, что все суще­ства суть дети ночи. Но верь луч­ше, что ночь есть мать только од­них богов.

CLXXVII

Кротонцы! учредите у себя муд­рый закон Лидян, который пове­левает строго следить за поведени­ем гражданина, живущего в праз­дности.

CLXXVIII

Не нужно там оружие, где есть мудрые законы.

CLXXIX

Градоправители! запретите жре­цам вашим ездить на других жи­вотных, кроме ослов. Элевзинские таинства возимы были ослом.

CLXXX

Поскольку нужно, чтобы что-ни­будь поражало глаза простого на­рода, величественное светило дня да будет божеством его. Народ любит богов, которые ходят.

CLXXXI

Кротонцы! желаете ли возвра­тить себе золотой век? Предсказательный жезл жрецов ваших пре­вратите в простой посох Аркадстских пастухов.

CLXXXII

Кротонцы! не призывайте иноп­леменника обитать с вами. Не от­крывайте врат града вашего всяко­му пришельцу: благоустроенный город подобен пиршественному столу, изготовленному по числу пирующих.

CLXXXIII

Законодатель! подражай Приро­де: она равно велика как в подроб­ностях своих, так и в своей сово­купности.

CLXXXIV

Кротонцы! воздержитесь от че­ствования неизвестных богов: сол­нце и другие божества, видимые на

небеси и на земли, да будут пред­метами нашего поклонения.

CLXXXV

Кротонцы! почитайте за сумас­шедшего мечтателя того, кто воз­вестит вам о себе, что он беседовал с богами.

CLXXXVI

Кротонцы! храните закон Индийцев, повелевающего не терпеть в обществе человека, изобличенно­го во лжи.

CLXXXVII

Не сообщай истину в местах об­щенародных: народ употребит ее во зло.

CLXXXVIII

Где нет равенства состояний, там не может быть равенства прав.

CLXXXIX

Градоправитель! внуши стихот­ворцам, чтобы они воспевали дея­ния и чудеса Природы, но запрети им вещать о богах. Божество не постижимо.

CXC

Мудрый! будучи обязан жить сре­ди простого народа, будь подобен маслу, плавающему поверх воды, но не смешивающемуся с ней.

CXCI

Кротонцы! вместо новых богов, предлагаемых вам, боготворите Правосудие, присовокупив к нему целомудрие и воздержание.

CXCII

Законодатели, градоправители и граждане! почитайте с благогове­нием Правосудие — первую обще­ственную добродетель, — великое Божество царств и единственное Провидение, сохраняющее счастье народов.

CXCIII

Не исполняющий должностей отца семейства, не может быть ни законодателем, ни градоправите­лем.

CXCIV

Мудрый! будь прежде законода­телем твоего семейства, если желаешь быть законодателем твоего отечества.

CXCV

Прежде законодателей суще­ствовали законы. Народы! требуй­те этих законов от ваших законо­дателей.

CXCVI

Народы! чтите благоговейно па­мять мудрых ваших/ законодате­лей, ибо мудрый законодатель по­добен самим богам.

CXCVII

Обладатель народов! прежде из­дания твоих законов, советуйся с законами безмолвными или с внут­ренним народным чувством. Наи­лучшие законы те, которые состав­лялись без законодателей и кото­рые не будучи писаными, всегда су­ществуют.

CXCVIII

Более необходима осторожность в выборе законодателя, чем градоп­равителя. Ибо должности градоп­равителя ограничиваются только настоящим, законодателю же над­лежит свое внимание обращать и на будущее.

CXCIX

Кротонцы! имейте малое число законов: многочисленные законы не могут быть изящны

СС

Для познания нравов какого ни есть народа старайся прежде изу­чить его язык.

CCI

Измеряй свои желания, взвеши­вай свои мысли, исчисляй свои сло­ва.

CCII

Начальник училища любомуд­рия! запрети вход в него жрецу: жрец всегда есть жрец.

ССШ

 Будь повелителем самого себя: царствуя и благоуправляя собой, ты будешь иметь превосходное владычество и самую важную дол­жность.

CCIV

При наименовании отечества восходи мысленно к первоначаль­ному его источнику, отеческий дом есть истинное его происхождение.

CCV

Кротонцы! старайтесь, чтобы бо­гослужение ваше было просто. Массагеты имеют одного только Бога — солнце.

CCVI

Воздержи себя от убийства жи­вотных.* Пролитие их крови при­вело людей к безумию проливать кровь себе подобных.

CCV II

Народы и владыки земные! чти­те память Миноса, прежде всех вещавшего: «Законы должны быть выше и самодержца, и народа».

CCVIII

Законодатель! покори народ вла­дычеству разума и добродетели: только в этом состоит истинная его свобода.

* Главное и коренное правило Пифагора.

CCIX

He бойся смерти: смерть есть только перемена жилища.

CCX

Кротонцы! почитайте мудрым закон Авдеритян, объявляющий бесчестным расточителя отцовско­го наследия.

CCXI

Ничему не удивляйся: удивление произвело богов.

ССХ II

Не избирай себе другом живуще­го в несогласии со своей женой.

CCXIII

Если ты не можешь найти себе друга, по крайней мере сыщи себе товарища одного с тобою звания, чтобы вы разговорами своими мог­ли себя взаимно утешать.

CCXIV

Делая добро народу, не помыш­ляй о воздаянии: из всех животных он есть самый неблагодарный.

CCXV

Не посекай древа, давшего тебе убежище во время бури.

CCXV

Правители Кротонские! если жрецы ваши объявят вам о каком-либо новом божестве, то повелите им хранить это в тайне: народ не имеет в нем более нужды.

CCXVI

Народы Италийские! храните воспоминание об Астрее, законо­дателе столь справедливом, что на­зван был отцом правосудия. Но увы! дочь его с ним же вместе скончалась.

CCXVIII

Кротониы! гробы добродетель­ных людей да будут вам жертвен­никами: но с благодарностью не смешивайте суеверия.

CCXIX

Юноша! каждое твое желание посылай в училище нужды.

* феммда, богиня Правды.

ССХХ

Во время зимы не проси убежи­ща у неблагодарного. Прах во гро­бе мертвого не так холоден, как дом неблагодарного.

CCXXI

Народы всех земель! чтите па­мять мудрого Виаса, часто говорив­шего: «Я не признаю ни Народов­ластия, ни Единоначалия, кроме за­кона, установленного разумом».

ССХХII

Кроптонцы! желаете ли быть мудрыми? старайтесь столь же ревностно делать добро, сколько вы рачительно стараетесь делать зла.

CCXXIII

Кротонцы! запретите принимать на себя высокое и священное наи­менование законоположника тем законодателям, которые излагают вам только законы местные и вре­менные.

CCXXIV

Кротонцы! не обносите города вашего высокими и твердыми сте­нами: укрепите его более добрыми законами.

CCXXV

Законодатель! не говори народу:

«Расти и размножайся!» Природа уже весьма ясно это ему повелева­ет. Но говори ему: «Прежде про­

изведения на свет твоих детей, раз­мышляй о средствах сделать их мудрыми и счастливыми».

CCXXVI

Правители народов! непрестанно вспоминайте изречение великого и премудрого Гермеса: «Народ все­гда охотно повинуется тем, кто де­лает ему добро».

CCXXVII

Законодатели и градоправители! чтите память превеликого Герме­са и советуйтесь с его книгами: он изобрел искусство говорить с наро­дом".

* Древние так называли науку красноречия.

CCXXVIII

Научайся познавать людей: по­знание людей удобнее и нужнее, чем познание богов.

CCXXIX

Если тебя спросят: «Что такое смерть?» — отвечай: «Истинная смерть — это невежество». Сколь­ко мертвых среди живых!

CCXXX

Предаваясь размышлению, бере­гись, чтобы оно не превратилось в помешательство.

ССХХХI

Законодатель! желаешь ли, чтобы законы твои были основанием на­родного благоденствия? постарай­ся, чтобы они в точности исполня­лись.

ССХХХII

Старайся жизнь свою вести так, чтобы в конце каждого дня ты мог сам себе сказать: «Я жил».

ССХХХIII

Во все течение своей жизни хра­ни воздержание и трезвость: врата храма премудрости имеют тесный вход. Упитанный и тучный не мо­жет через них пройти.

CCXXXIV

Народ, любящий свое гражданс­кое бытие! избегай более всего: по­становления не имеющего силы, неспособного градоправительства и роскоши при столе. Три этих вредных начала обязательно про­изведут общее и домашнее неуст­ройство и ускорят общественную и частную погибель.

CCXXXV

Поле свое обрабатывай своими собственными руками. Не остав­ляй его возделывать твоим неволь­никам: земледелие требует рук сво­бодного человека.

CCXXXVI

Юноша! вооружись заблаговре­менно против привычки: сила при­вычки столь велика, что приучает человека терпеливо сносить даже неволю.

CCXXXVII

Законодатель! ты не можешь на­зваться истинным законотворцем, если в уложении твоем находятся исключения: законы справедливо­сти их не терпят.

CCXXXVIII

Всякий закон, даже и самый луч­ший, есть иго.

CCXXXIX

Умеренно предавайся таин­ственной и глубокоумственной метафизике, а напротив, упраж­няйся больше в исследовании ес­тества.

* Ученики Пифагора плохо воспользовались этим наставлением: почти все сделались Платониками.

CCXL

В женщине разум предпочитай красоте, а приятностям давай бо­лее преимущества, чем разуму.

CCXLI

Не ходи часто ни в какое обще­ство: пребывай больше в своем се­мействе и посещай своего друга.

CCXLII

Если тебя спросят: «Кто такой не­честивец и безбожник?» — отве­чай: «Человек несправедливый и бессовестный и есть совершенный безбожник».

CCXLIII

Кротонцы! учредите богослуже­ние небесному строю (гармонии).

В первый день весны каждого года, собравшись вокруг хорошо на­строенной лиры, все купно воспой­те согласную песнь обновляющей­ся Природе.

CCXLIV

Научайся заблаговременно ог­раждать себя щитом любомудрия, ибо это защитительное оружие требует частого употребления.

CCXLV

Пригласи с собою жить твоего друга: утешительно состариться двоим под одной кровлей. Суще­ство уединенное не может истин­но наслаждаться жизнью.

CCXLVI

He бегай за счастьем: оно всегда находится с тобою. Пребывай больше дома.

CCXLVII

Есть народы столь стыдливые, что не могут смотреть на непокрытую истину. Кротонцы! не будьте столь стыдливы: истину полезно видеть нагую. Ложь пусть покрывает себя одеждой. Лицемерие пусть надева­ет на себя маску. Приличия много сделали вреда истине.

CCXLVIII

Не живи у народа очень образо­ванного, у которого приличия зас­тупают место обязанностей.

CCXLIX

Не будь другом возделывающего с нерадением свою землю: он вознерадит также и о поле дружбы.

CCL

Не избирай себе другом звероло­ва и дочь его да не будет твоею женою.

CCLI

После долгого и напрасного ис­кания друга возьми себе собаку:

верная собака есть изображение друга.

CCLII

Звание гражданина можно иметь только там, где есть добрые законы.

CCLIII

Будь лучше невольником, лью­щим воду на обагренные кровью руки завоевателя, чем самим заво­евателем.

CCLIV

Во всяком деле прежде советуй­ся со своей совестью, а потом со своим другом.

CCLV

Совесть твоя да будет единствен­ным твоим божеством.

CCLVI

Если ты имеешь верного друга, то не нужно ходить тебе в Рим для приношения жертвы богу благих советов.

CCLVII

Градоправитель! возбрани ху­дожникам изображать богов в те­лесном виде.

CCLVIII

Отец семейства! не терпи, чтобы чуждая рука прикасалась к голове твоей жены или твоих дочерей.

CCLIX

Кротонцы! отвергните узкую и короткую одежду: она унижает са­мые благородные части тела. Муж­ская одежда да будет величествен­на, а женская красива и приятна.

CCLX

Возделывай свое поле: боги осво­бождают тебя от всякого другого богослужения. Земледелие есть первое для человека богопочитание.

CCLXI

Кротонцы! Если вас спросят: «Что есть древнее богов?» — отвечайте: «Страх и надежда».

CCLXII

Кротонцы! Если вам угодно, имейте полубогов, но не имейте полузаконов.

CCLXIII

Спеши делать добро лучше на­стоящим утром, чем наступаю­щим вечером, ибо жизнь скоротеч­на, и время летит.

CCLXIV

Если тебя спросят: «Что такое любомудрие?» — отвечай: «Любовь к истине, сообщающая словам мудрого силу Орфеевой лиры"».

CCLXV

Законодатель! говори человеку о его правах, а народу о его обязан­ностях.

CCLXVI

Кротонцы! не принуждайте муд­рого приносить жертвы богам; каждый чествует их особенным и ему свойственным образом. Вы, обагряя кровью их жертвенники, а он — исследуя естество и учась быть им подобным.

* Древнее баснословие говорит, что сладкогла­сие Орфеевой лиры имело столь чудесную силу, что дикие звери, слушая его, становились кроткими.

CCLXVII

Говори о богах, но никогда не го­вори о Боге.

CCLXVIII

Кротонцы! из одного божества не делайте многих богов.

CCLXIX

Душа и тело подают себе взаим­ную помощь. Нет иного теснейше­го союза: два составляют одно. Гра­доправитель! следи прилежно, что­бы жрецы не расторгали этого со­единения.

CCLXX

Законодатель! ты должен быть отголоском разума, а судья отголос­ком закона.

CCLXXI

Кротонцы! хотя вы все равны, но не верьте, однако, что слабоумный равен мудрому.

CCLXXII

Дракон, первый законодатель Афинский, ленивых осуждал на смерть. Кротонцы! вы осудите их только на работу: они через то луч­ше будут наказаны.

CCLXXIII

Кротонцы! горе вам, если власть и могущество законов ваших не

превышают силы и власти челове­ческой!

CCLXXIV

Будучи незваным и не пригла­шенным, не садись за стол даже и своего брата. Исключи из того только стол твоего друга.

CCLXXV

Кротониы! надгробные ваши надписи да будут кратки и про­сты....

Прохожий!

Почти этот гроб так,

как ты желаешь,

чтобы некогда

почтили твой.

CCLXXVI

упившись вином, не приступай к святому делу деторождения.

CCLXXVII

Кротонцы! не имейте других бо­гов, кроме меча правосудия.

CCLXXVIII

Граждане! если на всенародных ваших собраниях станут вам про­поведовать о равенстве, не говоря о правосудии, то сведите с кафед­ры проповедника и на уста его на­ложите перст Гарпократов".

* Бог молчания у египтян, изображаемый с на­ложенным на уста его перстом.

CCLXXIX

Градоправитель! разума твоего не ставь на месте закона.

CCLXXX

Не дерзай мыслить, что бессло­весные животные не имеют разу­ма*. О если бы они могли говорить!

CCLXXXI

Не рассуждай с детьми, с жен­щинами и с народом.

CCLXXXI I

Оградив себя разумом, предавай­ся спокойно сну. Рано или поздно разум превозможет всякую силу:

преодолеет могущество народа и царей.

* Аристотель, Платон, Эмпедокл, Демокрит, Пифагор и многие другие философы утверждали единогласно, что животные имеют разум. «Порфирий о воздержании от мяса».

CCLXXXIII

Законодатель! если желаешь ис­править народные нравы, отнесись о том прежде к женщинам.

CCLXXXIV

«Боги, — говорят жрецы, — ско­ро раскаялись, что сотворили чело­века». Мы спокойно им отвечаем:

«Человек раскаялся, что сотворил богов».

CCLXXXV

Старайся сохранить приобре­тенную тобой славу, но если слу­чится, что у тебя ее похитят, то не

смущайся и не приходи от того в отчаяние. Счастье состоит не в том, чтобы называться мудрым, а быть им на самом деле.

CCLXXXVI

Кротонцы! не вверяйте правле­ния республики тому, кому жена его и дети не оказывают должного уважения.

CCLXXXVII

Кротонцы! почитайте самих себя: народ, уважающий самого себя, никогда не может быть невольни­ком.

CCLXXXVIII

Имей попечение о теле своем. Если это не добродетель, то, по крайней мере, это первая твоя обя­занность.

CCLXXXIX

Девицы Кротонские! известно вам, что птицы вашего пола не вос­певают своей любви: не подражай­те в том Сафе*, но украшайте себя более скромностью.

CCXC

Законодатель! не пиши законов народу, живущему под мучительским правлением, ибо они там бес­полезны.

CCXCI

Кротонцы! Если вы принуждены будете иметь некогда над собою тирана, по крайней мере не допус­кайте его, чтобы он в то же время был вашим законодателем.

* Известная греческая стихотворица.

CCXCII

Посещай дом мудрого: будет ли он дома, или нет, ты выйдешь из него лучшим.

CCXCIII

Кротонцы! Если вы не можете быть мудрыми без богов, то имей­те их только для того, чтобы сде­латься мудрыми.

CCXCIV

Кротонки! любите в жизни толь­ко один раз: это закон Природы и совет разума.

CCXCV

Кротонцы! внутренность домов ваших да будет святилищем, куда только один закон может иметь свободный вход.

CCXCVI

Законодатель! Если народ требу­ет от тебя клятвы, говори ему: «Клянусь скипетром разума!»

CCXCVII

Сделавшись отцом, не прекло­няй колена твоего ни перед кем, даже перед твоим родителем.

CCXCVIII

Кротонцы! позволяйте носить корону только богам, женщинам и детям.

CCXCIX

He принимай участия в беседах, где хорошо или плохо говорят о богах: ты лучше старайся возделы­вать свое поле.

CCC

Останься лучше бедным, если для соискания богатства надобно тебе унижаться и осквернить руки твои неправдой.

CCCI

Прежде вступления твоего в союз супружества, должен ты знать, что в Природе все непрес­танно изменяется: «женщина се­годняшняя не есть уже женщина вчерашняя».

ССС II

Добродушные земледельцы! по примеру финикиян не имейте дру­гих богов, кроме поля вас питаю­щего.

CCCIII

Законодатель! положи предел страстям гражданина и его соб­ственности. Кто имеет мало, хочет иметь больше; кто имеет много, хочет иметь еще больше.

CCCIV

Юная девица! скрывай внутри сердца твоего зародыш любви: бе­регись, да не скоро он прорастет!

CCCV

Никогда не давай полной воли твоему воображению: оно произ­ведет чудовищ.

CCCVI

Законодатель! поступай с наро­дом точно так, как Природа посту­пает с людьми: она делает их счас­тливыми, не изъясняя им того. Никогда не обманывай народ, но и всего ему не объясняй.

CCCVII

Тогда только можешь ты на­зваться свободным, когда будешь на себе носить одно иго необходи­мости.

CCCVIII

Не проси ничего у богов: они сами подвержены закону необхо­димости.

CCCIX

Кротонцы! по примеру Корин­фян соорудите храм Необходимо­сти: это богослужение освободит вас от всех других богослужений.

CCCX

Душа твоя да будет подобна луку, находящемуся в руках Необходи­мости.

CCCXI

Мать семейства? никогда не остав­ляй своих детей: отсутствие насед­ки всегда бывает вредно ее яйцам.

CCCXII

Старайся прежде быть мудрым. А ученым — когда будешь иметь свободное время.

CCCXIII

Не дерзай мыслить, что подоб­ные тебе человеки не могут без тебя обойтись.

CCCXIV

Если тебя спросят: «Что должно разуметь под именем доброй питательницы Амалтеи*?» — отвечай:

«Благоустроенное народовластие. Нет рога изобилия без добрых за­конов».

* Кормилица Юпитера. Под именем Амалтеи стихотворцы разумеют рог изобилия.

CCCXV

Законодатель! возврати закону отнятое у него верой.

CCCXVI

Кротонцы! чтите память Ромула за то, что он простил одного мужа, убившего пьяную свою жену.

CCCXVII

«Любитель молчания! воздержи себя от вина: молчание и вино не могут быть совместны», — говорит . Гомер.

CCCXVIII

Не будь обезьяной никого, даже и самой природы.

CCCXIX

Если тебя спросят: «Что такое земля?» — отвечай: «Земля — это звезда, имеющая пятна».

СССXX

От самой, юности своей учись быть мудрым: это упражнение тре­бует целой человеческой жизни.

СССХХI

Одну каплю здравого разума предпочитай целому кладезю уче­ности.

CCCXXII

Кротонцы! Если вас спросят: «Что должно делать народу, желающе­му наслаждаться свободой внутри и быть страшным внешним своим неприятелям?» — отвечайте:

«Иметь достаточно хлеба, несколь­ко соли и немного законов, как было в древнем Риме во время старшего Брута».

CCCXXIII

Приучи душу свою к размышле­нию: она скоро будет иметь орли­ные крылья.

CCCXXIV

Да не обладает тобой дух тщес­лавия быть богатым, ибо это послу­жило бы к умножению числа бед­ных. Но последуй лучше естествен­ной склонности быть счастливым: счастье находится для всех состоя­ний.

CCCXXV

Не заботься о соискании велико­го знания: из всех знаний нрав­ственная наука, может быть, есть самая наинужнейшая, но ей не обучаются.

 

ПИФАГОРЕЙСКИЕ ЗОЛОТЫЕ СТИХИ

Прежде всего почитай бессмер­тных богов, соблюдая

Их старшинство согласно закону, и верным будь клятве,

Славных героев, подземных де­монов чти по закону,

Мать и отца уважай, проявляй внимание к ближним,

С теми, кто доблестью всех пре­восходит, поддерживай дружбу.

Делать старайся полезное людям и следуй советам.

Не обижайся, сколь можешь, на друга за мелкий проступок:

Где, как известно, необходи­мость, там и возможность.

Все это так и запомни. И не пре­давайся обжорству,

Сон ограничь, научись обузды­вать гнев и желанья.

Не совершай ни сам, ни с други­ми постыдных деяний,

Пусть — что важнее всего — тво­им главным судьей станет совесть.

Быть всегда в словах и поступках стремись справедливым

И никогда старайся себя не вес­ти безрассудно,

Но запомни, что неотвратима для смертных кончина

И что богатство то прибывает, то убывает,

Смертным по воле богов могут выпасть на долю страданья —

Ропот смири на судьбу, каким бы ни был твой жребии,

И утешенье себе постарайся най­ти, если можешь,

Помни, что честные люди под­вержены меньше невзгодам.

Много люди слышат и добрых и злых разговоров —

Веры слепой не питай, но не ос­тавляй без вниманья,

Не раздражайся, узнав, что об­ман принимают за правду.

То же, что я говорю, всегда испол­нить старайся:

Веры к тому не имей, чьи слова и дела ненадежны,

Сам же лишь то говори, что со­чтешь из всего наилучшим.

Прежде чем делать, подумай, иначе получится глупо.

Бедные люди ведут себя порой неразумно,

Ты же делай лишь то, о чем со­крушаться не будешь.

Не занимайся тем делом, в кото­ром ты необразован,

Но изучай то, что нужно, и жизнь твоя будет прекрасной.

Должно оставить беспечность, коль дело пойдет о здоровье.

Меру важно во всем соблюдать — в еде и напитках

И в упражненьях для тела, и мера есть то, что не в тягость

Образ жизни старайся вести не­роскошный и чистый,

Остерегайся деяний, которые вызовут зависть.

Не допускай непомерных расхо­дов, как низкий душою,

Но и не слишком скупись. Осно­ва всего — это мера

Все дела сначала обдумай, чтоб не было хуже.

В успокоительный сон не должно тебе погружаться,

Прежде чем снова не вспомнишь о каждом сегодняшнем деле:

В чем провинился? Что мог со­вершить? И чего не исполнил?

Перебери все в уме, начиная сна­чала, и после

Радуйся добрым делам и себя укоряй за дурные.

Так поступай и усвой, к чему ты должен стремиться,

Так ты найдешь пути достиже­нья божественных качеств.

Именем клятву даю открывшего четверицу,

Неиссякаемой жизни источник. Берись за работу,

Лишь помолившись богам о ее окончании. Помни,

Так мирозданья бессмертных и смертных устройство постигнешь,

Что в вещах преходяще и что в вещах неизменно,

Всюду познаешь, насколько воз­можно, единство природы,

Мысли пустые оставишь и скры­тое прежде откроешь.

Станет понятно: несчастные люди приносят страданья

Сами себе, они слепы и глухи, хотя им доступен

Путь совершенства, и мало кто знает спасенье от бедствий.

Эта несчастная участь лишает смертных рассудка,

Злая судьба постоянно бросает их с места на место.

Скрытый раздор, этим людям присущий, сопутствуя бедам,

Губит их. Не вызывай его, но из­бегай, уклоняясь.

Зевс, отец! Поистине ты уберег бы от бедствий,

Если б раскрыл у каждого выс­шей природы начало!

Ты же будь твердым: божествен­ный род присутствует в смертных,

Им, возвещая, священная все от­крывает природа.

Если не чуждо это тебе, ты нака­зы исполнишь,

Душу свою исцелишь и от мно­жества бедствий избавишь.

Яства, сказал я, оставь те, что я указал в очищеньях

И в избавленье души, ко всему подходи с размышленьем

И руководствуйся подлинным знанием — лучшим возничим.

Если ты, тело покинув, в свободный эфир вознесешься,

Станешь нетленным и вечным и смерти не знающим богом.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100