Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Сергей Зорин

ДОРОГА К ХРАМУ... СВЕТА

 

Москва, 2007

Издательский дом Шалвы Амонашвили

 

Глубокоуважаемый Сергей Михайлович!

Я не знал Вас с детства. Но за то короткое время, как я наблюдаю за Вашим творчеством и набираю опыт общения с Вами, всё больше восхищаюсь Вами.

Сначала меня поразил Ваш Оптический театр первый такого рода театр в мире. Этому гениальному открытию, я уверен, предстоит большое будущее, ибо оно сегодня с трудом умещается в узости людского сознания.

Далее я восхищался Вами, как человеком устремлённым, преданным избранному пути, широко мыслящим, как учёным и изобретателем, как человеком простым и обаятельным. С Вами интересно дружить; спасибо, что Вы не отказываете мне в этом.

Эта книга, которую я прочёл на одном дыхании, и мой опыт общения с Вами рождают во мне образ шара, с которым я мог бы сравнить Вас. Шар самая идеальная и совершенная фор­ма. В нём красота Космоса. Вы земной человек-шар, который стремится проявить себя не просто многогранно, всесторонне или гармонично, а шарообразно. Вы творческий человек и для Вас одинаково близки все вопросы, всё, чем живёт Творчество, чем живёт Россия.

Боли общества, современного обустройства жизни проходят через Ваше сердце, где и рождается Ваша истина. Она осмыс­ливается Вами философски, психологически, социологически, педагогически, технически и воплощается в жизнь в виде Вашего детища Оптического театра.

Вы говорите в книге о своей истине. Она Ваш крик души, искренний, чистый, как звон колокола. Она Ваша судьба, Ваша слезинка, Ваша честность.

Истина Ваша заставит многих задуматься

В этом, как я полагаю, смысл Вашей книги.

Амонашвили Ш. А., академик РАО. 31. 05. 2007

 

 

Ребёнок — непризнанный гений

Средь буднично-серых людей.

М. Волошин

Почему я взялся за перо?

Мы живем на рубеже веков, тысячелетий и эпох. Апокалип­сис гремит уже на всех планах нашего бытия. Пришло время эк­замена на человечность для всех и каждого. И в это непростое время вопрос воспитания будущих поколений стал решающим, стал жизненно важным. Вспомним высказывание видного учёно­го-физика: «Чтобы человечество развивалось по пути гуманиз­ма, культуры и социального прогресса, все мы, учёные и люди интеллектуального труда, должны принимать активное участие в разработке вопросов, связанных со здоровьем и прогрессив­ным воспитанием нашей смены».[1] Вопросы воспитания должны волновать не только школьных учителей, но и родителей, и всех ответственных взрослых людей. Тема воспитания и образования интересует меня всю сознательную жизнь.

Отец мой был школьным учителем и умер в марте 1950 года, возвращаясь из школы домой. Мой старший брат был школьным учителем и работал в школе до выхода на пенсию. Жена моя тоже преподает в вузе более тридцати лет. Ее мать — директор шко­лы, а отец — заведующий кафедрой в вузе. И я уже больше трёх десятилетий в школе-театре общаюсь с детьми и взрослыми, в душах которых после посещения Оптического театра просыпа­ется ребёнок... В нашем семейном педагогическом коллективе, естественно, обсуждались и обсуждаются проблемы воспитания и образования.

Соображения, которые мне хочется изложить в этой книге, возможно, субъективны, поэтому я их никому не навязываю. Но, полагаю, что почти сорокалетний практический опыт по созда­нию новых средств и способов визуального отображения мира и работа в Оптическом театре, как школе нового типа, могут быть для кого-то интересны. Не собираюсь прятаться за обтекаемы­ми выражениями — «мы полагаем», «автор считает» и т. п. Буду говорить от первого лица потому, что отвечаю за всё сказанное и ни на кого ответственность перекладывать не хочу. Многое из того, что общепринято, к чему привыкли, как к некоей норме, мне кажется недопустимым, недостойным человека. Я остро чувствовал это всегда. Теперь же, когда ситуация стала крити­ческой, решил опубликовать некоторые свои соображения в на­дежде найти единомышленников и соратников...

Терпимость, терпеливость должна иметь свои пределы. Когда мы подошли к краю пропасти небытия и в любой момент можем улететь в неё, рассуждать о терпимости, проявлять выдержку и галантность затруднительно. Что же прикажете, прежде чем свалиться в пропасть, продемонстрировать своё воспитание и хорошие манеры: «Пожалуйста, не напирайте, все успеем». «По­жалуйста, я вас пропускаю вперёд». «Только после Вас»... У меня нет никаких других желаний, кроме желания успеть, пока мы не улетели в эту страшную «чёрную дыру», сказать, что у нас ещё есть шанс остановиться у последней черты. Остановиться, отступить от края пропасти и не просто уцелеть, чтобы выжить, как мы выживаем сейчас, но построить на планете справедли­вое общество, чтобы жить полноценной жизнью творческих лю­дей. Мне говорят, что уже немало было утопистов, мечтавших о справедливом мироустройстве, а человечество неуклонно ка­тится в пропасть, будто запрограммировано на самоуничтоже­ние. Но мечтать никому не воспрещается, а тем более не просто мечтать, но и предлагать нечто реальное, чтобы притормозить этот стремительный забег в никуда. Хочу поделиться именно реальным опытом и реальными наработками, а не общими рас­суждениями.

Шекспировский вопрос в наше время звучит грозно: «Быть или не быть... человечеству?» Так его сформулировал заме­чательный русский учёный академик РАН Никита Николаевич Моисеев. Так он назвал и свою последнюю книгу, которую успел опубликовать перед самым уходом из жизни. Н. Н. Моисеев однажды уже помог спасти мир от самоистребления, когда в разгар холодной войны вместе со своими сотрудниками, проверяя гипо­тезу Карла Сагана, построил убедительную математическую мо­дель последствий ядерного конфликта и доказал, что победителя в такой войне не будет, погибнет всё человечество.

Н. Н. Моисеев одним из первых понял, что Международная конференция 1992 года в Рио-де-Жанейро, на которой главы большинства стран пытались найти выход из сложившейся на планете кризисной ситуации и на которую возлагались огромные надежды, дезориентировала человечество. Понимая, что от этой конференции нет практически никакой пользы и что биосфера гибнет под натиском людского племени, Н. Н. Моисеев обратил­ся в 1 997 году с открытым письмом на Форум Рио+5 к председа­телю «Совета Земли» г-ну Морису Стронгу, предложив считать это письмо его личным вкладом в работу данного форума. «Всем людям, — на каком бы языке они ни общались, в каком бы госу­дарстве ни жили, к какой бы национальности ни принадлежали и каково бы ни было их социальное положение, мировоззрение, уровень образованности, возраст, пол, вкусы, привычки — необ­ходимо осознать или почувствовать неумолимое приближение глобальной катастрофы (выделено мной. — С. 3.). Между тем большинство жителей в любой стране ведут себя так, как будто они не знают, что существует такая угроза».

Читатель, что ты знаешь и думаешь об этом? Вряд ли твои знания по этому вопросу исчерпывающие, ибо правду от людей сознательно скрывают. Знаешь ли ты, что есть совершенно объ­ективные факты, неопровержимо доказывающие, что эта ката­строфа может грянуть в любое время, даже в ближайшие годы. Если запасов углеводородов может хватить на десятилетия, то другие факторы указывают на сокращение сроков трагической развязки. Общая деградация природной среды подошла вплотную к опасной черте, за которой возврата к её нормальному состоя­нию уже не будет. Всё это знает каждый образованный человек. Но о другой «не менее грозной проблеме почти ничего не из­вестно, в том числе и специалистам, поскольку она почти не обсуждается даже в научной печати. Это — возможная потеря устойчивости (стабильности) биосферы как целостной системы, частью которой является человечество».[2] Начнётся необратимый переход в такое состояние биосферы, в котором человек не выживет.

Прекрасно понимая эту угрозу, Никита Николаевич успел опубликовать через два года после Форума Рио+5 важнейшую книгу современности. Важнейшая она потому, что, если чело­вечество её проигнорирует и не изменит своего отношения к биосфере, то все остальные книги читать уже будет некому. В этой книге он предупреждает всех нас, что из-за непрерывно возрастающей антропогенной нагрузки на биосферу «глобаль­ная катастрофа может подкрасться совершенно незаметно и разразиться совершенно неожиданно и столь стремитель­но, что никакие действия людей уже ничего не смогут изме­нить».[3] Человечество в буквальном смысле слова балансирует на лезвии бритвы. Мы можем спровоцировать лавинообразные процессы во всех сферах планеты. В литосфере — вулканы, в гидросфере — цунами (волны высотой в сотни метров), в ат­мосфере — невиданные по разрушительной мощи торнадо, тайфуны, в магнитосфере — мощные возмущения и рокировку магнитных полюсов Земли)... Катастрофа будет глобальной и гибельной для человечества. Так, возможно, мгновенно погибла Атлантида.

Для спасения биосферы и самой жизни на планете Земля каж­дый человек «должен осознать свою принадлежность не только своей семье, своей саране, своей нации, но и всему планетарному сообществу. Он должен чувствовать себя членом этого сообще­ства, признать свою ответственность за судьбу всего человечест­ва... Человек должен научиться по-иному относиться к Природе, отказаться от опасной иллюзии главенства над нею, научить­ся жить, следуя её законам (выделено мной. — С. 3.)». «Мне кажется, что концепция «устойчивого развития» — sustainable development — одно из опаснейших заблуждений современно­сти», — заявлял Н. Н. Моисеев в письме на Форум Рио+5. Этот термин успокоил политиков, экономистов и рыночных воро­тил, которые продолжили разорение биосферы и хищническую деятельность теми же темпами, что и до 1992 года.

Уже после ухода из жизни замечательного учёного в Йохан­несбурге в 2002 году прошла вторая такая же Международная конференция ООН и... с тем же результатом. Люди просто не понимают, что нашей цивилизации реально грозит самоуничто­жение в ближайшие десятилетия, если мы не изменим нашего отношения к природе. Но, похоже, человечество не заметило ни пророческую книгу Н. Н. Моисеева, ни цитируемое мной письмо, проникнутое болью за происходящее на планете, и продолжает пагубный забег к пропасти небытия. Это судьбоносное письмо и эту Книгу Спасения все школьные учителя обязательно должны донести до своих воспитанников. Биосфера не выдерживает всё усиливающегося натиска монстроидальной техники и огромного количества людей.

Техноген давно вырвался из-под нашего контроля. Ещё в на­чале XX века Н. А. Бердяев понимал, что тотальное наступление техносферы — это «распятие плоти мира, вознесение на крест благоухающих цветов и поющих птиц. Это Голгофа природы».[4] Техносферу, созданную умом и руками человека, называют вто­рой природой. Она в XXI веке играет всё более существенную роль в жизни человека, негативно воздействуя на всех людей, но особенно на детей. Рукотворная природа убивает Природу бо­жественную. Под воздействием техносферы и сам человек ста­новится более бездушным и механистичным. Массовому товару нужен массовый потребитель. На конвейере товары, на конвейе­ре — мозги. Школа и является, по сути, таким конвейером. Вос­питанные в школах с классно-урочной системой обучения люди, не ведая, что творят, добивают природу на удивительно красивой планете.

Но погибнет Природа — погибнет и человек. Выжить душе человеческой в огромном «человейнике» (А. Зиновьев) будет невозможно. Н. Н. Моисеев делает чёткий вывод: «Если Чело­век не найдет нужного ключа к своим взаимоотношениям с Природой, то он обречен на погибель. Каковы бы ни были политика, демократия, государственное устройство, жела­ния и стремления сильных мира сего!»[5] Если будем продол­жать жить так же, как раньше, то никакие уловки отдельных людей не спасут их при самоуничтожении всего человечества... Чем скорее поймем, тем больше шансов спасти жизнь на Земле. Очевидно, что все мы живем не по Единым Законам боже­ственного плана, а по законам, придуманным людьми, причем людьми определенного склада — апологетами системы Тьмы. Это особый сорт людей, которые во все времена и во всех стра­нах стремились к власти во имя свое. Термин «система Тьмы», конечно, условный. Если он кому-то кажется непонятным, то попытаюсь дать ему простое определение. Известно, что Свет и Тьма сражаются в сердце познающего мир человека. «А поле битвы — сердце человека», — писал Ф. М. Достоевский. Когда люди свято исполняют Высшие Законы божественного плана, тогда они в синергии, в единении с Богом (в православной тради­ции «Бог — есть Свет, и нет в нем никакой тьмы»). Такие муд­рые люди живут в системе Света. Если же люди отвернулись от Единых вселенских Законов, отвернулись от Бога-Света, зна­чит, их путь лежит во «тьму внешнюю»... Законы божественно­го плана едины для всех миров. Их нельзя безнаказанно произ­вольно отменить, подменить выдуманными людьми законами. Но именно это произошло на нашей планете...

Когда меньшая группа активных, но бессердечных и бессо­вестных людей завладевает страной или всем миром и пра­вит свой бал, подчиняя большинство обманом или силой, тогда и воцаряется система Тьмы. Такая система воцарилась на нашей планете тысячи лет назад и существует до настоящего времени. Невзирая на смену формаций, на возникновение всё но­вых и новых «измов» (феодализм, капитализм, социализм, ком­мунизм и т. п.), мало изменений происходит в самом человеке, решившим когда-то, что он может обойтись своим умом, что нравственный императив Вселенной — не для него.

Узурпаторы власти придумали множество социальных инс­титутов и профессий для поддержания неправедной системы взаимоотношений в обществе. Такой порядок существует веками и тысячелетиями, стал привычным, и ни у кого не возникает даже мысли, нужны ли вообще многие социальные институты, ко­торые только встали на пути истинной эволюции человека. Так поставить вопрос, возможно, раньше в голову не приходило, ибо к этим институтам все привыкли и считают их социальной нор­мой. Однако, большинство существующих социальных институ­тов абсолютно не нужны. Бояться такой радикальной поста­новки вопроса сегодня не следует уже потому, что система Тьмы не оставляет нам выбора. В небытие могут уйти в ближайшее время всё, — и узурпировавшие власть, и безумствующие мил­лиардеры, и труженики, безропотно переносящие невзгоды.

Все уйдут на «переплавку», ибо люди, отвернувшиеся от ис­тинного Бога, живущие по законам системы Тьмы, являются настоящими безбожниками, лишёнными высокого чувства веры, лишёнными доброты и сострадания. Они могут прикрываться чем угодно, говорить высокие слова в парламентах, облачаться в рясы, вешать на грудь кресты, красоваться с проповедями, но реальные дела выдают их. Человечество, доверившее своё буду­щее политическим болтунам и попам гапонам, достигнув преде­ла в искажении Реальности и в омертвлении мира вокруг себя, будет сметено лавинообразными процессами, которые начнут­ся в очищающейся биосфере, о чём пророчески поведал миру Н. Н. Моисеев. Это и будет тот самый Страшный Суд, о котором человечество предупреждено давно... Но люди будто не знают об этом высшем Суде и продолжают пресмыкаться перед власть имущими.

Манипулировать сознанием масс апологетам системы Тьмы всегда было легко потому, что массы состоят из отдельных че­ловечков, лишённых воли и храбрости. Страх перед нищетой, несвободой и смертью ловко используется обманщиками во все времена. Но именно этот страх и не даёт дрожащему боль­шинству жить полноценной свободной жизнью, держит людей в нищете и загоняет на тот свет значительно раньше отпущен­ных Богом сроков. Рабом человек становится не столько по при­нуждению, столько по собственному выбору. Лень, равнодушие и апатия держит «тварь дрожащую» в состоянии раба. «Душа обязана трудиться и день, и ночь, и день, и ночь...», — провозглашал поэт. Свободу воли и выбора — высшие дары Бога, свою честь и достоинство, будущее своих детей, — всё готов отдать человечек, лишь бы плыть и дальше по течению, не принимать решений и самому ни за что не отвечать...

Мир давно свернул с истинного пути. «Семьдесят веков че­ловечество подчинялось гнилым законам, не в силах проникнуть в смысл извечных истин неба. Человеческий взор, привыкнув к тусклому мерцанию свечей, не выносит солнечного света. Бо­лезни и язвы души передавались из поколения в поколение, пока не стали неотъемлемой частью человеческой натуры. Люди уже видят в них не болезни и язвы, а ниспосланные свыше, естествен­ные, благородные слабости; всякого же, кто свободен от таких изъянов, объявляют калекой, лишенным духовного совершен­ства».[6] Всё перепуталось в земном доме, все' перевернуто с ног наголову...

Вы хотите и дальше жить в таком мире? Кто-то ответит вполне осознанно, что его именно такой мир и устраивает. Это не только апологеты системы Тьмы, её создатели, но и огром­ное количество обывателей, сориентированных только на ма­териальное благополучие. Если оно у них и их родных есть, то система их вполне устраивает. Им незачем (да и нечем) думать о будущем планеты и о возможном конце не только их благопо­лучия, но и жизни вообще...

А что же мы, жаждущие на словах светлого справедливого мира? Какими реальными делами мы приближаем это светлое будущее? Нас часто не хватает на поступок. Те, кто сознательно отвернулись от Бога-Света и идут во тьму, сделали свой выбор. С ними всё ясно. Но представьте себе такую картину: человек вроде бы и жаждет светлых перемен, и от Бога не отворачива­ется, и слова высокие произносит, но при этом... пятится назад во тьму, а не устремляется к Свету. Это трагическая и страшная картина, но, к сожалению, сегодня распространённая. Создаётся масса «духовных» центров, в которых люди декларируют вы­сокие идеи, но при этом беспощадно воюют с такими же «духоносцами», потешая апологетов Тьмы своей вознёй. Все такие «одухотворённые» лебедь, рак и щука не могут сдвинуть повозку современности в сторону светлого будущего. Трудности реаль­ной жизни и происки слуг Тьмы нейтрализуют слабые потуги многих мечтателей. В каждом человеке есть и позитив, и нега­тив. «Духоборцы» своё «бревно в глазу» в упор не видят, зато громогласно обличают других «борцов» за справедливый мир, выискивая соринки, вынося сор из избы, превращая «высокие порывы» в фарс. В результате мы не просто топчемся на месте, а стремительно несёмся в пропасть. Нас туда деловито подго­няют слуги Тьмы. Но ведь с нами делают только то, что мы позволяем с собой делать.

За тысячи лет царства системы Тьмы на нашей планете мы стали рабами, но гордыня и неразвитость души не позволяют признать это. «У рабства много имён, но сущность всегда одна, множество форм, но неизменное содержание. Рабство — извеч­ная болезнь с разными признаками; дети получают её от родителей вместе с дыханием жизни (выделено мной. — С. 3.); века бросают её семена в почву веков, точно так же, как одно время года пожинает плоды другого... Оно низвергает души де­тей с заоблачных высот в пропасти горя, где нужда соседствует с невежеством, а унижение с отчаянием, где они растут в страда­ниях, живут в преступлениях и умирают в пороке».[7]

В системе Тьмы происходит взаимное гашение. Уже убитые и деградировавшие под натиском этой системы взрослые все­ми возможными способами, осознавая, что они делают, или, не осознавая, убивают в детях душу и мечту, делают всё, чтобы в систему Тьмы влился после обработки человечек, угодный ей по всем параметрам. Если не успели за время обучения в школе и вузе довести до нужной кондиции, и в человеке осталась хотя бы капля самостоятельности, желание понять, что же на самом деле происходит, такой субъект попадает в разряд инакомысля­щих, и на него обрушиваются всей силой карательные органы системы.

Так было всегда в нашей цивилизации, особенно во времена разгула инквизиции и при тиранических режимах. Но, по сути, всё остается так же и сегодня в так называемых «свободных демократических» обществах. Под выжигающим всё суховеем рыночных реформ засыхают бутоны человеческих душ, так и не раскрыв миру удивительные цветы божьих созданий. Унич­тожая ростки светлого будущего, мы сдаёмся на милость слуг Тьмы. Человек свободный и просвещённый никогда не позволит помыкать собой, а безвольный зомби или манкурт — позволя­ет. Следовательно, общество в целом низвели до состояния зомбированного стада. Наверное, низвели не без помощи системы воспитания и образования. Вот и корень многих проблем и зол современного мира. Именно это и заставило меня взять в руки перо.

Все мы стали заложниками

Третья мировая война не просто готовится, она уже идёт. И не только на информационном и духовном плане, что видно и по распаду СССР и по всеобщей духовной деградации. Идёт она и на плане физическом. Просто войны стали изощрённее и страш­нее. Нет линии фронта, нет чётко обозначенных армий, проти­востоящих друг другу. Войной охвачена вся планета. Ни одна страна не может быть застрахована от внезапного нападения объединённых сил демократической коалиции. Так было с цве­тущей Югославией, — маленькой страной, на которую с ясного неба вдруг посыпались десятки тысяч бомб. Так было и в Ираке. Демократы по-своему помогают другим народам избавляться от диктаторов, правящих страной не демократически. Разрушены страны, разрушена жизнь...

Не проще ли было бы их джеймсам бондам уничтожить толь­ко неугодных золотому миллиарду диктаторов и не приносить народам неисчислимые бедствия? Но болтовня о диктаторе — только повод, чтобы отбросить страну в средневековье и самим захватить контроль над богатыми нефтью районами. Кто следу­ющий на очереди у демократов, решающих все проблемы миро­устройства излюбленным методом ковровой бомбардировки — Иран, Корея, а, может быть, Россия? Недаром у её границ сейчас в спешном порядке возводятся системы противоракетной обороны (ПРО) якобы для нейтрализации ядерной угрозы Северной Кореи и Ирана. Но у названных стран ещё нет такого оружия, чтобы против него срочно строить самые современные системы ПРО. И потом, где Польша и Чехия, а где Иран и Корея? Рас­ширяется НАТО, окружая Россию плотным кольцом. «Против кого это расширение НАТО?», — спросил в феврале 2007 года в Мюнхене наш президент. Вопрос вполне естественный, но какую бурю вызвал он в «свободных» странах. Сколько оскорблений посыпалось и на нашего президента и на Россию. Нас перестали бояться и уважать. Конечно, когда нас только боятся — это не лучше. А уважение ещё нужно заработать...

Разобщение, нестабильность и неуверенность — вот три слова для адекватного обозначения ситуации на планете. Та не­видимая сила, которая управляет миром, в полной мере реализу­ет основной принцип: «Разделяй и властвуй». Она атомизировала планетарное сообщество, в котором уже много веков царит «не­навистная рознь мира сего». В так называемый «золотой мил­лиард» входят жители семи развитых стран. Уровень жизни в этих странах, конечно, очень высокий, особенно по сравнению со странами третьего мира, с развивающимися странами. Под­считано, что, если бы каждый житель земного шара потреблял энергоресурсов столько, сколько их потребляет средний аме­риканец, то запасов углеводородов на планете хватило бы всего на... десять лет! Но даже в развитых и богатых странах пре­достаточно и бедных, и бездомных нищих. Не жители этих стран определяют политику и толкают мир к пропасти небытия. Это делают транснациональные компании (ТНК), которые сосредо­точили все ресурсы и богатства планеты в своих руках и объяви­ли, по сути, войну всему миру.

Третью мировую войну мы в России ощущаем особенно ост­ро в последние полтора десятка лет. За эти годы наши потери из-за искусственно организованного превышения смертности над рождаемостью составили около десяти миллионов человек, что уже равно потерям в горячей мировой войне. Но и прямой гибели жителям России от рук террористов избежать не удалось. Те­перь и в нашей стране ни один городской житель не может быть уверен, что, выйдя из своего дома, он в него вернется. Смерть подстерегает в метро, в наземном и воздушном транспорте, в подземных переходах. Где прогремит очередной взрыв, никто не знает.

Техногенные катастрофы дают о себе знать всё чаще. В автомобильных авариях в России ежедневно погибают более ста человек. Среди них и дети. То есть только в автомобильных катастрофах погибают ежегодно тысячи детей. Падение самолётов тоже участилось из-за алчности новых хозяев жизни, которые без зазрения совести эксплуатируют самолёты, которые уже выработали свой ресурс, В них гибнут взрослые и дети, в том числе и от рук террористов. У нас в один день над просторами России террористы сумели взорвать два лайнера с пассажирами. Взрывают их и на международных линиях, и это, не взирая на то, что в аэропортах вводятся всё более и более жёсткие правила контроля..   

Все СМИ и особенно телевидение подогревают истерию, бесконечно и бесчеловечно показывая по всем каналам то па­дение и взрыв самолёта, то, груды обломков, то убитых горем родственников. Сделать из человеческого отчаяния реалити-шоу для повышения собственного рейтинга и увеличения доходов от рекламы — это уже апофеоз безнравственности. Иногда после катастрофы больше недели продолжается этот «танец на кос­тях», что не только идёт в разрез с традициями нашего народа тихо оплакать погибших вместе с родственниками и соседями, но явно демонстрирует нарочитое и продуманное привнесение в общество «бацилл» психической заразы.

На курортах гремят взрывы. Рай превратился в ад. И это тоже бесконечно муссирует наше телевидение. А ведь все эти ужа­сы изо дня в день видят не только взрослые, но и дети. Идёт подавление психики народа, воли к жизни... Мир привыкает к тому, что теракты становятся обыденным явлением. А на оче­реди уже экологический терроризм. Нам угрожают ядерными взрывами в метро, взрывами атомных станций или плотин гидро­электростанций, чтобы затопить целые города... Апологеты системы Тьмы изобретают всё новые и новые приёмы, чтобы держать людей в напряжении и страхе. Чтобы граждане вообще не успевали опомниться, обещают показывать в реальном масштабе времени с помощью Интернета пытки и казни людей и репортажи с места проведения терактов.

Президенты всех стран делают вид, что гневно осуждают тер­роризм, грозятся найти всех бандитов и перебить их. Но реаль­ная их политика способствует увеличению числа террористов. Поэтому теракты только нарастают и по силе взрывов, и по количеству жертв, и по жесткости. Мы все стали заложниками... И не только заложниками обезумевших террористов, но и заложниками бездарной политики правительств, заложниками и жертвами ядовитых «испарений» СМИ. В результате — чудо­вищное по своим масштабам падение нравов и, как следствие, экологический кризис, ведущий к глобальной катастрофе. Вот к чему, в конечном итоге, приводит война апологетов Тьмы против светлых людей и светлых идей...

Раз уж мы говорим о войне, то нужно в полной мере осо­знавать, что против России ведётся настоящая информационная война. Под натиском рыночных реформ, навязанных нам Запа­дом, рушатся устойчивые ранее структуры, от которых зависит целостность государства. То, что было святым и неприкосно­венным много веков, — семья, род, народ, — разрушается с ог­ромной скоростью. Раздробить, распылить человеческое сообще­ство — вот мечта апологетов системы Тьмы (идеологов Рынка). Успешно претворять эти планы в жизнь им удаётся сегодня во всём мире и, конечно же, в России. Ослаблены все структуро­образующие сферы, — образование, производство, сельское хо­зяйство. Чем больше хаоса и неразберихи в стране, тем ближе конец страны, сдавшейся на милость информационных окку­пантов. Деморализация, подавление личности, воспитание из подростков (школьников) равнодушных и беспринципных потребителей, оторванных от корней рода и народа — вот предел мечтаний недругов России.

Всё меняется с такой скоростью, что нам не нужно ждать ве­ками и даже десятилетиями, чтобы проявились разрушительные тенденции. Они очевидны всем сегодня живущим, так как кар­динальные изменения происходят в течение считанных лет. Те, кто способен понять истинные причины происходящих в России событий, уничтожаются морально или физически. На глазах улюлюкающей толпы прозревшего человека подвергнут информационной или настоящей (убьют в подъезде собственного дома) казни. И толпа, так же рьяно помогая преследователям светло­го человека, как и две тысячи лет назад, будет орать: «Распни его, распни», отдавая на заклание именно тех, кто мог бы спасти эту самую толпу от духовной деградации и физической гибели. Мир должен стать единым Рынком, народы — единой толпой потребителей, приходящей в экстаз в сотнях тысяч супермар­кетов — храмов бога Мамоны. Золотой телец должен остаться единственным богом после уничтожения вер и традиций всех на­родов — вот основной план «хозяев жизни» на планете.

Машина освоила человека

Ни один хищник не убивает себе подобных. Тигры не убивают тигров, львы не убивают львов. Они могут выяснять отношения самым жестоким образом, отстаивая свои зоны обитания, сра­жаясь за лидерство или за право продолжения рода, но черту не переходят. Волки, например, во время таких схваток доходят до определённой фазы, когда более слабый даёт знать, что он побеждён и отказывается от своих притязаний. Он поджимает хвост, опускает голову и стоит в униженной позе. Над ним с ос­калом клыков нависает победитель, но не убивает! Такие ситуа­ции описывает и Конрад Лоренц, и другие ученые-натуралисты.


А человек убивает человека, притом, самым изуверским способом, что подтверждает мысль о том, что в человеческом облике может скрываться самый страшный хищник во вселен­ной. Существо двуногое, бесхвостое, безрогое и не покрытое шерстью может лишь своей оболочкой напоминать человека, но суть его бывает неизмеримо хуже звериной. Никогда не за­буду кадры из фильма М. Ромма «Обыкновенный фашизм», на которых бульдозером(!) сгребают в траншеи горы человеческих трупов. Такая ситуация на Земле возможна потому, что тыся­челетия на планете существует система Тьмы, а последние не­сколько столетий царствовала ещё и парадигма мира-механизма. Её создала схоластическая наука. И только в последнее время в научном сообществе с трудом пробивает себе дорогу парадигма мира-организма, живого мира, о чём мудрецы знали ещё в древ­ности. Но для остепенённых выпускников школ-тюрем мысли и идеи мудрецов — не указ. Может быть, поэтому мы всё больше и больше на нашей планете зависим от машин.

К сожалению, человек или вообще не задумывается, что он создаёт и каковы будут последствия от внедрения его изобре­тений в жизнь, или задумывается, когда уже слишком поздно и «джин из бутылки» вылетел. «Человек сотворил Машину как воплощение творческого духа, но машина породила нетворче­скую деятельность… Духовное освоение машины не состоя­лось, машина освоила человека, и его сознание превратилось в идеологию, а душа и духовность отлетели за ненадобностью».[8] Позабыв о своём космическом призвании, человек по инерции обречённо обслуживает техномонстра, наращивая его всепожи­рающую мощь. В этом лязгающем, смердящем чудовище люди из-за своей близорукости не могут распознать самого дьявола, которого нельзя преобразовать или уничтожить без божьей по­мощи...

Думать о Боге, о душе современному потребителю, устрем­лённому к максимальному комфорту, некогда. Но чрезмерный комфорт, к которому так стремятся люди на Западе, настоль­ко ослабляет инстинкт выживания, что при любой катастрофе (даже местного масштаба, не говоря уже о глобальной) изнежен­ный, развращённый комфортом человек окажется абсолютно беспомощным. Вот почему жизнь в гармонии с природой, жизнь, в которой ежедневно приходится преодолевать естественные трудности (например, деревенская жизнь), была бы наиболее разумной и необходимой для человека. При этом можно было бы резко ослабить беспощадную нагрузку на биосферу. Нужна мудрая политика при создании искусственного мира. Он должен создаваться в максимально возможной гармонии с миром божест­венным, с природой... От безудержного потребления и обездви­живающего комфорта истинный человек должен устремиться к осознанному самоограничению и активной творческой жизни...


Многие наши беды происходят от того, что науки, исследу­ющие мир-механизм путём расчленения его на части, хорошо справились только с первым этапом — расчленением. Думает ли кто-нибудь о Синтезе? Как сложить части в единое Целое? Да и кто знает, кто может вспомнить, каким это Целое было до грубого вмешательства человека? Будильник можно разобрать и собрать. Живой организм тоже можно расчленить, но вот со­брать... В разъятом мире, в котором разрушена гармония и уте­рян смысл, человек стал чужим, стал природоотрицателем. До по­следнего времени считалось достоверным в научном мире только то, что подвластно нашей сенсорике, что поддается измерению с помощью приборов, являющихся, по сути, продолжением наших пяти органов-чувств или служащих их усилению. Не признавать, что помимо нашей реальности, существует Реальность более вы­сокого порядка, являющаяся первопричиной нашего мира, может только слепоглухонемой человек с ампутированной душой. Но даже слепоглухая от рождения Ольга Скороходова выучилась, вела научную работу и смогла постичь полифонию многоплановой симфонии жизни:

Не имею слуха, не имею зренья,

Но имею больше — чувств живых простор:

Гибким и послушным, жгучим вдохновеньем

Я соткала жизни красочный узор.[9]

Слепоглухой ребёнок является существом беспомощным, но благодаря самоотверженному труду взрослых и собственным усилиям «обретает доступ ко всем сферам человеческого по­знания, эстетики и нравственности».[10] Душевная слепота многих учёных, имеющих физически здоровые органы зрения и слуха, гораздо страшнее. Такие «учёные» придумывают комитеты по лженауке, от деятельности которых страдают не столько разные проходимцы и обманщики (их много и среди самих псевдо-учёных), сколько талантливейшие изобретатели, русские Левши, которые давно могли бы избавить мир от страшной техноудавки, если бы учёные-карьеристы не поторопились догматизировать и канонизировать пока ещё весьма относительные знания о мире.

Но ортодоксами иные пути постижения Истины отбрасыва­ются как невозможные, ибо их клишированное сознание не хо­чет допускать никакие иные варианты, кроме тех, которые им понятны. Защищая понятную им и такую привычную парадиг­му, они безжалостно отбрасывают всякую «галиматью», а с ней и крупицы нового миропонимания и замечательные открытия. Так они отбрасывают и гипотезу о существовании цивилизаций-предшественников... Если бы мы признали, что до нас существовали высокоразвитые цивилизации, то тогда логически безуп­речно объяснилось бы невероятно быстрое развитие некоторых народов уже в нашей послепотопной цивилизации. Они получили не только духовное наследие, но и непосредственное водитель­ство от цивилизаторов — мудрецов, оставшихся после гибели предыдущей цивилизации. Гибель её могла быть вызвана как природными катаклизмами, так и тем, что человеческая природа по мысли Платона победила в атлантах божественную и вошла в противоречие с Едиными Высшими Законами Бытия. Это и при­вело к глобальной катастрофе.

Вот и в нашей цивилизации тысячи заводов, убивая природу, производят десятки тысяч страшных летающих, плавающих и ползающих тяжелых машин, которые, даже не стреляя, своими выбросами, своими гусеницами уродуют лик планеты. Мы со­здаём эти чудовища, будто все стали манкуртами, не помнящи­ми родства с Отцом нашим небесным. «Мы утратили осознание собственной вечности, мы утратили осознание своей внутренней жизни, мы утратили осознание своей бессмертной Души. Нам нужно вернуть это осознание, ведь на самом-то деле в глубине души, несмотря на весь наш технический прогресс, мы порой тоскуем..., мы ощущаем себя одинокими, страшно одинокими».[11] Техника могла бы творить (и творит) чудеса, радовать людей, об­легчать их жизнь, но эта её функция является второстепенной.

Заводы проглатывают десятки миллионов человек, которые с утра до ночи производят танки, истребители, ракеты, мины, ав­томаты и горы другого оружия. Конвейер смерти работает безостановочно, потребляя океаны энергии. Это, в свою очередь, требует создания всё большего числа электростанций. Перего­родили реки, почти уничтожив в них жизнь, заминировали пла­нету атомными электростанциями, которые лишают будущего наших потомков, закоптили небо мазутом теплоэлектростанций, и всё это для производства немыслимого количества оружия. Из­вестно, что уже накопленным оружием мы можем более ста раз уничтожить всё живое на планете, но конвейер смерти не только не останавливается, но набирает обороты. Для того, чтобы та­кое вытворять, необходимо было лишить землян воли и разума. Система Тьмы сотворила этот ужас с людьми в том числе и с помощью целенаправленного воспитания...

Определение стратегии

Если мы действительно хотим кардинально улучшить ситуа­цию с воспитанием и образованием новых поколений в XXI веке, чтобы остановить сползание человечества в пропасть небытия, то без анализа того состояния, в котором находится сегодня мир, не обойтись. Возможно, придётся начинать с самых древних времён, чтобы понять, почему мы столь агрессивны и не можем прожить даже дня «без выстрела на Земле». Есть гипотезы (и вполне основательные), что в древнейшие времена параллельно развивались и сосуществовали разные типы людей. Это сегодня признают почти все крупнейшие учёные — палеоантропологи. В долгой и кровопролитной борьбе самый безжалостный и во­инственный (то есть наш) тип победил остальных, вполне воз­можно, более благородных и миролюбивых людей. Недаром уже в нашей цивилизации существует столько мифов и преданий о войнах с гигантами, которых, в конце концов, люди истребили. А, может быть, это были гиганты духа, хотя никто не мешал им иметь и большие по сравнению с нами размеры тела. Все виды нами были выбиты, вымерли и исчезли окончательно. И только Homo sapiens размножается с биологически неоправданной ка­тастрофической быстротой.

Наиболее показателен в этом отношении XX век. В начале века на планете проживало полтора миллиарда человек. Невзирая на гибель десятков миллионов людей в двух мировых войнах и гибель многих миллионов в концлагерях, население земного шара выросло в четыре (!) раза, достигнув к концу века, отметки в шесть миллиардов. Если такая закономерность сохранится, то планета к концу XXI века просто не выдержит двадцатимиллиар­дного людского племени, поражённого к тому же потребитель­ской чумой. Каждый потребитель стремится иметь как можно больше, а взять что-либо мы можем только у природы, из тела матушки-Земли. Но у обезумевшего потребителя нет никаких ограничителей (ни моральных, ни этических, ни даже логиче­ских).

Почему не предположить, что предыдущие цивилизации (или хотя бы одна из них) жили точно по завету Христа: «Не копите богатства тленные, копите нетленные». Нужно не только в земле копаться, отыскивая следы деятельности предыдущих цивилиза­ций. Нужно обращать самое пристальное внимание не на жалкие остатки рукотворной деятельности далеких предков, а на другое, неизмеримо более ценное их наследие. Разве мудрость, заклю­чённая в мифах, преданиях, легендах, сказках, многие из кото­рых появились явно раньше осознанного бытия нашей цивили­зации, разве это не лучшее доказательство существования более мудрой и высокоразвитой цивилизации в допотопные времена.

Вполне возможно, что мудрость свою и высокие познания они получали непосредственно путем интуитивного прозрения, а не от опыта и его осмысления, как это делаем мы. У них был иной способ самораскрытия, другой источник информированности и вообще другой тип знаний. Наверное, и мы могли бы исполь­зовать гигантские возможности своего мозга, чтобы напрямую получать знания, запёчатлённые во вселенских глубинах (на так называемых в эзотерической литературе «свитках Акаши»). Для этого не нужны были бы ни суперкомпьютеры, ни какие-либо иные технопротезы.

В нашей цивилизации именно путем интуитивного прозрения, получая информацию, возможно, из вселенского банка данных, рождал сотни абсолютно новаторских идей славянский гений — Николо Тесла. Человек вмещает весь Универсум, но система Тьмы перекрыла многие возможности реализации этого гига­нтского потенциала. Мы обязаны разбить капканы Тьмы, чтобы вернуться к себе самим, к себе настоящим. Наука царствующей системы такие мечты тоже не приемлет, считает их не стоящим внимания прекраснодушием, утопией. Но есть иной путь пости­жения мира, чем тот, который избрали мы. Это нужно признать (для ортодоксов хотя бы как гипотезу) и относиться к этому с должным уважением.

Человеческая природа, как убедительно показывает реальная история, с неумолимой закономерностью выстраивает общество в иерархическую структуру, подобную пирамиде. В былые времена, до того как окончательно победила система Тьмы, на вер­шину этой пирамиды попадали самые достойные. Это были про­свещенные предводители своих племён и народов, не ведавшие страха в сражениях и ведомые высокой идеей, принадлежащей скорее миру божественному, нежели материальному. Только такие люди могли быть на самой вершине. Другим владыкам не только их народ, но и другие народы, не имеющие столь пассионарных вождей, подчиняться не стали бы. Эта иерархическая структура была вполне естественной (природной).

Общество постепенно структурировалось, и в нём прояви­лась ещё одна потребность человека — стремление к комфорту, удобству и благоустроенной жизни. Эта естественная потреб­ность издревле реализуется за счет талантливых изобретателей, идущих впереди своего времени и открывающих другим то, что открылось их гению. Таланты, естественно, искали покрови­тельства на самом верху. Им всегда было нужно и признание для удовлетворения тщеславия (признание элиты, а не плебса), и средства для реализации своих идей. И то, и другое концен­трировалось вокруг властителя. А властителю для укрепления его власти нужно было всегда «держать порох сухим», то есть всегда нужно было иметь оружие, не уступающее вооружению потенциального противника. Вот таланты изобретателей и стали использоваться, прежде всего, для создания оружия. Так в нашей цивилизации постепенно воцарилась система Тьмы, а наверх пирамиды власти стали избираться (допускаться) не самые до­стойные, а только те, которые были угодны этой системе, — её ставленники. Стремление к власти, богатству и к облада­нию всё более разрушительным оружием и стало сутью че­ловеческой природы.

Подтверждение этой мысли находим в исторических приме­рах. Если даже талант был многогранным (например, в Эпоху Возрождения) и мог проявить себя на ниве искусства самым ге­ниальным образом, власть имущие, прежде всего, использовали этот талант для создания оружия. Наиболее яркий и убедительный пример — появление в 1482 году перед миланским герцо­гом Лодовико Моро тридцатилетнего гения Леонардо да Винчи. Леонардо, к тому времени уже признанный Художник высочай­шего уровня, интересовал Моро как талантливый изобретатель оружия и оборонительных сооружений. Да и сам Леонардо, зная нравы владык, написал ему пространное письмо, в котором долго перечислял все свои фантастические по тем временам изобрете­ния в военной сфере и лишь в конце письма скромно упомянул, что в области живописи и скульптуры ему тоже нет равных.

Оглядываясь на пройденный нашей цивилизацией путь, мы видим, что прогресс общества оказался неразрывно связан с про­грессом вооружений. Непомерные запросы воинственных кланов подталкивают вперёд развитие всей техносферы, о губительной роли которой так прозорливо говорил Н. А. Бердяев. Экономика и промышленность, подстегиваемые аппетитами вояк, истощают и загрязняют все сферы обитания человека. Причём процесс на­копления оружия напоминает лавину, которую невозможно остановить, пока не исчезнет её первопричина — воинственный че­ловек. Вооружение и содержание армий становится всё дороже, что заставляет промышленность развиваться всё интенсивнее, а выхода из этого смертельного штопора человечек, ведомый жаждой власти, страхом и тщеславием, не находит. Человечество трудолюбиво копает себе братскую могилу и не может её не копать потому, что такой стала природа человека, отпавшего от Единых Законов Божественного плана

Анализируя сложившуюся апокалиптическую картину, поне­воле приходишь к выводу, что ни реальные правительства всех стран, ни теневое правительство, ни ошалевшие от сверхпри­былей миллиардеры не могут быть столь неразумными, чтобы вести планету к гибели. Это не в их интересах. Возможно, есть некая внешняя сила, заинтересованная в очищении планеты от людского племени. Причём коварства и терпения у этой чужой силы хватает вполне, чтобы постепенно подвести землян к самоликвидации, не тратя на это свои ресурсы и силы...

Если такая внешняя сила действительно существует, то воз­никает естественный вопрос: «Где же наша объединённая воля и сила, чтобы противостоять этому натиску и спасти жизнь на Земле?» Если внешнего врага нет, а всё дело только в нашей лени и безответственности, то тем более мы обязаны срочно по­нять истинные причины и масштаб происходящего с нами. Ина­че мы не сможем выстроить правильную реальную стратегию воспитания и образования новых поколений, которая преодоле­ет «ненавистную рознь мира сего» и сделает мечту о справед­ливом жизнеустройстве на нашей планете действительностью. Назвать истинные причины нам мешает страх, живущий в на­ших генах, парализующий нашу волю. Слишком долго нас запу­гивали, слишком уверенно чувствуют себя во всём мире и у нас в стране апологеты системы Тьмы. Им кажется, что победили они окончательно, и теперь можно спокойно реализовать идею господства «золотого миллиарда» над остальными миллиардами «рабов». Чем больше будет струсивших и сдавшихся на милость современных рабовладельцев, тем больше будет шансов у тех, кто пестовал систему Тьмы, в надежде окончательно подчинить себе мир... Большинство людей воспринимает Апокалипсис как конец света. Но у Света не может быть конца. Наступление Апокалипсиса — неопровержимое доказательство приближения конца власти Тьмы на нашей планете, если, конечно, не дрог­нут воины Света. Смена эпох и апофеоз экологического кризиса убеждает нас, что время пришло.

В этой ситуации полумерами в реформировании системы об­разования и воспитания не отделаешься. Действительно, о ка­ком воспитании мы говорим? О воспитании послушных рабов для хозяев планеты или о воспитании Человека и Богочеловека, Любовью и Добротой преобразующего вселенную. Для первой задачи (воспитания рабов) система уже создана и показала свою эффективность (особенно на протяжении последних столетий). Для второй цели всем лучшим и светлым людям, понимающим, что сегодня как никогда стал актуальным вопрос о жизни или смерти всей цивилизации, нужно объединить усилия, отбросить страх и, не ожидая правильных указаний сверху, спасать детей. Мы можем и должны уже сегодня созидать светлый мир и стро­ить праведные отношения наперекор стае лжецов и хитрецов, пытающихся удержать свою власть любыми способами. Для проведения такой созидательной работы у нас есть всё.

Известны принесённые пророками ещё тысячи лет назад Еди­ные Законы божественного плана. Имеется богатейшая Культу­ра, созданная великими трудами лучших и светлых представите­лей нашей цивилизации. Нужно просто поменять акценты. Всю тьму, которую нагнетают в социум и в детские души апологеты «золотого миллиарда», нужно сознательно нейтрализовать и твёрдо противопоставить ей на всех уровнях (и особенно в сис­теме воспитания) привнесение в жизнь всего светлого и пре­красного, чем так богата мировая культура и чем живёт и дышит душа просвещённого благородного человека. Нужно только, чтобы носители светлых начал и в первую очередь школьные учителя словом и делом доказывали молодёжи, что они сами верят в будущий справедливый мир, уже сейчас живут по его законам наперекор мраку, нагнетаемому в нашу жизнь слугами Тьмы. Только тогда учитель будет пользоваться настоящим авторитетом и любовью у воспитанников, а его слово станет весо­мым и зовущим...

Россия — сердце мира

Выстраивать в России стратегию воспитания наших детей, на­шего будущего мы не можем без попытки осознать, что же сегод­ня происходит с нашей страной, куда движемся мы — взрослые, определяющие это будущее. Россияне составляют чуть больше 2% населения земного шара, а занимаем мы 12 % площади суши, которая с каждым днём становится всё более желанной и жиз­ненно необходимой для других народов. Японцев по численности уже практически столько же, сколько и жителей России, а занимают они лишь 0,3% территории земной суши, то есть в 36 раз меньше, чем мы. Что же говорить о полуторамиллиардном Ки­тае, у которого только безработных больше, чем всё население нашей страны.

Запасы самых различных полезных ископаемых на нашей ог­ромной территории доходят до десятков процентов от мировых. У той же Японии — тысячные и десятитысячные доли процен­та. И при таком раскладе (явно не в пользу Японии) она явля­ется одним из лидеров в семёрке самых развитых держав мира, а наша страна, по уровню жизни большинства её граждан, се­годня соревнуется... со слаборазвитыми странами за последние места. Нувориши выкачивают реальные богатства на Запад, а в правительстве, похоже, некому и некогда подумать серьёзно о будущем России.

Срочно, пока ещё живы пассионарные соотечественники, не успевшие растерять свой высокий профессионализм и предан­ность Родине, нужно направить огромные прибыли от продажи наших общих природных богатств на то, чтобы дать народу воз­можность реализовать его огромный потенциал. Это действи­тельно позволило бы нашей стране выйти на передовые рубежи и сохранить целостность России, которая в противном случае вскоре может кануть в Лету, как и Советский Союз. Если бы усилия нашей правящей элиты были направлены на то, чтобы раскрепостить гигантский потенциал собственного народа, тогда это была бы достойная уважения политика. Причём уважали бы такое правительство не только свои граждане, но и другие стра­ны. Сильных и достойных нельзя не уважать. Воров и мародёров, готовых содрать одежду с умирающего, уважать никто и никогда не будет и как равных нигде не примут, но наши миллиардеры, мечтающие с наворованными миллиардами сбежать на Запад, понимать этого не хотят.

Каждый год за счёт превышения смертности над рождаемо­стью Россия теряет почти миллион граждан. Население стреми­тельно уменьшается. Гробов у нас требуется больше, чем дет­ских колыбелей... К тому же, в нашей стране каждый десятый её житель — инвалид. Да и остальные граждане из-за ухудшаю­щейся экологической ситуации страдают разными недугами, ли­дируют среди которых сердечно-сосудистые заболевания. Снова появилась болезнь нищеты — туберкулёз. А неврозы при такой жизни одолели практически всех. Только официальная статис­тика говорит о том, что в стране более шести миллионов душев­нобольных. Сотни тысяч ежегодно умирает от алкоголизма и наркомании. Чему удивляться, если та же статистика говорит о том, что у нас миллионы алкоголиков и наркоманов. Последнее время пьянство стало воистину страшной проблемой. Мечта Гит­лера (отобрать у славян всё, оставить им только водку и табак) воплощается сегодня. По всей России прокатилась волна массо­вых отравлений суррогатной водкой. Это сознательное убийство граждан. Жажда наживы заставляет дельцов идти на преступле­ния. Говорят, что деньги не пахнут. Деньги этих «бизнесменов» пахнут смертью... Не видя выхода и потеряв окончательно веру, сводят счеты с жизнью около ста тысяч человек в год. Это уже похоже на танатофилию. Самое страшное, что среди самоубийц много школьников.

Члены Общественной платы РФ говорят о крайне низкой ак­тивности нашего общества. Лишённый идеалов, искусственно за­гнанный в нищету, народ отказывается так жить, а сил изменить дикую ситуацию не находит. Обескровленное больное общество теряет последние следы пассионарности. Оно устало выживать. К долгосрочному планированию наши бюрократы не способны. Да временщикам оно и не нужно. Главное — беспощадная экс­плуатация всего, что попало в их руки, и получение максималь­ных прибылей. Расслоение между самыми богатыми и бедными в России — неприемлемое и постыдное, а народ вновь и вновь «вы­бирает» своих мучителей, казалось бы, вопреки здравому смыс­лу. Всё, что происходит на политической арене, объясняется за­конами психологии, направляется и регулируется кукловодами с применением политтехнологий. Помогают управлять психикой людей всепроникающие средства тотального воздействия, кото­рыми и являются электронные СМИ. Во времена «гласности» народ онемел и теряет волю к жизни. Политтехнологи препод­носят такую мрачную картину якобы нашей истории, от кото­рой у людей рождается ощущение собственной неполноценности и чуть ли не отвращения к своей стране. Единое древо великой славянской цивилизации эти «властители дум» стараются распи­лить на куски, отсоединить ствол от корневой системы. И тогда в сознании обывателя запечатлевается с помощью враждебных народу СМИ не единое Древо, а гниющие чурбаки. Память обре­зана, кастрирована. Новейшие учебники истории снова пишутся под диктовку очередного заказчика... Откуда черпать силы русскому человеку? Революция, массовые репрессии и Вторая ми­ровая война унесли в XX веке в кратчайшие исторические сроки жизни многих десятков миллионов человек. Могла бы, конечно, вывести нас на невиданные высоты добытая великим героизмом и страшными жертвами Победа в самой кровопролитной послед­ней войне. И кровь пролилась в основном наша.

Но после войны власть расправилась с победителями. Для тех, кто побывал в плену (и не только), снова концлагеря, только уже на своей территории, снова тюрьмы, снова страх. Многие из старшего поколения могли сказать и в довоенное, и послевоенное время: «И всю ночь напролет жду гостей дорогих, шевеля канда­лами цепочек дверных...» Власть старалась изо всех сил за счёт селекции вывести породу абсолютно послушных людей-вин­тиков. Но даже тогда это отчасти компенсировалось высокими целями, которые провозглашались официальной идеологией и к которым большая часть жителей страны (особенно молодёжь) искренне стремилась. Сегодня даже это отнято. Идеалы справед­ливости и равенства стали усиленно заменять идеалами потреб­ления. Убаюкивая песнями об «общечеловеческих ценностях», нас превращают даже не в «общество потребления», а в «обще­ство истребления».

Жить без высокой, зовущей и ведущей цели человек не мо­жет. Жить за гранью нищеты, как живёт сегодня большинство граждан России, человек не может. Когда его заставляют выжи­вать, он постепенно теряет волю к жизни и даже человеческий облик. Трубят о завоеваниях демократии, о правовом государстве, о том, что теперь каждый может свободно говорить всё, что он пожелает. Да, можешь говорить всё, что хочешь, только слушать тебя никто не будет, и всё идет так, как пожелает пра­вящая верхушка. И говорить ты можешь только в кругу друзей или недолго покричать на улице. Тех, кто мог бы высказать свои светлые спасительные мысли всему народу, на телевидение всё равно не допустят. Оно, судя по тому, что нам круглосуточно показывают, находится в руках недругов народа. Само понятие «правовое государство» в России тоже понимается специфиче­ски. На всё имеет право государство в лице приватизировавших и саму власть, и страну чиновников, а народ по-прежнему бес­правен и нищ.

Получился непостижимый парадокс: в самой большой и са­мой богатой стране мира, в которой на гигантских просторах проживает не так уж много людей, народ живёт бедно. Долж­ны же быть этому объяснения. Ещё в древнем Китае сложилась формула: «Если страна богата, а народ живет бедно, значит пра­вительство преступно». Россия — немыслимо богатая страна, а народ прозябает в нищете. Следовательно — правительство пре­ступно или, как минимум, некомпетентно и непрофессионально. Говорить народу, что деньги в стабилизационном фонде власть приберегает на будущее, когда цены на нефть упадут, — это лишний раз подтверждать, что у руля государства сегодня на­ходятся некомпетентные люди. Логика их примитивна: цены на нефть упадут, а у нас будут (если они к тому времени останутся) валютные запасы. Вот мы тогда и сможем некоторое время по­купать продукты на Западе и кормить народ.

То, что народ в богатейшей стране мира — России живет в XXI веке так бедно, не может не поражать весь остальной мир. На Западе долго считали нас жертвами тоталитаризма. Теперь говорят, что русские патологически ленивы и не профессио­нальны. Равнодушие к собственной судьбе, к судьбе своих детей и к будущему Родины всем кажется очевидным. Но кто же тог­да совершил беспримерный рывок, выведя аграрную страну за считанные десятилетия в передовые страны по промышленному потенциалу, кто победил самого сильного и беспощадного вра­га, освободив заодно и Европу от фашизма? Ответ очевиден: это сделали те советские (большинство в СССР составляли русские) люди, которые сегодня и страдают больше всех от разгула де­мократических реформ...

Это мы сами и наши родители всего лишь через 12 лет после окончания столь кровопролитной для нашей страны войны за­пустили первый искусственный спутник Земли. Это мы первыми в мире, выведя на орбиту вокруг Земли человека, заставили в начале 60-х годов XX века самую богатую страну капиталисти­ческого мира Америку напрягать все силы, чтобы догнать нас в освоении космоса. Конгресс США посвятил тогда специальное заседание сравнению систем образования— советской и аме­риканской. «Что знает Иван и чего не знает Джон?», — этот вопрос очень волновал сенаторов, изумлённых тем, что русские столь явно продемонстрировали всему миру свое превосходство в высоких технологиях, без которых освоение космоса невоз­можно. Именно запуск первого спутника помог сохранить мир, так как американцам пришлось отказаться от планов очередного «блиц крига» с применением ядерного оружия. Русские слишком явно продемонстрировали, что и они способны доставить свои атомные бомбы куда угодно...

Именно поэтому западные стратеги сделали упор на инфор­мационную войну и одержали стратегические победы. СССР раз­валился и Россия ими тоже усиленно подталкивается к развалу. В кратчайшие исторические сроки всё разрушено и запущено так, что кажется, уже не поддается восстановлению. Что бы нам ни говорила лукавая статистика, большинство граждан богатой России живет за чертой бедности. И число людей, уходящих за черту бедности, только увеличивается, так как рекламируемая правительством индексация доходов на практике оказывается жалкими подачками, которые никак не компенсируют мертвую хватку нефтегазовых монополистов, бандитизм ЖКХ и галопи­рующую инфляцию, которая уменьшается только в отчетах чи­новников, а не в реальной жизни. Чем дальше от Москвы, тем явственнее видно обнищание людей.

Хотите убедиться в этом сами, тогда не смотрите телевизион­ные новости, в которых утверждают, что мы стали жить лучше, а поезжайте по городам и сёлам российской глубинки. Посмот­рите на жизнь простого человека, на тысячи полностью опус­тевших деревень, поговорите с немногими ещё оставшимися в полуразрушенных сёлах с покосившимися домами и кладбища­ми сельскохозяйственной техники. Тогда вы увидите реальное состояние сельского хозяйства России. Оно практически полно­стью разрушено, бывшие тучные стада в девяностые годы были пущены под нож. Восстановление поголовья идет крайне мед­ленно. Те районы, в которых ещё сеют, убирать уже не могут. Солярка дороже зерна. Какой смысл тогда перевозить его на элеваторы? Зарыть зерно в землю и сгноить его, если нет скота, которому можно было бы скормить крестьянину экономически выгоднее, чем сдавать государству.

Правительства всех богатых нефтью стран для своих граж­дан сделали бензин предельно дешёвым. Во многих нефтедобы­вающих странах ближнего Востока бензин для их граждан де­шевле газированной воды. Там тоже капитализм, как и в России, но воротилы бизнеса не теряют человеческого облика. И там, где строят социализм, как бы они его ни понимали, например, в бога­той нефтью Венесуэле, — бензин для своих граждан тоже — дешевле газированной воды. Как же нужно не уважать и презирать народ, чтобы допустить такую вакханалию цен в России, продающей нефть и газ всей Европе, чтобы загнать за черту бедности почти три четверти населения страны, а тех, кто находится на этой черте, вынудить практически отказаться от поездок на лич­ном автотранспорте из-за дороговизны горючего. Апофеозом же безнравственности правящей элиты является то, что из-за доро­говизны горючего почти встало сельское хозяйство.

Сегодня по всем магистралям в Москву и другие крупные города непрерывным потоком идут огромные грузовики с про­дуктами, поставляемыми чуть ли не всеми странами Европы. О качестве товара можно не спрашивать, но что будет, если все эти страны одновременно прекратят поставки? Такое не исключено, раз нас уже открыто окружают кольцом баз. Реальная политика по удушению России может заставить европейские страны (чле­ны НАТО) одновременно прекратить все продовольственные поставки в нашу страну. А собственные кормильцы подавлены и деморализованы почти повсеместно...

Не стоит обольщаться, что в наших руках тоже есть рычаги воздействия на западные страны и что мы им газ перекроем. Они уже сегодня активно ищут других поставщиков нефти и газа, не желая зависимости от России в поставке углеводородов. Да мы и сами готовы закачать во все их хранилища огромный запас на случай происков «врагов», через территории которых проло­жены нефте- и газопроводы. Огромную работу ведут учёные европейских стран и по созданию альтернативных источников энергии... Поэтому перекрытие трубы их не очень страшит. Да и агония, как они полагают, будет недолгой...

Мы должны понимать, что независимой в XXI веке будет только та страна, которая сможет самостоятельно прокор­мить своих граждан (да ещё и мощный стратегический запас продуктов создать), а также страна, в которой на высоком тех­нологическом уровне находятся все виды промышленности. Но самое главное условие независимости страны — это душевное и физическое состояние граждан, их любовь к Родине, их готов­ность встать грудью на её защиту, на защиту своей счастливой жизни... Но эрзац-заменитель счастливой жизни наши граждан наблюдают только по телевидению.

Трансвеститы и «девушки в шоколаде» на нашей земле, по­литой кровью и потом миллионов, строят свой дом... Видеть это честному человеку больно и противно. Зато честным тру­женикам правительство определило стоимость потребительской корзины, рассчитав то количество примитивной и некалорийной еды, которое необходимо, чтобы двуногое не умерло от голода. Но так рассчитывают корм для скота. Где в этой корзине хотя бы рубль, заложенный на удовлетворение моего духовного голода, на моё культурное развитие? Его нет. Для сытых чиновников, ко­торым «несть числа», мы все — население, электорат — нечто абстрактное. Народ, люди — таких слов они стараются не упо­треблять. Распугивая «стада» проблесковыми маячками, чинов­ники носятся на дорогих бронированных иномарках, улаживая свои дела. Чтобы повысить рейтинг в глазах граждан, чиновники устраивают либо потешные бои в Госдуме, либо представление с временным снятием маячков и перемещением их на неделю в ба­гажники... И всё это отражается в «кривом зеркале» смехачей, которые плоскими шутками стараются отвлечь народ от насущных проблем.

Если мы говорим о новых гуманных методах воспитания и образования, то просто обязаны учитывать реальную ситуацию в стране. Говорить, что мы вне политики, что школьных учи­телей это не касается, значит, обрекать заранее на провал лю­бые самые прекрасные планы, потому что апологеты системы Тьмы никогда не допустят истинного просвещения народа. Их устраивает то положение дел, которое есть сегодня. Если мы вне политики, то тогда мы и вне жизни. От политики государства зависит буквально всё, — вся наша жизнь во всех её проявлени­ях. Учителя сегодня сами должны стать неподкупными воинами Света. Не дрожать за уже достигнутое благополучие (если оно у некоторых есть), не бояться потерять звания и награды. Глав­ное — не потерять самоуважение и звание Человека.

Мы обязаны выстроить стратегию и тактику осуществле­ния светлых замыслов, если хотим, чтобы замечательные идеи истинных новаторов и планы Гуманной педагогики не остались лишь благими пожеланиями. Россия реально может стать первой в мире Державой Света, показать другим народам, что действи­тельно можно построить такие отношения между людьми, кото­рые будут соответствовать Единым Законам Бытия. Эти нравс­твенные законы так же имманентно присущи Вселенной, как и физические законы, которые мы открываем и ставим на службу человеку. Почему же открытые ещё в древности Нравственные Законы мы никак не желаем воплощать в жизнь? В нашей стране и сегодня есть замечательные мыслители, которые до мельчай­ших подробностей разработали реальные планы преобразования России в кратчайшие исторические сроки в Державу Света. Я знаю их лично и с огромным интересом слежу за их работой в этом направлении. Страной обновленной, Новой страной в эпоху ноосферы должны управлять учёные и поэты. Об этом мечтал русский гений В. И. Вернадский.

Действительно любивший Россию поэт и композитор Игорь Тальков мечтал вернуться хотя бы «через сто веков в страну не дураков, но гениев». Сто веков нам, к сожалению, не дано про­жить. При таком нашем отношении к биосфере нам прожить бы хоть один век. А гениев в России и сейчас немало. Только влас­тный бункер гениев поддерживать не собирается. Он сориенти­рован совсем на другие «общечеловеческие ценности», угодные не народу, а скорее воротилам транснациональных корпораций. А у них свои планы относительно России. Уже разработало несколько вариантов уничтожения нашей страны. Кто будет реально противостоять внешней угрозе? Как воспитать бес­страшных воинов, любящих Родину и своими трудами, своими сердцами готовых превратить её в Державу Света? Те, кто се­годня грабит страну, кто беспощадно эксплуатирует её недра и сам народ, далеко не все учились в Гарварде и Кембридже. Они тоже воспитывались в наших школах. Почему же их не смогли воспитать людьми?

Дым отечества...

Наши просторы, мало заселённые и слабо освоенные от Ура­ла до Дальнего Востока, привлекают хищные взоры уже давно. Идеолог нацистов Рудольф Гесс называл Россию «собакой на сене». Сама, мол, не ест и другим не даёт. Возникла идея отня­тия наших просторов силой для расширения столь важного для немцев жизненного пространства (Lebensraum). Силой отнять не удалось, собака оказалась кусачей. Наши родители стойко и яростно защищали свою Родину, свои дома, своих детей... Все набеги врагов на протяжении многих веков народ наш мужест­венно отражал. Сегодня завоеватели учли исторический опыт. Теперь они применили другую тактику. Информация — тоже оружие и притом мощнейшее. Нельзя завоевать извне, можно с помощью этого нового оружия разложить страну изнутри, ли­шив народ исторической памяти, а ещё лучше человеческих ка­честв, превратив людей в стадо манкуртов, не помнящих родства ни со своими предками, ни с высшим миром. Желательно весь народ сделать нищим. Запад, не жалея денег, продвигал к влас­ти в России своих ставленников, которые готовы были и народ удавить, и почти задаром всё отдать — и земли, и все секреты. Это мы и видели в начале 90-х годов. Именно тогда всех нас сде­лали нищими и беззащитными, лишив граждан великой страны вкладов, пустив под нож передовую военную технику, созданную нашими талантами и величайшими усилиями поколений.

Так как нас сумели втянуть в игру по их (рыночным) пра­вилам, то теперь покончить с суверенитетом России полагают апологеты «золотого миллиарда» будет несравненно проще. Её можно постепенно раздробить, отрывая кусок за куском, как это делают акулы, напавшие на ослабевшего кита. Сценарий проверен при развале Советского Союза. Там он сработал безукориз­ненно. После откусывания таких кусков, как Прибалтика, Грузия и Украина, идеологи Запада поняли, что дело сделано, что Союз никогда больше не будет восстановлен. Те, кто ещё по инерции лоялен к России (Казахстан, Азербайджан и т. п.), завтра, бла­годаря промывке мозгов их граждан и тупости наших нефтега­зовых миллиардеров, тоже отпадут. По тому же сценарию они готовятся отрывать куски от самой России, чего мы допустить никак не можем.

Движимое идеями Гуманной педагогики Братство учителей России призвано воспитать не благодушных и покорных ис­полнителей чужой воли, но армию воинов Света, которая будет заниматься настоящим просветительством народа и созданием совершенно иной системы взаимоотношений — системы Света. Что такую молодёжь можно воспитывать и сегодня, я покажу на примере одного выступления, которое увидел на Соловейчиковых чтениях в московском Доме Учителя 29 сентября 2006 года. Там перед участниками чтений выступили воспитанники М. П. Ще­тинина. Выступили под непосредственным руководством самого убелённого сединами Наставника.

То, что в течение часа происходило на сцене, одних обрадо­вало, других поразило, а кое-кого могло напугать. Меня лично обрадовало и поразило то, что я увидел. Так как я сам начинал учиться в школе при Сталине, а в институте при Хрущеве, то многое успел повидать в своей жизни. Видел и чудовищный идеологический пресс, когда пионеров и комсомольцев беско­нечно накачивали разными лозунгами и штампами, когда в шко­лах репетировали к разным юбилеям патриотические програм­мы. Школьники горячо обличали врагов нашей Родины, читали стихи, пели патриотические песни и плясали в национальных костюмах задорные танцы.

Представляете моё изумление, когда я увидел на сцене Дома Учителя в 2006 году (!) именно такую, будто вырванную с помо­щью машины времени, программу 50-х или 60-х годов. Высокие слова о Родине, о патриотизме, огромная по времени литератур­но-музыкальная композиция о подвиге 28 панфиловцев, грудью перекрывших немцам дорогу на Москву. Увидел танцы молодых красивых ребят в национальных костюмах — танцы лихие, весё­лые, задорные. Поразила постановка о 6-й роте, которая уже в новой России показала пример мужества и героизма наших сол­дат (и, я бы добавил, бездарности разжиревших генералов, бро­сивших ребят на растерзание многократно превосходящей армии бандитов). Ребята на сцене показывали такие сцены рукопаш­ного боя, так виртуозно жонглировали саблями, что дух захва­тывало у всех сидящих в зале. Причём, виртуозно владели этим сверкающим оружием не только юноши, но и девушки.

Вот на сцене появился юный богатырь, который, казалось, легко и непринуждённо вращал вокруг своего тела толстое тяжё­лое бревно (примерно одну треть телеграфного столба!). Высо­кие и лёгкие акробатические прыжки с падением на жёсткий пол сцены, бесшабашная весёлая карусель молодых, здоровых, пре­красно физически подготовленных ребят. Замечательным был и танец горцев, баллада о Кавказе, покорённом не оружием, а лю­бовью России... Ребята, одетые в черкески и папахи, исполни­ли его с чувством и пламенным темпераментом. Словно лебеди проплывали по сцене стройные девушки в прекрасных длинных платьях, расшитых сверкающим орнаментом... Сцена была явно меньше той площадки, на которой они репетировали, и ребятам приходилось почти левитировать, чтобы не улететь со сцены в зал...

Всем представлением руководил сидевший в зале на первом ряду М. П. Щетинин, который не только дирижировал и знаками давал чёткие указания исполнителям, но и замечательно акком­панировал на баяне ребячьему хору, временами самозабвенно подхватывая мелодию. Нужно было видеть его добрые, лучащи­еся глаза, его собранность, его точные скупые жесты, которыми он подсказывал своим воспитанникам, что делать по ходу разво­рачивающегося Действа.

А теперь о впечатлении, которое вызвала, по крайней мере, у меня эта литературно-сценическая композиция, будто пере­несённая в послеельцинскую эпоху из брежневской эпохи застоя советских времен. У меня она вызвала ощущение радости, бла­годарности и надежды. Надежды на то, что такая молодёжь не даст погубить Россию, не даст растворить это Сердце мира в мышечной ткани потерявшего волю к жизни человечества. Если сравнивать увиденное сегодня замечательное Действо с тем, что я неоднократно видел 40-50 лет назад, то должен отметить самое главное и существенное отличие. Тогда это делалось по принуждению и для галочки. Сегодня воспитанники Щетинина делали это от всей души, с огромным желанием, с мощным духовным наполнением. Дети живут этим, мечтают своими руками по­строить справедливый мир, своими сердцами, если понадобится, защитить Родину от врагов в час испытаний. Напугать это выступление могло только апологетов системы Тьмы или их слуг, вполне довольствующихся подачками господ. Но таковых, я на­деюсь, в зале на этих чтениях не было... В брежневскую эпоху я не призываю возвращаться, но о прекрасных идеях Справедли­вости и Любви к Родине мы не должны забывать...

Это выступление в Доме Учителя я отснял видеокамерой с такого ракурса, чтобы показать и происходящее на сцене, и Ми­хаила Петровича, и реакцию зрителей. С огромным интересом посмотрели это Действо мои сотрудники в Оптическом театре. У всех это вызвало радостное удивление, прилив оптимизма и желание трудиться с ещё большей отдачей... В этом я вижу под­тверждение заповеди: «Спасись сам, и тысячи вокруг тебя спа­сутся». Если есть люди, которые в эти смутные времена с верой и надеждой устремлены в светлое будущее и делают для его приближения всё, что в их силах, то это по принципу индукции оказывает благотворное воздействие и придает силы тысячам тех, кто видит их пример. Это важно сегодня как никогда, ибо от «золотого миллиарда» исходит угроза не только для России, но и для всего мира. Устоит Россия спасётся и весь мир...

Россия для апологетов Рынка — самая страшная страна, ибо её метафизические глубины не поддаются логическому анализу жрецов «золотого тельца». В ней даже миллиардер (Стерлигов), баллотировавшийся в президенты России, может бросить всё и вести жизнь обычного крестьянина, а народ интуитивно и упорно сопротивляется бесчеловечному Рынку. Именно поэтому Россия для них — цель №1. А в России — самое уязвимое (и потому наиболее активно атакуемое) звено — молодёжь. Если им удаст­ся сокрушить нашу молодёжь, превратив ее сначала в поколение «Пепси», выбирающее бездумную жизнь и жаждущее иметь «всё и сразу», а потом в примитивных потребителей, то в ближайшие десятилетия от монолитной России не останется и следа.

Чтобы «иваны, не помнящие родства», отдали Россию без сопротивления, идёт информационная бомбардировка страны, не прекращающаяся ни на один час. «Доживающие», как пра­вительство именует сегодня старшее поколение, вымрут, а молодёжь уже будет настолько ручной и неопасной, что скрытые до поры новые хозяева смогут спокойно заселять просторы Рос­сии. Они уже присмотрели нужные им зоны и планируют там (может быть, уже и начали) закладку сотен городов для себя, ибо во время планетарной катастрофы, которая тоже не за гора­ми, наиболее устойчивыми и не ушедшими под воду будут в ос­новном определённые области России за Уралом. Туда воротилы «золотого миллиарда» и обратили свои взоры, выделив на этот жизненно важный для них проект триллионы долларов.

Обмануть «туземцев», придумать им красивую сказку, что «добрые дяди» там будут закладывать нечто для нас, для наших детей, а не для себя, им нетрудно. Местным властям пообещают гранты. Особо послушным и ручным чиновникам эти гранты вы­дадут. Самых главных подкупят. А чтобы народ раньше времени об этом не узнал, ему усиленно «промывают мозги», используя новейшие достижения техники и особенно электронные СМИ. С их помощью производится лоботомия, ставятся барьеры-ограничители, через которые обработанный человечек уже не в состоянии перебраться. Человеком с примитивными запросами и огрубевшим сердцем управлять будет несложно...

Но просчитаются западные идеологи в своих планах непре­менно. Не вся молодёжь стремится к гламурным тусовкам и бес­стыжим реалити-шоу. Есть огромное количество юношей и де­вушек, устремлённых к Знаниям. В этой тяжелейшей ситуации, осознанно живущие взрослые, не имеют права потерять идущие нам на смену поколения. Это важнейшая воспитательная за­дача и для будущего России, и для всей цивилизации. Чтобы разбить планы расчленения и порабощения России, от нас потребуются сейчас величайшие усилия, подобные тем, что пришлось проявить нашим родителям во время Второй мировой войны и после неё для восстановления страны. Если пожалеем себя и по­грязнем в брюзжании на мерзкую «элиту», обворовавшую всех нас, утонем в мелочной суете, то злая воля «хозяев жизни» и монстроидальная техника, созданная слепоглухими в духовном плане людьми, убьёт и нашу цивилизацию, и жизнь на планете. Не отчаиваться нужно, а собрать все силы, всю волю, всё терпение и день за днём вести созидательную работу по воспитанию детей, по осветлению мира, как это делают уже сегодня М. П. Щетинин и подобные ему воины Света. Дым отечества нам сладок и прия­тен, но само отечество нужно отстоять и сохранить. Возможно, сейчас наступили самые тяжёлые испытания за всю историю России. Враг коварен и силён да ещё и опирается на огромную пятую колонну внутри страны. Если нам дорог «дым отечества» и мы не желаем, чтобы оно превратилось в дым, распылилось между странами-захватчиками, то мы должны настроиться на победу в этой последней схватке за свободную Россию.

Будущее созидается сегодня

Наша власть возвращает досрочно долги парижскому клубу кредиторов за все бывшие советские республики, за весь огром­ный СССР. Широкий жест, «благородный» поступок. Особенно если учесть, что России при этом никто долги не возвращает (и очень большие долги). Ну и пусть, мы всем прощаем, мы — бла­городные. Зато сами мы вернули долги раньше времени... Ко­нечно, вам всё объяснят, — и об экономии на процентах по обслуживанию долга и все прочие премудрости. Своему наро­ду, обворованному в начале 90-х годов, возвращать долги не хо­чется. И о процентах, которые набежали бы на наших вкладах за 16 лет, никто даже не вспоминает. Возвращают (и то дале­ко не всем) тысячу нынешних рублей за тысячу, положенных в государственные банки в советское время. Такое поведение власти иначе как издевательством и плевком в душу народа на­звать невозможно. Но власть уверена, что наш народ потерпит (он приучен, он так воспитан), а чужим дядям-миллиардерам нужно вернуть срочно, чтобы власть могла продолжить с ними свои игры. Осознают ли правители, что все широкие жесты и их показное благородство — всё это за наш с вами счёт? За счёт по­гибающих в подвалах миллионов детей и взрослых, ставших при новой власти бомжами. За счет бледных и больных школьников, о здоровье которых тоже думать в России некому...

А в Англии, например, не просто думают, но и делают всё для сохранения здоровья школьников, ибо здоровье детей это здоровье нации. С подробным отчётом перед британцами ре­гулярно выступает министр образования Алан Джонсон. Он докладывает стране, родителям школьников, что проделано для введения в школах сбалансированного питания детей, какие огромные суммы на это затрачены. Лучшие врачи-диетологи, лучшие повара, другие специалисты участвуют в разработке ра­циона питания школьников. Убрали полностью и запретили поп­корн, подслащённую воду, которую теперь в России продают на каждом шагу. Зато ввели в завтраки и обеды в школе большое количество свежих овощей и фруктов, морепродукты, натураль­ные соки и т. п.

Может быть, сытые чиновники в Москве не знают, что го­лодные обмороки детей во время занятий в школе для глубинки России — явление рядовое. Да и многим учителям приходится питаться «святым духом». Давно прочитал в газете «Аргументы и факты» небольшую заметку, но она взяла за сердце и осталась в памяти: «У нас, волгоградских учителей, со всеми доплатами (например, за стаж больше 30 лет) не набегает и 3 тысяч руб­лей в месяц. Но это ещё очень хорошо! У меня учатся дети из отдалённых сел. Послушаешь, как там живут, — волосы дыбом встанут. Зарплата 700-800 рублей в месяц (если она вообще есть)... Иногда люди дроблёнку (корм для свиней) едят! И каки­ми нелепыми после этого кажутся все рекламы на телевидении и рассуждения, где выгоднее хранить деньги... Однажды один ученик сказал мне: «У меня в желудке, кроме стакана чая, ни­чего нет. Но вы не смотрите, что иногда мы плохо себя ведем. Ведь если с Россией что случится, мы жизнь за неё отдадим. А кто же будет её защищать, если не мы? Москвичи, что ли? Или богатенькие?»[12]

Вот такие факты, против которых бюрократам трудно вы­ставить аргументы в защиту их политики, хотя в 2007 году, на­конец-то, лёд тронулся. Дошло до чиновников (не накануне ли выборов?), что пора и в России поставить вопрос о нормальном питании школьников. Поставить вопрос нетрудно, но сколько лет или десятилетий понадобится, чтобы не только в столичных, но и во ВСЕХ школах России дети действительно нормально питались. Если власть даже выделит для этой благородной цели достаточно денег, то практика нашей жизни показывает, что эту сумму трудолюбиво «распилят» бюрократы всех уровней.

В том же 2007 году Россию сотрясали скандалы, связанные с обеспечением школ необходимым оборудованием и мебелью. Выделенные большие суммы уходили в карманы проходимцев. А школы получали и оборудование, и мебель крайне низкого ка­чества, изготовленную всё в том же Китае. Фирмы-посредники тут же исчезали, и концы прятались в воду. Эти однодневки мог создать даже один человек с единственной целью, —  откусить от жирного «пирога» побольше и... раствориться в тумане, скрыва­ющим от народа весь беспредел, творящийся во властных струк­турах. Так что питаться усиленно будут дети «профессиональ­ных распиловщиков», а на окраинах империи школьники будут есть всё ту же дроблёнку...

А в Англии следят не только за пищей физической. Сама жизнь вынудила англичан следить и за пищей духовной. Новые законы позволяют им эффективно бороться с растлителями детей, создающими и продающими порно-продукцию. Теперь большие тюремные сроки получают не только создатели этой мерзости и её распространители, но и потребители. Даже за хра­нение записей с порнофильмами можно получить пять лет тюрь­мы. Забили тревогу в Англии после того, как провалилась затея с внедрением в школах уроков полового воспитания. «Не запрет­ный плод станет для подростков не таким уж сладким и притяга­тельным», — полагали сторонники раннего сексуального воспи­тания. Но произошло всё наоборот, и в результате нововведений резко увеличилось число беременных школьниц. Это заставило англичан дать задний ход и ввести драконовские меры...

На чужом опыте мы никак не желаем учиться. Мало того, что многие каналы российского телевидения буквально забиты откровенной порнографией, которую не могут не видеть дети, так теперь ещё и образовательные структуры жаждут ввести в школах так называемое «сексуальное воспитание», которое на деле является скрытой формой полового развращения детей. Рассказывая детям об устройстве половых органов и о том, как предохраняться от беременности, взрослые могут только при­влечь внимание детей к этой им ещё не нужной стороне взаимо­отношений между полами. Призывая школьников старших клас­сов носить с собой презервативы, горе-учителя не ведают, что творят, ибо, положив в карман эти резиновые изделия, подросток будет думать уже не о физике или химии, а только о практи­куме по биологии... Можно и нужно говорить в школе о любви, но о Любви возвышенной, платонической, облагораживающей. И примеров в мировой культуре найдётся предостаточно.

Какое будущее мы готовим грядущим поколениям? Инициа­торы раннего сексуального воспитания школьников — не оди­ноки. Во всех сферах нашей жизни таких горе-инициаторов — пруд пруди. Бесконечное насилие и бесконечные запреты — вот очевидная направленность системы Тьмы. Сегодня в России чис­ленность внутренних войск, войск для укрощения собственного народа растёт как на дрожжах. Соответственно и расходы на все эти силовые надзирающие структуры стремительно возрастают. И, тем не менее, мы на 118 месте в мире по наличию этого само­го порядка и спокойствия, точнее, на четвёртом месте от конца списка. Хуже обстановка только в Израиле, Палестине и Ираке. Самой спокойной страной признана Норвегия. Похоже, что чем больше внутренних войск в России, тем меньше порядка. Если бы мы тратили огромные средства не на структуры насилия, а на истинное просветительство, воспитание и образование, то и аппарат насилия не был бы нужен...

Компьютерный бум

Если такие инициаторы добираются до школ, то все по­следствия их инициатив трудно даже представить. На самом высоком уровне нашлись наши «благодетели», позвали на по­мощь их «благодетелей» и на детские головы обрушилась ещё одна беда — повальная и молниеносная компьютеризация школ. В течение одного только 2007 года решено все без исключения школы РФ оснастить не просто компьютерами, но с подключе­нием их к быстрому широкополосному Интернету. Конечно, никто это бедой не считает. Более того, компьютерный бум счи­тается благом. Звучат победные реляции о техническом переос­нащении школ, классы в которых оборудуются интерактивными досками, компьютерами. Радостно трубят о том, что в передо­вых школах с успехом готовятся и проводятся цифровые уроки. Кстати, западные спонсоры давали и дают деньги, прежде всего, на компьютеры для школ. В России внедрение компьютеров в отличие от Запада осуществляется невиданными масштабами и темпами, практически мгновенно. «Что же здесь плохого, — вос­кликнет апологет компьютеризации, — ведь это веление време­ни». Такому апологету (или «левополушарному» чиновнику от образования) вы ничего не докажете. «Замечательно, — скажет он, — что наши школы столь быстро оснащаются компьютера­ми, иначе мы безнадёжно отстанем от мира». В его словах логи­ка, конечно, присутствует. Но кроме логики должна быть ещё и сердечность, и дальновидность, умение предвидеть последствия столь быстрого и непродуманного внедрения компьютеров в жизнь детей.

Почему именно школы России западные спонсоры жаждут в кратчайшие сроки опутать всемирной паутиной? Не академии, университеты и институты, в которых студенты и аспиранты действительно пользовались бы возможностями Интернета бо­лее осознанно, а малых детишек, которых во всемирной паутине поджидает бездна соблазнов... Потому что им очень хочется на­вязать нашей стране свой вектор развития, своё миропонимание, свои правила игры. А для этого начинать нужно именно с дети­шек, как самых не защищенных перед виртуальной «чёрной ма­гией», перед технологией соблазна и разврата. Они сначала про­рубят виртуальное окно из западного мира в Россию, и не одно окно, а миллионы окошек — мониторов. А через эти окошки (в принципе неконтролируемые!) можно потом будет закачивать в юные головы всё, что необходимо, чтобы в кратчайшие сроки превратить молодёжь в элементарных обывателей и манкуртов. Реклама в Интернете подскажет детям, какие сайты им посещать в первую очередь. Окошек в «стене», отделявшей нас от Запада, будет всё больше, со временем стена и вовсе растворится, ис­чезнет. «Вот и замечательно! — воскликнут наши демократы, — давно пора». Так и свершится метафизический акт растворения Сердца Мира (России) в дряблой мышечной ткани «цивилизо­ванного» Запада.

Кстати, окошки эти с двусторонним движением. К нам зака­чивают их идеологию и порнопродукцию для усиления позиций отечественных апологетов раннего сексуального воспитания, от нас выкачивают идеи и секреты. Это не фантазии. Вся Россия наводнена западными компьютерами. Сам компьютер непрерывно модернизируется. Многие наши фирмы, школы, вузы и научные центры не только оснащены этими компьютерами, но и непрерыв­но переоснащаются. Все стараются раздобыть самые последние модели, приобретают компьютеры всё более быстродействую­щие и с большим объёмом памяти. Но кто может с уверенностью сказать, что их компьютеры не содержат в своей структуре такие устройства, которые позволяют спецслужбам Запада считывать информацию со всей компьютерной сети России.

Если наши хакеры, сидя в России, забираются в защищенные компьютеры самых богатых банков Америки и даже Пентаго­на, то их разработчики компьютеров давно придумали способ контролирования содержимого компьютеров по всему миру (и в России в первую очередь). В бинарном коде идёт автоматическое обновление системы Microsoft из Интернета, которое контроли­ровать мы не можем. Из Интернета мы обновляем и антивирус­ные программы. Что мы можем сказать о «двойном дне» таких операций? Ничего. Нужно отчётливо понимать, что мы в этом плане находимся в полной зависимости от тех, кто эту технику производит и, главное, от составителей программ. Что Амери­ка пожелает, то она с нами и сделает через компьютерную сеть. Особенно, если наши взаимоотношения обострятся, что вполне реально. Информационная блокада или атака в киберпространстве в наш век — это слишком серьёзно. Это ещё один довод, что их компьютеры в любой сфере нашей жизни нужно внедрять ос­мотрительно и продуманно. Атака на школы — это хорошо спла­нированная операция в информационной войне против России...

Не имеющие стратегического масштаба мышления бюро­краты, спешат внедрить в школы именно компьютеры, как будто позабыли, что раньше, когда не было в наших школах ни одно­го компьютера, именно наша система образования признавалась лучшей в мире. Апологеты мгновенного и бездумного внедрения компьютеров во все школы говорят о том, что Интернет — это кладовая гигантских запасов информации, столь нужной всем — и школьникам, и академикам. Это действительно так, и пользо­ваться этим всемирным банком информации очень удобно (сам пользуюсь). Но информация тоже бывает разной. В Интернете вы можете найти практически всё: и порносайты, и инструкции, как сделать бомбу, и подробное описание, как создавать синтети­ческие наркотики, от которых нет спасения. Почему апологеты внедрения быстрого Интернета забывают о том, что в виртуаль­ном мире наряду с полезной информацией нашли пристанище и все человеческие пороки. Кроме гигантского банка данных во всемирной «путине» находится ещё и всемирная свалка, пере­полненная ядовитыми испарениями, жертвой которых, почти наверняка, станут дети.

Академик вряд ли будет ползать по этой свалке, а школьник туда непременно зайдет из озорства или любопытства и, превра­тившись в электронного наркомана или интеллектуального бом­жа, там (на виртуальной свалке) и поселится. Слишком много таких «переселенцев» уже сегодня, поэтому спрогнозировать будущее нетрудно, если все школы России в кратчайшие сроки будут подключены к быстрому широкополосному Интернету. Именно быстрый Интернет позволяет практически мгновенно забираться в любую ячейку всемирной паутины. А наши идео­логи от образования этой опасности не почувствовали. Радость и торжество их явно преждевременны.

Сначала нужно помочь детям составить представление о жи­вой планете Земля, являющейся частью (клеточкой) огромного вселенского организма. Показать всю красоту и многоплано­вость космической Реальности. Раскрыть в детях космическое мышление, а не сугубо бытовое, которое и так воспитывается назойливой рекламой и виртуальными играми. Но раскрыть пе­ред детьми всю красоту и гармонию божественного мира может только учитель, влюблённый в жизнь и в пришедших к нему де­тишек. На первом этапе познания мира детьми желательно обой­тись без компьютеров (а в дошкольном воспитании компьютеры применять просто нельзя). Это выводы ученых многих стран. Вы можете сами убедиться в том, что телевизоры и мониторы компьютеров опасны для маленьких детей. Наберите в том же Интернете в любой поисковой системе ключевые слова, обозна­чающие интересующую вас проблему, и вы получите огромное количество ссылок на работы учёных разных стран, доказыва­ющих уже как аксиому, что детской психике все современные аудиовизуальные системы наносят ощутимый вред.

И вообще, зачем торопиться приковывать маленьких детей к телевизору или компьютеру. Будет несравненно лучше для мо­рального и физического здоровья ребёнка давать ему всё в свое время. В самом нежном возрасте нужно всеми силами обеспе­чить малышу максимальный контакт (и, прежде всего, тактиль­ный) с чистой природой, создать условия для подвижных игр, ибо максимум движения в детстве — это максимум развития физического и интеллектуального. Если же мы усадим малыша за компьютер, чем, естественно, обездвижим его, то этим мы нанесём ему непоправимый вред. И нанесём вред не только физическому развитию ребёнка, но также ощутимый вред именно его умственному развитию. Да и на более поздних этапах взрос­ления ребёнка нужно жёстко ограничивать время его общения с компьютером.

Вспомним такой пример-образ. Если представить себе ра­зум конкретного человека, постигающего мир, в виде ложки, то куда бы мы эту ложку не опустили — в чашку или в океан — мы можем ею зачерпнуть столько воды, сколько она вмещает. Поэтому дело не в том, откуда ты черпаешь свои знания, — из книги или из информационного океана Интернета, важно, что останется в твоей памяти, и чем ты реально сможешь восполь­зоваться в своей жизни. Нужно работать над увеличением этой «ложки», вырабатывать у детей умение пользоваться большой ложкой. Это предполагает продуманную систему своего отече­ственного воспитания и образования, учитывающую менталитет нашего народа, а не слепое внедрение чужих систем. Никакой компьютер никогда не заменит человека, поэтому наметивший­ся сегодня перекос со сплошной компьютеризацией как панаце­ей и гарантом, что мы получим очень развитых и продвинутых специалистов, несомненно, приведет к результату, обратному ожидаемому.

Компьютерный бум и заполонившее всё и вся телевидение оказывают на детей чудовищное давление, а защищаться они от него не могут в принципе. Сегодня это уже доказано учё­ными. Мы — взрослые — выросли в условиях, когда столь жес­токого давления электронных СМИ ещё не было, поэтому нам легче противостоять их зомбирующему воздействию. Но сегодня даже среди взрослых есть много телевизионных и компью­терных наркоманов. Что же тогда говорить о детях, вырастаю­щих в обнимку с компьютером... Компьютерную зависимость справедливо считают психическим заболеванием, разрушающим душу всякого, кто уже не властен над собой, не имеет сил отор­ваться от дурманящего воздействия виртуального мира. Так мы можем доиграться до «виртуального Апокалипсиса». Жаль, что многие учителя пока даже не задумываются над этой реальной угрозой.

Не компьютеры — зло, а наше непонимание их негативного воздействия при неправильном использовании. Непонимание, что ранним погружением ребёнка в виртуальный (фантомный) мир будет изуродована его психика. Это касается не только все­мирной паутины. Так, в принципе, в любой области. Отсутствие чётких критериев, непонимание, как пользоваться любым про­дуктом, приводит к тяжёлым последствиям или летальному ис­ходу. Съел много и не то, что нужно, — отравился. Выпил не то и не в меру — отравился. Пролежал на солнцепёке больше чем нужно, — сгорел... Но в приведенных примерах, как правило, срабатывает обратная связь, ибо есть огромный коллективный опыт, помогающий человеку вовремя остановиться, чтобы не довести до беды. А в случае с компьютером нет ощущения, что уже достаточно, что пошла передозировка. Нет пока широко известного коллективного опыта, который мог бы грозно предо­стеречь: «Дальше опасно!» Точно так же обстоят дела и с теле­визором, от которого некоторые субъекты отпадают только пос­ле отключения всех каналов или пока не обессилеют полностью. Сейчас многие каналы работают круглосуточно, поэтому для электронных наркоманов «игла» тоже доступна круглосуточно.

Прилипают к мониторам компьютеров в основном дети. «Увы, в наше время, когда родителям не до ребёнка, объектом безопасной (с этим можно поспорить. — С. 3.) привязанности становится компьютер... Разумеется, в этих случаях приходится говорить не о гармоничном развитии человеческой личности, а о виртуальном мире, позволяющем вычеркнуть из актуального сознания образ «страшного реального мира». Одна иллюзия за­меняется другой, развитие получает только абстрактное мышление, а весь внутренний творческий, эмоциональный потенциал развития личности остаётся невостребованным».[13]

Телевидение для многих ребят тоже является желанной иг­рушкой... Валяясь на диване перед «зомбоящиком» и механи­чески пережевывая всякую дрянь из пакетов, которую навязы­вает реклама, дети жиреют и приобретают болезни, связанные с гиподинамией. Ослабляется иммунитет, нарушается обмен веществ, ухудшается зрение и память, зато возрастают раздражи­тельность и агрессивность. Негативное воздействие мерцающих телеэкранов и мониторов компьютеров доказано, но на рекомен­дации учёных почти никто не обращает внимания... Дети часа­ми (иногда днями!) играют в игры, выпускаемые виртуальными киосками, теряя постепенно связь с реалиями мира. Иллюзорный мир детям кажется предпочтительнее природного. В нём они жи­вут, в нём бесконечно выслеживают жертв, хладнокровно «уби­вая» их. Пока на экране... Чем больше «убьёшь», тем больше поощрительных очков заработаешь.

Ещё не сформировавшееся сознание ребёнка именно этим де­вятым валом насилия и формируется. Встреча с самим собой в этом воплощении уже будет невозможна, а поэтому и осознание своей истинной миссии тоже не произойдет. Жизнь выброшена на свалку. Зато агрессией выросший электронный наркоман бу­дет переполнен, наверняка. Хуже всего, что это будет на подсо­знательном уровне. Когда и в какой форме выплеснется эта аг­рессия на окружающих людей предугадать трудно, но случится это непременно... Мы есть то, что мы потребляем (особенно в духовном плане).

Вот почему радоваться, что в самой отдалённой деревне ещё одну школу компьютеризировали и подключили к Интернету, преждевременно. Нужно было бы сначала проанализировать, что компьютеризация даёт детям, и что она у них отни­мает. Только после этого можно было бы принимать решение как внедрять компьютеры, в каких масштабах и как вводить детей в эту всемирную паутину, где их уже поджидают, поти­рая лапы, «пауки» (без пауков паутины не бывает). Это долж­ны очень продуманно делать не просто программисты, знающие технику, а психологи-программисты, понимающие мир детства и чётко осознающие, куда они толкают детей.

Отчитываясь перед начальством, поставившим задачу срочно обучить детей плаванию, можно столкнуть всех детей, находя­щихся на корабле, в воду и бежать докладывать, что все 100% детей уже в воде. Но учил ли их кто-нибудь держаться на воде и сколько из них выплывет, — это ни начальство, ни карьери­стов-тренеров не волнует. Вот с чем можно сравнить мгновенное погружение детей в океан информации. Неужели не ясно, что детям нужно не просто огромное количество информации, кото­рой они могут захлебнуться или отравиться. Им нужны истин­ные Знания, умение эти знания добывать собственным трудом, пытливо и радостно изучая мир.

Наши чиновники от образования боятся отстать от Запада. Они хотят внедрить как можно скорее в школы новые информа­ционные технологии, как это уже сделали многие развитые стра­ны. Занятые столь важным делом они, наверное, удивились бы, что в той же Англии, например, в школьные программы введены уроки счастья. В Кембриджском университете психологи заду­мались над тем, как с детства научить детей быть счастливыми. Разработанные ими методы и приёмы «позитивной психологии» учитывают все достижения человечества с античных времён и до нашего времени. Почему в Англии считают возможным тратить на это время и средства? Потому, что там есть люди, которые способны думать не о программах и компьютерах, а о малышах. Есть там учёные, которым дорога их страна и её будущее. А будущее страны это её дети...

Человек сегодня духовно деградирует. Сумма технологии растёт, а Сумма Любви уменьшается. Маховик системы Тьмы раскручен на полные обороты. Тьма консолидируется мгновенно и действует слаженно и безжалостно. Вместо того, чтобы разви­вать удивительный потенциал богочеловека, спящего в каждом из нас, мы развиваем протезы, что ведёт человека к вырожде­нию, а мир к гибели. И все это потому, что духовный аспект в воспитании школьников отодвинут на задний план, если не изъят полностью.

Эволюция создаёт органы и системы, обслуживая потребнос­ти настоящего момента. Наш мозг кажется исключением. Считается, что он избыточно могуществен, будто создан на вырост. Избыточность мозга вроде бы не отвечает критерию целесооб­разности, что удивляет многих учёных. Создается ошибочное представление, что мозг человека задействован на 2-3%, а ос­тальные 97-98% не используются или простаивают. В приро­де так не бывает. Мы уже убедились в высочайшей целесооб­разности всего сотворенного Богом. Если нечто создано, то оно работает. Работает и наш мозг — весь полностью. Только мы не умеем им пользоваться. Вполне возможно, что им пользуется ещё некто.

Поэтому нет никакой ошибки природы и никакого избыточ­ного могущества мозга. Он таким и должен быть, чтобы чело­век в нужном темпе эволюционировал, смог быстро пройти ста­дию «гусеницы» и после Преображения, то есть после перехода на другой более дематериализованный способ существования, стать «бабочкой» и подняться на обретённых крыльях в небо Свободы. Бели человечество пропустит урочный час и не успеет в срок пройти через предначертанную ему Богом трансформа­цию, то оно будет обречено на самоуничтожение. Великий при­мер — Преображение Христа, к сожалению, ничему не научил подавляющее большинство землян. За две тысячи лет можно было достичь огромных духовных высот. Но апологеты системы Тьмы сумели увести человечество с пути истинной эволюции.

А пока мы не ведаем, чем обладаем, поэтому не ведаем, что творим. Даже не догадываемся, какие возможности таятся в нас самих, а не в изобретённых учёными микрочипах и компьюте­рах... Чтобы человек развивался, нужно изменить систему цен­ностей. Нужно заниматься человеком, а не протезами для чело­века. Тогда и на мозг мы бы посмотрели совершенно по-иному. Да и сам мозг использовали бы мы, а не кто-то иной вместо нас. Жизненно необходимо понять, почему такая картина сложилась в нашей цивилизации, не проводит ли некая сила эксперименты над нами, отбирая у нас самую утончённую энергию — энергию светлой мысли. Если апологетам «золотого миллиарда» удастся атомизировать человечество, распылить его и превратить в тол­пу примитивных потребителей, то чем тогда будут отличаться люди от животных? Только тем, что научились убивать миллионами и что убийства ни на один день не прекращаются... Это ли не ад на Земле? Каким еще адом пугают нас церковники?

В мире сегодня правят бал три сестры (лень, неверие, равно­душие), с которыми большинство людей дружно живут много веков, отбросив за ненадобностью дары Бога, — самостоятель­ный выбор и ответственность за свои мысли и дела. Слишком тяжёлым для человечка оказался этот Дар. Не по силам слабому. Лучше отдать все свои права другим, более хищным и активным, и пусть они ведут нас вперёд и выше. А если они ведут нас назад и в пропасть? «А нам всё равно», — бездумно поют лентяи. По­этому мир и катится в пропасть, что большинству всё равно, что будет с людьми и с Землёй в будущем. «Моя хата с краю, после меня хоть потоп, хоть трава не расти», — твердят такие эгоисты. Скоро вполне возможно и то, и другое. Откуда же такое безраз­личие у подавляющего большинства живущих на планете, отку­да апатия и нежелание брать на себя решение безотлагательных проблем, отвечать за всё происходящее? Ответ ошеломляюще прост: они так воспитаны.

 

Пресловутое недостающее звено между

обезьяной и цивилизованным человеком — это как раз мы.

Конрад Лоренц

Человек во имя всего

Переход от системы Тьмы к системе Света и от Суммы Технологии к Сумме Любви и гармонии с Природой потребует огромных усилий тех людей, которые уже сегодня устремлены к Свету, ведут сознательную жизнь и помогают очнуться дру­гим. Помимо всех классификаций, очевидно, что люди делятся на два типа — миролюбивый и хищный. Вспомним начало XX века. Одни изобретали живительные излучения (А. Чижевский) или мечтали о лучистом человечестве (К. Циолковский), другие в это же время изобретали лучи смерти, что нашло отражение в романе А. Толстого «Гиперболоид инженера Гарина». Одни пы­тались осчастливить всё человечество (Николо Тесла), другие думали только о том, как заработать огромные деньги на изоб­ретениях гения (Морган и ему подобные). Есть ещё одно разделение. Одни приходили и приходят в мир за знаниями, другие за званиями. Это действительно разные люди, хотя в детстве и юности могут сидеть за одной партой в школе или вместе учить­ся в институте.

К огромному несчастью для будущего человечества и для са­мой планеты тех, которые приходят за званиями, пока неизме­римо больше, чем альтруистов. Первые составляют агрессивное подавляющее большинство, живут ради себя и, пожалуй, страш­нее неучей. Чего стоит Гейдельбергский Призыв, с которым обратились к участникам форума в Рио-де-Жанейро в 1992 году триста крупнейших (то есть с массой званий и регалий) учёных современности, среди которых было 52(!) Нобелевских лауреа­та: «Мы утверждаем, что Государство Природы, идеализируе­мое некоторыми движениями, не существует и, видимо, никог­да не существовало с момента появления человека в биосфере, поскольку прогресс человечества всегда был связан с исполь­зованием Природы для своих нужд, а не наоборот». Наше — человеческое — отношение к природе, к матушке-Земле здесь проявилось вполне определённо. Страшный документ. Вся глу­бина падения человека, отпавшего от божественных Законов, сконцентрирована в этом Призыве. То, что декларируют масти­тые учёные, к которым обыватель не может не прислушаться, чудовищно. Но самое страшное, что и подавляющее большин­ство обывателей в этом призыве не увидит ничего особенного и скажут, что все логично и правильно.

Даже стоя над пропастью небытия, мы не можем или не хо­тим остановиться, задуматься, переосмыслить своё отношение к живой планете. Таким отношением к Природе наша цивили­зация подписывает себе смертный приговор... Из такого миро­восприятия родился неправедный девиз: «Всё во имя человека, всё для блага человека», из которого выросла вся природопокорительская деятельность людей, способствовавшая морально-нравственному падению человечества, что и привело нас, в конце концов, на край пропасти. Если бы предыдущие поколения были воспитаны правильно, то мы уже давно исповедовали бы другой девиз: «Человек во имя всего», — что показало бы всем мирам красоту души и высоту человеческого духа...

Если бы мы учились в таких школах, в которых всем нам во­время раскрыли истину, что наша планета — живое существо, а не слипшийся ком материи, то мы не стали бы так бездумно, так жестоко пытать это существо, а стали бы добывать необходимую энергию только из возобновляемых источников, не прикасаясь к «кровеносной» системе Земли (запасам нефти), не выдирая из неё «внутренние органы» (полезные для нас ископаемые, запасы руд и т. п.). Буквально слышу скептические возгласы: «А как же нам жить, из чего производить машины, чем их заправлять, если прислушиваться к таким оторванным от реальной жизни мечтателям?» Это и есть реакция воспитанных в потребительском духе обывателей, слишком увлечённых жизнью тела.

Человеку сострадательному, ищущему истину, ищущему вы­сший смысл в жизни не нужны все избыточные прелести нашей цивилизации. Такой человек с радостью живет в самоограниче­нии. В изобилии и комфорте уснёт летаргическим сном душа, никогда не пробудится дух. Брать у Земли можно многое, она с радостью поделится со своими детьми. Мы ведь тоже иногда спо­собны на возвышенные поступки и отдаём самое дорогое — свою кровь тому, кто в ней нуждается. Но у вас врачи никогда не возь­мут крови больше, чем допустимо, понимая, что это обескровит и убьёт вас. Конечно, если вместо врачей вами займутся вампиры, то трагического исхода не избежать. Мы сами — вампиры по от­ношению к матушке-Земле. У нас нет ни понимания, ни состра­дания, поэтому мы бездумно убиваем Матушку, которая дана нам жизнь и подарила всё для поддержания нашей жизни.

Как могло так получиться, что все системы воспитания и об­разования разных стран выпускают в мир столь жестоких и рав­нодушных людей, добивающих живую планету? За один только XX век выработано около ста пятидесяти тысяч месторож­дений полезных ископаемых. Во всех этих местах поверхность Земли искалечена взрывами, разрыта экскаваторами, разворо­чена гусеницами тракторов, залита нефтепродуктами. Все это очень похоже на рак кожи матушки-Земли. Но натиск на приро­ду только увеличивается. Служители религии золотого тельца жаждут сверхприбылей. Мы как вирус СПИДа убиваем иммуни­тет живой планеты. Тупость, жадность и эгоизм отдельного не­просвещённого человечка, помноженные на коллективную безответственность, скоро полностью уничтожат жизнь на самой красивой планете в галактике. Наша деятельность имеет уже не только геологические планетарные масштабы, что отмечал еще В. И. Вернадский, но и космические. Миллиардами самых раз­ных излучателей мы уже исказили электромагнитный каркас всей солнечной системы, а своими тёмными мыслями загадили всю Вселенную.

Те люди, которые беспощадно уродуют и уничтожают при­роду, в системе Света были бы осуждены как величайшие пре­ступники. Но в системе Тьмы они — уважаемые люди, прави­тели, миллиардеры. Наоборот, люди, выступающие за Истину, за соблюдение Единых Законов божественного плана (так называемые инакомыслящие), считаются преступниками. Апологеты системы Тьмы бросают их в тюрьмы, уничтожают физически. А подавляющее большинство людей делает вид, что их всё это не касается. Это большинство именуют ещё «массами». Массы, как абсолютно чёрное тело, могут только поглощать. Отражать они не могут, их этому не научили. Но ведь все индивиды, составля­ющие «массу», учились в школах! Вся трагедия в том, что пре­словутое «подавляющее большинство» воспитано в школах по правилам, диктуемым апологетами системы Тьмы. Так, может быть, не реформировать такие школы нужно, а упразднить их или лишить монополии на образование?

Именно так ставит вопрос в своих книгах Иван Иллич — фи­лософ, которого очень немногие знали в России, хотя он почти сорок лет назад опубликовал на Западе свою бескомпромиссную критику системы образования. Там его книги стали уже клас­сическими. Жаль, что только недавно и только одна из его книг «Освобождение от школ» переведена и опубликована в России. Она важна не для клерков, которые погрязли в копошении с мелкими заботами о якобы реформировании и улучшении этой школы. Она как воздух нужна тем, кто понимает, что школы сис­темы Тьмы другими быть не могут и что реформировать нужно не школу, а саму систему. Причём, реформировать не с помо­щью революций, которые ничего кроме разрухи и хаоса дать не могут. Если человек не готов, не созрел для духовного восхож­дения, то революция — это обман масс и трагедия для народа.

Нужна истинная эволюция, развитие человеческого духа. А это уже вопросы воспитания, а не бомбометания.

И. Иллич говорит, что нужна демифологизация школы. Я бы добавил, что нужна демифологизация всех институтов системы Тьмы. В том числе, конечно, и таких социальных институтов, как школа и церковь. «Школьные учителя и священники — единственные среди профессионалов, кто чувствует себя вправе совать нос в частные дела своих клиентов и в то же самое время проповедовать неприкосновенность личности перед аудиторией, которая не смеет шевельнуться».[14] Не правда ли тонко подмече­но? Ребёнок и впрямь не может шевельнуться, чтобы тут же не последовал окрик или наказание. Если осознать, что дети отси­живают в часто ненавидимой ими школе не по собственному желанию, а по принуждению, то поймем, что сравнение школы с тюрьмой недалеко от истины.

А попробуй шевельнуться в догматизированной церкви. Ты должен повиноваться и верить, не рассуждая. Граф Лев Толстой шевельнулся, причём из самых лучших побуждений. Тут же был предан анафеме и проклят воспитателями человеков в рясах... Галилей, стоя на коленях, отрекался от своих прозрений. Джор­дано Бруно сожгли в костре, подкладывая сырые дрова, чтобы продлить его мучения... Таких примеров воспитания церковью рода людского можно было бы приводить тысячи. Во всём мире царствует система Тьмы, поэтому давно низшее и высшее поме­нялись местами. Это сказалось и на воспитание детей...

Об «удушливой атмосфере классной комнаты» и размышля­ет И. Иллич в своей оригинальной книге. Он говорит об отуп­ляющих планах, придуманных в образовательных структурах, и о том, что скрыться от пыток этими планами ни учителя, ни ученики не могут. Их принудят следовать этим планам, даже если эти планы и образовательные программы не только ведут к отупению, но и разрушают здоровье ребёнка. Отсидев в школе лучшие годы, в которые человек мог бы работать с неизмеримо большей продуктивностью, приобретя там букет разных забо­леваний, «винтик-полуфабрикат» готов к интегрированию в по­требительское общество.

Доведенный насильственной программой в школе до нужной кондиции, индивидуум, не задумываясь, подчиняется регламенту и насилию и в других институтах системы Тьмы. Цель идеологов «золотого миллиарда» достигнута. Человечка удалось сломать и приручить уже на первой стадии его становления. Он будет по­том послушным «винтиком», жаждущим вписаться в систему. «Винтику» в голову не придет менять эту систему на более спра­ведливую, ибо свободомыслию его не учили. «Вышколенные до нужного состояния люди уже не способны заметить неизмери­мое. Всё, что не может быть измерено, для них второстепенно и опасно. Их не лишить творчества — они на него не способ­ны. Рабы обучения (выделено мной. — С. 3.), они разучились делать что-нибудь своё и быть самими собой...».[15] Не из таких ли «винтиков» получаются «ученые», создающие комитеты по лженауке, воюющие с неизмеримым.

Иван Иллич всю свою жизнь боролся за истинные знания и ставил вопрос ребром. Он говорил не о реформе школы, а о том, нужна ли вообще школа в таком виде, в котором она сегодня существует! Постановка вопроса для многих может показать­ся шокирующей. Но ведь И. Иллич не выступал против обра­зования, против обучения. Он говорил только о том, что моно­полия школы в этом наиважнейшем вопросе недопустима. Его возмущало то, что классно-урочная система сводит творческий и очень важный в жизни молодого человека этап постижения мира к получению аттестата или «корочек», как сейчас говорят. Почему школа должна быть монополистом в жизненно важной сфере передачи знаний от поколения к поколению? Ни для кого не секрет, что в реальной жизни дети получают кроме школы очень солидный объём знаний из разных других источников.

А как быть с одарёнными детьми, которые сами изучают все предметы, а затем сдают экзамены экстерном, чтобы не тратить бездарно так много времени в школе, которая, как это ни странно, не служит истинному развитию человека. Помните: «Мы все учи­лись понемногу — чему-нибудь и как-нибудь». А.Солженицын даже термин придумал — «образованщина», подчёркивающий, что школа не даёт истинного образования и, тем более, воспитания. Она до сих пор выполняет, в основном, функции Ликбеза. Но то, что было хорошо для начала XX века совершенно неприем­лемо в начале века XXI, века информационного.

Чтобы стать творческой личностью, человек с детства дол­жен быть истинно свободным. О какой свободе можно говорить в государственных школах с классно-урочной системой обучения, где всё предельно регламентировано. Школа формирует чело­века закрепощённого, узника, который даже не пытается найти выход из тюрьмы. Найти его тем более трудно, что выход этот не снаружи, а внутри... Его точка сборки (термин К. Кастанеды) буквально «цементируется», ибо она «зацементирована» и у школьных учителей, вынужденных верно служить системе Тьмы (иначе просто останешься без работы и без копейки на пропитание). Ни о каком сдвиге точки сборки у «куколки», из которой так и не успела вылететь «бабочка» за время обучения в школе, речи быть не может. А точка сборки должна быть подвижной, чтобы человек мог путешествовать по всем уровням многопла­нового мира.

В древности были другие способы трансляции знаний сквозь толщу веков. Тысячи лет назад в Индии ученики собирались у ног учителя (вспомним упанишады). Они внимали его мудрым речам, проникались его миропониманием, поднимались вместе с Учителем на огромные высоты Духа. Напитавшись мудростью, обретя жизненный опыт, они сами становились Учителями, со­бирали своих учеников, и этот замечательный процесс продол­жался. Так Знание путешествовало сквозь века и тысячелетия. Сократ прогуливался со своими учениками и беседовал с ними. Это был процесс прямой передачи знаний. В таком общении с Учителем очень многое ученик постигает помимо слов. И Пла­тон вослед за обожаемым им Сократом вёл свои занятия с уче­никами в форме диалогов. Он не просто читал лекцию, чтобы сообщить порцию новой информации, а делал всё, чтобы пробу­дить в учениках творческую мысль, чтобы увлечь их за собой в вечный поиск Истины. Именно Платон обратил внимание на то, что мысль является первопричиной всего сущего...

И сегодня с учётом огромного опыта мировой педагогики имеются иные пути передачи Знаний, но система Тьмы создала именно такую образовательную структуру, которую не позволяет реально реформировать, не взирая на всю демагогию по по­воду «реформ». Чиновники, наверное, не знают, что следующим поколениям нужно передавать не просто некую сумму знаний, но также человечность, доброту, отзывчивость и, вообще, — Красоту и Культуру. Это всё в современной школе отброшено за ненадобностью или передвинуто на последний план. «Шко­ла — рекламное агентство, заставляющее вас поверить, что вы нуждаетесь именно в том обществе, которое существует. В этом обществе маргинальные ценности становятся исключительно агрессивными... Этика ненасытности оказывается основой для хищнического истребления ресурсов, социальной поляризации и психологической пассивности».[16] Нужна ли и дальше такая мо­нополия, если человечество, прошедшее через навязанную ему систему образования, подошло к пропасти небытия?

Конечно, такая постановка вопроса может возмутить многих, особенно учителей, отдавших десятилетия своей жизни школе. В праведном гневе они спросят: «Что же вы хотите сказать, что школа вам ничего не дала?» Здравомыслящий и честный человек на такой вопрос ответит, что, конечно же, школа дала ему мно­гое. Но когда он призадумается, вспомнит своё детство и учёбу в школе, то поймёт, что все его положительные воспоминания о том периоде его жизни связаны с учителями, которые имели внутреннее право и смелость выходить за рамки строго регла­ментированного процесса обучения. То есть они нарушали пра­вила и жёсткий регламент, но эти нарушения и запомнились как самые светлые мгновения в детстве. Общение с такими учите­лями вне рамок жёсткой программы и дало нам больше всего в школьные годы...

Передо мной две книги. Одна — книга И. Иллича «Осво­бождение от школ». Вторая — книга Ш. Амонашвили «Истина школы». Кажется, что их содержание диаметрально противопо­ложно. Но нет. Оба мыслителя крайне обеспокоены состояни­ем современной школы. И. Иллич пишет о том, какой школа не должна быть, срисовывая, что называется, портрет с натуры. Ш. Амонашвили мечтает о том, какой школа должна быть, с горечью отмечая, насколько современная школа далека от идеала. «Друзья школы! Родная Школа в опасности! Бейте в тревожные колокола! Поможем родной школе! Возродим её корни, Кор­ни Духовности!»,[17] — вот основной лейтмотив и замечательной книги, и всей многогранной деятельности Сухомлинского наших дней — Ш. Амонашвили. И он своё любящее сердце отдаёт де­тям. И он мечтает о Школе Радости, каковой и должна быть ис­тинная Школа (Скале). Да, нужно бить во все тревожные колокола, нужна высочайшая ответственность и заинтересованность каждого взрослого человека, в какой бы сфере он ни трудился, нужна его помощь в воспитании детей. Именно помощь каждого взрослого, ибо кроме разных профессий, которыми мы заняты, есть наиважнейшая профессия — быть воспитателем своих детей, быть наставником и помощником в выборе пути для тех, кто идёт за нами...

Сегодня получить необходимые знания и навыки (умения) для того, чтобы стать специалистом в избранной вами сфере дея­тельности вы могли бы и без «отсидки» в школе-тюрьме, но это не принято и не поощряется системой Тьмы, которая как раз и существует для нивелирования и шлифовки «винтиков». Так всё находится под контролем системы, а отпусти «винтики» — они, чего доброго, ещё свободными людьми станут... Без Учителя жизнь не пройдёшь, а без школы сегодня действительно мож­но обойтись. Тем более, без такой школы, которая даёт незна­чительную сумму знаний и отнимает здоровье. Вся предметная среда, окружающая человека, огромное количество источников информации, консультации у специалистов, собрание в клубах по интересам, поиск партнёров, разделяющих ваше увлечение, информационный океан Интернета и многие другие каналы — всё это вместе может дать целеустремленному человеку доста­точные знания для вполне профессиональной деятельности. Но в одиночку получать знания не принято. Реально система навяжет вам партнёров и заставит сидеть с ними в одной «камере» мно­го лет подряд. «Наихудший — школьный — подбор партнёров состоит в том, что в одном классе, в одной и той же комнате собираются ровесники и изучают в одинаковой последователь­ности математику, обществоведение или грамматику... Группа сверстников всегда формируется вокруг цели учителя (выде­лено мной. — С. 3.). Однако хорошая образовательная система должна позволять каждому человеку самому определять вид деятельности, для которой он ищет партнёра».[18]

Какова же цель учителя, вокруг которой вынуждена фор­мироваться группа сверстников? В идеальном случае его целью является дать всем этим детям образование, сделать всё, что в его силах, чтобы они за период обучения получили те знания, на которые ориентирует школьная программа. В худшем случае учитель отрабатывает часы, за которые получает зарплату, но все его помыслы и интересы — очень далеко от этой группы де­тей. Это, конечно, нехорошо. Но и в лучшем случае получается плохо. Для одних детей школьная программа — «семечки». Им Скучно, они томятся от этой чудовищной необходимости сидеть и терять бездарно драгоценное время жизни. Для других та же программа является камнем преткновения. Они явно не успева­ют, отстают в обучении, иногда остаются на второй год, переходя в группу «малолеток», испытывая чудовищные муки унижения. Снижается самооценка, теряется окончательно желание учиться

в такой школе, где его не понимают, где он никому не нужен. Его и могут перевести в школу для недоразвитых детей. Или он бросит школу, желая освободиться от насилия. Этого можно было бы избежать, если бы учителя действительно учитывали, что у каждого ученика свой потенциал, свой ритм, своя скорость обработки информации, и «не гнали бы картину».

Почему с помощью системы насилия (классно-урочной систе­мы образования) нужно стараться вдолбить в головы заключён­ных в школьные классы детишек кем-то определённые одинако­вые для всех порции знаний? Почему не допустить, что каждый возьмёт за время свободного и радостного обучения ровно столь­ко, сколько ему нужно для старта в этой жизни? Эйнштейн пло­хо учился в школе именно потому, что такая школа была ему не нужна. Но, выйдя из школы-тюрьмы, он сумел набрать столько знаний, сколько ему было нужно для свершения великих открытий. И так было со многими выдающимися людьми. Значит, не школа (не только школа) определяет путь одарённых и уровень их достижений. А в школе, невзирая на всё различие детей, их пытаются наполнить информацией всех одним и тем же образом. Это непродуктивно и неразумно, но ничего и в XXI веке в школе практически не меняется.

В педагогических вузах объясняют, что все люди делятся на две категории. Одним достаточно услышать информацию, чтобы её воспринять и запомнить, другим ту же информацию обязательно нужно представить визуально (написанную, на­рисованную, показанную через различную проекционную аппаратуру), иначе они её просто не воспримут. Эту особенность человеческого восприятия открыл для себя как для врача ещё в довоенные годы Илья Захарович Вельвовский, который потом в практике врача-психотерапевта учитывал это различие с полным пониманием и ответственностью. Тридцать пять лет назад, когда я занимался разработкой особого свето-звукового инструмента­рия для эстетотерапии, судьба свела меня с этим интересным человеком, и я услышал от него, насколько оказывается важным в профессии врача знать, что одни люди хорошо воспринимают информацию на слух, а другие — визуально.

А разве понимание этой особенности не важно для учите­лей? Разве в школе не преобладает вербальное общение учите­ля с учениками? И что должны делать те дети, которым трудно воспринимать новую информацию на слух. Не получив визуаль­ного подкрепления, такой ученик только потерял время. Пере­спрашивать не принято: сочтут тупым. Да и продолжительность регламентированного учебным планом урока не позволяет это сделать. Вот и возникает настоящая проблема, решать которую пока никто не собирается. И решить её будет невозможно, пока процесс обучения не построят с учетом интересов и целей уче­ника, а не школы.

Искренне переживая за ученика, И. Иллич говорит: «...я на­мерен показать, что можно учиться не в школе: что мы можем... по-новому связать учеников с миром, а не продолжать кормить их через воронку образовательных программ при помощи учителя».[19] Он уже давно понимал, что независимо от политического устройства страны во всём мире школы системы Тьмы явля­ются, возможно, наихудшим способом передачи Знаний и вос­питания детей, но апологеты этой системы рекламируют такой способ как самый лучший. Удивительно и то, что почти 40 лет назад, когда ещё Интернета не было, а были только достаточно несовершенные компьютеры, И. Иллич интуитивно предлагал нечто подобное... Он уже тогда опубликовал термины «паутина возможностей» и «образовательная сеть».

Сегодня есть то, о чем И. Иллич даже мечтать не мог — поч­ти необозримый океан информации, доступный всем и каждому, кто пользуется Интернетом. Но он не был провозвестником и приверженцем только «всемирной паутины». «Каждый желаю­щий учиться знает, что ему нужна информация и критический отклик на неё. Информация может быть получена от предметов (например, компьютеров. — С. 3.) и от людей... Критика также может поступать по двум каналам, от ровесников и от старших, то есть от разделяющих мой интерес и от тех, кто готов поде­литься со мной своим опытом».[20]

Давно уже «предметы» — компьютеры объединены во «все­мирную паутину», которую вполне можно считать «образо­вательной сетью» по терминологии Иллича. Нет ни малейшей проблемы найти практически мгновенно любую информацию из любой области знаний, используя одну из поисковых систем. Дело за малым — найти такого «старшего», который не только согласен поделиться своим опытом, но и прекрасно разбирается в особенностях Интернета, может подсказать ученику, что и как он должен вылавливать в океане информации. Этот «старший» (а это и есть настоящий учитель XXI века) должен научить школьника держаться на плаву в информационном океане, дол­жен вовремя предостеречь ребенка, чтобы его не утянуло в один из водоворотов, которых там предостаточно...

Призывая освободиться от школ, как от институтов насилия (таких же, как тюрьма и армия), И. Иллич не призывает осво­бождаться от учителей. Учителя самого нужно освободить из насильственной структуры образования и оставить его наедине с детьми, которым он сможет в полной мере отдавать и знания, и жизненный опыт, и сердечное тепло. Единственная поправка неизбежна. В новой ситуации потребуются настоящие учителя, а не случайно попавшие в систему образования люди, имеющие диплом об окончании педвуза. Ибо в новой ситуации ученики будут сами находить учителей, будут жаждать общения толь­ко с теми, кто достоин этого высокого звания, кто любит свою профессию и детей. Сверхзадача начала XXI века — вырвать учителей и учеников из когтей насилующей и убивающей их способности структуры, освободить тех и других от тысяч над­смотрщиков, дать им возможность радостно и свободно общать­ся с полным уважением друг к другу. Если этого не сделать, то конца XXI века люди могут не увидеть. Воспитанники системы Тьмы добьют жизнь на Земле, разбалансируют все сферы, вы­зовут такие лавинообразные процессы, которые сотрут с лица планеты бездушных паразитов. Самоуничтожение человечест­ва — это и будет божья кара. Вот чем вполне может обернуться неправильное воспитание в школах-тюрьмах.

Школу И. Иллич считает аппаратом насилия даже более страшным, чем армия. Свободно, радостно и целенаправленно должны познавать окружающий мир люди, приобретая знания и навыки там, где они пожелают (а не где их насильно заста­вят), тогда, когда это им нужно. Иными словами, где бы ты и как бы не учился, сумел доказать, что способен квалифициро­ванно выполнять данную работу — получай её и выполняй вне зависимости от того, имеешь ли ты свидетельства или дипломы, получил ли ты официальное образование или нет. Часто видим ситуацию противоположную, буквально отражающую поговор­ку: «Без бумажки ты — букашка, а с бумажкой — человек». По­казал диплом об окончании учебного заведения (тем более пре­стижного) — получай хорошо оплачиваемую работу. Нет у тебя такого диплома — иди подметать улицы, даже если ты во всем превосходишь «липового» специалиста и обладаешь знаниями и навыками, о которых тот и понятия не имеет.

Вот человечек и гоняется всю жизнь за бумажками, а не за знаниями. Сначала ему нужно получить аттестат, потом дип­лом, а потом «корочки» всех видов и достоинств. Спрос рождает предложение, и теперь вы можете в переходах метро купить любые эти документы и только заполнить их. В Интернете доста­точно набрать два слова «купить диплом», чтобы получить сотни предложений. Заплатите круглую сумму и получайте диплом педагога, инженера, врача. Вам гарантируют, что диплом ничем не отличается от настоящего, кроме того, что он не занесен в реестр. Но и это не проблема: никто, как правило, не проверяет самозванца, настолько сильна магия «бумажки».

Раньше ромбический знак об окончании института называли «поплавком». Есть «поплавок» — есть гарантия, что ты удер­жишься на плаву, нет — утонешь. Всё доведено до абсурда, но общество продолжает цепляться именно за бумажки и «поплав­ки», а не за истинные знания и умения. Если бы в перевернутом мире всё поставить с головы на ноги, то нетрудно понять, что компетентная комиссия легко может выявить уровень знаний и навыков у любого претендента на то или иное место. И по этому реальному уровню, позволяющему профессионально справлять­ся с работой, нужно было бы отдавать предпочтение при приеме на работу, независимо от наличия купленных или полученных в вузах дипломов.

Нужно умело подвести человека к пониманию необходимости заниматься самообразованием по ходу обучения в средней или высшей школе. Желательно учить самостоятельности в детском и юношеском возрасте. Прекрасная традиция существует в Кем­бридже. Там студенты уже со второго курса работают в лабора­ториях крупнейших физических институтов, в вычислительных центрах и т. п. Это не одно и то же, что сидеть в аудитории и слушать лекции профессора. На работе они общаются с состо­явшимися специалистами, с выдающимися учёными, причём об­щаются уже в совершенно ином качестве. Там они — молодые коллеги этих научных светил. В деловых разговорах с ними они могут узнать не меньше, чем за все годы учебы в университете.

Самостоятельность, чувство собственного достоинства, ини­циатива, свободомыслие — все эти замечательные качества школой системы Тьмы, как правило, не воспитываются и не при­ветствуются. Да и во властных структурах эти качества системе не нужны. Реальная история доказывает, что в системе Тьмы к власти, как правило, пробираются люди, жаждущие богатства и возможности повелевать другими. Люди же одарённые и творческие часто бывают настолько поглощены своим делом, что ка­жутся чудаками не от мира сего. Они попадают в зависимость от активных проходимцев именно потому, что к власти не стремят­ся, не умеют (и не хотят этому учиться) потребительски отно­ситься к миру и к другим людям. Они умеют только отдавать.

Гениальных изобретателей — «Левшей», которыми и по сию пору столь богата наша земля, власть не поддерживает, не даёт осуществиться их смелым и светлым идеям. В Японии, напри­мер, человек талантливый и изобретательный объявляется «до­стоянием нации». Ему дают возможность реализовать его идеи. Это не только гуманно, но и разумно, ибо, реализуя свой потен­циал, талантливый человек укрепляет тем самым свою страну, прославляет свой народ. Результат такой политики очевиден. После Второй мировой войны побеждённая Япония лежала в руинах. Экономический спад, бедность, разруха. Но мы видим спустя всего несколько десятилетий впечатляющий прогресс во всех областях, позволивший Японии встать в ряд самых развитых стран в мире. И это притом, что Япония ютится на клочке суши, почти лишённом плодородных земель и природных ископаемых. Кажется просто невозможным такой стремительный прогресс, но фантастические успехи Японии — реальность.

Есть ли какие-то особенности в воспитании японских школь­ников? Секрет прост. Их мудрецы решили, что в школьной программе много времени нужно отвести рисованию и... пе­нию народных песен. Это неукоснительно и выполняется более шестидесяти лет после войны. Неужели всё так просто? Да, но это кажущаяся простота. Мудрецы знали, что предлагали. Уси­ленное занятие живописью развивает пространственное мышле­ние и воображение, делает школьника богатым в духовном плане. Спроси нашего школьника, сколько оттенков цвета он сможет назвать? Хорошо, если он назовет двадцать оттенков. Подавля­ющее большинство и двадцати не смогут назвать. Любой японс­кий школьник свободно назовет около двухсот оттенков цвета! Что же касается знания народных песен, знания традиции, своих корней, то это трудно переоценить. Это и даёт огромные допол­нительные силы, ибо, распевая ежедневно народные песни, дети не только лёгкие развивают. Они подпитывают, поддерживают, укрепляют существующий веками и тысячелетиями эгрегор. А эгрегор дает силы каждому человеку, делает нацию монолитной и могучей. Вот побежденная Япония и взмыла в небеса на глазах изумлённого человечества.

Почему же мы — народ-победитель, проживающий на не­мыслимо богатых просторах, — попали в список сырьевых при­датков к развитым странам? Почему такая апатия и неверие в свои силы? Да потому, что в реальной жизни (а не в широко­вещательных заявлениях демократов) народ скован по рукам и ногам. Люди в России уже почти потеряли веру в будущее. Не оказалось у нас в образовательных структурах таких мудрецов, которые сумели бы наши славные (в том числе, и православные) традиции умно и тонко внедрить в процесс реального воспитания поколений. Но запас от прошлых веков, от ренессанса XIX века, от утончённости Серебряного века, от приобщения к образова­нию широчайших народных масс после революции столь велик, что умельцами и Левшами и до сих пор славится наша страна.

Идеи наших гениальных изобретателей были бы невероятно нужны при другой социальной организации жизни — в системе Света. О такой системе мечтали мыслители в разных странах во все времена, создавая модели идеального государства и спра­ведливого устройства общества. Но с невероятным упорством, называя этих мыслителей мечтателями, инакомыслящими и уто­пистами, преследуя и уничтожая их, активные злоумышленники воссоздавали на планете на протяжении тысячелетий наихудшую модель взаимоотношений — систему Тьмы, в которой процвета­ет торгашеский дух, правит всем пресловутый Рынок.

У нас даже капитализма нет. При капитализме в обществе есть силы и люди, которые кровно заинтересованы в развитии производства, в создании продукции на высоком качественном уровне, ибо это и есть условие получения больших прибылей в условиях жёсткой конкуренции. Наши неоспоримые достижения в высоких технологиях в десятилетия нашего лидерства в освое­нии космического пространства сегодня растеряны. То, что про­изводит наша автомобильная и другие виды промышленности, не выдерживает конкуренции на мировом рынке. Стыдно ставить такие образцы на автомобильных международных салонах. На наших чадящих машинах нельзя ездить по дорогам Евросоюза. И в тех областях, в которых Советский Союз был лидером в своё время (тяжёлое машиностроение, самолётостроение, ракето­строение и т. п.), нас уверенно обходят страны, которые недавно были аутсайдерами.

Китай, например, подготовил к запуску на нашу вечную спутницу луноход с атомным реактором, способный обойти и исследовать огромные районы Луны. К двадцатым годам наше­го столетия китайцы планируют уже серьёзное освоение лунной поверхности. Может быть, их усилия в преддверии глобальной катастрофы не лишены оснований. Мы были лидерами в освое­нии космоса, но, бездарно затопив орбитальную станцию «Мир», уничтожив самую мощную в мире ракету «Энергия» и поставив многоразовый корабль «Буран» в парк аттракционов, скоро сами окажемся в аутсайдерах. Наш многоразовый космический челнок слетал в космос только один раз. Но зато как! Автоматика поса­дила его на специально сделанный аэродром не хуже первоклас­сного пилота. Огромные усилия конструкторов и рабочих тысяч предприятий сведены на нет предательством правящей «элиты», приказавшей всё остановить, взорвать и затопить. Только ору­жие мы ещё можем производить выдерживающее конкуренцию. Но и его мы продаем кому попало, а не поставляем своей армии. У нашей армии, видите ли, денег нет на оружие. Народ, который не хочет кормить и вооружать свою амию, вскоре будет кормить чужую... Безумным и продажным миром правят деньги. Народ России буквально удушает огромная чиновничья армия, армия бездельников, карьеристов и воров.

Пора нам понять, что политика без человечности, наука без нравственности и религия без духовности отбросили нас в поток инволюции, привели огромные человеческие массы к деграда­ции... Именно поэтому мы можем не дождаться от правитель­ства спасительных программ. Построить справедливую систему Света можно только огромной самоотдачей сознательных взрос­лых, способных жить и творить в предельном самоограничении, и соответствующим воспитанием детей этими пробудившимися к истинной жизни взрослыми. Чтобы в России воспитать созна­тельное и ответственно относящееся к живому миру поколение, понадобится целая армия воинов Света. Нужно около двух мил­лионов готовых к такому жизненному подвигу Воспитателей — школьных Учителей.

Успеем ли мы при столь грозно и быстро разворачивающихся в мире событиях создать такую армию? Успеем, должны успеть, понимая, что судьба мира в руках воспитателей, а не полити­ков. Нужно не отчаиваться и заламывать руки, а спокойно при­ниматься за работу, не ожидая от паразитарных структур при­каза осветлять мир. Его не будет. И сегодня есть прекрасные учителя уже работающие в нужном направлении. Их ещё не так много, как нужно и как хотелось бы, но они уже есть. Есть много новаторских разработок. На местах накоплен бесценный опыт учителей, работающих по призванию. Движение Гуманной Пе­дагогики объединяет многих жаждущих перемен школьных учи­телей. Они мечтают работать с детьми, отдавая им свой опыт, знания и своё сердце.

Воспитывает всё

Воспитание и образование — процесс единый, процесс труд­но расчленимый. Но если чиновники от образования и многие школьные учителя, превратившиеся в чиновников, все же раз­деляют этот единый процесс и полагают, что одни должны быть воспитателями, а другие — только начинять детей обрывками знаний, то именно для них нужно акцентировать, что воспита­ние превыше всего. Давно пора это разделение убрать из практи­ки школьной жизни. Каждый школьный учитель, что бы он ни преподавал, является воспитателем. И воспитывает он детей со­бой, своей жизнью, своим примером. Почему к одним учителям дети тянутся, любят их, жаждут с ними общения и помимо уро­ков, а других терпят и избегают, а то и объявляют им войну. Всё дело только в глубинном отношении учителя к детям. Если оно искреннее, заинтересованное, участливое, то дети это чувствуют и платят ему тем же. Такой учитель живёт заботой о детях, ду­мами о них. Он отдаётся процессу воспитания и обучения весь целиком, ибо в этом высший смысл его жизни.

Если человечество ещё не погибло, если есть на свете добрые люди, любящие мир и сострадающие всему живому, то только благодаря таким наставникам, таким учителям, которые, слава Богу, есть и с которыми судьба в школьные годы свела многих ныне взрослых людей. Но, к сожалению, пока больше других учителей, приходящих в школу отрабатывать часы. Их мысли поглощены другими заботами. Самое лучшее было бы и для та­кого «учителя» и для детей, если бы он переквалифицировался и нашёл себе работу, которая его увлекала бы больше и в кото­рой он смог бы раскрыть свой потенциал значительно полнее, зарабатывая при этом значительно больше школьного учителя. Новая ситуация, о которой говорит И. Иллич, поможет псевдо­учителям поскорее решиться на этот шаг, и, возможно, от этого человек только выиграет во всех отношениях.

Учителя часто жалуются на беспросветную жизнь, которая им самим не даёт возможности поднять голову и чувствовать себя людьми. Огромная нагрузка (помимо собственно учебного процесса), нищенская зарплата — всё это не позволяет учите­лю сконцентрироваться на самом главном деле, на воспитании детей. Унизила учителя и поставила его в такое положение власть. Но наша власть беспощадна ко всему народу. Как госу­дарство расправилось с нами и. особенно с теми, кто вынес на своих плечах все тяготы войны, кто поднял страну из руин, все мы почувствовали на своем горьком опыте. Сначала демократы трижды ограбили всю страну, лишив людей вкладов, продав (мы все доплачивали за каждый ваучер по 25 рублей, что принесло организаторам этой наглой акции дополнительные миллиарды) людям пустые бумажки и проведя дефолт в 1998 году.

А в год 60-летия победы над фашизмом власть проявила верх цинизма и безжалостности. Она решила «отблагодарить» спа­сителей, проведя в жизнь самый бесчеловечный закон о моне­тизации льгот, чтобы поскорее отправить доживающих на тот свет. Один фронтовик позвонил на радио и предложил властям построить тысячи газовых печей и запустить конвейер смерти на полную мощность. «Так будет гуманнее, — сказал он, — нежели обрекать защитников Родины на долгую мучительную смерть от голода, болезней и, главное, от чудовищного унижения». Рань­ше льготы позволяли пенсионерам хоть в какой-то мере чувствовать себя людьми. Льготы обязывали уважать стариков, их спокойно и почтительно пропускали бесплатно на все виды го­родского транспорта. Жалкие подачки сегодня никак не могут компенсировать те нравственные мучения, которые испытывают люди, отдавшие своё здоровье, чтобы жила страна, которую теперь разделила между собой кучка приватизаторов-олигархов, назначенных властью. Почему эти «реформаторы» сводят всё к подсчётам жалких рублей, которыми они якобы что-то там компенсируют? Неужели они не понимают, что люди — это не бездушные биороботы, и что своими реформами они унижа­ют людей, растаптывают их человеческое достоинство? Самое страшное (и для многих непереносимое), что в результате вве­дения этого пресловутого закона о монетизации льгот каждый пенсионер перестал пользоваться правами гражданина, гаран­тированными ему Конституцией.

Новые хозяева страны опустошают людские души и природ­ные запасы... Наши безмерные просторы и богатства недр при­влекают не только внутренних эксплуататоров. Внешние вампи­ры тоже жадно и нетерпеливо ждут своей очереди. Вспомним, что протяжённость границ России почти равна земному экватору, и защитить их скоро будет нечем и некому. Нашими демократами, поверившими дяде Сэму, в начале 90-х уничтожены практически все станции дальнего обнаружения самолетов и ракет. Устарела морально и физически вся боевая техника. Военно-промышлен­ный комплекс, чтобы выжить, готов продавать самую передовую военную технику кому угодно, хоть потенциальному противни­ку, лишь бы платили вожделенные доллары. Для своих бойцов новой техники не хватает. То, что нашей техникой потом нас же будут добивать, не волнует никого.

Кстати, и с самими бойцами у нас большие проблемы. Выми­рающая Россия скоро не сможет пополнять армию полуживой силой. Школа калечит не только морально, но и физически прак­тически всех учащихся. Армия тоже калечит служащих в ней ребят, как это произошло с рядовым Сычовым. Трагедию этого парня уже забыли, а ведь он не один. Тысячи ребят подвергаются в армии настоящим пыткам, чудовищному насилию только по­тому, что система Тьмы это поощряет. Если ваш сын вернётся из армии с руками и ногами, то радоваться рано, нужно ещё убе­диться, что он с таким питанием и такими нагрузками вернул­ся здоровым. А десятки тысяч ребят, прошедших через горячие точки, возвратились домой безрукими и безногими инвалидами.

И все поголовно возвращаются из районов боевых конфликтов с изуродованной психикой...

И что бы мы ни говорили о своих правах на наши родные без­мерные просторы, если их защищать будет нечем и некому, то с неизбежностью наступит трагическая развязка. В той ситуации, которая сложилась сегодня в мире, нельзя расслабляться. Руко­водители западной демократической коалиции показывают, что они способны в любой момент нанести сокрушительный удар по любой стране. И Россия не только не застрахована от такого удара, но, напротив, уже давно находится под самым присталь­ным вниманием этих ястребов. Они только выжидают, когда она будет достаточно обессилена и когда закончится гарантия на стоящие на дежурстве ракеты, созданные в советское время. А ещё ястребы надеются, что вскоре вымрут оставшиеся пас­сионарии, которых сама наша власть именует «доживающими», а молодежь, обработанная электронными СМИ и утопленная в океане Интернета, станет для них совершенно не опасной, станет ручной... Обо всём этом не должен забывать учитель, сознавая, что будущее России и в его руках тоже. Это он воспитывает граждан нашей страны, граждан, которые в недалёком будущем либо отстоят независимость Родины, либо сдадут страну без боя наглым оккупантам. Это — суровая правда жизни, а не фанта­зии пессимиста.

Всё — Символы и Знаки

Известный ученый, один из создателей волновой генетики П. П. Гаряев высказал замечательную мысль о том, что ДНК — это божественный текст, по которому и создаётся человек, и что школьные учебники являются своеобразным генетическим ма­териалом. Разве не содержанием учебников определяется то, ка­ким будет духовное тело общества, выращенного, воспитанного школой, учившей нас по этим учебникам. Конечно же, и учеб­никами тоже. И сегодня та вакханалия, которая творится с учеб­никами в России, вряд ли позволит создавать здоровое духовное тело. По одному и тому же предмету теперь появляются десятки учебников, написанных разными авторами. Беда не только в том, на каком уровне они пишутся (в учебниках находят иногда сотни грамматических ошибок), но и в том, что в них возмущённые родители обнаруживают настоящий бред...

Учебник — не догма, а только опора. Учитель должен иметь простор для творчества. Страшнее плохого учебника — плохой учитель. Плохой учитель — это уже настоящее бедствие. Он мо­жет вызвать отвращение к самому распрекрасному учебнику... Слава Богу, что «в жизни мы живём не по учебникам». И в де­тстве, и в юности мы и впрямь не обходимся одними только учеб­никами. Учебным «текстом» является для нас всё вокруг — вся жизнь и все книги. Каждая учит чему-то. Прежде всего, — мифы, многие из которых появились, возможно, в предыдущих цивили­зациях, и сказки — бездонный кладезь народной мудрости. Все романы и рассказы, вся поэзия. Все песни, особенно народные. Вот бы и нам вернуть их в школы вместо рока и рэпа, которые назойливо предлагают скачать на мобильные телефоны операто­ры... Учат все поговорки и пословицы. Все разговоры взрослых, все звуки города или деревни. Весь мир — Текст, всё — Симво­лы и Знаки.

Всё это впитывает впечатлительная детская душа, приходя в наш мир. Но, прежде всего, воспитывает ребёнка пример взрос­лых и только потом всякие придуманные ими схемы и методики. Дети в самом начале жизни просто копируют нас, наши слова, наши поступки... Взрослые, ещё недавно бывшие сами такими же детьми, пройдя сквозь все фильтры и капканы системы Тьмы и, чаще всего, сдавшись на милость победителей-поработителей, своими разговорами и своим поведением демонстрируют детям двойную мораль, а, точнее, отсутствие всякой морали. Дети усва­ивают, что можно говорить одно, а делать совершенно другое. Это сказывается самым негативным образом на формировании мировоззрения ребенка, приводя, в конечном итоге, к равноду­шию, апатии и даже... одичанию.

Если человек начинает деградировать, то процесс этот разви­вается стремительно. Одичание огромных человеческих масс се­годня абсолютно очевидно. Один из примеров этого — массовое увлечение татуировкой и пирсингом. Везде появились специаль­ные салоны «Тату», из которых юные граждане, покрытые татуировкой, могут выскакивать в набедренных повязках с копьями в руках прямо в прерии охотиться на диких зверей. Правда, охота не получится — все звери в ужасе разбегутся. Увидев современ­ного дикаря, бушмены, столь красочно представленные в свое время в томах путешественника Брема, взвыли бы от зависти. У них кроме татуировки была палка в носу и кольца в ушах. И всего то. А наши юные дикари сверкают десятками колец и ша­риков, вставленных в такие места, в которые ни один дикарь не додумался бы их приладить. Пупок — самое безобидное их них. А весь язык в шариках, а губы, брови и веки, не говоря уже об отвисающих под гроздьями шариков и колец ушах. Такое впе­чатление, что все шарики, коим положено быть внутри головы, высыпались наружу и, не желая улетать далеко, усеяли несчаст­ную голову их владельца.

В Оптическом театре я создаю циклы литературно-сцениче­ских композиций о древних цивилизациях. Давно уже изучаю египетские пирамиды. Будучи в очередной раз в Египте, я на од­ном из пляжей Красного моря увидел очередь из двух десятков юных красивых девушек, которые выстроились на солнцепеке и терпеливо дожидались своего часа, чтобы дать возможность ухмыляющемуся арабу в жутких антисанитарных условиях из­увечить свое тело татуировкой. Он штамповал драконов, змей и какие-то иероглифы на тех частях тела, которые подставляли девушки. Счастливые обладательницы этих чёрных уродин гор­до ходили по пляжу. Среди них не было ни одной иностранки. Все девушки в этой очереди были нашими. Я подходил к этой цепочке «невольниц», пытался их остановить, объясняя, что за этих чудищ, которыми они на всю жизнь украшают своё тело, им потом самим будет стыдно, что подобные отметины (своеоб­разное тавро) ставили раньше только на животных... Бесполез­но. Они с недоумением и презрением посматривали на отстав­шего от жизни дядю, который ничего не смыслит в моде. Одна девушка посоветовала мне прочитать книгу «Дао татуировки» и просветиться. Так вот в чем дело. Находятся дельцы, которые облекают всю эту мерзость в таинственные одежды. Достаточно поставить на своей книжечке слово «Дао», чтобы привлечь вни­мание публики, испорченной псевдоэзотерическими книжками.

Ф. Капра, написав в своё время «Дао физики», осмыслил па­раллели между современной физикой и мистицизмом Востока. В его книге — идеи широко и глубоко мыслящего учёного. Но прилипалам, жаждущим обогащения любой ценой, важно только использовать имя знаменитого учёного. Уверен, что вскоре эти дельцы напишут новую книгу — «Дао чипизации», что приведет к такому же повальному увлечению микрочипами, вживляемы­ми под кожу, которых юные «динозавры» наставят себе не мень­ше, чем сегодня колец и шариков.

В сентябре 2007 года появилась на нашей планете первая се­мья киборгов. В американской семье пятнадцатилетний сын, не отрывавшийся с детства от компьютера и выросший, по сути, в виртуальном мире, настоял, чтобы и мать и отец вместе с ним прошли процедуру вживления специальных микрочипов под кожу. Операцию проделали, что означает наступление новой эры киборгизации. Люди скоро будут вполне управляемыми и тотально контролируемыми биороботами... По Земле уже ре­ально шагают первые киборги. А там и до киберов будет недале­ко, которые уже ничего общего с человеком иметь не будут. В человеке будет так много искусственных органов и микрочипов, что встанет вопрос о полной ликвидации биологических остат­ков и замене их вечными материалами...

Одичание — страшная реальность для всё увеличивающе­гося числа остервеневших от бессмыслицы жизни подростков (школьников!)... Любимые телеканалы юнцов МТВ и МУЗ-ТВ приковывают внимание юных фанатов (опять же школьников) к программе «Звёзды зажигают», воспитывая их по-своему. В этой программе непрерывно появляются всё новые и новые руб­рики. «Унесённые сексом» — эта рубрика, видимо, создана в по­мощь нашим доморощенным апологетам раннего сексуального воспитания детей в школе. Есть также рубрика «Тело в дело», в которой рассказывают и показывают юнцам, на каких частях тела и что вытатуировали их кумиры. Организуют хит-парады, расставляя по местам звёзд, тело которых покрыто самыми не­вероятными рисунками — от иероглифов и кельтских узоров до целого зверинца. В видеоклипах специально фиксируют вни­мание на татуировке, чтобы поклонники успели рассмотреть, что именно изображено у обожаемого ими певца. Это вызывает расширение зрачков у юных фанатов, которые после передачи осаждают салоны «Тату», чтобы и себе сделать такую же татуировку как у кумира. «Татуировки сделали меня намного лучше, чем я была на самом деле», — томно вещает очередная безголосая поп-дива... «Татуировка — символ успеха и удачи», — уве­ряют телеведущие. «Только татуировка придала группе «Отпе­тые мошенники» вид законченных хулиганов, что так нравится их поклонникам. Это самая татуированная отечественная груп­па», — с придыханием произносит комментатор.

На первом месте этого хит-парада — М. Мэнсон, тело ко­торого покрыто не только черепами, но на нём красуется и сам дьявол, и число 666. Всё это уродство называются ТАТУ-искусство. Им увлечены многие школьники. Что же дальше? Процесс одичания стремительно набирает обороты. По ТВ я увидел чрез­вычайно показательный видеосюжет. Юноша, весь усеянный шариками и кольцами, показывал на камеру раздвоенный язык. Но этого мало, он ещё возжелал иметь хвост. Говорил он об этом абсолютно серьёзно и озабоченно. Видно было, что это занима­ет его чрезвычайно. «Только хвост должен быть настоящим, — говорил наш юный современник, — чтобы я мог им управлять усилием воли». Вот на что усилия «воли» хочет тратить часть ребят, школьников старших классов.

Школьный учитель скажет, что он всё это уродство смотреть по ТВ не собирается и что времени для этого у него нет. Но учи­тель не может не знать, чем забиты головы его учеников, чем они живут, чем их начиняют помимо той жвачки, которую и он вместо истинных знаний часто вынужден преподносить детям в школе, подчиняясь образовательным программам. Я тоже всю эту мерзость (у меня именно такое ощущение вызывают про­граммы этих телеканалов) не смотрю каждый день. Достаточно один раз в 2-3 месяца посмотреть, чтобы иметь представление о происходящем в нашей стране, чтобы видеть весь ужас и все безразличие наших властей, позволяющих начинять молодёжь с по­мощью электронных СМИ тем, что с неизбежностью изувечит души молодых людей, лишит их воли и желания жить содержа­тельной творческой жизнью. Молодёжные каналы изощряются, оболванивая юнцов, сбивая их в стада фанатов безголосых кумиров эстрады, которых штампует конвейер «Фабрики звезд». Десятки тысяч фанатов, слушая на стадионах своих кумиров, машут руками, прыгают, визжат, впадая в истерики. Это — унесён­ные ветрами рыночных реформ наши дети...

Сегодня появились ещё и горы чудовищной литературы. Мно­жество дельцов рыскает в поисках лёгкой добычи, которой и яв­ляется обработанная таким способом молодёжь. Моего знако­мого сын огорошил таким заявлением: «Папа, я познакомился с человеком, который за пятьсот долларов может открыть третий глаз. Я очень хочу это сделать». Когда отец поинтересовался, за­чем сыну это нужно, тот буквально огорошил его своим ответом: «Ты, вон, учишься всю жизнь, читаешь груды книг, а я всё сразу буду знать». «Не скрою, появился соблазн проделать эту про­цедуру бесплатно, открыть вожделенный «третий глаз» одним ударом в лоб, — жаловался мне растерянный отец, — но это не педагогично, таким путем ребёнку ничего не докажешь...»

Отцы и дети

«Почему нам так трудно находить общий язык со своими де­тьми? Почему дети так себя ведут? Откуда у них такая жажда перечить, такое непослушание и часто почти враждебное отно­шение к родителям? Мы же искренне хотим видеть их счастли­выми и стараемся всё для этого делать. Всё, что наших силах...» Часто слышишь подобные сентенции обескураженных родите­лей, но они обусловлены нашим непониманием сложной пробле­мы взаимоотношений между поколениями и незнанием детской психологии. Проблема эта (отцы и дети) существовала всегда и, уверен, будет всегда существовать. И суть её, кажется, очевид­ной. Последующее поколение, особенно в современном бурно развивающемся мире, отличается от предыдущего, и чем дальше, тем это отличие (отрыв) больше. А мы этот феномен в достаточной степени не учитываем и учим детей по старинке, опираясь на то, что мы можем и что мы понимаем... Вспомним себя, свою юность и молодость. Разве дети в XX веке не испытывали тех же чувств по отношению к своим родителям, которые дети XXI ве­ка испытывают по отношению к своим? И для нас в своё время было очевидно, что родители в принципе не могли увлекаться тем, чем мы увлекались. Они вообще не смогли бы сделать то, что нам было вполне доступно.

Хочу на собственном примере это проиллюстрировать. В юности я увлекался гонками на картингах и кроссовых мото­циклах. Скорость обожаю и поныне. Затем увлёкся подводным плаванием, что позволило мне поучаствовать в изучении жизни и поведения дельфинов. И небо меня очень притягивало. Сначала прыгал с парашютом, а затем в начале семидесятых открыл для себя восторг полёта на дельтаплане. Коктебель с его идеальными условиями для парения в восходящих потоках стал почти родным домом. А ещё акробатика, горные лыжи... Продолжать не стоит. Ясно, что мои родители, пришедшие в этот мир в самом нача­ле XX века, многими моими увлечениями не могли заниматься в принципе: их просто не существовало. Но и другая причина не менее очевидна. Они не смогли бы делать то, что легко было до­ступно мне, в силу их психологических качеств и возможностей организма.

Это я говорю уверенно, потому что весь такой спортивный и продвинутый (по сравнению, конечно, с родителями) я смотрю с восторгом и белой завистью на то, что может делать современ­ная молодёжь, понимая, что это мне абсолютно недоступно. И сноуборд, и катание на доске по перилам, и соревнования на тех же мотоциклах, но прыгающих по таким горкам, на которых и горные козлы не удержали бы равновесие. Даже их танцы (тот же брэйкданс) — всё это я не только сейчас не могу повторить, но и в молодости своей сделать не смог бы. Каждое последующее поколение продвигается дальше, демонстрируя не только в спор­те, но и во всех сферах жизни то, что было недоступно преды­дущему. Когда мы лихо выплясывали твист, то наши родители морщились, называли нас стилягами и считали такие танцы чем-то чрезвычайно неприличным. Сейчас я понимаю, что чарльстон и твист — это нечто патриархальное и невинное по сравнению с «танцами» нынешней молодёжи. Видите, я даже слово это взял в кавычки, хотя не могу не восхищаться возможностями челове­ческого тела, которые юнцы демонстрируют во всех своих увлечениях. О владении современной техникой и компьютерами даже говорить не приходится...

Главное в отношениях между отцами и детьми — это интуи­тивное понимание малышом еще в самом нежном возрасте, что в мире, в который он пришёл, что-то радикально не так! Ещё не постигнув все правила, по которым живут окружающие его люди, младенец уже чувствует, что система Тьмы (то есть система взаимоотношений между людьми) — неправедная и неис­тинная... Вот против чего восстаёт дитя, которое до семи лет ещё тесно связано с миром Света, откуда прилетела его душа. Всеми силами сопротивляется дитя Света натиску тьмы, но силы не равны, и, в конце концов, ребёнок сдается. Родители очень часто пытаются компенсировать свои промахи и неудачи с по­мощью своих детей. Они уповают на то, что их несбывшуюся мечту осуществит их чадо. Они ломают судьбы детей, полагая, что им лучше известно, что именно нужно их сыну или дочери. Убив их мечту, они радуются, что добились своего. Пришельцы из прошлого уродуют судьбы посланцев из будущего...

Ангелочек вырастает и... о, ужас! Откуда у него такой ци­низм? Почему лицемерие и ханжество, бессердечие и нетерпи­мость стали нормой его поведения, стали неотъемлемой частью его миропонимания? Откуда все эти коррупционеры, заполонив­шие властные структуры, откуда криминал, творящий в стране беспредел, откуда киллеры, проститутки, скинхеды и т. д. и т. п.? Всё это учащиеся и выпускники наших школ. Их не завез­ли в нашу страну, они наши, они — часть нас. Не будем от них стыдливо отворачиваться и делать удивленные глаза. Это всё — плоды воздействия окружающего мира, плоды воспитания. На становление личности влияет всё — и родители, и школа, и кино, и телевидение, и улица, и вся жизнь, — все те взаимоот­ношения, которые сложились в обществе. Все правила — писан­ные и неписанные.

Как ангелочки превращаются в дьяволят

Процесс превращения потенциально свободного Богочелове­ка в жалкого раба или в апологета системы Тьмы можно прона­блюдать по этапам:

1. На Землю прилетает на крыльях душа, когда для неё уже создано тело младенца. Кстати, на картинах художников с древних времен ангела изображают в виде младенца с крыльями. «Сикстинская Мадонна» Рафаэля — прекрасный пример. Душа впархивает в тело младенца (получает свой биоскафандр для того, чтобы иметь возможность реально действовать в прояв­ленном мире), но продолжает некоторое время оставаться абсо­лютно свободной... Ясноглазый малыш, который с восторгом и неподдельным интересом воспринимает-постигает мир, — это и есть истинный микрокосм. Именно ребенка Ш. А. Амонашвили считает микрокосмом, а не взрослого. Это правильное уточне­ние, потому что потенциально в малыше мы видим перед собой именно микрокосм, Богочеловека. Если бы этот малыш попал на другую планету, заселённую светлыми, прекрасными людьми, живущими в точном соответствии с Едиными Законами Универ­сума, то этот малыш раскрылся бы как Богочеловек. И этот же малыш, если он в грудном возрасте попадёт в звериное логово, вырастет зверем. Попадая в логово системы Тьмы, живущей по чудовищным законам, придуманным эгоистичными и ограничен­ными людьми, ребёнок вырастает продуктом этой системы, и продукт этот (взрослого человека) микрокосмом называть весь­ма затруднительно.

Конечно, всё не так просто и схематично. Можно говорить и о наследственности, и об отработке кармы за предыдущие во­площения и ещё о многих других факторах, реально влияющих на становление человека. Меня интересует сейчас непреложный факт подавления личности, убийство души системой Тьмы. Большинство детей — потенциально чистые души, в определён­ном смысле — «ангелы небесные», и именно их подавляет сис­тема Тьмы с помощью уже подавленных взрослых, бывших ещё совсем недавно такими же чистыми детишками с ангельскими личиками. Из посланников небес создают биомассу — пресло­вутое «подавляющее большинство». Когда детей окончательно «затюкают» и доведут до нужной кондиции, они вырастают опо­рой системы Тьмы, её апологетами или рабами, что одно и то же, ибо и те, и другие не смогли противостоять системе.

2. Прилетевшая на Землю душа вселяется в тельце ребёнка, попадающего в руки своих родителей. Здесь диапазон воздей­ствий на младенца очень велик — от выбрасывания его дегра­дировавшими родителями в мусорный ящик, содержания его в собачьей будке или в клетке (всё это уже не раз показывали по ТВ) до бесконечной опеки, зацеловывания и задаривания сотня­ми игрушек новыми русскими.

3.  Младенцы обладают вначале гигантским потенциалом. То, что способен постичь в кратчайшие сроки младенец, просто вглядываясь и вслушиваясь в окружающий его мир, не может не поражать воображение. Это настоящее самообразование, де­монстрирующее способность младенца к анализу, систематиза­ции, работе с огромными объёмами информации. Душа его ещё напрямую сообщается с высшим миром, откуда она прибыла в «командировку» на нашу планету. Для этого она не спешит закрывать «скафандр». На голове младенца в самом начале его жизни пульсирует «родничок». Череп (шлем скафандра) ещё не закрыт окончательно. Человек в космическом скафандре, но с открытым забралом ещё соединен с миром. Когда захлопывается забрало скафандра, человек полностью изолируется от внешнего мира и переходит на дыхание искусственной смесью. Так и с зарастанием родничка. Малыш тоже как бы отключается от мира высшего, божественного, от той праны, которой он дышал в самом раннем детстве. Он попадает в ядовитую атмосферу со­циальных отношений мира земного, в полную зависимость от окружающих его людей.

Всегда ли так было раньше? Всегда ли родничок зарастал, и связь обрывалась? Это вовсе не праздный или глупый вопрос. Ясновидящая слепая Ванга так и не закрыла до конца жизни это «окошко». У неё родничок на голове не зарастал до старости... Если в ребёнке после закрытия этого «забрала» не пробудится душа, он задохнётся в своем биоскафандре без притока «свежего воздуха» горнего мира и не сможет стать Человеком. Для вос­становления связи с божественным миром, для соединения с Вы­сшими планами и должна существовать Религия. Но обманщики в рясах, выросшие под прессом той же системы, часто уводят людей с истинного пути и окончательно погружают их в объятия тьмы. Светильник детской души (за редчайшим исключением) гасится системой Тьмы, и потенциальный Богочеловек превра­щается в социализированное двуногое животное.

4.    Невероятно важным является и то, чем питается дитя Света в земных условиях. Вскоре после рождения начинается прикармливание. Своего молока многим матерям не хватает. Прикарм­ливание быстро переходит в перекармливание отравленными продуктами тёмного мира. Ребёнок пытается показать, что он не хочет этих продуктов, что ему не нужно их так много. Он пла­чет, кричит, выплёвывает пищу, но родители упрямо впихивают в него силой или уговорами съесть «за бабушку, за дедушку, за всех родственников»... Нас, мол, отравили, мы уже приспособ­лены жить здесь, в системе Тьмы, и ты никуда не денешься. Не хочешь, — заставим... Родители могут этого не понимать, не осознавать, но поступают именно так.

5.     Потом ребёнка отдают в ясли, в детсад, где он всё больше привыкает к насилию. Это называется приучить ребёнка к по­рядку. Муштра даёт результаты. Ребёнок все глубже и глубже погружается во тьму с ее писанными и неписанными законами, резко отличающимися от законов системы Света, от законов мира божественного, из которой его душа прилетела на Землю. Высшее сознание постепенно угасает, пробуждается рассудоч­ное сознание.

6.     Быстро постигая законы этого мира, надышавшись его вирусами, дитя тоже может перейти от обороны к нападению.

Ребёнок понимает и подмечает значительно больше, чем полага­ют многие (особенно молодые) родители. Он может проявлять и хитрость, и изворотливость... Капризами, криком, плачем, пантомимическими мизансценами — падением на пол, конвуль­сиями, истериками — он пытается добиться своего... Арсенал
большой и разнообразный. Цель — сокрушить нервы взрослого и захватить власть в доме. Маленький «террорист» очень быст­ро нащупает все слабые места у своих родителей и возьмёт их в «заложники» почти без сопротивления. Нервы родителей не вы­держивают такого рёва и конвульсий, особенно, если это долгожданное и любимое дитя. Потакание такому юному «террорис­ту», конечно, закончится очень плохо, потому что исполнение любых прихотей ребёнка может испортить его окончательно. Из него вырастет законченный эгоист.

Но плохо и противоположное, когда ребёнок оказывается заложником у «террористов»-родителей... Крики, побои, на­казания. Резкая контратака на любой каприз и подавление пси­хики малыша. Ребёнок сбит с толку и не понимает, за что на него обрушились все эти вселенские (в его восприятии) беды. Вот почему молодые родители просто обязаны иметь хотя бы некий минимум познаний в столь сложной области как воспи­тание малютки. Нужно понять, что вырастить человека — это огромный труд, требующий от родителей любви, терпения, уме­ния жертвовать многим, что было так важно для них в их юности и молодости. Невероятно важно, чтобы хоть один из родителей (лучше мать) провёл первые годы жизни со своим малышом, не перекладывая всё на плечи нянек и прислуги, а, тем более, яслей и детских садов, где их дети неизбежно подвергаются насилию в той или иной форме.

7. Но апофеозом насилия над ребёнком является «тюремный срок» (10-11 лет) во время пребывания в школе системы Тьмы. Школы и построены по образцу тюрем. Есть камеры — классы, есть классно-урочная (тюремно-палочная) система перевоспи­тания молодых «преступников», есть казарменная дисциплина. Сегодня это усилилось присутствием охранников в школах, наличием во многих школах тревожных кнопок и видеосистем внутреннего и наружного наблюдения. Даже свои отделения ми­лиции есть уже в этих «тюрьмах». В школах белгородской об­ласти утро начинается с переклички, которую проводит сотруд­ник милиции, что очень напоминает перекличку в концлагере или тюрьме. Родители опоздавших или пропустивших занятия детей подвергаются ощутимому денежному штрафу. К белгородцам устремились руководители школ других областей, ибо об этом новшестве восторженно говорили по телевидению...

Школьник десять лет смотрит в затылок впереди сидящему товарищу. Истинное обучение — это всегда общение. И не толь­ко учителя с учениками, но и детей друг с другом. А общать­ся, глядя не в глаза, а в затылок (не во времена ли инквизиции заложили эту систему?) весьма затруднительно. С древнейших времён все места общения создавались в виде круга или подковы. Такими были ещё до новой эры и театры, и цирки. Учитель ста­рой закалки даже не поймет, о чём я говорю. Буквально слышу его возмущённый голос: «Все правильно, — скажет он, — дети так и должны сидеть, как сидели столетиями. Всё их внимание должно быть направлено на учителя и классную доску, а не на чей-то затылок. И нечего всякие фокусы выдумывать, и цирк из школы устраивать. Да и в древности, если даже и сидели кругом или полукругом, то не говорили же друг с другом, а внимали про­исходящему. О каком общении можно говорить, а, тем более, во время уроков?»

А имел бы такой учитель зрячее сердце, то увидел бы, как необходимо это общение его ученикам, понял бы, что общение бывает разным. Невероятно важно при восприятии чего-то но­вого (в театре это происходит или в школе) иметь возможность разделить радость узнавания Нового с другими. Он задумался бы над такими удивительными понятиями, как со-переживание, со-радование, со-творчество. И общаться между собой по ходу радостного процесса познания мира ученикам можно и нужно. И вопросы по ходу урока задавать, и высказывать своё мнение или свои версии дети тоже должны иметь возможность. Учитель в такой ситуации многое взял бы в свой арсенал у детей. Такое расположение и общение очень просто организовать даже сейчас. В классе за большим столом (или несколькими составленными столами) могут располагаться и ученики, и учитель. Это принцип «круглых столов», который часто используют взрослые.

Для учеников учитель — не просто педагог, а — Друг и На­ставник. Они — со-товарищи, со-ратники в увлекательном про­цессе познания мира. Настоящий учитель непрерывно учится сам, открывая ежедневно всё новые и новые грани мира. Даже Сократ говорил, что он знает, что ничего не знает. Поэтому и школьному учителю не зазорно непрерывно учиться. И дети учатся. Увлечённый старший товарищ (учитель) увлекает самой своей жизнью, своей преданностью бесконечному пути Познания детей в совместный поиск. Не говорите, что за «круглым столом» всё превратится в шумный базар. Не бойтесь активности учени­ков во время урока. Чем больше они зададут вопросов и получат ответов на свои вопросы, тем больше будет у них знаний. Зато насколько такой урок был бы живее, эмоциональнее, непринуж­дённее. Как глубоко и прочно запоминалась бы новая информа­ция, окрашенная при восприятии положительными эмоциями. Тот, кто боится таких новаций, видит перед своим внутренним взором не «ангелочков», а «дьяволят», детей уже искалеченных в школах системы Тьмы, уже «выкопавших топор войны» и вставших на путь стихийного завоевания прав и свобод, без которых нет человека.

Дети бывают разные...

Главное — в начале обучения правильно заложить основы миропонимания. На уроках Радости и Счастья нужно дать воз­можность маленькому человеку проявить себя, свои особенно­сти восприятия мира, продемонстрировать свой темп и ритм усво­ения Нового. Ясно же, что все дети разные, и подгонять их под одну гребёнку не просто неправильно, а буквально преступно. Много таких детей, которые не успевают быстро сообразить, не могут схватывать всё мгновенно. Но они боятся задавать вопро­сы, так как и сам учитель, и одноклассники могут поднять их на смех. Отставание накапливается. Учитель раздражённо кричит на «тупого» ученика... Так ломаются судьбы, и множатся забо­левания школьников.


Дети становятся взрослыми, просто вырастая и набирая мас­су в килограммах, так и не успев создать куколку-мечту, чтобы в ней родилось крылатое существо, все помыслы которого были бы о небе, о полёте, а не о ползании по земле. Как тут не вспом­нить «Песнь о соколе» М. Горького или изумительно-точные слова крылатого существа Антуана де Сент-Экзюпери, вынес­шего приговор обывателю: «Ты построил свой тихий мирок, за­муровал наглухо все выходы к свету (выделено мной. — С. 3.), как это делают термиты. Ты свернулся клубком, укрылся в своём обывательском благополучии, в косных привычках... ты воздвиг этот убогий оплот и спрятался от ветра, от морского прибоя и звёзд. Ты не желаешь утруждать себя великими задачами, тебе и так немало труда стоило забыть, что ты — человек. Нет, ты не житель планеты, несущейся в пространстве, ты не задаёшься вопросами, на которые нет ответа... Никто вовремя не схватил тебя и не удержал, а теперь уже слишком поздно. Глина, из ко­торой ты слеплен, высохла и затвердела, и уже никто на свете не сумеет пробудить в тебе уснувшего музыканта, или поэта, или астронома, который, быть может, жил в тебе когда-то».[21]

Да не «быть может, жил», а жил наверняка. Ребёнок прихо­дит в наш мир с таким огромным потенциалом, с таким набо­ром талантов, о которых мы в нашей цивилизации, уродующей людей, даже понятия не имеем, ибо никому не даём развернуть его полностью. Каждый младенец, врастая в мир, свершает та­кую гигантскую по объёму работу, которая потом не под силу ни одному взрослому, будь он трижды доктор наук или академик. Малыш, ещё не оторвавшись от материнской груди, непрерывно анализирует и систематизирует всё, что видит и слышит вокруг. Возможно, этот процесс начинается ещё раньше, сразу после рождения, когда ребёнок слышит первые звуки в ослепляющем глаза, обжигающем тело холодом, а лёгкие кислородом мире. Или ещё находясь в материнской утробе, в которую проникают и все звуки мира, и ласковый материнский голос, обращенный к нему девять месяцев ожидания.

Всю огромную работу ребёнок проделывает сам без спе­циальных занятий (редко кто из родителей находит для этого достаточно времени и сил), то есть без школьного обучения, а только наблюдая (изучая) мир, копируя окружающих его людей. Современная наука ещё не успела в полной мере разобраться с этим феноменом именно из-за того, что отрицает тонкие миры и возможную связь с ними человека и особенно ребёнка. Что мы достоверно знаем об этом? Что мы знаем о становлении Челове­ка? И являются ли истинными наши познания уже достигнутые и раньше времени канонизированные? Есть много вопросов, ко­торые образовательные структуры не только не хотят по-насто­ящему решать, но даже ставить эти вопросы не желают.

Хорошо известно, что примерно 80% всей информации, ко­торую человек освоит (получит) за всю жизнь, он добывает за первые десять лет своей жизни. И тот беспримерный рывок, тот объём информации, который ребёнок осваивает за первые четыре-пять лет, говорит только о фантастическом природном потенциале человека, который почему-то дальше, как правило, такими темпами не разворачивается. Мы считаем это определён­ной закономерностью, но объяснить такой взлёт и такое резкое торможение в развитии можно просто. Маленький ребёнок ещё остается какое-то время крылатым существом (ангелом), лета­ющим в светоносной атмосфере божественного мира. А дальше он вынужден (его заставляют это сделать) снижаться и на полной скорости врезаться в плотную отравленную атмосферу, в которой его крылья обгорают. «Еще одна звёздочка закати­лась», — сказал бы объективный вечный наблюдатель, который, несомненно, поставил бы человечеству диагноз: «потребитель­ская чума и танатофилия — жажда самоистребления».

Беды ребятишек не ограничиваются только прессингом клас­сно-урочной системы и электронных СМИ. Большой проблемой является диктат старших. Сегодня огромное число детей, начи­ная с младенческого возраста, подвергаются прямому насилию. И это страшное явление разрастается. Многих родителей самих нужно учить, а иных и лечить, изолируя их и от общества, и от собственных детей. Детям, перенесшим побои и измывательства родителей, предлагают обращаться в органы социальной опеки с жалобами на таких извергов. Это уже похоже на изощренное издевательство. Вряд ли такие жалобы возможны в принципе. Да и чиновникам не до детей... Вот и идут дети, как только что вылупившиеся цыплята, за первым движущимся объектом, по­павшим в их поле зрения, за новыми «пророками» и «мессиями», сбиваясь в секты, а то и банды...

Дети до 12-14 лет просто отражают всё, что происходит в семье. Взаимоотношения (особенно в больших семьях, где есть и родители, и бабушка с дедушкой) бывают очень сложными. Раньше в традиционной русской семье проживали совместно два-три поколения. Семьи были многодетными, и такое воспи­тание младших старшими воспринималось как норма. Сегодня же вынужденная «встреча поколений» создает массу проблем­ных ситуаций. Расплачивается за все скандалы самое младшее поколение — наши дети. Они впитывают всё происходящее не только ситуационно, но и на бессознательном уровне. В ито­ге — болезни детей, как защитная функция: не могу разрешить ситуацию — самоустраняюсь. Замечена чёткая связь между бо­лезнями детей и напряжённостью отношений в семье. Разреша­ется конфликт, и ребёнок перестает болеть. А там, где родители не имеют сил и ума разрешить ситуацию, получается буквально психологический коллапс, завершающийся онкологическими болезнями детей или даже их смертью. Многие ли родители сознают эти закономерности в должной степени? Многие ли пони­мают, что и в виртуальной реальности дети чаще всего прячутся от конфликтов и невзгод мира реального...

Виртуальная реальность, в которую они входят через мони­тор компьютера, для многих детей становится единственно же­ланной. И с книгой, к огромному сожалению, дети сегодня ра­ботают намного меньше, чем их родители в детстве. Это стало уже проблемой всероссийского масштаба. Дети предпочитают искать нужную информацию в Интернете. Они и в метро непре­рывно нажимают кнопки миникомпьютера, ставшего в послед­нее время и мобильным телефоном и плеером. А уже завтра этот миникомпьютер будет и разговаривать с хозяином, и температу­ру замерять и давление, и рецепты самолечения подсказывать и многому другому обучат эту микромашинку. Человек же, види­мо, окончательно деградирует...

Прямой дружеский (глаза в глаза) разговор тоже уходит в прошлое. Сейчас и общаться предпочитают с помощью мобиль­ных телефонов и компьютеров. Сидят в ЧАТах часами и пере­писываются на таком сленге, что непосвящённый принял бы за язык туземцев. Некоторые на этом сленге уже пишут сочинения в школе, вводя учителей русского языка в ступор... Дружеские собрания тоже уходят в прошлое. Собираются теперь не в реаль­ных клубах по интересам, а в виртуальных блогах. Там, в кибер-пространстве, создаются объединения, там блогеры пытаются решать проблемы, одолевающие нас здесь.

Что же отвращает наших детей от реального мира и заставля­ет переселяться в призрачный виртуальный мир? Почему многие дети ненавидят школу? Волнуют ли эти вопросы взрослых? А за что любить такую школу? Если и любят, то только отдельных учителей, у которых есть не только соответствующий диплом, но и сердце полное любви и сострадания. Но много ли таких учи­телей осталось в нынешней школе? Как часто слышал я сам, и вы, уверен, не раз слышали, как кричит на детей вышедший из себя учитель: «Дебилы, тупицы!». А ещё чаще мы не слышим этого, но слышат дети, которые уже после первого такого окри­ка буквально... заболевают. Не спешите записывать ребёнка в дебилы. Это мы — взрослые — дебилизировны системой Тьмы. Дети просто бывают разные. Разная у них реакция, разная степень и скорость понимания (схватывания), разный темперамент, разный запас, набранный до школы. Нужно великое терпение и время, нужно, чтобы на учителя не давили программы, приду­манные в кабинетах чиновниками от образования. И тогда учите­лю не пришлось бы торопиться, стараясь отработать программу, а дети раскрылись бы совершенно по-иному...

Учитель и дети. И радостное совместное постижение мира. Можно было бы проигрывать столько раз определённую учеб­ную ситуацию, рассматривая некое явление с разных позиций, подкрепляя его визуальными образами, пока все поймут и усво­ят. Пока радостными и благодарными улыбками не расцветёт весь класс. Почему в школах непрерывно создаются стрессо­вые ситуации для детишек? Куда гоним? Что требуем от детей? Кого мы, взрослые, хотим получить после окончания школы из замученных детей при такой гонке и насилии? Бесконечное на­силие и спешка действуют отупляюще, подавляют волю, дефор­мируют личность. Зато таких замордованных детей легче будет превратить в поколение «Пепси», заставить выбирать бездум­ную жизнь. Может быть, именно эти соображения лежат в ос­нове всех реформ и всех новых законопроектов в сфере образо­вания?

Куда мы, взрослые, искалеченные системой Тьмы, подталки­ваем детишек, туда они и идут. Дети вначале сопротивляются изо всех сил, но мы ломаем волю ребёнка, заставляя его подчиниться заведённому порядку. Сопротивление ребёнка постепенно осла­бевает. Часто он подчиняется подавляющей силе. Но ещё чаще бунтует. И этот детский бунт выливается в поступки бессмыслен­ные и, казалось бы, непостижимые. Это злит и выводит взрослых из себя, но постигать истинные причины бунта и непослушания некогда и не хочется. Манкурты живут бездумно... Точнее, вмес­то того, чтобы жить полноценной жизнью творческого человека, они выживают, вымещая часто своё озлобление на детях... Мир детства (будущая цивилизация) столкнулся с чудовищной жес­токостью и равнодушием мира взрослых (цивилизацией нынеш­ней). Дети страдают. Они — страстотерпцы, ибо не понимают, за что им такие страдания. Очередное потерянное поколение. Одно за другим поколения проглатываются системой Тьмы...

Воспитание родителей

Истинная школа должна воспитывать не только детей, но и родителей этих детей. Ведь молодые родители — это вчераш­ние школьники. Почему бы не продолжить работу с ними после окончания школы? Они становятся финансово самостоятельны­ми, устраиваются на работу, но процесс обучения (и самообра­зования) не может и не должен прекращаться ни на миг. Вчераш­ние дети завтра станут родителями. Что они знают об этом? Не о сексе и средствах предохранения, а том, как природа создает человека. Дети рождаются не только от слияния двух клеток (мужской и женской), а от слияния чаяний, от обоюдной мечты будущих родителей, от каждого слова и жеста, от радостного и тревожного ожидания, от умения посвятить себя ребёнку и пере­дать ему всё лучшее, что сами успели накопить...

Формирование ребёнка внутри женщины — это величайшая тайна и настоящее чудо, как и всё в окружающем нас мире. Из двух родительских клеток вырастает сложнейший организм из многих триллионов клеток. Заслуги нашей в том, что приро­да растит в женщине маленькое существо, нет. Ведь это же не будущая мать сознательно выращивает в себе ребёнка, форми­руя его бесконечно сложное тело. Она может только с радос­тью ожидать, пока Природа творит в ней Чудо. Разве не так же вырастает волчонок или медвежонок внутри своей матери. Вся разница между созреванием и становлением человека и взросле­нием зверя как раз и заключается в передаче всех достижений мировой культуры, которые ребёнок должен начинать впиты­вать буквально «с молоком матери».

Хозяюшка, вы ощущали грусть

Над мальчиком, заснувшим спозаранку,

в уста его, в ту алчущую ранку,

отравленную проливая грудь?

Вдруг в нём, как в перламутровом яйце,

Спала пружина музыки согбенной?

Как радуга — в бутоне краски белой?

Как тайный мускул красоты — в лице?

Как в Сашеньке — не пробуждённый Блок?

Медведица, вы для какой забавы

в детёныше влюблёнными зубами

выщёлкивали Бога, словно блох?

Эти слова из поэмы «Сказка о дожде» Б. Ахмадулиной я впер­вые прочитал более тридцати лет назад, но часто их вспоминаю, видя очередного замученного родительской «любовью» ребён­ка. ...Как часто могут малыша затискать, зацеловать, затерзать любвеобильные мамаши и родственники, не понимая, что это одна из форм вампиризма. Они питаются чистотой ребенка, его ещё крепкой связью с миром божественным, от которого они сами, сдавшись системе Тьмы, давно отпали. Ребёнок достоин (и он жаждет этого) истинной любви, понимания и уважения к нему, как к личности, с самого раннего возраста. Душу ему ведь не родители дали. А мы по-прежнему считаем детей, которым мы помогли создать физическую плоть, своей собственностью, живыми игрушками. На самом деле это — великое заблуждение. Знайте, что «ваши дети — это не ваши дети. Вы можете приютить у себя их тела, но не их души, ибо их души живут в обители завтрашнего дня... Вы можете попытаться стать подоб­ными им, но не пытайтесь уподобить их себе, ибо жизнь не течет вспять». (Халил Джебран, «Пророк»).

Часто ли вы встретите достигшего репродуктивного возраста молодого человека, который ощущал бы глубинный смысл этих слов, действительно был бы готов стать родителем и понимал бы свою громадную ответственность не только перед своими детьми, но и перед будущим планеты? Нечасто. Значит, вче­рашних школьников нужно научить быть родителями. Действи­тельно, откуда молодым знать, что такое настоящее воспитание ребенка. Даже не очень молодые, особенно матери-одиночки, у которых около сорока лет появляется первый ребёнок, и те лю­бят своих детей часто «странною любовью»:

А ты добра лишь — им добра хотела!

И, веря в опыт выстраданный свой,

как амбразуру закрывают телом,

мир заслоняла яростно собой.

И невдомёк тебе, забитой, было,

что — изменился мир! И, став иным,

теперь тебя за то лишь не любил он,

что ты не доверяла молодым.

Что, глядя сквозь копейку на дела,

родных детей своих не понимала.

И честь их, низводя к цене стола,

(Для их же пользы!), счастью их мешала.

Это стихотворение «Старая» поэта Геннадия Головатого очень точно рисует слишком распространенную ситуацию вос­питания и «защиты» родителями детей сообразно их пониманию мира. А понимание это бывает зачастую очень убогим и слиш­ком функциональным. Свою основную роль такие родители ви­дят в том, чтобы накормить и одеть ребёнка. И чтобы одет он был не хуже других. Для этого им приходится работать от зари до зари на нескольких работах, теряя последние силы и челове­ческий облик. Жизнь на износ так выматывает родителей, что они уже ничему не рады и ни на что больше не способны. Это ли не парадокс: родителям некогда говорить с детьми, играть с ними, петь им колыбельные песни. Да многие молодые родители и не знают их. А это огромное упущение. Угасает дух народа, ибо язык — это храм народа, а колыбельная — служба в этом храме... Получается абсурдная ситуация. Родители прилагают физические сверхусилия ради своих детей и этим их... обездо­ливают.

Детям не хватает их внимания и ласки. Дети нуждаются в об­щении с родителями. Они хотят гордиться тем, что их родите­ли — интересные творческие люди. Если бы дети были одеты хуже всех (пусть не очень модно, в недорогие, но чистые одёж­ки), но выросли бы в атмосфере творчества, то это было бы не­измеримо лучше и для детей, и для родителей. Дети видели бы как жадно, с каким интересом их родители постигают мир, не прекращая сами учёбы ни на один день. Дети с интересом вника­ли бы в процесс творчества, помогая родителям (нет для воспи­тания ничего лучше этого) реализовать их замыслы. Брошенные на произвол судьбы, дети недополучат родительского тепла и не смогут отдать его в своё время ни своим детям, ни состарившимся родителям. На Западе свирепствует синдром отчуждения между детьми и родителями. Похоже, что его леденящее дыха­ние дошло и до России. Родители сегодня должны помнить об этом, а школьные учителя со своей стороны укреплять внутри­семейные узы...

Мой отец, имевший два высших образования (окончил педа­гогический и архитектурный вузы), был школьным учителем. Но ещё в 30-е годы он организовал в деревне, в которой мы жили, народный театр, увлекая своим творчеством и энтузиазмом не только учителей и односельчан, но и свою жену. У моей матери было шестеро детей, но она находила силы и время играть в со­зданном отцом театре. Кстати, мать в отличие от отца вообще не имела никакого образования (её в восемь лет ещё при царской власти забрали из первого класса церковно-приходской школы и отдали батрачить). После смерти отца в 1950 году, мы жили в настоящей нищете, ходили в обносках. Мать, когда мы подрас­тали, сама донашивала нашу одежду и обувь. Но на всю жизнь сохранил я свою глубочайшую признательность и любовь к Ма­тери за ту радость, которую она подарила нам в детстве в таких тяжелейших условиях.

Не было еды, не было топлива. Мы замерзали зимой, в школу ходить было не в чем. А мать не только нам, но и соседским ре­бятишкам так читала сказки, так их разыгрывала перед нами, что, замирая от восторга и забывая о голоде, мы переносились в сказочные страны, жили жизнью сказочных героев. Взявшись за руки, мы зимой танцевали вокруг стола, чтобы согреться, и слушали дальше... Каким телевизором или виртуальными игра­ми вы сможете заменить это чудо живого общения с любящим материнским сердцем?

В нашей деревне не было электричества, не было не только радио или телевизора (его тогда и не могло быть), но не было даже киноустановки. В сожжённой немцами деревне долго не было школы и клуба. Мне было уже десять лет, когда в начале 50-х в нашу деревню привезли кинопередвижку, запустили мо­тор-генератор, и под его тарахтение я впервые в жизни увидел кино. Жизнь Тарзана в джунглях произвела на сельских мальчи­шек огромное впечатление. Наши игры тогда резко изменились. Мы буквально переселились на деревья.

Вот вам чистейший пример воздействия кино и всех аудиовизуальных систем на детей. Но и это увлечение не могло оторвать нас от «театра одного актера», от материнских сказок, которыми мы продолжали заслушиваться (особенно в зимнее время)... Знаю, что жажда непрерывного постижения мира, ко­торая не оставляет меня на седьмом десятке и не оставит никог­да, пока я живу, заложена была тогда, в раннем детстве, зало­жена матерью, её живым словом, её участием, её врожденным пониманием, что и как нужно было давать детям...

В доме из техники была только... керосиновая лампа. При свете этой лампы я с пяти лет зачитывался книгами великих пу­тешественников. После нашествия немцев осталось несколько разрозненных томов от прекрасной библиотеки моего отца, но даже несколько великолепных книг мне хватило для того, чтобы испытать в детстве восторг перед великим разнообразием мира, чтобы захотелось этот мир познавать самому. В шесть лет я бег­ло писал и знал не только арифметику, но и... геометрию, чем удивлял старшеклассников. Чуда здесь нет никакого. Моя сест­ра старше меня ровно на десять лет. Любимым её развлечением была игра в учительницу. Когда мне исполнилось три года, она с таким рвением взялась за моё обучение, что потом мне пришлось скучать в школе. Правда, в первый класс я не ходил вовсе, а во второй совсем недолго, так как не было ни обуви, ни одежды. С третьего стал посещать школу более регулярно...

Естественно, что никогда я не смог бы подумать с укоризной о родителях за то, что голодал в детстве и был одет хуже всех в школе. Зато учился лучше всех, хотя никогда не стремился в от­личники. Так получилось, что мне ещё в шестом классе пришлось выработать свою «систему» обучения. Видя, как мать, стараясь прокормить нас, выбивается из сил, работая уборщицей в школе города, в который семья переехала в середине 1950-х, я твёрдо решил помогать ей и сумел тогда своими руками зарабатывать не меньше матери. И в школе это мне не помешало учиться, да ещё и заниматься параллельно в двух технических кружках и в изостудии. Чтобы всё успевать, я выработал свою «систему» обучения. Во время уроков буквально превращался в слух, ста­раясь не пропустить ни одного слова учителя. Пока другие ребята крутились, дергая девчонок за косички, давая подзатыльники друг другу и корча рожи, я старался с первого раза всё понять и запомнить. На перемене по свежим следам только что узнанно­го делал домашние задания, ибо дома у меня на это уже времени не было. Вот и вся моя «система». Но так как это продолжалось годами, то такая простая система помогла мне учиться легко, по­лучать отличные оценки, не готовясь дома вообще.

А после возвращения из школы я всё время тратил на выпи­ливание лобзиком полочек и рамочек из фанеры. Работа была трудоёмкая и многодельная. После выпиливания ажурные изде­лия нужно было отшлифовать, покрыть морилкой, лаком, высу­шить, приклеить с обратной стороны реечки и картонку, выре­зать и вставить стёкла. Всё это я мог делать ещё и потому, что в школьных кружках влюблённые в свое дело взрослые увлека­ли и нас за собой в творческий поиск. Пока мы строили модели самолётов и ракет, руки становились умелыми, и мы научались работать с самыми разными материалами...

Закончив к вечеру всю работу, я ложился пораньше спать, потому что в шесть утра должен был быть уже на городском базаре. Крестьяне, привозившие на продажу свой товар, охот­но разбирали мои изделия, а я у них на вырученные деньги по­купал нужные продукты и гордый бежал домой, чтобы отдать их матери, позавтракать и не опоздать в школу. Учился легко, с удовольствием и числился среди лучших учеников школы. Ог­лядываясь назад на уже большую прожитую жизнь, я могу се­годня только благодарить судьбу, что именно так сложилась моя жизнь. И то, что я в раннем детстве жил в нищете, в юности в бедности и всю жизнь в очень стеснённых материальных обсто­ятельствах, не только не вызывает у меня чувства горечи или сожаления, но я считаю, что мне... повезло, хотя многим трудно будет в это поверить. Все трудности и преграды закаляли мой характер, предельно активизировали творческие возможности. Всё, чего добился, я добился сам. То, от чего пришлось отка­заться в этом воплощении из-за нужды (сквозь всю жизнь про­нёс я огромное желание иметь рояль и учиться музыке) придёт в следующем воплощении.

Учился ли бы я так продуктивно в школе, если бы у меня были обеспеченные родители и мне не пришлось бы так рано самому зарабатывать? Не знаю, но думаю, что ряд ли. Так получилось, что в десятом классе мне даже пришлось преподавать астроно­мию, которой я очень увлекался, своим же одноклассникам. До десятого класса я перечитал по астрономии всё, что только мож­но было достать в библиотеках нашего города. Ещё в седьмом классе я собрал свой первый телескоп и часто по ночам наблю­дал Луну, планеты и звёзды. Спал во дворе нашего трёхэтаж­ного дома на раскладушке в спальном мешке до самых осенних холодов. Благо, было там уютное местечко, отделённое от двора густым кустарником. Помню, с каким нетерпением дожидался я ночи в тот день, когда полвека назад объявили о запуске первого искусственного спутника Земли. Небо было чистым, усеянным звёздами. До боли в глазах всматривался в звёздную россыпь, стараясь увидеть рукотворную звёздочку, впервые выпорхнув­шую из объятий Земли. И вот свершилось! Летит, летит, и видно эту махонькую звёздочку вполне отчетливо. Я радостно заорал, совершенно позабыв, что уже глубокая ночь. Своими криками разбудил весь дом. Чертыхаясь, появились люди на балконах. Узнав причину восторженных воплей и увидев впервые в жизни сверкающую точку, плывущую среди звёзд, взрослые люди тоже довольно бурно выражали свой восторг и благодарили меня за то, что разбудил их в эту первую историческую ночь. Вот чем были заняты дни и ночи школьника той теперь уже далёкой поры...

Мать и во время моей учёбы в школе, и после её окончания старалась помочь мне во всех моих увлечениях. И, когда я уехал в другой город учиться в вузе, а затем переехал жить в Москву, между нами всё время продолжалась интенсивная переписка. Я сохранил большое количество писем от матери, в которых она присылала мне массу удивительных сведений, почерпнутых ею из разных книг и журналов, так как читала она «запоем» почти до 90 лет. И я на седьмом десятке читаю много и с таким же огромным желанием, как и в юности. Конечно, пользуюсь и Ин­тернетом, но Её Величество Книгу не заменят для меня никакие современные носители информации. Наедине с книгой, проникая в глубины открываемого ею мира, я отождествлял себя с полю­бившимися мне героями, становился режиссёром, мысленно ста­вил спектакли и снимал фильмы по многим книгам. Книга так мощно будит и развивает фантазию, что её заменить ничем не­возможно...

Дух томится в клетке

Мы уже цивилизация космическая. В прошлом XX веке люди побывали только на ближайшем спутнике — Луне, но техника завтрашнего дня позволит нам побывать на всех планетах Сол­нечной системы уже в этом столетии. С чем выйдем на Кон­такт с Великим Кольцом Разума, о котором провидчески писал И. Ефремов? Что мы понесём туда? Очевидно, что ничего кроме зла и насилия реально мы нести сегодня не способны. Декла­рировать мы можем что угодно, но результат всегда один и тот же — новое оружие и новые войны... Вот о чём нужно думать в первую очередь, когда мы выстраиваем стратегию воспитания будущих поколений. Или «племя младое», встав на крыло, про­никнет с самыми добрыми намерениями в глубины вселенной, или уродливая земная цивилизация попытается выйти в галакти­ческий океан как пиратская банда. Но этому, непременно, будет положен предел...

Это не передергивание и не сгущение красок. Вот вам убе­дительный пример того, что абсолютно неприемлемо для меня, хотя многие воспринимают это как норму. Вслушайтесь в наш лексикон, в нашу терминологию. Полвека после первых стартов мы пишем и говорим о покорении космоса, завоевании космо­са. В последнее время ещё более конкретный термин употребля­ется — колонизация планет. Земля действительно — только колыбель человека, а вся вселенная — наш дом родной. Не воз­вращаемся же мы после учебы в институте в родной дом, что­бы... завоевывать, покорять и колонизировать родителей. Это терминология дикарей или пиратов, но с ней все мирятся...

Многие фантастические фильмы демонстрируют, что будет с аборигенами, если таковые будут обнаружены на какой-то из планет. Их постигнет участь индейцев на американском конти­ненте, безжалостно уничтожавшихся сначала конкистадорами, а потом переселенцами из Старого света. В лучшем случае — ма­лая толика аборигенов останется жить в резервациях на своих планетах для удовлетворения любопытства земных учёных, ко­торые будут использовать их для клонирования идеальных сол­дат, так необходимых для дальнейших звёздных войн. В худшем случае — зачистка всей планеты и полное уничтожение другой жизни, чтобы не было ни малейшей угрозы в будущем новым хозяевам — переселенцам с Земли. Вот вам и терроризм во вселенских масштабах. И всё потому, что планетарный «всечеловек» сформирован институтами системы Тьмы и мыслить по-другому не научен.

Сможем ли мы когда-нибудь укротить свой воинственный пыл? Научимся ли расходовать наше общее богатство на свет­лые начинания? На ракеты, бомбы и другое оружие мы по инер­ции расходуем несметные суммы. Статистика утверждает, что из года в год каждую минуту мир тратит 1,6 миллиона дол­ларов на вооружения. Вместе с расходами на боевые действия по всему земному шару эта цифра, видимо, ещё больше. Почти триллион долларов, который США практически уже потратили на войну в Афганистане и Ираке, потрачен зря. Вводя войска коалиций в другие страны для борьбы с диктаторами и террори­стами, можно лишь умножать ряды террористов. Количество жертв будет только расти с обеих сторон, и всё больше зла и ожесточения будет выплескиваться в мир. Жёны и дети погиб­ших, надев пояса шахидов и взяв в руки автоматы, пойдут мстить за «правое дело» мужей и отцов. Когда обесценена собственная жизнь, тогда и чужая ломаного гроша не стоит.

Терроризм — это неизбежное следствие существования сис­темы Тьмы. Она его и порождает и пестует. В руки берут оружие уже дети школьного возраста. Сколько видели 10-12-летних мстителей с автоматами в руках и в Афганистане, и в Чечне... Моего знакомого, сотрудника МГУ, который поехал заработать в Афганистан, оккупированный в то время советскими войска­ми, расстрелял в упор из автомата мальчишка, тяжело ранив при этом его жену. Теперь подобное видят и в Ираке. Но так далеко нам за примерами ходить не нужно. В России кроме скинхедов уже появились дети-убийцы, которые, играя(!), жесточайшим образом убивают бомжей и беззащитных стариков. Показали сюжет по ТВ. Поразил момент, когда заместитель прокурора, женщина с большим опытом и стажем, упала в обморок, слушая щебет десятилетних детишек, которые, перебивая друг друга, рассказывали детали совершённых ими убийств.

Как подобное стало возможным в нашей стране? Почему миллионы детей никому не нужны при новой власти? Милли­оны беспризорных детей в XXI веке в стране, которая претенду­ет называться великой, — это нонсенс. Все силы должно было бы бросить наше правительство, если бы оно было народным, на спасение детей. Нельзя жалеть никаких средств на осуществле­ние этой благородной цели. Но стабилизационный фонд лопает­ся от триллионов рублей, а дети гибнут, брошенные на произвол судьбы. Это политика царя Ирода...

Даже в несравненно более тяжёлые для страны времена, во время гражданской войны после революции, не было такого без­различия к судьбам детей. Их отлавливали, отмывали, кормили, обучали. Такие педагоги, как А. С. Макаренко, находили новые формы работы с детьми, чтобы дать им максимум тепла во вре­мя лихолетья. Даже тогда люди не очерствели так, как сегод­ня. Главный труд А. С. Макаренко называется «Педагогическая поэма». Поэма — вот лейтмотив в душе настоящего учителя, умеющего вместе с детьми на ниве жизни выращивать спелые плоды новых знаний. А чиновники от «образования» замучили всех — и учителей, и учеников «сухофруктами» методичек, программных документов, циркуляров...

Если бы мы могли хоть ненадолго избавиться от зомбирующе­го дурмана пропаганды и посмотреть на мир в свете Истины, то были бы потрясены происходящим. «Институциональные цели постоянно противоречат институциональным делам. Программа борьбы с бедностью производит всё больше бедных, техниче­ская помощь — всё больше недоразвитости, ...школы произво­дят всё больше исключённых из них, и успех в обуздании одного вида загрязнения среды, как правило, увеличивает другой».[22] Эти слова И. Иллич написал в 1971 году. Если бы он писал их сегод­ня, то добавил бы ещё многое, и непременно, такие строки: «Чем больше методичек и циркуляров спускается сверху на школу, тем меньше знаний у школьников, чем больше разговоров о безопасности, тем меньше её становится, чем больше мы боремся с терроризмом, тем больше появляется террористов...»

Много ли найдешь сегодня таких учителей, как Мария Монтессори, Антон Макаренко, Василий Сухомлинский и другие светочи, озарившие самим своим бытием мрачный небосвод сис­темы Тьмы? Где просветлённые мудрые наставники — воспита­тели и психологи в одном лице? Многие нынешние учителя ещё в советские времена в юности мечтали стать такими, жаждали отдать все свои силы любовному взращиванию новых поколе­ний. Оглянитесь на свою юность, испытайте снова ощущение окрылённости, полистайте дневники, вспомните, какие планы строили... Школа Радости, школа — каравелла, на которой под парусами мечты плывут в будущее просветлённые (просвещён­ные) земляне. Кто капитан на этом корабле? Как чувствуют себя юнги — юные непоседы, горячие искатели Нового? Ветер Великого приключения надувает паруса, зовёт в будущее...

Вместо морских и космических просторов, вместо полёта мечты и фантазии, о чём не только учителя в юности мечтали, но к чему устремлены и детские души, — заточение в камере клас­са и витийствование «фарисеев-книжников», не имеющих права отступить от предписанных правил. Вот что вызывает бунт де­тей, часто ими не осознаваемый... Чайка Джонатан Ливингстон, живущая в душе каждого ребёнка, рвётся в полёт. Душа помнит состояние полёта и плачет, не имея возможности вырваться из клетки. Какой великий пример, до конца не осознанный нами, описал Конрад Лоренц. Его поразил один страшный и всё время повторяющийся факт. Супружескую пару голубей, уезжая на месяц, хозяева оставляли в клетке. Еды и воды этой паре было предостаточно и, тем не менее, более сильный голубь убивал за этот месяц более слабого. Так и у людей, вроде бы всё есть, а они убивают друг друга. Происходит это потому, что дух человече­ский томится и страдает в многослойной клетке. Школа — тюрь­ма, страна — тюрьма, планета — тюрьма... И при этом — дух в темнице тела. Деваться, вроде бы, некуда. Чтобы было не так больно, разными способами стараются забыться. Получается вполне лояльный к власти Тьмы манкурт... Сидел 11 лет, смот­рел в затылок друзьям, изнывая от скуки, делал вид, что слушает «бормотуху», писал «шпоры», спихивал экзамены... Вырвался из застенков и... пошел крушить мир (в прямом и переносном смысле).

Толпы юных футбольных болельщиков (школьников!) дей­ствительно крушат всё на своем пути. Откуда такая жажда раз­рушения? Откуда жажда убийства у скинхедов (тоже школьни­ков)? Детская жестокость во многом объясняется равнодушием и жестокостью взрослых. Мир насилия и сплошной лжи, в кото­ром вырастает дитя не оставляет ему выбора. Выросшие во лжи, в неистинном мире дети не могут стать истинно просвещёнными, добрыми людьми, а становятся зачастую уже в раннем детстве насильниками и убийцами. На насилие мира они отвечают наси­лием. В России множатся настоящие школы-тюрьмы — детские колонии. Их уже несколько десятков. Туда упрятали малолетних убийц, но колония вряд ли вернёт им радость детства, отнятую взрослыми, вряд ли сможет перевоспитать. Скорее, наоборот. Там они пройдут «курсы повышения квалификации» и выйдут в мир, чтобы преобразовывать его в соответствии с правилами во­ровского мира. Тенденция обозначается всё отчетливее. Школы системы Тьмы сближаются с колониями... Своим безразличием сегодня мы готовим такое будущее, в котором жить будет не­возможно.

Помню, как изумила меня чья-то догадка о том, что пчела — летающая часть растений. Действительно, флор-цивилизация не могла не придумать пчелу, столь нужную ей для опыления цве­тов и развития жизни Зеленого Мира. Меня буквально осенило: биосфера и ноосфера Земли не могли не придумать человека как летающую часть биосферы, как посланника ноосферы в дру­гие миры. Человек, подобно пчеле, тоже мог бы перелетать от цветка (звезды) к цветку, от одного «куста» (галактики), усеянного цветами-звёздами, к другому «кусту» и опылять их светом Знания, Доброты и Любви. И не обязательно летать в ракетах, перенося своё бренное тело на немыслимые расстояния. Пусть путешествует эйдос человека. Человек и в тонком теле смог бы посещать самые отдалённые уголки вселенной. Хотя на первых порах на близкие расстояния можно вполне путешествовать и в своём физическом теле... Что мы можем понести в другие миры вместо Знаний, Любви и Доброты, я выше уже говорил. Носите­лей этих замечательных качеств еще нужно воспитать. А пока с таким отношением к биосфере Земли (и к жизни вообще) мы можем разносить только агрессию, насилие и терроризм во все­ленских масштабах. Но Вселенная, как единый живой организм, не позволит нам это сделать, она отторгнет уродливую цивилизацию, помешанную на оружии и войнах, да к тому же ещё и поражённую потребительской чумой...

IQ and Private school

Сам Бог велел нам сегодня творчески переработать и наш собственный отечественный опыт воспитания и образования, и взять на вооружение лучшие достижения из сокровищницы ми­рового педагогического опыта. А мы вместо этого во многом пытаемся копировать систему образования США. Самое худшее, что можно было бы сделать в XXI веке для детей в России, — это копирование их системы образования. Главное — берём то, от чего даже они уже отказались. И без этого сегодня в России наблюдается колоссальный дефицит нормального человеческого общения учителей со школьниками, а внедрение тестирования и ЕГЭ окончательно добьет всё лучшее, что было в нашей сис­теме образования. Пресловутый коэффициент интеллекта (IQ) впишет и нас в толпу американизированных биороботов, погасит мерцающий огонек исключительности и непохожести, который к счастью у многих в России ещё светится.

ЕГЭ — единый государственный экзамен — выдается на­шими «реформаторами» за новшество. Но единое поголовное тестирование, применяемое массово, формирует конвергентное (нацеленное на поиск одного ответа) мышление. А наши оте­чественные традиции образования и воспитания были рассчита­ны на формирование мышления дивергентного {нацеленного на многовариантный поиск). Жаль, что новаторы Министерства образования не до конца понимают, что их «нововведение» (ЕГЭ) позволяет выявить объём памяти, а традиционный экзамен, ко­торый они спешат упразднить, умение творчески мыслить. В итоге, происходит тотальное снижение интеллектуального уровня нашей молодёжи.

Тестами стали увлекаться и в младших классах школы. Уче­ница третьего класса по моей просьбе зачитала вопросы теста, который им задавали на уроке. Решила заодно и меня проверить: «Что у человека в голове: печёнка, селезёнка или мозг?», — и смотрит, ожидая от меня правильного ответа. «Мозжечок», — отвечаю я ей. «А вот и неправильно, в голове — мозг», — радост­но воскликнула девочка, обладающая хорошей памятью. «Вооб­ще-то мозг, — подумал я, — но только не у тех, кто составляет все эти тесты и внедряет ЕГЭ».

В передаче Киры Прошутинской, в которой дети дискутиро­вали с взрослыми о будущем, дети были убедительнее и интерес­нее своих взрослых оппонентов. Их мечты, их планы на будущее были пронизаны оптимизмом и верой в человека. Это так разъ­ярило лидера ЛДПР господина Жириновского, что он начал в прямом эфире кричать на детей: «Вы — социально опасные эле­менты. Вас уже сейчас нужно сажать в тюрьму, иначе вы вырас­тете и станете противниками демократии». Его «демократию» мы видим в действии... А дети просто увлечённо описывали тот мир, в котором они хотели бы жить. Они спрашивали взрослых, почему их мнение, их мечты о будущем мире не учитываются, ведь это же им жить в будущем. Ответил все тот же вездесу­щий Жириновский: «Как можно учитывать ваше мнение, если вы ещё не самостоятельны. Вы пока на иждивении у родителей. Вот будете сами зарабатывать, тогда и выступайте со своими предложениями». «Тогда будет поздно, мы живём и мыслим сей­час, — отвечали ему дети, — а то, что мы пока на иждивении, совершенно не имеет значения. Через короткое время мы будем работать, а родители уйдут на пенсию, и тогда они будут на на­шем иждивении. Но будущее мы должны строить совместно». Дети в той передаче (как бы к ней ни относиться) поразили меня своими независимыми суждениями и своим отношением к слож­нейшим проблемам современности.

Проблема школы не только в том, что в ней калечат детей. Существующая система образования искалечила и калечит са­мих учителей. Над школьными учителями сегодня нависает гне­тущий груз спущенных сверху программ, методик, инструкций, приказов, отчетов... Отказаться нельзя, выполнить невозмож­но, и подневольный учитель лишается возможности быть самим собой, становится хуже самого себя, забывает свою мечту, ко­торая позвала его в педагогический вуз. Всё тонет в суете... Такое ощущение, что все министерства и их структуры, созданные системой Тьмы, созданы именно для разобщения взрослых и детей, для превращения учителя в стражника, который обязан служить этой системе, быть надзирателем в школе-тюрьме...

Не всех сейчас воспитывает Арина Родионовна. Родителям, если они есть, некогда. Государство заставило их работать на двух-трех работах, чтобы свести концы с концами. В более или менее обеспеченных семьях бабушки, зачастую вперев оста­новившийся взор в телеящик, смотрят бесконечные сериалы и мыльные оперы, радуясь, что дитя прикипело к монитору ком­пьютера. … И это в лучшем случае. У многих нет ни бабушек, ни дома, ни компьютера. Если даже официальная статистика гово­рит о миллионах беспризорных, то какова же истинная картина этого бедствия. Вообще, то, что происходит с детьми сегодня в России, иначе как трагедией не назовешь. Народ, бросивший сво­их детей на произвол судьбы, поражён каким-то страшным не­дугом. В огромной России также огромное количество детских домов, в которых детям приходится выживать в полном смысле слова.

Разве не показателен такой факт? После страшного земле­трясения в Спитаке, сравнявшем город с землей, осталось мно­го детей-сирот. Ни одного ребенка армянский народ не отдал в детские дома. Разобрали по семьям, обогрели и приласкали по­трясённых детишек. А ласка, тепло и участие для ребёнка жиз­ненно необходимы, чтобы из него вырос человек, а не волчонок. Во всём мире чётко прослеживается тенденция к уменьшению детдомов. Во многих странах их нет вообще. А у нас они мно­жатся, ибо слишком мало желающих усыновлять гибнущих детей. Конечно, такая дикая ситуация в России объясняется не какой-то врождённой чёрствостью наших людей. Народ русский всегда был отзывчивым, милосердным, гостеприимным. Чтобы стала возможной подобная ситуация с детьми, власть должна была потрудиться много и целенаправленно. Людям не дают жить. Их заставляют выживать, ибо за честную работу платят гроши. У людей не хватает сил и средств на своих детей, что же говорить тогда о приёмных. А тут ещё и образование становится платным...

Частные школы, частные лицеи, частные институты... Капи­тализация отношений. Её величество — частная собственность. Private school. И вообще — Private! Вспомним, что это слово значило изначально? На латыни — это разделение, отделение. Отделённый от общего пирога кусочек является моим! Это моя private! За эту вожделенную частную собственность предадут, убьют, сгноят невинных в тюрьмах... Вот и заложена основа системы Тьмы: «Разделяй и властвуй!», «Бери (урви) от жиз­ни всё!». В современном мире с его волчьими законами многим родителям, выросшим с совершенно другими установками при советской власти, просто невозможно вписаться в стаю пираний, рвущую страну на куски. Они сами стали добычей этой стаи. Именно эти «неудачники», будучи людьми честными и совестли­выми, влачат жалкое существование, работают от зари до зари за копейки.

Качественное образование уже сегодня недоступно многим юношам и девушкам, так как оно повсеместно становится плат­ным. Сегодня на бюджетной основе (бесплатно) учатся менее 45% студентов. А завтра вообще сможет учиться только тот, у кого родители имеют толстый кошелёк... Мздоимство стало нормой для многих учебных заведений. Для поступления в вуз важна будет не сумма знаний абитуриента, а сумма, внесённая за него родителями. Конкурс будет между этими суммами. Об этом есть уже грустный анекдот: «Ректор вуза выходит на балкон и говорит толпе родителей абитуриентов: «Расходитесь по домам. На сегодня все билеты проданы». Ломоносовым в будущей Рос­сии ни пешком, ни на нартах уже некуда будет идти и ехать. А «новаторы» стараются взять всё «лучшее» у Запада, усиливают давление на общеобразовательную школу и лишают учителей возможности делать самое важное дело в жизни — отдавать де­тям своё сердце, свою любовь, открывать им удивительную сим­фонию Жизни.

Парадокс, но дома у родителей до детей руки не доходят, а в школе — у учителей. И только те из учителей, кто имеет сме­лость быть самим собой и действует наперекор инструкциям, спускаемым в школу из бюрократических кабинетов, дают детям ощутить радость бытия. Вот замечательный пример, который я услышал по радио. Даже в таком предмете, как физкультура, могут быть удивительные открытия. В одну из чертановских школ столицы преподавать физкультуру пришёл... хореограф. Он на­чал на своих уроках учить детей красоте движения. «Никакой инвентарь мне не нужен — руки, ноги, пол и музыка», — сказал он директору школы. Вместо изнурительных и бессмысленных упражнений дети научились прекрасно танцевать, познали азы хореографии, основы пластики, стали стройными и подтянуты­ми. На эти уроки они бежали с радостью. Даже в оно поняли, что это хорошо и что цель физического развития ребёнка достигнута. Только другими средствами. Существуют же спортивные бальные танцы, удивительно прекрасный вид спорта.

В новой школе я бы ввёл этот спорт вместо бессмысленно­го бегания и приседания (мы ещё и гранаты бросали). Мы ведь не мускулистых биороботов для армии должны воспитывать, а людей, тонко чувствующих красоту. Балетная летящая поход­ка девочек, прошедших через уроки этого учителя и шаркающая походка девчонок, замученных однообразными физическими упражнениями или добившихся освобождения от уроков физ­культуры. Стройные юноши с такой же лёгкой походкой и су­тулые прыщавые подростки с бутылкой пива в руках... Разве не ясно, что предпочтительнее. «В человеке всё должно быть пре­красно...»

Чтобы воспитать всесторонне развитого и тонко чувствую­щего человека у нас есть всё. Есть не только зафиксированный в книгах опыт мировой педагогики, накопленный за многие века в разных странах, но есть замечательный опыт отечественной педагогики. Для гармоничного развития человека истинный учитель мог бы использовать и опыт таких признанных корифеев как Ушинский, Лесгафт, Макаренко, Сухомлинский и дости­жения психологической науки. С огромной пользой для дела он мог бы также использовать передовые системы обучения акте­ров, бесценный опыт А. В. Бояршинова, утверждавшего, что мы просто не выживем, если не научимся вместе с информаци­ей передавать духовное и физическое здоровье. Мы же, будто выполняя чью-то злую волю, передаем и через каналы СМИ и во время занятий нечто противоположное.

Если бы по этой системе работал каждый школьный учи­тель, ситуация изменилась бы кардинально. В своём выступлении перед журналистами в Агентстве Печати и Новостей (АПН) в 1990 году А. В. Бояршинов с горечью говорил собравшейся пишущей братии: «... думайте, потому что это нужно нашему обществу. И не только нашей стране, но и всем странам. Здесь, оказывается, решение и таких проблем как ишемические за­болевания, диабет, рак и даже СПИД. Здесь решение. Потому что концентрация созидательной позиции убирает эти вещи очень быстро... Столько уже в науке написано о положитель­ных возможностях, столько научных трудов по педагогике: как нужно, что нужно, почему нужно сопереживать... А как это сде­лать? — Никто не знает. Вот здесь проблема.

А. А. Белошапко: Можно добавить про педагогику. В Ин­ституте психологии был проведен цикл занятий (А. В. Бояршиновым — С. 3.), был семинар творческий... И все «за». И академик, научное светило (В. В. Давыдов, президент Академии педагогических наук) сказал: «Мы должны понимать, что даже если с научной точки зрения может быть какая-то критика, то не нужно забывать, что кроме науки педагогической есть искусство быть педагогом. Эти вещи одинаково необходимы для существо­вания педагогики. И вот здесь есть путь, чтобы вернуть педаго­гам искусство быть педагогом. И если наука придёт к понима­нию того, как это делается, даже в следующем веке, то все равно это нужно брать уже сейчас».[23] Но и тогда в XX веке, и сегодня в XXI веке всё только разговорами и закончилось. Руки не дошли, ума не хватило или сердечного тепла, но так ничего и не было сделано по внедрению в процесс обучения спасительных идей.

А. В. Бояршинов, создавая свою Актёрскую Гимнастику Гармонического Совершенства, шёл от системы К. С. Стани­славского. Творческое освоение учителями и самой системы Станиславского, и богатейшего опыта А. В Бояршинова могло бы буквально преобразить школу. Алексей Васильевич, конечно же, предлагал широко внедрить в практику открытую им систе­му духовного оздоровления человечества, но наталкивался, как и все Светлые люди в России, на тупость и равнодушие. «Я ду­мал: приду к учёным, расскажу. Они обрадуются, скажут — мо­лодец, давай скорее мы это возьмём. — Как бы не так. И в науке думают только о себе».[24] Но не только учёные прозевали неве­роятно нужную и важную методику Бояршинова. И власть пре­держащие структуры и телевидение тоже не обратили должного внимания на спасительную систему.

Открытие Бояршинова, столь важное для педагогики, в жизнь не пошло. А ведь суть этого открытия заключается в том, что неважно, какую информацию и в какой ситуации передают люди друг другу. Это может быть выступление по телевидению или проведение урока в классе. Важно кто и как это делает. Ин­формацию можно передать так, что кроме негативных эмоций люди, которые её воспринимают, ничего не получат и саму эту информацию не воспримут или очень скоро её забудут. Другой человек, передавая эту же информацию, вызовет такой подъём, такую волну положительных эмоций, что информация не только прочно усвоится, но слушающие ещё и мощный заряд здоровья при этом получат.

Кто из учителей сегодня учитывает, что при передаче инфор­мации невероятно важно, чтобы тот, кто её доносит большому количеству людей, сам нёс (своей личностью, своим созидатель­ным состоянием) заряд бодрости, радости и духовного здоровья. От этого зависит и наше самочувствие, и физическое здоровье. Все мы при восприятии любой информации подсознательно счи­тываем и впитываем негатив или позитив, исходящий от чело­века, который нам эту информацию несёт. Так как сегодня всё пространство нашей жизни буквально напитано негативом, то и общее состояние нашего общества можно оценить двумя словами — больное общество. Но таким, — больным, деградиру­ющим и вымирающим, — его сознательно сделали апологеты системы Тьмы, ведущие Россию к распаду.

В средней и в высшей школе происходят изменения, кото­рые вызывают великое чувство тревоги за будущее нашей стра­ны. ЕГЭ вместе с тестами превращают школу в конвейер. Для школьников ввели верхнюю планку по возрасту. В школе можно учиться до 20 лет. Если не успел за отведенное время окончить школу, оставаясь на второй год в каждом классе, то иди после этого возраста в армию. В 11-ом классе, таким образом, могут сидеть за одной партой и 16-летние и 20-летние. Представляю себе проблемы, которые возникнут при этом у учителей...

Но и на студентов в вузах нашли управу наши новаторы. Три года в Государственной Думе варится новый законопроект о высшем образовании. Чиновники жонглируют словами: «ба­калавриат», «магистратура», «специалитет». Россия спешит вписаться в западные системы образования. Причём, после под­писания болонской Декларации у нас вообще хотели оставить только бакалавриат и магистратуру, отбросив «специалитет». Бакалавр (лат. baccalaureus) — первая ученая степень во мно­гих современных странах. Во Франции это звание присваивает­ся выпускникам школ, что даёт им право поступать в университет. Магистр — следующая учёная степень, которую можно получить после окончания соответствующего вуза и получения степени бакалавра. Для получения следующего звания нужно пройти дополнительный курс обучения в 1-2 года, сдать соот­ветствующие экзамены и защитить магистерскую диссертацию. На бакалавра предложили у нас учиться всего три года, хотя любому ясно, что заменить в такой короткий срок наше высшее образование с пятилетним сроком обучения бакалавриат не мо­жет. Резкое снижение качества образования скажется на нашей жизни самым негативным образом.

Что же стоит за словечком «специалитет»? За ним скрыва­ются те самые специалисты (инженеры, врачи, учителя и т. п.), которые и определяли раньше могущество нашей родины. Это их собирались упразднить новые хозяева России. Восстали ректоры многих вузов, и власть им пока уступила. Жаль, что наша власть подобно Конгрессу США не посвящает специальных заседаний для сравнения систем образования. Если бы эксперты в прави­тельственных структурах захотели проанализировать, почему наш Иван так лихо обошёл Джона полвека назад, то увидели бы одно неоспоримое преимущество советской системы высшего образования. У нас были и ещё отчасти остаются прекрасные на­учные и педагогические школы по подготовке инженеров-разра­ботчиков новой техники. Школы эти, наращивая из десятилетия в десятилетие свой потенциал, ориентировали своих питомцев на высокотехнологичные и наукоёмкие производства. Вот почему стал возможен тот беспримерный рывок в освоении космоса, ко­торый полвека назад поверг в изумление весь мир.

Сегодня реформаторы, похоже, не на шутку решили упразд­нить всё лучшее, что было уже нами достигнуто. Подгоняя нашу систему образования под западные стандарты, бюрократы-«новаторы» не понимают, что любая система образования в любой стране — национальна. И другой она быть не может. Лучшей для данной страны является та система образования, которая в со­гласии с менталитетом народа и его культурно-историческими корнями даёт наилучший результат. Народ, опираясь на нацио­нальную систему образования и национальные научные кадры, оптимально решает все проблемы, стоящие перед страной. За­падная система образования для России не годится, но рети­вым демократам это не докажешь. Культурный шок от реформ образования по западным лекалам на фоне предыдущих шоковых реформ в экономике и социальной сфере может стать последним гвоздём в крышку гроба, в котором мы похороним наш сувере­нитет.

Всё лучшее из нашего отечественного опыта «новаторы» не желают анализировать и внедрять в систему образования. Зато компьютеры они внедряют с беспримерным усердием... Подла­живание под чужие системы только осложнит и без того тяжё­лую ситуацию в образовательной сфере. Реально мы сегодня после школы имеем замученных молодых людей с подорванным здоровьем, истративших бездарно самые продуктивные годы и не раскрывших свой потенциал даже на единицы процентов. Осознанное применение всего лучшего, что накоплено веками в нашей национальной школе помогло бы растить здоровых, жизнерадостных одухотворенных людей. Чтобы поставить всё в школе с головы на ноги обязательно нужно вместе с инфор­мацией передавать детям и процессы здоровья, атмосферу Радо­сти, нужны огромные затраты сердечного тепла. Нужны также и большие средства для создания совершенно другого мира, другой среды в самой школе.

Не прячьте Красоту от детей

Но сегодня человечеству не до этого. Если куда-то и рас­ходуются огромные суммы, то, прежде всего, на вооружение и торговлю. Строятся сотни тысяч роскошных супермаркетов, в которые потребитель идёт как в храм. Там он испытывает бук­вально чувство экстаза. Многие просто теряют голову и впада­ют в изменённое состояние сознания. Человек перестает владеть собой. Под воздействием агрессивной рекламы, ярких цветов, музыки, находясь в толпе, которая действует, как усилитель его желаний приобретать и иметь, обыватель полностью теря­ет чувство контроля. Опомниться такой человек может только дома, нагруженный пакетами с покупками, которые ему вовсе не нужны. Его дом и так завален вещами подобно складу.

Да и роскошных храмов для ложных религий построено в мире огромное количество. Туда потребитель идет отмаливать грехи, после чего продолжает жизнь, протекающую абсолют­но вне божественных Единых Законов. Зачем же тогда ходил в церковь? Кому нужен этот обман и самообман? Конечно же, я не призываю упразднить религию, как это сделали большевики, создавшие тут же свой вариант религии — атеизм. Я просто не­доумеваю, как такое могло случиться на нашей планете, что её обитатели на войны, торговлю и ложные религии тратят такие деньги, сотой доли которых с лихвой хватило бы для того, что­бы во всех странах построить для своих детей (для будущего цивилизации) необходимое количество великолепных храмов Света, храмов Знаний. Ведь это же действительно богоугодное дело. Это наиважнейшее дело.

Вырастать ребенок, становиться Человеком должен, окружён­ный красотой, самыми лучшими произведениями искусства, ок­ружённый добрыми, мудрыми и терпеливыми наставниками. Ка­кими мы вырастим детей, такими и будут наши потомки, таким будет и будущее. Почему столько таланта и любви вкладывают зодчие в создание каждого храма, каждой церкви, куда человек приходит изредка, строя при этом типовые бетонные коробки для детей, которые в этих коробках будут изо дня в день проводить долгие годы. Подавляющее большинство детей из школы — бе­тонной коробки — возвращаются в свою квартиру — такую же бетонную коробку. Железобетонные стены экранируют нас от живительных излучений Природы. Дома в мегаполисах — это многоэтажные гаражи для биороботов, столь необходимых хозя­евам для господства на планете системы Тьмы. Железобетонные многоэтажные коробки совершенно не пригодны для жизни чело­века. Вкусы наших детей, основы миропонимания формируются в типовых зданиях школ, похожих то ли на тюрьму, то ли на боль­ницу, то ли на госучреждение. Почему деятели церкви сами не ставят эти вопросы перед обществом и правительством страны? Храмы нужны, прежде всего, для детей. Это для них нужно со­здавать шедевры, воспитывающие с малых лет чувство Красоты, помогающие вырастить воистину культурных граждан.

Правда жизни заключается в том, что дети вынуждены года­ми сидеть не просто в типовых загонах, но ещё и в ободранных и не отремонтированных помещениях, как это вы можете увидеть во многих местах в глубинке России. Приезжающие в Оптиче­ский театр учителя говорят, что они боятся за жизнь детей в сво­их школьных зданиях. В одной школе г. Коломны, откуда часто привозят детей к нам в театр, обрушилась штукатурка с потолка. Слава богу, детей в это время не было... Денег на ремонт школ в местной казне, как правило, нет или недостаточно. Зато прак­тически везде находятся сегодня деньги и для ремонта храмов, и для строительства рядом с храмами покоев для «слуг» господа. Пастыри украшают сначала свою вотчину, обустраивают свою жизнь.

Так было всегда и везде в последние две тысячи лет. Папы римские украшали Ватикан, приглашая самых лучших зодчих, скульпторов и художников. Этим они, видите ли, хотели под­черкнуть триумф веры. Рафаэль, например, украсил дивными фресками личные покои Папы, в которых кроме него и карди­налов никто никогда не бывал. Значит, высшие достижения че­ловеческого гения были на века спрятаны от людей, от детей. Сегодня, правда, вы можете увидеть их, но за солидную плату. В любое время в Ватикан стоит гигантская очередь из туристов, жаждущих, хотя бы раз в жизни, прикоснуться к сокровищам Духа. Плывёт в руки ненасытных церковников золотая река. Я не один раз был в Ватикане, ибо создаю в Оптическом театре цикл композиций «Титаны эпохи Возрождения» и просто обязан увидеть воочию шедевры лучших творцов Ренессанса и при возможности отснять их на слайды. Только там я понял, что с помощью репродукций у нас зачастую формируется абсолютно искажённое представление о величайших произведениях искус­ства и о самих Художниках.

Открытием для меня была дивная гармония фресок Микеланджело на плафоне Сикстинской капеллы. Это буквально волшебство гения. Мясистые огромные тела, какими кажутся персонажи этих фресок в альбомах по искусству, в действитель­ности — стройные, пропорциональные и прекрасные, когда созерцаешь их запёчатлёнными на высоте почти двадцати метров. Гений учел всё: и это расстояние, и параллакс, и освещённость. Это воистину монументальное искусство. Если бы этот плафон площадью тысяча квадратных метров расписал, например, Санд­ро Боттичелли в его изысканной манере, то весь эффект, вся со­зидательная мощь творения мира, которую гениально передала кисть Микеланджело, не были бы столь убедительно переданы. А так буквально испытываешь священный трепет, глядя на то, что может создать человеческий гений...

Стоя в станце делла Сеньятура перед фреской Рафаэля «Афинская школа», испытываешь такой же трепет. Гений Ху­дожника и здесь учел всё. Все персонажи этой фрески созданы в рост человека, а сама фреска расположена так, что, входя в ком­нату (комната по-итальянски — станца), ты будто входишь под своды величественного Храма Науки и попадаешь на собрание мудрецов всех времён и народов. Эффект присутствия потряса­ющий. Почему эти шедевры на многие века были скрыты от народа? Почему дети не видят таких шедевров во время взрос­ления каждый день!

Настоящими храмами должны быть школы для посланников из будущего, для наших детей. Это абсолютно реальная задача, которая нам по силам и которая буквально преобразила бы всю планету, всё человечество. Дети, воспитанные в Храмах Света, вырастая и становясь взрослыми, никогда не смогли бы поднять руку и на храмы религиозные. Это просто невозможно для че­ловека воспитанного на идеалах Красоты и Гармонии... А мы вместо храмов продолжаем строить для детей типовые заго­ны-тюрьмы, в которых наши дети отсиживают долгие годы за не совершённые ими преступления. Казалось бы, нонсенс. Но нет — закономерность. Именно школы-тюрьмы нужны апологе­там системы Тьмы, чтобы ребёнок, не дай Бог, не взлетел снова в небо свободы, не прозрел и не понял, в каком мире он живёт. Иначе свободные и прозревшие люди сметут систему Тьмы мгновенно. И сделают они это просто...

Поняв, что происходит на самом деле, они перестанут слу­шать зомбирующий информационный поток СМИ, изменят свой взгляд на мир (сместят свою точку сборки) и приведут всё в со­ответствие с Едиными Вселенскими божественными Законами. Это то же самое, что включение света в тёмной комнате. Бес­просветный мрак, который окружал человека со всех сторон, мгновенно при этом исчезает. Исчезнет и мрак системы Тьмы. Это будет непременно, если люди поймут иллюзорную сущность тьмы. Тьма исчезает, когда появляется свет... А при ярком свете все увидят, что «король голый», что политические и религиозные обманщики — обыкновенные жалкие фарисеи. Именно поэтому школа системы Тьмы такова, какой мы её видим сегодня и какую мы сами прошли. Воистину, она — цитадель и реклам­ное агентство системы Тьмы, как это подметил ещё сорок лет назад И. Иллич. Светлые души отдельных учителей, не сдавшие­ся этой системе окончательно, успевают спасти незначительное число людей... Но это — спасение частичное. Да и спасённых пока слишком мало, чтобы они смогли «включить Свет» во тьме земной жизни...

Как прекрасна устремлённость к Знанию, жажда постижения Нового, чувство первооткрывателя. Одно дело — твоя собствен­ная устремлённость к постижению мира, к наиболее полному познанию самых разных граней многопланового бытия, и совсем другое — подневольное отбывание часов в школе в томлении от скуки, с потерей бесценных часов жизни, которых отведено в системе Тьмы человеку не так уж много. А теряются эти часы, дни и годы потому, что бесконечный словесный поток укачи­вает, убаюкивает, действует усыпляющее и... погружает детей сначала в состояние эмоциональной тупости, а потом уже и в состояние тупости умственной. Эффективность такого обуче­ния — ничтожна.

Истинное обучение должно непрерывно формировать у че­ловека самые различные навыки. Одной говорильни (теории) мало. Она со временем рассеется как дым. Ребёнок сам в раннем детстве освоил родную речь и пользуется ею. Это навык. Точно такой же навык должен у него образоваться и при обучении ино­странным языкам. Не просто учить годами и... забыть, но учить и пользоваться. Можно годами читать лекции о том, как ездить на велосипеде или как играть на музыкальном инструменте. Но пока человек не приобретёт навык, пользы от этих теорий мало. Кроме навыков невероятно важным для становления личности является уровень творческого мышления. А он уже полностью зависит от степени свободы человека при его обучении.

Чиновникам, выпускающим всё новые и новые инструкции и рассылающим их обалдевшим от перегрузки учителям, хочется напомнить, что жизнь нам диктует правило всего в три строч­ки, соблюдение которого и даёт замечательные результаты при обучении детей: «Нельзя никого ничему научить (тем более, насильственно). Можно только научиться. Особенно успеш­ным процесс обучения будет при огромном желании учащихся постигать Новое и, если этот процесс будет сопровождаться положительными эмоциями». Если мы это простое правило не соблюдаем, то любые потуги и ухищрения будут напрасны.

Школа не даёт возможности раскрыть истинный потенциал Человека потому, что в ней к маленькому человеку относятся как к несмышлёному ребёнку, которым нужно непрерывно по­мыкать, которого нужно приструнивать, наказывать и этим «воспитывать», а на самом деле — вышколивать, выколачивать из него всё истинно человеческое. В итоге получаем забитое закомплексованное существо, которое ни решить проблему са­мостоятельно не может, ни поставить новую задачу, ни создать новое направление. Его на это школа не ориентировала. Школа с её обязаловкой и муштрой, с её планами, журналами и оценками учила его подлаживаться под эту систему, гоняться за хороши­ми и отличными оценками, а не свободно и радостно накапливать знания в той области, которая ему по душе...

В Японии считается, что отличники — люди нетворческие! Крупные фирмы стараются иметь дело с людьми творческими, а к отличникам при приёме на работу относятся с опаской, стараются не обременять ими фирму. Поэтому гоняться за пятёрками для школьников Японии — занятие глупое и бессмысленное. Но у нас сегодня Рынок вполз и в школу. В Ульяновске ввели оплату ученикам за отличные оценки. Выделили в городском бюджете некую сумму на это «великое» начинание и запустили програм­му в жизнь. По телевидению радостно трубили, что довольны все: и школьники, которые складывают денежку в кубышку, и учителя, которые говорят, что с момента введения денежного поощрения количество отличников в школах увеличилось. На­зывают нововведение настоящим прорывом (куда?). Директор ульяновской средней школы №21 Людмила Васина с гордостью сказала телерепортёрам, что и в её школе деньги стимулируют школьников. Из 1005 учеников — 71 отличник... Чему она так радуется, ведь даже с выдачей денег за пятёрки отличников — жалкие единицы процентов? И снова — подмена, и снова — об­ман. Все силы спровоцированных таким способом ребят опять уйдут на подлаживание под систему, на погоню за отличными оценками, за которые платят деньги, вместо того, чтобы, со­вершенно не думая об оценках, деньгах и наказании, радостно и сосредоточенно добывать те знания, которые действительно понадобятся в будущем...

Загрузив детей под завязку, преподаватели радуются: «Дети работают!» Поневоле вспомнишь замечание Нильса Бора: «А когда же они думают?» Безрадостный, подневольный, тяжелый труд в раннем детстве помогает апологетам системы Тьмы вы­ращивать биороботов. Под натиском свёрстанных чиновниками программ некогда думать ни учителям, ни ученикам... В школе убивают радость. И самое страшное, что школа ломает и уни­жает личность, приспосабливает её к нуждам системы Тьмы. Именно в школе дети испытывают насилие психологическое и физическое... Раньше розги были одним из элементов воспита­ния. Вбивали «знания» не только в голову, но и в другие места. Теперь розги упразднены. Но им на смену пришло нечто поху­же. Система Тьмы способствует появлению в классах своеоб­разных надзирателей (капо). Отрицательный лидер в классе, он же, зачастую, будущий «дед» в армии, начинает измываться над физически более слабыми учениками, над утончёнными душа­ми часто при попустительстве всего класса. «Во многих классах школ дети находят среди своих одноклассников изгоя, которого всячески унижают, мучают, избивают, грабят, насилуют, и ребё­нок этот, живущий в аду, ничего не может поделать. Учителя тоже знают об этом, но не находят времени на воспитание».[25] Об этом же правдиво и пронзительно было рассказано в фильме «Чучело», вышедшем на экраны страны ещё в советское время. Талантливым детям в такую школу ходить нельзя. Необычного ребёнка либо заклюют, либо он вынужден будет подстроиться под это подавляющее большинство, стать как все и забыть о сво­их способностях...

Но не только сами дети измываются над изгоями. Не редки случаи почти лагерной муштры и со стороны учителей, кото­рых к детям нельзя было подпускать на пушечный выстрел... А дедовщина в армии — продолжение этого процесса подавления личности, который культивирует и поддерживает система Тьмы для своего существования. В армии офицеры не только знают о чудовищном насилии над душами и издевательствах над тела­ми детей, только что вышедших из школы, но даже потакают «дедам». Им так проще поддерживать тюремную дисциплину. Да и некогда им воспитанием заниматься, когда они, получающие гроши, тоже вынуждены подрабатывать охранниками грабите­лей, чтобы было чем семью кормить...

В армии из юноши выбивают остатки человеческого досто­инства, поселяя в его душе животный страх и депрессию. Пройдя через все стадии измывательства и насилия, мальчишка, а по­том молодой парень, уже не способен стать мужчиной в полном смысле этого слова, стать воином Света, истинным защитником женщины, защитником Родины. Он — амёба в депрессии. Он часто запивает, становится импотентом. Он рано умирает. 55-58 лет — средняя продолжительность жизни мужчины в России. В той же Японии средняя продолжительность жизни — 86 лет. Разница в тридцать лет говорит о том, что наше общество действительно поражено страшными социальными недугами. В нём молодой человек, сломанный системой насилия (школой и арми­ей), будет вести жизнь, далёкую от устремлений, свойственных юности. Либо он ожесточится, и бездушный, жаждущий урвать от этой жизни как можно больше, сам будет топтать всё свя­тое, стараясь отомстить за своё унижение, либо станет «бабой». Лавинообразное увеличение числа трансвеститов и «голубых», возможно, и этим тоже объясняется...

XXI век — век информации

Есть проблемы, которые нельзя разрешить, штопая и пере­краивая существующую парадигму. Педагогика, призванная воспитывать новые поколения, сама переживает сегодня глу­бочайший системный кризис. Чтобы добиться настоящих пере­мен и не воспроизводить больше природоотрицателей и убийц Жизни, нужно осознать, почему мы оказались на краю пропа­сти небытия. Впервые в истории нашей цивилизации от ныне живущих поколений зависит, будет ли Земля обитаемой впредь. Именно поэтому, отбросив все страхи и эгоистические интересы, мы обязаны глубоко и честно проанализировать со­временную ситуацию, понять и сформулировать суть проблемы. Тогда и решение найдём. Без осмысления стратегических планов вывода человечества из мрака системы Тьмы никакие тактиче­ские уловки и методические приёмы, внедряемые в школы этой системы, ситуацию не спасут.

Обучение, как таковое, должно претерпеть сейчас кардиналь­ные изменения. Раньше учитель был главным накопителем, хра­нителем и распространителем знаний. Так было из века в век, пока мы не дожили до совершенно иного времени. То, что мы живём сегодня в другую эпоху, в век информации, никто оспаривать не будет. Я уже писал, что и раньше каждое последую­щее поколение отличалось от предыдущего, но сегодня этот отрыв более очевиден. Вполне закономерно будет считать, что все ныне рождающиеся малыши — это дети нового времени. Стремительное развитие информационных технологий резко изменило ситуацию с распространением знаний. Сеть Интернет позволяет получить практически мгновенно сведения по любому интересующему вас вопросу. То, на что раньше ушли бы дни и недели, занимает сегодня считанные секунды. Не нужно бродить по библиотекам, перелистывать десятки книг, делать выписки в тетради. Получил мгновенно, распечатал и — пользуйся. И школьники, и студенты последние годы этим и пользуются.

Конечно, получение любой информации из Интернета и удоб­но, и экономит время, — кто будет спорить, но «всё же, всё же, всё же...» Не покидает меня ощущение какой-то щемящей грусти. Вспоминаю годы, проведенные в ленинской библиотеке, лампы с зелёными абажурами, тишину в читальном зале, сосредоточен­ные лица сотен людей, ищущих каждый свою истину... Пока я искал нужные мне сведения, перелистывая страницы старых фо­лиантов, всегда погружался в особую неповторимую атмосферу соприкосновения (душевного и прямого тактильного) с мудро­стью веков, с целыми мирами первооткрывателей, написавших десятилетия и века назад эти книги. Шелест страниц, проплыва­ющие перед восхищённым взором гравюры и фотографии, сам шрифт — всё имело значение, всё оставляло свой след в душе. Значит, не только считывание информации важно. Важно было именно само общение с Книгой.

И тем не менее, мы плывём сегодня в океане информации, мы получаем сразу всё, что пожелаем, и с этим нельзя не считаться. Наши дети — дети нового времени — тем уже отличаются от нас, что они преимущественно получают информацию именно из Интернета, и эта тенденция только набирает силу. Боюсь, что скоро «новаторы» поднимут вопрос об отказе от Книги. Это бу­дет трагедия огромного масштаба. Но разве мы не влетели на крыльях уже не подвластного нам технического прогресса в си­туации ещё более страшные? Радоваться ли тому, что любая ин­формация стала столь доступной? По закону диалектики, любое явление имеет и положительную и отрицательную стороны. Пе­реизбыток информации ведет к её качественной трансформации. Информация сегодня часто оказывается... дезинформацией.

Информация может быть и великим благом, и смертельным оружием. Словом можно окрылить человека, но словом же — его можно убить. Ситуация в этом веке резко изменилась. Часто ученики обладают более обширными (но не более глубокими) знаниями, нежели их учитель. Особенно учитель старой закалки, который давно прекратил заниматься собственным развитием. Но он не может не учитывать, что Интернет кардинально изменил ситуацию с распространением знаний. Дети в этот информационный океан бросаются бесстрашно, а старый учитель даже думать о нём боится. Да и денег у него нет для приобретения компьютера, и желания, а зачастую и способностей, чтобы его освоить. Но и для них, и для тех учителей, которые прекрасно овладели компьютером, должно быть ясно, что задачи учителя коренным образом меняются. Нельзя и дальше порционно пода­вать на уроках информацию, растягивая на годы процесс освое­ния определённого предмета, который сегодня можно сократить до нескольких недель...

И вообще, дело не только и не столько в освоении определен­ного объёма знаний. Страшно то, что человечность сегодня ухо­дит из планетарного сообщества. А человечность и доброта — превыше умозрительных химер рассудочного разума. Поэтому учить детей нужно своей жизнью, излучением своей личности, показывать им воочию, каким должен быть Человек. Учить, как находить знания, на что, прежде всего, обращать внимание, как это переплавить в собственном тигле в жизненный опыт. А есть ли такой тигель у юнца? Значит, и тигель ему должен помочь со­здать учитель, иначе ещё одно поколение будет унесено в никуда ветрами «рыночных реформ».

За годы этих реформ после слома советской системы в на­шей стране выросло уже целое поколение молодых людей без определённых духовных ориентиров. Именно во время таких потрясений вырастают потерянные поколения... Агрессивность скинхедов, безумие футбольных «фанатов», молодёжные дви­жения нацболов, воюющих с «нашими», и «наших», готовящих­ся воевать, с кем прикажут. Происходит резкая поляризация и деформация духовно-нравственных ценностей у молодых людей. Захлёстывает волна правового нигилизма и «пофигизма». Сотни тысяч школьников-подростков стали наркоманами. И это данные официальной статистики. А реально миллионы ребят про­буют разное зелье. У детей разрушается трудовая мотивация. Вся окружающая жизнь (особенно телевидение и компьютерные игры) способствуют этому. Разве учителя не знают об этом? Так почему же мы хотим немедленно приковать всех детей как каторжников на галерах к компьютерам? Неужели этим деянием мы исправим все накопившиеся проблемы? Уверен, что только усугубим...

Система образования сегодня практически не способна про­тивостоять натиску электронных СМИ и проискам виртуальных «магов». Разве не показателен такой факт: сам министр обра­зования говорит, что сегодня в школах обучают скучно и неин­тересно. Зато виртуальное царство сверкает всеми красками и втягивает в свои лабиринты неискушённые и незащищённые души детей. Подбор программ по ТВ в России продиктован за­падными идеологами, которые и платят основную зарплату ру­ководителям каналов. Об этом я узнал на круглом столе в Госу­дарственной Думе, организованном Комитетом по культуре. А кто платит, тот и музыку заказывает. Вот почему и взрослых и детей перекармливают телеотбросами. На экране насилие, секс и бесконечная, однообразная отупляющая реклама, будто ниче­го другого в мире нет. А стоящие внимания программы, если и показывают, то, чаще всего, глубокой ночью. Я сам смотрю по ночам интересные, познавательные программы и очень жалею, что их не видят дети. Это политика изуверов.

Образование и культура финансируются у нас по остаточно­му принципу, на те крохи, которые останутся от более важных для государства сфер (оплата армии чиновников, строительство для них элитного жилья, расходов на армию, внутренние войска, и т. п.). Вот почему штукатурка падает на головы школьников... Многие школьные заведения ветшают в городах глубинки Рос­сии. Сёлам повезло ещё меньше. Летом 2006 года я был участни­ком Первых Всероссийских Китежских Чтений, проводившихся в селе Владимирское на берегу священного озера Светлояр. Из докладов руководителей местного и районного масштаба я уз­нал, к чему на практике приводит так называемая реструктури­зация школ.

Из-за уменьшения числа детей во многих сёлах школы закры­вают. Ясно, что такое село обречено. Школа — единственный культурный центр в небольшом селе. Дети из таких сёл вынуж­дены ходить в школу соседнего села, преодолевая в любую по­году несколько километров. Возить их не везде возможно, осо­бенно при таких огромных ценах на бензин. Каково это зимой, особенно первоклашкам, — знаю по себе. В моём детстве было то же самое, но по другим причинам. Многие сёла немцы, отсту­пая, сожгли дотла, поэтому мы в конце 40-х в начале 50-х тоже были вынуждены ходить пешком в школу соседнего села. Поразительно, что приходится сравнивать ситуацию, которая сложи­лась сегодня в наших сёлах, с оккупацией нашей страны... После закрытия школы село станет неперспективным. Оно, несомнен­но, вымрет. Эта участь в России постигла сегодня уже тысячи сёл. Глядя в масштабах страны на эти нововведения властей на фоне практически полного развала сельского хозяйства, печаль­ный прогноз на ближайшее будущее построить нетрудно...

Если мы неправедные законы, придуманные людьми, не заме­ним истинными Едиными Законами божественного плана, то бу­дущего у нас не будет. Никакого — ни хорошего, ни плохого. Ни у бедных, ни у богатых. Поэтому построить на планете систему Света, внедрить в нашу жизнь Единые вселенские Законы — это наш путь в будущее, в этом — наше спасение. Казалось бы, так ясно, что Закон Божий — один, а конституций, законов и подза­конных актов ловкачи напридумывали десятки тысяч. Это вос­стание на Бога и гордыня и привели землян к пропасти небытия. Отступим ли мы от пропасти или рухнем в неё — это вопрос, ко­торый предстоит решать нам. На последующие поколения эту задачу мы переложить не можем потому, что если её не решить сейчас, то их просто не будет. Они не появятся, а ныне живущие наши дети и внуки не выживут в полностью разбалансированной биосфере. По всему миру мы видим аномальные проявления погоды. Специальная комиссия при ООН в 2007 году, наконец-то, выдала документ (том в полторы тысячи страниц) о том, что все аномалии на планете связаны с деструктивной деятель­ностью человека. Добавим: человека, живущего по законам системы Тьмы...

Победить тьму мы можем только в величайшем напряжении всех наших физических, интеллектуальных и духовных сил. Победа возможна, если мы поймём, что отступать некуда, и вырастим из наших детей воинов Света. Только они смогут со­здать справедливый мир. Но как воспитать школьников такими воинами, если система образования сегодня нацелена на удовлет­ворение нужд и запросов системы Тьмы? Даже хорошие люди, находящиеся внутри системы и закрученные водоворотом мелких повседневных дел, могут не понимать, насколько серьёзна ситуация и как мы недопустимо уродуем детей.

Невероятно важно организовать весь процесс обучения в школе так, чтобы для ребёнка этот процесс стал самой большой радостью в его жизни, ибо жажда познания присуща малышу с рождения. Прекрасно иллюстрирует эту истину такой факт. В липецкой области в одной из заброшенных деревень осел цыганский табор. На сходе табора цыгане решили, что их дети (раз уж живём в XXI веке) должны получить хотя бы начальное об­разование. Радость и энтузиазм, с которым цыганята встретили это предложение, не поддаются описанию. Они стали учиться с таким желанием, которого учителя давно не видели. В таборе детишки взялись за своих тёмных родителей, стали увлечённо обучать их грамоте. Табор уходит в... школу. Все эти дети хо­тят учиться и дальше. Начального образования им мало. Разве это не доказательство непреложного факта, что все дети изна­чально устремлены к знаниям. А для не избалованных такой роскошью, как обучение, цыганят и нынешняя школа показа­лась чудом.

Дошкольники с нетерпением ожидают того счастливого мига, когда их за руку поведут в школу. Почти все взрослые отводили своих детишек в школу и могут вспомнить, каким праздником для ребёнка был тот самый долгожданный день в его ещё недол­гой жизни. Но ребёнок не только первый раз в первый класс должен бежать в школу с радостью и ожиданием чуда. Нужно, что­бы радостью были переполнены сердца детей все годы обучения. Тогда, я уверен, дети раскрывались бы так ярко и удивительно, что поразили бы и учителей и родителей... Мы губим потряса­ющие таланты. Бездарной отупляющей системой насильственного образования мы убиваем светлое будущее и укрепляем сис­тему Тьмы.

А будущее уже настоятельно стучится в наши сердца и при этом самым необычным образом. До сих пор мы рассматрива­ли все проблемы системы образования, учитывая то, что проис­ходит с нами, обычными людьми. В эзотерических учениях мы можем встретить деление людей на расы. Речь в учениях идет не об этнических различиях, а о духовных и нравственных. Соглас­но этим учениям, живущие сегодня на планете люди относятся к Пятой Расе. К концу XX века ситуация начала меняться карди­нально. На Землю пришли они — посланники будущего светло­го мира.

Десант из будущего

Дети Индиго. Дети Нового сознания. Дети Света. Дети сле­дующей за нами Шестой Расы. Их называют по-разному. Как много сейчас вокруг них шумихи и спекуляций. Одни устраива­ют невероятный ажиотаж и пытаются из этого явления сделать величайшую сенсацию, не понимая, с чем и с кем они имеют дело. Другие полностью отрицают появление каких-то особых детей, считая публикации о них чуть ли не выдумкой воспалён­ного разума... Попробуем проанализировать сначала, что пишут об этих детях в книгах и многочисленных публикациях, говорят в посвященных этой проблеме фильмах в Америке и вообще на Западе. После ознакомления с их точкой зрения и их подходом к проблеме, проанализируем наш отечественный подход, а затем попытаемся сделать некоторые выводы...

Американская ясновидящая Нэнси Энн Тепп ещё в начале 70-х годов прошлого века увидела (как она утверждает в своей книге под названием «Как цвет помогает лучше понять твою жизнь», вышедшей в 1982 году), что у многих ныне рождающихся дети­шек аура имеет цвет индиго (тёмно-синий с фиолетовым оттенком. — С. 3.). Рядовому читателю, так же как и современному учёному, трудно судить насколько соответствует истине то, что утверждает эта ясновидящая, ибо видеть ауру человека мы пока не можем. Даже аппаратуры такой, которая могла бы со стопро­центной достоверностью показать нам ауру, ещё не изобрели.

Джэн Тоубер, опираясь на это заявление Нэнси, написала в соавторстве с Ли Кэрролл в то же самое время нашумевшую книгу «Дети Индиго». Она с пристрастием выпытывала у ясно­видящей все тонкости открывшейся ей истины. Многое из того, что утверждают авторы, может показаться странным и противоречивым. То они утверждают, что у детей Индиго нет вообще никакой программы и они узнают о цели своей жизни только в возрасте 26-27 лет (не поздновато ли? — С. 3.). То заявляют, что это — «компьютеризированные дети, а это значит, что в своих поступках они руководствуются больше головой, чем сердцем..., в возрасте трёх-четырёх лет эти дети понимают компьютер так, как не могут иные взрослые в 65».[26] С их, мол, помощью вскоре будут совершены такие потрясающие откры­тия в компьютерных технологиях, о которых мы даже мечтать не смели. Они же откроют нам двери в мир автоматов, в котором людям руками вообще ничего не нужно будет делать (не отпадут ли руки от безделья? — С. 3.)...

Живётся в наше время детям Индиго трудно, — уверяет Нэн­си, — «существующая система воспитания настолько заблоки­ровала их, что иногда эти дети могут убить... Все дети, убивав­шие своих школьных товарищей или родителей, которых я так или иначе наблюдала, — были из числа Индиго».[27] Следующее утверждение Нэнси повергает в ужас. Она как будто оправдывает эти убийства или относится к юным преступникам с пониманием и сочувствием: «Для них это — форма выживания. Когда мы с вами были детьми, нам в голову тоже приходили разные ужасные мысли. Но тогда мы хотели от этого убежать. Нам было страш­но. А они ничего не боятся».[28] Какие-то монстры получаются, идущие к своей цели по трупам. О каком тогда осветлении мира, которое мы вправе ожидать от детей Света, может идти речь? Не выросшее ли «дитя Индиго» южнокорейского разлива написало кровью новую Американскую трагедию в XXI веке, убив в уни­верситете штата Вирджиния 32 человека и ранив 29?

Нэнси делит Детей Индиго на четыре типа:

Первый тип — ГУМАНИСТЫ. Они гиперактивны, часто «без тормозов», коммуникабельны и рассеянны.

Второй тип— КОНЦЕПТУАЛИСТЫ. Жаждут управлять, и чаще всего объектом управления становятся их собственные родители. Второй тип детей имеет склонность к пагубным при­вычкам, особенно к наркотикам в подростковом возрасте.

Третий тип — ХУДОЖНИКИ. Это чуткие художественные натуры, проявляющие таланты в разных областях искусства.

Четвертый тип — ЖИВУЩИЕ ВО ВСЕХ ИЗМЕРЕНИЯХ. Очень рано проявляют самостоятельность. Обладают разнооб­разными талантами. Могут быть задиристыми при отстаивании своей точки зрения.

Все эти четыре типа детей Индиго в своём поведении имеют определенные различия, но имеют также и общие черты. Все они не любят, когда к ним применяют авторитарные методы. Нужно их внимательно выслушать и, если вы не собираетесь выполнять их просьбу, нужно ясно им доказать, почему их просьба невы­полнима. «На что Индиго откликаются, так это на уважение — уважение к ним как к разумным личностям, уважение к их проб­лемам, которые для них не менее сложны, чем наши взрослые трудности для нас. Эти дети откликаются на уважение к их праву выбора и способностям».[29] В этом случае они легко идут на кон­такт, и сами могут рассказать терпеливому и умному взрослому о себе и своих планах. Зато эти дети закроются и уйдут в себя, если увидят агрессию и недоверие к ним со стороны взрослых. Дети Индиго не желают ходить в школу, не видя никакого смыс­ла в многочасовом сидении за партой с мизерным КПД. Авторитарную школьную систему они не приемлют совершенно. Их можно сломать, но переубедить нельзя. Эти дети подсказывают нам, утверждает Нэнси, что в новом тысячелетии нужна ради­кальная реформа всей системы обучения. С этим трудно не со­гласиться.

Да и понятие нормы давно пора пересмотреть. Уровень раз­вития многих детей сегодня явно выше того, каким обладали его родители десятилетия назад. Но не желающие понимать этого взрослые начинают борьбу с «трудными детьми». Школы абсо­лютно не готовы к обучению детей Индиго. Они не готовы даже к обучению детей нового информационного века и стараются по инерции начинять школьников маленькими порциями зна­ний, как это уже происходит много поколений подряд с обыч­ными детьми. Дети Индиго восстают против дутых авторите­тов, предпочитают самостоятельно добывать знания, отвергая зубрёжку и систему оценок. Они вообще не могут сидеть часа­ми неподвижно в школе, считая это изощрённым садизмом.

Дети Индиго по природе своей философы, размышляющие о задачах человечества и о путях спасения Земли. Система образо­вания буквально душит в этих детях их многочисленные талан­ты. Их считают «непригодными к учебе» в нормальных школах. Эти нормальные школы и впрямь не подходят для детей Инди­го. Но никаких других школ пока нет. Даже экспериментальные школы с самыми продвинутыми учителями не могут в полной мере соответствовать требованиям детей Индиго. В школах та­кого ребёнка часто третируют, хотя вся его «вина» заключается в том, что он настолько одарён и продвинут, что его не понима­ют ни одноклассники, ни учителя. «Они не могут ни оценить, ни даже осознать уровень его интеллекта и сознания».[30] Но доста­точно хотя бы одному человеку понять ребёнка Индиго и пове­рить в него, как затравленный всем классом маленький человек способен сотворить большие чудеса. Он начинает так стреми­тельно прогрессировать, что все вокруг только диву даются. К сожалению, не всегда находится такой мудрый взрослый, кото­рый поймёт, кто перед ним.

Ребёнок есть ребёнок. И дети Индиго — тоже дети, пусть и более чуткие и продвинутые, нежели дети обычные. Не находя понимания, они могут замкнуться, могут вести себя неадекват­но. А как ещё обратить внимание взрослых на свои требова­ния? Их творческие способности блокируются, если они не на­ходят сочувствия и понимания. Они могут бросить школу, так как не видят никакого смысла ходить туда за крохами знаний и терпеть унижения, когда они сами могут добыть эти знания несравненно быстрее и без потери здоровья. Реакция родителей на такие поступки чаще всего выражается в том, что они ве­дут своих странных детей к психологу или психиатру. Умный психолог поймёт, что в помощи нуждаются сами родители, а не их духовно развитые дети, но и психологов таких пока едини­цы. Врачи-догматики, использующие явно устаревшие нормы, ставят таким детям ошибочный диагноз и сажают их на такие успокоительные сильнодействующие лекарства, которые дей­ствительно способны отбросить ребёнка в интеллектуальном развитии далеко назад.

Любовь, уважение и реальная свобода их собственного выбо­ра — этого так жаждут детские сердца, а в ответ часто получают равнодушие, раздражение и злобу. Эти дети по их собственному признанию обладают «мудрой древней душой» и удивительной целостностью, но взрослые, выросшие под прессом системы насилия, ничего об этом слушать не хотят и стараются вогнать этих детей в прокрустово ложе собственного миропонимания. Дети Индиго кажутся и родителям, и учителям «исчадием ада» из-за их гиперактивности и огромной любознательности. Но как только к ним проявляют уважение и внимание, они буквально преображаются. Детей Индиго «сложнее подавлять авторите­том, ибо они знают слишком много, легко отличают правду от неправды, обычно очень дорожат своей свободой и обладают огромным запасом энергии (выделено мной. — С. З.)».[31]

Некоторые дети Индиго видят Тонкий мир и его обитателей, но взрослые не верят их рассказам. Не верят, как правило, взрос­лые и их рассказам о прошлых жизнях, ибо отрицают вообще саму идею реинкарнации. Индиго удивляются механистичности поведения взрослых и тому, какое значение они придают сте­реотипам. Сами же они любят спонтанность и импровизацию. Они — личности, живущие полной жизнью здесь и сейчас. По­этому их лучше не выдёргивать из естественного потока вопро­сами, которые не ведающие, что творят, взрослые задают детям: «Кем ты будешь, когда вырастешь?» и т. п. Для них жизнь дра­гоценный дар Небес, поэтому они не понимают, как её можно тратить так бездарно. Именно поэтому они спешат успеть мно­гое. Это больше всего и раздражает многих взрослых, безвольно плывущих в потоке бытовых забот подобно ленивым тюленям. По этой же причине таким детям трудно найти друзей среди сверстников, если те не являются детьми Индиго.

Отвергнутые родителями и школой, являясь пациентами пси­хиатров, дети Индиго могут иногда сломаться, что приводит к развитию в них комплекса неполноценности. Если родители и учителя не поймут, с кем они имеют дело, то ранимое дитя мо­жет даже погибнуть в их руках. Быть «белыми воронами» очень трудно, тем более, когда ты — ещё практически беззащитный ребёнок... Лучший способ узнать что-то достоверное о детях Индиго — это заинтересованное и уважительное общение с ними самими. Искреннее участие в их жизни окупится сторицей. Подросших детей Индиго не стоит всеми силами заставлять про­должать вашу династию. Ребёнок сам чувствует своё призвание, и переубедить его или заставить выполнять желания родителей практически невозможно. Лучше действительно дать ему возможность проявить его право на свободу выбора.

Жёсткое регламентирование они не переносят. Они ценят ис­кренность со стороны взрослых и остро чувствуют формальное и бездушное отношение, восставая против него с невероятной си­лой. Любовь к себе они тоже чувствуют обостренно и с радостью платят взрослым тем же. Они очень ценят честность и открытость. Во взрослом они хотели бы видеть не сурового надзира­теля, какими часто выступают школьные учителя, а уважаемого ими духовного наставника. Общаясь с такими детьми, взрослые должны помнить не только о физике, но и о метафизике. Дети Индиго вступают со взрослыми в настоящий обмен энергиями, но старые методики воспитания этого не учитывают.

С ними лучше общаться как с людьми взрослыми, не взва­ливая, конечно, на них преждевременно обязанности взрослых. Слова ваши не должны расходиться с делом, иначе получите ре­зультат обратный ожидаемому. Для ребёнка искреннее прояв­ление любви неизмеримо важнее всяких слов на эту тему. Их «антенна» чутко уловит малейшее движение души. Притворства дети Индиго не выносят, хитрить с ними бесполезно. Уважайте их так, будто они не дети ваши, а родители. От такого отноше­ния вы сами получите огромное удовольствие. Мудрая древняя душа такого ребенка почувствует ваше отношение и откликнет­ся на него мощно и радостно, что непременно даст замечатель­ный результат.

Как много стереотипов придется нам ломать... Как важно приобщить ребёнка к миру высшему. Но что мы знаем о нём сами, автоматически повторяя молитвы и почти механически исполняя ритуалы. Дети Индиго, пришедшие сами из мира выс­шего, с трудом могут принять современную земную церковь. Их духовное восприятие очень отличается от общепринятых цер­ковных догм. Они дети Церкви Небесной. Светлым людям, ко­торые есть и внутри церкви, придётся тоже немало потрудиться, чтобы их самих не согнула в бараний рог злая воля тех, кто уже подвёл человечество к пропасти небытия. Для светлых священнослужителей опорой будут сами дети Индиго.

Навешиваемые на них ярлыки приводят иногда этих детей к унынию, депрессии и даже к усилению их негативного поведения в знак протеста. Такое отношение к ним обывателей вырывает этих необыкновенных детей из сферы их истинных интересов, где царствуют их способности и таланты. Чуткость и добросердечие уходят из нашей жизни. Может быть, дети Индиго помогут нам вернуть эти сокровища души. Присмотритесь к общению та­ких детей друг с другом. Вы очень многое сможете почерпнуть и понять, просто наблюдая длительное время, как они говорят и играют друг с другом. Открытость и честность в нашем про­фанированном мире делают человека уязвимым. Но для детей Индиго эти качества абсолютно необходимы. Поразительно, но в этом — источник их величайшей силы, а не слабости. Мы вы­нуждены будем не только считаться с этим, но и поменять свою точку зрения.

Эти дети заставят взрослых стремиться к совершенству. Нам (так глубоко возможно впервые) придётся крепко задуматься о своих слабостях и начать работу по их искоренению. К детям нужно обращаться не только радостно и дружелюбно, но ещё и конструктивно. Просьбы или задания взрослых должны быть понятны ребёнку... Прекрасно, если ребёнок будет чувствовать, что он для родителей — долгожданный гость Небес, а не зем­ная тяжкая обуза. Конечно, такое отношение предполагает, что родители имеют огромный запас душевных сил для воспитания детей, что они осознанно стремились к их появлению, что дети эти действительно долгожданные, а не появившиеся случайно. Дети очень болезненно переживают ситуацию, в которой они чувствуют, что их не ждали.

Обратное ощущение переполняет ребёнка радостью бытия, пробуждает в нём огромное желание познавать этот столь приветливый к нему мир. Ласковые, уважительные и доверительные отношения с родителями являются мощнейшим стимулом для пробуждения дремлющих в ребёнке творческих способностей. Для ребёнка в раннем детстве важны не столько слова, с кото­рыми вы к нему обращаетесь, сколько интонации вашего голо­са. Ласку, любовь и участие он почувствует всегда безошибочно, если даже не поймёт смысла сказанных ему слов. Не спешите выискивать признаки гениальности в своем ребёнке, чтобы тру­бить на весь мир, какое чудо родили именно вы. Просто любите их и помогайте раскрыться всем их талантам. Такие дети эмоци­онально и ментально очень быстро развиваются. Нужно быть го­товым к этому. Но не забывайте, что ваш ребёнок Индиго, пре­жде всего, — маленький ребёнок, и от вас требуется терпение, любовь и ласка. Это в начале пути для него, как и для всех детей, самое главное.

При этом ваша любовь и ласка должна быть разумными. Не потакайте ребёнку во всём. Не заискивайте перед ним, стараясь исполнить каждую его просьбу, каждый его каприз. Ваше уваже­ние к себе является для него тоже очень важным моментом. Тог­да и он будет вас любить и уважать. Чувство меры должно быть развито у родителя в высшей степени. Где та грань, через кото­рую нельзя переступить, чтобы не навредить своему ребёнку? Каждый ребёнок требует совершенно особого подхода, к каж­дому нужно находить свой ключик, для каждого устанавливать границы дозволенного. Если предоставить ребёнку абсолютную свободу, делай, мол, что хочешь, то такая свобода-вольница бу­дет для него тяжелейшим испытанием. Он сам жаждет ясных и чётких правил, хочет знать, до каких пределов простирается его свобода, и с удовольствием обнаруживает эти пределы и грани­цы. Они в его душе рождают чувство защищённости, ощущение устойчивости мира.

Дети-индиго экспериментируют, стараясь отвоевать как мож­но больше жизненного пространства для своих экспериментов. Резко ограничивать их, значит, задушить в ребёнке творческое начало. Но и вседозволенность не приведет ни к чему хороше­му. Как найти ту «золотую середину», которая позволит ребёнку нормально развиваться, понимая сколь велико значение самодис­циплины, а взрослому сберечь свои нервы? Ребёнок очень рано должен почувствовать, что настоящая свобода неотделима от ответственности за принятые решения и за сделанный выбор. Этот выбор на каждом этапе должен соответствовать степени зрелости ребёнка. Всё это должны знать и чутко применять в жизни родители. В конце концов, именно родители несут полную ответственность за порученного им судьбой малыша.

Желательно больше играть со своими детьми. Шутки и смех, которыми сопровождается игра, тоже имеют большое значение для становления личности. Ребёнок вырастет весёлым и общи­тельным человеком, который одним своим появлением будет вы­зывать в других людях положительные эмоции. Вместе можно постигать природу и любоваться ею, вместе петь песни и танце­вать, читать книга, ходить в музеи и картинные галереи, обсуж­дая затем то, что пережили вместе. Всё это создаст атмосферу особого доверия между родителями и детьми. Трудно переоце­нить важность доверительных отношений, желание ребёнка поделиться с родителями самым сокровенным, самым важным в данный момент его жизни. Он не просто растёт, учится и взрос­леет, чтобы потом жить взрослой жизнью. Он сейчас живёт, и всё, что с ним происходит, — это настоящие радости и на­стоящие трагедии, к которым нужно относиться совершенно серьёзно, а не отмахиваться от неразумного дитяти.

Нужно обращаться к ребёнку всегда спокойно. Пытаться не просто сломать его упрямство, а показать и доказать ему свою правоту и то, что он тоже выиграет, если согласится с вашими доводами. Делать это нужно не приказным раздражённым то­ном, унижающим достоинство малыша, а спокойным голосом, в котором должны звучать нотки правоты. Добейтесь при этом понимания и необходимой ответной реакции. Если доводы не по­могли, сделайте ребёнку внушение, но тоже без раздражения и лучше наедине, чтобы не унижать его при посторонних. Вашу мудрость и проницательность, ваше терпение и любовь ребёнок обязательно оценит и будет с уважением дальше прислуши­ваться к вашим просьбам и советам.

Наказание ребёнка, если оно последует, не должно носить характер мести раздражённого взрослого, которому он меша­ет жить. Хорошо бы показать ребёнку, что он наказан за превышение допустимых на данный период его развития пределов. Чётко показать, что это нарушение угрожает его собственной безопасности, и именно это очень заботит родителя и вынуждает поступить более строго. При этом нужно стараться не переусерд­ствовать. Чрезмерная строгость, как и чрезмерная родительская опека, для детей Индиго вредны, ибо не способствует развитию в них чувства самостоятельности. Во всем нужна «золотая сере­дина».

Дети Света — строители Державы Света

Итак, краткий анализ того, как воспринимают необычных детей на Западе, что об этом пишут, мы сделали. Что-то было очень интересно, что-то вызвало протест. Особенно заявление о том, что дети Индиго, не зная страха, могут убить. Если учесть, как помолодела преступность (кстати, и это словосочетание — примета нашего времени), то увидим, что огромное количество преступлений с особой жестокостью совершается сегодня не только студентами и подростками, но и совсем маленькими де­тьми. Только при чём тут дети Нового сознания? По всем кана­лам телевидения, в большинстве виртуальных игр и на многих сайтах Интернета происходит непрерывное накачивание всех детей сценами насилия и убийств, совершаемых так картинно и легко. Многие дети и подростки буквально зомбируются эти­ми фильмами и играми, программируются на насилие и убий­ство.

Связывать это с особенностями характера детей Нового со­знания более чем странно. Но, тем не менее, существует на Запа­де у некоторых исследователей феномена страх перед уникаль­ными и непонятными детьми, которые якобы пришли на смену нашей расе и поэтому представляют собой угрозу ныне живу­щим людям. С их точки зрения эти дети свысока относятся к низшей расе, игнорируют тугодумов, с которыми им неинтерес­но общаться. Мне кажется, что Нэнси поторопилась со своими выводами и наблюдениями. И свободу выбора Нэнси понимает несколько своеобразно: «Пусть я деградирую, но я делаю это в соответствии со своим выбором, руководствуясь определёнными причинами».[32] Конечно, можно выбрать деградацию и одичание, но что же это за выбор? И, опять же, причём здесь дети Нового сознания?

А как проблема появления особенных детей воспринимается в России? Узнали ли мы о необычных детях из публикаций за­падной прессы или у нас и раньше были свои представления об этом феномене? В Центре-Музее им. Н. К. Рериха прошли уже две Международные конференции (в 2000 г. и в 2006 г.), посвященные необыкновенным детям. Обе конференции вызвали огромный интерес и помогли продвинуться в осознании фено­мена рубежа веков и тысячелетий, понять, что появление детей Света — это неизбежное следствие эволюционного процесса. По­следователи Учения Живой Этики утверждают, что Огненный опыт Елены Ивановны Рерих, её огромная созидательная рабо­та помогли пробить в духовной жизни человечества настолько мощный энергетический тоннель, что стал возможен приход вы­соких душ для спасения цивилизации.

Процесс появления на Земле детей Нового сознания похож на рождение реки. Исток эта река берёт в 1944 году. Год этот назван Великим Учителем, давшим в XX веке через Семью Ре­рихов Учение Живой Этики. Именно тогда, подчиняясь закону Великих Циклов, на землю снова пришли Дети Света, как они приходили и в прошлые века и тысячелетия при смене эпох. Че­ловечество всегда оказывалось не готовым к их приходу. Крото­вьи глазки обитателей Системы Тьмы никогда не выдерживали яркого света. Реакция во все времена была похожей, — гнать, преследовать, уничтожать. Самыми яркими звёздами на земном небосклоне вспыхивали звёзды Пророков — истинных Детей Бога-Света. Им и доставалось больше всех. Кроме изгнаний, их ожидало всепожирающее пламя костров или мучительная смерть после распятия.

Итак, наступление Новой Эпохи потребовало прихода перво­го десанта Прозревших Душ. Река напоминала вначале еле за­метный ручеёк, но чем дальше от её истока, тем более полновод­ной она становится. Чем дальше во времени, тем больше к концу

XX века появляется Детей Нового сознания, причём нарастает не только их количество, но меняется и качество. Спустя полвека, на рубеже тысячелетий приходят дети, обладающие огромным запасом энергии для осуществления светлой миссии.

Всё, что я написал двумя абзацами выше, может быть воспри­нято с большой долей скепсиса и настороженностью. Не выдаёт ли автор желаемое за действительное? Не раз видел бурную, не­гативную реакцию на сам термин «дети Индиго» у людей обра­зованных, ищущих новые пути, искренне ратующих за коренное изменение существующей системы образования. Даже они на­строены против этого термина, ибо приставка «индиго» говорит о цвете ауры, а для многих аура, которую обычный человек не видит —  это нечто эфемерное, а потому... не существующее. Эти люди, будучи практиками и тружениками, хотели бы ясных и всем (а не только экстрасенсам) понятных определений. Дру­гое название приходящих в мир высоких душ — «дети Нового сознания» — прекрасно отражает суть явления и для России бо­лее приемлемо, чем американский термин «дети индиго».

Дальше я буду пользоваться двумя терминами, как наиболее отвечающими глубинному смыслу происходящих на рубеже эпох перемен — «дети Света» и «дети Нового сознания». Тем, кто пытается сегодня разобраться с проблемой таких детей, пора понять, что мы имеем дело не просто с одарёнными детка­ми, талантами которых можно восхищаться. В мир пришли люди Нового сознания. Дети Света, как и все дети, быстро выраста­ют, а качества их мировосприятия, их честность, открытость и неподкупность остаются. И тогда появляются взрослые люди, опасные для власть имущих тем, что они напрочь отрицают сис­тему Тьмы.

Дети Нового сознания появились в обожжённом войной мире сначала небольшим десантом. Почему 1944 год был выбран для прихода на планету высоких душ? Полагаю, что именно к этому году в пространстве и времени сошлось много причин для этого. Две из них мне кажутся очевидными. Первая причина заключа­ется в том, что в начале 1944 года стало ясно, что крах фашиз­ма неизбежен. На Земле гремела самая кровопролитная из всех войн, уносящая десятки миллионов жизней в адских страданиях. С появлением атомного оружия стало ясно, что третью мировую войну род людской может не пережить. Кстати, атомная бомба была изготовлена именно в 1944 году. Америка не удержалась, чтобы не применить это дьявольское оружие уже в следующем году. Трагедия Хиросимы и Нагасаки никогда не будет забыта не только японцами, но и всем человечеством. Гибель цивилизации при такой конфронтации и при огромной разобщённости людей приблизилась вплотную, если не предпринять исключительных мер. Такой мерой и стал сознательный приход высоких душ на планету, чтобы помочь окончательно заблудшему человечеству разрешить глобальный кризис и бесконечное противостояние. Такова реакция высших планов Бытия на происходящее на на­шей планете, хотя материалисты и ретрограды не признают ни­каких высших планов...

Мне хотелось бы напомнить один исторический факт, на ко­торый другие исследователи пока не обратили внимания. Поч­ти восемьсот лет назад апологеты системы Тьмы, в которых к тому времени превратились иерархи католической церкви, на­чали войну на полное уничтожение целого народа — катаров (альбигойцев), которые были истинными детьми Света. На юге нынешней Франции была тогда маленькая страна — Лангедок. Большинство в ней составляли католики. Но учение катаров (катарская ересь, как называли его кардиналы и Папа римский) стремительно распространялось, вовлекая в свои ряды всё больше и больше католиков. Катары вели такую чистую и правед­ную жизнь, что на их фоне дом Лжи (именно так воспринимали люди уже в XII веке католическую церковь и особенно Ватикан) выглядел в глазах народа крайне непривлекательно. Поэтому в 1209 году Ватикан начал войну на полное истребление детей Света. Избиение праведников продолжалось тридцать пять лет и завершилось в марте 1244 года, когда уцелевшие после осады за­мка Монсегюр на юге Франции катары (более двухсот человек) были все вместе заживо сожжены в огромном костре... Кстати, когда случилось это страшное злодеяние, прозвучало пророчест­во: «Через семьсот лет лавр расцветёт снова». Спустя семь­сот лет и был 1944 год, в котором появился первый в новейшее время десант детей Света. Мне кажется очень перспективной разработка этого вопроса.

Но даже без упоминания подвига катаров и этого пророчества начало 1944 года — это исторически обусловленное время для та­кого грандиозного шага. Дальше медлить уже было невозможно. Конечно, это не значит, что назревающих проблем высший мир и просвещённые люди не замечали вплоть до этого переломного года. О закономерном приходе людей Шестой Расы Е. И. Рерих писала ещё в 1937 году. Тогда уже поднимал голову фашизм, го­товилась мировая бойня. Но понимать, что приход людей следу­ющей Расы неизбежен, и увидеть воочию этот процесс обновле­ния — не одно и то же. Поэтому и сама Елена Ивановна, пройдя в земном теле Огненный опыт, также способствовала созданию особых условий для скорейшего прихода Высоких Душ. И вот в 1944 году, если принимать эту гипотезу, свершилось...

Задача первого десанта была самой трудной, и судьбу этих людей лёгкой не назовёшь. Не все из этого десанта выжили. Обычным десантникам, забрасываемым в тыл врага, тоже никто не гарантирует, что все они выживут или что победа будет лёг­кой. Многие из детей Света Первой волны под натиском системы Тьмы и крайне тяжёлых условий жизни в послевоенное время могли до конца не осознавать свою особенность и свою миссию, хотя они не могли не чувствовать отличие своего мировоспри­ятия от общепринятого, не осознавать свои способности и воз­можности... Раз уж высокие сущности согласились на личную инволюцию, на воплощение в этой «юдоли страданий» ради вы­сокой цели, то все они (или большинство из них), если и не мог­ли сразу осознать свою задачу, то интуитивно чувствовали её.

Именно в этом и проявляется мудрая и осторожная помощь высшего мира заблудившемуся во тьме человечеству. Ничего не гарантируется, даётся только шанс. Напрямую высший мир ничего не будет менять в нашей истории, ибо это — задача само­го человечества Никто не должен нарушать Космическое право самостоятельного выбора. Нам самим придётся сделать выбор между спасением цивилизации и её гибелью, приближение кото­рой предчувствуют сегодня уже очень многие. Спасение станет возможным, если человечество — его лучшие представители, ведущие сознательную ответственную жизнь, сумеют консоли­дировать все лучшие творческие силы и реальными делами смо­гут противостоять натиску Тьмы. И конечно же, если лучшие представители Пятой Расы сумеют (и успеют) вовремя понять важность прихода детей Нового сознания, чтобы помочь им реа­лизовать их огромный потенциал и выполнить миссию по спасению жизни на Земле.

Естественно возникает вопрос: «Разве не являлись детьми Нового сознания в раннем детстве Пифагор и Сократ, Платон и Аристотель и ещё многие светлые гении, которых мы знаем по реальной истории?» А разве не были замечательными и уди­вительными детьми Елена Блаватская и Елена Рерих? Если о детских годах мудрецов древнего мира нам ничего не известно, то о детстве наших двух великих соотечественниц известно до­вольно много. Их талант и их необычность проявились в очень раннем возрасте. Конечно, могут сказать, что раньше такие дети появлялись как исключение, а теперь, мол, они приходят в мир в массовом порядке. Это закономерное появление людей следу­ющей Шестой Расы. К тому же, сама планета эволюционирует. Мы действительно живём во время смены эпох.

Дети, появившиеся на свет на рубеже тысячелетий, по опре­делению растут в совершенно иных условиях, в резко отличаю­щейся информационной среде, а потому и неудивительно, что эти дети далеко ушли (или имеют возможность уйти) в своём разви­тии по сравнению даже со своими родителями, не говоря уже о бабушках и дедушках. Юные хакеры, то есть дети, прекрасно изучившие возможности компьютеров, взламывают зарубеж­ные защищенные банки и... даже архивы ЦРУ. Им интересно путешествовать по кибер-пространству и проникать туда, куда запрещено, а все запреты, тайны и барьеры, разделяющие лю­дей, юные максималисты не приемлют. Хакеры любят бродить в лабиринтах виртуального пространства, проникая в самые по­таённые уголки. Правда, за это увлечение можно вполне угодить за решётку, но это мало кого их хакеров останавливает. Хобби у них такое. У родителей было другое хобби, например, распевать песни у костра в ночном лесу, а у них вот такое экзотическое увлечение. Понятно, что на подобное их родители (за редчайшим исключением) не способны.

Что делать такому подростку в школе, когда ему скучно слу­шать всю эту «жвачку» на протяжении нескольких лет, выдавае­мую маленькими порциями? Ведь он способен, например, школьный курс физики, рассчитанный на годы, усвоить за считанные недели. Причём с лучшим результатом? И так с любым предме­том школьной программы. То есть, обучая детей по старинке, как в прошлом и позапрошлом веке, мы будто на машине време­ни возвращаем детей в... прошлое, а не ведём их в будущее.

Сегодня школьные учителя должны совершенно по-друго­му относиться к детям информационного века. Их число стре­мительно увеличивается. Возможно, что скоро в школу будут приходить только такие дети — дети нового времени. И вот нам говорят, что даже на фоне детей нового времени приходят в мир ещё более одарённые и продвинутые дети — дети Нового созна­ния. Учителя не знают, что им делать с первыми, а тут — новая проблема. Как на всё это реагировать, если многим учителям зачастую даже понять невозможно, что там лопочет какой-ни­будь вундеркинд? Чтобы вместить новое явление, нужно быть к этому готовым, а в педвузах к такому повороту событий не толь­ко раньше не готовили, но и сейчас нет единой выработанной концепции и плана действий. Система образования безнадёжно отстаёт от вызовов времени.

Наша цивилизация — Пятая Раса своё эволюционное задание выполнила, как смогла... Система Тьмы, которая калечит чело­веческие души, убивая этим одно поколение за другим, создана в нашей Расе, создана при равнодушном молчании и непротивле­нии подавляющего большинства. Но в нашей цивилизации при­шли в мир такие Светочи как Будда, Христос и другие пророки. Оправданием бытия нашей цивилизации является также создан­ная лучшими её представителями великая планетарная Куль­тура. Гениальные умы возвели величественный Храм мировой философии. Архитекторы, скульпторы, художники, композито­ры, писатели и поэты явили миру потрясающие произведения ис­кусства. Огромных успехов достигла наука, подарившая людям замечательные изобретения, обеспечившая миллиардам жизнь в относительно комфортных условиях. Но учёные, лишённые нравственного начала, разработали чудовищное оружие массо­вого уничтожения тех же миллиардов...

Если не обуздать все деструктивные процессы планетарного масштаба и не преодолеть страшное разобщение, то ситуация в ближайшие десятилетия, если не годы, вырвется из-под контроля и человечество погибнет (самоуничтожится). И вот в это гроз­ное время высший мир самым щадящим и естественным образом старается помочь земному человечеству, посылая особенных де­тей, обладающих и более высокой энергетикой, и врождёнными знаниями светлого направления. Появление таких детей — это не сенсационная случайность, а неизбежная закономерность, космическая предопределённость. Это — шаги эволюции, точ­нее, — эволюционный скачок... Биологическое резкое измене­ние в развитии человека невозможно, если не считать уродливых мутаций в будущем после взрыва нескольких атомных станций или ядерного конфликта. Но никто не запрещает, наконец-то, использовать тот гигантский резерв человеческого мозга, кото­рый до сих пор поражал исследователей, ставя их буквально в тупик. Вот дети Света и демонстрируют нам, на что способен, в принципе, мозг человека — наш с вами мозг. Уверен, что мно­гие дети Пятой расы, инициированные определённым образом, смогут проявить те же способности и возможности, что и дети Света, дети следующей Шестой расы.

Я бы не стал выделять как-то особо детей Нового сознания и резко отделять их от человечества, буквально противопоставляя их остальным людям. Мне кажется, что это крайне деструктив­ное поветрие, раздутое, к тому же, невежественными журнали­стами. Возможно — это спланировано апологетами системы Тьмы, чтобы вызвать чувство отчуждения и отторжения этих де­тей. Просто человек дорос до того периода, когда пришло время понять наши истинные возможности, имманентно присущие нам всегда. Но в любом деле кто-то же долен быть первым. Первы­ми и могут быть дети (наши дети!) новой генерации, если у нас хватит мудрости и терпения дать им возможность реализоваться по полной программе. Нам не дали такой возможности, мы и не раскрыли все заложенные природой таланты и потенции.

Итак, дети Нового сознания пришли, и только от нашей доб­рой (или недоброй) воли зависит, насколько мы дадим им воз­можность раскрыться, чтобы изумить мир явлением Человека. Сопротивляться их приходу — глупо и бессмысленно. Бояться их ещё глупее, ибо это — не пришельцы с других планет. Рождаются они естественным образом и внешне ничем не отличают­ся от обычных детей. Да они и есть обычные дети только с не­обычной энергетикой и тягой к справедливости и совершенству. Шумиха, которую вокруг них устраивают, как правило, люди, жаждущие сенсаций, им не нужна. Им нужно понимание и наша помощь. Без помощи прозревших взрослых даже гениальные дети не смогут вырасти и реализовать заложенный в них нравственный потенциал и огромные таланты.

Именно из-за нашей слепоты и лени, из-за страха перед всем новым не могут раскрыть весь свой потенциал спасители Земли, ломаются их судьбы, исчезает последняя надежда сохранить саму жизнь на нашей планете, которую в ближайшее время может уничтожить техносфера, создаваемая выпускниками нормаль­ных школ. Нужно понять, что сама энергетика детей Света иная. Как учителям старой закалки всё это учесть, если некоторые из них даже слышать «обо всей этой ерунде» ничего не хотят. Есть, конечно, и учителя нового сознания. Они жаждут перемен, но пока бьются о «каменную стену» нивелирующей всех «под одну гребёнку» системы, не в силах, что-либо изменить в этом рас­крученном огромном «маховике». Уверен, что и внутри системы образования есть замечательные люди, которые тоже страдают от её несовершенства и давления, но боясь репрессий, не находят в себе сил на открытый протест. А дети Нового сознания вполне могут бросить вызов сложившейся системе, ибо чувствуют её неискренность и ложность и ничего не боятся. Они своим пове­дением как бы ставят перед взрослыми зеркало, стараясь обра­тить их внимание на их несовершенство. Редко кто из взрослых способен сегодня в полной мере осознать это несовершенство и повернуться лицом к детям, чтобы помочь им раскрыть удиви­тельный потенциал.

Дружески и участливо настроенные к детям Света взрослые явились бы «крепким тылом», что позволило бы детям, опираясь на такой тыл и чувствуя себя в безопасности, выполнять свою миссию, спокойно и уверенно преодолевая возникающие труд­ности. Поддержка мудрого взрослого поможет ребёнку высвобо­дить значительную энергию при решении любой задачи и откро­ет большой простор для действий. В новой ситуации на планете нужен новый творческий подход к воспитанию детей. Чрезмер­ная энергия, которой обладают и дети Света, и вообще все дети ищет выхода. Взрослый должен это хорошо понимать и давать ребёнку возможность разрядиться, например, в игре, выполня­ющей воспитательные функции. Только не нужно пытаться на­вязать детям свои правила игры. Установите их совместно, ибо мы не знаем их возможностей, а они их чувствуют лучше нас.

Будущее нашей цивилизации сегодня во многом зависит от того насколько взрослые, которым доверено воспитание детей Нового сознания, смогут соответствовать этой высокой зада­че. Пора уже перестать сравнивать приходящего в мир ребёнка с чистой доской (tabula rasa), на которой мы пишем письмена. Глупо по старинке начинять ребёнка обрывками тех знаний, ко­торые усвоил сам учитель, и за пределы которого он часто не способен выбраться. Нужно воспитывать целостную личность, мыслящую свободно, ярко и оригинально. Только на первом месте должно быть не наполнение суммой знаний, а воспитание сердечности и благородства. Это и есть основная задача школы.

В XXI веке сложилась совершенно новая ситуация для систе­мы образования. Не только впервые пришло в массы осознание, что появились особые дети, но и родители и учителя впервые воспитывают таких детей. Родителям, учителям и детям нуж­но научиться совместно преодолевать неизбежно возникающие трудности... Сердечность всё реже встречается в нашей жизни. Это прискорбный факт. Жаль, что школа не объясняет воспи­танникам, что человек, который искренне, бескорыстно и сер­дечно помогает другим, не только излучает лучшие чувства из своего сердца, но и принимает в своё сердце ответную волну энергии Благодати, что реально приносит благо творящему доб­ро. Таким образом, ищущим в рыночное время во всём выгоду, должно быть понятно, что быть добрым выгодно.

Выгоду, правда, современные люди понимают по-разному. Не заботясь ни об истине, ни о будущем, многие устраивают не­вероятную шумиху вокруг детей индиго как модного явления, привлекая зачастую обычных смышлёных детишек к участию в этом реалити-шоу. Нагородить разных телепередач и фильмов с бойкими детишками нетрудно и прибыльно. Но настоящие дети Нового сознания становятся неудобны не только апологетам системы насилия, системы Тьмы, но зачастую и тем, кто вокруг них устраивает ажиотаж, преследуя свои какие-то цели или просто самоутверждаясь. Ситуация та же самая, что и с псевдопастырями. Они, вроде бы, и в церковном облачении, и речи высокие говорят, только у многих из них вес это — обман или самообман, ибо к истинному Богу и к истинной вере не всегда имеет отноше­ние. Реальные их дела выдают с головой ряженных...

Нужна не внешняя форма, нужна суть. Михмикрия лжецов не спасет. Притвориться духовным деятелем невозможно, им мож­но только быть. Человек, который каждым своим словом, каж­дым своим деянием подтверждает свою неэгоистическую суть, это и есть Человек Нового сознания. Он живёт ради других, и его высокие слова не расходятся с делом. Вот почему всем, кто ясно понимает неизбежность явления в мир людей Шестой Расы, людей Нового сознания, и масштаб этого явления, пора от ажио­тажа вокруг неординарных деток переходить к сотрудничеству с мощным десантом из будущего и вместе строить систему Света на нашей планете.

Американские авторы во второй своей книге о детях Индиго пишут, что многие из тех, кому уже за сорок и даже за пятьде­сят, полагают, что удовлетворяют всем критериям Индиго. Здесь тоже возможны всякие перекосы, но вполне возможно, что есть взрослые люди, имеющие полное право утверждать, что они дети Индиго. Есть такие люди (их уже много) на Западе, есть они и в России? Вскоре эта проблема будет обсуждаться не менее ак­тивно, чем проблема детей Индиго. Нетрудно подсчитать, что первые люди Нового сознания, родившиеся в 1944 году, окончив школу, вышли в самостоятельную жизнь в 1960-1961 году. В России они фонтанировали необычными идеями, с огромным же­ланием и старанием (такова их природа) пытались реализовать эти идеи, невзирая на, казалось бы, совершенно неподходящие условия и противодействие социума. Фейерверк оригинальных идей не мог быть не замечен. Этот десант активизировал и ини­циировал творческих людей, которые вошли в резонанс с идеями людей Нового сознания. Явление это осталось в истории как фе­номен «шестидесятников», который проявился как взрыв твор­ческих достижений в самых разных областях.

С каждой новой волной увеличивается количество прихо­дящих в мир людей Нового сознания, их энергетика и их воз­можности. Если в сороковые годы Первая волна была очень немногочисленной (разведочный десант), то поднявшаяся в на­чале 1960-х Вторая волна была уже на порядок больше. В на­чале 1980-х — Третья — ещё более многочисленная волна. Се­годня — уже Четвёртая волна — волна рубежа тысячелетий. Она самая заметная и самая мощная не только количественно, но и энергетически. Для этих детей знание Единых Законов Бы­тия — знание врождённое. В реальной жизни это наличие в душе нравственного императива проявляется в том, что человек Ново­го сознания никогда не идёт на сделку с совестью...

Это проверено жизнью. Если мы говорим об уже выросших людях Нового сознания, то иногда казалось, что они поступают вопреки здравому смыслу, отказываясь от званий и наград. Но им чужд «здравый смысл» обитателей системы Тьмы, к которой они категорически приспосабливаться не желают. Они пришли, чтобы своими трудами заменить неправедную систему насилия на справедливую систему Света. Получать звания и награды от служителей Тьмы, значит, признавать эту систему и удобно уст­роиться в ней. Тогда получается, что человек уже не с системой воюет, а за свое место в этой системе. На это человек Нового со­знания не пойдет. Живущий в глубинах его души нравственный императив просто не позволит ему сделать такой предательский шаг. Вот почему жизненный путь человека Нового сознания чаще всего был в реальной жизни мучительно трудным... Но у какого праведника на нашей планете жизнь была лёгкой?

Понимая, что любые сравнения человека с машиной неправо­мерны, всё же рискну сравнить человека с компьютером. Гово­рят, что компьютер сам по себе ничего не может, что это всего лишь «железка», ящик, не способный произвести даже простей­шие операции, пока в него не будут введены необходимые про­граммы. Но в любом компьютере есть некий изначальный блок, без которого невозможна запись никаких других программ. На­зывается он материнской платой. Так вот, от того, какая эта плата и какой процессор на ней установлен, зависит мощность компьютера и его потенциальные возможности. Мы знаем, что матушка-природа любит экспериментировать и что эволюция идет не плавно, а иногда движется скачками. К качественному скачку в увеличении возможностей людей Нового сознания эво­люция пришла именно в переходный для планеты период.

Говорят, что знания о мире ребёнок буквально впитывает с молоком матери. То есть, не только воздействие окружающего мира на мозг ребенка приводит к пробуждению в нём интеллек­та и к постепенному его врастанию в мир, но и какими-то ины­ми неисповедимыми путями его Изначальный Текст-программа привлекает необходимую информацию о мире, столь важную для становления личности. Можно предположить, что эволюционный скачок на рубеже тысячелетий и эпох, обусловленный многими факторами, проявляется в том, что дети Нового сознания прихо­дят в мир с более мощным «процессором материнской платы».

Конечно, это всего лишь образное представление того фак­та, что дети Нового сознания имеют более мощный потенциал и более быстродействующую «оперативную память», что позво­ляет им выстраивать картину мироздания в более короткие сро­ки и в более полном объёме, чем это происходит даже у самых одаренных детей Пятой Расы. Психологи говорят сейчас о том, что ребёнок формируется буквально с момента встречи двух ро­дительских клеток. Божественный текст ДНК, белки, из кото­рых по этой программе строится организм, околоплодные воды и многое другое формируют Память человека. У детей Нового сознания этот процесс активизирован из-за того, что они энерге­тически превосходят обычных детей.

Дети Света знают своё отличие, чувствуют себе подобных. Возможно, что со временем дети Нового сознания последней вол­ны смогут устанавливать телепатическое общение друг с другом, минуя паутину Интернета... Может быть, некоторые из них та­кую связь установили уже сегодня. По данным исследователей из Америки, уже не менее 70% рождающихся сегодня детей явля­ются детьми Индиго. Не знаю, насколько достоверна эта цифра, но в любом случае этот огромный процент указывает на то, что явление стало настолько массовым, что игнорировать его уже не­возможно. Глядя из настоящего в год 1944-й, мы можем предста­вить, как из точки бьёт яркий расширяющийся луч. Миллионами в XXI веке приходят дети Нового сознания, дети Света.

Здравомыслящий, нормальный человек возмущённо вос­кликнет: «Покажи мне хотя бы одного такого ребенка и докажи, что он именно дитя Света, а не просто талантливый обычный ребёнок!» Возмущение такого человека вполне понятно. Никто не любит, чтобы ему морочили голову. Кроме этого всё новое страшит, создает ощущение какого-то дискомфорта, а у некото­рых, может быть, пробуждает и чувство ущербности... Что же это значит? Как воспринимать утверждение, что на нашу пла­нету высший мир посылает каких-то особых детей? Естествен­но это нервирует молодых родителей. Получается, что их такие смышлёные и талантливые детишки уже какие-то второсортные, если их не признают детьми Индиго? Срабатывает и мощнейшая «промывка мозгов», с помощью которой система Тьмы приучила людей жить напористо, брать от жизни всё и сразу. Жестокая реальность рыночного времени учит именно этому.

Информация о необычных детях запущена в мир. Она будо­ражит, заставляет пристально всматриваться во всех детишек. А вдруг перед тобой именно это чудо природы. Многие родители, поддавшись всеобщему ажиотажу, воистину не ведая, что тво­рят, провозгласили своих детей детьми Индиго и лихо раздают интервью не менее взбудораженной журналистской братии. О детях Индиго всё чаще проводятся конференции, для которых лихорадочно собирают необычных детей. Правда, чаще всего уже после конференции даже её организаторы понимают, что детишки были хоть и обаятельные и талантливые, но ничего сверхъестественного в них не было. Мне самому пришлось по­работать с такими детьми во время последней Международной конференции. Они пришли в Оптический театр Центра-Музея им. Н. К. Рериха, и мы на протяжении трёх часов там общались. Они рассказывали о себе, о своём мировосприятии и своих пла­нах. Я предложил им поиграть на терменвоксе[33] и светооргане[34].

Общее впечатление у меня такое же, как и у многих участни­ков конференции. Дети, конечно, замечательные и талантливые, но в целом — дети как дети. Правда, один мальчик поразил меня своим фантастическим чутьём. Он сел за светоорган и управлял­ся с ним с такой лёгкостью, будто он работал на нём уже давно. На модульном светооргане, к которому подключены семьдесят пять оптических инструментов, более двухсот органов управле­ния. Не каждый взрослый может разобраться в довольно слож­ной комбинации тумблеров, кнопок, колесиков и т. п. Но этот малыш непостижимым образом запомнил то, что я рассказывал, успел разобраться и осознанно играл компонентами сложной интегральной светодинамической композиции... Удивил и пора­довал и Лёвушка Бондарев. И не только тогда, в октябре 2006 года, но ещё больше в октябре 2007 года, когда он приехал на конференцию для взрослых со своим докладом «Правда о Прав­де». В день приезда он был со всеми участниками конференции в Оптическом театре на программе «Космос творчества». Услы­шав в моём рассказе новую для него информацию о катарах, он пришёл после окончания программы ко мне в кабинет и совсем по взрослому задавал очень точные и глубокие вопросы. Видно было, что тема катаров, судьба детей Света прошлых веков его по-настоящему волнует.

Все остальные ребята показались мне тогда в октябре 2006 года просто талантливыми детьми. Может быть, такое мнение сложилось ещё и потому, что все дни проведения этой очень ин­тересной конференции многие дети вместе с мамами приходили в Оптический театр, где имеется фортепиано, для репетиций. Не могу не отметить героические усилия мамаш. Они заставляли своих отпрысков бесконечно репетировать их выступления, по­этому экспромта у малышей было маловато. Видя рвение мамо­чек и их жажду прославить своё чадо, я бы предложил ещё один термин — мама-индиго. Не знаю, каким был цвет их ауры, но лица были раскрасневшиеся, ибо семь потов сходило и у детей, и у мамочек, пока детишки, наконец, представали перед публи­кой. Хотелось бы поменьше заучиваний и репетиций, побольше экспромта, чтобы дети проявляли себя спонтанно, естественно, искренне... Пишу я это вовсе не для того, чтобы доказать, что никаких детей Нового сознания не существует. Наоборот, лично я абсолютно уверен, что такие дети есть. Их появление в нашу эпоху действительно закономерно. Вся проблема в том, что во­прос этот крайне деликатный, поэтому отдавать его на потребу любопытствующей публике или на растерзание журналистской братии нельзя ни в коем случае.

Всё, о чём пишет эта братия, как правило, никакого отноше­ния к истинным детям Нового сознания не имеет. Так же как и в фильмах, отснятых и в Америке, и у нас, практически нет де­тей Света. А есть там бойкие детишки, которые бесконечно по­вторяют выученную роль, что бросается в глаза не только профессиональным психологам, но даже неискушенным зрителям. Американская девочка Сара со скучающим видом повторяет за­ученные слова. Видно, что ей уже немного надоело во всё это играть, но рядом сидит мама, которая с довольным видом кивает головой, напротив — дяди и тёти, которые заглядывают в рот и снимают о ней кино. Почему бы и не поиграть в эту интересную игру. Дети всегда стремятся во взрослый мир, но этот мир, как правило, игнорирует их тягу. Д тут такой шанс! Нельзя недооценивать сообразительность детишек и их прекрасную память. В нашем фильме мальчик Ваня из Люберец так лихо вещает о будущем и о том, какие задачи ставят дети Индиго перед взрос­лыми, которые должны сделать то-то и то-то, что возникает чувство неловкости за взрослых, спровоцировавших ребёнка на такие сентенции. Апофеозом звучит фраза Вани: «Ну, если вы не справитесь, придётся нам самим всё сделать...»

Все так и не так. И дети Нового сознания есть. И задачи они перед заблудшим человечеством имеют право ставить самые воз­вышенные. И сами они, безусловно, будут и реализовать эти за­дачи, и участвовать в спасении мира. Но не покидает ощущение, что всё, что об этих детях написано, отснято, что муссируется в обычной и в жёлтой прессе, — всё это не то. Есть в этом какой-то подвох... Если особенных детей нет, то и подвох очевиден и говорить тогда не о чем, кроме мистификаций. А если такие дети есть (а они есть!), то почему же статьи, телепередачи и фильмы о них вызывают такое глубокое чувство неудовлетворённости даже у тех, кто искренне хотел бы разобраться во всём и кто жаждет прихода этих детей?

Ответ как мне кажется очевиден. Время у нас... рыночное. Всё на потребу, всё на продажу. Всем хочется всё и сразу, на всём нужно делать деньги. Тема «жаренная», вот и нужно её кру­тить, пока к ней есть интерес и пока на этом можно заработать. Кстати, американка Джэн Тоубер, запустившая с подачи Нэнси в мир термин «дети Индиго», заработала очень неплохие деньги и на своих книгах о детях Индиго, и на бесконечных интервью, которые теперь у неё берут тележурналисты. Но это только одна сторона проблемы. Другая — не столь очевидна, но она значи­тельно серьёзнее и страшнее. Дети Нового сознания пришли спасти мир. От кого? Ясно, что от апологетов системы Тьмы, от воротил золотого миллиарда. От кого же ещё спасать челове­чество, потерявшее всякие ориентиры под натиском этой злой и беспощадной силы.

Неужели вы думаете, что эти вампиры согласятся отдать свою власть над миром, что они будут радостно растить уни­кальных детишек, готовя этим свою погибель? Уверен, что не согласятся. А, если так, то их мудрецы вполне возможно раз­работали план нейтрализации этого нового явления. Очевидно, что они для начала должны его дискредитировать, превратить в балаган, в посмешище. Прозвучала команда, и стаи журналистов ринулись выполнять указание владык, тем более, что и самим журналистам это приносит известность и деньги. Есть, конечно, среди этого племени и те, которые «не ведают, что творят». И таких журналистов — большинство. Ими управляет не какой-то конкретный хозяин, ими управляет рыночное время, жажда наживы, жажда дешёвой славы. Вот они и гоняются за сенсаци­ями, рыщут в поисках необычных детишек, плетут околесицу, снимают интервью, пекут фильмы, которые лихо расходятся, принося авторам прибыль.

В объятия этих журналистов летят родители, — такой же продукт системы Тьмы, навязавшей им стереотип поведения бес­конечными реалити-шоу. И они «не ведают, что творят», но и им хочется прославиться и заработать, если возможно. Но самое главное — это утереть нос всем соседям и доказать, что только у них мог появиться столь необычный ребёнок. Им нечем понять, что, выводя малыша на публику, ставя его перед телекамерами, они наносят ему этим огромный вред. Что этим они, наверняка, навредят его душе, сломают малышу Жизнь. Просвещённые, ум­ные и чуткие родители никогда на это не пойдут. Вот почему мы практически не видим на конференциях и на экранах истин­ных детей Нового сознания. Потому, что у них и родители, как правило, имеют сознание достаточно высокого уровня. «От оси­ны не родятся апельсины». Конечно, не исключено, что не все родители смогут осознать, какой Дар преподнесла им природа, не все смогут осознанно помочь своему уникальному ребёнку, но, в целом, умные и чуткие родители будут всеми силами оберегать своё дитя, и ни за что не подвергнут его испытаниям, которые вполне могут погасить светильник его уникальной души. Вот и получается как в известной пословице: «Кто знает, не говорит, а кто говорит — не знает». Поэтому вместо мудрых малышей, которые действительно могли бы высказать свои удивительные мысли, мы видим на экранах, чаще всего, детишек бойко пере­сказывающих чужие мысли, произносящих то, что от них хотят услышать.

Как же узнать о чудо-детях правду? Есть с моей точки зре­ния два выхода. Первый — это вспомнить, что есть в мире уже много выросших и вполне самостоятельных людей Нового со­знания. Те из них, кто осознает свою миссию и возьмёт на себя труд общения с творческой элитой Пятой Расы, могли бы сами предстать в соответствующей аудитории и попытаться пробить­ся сквозь барьеры общественно-суггестивной нормы к сердцам людей, жаждущих светлых перемен. Конечно, задача эта крайне сложная. Взрослому человеку обычные люди, естественно, не поверят и будут сравнивать его с... собой. Гордыня не позволит многим слушателям в этой аудитории открыть сердце навстре­чу потоку Света. Люди не открыли свои сердца даже навстре­чу Несказанному Свету Христа... Поэтому взрослый человек Нового сознания, решившийся на такой шаг, должен понимать на какую жертву он идёт. Тем более что вырос этот человек в реальном мире, среди обычных людей. Он общался с ними, всту­пал в разные взаимоотношения, и никто ранее не слышал о его необычной миссии. Вполне возможно, что и ошибок такой чело­век совершил тоже немало, поэтому злопыхатели всегда найдут повод вцепиться в него. И только искренне желающие понять его, увидят главное — его неэгоистическую суть и обратят внимание, прежде всего, на результат его жизненных трудов и на то, как он прожил жизнь.

Ещё один способ узнать правду — это посмотреть, как жи­вут и развиваются именно дети Нового сознания последней са­мой мощной волны — ныне совсем маленькие дети. Для этого не нужно уговаривать родителей детей Света подставлять их под любопытствующие взоры. Я и сам никогда не поставил бы свое­го ребёнка под свет юпитеров и не отдал бы его на растерзание пишущей и снимающей братии, у которой, как правило, нет ни понимания, ни чувства меры, ни сострадания. Их задача — вы­жать максимум и тут же... забыть. Более того, я не только та­кого особенного своего ребёнка не разрешил бы снимать в кино или на телевидении, но и любого ребёнка не стал бы подвергать такой психологической травме.

Но выход из этой сложной ситуации есть. Можно было бы предложить тем родителям, которые осознают, какому заме­чательному духу они помогли придти в этот мир, вести видео­дневник, самим снимать хорошей цифровой телекамерой самые значимые моменты роста и становления их ребёнка. Делать это нужно спокойно, ненавязчиво и, по возможности, незаметно. В детской комнате можно было бы установить камеру, которая снимала бы поведение малыша, оставшегося на какое-то время в одиночестве. Как он играет, что делает? Можно также реко­мендовать родителям вести подробные дневники, ибо далеко не всё удастся зафиксировать с помощью видеокамер. Из накопив­шегося огромного видео-материала и из дневниковых записей родители совместно с умным и тонким режиссёром и педаго­гами-психологами, занимающимися этой проблемой, могли бы отобрать самое интересное и важное для правдивого фильма о возможностях и особенностях детей Света. Никакого ажиотажа, никакой спешки. Если нам нужна Истина, то суеты и мыслей о прибылях не должно быть вообще.

Набрав большую статистику во многих семьях, собрав вое­дино убедительные факты подтверждающие, что такое явление существует, можно было бы смонтировать видеофильм (серию видеофильмов), изменив с помощью электронной маски внеш­ность детей и родителей, которые будут показаны. Это тоже обязательное условие. Нужно тем, кто согласится участвовать в таком эксперименте, обеспечить психологическую (и не толь­ко!) защиту, не называть их имён, не давать никаких координат. Принцип «Не навреди» должен быть соблюдён здесь обязательно. Умным родителям реклама совершенно ни к чему. Сняв фильм таким способом, его авторы под удар никого не подставят. Тем зрителям (они же родители — настоящие или потенциальные), которые живут сознательно и ответственно, ничего объяснять не придётся. Им нужно понять и осмыслить суть нового явления. Такой фильм помог бы им во многом разобраться. Тем же, кого телевидение приучило к дешёвым сенсациям, придётся удовлет­вориться увиденным или не смотреть вовсе.

Приходящие в мир дети Нового сознания нуждаются в по­мощи и защите тех, кто устремлён к осветлению мира. Именно в помощи и защите, а не в раздувании сенсационного ажиотажа и в нивелировании этого Явления. Конечно, система Тьмы всеми силами постарается погасить разгорающееся сияние аур людей Нового сознания. Так было во все века и тысячелетия. Послан­ники Божественного плана (дети Света— пророки) в любое время и в любой стране уничтожались Тьмой яростно и безжалостно. Их изгоняли из страны, ведомые духовными слепцами, соотечественники. Их побивали камнями, распинали на деревьях и крестах, сжигали в кострах, как это и произошло с катарами более семи с половиной веков назад. Ничего другого детям Света не стоит ждать и сегодня от апологетов царствующей на нашей планете системы Тьмы.

Но сколько бы Тьма ни свирепствовала, она сегодня бессиль­на изменить наступление Новой Эпохи, приход следующей расы. Она уже пришла. Апокалипсис нашего времени — это не конец Света, а конец Тьмы. Чтобы жизнь не прервалась, сегодня нужно от разобщения переходить к сотрудничеству. Причём научиться сотрудничать нужно всем. Если нет сердца у самых богатых влас­тителей мира, то самое время включить аналитические способ­ности, которыми славятся кукловоды и политтехнологи системы Тьмы. Включить для того, чтобы понять, что их «игры» зашли слишком далеко. И «властелины мира» тоже вскоре будут сме­тены лавинообразными процессами чудовищной силы. Гибель во время спровоцированной нами глобальной катастрофы будет тоже глобальной, всеобщей. Вот почему явление в мир на рубе­же тысячелетий детей Нового сознания — это спасение и для них тоже. Они должны понять, что сотрудничество с людьми Нового сознания в эпоху Апокалипсиса для них выгоднее конфронтации и войны. Войну они всё равно не выиграют, а ускорить планетар­ную катастрофу, в которой все погибнут, могут вполне.

Да и с кем воевать? Ведь дети Света — это не инопланетяне. Биологически — это наши дети. Вполне возможно, что они рож­даются и в семьях миллиардеров, в семьях самих политтехнологов и апологетов «золотого миллиарда». Но духовно — это люди другого мира, другой эпохи. Воистину, «ваши дети — это не ваши дети...» Пятая Раса под руководством апологетов системы Тьмы обанкротилась. Мир не в каком-то отдалённом будущем, а уже сегодня на грани глобальной катастрофы. Дети Света при­шли вовремя. Они пришли спасти всех нас, спасти мир. Только нужно дать возможность этим замечательным людям вырасти. Не грудные же младенцы будут спасать мир. Вот только вырас­ти необычному ребёнку в обычной семье и в нормальной школе практически невозможно. Детей либо беззастенчиво исполь­зуют, эксплуатируя их талант, что кончается трагически, либо стараются затормозить их развитие, чтобы они не отличались от остальных нормальных детишек. Многие родители, воспитанные системой Тьмы, просто не вмещают это явление. В фильме о рано ушедшей из жизни Нике Турбиной её мать говорила, что ей иногда хотелось прибить этого неординарного ребёнка...

Нужен новый взгляд на детей XXI века. Систему принуди­тельного насильственного образования необходимо заменить системой свободного и добровольного постижения многоплано­вого мира, что вселило бы надежду и вдохновение в сердца детей. Без их подсказки зацикленные взрослые уже не найдут выхода из тупиковой ситуации. Эволюция не стоит на месте, а систе­ма образования продолжает путаться в паутине старых догм и ограничений. «Современные методики преподавания едва не за­душили святой дух исследования; что касается этого нежного маленького ростка, то помимо стимулирования он нуждается в основном в свободе; без этого он непременно зачахнет». Эти сло­ва Альберта Эйнштейна о необходимости освобождения ребёнка от насилия — не плод его фантазии, а отражение реалий. Он на себе испытал весь негатив системы образования, требующей от ребёнка безоговорочного подчинения.

Сегодня нужно дать вырасти детям последней самой мощной волны. Вырасти и стать полноценными воинами Света. Вот и сверхзадача для системы воспитания и образования. Учи­телям нужно научиться сотрудничать с этими (как, впрочем, и со всеми остальными) детьми с первых их самостоятельных шагов, вслушиваясь в самые первые произнесённые ими слова. Судя по геометрической прогрессии увеличения числа детей Нового сознания, похоже, что воспитатели завтрашнего дня бу­дут работать в основном с ними. Пугаться не нужно. Заниматься воспитанием детей Четвёртой волны наряду с устремлёнными в будущее представителями Пятой Расы будут и дети Нового со­знания первых трёх волн, которые не только успели вырасти, но успели уже многое сделать в этом мире. Для них настало время осознания.

Хочу сказать, что и я уже встречал взрослых, которые со­вершенно уверены, что они относятся именно к когорте детей Света. После моего участия в телепередаче о детях Нового со­знания, вышедшей в эфир летом 2007 года, в Оптический театр стали приходить люди, которым эта тема близка, у которых, как они полагают, именно такие замечательные дети. Приходили и те, кто смело и уверенно говорили о том, что они являются людьми Нового сознания, хотя им уже за шестьдесят. Говорить с ними интересно (хотя у меня дефицит времени). Много услышал нового для себя. Анализирую и наши разговоры, и материалы, которые эти люди оставляют мне для ознакомления.

По определенным критериям действительно можно узнать в тех людях, которые уже проявили себя в самых разных сферах человеческой деятельности, людей Нового сознания. Спокойно и непредвзято можно (и нужно) посмотреть вокруг себя и в глу­бины своей души. Может быть, в учителе или художнике, враче или инженере, в ком-то далёком, известном только по резуль­татам его трудов, или в ком-то близком и знакомом (а, может быть, и в самом себе) можно распознать человека Нового созна­ния. Нужно проанализировать все этапы жизни конкретного че­ловека и понять, что определяло все его решения и поступки, во имя чего он жил. Это и даст достаточно чёткий ответ, имеет ли отношение взрослый человек к людям Нового сознания, в каком бы году, начиная с 1944 года, он ни родился, или не имеет.

Искомые критерии для определения человека Нового созна­ния очевидны. Дети Света отличаются не столько многочислен­ными талантами (это — сопутствующее), сколько именно новым сознанием, новым миропониманием. Да, некоторые из них могут в четыре года рисовать прекрасные картины или в шесть-семь лет писать пророческие совсем не детские стихи. И всё же не это главное. Они мыслят космическими масштабами. У них обост­рённое чувство справедливости. Для них очевидна уродливость существующего миропорядка. Они озабочены судьбой планеты. Они искренне хотят сделать наш мир лучше, имеют прекрасные идеи и энергию для их реализации. На протяжении всей своей жизни они служат высоким целям, невзирая на препятствия сис­темы Тьмы, не поддаваясь на её приманки и подачки.

В отличие от людей Пятой Расы, сложивших божественные дары (свободу воли и выбора) к ногам политических и религиоз­ных обманщиков, люди Нового сознания с малых лет этими дара­ми дорожат бесконечно. Этим они отличаются от подавляющего большинства. Оно — это серое большинство живет по инерции, не задумываясь и не желая ни за что отвечать. Оно потому и подавляющее, что, не размышляя, будет подавлять того или тех, на кого укажут владыки Тьмы. Оно будет преследовать и унич­тожать (распинать) любого, кто посмеет потревожить налажен­ный быт. Рискнет ли, понимая всё это, человек вести честную бескомпромиссную борьбу и относиться к гонимому меньшин­ству или ради сытой и комфортной жизни примкнёт к подавля­ющему большинству — этот выбор приходится делать каждому. Не примыкать ни к тем, ни к другим не получится, хотя многие пытаются устроиться по принципу: «Моя хата с краю...» Эти серые или тёплые, может быть, самые страшные из живущих на земле людей. Равнодушному — всё ни по чём, — пусть всё горит и рушится, лишь бы его не трогали...

Программы, шаблоны и стереотипы, по которым живёт чело­вечество, — это не для детей Света. Они в эти ловушки не попа­даются, ибо не эгоистичны и мудры. И уж точно никогда они не станут примитивными накопителями материальных богатств, за которыми гоняются сегодня люди, сбитые с толку рыночными установками. Мы уже нашли название существующей сегодня системе взаимоотношений между людьми — система Тьмы. Они же, дети Света — вестники и строители Нового мира. Живя по Единым Вселенским Законам, они будут показывать собствен­ным примером, как должен жить человек истинный. Они и есть провозвестники и созидатели принципиального нового миропо­рядка — системы Света. В России они могли бы буквально в те­чение жизни одного поколения построить настоящую Державу Света, тем более, что один из них (дитя Света Второй волны) всю теоретическую базу построения такой светоносной Держа­вы уже разработал.

Именно в России можно было бы осуществить прорыв в бу­дущее. Именно здесь можно и нужно обеспечить все условия для взросления и становления детей Нового сознания. Наша богатей­шая история убеждает в том, что Россия, пройдя через все муки и испытания, дойдя до своей Голгофы, первой может и воскрес­нуть — стать богоугодной Державой Света. Трудно в нынешней ситуации отделить зёрна от плевел, трудно сквозь все завалы и сознательные искажения пробраться к истинным корням славян­ского рода. Трудно, но не невозможно. Нужно из исторического опыта взять всё самое ценное, в том числе и идею вече и дух Об­щины. Коллективизм и стадность — это понятия разные. Но, видимо, доросшая до министерских портфелей комсомольская «элита» этой разницы не чувствует. Велика и прекрасна Россия, но власть умудрились сделать в ней жизнь невыносимой для на­рода. Каким же мужеством должна обладать душа ребёнка Но­вого сознания, которой довелось воплотиться здесь и сейчас...

Особенности мировосприятия таких детей позволят перебро­сить мост из третьего измерения в четвёртое, то есть, из мира нынешнего в мир будущий, в котором мы могли бы жить после Преображения. Наше ожесточённое и атомизированное обще­ство, в котором каждый, даже в толпе, чувствует себя невероят­но одиноким, должно понять, что дети Нового сознания действи­тельно помогут людям объединиться в момент самых страшных испытаний в истории нашей цивилизации. Они — миротворцы. Лучшие люди Пятой Расы должны стремиться повысить уро­вень своих вибраций, чтобы войти в резонанс с людьми Нового сознания и с повышающейся энергетикой планеты при переходе от эпохи Рыб к эпохе Водолея. Но, прежде всего, учителя долж­ны помочь огромному количеству пришедших в мир детей Света преодолеть самый страшный для них барьер — школу системы Тьмы, которая для них смертельно опасна.

Искусство обучения подменяется в этой школе монотонной жвачкой, от которой не только у детей Нового сознания сводит челюсти и пропадает всякое желание приходить в классы-ка­меры, но все дети давно уже ощущают удушающую атмосферу школ-тюрем, в которых они за 10-11 лет получают минимум знаний и максимум болезней. Жаль, что этого не понимают те взрослые, от которых зависит будущее системы образования. Пора по-новому осознать задачу человека в мире и построить обучение с учётом этого глубинного понимания. Дети Нового сознания (и все дети!) должны иметь право выбирать сами, как получать знания и как идти по жизненному пути.

Гнать всех скопом, стадом можно и дальше, но предел уже по­ложен. Стадо можно стричь, доить или гнать на бойню. Может быть, уже пора вспомнить, что мы — люди, что мы — духов­ные дети Бога, что нам предначертан совершенно иной путь — в Небо Свободы, к Отцу Небесному. Для стада же нет другого пути, кроме падения в пропасть. И пропасть уже четко обозна­чилась. Чтобы и нашу цивилизацию не постигла участь Атлан­тиды, нам и даётся на рубеже тысячелетий последний уникальный шанс. Поймем ли, проникнемся ли чувством ответственности, поможем ли новой генерации детей? Будущее зависит именно от этого...

В самом начале своего пути дети Света могут практически не отличаться от обычных детей, но потом их потенциал даст себя знать непременно. Конечно, уже выросшие дети Света могли бы стать выдающимися художниками или композиторами, но неот­ложная работа по спасению жизни на Земле могла не позволить им тратить время на реализацию художественных и музыкаль­ных талантов. Но вполне возможно, что есть среди состоявших­ся людей Нового сознания и такие, которые избрали главным своим поприщем ниву Культуры. Мы можем обнаружить их и в среде писателей, художников или композиторов. По их отношению к миру, по результатам трудов, по их песням узнаем их. «Наша цель — к единству мир вести», — поют они уже сегод­ня... Способны ли правильно воспринять песни и мысли детей Света их сверстники, их друзья по учебе в школе и институте?

Многие выпускники наших вузов вынуждены сегодня уезжать на Запад, так как они не находят в собственной стране примене­ния своим талантам. Еще хуже другая ситуация, когда выпускни­ки вузов вынуждены идти в торговлю... Если цены повысились в сотни раз, а зарплата в десятки, то без всякой высшей матема­тики ясно, что жить невозможно, а выживать и выкручиваться тяжело и унизительно. Власть умудрилась сделать многое для торгашей, но практически ничего для учителей и учёных. Если и говорят в последнее время о выделении больших сумм, скажем, на развитие нанотехнологии, то опыт показывает, что эти суммы по пути будут разворованы и на дело остается, дай бог, несколько процентов. За честный труд специалистам платят такие гроши, что поневоле сбежишь куда угодно, особенно при мысли, что ты (если говорить о мужчине) не можешь здесь обеспечить семью, дать детям образование, которое повсеместно становится плат­ным. Если уборщица в России, но работающая на фирме или в казино, получает зарплату в три раза большую, чем доктор наук, профессор в университете, то комментарии здесь излишни.

И труд школьного учителя оплачивается недостаточно даже в тех школах, которые добились максимальных окладов для сво­их преподавателей. Престиж профессии снизился до предела. Как только великое слово «Учитель» стали писать с малень­кой буквы, так всё и покатилось стремительно вниз. Советская власть и слово «Бог» приказывала писать с маленькой буквы. Но советской власти уже нет, а Бог пребудет всегда. Вместо са­мых разных специальностей, которые вписывают выпускникам педагогических вузов в дипломы, там должно было бы стоять одно слово — «Учитель». Хотя и это слово, как и слово «Че­ловек» — это не название профессии или вида двуногих прямо­ходящих. И то, и другое слово — это звание, и заслужить это звание можно только праведной жизнью.

Школьным учителям крайне трудно в рамках старой систе­мы образования обучать детей информационного века. А министерство не способно понять резко изменившуюся ситуацию... Чтобы реагировать адекватно, необходим непредвзятый, объек­тивный анализ системы Тьмы и её многочисленных структур, сделать который чиновники, находящиеся внутри этой системы, не способны. Получается порочный замкнутый круг, размыкать который начальство от образования не спешит. А, может быть, оно и не понимает весь трагизм ситуации, не осознает, что су­ществующая система воспитания и образования буквально калечит детей. «Сосуд должен вмещать», — говорится в муд­рых книгах. Какой чиновник сможет вместить всю боль иска­леченных судеб и все те прекрасные возможности, которые от­крывает перед детьми совершенно иной подход к их воспитанию и обучению. Этот подход уже определён и многими учителями-подвижниками и движением Гуманной Педагогики, которое год от года набирает силу, вовлекая в свои ряды всё новых и новых приверженцев.

Как относится министерство образования сегодня к проблеме появления детей Нового сознания? Как собирается её решать? Учить ли их отдельно или вместе со всеми детьми? Но как тогда выходить из ситуации, если скорость обработки новой инфор­мации окажется у детей Нового сознания, скажем, на порядок выше, чем у обычных детей? Учителям уже сегодня нужно уметь работать с такими детьми. Но как? И как достоверно уз­нать, кто перед тобой, — ребёнок ли с Новым сознанием и новой энергетикой или просто смышлёный малыш? Конечно, можно было бы создать специальные службы, особые консультации, в которых сначала после внимательного и доброжелательного со­беседования выясняли бы, кого к ним привели, а потом давали бы родителям и учителям советы и рекомендации, как им вести себя с этими преисполненными внутренней силы детьми. Но и это большая проблема. Таких консультаций должно быть много, а где мы найдем специалистов, которые обладали бы нужными качествами, знаниями и методиками? Вопросов много, а ответы есть далеко не на все вопросы...

Учительскому Братству необходимо новое понимание смыс­ла и цели образования. Научим детей, как устоять перед ополз­нем грязи, льющимся из всех каналов СМИ, как самостоятельно мыслить, они сами поймут, как находить, и применять истинные знания. Тем более придут к этому дети Нового сознания, ибо у них врождённое понимание Единых Божественных Законов Бы­тия. Чутким воспитанием мы поможем им перевести это врож­дённое понимание в плоскость реальных дел по осветлению мира. У детей должно выработаться своё представление о мире. Базо­вые знания, от которых зависит, продлится ли жизнь на Земле, должны передаваться от одного поколения другому. Это самые главные знания. Без них любая информация, которой можно на­полнить ребёнка дома, в школе и в вузе, не только бесполезна, но и вредна.

Родители тем более сбиты с толку. У многих едва хватает сил, чтобы, работая и подрабатывая, одеть и прокормить сво­их детей. А ещё родителей буквально парализует страх за своих детей. Система Тьмы сделала всё, чтобы держать людей в по­стоянном напряжении. Это её главный инструмент воздействия на психику человека. Сегодня родители стараются сами изо всех сил запугать своего ребёнка, бесконечно повторяя ему правду и небылицы о страшных дядях и тётях, с которыми он не должен разговаривать ни при каких условиях, тем более не соглашаться ни на какие предложения с их стороны. По телевидению тоже рассказывают и показывают бесконечные ужасы. В результате ежедневного нагнетания негативных эмоций дети могут стать не­коммуникабельными. Гормоны страха и агрессии могут привес­ти к заболеваниям души и тела. Мы должны не просто признать, что построили тёмный и страшный мир вместо мира светлого и справедливого, но максимально отчётливо осознать эту траге­дию и всеми силами души стремиться изменить мир в лучшую сторону. Дети Нового сознания для того и пришли, чтобы по­мочь нам осветлить сгустившийся до предела мрак. Будем наде­яться, что тьма сгущается перед близким рассветом.

Дети Света приходят на планету, чтобы преподать нам (в том числе и учителям) урок человечности. Они — дар свыше для своих родителей, для матушки-Земли, для всей Вселенной. Они пришли, чтобы повысить вибрации планеты, помочь ей при сме­не эпох перейти в другое энергетическое состояние. У них пре­красно развита интуиция. Они обожают импровизацию и спон­танность, чего терпеть не могут чиновники от образования. Эти дети не приемлют двойной морали, к которой всех нас приучила система Тьмы. Именно поэтому они особенно остро чувствуют противоестественность такого заведения как современная шко­ла. Они не против обучения, так как любят учиться и жаждут постигать Новое и Неведомое. Но и они вослед за И. Илличем могут спросить нас: «Разве такая школа, в которой буквально нивелируется человек самобытный, разве это единственный спо­соб познавать мир? Неужели человечество, его светлые гении не могут для этой цели придумать нечто более гуманное, благород­ное и интересное?»

Меня всегда занимал вопрос, что руководит взрослыми, об­разованными людьми с большим жизненным опытом, которые являются сотрудниками всех структур Министерства образо­вания? Неужели у них не хватает знаний, сердечности и опыта, чтобы понять, что такое положение дел абсолютно недопустимо, что школы-тюрьмы — далеко не лучшее место в наше время для воспитания детей нового времени? Не теряю надежды, что и в министерстве поймут, что главное — это сами учащиеся, а не их структура и их система образования? Дети должны иметь право сами выбирать, что, как и в каком темпе им изучать. Коллек­тивно или индивидуально. Методику изучения данного предмета тоже должны выбирать учащиеся и их учителя, а не применять одну и ту же методику во всех школах потому, что её высидел в кабинете какой-то клерк, ничего, как правило, не смыслящий в воспитании детей. Учитель может применять и старые хорошо апробированные методики, и новейшие разработки. Он сам (и только он, а не инспектор ОНО) почувствует, как именно нужно работать с конкретным учеником или с данной группой ребят. После качественного обучения, которое прошло радостно и с очевидным для всех результатом, никакие американские тесты вообще не понадобятся. Пусть они применяют пресловутый ко­эффициент IQ для измерения интеллекта своих президентов...

Почему радость ушла из школы? Почему в школьных про­граммах нет уроков счастья? Важные бюрократы с серьёзными лицами творят многочисленные инструкции для школ. Видимо они уже успели позабыть свое детство. Смех — это источник радости и счастья... Послушайте, как смеются дети. Когда раз­дается их смех, звёзды ярче сияют и радуются вместе с ними. Вселенная улыбается, когда дети смеются. Их смех — это кон­центрированная радость и надежда на торжество Истины на на­шей планете. Не слишком ли серьёзны дети на уроках? А почему лица взрослых так редко озаряет улыбка? Она не должна схо­дить с их лиц, когда они общаются с детьми. Малышам так необ­ходим смех. Жизненно необходим! Их сердца жаждут животво­рящего смеха. Смех необходим матушке-Земле, чтобы излучать вибрации радости, любви и мира. Она содрогается от наших злых мыслей, от безумствующих толп. Агрессивное настроение тол­пы вызывает вполне реальные землетрясения.

Что мы несём в будущее? Каким мы сделаем это будущее, зависит и от того, радуемся мы или злобствуем. Никогда нельзя забывать, что лучшие Учителя называли школу Школой Радости (В. Сухомлинский и др.). Школа с таким официальным названи­ем и сегодня существует в городе Чаплыгине Липецкой области. Создал её замечательный человек Николай Кириллович Ковалёв, с которым я встретился летом 2007 года и с удовольствием слу­шал его восторженные рассказы о любимых им шестилетних учениках. А ведь ему почти 80! Но такой задор и такая радость сквозит в его словах, что сразу видишь счастливого человека, занимающегося нужным делом. О своих питомцах Николай Ки­риллович не может говорить без улыбки. «Ведь они дали мне больше, чем я им. Вы понимаете, какая это радость! — с воодушевлением говорит он. — Вот я теперь и хочу вернуть эту ра­дость, иначе просто и нельзя».[35] Многие родители отдают сегодня своих детишек в школу с шести лет. С моей точки зрения это пра­вильно. Прекрасно помню себя в шесть лет. Невзирая на то, что я вырос в глухой деревне, сожжённой при отступлении немцами и буквально изолированной от остального мира, в шесть лет я был более чем готов идти в школу, так как с великой радостью уже читал сказки и книги путешественника Брема. Что же говорить тогда о детях нового времени, вырастающих в перенасыщенном информацией мире? А тем более как быть с детьми Нового сознания? Может быть, с ними вообще как-то по-иному и в другом возрасте нужно начинать процесс постижения мира...

К сотрудничеству с детьми Нового сознания ни школа, ни наше общество сегодня ещё не готовы. Пресловутое подавля­ющее большинство не готово даже признать сам факт появле­ния особых детей. У многих упоминание о таких детях вызыва­ет буквально приступ озлобления... Что будет делать учитель старой закалки с детьми, которые демонстрируют такие врож­дённые знания и такие взгляды на мир, которые ни объяснить невозможно, ни даже понять некоторым учителям? Думаю, что, скорее всего, такие учителя просто возненавидят «выскочку» и постараются всеми доступными для них способами загнать умника в прокрустово ложе догм системы Тьмы. А врачи-психиат­ры, к которым направят умника, чаще всего, найдут отклонения от пресловутой нормы и порекомендуют лечить такого ребёнка сильнодействующими лекарствами. Догматизированное сознание и тех, и других просто неспособно понять, что этот необычный ребёнок — посланник мира Света. Но посланников Бога-Света «лечили» во все времена с помощью дыбы, костров, камней и гвоздей, которыми их прибивали к деревьям или крестам.

Мать Ники Турбиной тоже обращалась к психиатрам, желая вылечить свою гениальную дочь, чтобы она стала нормальной, как все. Вот и дитя Нового сознания почти наверняка постарают­ся «вылечить» или укротить. Если и это не сломает строптивца, и он пронесёт сквозь все испытания свою преданность высоким идеалам и свой талант, то в реальной действительности он, при­шедший в мир за светом знаний (отдающий), будет под мощным давлением пришедших в мир за званиями (берущих). Устоять под этим натиском и преследованиями непросто, тем более непросто служить людям с максимальной отдачей. Поэтому можно толь­ко представить, каким запасом сил, какой выдержкой и беско­нечной преданностью высоким идеалам должны быть наделены попавшие в систему Тьмы посланники Света...

Дайте детям нового времени раскрыться по-настоящему, и они совместно с детьми Нового сознания преобразят мир. Тем, кто будет упорствовать и постарается расправиться и с этими детьми так же, как расправлялись много веков с их предтеча­ми, на этот раз придется сдаться. Ничего у них не получится. Мощную поступь космической эволюции остановить не удастся. Притормозить может быть и можно, но только на короткое вре­мя. Те, кто попытается это сделать, должны хорошо понимать, что отдача сжатой ими пружины будет тем сильнее, чем дольше они будут её сжимать.

Предельно разобщённый мир пока ещё контролируется апо­логетами системы Тьмы. Но истинно творческая элита, понима­ющая, что появление детей Нового сознания — это последний шанс для нашей цивилизации, должна найти в себе силы избавить­ся от контроля денежных мешков. Любой человек Пятой Расы, устремлённый к Свету и живущий по совести (в соответствии с Едиными Законами Бытия), имеет полное право вместе с детьми следующей расы созидать новый справедливый мир — систему Света. Такие люди как раз и будут помогать встать на ноги детям последней, спасительной волны. Работы всем хватит. Предстоит сражение двух миров, двух систем. В руках тёмных — все рыча­ги власти, всё оружие и вся сила денег. В сердцах посланников будущего светлого мира — Истина. Они знают, что мир не поро­чен, как утверждают политиканы и псевдопастыри, мир — пре­красен. Для совершенного человека мир совершенен, нужно только освободить это совершенство от наслоений фальши и зла. Эта Истина и есть самое мощное оружие для осветления мира. Чем больше в её свете очнётся погружённых в серые будни лю­дей, тем скорее наступит долгожданная эпоха Справедливости на нашей планете. Дети Нового сознания помогут построить на Земле Мир Нового Сознания, мир Света.

Они помогут всем нам, если мы сейчас поможем вырасти и состояться им — самой многочисленной Четвёртой волне детей Света. Первыми в бой, естественно, пойдут «старики» — тысячи и десятки тысяч уже взрослых детей Света первых волн, — а вослед за ними, увлечённые их мощным порывом и примером — сотни тысяч и миллионы светлых пробуждающихся творческих людей Пятой Расы, не желающих погибать духовно и физически в чудовищной системе, созданной апологетами Тьмы. Действи­тельно, какой смысл в жизни, если человек не реализует свой Дар, не осуществляет свою Миссию, не воплощает в жизнь свою мечту? Светлым людям Пятой Расы и приходящим в мир людям Шестой Расы необходимо совместно делать Общее Дело. Просто первые должны по-настоящему понять детей Нового сознания и, не считаясь ни с какими затратами физических и душевных сил, создавать для них условия, позволяющие провозвестникам Нового мира реализовать их миссию. Интеллектуальный и ду­ховный уровень творческой элиты Пятой Расы позволяет это сделать. А кто же ещё способен понять и поддержать посланни­ков будущего?

Вспомним, что происходит, если особо одарённых детей не поддержать или грубо вмешаться в их хрупкий мир озарённого нездешним светом детства. Мы и ранее видели детей, поражав­ших в самом раннем детстве своими способностями всех окру­жающих. Что с ними стало, надеюсь, не забыли. Достаточно привести только два примера — Ника Турбина и Надя Рушева. Они жили недавно, жили среди нас, поэтому слишком хорошо известна их трагическая судьба... Феномен пробуждения Нового сознания, возможно, дремлет уже во всех детях, но после пыток «инквизиции» (системы образования) этот потенциал практиче­ски ни в ком не пробуждается. Конечно, живут сегодня среди нас дети Света — и совсем маленькие, и уже выросшие. Испытаний с лихвой хватило на долю выросших, но и только пришедших в мир ждут великие испытания.

Наша цивилизация может упустить уникальный шанс для свое­го спасения и для того, чтобы перейти на более высокие уровни бытия, как это и предписано нам Провидением. Мы ведь не знаем, что будет ответом на нашу лень и на наше равнодушие. То ли в не­далеком будущем всё человечество будет состоять из людей Но­вого сознания, то ли спасительная волна детей Света окажется по­следней в нашей истории, потому что и истории больше не будет, если этих детей мы отринем. Чувство сострадания к гибнущему духовно и физически человечеству, рождает мощный нравствен­ный заряд и сострадание в душах пришедших в столь сложный период посланников будущего. Этические, нравственные законы они несут в себе, в своих сердцах. В самые критические моменты человеком управляет не разум, а сердце. Его роль в жизни самих детей Света является первостепенной...

Per aspera ad astra (или кругооборот любви в природе)

Следуя логике рассуждений И. Иллича можно было бы с прискорбием констатировать, что чем больше мы говорим и пишем о любви, тем меньше Любви бескорыстной и возвыша­ющей остаётся в нашем мире. Бескорыстная, радостная, свет­лая, щедрая, спокойная любовь нужна ребёнку точно так же, как вода жаждущему, без которой ему не выжить. Без такой любви умрёт его душа, и в многомиллиардное людское племя, с непос­тижимой жестокостью убивающее божественный мир, вольётся ещё один манкурт... Любовь за что-то, с условием — это тоже отрыжка рыночных отношений. Самое плохое, что могло про­изойти — это обусловить любовь к своему ребёнку по принципу: «Ты мне — я тебе». Мы взрослые, прошедшие сквозь фильтры и моральные пытки всех социальных институтов системы Тьмы и согласившиеся жить в этой системе, конечно, не очень подходим на роль воспитателей детей новой генерации.

Если малыша всё время запугивать тем, что мама и папа его любить не будут, если он... и далее следует целый ворох усло­вий, за что именно малыша будут или не будут любить, то это непременно нанесёт огромный ущерб психике ребёнка. Если вначале родителям кажется, что они говорят это в шутку, то по­том они втягиваются в эту очень опасную для здоровья ребёнка игру. «С нашей подачи маленький человечек делает жестокое открытие: любовь не получают просто так, её надо заслужить. Но ему-то любовь нужна как воздух — для дыхания. И он хочет, хочет её заслужить. Но выполнить всё, чего мы от него требуем, ребёнок просто не в силах, как бы ни старался. И когда он это понимает — в его душе зарождается страх. Наружу он выльется капризами, злостью, упрямством, трусостью, нервными срывами и ночными кошмарами...»[36] Вся мерзость эгоистических, потре­бительских страстей обрушивается на ребёнка с момента его по­явления в нашем сообществе. Вот почему беззащитное существо так жаждет бескорыстной Любви, ибо «...только она, любовь без условий, даёт родному человечку уверенность в надёжности мира, мира, в который он пришёл. Человек, недополучивший в детстве этой иррациональной, безусловной любви, не научится по-настоящему любить себя и любить других, не научится по-настоящему доверять ни окружающим его людям, ни самому себе».[37]

А что же говорить о детях, лишённых всякой любви, даже обусловленной и корыстной. Среди миллионов беспризорных де­тишек, лишённых тепла, ласки, участия и любви, наверняка, есть и дети Света. Но, чтобы раскрыть их (да и всех этих обездолен­ных детишек) природный потенциал и увидеть их таланты, нуж­но создать соответствующие условия. Для начала процесса оздо­ровления нашему правительству нужно проявить человечность и дать им крышу над головой, тепло и пропитание. Создать хотя бы элементарные условия, чтобы дети, живущие в подвалах и спя­щие на трубах центрального отопления, употребляющие водку и наркотики, вернулись в детство и смогли проявить скрытые в них способности. К этим несчастным детям мысль всё время воз­вращается, когда смотришь американские фильмы о необычных детях или видишь десяток талантливых детей на посвященных им конференциях. Кто будет заниматься беспризорниками? Про­бьются ли эти дети сквозь тернии страшной реальности к своим звёздам, как беспризорники в коммуне Макаренко или сгинут в колониях малолетних преступников, зависит от правительства, от всех взрослых и, конечно же от школы, которую не только беспризорники, но и миллионы детей, живущих с родителями, не посещают по разным причинам.

Но и те десятки миллионов, которые ходят в школу, попа­дают в зависимость от выхолощенных программ, придуманных взрослыми. Именно мы, взрослые, и в школе, где насилуется че­ловеческая личность, и дома, где ребёнка растят невежествен­ные родители, творим безобразное будущее, убивая в человеке человеческое... Как далека современная школа от того идеала, о котором мечтали все выдающиеся педагоги на протяжении мно­гих столетий. Как трогательно и возвышенно говорил о шко­ле В. А. Сухомлинский: «Школа — святыня и надежда народа. В школе учатся не только читать и писать, думать, познавать окружающий мир и богатства науки и искусства. В школе учат жить. В школе учатся жить. Школа — это духовная колыбель народа. Без школы у народа нет будущего... В школе живет мно­говековая культура нации».[38]

Изумительно точно ориентирует Сухомлинский учеников. Да, уже в школе у молодого человека должны возникнуть вы­сокие цели, которые он поставит перед собой, и будет затем вы­полнять эти мечты и планы, не сдаваясь никаким трудностям. Должны были бы возникнуть, но, к сожалению, у большинства не возникают. Мы так и не успеваем (или не желаем) понять, кто из детей, пропущенных нами через заземляющие фильтры, был ребенком Нового сознания, кто очень одарённым, а кто просто способным и добрым малым. Под натиском тюремно-палочной системы дети перегорают, перестают светить, радоваться жизни и удивлять нас своими талантами. Отчётливо процесс «гашения светильников» проявляется в наше рыночное время.

Мы в детстве мечтали стать лётчиками, космонавтами, учё­ными... Не боялись и рабочих профессий и даже тянулись к ним. Быть токарем, слесарем-сборщиком, фрезеровщиком или литейщиком тоже было престижно среди мальчишек. Когда я несколько лет назад узнал результаты опроса сегодняшних школьников и то, о чём они мечтают, кем они себя в будущем видят, то испытал настоящий шок. Кроме киллеров и проститу­ток, которые в этом списке лидировали, дети ещё хотели стать фотомоделями, манекенщицами, менеджерами и т. п. Думаю, что продолжать этот перечень и комментировать его не нужно. Власть и подвластные ей СМИ «славно» поработали, чтобы у подрастающего поколения были именно такие предпочтения.

Всё это происходит потому, что в наших школах пытаются внедрять то, что давно устарело, вместо того, чтобы обратиться к истинной сокровищнице педагогического опыта. Достаточно вспомнить несколько имен, чтобы понять, как наши бюрокра­ты выплёскивают вместе с водой и ребёнка (причем в полном смысле слова). Если не углубляться в глубину веков, а посмот­реть только на прошлый XX век, то и в нём увидим прекрасных людей, которые дали нам невероятно много для истинного понимания мира детства. «Наша цель — не просто заставить ребёнка понять, и ещё в меньшей степени — заставить его запомнить, но обратиться к его воображению, чтобы привести его в восторг до глубины души (выделено мной. — С. 3.)», — писала Мария Монтессори. Даже умственно отсталые дети, которых она учи­ла с любовью и глубинным пониманием психологии ребенка на всех этапах его становления, даже эти дети побеждали потом на олимпиадах в Риме нормальных детей из лучших школ. Я в этом факте увидел не только торжество идей Монтессори, но и с не­обыкновенной ясностью (словно в лучах ярчайшего прожекто­ра) высветился страшный факт, что обычные школы буквально дебилизируют нормальных прекрасных детишек.

Чем ещё вы можете объяснить сам факт победы умственно отсталых, но прошедших через добрые руки Марии Монтессори детишек, над вполне нормальными от природы детьми, но дегра­дировавшими в «камерах-классах» современных «школ-тюрем»? Задумайтесь, друзья мои, школьные учителя, над этим феноме­ном. Есть над чем поразмыслить... В подтверждение своих слов хочу также привести пример с детьми-инвалидами, о которых уже не раз показали изумительный фильм по телевидению. Жаль только, что показывали его в час ночи, когда уже не только дети, но и многие взрослые спят. Этот фильм потряс меня до глубины души. Прикованные к инвалидным коляскам и, казалось бы, со­вершенно беспомощные, эти дети светились одухотворённостью и демонстрировали высочайшие достижения в музыкальном ис­кусстве. Присутствовавший и на их репетициях, и на их концер­тах народный артист России А. Баталов говорил: «Вижу, слышу и... не верю».

В это и впрямь трудно поверить. Если у России и есть буду­щее, то оно в этих детях. Болезнь вырвала их из рядов тиней­джеров, погружённых в среду, специально сконструированную для их дебилизации. Она многоплановая, поэтому, так или иначе, но физически здоровый ребёнок с неизбежностью в эту среду окунётся. Это и классно-урочная (тюремно-палочная) система образования, и дискотеки, и рок-концерты и все многочислен­ные молодёжные «тусовки». Подросток мимо этих пластов ни­как не пройдёт. Мнением родителей, учителей и вообще взрос­лых можно пренебречь, но мнение сверстников для тинейджеров архиважно. Всё, что угодно, только бы не выпасть из обоймы, в которую с таким трудом (и часто со страшными унижениями) сумел вписаться. Всё учитывают тушители детского сознания. Не пройдет физически здоровый, нормальный ребёнок мимо рас­ставленных капканов. И везде он будет обработан таким обра­зом, что дебилизации (резкого снижения общекультурного уров­ня, огрубления чувств) ему не избежать.

Но зато детей с физическими или психическими недостатка­ми все структуры дебилизации, слава Богу, не охватывают. Вот почему мы видим такие потрясающие взлёты духа там, где, ка­залось бы, они невозможны. Больные дети смогли подняться и над своим недугом, и над адскими болями, добиваясь настоящих успехов в высоком искусстве без всяких скидок на болезнь. Ко­нечно, на эти высоты они не смогли бы подняться без помощи таких удивительных учителей, как Владислав Тетерин, который действительно всю душу вкладывает в этих детей, всё своё серд­це им отдаёт. Он привил им высокую музыкальную культуру, создал изумительный детский хор. Фильм об этом замечатель­ном педагоге и его воспитанниках нужно показывать всем, по­казывать днём, распространять на DVD, чтобы можно было обсуждать его в школах. Пусть задумаются и дети, и взрослые над этим феноменом. Кстати, уже после окончания фильма и даже после титров на экране снова появляется маленькая девочка и произносит очень важные слова: «Не тот пропал, кто в беду по­пал, а тот пропал, кто духом пал».

Монтессори будто предвидела появление особенных детей, и создавала свои методики буквально для детей Света. Она подхо­дила к ребёнку как к целостной личности. Главную задачу учи­теля она видела в том, чтобы помочь детям раскрыть их огром­ный потенциал во всех направлениях, дать им «шарообразное» (термин Ш. А. Амонашвили) образование-представление о мире. То есть, нужно создать условия, чтобы ребёнок, которого ин­тересует буквально всё, мог этот свой интерес удовлетворить в максимальной степени.

Шарообразный ёжик катится в волшебном лесу Неизведанно­го, а на многочисленные иголочки его интересов попадает много Разнообразного и Удивительного. Воспитательная работа с Деть­ми Нового сознания обязательно должна включать множество направлений развития: ментальное, эмоциональное, духовное, социальное и, конечно же, физическое. А внутри каждого на­правления — множество своих ответвлений. Полноценное и многогранное развитие личности должно быть целью системы Света, а не узкая специализация, поднятая на знамя системой Тьмы. Недаром говорится, что однобоко развитый специалист подобен флюсу.

Развитие личности невозможно при нынешней системе, ибо ей личности не нужны. Да и какую Личность можно сформи­ровать на тестах и ЕГЭ? Если оппоненты скажут, что Личности всё же есть и в наше время, то я соглашусь с ними, но напомню, что эти Личности появились не благодаря существующей систе­ме воспитания и образования, а вопреки ей. Просто они оказа­лись сильнее системы. А ещё им, несомненно, повезло встретить на своем жизненном пути настоящих людей, которые и помогли преодолеть омертвляющее воздействие системы Тьмы. Вполне возможно, что среди этих Личностей — есть и дети Нового со­знания первых трёх волн, которых системе сломать неизмеримо сложнее.

Именно люди Нового сознания, придя в школу, должны глу­боко изучить весь мировой опыт, чтобы отобрать всё самое лучшее и жизненное для использования в работе с детьми но­вой эпохи. Программы Монтессори, например, помогают де­тям получать навыки общения, способствуют эмоциональному развитию, зажигают сердца воспитанников великой любовью к Знанию. С радостью учились дети в её Школе, получая за годы учёбы тот заряд оптимизма и тот объём знаний, который помо­гал им во взрослой жизни оставаться людьми. Её метод обес­печивал максимальное развитие человека, ибо был разработан таким образом, чтобы программа гибко подстраивалась под каждого ребёнка, а не для того, чтобы подгонять малыша под унифицированную программу. Уважение к каждому ребёнку и максимальная помощь в раскрытии его талантов — вот квинт­эссенция её философии.

Не помешало бы изучить и опыт Вальдорфских Школ (они известны также как школы Рудольфа Штайнера), которых во всём мире тоже уже немало. Так же, как и школы Монтессори, они являются хорошо продуманной системой альтернативного образования. С 1919 года (Штутгарт, Германия) и по сегод­няшний день в мире открыто более 550 школ в 30 странах мира. Эти школы ставили и ставят перед собой чёткую цель — вос­питание свободных, творческих, независимых, нравственных, счастливых людей. Штайнер суммировал свои задачи таким об­разом: «Принимайте детей с благоговением, воспитывайте их с любовью, направляйте их вперед, к свободе». Наиболее подходит ребёнку для освоения мира — Игра, поэтому так много игровых методов в этой школе.

«Попасть в вальдорфскую школу — всё равно, что прой­ти сквозь зеркало Алисы в чудесное Зазеркалье образования. Это — удивительный, иногда уводящий от привычных ориенти­ров мир сказок, мифов и легенд, музыки, искусства, физических опытов, пьес, разыгрываемых всем классом, и традиционных фестивалей; учебников, написанных и проиллюстрированных самими учениками, мир без экзаменов, классов, компьютеров или телевизоров», — писал об этих школах Рональд Е. Котзч (Kotzch) в East-West Journal в 1989 году. Похоже, что Рудольф Штайнер тоже предчувствовал появление детей Света.

Об уникальном опыте отечественных Учителей (Антон Ма­каренко, Василий Сухомлинский и др.) мы знаем больше, чем об опыте зарубежных, но много ли методов и приёмов из их богато­го арсенала мы применяем на практике сегодня? Законы Сердца подменены буквой закона. То, что было добыто великими тру­дами, чиновниками от образования отвергнуто, а в практику на­ших российских школ вводится самое худшее из американского опыта (то же тестирование или ЕГЭ). Говорить с бюрократа­ми о Сердце бессмысленно (возможно, по причине отсутствия у них оного). Но любовь и сердечное отношение это то, в чём дети нуждаются больше всего на свете. Зрячее сердце и просветлённый любовью разум могли бы помочь в критической ситуации, в которой оказалась сегодня не только система обра­зования, но и вся страна.

Мы можем вывести Россию на передовые позиции в мире, но для этого нужно вывести её будущих строителей (наших детей) из застенков школ-тюрем, вернуть их к корням нашей самобыт­ной Культуры, дать испить из родников народной мудрости, от­крыть перед ними все достижения Науки, в том числе и спрятанные апологетами системы Тьмы от людей. Один Николо Тесла принёс в мир тысячи замечательных идей. Он жил и творил на нашей планете ради счастья всех людей. Но скряги-миллиарде­ры использовали из его сокровищницы только то, что дало им возможность получить максимальную прибыль. Остальные эпохальные открытия этого гения, которые могли бы радикально изменить ход истории, осветлить наш мир, спрятаны от людей.

Его идеями пользуется сегодня весь мир. Это он на фоне все­общего отрицания и неверия разработал всю индустрию полу­чения и передачи на любые расстояния переменного тока. Он же предложил миру и все генераторы, двигатели и т. п. Тесла первым принес миру идеи радио, телевидения, лазеров и многих других устройств и систем, которые потом приписали другим изобретателям. Уже в 1906 году этот гений понял, что не нуж­ны никакие линии электропередач, что неисчерпаемая энергия находится в любой точке пространства. Нужно только научить­ся её снимать в любом месте. Эту его идею встретили в штыки денежные мешки, которых вполне устраивает именно такая сис­тема передачи энергии, которая существует сегодня. Передача по проводам, которые подводят энергию к потребителю. Это по­зволяет ставить счётчики и взимать плату. Загадить всю землю вышками, опутать проводами, истратить миллиарды тонн стали и цветных металлов, — и всё только ради того, чтобы получить максимальную прибыль. Они думали только об этом, а Тесла о счастье людей...

Он понял, что Земля — гигантский самозаряжающийся и саморазряжающийся конденсатор. Поверхность земли— одна обкладка конденсатора, ионосфера — другая, а воздух — ди­электрик. Триллионы гигават энергии пропадают зря в разруши­тельных тайфунах и торнадо, в разрядах молний, в бушующих океанах и бурях. Человек созидающий давно бы освоил эти не­истощимые запасы в мирных целях, но человек разрушающий ведет себя безумно, мечтая эти же немыслимые энергии приме­нить для глобальных войн. Поэтому Николо Тесла, поняв приро­ду стихий, как никто в мире, не оставил многие свои открытия безумному человечеству. Он прекрасно понимал, что некоторые его открытия будут применены, прежде всего, для создания ещё более разрушительного оружия, ибо такова природа человека, воспитанного системой Тьмы. О мечтах и идеях Теслы дети тоже должны узнавать в школе. Зажигать сердца можно только от вы­сокого напряжения провозвестников системы Света.

По состоянию школы можно судить о направленности циви­лизации, о векторе её развития и... о её финале. Цивилизация, которая в процессе эволюции не сумела прийти к понима­нию Единых Законов и внедрению их в свою жизнь, с неиз­бежностью самоуничтожается. Эти великие и справедливые Законы Бытия и должна открыть ребёнку школа. Если бы в учителе дети увидели взрослого Ребёнка, такого же увлечённого, как они и так же жадно постигающего мир, как и они, то и дети совершенно иначе себя бы вели, и раскрылись бы неизмеримо полнее. «Как ребёнок смотрит на мир, так и мы должны вре­мя от времени смотреть на ребёнка — с изумлением, доверием, переходящим в яркое переживание единства и любви ко всему сущему».[39]

Можно вспомнить размышления Платона о предсуществовании души. Находясь в Божественном мире, освобождённый дух человеческий созерцает неземную Красоту, познает Истину и Благо. Когда же душа устремляется в проявленный мир и во­площается в соответствующем теле, то дух человеческий уже не так свободен, он закрепощён и далеко не всё помнит из увиден­ного им в Божественном мире. Но если бы вместо закрепоща­ющих школьных программ и насилующих психику дискретных аудиовизуальных сигналов дух соприкоснулся бы с Красотой небывалой и образами целостными, если бы встретили детские души в школе слово Истины и Правды, то мы даже представить себе не можем, какой мог бы получиться резонанс, как потряса­юще раскрылись бы наши детки, в которых мы склонны часто видеть дьяволят. Школа — живой организм, а не кирпичная ко­робка. Если бы этот организм развивался в полном соответствии с Едиными Законами, то он достиг бы небывалых результатов и дал бы возможность творчески реализоваться любой личности. Вот почему воспитание всех детей в духе Единых Законов божественного плана это единственно возможный путь в будущее. А такое воспитание может реализовать учитель Ново­го сознания — воин Света, а не программист с компьютером или фарисей-книжник, подотчётный Министерству образования.

Мы — существа волновые (или как я прозрел)

Человек безнадежно застрял на стадии «гусеницы» и, похо­же, не успеет перейти в стадию крылатого существа, чтобы в процессе истинной эволюции получить крылья духа для полёта в небо Свободы, в обитель Отца небесного. Обреченно ползает эта «гусеница» по изгаженной земле, пожирая всё, что только возможно, позабыв о своем истинном призвании. Вырвавшийся из-под контроля джин техногена может окончательно добить в человеке человеческое. Человек уже сегодня мутирует с не­предсказуемыми в будущем последствиями. Предельно загрязняя окружающую среду, человек заставляет страдать всю биосферу, и сам страдает от своих же злодеяний. Стать таким бесчувствен­ным и, мягко говоря, неразумным человек смог под массирован­ным воздействием на его психику новых технических средств, бросивших вызов сложившимся взаимоотношениям человека с природой.

Хочу обратить особое внимание на технические средства, буд­то специально разработанные для подавления психики человека. Все изобретенные в XX веке системы передачи аудиовизуаль­ной информации — кино, телевидение и Интернет — оказались на поверку мощными средствами аудиовизуального прессинга и зомбирования человека. О том, что кинопроекторы, телевизо­ры и мониторы компьютеров оказывают негативное воздействие на наш мозг, знают немногие, а если что-то и слышали, то не придают этому значения, полагая, что все страхи преувеличены. Не знал и я, пока на себе не испытал в полной мере негативное воздействие сначала кинопроекции. В 1969 году я был в твор­ческой группе молодых художников, помогавших на Мосфиль­ме режиссёру Савве Кулешу в съёмках двухсерийного фильма «Комитет 19-ти». Один из героев этого фильма произнёс весьма показательные слова: «Чем больше я имею дело с людьми, тем лучше отношусь к вирусам».

Кулиш сказал нам тогда, что денег на фильм выделили мало, платить ему практически нечем и что вместо жалких рублей он предлагает нам в качестве оплаты за наш труд посмотреть трид­цать лучших зарубежных фильмов, которые никогда на совет­ский экран не выйдут. Конечно, мы с восторгом согласились. Все мы были молоды, азартны и, чтобы не приезжать тридцать раз в просмотровый зал Мосфильма, решили пересмотреть всё за неделю (по 5-6 фильмов в день). После первого дня просмот­ра я выбирался из зала, держась за стены и сжимая руками рас­калывающуюся голову. На второй день половина нашей группы (в том числе и я) после просмотра нескольких фильмов попали в медпункт Мосфильма. Помню, что адские головные боли и не­вралгические боли в груди, в области сердца буквально уложили меня на кушетку. Врач сделал нам какие-то уколы и велел поле­жать немного, пока мы придем в себя.

Я лежал и мучительно размышлял над тем, что произошло. Почему я в кабинете врача? Мне было так удобно в мягких крес­лах просмотрового зала и так интересно смотреть столь непри­вычные фильмы. Чем вызвано мое плачевное состояние? Ведь я каждый день с утра до вечера вижу и слышу окружающий меня мир, естественно, устаю к концу дня, но не заболеваю же. По­чему же я попал к врачу, посмотрев всего полтора дня кино­проекцию? Видимо, всё дело в структуре сигнала. Изображение, которое я тоже вижу и слышу в кинозале, чем-то принципиально отличается от реального мира. Чем же? Исследованию этого вопроса я посвятил потом много лет в МГУ.

После множества экспериментов стало ясно, что все совре­менные средства передачи аудиовизуальных сигналов преподно­сят нам вместо целостного естественного божественного мира, который мы видим в солнечных лучах, нечто расчлененное на всё более и более мелкие фрагменты. Действительно, если в кино изображение состоит из отдельных кадров (фотографий), то в телевидении каждый кадр делится ещё на сотни строк. На экра­не монитора компьютера и вовсе изображение состоит из мил­лионов отдельных точек-пикселей. Чтобы добиться иллюзии «целостности» изображения, эти клочья-фрагменты общей кар­тины подаются в мозг с определенными частотами. На сетчатке глаза не успевает полностью исчезнуть предыдущий фрагмент, как за ним подается следующий, и этот процесс, развёрнутый во времени, создаёт в нашем мозгу иллюзию целостных образов или некоего непрерывного действия. Но это всего лишь иллюзия целостного мира, но не сам этот мир! Вывод, к которому мы при­шли после нескольких лет экспериментов, обязательно должны знать школьные учителя: все современные аудиовизуальные системы (кино, ТВ и компьютеры) оказывают негативное воздействие на мозг человека. К такому же выводу пришли и экспериментаторы во многих странах мира.

Мы привыкли к киноизображениям, облучающим биомассу человечества (термин В. И. Вернадского) уже более ста десяти лет, и к мерцающим телевизионным экранам, которые облучают ту же биомассу (весьма интенсивно) более полувека. В послед­ние десятилетия ещё большими темпами происходит экспансия компьютеров, к мониторам которых прилипает всё больше и больше «мотыльков», летящих на потусторонний свет виртуаль­ной реальности. Сегодня это, прежде всего, дети. Тем более, что многих детей взрослые буквально «приковывают» к компьютеру и дома, и в школе, чтобы снять со своих плеч труд по их воспи­танию.

К чему приводит облучение биомассы человечества противо­естественными аудиовизуальными потоками? Как это облуче­ние отразится на наших детях и внуках? К каким мутациям это может привести человека в недалёком будущем? А в далёком? Похоже, что над этим мало кто задумывается. Вопросы эти ка­жутся второстепенными. Учителя, если и слышали что-то о вре­де телевидения и мониторов компьютеров, вряд ли как-то учиты­вают это в своей повседневной работе с детьми, ориентируясь на свой собственный опыт общения с электронными СМИ. Но этот опыт вчерашнего дня совершенно не отражает реальной карти­ны сегодня. Раньше не было такого чудовищного и глобального прессинга, которому в XXI веке подвергаются наши дети. Ин­тенсивность этого противоестественного, противоприродного облучения стремительно и бесконтрольно возрас­тает.

Человек, как существо многоплановое, буквально расчленён дискретными аудиовизуальными потоками. Духосфера для него оказалась блокированной, особенно если учесть, что не только сами по себе все технические средства, будто специально, со­здавались для угнетения психики, что с их помощью на нас накатывается девятый вал информационного беспредела, в котором тонет, задыхается современный человек. «Хлеба и зрелищ!» — жаждала толпа во все времена. СМИ реализуют эту утробную мечту, ублажая социализированное животное, в которое, поис­тине, теперь человек и превращается. Не обращать и далее вни­мания на эту проблему не только недальновидно, но уже просто преступно.

Моя задача — этой книгой обратить внимание на существу­ющую проблему, которая в ближайшее время выйдет на первый план, если мы пожелаем остаться людьми. Нужно срочно браться за её решение, так как завтра будет поздно. Конечно, я не ратую за отмену кино, телевидения и компьютеров не только потому, что это невозможно, но и потому, что каждая из этих идей сама по себе очень интересна и имеет право на жизнь. Глав­ная проблема в том, как эти идеи технически реализованы, учи­тывался ли при их создании и глобальном распространении... человек. Не покупатель, который за все заплатит, а человек, на которого все эти средства не могут не оказывать определённо­го воздействия. Оказалось, что человека-то и не учли, не учли его истинную природу. Отпетому материалисту, для которого ни эзотерические, говорящие о многоплановом строении челове­ка, ни православные доктрины, утверждающие, что у человека кроме тела есть душа и дух, не указ, предоставим научные сооб­ражения.

Человек является живым генератором и приёмником. Всё его тело и особенно мозг активно и непрерывно излучает ко­лебания в определённом диапазоне частот. Процесс излучения мозга фиксируется с помощью электроэнцефаллографа. Есть и три «биорадиостанции», называемые в медицине основными биоритмами, которые настроены на частоты божественного мира, мира природы. Мы были живыми генераторами и приёмниками до изобретения радио, кино и телевидения и останемся таковыми после их замены на нечто более подходящее человеку. Если мы существа волновые и на нас собрались воздействовать с помощью волновых же устройств, то сам Бог велел провести тщательные исследования, позволяющие с уверенностью утверждать, что частоты, с которыми воздействуют на нас каждая из этих трех аудиовизуальных систем (кино, телевидение и компьютеры) не оказывают на мозг человека негативного влияния. Или, что они после длительных и тщательных исследований, подобраны так, чтобы свести негативное воздействие к минимуму. Трагедия че­ловечества заключается в том, что такие исследования при со­здании и глобальном внедрении этих систем не проводились. Но их, похоже, и сейчас в должном масштабе никто не собирается проводить. В системе Тьмы, в которой прибыль превыше всего, человек «хозяев жизни» не интересует.

Негативное влияние на мозг этих технических систем сегодня доказано учёными многих стран. По их рекомендациям детям до двух лет категорически не рекомендуется смотреть телевизор, а для детей постарше есть очень чёткие ограничения времени контакта с мониторами компьютеров и экранами видеосистем. Отрицательное воздействие современных АВ-систем обуслов­лено не только тем, что визуальная картина целостного живого мира разрывается на мелкие и мельчайшие фрагменты, которые затем подаются с определёнными частотами в мозг человека. И не только тем, что эти частоты не подобраны наиболее оп­тимальным образом, чтобы свести отрицательное воздействие к минимуму. Есть ещё несколько причин, усугубляющих нега­тивное воздействие видеосистем и мониторов на мозг человека. Это и обездвиженность человека, прикованного к мерцающему экранчику иногда многими часами. Можно только представить, как много недополучает в этой ситуации ребёнок, которому аб­солютно необходимо в период роста для полноценного и гармо­ничного развития очень много двигаться. А он лежит перед телевизором или сидит перед монитором. При обездвиженности дети часто во время просмотра ещё и непрерывно жуют, поглощая всякую разрекламированную дрянь с вредными биодобавками и консервантами. В некоторых кинотеатрах теперь модно брать с собой на сеанс пакеты с поп-корном и бутылки с «Пэпси-колой». Это поветрие стало очень модным, и многие кинозалы после се­анса напоминают свалку.

Но ещё большая опасность таится в домашних просмотрах видеофильмов или в бесконечных бдениях у монитора — окош­ка в виртуальную реальность. Нервная система перенапрягается из-за того, что глазам приходится напряжённо всматриваться в небольшой экранчик. То есть, всё внимание сконцентрировано в малом телесном угле, в котором размещается экран видеосисте­мы или монитор компьютера. Дело в том, что в процессе эволю­ции глаз человека обрёл соответствующее строение. Посколь­ку периферийное зрение играло огромную роль для выживания вида, то каналы «сетчатка — зрительный нерв — мозг» для периферийных участков сетчатки имеют большую пропускную способность, так как именно от периферии поступали сигналы опасности. При многочасовом вглядывании в экранчик перифе­рийные участки не задействованы. Усугубляется это ещё и тем, что чаще всего на маленький экранчик люди смотрят в тёмном или полутёмном помещении. Такой контраст вреден, но это об­стоятельство игнорируют даже люди образованные.

Оппоненты утверждают, что дискретные сигналы современ­ных АВ-систем не так уж вредны для психики человека, так как глаз человеческий тоже работает дискретно. Специалисты знают, что саккады — это очень быстрые сканирующие движе­ния глаз (от 10 мсек до 80 мсек). Эти движения принципиально отличаются от медленных движений глаз, когда нам приходить­ся следить за перемещающимся объектом. Даже для фиксации саккадических движений глаз аппаратура должна иметь частоту регистрации сигнала не менее 200 гц. Глаз, при рассматривании объектов мира совершает целую серию коротких перемеще­ний — саккад, причём во время перемещения мозг обрабатывает информацию, поступившую в него от предыдущей остановки. Значит, во время движения от точки к точке информация моз­гом не воспринимается. В следующей точке, в конце очередной саккады мозг снова воспримет очередную порцию информации о данном объекте, а во время следующей саккады (перемещения в следующую точку) новая информация снова приниматься не будет.

Если объект целостный и саккад будет достаточно много, то мозг проинтегрирует суммарную картинку, что даст о данном объекте достаточно полное представление. Есть специальные приборы, которые фиксируют все перемещения зрачка нашего глаза во время рассматривания, скажем, портрета. Общая кар­тина всех этих перемещений будет напоминать этот портрет, как бы сотканный из штрихов перемещений. Эта картинка показы­вает, что наше внимание при разглядывании объекта распределя­ется неравномерно. К каким-то местам на этом объекте глаз бу­дет возвращаться чаще, к каким-то — реже. В том же портрете, как показывает прибор, мы будем наиболее часто возвращаться к глазам, потом последуют нос, рот. Уши, прическа и контуры лица будут просканированы значительно реже...

Следовательно, делают вывод мои оппоненты, раз уж само восприятие объектов мира представляет собой дискретный про­цесс, то не столь уж важно, каким будет визуальный сигнал, формируемый разными АВ-системами — сплошным (аналого­вым) или дискретным. На мой взгляд, это рассуждение неверно. Движения глаза от точки к точке (саккада), как мы уже показали выше, измеряются долями секунды. И предъявление фрагментов киноизображения также измеряются долями секунды. Всё дело с моей точки зрения именно в соотношении этих длительностей (частот). В реальном мире во время любой остановки глаза и считывании в это время информации об объекте мы будем иметь в поле зрения всегда сам объект. При рассматривании, например, киноизображения этого же объекта, в котором отдельные кад­ры чередуются с частотой 24 кадра в секунду, остановка сакка-дического штриха и момент фиксации мозгом может прийтись на темное место (в это время обтюратор перекрывает кадровое окно кинопроектора). Глаз при этом будет попадать не обяза­тельно на кадры, несущие следующую порцию информации, а на эти темные места, что приведет к дополнительному напряжению нервной системы.

Таким образом, утверждение, что нет особой разницы при восприятии мира реального и его кино или видеоизображения является неверным. На экране телевизора, строго говоря, во­обще ничего нет. Например, в чёрно-белом телевизоре внутри электронно-лучевой трубки с бешенной скоростью мечется одна-единственная светящаяся точка-луч, который под воздей­ствием отклоняющих систем прописывает строку за строкой и при этом модулируется по яркости. Т. е. не мы рассматриваем реалии мира, а в нас втискивается противоестественным образом нечто, формирующее в нашем мозгу псевдореальность... Если ко всем вышеперечисленным моментам добавить ещё и нанесение прямого ущерба психике ребёнка специально создаваемыми для этой цели программами и играми (информационный терро­ризм), то огромный суммарный вред от общения ребёнка со все­ми новомодными АВ-системами очевиден.

Вот почему школьные учителя уже сегодня, не дожидаясь никаких указов сверху, должны с абсолютным понимани­ем отнестись к этой угрозе и сделать всё, что в их силах, чтобы зомбирующее и убивающее души наших детей влия­ние, если не убрать полностью, то хотя бы значительно ослабить. Нужно осознать, что человечество переживает ещё один потоп, барахтаясь в аудиовизуальном информационном во­довороте. О качестве «воды» в таком водовороте знают все. Мы видам, какой низкопробной продукцией переполнены сегодня наши кинотеатры, наше телевидение. Продукция виртуальных киосков тоже хорошо всем известна и, за редким исключением, буквально убивает душу ребёнка.

Не только насилие и секс стали превалировать на нашем теле­видении, но даже многие мультфильмы стали просто жуткими. Сколько добрых прекрасных мультфильмов создавалось рань­ше. Советская школа мультипликации была непревзойдённой в мире. Русские сказки учили детей быть добрыми и чуткими. У детей были герои, которым хотелось подражать. А сколько детских фильмов создавалось на наших киностудиях... Жаль, что учителя и многие родители не находят времени посмотреть, о чём говорят герои современных мультфильмов. Мало того, что персонажи мультфильмов стали просто уродливыми, так ещё и диалоги героев ввели бы в ступор любого учителя, если бы он увидел, чем начиняют его учеников... «Это моё первое убийство», — довольно потирая ручки, говорит «герой» одного мультфильма. «Я заработал кучу денег», —  говорит в другом фильме какой-нибудь зверек, поправляя галстук. Мультфильмы ведь тоже — средство воспитания, притом средство — мощней­шее. А владельцы российских кинотеатров говорят сегодня, что дети это коммерчески невыгодный зритель. Слышал бы это Ролан Быков...

Система Тьмы зомбирует детей ещё и массой разнообразных техно-игрушек. Для этого создана целая гигантская индустрия, которая сегодня тоже стремительно развивается. На то, что уво­дит детей от истины, от природы, от нормального мировоспри­ятия, находятся огромные деньги. Главное — получить максимальную прибыль, — больше ничего не интересует тех, кто этот бизнес развивает. Я спрашивал одного из директоров фирмы, которая в России выпускает дискотечное оборудование, копи­руя западные образцы, понимает ли он, что калечит души детей этими световыми пушками и стробоскопами? Он ответил, что вполне осознает это, но его родные дети хотят кушать, поэтому он и занимается тем, что приносит хорошую прибыль. Но и его дети, плотно покушав, пойдут на ту же дискотеку. Наверное, на два хода вперёд уже трудно думать в рыночных условиях...

Самые передовые технологии, применение микрочипов, ми­ниатюризация, дизайн, — всё используется для получения сверх­прибылей. Продаются в детских магазинах горы игрушечного оружия, которое имитирует настоящее так натурально, что с де­тскими автоматами уже грабят банки. Танки, самолеты, транс-формеры, солдаты-роботы — всё это включает в себя микро­чипы и электроприводы. Эти чудо-игрушки двигаются, мерцают светодиодами, звучат. Всё — такое яркое, красочное, заворажи­вающее малышей. Родители сами заваливают ребёнка подобны­ми игрушками, не понимая, что примитивный с их точки зрения конструктор из металлических полосок с отверстиями, винтов и гаек принес бы несравненно больше пользы малышу.

А подростков ловят уже на другую приманку. Они жаждут всё более миниатюрных плееров и прочих электронных игрушек. Ревниво следят за тем, чтобы не отстать от сверстников, чтобы иметь всё самое продвинутое, самое лучшее. А оно стоит боль­ших денег... Наряду с миниатюрными аудиовизуальными систе­мами, разрабатываются и всё более мощные, огромные звуковые и световые системы для одновременного оболванивания десятков тысяч подростков. Ревущие стадионы с кумирами, будто вырвавшимися из психбольниц, ярчайшие вспышки, пиротехнические взрывы, очень громкий звук... Точен расчёт воротил этого шоу-бизнеса. Они-то знают, что все тинэйджеры — бунтари. Под­ростковый возраст — это время невероятных открытий. Форми­рующаяся личность ощущает своё отличие от мира, в котором ребёнок ещё недавно был буквально растворён, где он чувствовал (в более-менее нормальных семьях) свою защищённость. И вот — одно из величайших открытий в жизни: «Я — это «Я». Я никому не нужен, всем только мешаю. Родителям до меня нет дела. В школе придираются, и такую «лапшу» на уши вешают, что удавиться можно».

Выдирая себя с болью из мира, которым он ещё недавно был сам, а теперь вдруг этот мир стал столь враждебным, подрос­ток на некоторое время становится невероятно уязвимым и без­защитным. Кто рядом, кто успел подобрать ключики к страж­дущей душе, за тем и пойдёт это ещё неоперившееся существо. Хорошо, если это оказались чуткие и понимающие психологию этого возраста родители. Но, как правило, им не до детей, их тон­кости, ума, чутья не хватает для адекватного этому состоянию поведения. К тому же, большинство взрослых сами буквально выживают, а не живут, вот мы сегодня и имеем то, что имеем. Тинейджеры сбиваются в стада, и там ваше дитя доходит до кон­диции. Апологеты системы Тьмы своего не упустят. Они проду­манно создают мощнейшие световые и звуковые системы, кото­рые действуют на юнцов так, как брошенный в речку динамит действует на рыбу. Всё это уродует психику наших детей, убива­ет в них утончённое эстетическое восприятие мира, приучает к кричащей яркой пошлости...

Этой же цели служат и передачи Муз-ТВ и МТВ, компью­терные игры, в которых бесконечно проигрываются сцены наси­лия и убийства. Детей приучают к «насилию развлекательного типа». На этом строятся многочисленные комиксы, фантасти­ческие фильмы и те же мультфильмы. Именно эта тематика ста­ла излюбленной для тех, кто продуманно разрушает психику грядущих поколений. Рекламируя новую компьютерную игру, ведущий программы Муз-ТВ сказал: «Никогда ещё война не вы­глядела так красиво, как в этой сложнейшей игре». Какие ком­ментарии здесь нужны?

Есть удручающая статистика участившихся расправ школь­ников над своими одноклассниками. Это происходит по всему миру, причём масштаб этих настоящих боен все возрастает. Пе­рестреляв полкласса, юный «ковбой» убивает и себя, так как из виртуальных игр он знает, что у него в запасе есть ещё несколько «жизней». Он насмотрелся на телеэкране и мониторе компьютера, как всё это выглядит героически, красиво и нестрашно. Дети тысячи раз видели, как хладнокровно и спокойно их «герои» расстреливают людей и как те картинно падают. Это просто та­кое шоу. Но это шоу вырабатывает в детях ничем не мотивиро­ванную жестокость и бесчувственность. В штате Арканзас, где произошли наиболее кровавые расправы школьников над одно­классниками, губернатор штата возложил всю ответственность «на культуру, где дети оставлены на произвол десятков тысяч убийств, демонстрируемых по телевидению и в кино». Какая же это «культура»? Может быть, пришло время называть всё сво­ими именами, в том числе и анти-культуру, которую, по недора­зумению, именуют сегодня масс-культурой.

Тошнотворные реалити-шоу по российскому телевидению мы видим ежедневно. Цель у них только одна — развращение молодежи и попрание, осмеяние всего возвышенного и светлого, без чего юность задыхается... Мы же не едим как свиньи что попало и не переедаем бессмысленно. Но это пища физическая. Почему же пища духовная, несравненно более важная для ста­новления человека, поедается такими гигантскими порциями и без разбора? Тонкое тело перекармливается отбросами. Детей непрерывно начиняют негативными впечатлениями. Вспом­ним, что впечатления — это эмоциональная реакция на инфор­мацию, воспринятую всеми органами чувств. Ребёнок восприни­мает негатив особенно остро. А чутких и понимающих взрослых, которые должны были бы оградить его от этого негатива, часто рядом не оказывается.

Кроме негатива, которым перекармливают по телевидению и через Интернет, не меньший отрицательный заряд дети полу­чают на дискотеках. В ноябре 2006 года в Мурманске на диско­теке несовершеннолетние на глазах у орущего и одобряющего зала занимались на сцене сексом. Это показали по телевидению. Спровоцировал их богатый негодяй, пообещавший десять тысяч рублей той паре, которая будет вести себя наиболее раскованно. Тенденция особенно страшна тем, что подобное происходит уже не только в развращённых столицах, но и в глубинке. И то, что власть потворствует развращению детей в условиях «демокра­тии» и «свободы», не может и не хочет поставить заслон всей этой мерзости, должны учитывать в своей работе школьные учи­теля, пытаясь всеми доступными им средствами и огнём своего сердца освещать сгущающийся мрак. Огня сердца отдельных энтузиастов может не хватить, ибо мрак в XXI веке тоже пере­ливается всеми цветами радуги. Нужен ещё и особый инстру­ментарий, который был бы продуманной альтернативой всем аудиовизуальным системам, угнетающим психику ребёнка.

Да здравствует Солнце...

Век грубой силы и отрицания всего праведного и возвышен­ного пришел к своему апофеозу. Воистину наступила Эра Раз­общенного Мира (ЭРМ), как и предсказывал писатель-философ Иван Ефремов. Это настоящая эпоха духовного и физического вырождения, которую активно насаждают властители материального мира с помощью всех видов электронных СМИ. Их воздей­ствие на мозг человека отрицательно, но правда об этом скрыва­ется от широких масс, ибо на невежестве и на незнании людском базируются огромные доходы апологетов системы Тьмы. Наше невежество для «золотого миллиарда» — источник доходов, а для нас самих — источник всех наших бед и зол. «Знание-сила» — это действительно так. Чтобы привлечь внимание учителя к ново­му альтернативному инструментарию, нужно, чтобы сначала он в полной мере осознал, что есть, как минимум, две проблемы, мимо которых воспитатель детей не имеет права пройти.

Первая проблема — угнетение психики детей с помощью технологических особенностей всех современных аудиовизуаль­ных систем. Это угнетение усиливается негативной информаци­ей, которая транслируется по многим каналам. Вторая не менее значительная проблема, касающаяся школьных учителей напря­мую, тоже далеко не всеми осознается. Вот как об этой проблеме говорит создатель детской коммуны «Китеж» Дмитрий Моро­зов: «Как правило, дети просто не понимают ни то, что написано в учебниках, ни то, что объясняет учитель. Они не имеют обра­зов (выделено мной. — С. 3.) для тех слов, которые слышат».[40] Очень точное наблюдение. Но как создавать эти образы?

А «...нельзя ли придумать какие-то новые формы твор­чества (выделено мной. — С. 3.), чтобы они были и доступны маленькому школьнику, и интересны ему, и развивали бы вооб­ражение, и позволяли выразить себя, чтобы по результатам рабо­ты, например, учитель мог догадаться о сегодняшнем настроении ребенка».[41] Такое впечатление, что эти слова С. Соловейчик на­писал после того, как более тридцати лет назад побывал на заня­тиях студии музыкальной светоживописи в харьковском Двор­це пионеров или на репетициях Оптического театра... Оба эти явления практически неизвестны широкому кругу читателей. Но оба они могут быть невероятно ценными и интересными для при­менения в воспитательном процессе, в работе с детьми на всех этапах их обучения и на всех стадиях развития — от детского сада до вуза, что я ниже постараюсь доказать. Для того чтобы защитить наших детей от аудиовизуального прессинга дискретных систем, мы предлагаем альтернативный свето-звуковой ин­струментарий, воздействие которого на детскую психику прямо противоположно негативному воздействию всех существующих ныне аудиовизуальных систем. Наш инструментарий оказывает буквально исцеляющее воздействие на душу ребёнка, что дока­зано более чем сорокалетней практикой.

Чтобы стало понятно, о чём идет речь, сделаю краткий ис­торический экскурс, вернувшись во времени почти на полвека назад... В самом начале 60-х нам (харьковскому инженеру и художнику Ю. А. Правдюку и мне) удалось практически одно­временно придумать и создать невероятно простые инструменты для получения на экране любых движущихся форм и символов. Это были первые инструменты светохудожника. Гибкое управ­ление всеми параметрами сложных визуальных композиций в реальном масштабе времени — это и есть главное отличие свето-инструмента от всех устройств спецэффектов. Юрий Алексе­евич создал свой большой стационарный инструмент, используя в качестве формообразователей бумажные цилиндры, а я в это же самое время в другом городе, ничего не зная о его изобре­тении, придумал портативный инструмент светохуждожника, используя для получения управляемых формодвижений на эк­ране бумажные диски. Так как я ввёл сразу три непривычных для слуха читателя термина — «инструмент светохудожника», «формообразователь» и «формодвижение», — то попытаюсь не только объяснить, что они обозначают, но и рассказать о предыстории возникновении нового инструментария.

Видимо, это было веление времени, и кто-то всё равно должен был такие инструменты создать, потому что в средине XX века особенно бурно обсуждалась проблема синтеза музыки и цвета. Изобретатели предлагали самые разные устройства для автома­тического перевода музыки в цвет, видимо, даже не понимая, что они предлагают и изобретают. С точки зрения людей искус­ства такая постановка задачи — нонсенс. Если представить, что музыка вообще может синтезироваться с каким-то там цветом, то возникает сразу несколько вопросов. Зачем? Что такое в дан­ном случае «цвет»? Каким образом некий автомат способен про­анализировать и, главное, прочувствовать музыку, чтобы в ито­ге получился синтез музыки и света (цвета), о котором можно было бы говорить в рамках искусства, а не всяких там шоу или «мигалок» для эстрады?

Эти вопросы могли задать люди искусства, если они вооб­ще обращали внимание на подобные изобретения, но радиолю­бители мастерили тогда массу таких автоматов, пытаясь пере­водить непереводимое... Доктор физико-математических наук К. Леонтьев выпустил в 1961 году брошюру «Музыка и цвет», послужившую дополнительным стимулом для многих изобрета­телей. В ней он в частности писал: «Не исключено, что на ос­нове научных данных о психологии восприятия цвета композиторы-художники будут в партитуру своих сочинений включать партию цвета как самостоятельную, в дополнение к оркестровой партии. Возможно, наряду с использованием вариаций цвета в синтезе с музыкой... игра цвета начнёт развиваться и как само­стоятельное искусство, то есть осуществится идея Майкельсона...»[42] Честно могу признаться, что и я после прочтения этой книжечки осенью 1961 года засел за эксперименты, показывая результаты своих трудов друзьям из Клуба мечтателей, который мы тогда создали. Несколькими годами позднее началось актив­ное обсуждение этих проблем на Всесоюзных конференциях но проблемам синтеза музыки и света (цвета). Я сам с конца 60-х по 2000-й год был участником почти десятка таких конференций в нашей стране и за рубежом.

Должно ли появиться некое новое искусство Синтеза со странным названием цветомузыка (или светомузыка)? Тер­мин в середине XX века весьма распространённый, хотя родил­ся он значительно раньше... Более двух с половиной тысяч лет назад великий Пифагор говорил о «музыке сфер», существующей изначально. За эти тысячелетия мысль человеческая в раз­ных странах возвращалась к проблеме Синтеза. О рукотворной «оптической мелодии» для глаз задумывались уже мыслители древности. Почти за 300 лет до н. э. греческий философ Аристо­тель высказал смелую и неожиданную мысль о том, что «цвета по приятности их соответствий могут относиться между собой подобно музыкальным созвучиям и быть взаимно пропорцио­нальны".[43] И. Ньютон, разложивший солнечный свет с помощью призмы на спектр цветов, задумался, не существует ли некая высшая связь между семью цветами спектра и семью нотами в музыкальной октаве.

Из-за этой мысли, не дававшей ему покоя, великий физик и разделил плавно переходящие друг в друга цвета спектра именно на семь градаций (красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голу­бой, синий и фиолетовый цвет), а не, скажем, на пять (красный, жёлтый, зелёный, синий, фиолетовый). Чтобы добиться полной аналогии со звуковой гаммой, он ввёл ещё и цвет индиго, смешав для этого между собой крайние цвета спектра (красный и фиоле­товый). От «до» одной октавы до «до» другой октавы — восемь звуков. От красного цвета до цвета индиго — восемь цветов. С его легкой руки и начались эксперименты по привязке определён­ного цвета к определённой ноте... Но отдельный звук, вне музы­кального контекста, особого эстетического значения не имеет (так же, как и отдельный аккорд мало что говорит чувствам). И звук, и аккорд могут быть приятными или неприятными для слуха, но глубокой мысли отдельным звуком не передашь. Ощу­щение музыкальной ткани рождается при прослушивании звуков разной длительности и тембровой окраски, следующих друг за другом с определенными интервалами. Казалось бы, — звуковая абстракция, а как трогает тех, Для кого этот абстрактный хоровод звуков стал неотъемлемой частью их духовной жизни.

Если цвет будет всё время следовать за «своим» звуком, за каждой нотой, то зрение просто не выдержит такого сумасшед­шего мельтешения цветов, так как природа восприятия мира глазом и ухом совершенно различная. Поэтому такая меха­нистическая привязка цвета к отдельному звуку отношения к искусству не имеет. Именно поэтому обречены на неудачу все попытки любителей создать какие-либо устройства для соеди­нения музыки с визуальным изображением на этой основе. Но идеи Ньютона и его интерес к проблеме Синтеза более двух ве­ков гипнотизировали и вдохновляли изобретателей, старавшихся осуществить синтез именно на предложенном им принципе.

Первые исторические попытки наивного синтеза звука и цве­та относятся к XVIII веку. Французский монах и математик Луи Бертран Кастель создал цветовой клавесин, в котором при нажа­тии клавиши раздавался не только звук, но также появлялась на небольшом экранчике полоска определённого цвета. При нажа­тии любой клавиши соединённая с ней тончайшей струной плас­тинка поворачивалась, что позволяло увидеть установленную за ней пробирку с цветной жидкостью, подсвеченную свечой. От­пустил клавишу, сработала пружинка и... дверца захлопнулась. После некоторого ажиотажа, вызванного новизной явления, о нем вскоре позабыли. В истории искусства цветовой клавесин остался любопытным нонсенсом. Правда, в Европе еще долго спорили о принципиальной возможности или невозможности со­единения музыки и цвета. В спор включились видные ученые, философы, писатели того времени. Среди них Дидро, Даламбер, Руссо и Вольтер, назвавший Кастеля «Дон Кихотом от матема­тики».

В 1742 году Российская Академия наук посвятила специаль­ное заседание такому вопросу: «Могут ли цвета, известным не­которым образом расположенные, произвести в глазах глухого человека согласием своим такое увеселение, какое мы чувствуем ушами из пропорционального расположения тонов в музыке»? И Академия пришла к выводу: «Приятно согласие музыкальное, приятны и колеры, но их та приятность весьма разная, и одна от другой инородная». Вывод, в целом, правильный. К музыке ниче­го механически присоединять не нужно.

Если же мы возьмём Звук и Свет (Цвет), как исходные мате­риалы для творчества, как Начала, созидающие миры и форми­рующие самого человека, тогда прояснятся основы Синтеза Ис­кусств. «Всё живое стремится к цвету», — писал великий Гёте. А молодой адъюнкт Российской Академии Михайло Ломоносов, подробно описавший необычное заседание Академии в 1742 году, говорил, что «много утех и прохлад в жизни нашей от цветов зависит». Художник-оформитель театральных постановок ита­льянец П. Гонзага, работавший долго и в России, в самом начале XIX века выпустил интересную книгу «Музыка для глаз». Два века назад он утверждал, «что цвета действуют в пространстве, а звуки во времени, что уши любят воспринимать звуки после­довательно, одни после других, а глаза наоборот, любят видеть цвета размещёнными одновременно, одни рядом с другими".[44]

Так что проблема Синтеза возникла не в середине XX века, а, как минимум, на два столетия, а то и на два тысячелетия раньше. И всё же до наступления эры электричества мечтать о создании гибкого управляемого свето-инструмента было трудно. Но уже в 1910 году великий русский композитор и самобытный философ А. Н. Скрябин создал первый световой «инструмент» для сопро­вождения музыки с применением электричества. Это было всего лишь деревянное кольцо с расположенными на нём двенадцатью разноцветными лампами, которые можно было включать и вы­ключать по очереди или в любой комбинации, нажимая обычные кнопки. Это кольцо Скрябин закреплял на потолке и, нажимая под музыку те или иные кнопки, вызывал на белом плафоне по­толка рукотворное сияние, расходившееся веером от кольца по всему потолку.

В это же время в России прошли две выставки художников-орфистов, которые попытались подчинить живопись музыкаль­ной организации. А. В. Луначарский (будущий нарком про­свещения), побывавший на их выставке, писал в своём обзоре: «Музыка колорита, симфония красок и линейная мелодия вполне мыслимы, в особенности, в слиянии с музыкой звуков. Но динамика есть основа музыки. Чтобы сравняться с нею, тонкий худо­жественный калейдоскоп лучших орфистов должен также стать динамическим (выделено мной. — С. 3.). Пусть новаторы жи­вописи дадут нам присутствовать при прекрасной игре линий и красок, ведущих между собой ту борьбу танцующих звуков, тот абстрактный хоровод, какой мы находим в музыке».[45]

Эти изумительно точные мысли А. Луначарский высказал в 1913 году, но еще за 14 лет до этого в конце XIX века поэт В. Брюсов предполагал: «Могут возникнуть новые искусства. Я мечтал о таком же искусстве для глаз, как звуковые для слу­ха, о переменных (выделено мной. — С. 3.) сочетаниях черт, красок и огней».[46] Русский светохудожник В. Д. Баранов-Россине ещё перед первой мировой войной создал свой инструмент «Оптофон», в котором он попытался оживить спроецированные на экран композиции, придав им, пусть робкое и наивное, но всё же движение. В 1994 году мне посчастливилось увидеть этот инструмент, хранящийся сейчас в Центре Помпиду в Париже. Я был тогда во Франции в составе российской делегации (вместе с руководителем института «Прометей» Б. Галеевым и музыкове­дом-теоретиком И. Ванечкиной) на международной конференции «Отец Кастель и его цветовой клавесин». Внучка В. Баранова-Россине продемонстрировала делегатам многих стран оптофон в действии. Трудно было удержаться, чтобы самому не поиграть на столь уникальном инструменте.

В 1928 году русский художник и изобретатель светооркестра Г. И. Гидони попытался устроить уже настоящий свето-концерт в Большом конференц-зале всесоюзной Академии Наук с помо­щью изобретённого им электрического свето-цветового аппа­рата. Этого талантливого изобретателя постигла судьба многих гениальных людей. Его жизнь оборвалась в 1937 году... Но он успел издать на собственные средства бесценную книжечку, в которой восторженно, словно большой ребёнок, заверял совре­менников, что на их глазах рождается новое «искусство наибо­лее доступное, наиболее жизненно-реальное, наиболее интернациональное по воздействию — Искусство такое же близкое, понятное и родное человечеству, как дневной свет, как разряд молнии, как солнечный луч, родившие его. Великое новое ис­кусство Света и Цвета, впервые выводящее изобразительные искусства из плоскости, в которой они развивались, во время и пространство...»[47] Гидони прозорливо утверждал еще в 20-е годы XX века, что это новое искусство «вполне самостоятельно, автономно, даже если попутно оно несёт мосты синтеза для всех других искусств. Искусство наиболее тонкое, искусство нюанса, лишённое материальности, более лёгкое, более отвлечённое, чем даже музыка...»[48]

Интересна для нашего исследования и мысль бывшего прези­дента Национальной Академии Америки профессора Майкельсона, на которого ссылался К. Леонтьев в книжечке «Музыка и цвет». Свою идею Майкельсон излагает в сугубо научном труде. Говоря о спектроскопии, он пророчествует: «Эти цвето­вые явления действительно производят на меня столь сильное впечатление, что я решаюсь предсказать в недалёком будущем возникновение аналогичного искусству сочетания звуков — но­вого искусства красок, которое можно будет назвать музыкой красок (разрядка моя. — С. 3.). В этом искусстве исполнитель будет иметь перед собой хроматическую шкалу в самом подлин­ном смысле этого слова, и он будет в состоянии играть красками спектра в какой угодно последовательности, заставит появлять­ся на экране... самые изящные и нежные вариации света и кра­сок или самые страшные и волнующие цветовые контрасты и аккорды. Мне кажется, что здесь мы обладаем, по крайней мере, такою же возможностью изображать все настроения и пере­живания сердца, как и в музыке».[49]

Мысль замечательная, особенно если учесть, что её высказал физик, а не художник или композитор. Но, видимо, сам Май­кельсон не пробовал выводить на экран одновременно или «в какой угодно последовательности», так волновавшие его художе­ственную натуру спектрально чистые цвета. Иначе он убедился бы, что цвета при их наложении складываются, суммируются, давая самые разные оттенки результирующего цвета и, вполне возможно, даже «самые изящные», но вот страшных контрас­тов не получилось бы. Говоря о цвете (краске) Майкельсон не учёл необходимость отграничения одних цветов от других, так как в природе цвет вне формы не существует. Нет просто от­влечённого понятия «цвет», есть цвет (окраска) определённых объектов, которые мы видим такими за счёт их способности час­тично поглощать или частично отражать падающий на них свет. Мысленно мы можем представить себя парящими в бездне кос­моса, заполненной туманом определённого цвета. Тогда в любом направлении, куда бы мы ни посмотрели, виден был бы только чистый цвет вне всякой формы. Но это нереальная ситуация, а в объективной реальности именно форма, соединённая с цветом, вызывает эмоции.

Итак, все описанные попытки соединить музыку с цветом или светом наталкивались на необходимость введения формы. Сама музыка — искусство, развивающееся во времени, поэтому и формы неких Символов или Знаков, сопровождающих музы­ку, не могут быть статическими. Они тоже должны развиваться (изменять свою конфигурацию), взаимодействовать друг с дру­гом, жить на экране, системе экранов или в пространстве своей жизнью. Причем драматургия этого действа должна зависеть от музыки, с которой эта динамическая композиция вступит в рав­ноправный союз высшего порядка. В идеальном случае оптиче­ская мелодия для глаз, то есть свето-динамическая композиция, которую создает светохудожник, и музыкальное произведение, созданное композитором, должны даже при их раздельном вос­приятии вызывать сходные эмоции, мысли и настроения.

Если мы поняли, что «калейдоскоп» светохудожников должен стать динамическим, то возникает вопрос, каким должен быть характер пластики движущихся под музыку символов и знаков, как, с помощью какого инструментария эти символы получить? Как сделать все параметры — конфигурацию символов, непре­рывно меняющуюся во времени, цвет, яркость, насыщенность, фактуру, ритм, скорость и направление движения — управляе­мыми, да ещё и в реальном масштабе времени. Светохудожник должен иметь возможность играть всеми элементами изображения, появляющегося на экране, играть так же свободно, созда­вая целостную композицию в присутствии зрителей, как играет звуками музыкант-исполнитель, создавая в присутствии слуша­телей свою целостную композицию — музыкальное произведение. Вот какую задачу мы ставили перед собой при разработке и изготовлении первых инструментов светохудожника.

Создание первого портативного свето-инструмента

Кратко опишу историю создания своего первого свето-инструмента. В 1961 году, после окончания школы и художе­ственной студии, я решил поработать перед поступлением в ин­ститут на оборонном предприятии слесарем-сборщиком. Мне хотелось и рабочими специальностями овладеть, да и на одежду нужно было заработать перед поступлением в институт. Потря­сающие возможности, которые открылись на заводе, помогли решить непростую задачу изготовления портативного инстру­мента светохудожника. Выполняя сменное задание (с помощью разработанных мною приспособлений) буквально за два часа, я имел массу времени до конца рабочего дня, чтобы каждый день трудиться над деталями и узлами будущего инструмента.

Друзья мои из разных цехов помогали точить и фрезеровать нужные детали. В 1963 году работа была завершена, что дало возможность исполнять первые светодинамические композиции на портативном инструменте, в котором формообразователями служили диски из плотной бумаги или тонкого картона.[50] В этих дисках я вырезал или выжигал отверстия самых причудливых форм. В каждой ячейке, в которой вращался свой диск, сквозь прорези светили четыре лампы, яркостью которых я управлял с помощью дистанционного пульта. С помощью этого же пульта я управлял скоростью и направлением вращения дисков-формо-образователей. Перед каждой лампой устанавливался ещё непо­движный трафарет и светофильтр для усложнения формодвижения и получения желаемого цвета того или иного движущегося на экране образа. Независимых световых каналов было более тридцати, что и позволяло создавать достаточно сложные свето-динамические композиции.

Возможности этого простого инструмента оказались бук­вально безграничны. Они ограничивались только фантазией светохудожника. На экране инструмента можно было получить любую динамическую композицию. В том же 1963 году я посту­пил в Харьковский политехнический институт, решив, что без серьёзных инженерных знаний не смогу создавать настоящие инструменты для светооркестра будущего. Судьба распоряди­лась мудро, так как именно в Харькове, во Дворце Студентов по­литехнического института, в котором я и учился, вскоре обосно­вался со своим инструментом светохудожника Юрий Алексеевич Правдюк — замечательный Мастер музыкальной светоживописи, изготовивший своими руками свето-инструмент — удиви­тельно простой, но тоже обладающий практически безграничны­ми возможностями. Работу над ним он тоже начал в 1961 году. Нас потом поразила такая синхронность начала экспериментов для изготовления послушных исполнителю светоинструментов. Для изготовления формообразователей он брал полоску ватма­на и вырезал на ней острым скальпелем сложный рисунок. За­тем сворачивал эту полоску в цилиндр, вклеивал два донышка и получившийся формообразователь барабанного типа заряжал в проектор. Таких барабанов в инструменте Правдюка было мно­го, поэтому, комбинируя разные по характеру и по цвету формы, он мог создавать на экране весьма сложные композиции.

Человек, знакомый с театральными устройствами спецэф­фектов, скажет, что и дисковые, и цилиндрические формообразователи давно используются в театре для получения разных динамических спецэффектов. Это действительно так. Но звенит и тетива лука, однако, никто же не называет лук музыкальным инструментом. А вот принцип туго натянутой тетивы можно было использовать для создания музыкального инструмента, что и произошло давным-давно. Для этого нужно было додуматься на одну мощную дугу натянуть струны, настроив их по высоте определённым образом, и создать на этом принципе изумитель­ный инструмент — арфу. То, что арфа в родстве с луком, вряд ли кто будет отрицать, но и то, что это не одно и то же — очевидно. Так и отдельные устройства для получения определён­ных эффектов в театре и наши инструменты хоть и находятся в родстве, но и разница между ними столь же принципиальна. Ю. А. Правдюком и мной были созданы именно инструменты, позволяющие получить любые динамические формы и любые сочетания этих динамических форм. Впервые на экране созда­валось управляемое по всем параметрам в реальном масштабе времени формодвижение. Впервые появилась возможность на световом инструменте играть так же свободно, как и на му­зыкальном.

Особенно важно отметить, что инструменты эти были сде­ланы на принципах, взятых у самого удивительного Учите­ля — Природы. Композиции, созданные с помощью наших свето-инструментов, принципиально отличаются от всего того, что видит человек на экранах современных электронных СМИ. В отличие от разорванного на мелкие фрагменты (кадры, строки и пиксели) изображения на экранах современных аудиоизуальных систем изображение на экранах наших свето-инструментов — целостное, воспринимаемое человеком точно так же, как вос­принимается им мир живой природы, освещенный солнечным светом. Поэтому наши инструменты можно называть солнеч­ными...

Кстати, некоторые из созданных мною инструментов действи­тельно работали с использованием солнечного света. Из школь­ных уроков физики мы можем вспомнить, как Ньютон пропускал в тёмную комнату луч солнечного света сквозь отверстие в став­не. Этот луч попадал на стеклянную призму, а из неё выходили все цвета спектра. В 1973 году, работая над специальной аппа­ратурой для сеансов эстетотерапии, я повторил этот опыт, но как светохудожник развил его дальше, создав несколько разнообразных инструментов, позволявших получить на экране пора­зительные по красоте динамические композиции. В ставне вмес­то простого отверстия я вмонтировал механизм, позволявший компенсировать перемещение Солнца на небосводе. Отверстие в шторке этого механизма тоже медленно перемещалось таким образом, что солнечный луч всё время оставался на боковой гра­ни большой призмы из оптического стекла. С помощью специ­ального устройства я мог вырезать необходимые мне участки спектра, интегрировать их и получать тончайшие оттенки цве­тов. Процесс формообразования в этих инструментах был также вполне отработан. Светодинамические композиции, полученные таким способом, поражали своей яркостью, какой-то первоздан­ной свежестью и были воистину целебными и благодатными. Но мы живём не в Египте, а в России. Пользоваться такими инстру­ментами на наших широтах можно было только в солнечные дни и не во всяком помещении. Поэтому кроме солнечных лучей я применял и применяю в своих инструментах лампы накаливания, близкие по спектру излучения к солнечному свету.

Начиная с первого портативного инструмента светохудожника, созданного в 1963 году, и до последних инструментов, по­явившихся недавно, я использую постоянный поток света. Он в этих инструментах не разрывается на фрагменты, а модули­руется с помощью различных оптико-механических устройств, оставаясь целостным. Принцип работы свето-инструмента Ю. Правдюка также описан в упомянутой книге.[51] Там показано устройство некоторых наших инструментов, моих и Ю. А. Прав­дюка. Юрий Алексеевич более четверти века в харьковском парке Культуры и отдыха радовал зрителей своим замечатель­ным искусством в небольшом зале музыкальной светоживописи...

Итак, поняв механизм негативного воздействия на мозг чело­века всех аудиовизуальных систем, дробящих мир на фрагмен­ты, я буквально прозрел. Стало ясно, что без создания альтер­нативного светового инструментария не обойтись. Портативный инструмент свето-художника был первой ласточкой. После его создания я уже более сорока лет разрабатываю «солнечные» инструменты самых разных конструкций. За истекшие десяти­летия мне удалось применить этот уникальный инструментарий в разных сферах: в медицине, искусстве и в сфере воспитания и обучения, о чём подробно расскажу ниже. Конечно, это были локальные эксперименты, поэтому многие могли и не слышать о них, хотя за сорок лет публикаций о новом солнечном инстру­менте было немало.

Можно ограничиться приведенными выше сведениями. Но и не сказать школьным учителям ничего о проблеме Синтеза Света и Звука нельзя, иначе будет непонятно, что за особый инструмен­тарий предлагается применять в воспитательной работе с детьми и в чём его особенности и отличия, например, от уже широко используемой сегодня компьютерной графики. Конечно, чита­тель может сказать, что это занимательно, но какое отношение всё это имеет к школе, к воспитательному процессу, к обучению детей? Отвечу: «Самое прямое». И докажу это утверждение на примерах из собственной практики и практики моих коллег...

Начнем с того, что ещё в самом начале 70-х годов в харь­ковском Дворце пионеров была создана детская студия музы­кальной светоживописи, в которой занималась с детьми жена Ю. А. Правдюка Ирина Михайловна Прищенко. За двадцать пять лет через эту студию прошли сотни ребят. Пришедшие с само­го начала потом привели туда своих детей. Ребята с упоением создавали произведения музыкальной свето-живописи и целые спектакли, объединяя свето-живопись с теневым театром. В чем же заключалась работа Ирины Михайловны с детьми? Созда­вая композиции к музыке разных эпох и разных народов, дети с огромным интересом изучали и творчество композиторов, к произведениям которых они готовили светодинамические ком­позиции, и их жизнь, и особенности той эпохи, в которую они творили. Ясно, что такая теоретическая работа расширяла го­ризонты детского мировосприятия, вовлекала их с раннего детства в глубины мировой культуры. Это, конечно, не подменяло школу, но существенно помогало воспитывать истинно культур­ных людей с широким кругозором.

Но это только одна сторона работы с детьми в студии. Не менее важным являлось практическое создание и исполнение светодинамических композиций детьми, их работа над поиском нужных формодвижений... Для этого приходилось придумывать и своими руками изготавливать сотни и тысячи самых различ­ных формообразователей к задуманным композициям. Дети бук­вально фонтанировали идеями, проявляли фантазию и выдумку, использовали всё мастерство своих рук, которые с течением вре­мени становились всё более умелыми, чтобы добиться желаемых динамических образов на экране. После того, как все необходимые формообразователи были готовы, начинались репетиции, а после них готовое произведение музыкальной светоживописи (или целый спектакль) выносилось на суд зрителей.

В демонстрации динамических композиций к музыке была за­нята вся студия. Несколько ребятишек сидели в зале за дистан­ционными пультами управления. От их мастерства зависела чис­тота воплощения замысла и то впечатление, с которым зрители уйдут после концерта или спектакля. Другие дети располагались за большим просветным экраном, чтобы по ходу исполнения по­могать своим товарищам мгновенной заменой одних формообразователей (светофильтров, трафаретов и дисков с прорезями) другими по заранее разработанной партитуре. Они при этом об­ходились всего двумя большими проекционными ячейками моей конструкции. Если бы они не придумали мгновенную замену дис­ков и трафаретов со светофильтрами по ходу исполнения произ­ведения, то им пришлось бы применять десятки таких ячеек. А это дорого и громоздко...

Ещё часть детей в соответствующих костюмах разыгрыва­ла по сценарию мизансцены за просветным экраном перед свето-динамическими проекторами. Модулированный формообразователями свет, выходящий из этих проекторов, позволял зрителям увидеть любые динамические образы и цветные тени ребят-актёров на просветном экране. На большом экране площа­дью почти сто квадратных метров получался необыкновенный синтез. Теневой театр соединялся с фантастической игрой свето-цвето-форм. Персонажи сказок взаимодействовали со ска­зочными существами — жар-птицами, различными стихиями к полному восторгу публики, которая с изумлением смотрела на невиданное красочное зрелище.

Работа в такой студии — бесконечно увлекательна. Она способствует всестороннему развитию ребёнка. Судите сами, имеет ли отношение к воспитательному процессу такая работа с детьми. Какие потрясающие школьные театры можно было бы создать на этих принципах. Как много постигал бы ребёнок в таких театрах, исцеляя попутно благодатными световыми пото­ками солнечных инструментов свою душу, угнетаемую дискрет­ными сигналами современных аудиовизуальных систем. Какой замечательной альтернативой это могло бы быть компьютерному буму, оказывающему негативное воздействие на психику детей. Если ребёнку суждено стать программистом, то он им станет. Успеет. Но стать человеком деструктивные сигналы телевидения и компьютера ему помешают, если будут на него воздействовать в раннем детстве. К этим выводам пришли не только мы после многолетних экспериментов в МГУ, но и учёные других стран. Вывод этот — объективный.

Самая главная разница между детьми, создающими свето­звуковые спектакли, и детьми, гоняющими мышками по экрану героев виртуальных игр, заключается в том, что в студии дети в дружном коллективе создавали чудеса своими руками и сво­ими сердцами, находясь при этом в естественном окружении. А сегодня ребёнок в одиночку сидит, прикипев к монитору, ничего не создавая, а только потребляя. Ситуация эта для ребёнка — противоестественная. К тому же, потребляет он, как правило, отравленный продукт виртуальных игр, становясь зачастую оцифрованным человечком и электронным наркоманом. Если бы можно было создать в каждой школе уникальный Оптиче­ский театр, оснащённый солнечным инструментарием, то вмес­то оцифрованных человечков-винтиков мы получили бы после нескольких лет творческой работы с детьми высококультурных молодых людей, прекрасно разбирающихся в музыке и живопи­си и, в целом, в мировой культуре...

В своих экспериментах я применял новый солнечный ин­струментарий не только в театрализованных постановках, но ввёл его и в ткань занятий, так как понял, что этот инструмента­рий прекрасно дополняет и развивает метод Марии Монтессори. Уверен, что очень многие уже знают о жизненном подвиге этой знаменитой итальянки. Любящее сердце и наблюдательность по­могли ей использовать в воспитании детей то, что до неё никто целенаправленно применять не додумался... Может быть, мы даже не задумываемся, сколь важна для нас тактильная инфор­мация об окружающем мире. С неё вообще начинается наше зна­комство-постижение мира. Младенец вначале ничего не может сделать сам, даже ручку протянуть к игрушке он сможет далеко не сразу. В первые недели его жизни только тактильные ощу­щения несут ему информацию о Мире. Самые же первые впе­чатления после выхода из теплой уютной материнской утробы воспринимаются им как непередаваемый ужас. Обжигает всё! Тельце вместо теплых околоплодных вод обжигает лютый хо­лод (именно так воспринимается младенцем в первые мгновения его появления на свет комнатная температура). Лёгкие обжигает кислород (воздух). Он весь дрожит и... кричит. Крик этот спаси­тельный, значит, он дышит. Впервые дышит воздухом. И потом ещё месяцы пройдут, пока он потянется к игрушке и попробу­ет неверными движениями дотронуться до неё. А пока... А пока только тактильные ощущения. Распеленали, ветерок повеял. Хо­лодно! Нужно орать, поскорее заверните. Положили в тёплую ванночку, вначале страшно, но тепло и приятно. Потом ласковые материнские руки пеленают. Потом... О, это особое, ни с чем не сравнимое блаженство — уткнуться в тёплую материнскую грудь и пить, пить этот нектар Жизни...

Так вот, одна из изумительных находок Монтессори — это применение на самых ранних этапах воспитания детей специаль­ного набора предметов, сделанных из разных натуральных ма­териалов, с разной поверхностью (шершавой, гладкой и т. п.). Тактильная информация о мире чрезвычайно важна для чело­века, а для ребёнка она просто жизненно необходима, так как любое дитя постигает мир в самом начале буквально на ощупь и на вкус. Все наблюдали маленького ребёнка за его основным за­нятием — всё оползать, вес потрогать, всё, что можно, куснуть. Не дай Бог лишить малыша возможности именно так постигать мир. Мы его просто искалечим... Взрослые могут не знать, что в отличие от их словеснологического мышления у детей оно чув­ственно-образное. Взрослый, увидев объект, вызывает из па­мяти соответствующий образ, сравнивает со своим предыдущим опытом и делает выводы.

У малыша ещё нет этой кладовой образов, нет жизненного опыта. Для него необходимо не просто увидеть, а проконтактировать с объектом (например, игрушкой), задействовав макси­мум органов чувств. Если он способен дотянуться, доползти до интересующего его объекта, он это сделает, преодолевая любые препятствия. Он жаждет всё, что попало в его ручки потрогать, куснуть, лизнуть, понюхать. Самое сладостное, если нет запрета или взрослого рядом, разломать игрушку и заглянуть внутрь... Ребёнок начинает ходить, его возможности тактильного постижения мира расширяются. И вот на этой стадии умное и целена­правленное участие взрослых крайне желательно. Монтессори учла это естественное желание ребёнка потрогать всё, до чего он может дотянуться, и заложила в свой замечательный комплек­сный метод развития личности соответствующие методики.

Наблюдения за детьми, создающими формообразователи, на занятиях, которые проводила Ирина Михайловна в студии и ко­торые я проводил в Оптическом театре, убеждают, что процесс изготовления формообразователей является продолжением и развитием метода М. Монтессори. Создание детьми светодинамических композиций к музыке с использованием формообра­зователей, изготовленных собственными руками, даёт детям ни с чем не сравнимый опыт, а работа с солнечным инструментари­ем открывает для них окно из трёхмерного мира в четвёртое измерение. Ещё в 1974 году С. Н. Рерих, которого мне удалось тогда достаточно полно ознакомить с идеей Оптического театра, назвал этот театр окном в Тонкий мир. Во время исполнения произведений музыкальной светоживописи или показа оптических спектаклей экран как бы растворяется, и перед зрителями открываются необозримые дали и бездонные глубины Космоса, в которых талантом светохудожников творится мистерия бытия. Экран, если и воспринимается, то лишь как средостение между мирами (дольним и горним). Этим способом можно рассказать о любых явлениях нашей жизни и промоделировать, если захоти­те, жизнь иных миров.

Оппоненты могут возразить, что сейчас не нужно изготавли­вать какие-то там бумажные формообразователи и с их помо­щью получать динамические композиции, ибо появилась ком­пьютерная графика, которая позволяет решать любые задачи и создавать на экране любые миры. «Инструментарий Правдюка и Зорина, — скажут они, — может быть, и был интересен со­рок лет назад, но сейчас это всё абсолютно устарело». Такие ра­дикально мыслящие оппоненты будут неправы. Это для съёмки фильмов важно, что появилась компьютерная графика, заме­няющая громоздкую бутафорию. А для воспитания — работа с солнечными инструментами столь же необходима, как и работа с материалами Монтессори. Вы же не предложите предметы с разной поверхностью заменить их изображением на мониторе.

Как прикосновение к этим материалам позволяет ребёнку ос­воиться в трёхмерной действительности, так работа с бестелес­ными образами и символами позволяет его душе проникать в четвёртое измерение. Понять и оценить это может только тот, кто видел сияющие детские лица после удачного исполнения ими произведения музыкальной светоживописи. Не только огромная подготовительная работа при создании светодинамических ком­позиций прекрасно развивает детей, осваивающих постепенно несколько профессий, но и сам результат различается как земля и небо.

Компьютерная графика, её «пластмассовые», «неживые» персонажи не идут ни в какое сравнение с «живыми», «тёплыми» и управляемыми по ходу демонстрации формами-«существами», которые легко получаются с помощью столь простого инстру­ментария. Наши простейшие инструменты позволяют получать безграничное число любых свето-цвето-форм и играть ими сво­бодно в реальном масштабе времени. Никакие сверхмощные компьютеры не позволят добиться такой синхронной игры, на­пример, при сопровождении звучащей музыки. Программистам нужно сначала создать все элементы будущей компьютерной графики к данной музыке, затем всё соединить со звуком в еди­ное целое и только потом посмотреть готовый результат в виде клипа. А наш инструментарий не только позволяет музыкантам и светохудожникам исполнять совместно и синхронно свето-звуковое произведение, но и бесконечно импровизировать на свето-инструментах так же легко, как и на музыкальных, при каждом новом выступлении перед публикой.

Солнечный инструментарий и врачует (исцеляет душу), и вы­водит души ребят из трёхмерного мира в четвёртое измерение, откуда эти души прилетели. Связь с мирами более высоких из­мерений абсолютно необходима для становления Человека. Сис­тема Тьмы всеми способами эту связь разрывает, перекрывает. Ребёнок, постигающий мир, должен видеть свет божествен­ный, свет природный, свет естественный. Подменять его хо­лодным свечением окошек мониторов, манящих в виртуальные лабиринты, в инферно, конечно, можно, но нужно помнить, что из лабиринтов многие не возвращаются. О нити Ариадны виртуалыцики, видимо, позабыли. Хотелось бы посоветовать школьным учителям не внедрять огульно и бездумно компьютеры и мультимедийные проекторы в учебный процесс, ибо доказано, что в больших дозах это вредно для детей. Если и проводить та­кое внедрение в ткань учебного процесса, то только совместно с врачами и психологами, которые понимают всю остроту пробле­мы. Применять навязываемые школам видео и компьютерные системы нужно строго дозировано. Особенно важно соблюдать это правило для учеников начальных классов.

Раньше в школах для показа любой визуальной информации использовать прежде всего слайдпроекторы — аппараты для демонстрации отдельных слайдов. Применяли также диапроек­торы, с помощью которых можно было показывать неразрезан­ные слайдовые пленки. Прекрасные диапроекторы «ЛЭТИ-2м» выпускали авиаторы Казани. Эти проекторы в умелых руках превращались в настоящие многофункциональные солнечные инструменты. Давно свёрнуто их производство, а жаль. И слайд-проекторы, и диапроекторы со всем основанием можно отнести к разряду солнечных инструментов. В них используется именно целостный световой поток. Изображения на экране из этих про­екторов является визуально (« по оказываемому воздействию на психику) наиболее близким к образам реальной природы, хотя на них вы не увидите движения. Для наглядности приведу такой пример.

Представьте себе, что вы сняли один и тот же пейзаж с по­мощью кинокамеры и фотоаппарата. Спроецируйте изобра­жение на два рядом расположенных экрана — на один из ки­нопроектора, а на второй слайд из слайдпроектора. Вы увидите два абсолютно идентичных изображения. Посмотрите на них, скажем, две минуты. Если пейзаж снят в безветренную погоду и на нём нет никаких подвижных объектов, то за две минуты вы не увидите никакой разницы между изображениями. Но мозг эту разницу ощутит в полной мере. Слайд доносит до него целост­ную действительно неподвижную картину, которая поэтому не оказывает никакого негативного воздействия на мозг. Точно та­кая же картина, но полученная с помощью кинопроекции, при своей кажущейся неподвижности обновится за те же две минуты (24 кадра умножить на 120 секунд) 2880 раз! Это количество отдельных вспышек, которые через сетчатку глаза почти три тысячи раз «дёрнут» за это время нервную систему, воздействуя на наш мозг.

Разница, я надеюсь, для всех очевидна. К тому же, и стандарт частоты кинопроекции (24 кадра в секунду) выбрали в начале XX века произвольно, руководствуясь только соображениями инженеров и технологов, их желанием добиться приемлемой ил­люзии непрерывного движения при наименьшем числе кадров в секунду. Никто и не думал исследовать соотношение наших соб­ственных рабочих частот с частотой кинопоказа, а, если бы ис­следовали, то должны были бы забить тревогу. Причин для этого много... Если оппоненты будут настаивать, что при демонстра­ции слайда мы лишаемся главного достоинства кино и телевиде­ния — движения, то могу сказать: «И, слава Богу!». Нужно хоть когда-то прерывать это бесконечное мельтешение, делающее де­тей невротиками с клиповым восприятием мира. Пусть спокой­но посмотрят на неподвижное изображение и поразмышляют над ним. Тем же, кто скажет, что движение иногда очень нужно именно для объяснения сути явления, сообщу, что я доработал и промышленные диапроекторы и слайдпроекторы, а также разра­ботал принципиально новые, позволяющие буквально оживлять слайд. Любой объект, отснятый на слайд, с помощью разрабо­танных мной оптико-механических инструментов может менять свои геометрические размеры, вращаться вокруг собственной оси с разной скоростью и в разном направлении, двигаться по любой задаваемой в данный момент траектории, взаимодействуя при этом с другими объектами.

Это не просто панорамирование изображения (как это де­лается в кино), а свободное управление движением объектов в пространстве, ибо при каждом новом исполнении композиции я могу изменять траектории перемещения объектов-символов, скорость вращения объектов и их масштаб. Могу также медлен­но или быстро превратить один объект в какой-то другой. Если учесть, что все превращения реальных объектов, отснятых на слайды, сочетаются с динамической светоживописыо и динами­ческой графикой, то станет ясно, что при необходимости с по­мощью солнечного инструментария можно создать интеграль­ную динамическую композицию любой степени сложности и на любую тему. Может быть, программисты, добившиеся сегодня действительно потрясающих успехов в области компьютерной графики, могут создать ещё более сложную игру форм, но пов­торить наши интегральные композиции, создать их с помощью компьютерной графики невозможно.

Для детской психики неизмеримо благоприятнее восприни­мать изображение стабильной картины, полученной с помощью слайда и всех солнечных инструментов, чем нестабильное кино или теле-изображение. Но слайдпроекторы исчезают из нашего быта. Левополушарным людям, правда, ничего не докажешь. У них своя логика и свои аргументы: «С помощью мультимедий­ного проектора, — могут сказать они, — который по яркости не уступает слайдпроекторам, можно показать и ваш слайд или любую картинку, предварительно отсканировав их. Можно по­казать также видеофильм и самую разнообразную информацию, выводя её прямо из компьютера. Можно показать и любой рису­нок, текст или реальный объект с помощью документ-камеры, подключенной к мультимедийному проектору, что даёт возмож­ность избавиться заодно и от кодоскопов. У последних моделей мультимедийных проекторов много входов, он — полифункци­ональный. Нет никакого смысла держать ещё и слайдпроектор или диапроектор. Обычный фотоаппарат скоро окончательно будет вытеснен цифровым. Тогда и слайды сканировать не по­требуется. Удобство и скорость получения снимков даже срав­нивать не приходится. Отснятый для урока цифровым аппаратом материал, сразу же сбрасывается в компьютер или записывается на диске. Цифровые аппараты достигли качества вполне сравни­мого с качеством слайда. Уже есть мультимедийные проекторы, к которым вы можете подключить сам цифровой фотоаппарат или используемую в нём для записи изображений микросхему (флэшку) и задать программу покадрового показа или плавно­го вытеснения сотен отснятых на микросхеме изображений. Всё удобно, оперативно, быстро».

Благодаря такой, казалось бы, неотразимой логике левополушарных апологетов цифровых технологий, закрылись прак­тически все фирмы, выпускавшие прекрасные слайдпроекторы. В современном мире, помешанном на цифровой технике, они не выдержали конкуренции с мультимедийными телепроекторами. Закрылись и две самые крупные фирмы на Западе, выпускавшие профессиональные карусельные слайдпроекторы Kodak carousel и Simda. Я был на фирме «Симда» в Париже, удивлялся слажен­ной работе и высокой культуре производства небольшого кол­лектива, выпускающего великолепные сдайдпроекторы. Банк­ротство и закрытие этого завода — огромная потеря, которую мир, к сожалению, пока не заметил. Кстати, российские пред­приниматели, будь у них чутьё, могли бы выкупить оборудова­ние и технологию производства этих удивительных проекторов за небольшие деньги. Думаю, что там просто так на свалку всё не выбросили, как это делают у нас, но логика развития цифровой техники совершенно обесценила эти проекторы.

Я не воюю с цифровой техникой. У неё есть свои особенно­сти, и для определённых целей она нужна и иногда просто неза­менима. Я тоже часто пользуюсь Интернетом, применяю также цифровой фотоаппарат. Отснятый им материал я сбрасываю в компьютер, чтобы обработать изображение и добиться того эффекта, который мне нужен по режиссёрскому замыслу. По­лученный после обработки результат переснимается с экра­на монитора на слайд. При плавном вытеснении одного слайда другим можно добиться потрясающего эффекта. Представьте, например, такое превращение. На экране крупным планом бара­баны русской церкви с тремя шлемовидными куполами. Очень медленно, почти незаметно для глаза эта картина превращается в трех богатырей в шлемах. Контуры изображений абсолютно совпадают, поэтому потрясённый зритель не сразу может сооб­разить, как произошла чудесная трансформация. Этого я как раз и добиваюсь с помощью обработки изображения на компьютере. Качество слайдов, созданных нами таким способом и пересня­тых с монитора, получается вполне приемлемое.

При показе композиций детям применяю уже слайд, проеци­руя его через слайдпроектор, а не вывожу его из компьютера через мультимедийный проектор, который у меня тоже имеется. Делаю это потому, что в полной мере осознаю, насколько для де­тской психики благотворнее именно такое целостное стабильное изображение. Слайдовое изображение прекрасно соединяется на экране в одно интегральное целое с динамической светоживописью и динамической трафикой. На экранах любых размеров и любой формы я могу, если понадобится, получить сложнейшую динамическую композицию. Но созданная континуальными потоками солнечных инструментов, она качественно отличает­ся от виртуального мира компьютерной графики, потому, что она создана не цифровой техникой, а аналоговой. Поэтому все цифровые системы не сами по себе плохи, а плохо то, что под влиянием моды и просто по глупости бездумно уничтожаются аналоговые системы, которые необходимы не меньше, чем цифровые.

Мы ринулись догонять Запад. Нужно не отстать от мира. Игру в догонялки мы уже проходили в советское время. Даже станки выпускали с маркой «ДиП» — «Догнать и перегнать»... А если направление Западом выбрано неправильно и ведет в про­пасть. Не опасно ли при этом устраивать гонки и обгонять? Тот, кто мудро поведет себя во время этой спровоцированной опре­делёнными силами гонки и осознанно переместится на последние места, выстраивая свою продуманную политику, непременно вы­играет. Это тот самый случай, о котором можно сказать словами Христа: «И последние станут первыми».

Хочу, чтобы меня поняли правильно. Я не ретроград, кото­рый по непонятным причинам цепляется за старое и отжившее и не понимает, сколь велики достижения современной техники. Я не предлагаю упразднять существующие аудивизуальные систе­мы. Да это и невозможно. Но предлагаю постепенно оптимизи­ровать эти системы и сделать всё возможное, чтобы свести к минимуму их негативное воздействие на мозг человека. Это задача реальная, хотя она и потребует тщательных исследова­ний и материальных затрат. Если такую работу в планетарном масштабе не проделать, это грозит неисчислимыми бедами в бу­дущем. Проблему нужно осознать, правильно сформулировать задачу, а уже решить её с технологической точки зрения труда не составит.

А пока аудиовизуальные системы не сгармонизированы с че­ловеком, нужно применять их осмотрительно и следить, чтобы дети как можно меньше контактировали с источниками неста­бильных сигналов. К сожалению, сейчас всё происходит наобо­рот. Дети проводят слишком много времени и перед телевизором, и перед мониторами компьютеров, к которым их с самого ранне­го детства усаживают родители. Чтобы родители почувствовали, что они делают со своими детьми, приведу для сравнения такой пример. Представьте, что вы сами своими руками даете детям игрушки, которые привезены из Чернобыля. Вместо того что­бы быть закопанными в специальных охраняемых могильниках, такие игрушки попадают в руки ваших детей, и они играют ими месяцами и годами. Прочувствовали?

Почти такой же опасности подвергается ваш ребенок, кото­рый годами не отрывается от телеэкрана или монитора компью­тера. И дело не в слабом излучении телевизоров или мониторов, которое практически исчезает при замене вакуумных электрон­нолучевых трубок современными плоскими дисплеями. Дело именно в раздробленном визуальном сигнале, который подает­ся с такими частотами, которые не сгармонизированы с наши­ми собственными частотами, на которых работает человеческий мозг. Это негативное воздействие накапливается. Вот почему это сравнимо со слабым радиоактивным излучением. Только слабое радиоактивное излучение действует на органику, а де­структивные сигналы электронных СМИ на психику.

Особенности восприятия в Оптическом театре

В Оптическом театре, как в прообразе школы будущего, мы решаем задачи не только возвращения к целостному свето-звуковому потоку вместо дискретного, но и к сосредоточению, которое вымыто из нашей жизни ниагарским водопадом избы­точной информации. Мы стараемся сосредоточить внимание зрителя на детали. Эту деталь можно преподнести так, что она вместит в себя целый мир. Сквозь конкретный объект должна просвечивать вечность. Если в кино, видео и особенно в компью­терных играх стараются втиснуть в человека максимум инфор­мации в единицу времени, то в Оптическом театре это насилие отсутствует. Композиции выстраиваются таким образом, чтобы деталь, как кусочек голограммы, отражала весь мир. В Опти­ческом театре учитываются не только принципы голографии, но и принципы фрактальности структур микро- и макромиров.

В Оптическом театре вместо угнетающего психику натиска избыточной информации мы применяем продуманную недосказанность, которая мощно пробуждает фантазию. Чрезмерная избыточность информации в современных аудиовизуальных системах приводит буквально к отупению, что напоминает не­сварение при переедании. На нас обрушиваются из разнообраз­ных источников водопады информации, которая нам совершенно не нужна. Но даже та информация, которая могла бы принести пользу, из-за неправильной её подачи приносит человеку вред, о чём и поведал миру актёр и замечательный человек А. В. Бояршинов. Его открытие мы также стараемся сознательно приме­нять в работе Оптического театра. Человек, говорящий со сцены со зрителями, не просто сообщает им какую-то информацию, а излучает себя. Это излучение личности, проекция души на ауди­торию, возможно, и есть самое важное в работе нашего театра как школы нового типа. Если нечего излучать из собственной души, то школьному учителю не помогут ни солнечные, ни муль­тимедийные проекторы.

Очень важным для Оптического театра является ритм пода­чи образов. Он, как правило, неспешный, чтобы дать восприни­мающему время прочувствовать красоту и гармонию того, что он видит, дать ему возможность осознать увиденное и успеть сложить о нём своё мнение. Это очень важный момент, на который тоже, к сожалению, мало обращают внимания в школе... Не нужно больших усилий, чтобы почувствовать огромную разни­цу в формировании мироощущения наших прабабушек и праде­душек и современных детей. У первых основные впечатления о мире приносил сам божественный мир, сама удивительно разно­образная природа. Этот мир воздействовал на мозг самым щадя­щим образом, потому что процесс восприятия мира был естест­венным. Основой мыслительной деятельности была рефлексия. Наши предки общались не только с естественным миром, но и в естественном ритме протекания природных процессов. У них вполне хватало времени спокойно осмыслить всё увиденное и выработать своё отношение к миру.

Современные же дети, особенно вырастающие в городах, вместо непосредственного контакта с природой получают ин­формацию в основном через экраны кино-, видео- и компьютер­ных систем. В их мозг поступает уже не целостный естествен­ный свето-звуковой поток живого мира, а кем-то обработанная, препарированная и разорванная на клочья-фрагменты инфор­мация, часто с реальным миром не имеющая ничего общего. О качестве информационных потоков, которые обрушиваются на незащищённую детскую психику, говорить не приходится. Оно известно всем. Но эта негативная информация ещё и поступает в мозг человека с противоестественным и всё ускоряющимся рит­мом. Наступила эра информационного тоталитаризма.

Психологи бьют тревогу, что современные дети, проводящие много часов у экранов телевизоров и возле мониторов компью­теров, не умеют концентрировать внимание, не могут сосредо­точиться. Но причина здесь очевидна. Тот шквал аудиовизуаль­ных раздражителем, который обрушивается сегодня на детей, и взрослый вынести не в состоянии. Обрывки информации, никак не связанные между собой, исторгаемые из всех электронных СМИ, переполняют ребёнка. В XXI веке рефлексия и фило­софское отношение к миру подменены простым созерцанием (шоу), ведущим к пресыщению и отупению. Именно желание вновь открыть оцифрованному человечку, всё более погружаю­щемуся в чрево техносферы, красоту и удивительную гармонию природы — мира божественного — подвигло меня к созданию Оптического театра. Солнечный инструментарий, придуманный более сорока лет назад, сейчас становится актуальным как ни­когда ранее. И с каждым годом он будет всё необходимее, если мы не хотим потерять наших детей окончательно в лабиринтах виртуальной псевдореальности.

Цветовая гамма, используемая при создании композиций в Оптическом театре соответствует цветовой гамме природной среды, в которой мы выросли. Чистые насыщенные цвета я при­меняю редко, так как и в природе в наших широтах их увидишь нечасто. Это радуга на небе, игра чистейших цветов в капельках росы в лучах утреннего солнца и другие редкие природные явле­ния. Не только работу оптических инструментов, но и компози­ции, создаваемые с их помощью, я стараюсь максимально гармо­низировать с природой. Учиться у неё не зазорно, а единственно правильно.

Обратная связь между творцом и зрителем впервые в экран­ных искусствах осуществлена в Оптическом театре. Такая связь полностью отсутствует в кинематографе. Никакая зрительская реакция, никакая эмоция не в состоянии повлиять на действо, происходящее на экране. Лента будет так же бесстрастно бежать в кинопроекторе, донося до зрителя тысячи раз одно и то же. В кино игру актёров снимают там и тогда, а проецируют здесь и теперь. Связь между актерами и зрителями разорвана. Такова плата за успех у миллионов, за тиражирование. Такова специфи­ка кинематографа. В Оптическом театре, как и в традиционном, игра, то есть создание свето-звуковых композиций и восприятие их зрителями, происходят здесь и теперь, в одном пространстве и в реальном масштабе времени. С этой точки зрения, кино яв­ляется мёртвой (закрытой) структурой, а Оптический театр жи­вой (открытой) структурой.

Эта разница — принципиальна. В Оптическом театре проис­ходит обмен энергиями творца-исполнителя и творца-зрителя. Именно творца, так как в открытой живой структуре Оптическо­го театра происходит настоящее со-творчество, обогащающее обе стороны. На подобное явление обратила внимание Е. И. Ре­рих в одном из своих писем от 1934 года. Она писала, что при живом общении зрительного зала с оратором (актёром) возника­ет настоящий обмен энергиями, будто «шары огненные летают». Кино и радио это живое общение нивелируют, убивают. Что бы она написала сегодня, если бы увидела, что кроме кино и радио на головы людей обрушился гигантский водопад из сотен милли­онов телеприёмников и мониторов компьютеров?

Я сознательно не применяю никаких запоминающих систем, чтобы ткань оптического спектакля-урока была живой, трепет­ной, чуткой к любой реакции воспринимающих его людей. И поэтому же каждый показ свето-звуковых композиций является неповторимым. Обилие управляемых параметров в принципе не позволяет исполнителю точно повторить композицию при оче­редном её воспроизведении. Конечно, если это потребуется для каких-то медицинских экспериментов, можно сделать блоки па­мяти и запомнить все манипуляции светохудожника с инструмен­тами, чтобы воспроизвести их потом абсолютно точно. Сегодня в нашем театре более семидесяти пяти независимых оптических каналов, в каждом из которых светохудожник управляет дистан­ционно тремя-четырьмя параметра. Итого, более двухсот органов управления в распоряжении режиссёра-исполнителя, чтобы с их помощью создавать сложные динамические композиции.

Каждый оптический инструмент должен быть заряжен сво­им носителем информации, чтобы при регулировании в этом ин­струменте свечения лампы (яркость можно вводить плавно или мгновенно) мы получали на экране тот образ (статический или динамический), который автору требуется в данной компози­ции. Инструменты продуманы так, что их можно быстро, почти мгновенно перезарядить другими носителями информации. Мно­гие оптические инструменты перезаряжаются дистанционно, командой с пульта управления. Принцип такой же, как в слайд-проекторах барабанного типа. В один такой проектор мы мо­жем зарядить 80 слайдов и вызвать любой из них на экран почти мгновенно. Великолепные слайдпроекторы фирмы «SIMDA» позволяют с помощью дистанционного пульта управления найти любой из 80-ти слайдов за 1-2 секунды и выдать его на экран. После нашей доработки эти проекторы становились великолеп­ными солнечными инструментами. Какая невосполнимая поте­ря — банкротство и закрытие этой фирмы!

Инструментарий Оптического театра позволяет светохудожнику (часто он же и исполнитель) в полной мере использовать импровизацию, шлифуя и развивая композицию от исполнения к исполнению, добиваясь более выразительного преподнесения идеи, ради чего она и создавалась. Композиции живут и развива­ются вместе со своим создателем. Это невероятно увлекательно не только для тех, кто эти композиции создаёт, но и для исполни­телей композиций, которые авторами не являются, но которые имеют полное право на собственное прочтение и собственную тончайшую нюансировку при исполнении. Атмосфера творческого подъёма сопровождает всю работу в Оптическом театре. Эта атмосфера сказывается и на тех, кто композиции создает, и на тех, кто их воспринимает.

Вся уникальность такого вида творчества в бесконечных воз­можностях импровизации. Именно это, наряду с красочными композициями и правдивым рассказом, и ценят те, кто полюбил театр и приходит к нам уже не первое десятилетие, чтобы вместе постигать удивительную многоплановость мира.

Психотерапевтический эффект — ещё одна особенность Оптического театра. Благотворно воздействующий целостный свето-звуковой поток, помогает исцелению души, а это и есть целительство. В 1981 году интересные соображения по поводу воздействия солнечного инструментария высказал Андрей Тар­ковский. Он специально пришёл познакомиться с возможностя­ми Оптического театра. После просмотра нескольких свето-звуковых композиций, которые я показал ему тогда, он сказал: «Не знаю, как вы это делаете технически, но я почувствовал, что све­то-звуковой поток в вашем театре помогает зрителю приплыть в пространство собственной души». Увидев в моих глазах не­мой вопрос, он объяснил подробнее: «Современному человеку кажется, что он очень активно что-то создает, куда-то мчится, реализует поставленные перед собой задачи. Но если бы он смог увидеть всё в истинном свете, то понял бы, что вся его суета на­поминает бег белки в колесе. Ей тоже кажется, что она куда-то быстро бежит, но взгляд со стороны показывает, что она, невзи­рая на её суетливые движения, остаётся на месте.

Так и человек, не познав себя, не раскрыв для себя самое глав­ное — свое предназначение, свою миссию и свои истинные воз­можности — уподобляется такой белке. А как же мы познаем себя, если самое важное — встреча с самим собой — в нашей жизни чаще всего не происходит. Кто может утверждать, что он знает себя истинного? Кто может утверждать, что он быва­ет в глубинах своей души, слышит голос Безмолвия, понимает высший смысл жизни? Этого состояния очень сложно достичь даже тем, кто ставит перед собой подобные задачи, кто занима­ется определёнными практиками. Вот почему я с таким удивлением ощутил, что ваш инструментарий и ваши композиции помо­гают встрече с самим собой, помогают попасть в пространство собственной души...»

Средствами Оптического театра, внедрённого в практику школьной жизни, можно было бы не только красочно и ёмко преподносить новые знания, но и попутно нейтрализовать тот негатив, который уже накоплен и который дальше будет ещё в большей степени накапливаться у детей, облучаемых деструктивными потоками электронных СМИ. Это походило бы на дезактивацию после радиоактивного облучения. Чем больше времени ребёнок проводит у телевизора или компьютера, тем сильнее негативное воздействие на его мозг, тем больше он нуж­дается в своеобразной «дезактивации» с помощью солнечного инструментария. Это очень важный и совершенно новый момент в работе с детьми...

Конечно же, дело не только в «дезактивации». Воздействие новых «солнечных» средств будет многоплановым. Всё заранее предугадать трудно. Важна общая тенденция наше возвра­щение в мир божественной природы для её реанимации и для спасения наших душ, ибо полный отрыв от Природы грозит нам полным самоуничтожением. Оптический театр (такова его при­рода и специфика) помогает вернуться в мир, сотворенный Бо­гом, учит любви и состраданию к живой природе. Дети увлечён­но создавали бы свето-звуковые композиции, снимая природу и цифровыми аппаратами для дальнейшей обработки изображения и на слайдовую плёнку во все времена года, стараясь удивить одноклассников оригинальными слайд-фильмами и целыми оп­тическими спектаклями. Конечно, параллельно можно было бы снимать и учебные видеофильмы, фиксируя красоту природы цифровыми видеокамерами. Это заставило бы ребят проводить много времени на свежем воздухе, под ливнем солнечных лучей в поисках натуры. А потом они втянулись бы в этот процесс пости­жения живого божественного мира и уже не смогли бы жить без такого контакта с природой, без пристального всматривания во все природные процессы. В своей работе с детьми на протяже­нии тридцати пяти лет я имел возможность убеждаться в этом неоднократно. Солнечный инструментарий может оказаться в XXI веке буквально спасительным для наших детей и для нашей цивилизации в целом...

Замена внешнего движения внутренним — ещё одна осо­бенность Оптического театра Люди уже более века после изоб­ретения кинематографа самозабвенно фиксируют механическое движение во всех его проявлениях. Это напоминает затянувший­ся период инфантилизма. Часто это внешнее, суматошное, броуновское движение уже ничего не дает ни уму, ни сердцу. Но техническое средство само подталкивает к фиксации именно ди­намических процессов. Увлечение внешним движением пришло к своему апогею в клипах. Во многих клипах применяют безумное мелькание эпизодов, часто сжатых до одного или нескольких кадров, что привело к массовому заболеванию, к психическому расстройству огромного числа молодых людей.

Клиповое сознание — это настоящая болезнь. Человек ни на чём не может, не способен сосредоточиться. В Америке, где эти процессы начались раньше, уже не только дети, но и огромное количество взрослых подвержены этому заболеванию. Наши ак­тёры, гастролирующие в США, говорят об особенностях воспри­ятия американской публики. Клиповое сознание не позволяет им спокойно погружаться в разворачивающееся действо, в глубин­ный смысл, ради которого режиссёр создавал данный спектакль. Взрослые люди не могут более трёх секунд (!) сосредоточить­ся на чём-то одном, поэтому они жаждут бесконечных внешних перемен, изменения мизансцен, всяческих трюков. Дома такие люди непрерывно переключают телевизор с канала на канал, которых в Америке намного больше ста. В театре они тоже не способны сидеть и вникать в замысел режиссёра, наслаждаться игрой актёров.

Эта заболевание, к сожалению, проникло уже и во многие наши драматические театры. Актёры во время монологов и диа­логов непрерывно движутся, проделывают замысловатые акро­батические упражнения и, в полном смысле слова, лезут на стен­ку. Помню свои ощущения на одном из спектаклей, когда актёр забрался так высоко по каким-то скобам, что я вообще перестал слушать монолог, опасаясь за его жизнь и в напряжении ожидая, что он вот-вот сорвётся. Эта тенденция подобно инфекционному заболеванию охватывает всё большее количество театров. А ви­ной всему клиповое сознание, которое мы (мы все — и актеры, и зрители) получаем в награду за наше пристрастие к телевизи­онным передачам, шоу, клипам и к компьютеру.

Пристрастие это привело к потере вкуса. Его теряют и ре­жиссёры, и актеры, и зрители. В театрах уродуют классику. «Я так вижу», — спесиво заявляет очередной «гений», представляя зрителям на сценах ведущих театров страны очередное цирковое шоу вместо высокой классики. И народ идёт, смотрит, возмущается, но как-то тихо, с оглядкой. Как страшно отбиться от стада, показаться несовременным, отставшим от моды. Человек про­свещённый смело и спокойно называет всё своими именами. Глядя, как измываются над бессмертными шедеврами «новаторы», такой человек скажет во всеуслышание: «Король-то голый».

В Оптическом театре важно не внешнее движение-суматоха, а внутреннее движение-постижение, не безумный поток обра­зов, а созерцание одного или нескольких образов-символов в разных ипостасях и ситуациях, углублённое их восприятие, раз­мышление над ними, спокойная рефлексия... Часто один удачно найденный образ, одна деталь стимулирует полное развёртыва­ние события или явления в воображении зрителя. Его интуиция оживляет эту деталь, прогнозирует развитие событий. Это за­хватывает, ибо вовлекает зрителя в процесс сотворчества с авто­ром, что и можно назвать внутренним движением.

Но не только наш зрительный анализатор нагружен сегод­ня деструктивными сигналами, выводящими психику из равно­весия. Далеко не лучшим изобретением является и стереозвук, который тоже получил планетарное распространение. Особенно негативное воздействие на мозг человека оказывают столь лю­бимые молодёжью мини-стереосистемы, недаром именуемые в народе «дебильниками». Их носит с собой уже почти каждый ребёнок. Воткнув микроскопические динамики в уши, дети сидят в общественном транспорте или бредут по улицам с видом сом­намбул, ничего кроме любимых исполнителей не слыша, никого вокруг не замечая. Другие под этот вой в ушах ещё самозабвен­но терзают микрокомпьютеры или мобильные телефоны, бес­конечно играя в примитивные отупляющие игры. Ребёнок весь погружён в мини-экранчик, ничего не слышит из-за музыки в его наушниках. Можно только с грустной улыбкой вспоминать, как нас в детстве призывали быть начеку, всегда приходить на помощь старикам, слепым, беспомощным... Десятилетия назад так и было. Сейчас не дозовёшься, не докричишься... Челове­ческая жизнь в системе Тьмы под натиском электронных СМИ, виртуальных игр и отупляющей рекламы максималь­но обессмыслена и абсолютно обесценена.

Многие даже не подозревают, что уже более тридцати лет существует альтернатива стереозвуку. В Оптическом театре я много лёт применял уникальную систему, созданную ленинградским изобретателем Б. В. Гладковым. Разрабатывая и создавая эту звуковоспроизводящую систему, он тоже пошёл от человека и, учтя антропометрические и психологические данные, решил проблему наиболее адекватного воссоздания реальной звуковой среды. Звук, выходя из его системы, полусферой накрывает зри­тельный зал и создает замечательный эффект присутствия. Еди­ный источник звука воспринимается всеми слушателями, где бы они не находились по отношению к этому источнику, совершен­но одинаково, а целостную звуковую ткань мы буквально ощу­щаем «всеми фибрами» души и тела.

Несколько лет поражала своим богатым и естественным зву­ком эта система всех приходящих в Оптический театр. Но в 1997 году во время съёмок телепередачи «Очевидное — невероятное», которые проходили в зале театра, оператор, снимая телекамеру с штатива-«журавля», уронил двухпудовый противовес на эту систему, напоминающую по форме «летающую тарелку». В ней образовалась трещина, которая повлияла на качество звучания, но даже покалеченная она звучит лучше фирменных аудиосис­тем, хотя мы теперь применяем её реже. Очень жаль, потому что наши солнечные проекторы с континуальным световым потоком и акустическая система живого звука Бориса Васильевича в со­четании представляли собой единственный в мире уникальный аудиовизуальный комплекс, который не только не оказывал негативного влияния на мозг, но, наоборот, воздействовал на лю­дей буквально благотворно и целебно.

Не могу не рассказать случай, связанный с Б. В. Гладковым. В один из приездов в Ленинград в 90-е годы (не помню, успели ли его тогда переименовать) я увидел, что в кинотеатре «Свет» идёт документальный фильм «Крыша для гениев». И название кинотеатра, и название фильма показались мне знаменательны­ми. Аннотация к фильму на большой красочной афише, нари­сованной художником этого кинотеатра, притянула к себе как магнит. Фильм рассказывал о непростой жизни гениальных изобретателей в России. В перечне героев, о которых рассказы­вал этот документальный фильм, увидел и фамилию Б. В. Глад­кова. Я буквально ринулся к кассе, спрашивая, остался ли билет на ближайший сеанс. Мне выдали билет, и я пошел в зал, так как до начала фильма оставалось несколько минут. Безлюдное фойе меня не озадачило, подумал, что все зрители уже в зале. Но когда вошел в зал, то замер в недоумении. В зале не было ни одного человека.

Ко мне подошла женщина — работник кинотеатра — и спро­сила от своего имени и от имени киномеханика, не откажусь ли я от просмотра, так как время начинать фильм подошло, а зритель только один. Жалко, мол, гонять понапрасну аппаратуру, Я, ес­тественно, не отказался, сказал, что специально из Москвы при­ехал посмотреть этот фильм. Весь фильм, для меня бесконечно интересный, я так и просмотрел один. В зале больше никто не появился. В этом кинотеатре вход и выход в зал через одни и те же двери. После окончания фильма я снова вышел в фойе, кото­рое больше часа назад было пустым, и еле протолкался сквозь ог­ромную толпу ребятишек, которые с криками штурмовали вход в зал. Выйдя на улицу, я посмотрел на афишу, что же вызвало такой ажиотаж и привлекло стольких школьников. Оказалось, что на следующем сеансе шёл фильм «Черепашки ниндзя»... Вот что интересует ребят, а не изобретатели и их уникальные разра­ботки. Среди толпы 10-12-летних ребят я с удивлением увидел и старшеклассников. Не могу представить себе такого отношения к фильму об открытиях и изобретателях лет двадцать-тридцать назад, хотя я, конечно, не идеализирую то время...

Итак, впервые при создании аудиовизуальных устройств мы сознательно учли особенности человеческого мировосприятия и не забыли о потребностях души. Мир завоёван сегодня дис­кретными аудиовизуальными системами. Они растиражированы в миллиардах экземпляров. Мир «оцифровали», а нас с вами «со­считали»... Стараясь доказать, что рано огульно списывать со счетов аналоговые системы, которые могли бы компенсировать негативное воздействие дискретных АВ-систем, я уже почти сорок лет показываю взрослым и детям свето-звуковые компо­зиции, воспевающие красоту божественного мира, гармонию и лад в природе, пытаясь достучаться до сердец, обратить взоры людей к гибнущей по нашей вине биосфере...

В Оптическом театре мы также учитываем, что все люди по способу восприятия информации делятся на две категории. Одни лучше воспринимают на слух, другим же совершенно необхо­димо визуальное подкрепление услышанной информации, иначе они не смогут в полной мере эту информацию воспринять. Именно поэтому мы создаем аудиовизуальные (слухо-зрительные) композиции, позволяющие красочно, интересно и доступно раскрыть любую тему. В этом случае полностью удовлетворены обе категории, и новая информация не только будет всеми вос­принята, но, сопровождаемая при восприятии положительными эмоциями, запомнится надолго и глубоко.

Для учителей важно знать ещё об одной особенности воспри­ятия информации человеком. При одновременном поступлении в мозг слуховых и зрительных образов, несущих информацию об определённом явлении, происходит не простое суммирование поступающей по двум разным каналам информации, а умноже­ние или даже возведение в степень. Эту особенность воспри­ятия знают, возможно, не все, но она существует, поэтому хо­рошо бы учитывать её в столь важном деле, которым является обучение...

Реально ли  применение солнечного инструментария в школе?

Некоторые прочитают всё, что я пишу о новом инструмен­тарии, с безразличием. Иные, возможно, даже с раздражением. Нечего, мол, изобретать велосипед, когда компьютер открывает такие изумительные возможности. Но найдутся среди читателей и такие, в которых не уснуло желание изменить мир к лучшему, которые сами ищут новые возможности для осуществления мечты о защите детей от давления СМИ и мечтают о настоя­щей реформе образования. Им искренне жаль детей, но они не видят, чем и как они реально могут помочь им в сложившей­ся ситуации. Многолетний практический опыт позволяет мне с уверенностью говорить, что искреннее желание вернуться к максимальной гармонии человека с природой — это и есть тот спасительный путь, который многие ищут, но пока не находят. Для такого возвращения «блудного сына» у человечества есть кроме идей и большой практический опыт. Его нужно сделать достоянием масс, опубликовать все самые интересные разработ­ки и внедрять их в жизнь. Свою важную положительную роль в осветлении мира может сыграть и применение солнечного (аналогового) инструментария в образовании и во многих других сферах жизни человека.

Желающие реальных дел, прочитав эти строки, возможно, обрадуются, что уже разработан такой инструментарий, и поже­лают как можно скорее применить его в своей работе с детьми. Но радоваться тому, что созданы эти уникальные оптические и акустические системы, рано. Они созданы в России, в которой судьба изобретателя-Левши хорошо известна. Мы живём не в Японии, в которой таланты считаются «достоянием нации». В России уникальные люди бьются в нищете над своими изобре­тениями, которые могли бы невероятно облегчить жизнь всех граждан страны, укрепить могущество родины и её авторитет на международной арене. Чаще всего, они не получают от властей даже минимальной поддержки. Это страшное правило работает и сегодня в XXI веке. Более того, сегодня всё усугубилось так называемыми рыночными отношениями. Эти отношения, вроде бы, оправдывают равнодушных бюрократов. Им теперь даже оглядываться ни на кого не нужно, имитируя бурную деятель­ность при полном бездействии. «Есть деньги — приходи, будем разговаривать. Нет денег — пропади пропадом, нам до тебя дела нет», —  вот их примитивная логика». Меня поймет каждый изобретатель, особенно тот, который на своей шкуре испытал всю тупость бюрократической машины.

Борис Васильевич Гладков долгие годы работал над теорией Единого Поля, что позволило ему сделать много замечательных изобретений. Одно из них он реализовал более тридцати пяти лет назад. Это и были его уникальные акустические системы, явля­ющиеся альтернативой распространённым стерео-системам. Все эти годы он создавал их «на коленке» своими руками, пытался внедрить их именно в России, хотя за его изобретением в послед­ние годы его жизни буквально устроили охоту южнокорейские фирмы. В России на его изобретение никто не обратил внимания. «Нет пророка в своем отечестве», и Гладков умер, не дождав­шись поддержки от государства и унеся с собой в могилу потря­сающие разработки во многих областях, не только в акустике. Не дождался и я новой акустической системы для Оптического тетра, о создании которой мы с ним уже договорились после его последнего визита в наш театр. Человек смертен, и притом вне­запно...

И Юрий Алексеевич Правдюк, сделавший уникальный све­товой инструмент своими руками и создавший с его помощью более ста тридцати великолепных светодинамических партий к музыке композиторов разных стран и эпох, за двадцать пять лет работы в деревянном павильончике без отопления, так и не дож­дался помощи от властей. Зато гонения, безусловно, были. Ещё в конце 60-х его «прорабатывали» на партсобраниях за репертуар в его зале Музыкальной светоживописи. Правдюка угораздило в молодости вступить в партию, и партийные функционеры не­мало крови ему попортили, настырно влезая в ту область, в ко­торой они абсолютно ничего не понимали. Но они нюхом чуяли, что можно, а чего нельзя показывать советскому человеку.

А когда пришли новые времена, и Союз распался на суверен­ные республики, то его лишили даже этого павильончика. Все помешались на прибыли, и начальство харьковского парка Куль­туры и отдыха отдало этот павильон для показа в нем с помощью видеопроектора западных боевиков и порно-фильмов. Правдюка же с его самодельным инструментарием буквально выкинули на улицу. Молодёжь валом пошла на эти фильмы. Доходы парка увеличились. Руководство было довольно... Почти десять лет Правдюк обивал пороги местной власти всех уровней, предлагая устраивать концерты музыкальной светоживописи в любом из пустовавших в начале 90-х годов кинотеатров. Но кинотеатры новые украинцы, как и новые русские в России, быстро превра­тили в салоны для продажи автомобилей или в магазины, а для уникального искусства места так и не нашлось. Юрий Алексее­вич умер, не дождавшись понимания, не получив возможности радовать людей произведениями уникального искусства.

Весь светодинамический инструментарий для Оптического театра я тоже создал своими руками и тоже «на коленке». Что­бы его создать и испытать без средств и поддержки понадоби­лось более сорока лет. За эти десятилетия весь инструментарий в теоретическом плане доведен мной до совершенства, но в металле мне удалось реализовать не более 20% разработанного те­оретически. Остальные 80% существуют только в моей голове, в эскизах, расписаны во многих тетрадях. Да и то, что удалось воплотить, представляет собой, по сути, действующие макеты. На «коленке» трудно создать совершенный и надёжный оптико-механический инструментарий.

Если бы нашелся завод-изготовитель, то не более чем через два года мы имели бы в России уникальный аудиовизуальный комплекс, равного которому совершенно точно нет нигде в мире. Имели бы и всю конструкторскую документацию для его се­рийного производства, а также первую опытную партию. Если взяться за эту работу с желанием и энтузиазмом, то возможно, что на все это и двух лет не понадобится. Это я говорю как ин­женер-конструктор с практическим опытом работы на заводах, а не как мечтатель-идеалист. Этот солнечный инструментарий можно было бы использовать не только внутри страны для вос­питания и обучения детей. Его у нас вскоре закупали бы многие страны мира. Вот вам и рабочие места для наших людей, и заня­тость и весьма существенный доход в валюте в государствен­ную казну. Но главное, что такой инструментарий был бы неве­роятно полезен для наших детей, для будущего России.

Вот почему я написал, что радоваться рано. Двух изобретате­лей уже нет, а удастся ли мне довести до кондиции свои солнеч­ные инструменты, зависит теперь не только от меня. Я прекрасно понимаю, что неповоротливый бюрократический механизм вряд ли быстро провернется. Но попыток найти завод-изготовитель я не оставляю. Для меня крайне важно сейчас только одно: чтобы эта идея принадлежала России и была осуществлена здесь. Идея, рано или поздно, уйдет за границу (не нужно забывать, что мы живем в информационном веке). Её там реализуют мгновенно, ибо изготовление большинства изобретенных мною светодинамических устройств не сложнее штамповки солдатских котелков и алюминиевых кружек. Нужно только знать, что и как штампо­вать и что с чем соединять. Вот этот секрет я из последних сил и удерживаю. Если упустим ноу-хау за границу, Россия будет потом покупать солнечный инструментарий на Западе или Вос­токе, тратя валюту, потому что мир рано или поздно непременно придёт к необходимости его применения в разных сферах, но, прежде всего, для спасения детей... Это будет большим уроном для нашей страны. Зачем платить валюту, если мы можем её за­рабатывать?

Наладить производство технически очень простого солнеч­ного инструментария можно на любом заводе. Услышат ли мои слова те, которые определяют сегодня, что делать с производ­ственной сферой? Поэтому на вопрос, который я часто слышу от учителей: «Можно ли применять новый континуальный ин­струментарий в школе и реально ли это в ближайшее время?», я могу ответить так: «Применять его можно и нужно, а вот когда это можно будет сделать реально, спросите у тех, от кого за­висит, чтобы из сотен заводов, подвергаемых искусственному банкротству, оставили хотя бы один для создания солнечного инструментария».

Конечно, я не сижу, сложа руки. Памятуя мудрый совет: «Стучите, и вам откроют», пытаюсь сам искать потенциальных изготовителей. В августе 2007 года я встретился с производ­ственниками Екатеринбургского оптико-механического завода. Разговор с начальниками производств был деловым и конкрет­ным. Они послушали мой рассказ о сути нового оптического инструментария и о принципах его создания. Сказали, что изго­товление таких аппаратов для их завода никакой проблемы не составляет. Есть только одна загвоздка. Им совершенно неинте­ресно делать оснастку, чтобы выпустить несколько комплектов или даже несколько десятков комплектов. Если бы заказчики исчислялись тысячами, тогда можно было бы говорить всерьёз о том, чтобы такой инструментарий делать на их заводе. Меня этот разговор очень вдохновил. Главное, что они в принципе не отказываются и что для их мощностей — не проблема сделать наборы инструментов хоть для всех школ России. Мы даже до­кумент составили о нашей встрече и их готовности при наличии должного количества заказчиков производить солнечный инс­трументарий.

Школ у нас десятки тысяч, а не тысячи. Солнечный инстру­ментарий в том минимальном наборе, который можно было бы внедрить в воспитательный процесс, необходим всем нашим школам. Те, кто курирует национальный проект по образова­нию, нашли возможность за один 2007 год оснастить абсолютно все российские школы компьютерами. Помогать им в этом деле примчались и Билл Гейтс и другие акулы Запада. Каждой школе нужен не один компьютер, а десятки (в зависимости от размера школы и количества учащихся). Значит, для всех школ России понадобятся сотни тысяч дорогих компьютеров. И на это дело в стране средства нашлись. Один набор солнечных инструментов при массовом производстве будет стоить не больше одного ком­пьютера! И в каждую школу можно для начала приобрести всего по одному набору. Следовательно, расходы на это нужное дело потребуются в десятки (если не в сотни раз) меньшие, чем для сплошной компьютеризации. Почему бы нашему правительству не позаботиться ещё и о здоровье наших детей.

Если будет принято соответствующее решение, то опытная партия будет готова буквально через год-полтора. После испы­таний в реальных условиях в любой школе, можно было бы за­пустить массовое производство...

А пока я знакомлю всех желающих с новой идеей и в самом Оптическом театре, и на многих конференциях, посвященных проблемам образования. Как люди реагируют на это новое яв­ление можно узнать из Книги отзывов, в которой много лет за­писывают свои впечатления и свои предложения зрители, в том числе и школьные учителя, и сами школьники.

Как мало в этой жизни надо

Нам, детям, и тебе, и мне.

Ведь сердце радоваться радо

И самой малой новизне.

А. Блок

Работа с детьми

Особую радость доставляет мне и моим коллегам приход в театр школьников. В последние двенадцать лет к нам на сеансы приходят целыми классами. Увидев хоть раз в Оптическом театре циклы композиций на разные темы, школьные учителя привозят и приводят из года в год своих воспитанников к нам «за глотком свежего воздуха», как они пишут в своих отзывах. После показов я часто выслушиваю горестные исповеди школьных учителей, замученных отчётами и проверками надзирающих инстанций.

Посмотрев у нас в театре, как любую тему можно раскрыть по-новому, ярко, красочно, убедительно и кратко, одна учительница записала в книге отзывов: «Мы взрослые преступники перед детьми. Имея такую технику, такое открытие, как Оптический театр, даём знания детям чёрными буквами на бумаге... Скучно, тратим столько времени. Всё это можно сделать красиво, точно, доступно... Учитель, член АСТУР, Ю. И. Журкова. 14. 12. 03. » Таких записей учителя оставляют много, но ещё больше происходит после показов-уроков в театре искренних и откровенных разговоров, которые для меня явля­ются самым убедительным доказательством, что у нас в стране сегодня имеются огромные проблемы в системе образования.

Внимательно выслушивая то, что говорят после показов дети и школьные учителя, я не только создаю потом новые свето-звуковые композиции, но и продолжаю совершенствовать инстру­ментарий. Более десяти лет привозит к нам из г. Коломны своих воспитанников Галина Михайловна Бугаенко, которая давно счи­тает визиты в Оптический театр неотъемлемой частью выстро­енного ею плана воспитательной работы с детьми. Её школьни­ки, получив мощный творческий импульс в театре, пишут потом рассказы и рисуют интересные композиции. Прекрасно рисует и сама Галина Михайловна. Её работы и работы её воспитанников есть и в нашем театре.

Порадовала меня своими рассказами Елена Васильевна Мед­ведева, которая преподает физику и астрономию в школе №1016 из Переделкино. Дети из этой школы приезжают в наш театр на школьном автобусе. Елена Васильевна сначала удивлялась, что её воспитанники, которых она хорошо знала, выходили из те­атра задумчивые и так серьёзно обсуждали увиденное, что она их просто не узнавала. А потом это послесвечение длилось ещё долго, вдохновляя ребят на самостоятельную пробу сил в твор­честве.

Это действительно важный феномен, который за последние годы проявился особенно чётко. Под воздействием увиденных в Оптическом театре композиций школьники начинают буквально фонтанировать разными идеями: пишут короткие рассказы, сти­хи, создают рисунки, передающие их понимание того, что они узнали в школе-театре на уроках Правды и Красоты. Учителя потом приносят и показывают нам эти рассказы и рисунки, что является прекрасной обратной связью и помогает при создании других свето-звуковых композиций. Так идёт взаимный обмен идеями, настоящее сотворчество. Конечно, один театрик на 80 мест, построенный нашими руками из разрушенного гаража, с самодельным инструментарием удовлетворить все запросы по работе со школьниками не в состоянии.

Когда мы в Оптическом театре преподносим знания о мире на высоком художественном уровне, пользуясь средствами и зако­нами искусства, то учителя, приводящие к нам своих учеников очень часто говорят: «Как нам не хватает в школе такого ярко­го, точного, впечатляющего показа мира нашим ребятам». Я им отвечаю: «Говорите это не только мне, но и тем, от кого зави­сит, чтобы школа стала другой — не тюрьмой, отталкивающей детей, а магнитом, притягивающим детские души, куда они бы мчались с радостью и откуда не хотели бы уходить, настолько захватывающим был бы совместный процесс познания много­гранной действительности».

Распространять опыт мне нелегко. Пока я продолжаю разви­вать и совершенствовать свои инструменты всё на той же «ко­ленке», веду регулярные показы в Оптическом театре, создаю новые композиции, обучаю последователей, которые смогут продолжить эту важную работу и сохранят школу-театр. Ра­дует своими успехами дипломированный психолог Роман Рома­нов. А ведь он пришёл в наш театр буквально после школы. Все годы учёбы в институте он совмещал с работой в театре, как это сейчас делает Дария Голованова. Роман стал её соавтором при постановке оптического спектакля «Маленький принц». Он же создал целый ряд свето-звуковых программ к литературно-сце­нической композиции «Алхимия. Свет из глубины веков».

Больших успехов добился и Александр Ефремов, который помогает мне во всём, что касается создания новых оптических инструментов и пультов дистанционного управления. Он же со­здал и свою первую авторскую программу «Алтай. Путь к Вер­шине», пользующуюся успехом у зрителей. Много лет подряд интересные и самобытные программы создают Елена Зорина и Ольга Рябухина. Уникальными являются их авторские свето-звуковые программы «Прикосновение к Востоку» и «Ремедиос Варо».

Невзирая на отсутствии помощи со стороны государства, я пытаюсь помочь тем, кто искренне пожелал применять новый континуальный инструментарий в работе с детьми. Уже не­сколько лет успешно используют наш инструментарий для де­монстрации озвученных слайд-фильмов в своей работе с самыми маленькими детьми в г. Троицке супруги Ашиковы (Светлана и Валерий). У нас в театре на экран направлены более семидесяти пяти самых разных оптических инструментов, с помощью кото­рых мы можем создавать целые световые симфонии. У Ашиковых в распоряжении всего три слайдпроектора и дистанционный пульт управления, но им удаётся даже с таким минимальным на­бором добиваться впечатляющих положительных результатов, так как они применяют этот простой инструментарий творчески и относятся к детям с любовью.

Большой интерес к возможностям нового инструментария, побывав у нас на показах восемь лет назад, проявила В. Г. Аки­мова из г. Пензы. На основе моих разработок и с помощью конс­труктора и светохудожника Р. Булатова В. Г. Акимова на заво­дах своего города сумела создать набор световых инструментов, повторяющий часть из уже реализованных нами инструментов. Они вдвоём, опираясь на созданный инструментарий, работали последние годы с детьми в школе, набирая ценный практический опыт... Хотелось бы отметить, что их инструментарий получил­ся конструктивно переусложнённым и не очень технологичным. Сегодня можно сделать такие инструменты несравненно проще, а, следовательно, дешевле в серийном производстве и удобнее в эксплуатации. Но в целом их практическая работа с детьми очень интересна и важна для общей всероссийской копилки но­вого опыта в воспитании детей.

Ещё в конце прошлого века мы создали настоящий Опти­ческий театр для детского садика ГОУ 1775 в Москве (дирек­тор Сафро Л. М.), в котором с детьми много лет работают по системе Монтессори. Оптический театр со всеми его возможно­стями хорошо вписывается в эту систему и, по сути, служит её дальнейшему развитию. Ш. А. Амонашвили видел этот театр в детском саду в действии и отметил эту особенность. С детьми там сейчас работает молодой режиссёр нашего театра, будущий педагог-психолог Дария Голованова. Интересно то, что она уже успела сделать в этом садике, но особенно интересные перспек­тивы открываются в будущем. Есть как минимум два направле­ния работы с детьми.

Первое — это работа с детьми-актёрами. Детей в соответ­ствующих нарядах и в определённых мизансценах снимают на слайды для того, чтобы потом создавать оптические спектакли. Д. Голованова четыре года назад организовала съёмки малень­кой девочки из этого садика в роли Розы из сказки Антуана де Сент Экзюпери «Маленький принц». Фотохудожник нашего те­атра Ольга Рябухина отсняла можество слайдов этой девочки во всех ситуациях, которые были подробно расписаны в сценарии, созданном Д. Головановой. Все отснятые слайды Дария обрабо­тала на компьютере, совместила отснятое с рисованными персо­нажами, и, используя динамическую светоживопись, динамиче­скую графику, а также различные спецэффекты, Д. Голованова вот уже три года радует этим спектаклем и детей, и взрослых. И делает она это не только в театре детсада ГОУ 1775 в Ясене­во, но и в нашем стационарном Оптическом театре, являющемся структурным подразделением Центра-Музея им. Н. К. Рериха. Невзирая на то, что это её первая самостоятельная авторская ра­бота, она озвучила со своими друзьями эту сказку достаточно профессионально и с успехом демонстрирует её малышам и их родителям. При показе спектакля детям играть на светооргане ей помогают Р. Романов и А. Ефремов.

Второе направление, которое тоже нужно было бы внедрить в жизнь именно в детском саду, — это работа с детьми-исполни­телями, с детьми светохудожниками. Здесь нас действительно ждут открытия, хотя и наш собственный опыт и богатый опыт Ирины Михайловны в харьковской студии музыкальной свето-живописи даёт нам возможность многое предвидеть и сплани­ровать заранее. Только мы работали со школьниками, а здесь впервые можно попробовать насколько это реально и какой даст эффект в работе с дошкольниками. При создании свето-звуковых композиций в Оптическом театре тоже очень много, как и в системе Монтессори, рукодельной работы с самыми различ­ными материалами. Чтобы получить любую необходимую светохудожнику движущуюся форму на экране, нужно для этого вначале сделать своими руками формообразователь. Для этого потребуется ватман, ножницы, клей и скотч. Имеются опреде­ленные закономерности создания прорезей на бумажном диске или бумажном цилиндре (барабане). Около тридцати лет назад я разработал и опубликовал «Принципы формообразования», ко­торые и помогают нам все эти годы создавать сложные динами­ческие образы с предсказуемым характером движения.

Это работа творческая и увлекательная. Прорези на бумаж­ной заготовке и светодинамические образы, получаемые на эк­ране, часто, казалось бы, не имеют ничего общего. Поэтому и нужно знать закономерности превращения целого ряда проре­зей в динамический образ, который можно не только заставить двигаться по любой траектории в плоскости экрана, но которому можно задать сложную внутреннюю динамику. А если учесть, что мы можем создать любую драматургию и управлять взаимо­действием этих образов друг с другом, то станет ясно, что работа эта увлекательная, приносящая творцам много радости. Работа с бумагой, ножницами и клеем вполне посильна для ребят из стар­ших групп детсада. А их изумление и радостное оживление при виде волшебных превращений, сделанных их руками форм в сказочных существ, будет мощнейшим воспитательным средством.

Интересно отметить также, что после встречи с Оптическим театром некоторые энтузиасты делают своими силами нечто подобное и начинают показывать зрителям свои композиции, иногда ссылаясь на меня, иногда забывая это сделать. Некото­рым (например, ребятам из Рыбинска) я сам помогал сделать необходимый инструментарий, снабжая их ещё советскими слайд-проекторами. Другие (например, Виталий Пястолов из далёкого Миасса) сами находили себе помощников. Социальный психолог В. Пястолов получил второе образование, окончив факультет культурологии в Уральском университете. Долгое время рабо­тал он в Курганском доме детского творчества методистом по нравственно-эстетическому воспитанию. Перебрал многие ме­тодики, но решил, что идеальным вариантом для целей такого воспитания будет Оптический театр, в котором «гармония цвета, музыки, ритма, образов и слов и помогает достичь наилучших результатов... Дети приходят в неописуемый восторг, видя, как изображение земного шара сменяется громадной пчелой или ба­бочкой и снова космосом: «Как это так? Почему?..» Красота небесная, красота земная — всё сплетено воедино».[52] Радостно читать такие сообщения с мест, хорошо, что идея применения солнечного инструментария пробивает себе дорогу в жизнь.

Если обобщить всё вышесказанное о работе с детьми, то нуж­но отметить, что недооценка одухотворяющей роли искусства в образовательном процессе привела к печальному результату — к духовной деградации и, в конце концов, к нравственному кризи­су. Роль искусства в воспитании, конечно же, огромна. Переоце­нить её невозможно. Истинные служители Культуры, высокие души всегда призывали сообщество к синтезу религии, науки и искусства. Все три составляющие невероятно важны, тем более, важна гармония между ними. Если мы по недомыслию пренебре­гаем одной из составляющих, то возникает ощутимый перекос в развитии человечества. Истинная религия, нравственная наука и одухотворённое искусство в гармоничном союзе могут вывес­ти человечество на невиданные высоты Духа.

В своей практической работе я старался обратить внимание работников сферы образования на это явное упущение. Уве­рен, что все направления (даже естественнонаучного познания) должны смело и широко применять достижения искусства для наиболее яркого донесения научных истин до учеников. Именно это и рождает положительные эмоции при восприятии «сухих догм», что так важно для усвоения и глубокого запоминания. Я даже курс лекций создал «Интегральное искусство и обучение», который читал в конце 70-х — начале 80-х гг. на факультете по­вышения квалификации МГУ для педагогов всей страны.[53] Параллельно принимал участие и в самом учебном процессе, чтобы в реальных условиях проверить степень воздействия солнечно­го инструментария и созданных с его помощью свето-звуковых программ на учащихся. Тогда был создан задел на десятилетия вперед.

Управляемая свето-звуковая среда — инструмент преподавателя

Хочется сказать всем, кто спешит приковать детей к ком­пьютерам: «Не возводите вокруг детей виртуальных стен, не загоняйте их в лабиринты иллюзорной реальности. Если детей будут воспитывать компьютеры, они станут биороботами»... Ещё в 1932 году французский поэт Поль Элюар высказал замечательную мысль: «Человек не в состоянии никогда разрушить стен, возведённых вокруг него в детстве. Чтобы человек мог раз­виваться свободно, он должен был бы в детстве воспитываться детьми».[54] Символично, что примерно в это же время работали с детьми М. Монтессори, Я. Корчак, А. Макаренко, которые включали в свою практику обучение младших детишек старши­ми. Они создавали группы из разновозрастных учеников, что бла­готворно сказывалось не только на эффективности обучения, но и позволяло детям проявить свои человеческие качества — взаи­мовыручку, взаимопомощь, опеку младших старшими...

Эту же идею применил позднее и болгарский ученый Г. К. Лозанов, с которым мне довелось обсуждать его интересную сис­тему обучения. Он любезно показал мне в 1982 году в Софии свой Центр Суггестологии. Самым главным в его методе было перемещение объекта изучения из центра внимания учащегося на периферию внимания-восприятия. Оказалось, что если центр внимания будет занят чем-то приятным (для учащихся создава­лась специальная псевдо-концертная ситуация), то перифериче­ское восприятие (буквально «краем глаза и краем уха») цепко захватывает поступающую в это же время учебную информацию и автоматически отправляет её в «долговременную память».

Сейчас вам любой психолог скажет, что, если восприятие новой информации окрашено положительными эмоциями, то она запоминается в более полном объёме и надолго. Но это же чрезвычайно важно. Существенно возрастает коэффициент полезного действия системы «учитель-ученик», резко повышает­ся эффективность обучения. Равве для школьных учителей не важно узнать, что это проверено и доказано, что такой эффект имеется и что уже почти сорок лет он используется в процессе ускоренного обучения иностранным языкам по системе Лозанова-Китайгородской. В их методике также часто используется и принцип обучения учеников учениками...

Вместо того, чтобы при изучении иностранного языка зуб­рить грамматику и заучивать слова, преподаватели буквально погружают учащихся в ситуацию близкую к реальной, что при­водит не только к более глубокому запоминанию, но и к спон­танному речепорождению. Они дают учащимся время и возможность многократно воспринимать одни и те же речевые блоки в разных ситуациях. После чего учащиеся повторяют эти же бло­ки в общении друг с другом, непрерывно меняя партнеров для диалога. Это позволяет много раз повторить самому и много раз услышать одни и те же фразы не только от преподавателя, но и от соучеников. Казалось бы, что это почти абсурдно. Вместо эталонного произношения преподавателем, чего только не услы­шишь от своих сотоварищей, впервые эти фразы произносящих. Но неисповедимым путём эффективность именно такого мето­да обучения превосходит даже индивидуальные занятия педаго­га-профессионала с одним учеником, не говоря уже об отупля­ющем и монотонном слушании в классе одного и того же голоса учителя при традиционном обучении...

Более 12 лет я применял солнечный инструментарий имен­но при обучении взрослых иностранным языкам. Все эти годы обучение проводилось под наблюдением психологов, использо­вавших самые прогрессивные методы входного, текущего и вы­ходного тестирования. Это и помогло выявить чёткую картину положительного воздействия солнечного инструментария, помо­гающего повысить эффективность обучения при снижении утомляемости и управлении вниманием учащихся. Полагаю, что и школьным учителям, и родителям будет интересно узнать, как же при обучении применялся солнечный (континуальный, аналоговый) инструментарий?

Так как интенсивный курс обучения иностранному языку изобилует различными ситуациями, то возникла проблема, как эти ситуации задавать. Можно задать просто словесно, сказав ученикам, что мы присутствуем там-то и там-то. Но оказалось, что этого мало, ибо все барьеры, мешающие надёжному запоминанию (см. труды Г. К. Лозанова), остаются и продолжают действовать. К примеру, учащимся давали задание разыграть сцену встречи в аэропорту. Они её разыгрывали на изучаемом языке, находясь в обычной аудитории, при обычном освещении. В это время внимание всей группы, естественно, было прикова­но к тем, кто эту сцену разыгрывал. Вот и представьте, каково было им общаться на том языке, который они только начинают изучать, если при такой концентрации на них всеобщего внима­ния общаться было бы непросто даже на родном языке.

Применяя солнечный инструментарий, я превращал аудито­рию в пространство аэропорта, в салон самолёта или в любую среду, которая была необходима преподавателю по ходу урока. С помощью статических и динамических проекций я не просто обозначал необходимую для данной мизансцены обстановку, но старался максимально насытить её элементами, несущими до­полнительную информацию на изучаемом языке. Появлялись различные табло с надписями, звучали объявления, воспроизво­дилась, например, характерная звуковая атмосфера аэропорта. Конечно, всё это делалось с таким расчётом, чтобы не слишком отвлекать внимание группы от урока, от изучения языка.

Весь аудиовизуальный фон подавался на таком уровне (гром­кости и яркости), чтобы отвлечь внимание всех учащихся от участвующих в данный момент в учебном диалоге ровно настоль­ко, чтобы говорящие интуитивно почувствовали, что к ним уже внимание приковано не так сильно, как это было в обычной ауди­тории. Казалось бы — такая малость, а срабатывало безукориз­ненно. Ведущие диалог на изучаемом языке учащиеся быстрее раскрепощались. У них появлялось ощущение защищённости и комфорта. Слушающая в этот момент своих товарищей груп­па, благодаря воздействию управляемой свето-звуковой среды, тоже получала, как оказалось, значительно больше, чем в случае напряженного и сосредоточенного вслушивания в лепет-диалог в обычных условиях. Её внимание частично переключалось на проявления среды — на непроизвольное считывание надписей, а прослушивание объявлений, тихо звучащих где-то на заднем плане, но воспринимаемых ухом. Сам диалог уходил при этом из центра внимания, что и позволяло, как доказал Г. К. Лозанов, запоминать материал более прочно и надолго.

Есть две очень важные проблемы, на которые либо вообще не обращают внимания, либо не знают, как эти проблемы раз­решить. Первая проблема — это внимание учащихся, их спо­собность в течение всего времени занятий внимательно слушать новый материал, вникать в смысл и прочно запоминать сказан­ное преподавателем. Кажется, что в действительности этого не может быть. Но тогда учителя как бы заранее расписываются в собственной беспомощности и заведомо смиряются с тем, что они работают с низким КПД. Они понимают, что ученик не био­робот, он не сможет слушать всё время внимательно. Или он отвлечётся на посторонние мысли, или его отвлекут соученики, или он, в конце концов, устанет и просто отключится.

Вторая проблема — быстрая утомляемость учащихся, чему способствуют многие факторы. Это и монотония окружа­ющей визуальной и звуковой среды, и интерьер классов или ауди­торий, мало отличающийся от офисов или больничных палат. Помню, как нас изматывали, когда я учился в вузе, звонки и гро­хот трамваев, проходивших непрерывной вереницей под окнами нашей аудитории. Особенно утомляют монотонные звуки, такие, например, как гул дросселей ламп дневного освещения. К этому добавляется и частота излучений этих источников, и спектр, и яркость (освещённость рабочего места), и зачастую монотон­ный голос преподавателя, который «жужжит как муха в банке», и многое другое.

Наблюдать оба момента — и блуждающее внимание, и быст­рую утомляемость — можно как на уроках в средней школе, так и на лекциях в вузах. Все мы через это проходили, все это знают и все с этим мирятся... За годы работы в МГУ мне удалось про­делать много экспериментов, которые доказали возможность управления вниманием учащихся, а также возможность реально отодвигать наступление утомляемости или даже снятие утомляемости, что вначале казалось совершенно невозможным.[55] Достигал я этого эффекта с помощью примене­ния в учебном процессе специально созданных аудиовизуальных программ-композиций, проецируемых на аудиторию с помощью солнечного инструментария.

Для психологического обеспечения занятий я использовал тот же самый свето-звукозой инструментарий, который слу­жил для создания разных ситуаций в самом учебном процессе. Несколько лет, начиная с 1975 года, я применял созданные спе­циально для психологического обеспечения занятий аудиовизу­альные программы-композиции четырёх типов. Первые два типа можно легко представить. Это были программы релаксации и активизации. Ещё два типа (моё ноу-хау) — программы пере­ключения внимания и программы пробуждения творческого импульса — я также опишу, чтобы показать необходимость и эффективность применения их в учебном процессе.

Визуальная часть программ-композиций для релаксации создавались в «холодной» части спектра, в основном в сине-зелёных тонах. Для этого я снимал природу на слайды в нужной мне цветовой гамме. При проецировании этих слайдов методом плавного вытеснения и одновременной проекции на тот же экран светодинамических композиций я добивался буквально живого изображения. По небу плыли облака, над водой клубился ту­ман, в каплях росы вспыхивали и гасли яркие чистые цвета. Эти визуальные композиции сопровождались спокойной музыкой. Программы же активизации создавались в основном в «тёплой» части спектра. В отснятых слайдах и в динамической светоживописи преобладали красно-оранжевые тона, а музыка, сопровож­давшая эти композиции, подбиралась мажорная, радостная.

По мере накопления усталости в группе в процессе занятий я (по согласованию с преподавателем) проецировал на большой экран в аудитории соответствующую программу, которая дли­лась, как правило, от двух до трёх минут. Времени это от учеб­ного процесса отнимало немного, но эффект был просто разительным. Это отмечали и сами учащиеся, и преподаватели, и психологи, которые наблюдали группы в процессе обучения и проводили регулярную диагностику состояния всех учащихся. Я уже упоминал, что в группах ускоренного изучения иностран­ного языка обучались взрослые люди, которые приходили к нам на занятия после полного рабочего дня, то есть уже довольно уставшими. Это осложняло работу преподавателей, но радовало меня, так как эффект воздействия программ психологической поддержки мог быть выявлен наиболее полно.

Программу переключения внимания я демонстрировал группе в самом начале занятий. Все учащиеся приходили на занятия из разных жизненных ситуаций, с ворохом своих проблем и мыс­лей. Как отвлечь их от сиюминутных мыслей и проблем и скон­центрировать внимание именно на том предмете, ради которого они собрались на занятия. Оказалось, что программа переклю­чения внимания делает это наилучшим образом. Это могла быть аудиовизуальная композиция с определённым сюжетом в отличие от программ релаксации и активизации, которые, как правило, сюжета не имели, а просто отражали разные состояния природы. В программе переключения внимания я в сконцентрированном виде мог показать основную фабулу тем, которые изучались на предыдущем занятии, отразить самую интересную ситуацию из тех, что разыгрывались на прошлом уроке. Сопровождались та­кие программы не минорной или мажорной музыкой, а, скажем, песней на изучаемом языке. Это могла быть и одна из многих разучиваемых песен во время интенсивного обучения языкам. Радость узнавания песни тоже способствовала быстрому вклю­чению всей группы в работу. Сама программа занимала не более трёх-четырёх минут, поэтому преподаватель почти ничего не те­рял от учебного процесса. Он примерно столько же успокаивал бы группу и какими-то своими средствами настраивал бы её на предстоящий урок. Мне же это удавалось сделать быстрее и эф­фективнее.

Конечно же, все эти программы я обсуждал заранее с психо­логами и преподавателями. Внимание группы такой программой отвлекалось от житейских проблем и переключалось на рабо­чую ситуацию, концентрировалось на изучаемом предмете прак­тически мгновенно, а положительные эмоции от ярких образных сцен и полюбившейся мелодии создавали хороший эмоциональный фон, на котором преподавателю проводить занятие было не­сравненно легче.

Не менее интересно было работать и с программами пробуж­дения творческого импульса. Их я создавал по совершенно дру­гому алгоритму. Часто композиция строилась по законам сна, в ней не было определённой логики развития. Образы, сменяв­шие друг друга, иногда вызывали возгласы удивления. В глазах учащихся можно было увидеть неподдельный интерес, так как подобная композиция была непредсказуемой. Угадать, что будет дальше, не взялся бы никто. Усиливалось впечатление не менее странным звуковым сопровождением. Далеко не всегда это была музыка в привычном смысле этого слова. Если и брал музыку, то конкретную или электронную. Часто я вплетал в неё голоса жи­вотных или птиц, а также различные звуки театральных спецэф­фектов. Такая программа «встряхивала» основательно, будила фантазию, действовала освежающе. После неё как бы приходи­ло второе дыхание. Все четыре типа программ, применяемые в нужное время, помогали преподавателю управлять вниманием учащихся, концентрируя их на конкретной теме, и отодвигать усталость практически на конец занятий.

При традиционном протекании учебного процесса усталость может накопиться уже к середине дня, и далее все усилия пре­подавателя будут потрачены практически впустую. С помощью программ, помогающих управлять вниманием, а также позволя­ющих произвести релаксацию или активизацию учащихся, мож­но добиться, что в течение всего учебного времени внимание и работоспособность группы учащихся будет поддержи­ваться на высоком уровне. Эффективность организованного таким образом учебного процесса значительно повышалась, что и было доказано этими многолетними экспериментами с помо­щью психологического тестирования, которое вели психологи под руководством Л. А. Карпенко.[56] Важнейшим условием эф­фективного воздействия таких программ было то, что все они создавались на высоком художественном уровне и что вся визу­альная часть композиций, реализуемая с помощью солнечного инструментария, была целостной (не разбитой на кадры, строки или пиксели). В целом, весь комплект аппаратуры, который я разработал и применял в учебном процессе, позволял создавать гибко управляемую аудиовизуальную среду, которая была, по сути, инструментом преподавателя. Она облегчала ему работу с учащимися, делала её более эффективной.[57]

Универсальность нового инструментария

Наши (Ю. Правдюка и мой) светоинструменты просты и при серийном производстве были бы доступны любому детскому са­дику и любой школе. Доступны они будут и любому желающему иметь их дома, ибо при массовом производстве набор инстру­ментов для создания сложных свето-звуковых композиций будет недорогим. Их воздействие не только не наносит ущерба детской психике, но, наоборот, оказывает на неё благотворное влияние. Это вывод самой жизни, а не самореклама. Мир всё равно оценит это открытие, и непременно будет применять и развивать сол­нечный инструментарий, когда поймёт, в какую западню попали люди в оцифрованной реальности. Пока этот инструментарий был в моих руках, можно было сохранить ноу-хау, но при его распространении все секреты сохранить не удастся.

За четыре десятилетия мною разработаны несколько групп (классов) проекционных инструментов с непрерывным световым потоком. Можно сравнить эти световые инструменты с набо­ром музыкальных инструментов для симфонического оркестра. И там есть разные группы инструментов, например, струнные, духовые, ударные... Но внутри каждой группы — разные ин­струменты. В группе струнных есть скрипки, альты, виолонче­ли, контрабасы... Так и внутри одной группы светоинструмен-тов есть родственные по принципу получения изображения, но разные по конструкции и по возможностям. В своё время я под­робно опишу все солнечные инструменты в специальной книге, чтобы каждый желающий смог изготовить сам то, что будет ему по силам.

За те же четыре десятилетия, пока совершенствовался сол­нечный инструментарий, в нашу жизнь пришли компьютеры, и огромных успехов достигла компьютерная графика. Не хочу ни спорить, ни сравнивать, ни соревноваться. Это просто абсолютно разные способы получения сложных динамических композиций, разные направления художественного творчества с совершенно разным воздействием на моз? и психику человека. У каждого направления свой путь, свои достижения в настоящем и в буду­щем. Соревноваться с компьютерной графикой я не могу ещё и потому, что на развитие компьютеров суммарно за эти четыре десятилетия во всем мире затрачены огромные суммы, исчисля­емые даже не сотнями миллиардов, а триллионами долларов. Я же мог тратить на создание солнечного инструментария только ограниченные средства, так как все эти годы это было моё увле­чение.

Над усовершенствованием компьютеров работали сотни фирм, тысячи конструкторских бюро и заводов. Я работал все сорок лет практически один. Чтобы получить конечный про­дукт — сложную компьютерную графику — программистам и художникам нужны мощные и дорогие компьютеры. Мне для получения сложнейших композиций нужен инструментарий, ко­торый прост и недорог. Программисты, работая над общей ком­позицией, создают шаг за шагом все её элементы и только потом их соединяют и получают задуманное целое. Я же получаю всю композицию сразу, притом в реальном масштабе времени син­хронно со звучащей музыкой (если, например, работаю над ком­позицией к определённому музыкальному произведению).

Человек, использующий солнечный инструментарий, так же свободен, как и музыкант. Он просто играет, исполняя свою партию, если это необходимо, вместе с музыкантами. В общую партитуру можно внести строку LUCE (свет), как это сделал в партитуре симфонической поэмы «Прометей» А. Н. Скрябин, и записать на этой строке партию света. Скрябин для этой цели воспользовался обычным нотным станом. Но он пытался за­фиксировать только изменения цвета. Сегодня ясно, что таким образом записать партию с множеством параметров (цвет, яр­кость, конфигурация форм, масштаб, скорость и направление движения световых символов и т. п.) совершенно невозможно.

Партитуру для записи светодинамической партии я разработал тоже почти тридцать лет назад и обнародовал её затем на одной из Всесоюзных конференций по синтезу Музыки и Света.[58] Эта партитура позволяет свётохудожнику записать на специальном стане все варьируемые параметры будущей композиции. Другой светохудожник, получив эту партитуру, способен воспроизвести композицию, задуманную автором. Это позволит в будущем при интенсивном использовании солнечного инструментария обме­ниваться партитурами, как это делают музыканты.

Конечно, к партитуре теперь можно приложить DVD-диск или миниатюрную микросхему с записанным на них авторским исполнением. Но партитуру это не отменяет, ибо в ней будет расшифровка, как добиться увиденного результата. Заменить же исполнение светодинамической композиции, исполняемой на светоинструментах, видеозаписью невозможно по двум причи­нам. Видеозапись всё равно не передаст всех тончайших нюан­сов, которые получаются при живом исполнении. Даже самая чувствительная телекамера не сравнится с человеческим глазом, способным различить в полной темноте даже единичный фотон. Но самое главное, что, записав с помощью видеокамеры целост­ное, континуальное изображение, получаемое при помощи сол­нечного инструментария, мы при видеопроекции снова заменим его изображением, разорванным на фрагменты...

Профессиональные музыканты, которых раздражали по­пытки синтезировать музыку и компьютерную графику, уви­дев композиции динамической светоживописи, которые испол­нял Ю. А. Правдюк или те, что я исполняю при помощи своего солнечного инструментария, говорили, что это живое Действо в отличие от мертво-пластмассового хоровода компьютерных форм и что сама светоносная ткань наших композиций очень музыкальна. Этот танец форм вполне можно было бы объеди­нять с музыкой во время исполнения симфоническим оркестром сложных программных произведений. Если один исполнитель с помощью одного светоинструмента не справится при этом со сложной композицией, то её могут исполнять несколько свето-художников на нескольких инструментах одновременно с оркест­ром, подчиняясь тому же дирижёру, что и музыканты. Россия и в этом была бы первой в мире. Такие уникальные свето-звуковые симфонии имели бы и у нас в стране, и на Западе огромный успех...

Итак, универсальный солнечный инструментарий, который можно использовать в самых разных областях человеческой деятельности разработан и может при расторопности властей и производственников выпускаться серийно в ближайшие годы. Мне удалось за сорок лет практического применения испытать этот инструментарий и доказать его высокую эффективность в искусстве, в обучении и в медицине. Естественно, что этими тремя направлениями его применение не ограничивается. Кроме самого инструментария, все созданные за сорок лет свето-звуковые композиции я с удовольствием отдал бы в общий банк аудиовизуальных программ, который потом будет по­полняться всеми, работающими с солнечным инструментарием. Все эти мечты и планы могут стать реальностью, если в нашем обществе найдутся соратники, с которыми мы вместе внедрим солнечный инструментарий во все сферы, где его применение даст наилучший эффект. Для меня уже сегодня очевидно, что самую большую пользу этот новый инструментарий может при­нести в работе с детьми (на всех этапах их воспитания и обуче­ния). Его благодатным светом нужно наполнить школы нового типа. Его целебными излучениями нужно врачевать души детей, омертвляемые мерцающим светом виртуального мира.

Если человек жаждет чуда, сделай ему это чудо.

Новая душа будет у него и новая у тебя.

А. Грин. «Алые паруса»

От школы-тюрьмы к Храму Знаний

Все дороги мира должны вести к храмам, но это должны быть Храмы Света, Храмы Знаний. По всем дорогам мира от этих Храмов должны идти миллионы просвещённых светом Знаний молодых людей, чтобы в свою очередь заниматься просветительством, нести дальше этот Свет в жизнь. Так могли бы осуществиться заветные мечты многих поколений о «золотом веке», о справедливом мироустройстве, о гармоничных отношениях между людьми... Уже давно вместо нынешних типовых зданий школ-тюрем нужно было бы построить совершенно иные соору­жения. Школа должна быть настоящим храмом Света. Я давно мечтаю о появлении таких новых прекрасных Храмов — школ принципиально нового типа (Скале), построенных с выдумкой и фантазией, оборудованных с применением всех самых последних достижений цивилизации и украшенных самыми талантливыми художниками и скульпторами. Вот куда правительствам, не жа­лея, нужно тратить огромные средства, а не на смертоносное оружие. Вот где тысячи архитекторов, скульпторов и худож­ников должны были бы работать без устали, творя Красоту и Гармонию, благотворное воздействие которых на становление Человека доказывать не нужно.

Эти Храмы Знаний должны быть разными, а не типовыми. Свободу архитекторам, скульпторам и художникам! Взрыв фантазии и творчества. Это могут быть и отдельные здания, за­ключающие внутри целый мир, и комплексы зданий... Вспом­ните потрясающий Храм Науки, который изобразил Рафаэль на своей знаменитой фреске «Афинская школа». Школьник ещё и гордился бы своеобразием своей Школы, своего Храма. Но глав­ное — то, что будет внутри. Классов, как камер, где томятся дети, преодолевая монотонность учебного процесса, там быть не должно. Пусть эта пытка детских душ останется в прошлом, канет в Лету вместе с системой Тьмы. В Храме Знаний всё бу­дет подчинено главной идее — раскрыть перед детьми единство мира, его удивительную красоту, гармонию и целесообразность. Вложить в их души самое главное знание: что весь мир — жи­вой. Жива и матушка-Земля, жива и вся вселенная. Поэтому и отношение человека к нашей планете должно быть таким, как у любящего сына к матери.

Сама эта главная идея должна найти отражение во всём облике Школы (Скале), которая должна состоять из разных «царств»... Вот, например, царство физики с удивительными и манящими приборами, тренажёрами космических кораблей, действующими моделями самых главных изобретений за всю историю человека.

Любой ребёнок должен иметь возможность разобрать специаль­но предназначенные для этого модели, чтобы вникнуть в работу изобретательной мысли. Лаборатории царства физики должны быть также оснащены самой передовой аппаратурой и прибора­ми для реальных исследований...

В другом месте — царство биологии с большими аквариума­ми и живыми уголками. Наблюдать за живыми существами, ду­мать о них каждый день, кормить их, ухаживать за ними — это так увлекательно и так... ответственно. В царстве биологии обязательно будут целые оранжереи. Замечено, что школьники много и с удовольствием занимающиеся выращиванием различ­ных растений становятся добрее и собраннее, не говоря уже о более глубоких познаниях и практических навыках, которые им в жизни, несомненно, пригодятся. Некоторые школы и сегодня не ждут далёкого будущего и особых храмов, а создают у себя прекрасные оранжереи. Великолепную оранжерею вырастили школьники обычной средней школы из города Мичуринска Там­бовской области. Но если сегодня такая оранжерея — редкость, то в Храмах Света они будут повсеместно, даря детям радость общения с живой природой и... кислород.

Дальше — царство астрономии со своей обсерваторией и пла­нетарием... А здесь царит искусство во всех его проявлениях... Внизу — бассейны, корты и другие спортивные площадки. Дети должны иметь полную возможность для движения, для гармо­ничного физического развития. «Чем моложе ребёнок, тем он подвижнее, — развивал идеи К.Д. Ушинского П. Ф. Лесгафт, — тем чаще он должен переходить от одного занятия к другому... Необходима частая перемена в занятиях, постепенность и пос­ледовательность их, весёлый, непринуждённый нрав и отсут­ствие угнетения (выделено мной. — С. З.)».[59]

Храм знаний — это не просто школа нового типа. Это — уни­версальный образовательно-оздоровительный центр, оснащён­ный всем, что необходимо для исследовательской работы учи­телей-учёных, научный поиск которых проходит не только на глазах их учеников, но и в совместном с ними Делании. Центр этот может быть открыт круглосуточно. Руководить таким цент­ром должны люди просвещённые и увлечённые, а не клерки, отбывающие срок вместе с детьми, «приговорёнными» учеб­ным планом к длительным срокам изоляции от Жизни. Как ещё можно иначе трактовать жёсткую и непременную обязанность посещать школу, мешающую ребёнку учиться по-настоящему. Здесь нет никакого парадокса. Вспомним, что в некоторых шко­лах утро уже начинается с переклички школьников, проводимой сотрудником милиции. Если ребёнок пропустил занятия, роди­тели наказываются весьма ощутимым денежным штрафом. Это насилие над личностью и принуждение в чистом виде. При этом надзирающие структуры ОНО периодически устраивают лице­мерные проверки школ под девизом: «Не нарушаются ли права ребёнка в школе?»

В Храме Знаний дети могли бы работать не в какое-то строго определённое заранее время (уроки), но по решению с препода­вателем, когда в этом есть необходимость или при проведении экспериментов. Кто-то будет работать дома над заданием учи­теля. Часть ребят, объединившись в группу, уедет, например, на археологические раскопки или на съёмки материала в тайгу или в горы. Для решения какой-то проблемы могут формироваться разновозрастные группы. Не только дети разного возраста могут составить такую группу, но и дети уже прошедшие полный ба­зовый цикл обучения (вроде нынешних выпускников). Так как суть деятельности таких центров — непрерывный научный по­иск и непрерывное обучение, то и работа их будет строиться на совершенно иных принципах.

Никакой жёсткой регламентации быть не должно, она просто недопустима. С «обязаловкой» нужно покончить раз и навсег­да. Нужно выбросить из лексикона учителя слова «заставить, принудить, обязать, наказать», за которыми боль, слезы, обиды, неврозы и тоска, затаившаяся в глазах наших детей. Насколь­ко человечнее будет применение совсем других слов и понятий: «Зажечь, подарить радость, вдохновить, вызвать восторг, поощ­рить...» Вспомним, что привести ребёнка в восторг до глубины души мечтала Мария Монтессори. Это стояло на первом плане в её работе с детьми, а не расписание и наказание... Уместно привести и слова Хорхе Луиса Борхеса: «...идея обязательного чтения абсурдна, с таким же успехом можно говорить о при­нудительном счастье».[60] Если слово «чтение» заменить словом «обучение», то мы этим только расширим идею Борхеса о недо­пустимости насилия. Насилие засушивает бутон детской души, убивает в человеке человеческое. Насилие, вызывая сопротивле­ние, пробуждает в человеке звериное начало. Результаты трудов таких надзирателей отчетливо видны сегодня в океане насилия и зла, который затопил планету.

Чтобы оставались жить Ника Турбина и Надя Рушева, чтобы мы воочию убедились, что уже сегодня в каждом втором (если не в каждом!) малыше дремлет непробуждённое дитя Нового со­знания, необходимы Любовь и Доброта как основные принци­пы взаимоотношений учителя с детьми. А ещё нужна свобода для радостного постижения мира. Как можно задавать жёсткие рамки поиску Нового, если этот поиск является увлекательным путешествием в неведомое и часто неизмеримое. Как же Чело­век придёт к Преображению, если у него не будет устремлен­ности именно в неведомое и неизмеримое! Самое главное — это творческая атмосфера, которая будет царить в Храме знаний, это увлекательная реальная работа, а не монологи, которыми изобилует современная школа, не дающая ответов на главные вопросы Жизни.

Не получая ответов на свои вопросы, дети Нового сознания пробираются по этой жизни как по минному полю, идут нехо­жеными путями на свой страх и риск. Они вырастают, сохраняя в душе главное — непоколебимую веру, что Свет непременно победит Тьму, что на нашей планете возобладают наконец-то Единые Законы Бытия. Для того их Высший мир и призвал на планету, чтобы они показали людям своим примером, что бо­жественное Начало и Единые Законы — первопричина появ­ления рода людского, а не произвол атеистов-материалистов, которые могут вытворять в этом мире всё, что им вздумается. Те, кто поймёт подвижнический труд людей Нового сознания и пойдёт им навстречу, помогут построить светлый и счастливый мир. Люди будто после тяжёлой болезни придут в себя и не по­верят, что их предки могли допускать подобную жестокость по отношению к живым созданиям и друг к другу на протяжении многих веков. Дети Света не дожидаются пассивно, пока кто-то преподнесёт им светлое будущее. Они активно работают уже сегодня. Это они предлагают заменить школу-тюрьму, школу-больницу Храмом Света, Храмом Знаний. Дети Нового сознания первых трёх волн, ставшие сегодня вполне взрослыми людьми, уже многое сделали для осветления мира. Результат их трудов ещё увидит вся планета. Но главная их забота — помочь самой многочисленной когорте Четвёртой решающей волны, чтобы дать им вырасти воинами Света, чтобы свести потери среди этих замечательных детей к минимуму.

В Храмах Знаний учителя помогут детям развивать их врож­дённые способности, обретать навыки и умения. Это не то же самое, что зазубрить какие-то факты, чтобы забыть их вскоре после экзаменов. Если новый материал с трудом воспринимается учащимися, то с помощью солнечного инструментария учитель может его так модифицировать и адаптировать, так наглядно его преподнести, что понять сможет каждый, даже самый большой тугодум. При этом акцентировать внимание учеников нужно не на негативных, а на позитивных моментах, которых тоже мно­го возникает в процессе обучения. Продвижение ребёнка вперёд должно обязательно поощряться добрым словом, восхищением, а не оценками или деньгами... Это будет способствовать выра­ботке у учащегося реальной самооценки. Отстающих и остаю­щихся на второй год при таком подходе не будет, ибо каждый будет идти своим темпом и возьмёт столько, сколько сможет.

Поэтому и неврозы у детей исчезнут. Если ребёнок за от­ведённое время взять больше не может, то и насиловать его совершенно не нужно, ибо у каждого в жизни — своя миссия и своё место. Не все после школы будут разрабатывать теорию физического вакуума или строить математические модели. Кто-то будет строить дома для теоретиков, находя в этом радость творчества и полноту самореализации... Уверен, что каждому родителю хочется, чтобы школа стала именно такой, — окрыля­ющей ребёнка, а не подрезающей ему крылья. Суть нового мировидения в том, чтобы страх, который является основой миро­ощущения в системе Тьмы, заменить любовью, что и приведёт к естественной замене ныне существующей неправедной системы Тьмы истинной системой Света. И только тогда мы «не умрем, но изменимся». В этом спасение человечества.

Не о результатах научного поиска нужно рассказывать в новой школе, а о Людях, которые этот поиск вели. Не науку в расчленённом, фрагментарном виде преподносить детям, а ис­торию науки. Зажечь сердца детей жаждой открытий, жаждой подвига... О физике и математике увлечённо рассказать гума­нитариям, а об искусстве — будущим физикам. Этим мы помо­жем им расширять поля сознания. Нужно не просто запомнить определенные сведения и даты, чтобы выпалить их на экзамене, а научиться анализировать события, давать им нравственную оценку с точки зрения Единых Законов Бытия.

Школьники, зазубрив нужную информацию, чтобы сдать экзамен, задействуют кратковременную память. После экза­мена информация бесследно выветривается из их головушек с огромной скоростью. Кому тогда этот всеобщий обман, навя­занный нынешней системой образования, нужен? Ответ очеви­ден — апологетам «золотого миллиарда», служителям культа золотого тельца. Это им нужны толпы слуг — нерассуждающих рабов и примитивных потребителей... Если мы хотим воспиты­вать свободных и мужественных людей, а не жалких рабов, то в школьные годы на первый план должен выйти морально-нрав­ственный аспект, а не информационный, как это было прежде. Информации и так предостаточно, нужно только научить с ней работать самостоятельно. Если убрать давление школьной про­граммы на детей, бессмысленную гонку и желание бюрократов подравнять всех под одну гребёнку, то на первый план выйдет главное — воспитание свободного высоконравственного челове­ка, строителя нового мира.

Ребёнок в процессе обучения должен успевать всё осмыс­лить, понять, сделать свои выводы, умозаключения. «Умо­заключение — относительно простое мозговое действие, прочно базирующееся на имеющихся сведениях. Наверное, оно под силу практически каждому, ...если мозг не отягощен болезнью, де­лающей всю весёлую мозговую человеческую работу безрадостным трудом».[61] Какое замечательное словосочетание нашла На­талья Петровна. Поверим ей. Она более полувека изучала работу мозга. Детишки, устремленные к знаниям и радостно бегущие в первый класс, надеются на нас — взрослых. Они думают, что замечательные дяди и тёти сделают всё, чтобы они все годы вер­шили в школе «весёлую мозговую человеческую работу», ра­достно познавая манящий приветливый мир. Но дяди и тёти, у которых тоже, видимо, есть дети, подчиняясь «хозяевам жизни», сделали всё, чтобы обучение в школе приводило к неврозам и другим заболеваниям. И всё потому, что долгие годы дети заняты «безрадостным трудом».

Реформируя школу, мы должны думать, прежде всего, о здо­ровье детей. Каждый Храм Знаний мог бы располагаться в цен­тре небольшого парка или хотя бы рощи, то есть вокруг него должно быть много зелени, воздуха, а не загазованная улица с грохочущими машинами. Сегодня есть школы, которые сосед­ствуют с бензоколонками... Лучше всего было бы создавать Храмы Знаний на природе за городом, связав их скоростными монорельсовыми дорогами с мегаполисом. Родителям не нужно было бы возить детей за город, теряя драгоценное время. В цен­тре мегаполиса они усаживали бы своих детей в вагоны, и бес­шумный скоростной поезд на магнитной подвеске доставлял бы детей в Храм Знаний. Там на природе легко было бы реализовать и школу Радости по Сухомлинскому, и Лицей, подобный тому в котором Державин слушал юного Пушкина. Там же были бы все условия для создания замечательных свето-звуковых программ и видеофильмов, ибо учителя могли бы проводить с детьми на природе много времени. Солнечный свет и свежий воздух также невероятно нужны детям.

Сопровождаемые воспитателями, дети точно так же в конце недели возвращались бы в центр города, где их ожидали бы со­скучившиеся за пять дней родители, которые за два выходных дня смогли бы посвятить много времени общению со своими ча­дами. Это для детских душ было бы не менее важно, чем сво­бодный творческий поиск с учителями, относящимися к своим воспитанникам как к родным детям.

Если же строить Школы нового типа в районах города, то нужно обязательно сохранять вокруг них остров зелени, чтобы защитить от шумов города и обеспечить детям достаточное ко­личество кислорода. Внутри Школы-Храма должны быть также столовые для продуманного сбалансированного питания детей. И на всё, что я перечислил и что кажется нам (задавленным систе­мой Тьмы) совершенно нереальным, нужна всего лишь неболь­шая часть от тех гигантских сумм, которые человечество уже затратило и продолжает тратить на вооружения и бесконеч­ные конфликты.

Храмов Знаний не нужно строить так много, как обычных школ, ибо принцип их использования будет совершенно иным. В традиционной школе дети распределяются по коробочкам-клас­сам, где они сидят годами, слушая уроки. Такая школа может вместить в коробочках только определённое количество детей, потому школ нужно много. В Храмах Знаний как образователь­но-оздоровительных центрах открытого типа дети не будут от­сиживать определённое количество часов, а будут приходить туда за советом, консультацией, для практических работ в ла­бораториях, для создания аудиовизуальных программ в Оптическом театре, показывающих глубину освоенных ими знаний и их растущий художественный вкус. Туда же они будут устремлять­ся за... здоровьем. Этому будут способствовать не только вели­колепные спортивные площадки и плавательные бассейны, но и построенное по системе Бояршинова общение с наставниками. Общение это будет буквально заряжено волнами здоровья, по­тому что увлечённость и радость при постижении Нового дарят человеку заряд оптимизма и хорошего самочувствия.

Иногда учащиеся кроме общения со своими наставниками будут слушать в Храме лекцию научного светила, сопровож­даемую визуально солнечными инструментами. Это очень же­лательно, но время учёного нужно беречь. Сегодня, тем более завтра, можно сделать так, чтобы лекцию одного учёного смогли слушать в одно и то же время учащиеся всех школ-храмов одно­временно, располагаясь в залах своих Оптических театров. На огромном экране из сверхминиатюрных светодиодов (это сдела­ют реальностью в ближайшие годы новейшие LED-технологии) все смогут увидеть и самого учёного и весь сопровождающий его лекцию видеоряд. Поможет в этом Интернет. Негативное воздействие мониторов на детей можно будет преодолеть (или снизить до приемлемого уровня) с помощью тех же экранов из светодиодов. Это позволит слушать светило не ста ребятам, а ста тысячам или миллионам одновременно...

Дети будут «струиться» сквозь Центр-Храм, а не сидеть в нём. Основная же их работа будет перенесена на дом, в библиотеки и на природу. В Центр, расположенный в городской черте, не обя­зательно приходить ежедневно. С ним можно связаться с помо­щью электронной почты, отправив туда выполненное задание или с помощью телефона (видеофона). Так же можно получить но­вое задание или ответы на любые назревшие вопросы. Обучение при таком подходе получится по сути индивидуальным! Каждый учащийся пойдет таким темпом в постижении мира, который для него будет приемлем. Спешить никому и никуда не нужно. Сравнивать себя с другими совершенно нет смысла. Соревнователь­ный ажиотаж и ложное самоутверждение — это уловки системы Тьмы. Оценок никто ставить не будет. Только добрые слова под­держки, только восхищение, если ребёнок учится с наслаждени­ем и быстро продвигается в освоении Минимума. Прошёл мини­мум по всем предметам, дающий тебе основательный фундамент для продвижения в самопознании, — наращивай дальше объём знаний в той области, которая тебе особенно по душе. Максимум (для каждого свой!) человек будет добирать на протяжении всей сознательной жизни.

Потому, что дети будут непрерывным ручейком струиться сквозь этот центр, школ нового типа понадобится намного мень­ше. Можно так продумать работу со всеми желающими посещать именно этот образовательный Центр, именно этот Храм Знаний, что хватит времени не только для консультаций всех желающих, но и для серьёзной научной работы, которая будет проводиться в каждом таком Центре. Постигающий мир неофит будет прихо­дить в Школу нового типа, чтобы отработать на практике вместе с наставниками то, что было изучено им самостоятельно за те дни или недели, когда он работал дома или на природе. Наставни­ками являются не только учителя. Для малышей наставниками являются старшие товарищи. Давно замечено, что информация усваивается особенно прочно и хорошо, когда учащийся сам обучает других. Ему нужно специально подготовиться к уроку, глубже разобраться в том материале, который ему предстоит объяснять другим. Наиболее важные процессы становления лич­ности старшеклассника происходят именно в момент проведения занятий с малышами. Какая радость научиться отдавать себя другим, жить для других...

Нужно хоть раз увидеть сияющие глаза юного учителя, кото­рому удалось удачно провести урок и доходчиво объяснить ма­лышам то, что ему самому ещё недавно было не очень понятно. Конечно, это прекрасная форма воспитания-обучения, которая будет повсеместно применяться в школах нового типа. Эта фор­ма обучения продиктована самой жизнью. Раньше так и было на Руси в многодетных семьях. Старшие братья и сестры опекали и обучали младших. И я был шестым в семье, и меня тоже учили. Старшая сестра учила читать, писать и считать, брат воспиты­вал бойцовские качества, чтобы в жизни смог постоять за себя. Это, к сожалению, ещё актуально...

В педагогике в этой области тоже накоплен опыт вполне до­статочный для того, чтобы его проанализировать и по достоин­ству оценить таящийся в нём огромный резерв для воистину Гу­манной Педагогики. Для этого нужно не только вспомнить опыт М. Монтессори, Я. Корчака или А. Макаренко. Есть и сегодня учителя, которые осознанно внедряют в практику воспитания и обучения работу старших школьников с младшими. Здесь осо­бого внимания заслуживает опыт школы М. П. Щетинина, кото­рый смело и с замечательным эффектом применяет этот метод в жизни.

Самое главное — создать в школе все условия, в которых активизируется и реализуется имманентно присущая малышу жажда познания. Важно пробудить в ребёнке настоящий иссле­довательский интерес, и он сам начнёт добывать нужные ему знания из самых разных источников, а не только в школе за партой или из Интернета. Ребёнку нужно будет только время от времени приезжать в Школу-Храм для консультаций, для обще­ния с друзьями-соратниками и с учителями, чтобы быть уверен­ным, что поиск он ведет правильно. Большой вклад могут внести и учителя, обучающие у себя дома тех, кто в этом нуждается. Нечто вроде нынешних репетиторов, но с совершенно другими установками. Сегодня — натаскивание, чтобы протащить в вуз, завтра — радостная и углублённая работа с ребёнком, чтобы дать ему максимально глубокие знания. В новой ситуации будет работа на результат, а не для галочки или оценки... Результат от истинной педагогики ожидается только один — молодые, вы­сококультурные, здоровые, жизнерадостные люди, увлечённо и профессионально созидающие на нашей прекрасной Земле справедливый мир... Всё остальное — от лукавого. Всё осталь­ное тормозит истинную эволюцию, лишает нас будущего.

Представьте, что такие Храмы Знания уже открылись. На первом этапе можно было бы провести учеников через все цар­ства Жизни и Науки, увлекательно рассказав и показав разные направления в познании мира и те достижения и открытия, ко­торые были получены за столетия упорного труда учёных. По­казать всё можно так, чтобы это захватило их воображение, чтобы у детей появилось горячее желание узнать всё глубже, подробнее. Но при знакомстве с самыми разными гранями ми­роустройства нужно вывести на первый план то общее, что объ­единяет, все направления естественнонаучного познания мира. Тут мы уже имеем прекрасный пример — книгу, написанную Рыцарем Гуманной педагогики Иреной Стульпинене. Она пода­рила и учительскому Братству, и, конечно же, детям, которых она обучает физике в латвийской школе, свои дары Духа. Свою замечательную книгу она назвала «Физика языком сердца». Это прекрасный пример для других учителей, у которых сердце от­крыто навстречу детям, у которых душа болит от соприкоснове­ния со всеми пороками классно-урочной системы образования... Все науки можно описать языком сердца, и вначале именно в та­ком виде преподнести их с помощью солнечного инструментария детям. При таком подходе мы увидим в глазах малышей радость, удивление и восторг. Так будут заложены основы истинного ми­ропонимания...

Первое прикосновение детей к огромному и удивительному миру, организованное влюблёнными в свое дело учителями, ко­торые языком сердца доступно, ярко и красочно приоткроют дверь в Неведомое, позволит детям в какой-то мере удовлетво­рить естественную жажду познания. Эта жажда будет удовлетворяться всё более полно на последующих этапах воспитания-обучения. Не в классе с голыми стенами и доской, а именно в самом царстве, предметная среда которого будет нести макси­мальную образную информацию об изучаемом направлении. Кстати, многие занятия наставники будут проводить с детьми на природе, особенно, если мы будем строить Храмы Знаний среди чистой природы на достаточном удалении от мегаполиса. И это не только уроки биологии. Любой предмет можно преподнести детям в самой совершенной лаборатории, в лесу, пронизанном солнцем.

Неважно, где пройдут очередные занятия. Интересно, на­глядно, и радостно — вот чем будут отличаться занятия в Хра­ме-Скале от занятий в классе обычной школы. Если они будут проходить внутри здания, то уж точно не за партами и не в созер­цании затылков товарищей. Сидеть, стоять, двигаться в каждом царстве и на каждом конкретном занятии дети будут в соответ­ствии с особенностями самого предмета и в зависимости от того, как это пожелает сделать каждый конкретный педагог или как пожелают сделать сами ребята. Это уже не имеет значения. Ни­какие жёсткие инструкции в этом плане не нужны.

Если дети будут по-настоящему увлечены, то учителю не нужно будет надрываться, кричать, наказывать ребят, чтобы призвать их к порядку. Их уже будет трудно оторвать от увлека­тельного процесса постижения Нового, в котором они будут ак­тивными исследователями, а не пассивными слушателями. И пусть лаборатория будет наполнена гомоном и взрывами смеха вместо мёртвой тишины, столь желанной учителю-надзирателю. Замечательно, что заниматься будут с радостью, юным пылом и задором. Это и будут необходимые для познания и запомина­ния положительные эмоции. Хаоса никакого не будет. Дети спо­собны к самоорганизации. Они мгновенно утихомирят разбуше­вавшихся товарищей, если таковые будут. При таком подходе к обучению детей отрицательному лидеру неоткуда взяться. Нет подходящей ситуации. А школа-тюрьма, как и настоящая тюрь­ма, буквально провоцирует появление отрицательных лидеров (паханов).

Лаборатории Храмов должны быть оснащены всей необходи­мой приборной базой — самой передовой, а не устаревшей, что­бы и сам учитель, являющийся одновременно и учёным-исследователем, мог продолжать вести свои изыскания, продолжать свою научную работу. Учитель-учёный — это самый правиль­ный путь, хотя сейчас это покажется кому-то невыполнимым. Но учитель — не говорящая кукла. Учитель сам познает мир, а про­цесс познания, в принципе, прекратить невозможно. Но если это так, то никто не мешает учителю развивать любимую им область знаний, вести научную работу и самому всю жизнь учиться и со­зидать новое. «Се творю всё новое», — мог бы вослед за библейс­кими пророками сказать и такой учитель. Он будет пользоваться огромным и заслуженным авторитетом у учащихся, ибо учитель-учёный всегда будет на уровне самых последних достижений. Его любовь к избранному им направлению в науке, его горение, его собственное творчество по методу индукции, несомненно, будет передаваться юным последователям, что приведет к взрыву твор­чества учеников, с радостью идущих за своим Учителем.

Постепенно за несколько лет все учащиеся естественным об­разом определят, какое из «царств» для каждого из них ближе всего. В нём они и будут потом проводить больше времени, чем в других. В нём они будут работать. И душа будет трудиться, и руки, которые к окончанию школы должны стать умелыми, «золотыми». Но особенно упирать на узкую специализацию в школьном возрасте не стоит. Да, нужно дать возможность ребён­ку значительно больше времени проводить в том «царстве», ко­торое его притягивает как магнит, но во всех других направлени­ях он должен тоже хорошо ориентироваться. Если ему захочется перейти со временем в другую область, в другое «царство», он совершит это без особого труда при наличии хорошей общеоб­разовательной базы. Главное — пробудить в школьные годы лю­бовь к познанию. «Если эта любовь зародится в его (ученика) сердце, то можно надеяться, что он не оставит заниматься на­укой (или искусством) и по прекращении формального учения и будет находить в ней наслаждение...»[62]

Величайшее зло системы Тьмы в том, что она не позволяет детям (будущим взрослым) раскрыть весь свой потенциал. Если бы эта система не калечила нас и наших детей, то практически все дети раскрыли бы свои удивительные таланты и, став взрос­лыми, проявляли бы гениальность как рядовое, а не исключительное явление. Об этом догадывались отдельные мыслители и в прошлые века, об этом говорят свободные умы и сегодня. Они понимали, что уровень, который мы называем гениальным, — это и есть