Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

А. Б. Ипполитова

Ритуалы сбора растений
в русских рукописных травниках XVIII века



Русские рукописные травники представляют собой сборники небольших (5-10 строчек) статей, каждая из которых посвящена описанию отдельного растения и его полезных для человека свойств. Одна из существенных характеристик, свидетельствующих об архаичных взаимоотношениях человека с миром растений в травниках, - это указания на время и/или ритуал сбора, присутствующие в описаниях некоторых трав. Всего нами выявлено 59 растений с наличием времени и/или ритуала сбора, что составляет более 15 % всех известных нам по травникам растений.

В ритуалах сбора в травниках можно выделить темпоральный, акциональный, предметный и вербальный коды, причем каждый конкретный ритуал может быть построен как на одном-двух кодах, так и на всех вместе.

1. Представления о сборе растений в травниках

Обратим внимание на некоторые особенности отношения к ритуалу и самому моменту сбора.

В некоторых случаях в травниках сообщалось, что то или иное растение следовало собирать непросто (бель, одолен 1, прыгун, солнешник, черная папороть) или непростому человеку (солнешник), что нельзя собирать растение неведаючи и незнаючи (земезея).

Следствием незнания ритуала могло стать физическое (земезея) или психическое (ратма, сова 1, сова 2) увечье. Так, собиратель, решившийся неведаючи или незнаючи сорвать растение земезея, должен был поранить руку или ногу (отметим, что речь опять идет о знании). Нашедший и сорвавший растения сова 1 и сова 2 рисковал заблудиться и сойти с ума. Человек, выкапывающий корень растения ратма, должен был начать плакать, а сечь тот же корень – радоваться и смеяться.

Сбор ряда растений был сопряжен с сильным эмоциональным стрессом, чувством страха (золотовка: “А рвать ея очень страшно, а когда сорвешь, то беги как можно скорея и назад не оглядавайся”; месечная: “А когда рыть и доходить до настоящего корня, то будет страх велик, естьли стерпишь, то и получишь корень”; папороть черная: “А когда будешь цвет брать, то страх терпеть и с места не сходить, покудова петухи не вспоют”), опасностью (арсис).

Некоторые растения стремились не попадаться человеку на глаза: “И та трава иному покажетца, иному и нет” (осот); “И та трава даетса одному человеку, а другому не даетса - на том месте не найдешь тое травы” (земезея).

Одно из условий благополучного сбора растений – чистота человека во время сбора. Будучи в чистоте следовало собирать ургодан и сириндарх херуз, чистыми руками брать полотую ниву. За три дня до сбора святой вербы нужно было вести себя следующим образом: “…а был бы чист за 3 дни, и не гневен, и податлив ко всякому требующему от него”. Только для ратмы объяснялось, почему необходимо было быть чистым: “…чтобы был тот человек чист, а буде нечист, ино ударит ево черная немочь о землю и лежит три часа, одва востанет от земли”.

2. Темпоральный код

Темпоральная составляющая ритуалов сбора (39 растений) могла строиться на календарном (годовом), суточном цикле, на фазах луны.

Календарный отрезок времени, на который приходится сбор трав согласно травникам, – это весенне-летний период. Если не считать единичных текстов, это апрель (пострел боровой – 9 апреля; прострел 1 – разные числа апреля, наиболее устойчивый вариант 23 апреля), май (ливакум; солнешник – в разных вариантах 1, 2, 4 или 9 мая) и время вокруг Иванова дня (23 растения). В единичных текстах упоминаются Троица (ворсон, заря огородная) и Петров день (детловина 2, крапива стрекучая, пуп водяной).

Пик сбора растений отчетливо падает на дни летнего солнцестояния (день Аграфены Купальницы, день Рождества Иоанна Предтечи, в отдельных случаях – вся ивановская неделя и отрезок времени между Ивановым и Петровым днями). Из 34 растений с указанием на календарное время сбора, 23 (или 67,6 %) рекомендовалось собирать именно в эти дни (в число этих растений мы включили также 2 растения, которые цветут в Иванов день, хотя о времени их сбора ничего сообщается).

Для сбора 13 растений регламентировалось время суток. Для 8 “ивановских” трав это канун Иванова дня, заря, раннее утро (адамова глава 1, измодник, семитар, татарин), время между заутреней и обедней в Иванов день (адамова глава 2, чернобылец), ночь на ивановской неделе (сильный лом); воскресенье до восхода солнца (святая верба).

Для неивановских трав суточное время сбора было не столь значимо. Если не учитывать единичных текстов, то оно характерно только для одного растения: левуппу рекомендовалось искать только ночью, т.к. днем это растение было незаметно, а ночью светилось. Из единичных текстов известны следующие упоминания суточного цикла. Траву сова 2 предписывалось искать вечером. Трава могильная, согласно травнику Ивана Бирюкова, появлялась из земли в одно и то же время до полудня, а после полудня вновь уходила под землю: “И выходит каждой день в одно время до полдень, а после полдень опять уходит в землю”. Полотую ниву рекомендовалось собирать в воскресенье рано утром. Траву муравей – искать на заре (вариант С).

О сборе растений в определенную лунную фазу известен один текст в двух вариантах, где предписано собирать любые травы на ущербе луны с тем, чтобы увеличить их целебную силу: “Указ о всяких травах. Всякая трава на ветху лутче рвать, оне жывут ко всяким болезнем”.

3. Вербальный код

Вербальный код выражался в произнесении приговоров, заговоров или молитв при сборе растений.

Иногда в рукописях приводился один общий текст, рекомендовавшийся для сбора любых растений. В наших материалах встретилось два таких заговора. Например:

“Указ, как травы брать от земли с молитвою: “Господи Иисусе Христе сыне Боже, помилуи мя, грешнаго раба своего имярака, благослови мять от землитися взять, от Бога зелие, от земли корение”. И тако 3 ж говори с молитвою, и копаи всякою траву лицом к сонцу, чтоб твоею стенью не застенила травы”.

Но чаще тот или иной вербальный текст рекомендовался при сборе определенного растения. В наших материалах известно 19 растений с наличием вербального кода при сборе. При этом полнота информации об исполняемом тексте могла быть различной.

1. В рукописи лишь указывалось на необходимость произнесения некоего текста при сборе; сам текст при этом не приводился. Так, произнося некий приговор или заговор следовало собирать одолен 1, одолен 3, перекоп, молчан, детловину, ябедник; произнося какие-то восемь молитв – растение иван.

2. В рукописи указывалось название конкретного текста, как правило какой-либо молитвы.

Ряд растений из травников следовало собирать, проговаривая молитвы “Отче наш” (адамова глава 2, полотая нива, святая верба, сова 1, ургодан), “Агимариам” (полотая нива, сириндарх херуз, ургодан), “Царю небесный” (ургодан), псалом 50 “Помилуй мя, Боже” (адамова глава 2, святая верба, ургодан, цемравная), символ веры “Верую во единого Бога” (цемравная, ургодан), триста молитв иисусовых (адамова глава 2), тропарь на Благовещение Пресвятой Богородицы “Днесь спасению нашему начаток” (святая верба).

3. Текст заговора или молитвы приводился полностью.

Такой текст может быть совсем кратким, и напротив, пространным.

1) Краткие формулы (орешик, детловина 1, детловина 2).

“Помой!” 3 раза (орешик).

“Господи, благослови, Господи, помоги и Господи, огради” (детловина 1).

“Матка травам, а мне же или нам надобе” (детловина 2).

2) Развернутые тексты (святая верба, молчан, папороть без сердца, варахия, адам-трава). Это преимущественно заговоры, причем, как правило, имеющие функциональную направленность и лишь отчасти ориентированные на сбор растения. Поэтому, несмотря на все различия, эти тексты имеют много общего. Сначала исполнитель заговора просит Господа Бога или мать-землю благословить его на сбор растения, а затем следует заклинание растения на определенные нужды, в которых оно будет использоваться.

“Благослови сию траву копати, а земля-мати благослови своего мне плоду взяти, а ты, трава-Адам, на что я тебя копаю – и ты буди к тому пригодна во веки. Аминь” (адам-трава).

“А копаючи говорити грамотному человеку псалом 50 “Помилуи мя, Боже” весь до конца, а кто не умеет грамоте, и он говори “Господи, помилуи раба Божия имярек. Аминь” 3 ж. А как учнет копати, ино держи при себе золотые, или денги, или золото, что шъют. А выкопав и выняв из земли, перекрести лице свое 3 ж и говори: "Сохрани мя, Господи, и помилуи мя, раба Божия имярек, имене святаго твоего. Ты еси мать-трава травам всем, от Бога сотворена и от земли рождена, соблюди мя, раба Божия имярек, от дияволского мечтания, и пакости, и всех злокозненных навет их, и от супостат моих, зло мыслящих на мя, человека, спаси, спаси мя, раба Божия имярек, и святыя Богородицы Марии, и святых архангел и ангел, и всех святых, угодивших Христу Богу нашему. Аминь"” (святая верба).

“Трава папоротник без сердца ростет на восток лицом. Выкопать ее о Купалнице с коренем, а копая ее, положить сребра со всех 4 сторон сколко изволишь, и вынимая, говорить: “Господи, благослови мя, Отче, сию добрую траву взяти, иже в себе не имеет серца. Так бы не имели серца на раба Божия имярек недруги мои и супостаты и вси человецы. И как люди радостны бывают и убиваются о сребре, так бы радостны были о мне, рабе Божии имярек, вси человецы. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав во мне”. Кто ее носит при себе, никоторои человек на него сердит не бывает, хотя и недруг, то зла не мыслит” (папоротник без сердца).

Почти для всех указанных вербальных формул характерно использование христианской символики. Она отсутствует только в текстах об детловине 2, орешике и текстах о тех растениях, для которых только указано на наличие некоторого вербального кода (одолен 1, одолен 3, перекоп, ябедник).

Единственный нехристианский “персонаж” вербальных формул – это мать-земля (единичные поздние тексты о варахии, адам-траве, общий заговор на сбор трав из травника Ивана Бирюкова). Архаичными является и обращения к растениям “матка травам” (детловина 2), “мать-трава травам всем” (святая верба).

4. Типы ритуалов. Предметный и акциональный код.

Акциональный и предметный коды тесно связаны вместе, на их основе можно в некоторых случаях выделить устойчивые типы обряда. Нам удалось выделить два таких достаточно частотных типа: ритуал окружения и ритуал выкупа. Прочие ритуалы, как развернутые, так и состоящие иногда из одного-двух элементов, не являются столь частотными и прикреплены к конкретным отдельным растениям.

Ритуалы окружения. Самым распространенным в травниках типом ритуала сбора был т.н. ритуал окружения, который известен нам из описаний 11 растений (адамова глава 1, архилин, детловина 1, детловина 2, земляные орешки, молчан, напахт, одолен 1, папороть без сердца, семитар, цемравная; а также – единичные варианты текстов об адамовой главе 2, одолене 2 и царе Симе).

Суть этого ритуала сводится к заключению растения перед выкапыванием в круг тем или иным способом (о конкретных действиях см. ниже). Значительность корпуса текстов, в которых описывается этот ритуал, позволяет выделить, с одной стороны, парадигму предметов, используемых в данном ритуале, и с другой стороны, - парадигму действий с этими предметами. Приведем некоторые описания этого ритуала:

“И та трава имать на Иванов день в Купалницу ввечеру или на зоре, или поутру рано, пронять сквось злату гривну или сребреную” (адамова глава 1).

“А ту траву рвать сквозь серебряную нитку” (молчан).

“…прежде рвать, как наидешь ту траву, и ты ея очерти с молитвою сребром или золотом” (детловина 1).

“А как ее станет имашь, от солнца стени не наводи, а положи круг ея по копейке со все четыре стороны, кроючи” (цемравная).

“А как ею окопывати, первее лятчи и обмеряти, как человек ляжет, и на другои край кругом и очерти, а копати” (земляные орешки).

Предметы, которые рекомендовалось использовать в ритуалах окружения, - это в чаще всего изделия из серебра и золота (или их заменители: вместо золота – сотовый воск (одолен 1), вместо серебряной цепочки – гайтан (царь Сим)). Эти предметы (или вещества) можно разделить на три группы:

а) вещества:

воск сотовый; серебро; золото;

б) предметы с отверстиями:

гайтан; крест серебряный; гривна; гривна золотая; гривна золотая или серебряная; гривна серебряная;

кольцо золотое; перстень золотой;

нитка серебряная; нить золотая;

цепочка серебряная; цепь золотая или серебряная;

в) деньги:

гривну серебряную, т.е. 100 копеек серебряных кругом положить;

4 копейки.

Акциональная парадигма ритуала окружения также сводится к трем основным вариантам:

а) растение пронимали сквозь отверстие в предмете (предметы группы а или б);

б) вокруг растения клали деньги (предметы группы в);

в) вокруг растения очерчивали круг:

o     серебром или золотом;

o     в рост человека.

Очевидно, что все варианты предметного и акционального кода в данном ритуале синонимичны, т.е., во-первых, использование золота, серебра и воска равнозначно использованию золотых и серебряных предметов с отверстиями и денег; во-вторых, действия пронимания, обсыпания деньгами и очерчивания тоже равнозначны друг другу.

Указанные действия и предметы составляют минимальное ядро этого ритуала, к которому могут добавляться другие элементы: вербальные, темпоральные. Об особой значимости этого типа ритуала говорит то, что почти во всех вариантах отмечена его приуроченность к кануну Иванова дня, к самому Иванову дню или ко времени между Ивановым и Петровым днями (8 растений: адамова глава 1, адамова глава 2, архилин, детловина 2, детловина 1, напахт, папороть без сердца, семитар). Вербальный элемент в этом обряде встречается у 7 растений (адамова глава 2, молчан, одолен 1, папороть без сердца, детловина 1, детловина 2, цемравная), но не является единообразным.

Ритуалы выкупа. Другой тип ритуала сбора, который можно выделить – это ритуал выкупа. Суть его состоит в том, что взамен выкопанного растения кладется какой-нибудь предмет. Таких ритуалов по травникам нам известно немного. При сборе прострела 1 полагалось положить на место растения пасхальное яйцо. После выкапывания растения полотая нива следовало положить на это место серебряную или золотую монету: “…а отпустить тут златая или денга сребряная”.

Прочие ритуалы. Ритуалы сбора (или отдельные элементы ритуалов) некоторых растений единичны и не вписываются ни в один из вышеописанных типов, поэтому их целесообразно описать как индивидуальные.

Весьма развернутые сценарии ритуала описаны для растений папороть черная, семитар.

Описание сбора папороти черной очень близко к поверьям о папоротнике, распространенным в русской устной традиции. За папоротью черной надо было идти в полночь на Иванов день, около растения очертиться огарком лучины, зажигавшейся в Васильев вечер, огарком свечи, которую держал поп на пасху и огарком или воском от запрестольного образа Богоматери. Затем постелить под траву чистой бумаги или белого чистого полотна. При этом нужно было преодолевать страх, не кричать, не говорить (но читать молитву “Да воскреснет Бог”), не оглядываться назад, не выступать из черты и не подавать через черту руки нечистой силе. Расцветший папоротник должен был осыпать цвет на полотно, цвет надо было смести перышком и залепить в воск. (Вариант из травника Ивана Бирюкова более лаконичен, перечислим основные мотивы: время – 24 июня, очертиться, постелить белое полотно, крепко держаться за траву, отрезать цветок, влепить в воск, терпеть страх до тех пор, пока не закричат петухи).

В двух из десяти известных нам текстов о семитаре описан ритуал сбора этого растения при помощи черного пса, которого привязывают к растению, чтобы он вытащил его из земли:

“А как уже окопавши тое траву и не докопавши то травы конца маленко и оцепить <…> крепко за корень, тот лист привяжи ко псу церну нехолощеному, самому человеку отступить прочь и покликать пса”.

“Рвать ево тако: добыть собака черная бес питен и снять с себя пояс, чтоб был чистои, и привезать концем за корень, а другим к сабаке, и она тот корень вытянет”

Для прочих растений достаточно указать на основные элементы предметного и акционального кода.

В качестве элементов предметного кода могли выступать вещества (железо, дерево), насекомые (пчелы), растения (травы), вещи (крест, ткань). Некоторые растения рекомендовалось выкапывать без помощи железных (полотая нива, святая верба) или деревянных инструментов (святая верба). Адамову главу 2 и архилин надо было собирать “с крестом” (из текстов неясно, идет ли речь о нательном кресте или крестном знамении). Имея при себе пчелиную матку следовало срывать растение измодник (использовалось для вода пчел). В сборе золотовки должны были помочь растения царь Мурат и плакун (обоим растениям в травниках приписываются мощные апотропейные свойства; о плакуне в травниках прямо говорилось, что без него не следует собирать травы, т.к. они не будут иметь силы). Интересен мотив, предписывающий оборачивать растение во время или после сбора в драгоценную ткань (полотая нива, святая верба, муравей (вариант С)).

Акциональный код:

а) собирание растений лицом к солнцу, так, чтобы на них не упала тень собирателя (орешик, цемравная, рекомендация на сбор трав: “…и копаи всякою траву лицом к сонцу, чтоб твоею стенью не застенила травы” [б) поклоны растению (сириндарх херуз, ургодан);

в) брать растение тремя пальцами правой руки и большим пальцем левой (святая верба);

г) дать растению “пить” из сосудов (сириндарх херуз); омыть растение водой (полотая нива);

д) не оглядываться (золотовка, орешик).

К вопросу об атрибуции ритуалов

Материалы, продемонстрированные нами выше, еще раз подтверждают тезис о гетерогенности происхождения русских травников, т.к. отдельные мотивы ритуалов сбора несводимы к какой-то одной традиции.

Темпоральный код не может служить хорошим маркером, т.к. схож у многих европейских народов. Так, приуроченность сбора растений к Иванову дню и пограничному времени – заре, ночи известен практически всем европейцам, в том числе и славянам.

Христианская составляющая вербального кода в травниках обнаруживает близкое сходство с европейскими аналогами, что можно в разных случаях расценивать и как типологическое сходство, и как заимствование. С VI в. католическая церковь запрещает употребление заклинаний при сборе лекарственных растений, рекомендуя заменять их произнесением символа веры (“Credo”) и молитвой “Pater noster”. Именно эти религиозные тексты (в церковнославянском варианте: “Верую” и “Отче наш”) рекомендовались для сбора растений в русских травниках. В травниках устюжского типа встречается название молитвы “Агимариам”, что очевидно восходит к греческому άγια μαρίαμ, т.е. святая Мария.

Два заговора на сбор всех трав, заговоры на сбор адам-травы и детловины 2 обнаруживают аналогии в позднейшей устной традиции русских. Сходные обращения к матери-земле, Богу, Богородице, святым или самому растению с просьбой о благословении на сбор известны в устных заговорах XIX-XX вв.:

“Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. Благослови, Господи, Мать Божия, Пресвятая Дева Богородица и святой отец праведный Абрам, я пришел к вам испросить у вас дозволить мне трав сорвать на всякую пользу и от всякой болезни всем православным христианам. Святой отец праведный Абрам все поле орал, Симеон Зилот садил, Илья поливал, Господь помогал. Небо-отец, а земля – мать. Благослови, Господи, эту траву рвать на всякую пользу всем православным христианам. Аминь (трижды)”. (Воронежская губ.).

Или другой заговор конца XX столетия: “Небо-батька, земля-матка, куда годно, туда будь и ладно. Аминь” (записано в 1988 г. в с. Лодейно Подосиновского р-на Кировской обл. от Тестовой А.Т. 1930 г.р.).

Акциональный и предметный код содержат отдельные элементы, известные по устной русской традиции (мотив собирания против солнца, ритуал сбора черной папороти).

Встречаются в травниках и существенные заимствования из европейской книжной традиции. Это прежде всего ритуал сбора семитара при помощи черной собаки, восходящий к устным и рукописным поверьям о мандрагоре.

В то же время такие мотивы, как ритуал окружения, ритуал выкупа или мотив сбора растения без железа нельзя однозначно возвести ни к западной, ни к славянской традициям.

Ритуал окружения растений перед сбором в европейской традиции был известен уже в античности. Впервые он упомянут у Теофраста, который, касаясь различных суеверий, относящихся до сбора растений, писал о растении касатик, что “срезать его надо обоюдоострым мечом, трижды очертив кругом” (IX.8.7); о мандрагоре, что “вокруг первой мандрагоры надо трижды очертить мечом круг и срезать ее, глядя на запад” (IX.8.8); о черной чемерице, что ее надо “тоже очерчивать кругом и срезать ее, обратившись лицом на восток и молясь” (IX.8.8). Вслед за Теофрастом о ритуале окружения писали Плиний Старший, Псевдо-Апулей (при сборе жабника необходимо очертить вокруг растения окружность при помощи золотого кольца; а при сборе руты такой круг необходимо очерчивать золотом, серебром и слоновой костью; при очерчивании базилика нужно было использовать золото, серебро, слоновую кость, кабаний клык, оленьи и бычьи рога). Известен он и по немецким средневековым рукописям и старопечатным гербариям.

Ритуалы выкупа, как и ритуалы окружения, известны уже по античным источникам. Так, например, Теофраст сообщал следующее: “Совет собирать растения с молитвой не заключает в себе ничего странного, но сопровождается он иногда бессмысленными добавлениями: советуют, например, положить на землю взамен вырванного панака, который называют асклепиевым, приношение из разных плодов и медовую лепешку, а за срезанный касатик в качестве платы несколько медовых лепешек из яровой пшеницы” (IX.8.7.).

Сходные ритуалы хорошо известны по различным славянским традициям. В Гродненской губ., когда брали барвинок для разведения, оставляли на земле деньги и кусок хлеба. В Закарпатье, Галиции и юго-восточной Малопольше при сборе барвинка на свадьбу иногда мальчик делал на нем насечку серебряной монетой, оставшиеся ветки брызгали водой и посыпали зерном. На Русском Севере и в наши дни, идя в лес по ягоды или по грибы, люди оставляют на пенечке кусок хлеба или сахар.

Мотив запрета на использование железных инструментов при сборе растений тоже имеет давнюю историю. Это предписание нередко встречается у Плиния Старшего, этот же запрет известен и по баварской рукописи XIII века (вербена). Немецкий ученый XVI века Леонхард Турнейсер рекомендовал выкапывать растения вербену Verbena officinalis L., репешок обыкновенный Agrimonia eupatoria L. и горечавку крестовидную Gentiana cruciata L. без железа, но с золотом в страстную пятницу; считалось, что тогда они годятся для любовной магии.

Изучение истоков ритуалов сбора в будущем позволит приблизиться к ответу на вопрос о происхождении русских травников.

Цитированные источники и литература

Агапкина 2002 – Агапкина Т.А. Мифопоэтические основы славянского народного календаря. Весенне-летний цикл. М., 2002.

Афанасьев – Несколько народных заговоров (Сообщено А.Н. Афанасьевым) // Летописи русской литературы и древности. Т. IV. Отд. III. М., 1861. С. 72-80.

Гура, Усачева 1995 – Гура А.В., Усачева В.В. Барвинок // Славянские древности. Этнолингвистический словарь под ред. Н.И. Толстого. Т. 1. М., 1995. С. 140.

Забелин – Забелин И.Е. История русской жизни с древнейших времен. Ч. II. История Руси от начала до кончины Ярослава I. М., 1912. [Отрывки из травников XVII-XVIII вв.].

Забелин 1912 – Забелин И.Е. История русской жизни с древнейших времен. Ч. II. История Руси от начала до кончины Ярослава I. М., 1912.

Кавелин – Архимандрит Леонид (Кавелин). Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания графа А.С. Уварова. Часть 4. М., 1894. [отрывок из лечебника конца XVII в.]

Колосова 2000 – Колосова В.Б. Ивановское зелье // Проблемы социального и гуманитарного знания. Сб. Научных работ. Вып. II. СПб., 2000. С. 288-302.

КОО 1978 – Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Летне-осенние праздники. М.: Наука, 1978.

Лахтин – Лахтин М.Ю. Старинные памятники медицинской письменности. М., 1911. (Записки Московского Археологического института. Т. 17). [Лечебник XVII в. ГИМ, Синодальное собрание, № 481]

Майков 1994 – Великорусские заклинания. Сборник Л.Н. Майкова / Отв. ред. А.К. Байбурин. СПб.: Изд. Европейского Дома, 1994.

РЗЗ 1998 – Русские заговоры и заклинания. М., 1998.

Уткин 1928 – Уткин Л.А. Заметки по народной медицине. Представления и народные верования, связанные с растениями (в б. Томской и Алтайской губ.) // Сибирская живая старина. Вып. VII. Иркутск, 1928. С. 89-100.

Феофраст 1951 – Феофраст. Исследование о растениях. М.: Изд-во АН СССР, 1951. Пер. М.Е. Сергеенко.

Флоринский – Флоринский В. М. Русские простонародные травники и лечебники. Собрание медицинских рукописей XVI и XVII столетия. Казань, 1879. С. 3-15. [Травник XVIII в.].

Delatte 1961 – Delatte A. Herbarius. Recherches sur le cé ré monial usité chez les anciens pour la cueillette des simples et des plantes magiques. 3e ed. Bruxelles, 1961 (Acadé mie Royale de Belgique. Classe des lettres et des sciences morales et politiques. Memoires. Collection in-8° . T. LIV. Fasc. 4)

Marzell 1932 – Marzell H. Kräutersegen // Handwö rterbuch des deutschen Aberglaubens.. Bd. 5. Lief. 4. Berlin-Leipzig, 1932. Sp. 438.

Marzell 1963 – Marzell H. Zauberpflanzen. Hexenträ nke. Brauchtum und Aberglaube. Stuttgart, 1963 (Kosmos-Bibliothek. Bd. 241).

БАН 33.15.192 – Травник кон. XVIII в. БАН, Основное собр., 33.15.192.

БАН 45.8.168 – Травник посл. четв. XVIII в. БАН, Основное собр., 45.8.168.

БАН 45.8.175 – Травник кон. XVIII в. БАН, Основное собр., 45.8.175.

БАН Плюшк. 212 – Травник третьей четв. XVIII в. БАН, собр. Ф.М. Плюшкина, № 212

ИРЛИ Вел. 26 – Лечебник втор. четв. XVIII в. ИРЛИ, собр. Величко, № 26 [в составе – травник]

РГБ Муз. 4492 – Лицевой травник последней четверти XVIII в. РГБ, Музейное собр., № 4492 (другой шифр: собр. Е.И. Усова, № 26).

РГБ Унд. 1072 – Сборник выписок из лечебника, травника, астрологических сочинений и др. РГБ, собр. В. М. Ундольского, № 1072. [В составе сборника — травник 1703 г.].

РГБ Шиб. 289 – Лицевой травник середины XVIII в. РГБ, собр. П. П. Шибанова, № 289.

РГБ ф. 722, № 521 – Травник конца XVII в. РГБ. Ф. 722, № 521.

РГБ, ф. 218, № 785.2 – Травник середины XVIII в. РГБ. Ф. 218, № 785.2.

РНБ F.VI.16 – Лицевой травник XVIII в. РНБ, ОСРК, F.VI.16.

РНБ O.VI.11 – Травник XVIII в. РНБ, ОСРК, O.VI.11.

РНБ Q.VI.33 – Травник XVIII в. РНБ, ОСРК, Q.VI.33.

Список сокращений

БАН - Библиотека Российской Академии наук. Санкт-Петербург

ИРЛИ - Институт русской литературы Российской Академии наук (Пушкинский дом). Санкт-Петербург

ОСРК - Основное собрание рукописной книги. РНБ

РГБ - Российская государственная библиотека. Москва

РНБ - Российская национальная библиотека. Санкт-Петербург.

 

http://reywood.ru/brands/Togas.html тогас дом текстиля togas.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100