Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Лебедько Владислав

Хроник Российской Саньясы

Третий том

Ведьмы и женщины-маги

 

 

 

Оглавление:

Предисловие

Глава 1: Ева Весельницкая 

Глава 2: Виргиния Калинаускене 

Глава 3: Наталья Нур 

Глава 4: Виктория Рогозова

Глава 5: Ирина Курис 

Глава 6: Татьяна Болонина 

Глава 7: Татьяна Васильева

Глава 8: Майя Успенская 

Глава 9: Анна Н. 

Глава 10: Ирина Баланенко 

Глава 11: Марина Корнилевская 

Глава 12 (Послесловие): Тот, кто ищет женщину, находит Бога... 

 

 

 

Предисловие

 

Удивительным и загадочным существам, - женщинам, тайну которых я пытаюсь постичь, но так пока и не постиг, посвящается...

"...Вы не поняли мисс, я совсем не прошусь к вам в постель,

Мне вот только казалось, - нам есть, что поведать друг другу."

(А.Макаревич "Место, где свет")

 

 

Честно говоря, после выхода второго тома "Хроников" я не собирался больше ничего писать, - по крайней мере, в обозримом будущем. Но в конце апреля 2001 года произошло совпадение двух обстоятельств, которые, собственно и принудили меня к этому занятию. Первое обстоятельство весьма прозаично: мне понадобилась определенная сумма денег, заработать которую быстро я не имел возможности, а занимать не хотелось. Второе обстоятельство было уже, что называется, по теме: в течении одного дня (!) мне пришло сразу пять писем и три телефонных звонка с одним и тем же вопросом: "А почему ты, Влад, ни одной главы в двух томах не посвятил женщинам, которые на Пути? Их что, нет у нас?" Особенно настойчива была моя давняя знакомая Ольга Романова, которая пообещала, что в случае, если я решусь написать книгу про женщин - мистиков, познакомит меня с несколькими ведьмами. Подобные вопросы звучали, конечно, и раньше, но так чтобы сразу столько, от разных людей, в один день! Да тут еще и мучительные раздумья, где бы достать денег... Смекнув, что все это не просто так, я на следующий же день разыскал издателя: "Послушай, Роман, заплати мне за авторские права на новый том вперед, и через несколько месяцев я сдам в печать книгу про ведьм и женщин-магов!" - "Ну, а почему бы и нет? - был ответ, - деньги вперед - хороший стимул". Вечером я уже обзванивал всех, кого только можно, пытаясь составить список женщин, о которых было бы интересно написать. Но, список этот не "сработал", и все получилось не так просто, как казалось вначале.

Через несколько дней, получив аванс, я успокоился и вспомнил, что ввязываюсь я не совсем в обычное предприятие, и что "просто написать книгу" не получится, как, впрочем, и первые два тома были не "просто книгами", - по крайней мере для меня. Сейчас, когда я завершаю работу над этим томом и оглядываюсь назад, я понимаю, что иначе быть и не могло. "Хроники" - это не просто художественное или публицистическое произведение и тексты, приводимые ниже, это лишь обертка, внутри которой - удивительный и непредсказуемый сюжет жизни, в который попал и я, и некоторые близкие мне люди. Думаю, что отголоски этого сюжета могут коснуться и наиболее вдумчивых (вернее сказать - чувствующих) читателей.

А сюжет этот связан не только с общением с теми женщинами, беседы с которыми здесь опубликованы и осмыслением полученной от них информации. По мере знакомства с миром ведьм и женщин-магов, происходило погружение в целый спектр событий, ситуаций, ломок мировоззренческих стереотипов, а также, если не во все, то в очень многие прежде не явные аспекты моих собственных взаимоотношений с женщинами: и конкретными, и женским началом в себе, и женским мировосприятием, - таким непохожим на то, чем я его считал ранее...

Прежде всего, пришлось оставить какие бы то ни было планы и полностью довериться тому потоку информации, который подхватил и закружил меня почти сразу с того момента, когда я решился в эту тему влезть. Жизнь становилась день за днем все более и более иррациональной. Многое, от чего я раньше скептически отмахивался, начинало проявляться как мой личный опыт, от которого запросто отмахнуться теперь уже нельзя.

Почти каждая следующая глава открывает дверь в миры, лежащие за пределами того, что можно назвать трезвым рассудком. И воспринимать это можно по-разному. Можно занять позицию скептика и назвать все это сказками и бредом истеричек и шизофреничек. Можно удариться в другую крайность и с восторгом: "Так вот же как устроен мир!" попасть в собственный поток галлюцинаций. Мне лично ближе позиция "Я не знаю, как оно все на самом деле", что помогает без оценок искать в том, что мне говорят и показывают, резонансы с собственным мироощущением и открываться новым граням и перспективам познания и переживаний, не приписывая им в то же время статуса окончательной истины...

Итак, не будучи очень уж жестко привязан к какой-то картине мира, я был готов экспериментировать. Меня интересуют не столько теоретические построения, сколько практика и опыт, поэтому, имея некоторый опыт работы со своим восприятием, я старался быть не просто пассивным слушателем, но почти после каждой беседы погружался (когда по собственной воле, а когда такое погружение случалось само собой) в длительные (часто не на один месяц) и тщательные эксперименты с собой. Делалось это для того, чтобы настроить свое восприятие таким образом, чтобы на собственном опыте убедиться в наличии или отсутствии тех феноменов, о которых мне рассказывали.

* Самое важное для меня при этом происходило попутно и не было связано с доказательствами существования каких-то феноменов.

И теперь я готов засвидетельствовать, что действительно существует такая настройка восприятия (условно я назвал ее "женской", хотя она может быть присуща и некоторым мужчинам), где живые контакты с различными нематериальными сущностями, персонифицированными внутренними Учителями, переживание позиции когда тебя "ведут" и многое другое является очевидно переживаемой Реальностью.

Поэтому я считаю весьма полезным и важным опыт соединения в себе "мужской" и "женской" позиций восприятия и прохождения Пути в диалектическом единстве позиций "активного делателя" и "ведомого", проявление в себе возможности воспринимать Реальность, как Единое, как Абстракцию с одной стороны, и персонифицированные в форме различных сущностей ее ипостаси с другой стороны. Надеюсь, что эта книга хоть сколько-нибудь послужит читателю в этой глобальной задаче.

И еще. Я заметил, что погружение или хотя бы только прикосновение к мировосприятию женщины помогает стать более мужчиной...

* * * * * * * * * * * * * * *

Книгу эту я писал, руководствуясь интуицией и доверяясь интуиции. Можно сказать и иначе: я лишь выразил намерение, а все остальное начало случаться... Но, в том, как создавались тексты и в их расположении есть определенные закономерности. Это и обнажение противоречий предыдущего текста последующим и дополнение его, а кроме того, нарастающая иррациональность каждого последующего текста. Поэтому я рекомендую относиться к книге не как к подборке статей и не выхватывать главы с конца или середины, а читать от начала до конца - только в этом случае книга сможет дать максимально цельный эффект лично для тебя, дорогой читатель...

 

"...Где бы вы ни жили, каким бы трудом не занимались,

каких бы людей не встречали, никогда не думайте, что

тяжелые внешние обстоятельства давят и губят людей.

... Все внешние обстоятельства каждого человека, какие

бы они ни были, как бы тяжелы они не казались вам и

самому поставленному в них человеку, все - повторяю

- его обстоятельства защищают его вековую

жизнь, а не подавляют или губят ее. Помните вечно

о величии и ужасе человеческих путей, благословляйте

их, не делая в них разницы. Ибо и те и другие

отныне одинаково священны для вас..."

 

К.Е.Антарова "Две жизни"

 

Глава 1. Ева Весельницкая

 

О Еве Весельницкой я узнал впервые, когда появились книги Калинаускаса «Наедине с Миром», «Духовное сообщество» и «Жить надо!», то есть, в начале девяностых. Потом была книга самой Евы Израилевны «Женщина в мужском мире»... То, что она писала, было мне интересно, ново, интригующе. Так что, повод для общения был уже давно. Да и Игорь Николаевич, когда мы с ним встречались для интервью к первому тому, советовал мне повстречаться с этой женщиной. Никаких предысторий и дополнительных описаний я не хотел бы давать, - надеюсь текст нашей беседы будет интересен сам по себе...

Май 2001 г.

Влад: Меня интересует, - как женщина вообще может дойти до жизни такой. Все-таки, особенности-то, по сравнению с мужчинами немалые. Прежде всего, социальные - семья и дети. Это мужчина может себе позволить нырнуть с головой во все это…

Ева Израилевна: Можно нырять и с семьей и с детьми. Это разве мешает? Иллюзия того, что семья и дети могут чему-либо мешать, это специально придуманная страшилка. Потому что, какой бы жизнью человек не жил, он живет в ней с семьей и детьми. В нее и ныряет. Какой ты жизнью живешь, в такую твой ребенок и попадает. Тут нет какой-то разницы. Хоть ты поп-звезда, хоть алкаш, хоть бедный труженик, хоть кто угодно. Дети рождаются в ту жизнь, которой живут родители.

Моему сыну было десять лет, когда я решила выяснить, - правда ли, что существует еще какой-то вариант жизни. Он это перенес. Иногда сбегал к бабушке с дедушкой. Но, принял. И это его жизнь, не моя.

Если мать уходит утром на работу и возвращается к полуночи, это считается нормально, но как только разговоры заходят о какой-то духовности, - начинается: «Ну, что вы! Я бы конечно, но дети, семья…» Это надуманная проблема.

В: Есть еще одна расхожая формула, что духовный Путь рано или поздно приведет к одиночеству…

Е: Это естественно. Только, как раз, для женщины это более естественно, чем для мужчины.

В: Почему?

Е: Да потому, что женщина по существу своему одиночка.

В: Это не совсем понятно?

Е: Женщина-то гораздо более асоциальна, чем мужчина.

В: Асоциальна? Поясните, пожалуйста…

Е: Есть же знаменитая формула, что верность женщины - ситуационна. Женщина потому так и напрягает общество, что мало от него зависит. Вот вам один из взглядов, который вполне меня устраивает. Исторически ведь как сложилось? Женщина бытийна, стихийна и ничего, кроме себя самой не боится. Себя боится только потому, что ее же и напугали. Кто напугал? - мужчины, которые ее боятся. Куда ее занесет и что она выкинет - это опасно. Опасно для любой зарегулированной структуры. Посему, чем жестче социальный строй, тем жестче ограничения, наложенные на женщину - на всякий случай. Отсюда и следует, что она потенциально асоциальна. А раз асоциальна, - следовательно, одинока. Женщина ведь смелее. Смелее в любви, в смене ситуации, в том, что она решает - рожать или не рожать. Это и есть бесстрашие. Она понимает, что как-то она справится. А мужчина-то, как раз, существо хрупкое. Только не усмотрите в этом оценку. Просто так выстроен мир, и мужчина в нем - структура. А структура всегда хрупка. И, именно мужчинам всегда нужна коллективность, чтобы осуществлять свои идеи, для того, чтобы строить эти структуры. А женщинам-то это зачем. И общество все время на кого накладывает ожидания? - На мужчин! Ребенок еще не родился, но все, как правило, ждут мальчика. Потому, что за этим все стоит, - дедушки, бабушки, род, клан, наша фамилия. Он - наследник всего этого. А роди хоть десять девок… Бытует ведь такое мнение, что как-то не очень удачно жизнь сложилась, если ты не родил наследника, - пацана. Ио есть, мальчик еще не родился, а над ним уже готовится целая структура: ожидания родителей, семьи, общества. И он рождаясь из утробы, сразу попадает в эту структуру. И его все время туда подпихивают. И мужчина все время в потенциальном страхе - а вдруг он не оправдает? Отсюда рождается конкурентная борьба, агрессия, социальная устремленность, карьера, соревновательный настрой. И Мужчина даже не знает, чьи ожидания он оправдывает, он просто живет всем этим.

Что ждут от женщины? Чтобы более-менее нормальная росла, чтобы замуж вышла, чтобы детей родила… А если лезет в социальную активность, это всегда вызывает подозрения. И чего ищут: «А как там у нее личная жизнь сложилась?» И если что: «А, ну понятно! Личная жизнь не сложилась…»… Это же все наносное. Чего феминистки бесятся? По моим понятиям они бесятся по одной простой причине: есть у них чувство, что никто от них ничего не ждет, а хотят они, чтобы от них тоже что-то ждали. Когда же женщина во всем успешна, то удивляются: «Это некий феномен!»

Вот и все. Поэтому, естественно, первый порыв к поискам какой-то другой жизни это женский порыв. Да и в духовных тусовках, - в этой всей «духовке» женщин масса. Но это-то понятно, там, в большинстве случаев женщины ищут компанию посимпатичнее и поприличнее. Но, даже когда дело уже идет всерьез, то есть в тех случаях, когда женщина действительно ищет какой-то совершенно иной жизни, - тут начинаются те же самые препятствия. Потому что, «духовка» - тоже социум и мужики там те же проблемы решают.

За двадцать лет у меня все-таки немного знакомых в этом мире есть, поэтому, если говорить серьезно, - женщина ученик - это проверка на подлинность мужчины, который имеет мужество назвать себя Учителем. За двадцать лет я видела троих, кто в этом отношении безупречен. Это - Мирзабай, Игорь Калинаускас и Игорь Чебанов. Были еще, конечно, в разные времена истинно мужчины, но из многих, кого знала я, могу назвать только этих троих. Женщина - это очень суровое испытание для мужчины. Ему надо выдержать очень многое и, в конце концов, понять, что все это - не ему, не для него и он вообще тут как бы ни при чем… Женщина же влюбляться начинает и всякое такое… «Умные» люди с женщинами не связываются, - есть же много Традиций, куда женщин вообще не берут. С большинством же все понятно - просто ситуация гарема, когда очередного такого видишь «гуру», думаешь: «Ага, ну вот еще один попался». Все же очень примитивно. Соблазн и проверка… Проверку не выдержал, - вот и вся история духовного искателя.

Хотя, даже в эзотерических ветках ортодоксальных религий - Ислама, Иудаизма и других можно встретить женщин. Мусульмане признали Рабию. В Каббале были посвященные женщины.

Но, все равно, на женщину, как на источник соблазна идет наезд: это она сосуд греха. Этим наездом нарушается закон, который во всех серьезных Учениях формулируется примерно так: объяснять все свои действия можно только собой.

Игорю Калинаускасу сколько намекали - нафиг он с нами мучается? Но, мы ему дорого достались.

Учитель в конце концов должен понимать, что мужчина и женщина - разные существа. Что женщина это не недоделанный мужчина и наоборот. Просто на Земле существуют два разных племени. Биологически они совместимы.

В: А вы можете вспомнить примеры вот этого самого трудного взаимодействия Учителя и ученицы?

Е: Да легких и не было. Ничего экзотического не было. А трудно было все. Что легко? Осознать себя легко? Программы свои вытащить легко? Принцип-то у нас в Традиции такой, что мы живем на базаре, внешне ничем не отличаемся от обычных людей, социальный разброс у нас очень большой - от очень успешных до очень неуспешных. При этом внутреннее содержание жизни должно становиться другим - смысловым.

Плакано очень много в жизни. Много было истерик. Два раза, глядя в глаза Учителю, я кричала ему: «Я тебя ненавижу!» Это несмотря на то, что вообще я довольно сдержанный человек.

В: А по какому поводу?

Е: Да достали! Скажем, простая житейская ситуация. Двухкомнатная хрущовская квартирка, в которой мы живем впятером: Игорь Николаевич, Виргиния, только что родившийся их сын Дарюс и мой сын. Так сложилось. Игорь мотался тогда между Вильнюсом и Киевом. На дворе восемьдесят четвертый год. Я работаю в школе училкой на полторы ставки. А через дом наш за пару месяцев проходит человек сто. Было такое время, когда «духари» мотались очень много. Кто только не был у нас. И такие и сякие, и эдакие люди… Дверь не закрывалась. Все время что-то происходит, а надо как-то еще и работать и детей растить. С одной стороны нужно быть безупречным и соблюдать закон приятия, с другой, играть во все эти социальные игры на работе, укладываться в какие-то небольшие деньги, всю эту ораву кормить… В какой-то момент все это просто достало. Но, понимаешь, что сама ведь хотела всего этого. Понимаете, все это на уровне каждодневной жизни, без каких-то там экзотических выкрутасов. А внутренне напряжение - совсем из другого места. Первое время только на одной вере, что за всем этим есть смысл и держалась.

Отдельная байка, это наша история с Виргинией. Кто об этом знает никак понять не могут, как это возможно: две женщины, совершенно чужие по происхождению, стилю, истории предыдущей жизни - до встречи с Традицией, живущие вместе, во всех этих условиях… Но, собой мы объективизировали, что все это реально.

Про меня и про Виргу можно одинаково сказать, что мы никогда не были духовными искателями.

В: Никогда до встречи с Калинаускосом?

Е: Да нет, просто никогда. Мы просто начали учиться, когда та наша жизнь закончилась.

В: Как это закончилась?

Е: В двадцать семь лет у меня было все, что может желать обычная женщина. Муж, сын, квартира, машина, работа - через год я должна была стать директором школы. И я вдруг поняла: «Это что - все?» Какая-то у меня была холодная уверенность, что если это все, то меня в чем-то сильно обманули… И мне стало очень неинтересно. Ну, а тут как-то пересеклась я с Игорем. Мы и до этого как-то пересекались, - были общие знакомые, первый муж мой у него в театральной студии занимался… И вот первый год я с ним и с теми, кто его окружал, постоянно ругалась. Говорили они все здорово, но вот что-то мне во всем этом не нравилось. У Игоря все это было тогда под видом театральной студии. Сам он был молод, бесстрашен и честен. И он ставил всегда себе такую планку, что никто его не мог в чем-то упрекнуть, - так жить и работать было слабо каждому. И как-то постепенно все закрутилось и понеслось. Вот уже двадцать лет…

Мы ничего не искали, не ходили ни на какие занятия. Жизнь просто другая пошла. Мы жили рядом с Учителем и учились в этой самой непосредственной жизни. У меня никогда не было сомнений, что Игорь знает, куда ведет нас. С самого начала. Потому что, про прошлую жизнь мне было все уже понятно и неинтересно. Неинтересно настолько, что я знала, что если, вдруг, ничего другого я не найду - всегда можно будет холодно и трезво найти крышу, с которой шагнуть вниз. А в Игоре я как-то сразу уверилась и в этом смысле оказалась совершенно не гулящая. И Вирга тоже. Хотя жизнь нас пересекала с очень серьезными людьми.

Потом и я и Вирга несколько раз встречались с Мирзабаем. Я поражаюсь, как так сложилась судьба, что удалось встретить этого удивительного человека.

В: Как Мирзабай учил?

Е: (Смеется) Ничему он никогда и ни как не учил. Он жил. Он мог пустить в свой мир, который внешне был очень простой, даже примитивный. И тут уже от тебя зависело, - или ты пытался услышать то, что за этим, или не пытался. Вопрос ведь не в том, что учил ли он, а в том - учился ли ты. Мирзабай учит человечество самим фактом своего существования на Земле. Он же еще живой. А человечество любит мертвых учителей, потому что с ними можно делать все, что угодно. А живой, - он же человек, он в туалет ходит, он потеет, кашляет, у него что-нибудь болит, ему вечно что-то не нравится или наоборот нравится…

В: Задам вопрос по другому. Чему вам удалось научиться?

Е: Мне ничему особенному не удалось научиться. Я просто живу. Я веселая, довольная, счастливая. Меня абсолютно устраивает та жизнь, которой я живу. Это моя жизнь, я ее сделала. Я так хотела. Я надеюсь, что максимально возможное число обстоятельств моей жизни существуют только потому, что я их построила. Потому, что я действительно этого хотела. Это максимум, это я считаю пределом для человека…

В: Какие вехи вашей судьбы запомнились особенно?

Е: Событийных рядов было много. Четыре города, три мужа, квартиры, вещи, - все, что оставлялось. Сначала первый муж от меня уехал, - спасибо ему, - освободил меня, а то, иначе было бы труднее. Потом судьба свела со вторым мужем. Это прекрасный человек, тоже ученик Игоря, социально реализованный. Тогда он был прокурором, а сейчас - ведущий адвокат в Литве. У нас была очень яркая совместная жизнь, пока судьба не развела нас. Мне нужен был свой следующий шаг, а ему свой… Это естественно, - если люди решают жить вместе, находясь в рамках Традиции, то они всегда должны быть готовы, к самым непредсказуемым поворотам судьбы. Вот, потом уехала я в Киев, затем уже в Питер. Уже десять лет здесь, муж - тоже ученик Игоря Николаевича. Но, это все внешняя история…

Вот многие говорят, что, дескать, женщина на Пути всегда одна… Смешная история! Хоть рецепт счастья в «Работницу» пиши: «Девушка миленькая, как только ты решаешь, что можешь быть одна и понимаешь, что тебе в кайф быть одной, - тут же резко увеличивается выбор женихов!» - Потому что мужчины перестают бояться. У мужчины ведь всегда есть потенциальный страх приблизиться, потому что: «Как бы не захомутали!» А тут - такая самостоятельная и при этом не лошадь, а вполне женщина. Свободная, очаровательная, энергии море - в принципе можно и вместе пожить. В принципе, одной жить легче. А от избытка можно и вместе пожить. И обмана меньше, и напряжения меньше, и страха потерять меньше, - сколько энергии-то остается на счастье и радость совместной жизни! Правда, дорога к этому довольно длинная…

Мне все Игорь Николаевич говорил: «Ты вот вечно замуж выходишь!», на что я отвечала: «Я каждый раз по другому поводу!»

Поэтому, когда кто-то говорит про несчастную женскую жизнь на духовном Пути - это все неправда. То, что большинство женщин приходит от какого-то недостатка, это да. Ну, а кто от избытка-то в духовность приходит? Последний в мировой истории был Гаутама… Купцы российские любили так: пожить на всю катушку, растратиться, а потом в монастырь или скит. Почему они к богу не шли, пока у них бизнес процветал? Человек, который доволен своей жизнью, вряд ли будет куда-то в неизвестное соваться. Главное-то - чтобы человек был счастлив. Какая разница - каким способом. Зачем стройные ряды-то строить к Богу? Одухотворение реальности - процесс тихий, суеты и шума не терпящий. И я думаю, что мы знаем имена лишь малой части Достигших…

Когда-то сподобила меня судьба увидеть одну удивительную женщину. Собственно, ее мне Мирзабай показал. Были мы тогда в Киргизии и гуляли вечером в хлопковых полях. А хлопок, когда цветет, он такой красивый, цветы разноцветные: фиолетовые, желтые, синие и все это на одном поле… И мы присели у арыка. Где-то неподалеку видим - женщина что-то делает. Потом она в нашу сторону пошла - за водой к арыку. Мирзобай говорит мне: «Смотри!» И тут эта женщина обернулась. Я такого лица никогда в свое жизни не видела. Я просто обалдела! Просто взгляд из под платка. Но такой! Это неописуемо! У меня голова закружилась. И еще, кроме этого взгляда, я заметила, что голова у нее седая. Я у Мирзобая спрашиваю: «Сколько же ей лет?» Оказалось, что чуть больше тридцати. Это была женщина Достигшая… Причем, она была из какой-то старой ветки Традиции, а это Пути очень жесткие, предельно жесткие…

В: С тех пор вы видели ее или слышали о ней что-нибудь?

Е: Нет. Об этом-то и речь, что много таких безвестных людей.

В: Вы знаете что-то об особенностях Традиции, из которой эта женщина.

Е: Ответственно говорить не возьмусь. Я знаю, что это суфии, в Средней Азии мы пересекались с ними…

В: В чем проявляется жесткость этого Пути?

Е: Это не секрет, но я не хочу об этом рассказывать, потому что получится «клубничка», - этакая внешняя обертка. Я могу одну только шокирующую вещь сказать. Вы смотрели фильм «История О». Его продают среди эротических фильмов. Там показывается некий экзотический замок, в котором происходят достаточно садо-мазохистские истории. Вот, я считаю, что это история Пути женщины. Неважно, внешняя или внутренняя… Вообще я считаю, что начальный этап для женщины, - взять вот нашу Традицию, - он раз в пять сложнее, чем для мужчины. А чем дальше, тем сложнее и, если взять, скажем, нас с Виргой, то здесь уже - раз в сто… Женщине приходится вынимать из себя такие программы, которые мужчине и не снились. Их у него просто нет.

В: В начале вы сказали, что с социальной точки зрения женщине гораздо легче. О каких же программах вы говорите сейчас?

Е: О биологической и психологической.

В: С биологической более-менее понятно. А в чем существенная сложность женской психологической программы перед мужской?

Е: Понимаете, ведь женщина и психологически постоянно рожает. А нужно прекратить рожать и начать рождаться. Для мужчины это органично. А для женщины это самое страшное, самое большое препятствие. Это наиболее тяжелый момент, потому что это как бы выверт наизнанку.

Потом еще такая вещь: принять, скажем, что твой ребенок, - это не твое, а отдельный человек, очень легко только на уровне слов и почти невозможно по существу. И вообще, ведь для женской психологии привычнее подгребать под себя: «Мое!» Женщина это пространство. Пространство имеет свойство растекаться. То есть, женщина все время захватывает территорию. Начиная от примитивных баек про невестку и свекровь, - что они делят? - Территорию! И до самых глобальных вещей.

Кроме того, женщина избалована. Избалована тем, что обществу она нужна для сохранения рода. И обществу, в этом смысле, женщины важнее, чем мужики. Почему женщин на смерть не посылают? Потому что они должны рожать и сохранять. В конечном итоге, несколько мужиков воспроизведут весь род, были бы только бабы в избытке. Поэтому общество платит мужчине за то, что он - пушечное мясо, за то, что его могут, не спрашивая, послать на войну, за то, что оно его выжимает и использует. Платит «как бы свободой», верховенствующим положением и тем, что мужчине как бы больше позволено.

А женщина должна рожать. Потому, что все остальное бессмысленно, если женщины перестанут рожать. И женщины избалованы и распущены этим. Женщина по сути своей - торговка и проститутка в социуме. Она все время торгуется. Какая разница - продаваться многим или одному, но подороже. Я не только деньги имею в виду… Как воспитывают порядочную девочку? - Так, чтобы она подороже себя продала кому-то. Или она «непорядочная» и продается налево и направо. Или она «средней порядочности» и. сначала одному продалась, потом увидела, что купец не стоит товара и тогда нашла более выгодного. Или она возмущается, что на этой ярмарке за нее не ту цену дают. Это же вся социальная часть женской психологии. Все это есть в моей книжке* и меня давно уже всячески обвиняли за то, что я, якобы, не люблю женщин. А это неправда, - я люблю женщин, я торгашества не люблю.

* Имеется в виду книга Е.И.Весельницкой «Женщина в мужском мире» СПб. «Медуза» 1996 г.

Так вот, когда начинается другая жизнь и попытка обрести себя, то, прежде всего, приходится понять, что торговля закончилась! Что нет конкуренции… Нужно вынуть себя из витрины на этой ярмарке жизни. Ой, как это непросто! Почему феномен моих отношений с Виргинией, это действительно феномен? Потому что так не бывает! Так не должно быть! Я думаю, что мы многим людям доставили удовольствие проводить время в разговорах о том, как это не может быть и искать тут какой-то подвох. Ведь должна же была, по идее, остаться между нами хоть какая-то «кнопочка»! Но, спасибо всем, кто сомневался, проверял и провоцировал: они очень помогли тому, чтобы действительно ничего не осталось. Ведь словами ничего не докажешь, а вот фактом собственной жизни - совсем другое дело.

Так что, если женщина решила идти всерьез, рано или поздно она наткнется на все эти программы. Программы, связанные с рождением, программы, связанные с продажей… И еще на одну жуткую программу, связанную с тем, что у женщины мировоззрение выстраивается так, что сначала в нем идет мужчина, а потом уже весь остальной мир. Женщина ведь на мужчину нацелена, а уже потом на мир. А мужчина наоборот, нацелен, прежде всего, на мир. Так вот, вынуть мужчину, который стоит между тобой и миром - это место, о которое очень многие спотыкаются.

И здесь в Традиции идет следующая история. Учитель до какого-то времени должен сфокусировать ученика на себе. А вот потом, наступает момент, когда Учитель должен отойти. Это испытание для обоих. И когда ученик - мужчина, то это как-то легче все происходит. А когда женщина, тут-то и возникают проблемы. Женщина начинает дергаться. Она ощущает, что ее предали. Потому что она Учителю уже вся отдалась, а он почему-то хочет уйти. Это суровое и беспощадное испытание и для Учителя и для ученицы. Потому, что какой ты не прозрачный, а зацеп-то остается все равно. Где-то глубоко в подсознании возникает чувство неоправданности ожиданий. И тут уже каждому «по вере его». Повторюсь, - тех, кто такого рода испытания прошел, - единицы. Остальные безнадежно на этом месте завязли.

Игорь Николаевич, конечно, в этом отношении безупречен. Он совершенно неуловим, беспощаден, как жизнь, как любовь… Он может выдать любую твою проекцию: хоть гениального любовника, хоть папочки, хоть зверя, хоть страшного Бодхидхармы… И все это в очень простых формах, без наворотов. Хотя, Игорь социально очень значителен, что тоже является ловушкой.

Так вот, если женщине удается пройти вот это место - непродажность, то это уже очень серьезное продвижение.

В: За счет чего может женщина это пройти? Усилия? Случайность?

Е: Ну, в принципе, это может быть и случайность. Катастрофа, например. Но, в расчет это не принимается. К этому Путь ведет… Через осознавание, через разотождествление, через смену опоры от внешней ко внутренней. Это процесс очень длинный. В этом процессе и для мужчины и для женщины ключевым является перенос опоры с внешней на внутреннюю. А для женщины нужно, как я говорила, решать еще дополнительную задачу - убирать мужчину между собой и миром. Далее, если она его уберет, то будучи, по сути пространством, она же расплывется. Что же будет держать ее? Получается, что ее Путь - проращивание изнутри структуры через веру. То есть, сначала, через Учителя. Пока ты учишься, ты впускаешь Учителя внутрь и он является твоим центром и опорой. Потом - насколько миллиметров ты проросла, настолько он убрался. Истинный Учитель только так себя ведет, отступая миллиметр за миллиметром, а иначе - где же прорастать-то? В какой-то момент ты уже не нуждаешься во внешней опоре. В этот момент внешняя опора исчезает. Ты остаешься один на один с миром и думаешь: «Боже, это я такого хотела?» Если бы я знала об этом сначала, я бы не выдержала. Но, это ведь еще только начало. Тут Путь и начинается, потому что есть уже кому идти. А женщина на Пути структурируется за счет веры.

В: То есть, и Учитель уже дальше не нужен?

Е: Как это не нужен? А как по Пути идти-то? Я человек консервативный. Я убеждена, что Учитель нужен очень долго. Очень редкие люди на Земле могут идти без Учителя. Зеркало же нужно! Невозможно ведь отразиться во всей Вселенной. А кто может быть зеркалом? - Учитель. Когда мне говорят, что весь мир является зеркалом и тому подобные байки, - это несерьезно. При всей моей способности к расфокусировке зрения, я не могу так расфокусироваться, чтобы увидеть свое отражение во всем мире сразу. Мне как-то конкретнее и удобнее смотреться в Учителя. И я считаю, что когда люди говорят о том, что Учитель не нужен - это проявление гордыни. Ну, и потом простая вещь: человек не имеет права быть Учителем, если сам он не ученик.

В: Ну, а если учитель уходит, умирает?

Е: Это как раз может быть знаком того, что ученик дальше готов сам. Христос, если бы не ушел, - не стали бы его ученики Апостолами.

В: Три года он их всего готовил…

Е: Иисус был очень качественный специалист. Не отвлекался. Да и люди были все по знаку.

У меня ко всей этой истории очень реальное отношение. Я реально представляю всю эту компанию, люблю представлять житейские детали…

В: В Евангелии-то деталей нет. Там голые факты.

Е: Ну, вот возьмем какой-нибудь факт. Был Симон рыбаком - факт известный. Была у него семья и он был кормильцем. И, вдруг, бросает все и идет за каким-то бродягой. Вот, можно представить, как после этого было его семье. Что они там - радовались? Вот, вам, кстати, о детях… А сам Иисус, который сказал Марии, что он не ее сын, а сын Божий? Какая женщина готова это услышать? Какая женщина готова встать в позицию ученика перед собственным ребенком? Вот вам действие программ… Кстати, мама Игоря Николаевича, вечная ей память, на склоне лет приняла и признала Учение… Для меня это вообще важный критерий, когда родители, которые поначалу на стенки лезут из-за того, что их дети непонятно что со своими жизнями делают, с годами, через неприятие, нервы, напряжение, начинают видеть, что все очень даже неплохо получается. Они начинают видеть, что дети их счастливы и жизнь у них складывается. И к родителям у нас самих начинает меняться отношение. То, что матери и отцы многих из нас приняли то, чем мы занимаемся и то, как мы живем, - это для меня подтверждение истинности Традиции. Потому, что наши родители - очень заинтересованные и очень критически настроенные наблюдатели. Представляете, каково, например, было моим родителям, когда, вместо того, чтобы принимать школу в должности директора, я тридцать первого августа восемьдесят третьего года положила на стол заявление об увольнении? А мне как раз надо было на четыре дня уехать к Мирзабаю. Очень срочно надо было… А с работы никак не отпускали. Какова могла быть реакция родителей, да еще в те времена? Или потом уже, когда меня с очередного места работы увольняли по статье за несоответствующую идеологию? И все таки, потом они приняли мою жизнь.

В: А как удавалось решать задачи, которые, как вы говорили. Стоят перед женщиной на Пути и связаны с тем, чтобы перестать «рожать», перестать продаваться?

Е: Ну, вот, к примеру, одна замечательная и простая технология. Пускаешь в дом хозяйку. Или работаешь сама хозяйкой или экономкой в чужом доме. Это бесподобная практика для женщины. Но, работать в чужом доме нужно так, чтобы ни в коем случае не делать его своим. Ни в каких мелочах!

В: А если в свой дом пускаешь?

Е: Пустить и отдать полностью в распоряжение. Я так шесть лет жила. Я и сама работала экономкой. И даже сейчас, параллельно с должностью главного редактора и всеми моими делами, я работаю экономкой в доме у Игоря Николаевича. Это очень полезно, да и в радость мне. Вспомните знаменитых экономок: Фрекен Бок, миссис Хадсон, - они же под себя дом прибирали и, по сути, переставали быть наемными работницами. А тут важно войти в чужой дом и так все делать, как будто тебя и нет. И это оче-ень трудно. Очень! Вот так, - прекрасная духовная практика, гораздо более эффективная, чем множество экзотических тренингов. Я люблю все эти житейские вещи. Мы на них учились… Когда люди в доме, - а в доме, где я жила много лет, дверь не закрывалась, - соблюдай закон приятия, без «Дорогие гости, не надоели ли вам хозяева?». Нравится - будьте здесь, живите сколько нужно. Хочется вещи переставить - пожалуйста! Это каждодневно, это на мелочах, это в самой жизни… Тут-то все и обнажается, все заморочки всплывают.

В: То есть, практика на коврике, это далеко не самое главное?

Е: Да, это одна десятая… Конечно, в нашей Традиции необходимо научиться базовым технологиям, навыкам, состояниям, - это ведь азбука, язык. Но, сам по себе это не Путь…

Некоторое время Ева Израилевна показывает мне картины Калинаускаса:

Е: Вот его автопортрет. Очень похож на Иоана Крестителя. Я сейчас прикинусь такой романтической духовной искательницей и скажу, в то же время, с беспощадной серьезностью, что я вижу и функцию Игоря Николаевича, близкой к функции Иоана Предтечи…

Мы в свое время играли во многие практики. Очень много из кастанедовских практик, особенно из женских… Из многих других Традиций. Смотрели, как это с нами резонирует. Интересно ведь, да и зачем изобретать велосипед. Гриша Рейнин долго пытался меня научить своему сенситивному тренингу. А Гриша, кстати, мой племянник…

В: И кто раньше начал?

Е: Это все очень смешно. Гриша старше меня на полгода. А пришли мы совершенно по разному. Почти одновременно. Но, он с каратэ начал и много чего еще прошел, а я как встретила Игоря Николаевича, так и все. Мы с Гришей много лет друг друга не видели, а потом вдруг обнаружили, что у нас масса общих интересов и знакомых.

А практик у нас много. Но, основной принцип нашей Традиции, это принцип «пустой комнаты». Если ты уже до него доходишь, то дальше этот принцип осуществляется уже в каждый момент твоей жизни и это уже - главная практика. Здесь встает вопрос инструментальной подготовленности. Если ты сам не подготовлен, как инструмент, если не владеешь азбукой состояний и технологий, то становишься похожим на собаку: «все понимаю, но выразить ничего не могу». А так, как мы живем в миру, мы должны уметь выражать. Игорь Николаевич в своей последней бесед на Кипре выразил основной тезис нашей практики, как принцип улитки: постоянное и непрерывное движение. Это неромантично - слишком медленно и без экзотики. Но, мы «идем за улиткой». Долго, но никогда не обманываясь. Мы с самого начала знали, что это будет долго. Нам никогда ничего не обещали.

В связи с этим - еще один, чисто женский момент. Женщине гораздо труднее, чем мужчине избавиться от необходимости в гарантированном будущем. Мужчина обществом ведь больше программируется на исследовательский рефлекс, а женщина - на охранительный. И неизвестность для женщины страшнее, чем для мужчины.

В: Как вам удалось это пройти?

Е: Так же, как и все остальное. Пока «Я» не было, были страхи, а как «Я» появилось, страхи исчезли. Так и живу - чем крепче «Я», тем меньше страхов.

В: С другой стороны, если посмотреть на то, как вы сейчас живете, создается впечатление о очень крепкой социальной позиции и, следовательно, гарантированном будущем.

Е: Я никогда не бомжевала и внешне у меня всегда так ситуация выглядела. Но, это все легко оставляется. И уже не раз оставлялось. Самое смешное, Влад, заключается в том, что пока мы были беднее, все было легче. Мы не были обременены хозяйством, заботами, ответственностью за людей, которые на нас завязаны. Я имею в виду предприятия и структуры, которыми мы руководим, где работают люди, за которых мы, в какой-то степени, отвечаем. А время от времени накатывает тоска по внешне простой жизни… Но, кто работать будет? Мы приняли эту игру и теперь должны в нее доиграть!

Хочется, конечно, ничего больше не делать, как только говорить о горнем свете и тихо медитировать. Но, кто работать-то будет? Сохранить высокий смысл, находясь во всей этой житейской суете, это серьезная практика, очень большое напряжение, но и достойнейшая задача! И это интересно. Не ушла же я в монастырь. Хотя возможности к тому были. У меня, кстати, много знакомых монахов. Я знакома с настоятельницей монастыря в Самаре, в Пскове. Есть у меня знакомый монах в Храме Гроба Господнего в Иерусалиме. Прекрасный человек! Три раза судьба нас сводила в Иерусалиме… Но, это другая жизнь, а ведь каждый выбирает свое.

В: Как вы считаете, уход в монастырь в наше время не является тупиком?

Е: Почему? Что вы? Я считаю, что поэтому и существует так много разных Путей, чтобы каждый человек нашел максимально адекватный способ реализации своего смысла. Я, например, обожаю Игоря Чебанова. Я очень много от него получила откровений; много что стало видно, через него. И поддержка от него была, да и вообще, - человек он святой… Но, никогда я бы не могла у него учиться! Я мало к кому отношусь с таким трепетом, как к Игорю Чебанову, но я сразу себе сказала, что если бы через него был бы единственный Путь, значит Пути у меня не было бы. Это против всей моей природы. Хотя, повторяю, - я считаю его настоящим подвижником и перед его учениками преклонясь. Но, помните? - ученики дона Хуана боялись дона Хенаро и наоборот! Я думаю, что ученики Чебанова тоже не поняли бы, что это за обучение у Калинаускаса - на вилле на Кипре! Каждому свое…

В: Можно все-таки подвести итог: что же это за жизнь, к которой вы пришли?

Е: Знаете, Влад, я последнее время стихи начала писать, вот ими и отвечу:

Канатаходец идет над пропастью.

Между берегами не натянут канат.

 

 

Глава 2. Виргиния Калинаускене

 

Собственно, текст этой беседы можно было бы поместить в одной главе с Евой Весельницкой. Два таких разных женских лица одной Школы...

Виргиния живет в Вильнюсе, но обстоятельства сложились так, что на следующий день после моей встречи с Евой Израилевной, Виргиния приехала в Питер. Если уж поток информации пошел, то все становится неслучайным. Только такой поворот ситуации поставил меня перед выбором: как раз в этот день я начинал трехдневный семинар-погружение и отменить его уже не было возможности. И я благодарен Виргинии за то, что она согласилась приехать ко мне и пообщаться как раз в то время, когда я дал группе задание для самостоятельной работы...

Май 2001 г.

Виргиния Калинаускене: Моя «другая жизнь» сложилась интересным образом. В романтические годы юности я вращалась в богемных кругах Вильнюса. Вокруг - творческая атмосфера, но у меня складывалось впечатление, что должно быть что-то еще. И я не раз задавалась вопросом: « Богемная, творческая атмосфера ... И что, - это все? » Многие люди в моем окружении говорили о духовности, привозили из Москвы «самиздатовские» книги разных Учителей… И даже появились вокруг люди, которые что-то практиковали. Таким образом мир начал отвечать на мой вопрос. Поначалу это очень экзотично выглядело, как и принято в богемной среде. Но, в моей устремленности была тяга не только к внешним формам, но и к чему-то глубокому, к сути. Правда, я даже слов таких не знала в те времена, но было некое чувство неудовлетворенной жажды. Что-то интуитивное ... Два года мы работали, как я теперь понимаю, на то, чтобы вокруг нас появилась атмосфера, которая бы усиливала эту жажду, укрепляла ощущение неудовлетворенности. И мы разрабатывали совместный проект, чтобы уехать в Индию…

Влад: У нас, это у кого?

В.К.: Дружеская компания, куда входили художники, музыканты, физики, литераторы…

В: Это происходило в Вильнюсе?

В.К.: Да, мы все там жили.

В: И началось именно с книг?

В.К.: С ксерокопий, перепечаток, с того, что можно было достать тогда. Один из наших друзей «отвечал» за все экзотическое, эзотерическое. И когда нам надоедало танцевать до утра, печь пироги, искать лунные цветы в лужах, тогда мы обращались к нему, чтобы он нам рассказал чего-нибудь «этакого» ... А он часто путешествовал, часто ездил в Среднюю Азию, еще куда-то…

В: Его не Валентас звали?

В.К.: Да. Он и был тем самым «гвоздем», вокруг которого начали наматываться события, те, что многое изменили. Мы все чаще и чаще стали приглашать Валентаса к себе. И когда большинство гостей расходилось, мы усаживались вокруг круглого стола под желтой лампой, пили чай и слушали его рассказы. Рассказы эти все больше и больше увлекали нас, затрагивали самые глубины души. Тогда жажда проявлялась все острее и острее. Однажды Валентас порекомендовал сходить на лекцию «одного интересного человека». А, нужно сказать, что нас не интересовали никакие лекции, никакие кружки, никакие «духовные самореализации» и тому подобное. Но, на эту лекцию мы почему-то пошли. И, вдруг, мы увидели человека, которого интуитивно искали. Оказалось, что он живет ни на Тибете, Шамбале или Индии, а, здесь, в нашем городе... И этот человек стоял перед нами. Мы его узнали… Потом, когда обсуждали, каждый сказал, что узнал в нем того человека, которого мы искали. Каждый узнал его по-своему, но в том, что это он, никто не сомневался. Мы сразу познакомились и забрали его. Или он нас забрал… Он ведь тоже искал и был на распутье - нужно ли кому То, что за ним стоит. Это был, как несложно догадаться, Игорь Николаев. За ним была Тайна, которую мы чувствовали. Причем, на тот момент мы не знали, что это Традиция, Школа.

И с того момента все пошло, как у влюбленных, когда все, что мешает, все дела отпадают, лишнее отсеивается и они хотят быть только вместе… Вместе, до абсурда - двадцать пять часов в сутки вместе. Так случилось и у нас. Вся группа была зачарована им... Началось удовлетворение жажды. В тот момент, когда мы встретились, мир преобразился и стал другим. У меня осталось такое впечатление ... Начались занятия. Делали мы что-то странное и непонятное, что называлось «Огненный цветок». Когда мы выходили с занятий, то не могли вспомнить, что же там говорилось. И у мужчин и у женщин внутри зашкаливало, - настолько высок был накал происходящего. Не на уровне слов, а на уровне переживаний. Это был совершенно новый уровень работы с собой. С сознанием ... Тогда совершенно непривычный для нас. Мы чувствовали, что соприкоснулись со знанием иного качества, тем, что наше сознание не может привычно переработать в более понятное и доступное логически ...

Очень много времени мы проводили все вместе. Это было погружение. В прямом смысле. Мы бдели по ночам, встречались в обеденные перерывы между работой, после работы собирались снова и, буквально жили вместе, хотя только что познакомились… На дворе был январь. Первое занятие состоялось четвертого числа… Для людей нашего круга это немыслимо - собраться четвертого января на какое-то занятие, но мотивация была сильная. Потом, где-то в апреле, Игорь рассказал о Школе, о духовной Традиции, о том, что есть Закон Школы… Это не укладывалось в мою голову. «Какая Школа? Какой Закон?» Становление под Школьный Закон и принятие его над собой - событие исключительно персональное.

Помню, как это произошло со мной. Мы ехали на машине с Валентасом. Очень быстро. Я за рулем. Вокруг мелькали леса, поля, деревни. Весенний солнечный день, возвышенное настроение : свет, природа, жизнь… И вдруг, я вспоминаю, что близится время, которое мне назначено для становления под Закон. Валентас предлагает остановиться на пригорке в лесу, - там рядом есть красивое тихое место. Я притормозила и пошла туда. И действительно, место оказалось удивительно тихим. С ковром из молодой зеленой травки, хотя только начало весны. И огромным дубом. Я села под этим дубом, очень быстро успокоилась и настроилась на свой запрос - встать под Закон Школы. И тут со мной произошло нечто неожиданное и странное. Словно огромный мощный поток белого света опустился сверху и прошел сквозь меня. Сверкающее благословение. Я чувствовала, как каждая клеточка моего тела засветилась. Светом в потоке света я осознавала себя и не могла даже пошевелиться. Я знала, что хочу полностью сдаться и слушать, пребывая в этом потоке. И я чувствовала, что со мною происходит то, что я давно искала и хотела всегда. Время остановилось. Я сидела в Вечности, которая окольцевала меня. Внутри меня - ось. Она уходила в высь и картина мира менялась. Одно из ярких переживаний в этом изменении было то, что «Я есть», «меня слышат»…

Через вечность я вернулась к Валентасу в машину, не понимая, зачем мы должны куда-то ехать и что-то делать. Краем сознания, словно со стороны, я догадывалась, что дела, конечно, нужно доделать, но теперь это было настолько неважным и второстепенным. Внутри разворачивалось нечто совершенно новое…

В: Вы сказали, что в определенное время почувствовали, что нужно стать под Закон. Почему в определенное время? Что это значит?

В.К.: Мастер определяет в какое время, в какой день и час, ты можешь обратиться к Школьному потоку, чтобы встать под Закон Школы..

В: Все-таки, что значит встать под Закон?

В.К.: Становясь под Школьный Закон и приняв его над собой, ты начинаешь учиться в Школе. Тогда ты становишься учеником. Событие исключительно персональное. Для каждого. В моем случае, социум отреагировал немедленно...

В: Каким образом?

В.К.: Я к тому времени много ездила на машине, учавствовала в ралли. Ездила очень быстро и лихо, не всегда обращая внимание на правила. И мне это сходило безнаказанно. У моей машины не было техосмотра уже несколько лет и ни разу я не была оштрафована за это. После того, как я встала под Закон Школы, через несколько километров от тихого пригорка, так вовремя расположившегося в Вечности, меня останавил автоинспектор. И то, что сходило мне с рук раньше, теперь не прошло. Инспектор глазам своим не поверил - шесть лет без техосмотра...

В: За шесть лет вас ни разу не останавливали?

В.К.: Останавливали. Но мне, собственно, не нужно было ничего специально делать, так - улыбнуться, разве что... А тут такой номер не прошел. Штраф и все такое... Сразу после этого две «дырки» в правах и реальная угроза того, что права могут отнять. И это только первая реакция социума... Позже Мастер мне объяснил, что теперь с социумом я должна быть в безупречных отношениях. Все документы, все формальности должны быть в порядке. Он говорил: «Другим можно быть небезупречными в социуме, а тебе уже нельзя!» Так началось мое крещение в социуме, мое послушничество. Школярство, в буквальном смысле. Безупречное тщательное выстраивание отношений с социумом, с Миром, с Мастером, с собой... Все теперь делать «на отлично», все время по самой высокой планке, по максимуму... Социум - прекрасный учитель. Так, если бы у меня отобрали права, то я не могла бы возить Мастера, а это было для меня смерти подобно.

Следующим уроком было то, что мне было необходимо научиться говорить «нет». Я не могла отказать. У меня привычка всем пообещать, и в результате, конечно, никуда не успевала, многих подводила, обещаний не сдерживала... Это оказалось трудным делом - научиться говорить «нет».

В начале лета решили проводить лагерь. Долго мы ездили по Литовским лесам, и искали место для лагеря. По ходу поездок Мастер показывал мне места с разной энергетикой, назначением, звучанием. Так происходило мое знакомство с магией природы... Всем было очень интересно, что будет в лагере. Два человека приезжали в лагерь на «раскрутку», два человека на хозяйстве и Мастер... Работа индивидуальная. Для человека из социума, его личности ситуация была очень необычной. Сначала претендент приходил к Еве* домой с сумками и происходил разбор и перебор того, что он собрал с собой. Люди брали с собой обычно очень много вещей. А после того, как они выходили от Евы, оставался маленький мешочек. Нельзя было брать с собой часы, зеркала, печатные материалы, косметику и т.п. После этого я отвозила людей в лагерь. Тогда я ездила очень быстро, и для меня не существовало ограничений по скорости, а дорога к лагерю состояла из сплошных поворотов. Она и называлась «дорогой смерти». После такой гонки мы выезжали на полянку в лесу. А там уже ждал Мастер. Сумочки оставить, отдать вещи, и в палатку. Дальше тишина. И, вот, сидишь ты голым в оранжевой палатке, на чистой накрахмаленной постели, говорить нельзя, выходить нельзя, что делать непонятно. Сколько времени проведешь в палатке - неизвестно. Находиться в палатке нужно было трое суток безвылазно. А вокруг - удивительная тишина. Через несколько суток установливается внутренняя тишина. После этого начинается общение с Мастером.

* О Еве см. Главу «Ева Весельницкая»

В первом лагере было тридцать шесть человек. После того, как я всех привезла, настала и моя очередь. Последняя неделя была моя. Я сидела уже третьи сутки в палатке, когда и случилось то, что среди тишины раздался удивительный смех, хохот. Хохот Игоря. Он продолжался, как потом я узнала, восемь часов : Игорь уехал из лагеря, продолжая смеяться. Это был день его просветления... Был импульс поехать к Валентасу. Оказалось, что только что у Валентаса гостил Мастер Мирзабай. Мастер Мирзабай оставил привет для Игоря Николаевича. Как подтверждение от Мастера...

Когда лагерь завершился, Игорь сообщил нам ошеломляющую новость: что он хочет учиться. Это было совершенно непонятно нам. Ведь он сам Учитель и мы у него учимся. Куда ему еще учиться? Но, он начал искать, как ему поехать к Мастеру Мирзабаю. После этого происходило много мистических событий. Стали приходить телеграммы из Москвы со странными для меня текстами. Игорь, читал эти тексты и, словно переводя смыслы, говорил: «О! Меня приглашают!» Мне это было как-то непонятно. Но, постепенно передо мной стала раскрываться символическая многослойность этих текстов и многомерность мира ...

Игорь пригласил меня поехать с ним в Москву. Мой муж внимательно выслушал меня, и сказал, что если мне дается такой шанс, то его нельзя упускать. Можно сказать, что он тоже был моим Учителем. При всей взаимной любви и привязанности, нам обоим было ясно, что такой шаг приведет к расставанию. И решение было принято, причем принято в атмосфере глубокого взаимопонимания.

И я поехала с Игорем в Москву. Он стал ожидать дальнейшего разворота событий, - когда можно будет ехать к Мастеру. В Москве мы познакомились с людьми, которые уже ездили к Мирзабаю. Там была интересная тусовка, где были люди, занимавшиеся йогой, боевыми искусствами, и прочим ... Наконец, Игорь дождался разрешения поехать к Мастеру Мирзабаю. Я осталась в Москве и вела занятия по технологии «Огненный цветок». Занимались очень продвинутые и знающие люди. Мне нужно было обучить «Огненному цветку» этих людей, и это был серьезный урок для меня. Некоторые были Мастерами других Школ. В числе прочих Санжар - Мастер каратэ из «Школы больного человека», где человек выглядит внешне слабым, немощным и больным. Казалось, тронь его пальцем и он развалится. Он мне очень помог тогда. Они все мне помогали и подыгрывали мне, изображая моих учеников. Это была очень красивая и деликатная игра. В какой-то день вдруг я почувствовала мощный импульс ехать вслед за Игорем. Импульс был столь сильным, что я даже забыла все указания Мастера о том, что я должна ждать его в Москве. У меня не было денег. Я посоветовалась с Абаем и он дал мне денег на билет до Нукуса. Тут я все-таки вспомнила указание Игоря ждать его в Москве. А самолет в Нукус летел один раз в день, сначала он прилетал из Ташкента в Москву, и сразу летел обратно. И я решила, что если Игорь не прилетит на ближайшем самолете, то я с ним не разминусь.

Прилетаю я в Нукус и решаю, что до места доберусь автостопом. Где-то около двухсот километров. Вышла на трассу и стала голосовать. Останавливается новехонькая «шестерка» супер-люкс. И водителю, конечно, по пути, прямо в тот же поселок. Назвался он Бахтияром и спрашивает: не страшно ли европейской женщине в Азии? Я начинаю понимать, что ситуация-то не такая уж и безобидная. Тем более, что Бахтияр начинает нагнетать атмосферу, делая все более явные и недвусмысленные намеки. Спрашивает: «А откуда ты знаешь, что я тебя верной дорогой везу?» Тут я насторожилась, но в этот момент фары автомобиля осветили памятник-надпись, выложенную большими буквами из камня вдоль дороги: «Правильной дорогой идете, товарищи!» И тут я поняла, что надо забирать ситуацию в свои руки. И что у меня есть силы для этого. Я предложилп Бахтияру, чтобы он отдохнул, а за руль сяду я. Он удивился, но я его уболтала. И, как только я оказалась за рулем, то сразу поняла, что доеду туда, куда мне надо. И действительно, через некоторое время, мы вкатились прямо во двор к Мирзабаю. В глубине дворика мелькнула фигура мужчины, который кричит: «Вирга приехала!» Лицо его мне незнакомо, да и он вряд ли мог меня разглядеть в запыленной машине. Полная неожиданность для меня. Бахтияр кланяется Мирзабаю и исчезает. Я до сих пор не понимаю, кто он был. Ученик Мирзобая? Водитель, который должен был меня довезти?... Тут мы садимся пить чай и только тогда я понимаю, что Игоря здесь нет. Я спрашиваю: «Где Игорь?» А Игорь, оказывается, уже улетел в Москву и я каким-то образом пропустила его в аэропорту. Что делать? Ситуация очень серьезного непослушания. И Мирзобай, он мягкий Мастер, дал мне шанс. Утром он отвел меня на почту, чтобы позвонить Игорю. Голос Игоря в телефонной трубке был взволнованный: «Ты даже не можешь себе представить, что ты наделала и какими будут последствия этого поступка! Ты же к Мастеру приехала, а не к приятелю. Так, у кого ты учишься ?» Я умом не понимала тогда, что же я наделала, но было чувство большого напряга. Было чувство, что теперь может все нарушиться в моей судьбе. Не только в моей. При этом я понимаю, что Игорь не ругает меня, но ждет что-то от меня, от чего зависит ход всех дальнейших событий. И тогда я говорю ему: «Игорь, я хочу к тебе!» Он переспрашивает: «Действительно хочешь?» - «Да!» - «Ну, тогда делай, что можешь, я тебя жду!» Мирзобай дал мне денег и отправил обратно. Меня всю дорогу знобило, несмотря на то, что была жара. Я доехала до Нукуса. Иду по улице и у меня чувство, что все мужское начало мира меня насилует. Трудно такое вообразить. Но это Азия, - представьте себе броско одетую молодую красивую девушку, идущую по улице - для тех мест это просто вызов! И вот я иду и чувствую, как сквозь меня проходят соответствующие мужские энергии, у меня уже нет ни агрессии, ни страха, ни отчаяния, - меня просто дико трясет. Со всех сторон доносятся мужские голоса: «Девушка, а девушка!...» Как-то я добралась до аэропорта, находясь к тому времени уже в измененном состоянии сознания. В аэропорту оказалось, что у меня не хватает денег, чтобы улететь. И я иду на шаг, на который ни при каких других обстоятельствах не пошла бы: я снимаю с себя украшения и предлагаю их людям на улице, чтобы они купили. Меня сначала никто не понял. Но, потом нашелся человек, который просто дал мне недостающие деньги и я прилетела в Москву. Абай предложил мне еще побыть в Москве, но моя решимость ехать к Игорю была столь сильна, что даже он, со всей его магической силой не мог меня удержать и я незамедлительно уехала в Вильнюс. Игорь встретил меня и снова задал вопрос очень серьезно: «Кто твой Мастер ?» Я поняла, что выбор зависит сейчас только от меня. И именно в этот момент произошел осознанный выбор. Для того, чтобы он произошел, мне понадобилось пройти через все эти приключения во время поездки к Мирзобаю. Мой Мастер - Игорь. Я всей собой пережила это. И это неподвластно времени.

Потом все происходило стремительно. Я все время была рядом с Игорем, и мое обучение было непрерывным. Некоторое время мы жили в Вильнюсе, потом, после очередных разборок в социуме, переехали в Рыбинск, где работали в театре. Игорь - режиссером, я - художником по костюмам. После нужно было свернуться и уехать из Рыбинска. Там Игорю грозили устроить какие-то проверки в психушке. Мы снова оказались в Вильнюсе.

Мы жили у Евы. Дверь квартиры была постоянно открыта и все время появлялись новые люди. Десять, пятнадцать ... Некоторые из них оставались иногда надолго. Игорь по вечерам уходил работать, как он это называл, «ментальной проституткой». Он ходил к друзьям, читал лекции, отвечал на вопросы и получал десять рублей за ночь. Социальной работы не было, и эта десятка была единственным заработком на жизнь. К тому времени у нас родился сын. Утром Игорь готовил, стирал пеленки, потом снова люди... Через месяц после рождения сына я тоже включилась в ту же бурную жизнь. Я рада, что у меня не было времени на послеродовой синдром, когда женщина залипает только на ребенке и выключается из всей остальной деятельности. Интенсивность жизни была такой, что субъективно казалось, что за один день проживаешь неделю или даже месяц.

Игорь стал много ездить и искать работу. Питер, Ташкент, Киев. В Киеве мы задержались на несколько лет. В Киеве собралась публика, которая интересовалась Школой. В большинстве - люди науки. Занятия, посиделки, учеба ... При этом, Игорь работал со спортсменами сборной Союза. Потом случилась авария в Чернобыле и Игорь стал работать с пострадавшими.

Заканчивался виток работы в Киеве и можно было ехать в другое место. Ева нашла место в Вильнюсе и мы вернулись в Литву. Игорь давно хотел и , наконец, сделал кабинет психологической разгрузки в институте. В этот период были прочитаны «Десять бесед о Школе», из которых родилась книга «Жить надо»*. Это был восемьдесят девятый год - завершение определенного этапа и в жизни Игоря и в жизни Школы. Необходимо было искать форму жизни для нового этапа ...

* И.Н.Калинаускас «Жить надо!» СПб. 1995

Для него это снова был Киев, где начался Театр. Перед отъездом Мастер сказал мне, что я завершила первый девятилетний круг обучения. И я осталась одна. Наедине с миром. Дальше я уже сама заботилась о Школьных делах в Литве. Был выход в социум, создание Школьных структур в социуме... Иногда Игорь приезжал, смотрел, как я работаю. Помогал там, где нужна была помощь. Позже Мастер сказал, что мое наиболее сильное место в работе - медитация. Я сама начала ездить и проводить уже свои занятия, пользуя то, в чем сильна. Ташкент - Киев - Питер. Медитация стала моей основной темой.

Затем я провела свой первый лагерь. Съехались люди из разных городов. Каждый день в течение двух месяцев за столом собиралось 40 человек. Это событие стало для меня самой фактом любви человеческой. Все получилось. Перед началом я попросила Константина Викторовича Тына, чтобы он приехал и показал свое искусство. Он приехал и мы с ним целую неделю работали. В последний вечер мы творили праздник. Сделали плов. Беседуем и вдруг Тын говорит такую фразу: «Ты - Мастер». Меня словно молнией поразило. Я не знала как к этим словам относиться. Тын - серьезный человек, сам Ученик и Мастер древней Традиции, такими словами разбрасывается не станет. Я подумала и решила, что могу побеспокоить моего Мастера и спросить ...Утром я позвонила Игорю и рассказала вечернюю историю. Игорь очень обрадовался и сказал, что ждал этого момента, и что я стала Мастером. Сообщить об этом должен был человек из другой Традиции. Так Тын стал моим духовным крестным отцом. А Игорь подтвердил мою квалификацию Мастера Школы...

Мастер Школы ? Дальше началась работа ...

И бесконечная история чудесного продолжается ...

 

 

Глава 3. Наталья Нур

 

Как я уже писал в Предисловии, книгу о женщинах можно написать, только руководствуясь интуицией, отстранившись от логических выводов и убеждений и доверяя только тому потоку информации, событий, который возник, когда я принял решение писать эту книгу. О Наталье Нур я ничего не знал ранее, более того, когда Ольга Романова (одна из тех, кто и побудил меня взяться за эту тему) сказала мне, что у нее есть знакомая, которая может быть интересна мне для книги, я вначале лишь недоуменно пожал плечами: «Мастер Рейки? Да мало ли их, - что же теперь о всех писать?» Но, слава Богу, доверился. Вместо разочарования меня ждали открытия и переживания, которые, к сожалению на бумагу не перенести. Мы с Натальей коснулись достаточно общих и, на первый взгляд, простых вопросов. Но они-то, как мне кажется и дают ключи к пониманию Пути женщины, да и Пути вообще...

Май 2001 г.

Наталья: Мне самой любопытно, что вас могло заинтересовать. Моя судьба, как мне кажется - это судьба обычной женщины, выросшей в советское время.

Влад: Судьба не бывает обычной, и мне кажется, что как раз в вашей судьбе есть главы, достойные внимания читателей этой книги. Давайте о них и поговорим.

Н: Все складывалось достаточно постепенно. Не было какого-то крутого поворота. Интерес к иному мировоззрению, чем то, что прививалось в школе, институте и так далее, появился у меня с детства, потому что мы с родителями в то время жили в Забайкалье, в Чите. Так уж получилось, что я росла на китайских сказках. Через них пришел интерес к восточной культуре и, впоследствии, философии.

Уже потом, когда мы переехали на Украину, возник интерес к Индии.

В: Почему именно к Индии?

Н: Может быть потому, что когда-то в то время мне попалась книжка об Упанишадах. Она называлась "Хитападеша". Это тоже сказки. Другой доступной литературы в то время почти не было. Потом, уже в юности я стала увлекаться хатха-йогой. Это был уже не просто интерес, а довольно серьезное увлечение. Правда все это тогда было подпольно.

В: Это были какие-то подпольные группы?

Н: Да. Это было начало семидесятых. Занимались на каких-то квартирах, - ну, в общем, как и все такое в то время. Потом я приехала в Питер. Затем появились дети и некоторое время мне было вообще ни до чего... Правда, еще я не сказала, что я еще на Украине пыталась погрузиться в христианство, именно православное. Интерес вызывало все запретное, именно поэтому было желание глубже изучить все это. Хотя изучить все это, - и христианство и йогу, действительно глубоко тогда было очень трудно, - почти не было ни литературных источников, ни реальных людей, которые владели бы этими вопросами, поэтому на деле все получилось достаточно поверхностно.

В: Дело ведь не только в глубине изучения, но и в желании, устремлении.

Н: Возможно. Так вот, после того, как дети мои чуть подросли, желание мое и увлечение снова начали воплощаться. Это уже в Питере. Это опять-таки подпольные группы - довольно много тогда было перепробовано, трудно даже все перечесть.

В: Ну, то, что оставило наиболее глубокий след.

Н: Прежде всего это Антоновские группы. И сам Владимир Антонов часто появлялся у нас на занятиях, а вели, в основном его ученики. Параллельно были еще экстрасенсорные группы, та же хатха-йога, - даже приезжали какие-то Учителя из Индии. Очень мне был интересен суфизм, долгое время я общалась с одним замечательным человеком, Игорем Мальским, который тогда писал очень интересную книжечку по этому вопросу. Беседы с ним очень помогли в то время.

А позднее все свелось к тому, что в голове у меня образовалась невероятная "каша" от смешения самых разных знаний. И разгребать всю эту смесь было некому.

Поэтому, в какой-то момент я бросила все, чем занималась. Я поняла, что все то, чем я занималась было очень поверхностно.

В: Вы переживали это, как какой-то кризис?

Н: Конечно! То, чему я посвятила достаточно много лет, оказалось почти бессмысленно и не нужно.

В: Не нужно, - то есть не востребовано, или не нужно - неинтересно?

Н: Неинтересно, потому что поверхностно, а как дойти хоть до какой-то глубины, было непонятно. Как раз востребовать все это было несложно - желающих смотреть на разные фокусы и ходить по горящим угольям, заниматься всяческого вида колдовством и экстрасенсорикой было довольно много, впрочем сейчас их даже еще больше.

В: А вы могли таким вещам обучать?

Н: Да, кое-что я умела сама и могла научить желающих. Но, повторяю, идти дальше в эту сторону я не хотела, так как не видела смысла.

В: Когда этот кризис произошел?

Н: Лет десять - двенадцать назад.

В: То есть, как раз в разгар послеперестроечного времени, когда вся эта экстасенсорно-магическая братия начала появляться на широкой публике. И книжки первые пошли, - помните, - Мартынов, Шри Ауробиндо?

Н: Да, но меня это уже не привлекало. Однажды мы с мужем гуляли по Петроградской и в одном книжном магазинчике мой взгляд упал на книгу некого Шри Махарши, которая стоила по тем временам бешеные деньги - рублей девять, по-моему, - я открыла ее на одной из страниц и прочитала: «...если ты хочешь познать мир, то познай сначала самого себя, а потом уже задавай вопросы, если они останутся». Я купила эту книжку и когда прочитала, поняла, что, собственно, купила я ее ради одной этой фразы, - чего-то еще мудрого я там не нашла.

Потом прошло года два. И тогда появилось Рейки. Только после того, как я туда пришла, вся каша, которая сложилась у меня в голове, начала постепенно разгребаться.

В: Каким образом?

Н: Практика, практика, практика... Отбрасывание всего лишнего и ненужного-

Вот собственно и вся внешняя канва моей судьбы. Я уже девять лет в Рейки, мне это не надоело до сих пор.

В: Почему именно Рейки послужило выходу из кризиса и тому, что в вас все упорядочилось?

Н: Тут нужно уже пояснять, что такое Рейки.

В: Давайте попробуем. У большинства людей, слышавших это слово представление примерно такое, что кто-то кому-то накладывает руки на разные части тела, "течет" некая "энергия", за счет чего организм в некотором роде исцеляется. То есть, преобладает представление о Рейки, как о разновидности целительской деятельности.

Н: К сожалению да, именно так многие и представляют себе Рейки. Хотя, когда я начинала учиться, моя система представлений была подобной. Я представляла, что я накладываю руки на человека и что-то в нем происходит, гармонизируется.

В: При этом, чтобы грамотно накладывать руки и что-то при этом действительно происходило, нужны разные степени инициации.

Н: Без инициации это, к счастью, не работает.

Очень сложно описать словами, что же при этом происходит. Да, начнем с того, что Рейки работает действительно, как целительская практика. Лично мне оно позволило освободиться от многих довольно запущенных и серьезных заболеваний. Моим близким - тоже. Но, Рейки все таки не только и не столько целительство, сколько духовный путь, хотя большинство людей зацикливается и останавливается только на целительском аспекте. И, в принципе, этого вполне достаточно тому, кто хочет только оздоровления организма. Мне хотелось большего. Меня тянуло в области изменения картины мира, творчества, нахождения смысла, постижения себя. Рейки дает эту возможность.

В: Все-таки мне пока непонятно следующее: до вашего кризиса, вы прошли, пусть, как вы говорите, неглубоко, через несколько видов практик, в которых так или иначе затрагиваются ценностные и смысловые струны жизни. И в йоге, и в Антоновской системе были возможности для таких сущностных постижений, для духовного развития.

Н: Тогда нужно достаточно точно определиться со словами «духовное развитие», потому что многие люди понимают их по-разному. Я не хочу брать на себя ответственность в точном определении этих слов.

В: Давайте тогда будем говорить не о точных определениях, а о вашем опыте, о вашем восприятии.

Н: Во-первых, я думаю, что духовность никак не связана с накапливанием какой-то информации, тем более информации из книг. Всякие религиозные догматы не имеют отношения к духовности. Духовность, это когда Дух присутствует во всех проявлениях твоей жизни, присутствует во всех отношениях между людьми, причем, чем ближе люди, тем в большей степени. Не так уж сложно помочь в каком-то вопросе человеку постороннему и при этом напрочь вытеснять все, что происходит в твоей собственной семье, где, например, полный разлад и непонимание.

В: Как это проявляется в вашей жизни?

Н: Очень просто, с самых азов. Для меня очень важно налаживать глубокие, искренние и доверительные отношения с близкими мне людьми, не закрывать глаза на то, что неприятно во мне для других. Это ежедневная, достаточно скурпулезная внимательная работа. Именно работа, потому что в отношениях легко выйти на какие-то стереотипы, соскочить с обнаженного нерва глубины и доверия, поэтому в этих отношениях я стараюсь сколько возможно держать внимание на пределе активности. Это не всегда получается, что переживается тяжело и дает толчок к новому качеству отношений. Мне кажется, что мне удается вкладывать дух, духовность, в мои отношения с близкими, с детьми, с родителями. А было время, когда в моей семье возникали серьезные проблемы разобщенности и непонимания.

В: Что дальше? Я имею в виду - за отношениями?

Н: Умение ценить это все, не вмешиваться в жизнь других людей. Не причинять людям "добра", то есть, собственно, того, что ты считаешь добром для них.

В: Расшифруйте поподробнее.

Н: Когда я смотрю с позиции своего опыта на какие-то ситуации, возникающие у моих детей, я вижу как, например им нужно поступить, чтобы все прошло гладко. Но, в тоже время я знаю, что если они не переживут то, что будет результатом их собственного выбора, если они не переживут своих собственных ошибок - они ничему не научатся. И вот умение вовремя остановиться и не заставить их прожить мою жизнь вместо их собственной - это как раз и есть «не причинение добра».

В: Наташа, расскажите пожалуйста об опыте своих каких-то глубоких переживаний.

Н: Такие переживания случаются, но рассказывать я о них не буду.

В: Из-за чего? Обычно подобные описания пробуждают мотивацию у читателя к собственным поискам и практике.

Н: У каждого свои переживания. И у каждого свое восприятие даже очень простого опыта, не говоря уже об опыте переживаний, случающихся в процессе созерцательных и медитативных практик. Да и слова трактуются настолько по-разному. Если я скажу, что я попала в состояние медитации, вряд ли кто-то меня поймет адекватно. Не говоря уже о более глубоких вещах.

В: Я почему об этом так настойчиво спрашиваю: именно переживания, даже чужие, могут служить для многих людей отправной точкой, либо маяком, к которому человек начинает двигаться, попадая при этом в свои переживания. Вот человек, к примеру, прочитал о каких-то переживаниях Кастанеды, - он никогда ничего подобного не переживет, потому что у Кастанеды своя жизнь, а у него своя. Но, прочитав, ему захотелось попробовать и- вдруг случится свой путь.

Н: Влад, здесь есть целая проблема. Я вообще не понимаю, что можно вынести из моей достаточно простой и заурядной жизни, и я ни в коей мере не стремлюсь к известности. Когда вы позвонили я согласилась побеседовать только из-за желания поддержать тех, кто стремится к изменениям в своей жизни. Но, перебирая свой опыт я не могу выделить в нем что-нибудь яркое или потрясающее. Весь мой опыт очень простой, а жизнь достаточно сложная, хотя я знаю людей, чей жизненный путь намного сложнее моего. И кроме того, я не хочу, чтобы у читателей возникло впечатление, что те переживания, которые со мной случались, есть цель Рейки или какие-то неотъемлемые составляющие этого пути.

В: Здесь я не удержусь и расскажу маленькую притчу, которую мне поведал недавно Александр Павлович Марьяненко*. Это притча про китайца и павлина. Даже не столько притча, сколько зарисовка. Вот есть павлин, - он яркий и замечательный, у него шикарный хвост, очень красивое оперение и люди приходят специально посмотреть на него. И есть китаец, который этого павлина содержит. Китаец скромен и незаметен. Он ходит в стареньком сером халате. Он всячески служит павлину - убирает за ним, кормит его, чтобы павлин был еще здоровее и красивее и людям было приятно на него смотреть. Так вот - у китайца есть новый красивый халат, но он его не одевает, дабы не отвлекать зрителей от павлина. И реально действующая фигура в этой паре - не павлин, а все-таки китаец, - он создает ситуацию, он через служение павлину дарит людям красоту, сам оставаясь в тени...

* О нем см. второй том, глава «Александр Марьяненко»

Мне, кстати, сейчас интересны не «павлины», а «китайцы», поэтому я и попросил вас об этой встрече.

Н: Я, в свою очередь, могу сказать, что Рейки - это действующая фигура, а я только Мастер Рейки. Несмотря на то, что я знаю и умею еще кое что. Каждый Путь по своему хорош. Чем оказался для меня хорош путь Рейки? Прежде всего тем, что мне никто там не убеждал в том, что я чего-то должна увидеть или почувствовать, как это часто бывает на многих занятиях, семинарах, в разных системах преподавания. Меня никто не заставлял ничего делать и ничего представлять себе. Приветствовалось всегда то, что есть на самом деле, не то, что представляешь, а то, что реально чувствуешь и то, что реально происходит. И мне как-то очень быстро удалось почувствовать и увидеть результаты работы Рейки. Может быть, потому что первая женщина, с которой я работала, была раковая больная и она жива до сих пор, хотя тогда она была уже между жизнью и смертью.

Потом уже открылись мне вещи, которые за целительством. Конечно, подобралась я к этому не сразу. Конечно, я не сразу научилась не примешивать к тому, что происходило, какие-то свои прежние знания, представления и догадки. Не сразу я научилась просто давать Рейки, понимаете, - просто. В этом-то все и заключается, вся глубина, когда ты научаешься просто давать то, что идет. Без всяких ожиданий, моделей, знаменитых аффирмаций, которые пытаются к этому процессу приплести. Поэтому-то я и не хочу говорить о переживаниях и поэтому это самое «просто» есть самое сложное для описания. Сама практика сводилась к тому, чтобы научиться все делать просто. Потом за глубиной этого «просто» всплыло очень много интересного и неописуемого. Как это объяснить людям в словах - я не знаю. Как объяснить то, что произошло, когда я первый раз влетела в это состояние «просто»? Слов для этого у меня нет. Называть это расхожим «здесь и сейчас» мне тем более не хочется, - и заезженно, и ничего не объясняет ничего, а только запутывает.

В: Я прекрасно понимаю сложность передать это словами, но всякий раз хочется подобраться к этому хотя бы меткой метафорой.

Н: Может быть когда-нибудь это и получится.

Еще о Рейки я могу сказать, что оно помогло мне полностью изменить судьбу в самом объемном смысле этого слова. Прежде всего - появились колоссальные силы, чтобы изменения в судьбе стали возможны.

В: Что стоит за словами «изменения судьбы»? Это ведь тоже из тех расхожих выражений, в которые кто вкладывает смысла на копейку, а кто на миллионы...

Н: Вот-вот. Когда о том, как же изменилась моя судьба, меня спрашивали ученики, я нашла для ответа такой образ: всю свою прежнюю жизнь я была похожа на прыгающий мячик. Этот мячик прыгал особенно весело, когда его пинал кто-то другой. А вот после Рейки этот мячик научился прыгать сам по себе, только тогда, когда он хочет прыгать. Изменилось мое восприятие мира, своей и не только своей жизни, отношение к себе.

В: Давайте, чтобы избегать общих слов я буду задавать каверзные вопросы-вставки. Итак: отношение к себе изменилось от какого до какого?

Н: От того, что раньше я жила только ради других, до того что я научилась значительную часть жизни посвящать себе самой. Кроме того, я поняла одну фундаментальную для себя истину: любой разговор с живым человеком важнее для меня и интересней, чем много томов самых авторитетных изданий.

Однажды по телевизору показывали старого дагестанца, который прожил сто двадцать лет. И он говорил какие-то очень простые и, вместе с тем, очень мудрые вещи. Например, о том, что человек не должен быть как тяпка, которая все под себя да под себя, а должен быть как двуручная пила - и себе и людям. Вот можно сказать, что я сейчас приближаюсь к состоянию "двуручной пилы".

В: Можно ли сказать так, что в вашей жизни становится все больше и больше простоты? Причем в этой самой простоте и есть то самое - обыкновенное чудо. И это-то и есть действительно магия, а не фокусы.

Н: Можно так сказать. Но это гораздо шире и объемнее. Простота жизни - обозначение хорошее, но в чем-то недостаточное.

В: Я понимаю, но не получается сказать точнее. Мы здесь на той грани, где любые слова не точны. Можно еще сказать, наверное так, что произошел переход от многоумности к простой житейской мудрости.

Н: Даже еще проще - к самой жизни.

В связи с тем, куда вырулила тема нашего разговора, я хочу рассказать притчу. У одного суфия спросили: «Как вы себя чувствуете?», на что он ответил: «Я чувствую себя, как человек, который проснулся сегодня и не знает, умрет ли он сегодня или нет». Ему возразили: «Как же так? Это же проблема для всех людей». «Да, - сказал суфий, - но все ли это чувствуют?» Вот - не думание о жизни, а чувствование, проживание жизни...

В: А был ли момент некого «фазового перехода» от старого качества жизни к новому? Или все произошло постепенно, как накопление опыта нового качества?

Н: Скорее, накопление опыта нового качества. Я не могу выделить какой-то поворотный момент, когда количество перешло в качество. Было несколько пиковых моментов, когда входишь в комнату, где прожил много лет и вдруг видишь ее совершенно по-новому. Комната осталась прежней, но в тебе что-то изменилось, в восприятии.

Конечно, мы знаем, что мы живем, конечно мы знаем, что жизнь проста в своей сути, но знаем мы это на уровне информации, ума. А вот чувствовать это и действительно знать - совсем другое дело. Для меня знание и информация - совершенно разные понятия. Информацию можно накапливать сколько угодно, но один раз пережив что-то вы получаете настоящее знание. По крайней мере, для меня это происходит так.

В: А вот только ли Рейки виной тому? А то получается, что все дело в Рейки - давайте все подадимся в Рейки и тогда начнем Жить!

Н: Да, я поняла то, что вы хотите сказать. Есть масса других путей и они не хуже Рейки. Так случилось, что мою жизнь открыло именно Рейки. У других людей это может произойти совсем по-другому.

Во многих духовных путях эта энергия известна и используется. И сам способ целительства руками знаком многим Традициям и практикуется на разных этапах обучения. Где-то сначала нужно было очень сильно продвинуться, чтобы тебя научили, как лечить руками, а здесь наоборот, сначала, на первой ступени, человек получает возможность исцелять руками и вместе с тем идет его духовное развитие. Я не думаю, что Рейки лучше других практик и в Рейки быстрее человек подходит к какому-то духовному постижению. Нет. Просто это так случилось для меня. В силу чего - не знаю.

Еще очень важным, что открылось мне в Рейки, я считаю возможность смотреть на луну, а не на палец, который на эту луну показывает . Хотелось бы, чтобы люди интересовались бы не Учителями, а тем качеством жизни, которому эти люди учат. Учителям приписываются какие-то невероятные свойства, которые зачастую уводят людей от самого учения.

В: Да, это вот сотворение кумира из Учителя - явление повальное и увы, имеющее глубокие корни в человеческой психике, так что тут словами не поможешь, - только упорная практика и дерзновение дает возможность перевести взгляд с пальца на луну.

Н: Мне вспоминается еще одна притча про женщину - суфия, которую звали Рабия. Как-то раз она сидела у костра и к ней подошел какой-то известный мистик. Он предложил ей прогуляться по воде, посидеть на середине озера и побеседовать о духовном. Рабия ответила, что не обладает такой способностью и в ответ предложила этому человеку взлететь на облако и, сидя там, поговорить о духовном. Тогда он сказал, что не обладает такой способностью. Рабия сказала: «Свободно перемещаться по поверхности воды могут некоторые насекомые, летать умеют птицы, но ни то, ни другое не имеет никакого отношения к духовности. Поэтому садитесь просто к этому костру!»

Есть, конечно способы и пути развития в себе каких-то сверхъестественных способностей и навыков. Но для меня важны не они, а путь внутрь, к источнику, к «я». Может быть, мне повезло с Учителем, поэтому именно Рейки оказалось для меня таким путем.

В: А у кого вы учились?

Н: Его имя Фокке Бринк. Он голландец. Тогда, в начале девяностых, он жил в Швейцарии, потом в Германии, сейчас в Греции. Он очень часто приезжал в Россию.

Вообще, Мастерство в Рейки это не конечная точка. Это как раз самое начало. С этого и начинается действительно путь Рейки. И он очень непростой.

В: Что происходит, когда идешь этим путем?

Н: Если бы это можно было так вот взять и выразить словами! Вот какие-то вехи жизни, события еще как-то можно описать, а внутреннюю работу. Сказать, что это соединение внешнего и внутреннего мира? Это будет неточно и неправда. Наверное, просто неотделение себя от жизни вообще, но сколь многое таится за этими простыми словами!

В: Правда, я понимаю, что это почти невозможно описать.

Н: Образно можно сказать еще так: стать Мастером легко, а вот быть Мастером - очень сложно.

В: Поясните эту мысль.

Н: Для того, чтобы стать Мастером нужно учиться. В процессе обучения возможны ошибки, на них, собственно, многому учишься. Если же ты стал уже Мастером, то ты все время должен жить тем, чему учишь. Всегда. И тут ошибки и отступления уже непростительны. А сколько искушений! Например, быть не собой, а тем, что от тебя ждут люди.

Вообще, наша с вами встреча очень полезна для меня. Мне приходится искать слова или метафоры для почти невыразимых переживаний. Это ставит меня в очень сложное положение и это интересно.

В: Большая часть действительно глубоких бесед протекает не легко. Особенно когда мы пытаемся не изображать какие-то эпатажные события, чего, например, было много в первом томе, а подойти к сути: что же, собственно, происходит и зачем. Чем сложнее для объяснения, тем ближе к сути. Но я надеюсь, что при этом все-таки может вдруг родиться хотя бы одно точное и емкое для кого-то слово, и это оправдает все наши хождения вокруг да около.

Н: Я немного отвлеклась от вопроса о том, в чем разница между стать Мастером и быть Мастером. Не только в Рейки, - в любой Традиции, - когда человек учится, - он ищет то, что он на самом деле есть. Когда он доходит до того, что может этим искомым быть постоянно, тогда это Мастер.

Что значит быть собой? Как говорится в некоторых буддийских притчах - есть, когда хочется есть, спать, когда хочется спать. Но, это все простые аллегории. Порою хочется, например, простых человеческих отношений. А они не складываются, потому что человек видит в тебе мастера и ставит внутренне на некий пьедестал. И предъявляет соответствующие требования. Бывает наоборот, - человек требует от тебя не чего-то возвышенного, а говорит, что Мастер должен обязательно проявлять свои человеческие качества в каком-то гипертрофированном виде. Кто-то ждет от тебя чего-то очень умного, кто-то - оригинального, а при этом задача-то не зависеть от ожиданий других людей и не идти у них на поводу (а это очень сильное искушение), а быть таким, как ты есть. Для меня это было очень сложно и это то, где все время я вынуждена была быть внимательной. Тем более, когда люди смотрят на Мастера, они подмечают все, - гораздо больше и пристальнее внимание окружающих к его поведению, которое как-то истолковывается. Все это - очень мощная проверка на то, чтобы остаться собой.

В: Мастеру не прощаются ошибки, которые сходят с рук для обычных людей.

Н: Да, ты все время находишься в зоне повышенного внимания. Кроме всего, что я уже говорила, такое повышенное внимание дает еще и очень полезную обратную связь. Тебе действительно укажут на малейшие промахи и ошибки. Вся задача - отделить конструктивную обратную связь от смеси ожиданий с проекциями.

Теперь я вынуждена решать те задачи, на которые раньше могла спокойно закрыть глаза. Это значит, что теперь я до них уже дозрела. Стало меньше поблажек себе.

В: Это продолжение учебы.

Н: Да, мне хочется это особо подчеркнуть, что для любого Учителя важно учиться за счет своей жизни, а не за счет внимания, денег, сил и ошибок своих учеников. Еще важно самому не возвышать себя над людьми, не привязывать к себе учеников, не делать их зависимыми от тебя.

В: Все мы - и Учителя и ученики, как и все люди вообще - в равной степени твари Божии. Это важно понимать и тем, кто считает себя Учителями и тем, кто считает себя учениками.

Н: Если бы все это понимали, то более понятно было бы и древнее изречение: «Люби Бога и делай что хочешь». Я не знаю, насколько у меня это удается, - это не мне судить, - но то, что я стараюсь дать своим ученикам - это как раз возможность идти самостоятельно. В любой момент они могут обратиться ко мне, но я их только поддержу и не буду никуда тащить.

В: Как и за счет чего в вашей жизни произошло это понимание?

Н: У меня есть очень хороший друг в Москве. Мы учились у одного Мастера. Этот мой друг обладает удивительной способностью разбивать стереотипы. И несколько моих зацепок за привычное мировоззрение он разбил.

В: Как это произошло?

Н: Например, как и у большинства людей, воспитывавшихся в советское время, у меня были четкие представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Ситуация была очень простая: мы вместе поехали в Китай и там, пока гуляли по Пекину, я искала книги по Фэн Шуй, - не те, переводные, которых пруд пруди сейчас у нас, а первоисточники. Мой друг спросил меня зачем мне это нужно. Я удивилась: «Ну как же? Надо же знать, где плохая энергия, а где хорошая». Тогда мой друг очень спокойно попросил меня объяснить ему, что такое плохая энергия, а что такое - хорошая. И все. Многолетний стереотип рухнул от одного простого вопроса. Вообще меня поражает способность этого человека точно сказать слово или задать вопрос, в результате которого меняется вся система ценностей. Очень точное попадание в «десятку» и, вместе с тем, - мягкое. Мы редко встречаемся, но каждая такая встреча - событие, которое разбивает вдребезги какой-нибудь из моих стереотипов.

Несколько времени мы пили чай и беседовали при выключенном диктофоне. В это время Наташа произнесла довольно важные, на мой взгляд, слова, которые я попросил ее повторить для записи.

Н: Чем дальше вглубь, тем меньше людей, которые тебя могут понять. А у меня все еще есть потребность поделиться тем, что происходит со мной. Но, вероятно, это тоже один из стереотипов, - почему я и не хотела, чтобы это было записано, - это желание найти подтверждение тому, что я переживаю сама, у других людей. Может быть, и это рухнет, но пока это есть. Очень хочется, чтобы был кто-то, кто тебя понимает, а таких людей все меньше и меньше.

В: В недавней встрече с одной женщиной для третьего тома, я спросил - чем же платит человек за вступление на Путь. Ответ был - одиночеством.

Н: Да, пожалуй. И для женщины это, наверное, особенно тяжело. И тут очень важно из страха перед одиночеством не стать «павлином».

В: Понятно, что чем дальше, тем глубже одиночество, но все-таки я почему-то это выбираю. Почему вы, понимая это. делаете такой выбор?

Н: У меня произошло наоборот. Сначала я сделала выбор, а потом уже до меня дошло, чем же я за это плачу, но назад дороги уже не было. И я не сомневаюсь в своем выборе.

В: Что же оправдывается такой высокой ценой?

Н: Некоторое время я увлекалась, - да, пожалуй, дальше увлечения дело не зашло, - суфизмом. Это была не только литература, но и практика. Это долгая отдельная история, которую я не хочу рассказывать, потому что это действительно было только увлечение. Так вот все, что от этого осталось - это мое имя - Нур. Нур означает Великий Свет. Так вот тот Свет, который открывается при движении вглубь оправдывает любую цену. Даже одиночество. Хотя одиночество ли это? Скорее, одинокость. Непонимание. А для некоторых - нежелание понять меня. Одиночество же только потому что на ненастоящее я уже не соглашусь, ненастоящего в моей жизни уже хватило. Настоящий Свет, настоящее понимание, настоящие отношения, настоящие чувства.

Рейки - это не Свет. Кто-то где-то сказал. Что Рейки это некий «поток». И теперь все книги и упоминания о Рейки пестрят этим: поток, поток, поток. В него, дескать надо войти и так далее. Но Рейки это не поток. Рейки это и не Свет. Рейки - это Рейки. Просто для меня оно осветило всю мою жизнь, за это я и плачу. А заплатить - это значит отдать то, чего требует жизнь.

В: Можно ли сказать, что вы живете свою жизнь?

Н: Да. И мне бы очень хотелось, чтобы все люди жили свою жизнь, а не то, что им навязывается. Но это мое желание и даже его я не хочу никому навязывать. Довольно того, что я живу свою жизнь.

 

 

Глава 4. Виктория Рогозова

 

Никогда заранее не угадаешь, что принесет тебе та или иная встреча. А встреча с Викой открыла новую страницу моей жизни, новую страницу ее жизни и новые страницы в жизни еще, как минимум, десятков двух людей, в том числе и нескольких Хроников. И дело не только в том, что для многих из нас открылись двери в пространство Арканов, Алхимии и еще куда-то. И даже не в том, что эта встреча и для меня, и для Вики и для других потянула ниточку новых очень важных встреч, откровений, переживаний... Я бы взял на себя смелость сказать, что именно с этого момента произошел, - скорее начался определенный фазовый переход в самом пространстве Российской саньясы (я имею в виду не только Хроников, о которых я писал ранее)... Причем это связано не с Арканами, а с чем-то еще, что я пока не могу вербализовать. Может быть, просто время совпало... Не просто интересными, но чрезвычайно ценными кажутся мне события, которые с тех майских дней разворачиваются. Ну, да об этом дальше, наверное, в следующем томе. Здесь я только обозначу интригу...

С момента написания первого тома я стал довольно часто общаться с Сашей Вороновым. И иногда я слышал от него загадочную фразу "Мы с друзьями ходим в Арканы", но, признаться, кроме некой ауры таинственности, для меня это ничего не значило. И вот, как-то в марте 2001 года мы с Вороновым стояли неподалеку от метро "Петроградская" и о чем-то разговаривали. Подошли две женщины, - как потом оказалось - Вика и ее дочь. Саша коротко нас представил, Вика сдержанно кивнула мне и обменялась с Вороновым несколькими фразами. Когда женщины ушли, Воронов сказал: "Вот тебе настоящая ведьма"...

Я и забыл бы об этом эпизоде, если бы не решился писать эту книгу. В первый же день, после этого решения звоню Воронову: "Саша, я хочу пообщаться с той самой Викой!" - "Вряд ли она согласится, но я поговорю с ней об этом". Через несколько дней добро было получено, хотя, по словам Воронова, Вика долго отнекивалась. Я настроился на сухой и строгий прием, но, все произошло по иному...

Май 2001 г.

Влад: Вика, давай поговорим о двух вещах в этой беседе: об особенностях женского Пути вообще и об Арканах в частности.

Виктория Рогозова: Я не знаю насколько это характерно для женщин вообще, но у меня еще с детства начались истории с «барабашками», и разными существами потустороннего мира. Поскольку родители у меня были атеисты, детство - пионерское, юность - комсомольская, то кому-то это рассказать и объяснить мне было трудно. И на какое-то время способности воспринимать «потусторонние» явления ослабли. А раскрываться они начали после рождения детей: в двадцать три года и в двадцать пять лет. После этого я стала что-то видеть, чувствовать.

В: Что-то, это что?

В.Р.: Необычное ощущение пространства, например, разного рода предвидения и предчувствования, ощущения присутствия того, что незримо и нематериально. Слышание мыслей… Судьба привела меня в китайскую гимнастику. И когда мы делали какой-либо комплекс, меня Мастер ставил первой, так как тело мое хорошо запоминало комплексы: погружаешься в состояние, а сознание следит за руками и ногами, чтобы правильно выполнить форму. И в первый раз у меня тогда было слышание мыслей: мастер мне тогда передавал или картинку - что дальше делать, или рассказывал словами характер следующих движений. У меня от сопричастности к этому - чему-то, что я совершенно не понимала, возникала огромная радость. Возникало чувство сопричастности к Тайне.

Потом была такая любопытная ситуация: я работала технологом на «Светлане» и как-то раз в нашем цехе ко мне подошла старушка, положила руки мне на спину и сказала какое-то четверостишие с матом, суть которого была в том, что «пусть у меня не болит, а у тебя болит». Я испугалась. Если бы не испугалась, то ничего бы и не произошло. А тут на мои болячки и на страх потустороннего все это и легло. На полгода я встала на костыли. Меня чуть ли не на инвалидность поставили. И вот уже с костылей меня снимал один замечательный Мастер - Владимир Матвеев. Я прошла у него десять сеансов массажа, пять сеансов - он клал большие пальцы на позвоночник и так стоял около получаса, - выравнивал энергетику, как я сейчас понимаю. А следующие пять сеансов - уже более развернутый массаж. После этих сеансов я не только встала с костылей, но у меня ушли и разные мелкие болячки, которые были до того. Володе я очень благодарна, потому что он дал мне первый толчок. Это был не только массаж, но и толчок к осознанию того, что со мной происходит. Первая книжка, которую он дал мне почитать была «Карма-йога» Вивекананды. После этого возникло чувство, что пространство открылось, и пошло и поехало. Тот же Володя направил меня к одному китайцу, который передал мне свой комплекс. Сейчас в Питере два человека, которые имеют право передавать этот комплекс, это я и еще одна женщина по фамилии Ким.

Начало меняться само фоновое ощущение жизни. Раньше у меня было постоянное чувство несчастности, - у меня погиб муж и я одна растила детей, да плюс еще всякие заморочки, и вообще психика очень подвижная. А тут занятия китайской гимнастикой показали мне мир из состояния покоя, то есть, когда он разворачивается всеми красками внутри, а краски мира проходят через успокоенный ум. И, естественно, если ты хоть однажды пережил подобное состояние, то обратной дороги уже нет, - начинаешь идти в эту сторону, чтобы время, которое ты можешь удерживать это состояние увеличивалось.

Ну, а дальше - запрос есть - на запрос приходят люди. Когда я занималась у китайца, я была ответственной за ключ от помещения, где мы занимались. И вот, сдаю я ключ директору, а в это время запихивается какая-то физиономия. Первый взгляд, - и мне стало абсолютно понятно, что этот человек мне для чего-то нужен. Причем очень-очень нужен. А я была довольно-таки скромной и не приучена была первой подходить к незнакомым мужчинам. А этим мужчиной был Гриша Рейнин.*  Но, как то мы познакомились. Он рассказал, что занимается соционикой и, так как у меня были кое-какие проблемы с детьми, я записалась к нему на консультацию. На этой консультации он очень меня потряс, а что для женщины нужно - это восхититься! Потом Гриша мне и говорит: «Что мы все про детей, - давайте про вас поговорим». И он мне четко показал мне все мои больные места. Я была просто поражена. Спрашиваю: «А научиться этому можно?», на что Гриша отвечает: «Да вы и так все можете, нужно только раскрыть!» Оказалось, что он ведет группы. На этом вот энтузазизме я набрала ему группу из восьми таких же сумасшедших, как и я. Объяснить этим людям, чем мы будем заниматься, я не могла, рассказать, кто такой Гриша - тоже, так как я видела его только два раза. То есть, группу я набрала только на чувстве «ура!»

* О нем см. в первом томе, глава "Григорий Рейнин"

В: Это давно было?

В.Р.: Двенадцать лет назад. Первый год Гриша занимался с нами сенситивным тренингом. Целый год, который потом Гриша свернул в шестнадцатичасовой тренинг…

В: Почему так?

В.Р.: Люди стали приходить все более и более талантливые и время сворачивалось. Ну и другие есть еще причины...

Вот, а через год, первого сентября Гриша нам и заявляет: «Дальше есть две возможности, - либо пойти в целительство, либо заняться Арканами». И тут я слышу свой вопль (я еще и подумать-то не успела) - «Арканами!»

В: Ты знала тогда, что это такое?

В.Р.: Нет, в том то и дело! Но откуда-то была потрясающая уверенность, что это как раз то, что мне нужно. И вся группа поддержала. Начали спрашивать Гришу, что это такое. Он сказал: «Есть древнее Египетское Знание, которое было передано в картах. Есть много легенд об этом, так вот одна из легенд гласит, что Египетские жрецы, когда поняли, что их цивилизация пошла на спад, закодировали свое Знание в картах. И Традиция не была потеряна и дошла до нас. Причем дошла уже в расшифрованном виде».

И с этого момента мы стали «ходить в Арканы». Первый раз, помню, Гриша спрашивает: «В какой Аркан пойдем?», а ему отвечаю: «В Двадцать Первый». Гриша удивился и говорит: «Ну, вечно ты сразу быка за рога!». Потом уже, отзанимавшись много лет, я стала понимать, что Двадцать Первый Аркан (он же Нулевой) - это сборка, это «ноль-переход», это вход во все Арканы, это раскрытие всего что возможно…

В: А почему вы начали не по порядку, а был предложен выбор, куда идти вначале?

В.Р.: У нас такая система - чтобы научить группу «слышать» Арканы на первом занятии зачитывается полный список и группа выбирает. И так делается на каждом занятии. При этом в группу могут приходить новые люди и очень интересно - на каком Аркане человек вошел в обучение и каким он закрыл круг. Для человека это вход в совершенно новое пространство судьбы.

Так вот, дальше мы пошли. Прошли все Арканы неоднократно, потом был период, когда мы с Гришей три года работали вместе. Затем настало время вылезать из под Учителя - у него свой Путь открылся, у меня - свой.

В: А откуда Рейнин получил Передачу этого Знания?

В.Р.: Первая официальная группа в Питере была двадцать лет назад. Это Коля Юдин, Гриша Рейнин, Динара Асанова, Нелли Лев и еще пара человек, их я уже не помню. А произошло это так: тогда приехали в Питер две женщины, которые остались в живых после репрессий, когда в Сталинские времена была уничтожена знаменитая Питерская Школа Г.О.М.а.

В: А что это за Школа?

В.Р.: Г.О.М. - Георгий Оттович Мебиус основатель Питерской Школы начала века. Они шли параллельно с Московской веткой - группой Шмакова. Так вот эти две женщины, которые чудом уцелели, вернулись в Питер уже почти что в восьмидесятилетнем возрасте и передали Арканы вот этой группе, куда входил и Гриша. В этой группе у всех очень интересно сложились судьбы: сначала был всплеск, потом затишье. У Гриши наоборот, десять лет было затишье, пока я не появилась. Коля Юдин - удивительный художник, который за двадцать лет нарисовал двадцать два великих Аркана, причем, на мой взгляд, это единственный художник, у которого Арканы звучат в картинах. Это потрясающие картины, перед ними можно часами стоять. (Вика показала мне слайды с этих картин, - могу заверить, что даже по слайдам ничего подобного по силе воздействия я не видел). У Динары Асановой был потом очень мощный творческий всплеск, а потом она ушла, умерла. Остальные как-то отошли и получилось, что осталось два человека - Гриша, который включился только через десять лет и Коля, пахавший двадцать лет, чтобы передать Арканы в картинах.

Ведь, поскольку Арканы это живой разум, то по ним идешь без Учителя. Гриша был единственным Учителем в моей жизни, хотя много уроков мне дал и Игорь Калинаускас, которому я очень благодарна, но я не могу его назвать своим Учителем. Гриша же долгое время буквально возился со мной, как с маленьким ребенком и то, что я Арканы пропускаю чисто - это Гришина заслуга. И своих ребят, которым уже я передаю, я пытаюсь настроить так. чтобы Арканы шли через них очень чисто.

В: Что значит «Арканы идут через человека»?

В.Р.: Есть несколько уровней работы с Арканами. Первый уровень - это гадание. И сейчас очень большое количество людей заняты именно этим. И это работает и работает хорошо, потому что при гадании на Арканах все-таки идет соприкосновение с живым Знанием. Второй пласт - это изучение символики Арканов. Существует достаточно обширная литература по этому вопросу, литература очень серьезная, это работы Г.О.М.а и Шмакова, Муравьева, Томберга…

И третий пласт это медитативное погружение в пространство Арканов. Это собственно то, чем занимаемся мы. Я не являюсь Учителем, а являюсь привратником. То есть, я запускаю группу в пространство Арканов, стою на вратах, чтобы чувствовать группу и отвечать за безопасность каждого в группе. Группу надо ввести и вывести. Человеку полезен только собственный опыт. Поэтому обычно первый год, пока не будут пройдены все Великие Арканы, я ничего не объясняю и рекомендую не читать книг по этому вопросу.

Входим мы по Шмаковским текстам. Я зачитываю символическое описание Аркана, а дальше группа начинает погружаться. На группу идет поток и работа происходит на трех уровнях: с телом, а также на эмоциональном и ментальном планах. Очень часто происходят мощные изменения на физическом уровне, вплоть до ощущений, что тебе делают операцию. Часто у людей с развитой системой ощущений приходит через этот канал целительское Знание, открывается какой-то канал в этой области.

Арканы - это вибрационная структура Вселенной. При работе с Арканами, внутри человека как бы выстраиваются один за одним определенные сектора, соответствующие по вибрации тому или иному Аркану. При полной сборке Арканов человек получает полный набор вибраций. Чем дольше ты сможешь удержать состояние резонанса со Вселенной, тем дольше длиться удивительный Танец с ней.

Следующий уровень - визуализация. Так как глаза при погружении закрыты, человек может что-то увидеть. В символической форме ему может открыться пласт Знания данного Аркана.

Потом, после медитативного погружения каждый член группы дает обратную связь и рассказывает, что произошло с ним во время погружения.

В: Нужно ли, чтобы члены группы владели каким-то базовым состоянием для погружения в Арканы? Типа состояния «деконцентрации»?

В.Р.: Нет, не нужно.

В: Каким образом тогда неподготовленный человек может попасть в пространство Аркана? Да так, чтобы его опыт не был просто фантазией?

В.Р.: Нет, опыт всех участников реальный и ни в коей мере не является плодом фантазии. Происходит это за счет настройки ведущего - привратника.

В: Получается, что остальные втягиваются в это пространство, когда ведущий входит в состояние?

В.Р.: Да. Даже не втягивание. Когда моя обращенность к Арканам присутствует, вход гарантирован. У мня есть опыт ведения групп во многих городах СНГ. Гриша меня предупреждал, что если я научусь работать здесь, в Питере, - в любой другой точке планеты работа будет по силам, потому что, образно говоря, над Питером висит огромная плита, которую не просто пробить.

Практика показывает, что когда разные люди заходят в один Аркан, ну, например, в первый, то они получают одинаковый опыт переживаний (это не значит, что все видят одинаковые картинки и чувствуют одинаковые ощущения, - базис один, общий). Внутри это состояние остается и держится до следующего входа в Аркан. Соответственно, в течении этого времени у всех участников жизненный опыт набирается в русле данного Аркана. Причем, это не зависит от того, насколько человек во время самого погружения был осознан - он может даже заснуть. Аркан учит человека, проводя его через определенный событийный ряд и предлагая характерные для этого Аркана ситуации.

В: Ты можешь привести пример Аркана и какого-то событийного ряда?

В.Р.: Когда человек только соприкасается с арканами, у него снимается пласт «бытовухи». Например, взять Шестой Аркан - Выбор. Символическая картинка, изображающая этот Аркан такая - там мужчина и две женщины. Первый бытовой пласт, который можно увидеть в событиях - это прямое толкование этой картинки - выбор мужчиной между двумя женщинами или выбор женщиной мужчины. Когда бытовой уровень снят - там уже выбор пути, выбор души между материальным и духовным (объектами внимания и действия). На бытовом плане выбор совершается постоянно, даже в мелочах - колбасу купить или сыр, с этой женщиной пойти или с той… Выбирать же между духовным путем или материальным уже невозможно. Их надо соединить вместе. В наше время мы поставлены в такие условия, когда знания нужно привносить в социум, в материальный мир. Но, так или иначе, Аркан предъявляет тебе недоработки прошлого: характерный пример того же Шестого - у одного мужчины после погружения в Аркан «вдруг» проявилась старая любовница, которая где-то пропадала уже несколько лет и никак не проявлялась, - тут она сцепилась с женой и мужчина этот вынужден был ситуацию распутывать. Так что недельный опыт дает человеку очень много уроков, жизнь становится очень событийно насыщенной, причем, предложенные уроки нужно тщательно отрабатывать. И так все двадцать два Аркана… Еще пример: Четвертый Аркан - Форма дает прочувствовать самые разные формы, столкнуться с ними. И в материальном мире и в энергетике. Могут быть наезды всякие. Или обостряется чувствительность и человек начинает осознавать других людей, как мягких или твердых, жестких.

Вот еще один случай. Ребята в Четвертом Аркане (Форма) сдают бухгалтерский учет. Одна из участниц рассказывает: «Перед сдачей я вхожу в состояние Четвертого Аркана, принимаю форму инспекции - «влезаю» в нее, и - все проходит прекрасно, никаких конфликтов и вопросов, хотя сам отчет далеко не без изъянов». А до этого у нее постоянно были конфликты с инспекцией.

Мне лично Первый Аркан (Маг) и Одиннадцатый (Сила) в паре, несколько раз совершенно четко помогли уйти от серьезных наездов некоторых структур.

У меня группа очень веселая. Иногда мы с ними в одном Аркане ходим в разные места. В Эрмитаж - в Египетский зал*, в Пушкин, еще куда-нибудь… Чтобы наработать переживание Аркана в разных пространствах, мы в одно и то же место ходим в разных Арканах и наблюдаем, как меняется место, его восприятие, события, которые там происходят…

* Начав заниматься у Вики, могу лично засвидетельствовать, что восприятие одного и того же места, например, Египетского зала Эрмитажа в разных Арканах потрясающе разное. Разница действительно впечатляет.

Поскольку Арканы являются живым разумом, то обращаясь к ним, ты получаешь опыт проживания каждого из них, как некое живое Знание в тебе. И вот, когда целое собирается, например, все двадцать два Великих Аркана то переживание и опыт этого колоссален. Это может быть не проявлено вовне, но внутри это мощнейшая трансформация. Это ведь соединение в тебе нематериальных законов, по которым устроена Вселенная. А пятьдесят шесть Малых Арканов вместе - это как бы четыре столба, по которым Единое спускалось и материализовывалось. И ты переживаешь то, как это случилось. Потрясающе!

С Арканами можно работать и под задачу. Предположим, я столкнулась с какой-то ситуацией, которую не могу пройти. Тогда я обращаюсь или ко всем Арканам, ну, потому что у меня есть полная сборка, или к тому Аркану, который ближе всего к этой ситуации. Если, положим, мне нужно выйти победителем из какого-то взаимодействия, то я могу войти в Седьмой Аркан (Победитель) с вопросом - что мне нужно переделать в себе, чтобы пройти данную ситувцию. Может быть упреждающая тактика, то есть, зная, что мне нечто предстоит, я приглашаю Аркан и уже, так сказать, вооруженная необходимым Знанием прохожу через то, что ожидалось. Это дает не только то, что я пройду мягче, но и, прежде всего, то, что я смогу извлечь те уроки, которые есть в той или иной ситуации и которые я раньше пропускала.

А, в принципе, конечно, Арканы это не игрушка и не прикладное знание, а Путь познания себя и тех законов, по которым устроен мир.

Недавно вышла удивительная книга - трехтомник Николая Муравьева, который жил в эмиграции, в Америке. Эта книга описывает структуру герметической Традиции. Когда я читала ее, то постоянно удивлялась, потому что все это Знание пришло мне не через книги, а через Арканы. Через переживания. Это, конечно, намного дольше и труднее, чем прочитать книги, но пережитое Знание - действительно реально, в отличии от книжного. И это Знание никуда не денется.

У меня были очень интересные встречи с другими Традициями. Воронов, наверное, рассказывал тебе про Дзогчен*? Когда встречаешься с подобными глубокими Традициями, понимаешь, что Арканы имели проход до конца. Арканы дают возможность неограниченного расширения сознания. Иногда в группах у кого-то появляются воспоминания по прошлым жизням. Кто-то оттанцовывает то, что ему приходит в Аркане, кто-то рисует, кто-то пишет… У кого-то возникают потрясающие воспоминания об уникальных практиках, которые были в жреческих Школах в Египте и о которых сейчас никто не знает - все источники потеряны. Кто-то приходит с твердой убежденностью, что никаких прошлых жизней нет, а есть эта жизнь, которую надо прожить максимально полно. И Арканы дают опыт для таких людей - опыт правильной встройки в свою собственную дорогу. То есть каждому дается свое. Они дают возможность каждому не то, чтобы безопасно, - нет, Арканы - довольно крутые ребята, а наилучшим образом, с наибольшим опытом вписаться в свой Путь. Опыт, который в обычной жизни ты бы получал десятки лет, Арканы концентрируют в год или чуть больше. Конечно, далеко не все удается отработать до конца, но весь веер твоего опыта тебе раскрывается и показывается.

* Так случилось, что через месяц после этой беседы мы уже вместе с Викой и Сашей Вороновым поехали на Ритрит Намкая Норбу Римпоче - наиболее известного сейчас Мастера Традиции Дзогчен

В: Какие еще наиболее ярко запомнившиеся переживания ты можешь описать?

В.Р.: Ну, вот «любимый» мой Четвертый Аркан приводил меня в состояние потери человеческой формы. Когда первые несколько раз я проходила этот Аркан, у меня была такая разборка, такая потеря формы…

В: Как ты это переживала?

В.Р.: Буквально так: сидишь на стуле, потом отмечаешь, что тело сползает на пол и ложится, а дальше, даже когда группа уже вышла, я не имею власти над телом, не могу пошевелиться, хотя слышу, как Гриша говорит: «Собирайся!» и это не состояние расслабления. Нет ни костей, ни частей тела. Есть только точка сознания, держащаяся за что-то - непонятно за что.

Состояния бывают очень яркие. Например, возможность поговорит со своим телом, возможность залезть сознанием в отдельную клетку, орган. Помню, Гриша на одном занятии кричал врачу, который залез в систему кровообращения: «Саша! Вылези из капилляра! Я же не знаю эту систему и не могу за тобой угнаться!»

В: А что происходит, когда сознание попадает в клетку или капилляр? На что это похоже?

В.Р.: Сейчас я попробую привести аналогию. Семнадцатый Аркан дает переживания вселенской радости и вселенского же одиночества. И я помню, как я попала в состояние вселенского одиночества: я возвращаюсь с погружения в Семнадцатый Аркан, - зима, бесконечное звездное небо, людей вокруг нет (был час ночи), и чувство, что ты являешься вселенной, а вселенная - одна… Настолько глубокое переживание… Так вот, когда заходишь в клеточку и себя ею ощущаешь, возникает точно такое же переживание. Казалось бы: клеточек-то много, а, как это не странно, все так же. А когда влезаешь в какое-то глубокое переживание, то вылезти обратно очень трудно. И сейчас я своих ребят предупреждаю, что если вдруг вы куда-то «уходите» совсем, то единственно правильный шаг - переключиться на логическое мышление. Тогда, когда я попала в чувство вселенского одиночества, возвращаясь вечером с Аркана, меня выручила откуда-то взявшаяся старушка, которая на остановке похлопала меня по левому плечу и спросила: «Деточка, какой там автобус идет?» Пока я присматривалась и прочитала номер автобуса, бабушка куда-то как будто растворилась. Гриша потом долго смеялся: «Кто еще мог тебя по левому плечу похлопать, если не твоя любимая Смертушка?»

Вообще, почти всегда у людей очень сильные впечатления при прохождении Тринадцатого Аркана (Смерть). Кроме того, что внутренне все переживается очень сильно, еще и вокруг, как фигуру из фона начинаешь выделять все, что связано со смертью и, буквально натыкаешься на ее проявления на каждом шагу: вокруг кто-то умирает, процессии, венки, фильмы, написано кругом, казалось бы только про это… И еще в Тринадцатом есть реальная возможность переживания разделения своего сознания и тела.

Многое в Арканах похоже на то, что испытывают люди, пережившие психоделический опыт. Только Арканный опыт, в отличии от психоделического, никуда не девается, он, как говориться, всегда под рукой. Насколько ты сумел расширить свое восприятие - это при тебе и никуда не денется.

В: Интересно, пока ты рассказывала, еще раз убедился, что классики литературы, искусства, так или иначе передают все основные переживания, в том числе, Арканов. * Например, когда ты говорила о переживании вселенского одиночества в Семнадцатом Аркане, я вспомнил монолог Заречной из Чеховской «Чайки»: «Люди, львы, орлы и куропатки…»

* За несколько месяцев "хождения в Арканы" с Викой я убедился в этом окончательно, а в то время этот вопрос звучал, скорее, как гипотеза.

В.Р.: Конечно! Коля Юдин все время говорит, что Арканы это азбука. Она вмещает всю гамму человеческих переживаний. И там столько пластов. Так же как в Библии, которую можно читать и перечитывать бесконечно, открывая все новые и новые пласты. Вообще, Арканы - это же база, на которой основана вся Христианская Традиция. Человек, прошедший арканы, сам становится носителем этих законов.

В: Бывает ли, что люди, прошедшие Арканы, оказываются за бортом социальной жизни?

В.Р.: Все зависит от того опыта, который человек набирает. Такое возможно, но, в большинстве случаев арканавты остаются в социуме и даже преуспевают. Самый страшный период - это время, когда Арканы тебя проверяют. Сначала тебе дают «морковку» - способности прут, переживания…, потом проходит некоторый срок и может возникнуть ощущение, что пространство Арканов от тебя отказалось. И дальше - сдаешься ты или нет - вот в чем вопрос. Но, все равно, каждый проходит до своего какого-то уровня запроса. Вот у меня была группа. Вначале было двадцать с лишним человек. Прошли великие Арканы - кто то ушел, кто-то пошел дальше, в Малые… Сейчас из этой группы осталось двое, которые прошли полный круг.

В: Интересно. А то, у меня в начале сложилось впечатление, что уж больно все просто - пришла группа и на силе ведущего проскочила все Арканы, кто хочет, даже спать может на погружении…

В.Р.: Не-ет! Это только вход на силе ведущего. А все остальное - сами. Моя задача - ввести людей в первый круг. Моя задача - познакомить Арканы с человеком. Дальше уже Арканы работают сами. И ты - сам. За что я люблю эту Традицию - за то, что между человеком и Арканами не встает Учитель. Арканы являются гениальным Учителем. Я могу рассказать и поделиться только своим собственным опытом, своим пониманием. Арканы - это зеркало. Потрясающее зеркало, великое. Когда ты смотришься в Арканы, ты видишь то, что они в тебе обнажают. Но, вся подстава заключается в том, что ты видишь, только если сам хочешь. Например, человеку показывают Арканы его гордыню, - видит он себя в короне, все падают перед ним ниц, подносят дары и тому подобное. А он, вместо того, чтобы понять, что его зеркалят и показывают его гордыню, ставит себе еще один плюс - какой он крутой. Потом еще раз покажут, уже через ситуацию, уже жестче…

Время ускоряется. Вот, обычно говорят, что детство долго тянется, а зрелые годы летят очень быстро. Но, когда я связалась с Арканами, стало казаться, что я уже тысячи жизней прожила, настолько уплотнился ритм внешних и внутренних событий.

Мы много шли сами, - переданы-то только были великие Арканы, а все остальное мы уже проходили на свой страх и риск. И часто у меня возникали сомнения, туда ли мы идем, то ли делаем… Арканы всегда на мои сомнения отвечали каким-нибудь шутливым примером. Например: закончили мы Двойные Арканы, - это путь разрешения дихотомии - первый-одиннадцатый, второй-двенадцатый…, и я задаюсь вопросом: «Что дальше-то делать?» И мне приходит ответ, что нужно идти в Четверные Арканы таким-то способом. Я приезжаю к своей группе в Кишинев, окрыленная своим откровением, мы начинаем проход и, вдруг, посередине этого круга мне приносят книгу Г.О.М.а, где этот способ был описан уже сто лет назад. Но, с другой стороны. Это был ответ на мои сомнения.

Я думаю, что вообще очень многие люди, не зависимо от того, занимаются ли они какой-то практикой или нет, хоть раз в жизни проходят через состояние полного развала, когда все в жизни рушится. И ты остаешься один на один со своими думами. И тут, либо ты приводишь свой опыт в порядок и выучиваешь недоученные уроки, или ты дальше не идешь. Был такой период и у меня. Тогда очень много народу ушло, денег не было и вообще, наступил глубокий кризис. Единственное, что меня не оставило в этот момент, это Арканы. И еще несколько проверенных друзей. И выбрались…

Что меня еще радует, это то, что у арканавтов не бывает каких-то глюков, типа контактерских: «Вот, мне сказали идти туда и сделать то-то!» Нет, ты или четко знаешь куда тебе идти и что делать или не знаешь, но в обоих случаях, ты осознаешь, что это твой выбор и валить здесь не на кого.

В: То есть, какие-то откровения в данном случае, это не глюки, а проявления интуиции?

В.Р.: Да, это канал интуиции, это состояние «я знаю». Арканы открывают этот канал. У меня, например, нет видения, типа ярких картинок, но если что-то действительно нужно узнать, - работает этот канал «я знаю». Несколько раз только, в тех случаях, когда меня просили посмотреть, куда пропал человек, в случае смерти были проблески очень ярких картинок. Но, это очень тяжело переживается. А в остальных случаях просто «информация приходит».

Если интересно послушать про опыт арканавтов, то это всегда очень забавно. У нас в следующий четверг будет группа, так что можешь прийти.*

* Пришел, остался, еще многих привел и понеслось…

Часто бывает, что человек проходит до какого-то момента, потом уходит, а через какое-то время вдруг появляется вновь. Таких «старичков» я приглашаю в новые группы и там они описывают очень интересные вещи. Вот, Федор, например, на год примерно из группы вышел, а сейчас снова вернулся. Сейчас он описывает свои погружения так: в Аркане приходит целый веер состояний и ключевых понятий, а потом весь этот веер подробненько, буквально по отдельным шагам раскладывается в жизни.

В: Что изменилось для тебя, когда ты сама стала вести людей в Арканы?

В.Р.: Когда я стала вести группы, то очень вначале расстраивалась, что не могу также глубоко погрузиться, как участник группы. Потом в Арканах мне пришло, что дальше уже всю нужную мне информацию принесут люди... И самое интересное, Влад, что так оно и происходит!

Еще на своей шкуре я поняла, что такое настоящее братство. В среде арканавтов такое братство существует. Оно настоящее и очень неформальное. Саша Воронов однажды меня очень порадовал, когда посмотрев мою группу, воскликнул: «Господи, мы по всей стране уже много лет ищем группу без выраженного лидера и не можем найти, а вот ведь она! Что же ты меня раньше не приглашала, - мы ведь столько лет уже знакомы?»

Гриша Рейнин одно время все сетовал: «Что же у тебя, Вика, с Арканами прямо личные отношения?» Через некоторое время, правда признался: «Ты знаешь, у меня с ними тоже оказывается личные отношения!» Ну, а как иначе то?

А Саша Воронов мне тоже многое показал. Вообще «старики» у меня - это такие «пробойники». Они пробивают путь к неизведанным пространствам. И на своей шкуре проходят все тяготы и все минусы и плюсы того, что открывается. Как нас только не крутило! И по энергетике и в межличностных отношениях… Сейчас мы уже притерлись. А Саша дал мне возможность посмотреть на этот процесс еще с одной стороны. Он показал, что все мои страхи и сомнения перед новыми проходами - это только личностное, а когда идет работа, то личность отступает и наступает соответствие. Это помогло мне преодолеть свои страхи и сомнения.

По текстам, которые пишут люди после прохождения Арканов можно отдельную книгу написать. Там что ни описание - шедевр. Где-то у меня сохранилась папка с этими текстами…

Вот, очень интересная группа у меня была в Харькове. Из пяти человек - четыре кандидата наук и музыкант. Они меня, с точки зрения своих «квадратных» голов постоянно муштровали. В частности они дали очень ярко почувствовать, что к Арканам нельзя подходить с очень серьезным лицом. Эти ребята из Харькова мне так и заявляли: «Мы бы к тебе никогда не пошли, если бы ты постоянно не смеялась. Если бы ты нам Арканы подсунула, как очень серьезную технику, мы бы на это не подписались». На самом деле, Арканы - удивительно серьезная структура, но если ты к этому еще начинаешь преподносить их людям серьезно и с пафосом, то отползут, потому что страшно. Страшно, на самом-то деле! Это постоянный калейдоскоп переживаний, событий, ситуаций, которые проходятся на пределе…

В: Какие видимые изменения происходят в человеке, который проходит через Арканы? Я имею в виду сейчас не внутренние процессы, а то, что изменяется в поведении человека, то, что наблюдаемо.

В.Р.: У людей меняется жизненная позиция. Они, прежде всего, перестают врать. Не только себе, но и окружающим людям. Очень интересен был опыт с Прибалтийцами, еще когда мы с Гришей вдвоем вели там группу. Результаты преображения были абсолютно налицо: «горячие» прибалтийские парни начинали эмоционировать, фонтанировать, изменился ритм и окраска речи, движений. Появилась открытость во взаимоотношениях, - они перестали все конфликты прятать в себе…

А что касается внутренних процессов, то взять хотя бы такую характеристику, как яркость восприятия. В буквальном смысле ты начинаешь мир видеть в более ярких красках, звуки более четко и ясно, чувства глубоко и с множеством оттенков и тонов…

Очень радостно видеть, как у людей проявляются творческие способности. Например, есть у меня в группе учительница, которая занимается с плоховидящими детьми. И вот, бывает, у нее какие-то затруднения - как провести очередной урок, - она заходит в Аркан и там ей разворачивается фейерверк: полное понимание и картина того, что можно делать…

Из прикладных задач: нужно тебе кого-то из арканавтов найти. Посылаешь зов в пространство Арканов и человек объявляется, - звонит или приходит.

Да, я забыла сказать важную вещь, которую мне дал понять Воронов. А дал он мне понять, что структура Арканов построена не по принципу пирамиды, по которому работают все известные Школы*, то есть, связки между людьми есть, но никто ни с кого ничего не тянет. То есть, образуется не энергетическая привязка, типа Учитель - ученик, а духовное братство. При этом чувство друг друга потрясающее. Вот, к примеру, ребята вывалились из Арканов на некоторое время, не смогли что-то осилить, но я понимаю, что с ними все равно есть контакт и какую-то поддержку от Арканов они получают. Я очень ценю своих ребят за то, что они не считают меня Учителем. Просто я больше времени нахожусь в Арканах и у меня больше опыт. Мне четко указывают мои ошибки, поправляют, критикуют, помогают, толкают. Это братство, которое помогает идти, а не какое-то преклонение…

* Имеется в виду пирамида, где наверху Учитель, потом Мастера, потом инструктора и так далее до новобранцев.

Очень часто мне приходилось что-то вести в совершенно разобранном состоянии: больном, усталом, раздерганном. Ну. казалось бы, нельзя работать! И меня по первости сомнения брали. Но, опыт показывает, что. в каком бы разобранном состоянии ты не был, если ты настроен изначально как чистый проводник, ты все равно даешь верную вибрацию, как камертон. Даже на смертном одре ты будешь выдавать чистую вибрацию того или иного Аркана. И ребята, которые занимались в группах, видели меня в разных состояниях, иногда совсем в разобранных, но они продолжали доверять и сами просили, чтобы я не смущалась своей разобранности и вводила их в пространство Арканов. Моих ребят я не считаю учениками. Они для меня (и я для них) сестры и братья.

Как это не странно, Арканы всегда выбирают сами, кто будет вести группы и передавать это Знание дальше. Казалось бы, все в группе прошли вместе весь путь по Великим, Малым, Теневым, Двойные и так далее, но вести начинают далеко не все. Гриша передал Арканы довольно многим, но ведут сейчас только: я, Люба и Леша Вовк* в Питере, Нина в Москве и Люда в Харькове. Вот и все… Вести это колоссальная ответственность, даже учитывая то, что ты не сажаешь никого на шею и не везешь на себе…

* См. о нем первый том, главу "Алексей Вовк".

В: Сколько времени тебе понадобилось, чтобы пройти полный цикл и начать вести?

В.Р.: Очень мощный переворот происходит на девятом году. Происходит какая-то очень мощная сборка, хотя много разных сборок было и внутри. Но, то, что произошло на девятом году, было потрясающе. Гриша еще с самого начала говорил про девятилетний цикл… А первый опыт ведения у меня пошел на четвертый год. Сначала мы прошли с Гришей Великие, потом Двойные, затем я сама стала вести Арканы и мы пошли дальше по Четверным, затем прошли совершенно уникальный курс Малых Арканов, потом уже были Теневые... И все их по много раз, чтобы ориентироваться в их многогранности.

В: Сколько всего Арканов?

В.Р.: Двадцать два Великих, пятьдесят шесть Малых - итого семьдесят восемь. И вот, пять лет назад у меня был запрос: казалось, что Арканов должно быть сто, - где же недостающие двадцать два? И вот, оказалось, что есть они! Но, они никогда не выплывают наружу, так как там идет глубочайшее погружение в самые отдаленные структуры бессознательного. Г.О.М. даже до Малых Арканов допускал далеко не всех. А тут такая информация! Вообще это сведения закрытые. Но, в конце концов, обстоятельства сложились так, что два года назад несколько человек из «стариков» смогли войти в эти Темные Арканы. Отколбасило нас так, что будь здоров! Это действительно очень серьезные пространства. Такое полезло из людей! Опыт ни с чем не сравнимый. Недавно мы собрали все Арканы.

В: Что это значит?

В.Р.: Это такая ядерная процедура, когда группа входит не в один какой-то Аркан, а последовательно на одном сеансе добавляет и добавляет, пока не получится полная сборка. И вот, мы собрали все сто. Великие, Малые и Темные. Внутри было чувство, что тебя разрывает во все стороны с безумной силой, переживание, что ты являешься полноценной Вселенной, которая разлетается и схлопывается одновременно… И вокруг множество пространств, которые в тебя входят и выходят. Неописуемо и человеческим языком невыразимо. Чистит при этом на всех уровнях: и физически вылазит все, что только можно и энергетически и эмоционально, и разборки в группе на предельном накале и тупики в мировоззрении выползают. Слава Богу, ребята уже все закаленные, прошедшие огни и воды и медные трубы…

В: Ты могла бы все это как-то обобщить? А конкретный вопрос будет такой: ну и как ты теперь живешь?

В.Р.: Жить стало труднее. Когда ты не видишь механику жизни, все кажется не так трудно. А большое Знание оказалось большой печалью… Тем не менее, очень хочется передавать это Знание. Необходимо все время идти вперед, в неведомое и уже хочешь не хочешь, а не остановиться… с другой стороны, стало радостно. Появилась простая бесхитростная радость и резонанс с миром случается все чаще и чаще. Ну, разные там частные навыки и умения: переключаться из разных состояний, входить в разные состояния, переключаться в широком спектре эмоциональных и чувственных переживаний, навык включения энергетических потоков, умение выстраивать событийные потоки, - вернее, умение этим потокам следовать… Как фон пришел покой, из которого больше видно и себя и других. Способность резонировать с другим человеком… Полностью отрешенной быть не удается, да я думаю, что это и не нужно.

Самое главное - я знаю, что на своем месте, на своем Пути… Причем это не только внутренние ощущения. У меня есть друзья из Московской группы. Они очень мощные и трезвые астрологи. И вот, недавно на день рождения они мне подарили развернутую карту реализации моего жизненного Пути. Меня порадовало, что я все чаще и чаще попадала за последние годы в то, что можно назвать реализацией по максимуму, то есть, в свое Предназначение.

Есть у меня еще одна сокровенная тема. Несколько друзей, которые хорошо знают меня и много видят со стороны, подтверждают мне, что у меня был очень сильный опыт переживаний из времен египетской цивилизации. И действительно, когда еще Гриша вел, у меня в Арканах открывался целый фейерверк храмовых переживаний. Были храмовые танцы, обряды… Кому об этом будешь рассказывать? Есть еще два человека, которые помнят этот Храм, эти обряды и действа. С ними я могу это обсудить…

Арканы стали своеобразным маяком, на который слетаются люди с определенным общим звучанием. Метафора такова: собралась небольшая команда, которая помнит определенный Замок. Причем, не просто пришли, погрузились и поглючили. Это детальное воспроизведение Замка, которое сравнимо только с коллективным сновидением одного и того же места. Каждый как-то связан с этим Замком. И вот, эта команда может либо разбежаться, либо постараться понять, зачем же им суждено было собраться вместе, и что-то сделать…

В: Ты говорила о попадании в Предназначение. А были ли у тебя моменты выпадания из Предназначения, из чувства своего пути?

В.Р.: Да, были такие периоды. Это сравнимо с ощущением полной внутренней тьмы. Обычно, довольно быстро опоминаешься и начинаешь соображать, что выпал. Тогда вытаскиваешь себя за шкирку, ведь индикатор своего Пути внутри-то есть, нужно на него, как по компасу вырулить. Арканы иногда допускают такое. Они как бы покидают тебя на время. Было у меня, например, не так давно понимание, что я связалась со лжеучителем и несколько месяцев была под его влиянием. Потом напорола разных глупостей в поступках. И когда все это вместе собралось, Арканы пришли на помощь. Они как бы отпустили поиграться, чтобы набить шишек, а потом дали возможность из всего этого извлечь урок и идти дальше.

В: Еще один вопрос. Большая часть людей связывает Арканы Таро с процедурой гадания. То, что делаешь ты, совершенно из другой оперы, это духовный Путь. Почему такая пропасть между разными подходами к одному и тому же, вроде бы, явлению?

В.Р.: Я сама этим озадачена. Вот была в Москве недавно конференция по Арканам. Два дня. У меня доклад утром второго дня. И вот, весь первый день, докладчики один за другим (а давалось по полчаса на доклад) говорят только о гадании. Я в ужасе, потому что выйти к людям, которые гадают и говорить о том, что мы в Арканах живем… это нонсенс. Я никогда не гадала. Это совсем другое. Настолько другое, что ты правильно сказал, что между этими подходами пропасть. Почему? Не берусь сказать. Когда передо мной вышел докладывать Зараев то первая его фраза, отогревшая мою душу, звучала примерно так: «Арканы в древнем Египте никогда не были предназначены для гадания!» Еще там был очень мощный мужик - Клюев, который, хотя и был довольно замкнут, но дал понять, что тоже относится к Арканам, как к Учителю, как к живому Знанию… Потом, кстати Зараев, который является очень сильным астрологом, пришел к нам на группу, чтобы посмотреть, как мы работаем. После этого он сказал: «Я понял, как вы идете по Арканам: вы даете возможность людям выйти за пределы действия двенадцати планет». Для меня это было очень важно, чтобы человек, который является специалистом со стороны и работает совсем по другому, подтвердил то, что Арканы позволяют выйти за пределы некой обусловленности. Выйдя за эти пределы, ты уже можешь сам для себя решить - вписываешься ли ты в свой гороскоп или противостоишь ему. Легче вписаться. Если ты вписался. Ты можешь находить моменты, когда выскочить за его обусловленность.

Я, Влад не могу сказать, что теперь я все понимаю. Скорее наоборот, чем дальше, тем меньше. Я понимаю Колю Юдина, который порвал с одной тусовкой только потому, что однажды, когда он пришел, они обсуждали какие-то глубинные понятия и проблемы. Есть такие вещи, которые вынести на обсуждение невозможно, не пережив это. Так говорит об этих вещах - действительно кощунство. «Не поминай имени Бога всуе» - это так. И понятно, почему Традиция была долгое время герметической, то есть закрытой.

Еще для меня был очень важен опыт работы с потусторонним миром. Я его очень боялась. Я, видимо, родилась уже с этим страхом. Арканы дали возможность понять и природу этих самых потусторонних явлений, и освободиться от страха перед ними. Вообще, я дозанималась до того, что у меня родители начали видеть всякие такие вещи. Например, у них на даче поселился «чебурашка». Мама рассказывает, как он иногда забирается к ней на бок ночью и как она его гоняет.

Когда мне Саша Воронов сказал о том что ты придешь ко мне, я сначала засомневалась: а надо ли? Все-таки герметическая Традиция… А потом я подумала, что сейчас время такое, когда выползло наружу столько всего… Люди не успевают понять где глубина, а где поверхность, как-то сориентироваться. И может быть в этом всем хаосе, как раз знание законов построения мира было бы важно. И было бы полезно, если бы появлялись люди, которые могли бы передавать эту Традицию. Потому что сейчас на всю территорию бывшего Союза людей, которые передают эту Традицию можно буквально пересчитать по пальцам и то останутся лишние пальцы. Поэтому, чем больше людей будет подготовлено и способно держать Традицию, тем полезнее и для Традиции и, как мне кажется, для людей вообще…

 

 

Глава 5. Ирина Курис

 

Август 1991 года. Зеленогорск. Двухнедельный семинар под названием «Йога и духовное развитие». Основные ведущие - Владимир Антонов и его ученики, в том числе, известный ныне тантрист Андрей Лапин, и Лев Тетерников. Приезжали еще какие-то люди со своими программами. И, в один из вечеров, - небольшая лекция и занятие Ирины Курис. В тот период мне было интересно все, что происходило на семинаре. Я не выделял даже кого-то, какую-то информацию, как более или менее нужную. Тогда я решил, что по возвращении в город я попробую найти каждого из тех, кто вел семинар и у всех чему-нибудь учиться. Судьба сложилась иначе, и вскоре я попал все-таки на десять лет в очень серьезное обучение, но совсем к другим людям.

С тех пор Ирина Викторовна попадалась в мое поле зрение как бы пунктирно и на дистанции. То статья, то услышу от кого-то про нее или общие знакомые возникнут, раза два - пересечения на каких-то конференциях... Мне нравилось то, что делала Ирина Викторовна и когда я решил писать этот том, ее имя проявилось сразу же. Тем более что «случайно» в начале мая мне пришло письмо с приглашением на какую-то конференцию, где был адрес Ирины Курис.

Май 2001 г.

Ирина Викторовна: Когда мне было еще только семь лет, у меня возникло очень отчетливое желание попасть в Индию. Я буквально бредила этим. Если у меня были неприятности дома и я считала, что кто-то меня несправедливо обидел, то я мечтала о том, как я поеду в Индию и там найду справедливость. Это не имело никакого отношения к популярным индийским фильмам, но, почему-то, если я где-то видела слово, где фигурировали первые буквы «инд», я считала, что это непосредственно связано с Индией. Если я слышала слово инжир, я считала, что это непременно индийский жир. Трудно объяснить, почему именно тогда я хотела в Индию.

Кроме того, так получилось, что у меня не было отца. И однажды одна женщина во дворе меня подозвала и рассказала, что у меня есть папа, который живет в Индии. Это было для меня шоком, потому что до того я об отце не слышала ни одного хорошего слова. А тут, услышав такую новость, я решила узнать, что за человек мой отец и что он делает в Индии. И я туда пошла. Только меня через два часа вернули домой. Кстати, после этого случая меня никто не обижал. Когда мне случилось на несколько минут увидеть своего отца, я уже не связывала его с Индией и поняла, что у нас там не может быть никаких связей...

Ну, а самый большой толчок мне уже позже дала книга, которая послужила очень многим. Это книга Ефремова «Лезвие бритвы». Это было в шестьдесят третьем году. Моя мама была заведующей библиотекой и поэтому все новинки попадали к нам домой. Так что эта книга была первым осознанным импульсом к духовным поискам.

Еще я с детства занималась танцем. Меня интересовал восточный танец, хотя нам никогда его не преподавали. И вот, однажды мне довелось танцевать «Танец с саблями» из балета «Гаянэ» и произошел, как я это уже позже поняла, выход в некое измененное состояние сознания, когда я увидела себя в определенном состоянии в Храме. Это было за полминуты до выхода на сцену. И когда я выскочила на сцену, видимо я настолько вошла в этот образ, - как я выхожу из этого очень древнего Храма в горах, - что на меня это произвело потрясающее впечатление и, кроме того, это произвело невероятное впечатление и на тех ребят, которые танцевали со мной. Состояние передалось им и было столь сильным, что ребята перепугались. Этот момент запомнил не только мой ум, но и все мое тело.

И третий отправной пункт. Это относится уже к более взрослому периоду и связано с началом занятий йогической практикой. А заниматься ей я начала только потому, что мне запретили танцевать. Запретили потому, что наша хореография, как и спорт калечит тело и у меня начались проблемы с суставами и позвоночником. И вот я помню, что было какое-то занятие, на котором присутствовала жена индийского посла. А посол в Индии приравнивается к брахманской касте. И его жена знала классический индийский танец. Она нам его показала, а мое тело само повторяло - мне даже не нужно было задумываться как двигаться, тело как будто знало само. Тогда эта женщина подозвала меня к себе, о чем-то расспрашивала, а потом сказала, что видимо в прошлом воплощении я жила в Индии. Я тогда ничего о прошлых воплощениях не слышала и ее слова были для меня откровением в какое-то новое измерение картины мира. Но меня абсолютно не напрягло.

Потом я училась в институте. Мне не разрешали заниматься танцем, а мне было двадцать лет и я вышла на йогу.

Влад: Йогой вы занимались самостоятельно по литературе или у кого-то учились?

И: Вначале самостоятельно. У нас был такой предмет - «Искусство балетмейстера» где один студент поставил номер, в котором присутствовали элементы йоги, которые я видела в книгах. А книги на меня шли сами, я их даже специально не искала. Это были, конечно, не собственно книги, а перепечатки с фотографиями. Причем, я считаю, что то что попадало ко мне, было очень качественным. И, поскольку, я занималась хореографией и тело свое знала, я интуитивно искала те положения, которые могли бы помочь. И моей мечтой было соединить танец и йогу. Так вот, после того, как я увидела балетный номер, где были намеки на такое соединение, я поняла, что это один из возможных вариантов. Но мне показалось, что этого мало и с того времени мечта моя окрепла. Только я понимала, что не надо торопиться и не надо делать из этого какую-то массовую игрушку. И до сих пор так считаю, хотя, когда я вела первую группу, у меня занималось около ста человек, - я сейчас с ужасом вспоминаю это и не понимаю, как это я справлялась. Сейчас для меня самое оптимальное число людей в учебной группе - семь- десять. Есть внутренняя потребность, чтобы группа была небольшой, а работа кропотливой и во многом индивидуальной.

Потом, как это часто бывает в России, развитию способствовала семейная ситуация. Я всегда смеюсь над тем, что не прошло и восемнадцати лет, как дома поняли чем же я занимаюсь. А до этого мои близкие не просто не понимали мое дело, но даже не воспринимали его всерьез. Даже когда я вела группы, они не считали все это просто забавой и откровенно не понимали, как этим можно зарабатывать деньги. Йогой, кстати, занимался мой муж. Он ходил со мной в группу, боясь отпустить меня одну. Но, у нас с ним разное восприятие йоги. Он связывает ее исключительно с оздоровительным эффектом, на чем и остановился. Я считаю, что в любом случае это хорошо. По крайней мере, я рада, что у нас есть общая точка соприкосновения, кроме бытовых семейных вопросов. Остальные же родственники вообще никак не воспринимали мои дела.

Около десяти лет я занималась йогой самостоятельно. Потом еще некоторое время я занималась с Анатолием Ивановым, вплоть до того момента, когда его посадили. А потом я родила ребенка и когда Толя уже вышел, мне некоторое время было не до того. Потом несколько раз мы встречались, но когда я увидела то, чем он стал заниматься, меня это опечалило и я не понимала зачем он это делает. Я его не осуждаю, так как у каждого свой Путь. (Кстати, совсем недавно мы с ним неожиданно встретились и очень славно пообщались).

Затем была встреча с Владимиром Антоновым. Как раз в то время у меня была травма и я не могла ходить. И тут, вдруг, позвонил Антонов, который как-то на меня вышел. Он со своей женой Галей Вавер пришел ко мне домой. Они немного поработали со мной и пригласили на свои занятия, которые проходили в Петергофе. Там меня сразу привлек «спонтанный танец», но меня совершенно не удовлетворяло то, что давал Антонов, поскольку и в спонтанном творчестве есть вещи, которые должны делаться профессионально. Движение относится к тем вещам, в которых, человек, который его преподает должен быть профессионалом. Он должен знать тело, знать, как грамотно с ним работать, понимать законы движения. В том же, что предлагал Антонов, такого профессионализма не было. Но именно тогда поняла, что мне это очень интересно и я смогла бы этим заниматься.

Вообще у меня к йогической практике было всегда священное и трепетное отношение, не из-за того, что заламывать ногу за голову это круто, а из-за тех состояний, которые возникают в процессе практики. Эти состояния легче правильно отслеживать именно через ощущения тела. К тому времени я уже видела, что происходит с людьми, которые пытаются что-то делать с энергетикой, не занимаясь при этом осознанно телесной практикой и понимала, к каким перекосам это приводит. А я считала себя специалистом в области движения, - все-таки хореографии было отдано немало лет, и я решила, что могу этим серьезно и профессионально заняться. Антонов меня отговаривал. Он считал, что это не нужно, что человеку достаточно отпустить свое тело в свободное спонтанное движение и все произойдет само собой. Но я на его уговоры не пошла.

Получилось так, что я начала работать в зале, который называется «Космос», где прозанималась почти одиннадцать лет. Был такой каламбур: Ирина Курис занимается в Космосе. В этом зале работал и Антонов, и я. У меня была группа хореографии и пластики. Мы участвовали в восемьдесят шестом году в индийском фестивале, который проходил во Дворце Молодежи. После этого мы встречались с индусами уже отдельно. И на одной из встреч со знаменитой индийской танцовщицей Судхарани Радхупадхи, она подтвердила мою мысль о том, что танец - это йога.

В то время я очень активно пыталась их соединить, но вся моя работа проходила исключительно интуитивно, в «потоке». Мне кажется, что уже тогда меня «вели». В то время у меня была встреча с одной интересной женщиной - Нелли Лев*, которая сейчас живет в Израиле. Она тоже сыграла в мое становлении важную роль, так как именно благодаря ей я в тридцать три года крестилась. Потом меня кто-то буквально вытащил в Институт Физкультуры им. Лесгафта, и я его очень быстро закончила. И тут неслучайная ситуация: в то время услышать в Институте Физкультуры о йоге было бы нонсенсом, но, тем не менее, все, чем я занималась там очень приветствовалось и не было никаких препятствий. Там есть лаборатория Юрия Васильевича Высочина, который занимался проблемой релаксации, как физиолог. А у меня идея релаксации звучала в теме «Индийская пластика». И я увидела, что моя методика очень резко отличается от классических представлений. Те упражнения, которые идут через меня, обучают тело релаксации. И мне повезло с моим научным руководителем, Шапковой Людмилой Васильевной, которая вытащила из меня эту методику. Ее я и защитила в кандидатской диссертации.

* Имя этой женщины - одной из посвященных в Арканы Таро, вместе с Григорием Рейниным, Динарой Асановой и Николаем Юдиным упоминается еще в главе «Виктория Рогозова».

В: Получается, что непосредственно этой теме вы ни у кого не учились и это был творческий процесс?

И: Это был не просто творческий процесс. Это был творческо-медитативный процесс, потому что то, что входило в содержание наших занятий, приходило мне как информация от моих Учителей. А это, помимо собственно йогической практики, было использование элементов танца. Мы не учились индийскому танцу, но я получала информацию от Учителей по интуитивному каналу, каким образом использовать элементы именно индийского танца. Три года я посвятила изучению вопроса - почему это так хорошо на нас воздействует и на что именно это воздействует. У меня были возможности в лабораториях Института Физкультуры вести исследования того, как и на что влияет йогическая практика и элементы танца с точки зрения физиологии. Мы сотрудничали и со специалистами Военно-Медицинской Академии и с кафедрой теплофизики Геннадия Николаевича Дульнева в Институте Точной Механики и Оптики. Кроме того, я обучилась технике биолокации у Николая Николаевича и Валерия Николаевича Сочевановых. С восемьдесят восьмого года я постоянно участвую в конференциях по парапсихологии, в конференциях по йоге. Тем не менее, я всегда понимала, что то, чем я занимаюсь, отличается от собственно йогической практики.Это было что-то иное.

В: Можете ли вы более подробно описать особенности именно вашей практики?

И: Мой подход к упражнениям можно назвать тантрическим. Только это не та тантра, которая ассоциируется в умах многих людей с какой-то необычной сексуальной практикой. Тантра это путь познания, способ работы с энергией через движение тела. Мой путь близок к Шиваистскому подходу, в котором, в отличии, скажем от Кришнаитского или Вишнуистского, нет безаппеляционного принятия того, что говорит Учитель. Я никогда не рассматривала преподавателя, как Учителя. Возможно, это сыграло для меня достаточно позитивную роль. Еще тогда, когда мы занимались с Антоновым или с Нелли Лев, они говорили, что не нужно рассматривать что-то как Истину в последней инстанции, и я с ними полностью соглашалась. И когда я веду свои занятия, я предпочитаю, чтобы люди не смотрели на меня, что называется раскрыв рот. Я искренно считаю (и это, кстати йогический подход), что человек должен всегда выбирать самостоятельно. Если взять йогическую классику, то там очевидно, что йога - всегда индивидуальный путь, который имеет некоторые базовые общие моменты, но каждый практикующий всегда полностью свободен в своем выборе. Еще один момент, который у нас общий с йогой - это осознание. Любое движение выполняется с предельной степенью осознания. И сами упражнения, которые мы используем, решают разные задачи. Прежде всего, обучение релаксации. Это растягивания, скручивания и тому подобные элементы. Второе - силовые упражнения. И третье - выравнивание энергетики организма. Причем все эти задачи по степени важности абсолютно равноценны.

Работа с энергетикой требует знания совершенно определенных законов. Мне неоднократно приходилось наблюдать людей, которые занимаясь в различных группах, имели колоссальные перекосы энергетики, например, по верху и низу или по правой и левой стороне. Поэтому мы так много внимания уделяем энергетическому балансу.

Мой Учитель, когда я на него выходила, совершенно четко давал мне понять на что мне нужно обращать внимание в том или ином действии, например, в выполнении асан. И потом я научилась четко отслеживать, что для меня, а что для занятий и не смешивать это.

Вот еще об отличиях. В йоге практикуется статическое выполнение хаст*. Мы включаем хасты в динамику, используя их, как элементы движения, танца. И это выводит энергетику и сознание на совершенно иную ступень. Это ступень более высокой координации. Здесь включается уже многоуровневая координация, которая связана и с ритмом, и с рисунком индивидуального движения, и с групповым рисунком. Кроме того, мы обязательно использовали этюды, которые мне буквально «выдавали» по интуитивному каналу. В результате осмысления интуитивной информации (какие практики на что действуют, на что проецируются, какой центр или систему центров активизируют) - начала проявляться система.

* Хаста – определенное положение кистей и пальцев рук.

Мы никогда не ставили специально цели выхода на информационные структуры и достижения каких-либо паранормальных способностей и до сих пор, когда кто-то спрашивает, можем ли мы демонстрировать какие-то необычные вещи, я удивляюсь, - а зачем? А ведь очень многие люди, причем даже те, кто серьезно исследует эти процессы, ставят себе цель - как это можно использовать. А для меня такой постановки вопроса не существует. Мы с моей группой вместе развивались и это я считаю главным. Мы исследовали что на что влияет, к чему в целом приводит наша система, как занимающиеся начинают смотреть на мир, что происходит со структурой тела, как меняется ценностная ориентация. (А меняется очень сильно. Причем, не потому, что так сказал Учитель, а потому, что они сами к этому пришли).

Мы очень осознанно работаем с ментальными представлениями. Вот есть, к примеру Кунта-йога, где используется определенная знаковая система...

В: Вы знакомы с теми, кто занимался Кунтой?

И: Да, в свое время мы были знакомы. Так вот, Кунта-йога - это в основном работа с верхними центрами. А я давно пришла к заключению, что люди, которые очень быстро входят в измененные состояния сознания, очень неустойчивы и у них сильные перепады по верху и низу, что ведет к очень печальным последствиям. Поэтому. свою задачу я видела в том, чтобы добиваться гармонии и равновесия энергетики, ее сбалансированности. Это стало основой нашей технологии, которая направлена как раз на то, чтобы при помощи определенных двигательных и ментально-двигательных действий, приходить к состоянию внутренней гармонии и устойчивости. Устойчивости и физической и психоэмоциональной. И через все это проходит красной нитью красота и эстетика движения. Отсюда возникла техника спонтанного танца. Она подчиняется определенным законам движения и энергетике взаимодействия тела с пространством. Я искренне считаю, что спонтанному танцу необходимо учиться. С одной стороны необходима двигательная практика и наработка культуры движений в этюдах, а с другой - понимание того, что ты делаешь и каким законам это подчиняется. А то, что обычно называют спонтанным танцем - это, в подавляющем большинстве случаев просто выброс энергии. И люди, практикующие такие вещи даже не понимают в чем тут дело.

В: К тому же, вся спонтанность, как правило, заключается в одном и том же двигательном стереотипе.

И: Да и это никакой пользы не приносит. Еще один момент: когда я даю какой-то двигательный комплекс, я часто избегаю симметрии, то есть, движения с одной стороны (руки, ноги) не такие, как с другой. Суть здесь заключается в том, чтобы уходить от стереотипа и развивать эвристические возможности. Если мы все время делаем одинаковые движения и вправо и влево, то в этом есть и свой плюс и свой минус. Плюс заключается в одинаковом воздействии на правое и левое полушарие, а минус в том, что мы формируем двигательный стереотип, который естественно рождает мыслительный стереотип. А использование определенной степени асимметричности движений, при учете знания физиологических закономерностей и специальной выстроенности всего комплекса приводит к тому, что косвенным образом человек выходит и на расширение возможностей восприятия, что естественным образом ведет к изменению восприятия картины мира.

В: Вы сказали еще в начале нашей беседы, что не стремитесь к массовости, а предпочитаете более индивидуальную работу. Можно немного развить эту идею?

И: Да, это очень важный момент. Ведь все люди разные. Есть люди, с кем лично мне работать лучше и которым лучше работать со мной и руководствоваться нашей системой. Каждому человеку ведь в большей степени нужно свое и найти что-то, что будет одинаково продуктивно для всех невозможно. И здесь при мягком подходе к ведению групп, происходит естественный отбор. Это, кстати, совершенно неожиданно привело меня к пониманию некоторых астрологических концепций. Отсюда же возникла у нас отдельная тема - работа со стихиями. Здесь тоже, для каждого человека необходимо увидеть преобладание тех или иных стихий, а значит и особенности двигательной практики. За все время своей преподавательской деятельности я ни разу не повторяла одно и то же занятие. Неизменны определенные принципы и структура, но наполнение каждый раз совершенно иное.

В: В каких внешних проявлениях выражается развитие людей, которые у вас занимаются?

И: Кроме гармонизации состояния и внутренних изменений есть весьма показательные внешние результаты. Например, люди выходят на новые виды деятельности или расширение горизонта в том, чем они по жизни занимались. Защищают диссертации по нашим исследованиям. Недавно была защищена диссертация на тему «Педагогические особенности использования элементов йоги и индийского танца». В этой диссертации впервые прозвучало слово йога не с позиции физиологических исследований, а с позиции обучения двигательному действию. Сам по себе факт, что эта позиция звучит с высоких трибун и включается в учебный план высшего учебного заведения, очень важен. Это открытие каких-то новых перспектив в отечественной науке.

Обычно, раз в год мы проводим обобщающие медитации и та информация, которую я на них получаю, помогает осознать то, для чего я всем этим занимаюсь, для чего существует наша группа. Есть близкие цели и есть отдаленные. Что касается близких целей связано с развитием самих участников. А про отдаленные я скажу чуть более развернуто. Поскольку я занимаюсь гармонизацией посредством движения и в этом большую роль играет именно танец в разных видах, скажем «танец в чакрах» или «танец в асанах», то это гармонизация и осознание не только на уровне физического тела, а сразу на всех уровнях, включая все тонкие тела. Именно это и является ключом к обучению расширенно воспринимать информацию. Причем, информация приходит как изнутри тела, так и извне. А Хатха-йога подавляющим большинством людей и в семидесятые годы, да и сейчас воспринималась, как упражнения, направленные на оздоровление тела. Достижение гармонии невозможно без совершенствования всех тонких тел. И та информация, которую я давала, всегда была направлена как раз на гармонизацию на всех уровнях. Так как я люблю литературу, искусство, культуру вообще, я всегда старалась приблизить то, что я преподаю к произведениям искусства, литературы, к жизненным ситуациям, для того, чтобы люди смогли увидеть и почувствовать, что жизнь и йога это не отдельные вещи. Что йога это нормальный жизненный путь. Повторюсь, для большинства людей понятие йоги дифференцировано от собственно жизни. Даже те, кто занимается делают это часто так: «Вот, час в день я занимаюсь йогой, а остальное время веду обычную жизнь». У меня другая точка зрения ( думаю, что в этом не ориганальна) и всей своей деятельностью я пытаюсь показать, что йога и жизнь могут быть неразделимы. И это, можно сказать, является отдаленной, даже лучше сказать глобальной целью. Йога, как жизненный путь. Танец, как жизненный путь...

В: Я знаю, что ваша детская мечта попасть в Индию все-таки осуществилась. Что там происходило?

И: Там происходили невероятные вещи. Начну с того, что поехала я не сразу. Приглашения в Индию начали приходить мне с восемьдесят шестого года. Но, по ряду причин я не смогла поехать сразу. А поехала только в середине девяностых, как раз сразу после защиты своей диссертации. Я тогда получила несколько приглашений, в том числе и от Рудольфа Шнайдера, Генеральго секретаря Международного Института Планетарного Синтеза, .так как я была в то время уже членом Международной Академии Энергоинформационных Наук. Он писал мне, что немаловажно, что Институт был готов финансировать нашу поездку. Сначала была двухнедельная поездка по Индии. Потом я должна была заниматься танцем, но после того, как выступила с показом своей программы меня долго не могли никуда определить, потому что было видно, что мне нужен специальный Учитель. А я еще плохо владела языком. В общем, возникла заминка. Я жила какое-то время в городе Вишакапатнаме в доме Ананта Кришны и его семьи, которые и были организаторами приезда европейцев в Индию. И пока я жила в этом доме, там каждый день с шести до десяти часов утра проходили медитации. Там я имела возможность почувствовать, насколько эти медитации отличаются от наших. Отличие энергетики и состояния очень сильные, хотя, вроде бы, и мантры используются те же самые и все ритуалы. А двадцать четвертого августа, в день полной луны проходил совершенно удивительный ритуал с медитацией на Шиву. Получилось так, что из иностранцев там присутствовала только я. Очень мощное было состояние, но так как о состоянии словами говорить трудно я скажу лишь, что несмотря на то, что помещение было небольшое, около пятидесяти квадратных метров и в нем расположилось более сорока человек, была удивительная свежесть и легкость дыхания. Это, учитывая то, что дело происходило летом в Индии!

Когда вечером основная часть праздника закончилась, многие люди разошлись, я поднялась на верхний этаж, где жила. Там был большой балкон, на котором можно было заниматься. Вид в этот вечер с него был фантастический: роскошная кокосовая пальма, огромная полная луна и черная небо со звездами. И люди, которые остались, начали подниматься туда и рассаживаться. Я тоже села где-то возле своих дверей. И Анант начал медитацию, посвященную празднику полной луны. Вдруг, с огромным удивлением, я осознала, что все, что он произносит, я понимаю, хотя говорил он даже не на английском языке, а на телугу - одном из индийских наречий. Когда все закончилось, я подошла к Ананту и на английском языке пересказала ему то, что он говорил. Он на меня посмотрел и у нас возник очень сильный внутренний контакт, который я ощущаю до сих пор...

Ночью я не могла долгое время даже лежать - настолько мощные энергетические процессы происходили внутри меня. Я вышла на балкон, стала смотреть на луну, входя, видимо, в очень измененное состояние и, вдруг, ни с того ни с сего начинается дождь и идет буквально три минуты. Ощущение волшебного омовения и очищения. И тут я осознаю, что я прикоснулась к понятию того, что же такое Тантра. Я пережила себя трансцендентным существом, которое пребывает в контакте со стихиями природы и в котором происходит воссоединение мужского и женского начал... И когда я легла и закрыла глаза, я погрузилась в глубокое состояние, но это был не сон, а очень чистая визуализация. Я увидела облако и Учителя, который будет меня учить танцу. Каким-то образом я поняла, что это будет происходить в городе Виджайявада. Так и случилось, но не сразу.

На следующий день меня познакомили с человеком, который должен был меня вывести на моего Учителя. Несмотря на почтенный возраст, - восемьдесят лет, - это был очень красивый высокий человек, один из видных поэтов. В день встречи с ним я неважно себя чувствовала, - у меня была высокая температура и я находилась в полуобморочном состоянии. Когда же я посмотрела на этого человека, я увидела над ним совершенно отчетливый нимб и красный с золотом столб света. На меня это произвело такое впечатление, что я упала в обморок... Потом этот человек познакомил меня с учителем, у которого я должна заниматься. Это был молодой парень, лет тридцати пяти. Я четко увидела, что это не тот, кого мне показали в ту ночь, когда у меня была визуализация. И я говорю этому пожилому поэту: «Я буду с ним заниматься какое-то время, но, на самом деле, это не мой Учитель». Тот спокойно ответил: «Время покажет».

Мой молодой Учитель сразу попросил меня что-либо ему показать. Я показала ему танец «Арати». Идею этого танца я получила еще несколько лет назад по интуитивному каналу. «Арати» - это очищение огнем. Уже после того, как я получила эту информацию интуитивно, мне принесли книжечку, которая так и называлась: «Арати». В ней были показаны определенные хасты и мудры, которые я впоследствии наложила на тот танец, который мне дали ранее. Это до сих пор одна из моих любимых вещей. И вот, я показываю этому молодому человеку фрагмент «Арати». Тот очень удивился, воодушевился и предложил начать нашу совместную работу как можно скорее. Мы работали довольно плотно недели две, но все это время меня преследовало ощущение, что что-то должно еще быть, что я должна все-таки выйти на того Учителя, которого мне показали.

Однажды хозяин дома, где я жила, повез меня в одно место, где мне шили «чоли». И возле этого места говорит, как бы между прочим: «Здесь рядом живет великий Анант Пилае». Я удивляюсь: «Это же очень известный Учитель, которого знают все, кто этими вещами занимается! Можно мне с ним познакомиться?» - «Да, пожалуйста!» - и он идет за ним, а через некоторое время они вместе возвращаются. Когда я увидела Ананта Пилае, я была безумно удивлена и обрадована - это был тот самый Учитель, которого мне показали в визуализации! Как оказалось позже, ему тоже показали в визуализации меня как раз в тот же день, что и мне! Мы узнали друг друга... Через два дня мы с ним начали заниматься. Через некоторое время он мне говорит очень серьезным тоном: «Дорогая Ирина, я получил от своего духовного Учителя указание, что должен с тобой заниматься танцем Шивы».

Моей радости предела не было. Благодаря этому танцу я очень многое поняла в отношении того, как работать с пространством. Танец «Шивы» сильно отличался от того, чем я раньше занималась. В моей практике не было особенно резких движений, поэтому вначале у меня возникли затруднения. И тогда Ананд Пилае, которому было тогда шестьдесят девять лет, говорит мне, что этот танец должен идти значительно быстрее, и, всячески извиняясь показывает, как это должно быть. Когда я увидела, как он двигается, я чуть опять в обморок не упала. Я представить себе не могла, что человек в шестьдесят девять лет может так двигаться.

В: Почему был выбран именно танец «Шивы»? Что он означает?

И: Этот танец - дань богу Шиве. И я должна была заплатить эту дань, потому что ту информацию, которую я потом получила, нужно было заслужить. Причем, мне пришла информация, что если не справлюсь с танцем «Шивы», то меня пространство буквально раздавит. В период работы над этим танцем меня возили по разным храмам и там, в храмах у меня неоднократно были очень сильные и удивительные переживания. Кроме сильных энергетических состояний, я получала интуитивно конкретную информацию о правилах техники безопасности, о том, на что нужно обратить особое внимание, о технических особенностях... Также приходила информация и по йоге, приходили упражнения, которые необходимы, чтобы распределить энергетику и гармонизировать состояние.

В какой-то момент я получила информацию, которую записала, как текст. Это информация - продолжение того, что я пережила в ночь после праздника полной луны. Помните, я говорила, что прикоснулась к понятию того, что же такое Тантра и пережила себя трансцендентным существом, в котором происходит воссоединение мужского и женского начал? Вот, то что я записала было продолжением. После приезда домой у меня даже возникла на некоторое время напряженность в отношениях с мужем. Дело в том, что этот текст отображал отношения мужчины и женщины и написано это было в таком потоке вдохновения, что мой муж думал, что я не могла такого написать, если бы я не была влюблена. А на самом деле информация была просто получена в потоке... Когда я рассказала эту информацию на английском языке своему Учителю, он был счастлив. Таким образом получилось, что этот танец «Шивы» оказался еще одним шагом к мистическому творчеству, если это так можно назвать. Это была не просто медитация. Случалось так, что какая-то сила поднимала меня в три часа ночи и я должна была писать.

Еще был такой случай, который можно истолковать, как некую инициацию. В одной из медитаций мне показали два меча. Показали очень ярко, детально. И, когда я прилетела в Москву, - это было как раз в день моего рождения двадцать седьмого ноября, - я прилетела утром, а вечером у меня уже были занятия. Через полчаса после начала занятий появляется один молодой человек и вручает мне, как подарок на день рождения, два меча. Точно такие, как были показаны мне в Индии в медитации. А в медитации процесс вручения мне этих мечей сопровождался своеобразным экзаменом. Например, мне показывают шар и говорят, что сейчас будет экзамен на концентрацию внимания и что я должна удерживать внимание на этом шаре определенное время. И потом уже появились два больших блюда, на каждом из которых лежал меч, - один большой, другой поменьше. И, прежде, чем взять их, мои руки должны были изобразить определенный комплекс движений, - тоже как экзамен, чтобы получить эти мечи. Потом я должна была создать танец с этими мечами. Тогда, во время медитации в Индии я проделала это в визуализации, а уже дома я создала реальный танец с мечами...

В: После всего этого наверняка произошли какие-то изменения и в вашей жизни?

И: Это не просто изменения. Я бы сказала, что вся моя жизнь перешла на качественно новый уровень. Причем, особенно ярко это было заметно сразу после приезда. Сначала, я как уже говорила, приехала в Москву, где у меня было несколько занятий, а потом уже домой в Петербург. И вот, два месяца я почти не могла говорить, - настолько сильная нагрузка была на Вишудху в Индии. И в области шеи все время были настолько сильные вибрации, что это отражалось даже внешне - дрожание нижней челюсти и тому подобное... Все это прошло после того, как я довела до завершения тот текст, который отразил все то, что было связано с праздником полной луны и соединением мужского и женского начал.

Когда я начала работать после возвращения из Индии, характер моих занятий очень изменился. Опять же, очень многое я связываю с тем, что касалось моего обучения у Ананта Пилае. Танец «Шивы» я выучила, в общей сложности, за тридцать пять - тридцать шесть часов. Учитель мне потом сказал, что, во-первых, это мужской танец и я единственная женщина из пяти людей, которые этот танец исполняют, а во-вторых, учат его обычно около года. То, что я смогла танцевать его за такой короткий срок, было удивительно и для Ананта Пилае, который сказал, что это результат моей йогической практики, занятий Тантрой и показатель того, что я на верном пути. Для меня все это было очень важно.

В: На чем это отразилось?

И: Дело в том, что определенные движения я теперь могу объяснить с позиций сакральной геометрии. Я понимаю, что происходит с пространством при той или иной комбинации движений. И главное даже не в том, чтобы какой-то комплекс движений получить в медитации, а в том, чтобы соответствующим образом подготовить пространство. Когда мы просто медитируем, это одно, но когда мы делаем это вместе с движением, то мы сразу включаем громадный энергетический потенциал, который позволяет все эти вещи проработать значительно быстрее. И я поняла, что то, что мы делаем, это осознанная работа с пространством, с его энергетикой. То есть, мы тем самым выполняем работу по гармонизации окружающего пространства. И это наша обязанность. У всех людей разные обязанности, миссии.

Почему именно я именно этим занимаюсь? - Потому, что я владею движением, владею телом в движении. А когда определенные движения совершаются сознательно, то сила, с которой мы преобразуем пространство на порядок выше, чем в случае хаотичных и неосознанных движений. Таким образом, это - моя работа, моя миссия...

В: Над чем вы работаете в последнее время?

И: То, чем я в последнее время занимаюсь, это сакральная геометрия, которая базируется на работе с рунами. Но, это отличается от той работы с рунами, которая известна по книгам. Руна - графический символ, который имеет сакральный смысл. Мы разрабатываем методики, исходящие из рун, как символа, который может быть развернут в статике, в динамике, в движении, на которое еще накладывается вся остальная релаксационная гармонизирующая практика. Из этих методик мы можем исходить и при выстраивании своего спонтанного танца. У меня есть такой «танец в рунах». Перед тем, как начинать танец, я бросаю руну и она мне показывает, в каком аспекте я должна выстраивать пространство. Все остальное делается, как спонтанная импровизация... Но, само это движение является пластическим отражением спино-торсионной теории поля. Когда вы выходите в пространство с этими вещами, вы включаете свое тело, эмоциональную сферу и осознание в пространственную структуру и, таким образом, достигаете максимального резонанса. Это дает возможность выйти на совершенно новый уровень восприятия информации. Все это находится в процессе развития...

В: То, чем вы занимаетесь, соединяет духовность и искусство. Можно еще несколько слов об этом соединении?

И: Да это так. И здесь не все просто. Очень часто люди, которые без специальной подготовки начинают заниматься искусством, считают себя высокодуховными. А практика показывает, что это далеко не всегда так. Выход человека на информационный уровень отнюдь не всегда сопряжен с его духовными поисками. Для кого-то этот выход действительно является следствием его поисков, а для других это может быть просто неожиданным скачком. Это может быть случайное раскрытие способностей, выход на те творческие резервы, о которых человек раньше не подозревал, но если он дальше их осознанно не развивает, а просто как-то использует, то это очень быстро уходит. А развиваясь в этом направлении, человек неизбежно выйдет и на собственно духовное развитие, и на выход на другие культуры, понимание их взаимосвязи. Дальше уже происходит прикосновение к архетипическим корням, к глубоким культурным слоям, но это уже совсем другая тема, связанная с трансперсональными практиками…

 

 

Глава 6. Татьяна Болонина

 

С Татьяной Болониной меня познакомила Ольга Романова, та самая, которая настойчиво предлагала мне написать отдельную книгу про женщин. «Хочешь пообщаться с настоящей колдуньей?» - «Это что, из тех, чьи объявления пестрят на последних страницах газет: “Потомственная колдунья привораживает, снимает порчу и венец безбрачия?”» - спросил я. «Да нет, Татьяна действительно из настоящих. И рекламы никакой не делает.» Что ж, меня ободрила мысль, что этой встречей будет открыт новый диапазон российской саньясы. С колдуньями я до тех пор никогда не пересекался. Зато, сколько я их встретил потом...

Май 2001 г.

Влад: Давайте попробуем начать с описания того, как складывалась ваша судьба, чтобы потом, в ключевых точках развертывать какие-то концептуальные вопросы и темы.

Татьяна: Тогда я расскажу вам ту самую легенду, которую рассказываю обычно, когда меня просят рассказать о себе. Хотя я и назвала ее легендой, она основана на вполне реальных событиях. Итак: началось все с бабочки, которая не описана ни в каких каталогах.

В: Бабочки?

Т: Да, будем условно обозначать это существо, как бабочку. Мне было лет восемь и я была у бабушки на юге. Выхожу я как-то во двор и, вдруг, вижу совершенно потрясающую, необыкновенную бабочку. Если бы я умела рисовать, я бы ее нарисовала, а так придется ограничится скупым описанием. Сантиметров пятнадцать - были ее размеры, очень мягкое хитиновое тельце защитного цвета. Крылья необычные: по краю крыла проходят роговые полосочки, а цвет - очень насыщенный с переходом от ярко-пряничного к более темному. Совершенно необычный способ махания крыльями - быстро-быстро, как у колибри. Эта бабочка опустилась прямо передо мной на какой-то цветок… И вот с нее все началось. Я несколько лет потом уже будучи взрослой искала эту бабочку повсюду и так не смогла найти.

В: Искали по каталогам?

Т: Да, и в по каталогам и в музеях и в разнообразной литературе, но ничего даже похожего не было. То есть, такой бабочки не существует - это была какая-то мистическая… Для меня это было неким знаком, некой отправной точкой, что судьба моя сложится не совсем стандартным образом. Теории к этому можно привязывать любые, - что это был визитер из «параллельного пространства», «эльф», «знак», что-то еще, ело не в теориях, - потому что истины «как оно все на самом деле» мы все равно не знаем. Важно, что для меня эта бабочка сразу стала очень значимым событием. И символом необычности того, что дальше в жизни последует.

А дальше была такая вещь, - ну, то, что называют еще «голос свыше». Такие вещи бывают у многих людей и не всякий обращает на это внимание. Кто-то видит во сне предзнаменование события, кто-то слышит голос… Так вот, у меня была бабушка, которую я очень любила. Сколько я помню, она всегда болела. И вот однажды, когда мы уезжали от нее, вдруг, я совершенно отчетливо слышу голос: «Оглянись, потому что бабушку ты больше никогда не увидишь!» Несколько раз настойчиво звучал этот голос и пока я шла от крыльца бабушкиного дома, я все время оглядывалась, пока уже ее силуэт перестал различаться. Больше я действительно бабушку не увидела, так как вскоре она умерла. Причем в день бабушкиной смерти произошло такое событие. Я как раз получила первые школьные фотографии и мне нужно было их отправить бабушке по почте в Ростовскую область. И вот я заходила на почту раз пять и мне было физически не подойти к окошку, где принимают бандероли. Я не понимала, что происходит, ходила кругами, возвращалась домой и снова шла на почту, пока не поняла, что мне не удастся отправить эти фотографии. Я уже сочинила, что я скажу маме. И вот когда я пришла домой, чтобы объясниться, я увидела заплаканную маму, которая сказала мне что бабушка в этот день умерла.

Потом были многочисленные игрушки, которыми мы забавлялись в школе. Типа. Когда привязываешь особым образом ножницы к книжке и вызываешь разных духов, которые что-то тебе отвечают.

Дальше были опыты с гипнозом. Я походила на сеансы гипнотизера и поняла, что гипнабельность у меня не очень высокая, а сама я как раз могу довольно сильно гипнотизировать. Что я и проверила на подружках после урока физкультуры. Девочку вовремя подхватили, иначе она бы расшиблась, падая после моих жестов.

В: То есть, даже без использования слов?

Т: Да, только жестами.

В: Вы потом развивали у себя эту способность?

Т: Я считаю, что гипноз - это не совсем мое, хотя, если надо, я пользуюсь этим. Тут уже все исходит от конкретного случая. Иногда бывают люди, которых необходимо на сеансе погрузить в глубокий транс, тогда я использую эту свою способность.

В общем, «игрушек» всяких в школьном возрасте было довольно много…

В: И все получалось? С духами-то?

Т: Да, как-то легко. Духи появлялись, отвечали на наши вопросы, - ответы были довольно точными, и для нас в этом не было чего-то необычного. Мы воспринимали все это, как нечто само собой разумеющееся. У нас было свое любимое место для этих опытов - площадка возле школьного чердака. И вдвоем - втроем мы там химичили. Вопросы, конечно, были соответствующего уровня: «кто меня на танцы пригласит?» или «кому в классе я нравлюсь?», «какая будет тема на контрольной?» и так далее.

Дальше уже я все это развила и продолжила в институте…

В: А институт какой был?

Т: Университет. МатМех. Нас было трое подруг, которые всеми этими вещами занимались. Как говориться: «раз в крещенский вечерок девушки гадали…» И вот в одной квартире, в старом дореволюционном доме, - что в таких вещах немаловажно, - мы создали соответствующую атрибутику: зеркало, подсвечник великолепный, еще что-то, и стали гадать. Подруга моя решилась первой на это действо. Мы ее посадили одну в комнате. Квартира пустая, везде полумрак… Мы сидим в другой комнате на диванчике. И, вдруг. мы слышим, как по коридору раздаются тяжелые мужские шаги. Причем входная дверь, имеющая мощную пружину не хлопала, то есть. никто не мог войти, слышимости с соседними квартирами не было, так как в доме были мощные стены. Итак, шаги звучат в коридоре, потом разворачиваются и исчезают как раз в той комнате, где сидит наша подруга. Через несколько секунд она выскакивает из комнаты совершенно обалдевшая, мы тоже уже перепуганы… Галлюцинация была общей. Хотя, как потом выяснилось походка ее будущего жениха была в точности такой же. Так что суженый - ряженый явился, только не в зеркало, а прямо в квартиру.

Потом все эти опыты на время поутихли, все начали, - кто удачно, кто неудачно выходить замуж, хотя иногда встречались и крутили блюдечки. Вызывали духов разных великих людей. Особенно мощное впечатление оставил Петр Первый. Как он матерился! А мы тогда были девушки чистые и невинные, так что впечатлились.

В: Тогда это воспринималось просто как развлечение или параллельно уже начиналась какая-то внутренняя работа?

Т: Тогда это было просто интересно, так что можно сказать, что это было просто увлечением. И мы пробовали многие вещи, не ища в них какой-то сути.

В: А вот с точки зрения образования, полученного на механико-математическом факультете, вас не удивляло, что происходят такие вещи?

Т: По этому поводу я вам вот что расскажу. Мы с подругами периодически обменивались посланиями в стихах. И вот я помню такие строки: «Как много потерял ФилФак, что не заметил наше чувство, - мы вторглись в чистое искусство с изданьем Кораша в руках». Кораш - это автор учебника по высшей алгебре. Вообще, как показал опыт, такого количества людей, которые продвинулись бы в искусстве, философии, психологии, парапсихологии, как на естественнонаучных факультетах - нет больше нигде. Именно на МатМехе, ФизФаке было множество людей, которые были одарены в самых разных областях, далеких от точных наук.

В: И все-таки, был ли тогда в вашем сознании какой-то конфликт между тем мировоззрением, которое закладывалось при обучении в Университете и теми «опытами» с гаданием, вызыванием духов и тому подобными вещами. Ведь господствующей идеологией был материализм.

Т: Нет, не было абсолютно никаких внутренних противоречий. И мы не были материалистами. Дело еще и в том, что в нашей группе на МатМехе очень многие занимались искусством и некие элементы космизма в настроении группы присутствовали, так что жесткого материализма не было и вокруг. Когда у нас читался курс «научный атеизм», все тут же бросились читать первоисточники - религиозные, философские, мистические. Потом преподаватель философии нас всех невзлюбил и пообещал, что в этой группе пятерки он никому не поставит. И сдержал обещание. В диспутах, которые проходили с ним на занятиях он не выдерживал, хотя и был человеком очень эрудированным.

А философская-то база появилась у меня уже позже. Она появилась, когда волею судьбы я окунулась в оккультизм с головой…

В: Как проявилась эта воля судьбы?

Т: Началась перестройка в стране и всех поувольняли. Как раз в это время, некий небезызвестный Паша Махортов создал салон на Вознесенском.

В: А чем знаменит был Махортов?

Т: В свое время он много писал об М-ском треугольнике. Он был тем самым журналюгой (обзовем его именно так, потому что он много чего приврал), которого взяли в экспедицию в М-ский треугольник с условием, что он писать об этом не будет (гласность-то тогда еще не работала). Условие это он конечно нарушил и издал серию статей, заработал на этом репутацию оккультиста, поимел деньжат и создал первый тогда в городе оккультный салон. Чуть попозже в городе появился уже салон Левшинова. Левшинов, кстати, - один из любимых учеников Толи Иванова, может быть поэтому в то время он называл себя шаманом всея Восточной и Западной Сибири.

В то время было множество курсов, на которые дружно ходили все мои приятели. Это были курсы экстрасенсорики и парапсихологии Полякова, Мартынова, Кандыбы… А я на эти все курсы упорно не ходила. А блюдца крутить продолжала, духов вызывала и гадала уже вовсю. И все как-то получалось.

И вот моя приятельница после каких-то курсов не то у Полякова, не то у Мартынова, устроилась работать в салон к Паше Махортову. Через некоторое время ей нужно было куда-то уехать. И она меня попросила подменит ее, чтобы место не ушло. Я долго отказывалась, но потом согласилась. В результате я стала там работать. Таким образом я могу похвастаться, что была одной из первых, кто стал работать в области оккультизма в открытую. Как только я стала работать у Паши, параллельно я попала и в «Дар» к Левшинову. Работала я как медиум, то есть вызывала товарищей «сверху» на нашу грешную Землю. И, в общем-то это был период моей Школы, причем Школы достаточно серьезной, потому что администратор в салоне на Вознесенском оказался человеком очень и очень непростым. Короче говоря, я нашла Учителя. Или это он меня нашел. Принцип «когда ученик готов - приходит Учитель» или наоборот «когда Учитель готов - появляется ученик» работает железно.

В: Кто это был?

Т: Зовут его Петр, а фамилия его ничего не скажет, так как он из тех людей, которые остаются неизвестными широкой публике. Он всегда называл себя «администратором, который открывает двери». Нас было трое учеников у Пети. Самое интересное, что после того, как мы ушли, мы все между собой потеряли связь. Исчезли телефоны, адреса, общие знакомые.

То время, которое мы работали вместе, дало мне очень и очень много. Учеба у Пети была очень мощной и жесткой, что называется - на выживание. В течении суток тебя проводили через множество самых разных состояний сознания, а потом с улыбкой спрашивали: «Ну как. ты еще жива? Крыша еще не съехала?»

В: Как вы работали?

Т: Как я уже говорила, работала я медиумом.

В: Можете описать какие-то наиболее яркие случаи?

Т: Могу привести такой пример. Ко мне пришла женщина у которой недавно умер муж. Она просила вызвать его дух. А у меня есть совершенно твердое убеждение, что раньше, чем через шесть месяцев после смерти, дергать душу человека нельзя, потому что если медиум работает добросовестно, то он может впасть в столь глубокие состояния, что непонятно. Кто его потом сможет «откачать». В первый раз я ей отказала и она пришла позже, сказав, что шесть месяцев уже прошло. И снова попросила его вызвать. Я вызвала. Тогда я впервые ощутила что значит, когда душа стремится к материализации. В работе медиума это происходит так, что вызванная тобой душа влезает в тебя и пытается вытеснить твою собственную. Эта женщина была у меня в тот день последней по записи. Прежде всего, она мне рассказала, что все члены семьи ощущают присутствие умершего, могут даже как-то с ним разговаривать. Короче говоря, они его не отпустили до конца. И держали они его на своей привязанности, на своих чувствах. И, несмотря на то, что время уже прошло и он не был мытарем, душа его еще не ушла. Я воспользовалась стандартной процедурой вызова…

В: Как вы воспринимаете, когда душа приходит на вызов? Это видение, звук, ощущение, чувство?

Т: Возникает определенное ощущение, которое я называю для себя сигнальным состоянием. Это происходит именно как вхождение в состояние. Достаточно сильно обычно я чувствую то, что мы привыкли считать нематериальным. Вообще-то это довольно-таки плотная вещь, которую легко даже тактильно потрогать. Ну так вот, обычно входишь в сигнальное состояние, а дальше уже происходит считывание нужной информации. Конечно, каждая такая процедура утомляет медиума, но не настолько, чтобы выжать его полностью. Да и методы восстановления своего состояния отработаны. А тут я совершенно четко переживаю, как в меня начинают совершенно грубо влезать ногами. Причем влезать начинают не с головы, а откуда-то сбоку и меня начинает вдавливать. Очень напористое и активное внедрение происходит. Осознание мое в тот момент расщепилось на несколько частей и было столь измененным, что я воспринимала происходящее с нескольких сторон и еще изнутри одновременно. Я поняла, что если я допущу, чтобы меня вытеснили, то, во-первых, материализуется тот товарищ в буквальном смысле слова. Во-вторых, меня будет уже никак не достать. В третьих, клиентка моя, когда увидит подобную материализацию, как минимум свихнется. Переживала тогда я очень мощное сгущение пространства. Рядом сидит эта женщина и говорит: «Вы знаете, я чувствую его прикосновение». И в это же самое время я продолжаю отвечать на ее вопросы, давать ей какую-то информацию, - это одна моя часть, - вторая же в это время занята борьбой за буквальное выживание. Борьба продолжалась довольно долго. У меня иногда менялся голос, ритм, переживание тела, - я пытаюсь это все обратно, - словами этот процесс не описать, но переживание, конечно, пиковое и очень сложное. И вот, наконец, я овладела ситуацией, пришла, что называется, полностью в себя, рассказала этой женщине, что нужно делать, чтобы его отпустить все-таки.

Когда она ушла, я еще очень долго просто не могла не то, чтобы встать, но и рукой пошевелить. Полное истощение. Когда я наконец встала и вышла из кабинета, на меня коллеги посмотрели округлившимися глазами. За полтора часа этого сеанса я потеряла три-четыре килограмма веса и вид у меня был, как у мертвеца. Цвет лица - бело-зеленый…

По счастию, «крыша» осталась на месте. Хотя я видела очень многих людей, даже очень опытных людей, у которых «крыша» съезжала довольно быстро от подобных экспериментов.

Каждый съезжал по-своему. Вот вам случай. В том же салоне некоторое время работал парень, приехавший из Сыктывкара. Такой Эдик. Очень хороший парень. Он был потомственным ведическим магом и в Сыктывкаре у себя он очень хорошо работал. За неделю он там отрабатывал три - четыре человека. Мы, кстати, просматривали тетради его прадедов, еще с «ятями», которые перешли к нему по наследству. Так вот, он работал очень оригинально - на снах. Он заказывал сны, где человек, обратившийся к нему, во сне исполнял свое желание, а дальше происходила материализация этих снов. У себя он работал без сбоев и результаты были качественные. А здесь. Через три месяца у него поехала «крыша», да так сильно, что мы его едва откачали и вынуждены были взять его под микитки и отправить домой в Сыктывкар.

В: Вернемся к вам. В чем все-таки состояла основа обучения у Петра?

Т: Это было не обучение в чистом виде, когда тебе говориться что делать, а что не делать. Конечно, разборы полетов-то у нас были все время. Потом Петр предлагал разные ситуации: «Попробуйте сделать это, потом это…». Возникал вопрос «Как?» - Петр что-то объяснял, но старался подталкивать нас к собственной инициативе. Все время нам было необходимо быть очень бдительными и внимательными - каждое слово Учителя было неслучайным и весомым, дважды не повторялось, поэтому мы все время были настороже и старались уловить - что было сказано, зачем и по какому поводу. Он предлагал очень много задач на внимание, на отслеживание и повторение того, что он делал, на наблюдение тончайших перемен в состоянии - нашем и его, на работу с мыслеформами. Очень часто он предъявлял нам наши ситуации и проблемы, отражал их как зеркало, предлагал их отрабатывать. Иногда предлагал отрабатывать наши ситуации совместно со схожими ситуациями наших клиентов, но не на их энергии, а параллельно. Обобщить можно так: это была система нагнетания ситуаций и подталкивания к их решению. И разбор полетов - постоянно.

Я не идеализирую Петю. Он был заправским манипулятором по жизни. Но нас он тогда очень мощно подтолкнул и много чего показал.

Потом уже, когда я работала и разбиралась сама, и появилось свое видение того, что происходит в мире оккультизма, я поняла, насколько много здесь наносного, лишнего, просто игрушек разных.

В: Можно немного поподробнее о разделении настоящего и наносного. Для широкой публики все это смешано в одну кучу. Кто-то однозначно относится ко всей области оккультизма со скепсисом, другие превозносят как раз игрушки и всякую чепуху…

Т: Тут так просто не объяснить. Грубо говоря, мы сами пришли играя. И вовремя оказался человек, который этим не играл, а очень трезво и серьезно жил в этом мире. Ведь сейчас, как, впрочем, и десять лет назад жуткое количество гадальщиц, магов, прорицателей… Многие из них прошли тогда через наш салон. Петр вычленил из всех меня и еще одну женщину, с которыми плотно работал и которым что-то реально передавал, а не только фокусы. Он и проводил нас через понимание того. что главное, а что второстепенное.

В: Так все-таки что главное, а что второстепенное?

Т: Главное - Знание. Второстепенна всякая атрибутика. Настоящий маг ведь очень точно и импульсно прикладывает свои усилия для того, чтобы желаемое получилось. И за это чем-то надо платить. Это отдельный вопрос. А для дилетанта что важно - антураж - красивые картинки, плюс побольше собственных физиономий на плакатах, реклама, сулящая золотые горы и куча «учеников». Я помню, как-то раз зашла к одному такому магу и вижу: у него висит распятие, рядом стоят буддийские статуэтки, тут же четки лежат. И он посреди того такой весь из себя… Я так понимаю. Что если ты работаешь в какой-то технике, то не нужно все смешивать в кучу. Если ты работаешь в какой-то своей системе, то ты можешь применять методы откуда угодно, в принципе. Если они у тебя работают - применяй на здоровье. Только не нужно все в кучу мешать. Это не прощается, - когда пускается пыль в глаза. Так же, как не следует красоваться и называть себя титулами несуществующих орденов… Это все игрушки. За такие вещи дар очень быстро отбирается. И это страшно, потому что. если у тебя есть какой-то дар, то ты его должен развивать, а не пускать пыль в глаза под его прикрытием. Ведь в той или иной степени какой-то свой дар есть у каждого. И каждый может это развить. Не важно в области оккультизма или в искусстве, или в науке, или на кухне… Так и относится к дару в оккультизме нужно также как и к таланту актера или ученого. И не выпендриваться. Если ты правильно работаешь. Правильно преподносишь то, что тебе дано, то это не нужно даже афишировать, - это будет востребовано. Можно зарабатывать этим деньги, только не нужно считать себя наместником Господа Бога и другим себя так преподносить. Помни, что ты - всего лишь перчатка на руке Господа и он в любой момент может эту перчатку снять.

В: Вот вы сказали, что главное - это Знание. Что это значит?

Т: Я долго пыталась анализировать, каким образом начинаешь что-то понимать, осознавать, каким образом приходят какие-то рабочие методики. Вот мы имеем классический пример принципа неслучайной случайности: каждая случайность является неслучайной, если она вписывается в определенную систему. Я создаю случайность или мне она дается, чтобы я что-то на ее основе создала? Как я получаю какую-то методику? Я ее выдумываю или я получаю ощущение что я что-то правильно делаю? То, что происходит в области получения Знания вообще вербализовать крайне сложно… Мы можем теории подводить под каждое явление какие угодно. Можно объяснять все квантовыми полями, информационными полями или теорией случайных процессов или нелинейным восприятием и так далее, дело то не в этом. Знание приходит самыми разными способами. Знание это не описание того, как оно все устроено и почему, а тот опыт, на основании которого ты действуешь. Опыт переживания и действий, а не слов и объяснений. Если я общаюсь с клиентом, я стараюсь не пропускать то, что происходит, через голову, через объяснения. Это в данный момент будет только мешать. То, что ты говоришь клиенту, ты говоришь быстрее, чем сам понимаешь. Поэтому лучше себя освободить и расслабиться. Тогда ты сам получишь на этот случай какое-то новое Знание. Ты это осознаешь потом; потом уже на основе этого пришедшего опыта построишь новую методику. Так Знание может появиться и в опредмеченном виде - через конкретного человека, книгу, символ.

В: То, что вы делаете и о чем сейчас рассказывали, это работа, образ жизни, Путь?

Т: Все вместе.

В: Вы описали в основном какие-то внешние события. В чем состоят какие-то вехи вашего внутреннего Пути, внутреннего делания?

Т: Я могу сказать, что неотъемлемая часть моей работы - это постоянная попытка осмыслить то, что ты делаешь. Я ведь искала много и пыталась заниматься и в русле славянских традиций и вудуисских, и друидских…

В: Для себя?

Т: Да, для себя, для своего развития. Что-то, что было испробовано на себе, я перенимала и вносила в работу с клиентами. Это постоянная работа - поиск внутри и попытка применить это в жизни и работе.

В: У вас есть ощущение попадания в свое Предназначение, в то, что вы реализуете свой путь?

Т: Да, безусловно.

В: Когда произошло понимание этого попадания в свое русло?

Т: Когда пришло ученичество. Первые полгода я сильно сопротивлялась, а потом появилось это чувство попадания в свое русло и я перестала сопротивляться.

Сейчас я очень придирчиво спрашиваю у тех ребят, которые приходят учиться, насколько осознанно они действительно этого хотят. Потому что начать заниматься, - пожалуйста, но пойми, что дверь в один прекрасный момент закроется и обратного пути не будет.

В: Что явилось для вас жертвой?

Т: Для каждого жертва своя. Для меня это была семейная жизнь. Впрочем, это не только у меня одной. В этом есть некая закономерность. Те, кто реально работает в этой области, как правило, одинокие люди.

В: Вы можете прокомментировать эту закономерность?

Т: Могу, это несложно. Один из магических постулатов заключается в том, что маг нейтрален по своей сути. Он должен стать прозрачным. Отсюда все и следует…

В: Какую-то специальную практику для достижения этого качества - прозрачности вы используете?

Т: Каких-то открытий в этой области я не сделаю. Я занимаюсь практикой цигун. Причем почему? Потому что мой учитель ее использовал и меня ввел в это. Потом я очень люблю работать через сны.

В: Каким образом?

Т: Грубо говоря, я заказываю себе состояние на альфа ритме, попадаю в него во сне и через сон прорабатываю. Этому способствует принятие определенной позы. Вроде бы случайно произошло - совместилась поза с ритмом и пошла практика, которую далее я уже сознательно стала выполнять. Благодаря этому всему внутри появляется такое качество, как будто ты - стеклянный шарик, через который все проходит и не задевает. Когда к этому приходишь, больше ничего для себя и не хочется.

В: А в смысловой сфере - чего вы ищете на своем Пути? Или само чувство Пути самодостаточно?

Т: Вначале я понимала, что да, мол у меня есть путь, по которому нужно пройти. Для чего - непонятно, но дали и сказали: «Иди». Потом, через какое-то время появилось ощущение, что раз у меня есть Знания, то я их должна передавать. Причем, бережно передавать. То есть, помогать людям строить собственные Пути…

В: Вы можете привести примеры каких-то типичных заказов, с которыми к вам обращаются люди?

Т: В большинстве случаев это - семейные проблемы. Треугольники взаимоотношений и тому подобное.

В: И в чем заключается ваша помощь?

Т: Тут все не так просто и однозначно. Во-первых, вопрос, которым я все время мучаюсь это: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» Каждый раз мне приходится решать: брать ситуацию или не брать и до какой глубины ее вести.

В: И все-таки, работа идет по принципу: «заплатил - получи» или же все-таки на развитие человека?

Т: Такого как «заплатил - получи» все равно не выйдет. Человек должен сам приложить внутренние усилия. Исполняется ведь то желание, которое действительно является настоящим, а не то, которое таковым кажется. И потом, если человек хочет, чтобы он заплатил, а потом перед ним щелкнули пальчиками и все получилось, то этого никогда не получится. Он должен сам потрудиться. Я и пытаюсь его к пониманию необходимости собственных усилий подтолкнуть.

В: Можно ли сказать, что вы помогаете человеку осознать то самое действительно настоящее желание.

Т: Да, именно так.

Ольга: Но ведь бывает так, что исполняется какое-то третьестепенное желание, то, что на самом деле и не нужно данному человеку?

Т: Нет. Если не нужно, вернее, кажется, что не нужно, а тебе дали, то все равно дали тебе это для чего-то. Не бывает так, что реализация оказывается лишней. То есть, любая реализация, которая дается, она всегда - для чего-то. Ведь в жизни как бывает: если мы какую-то ситуацию не решили, то следующая ситуация будет похожая, но еще более жесткая. Как я это называю - система грабель с разными ручками, на которые мы натыкаемся. Сначала ручка пластмассовая, потом деревянная, а затем уже железная или чугунная. Поэтому, если тебе дали реализацию твоего намерения, то ты должен понять - зачем это. Значит подспудно ты зачем-то этого хотел. Мы же далеко не всегда наши желания вербализуем. И даже не только на уровне проговаривания, но и на уровне мысли. Большинство людей ведь очень слабо ориентируется в своих потребностях. А получают все то, чего хотят, то, что выпирает.

Я вообще считаю, что мы все в этот мир приходим как в школу, чтобы чему-то научиться. И есть задачи на сейчас и задача вообще. И вот от того, насколько мы поймем свою задачу на сейчас и свою задачу вообще и их взаимосвязь, зависит сформируется ли наш собственный Путь или нет.

Интересно, что когда я набирал эту главу, меня то и дело охватывал беспричинный озноб, а как раз в тот момент, когда была поставлена последняя точка, у меня выскочил зуб. Совершенно такой здоровый зуб. Взял и выскочил, как выстрелил.

Читатель, проверь - все ли зубы целы? И вообще, будь далее бдителен...*

* Насчет ваших зубов я, конечно, шучу, но, кто знает?

 

 

Глава 7. Татьяна Васильева

 

Еще год назад ни этой встречи не могло бы быть, ни беседы. Я раньше довольно пренебрежительно относился к тем темам, которым посвящена эта глава. Теперь же, когда я столкнулся с многообразием духовного опыта и испытал на себе реальность многих подобных переживаний, отношение мое поменялось. Тем более, я считаю, что тот взгляд на Реальность, который представлен в этой и следующих беседах, является характерным как раз для женской половины российской саньясы.

О Татьяне Васильевой я узнал от Вики Рогозовой и Майи Успенской. С ними вместе мы и поехали в октябре в Москву, чтобы познакомиться Татьяной Германовной и ее работой, которая произвела на нас очень сильное впечатление...

Декабрь 2001 г.

Татьяна Германовна: Мое первое соприкосновение с эзотерическим Знанием произошло, на первый взгляд, случайно. Я заболела и пошла лечиться. После нескольких безуспешных попыток обращения к традиционной медицине, я попала к одной интересной женщине, которую мне кто-то из знакомых порекомендовал. Когда эта женщина работала со мной, она обратила мое внимание на то, что со мной рядом кто-то присутствует, и этот кто-то невидимый ее руками пытается мне помочь... Она «увидела», что это - мой дядя, который уже умер... Мне стало интересно - как эта женщина общается с моим умершим дядей. Ну, и мне захотелось тоже с ним пообщаться. Я попросила меня научить, и эта женщина показала мне простой прием задавания вопросов на «да-нет». Я стала тренироваться...

Влад: Это все давно происходило?

Т.Г.: В конце восьмидесятых.

В: И что у вас стало получаться?

Т.Г.: Через несколько дней я уже очень легко общалась со своим дядей. Возникало четкое ощущение его присутствия и, кроме того, он давал точные и полезные ответы на мои вопросы. И вот, однажды среди ночи я проснулась в очень странном состоянии: сознание было очень ясным, но тело абсолютно не могло двигаться. Страха не было. Я услышала голос, который очень четко сказал: «Мы пришли, чтобы тебя учить. Ты будешь заниматься целительством и писать книги, у тебя откроются многие необычные способности. С этого дня начинается твое обучение».

Когда я проснулась уже утром, я села за тетрадь и мне стали диктовать тексты, где были и задания, которые мне необходимо было выполнить, и различные объяснения. Можно сказать, что меня стали воспитывать, начиная с самых азов.

В: А до этого вы ни с чем подобным не сталкивались?

Т.Г.: Нет. По профессии я была экономист и жила самой обычной жизнью. Ну. А с того дня для меня открылся совершенно новый мир. Я начала получать информацию и постепенно, - на это ушли годы, - у меня появились целительские умения, ясновидение...

В: Голос, который вы слышали, воспринимался, как чей-то посторонний голос или как ваш внутренний?

Т.Г.: Это был не мой голос. Слышала я его довольно четко. По тембру это был мужской голос. Потом уже ко мне приходили Божественные сущности, которые говорили и мужскими и женскими голосами. То есть, это была не моя мысль, - это был конкретный звук... Общение достаточно быстро приобрело многообразный характер. Я могла входить в контакт и разговаривать с различными Учителями, со Святыми. Каждый раз у меня было четкое ощущение, что сущность, с которой я общаюсь - другая. То есть, я могу их четко различать.

В: А вы не испугались, когда появились эти голоса? Не было подозрения, что это - галлюцинации?

Т.Г.: Нет, я абсолютно не испугалась. Видимо, со мной заблаговременно поработали таким образом, что у меня, к моменту первого контакта уже не было совершенно никакого страха. И даже удивления. Как будто я была готова к этому. Было, наверное, интуитивное ожидание, готовность какая-то... Потом мне объяснили, - я вступила на порог своей Миссии и, видимо, подсознательно об этом знала.

В: Что такое «порог Миссии»?

Т.Г.: Это некий временной порог. Приходит время, когда ты становишься готов включиться в реализацию своей Миссии.

В: Как дальше складывалось общение с Учителями?

Т.Г.: В общении с Учителями* было очень много интересного. Мне отвечали на все мои вопросы, - поначалу, наверное, довольно глупые, потому что я ничего еще не знала. Меня воспитывали как маленького ребенка. Я чувствовала очень терпеливое отношение к себе. Большая любовь была в этом общении. Ведь я была до того обычным человеком со многими обыкновенными слабостями и недостатками, но при любых моих поступках Учителя относились ко мне терпеливо и помогали во всех сферах жизни.

* Здесь имеются в виду Вознесенные Учителя. Подробно они описаны в книгах Алисы Бейли и Елены Блаватской.

В: Какие же изменения произошли в вашей жизни? В том числе, что внешне поменялось?

Т.Г.: Вы знаете, все поменялось почти что сразу. К сожалению, моя семья не приняла то, что со мной стало происходить, тот образ жизни, который я стала вести. Ведь я перестала быть просто обыкновенной женой и матерью со всеми бытовыми заботами... Я начала много писать. Я много записывала информации и на работе, когда выдавалось время. На работе меня тоже не поняли. Поэтому возникли напряженные ситуации с родными и друзьями. Постепенно круг моего общения поменялся. В конце концов я пришла к пониманию того, что по-старому я жить уже не могу, потому что проявились какие-то способности, которые необходимо было реализовывать. И я стала заниматься преимущественно только этим.

Вот уже более десяти лет я постоянно ощущаю присутствие Учителей. Я чувствую, ощущаю и вижу их помощь. Это проявлялось и в состоянии моего здоровья, и в прохождении сложных ситуаций.

В: А что произошло с вашим здоровьем?

Т.Г.: На тот момент, когда Учителя появились в моей жизни, у меня был очень низкий уровень здоровья. У меня были больные легкие - в моем роду по материнской линии почти все умерли от туберкулеза. Так что я страдала и от болезней легких и от болезней носоглотки, и от опухоли на правом яичнике... Учителя меня от всего этого вылечили, и я им очень благодарна.

В: Вы сразу начали замечать, что со здоровьем происходят перемены к лучшему?

Т.Г.: Да, это был совершенно очевидный процесс. Ни врачи, ни лекарства до того не помогали, а после появления Учителей все резко изменилось. И вот уже десять лет я ничем не болею.

В: Вы говорили, что не только слышите Учителей, но и чувствуете, и видите... Вы можете описать, как вы воспринимаете контакт с Учителями?

Т.Г.: Да. Этот контакт может быть разным. Учителей можно видеть. Когда я с ними общаюсь, я вижу внутренним зрением того, с кем я разговариваю, так что ему нет нужды представляться, потому что образ я знаю. Однажды у меня было общение с Учителем Эль-Мория, когда он приходил ко мне и при этом он был в плотном теле. Правда, он не разрешил мне смотреть на него - моя шея была замкнута в тот момент так, что я не могла повернуть голову. Тем не менее, боковым зрением я видела его руки, видела его одежду, ощущала запах. То есть, я ощущала силу Учителя. Это было похоже на морской шторм: запах озона, чувство мощи и легкости, безграничного пространства... А вообще, их ведь можно ощущать по-разному. Когда со мной работают, - обычно предупреждают. Например, чтобы повысить мой уровень здоровья, мне неоднократно делали своеобразные операции. При этом я видела, как это происходит, чувствовала, что при этом происходит.

Например, если Учитель видит, что я устала и силы мои истощились, ему стоит погладить меня по спине, как я чувствую себя уже совсем другим человеком - наполненным силой и бодростью.

В: Расскажите, пожалуйста, про Учителей. Кто они такие?

Т.Г.: Это Традиция Вознесенных Учителей. Я понимаю так: это люди, которые прошли человеческий эволюционный Путь и перешли в другие миры. По сути, они - живые Боги. Но, поскольку между мирами есть связь, то Учителя посвятили себя тому, что они работают с людьми, помогают нам, направляют, учат... Те Учителя, которые со мной работают, это - Эль-Мория, Кут-Хуми. Они, в свое время, занимались с Блаватской и ее окружением, потом с Рерихами... Видимо, существует преемственность в этом. В каждое время в России есть женщины, с которыми они занимаются. Я знаю, что сейчас многие и в нашей стране, и за рубежом учатся у Вознесенных Учителей. Учеников много по всему миру.

У меня было такое ощущение, что я приняла эстафету у Елены Рерих. Когда впервые Учителя пришли ко мне и стали говорить, то было ощущение присутствия еще какой-то женщины - позже я узнала, что это была Елена Ивановна Рерих. Она тоже мне давала информацию. И Блаватская тоже. Я чувствую себя связанной с ними. И то, что Блаватская и Рерих в свое время получали, у меня идет в дальнейшее развитие.

В: Вы сказали, что Учителя занимаются в основном с женщинами. Я тоже не много слышал о мужчинах, контактирующих с Учителями, - по крайней мере это один процент в отношении к женщинам. Как вы считаете, почему именно женщины избраны Учителями для контакта?

Т.Г.: Конечно же, не только женщины, но вы правы в том, что преимущественно это действительно проявляется у женщин. Вот, например, еще Трофимова, Платонова - те, известные мне женщины, которые активно работают, получая информацию от Вознесенных Учителей. Может быть это связан с тем, что наступает эпоха, когда женщины могут уже больше, чем мужчины...

В: Хотя, в других Традициях мы как раз встречаем больше мужчин.

Т.Г.: Да, может быть это особенность этой Традиции. Учителя подтягивают тех людей, которых считают нужными и в большинстве случаев это женщины.

В: В обыденном сознании не укладывается такой факт, что у Вознесенных Учителей одномоментно очень много учеников, с которыми они работают. Счет идет на десятки тысяч, как минимум. И работа идет со всеми параллельно. Причем, довольно много трезвых описаний тщательной работы в каждом конкретном случае. Получается, что у Вознесенных Учителей непостижимо разделенное внимание, присутствующее одновременно в разных местах и в каждом случае выполняющее уникальную работу. Как вы можете это объяснить?

Т.Г.: Да, это так. Более того, я, например, чувствую общение с Учителями почти постоянно. Как только у меня возникает вопрос, - я спрашиваю, и Учитель всегда рядом. В сновидении они также постоянно сопровождают меня. Создается такое впечатление, что он занимается только со мной. Но, ведь мы оцениваем это с точки зрения своих человеческих возможностей. А Учитель - это совершенно другая сущность и у него другие разрешающие возможности работы. Кроме того, насколько я знаю, Учителя активно работают еще и с пространством и со временем и с различными планетарными структурами. У меня даже был такой вопрос: «Учитель, когда же ты отдыхаешь? Когда бы я не обратилась к тебе, когда бы не проснулась, - ты все время рядом и отвечаешь на все вопросы».

В: В это же самое время он может отвечать еще на множество вопросов многих других людей?

Т.Г.: Мы все-таки люди и нам сложно оценить возможность Бога. Но, ведь это все равно присутствует. Это нужно просто принять, как то, что есть.

В: Вот вы назвали Эль-Морию, Кут-Хуми. Среди них же еще и Сен-Жермен и другие...

Т.Г.: Все они носят эти имена по своему последнему прожитию, то есть, по тому, какими их знали в нашей цивилизации. Но, они очень долго живут и, как правило, их эволюционный Путь насчитывает миллионы лет. Они приходили в живой мир всякий раз по необходимости и целесообразности для помощи людям. Их приход каждый раз связан с конкретными ситуациями. И, будучи уже Вознесенными Владыками, они могут приходить и оставаться такими, как их помнят. Например, есть ведь и конкретные свидетельства Блаватской и Рерих, а времени между ними прошло довольно много, - тем не менее по описаниям и той и другой Учителя не поменяли свой облик. Существуют тела, которыми они пользуются, являясь конкретным людям для конкретной работы.

В: А вот Иисус в ряду Учителей имеет какую-то особую Миссию?

Т.Г.: Иисус Христос - Великий Учитель. С одной стороны, он - один из Учителей, а с другой, он является Господом для данной цивилизации. Поэтому у него две функции. И даже, когда он приходит для работы ко мне, он может являться по-разному. И, соответственно, и ведет себя по-разному. Если он приходит для работы, которая соответствует Господу, то он и говорит: «Я - Господь». Если он приходит, как Учитель, то он говорит: «Я - Учитель». Тоже самое, - я имею в виду две функции, две ипостаси, относится и к Деве Марии, и к Николаю Угоднику.

В: Как это понимать?

Т.Г.: Некоторые святые также выступают, как Учителя, то есть, относясь к сонму святых, они также могут являться к ученикам в качестве Учителей. Это и Архангелы, и такие святые, как Николай Угодник, Серафим Саровский и Сергий Радонежский.

В: Я так понял, что Учителя могут быть «выходцами» из различных Традиций. И православные святые, и индийские, и, например, Пифагор - одна из инкарнаций Кут-Хуми... И тут нет каких-то противоречий?

Т.Г.: Абсолютно нет противоречий.

В: Когда возникла Традиция Вознесенных Учителей? По-моему, до Блавтской и других теософов, об этой Традиции не было ничего известно...

Т.Г.: Человечество их знает со времени своего появления. Ведь были цивилизации и до нашей, которые погибли миллионы лет назад. Память об этой Традиции хранится, например, в хрониках Акашей. Учителя выступали в своей роли тогда, когда люди готовы принять их. Для того, чтобы их воспринимать, должен созреть уровень сознания человечества в целом и отдельных его представителей, которых Учителя используют для своей работы. Учителя были всегда. Они могли работать незримо. Но всегда от них шла помощь и знаниями, и конкретными прозрениями каких-то людей.

В: В других Традициях существуют описания неких пиковых, реализационных переживаний, известных под такими названиями, как сатори, самадхи... Это, на ваш взгляд, процессы, которые происходят независимо у человека или это тоже как-то связано с вмешательством Учителей?

Т.Г.: Это связано с работой Учителей. Самадхи - это состояние, в которое человек может войти, но для этого человеку нужен высокий уровень нравственного самосознания, высокий уровень контроля психической энергии. В большинстве своем человечество не готово к таким переживаниям. Состояние самадхи испытывают либо люди, заканчивающие свой эволюционный Путь и прошедшие большую жизненную школу, либо иногда Учителя дают возможность отдельным людям прикоснуться к подобным состояниям.

В: В вашей жизни были такие переживания?

Т.Г.: Сложно ответить на этот вопрос однозначно. Моя жизнь последние десять лет наполнена постоянным напряженным трудом. Очень много работы с людьми. А для того, чтобы входить в такие состояния, как самадхи, необходимо время для полной релаксации, время, для того, чтобы приготовить и тело и психику к таким сложным переживаниям. У меня такого времени нет. Те, кто занимается, например, йогой, посвящают подобной подготовке всю свою жизнь, они сознательно идут к этому. У меня другая Миссия.

В: Как вы определите свою Миссию?

Т.Г.: Можно назвать это Миссией Учителя. Я работаю с людьми и отдаюсь этому целиком. Это и целительство и воспитание...

В: Насколько часто вы переживаете какие-то измененные состояния сознания? И что это за состояния?

Т.Г.: Безусловно. Можно сказать, что измененные состояния сознания я переживаю почти постоянно. Это происходит и, что называется, среди бела дня, и, особенно, в сновидении. Ведь, например, когда работаешь с человеком, заранее не знаешь, с чем столкнешься, поэтому часто приходится искать те или иные причины в самых разных пространствах. В ночное время - это путешествия по другим мирам. И по тем мирам, которые связаны с нашей Землей, - то есть по различным уголкам Вселенной, а также и по тем мирам, которые находятся за пределами нашего мира. То есть, это миры Божественных и полу-Божественных цивилизаций... Такие состояния присутствуют, но только тогда, когда это вызвано необходимостью. Не бывает такого, что я, например, хочу пойти в какой-то мир и посмотреть - как оно там. Только когда есть конкретная работа с тем или иным человеком - необходимость ему помочь дает возможность проникнуть в те или иные миры и работать там.

В: Эти путешествия по другим мирам можно как-то описать словами? Или восприятие там настолько сложно, что подобрать адекватные слова невозможно?

Т.Г.: Вы знаете, - очень сложно сравнить то, что испытываешь в таких состояниях с чем-то из Земной жизни. Это невообразимый спектр и ощущений, и запахов, и цветовой гаммы... Это такой фейерверк красок, такая наполненность сложнейшими чувствами, эмоциями... Это несравнимо с тем, что мы воспринимаем, находясь в физическом теле. Здесь мы отгорожены, как панцирем. А вот во время сновидения* происходит освобождение от тела. Причем, отличаются три класса состояний: либо ты путешествуешь в другой мир в энергетическом теле, либо ты входишь туда чистым сознанием, либо астральным телом. Это абсолютно разные ощущения и совершенно разное видение. Наиболее богатую палитру дает путешествие в энергетическом теле. Еще возможна работа в физическом теле, но в сильно измененном состоянии сознания...

* Здесь и далее имеются в виду так называемые осознанные сновидения.

В: Как это?

Т.Г.: Тело присутствует полностью, не аморфно, а конкретно, со всем комплексом ощущений. Можно что-то пощупать руками.

В: Я так понимаю, что характер вашей работы требует хорошо развитого навыка разделенного внимания. Например, разговаривая с учеником, вы одновременно можете и просматривать его энергетическую структуру и уходить астральным телом в другой мир и работать там. И все это необходимо одновременно держать в поле внимания?

Т.Г.: Да. Иной раз приходится включаться даже на ходу или в транспорте. Возникает необходимость войти в иную реальность и при этом полностью контролировать свое поведение в этой реальности. Я привыкла уже сразу жить везде. Это бывает сложно, от этого устаешь, но это очень интересно.

В: Вы говорите «сразу быть везде». Сколько точек, сколько сфер внимания вы можете одномоментно контролировать?

Т.Г.: Ну, например, я могу сидеть за столом и что-то делать руками, ощущать физическое тело, и работать в другом пространстве, выполняя там какую-то операцию...

В: А вы занимались специальной тренировкой внимания?

Т.Г.: Нет. Вы знаете, я никогда не занималась специальными техниками, - меня готовили и учили Учителя. Кроме того, всегда вовремя попадались нужные книги. Так, когда я начинала работать со своими сновидениями, мне как раз попались книги Карлоса Кастанеды. И, естественно, я пробовала делать многое из того, что он писал, начиная от попыток увидеть свои руки и до довольно сложных перемещений во сне. Это сложно было. Ведь, обычно в сновидении есть какой-то сюжет, и ты плывешь по этому сюжету. При этом довольно сложно проявить какую-то самостоятельную волевую активность. Но, со временем, у меня это стало получаться. Учителя помогали мне в этом всегда, поэтому я училась довольно быстро. Самостоятельно достигнуть таких способностей неимоверно сложно. Тем не менее, какие-то умения все равно нужно волевым способом нарабатывать, - ведь из таких вот мелочей и складывается качество всей последующей работы, а значит и качество выполнения Миссии.

Мне, например, много дал Ошо. Дело в том, что многие люди, как правило, живут, выстраивая свои стереотипы, которые их же и закрепощают. И здесь Ошо, как я считаю, очень полезен. Особенно его философия полезна для людей, которые только начинают свой Путь. И вот, когда я его почитала, раздвинулись границы и моего сознания. Это было в первые годы моего ученичества. Ошо натолкнул меня на переживание того, что бояться смерти - бессмысленно. Смерть нужно любить. А для того, чтобы полюбить смерть. Нужно этот опыт сознательно пройти или, хотя бы как-то с ним соприкоснуться. И я попросила Учителей об этом опыте. И мне дали его пережить. С тех пор у меня полностью ушли все страхи смерти. И я поняла, что фактически смерти нет...

В: Как вы переживали этот опыт?

Т.Г.: Эту ситуацию мне дали пройти в сновидении. Но, ведь сновидения бывают разные. Это было такое сновидение, где я как бы уже проснувшись, видела и ощущала присутствие Смерти. Я видела ее такой, какая она есть...

В: А какая она?

Т.Г.: Она дала мне рассмотреть себя. Она подошла очень близко. Сначала я приняла ее просто за пожилую женщину. Но, потом, когда она подошла ближе, я увидела, что у нее совершенно не человеческое лицо. Это лицо сущности, которая относится к Божественному миру. У нее был определенный разрез глаз. И сами глаза... То, что я увидела в них... Это такая мудрость, которую не встретить в жизни. Это меня поразило... И еще - от нее веяло таким безграничным, ни с чем не сравнимым спокойствием... Я рассматривала ее очень подробно. Потом она дала мне возможность заглянуть Туда, за ту дверь, где для человека кончается жизнь. И я готова была туда пойти, но она меня не пустила. Но, сама встреча с ней была очень тяжелым испытанием. У нее особая энергетика - вытягивающая жизнь. Но, она вытягивала из меня болезни. Потом, уже спустя некоторое время, ко мне пришла Жизнь. Это тоже - Божественная сущность, в отличии от Смерти - жизнерадостная и бурлящая, неспокойная, активная. И по тому, что мне было показано, я поняла, что Жизнь и Смерть - это одна и та же сущность. Она присутствует в двух ипостасях. У нее два лика, но это - одно. Эта сущность контролирует все жизни и осуществляет Великий Переход...

В: Вы сказали, что вам удалось заглянуть Туда, за последнюю дверь... Что там?

Т.Г.: Это было чисто образно: дверь открылась и оттуда заклубился туман. И я поняла, что для меня - живой - там холодно. И Смерть не дала мне войти туда, и не дала рассмотреть подробно...

В: Это было только образное видение или с телом тоже что-то происходило, типа остановки сердца или еще чего?

Т.Г.: Нет. Тогда этого не было. В этом не было необходимости. Процесс контролировали Учителя. Но, даже то, что я видела и чувствовала, - меня очень потрясло. Я еще около месяца ходила под воздействием этого переживания, потому что с такими вещами редко кому и когда удается столкнуться.

В: Есть ли у вас какой-то критерий, по которому вы отличаете реальные переживания от фантазий?

Т.Г.: Происходит то, до чего сам никогда не додумаешься. То, чего раньше не было ни в каком опыте. Даже то, что можно прочитать в фантастической литературе или увидеть в фильмах - это продукт человеческого воображения. А то, что приходилось мне переживать не имеет ничего общего с самыми изощренными поворотами фантазии. Многие миры вообще не содержат ничего человеческого. Нет здесь таких аналогов. Настолько они неизмеримо отличаются. Кроме того, мой опыт проникновения в другие миры дал мне твердое убеждение, что иллюзия - это как раз то, чем мы живем здесь, в этой, так называемой реальности. Это плотная, но иллюзия. А вот те миры, где приходилось работать - они гораздо более реальны. После этого понятно, что большая часть людей абсолютно не знают ни себя, ни своих истоков. Ведь когда, например, работаешь с человеком - видишь его одним в плоскости обычной реальности, и его видишь совсем другим в более тонких мирах. И понимаешь, что там, в тонких мирах как раз и выстраивается базис для того, что здесь мы воспринимаем, как судьбу, как болезни... Все основное действо происходит Там... А здесь это принимает некие формы.

В: Там, в тонких мирах все легко и просто, или присутствует тоже некий драматизм?

Т.Г.: Там так все непросто и настолько драматично... Даже при путешествии туда необходимо быть предельно осторожным, потому, что там огромное количество ловушек для человеческого сознания. Так что, пускаться в какие-то эксперименты ради простого интереса и без руководства - очень и очень чревато. Даже опыт Кастанеды - это опыт самоубийцы, который никогда не знает - вернется ли он из очередного эксперимента или нет.

Кроме того, там почти невозможно сделать что-то по своему желанию, потому что там свои закономерности, которые не обойти желанием или волевым решением. Но, если тебя ведут Учителя, то ты можешь постепенно постигать эти закономерности и действовать уже сообразуясь с ними. Это здесь мы можем позволить себе, казалось бы, какой-то произвол желаний. А там это не проходит. Это очень сложно. Нужна большая практика, чтобы в этих пространствах работать. Иначе эти пространства, для начала, тебя прост не примут. Почему неподготовленному человеку туда так просто и не попасть. Человек должен созреть для этого. На любую работу такого уровня должен быть допуск. А этот допуск дается только Высшими Силами.

В: А от чего зависит, есть у тебя этот допуск или нет?

Т.Г.: Допуск зависит от уровня нравственности, от уровня духовности человека и от наличия у него определенных умений. И этот допуск человек может получать иногда в течении не одной жизни, по крайней мере - через годы испытаний, ситуациями нравственного выбора... А раз так, то всегда для человека есть возможность не пройти какие-то испытания, ошибиться.

Система взаимоотношений с Учителями очень сложна, по крайней мере, я так это воспринимаю. Когда я сталкиваюсь с теми, кто тоже получает информацию, я наглядно вижу, что Учителя с разными учениками работают по-разному. И зависит это от того, что данный человек может сделать в жизни. То есть, его не будут тянуть за уши и он будет получать тот уровень знаний, которому соответствует.

В: Само описание мира, которое передает человек, взаимодействующий с Учителями, вероятно зависит от его собственной картины мира, уровня образования и других факторов?

Т.Г.: От уровня образования это не зависит. Это зависит от уровня развития человека на его эволюционном Пути. У меня есть знакомые, которые имеют только среднее образование, но они делают очень серьезные вещи. И у них очень чуткое восприятие и понимание и, соответственно, разрешающие способности работать в тонких пространствах. Этого менталитетом не достигнешь. Прийти к этому можно только в процессе собственной эволюции. Безусловно уровень образования необходим для кругозора, хотя и это не обязательно, потому что все, что нужно. Учителя могут дать. Например, про себя я могу сказать, что я никогда не была сильна в точных науках, таких, как математика, физика, химия... А теперь для меня источником информации по этим вопросам является собственный опыт переживаний, путешествий по мирам и информация от Учителей. Но, это совершенно другая физика, - совершенно другая глубина, чем то, что наработано человечеством.

В: А в чем отличие?

Т.Г.: В физике много белых пятен и много аксиом, полученных на основе каких-то приближений или догадок. А то, что приходит из опыта и из общения с Учителями - это физика на уровне энергетики. Это фундамент, дающий объяснения для многих явлений, которые классическая физика так и не может объяснить. То же самое можно сказать и о знаниях по медицине, экологии и многим другим наукам. Я считаю, что уровень энергетики для всех естественных наук является базовым. Именно на него может опираться наука будущего в своем дальнейшем развитии.

В: Вот эта реальность, которую воспринимают люди - иллюзия. Дальше - тонкие миры... Что же является самой основой, - пределом, окончательной реальностью?

Т.Г.: Глубины разные. Есть глубины энергетики - это то, что связано с физикой элементарных частиц. Есть глубины информации, - то, что является фундаментом жизни вообще и отдельных видовых форм, в частности, - растений, животных, людей... Я считаю, что первична информационная голограмма, вторична энергетика и затем уже плотные формы - то, что мы видим вокруг себя.

В: Я задам тот же вопрос с другой стороны. Что лежит в самой глубине восприятия? Мой субъективный опыт подсказывает, что там нет конкретики, что все упирается в некую невыразимую абстрактную Пустоту...

Т.Г.: Я считаю, что это ошибочное мнение, будто это и есть самый предел. Чем глубже погружаешься, тем больше чувствуешь жесткость конструкции изначального - того, что проявляет на поверхности кажущуюся свободу.

В: Тем не менее, - не только я, но люди, пережившие глубочайшие состояния самадхи, говорят о первичной Пустоте...

Т.Г.: Эта Пустота не просто пустая. Она предельно информационна.* У меня был опыт, когда я проходила взаимодействие с Пустотой. Опять же, - Учителя дали мне этот опыт. Я ощущала, как Пустота наполняла меня, как это не парадоксально звучит. Она необычайно плотная и совсем не бесформенная. Но, для того, чтобы ее впустить, нужно создать условия в себе. Пустота - это колоссальный объем информации.

* Здесь я также могу привести мнения некоторых современных физиков, утверждающих, что физический вакуум это, на самом деле, самая плотная структура, которая только может быть. (См. например работы Джона Уиллера)

В: Я имел в виду то самое «я», которое невыразимо и переживается именно, как Ничто.

Т.Г.: Ну, это бывает тогда, когда идет полный процесс слияния с «я». Если сознание освобождено от чувства тела и других структур, то состояние слияния дает Божественное переживание - невыразимый покой и радость. Это еще называется Нирваной. Причем, это не забытье, а источник творчества... К этому состоянию идти очень сложно...

В: Последние десять лет, о которых вы рассказывали. - это была именно работа Учителей с вами, или же все-таки и собственная внутренняя работа, самотрансформация, свои усилия?

Т.Г.: Безусловно, прежде всего, это была очень напряженная внутренняя работа, которая опиралась на помощь Учителей. Я прошла через горнила собственных очищений. Эти очищения обычно болезненны, - это все, чем обычно живет человек, - страсти, эмоции... Приходилось все время себя переделывать. А это ведь не просто, что сказал себе: «я теперь не буду так делать, так эмоционировать, так думать...» и все - началась новая жизнь. Это все проходило, как непрерывное внутреннее усилие, постоянная работа над собой, борьба. Но, без помощи Учителей я бы наверное не смогла. Причем, я не могу сказать, что Учителя действовали всегда как-то линейно, что называется, в лоб. Иногда я упиралась в чем-то и Учителя давали мне возможность совершить ошибку и учиться на своих шишках. И ошибки были очень болезненными. А свой болезненный опыт учит очень хорошо.

В: Я считаю, что общечеловеческая культура вообще явилась следствием свободы выбора, данной человеку. Если бы было только послушание, то не возникли бы в человеческой истории такие сюжеты, как противостояние богам, рождение героев, ошибки и покаяния. А именно эти сюжеты и лежат в основе культуры. Без них было бы все просто. однозначно и не было бы самого развития. Я это говорю к тому, что вопрос взаимоотношений с Учителями, вероятно, не такой «плоский», как это может показаться, а объемный, где сюжеты непослушания играют также немаловажную роль.

Т.Г.: Да, свободный выбор есть у каждого. Но, по сути особой свободы у человека и нет. Он всегда делает свой выбор исходя из того опыта, который наработал к данному моменту в течении очень многих прожитий. И человек замкнут внутри своего опыта, а его свобода иллюзорна. И можно освободиться, только путем собственного преображения, то есть, начав работать над собой.

Вот, иногда люди в жизни выбирают глубины какого-то порока. И чем ниже он падает, тем больше расплата. Тут уже и страдания и опыт, который фиксируется в духовном теле. Набрав достаточно такого опыта, человек уже начинает по-другому поступать и его миропонимание меняется. Но, иногда н это приходится затрачивать очень много жизней.

В: Как вы считаете, есть ли в жизни каждого человека какой-то ключевой момент, когда он может включиться во внутреннюю работу? Или это включение происходит постепенно, по крупицам? Или же есть точка некого фазового перехода?

Т.Г.: Вообще, эволюционный Путь имеет различные временные фазы. Младенчество - когда человек только погружается в материю и измеряет ее глубины, - на это может уйти миллионы лет и множество прожитий. На этой фазе о какой-то внутренней работе и говорить нечего. А вот включение во внутреннюю работу происходит на фазах юности и зрелости, каждая из которых также может длиться множество жизней. Но. вот здесь человек начинает уже искать. И вот, когда человек находится в таком состоянии готовности, то на тонких планах он начинает определенным образом звучать и светиться. И таких людей всегда ведут туда, где они могут наиболее продуктивно развиваться.

В: То есть, каждого созревшего человека Учителя сразу же замечают и начинают учить?

Т.Г.: Да, когда ученик готов - приходит Учитель.

В: Существуют Традиции, где Учителями являются конкретные живые люди. Какова здесь параллель с вознесенными Учителями?

Т.Г.: Многие из живых людей берут на себя такие функции, но не могут считаться в полной мере Учителями. Недостаточно называться Учителем. Для этого нужно иметь допуск. Многие люди наработали какие-то практики и считают, что они могут этим поделиться с другими людьми. И ради бога! Но, Учителями считаются те, кто имеет большой опыт и мудрость. Вознесенные Учителя считают Учителями и того же Ошо, и Кришнамурти, - а это жившие в физическом теле конкретные люди. Случилось так, что в их тела пришли Вознесенные Учителя. Они знали об этом, в этом состояла их Миссия... Учителя по-разному ведут людей. Это может быть контакт голосом или через образы, - таким образом осуществляется активное ученичество. Это может быть и невидимый и неощущаемый учеником контакт, но, тем не менее, обучение происходит.

В: То есть, ученик попадает в те или иные ситуации, которые на самом деле не случайны, а как бы специально для него созданы.

Т.Г.: Да, Учителя создают ситуации. Кроме того, часты случаи, когда ученик, сам того не подозревая, учится в ашрамах Шамбалы, - это происходит во сне, в тонком теле... И тем не менее, это дает очень мощное научение. Так что формы ученичества очень разные.

В: Как вы считаете, духовный Путь, - это удел избранных, или это общечеловеческий удел?

Т.Г.: Это общечеловеческий Путь, но начинается он, оформляется как-то только тогда, когда человек подходит к какой-то ступени готовности. Я много встречала людей, которые увлекаются эзотерикой, читают массу литературы и считают, что они развиваются, но очень часто дальше ментального обогащения дело не идет. Потому что не прикладываются силы к нравственному очищению, к внутренним усилиям. Ведь Путь - это всегда жертвенность, самоотдача. А ведь много из того, что люди делают, они делают исключительно ради себя. А это уже не Путь.

В: Можно сказать, что критерием того, что человек на Пути является не только самопознание, но и помощь другим?

Т.Г.: Да. Самоотдача обязательна. Если человек только для себя - это приведет к кармической ответственности...

В: А Путь отшельника?

Т.Г.: Как правило, такие люди много отдавали миру. И молитвами, и советами, помощью тем, кто к ним приходил. Это серьезный Путь. Каждый идет той дорожкой на Пути, которая обусловлена формой его готовности.

В: Желание помогать другим людям связано с тем, что в человеке проявляется Любовь, или может быть наоборот - помощь другим людям создает основу для проявления Любви?

Т.Г.: Много случаев, когда люди помогают другим исключительно для себя. Они любят себя в этом, или ожидают благодарности. Многие помогают так, как считают нужным, - то есть для них есть условия, когда они помогают, а когда нет и как именно. Они находятся в плену собственных жестких установок. Настоящая помощь происходит, кода ты действительно по-настоящему и бескорыстно любишь человека. А это очень сложно.

К тому же, помощь должна быть еще и разумной.* Иногда наша помощь может наоборот создать проблемы или породить инфантилизм и безответственность того, кому помогаешь. Нельзя просто складывать что-то к ногам человека. Я считаю, что помощь необходима для выхода из кризиса, из ситуации, где человеку самому не справиться.

* Пример такой Любви очень ярко описан в книге К.Е.Антаровой "Две жизни"

Для меня критерием любви являются Учителя. Она и действенная и разумная. И она обладает огромным терпением. Даже, когда человек находится в состоянии порока. нарабатывает себе проблему, - Учителя все равно относятся к нему с участием и терпением. Для меня это образец любви к людям.

 

 

Глава 8. Майя Успенская

 

С Майей мы познакомились у Вики Рогозовой на Арканах. И случилось так, что именно Майя стала для меня проводником в тот способ восприятия, который описывается в нескольких последних главах этой книги.

Декабрь 2001 г.

В: Майя, с чего бы тебе хотелось начать?

М: С того, что происходило в детстве.

В: А что тогда происходило?

М: Непонятные вещи происходили утром, после сна, когда маленькая девочка вставала и обнаруживала на своем теле какие-то странные следы, которые врачи ничем не могли объяснить…

В: Какие?

М: Различные. Царапины, укусы, синяки и так далее. Наверное, с этого надо начинать...

В: Это было отражением того, что снилось во снах?

М: Это не было отражением. Это была какая-то реальная действительность.

В: Тебе тогда было лет пять?

М: Ну да, вероятнее всего, где-то пять - семь лет.

В: И ты понимала, что происходит?

М: Да, я понимала тогда, что это в какой-то степени вторая жизнь, которая есть у человека.

В: Расскажи немного об этой жизни.

М: А что конкретно про эту жизнь?

В: Если она вторая, чем она отличалась от этой - первой? Обычно человеку снятся сны, - как их трактуют психологи, - являющиеся отражением его вытесненных впечатлений за день, или незавершенных каких-то ситуаций. И, как правило, обычные сны бессвязны и непонятны. Твои, как я понимаю, были понятны тебе?

М: Понятны. Во сне, в данном случае, в той жизни, было все реально...

В: То есть, как правило, сон это сочетание каких-то отрывочных, бессвязных, символических фактов, которые можно как-то трактовать. В твоем это было как ощущение связанности и реальности?

М: Конечно. Это было продолжением различных рассказов. Первая ночь, например, могла быть путешествием куда-то, вторая ночь - не какое-то второе, новое путешествие, это продолжение первого, которое начиналось именно с того момента, с того места, с того действия, где заканчивалось первое. И это было интересно для маленькой девочки сначала, а когда уже она немножко подросла и окрепла, то стали происходить различные и неприятные путешествия.

В: То есть?

М: То есть девочке спускали различные задания, так называемые миссии, которые она должна была выполнять.

В: Какие миссии?

М: Маленькая девочка была здесь. А сущность, которая была там, была совершенно не маленькой. Скажем, даже была, в достаточной степени жесткой и сильной, в отличие от той девчонки, которая была «внизу». Миссии были совершенно различные.

В: Ну, например…

М: Пример: нужно было кого-то куда-то доставить. Либо что-либо сделать на каком-то отрезке параллельного мира.

В: Кого-то куда-то доставить во сне?

М: Да. Стать, проводником, скажем, человека, его души или сущности, доставить из точки А в точку Б, при этом чтобы с ней ничего не произошло, чтобы не было никаких повреждений. Либо кому-нибудь помочь в какой-нибудь точке пространства, избавиться от чего-то, либо донести какую-то информацию куда-либо.

В.: Ощущала ли себя девочка разделенной?

М: Да, это было очень сильное разделение, поскольку это было не только во снах, но это могло случиться на улице или в школе. Самое страшное было тогда в неконтролируемости этого процесса: когда подходишь, например, к дороге, и видишь, что физическое тело идет, а сознания нет, и оно движется, а машина едет, и никто не думает останавливаться, и тогда становится действительно страшно...

В: Все, что ты говоришь, в медицине описывается определенным диагнозом.

М: Да. Шизофрения.

В: Тем не менее, будучи человеком, который профессионально работал с невротиками, психотиками, я не могу констатировать наличие этого диагноза у тебя. Я вижу перед собой совершенно адекватного человека, социально успешного, преподавателя...

М: Спасибо за не поставленный диагноз, можно теперь ко врачу не обращаться…

В: Итак: что это такое было? Как ты переживала все это тогда?

М: Тогда переживала достаточно остро, честного говоря.

В: Рассказывала ли родителям?

М: Нет. Никогда не рассказывала.

В: То есть это была внутренняя жизнь, о которой никто не знал?

М: Никто не знал.

В: А внешне ты была нормальным ребенком?

М: Нормальным ребенком, ничем не отличающимся от других, может, чуть более замкнутым, чем другие...

В: Ну и как эти сны, до какого возраста они продолжались?

М: В какой-то момент они прекратились, когда необходимо было сделать выбор между тем, куда ты идешь и зачем ты идешь, и надо ли вообще куда-то идти. То есть либо остаться обыкновенной девочкой, либо попытаться соединить эти две жизни вместе.

В: Как это сделать?

М: Если говорить реально, то до сих пор не соединила окончательно, соединяю, пытаюсь соединить.

В: Меня этот процесс интересует, как ты это соединяешь, как это во времени, какой-то процесс циклический?

М: Оно шло с какими-то перепадами, да, вероятнее всего, циклически, потому что шло через пики и падения. Начался, наверное, этот процесс соединения, когда я встала около точки выбора, и поняла, что выбор нужно сделать. Дальше так жить было нельзя. Года в двадцать два.

В: Что это было? Внутренний конфликт?

М: Это был внутренний конфликт, потому что что-то происходит с тобой внутри и что-то совсем другое происходит внешне. Моя социальная жизнь стала в такой степени активной и бурной, что нужно было либо их как-то разъединять и делать что-то одно, либо пытаться совместить вместе. Была вот такая точка.

В: К этому моменту в этом мире твое воспитание и образование уклонялось уже в сторону эзотерики?

М: Никоим образом, наоборот, уходило в противоположную сторону. Я была материалисткой, атеисткой, поскольку меня так воспитывали, и ни о каком существовании Бога до этого времени я даже не предполагала.

В: Студентка, комсомолка…

М: Студентка, комсомолка, председатель совета отряда, комсорг, университет... Все как положено.

И вот, я попыталась совместить социальную жизнь и духовную жизнь. Я решила это соединить. Насколько это удачно, то можешь посмотреть сам и сказать.

В: Как ты это сделала? Через что, через какую форму?

М: Наверное, прежде всего через трансформацию своей личности. Прежде, чем изменять что-либо вокруг, нужно изменить себя. Я начала именно с этого. Притом все окружение давало именно повод к этому.

В: Что это было? Что служило трансформацией? Я имею в виду метод, способ.

М: Различные методики по изменению или трансформации своих недостатков, своих каких-то параметров.

В: А конкретнее?

М: Психология, медитация. Тренинги по трансформации сознания... Общего названия как такового нет. Я ходила по различным Школам, направлениям, и вбирала то, что необходимо, какие-то упражнения, практики... Не было четкого курса, которого бы я придерживалась. Поскольку считала, что это не нужно. Моя сущность говорила, что идти в Школу и брать все, что там есть, это бесцельно проведенное время. А прийти, взять какой-то основной момент, который необходим тебе лично...

В: Как ты определяла необходимость?

Я почему спрашиваю. Слышал как-то от одного несерьезного человека, такую фразу: Я, говорит, беру лучшее из христианства, лучшее из буддизма, лучшее еще откуда-то… На что я задал вопрос: лучшее из христианства, это что, - пять лет подвижничества в скиту ты берешь? Этот вопрос, естественно, поверг его в тупик.

Итак, конкретные методики, технологии, которые почему-то тебе казались адекватными в той точке, где ты была. Как ты решала что это - то, что тебе нужно сейчас?

М: Интуитивно совершенно. Это оно, это нет. Дальше внутренняя работа, которая уже в данном направлении развивалась.

В: Насколько велика была устремленность, жажда, горение? Для тебя это было типа хобби? Или это было то, что с утра и до ночи заполняет сознание как основной смысл?

М: Нет. Первое время это было очень похоже на хобби. Но опять было в определенный момент очень ясно, что пора бы заняться серьезно, так как более глубоко пошел этот процесс. Более интенсивно, и более глубинные вещи доставались, показывались, разбирались, переживались.

В: Про сны ты детально рассказала. А что это за глубинные вещи и как они разбирались?

М: Например, была какая-то ситуация. Неприятная ситуация, которая происходила. Сначала нужно было понять, что произошло в этой ситуации, пытаться посмотреть на эту ситуацию с различных точек зрения, не только со своей, но и с противоположной стороны, и со стороны окружающих, и разобраться в сути чего-либо и сделать для себя выводы. Это относилось к конфликтам, либо к недопониманию чего-либо, либо к каким-то негативным качествам человека.

В: Что было критерием того, что работа идет по верному руслу?

М: Да, вот этот щелчок, что работа сделана, ОТК приняло...

В: Что внутри изменялось?

М: Да, конечно. Уходил блок, который был.

В: Какой пример ты можешь привести?

М: Пример о блоках? Например, у меня был достаточно большой, сильный страх, страх потери связи с Богом, или, как это более грамотно называлось, потеря верхнего потока. Произошло все очень интересно. Внутри мне сказали: ложись спать спокойненько. Притом это было днем. Сказали: ложись в кровать. Я легла и моментально, минуты через 2 отключилась. И все произошло, может быть, в течение сорока минут, все остальные последующие происшествия. Я очутилась в каком-то другом мире, без этой связи с Богом, которой я не могла совершенно никак контролировать, я не могла себе ничем помочь в данном случае. И этот страх вылез наружу.

В: Это сон был?

М: Можно сказать, что это было во сне. Я поняла, что я ничего не смогу сделать. И этот страх вылез, вплоть до каких-то физических мучений, меня корежило, крутило. В какой-то момент я поняла, что я смогу сама справиться, почему мне должен кто-то помогать? Вообще человек должен все делать самостоятельно, во всяком случае, пытаться. И все, этот блок ушел. Я поняла, что я сама могу восстановить эту связь, я ее восстановила. Проснулась достаточно свободной. В данном случае я считаю, что у меня этого комплекса нет как такового.

В: Восстановила как?

М: Специальными техниками, намерением и силой воли.

В: Что за специальные техники? Как можно восстановить связь с Богом специальными техниками?

М: Имеются специальные методики, специальные техники, когда ты пробиваешь своей верой, своей мощью и восстанавливаешь эту связь.

Вот еще один из примеров из детства...

В: Ты предлагаешь еще вернуться к детству…

М: Да, немножко о детстве. В принципе, все, что происходило в детстве, было, с одной стороны, достаточно естественно, с другой стороны, это было очень непонятно для окружающих. Например, если мне нужно было что-либо найти, либо какого-то человека найти, либо что-то купить, поскольку жила в провинции, а не в стольных градах, это было достаточно сложно, я всегда знала, что я это сделаю. В этом мне помогала чаще всего интуиция, простой пример, при сдаче экзаменов. Очень такой легкий пример. Приехала я поступать в университет в Ленинграде… У нас после первого экзамена был очень большой конкурс, и математика была отсевом. Поскольку приехала поступать уже через год после обучения в школе, то многое забыла, соответственно, математику я не готовила. А восстановить сразу математику достаточно сложно. И вот, на экзамене была очень сложная задача, где нужно было вывести четырехзначное число с помощью больших и сложных уравнений. В какой-то момент я поняла, что именно в этой задаче заключается моя тройка или непоступление в институт как таковое. Я не решила эту задачу, но это число мне «спустилось» четко. Четырехзначное число. Я его «прочитала». И имея ответ, просто-напросто с конца решила задачу до начала. Вывела формулы.

Можно вспомнить выпускные экзамены в школе, когда я четко знала, какие билеты мне попадутся, и брала именно тот билет.

В: Как ты себе это объясняла?

М: Это было естественно. Я знала, что практически все, что захочу, будет. Если захочу машину, например, то она будет... Единственно, я знала, что за все нужно будет платить. А цена может быть различной. Поэтому ограничения обязательно присутствуют.

В: Ты хотела что-то еще рассказать о детских снах?

М: Вообще все сны, которые у меня были в детстве, они чаще всего делились на такие вещи: первое - доставка живого груза, как сейчас говорю, проводить какого-то человека, какое-то существо. Второе - это были различные путешествия по мирам. По параллельным мирам. Проходила через различные коридоры между мирами. Это очень хорошо у Макса Фрая это описано, - все очень похоже…

В: Что такое параллельные миры?

М: Очень интересный вопросик. У каждого свое понятие параллельного мира. У меня свое понятие параллельного мира. То, что есть сейчас, то, что может существовать тысячу, десятки тысяч миллионов лет назад и в будущее также, миллионы лет вперед.

В: И то, что могло быть в этом мире…

М: Тысячу миллионов лет назад и что может быть. Есть проход. Это для меня...

В: Машина времени?

М: Можно сказать и так. Машина времени.

И третье - то, что было во снах в детстве, это и сейчас повторяется, - это воспоминание о прошлом, о прошлых жизнях, своих воплощениях.

В: Еще о параллельных мирах. Если в прошлом попадаешь в параллельный мир, здесь оказываешься в каком-нибудь мезозойском периоде, или с динозаврами…

М: С динозаврами, да, пожалуйста.

В: Это переживалось, как реальность?

М: Да, это реально переживалось, общение с динозаврами и все такое. При этом ты сам был динозавром. Но чаще всего там были именно драконы...

В: Почему для объяснения этого ты выбрала именно параллельный мир? Генетическая память, информационное поле какое-то, в конце концов, галлюцинации… Можно же разное… Все мы еще в детстве видели мультики, фильмы, «Легенда о динозавре», например…

М: Я и говорю, у каждого свое понятие. У каждого свой термин. Так же как недавно говорили о медитациях. Кто-то говорил «медитация», кто-то говорил о созерцательных техниках. Можно одно и то же обзывать разными словами. То, что ты бегемота обзовешь гиппопотамом, смысла, размера его не изменит как такового.

В: Тогда говорить давай о смысле этих перемещений. Для чего это нужно, что это дает, кроме, может быть, удовлетворения любопытства.

М: Смысла достаточно много. Во-первых, это воспоминания о своих прошлых воплощениях. Поскольку мы все здесь очень разные сущности. Среди нас очень мало «коренных» землян, которые здесь выросли, сущностей, которые здесь закончат свое существование. Многие пришли из различных миров, и путешествуя, ты находишь свои корни, находишь сущности, которые близки тебе по духу.

В: Откуда у тебя эти знания, опыт? Почему ты берешься это утверждать?

М: Потому что я об этом знаю.

В: Как?

М: Интуитивно. И критерии правильности получения интуитивной информации отработаны множеством экспериментов, достоверность которых намного превышает просто совпадения.

Это первое. Второе - это набор опыта, который мне приходил в путешествиях по другим мирам, в чем-то аналогичен путешествиям по этому миру. Устраивать круизы, ездить в другие страны, посмотреть, как там живут люди, что они носят, чего они едят - зачем это? Мы берем от них чего-то, не только из праздного любопытства. Традиции... То же самое, еду, одежду, какие-то знания, правильно? То же самое в путешествиях по другим мирам - мы набираем тот опыт, багаж, который нам необходим в дальнейшем. Они даже сами иногда ищут связи с нами достаточно тесной.

В: Они - это кто?

М: Скажем так, инопланетяне. Таким общим словом. Опять же достаточно избитым. Они точно также пытаются передать знания, которые необходимы нам, людям, для каких-то определенных целей. Это не просто какие-то знания, это вплоть до каких-то теорий, методик, техник и т.д. У меня было очень интересное переживание, когда несколько месяцев назад, совершенно случайно, войдя в какую-то комиссионку (правда, я обычно редко туда хожу), меня просто потянуло к ювелирному стенду. Не знаю, чем привлекло меня это кольцо, но я решила его одеть: просто померить, при этом зная, что не куплю его, но просто захотелось померить. Когда я его одела то, можно сказать, что у меня просто потемнело в глазах, и едва не рухнула, чуть не разбив этот прилавок с ювелирными изделиями. Хорошо, что рядом стоял охранник, который меня поймал уже в полете… Долго не могла понять, что же все-таки произошло. Сняла это кольцо, но при этом мне было просто физически тяжело. Пока в один момент Мастер не сказал, что пришло очень большое знание, причем из параллельного мира, это переживание было объемом определенных знаний. И когда мы пропускали этот объем, был час физических мучений. После этого появилось, скажем так, огромное количество неординарных способностей. Явно не случайно меня что-то привело в этот магазин, чтобы я померила именно это кольцо.

В: В чем тут дело?

М: Часто информация идет через предметы. Женщинам - через кольца, бусы или другие украшения.

В: А предмет откуда? Он имеет какую-то историю, его кто-то носил?

М: Я думаю, что поскольку это комиссионный магазин, и кольцо было достаточно неординарное, явно оно было историческим.

В: Прямо, как у Кастанеды в шестом томе, - просунул палец в дырочку на камне, и тут за ним начали гоняться…

М: Ну, гоняться тут не стали…

В: Просто этот камень перед смертью держал человек, на которого нападали. Передалось состояние... Так Кастанеда описывает.

М: Ну, да. Примерно то же самое. Передача информации... И, самое интересное, прошло уже несколько месяцев, но кольцо это до сих пор лежит. Его никто не берет. Оно ждет, когда я его куплю. У меня пока просто не хватает определенной суммы.

В: Сколько оно стоит?

М: Довольно много для меня - пятнадцать тысяч. Эта сумма не валяется на дороге, чтобы потратить на какое-то там колечко… Самое главное - передача произошла, поэтому имею я его или не имею - способности уже никуда не денутся.

В: По поводу принимаемой информации... Как ты это переживаешь?

М: Прием бывает трех видов. Во-первых, это бывает верхний прием информации, - она как бы спускается сверху. Бывает нижний поток, который приходит из нашей матушки-земли, - войти с ним в контакт можно, опираясь, скажем так, на какие-то ведьминские штучки. И бывает параллельный. Три вида информации, которая приходит. Спускается она для простого человека очень сложно: чаще всего сначала это бывают непонятные головные боли (при этом начинается все именно с головы), постепенно боли опускаются во все тело и доходят до самых пяточек. Если человек сопротивляется и не пропускает, либо тело не подготовлено для пропуска этой информации, либо его сущность противостоит приему именно этой информации, возникают боли, достаточно сильные, человек может несколько дней, месяцев лежать в практически в бессознательном состоянии, пока либо он воспримет эту информацию и пропустит ее, либо - есть случаи, мне об этом говорилось - когда человек не пропускает информацию, он просто-напросто умирает. Но чаще всего на любого человека приходит тот объем информации, который он может переварить и переработать через какие-то физические боли или без них, но он сможет это сделать, через различный промежуток времени. Почему чаще всего необходимы какие-то методики помощи человеку человеком для пропускания этой информации. Вот и все. Чтобы это происходило не то чтобы менее болезненно, но более быстро.

В: Вообще психолог назвал бы это психосоматикой. Для этого тоже есть объяснение, что вылез какой-то внутренний конфликт, не будучи разрешенным, он ударил по слабой точке организма, и так далее.

М: Можно и так объяснить. На каждое есть своя точка зрения. У психологов своя, у меня своя, у человека с улицы другая. Пожалуйста, можно и так интерпретировать эти слова.

И еще о том же… Что чаще всего было во снах, так это воспоминание о прошлых жизнях, тех переживаниях, которые происходили тогда. В детстве это были просто-напросто какие-то интересные картинки, вплоть до романов Дюма - с такими приключениями, гонками, погонями, дуэлями и скачками. Помню очень четко одно воспоминание. Пережила и до сих пор его переживаю очень чувствительно. Это было где-то, наверное, в средние века, была осада города, и я была маленькой девочкой лет двенадцати. Как умудрилась вылезти из этого осажденного города и остаться живой, я не знаю. В этом осажденном городе был голод. Страшный голод. Когда я из него вылезла, то несколько суток, брела по каменистой местности... Был уже конец осени, если смотреть по листьям на деревьях, - они встречались очень редко, я все-таки добралась до какого-то, можно сказать леса, на краю которого росла яблоня. Не было практически листьев на деревьях, и одно яблоко сморщенное, старое, висело наверху. Поскольку несколько суток мы голодали в этом городе, то помню, как лежала внизу и не могла дотянуться до этого яблока… А переживание этого ощущения голода и безнадежности до сих пор очень сильно висит. Были и такие воспоминания, хотя я точно знала, что девочка, которая там была, это была я, хотя ни внешне, ни характером, ни физически совершенно была не похожа на нее. Были и такие воспоминания. Сейчас, конечно, они уже другие. Сейчас если и идут воспоминания, то чаще всего они идут на уровне тех отработок, которые необходимо совершить, блоков, которые вылезают и которые необходимо отработать. Например, очень большой недостаток, который был, это то, что я не доверяла людям. В том смысле, что чаще всего люди обманывают. Положиться на кого-то нельзя, то есть когда опираешься на кого-то, даже на близкого человека, наступает момент, когда он тебя предает. И я не понимала, откуда это идет. И один раз мне показали этот блок, который вылез только сейчас, но который был заложен несколько инкарнаций назад, когда я была достаточно преуспевающим молодым человеком, достаточно богатым, у меня была жена, которая, обнимая меня, убивает из-за другого мужчины, убивает сзади кинжалом... Самое страшное, даже не страшное, а интересное, были даже не ощущения осознания происходящего или реальной физической боли в этот момент, а те переживания, которые были у меня тогда. В тот момент у меня к ней была только жалость, я только сказала в тот момент: «Что ты сделала, ты себя убила». Этим убийством она наказала сама себя. Мне не было жалко себя, но вот та боль и физическая, и моральная, видно, оставались со мной до сегодняшнего дня, и в нужный момент, это вылезло на свет. Таких моментов достаточно много.

В: Был ли в твоей жизни какой-то переломный момент, переход в другое качество?

М: Если говорить и вспоминать о том, как это произошло, то есть с самого начала, то вспоминается одно такое сновидение, когда четко меня вытащили в астрал и две сущности привели меня к порталу.

В: Портал это что такое?

М: Портал - дверь в иной мир. Причем, произошло это достаточно своеобразным образом. Они сказали, что я должна сделать выбор. Что я достаточно много видела, достаточно знаю, и у меня есть выбор. Либо пройти и пойти вперед, либо остаться здесь и сейчас. И очень было интересно, что обе сущности говорили, как будто это были Бог и как дьявол. Одна уговаривала, другая останавливала. Одна говорила «пройди», другая говорила «пускай она останется здесь и никуда не пойдет». Я не прошла, испугалась. Но почследняя услышанная фраза была такая: когда наступит время, ты пройдешь через него. Действительно, через несколько лет, года через четыре, я прошла через этот портал.

В: А что это значило в переживаниях? Как это переживалось - прошла через этот портал? Что там?

М: Можно сказать. Что это был проход через Абсолют, через какую-то абсолютную пустоту, когда ты проходишь через дверь и вываливаешься в бесконечный космос, бесконечную Вселенную. С одной стороны, ты чувствуешь себя Богом, с другой стороны, ты чувствуешь себя атомом, если еще не меньше. Примерно такие переживания прохода через этот портал, если вообще можно эти переживания как-либо описать словами. То есть единение, с одной стороны, с другой стороны, понимание своей значимости в этом мире.

В: Это было как сон?

М: Это был как физическое переживание.

В: Переживание себя бесконечным масштабом и, одновременно, частичкой?

М: Да. И вообще, в принципе, все астральные переживания отражаются на физике. Нельзя сказать, что все это картинка.

В: Не произошло ли потом что-то с физическим телом? После этого прохода.

М: После этого прохода произошло достаточно много изменений именно с физическим телом, хотя произошли изменения в моем миропонимании и осознании роли любого существа в нем. А в физическом теле поменялось многое, вплоть до комплекции и роста за одну ночь.

В: Выше стала?

М: Да, что удивительно, но стала выше. Если раньше я была метр шестьдесят (и даже без кепки), то теперь я выросла на целых пять сантиметров. Это достаточно существенно.

В: Это измеренный факт?

М: Это измеренный факт.

В: Произошедший за день?

М: Точнее за одну ночь. То есть померилась утром - метр шестьдесят пять.

В: Может быть, давно не измерялась и росла потихонечку?

М: Нет, измерялась, поскольку у нас есть определенные врачи, к которым часто ходишь, они измеряют и рост, и вес, и все прочее.

А если говорить об астрале, то если тебя там бьют, то это отражается на твоей физике здесь. Так что до сих пор просыпаюсь иногда, а у меня все ноги в синяках, и не только ноги… Это тоже реальный факт.

В: Тебя кто-то бьет?

М: Ну, не то, чтобы бьет, а просто иногда с кем-то тамошним расходимся в «политических взглядах» на некоторые тамошние дела, вот и все. Поэтому, кстати, иногда карьера воина заканчивается печально. Но мы опять отвлеклись…

Это о проходе через портал. И второе, очень четкое переживание, когда я проснулась на утро и сказала, что действительно не пойду ни через какой портал в продолжение этого сновидения, не пойду никаким путем, и не хочу больше никого никуда водить, а хочу жить своей нормальной человеческой жизнью, то наступила непонятная болезнь. Когда ты просто не можешь встать с кровати, такая большая слабость. При этом никакой температуры, никаких физических отклонений от нормы. Это продолжалось около пяти суток, и при этом состояние все ухудшалось и ухудшалось, и там мне четко сказали: либо ты принимаешь решение, либо потихоньку умираешь.

В: А решение какое?

М: Идти по Пути или не идти...

В: Что для тебя Путь?

М: Это сложный вопрос и открытый. На данном этапе то, чем я сейчас занимаюсь - помогать людям, которые обращаются. Обращаются по различным поводам. Обращаются, чтобы просмотреть свое будущее, свое прошлое, настоящее. За лечением. За восстановлением энергетики. За тем, чтобы поддержать или посмотреть пространство, бизнес, решить какие-то личные проблемы, семейные, социальные и так далее.

В: Как ты считаешь, зачем людям такая помощь, помощь в этих вопросах? Вопросы по деньгам - они поверхностны. Почему бы человеку не пройти через это самому? Ты облегчаешь, получается, задачу. На каком основании?

М: Есть две тенденции. Не каждого человека я лечу, не каждому человеку, обратившемуся ко мне, я открываю бизнес. Не каждому человеку я помогаю восстанавливать энергетику и т.д. Все зависит от того, кому разрешено это сделать по жизни. Закрытие бизнеса чаще всего идет не из-за неправильных поступков человека (хотя и такое бывает), а из-за зависти, каких-то наносных со стороны других людей неприятностей. Вот этого я помогаю избежать. То есть того, что нет у человека по карме. А если что-то у человека идет по карме, какие-то болезни, запреты, - я просто помогаю человеку понять, почему это происходит, и никогда в это не влезаю. Некоторым людям на каком-то этапе нужны костыли, чтобы помочь. Некоторые привыкают к этому, уже не могут без этих костылей идти дальше. Тогда, конечно, стоит выбить эти костыли из рук, чаще всего что я и делаю. Чтобы люди сами шли, сами думали, сами принимали решения, сами допускали свои ошибки. Приходит очень много людей, тетрадочки приносят, конспектируют, вплоть до того «когда мне завести ребенка, сейчас, или через месяц, или через год, как вы думаете, когда мне стоит позвонить клиенту, через два дня или через пять секунд побежать». На такие вопросы, конечно, не отвечаю и не занимаюсь, человек должен самостоятельно это решать…

В: Почему-то у меня был вопрос насчет того, что даже когда человеку что-то закрывается по зависти, это тоже на него ответственность какая-то попасть в это состояние. С этим можно было бы поспорить, если бы не твоя следующая фраза о том, что некоторым людям в какие-то этапы позволительны костыли. Я знаю по себе, по своей консультационной работе, что кому-то я не даю спуску, придираюсь к каждому слову, чтобы человек принял ответственность, а кому-то делаю пассы: сейчас тебе будет лучше. Просто видно, если человек стал зрелым, ты даешь ему возможность взрослеть, а кому-то, людям-детям, что называется…

М: Здесь самое важное увидеть что будет помощью данному конкретному человеку.

Бывает иногда идет человек, перед ним камень, он не знает, перешагнуть его, перепрыгнуть, обойти… Ты можешь помочь ему это сделать, пнуть его, подать ручку и осторожно помочь перевести через этот камень… Но если ему нужно постоянно давать руку или толкать в задницу, то этого, конечно, делать не стоит. Надо разграничивать людей, разграничивать и их потребности. Потому что историй было достаточно много и смешных. Вот пример: приезжает один специалист, скажем, из стольного града, чтобы семинар провести, а нет ни одного записавшегося человека. Открываешь ему пространство семинара, насколько это разрешено сделать. Открываешь его за пять дней до семинара. И, вот за пять дней приходит сорок человек. И когда человек звонит тебе и говорит: вы не можете убрать человек десять, - слишком много записалось… Тогда ты уже понимаешь, кто и что в наличии… Бывает и такое.

В.: Более подробно тогда расскажи, как происходил процесс твоего обучения?

М: Происходило все по-разному. Сначала знания приходили в сновидении. Затем отработки были применения этих знаний, методик, технологий, вплоть до различных теорий. Изучались уровни сознания человека, как они осваиваются, как развиваются люди как таковые и т.д.

В: Все это приходило во сне?

М: Лучше сказать не во сне, а ночью. Во время занятий различными созерцательными техниками, либо медитациями, либо в сновидении. Было все это достаточно ярко и четко. Это все запоминалось, переносилось либо на бумагу, либо в рисунки, либо приходило в виде автоматического письма. Обучение было различным на различных этапах, различными способами. Посвящение. Астральных посвящений было достаточно много. Лечение, использование различных пространств, Таро, гаданий различных. Управление стихиями. Работа на астральных и эфирных планах. Иногда приходили и уходили Школы различные, проявленные здесь, проявленные на земле и Школы из прошлого. Были даны ключи обращения к этим Школам в нужный момент. Вплоть до чтения книг в александрийской библиотеке.

В: В александрийской - в смысле, в древней Александрии?

М: Да. Вплоть до каких-то отрывков, которые я потом записывала.

Первое обучение я запомнила достаточно ярко, это было обучение лечению. Проснувшись ночью, я поняла, что могу просто-напросто умереть, т.к. вдохнуть-то я вдохнула, а выдохнуть не смогла. У меня четко локализовалась боль в определенном участке тела. Задержка дыхания. В тот момент четко осознала, что не могу ни пошевелиться, ни толкнуть кого-то лежащего рядом, ни даже закричать. Что делать? Затем наступил момент понимания, что мне надо самой просто-напросто прооперировать себя. Описываю этот случай дольше, чем он произошел, т.к. на все размышления были какие-то секунды. Я взяла этот кусок тела, где была локализована эта боль и его просто-напросто вырвала его. Внешне это был кусок настоящего человеческого мяса, со всеми волокнами мышц, венами, капиллярами. После этого дышать уже стало свободнее и легче.

Были и такие обучения. Приходили знания, технологии, помощи различным существам, притом они приходили чаще всего сначала как неосознанный груз какой-то, когда тебя забивали вплоть до головы какими-то рулонами бумаги или лучше сказать свитков, как это казалось, и в какой-то нужный момент нужная страничка открывалась, - там было как раз то, что нужно сделать, чтобы помочь.

В: Какие-нибудь еще ситуации, когда ты сама себя лечила, что-нибудь еще такого, запомнившегося...

М: Совершенно недавно была очень интересная история для меня самой. Когда достаточно поздно в метро возвращалась домой. Села и поняла, что встать я просто не смогу. Что-то произошло, - позвоночник, - очень резкая боль. Сесть-то села, а вот встать. Вот в чем вопрос! И мысль, что нужно либо себя каким-то образом лечить, либо просто напросто заставить встать, чтобы выйти на нужной станции метро. Спонтанно произошла молитва, которую, может быть, минуту, я повторяла автоматически. Откуда она вылезла, не знаю, из каких-то самых отдаленных уголков памяти. Сама удивилась, когда поняла, о чем и что говорю. Вроде этого «Матушка сыра земля мя помоги», то есть непонятными словами, века семнадцатого, «ужо», «щё»... И сама себе это проговорила. Ну, думаю, все, сбрендила - «Без пяти минут доктор наук, а чем занимаешься!» Откуда это всплывает и что это такое? Зато после этой непонятной, к земле обращенной молитвы, все отпустило, спокойно смогла встать и пойти дальше.

Все знания, которые человек получает, - за них нужно нести определенную ответственность, поскольку силы и способности даются, а если ты будешь направлять их не в то русло, которое необходимо, чаще всего ответственность наступает, и достаточно серьезная.

В: Как ты знаешь, какое русло необходимо?

М: Сейчас уже интуитивно. Раньше чаще всего говорили, что стоит это делать, что не стоит делать. К сожалению, это не значит, что я всегда подчинялась этому.

В: Говорили - кто?

М: Скажем так, - Учителя. Сейчас это просто идет на уровне интуиции или обращение к ведомым тебя существам. Если бывают какие-то неординарные случаи, в которых ты просто опускаешь руки или для тебя ставятся «неразрешимые» проблемы, тогда я к ним обращаюсь. А если этого нет, я пытаюсь делать все самостоятельно.

Один из моментов, который был в то время, может быть, года три назад, когда происходила отработка различных комплексов, недостатков личности, которые существовали (да и существуют, чего скрывать), был один очень поучительный эпизод, когда я очень четко прочувствовала, что такое наличие определенного недостатка, комплекса и что такое сила без ума. Есть один большой недостаток, насколько он сейчас отработан - это сложно сказать, - но во всяком случае пытаюсь - это неконтролируемые эмоции. Причем сила этих эмоций, как положительных, так и отрицательных, чаще всего разрушительна для любого человека. Один раз, разговариваю по телефону на работе, ко мне прискакал один из моих руководителей, и прервав мой разговор, начал мне что- то выговаривать. Я очень сильно сэмоционировала в тот момент, но не заорала, не ударилась в какую-то истерику, а просто-напросто, скажем так, силой эмоции ударила по энергетической структуре человека и поставила два хороших таких креста.

В: Что это за кресты?

М: Это перекрытие каких-либо пространств. Я ему перекрыла пространство жизни. Это значит, у человека через определенный промежуток времени может наступить летальный исход. На следующий день он не пришел на работу, потому что заболел. Понятно, что это уже никуда не годится, поэтому пришлось все это дело убирать и очень быстро. Но до меня дошло, что сила без ума - это чревато…

В: Давай продолжим тему ответственности в разных ее гранях. Что значит отвечать за ту информацию, которая к тебе приходит? Что значит отвечать за свои действия? Ты рассказала один случай. Как это может еще проявляться?

М: Да очень различными способами и случаями. Те же эмоции, поскольку для меня это самая больная тема, меня чаще всего по ней и водили фэйсом по шоссе. Поскольку я автолюбитель, достаточно много различных ситуаций происходит на наших дорогах. Раз подрежут, два подрежут, три подрежут при том один и тот же водитель. Ну думаешь: пошел бы он далеко. Ну и соответственно едет он обычно до ближайшего поворота или столба. Это достаточно важная закономерность... Иногда мы ругались с мужем. А свекровь, например, никогда не ехала на дачу, пока мы не помиримся. Потому что вместо часа они умудрялись ехать восемь - девять часов. То есть эта неконтролируемость эмоций, которые ты выбрасываешь с достаточно большой силой, обычно чревата ответственностью для тебя лично, вплоть до того, что ты сам можешь попасть в какие-то неприятные ситуации. Получить еще больший эмоциональный стресс, например.

Или еще. Если тебе спускается определенная информация, то, например, за неверие и за то, что ты неправильно воспользуешься этой информацией, этот канал может и совсем перекрыться. У меня практически не бывает аллегорий типа «если тебя укусила собака во сне, то друг тебя предаст». Если во сне показывают, что на такой-то улице ты тогда-то попадешь в аварию… если ты вдруг решишь поехать на машине, ты попадаешь именно в эту аварию. Так что, показывают все совершенно конкретно. Да и попадаешь в аварию не из-за того, что ты думаешь о ней, поскольку чаще всего даже забываешь об этом. Потом, после аварии, вспоминаешь: ба, да тебе, действительно, же пришла эта информация, что ж ты не воспользовался, тебе же показали: ну не езди. Поэтому если сейчас есть ощущение, что не нужно ездить, я не езжу на машине.

Информация, которая спускалась раньше, до последних двух лет, была такой разнообразной, что вообще непонятно было, куда ее применить и что с ней делать. Начиная со стихов, и до того, как какую-то телепередачу сделать лучше, куда вложить деньги, в какой бизнес, какие-то технические схемы каких-то новых будущих приборов, которых даже не существует сейчас. Грубо говоря, была настоящей помойкой, куда сваливалось все, что можно, нужно и ненужно. Сейчас, конечно, это все упорядочено, и если уж спускается информация, спускается именно та, которая запрашивается, либо, которая необходима кому-то сейчас. Если есть потребность в чем-либо, информация спускается.

Я даже принесла тебе интересное, с моей точки зрения, стихотворение. Чем оно интересно? Существуют тексты, которые можно читать с пониманием до десяти уровней, снимая постепенно пласт за пластом... Это стихотворение так же для многих людей покажется простым, непонятным стихотворением, для кого-то интересным, для третьих - поменяет мировоззрение…

В: Вообще я считаю, что хорошая поэзия вообще многоуровневая.

М: Да, это правда. Я не отношу себя к поэтам как таковым вообще, к людям искусства. Но, скажем так, - одно из таких стихотворений мне недавно пришло.

В: Что оно значит?

М.У: Для каждого человека оно будет значить свое. Я не хочу о нем говорить, пускай каждый прочитает и каждый откроет для себя что-то свое.

В: Помимо «откроет что-то новое», я понимаю, оно открывает еще глубинные пространства?

М: Да, оно открывает определенные пространства. Поскольку уровней десять, для каждого оно будет открывать свое определенное пространство.

Пусть читатель читает и вникает, и открывает определенные пространства, связанные с взаимоотношениями двух людей:

Ночь… Дорога… И луна…

Солнце… Улица… Планета…

Ты один, и я одна…

Ничего в том мире нету…

Мир… Мгновенье… И война…

Сила… Воля… И монета…

Ты ушел, а я пришла…

Ничего в том мире нету…

Смех… Веселье… И слеза…

Тяжкий отзвук… И сонеты…

Ты пришел, а я ушла…

Ничего в том мире нету…

Путь… Работа… И звезда…

Смысл… Видения… И ветер…

Ты ушел и я ушла…

Одиноко в мире этом...

В: Возник разговор о различных мирах, поэтому вопрос такой: с какими сущностями ты общалась, в каких мирах побывала?

М: Я посещала достаточно много различных планет, интересных и забавных существ видела, начиная от кристаллической формы жизни, что можно даже посмотреть, - есть некоторые рисунки у меня, заканчивая бестелесными формами существования, то есть различными энергетическими образованиями. Либо появлялось просто бестелесное существо, - то, что в различных фильмах показано как души умерших людей. Интересным было то, что именно в эти бестелесные пространства ходят только с Проводниками.

В: Почему?

М: Сложно оттуда вернуться.

В: Они притягательны?

М: С одной стороны, некоторые хотят там остаться. Там до такой степени все умиротворенно, по сравнению с теми проблемами, которые существуют здесь. И второе - это именно существующие там опасности. Бестелесные существа достаточно сильны по своей энергетике, и если они враждебно будут настроены, то неизвестно, как закончится эта встреча. Поэтому чаще всего туда ходят с Проводниками. Вообще я в этих путешествиях, поскольку человек, хоть каким-то образом касающийся науки, очень противно веду себя. Я начинаю спорить, доказывать, что это мне снится, что этого не может быть и т. д. Поэтому мне всегда объясняют, растолковывают, показывают, пытаются подтвердить, что происходит это на самом деле. Мне было очень интересно в этих путешествиях разговаривать именно с Проводниками. Эти Проводники находятся в коридорах между мирами, они не посещают ни одну сторону, ни другую, как бы болтаются там.

В: Тоже ассоциация с кастанедовскими проводниками, существами, которые водили его по каким-то мирам. Кастанеда называл это эмиссаром. Эмиссар сновидения. Похоже?

М: Да. Но я его называла Проводником. Опять же, как ты ни назовешь человека, или сущность, смысл его работы нисколько не изменится.

Можно сказать, что мне там не очень понравилось, и именно в пространствах бестелесного существования.

Пространства сами по себе очень занимательны, действительно, ты находишься, по меркам человека что-то на уровне кайфа, можно так характеризовать это состояние души и состояние сознания. Но, пребывать в нем постоянно меня не привлекло. Я с удовольствием оттуда ушла.

Влад, и вообще мы весь разговор ходим практически вокруг одной грани многогранника, сказочки да прибаутки вроде страшилок на ночь. Может быть, в дальнейшем, когда-нибудь, в будущем, мы коснемся других вопросов, более серьезных…

В: В общении с тобой мы много говорим именно о серьезных вопросах. Ну, а для книги я действительно хотел бы выделить именно эту грань. Тем более, что это не просто сказочки, а реальный опыт... Ну, а для завершения я задам тебе серьезный вопрос. Твое нынешнее мировоззрение, картина мира в плане таких глобальных категорий, как жизнь и смерть. Что для тебя жизнь и смерть? Что это, зачем, почему?

М: Раньше я достаточно серьезно относилась к смерти. Не то чтобы серьезно, это неправильное слово. У меня был страх смерти, очень сильный страх. После одного переживания, может быть даже, после нескольких переживаний, этот страх ушел. В одном из астральных выходов (раз уж мы в течение всего разговора касались практически только темы астральных переживаний), как мне после объяснили, меня внесло что-то вроде посреди войны великих магов. Во время сражения я увидела человека, мужчину, у которого не хватало энергии вернуться назад в тело. И здесь очень четко стал вопрос: либо я помогаю ему, но тогда погибаю сама. Просто помогаешь человеку, про которого знаешь, только что он сражался на твоей стороне, которого видишь первый раз и который ничем не помог тогда, - просто сражался на твоей стороне. Либо, просто-напросто спасаешь свою шкуру и удираешь сама. Здесь действительно открылась проблема жизни и смерти. Насколько ценна твоя жизнь по сравнению со всеми остальными? Четко пришло осознание, что данный человек, его силы, способности намного ценнее, чем мои, в данном случае.

В: Ценнее для кого?

М: Для мира, скажем так.

В: Как ты можешь за мир решать?

М: В данном случае это просто осознание того, что это так. И думаю, что осознание это для личности намного больнее переживается, чем обратное решение: не ты ценнее, а другой человек, - это ущемление. Понять это в данный момент было достаточно сложно и даже больно... Почему-то это осознание пришло.

В: Это сопоставимо с таким ценным переживанием, не обязательно связанным с астральным, когда человек впервые в жизни понимает, что не он-то пуп земли. Что мир этот вертится не вокруг тебя, а ты один из многих и многих.

М: Здесь накладывалось несколько переживаний и это в том числе. Вот примерно такое осознание четко пришло, и тогда произошла передача энергии, чтобы он смог вернуться, а я осталась там. Пришло понимание того, что я умру, что она сейчас придет, но восприму ее нормально, спокойно. Может, оценив этот поступок, а может, это была только какая-то проверка, мне это не дали сделать, а просто выкинули оттуда, с этого поля сражения. Но после этого переживания пересмотрела очень многие проблемы, жизни и смерти, взаимоотношения с людьми, и могу сказать, что, во всяком случае, внешне больше не боюсь умереть.

 

 

Глава 9. Анна Н.

 

Анна* - моя крестная сестра. Она старше меня лет на пять. Но, до последнего времени виделись мы лишь мельком. Когда мне было лет двенадцать, моя мама сказала, что Аня - дочь ее подруги, попала в дурную компанию. И потом еще иногда упоминала о том, как ее подруга мучается со своей непутевой дочерью. Потом моя мама стала крестной матерью Анны. И лишь несколько лет назад выяснилось, что «дурная компания», в которую попала Анна, - это почти что все персонажи первого тома «Хроников». После выхода первого тома Анна несколько раз звонила мне и мы договаривались встретиться, чтобы поговорить об общих знакомых, но как-то все не случалось. Беседовать с Анной для книги я вовсе не собирался, - с одной стороны, мало ли кто тусовался в околоэзотерических кругах, - само по себе это ничего не значит. С другой стороны, внешний вид Анны, ее болезненность, медлительность, скромность, - она никогда не считала себя, что называется «человеком Знания» и ничего не рассказывала, - все это не внушало какого-то особого интереса к ее судьбе.

* Имя, как и большинство имен и названий в этой главе, изменено.

И вот, в июне 2001 года Аня позвонила мне с просьбой о помощи. Ей нужна была консультация и, как она объяснила, доверяла она в этом деле почему-то только мне. Ее проблема была весьма оригинальна, - Аня настолько ушла в сновидение, что иногда переставала различать, где реальность, а где сновидение. Поправить это оказалось несложно и с тех пор Аня несколько раз заходила ко мне в гости, рассказывая понемногу о своих «встречах с замечательными людьми». Однажды она зашла в тот момент, когда у меня сидел Александр Павлович Марьяненко, с которым мы очень много общаемся в последнее время. Я попросил Аню рассказать кое-что специально для Александра Павловича и сам, увлекшись, стал задавать все более конкретные вопросы. И только тогда Анна «раскрутилась на полную катушку». К середине ее рассказа я сидел уже с открытым ртом. Александр Павлович даже подмигнул мне, мол, что сидишь, - неси диктофон и записывай! Но, Анна отказалась говорить под запись. Наконец, я уговорил ее, но при условии, что рассказывать для записи она будет на своей территории, - в Синявино*, куда я и прибыл через пару дней. И попал в избушку ведьмы, как ее и описывают в сказках, только что не на куриных ножках, но с мухоморами, сушеными жабами и прочими предметами обихода ведьмы-знахарки.

* Поселок под Петербургом.

Жаль, что для записи Аня рассказала гораздо меньше и множество удивительных историй так и осталось между нами, - Аня просила не писать ничего, кроме того, что она продиктовала...

Октябрь 2001 г.

«...Что ты скривился? - Не нравится сказочка?

Что, - недостаточно лихо закручена?...

...Я тут ему все о трансцедентальном,

О фатализме, о жизни, о мистике!

Нет, блин, он хочет чтоб было завально,

Круто и клево в кайфовой стилистике...

Хочешь покруче? - Ну ладно, получишь!»

(из песни Тимура Шаова «Сказки нашего времени»)

Анна: Вместо моего имени ты поставь в книгу то, что я скажу, чтобы те, кому надо, поняли, а кому не надо - не врубились.

Влад: Ну, так как тебя называть?

А: Назови Анна.

В: Когда мы говорили с тобой у меня дома, ты начала с того, что в детстве ты попала в аварию и травмы были столь болезненными, что в больнице тебя кололи морфием...

А: Ну да, я попала под машину, мне перешибло ноги. Делали операцию и потом вводили опиаты. Но об этом, естественно, не предупреждали - не то было время. И лесенок для вывода никаких не делали, и, даже не предупредили, что несколько дней будет не очень хорошо...

В: Сколько лет тебе тогда было?

А: Десять. Ну а дома оно и накатило...

В: Чего накатило?

А: Абстинюга злая - вот чего. Я съела все таблетки, что были дома и попала в больницу уже с отравлением. Потом уже, в возрасте пятнадцати лет я была в деревне у бабушки в Псковской области, а там было много-много мака. Я уже тогда хипповала. И вот, сижу я как-то и пишу прутиком на песочке «Rolling stones», а мимо проходит такой хайратский человек, в хайратнике, со всеми делами, в рваных джинсах, с рюкзаком. Увидел меня и говорит: «О, герла, - ты в Rolling stones врубаешься, - пойдем со мной, я покажу тебе, где много земляники. Я встала и пошла, потому что меня так достало сидеть в этой деревне с бабками... И он меня привел, но там была не земляника, а целый гектар мака. Во-от такие бошки (показывает). Мужик и говорит: «Ты мне помоги нарезать, а я тебе потом покажу, где земляника. Я ему, конечно, помогла, - нарезали мы. Потом он тут же сварил часть на костре. И говорит: «Ну что, - попробовать-то хочешь?» А еще когда я болела, я смотрела фильм «Золотой треугольник», - он был многосерийный...

В: Что за фильм?

А: Ну, такой совдеповский фильм о том, какая гадость весь этот Западный образ жизни. И там показывали западных наркоманов, буддистов, кришнаитов, хипповские тусовки. И я на все это смотрела, как завороженная и думала, что если жить, то только так. Потому что, выглянув в окно я видела только все эти красные лозунги и все серое вокруг. Ну, знаешь, как мы жили... И я тогда еще поняла, что либо повешусь, либо буду искать каких-то альтернативных путей. Это такое лирическое отступление... Так вот, этот мужик меня и "подсадил". Ну и все... А жила я у Казанского собора. К тому времени у нас уже полкласса ходили чем-либо обдолбанные. И, какое-то время мы отирались у бомбоубежищ. Там ведь внутри хранилось множество индивидуальных пакетов, а в каждом пакете - ампула с парамедолом, на случай ядерной войны. Это уже потом, когда эти бомбоубежища стали громить нещадно, то там стали ставить охрану и сигнализации. А мы просто брали лом, срывали замочек, а там... Ну, прикинь, сколько в каждом бомбоубежище этих индивидуальных пакетов...

Вот так у нас шла учеба в девятом - десятом классах. А потом я врубилась, что это не тема. Когда нужно было поступать в институт, я честно переломалась. Причем, все домашние врубались, что у меня несчастная любовь, - поэтому меня и колбасит. А я к тому времени еще не с одним мужиком даже не целовалась, мне это даже в голову не приходило.

Подготовилась я к экзаменам, поступила в этот долбаный институт...

В: В какой?

А: В «тряпки»*. Прикинь, как я смотрелась на общем фоне тогдашних студентов. Там же большая часть целок-невидимок тогда была. А я такая вся в погремушках, рваных джинсах, с переметной сумой. От меня все как от чумы шарахались... Ну и началось - «Научный коммунизм» - ни на одном занятии я не была, а на зачете спрашивают: «Где это вы во время занятий были?». А у нас был на Моховой корпус. Я отвечаю: «Вот здесь Преображенский Собор рядом, так я туда хожу, когда «Научный Коммунизм» - как раз успеваю помолиться, то да се...»

* Имеется в виду Институт Текстильной и Легкой Промышленности

Ну, а дальше... Как я не старалась, не ломалась, мне все время торчалово шло в руки само. Сдала я две сессии кое-как, а в июне я у Казанского встретилась с какими-то прихиппованными французами. Они меня попросили показать все места, где тусовались герои Достоевского. Ну, я им показала, они там что-то сфотографировали, а потом отвалили мне за это офигенную по тем временам сумму, - что-то около штуки франков. Был с ними еще один прикол. Они попросили меня достать им жевачку. А в те времена жевачки-то нигде не было. Ну, а я знала где достать на вокзале. Зашли мы на вокзал, а французы и спрашивают: «Что это у вас тут за тетки лежат на полу в одинаковых синих пальто, в платках с сетками и палками колбасы? Это что течение какое-то, типа панков? Что это они все одинаковые? Мы и не знали, что у вас такие есть приколисты!» Я им говорю: «Да это наш советский народ!» Французов это очень прибило. Они и про Достоевского забыли...

А я с горя за народ, начала тратить эту тысячу франков сам понимаешь на что... И вот, прямо на «приходе», я врубилась, что это все - пиздец! Все начинается снова и это уже на всю жизнь. Правильно мне говорили, что опиум умеет ждать, - хоть пять лет, хоть двадцать пять, а он все равно тебя дождется. И зарыдала я горько. В этот момент, - а дело было где-то на вокзале, - подходит ко мне бабка с клюкой и говорит: «Доченька, я все понимаю, что с тобой происходит. На, - съешь клубничину и ты перестанешь плакать, и все поймешь!» А у нее на дне корзины лежит клубника, причем вся такая грязная, залежавшаяся. И эта бабка протягивает мне грязной рукой грязную клубничину. Несмотря на это, я вижу, что бабка-то непростая. Я стала есть эту клубничину и смотрю все время в упор на эту бабку. И она на меня смотрит. Тут я действительно перестала плакать, успокоилась, а она мне говорит: «Поедем ко мне!» Я спрашиваю: «Зачем?» - «Поедем, ты мне поможешь, а я тебе». Ну, я врубилась, что это такой вариант, когда ехать надо. Мы поехали в Лигово, где у нее был домик. Это-то и была та самая Петровна*, о которой я тебе уже рассказывала. Она как только меня увидела, сразу во все врубилась.** По пути она мне говорит: «У тебя такой мощный потенциал, что тебе нельзя его растрачивать впустую. Ты должна помогать другим, а для начала хотя бы себе». Мы приехали к ней и это было что-то, - настоящий дом ведьмы. Там даже в потолке было что-то типа стеклянного открывающегося купола. Ведь у колдунов душа не может вылететь из закрытого помещения, поэтому нужно отверстие в потолке. Все было завешано травами. На нитках везде висели и сушились жабы. Я, конечно, при виде этого, ошалела-то изрядно, - чего мне, - восемнадцать лет ведь всего было. Считай, дите...

* Имя изменено.

** Услышав тогда эту историю я сам врубился, что нужно встречаться с Анной для этой книги.

Петровна мне говорит: «Ты правильно делаешь, что хиппуешь. Никогда не живи как все люди. Сказано ведь, что «войдете узкими вратами». Поэтому даже конченный алкоголик или наркоман может быть гораздо более продвинутым, чем серая мещанская толпа». Петровна-то была верующая, то есть, был у нее христианский «закос». Дальше она мне говорит: «Сначала я буду тебя лечить, а потом - учить!» Я спрашиваю: «А что, мое согласие не требуется?» Она отвечает: «Нет. Чего не требуется, так это твоего согласия!»

И она так начала меня лечить, что я до сих пор удивляюсь как я осталась жива. Это было просто зверство. Я ведь перед встречей с Петровной «пошмыгаться»-то успела на франки. И когда мне было очень хреново, Петровна мне всячески ломку усугубляла. То, когда меня бьет озноб и колбасит, в холодную ванну посадит, то еще чего. При этом еще морально надо мною издевается. Просто в жопу засовывает. Она сразу врубилась, какие у меня слабые места и начала меня по ним метелить.

Когда я сказала, что вещества всякие употребляла не для кайфа, а чтобы проникнуть в иные миры, Петровна мне тут же давай про Олдоса Хаксли растирать, про Кастанеду... То есть, бабка знала вообще все. А это ведь, прикинь, было в конце семидесятых, - про Хаксли и Кастанеду знали только очень-очень немногие. И она мне говорит: «У этих ребят ведь не такие ключики для входа в иные миры, ты не находишь? А то, чем ты «открываешь» себе чего-то там, - это у Шарля Бодлера описано и «цветы зла» называется!» И я поняла, что действительно, опиаты никуда выхода не дают...

Ну, а еще одна зацепка моя была - гордыня. В этом отношении Петровна меня много месяцев доводила до истерик, пока я немного не успокоилась в этом смысле. Она меня заставляла делать такие вещи, о которых я не хочу говорить, - мне просто дурно станет, если я это начну все это вспоминать. Потом, когда я уже более-менее «на рельсы встала», Петровна стала меня учить...

В: Чему учила?

А: Да очень многому. Прежде всего, травкам разным. Это довольно долго и знание про травки очень мудреное. Потом я стала присутствовать, когда она кого-либо лечила. Ты читал Флопинду Доннер «Сон ведьмы»?

В: Да.

А: Ну так вот, у меня все было очень похоже на то, что там описано. Так вот, я смотрела, а Петровна лечила людей. И, прикинь, - вот тебе пример. Только что от нее выходит женщина, которая с детства страдала церебральным параличом, и уходит совершенно здоровая, - Петровна говорит ей: «Все, больше не приходи. Вот тебе порошочки, которые будешь принимать, когда меняется фаза луны». И следующей вваливается такая разъяренная мегера и говорит: «Все, я больше не могу, делай что-нибудь с моим мужем!» И Петровна спокойно, при зажженных свечах, со всеми обрядами, делает этому мужику кердык. Мужик изменял этой мегере. И она не хотела его ни вернуть, ни приворожить, а именно отомстить, то есть, сделать ему классический кердык. И Петровна выполнила ее заказ тут же. Мужик тот работал на каком-то деревообрабатывающем комбинате и через три дня там чего-то случилось с электропилой и его распилило на кусочки мелкие...

В: Чего же Петровна так запросто выполнила этот заказ? Тебя это удивило?

А: Не то слово! Я тогда ее спросила: «Вы вот не берете денег за лечение, вылечиваете людей и при этом делаете такие вещи. Вы ведь убили человека! Не мегера эта - она бы не смогла, - а именно вы!» Петровна отвечает: «Ну и что? Этого убила, а другого возродила. Как говориться, гармония мира не знает границ и то, что есть черные маги и белые - все это туфта! Невозможно заниматься только белой или только черной магией - сразу нарушается гармония и начинаются перекосы. Поэтому, если уж ты занялся магией вообще, то изволь - делай то, что клиент заказывает. Она хотела смерти мужа и получила». Тогда я сказала: «Знаете, Петровна, у вас учиться конечно, очень интересно и я уже многому научилась, но я такое не могу принять». Она отвечает: «Хорошо, мне очень жаль, что ты уходишь, но я всегда тебе буду рада». Ну и мы расстались...

Она меня научила, кстати, находить в наших лесах столько съедобных и жизненно необходимых корней и других фишек, что в лесу можно спокойно жить круглый год на подножном корму и даже цинги не будет. Что со мной потом и проделали, кстати, но об этом позже...

В: А ты долго у нее жила?

А: Через пять месяцев я сделала ей такую объяву, но потом еще месяца три у нее жила, потому что она меня попросила у нее пожить, так как сама она уезжала в N-скую* область на шабаш русских колдунов, а дом нужно было на кого-то оставить. В доме жила черная коза, которая говорила, и за ней надо было записывать...

* Анна просила не упоминать точное название этой область в центральной России.

В: Говорила человеческим языком?

А: Ну, не то, что человеческим, но определенные звуки, которые Петровна потом расшифровывала, издавала. Иногда даже я могла кое что разобрать. Она могла и не заговорить, но в определенные дни, которые были расписаны у Петровны по фазам луны, за козой надо было следить и записывать все, что она будет бормотать. Хоть закорюками, хоть как... Причем, Петровна отметила, что коза мне больше, чем ей обычно, наговорила, на что я ответила, что это потому, что я зла не делаю. На что Петровна отвечала: «Так и я зла не делаю! Я только гармонию поддерживаю, не более того». Я говорю, что я, мол, так не хочу. Петровна мне: «Ну и будет тебя колбасить всю жизнь!»

В: А что за шабаш в N-ской области?

А: Раз в год в одной глухой деревне, куда даже непонятно, как добираться, собираются колдуны.

В: И чего там происходит?

А: Там целая деревня колдунов живет. У них даже кладбище такое, как описано про Бон-По. Все забито духами, которые эти колдуны сами себе визуализируют, - чтобы не скучать, наверное. Деревня-то глухая, а пошел на кладбище и вот тебе прикол на месяц вперед. Они там, колдуны эти, приколисты большие. Кадавров вызывают, другую нечисть...

В: Ты сама-то там была?

А: Была, уже позже, только не буду про это подробно рассказывать... Я там с Петровной опять-таки была. Меня все равно с ней жизнь так или иначе сталкивала постоянно. Иногда, казалось, случайно, но потом я врубилась, что всегда это было неслучайно. Она всегда знала где я и что со мной. Такие люди если встречают человека, который с ними как-то кармически связан, то сразу узнают, а потом уже из своего поля зрения никогда не отпускают. Я потом сама стала чувствовать подобное. Бывало, что вдруг я ни с того ни с сего летела к Петровне, хотя у меня и ребенок был и дела домашние. И я все бросала и ломилась к ней. И, действительно, как раз в такие моменты я ей была зачем-то очень нужна. И она не удивлялась, и как будто ждала, что сейчас я войду. Когда я входила в избу, она не оборачиваясь, говорила: «А, Анна, это ты...»

В: Еще хоть пару слов про деревню колдунов. Они там мощные?

А: Очень. Я многих в своей жизни видела. Но мощнее этих - никого. Пожалуй, равного им человека я видела еще на Чертовом Роге.* Кстати, - съезди на Чертов Рог, - очень рекомендую! Только не гарантирую, что ты оттуда живым вернешься...

* Название места в Карелии.

В: Туда ты попала вскоре после этого периода, о котором мы говорили?

А: Нет, позже. Это уже когда я познакомилась с ребятами из Кунты*. Была там среди них такая Бугги. Она тоже была любовницей Яна**. Вот была ведьма, так ведьма!

* О группе, которая вышла на Кунта-йогу см. в первом томе, глава «Александр Карасв», а также ниже, в четвертом томе в главе «Вадим Черных (Джон)»

** Ян – одно из имен Тоши –Учителя Кунта-йоги. Этим именем его звали после развала группы.

В: Давай об этом чуть позже. Пойдем в хронологическом порядке. Что было дальше с Петровной?

А: Мы с ней, фактически так и не прерывали связь до самой ее смерти.

В: Сколько лет ты у нее проучилась?

А: Семнадцать лет... Умерла Петровна в девяносто шестом году. Иногда я у нее жила по году, а иногда мы с ней куда-то вместе ездили. Вот типичный эпизод - вечером Петровна мне звонит говорит: «К утру чтобы у тебя был собран рюкзак. Я нашла людей с машиной. Надо срочно ехать в такое-то место и собрать траву, которая только в эту ночь можно собирать». А у меня уже запланировано на завтра куча дел и непонятно куда ребенка деть, и все такое... И мне за ночь приходилось все улаживать, а утром быть у Петровны. Я не могу сказать, что находилась под ее влиянием. Мы могли подолгу не видеться...

Петровна до конца своей жизни мне не простила, что я отказалась перенять от нее Учение. Она говорила, что я была единственным ее шансом и ей больше уже никого не найти. Она все время злилась на то, что я не могу принять ее позицию и говорила: «Кто тебя заморочил? Нет ведь никакого добра и зла. Это ведь все чушь!» Я на это отвечала: «Я это понимаю, но мы ведь живем в дуальном мире и приходится считаться, что здесь есть деление на добро и зло» Петровна: «Вот именно - Здесь это признавать! А что мы здесь - миг один! Ты живешь-то для чего?» Я «Но, я ведь здесь закладываю то, как меня заколбасит Там!» На это Петровна уже только, бывало, рукой махнет.

В: Но ведь научилась ты у нее многому?

А: Да. В основном, конечно, знахарским делам.

В: А что Петровна имела в виду под Учением?

А: Да она врубалась, что нету НИЧЕГО, понимаешь? Что мы - молекулы, отделившиеся от Единого, чтобы понять от чего же мы ушли. Но, как сказано у одного моего знакомого писателя «Надо же чем-то занять себя в этой Вечности!» Нет ни правых, ни виноватых, ни добра, ни зла...

В: Б.Г. - то в какой период в твоей жизни появился?

А: Да я с ним недолго и жила-то. И вообще, - пошел он... Кто он такой?

В: Ну, он ведь тоже фигура известная. Буддист, к тому же...

А: Б.Г. - православный. Он просто «использует буддийские практики». Меня все так задолбали, когда спрашивали, как это Б.Г. стал буддистом, что я ему не очень давно позвонила и спрашиваю: «Ты что - буддист?» Он говорит: «Ты охренела что ли?» «Нет, - отвечаю, - меня просто все задергали!» Тогда Б.Г. с апломбом говорит: «Я -православный. Но я использую некоторые буддийские практики.» Вот и все.

В: Тебе что-нибудь дало общение с ним?

А: Я всегда думала, что наоборот, это ему что-то дало общение со мной... Он в то время, когда мы познакомились, был обычный студент, играл себе на гитаре. Ну, очень умный и талантливый. Все эти эзотерические расклады он собирал по крупицам у Казанского собора. А это было основное место моих тусовок. Там я его и подгребла, вернее, он меня... Стали мы у него дома салончики делать, - собиралась такая околоэзотерическая тусовка. Потом у него в песнях появились темы, типа: «Я хотел бы опереться о платан...» или «Любой твой холст - автопортрет и ты это я...»

Даже новый русский знаменитый писатель П., хотя и из другой тусовки был, но тоже в юности собирал эзотерику по кусочкам...

В: Ты его хорошо знаешь?

А: Да я не только его знаю. Когда вышел твой первый том и я его прочитала, я поняла, что знаю оттуда почти всех. Одного или двух только не знаю. А с П. я познакомилась в восемьдесят втором году. У меня тогда жили всякие диссиденты, потом из «Сайгона»* вся эта шлаебень... А тусовались мы, бывало, по дворницким неподалеку от «Сайгона». У меня был знакомый дворник, который всех привечал. Кого у него только не было! То какие-то американцы сидят и пьют, то десиденты пишут очередное воззвание... И всегда, как ни придешь, в углу сидел мальчик, который все время молчал и только слушал. Это был П. Я тогда только знала, что это паренек из Москвы. Потом уже, когда я прочитала три года назад его знаменитую книгу, я сразу его узнала. Многие темы своих рассказов он как раз из этой дворницкой вынес...

* «Сайгон» – знаменитое в 70-80-е годы кафе на Невском проспекте, где собирались тусовщики всех мастей, от диссидентов и эзотериков, до фарцовщиков и наркоманов.

В: Что было дальше, после тусовок в дворницкой? Это ведь всё ещё начало восьмидесятых?

А: Да. Потом меня посадили в тюрьму за «хранение и употребление». Кстати, подчеркни в своей книге красным карандашом, что самые свои лучшие месяцы я провела в тюрьме. Это единственное место, где не надо думать о бытовухе. Тебя накормят, напоят, когда надо сведут в баню, когда надо - на прогулку... А ты можешь отдаться самопознанию полностью. Ну, да это, наверное, относится только к женским тюрьмам, потому что у мужиков всякие иерархии да разборки - кто круче и все такое. А у нас послал любую тетку в жопу, она тебя в ответ послала, - вот и весь расклад. А если еще есть единомышленники... Да и библиотека была неплохая. В общем, нигде я так хорошо не жила... Я туда специально села. Жить-то мне негде было и денег совсем не было. Мужья мои тогда - один в тюрьме сидел, другой - в дурке... Долго думала - как. Воровать я никогда не могла и не хотела. Тогда я спецом отсыпала полстакана злого зелья в сумку и стала ходить каждый день в «Сайгон». А в «Сайгоне» почти каждый день проверки были и шмон. Все у кого было, обычно скидывали. А я не стала скидывать. И несмотря на то, что я не скинула, у меня первый раз ничего не нашли - плохо шманали. Я так обломалась - уже ведь настроилась и все такое... Но, второй раз уже нашли. Как раз был день моего рождения. Я себе сделала такой подарок. Мне как раз двадцать пять лет исполнилось. Дали срок - два года, то есть, по максимуму. На зоне то я и познакомилась с Бугги. Так ее звали ребята из Кунта-йоги. Она, кстати, в девяносто втором году сгорела во флигеле, в Репино*. Ты не знаешь такую Варвару** - ведьму из Репино?

* Название поселка изменено.

** Имя изменено.

В: Нет.

А: Ей в свое время Федя Ч. из «Ноля» горло перерезал. Не до конца, правда, - жива осталась. Федя ведь тоже у нее тусовался. Она многих из Питерского музыкального Бомонда привечала. Она их подтягивала к себе, чтобы они ей жрачку таскали и для престижа: «У меня, мол, вчера Вечаслав Б. ночевал, а сейчас С. живет!»... Вот «Ноль» у нее и дорепетировался! Федя ее порезал... Он правильно врубался. Он говорил тогда, что хотел уничтожить зло, и ему все равно было, что ему за это будет.

В: Чем она плоха?

А: Ну, она такая чернушная ведьма. Злая. Типичная Баба Яга. Она еще жива.

В: А ты чего тогда с ней контачишь?

А: Она по травам хорошо рассекает. А мне как раз недавно понадобилась одна травка, которой у меня не оказалась. Так вот, мы отвлеклись, - Бугги у нее во флигеле заживо сгорела. Она долгое время жила с ребятами из Кунты. И я тоже жила с Яном (Тошей), недолго, правда.

В: А как ты на них вышла?

А: Хрен да дышло! У меня же ключ есть (показывает один из магических предметов, похожий на ключик, который прикреплен к четкам на руке). Я ехала в метро и читала книгу. Ян тоже ехал в этом вагоне. Он увидел на мне этот ключ и - опа, - подсаживается ко мне: «Разрешите с вами познакомиться, - мне эта встреча очень нравится!» Познакомились. Ну и пошло... Яна уже давно нет в живых, а меня все никак Господь не заберет...

В: Что вы делали с Яном?

А: Делали практики, которые давал Ян.

Помню, как мы с ним поехали в Тайцы, чтобы "грибочков" набрать. И разбрелись в разные стороны. Я забрела в какое-то болото и мне стало засасывать ногу. Причем реально засасывать. Я чувствовала, что мне ее уже не вытащить. И крикнуть нельзя, так как сейчас же на всю деревню шухер поднимется - ночь ведь. Я молчу, а меня засасывает. А Ян ушел первоначально в противоположную сторону. И вот, когда мне ногу уже почти всю засосало, откуда-то из кустов каким-то чудом появляется Ян. Сначала он пытался палку подсунуть, чтобы вытащить ногу, но не получалось. Тогда он разрезает мне джинсы, рисует на бедре знак «Им» и говорит: «Теперь вытаскивай ногу». И я вытащила ногу... Спрашиваю: «Как ты меня нашел и понял, что я завязла?». Он усмехнулся и говорит: «Чтобы это узнать, надо очень дорого заплатить. У тебя столько нет». Вот так...

Потом мы поехали в Карелию на Чертов Рог*. Яна уже с нами не было, - он в восемьдесят пятом умер. А поехали мы в октябре восемьдесят шестого года. Был с нами такой Саша С. Так называемый Попандопуло должен его хорошо знать. Этот Саша всегда был слегка прибуддированый, а я его все пыталась в православие обратить. Еще он был в меня тогда влюблен до безумия. Да, именно до безумия, в прямом смысле слова, - поэтому и на Чертов Рог собрался. Он там исчез, симулировал самоубийство, а потом обнаружился в Дацане. Сейчас там и обитает. Никому не признается, что это он. А тогда, в восемьдесят шестом, именно он и предложил поехать: «Хватит, насмотрелись на Питерских мудаков, - пора поехать познакомиться с настоящими колдунами!» А Чертов Рог, - это я тебе скажу! Туда, во-первых добираться трудно, почти никак. Ну, лодку тебе могут дать, там люди добрые. Но, надо плыть по Белому морю сначала, а потом карабкаться по нависающему утесу, что физически кажется нереальным. Там раньше был монастырь. Потом монастырь развалили в советское время. Но вокруг монастыря осталось несколько полуразрушенные дома. Дома довольно большие, с печками. Но тем, кто там живут, печки не нужны...

* Название изменено

В: Там что, кто-то живет?

А: Там-то как раз и живут настоящие маги.

В: И как вы с ними познакомились?

А: Мы каким-то макаром вскарабкались на этот нависший утес и выбрались. Увидели семерых людей, которые сидели возле костра и жарили рыбу. Они на нас покосились, но особого внимания не обратили. Они курили какое-то зелье. Как потом выяснилось, это был не табак и не марихуана, а какая-то местная трава. И вот они раздвинулись, чтобы мы поместились у костра. Они стали над нами без слов прикалываться, чтобы проверить, - не свалим ли мы оттуда со страху.

В: Чего они делали?

А: Ну вот, к примеру, были там две тетки. У одной длинный черный хаер* - почти по колен. У второй - седые волосы - по локоть. Они встали друг напротив друга и, не сходя с места, стали меняться местами: черная становилась белой, а белая - черной. И так много раз. А остальные сидят и курят, внимания на то не обращают. И мы тоже пытаемся сделать вид, что нам это все тоже до фени. Потом один из магов говорит Саше: «Не в службу, а в дружбу сходи за водой». Саша бодро схватил котелок, да и призадумался. На этот утес и забраться то почти невозможно, а уж спуститься и подавно. Как начать спуск с навеса, когда под тобой метров восемьдесят? Сразу же и упадешь!

* Волосы.

В: А обойти никак нельзя было?

А: Можно, но, во-первых, очень далеко, а во-вторых, не пропустят другие колдуны, - заморочат. Там они типа лешаков. Так вот, Саша глядит вниз с утеса, а маги эти хохочут и говорят: «Чего ты смотришь-то? Прыгай и все дела!» Хорошо сказать прыгай - восемьдесят метров высоты! Ну, а маги все стебаются: «Дурак! Трус! Вот эта девчонка сможет!» - показывают на меня. А мне западло сказать, что мне страшно, я уж лучше разобьюсь. Хотя мне и не страшно было. Я вообще никогда не боюсь, сколько себя помню. Я взяла котелок и прыгнула. Прыгнула и спустилась как по эскалатору. Оказалось, что там в трех местах на море существуют восходящие воздушные потоки неизвестного происхождения, - это я уже потом в какой-то Карельской газете вычитала. И один из таких потоков как раз в том месте. Там настолько упругий воздух, что упасть не получается и ты как будто мягко планируешь. И там мелко, так что я без труда набрала воды. Кричу им: «Эй! Давайте тащите меня обратно!» Они врубились, зауважали меня, кинули веревку и подняли. А Сашу долго еще прикалывали. Нас было четверо. Я и Саша остались, а двоих других маги выгнали на второй день. Те прыгать вниз забоялись. Маги им и говорят: «Если боитесь, то лучше и не прыгать, - может не сработать и тогда действительно убьетесь. Так что идите в обход, через других колдунов, которые вас заморочат». Ну те и пошли... А там вообще все было заколдовано: печки, двери, окна, животные... Жили мы как в страшной древней русской сказке. Но, постепенно привыкли и все это перестало казаться опасным и стало даже как-то кайфово.

В: А им-то это зачем, - магам этим?

А: Да они живут там в полный рост, ты пойми! Они Живут! Они ни от чего не зависят.

В: Чего они добиваются этим колдовством? Для чего оно? Куда они идут?

А: ТУДА идут!

В: Зачем тогда все эти фокусы?

А: А так проще. Я пожила у них и в этом убедилась. Вот эта реальность, которую мы считаем реальностью, очень мешает сознанию. Мы настолько ей с детства зарублены, что не сдвинуться. Она тормозит тебя постоянно и ты даже этого не замечаешь - ты с нею сросся. А когда она видоизменяется настолько, что перестает быть такой, какой нас научили ее видеть, то сразу же начинаешь в очень многое врубаться. Начинаешь просекать такие вещи, которые раньше и не снились! Прожив с ними неделю, нам уже не нужно было разговаривать. Смотришь на человека и он уже все понял. Это же уже неплохо. Со здоровьем, опять же, лады настают. Прикинь, - они живут там уже много лет и ходят зимой и летом босиком, печки не топят, едят ягоды, коренья, рыбу, грибы, пьют разные травы, курят много разных трав... Там все есть для жизни. Если всю эту кухню знаешь - то очень легко прожить.

В: А откуда они там взялись?

А: Пришли.

В: Откуда?

А: Трое из них вообще ничего не говорили о своем прошлом. Двое - супружеская пара - жили в Питере, закончили институт, женились, у них и флэт был кооперативный, библиотека шикарная. И как-то они познакомились с теми тремя, которые ничего о себе не говорили. Причем, познакомились в театре. В БДТ на пьесе Горького «На дне». Заметь, каково! Познакомились «На дне» и больше не расставались. Даже домой не вернулись, - как были в театральных платьях, так и поехали на ночном поезде в Карелию. И все...

В: А как они стали магами?

А: С теми тремя общались. Да там само место колдовское. Я пока там жила, чувствовала, что становлюсь самой настоящей ведьмой. У меня даже стали быстро расти ногти не ровно, а закручиваясь внутрь...

В: Ты прошлый раз говорила про то, как кто-то тебя одну на целый месяц одну в лес отправил с одной коробкой спичек. Это они?

А: Да, они. Как-то сидели мы и пили зелье. Тут хоть и не Мексика, но тоже есть очень интересные растения, которые, если их правильно смешать и приготовить, дают удивительные эффекты, не хуже, чем у дона Хуана. Напились мы этого зелья и они говорят: «Единственный человек, который здесь может жить, это Анна». Потом репы зачесали и сказали: «Вот мы это и проверим!» Один мужик ушел в хибару и вынес мне маленький узелок. «Пойдем!» - говорит. А было два часа ночи. Октябрь, а одета я легко - курточка, джинсы и кеды. Повел меня лесом. Шли километров десять. Зашли в глухой лес. «Вот тут и будешь жить. А через месяц мы за тобой придем». Я ему: «И что тогда?» - «Получишь орден!» - прикалывается. Ну, думаю, - чему быть, тому не миновать. Развязала узелок, а там коробок спичек, коробок соли, немного сушеного мяса, кружка и смена белья. Развела костер, а все равно холодно. Как рассвело - построила вигвамчик из веток. Он, правда протекал в дождь. Так и жила месяц. Собирала ягоды, коренья, траву, пила чагу. Под конец уже помирать стала. Тут они и пришли за мной - месяц ровно прошел. Спрашивают: «Ну что, видела? - «Чего видела?» - «Смерть свою» - Я им: «Да я и раньше уже ее видела!» Они расстроились: «Чего же ты раньше не сказала, мы бы тебя не мучили!»

В: Ты действительно смерть видела?

А: Да. Мне еще Петровна показала.

В: И как оно?

А: Ну это круто. Это как умереть в натуре.

В: И как это?

А: Вообще-то кому как. Если страха нет, то никак, - просто переход из одного агрегатного состояния в другое. А если есть страх, то я врубаюсь, какой это может быть кошмар для кого-то! Из всех своих исканий я просекла, что самое основное, что мешает человеку нормально жить, нормально развиваться и нормально умереть, это страх. Не столько привязки, сколько страх. Если страха нет, то жизнь и смерть - одно и тоже.

В: Так как ты переживала смерть?

А: У Петровны я сначала выпила “White spirit” - это колдовское зелье. Очень долго мотает в средних мирах, в астрале, где видишь сны и мечты всех живых существ. Прикольно, например, наблюдать, как какой-нибудь кот видит сон о том, что у него выросли огромные лапы и он может не сход с места через всю комнату их протянуть и мышь задраконить...

В: А чего ты зафиксировалась на сне какого-то кота?

А: Это я к примеру. Там же все есть. Потом появились кровожадные индуистские боги, которых индусы навизуализировали.

В: Так это их замороки. Ты то как туда попала?

А: Там же все мысли всех времен и народов.

В: Ну и каждый попадает в свой слой, согласно своей картине мира. Не так разве?

А: Нет. Ты можешь видеть все. Если ты не концентрируешься на этом, то и не видишь, конечно. А я то любопытная, мне надо было все рассмотреть. Поэтому я и попала под замес. Меня эти боги начали жрать, как их там называют...

В: Голодные духи.

А: Да, точно. Я сначала охренела. Там ведь кажется, что у тебя все есть, и тело и глаза. И вдруг тебя орава голодных духов начинает кушать! А когда привыкла - это ведь не больно, тогда они исчезают, потому что ты эту фишку просек.

В: Чего там дальше?

А: Дальше встречаешь уже всяких кайфовых сущностей. Встречаешь своих астральных родителей. Даже, если они уже снова воплотились здесь, там их матрица-то остается.

В: Ну а ты прошла через все это к своей истинной природе?

А: К Пустоте?

В: Да.

А: Конечно, дошла. Если бы не дошла, то я бы и не вернулась. Петровна меня сразу предупредила: «Учти, если у тебя не хватит силы дойти до конца, то назад ты уже не вернешься! Так что я тебя здесь жду, но чайник не ставлю...»

В: И ты пережила свою истинную природу?

А: ...Да...

В: Как оно там?

А: Это не сказать. Это самому нужно пережить.

В: Но память об этом сохраняется?

А: Понимаешь, наша реальность снова засасывает в свое болото. Остаются проблески, что что-то было. Они могут вспыхивать в моменты каких-то пиковых переживаний, озарений. Бывает, даже в медитации, если нормально к ней подойдешь и не хуевничаешь, а все как надо - попостишься, подготовишься... А так, чтобы это навсегда со мной осталось. - этого нет. Видишь ведь сам, как я живу... Если бы я все время об этом помнила, разве бы я такая была...

А смерти нет...

Приехав из Синявино, я начал тут же переписывать текст с кассеты. Писал почти всю ночь. А под утро позвонила Анна, - оказывается, она специально для этого приехала в город: «Ты еще жив?» - «А что такое?» - «Да то, что я сдала тебе тех, о ком и упоминать-то нельзя! Меня за это демонюги проклятые ночью кипятком обварили и чуть не сорвали с руки магический ключ! Сейчас я к тебе приеду.» - Жду. Странно, кто ее в этом глухом (осенью) поселке мог обварить? Наверное, опять спутала реальность со сновидением. Когда Анна приехала, я убедился, что следы от кипятка вполне реальны. Обваривать себя, чтобы меня разыграть она бы не стала, сколько я могу судить, - она все-таки в здравом уме.

Сначала Анна потребовала, чтобы я стер всю запись и то, что напечатал. Но, постепенно остыла и мы уговорились, что я изменю почти все имена и географические названия. «Смотри! - сказала Аня, прощаясь, - мне демонюги взбучку сделали и ты чем-нибудь поплатишься!»...

В этот день я решил сделать генеральную уборку квартиры, которую снимал. А квартира, нужно сказать, была очень удобная, - во-первых, достаточно большая, - в ней можно проводить семинары на десять-пятнадцать человек, а во-вторых, достаточно дешевая. И вот, вымыл я полы и окна, оттер раковину и ванну от ржавчины и все такое, и возрадовался, что заживу теперь здесь в чистоте и комфорте и соберу на днях очередной семинар. Но, только я возрадовался, как зазвонил телефон, это были хозяева квартиры: «Владислав, вы уж нас извините, у нас неожиданно изменились обстоятельства и мы вынуждены срочно въехать в эту квартиру сами. Так что. Мы все понимаем, но пожалуйста выселяйтесь...» Сбылось пророчество Анны. Вот и общайся с ведьмами!

 

 

Глава 10. Ирина Баланенко

 

Как-то в начале декабря 2001 года мне позвонила женщина, назвалась Ириной и сказала, что телефон мой нашла во втором томе «Хроников». Поблагодарив за книгу, Ирина попросила меня о консультации. Через несколько дней мы встретились. Поводом для консультации для Ирины была необходимость рассказать хоть кому-то то, о чем никому в своем окружении она рассказать не могла, - любые попытки вызывали недоверие или насмешки. А то, что она хотела рассказать, и было основным содержанием и смыслом ее жизни. И вот, прочитав «Хроники», Ирина решила доверить свою историю мне. Я внимательно и безоценочно (внешне и внутренне) выслушал ее. Ничего не спрашивал, молчал все время. Лишь в конце сказал, что я ее понял. И все.

Через пару дней Ирина позвонила опять: «Вы оказались первым человеком, который меня по-настоящему выслушал. Я испытываю теперь облегчение и ощущение какого-то обновления. Кажется, что началась новая глава моей жизни. Вы не взяли с меня денег за консультацию, но могу ли я хоть как-то выразить вам благодарность?» - «Пожалуй можете, - ответил я, - расскажите мне еще раз про вашу жизнь, но уже для записи на диктофон. Я пишу третий том об особенностях женского Пути и женского мировосприятия».

Вот так и возникла эта глава...

Декабрь 2001 г.

Ирина: Дело в том, что есть вещи, которые важно знать каждому искателю. Существует такое понятие, как искушение эгрегора, - когда тебя совершенно определенно зовут на службу соответствующие эгрегоры. И вот после прочтения книги "Энциклопедия оккультизма" Г.О.М.-а*, я находилась в довольно глубоком медитативном состоянии. Кроме того, тогда мне часто шла информация через сны, точнее, через сновидения.** Меня учили, мне рассказывали, показывали, проверяли меня, что я могу. И как-то произошло у меня видение. Видение чем от сна отличается? - Полная осознанность, четкость мыслей, ощущения, вплоть до запахов, даже бывают ощущения и чувства ярче, чем в обычной жизни. И приснилось мне, что я оказываюсь в каком-то зале. Черный бархат, темно-вишневые кресла… Мой Учитель меня подводит к человеку, невысокого роста, сухощавому, темноволосому, с бородкой клинышком, в черном. У него серебряная цепь на груди. Потом случилось то, что меня в смущение повергло, потому мы там свальным грехом стали заниматься. То есть, попросту говоря - групповухой. На следующую ночь мне говорят: "Дура ты, дура. Это был просто обмен энергиями в группе. А ты по своей рассеяности взяла только по низам, вот тебе так и показалось»... Это меня убедило, что мне не померещилось. Потом мне стали дальше расшифровывать... Затем вывели они меня на книги. Естественно, я была тогда счастлива, что меня допустили в такие круги.

* Псевдоним Георгия Оттовича Мебиуса – известного Петербургского эзотерика рубежа 19-20 веков.

** Имеются в виду состояния осознанного сна.

И: И вот, после этого, меня вынесло в Штаты в очередной раз.

В: Что значит вынесло?

И: Это значит, что мне практически ничего не надо было делать. Как будто под руки подхватывают и надо лишь чуть-чуть шевелиться, как рыба плавниками. То есть находятся и деньги, дают визу безо всяких… Ну, как на руках тебя несут. Когда я сама до этого пыталась, у меня ничего не получалось. Мне даже визу не давали. А так я в Штатах была четыре раза. Итак, посылали меня с определенным заданием. Осознание что же я там делала пришло уже позже. Теперь, с возрастом осознание приходит уже быстрее. А тогда уже задним числом доходило. Вот мне бы научиться, как Путин, который осознанно служит, а не как прежние наши правители: или в больном состоянии, или полупьяном.

В: А вы считаете, что Путин - это человек, который осознанно служит Высшим Силам?

И: Я считаю, что его готовили, причем с рождения. Он на службе, причем совершенно осознанно на службе.

В: Это догадка?

И: Ну, что значит - догадка. Как это проверишь? Дело в том, что я сама такая, и я вижу эфирные структуры, поэтому это - по моему видению. Так вот, с Путиным, - совершенно явно для меня, что он осознанно вышел на служение новому российскому эгрегору.. Причем готовили ведь для различных высоких Миссий многих, но очень многих погубили деньги. Так, например, убийство Листьева, Старовойтовой и других - не случайность. Эти люди были предназначены совершать эволюцию на земле, но запали на деньги - и все.

В: Неожиданный поворот...

И: Да, - таких людей много, и их убирали, потому что они сами себе карму стали портить. Если внедряют такую душу на землю с определенной задачей, то они, конечно, должны смотреть, чтобы карму свою душа эта не испортила. То есть я прекрасно знаю, что пока я правильно себя веду, я здорова, у меня есть то, что мне необходимо…

В: А правильно - это как?

И: Правильно - это здоровье, дети, быт, и нет ощущения, что что-то делаешь неправильно, нет ощущения, что еще немного - и умрешь.

В: Это уже крайняя точка. А более тонкий критерий?

И: Это трудно выразить в словах. Интуитивно… Можно выбрать любое направление служения на любой развилке... Я уже давно не дуалистка и считаю, что служить можно во всех областях, хоть в разбойничьей шайке... Важно единственное - выполнять Закон.

В: И все-таки, - как вы знаете, - когда вы поступаете правильно, а когда нет? Когда вы выполняете Закон, а когда отклоняетесь?

И: Чувство правильного поведения - это чувство выполненного долга в душе. Для меня это чувство - самое важное. С детства. Чувство выполненного долга. Оно очень глубоко во мне... Хотя внешне может казаться - баба какая-то неизвестная, нереализованная, и так далее… Бывает, конечно, периоды, когда у мня перекосы идут всяческие. Но, как правило, удается вовремя их осознать... Тогда открывается седьмой центр (макушечная чакра). А когда у меня седьмой центр открыт, то тогда я знаю, что живу правильно. Ведь седьмой центр очень реагирует на это.

В: Как вы чувствуете закрыт он или открыт?

И:У меня начинаются депрессии сразу и болезни при закрытии его. Но, это, конечно, уже очень грубый сигнал. Интуитивно удается отследить и по более тонким проявлениям. При правильных действиях, - то есть, когда соответствуешь своей Миссии, - он естественным образом открывается. И наоборот...

В: Хорошо, так вот, вы поехали в Америку…

И: Да, это была моя вторая поездка туда. Причем, в первые же дни мне был вручен перстень Силы.

В: Как это - вручен?

И: Произошло это так, что мне стало ясно, что это не случайность, а перстень мне действительно как бы вручили. На каком-то блошином рынке мне продали за одиннадцать долларов, - смешная цена, - великолепный перстень с огромным аметистом чистейшей воды, - причем предложил мне его купить сам продавец. За одиннадцать (!!!) долларов, как сейчас помню. А я вообще эти штуки не люблю - перстни, никогда я не любила и не носила. Но тут я его гордо водрузила его на палец. Это действительно магическое кольцо. Аметист просто с ноготь был, огромный, с искрами. Ощущения от него были потрясающие. Казалось, что можно горы свернуть.

Но, затем произошли изменения в моем мировоззрении. Дело в том, что оглядевшись, посмотрев на эту американскую жизнь, у меня с еще большей силой возникло несогласие со всем этим. Возмущение: до чего же вы, братья масоны, народ довели! И перстень у меня отобрали. Он исчез совершенно невероятно. На комоде лежал - и пропал. И все. Я сделала свой выбор: я им служить не буду, потому что мне не нравится, до чего они довели свой народ.  Сейчас идет смена ведущего эгрегора. Масонский эгрегор давно уже «прокололся» - сейчас там все определяют деньги, банкноты... Масонский эгрегор стал жидомасонским. И сейчас идет смена, но неизвестно, на что. То есть, терракты в Штатах - это закономерно. Свалили всю ответственность за это на террористов, но дело то не в них, а в том, что Верхним Силам надо было разрушить эгрегориальную защиту, чтобы народ немного встрепенулся. Ну, а гибнет при этом тот, кто, по-видимому, должен был бы независимо от этого погибнуть - не там, так в другом месте. Это я на себе знаю. Если человек выполняет великий Закон бытия, он никогда не погибнет. Если только сам не пожелает уйти. А убирают, когда у человека имеются явные перекосы. Не тех, кто имеет какие-то там страшные грехи, а тех, кто сильно отклонился от своей Миссии...

В: Вы рассказывали, что в Америке вы работали у какой-то непростой женщины…

И: Да. Это было в мою первую поездку. Тогда я там, можно сказать, проходила низший астрал. Училась его не бояться. Сущности нижнего астрала могут быть типа лярв, - они, в основном, коагуляционные...

В: Это как?

И: Группы людей коагулируют свои мыслеформы в эфирные слои, вкладывают свою энергетику - вот тебе и сущности, которые по своим проявлениям бывают очень активные и вредные. Странная эта страна - Америка, - у них везде церкви, а на самом деле больших, чем они материалистов я не видела. Почему они умирать боятся, почему изо всех сил продлевают жизнь тела? Там сколько мертвецов ходят по улицам, в колясках их катают, и считается, как замечательно - такая большая продолжительность жизни. А ведь это видимость одна. А по существу все очень тяжело, - посмертие у них, как правило, тяжелое. Они, мертвые, болтаются неприкаянно среди живых и стараются внедриться в эфирное тело живых. Поэтому там маньяков очень много.

В: Как вы отрабатывали нижний астрал?

И: Я, во-первых, пришла из такого места (я имею в виду свое прошлое воплощение), где не было всего этого. Я с этим была не знакома. Это здесь, на Земле меня стали знакомить потихоньку. У меня полтергейст в доме жил, пока я не поняла, что это душа убиенного мною ребенка (я имею в виду аборт, который сделала в молодости). Пока я не стала молиться, он не ушел. Мне было очень страшно.

Ну и вот, если можно так выразиться, - послали меня в Америку на служение к настоящей ведьме. Она, - эта американка, - жила на краю кладбища. Мое окно было в пятнадцати метрах от кладбища. Эта ведьма, моя хозяйка, использовала души умерших людей.

В: Как это проявлялось?

И: У нее было предвидение, ясновидение. Она умела манипулировать людьми и так и говорила: «Я - ведьма». У ее младшего сына, за которым я ухаживала, первые слова были, когда он научился говорить - «мама - ведьма». Кстати, в Штатах к этому относятся гораздо проще, чем у нас. А для них оккультизм, ведьмовство - это норма жизни. Например, ее свекровь, пуэрториканка, она вообще куколки отливала, втыкала в них иголки, черной магией занималась. Там это не скрывалось. Плюс у этой моей Эдны еще дедушка жил в доме, - то есть дух дедушки, который ей помогал, давал советы. А в социуме она занимала высокий статус, была богатой женщиной, реализованной социально, плюс - красавица, умница, заводная... Но - алкоголичка. Она выпивала каждый день большое количество спиртного.

И вот, я попала, не зная ничего, в этот дом. В первый же день ночью ко мне пришел этот зловредный дед... Его, кстати, даже дети иногда видели, - там мальчики были, подросток и малыш. Так вот, - дед мне этот житья не давал. Ну, надо же было от кого-то подпитываться, и он приходил ко мне. Дошло до того, что я была в таком ужасе, что все ночи стояла на коленях и молилась, свет не гасила. Но мне же работать с утра, целый день работать... У хозяйки моей в доме много странного случалось. В полночь могло вдруг радио включиться, еще разные необъяснимые вещи происходили. Короче говоря, там магии было очень много...

В: Ну так как же вы это отрабатывали?

И: Я дошла до такого предела, что чувствовала: или я умру от страха, или что-то произойдет. Так вот произошло это «или что-то». На самом накале мой ужас вдруг как пузырь лопнул, и я перестала бояться. И все. А они же - эти сущности - по нижним чакрам вампирят. Потом они стали меня уже не пугать, а с лаской ко мне приходили. Так, например, приходила одна дама с кладбища, в одеждах тридцатых годов, нежная такая, ласковая, - а утром не могу прийти в себя - выпита вся. Я хозяйке пожаловалась. Хозяйка, ни слова не говоря, взяла тарелочку, взяла приспособление для общения с духами, посадила сына своего старшего, меня, - правда, я не захотела спиритизмом заниматься, и вот они с сыном быстренько выяснили, как ее зовут, как фамилия, когда похоронена, потом мы ее надгробье нашли на кладбище... Потом я перестала на это не покупаться. Перестала с ними общаться, и они от меня отстали. Это было большое для меня событие, потому что я низший астрал долго проходила.

В: Вы говорили, что с этой женщиной у вас была какая-то особенная общность.

И: Да, дело в том, что мня «взяли» сюда на Землю с одной планеты, которую я не могу назвать иначе, чем райской. Причем «взяли» как раз нас двоих, - меня и эту Эдну.

В: Расскажите всю эту историю с самого начала.

И: Про появление Учителя тоже рассказать?

В: Да.

И: В детстве я развивалась стихийно, но потом я поняла, что меня «вели». Сколько себя помню, у меня была паранормальная способность - видения эфирных сущностей. Потом появилось ясновидение, яснослышание - меня с восьми лет начали этому учить. Многому учили через книги, через учебники. Это биология, химия, физика, астрономия, история. До восьми лет я ни читать, ни писать не умела. А тут, вдруг, я научилась читать, причем по диагонали, с конца, кусками, - то есть за вечер я в состоянии была прочесть и осознать 3 книги средней величины или одну толстую. Причем я их читала с середины, чуть ли не вверх ногами, листала. Но это, конечно, способности не мои были. Меня так учили. И, таким образом, я за короткий срок набралась знаний и стала эрудиткой. Затем у меня это пропало. У меня другой период пошел - любовь, отношения с мужчинами, - это уже в юности. А до этого меня как бы берегли. То есть, мальчики за мною ухаживали, но я с ними не общалась. И вот, лет в пятнадцать способность скорочтения у мня вдруг пропала. Стала читать, как все - по строчке, словами. Но меня все равно «использовали». Недаром я говорила, что ощущала себя радиоприемником.

Например, я явно участвовала в развале Союза. То есть, меня посылали в разные критические точки, я там какое-то время была, а потом в последний момент, когда война начиналась, меня вывозили как-то чудом. Я знаю, что не одна я в этом участвовала, таких людей было много. И когда нас вместе где-то «собирали», там начинался развал...

В: В чем заключалось ваше участие?

И: Тогда это происходило неосознанно. Это брат мой первый заметил: «Куда ты не поедешь, там какие-то волнения начинаются». Это началось в Армении...

В: Вы же не политический деятель, - как это было?

И: Вибрации… Мое служение, как я потом уже поняла, таково - мне надо вибрировать... Мое дело - вибрировать в каком-то ключе, проводить какие-то токи. Причем что-то «сверху» приходит, а я что-то посылаю. Сначала была Армения, потом Гудаута, Абхазия, Тбилиси, Душанбе, Южный Таджикистан, Крым... Когда я поняла, что в моей жизни нет ничего случайного, как в жизни любого человека, иначе был бы хаос, а не жизнь, и когда у меня пришло видение, что каждое событие, разговор, - все это не случайно… Причем, я по убеждениям была ярая советчица. Меня родители приучили слушать старших, учителей... Я по профессии ботаник. Тогда был неосознанный период. Я приезжала с экспедицией в какой-то регион и, через некоторое время моего там пребывания - начиналось... Такое не может быть простым совпадением. Потом я уже все осознала... Осознанный период у меня начался, когда я крестилась в тридцать пять лет. Причем я не хотела креститься, а меня заставили... Это было Таинство в настоящем смысле слова: в подземной церкви, в Александро-Невской лавре. Крестил нас старый батюшка. Таинство это длилось не сорок пять минут, как сейчас, а где-то два с половиной часа. Там я впервые, видимо, соединилась с чем-то. У мня было необыкновенное состоянии души, взлета, и вот тогда ко мне пришел Учитель.

В: Как пришел?

И: Пришел, опять же, в сновидении. Тогда душа у меня была неопытная, грубая, поэтому они обращались со мной довольно грубо. То есть, они на границе сна и бодрствования не пускали эфирное тело в физическое, не давали мне пробуждаться. Это было страшно. Но, в таком состоянии я могла их воспринимать, потому что они были нематериальные. Я чувствовала, что это группа. Учитель был как бы один, и внешность у него была всякий раз одна та же, но все равно это для меня были - они.

В: Он как-то назвался?

И: Нет, я не знаю, ни кто они, ни откуда. Знаю только внешность. Они рассказали мне мою историю появления на Земле. Это, конечно, очень похоже на сказку, но они меня убедили. Показывали до тех пор, пока я не поняла, что это не померещилось.

Реальное мое рождение было непростым. Мама моя - сердечница, но, она решила рожать. Когда мое тело выдавили доской, то это тело было мертвое и черное, - даже не синее, - пуповиной обернутое три раза.

В: Такие ведь не оживают.

И: Вообще-то, да. Родилось мертвое тело, которое потом вдруг ожило.

В: Как прореагировали на это медики?

И: Никак, наверное... Я даже не знаю… Мама была долго без сознания.

В: И у вас долго сохранялось состояние «души в мертвом теле»?

И: Да, меня бабушка даже звала зеленушкой. У меня был в детстве зеленый цвет лица. Я себя в зеркале не узнавала, на фотографиях не узнавала, только по одежде - все время было ощущение души в мертвом теле. Смешно было. Смотрю, например, в театре в большое зеркало - что за девица в моем платье идет? А еще у меня было оживание в эфирном теле, то есть я вроде жила в эфирном теле, а физическое - как мертвый придаток. Я тело ненавидела в детстве, резала его, колола, прыгала с высоких деревьев, чтобы хотя бы на миг сознание потерять. Хотя сознание не теряла никогда. А жила я, по-настоящему, во сне. Для меня сон был - настоящее освобождение, моя настоящая жизнь... Еще в детстве я в снах путешествовала, что-то проживала. У меня сны были всегда осознанные. Я могла там действовать, как считала нужным, по обстоятельствам. Я все время тосковала по какой-то своей райской планете, причем я там себя видела такой, как я там была. А там мы были андрогины, таких бесполые, красивые, в светлых туниках…. И у меня была с детства какая-то тоска, - как будто бы по той жизни, которую я потеряла. Потерянный рай... И когда я просыпалась, я с непониманием оглядывалась по сторонам. Я не понимала, глядя на окружающих, - кто эти люди и что они здесь делают.

В: А что это за райская планета была?

И: Это планета где-то в центре галактики.

В: Откуда вы знаете, что это в центре галактики?

И: Я не знаю, какая это галактика... Самое плотное тело там было эфирное, а эфирное тело - оно и видимое, и руками его, в принципе, можно потрогать. Это у землян принято считать, что оно тонкое. Оно не тонкое. Эфирных жителей очень много, на самом деле. Почему в центре галактики - потому что при заходе Солнца небо было золотисто-розовое, то есть там сплошняком звезды были. Был золотистый полумрак, похожий на наши белые ночи. Небо чудесное. Такая была дивная планета! Мы там жили. Были мы, как я уже говорила, андрогины. Дети рождались редко и только у особо продвинутых, - тех, кто мог создать соответствующие мыслеформы. У меня там детей не было.

В: А форма была человеческая?

И: Да, юных дев или юношей. Такие вытянутые фигуры. Ну, как ангелы. Жили дивно, но не развиваясь. Когда я прочитала «Розу мира»*, - это было похоже «мир богов». Полная гармония. Не надо думать ни о еде, ни о жилище. Питались энергией, а самая грубая пища - это аромат цветов.

* Имеется в виду книга Даниила Андреева.

В: Интересно, я себе представляю - и не хочется мне туда.

И: Уже и мне не хочется. Пресно. Тем более, что здесь, благодаря жизни в физическом теле я попадала в такие состояния... В древних книгах написано, что только в мире людей можно осознать мир богов. Богам слишком хорошо, чтобы они куда-то стремились.

В: Вы рассказывали, как ваш Учитель объяснял вам, что происходило, когда вы рождались в теле мертвого ребенка. А что происходило в других планах?

И: Мне было видение, которое показывали три раза. Там я с другом или подругой - существом на данной планете - порхаем по лугам. Счастливы, бездумны, безмозглы, ни о чем заботиться не надо. Мы в полной гармонии с окружающим. Вдруг - ощущение тревоги. А там это странно, - ведь бояться нечего. А тревога нарастает. Смотрим - точка приближается по воздуху. У нас тревога перерастает в ужас, и мы передвигаемся скачками. Короче, - дали деру. А эта точка превратилась в летающую тарелку. Это был модуль, ведь сам корабль большой. И вот эта тарелка с явно нехорошими намерениями приближается... Очнулась я в каком-то зале на какой-то каталке, смотрю - подруга моя рядом, без сознания. Подходит ко мне некто, - Учитель мой. Делает мне как бы укол. У меня родимое пятно на этом месте. Но поскольку мы были эфирные, мне шприц уже сейчас показался. Что это было там - трудно сказать... Я потеряла сознание. Вот нас и засунули в тела. Мы были чистые души в человеческом понимании...

В: Вы осознавали этот момент перехода в тело ребенка?

И: Смутно, с четырех лет я ощущала эту боль, а осознанно стала себя воспринимать только с восьми лет. Осознание у меня поздно пришло. Таким образом я на Земле и оказалась.

В: Вы рассказали, что вот эта ваша подруга и была та американская ведьма.

И: Да, когда я рассказала ей эту историю, она ни капельки не удивилась. То есть, она это приняла сразу же. Мы с ней и родились в один день, в один час, хоть и на разных концах планеты. Она в Чикаго, я - в Санкт-Петербурге.

В: Какова же была задача вашей встречи?

И: У меня - астрал пройти, а она должна была какие-то свои выводы из этой встречи сделать. Я ей подробности не рассказывала, я ей рассказала про планету нашу и про то, как мы сюда попали. Она с этим согласилась. Она мне из-за дедушки поверила, потому что дедушка меня домогался все время. Я попросила ее сказать дедушке, чтоб он от меня отстал. Они спросили, что я про него знаю. Я говорю, что, мол, так, так и так, даже полностью описала его, сказала, что он был хромой. Потом я этого деда замолила, -помогла ему уйти окончательно.

Вообще, я все это впервые рассказываю. Видимо, это уже можно говорить. И таких, как я людей много, очень много. Вот, я считаю, что Сережа Чебанов тоже из таких людей...

В: Это - брат Игоря Чебанова, про которого есть главы в первом и втором томе.

И: Мы с ним познакомились в пятом классе, после олимпиады по биологии, где мы были победителями. Нас обоих пригласили в кружок ботаников во Дворец Пионеров. Мы сдружились, много общались. Он мне много всего рассказывал, причем такого, что я тогда и не понимала. Только чувствовала, что состояние от его рассказов какое-то особенное, - как будто тебя какая-то сила выпрямляет и приподнимает. Он и в детстве был и сейчас остается совершенно необыкновенным человеком. Он дал мне колоссальный толчок к развитию... Но он - из других мест чем я (я имею в виду происхождение). Если я была совершенно безмозглая после своей планеты, где никто почти не умел думать, так что если бы за меня Учителя не взялись, - так бы и осталась умственно-отсталой, а Сережа, наоборот, был очень ментально подготовлен и оперировал такими ментальными конструкциями, которые я даже не силилась понять. Но, я видела, что он тоже не «коренной» землянин. Я таких людей, как правило, вижу сразу. У многих из них много проблем с физическим телом. У Сережи, насколько я помню, в детстве был ДЦП, но он так работал над собой, что уже к пятому классу это почти не было заметно, а дальше так и вообще... А с моим телом - я уже говорила... Образ такой: представьте, что молодую розовую ножку засунули в старый заскорузлый башмак на два размере меньший, чем нужно. Попробуй в таком состоянии поживи... Но уж, пользуюсь тем, что дали...

В: Когда вы почувствовали, что уже сознательно стали на Путь духовного поиска?

И: Это было связано с появлением Учителя. До этого я была дуалисткой, то есть, для меня существовали такие полярные категории, как добро и зло, Бог и дьявол... Поэтому я и Учителя поначалу пыталась избегать, - думала, что это какие-то бесы меня искушают и сбивают с Пути истинного. Потом у меня было видение, как ко мне пришли мои предки в белых одеждах и благословили меня. Из них я только бабушку свою помню, а от остальных было только ощущение, что они - мои предки, то есть, предки этого тела. Тут, кстати, сложно все: карма-то, которую я проживаю, - она не моя, - она этого тела. И я поначалу не могла понять за что мне разные не мои ситуации. Ну что же, - отработало то, что дали. Потом, кстати с Лазаревым* встречалась, обсуждала этот вопрос. Он мне все разъяснил подробно и подтвердил, что карму эту я отработала. А что касается Пути, то как у меня это проходило: сначала Учитель показывал мне видение с ощущениями, а потом уже подводил к каким-то ситуациям, где это отрабатывалось, или книга нужная попадалась. Но. никогда не было, чтобы сначала, например, книга, а потом - видение. Книга подтверждала опыт переживания, а не наоборот. Иначе можно было бы сказать, что мозг переработал содержание книги и выдал галлюцинацию на эту тему.

* Автор книги: «Диагностика кармы»

Так, например, я попала в Священной России, а уже потом прочитала «Розу Мира» Даниила Андреева.

В: Расскажите, что такое «Священная Россия».

И: Это отдельная история. Начну с того, что во многих Традициях используется система так называемых посвящений. И это, как мне кажется, не на голом месте родилось. Действительно, посвящения существуют и для многих являются важными этапами Пути. У меня было несколько посвящений. Все они происходили в видениях или в осознанных сновидениях. Первое - было посвящение в ведьмы. Происходило это в длинной комнате. Там сидел мой Учитель и еще несколько существ. Я была среди них. И вот Учитель протягивает древний серебряный кубок молодому мужчине, который сидит рядом со мной. Тот не пьет, отказывается. Тогда Учитель протягивает этот кубок мне. А мне терять нечего, - я беру этот кубок и выпиваю. Ощущения чего-то обжигающего... В это время из глаз Учителя на меня устремляются голубые лучи. И, вдруг, я тем же ему отвечаю, - такими же лучами. Он улыбнулся, мол, прошла... После этого у меня стали еженощные путешествия в астрал. Стала я летать на ведьминские шабаши. Потом стала применять это уже в жизни...

В: Как?

И: Я получила то, что называется властью над людьми. Мне стало очень просто ими манипулировать. Особенно мужчинами. Я заключала даже пари с подругами: например, я знаю, что для какого-то мужчины я совсем не интересна, более того, я совсем не в его вкусе. И я его влюбляла в себя. Это было для меня легко...

Кроме того, проявились целительские способности. Я, например, могла за несколько секунд полностью залечить рваную рану, пропоротую гвоздем. Работа с эфирным телом давалась очень хорошо.

В: Что вы при этом делали? Была визуализация, что вы зашиваете рану или что-то еще?

И: Да, я представляла, что я штопаю или замазываю рану, вкладывая в это свою эфирную составляющую, свои ощущения...

В: Это вы начали говорить про систему посвящений.

И: Да. Это было посвящение в ведьмы. Это работа с физическим и эфирным телом, с эмоциями, общение с сущностями... Вторым посвящением было попадание в Священную Россию. Это происходило, как очередное видение. Я оказалась в старинном городе. Причем, прозвучало, что это - Небесная Москва. Я иду по золоченой мостовой куда-то вверх...

В: Что такое Небесная Москва? Чем она отличается от обычной Москвы?

И: По Даниилу Андрееву это - Затонис, то есть место, где обитают русские святые. Москва здесь имеет смысл сосредоточия русского Духа.

В: Она похожа на физическую Москву?

И: Да, похожа на Москву до пожара восемнадцатого века... Дома пустые. Жителей там было мало... Подхожу я к золотой ограде, а за оградой белый Храм. Храм этот похож на древние Новгородские Храмы. Вхожу я за ограду и начинаю искать дверь. И никак мне эту дверь не найти. А я знаю, что все там - в Храме, куда мне никак не войти. И вот, стою я возле Храма и горько плачу. Вдруг открывается дверь, которую я не заметила, и оттуда выходят люди в белых сияющих одеждах. Ко мне подходит женщина с простым лицом и ласково спрашивает: «Что ты, милая, плачешь?». - «Вот, - отвечаю, - в Храм-то мне не войти никак!» Она мне: «А ты посмотри на себя, - кто же тебя такую грязную в Храм пустит?» Тут я себя осматриваю и вижу, что одежда у меня серая, а сзади еще и хвост какой-то тащится из грязи, крови, гноя, дерьма... Куда мне в таком виде в Храм! И тут я оказываюсь за оградой, продолжая горько плакать... На этом я просыпаюсь. После этого видения вся моя жизнь перевернулась.

В: В чем вы видите смысл этого сна?

И: Я видела какие-то области бытия, куда рвалась моя душа. А меня не пустили, потому что я была грязная и никак этим областям не соответствовала. Так вот, сила этого видения - посвящения была такова, что я сразу же круто изменила свой образ жизни, свои убеждения. Я прекратила все недостойные проявления и стала чиститься.

В: Вы имеете в виду, что прекратили это самое «низшее ведьмовство», которым занимались после первого посвящения?

И: Да. Все проявления неправедной жизни. Грешить перестала. Я ведь была на сексе помешана до того, аборты делала, людьми манипулировала, вообще жила как-то корыстно... В самом ведьмовстве ничего дурного нет, но вот то, как я его использовала...

Итак: стала я молиться и поститься, ходить в Православные Храмы.

В: Если я правильно понял, то это видение привело к пересмотру системы ценностей?

И: Да, совершенно верно. Причем видение было настолько энергоемким, что перевернуло мою душу и я проснулась совершенно другим человеком.

Но, все время по ночам продолжалось мое обучение. Учитель водил меня по разным слоям, в том числе, инфернальным, - по тем что описаны у Даниила Андреева. Повторяю, - его книгу я прочитала уже много позже, - она долго мне в руки не давалась. Так что, мой опыт был независимым и полностью подтвердился потом, когда я «Розу Мира» прочитала.

В: А что это были за слои, по которым вас водили?

И: Это были эдемы, то есть, раи разных уровней, и преисподние разных уровней... В принципе, я поняла, что каждый человек попадает в определенное место, которое соответствует его вибрациям... Самое тяжелое место, куда я смогла попасть, ощущалось как узкий тоннель в скале, ледяная вода по грудь, сдавленное дыхание... Ниже, в те адские места, где огонь и все такое, я не смогла попасть. Причем, по пути я работала...

В: Как это - работали?

И: Там встречаются такие слои, которые похожи на ямы или воронки. И я видела души, которые копошились там и никак не могли выбраться. А я делаю некое волевое усилие, - в визуализации этому усилию соответствует протягивание навстречу этой душе руки, - она цепляется и я ее вытягиваю оттуда...

В: Как вы сейчас считаете, были ли такие ваши действия адекватны или они могли оказаться медвежьей услугой?

И: Это было вовремя. Учитель меня убедил, что то, что делается с его подачи - правильно. И возникало ощущение выполненного долга. Часто удавалось пережить совпадение «хочу» и «надо». Это здорово! Я, кстати, недавно в вашей статье* об этом же прочитала. А у меня ведь часто было так, что «не хочу», но «надо». Иногда, правда, я выбирала «хочу», но «не надо», но потом было долго не отмыться от такого выбора.

* Имеется в виду статья В.Лебедько «Мотивация. Творчество. Предназначение» // «Субъект и Реальность» 2000 №1. Статья также есть в интернете на авторской страничке.

Учитель много знакомил меня с так называемыми инопланетянами...

В: Это кто такие?

И: А это тоже жители Земли, только они нематериальные. Они живут в эфирных телах. Они на Землю пришли много тысяч лет назад.

В: Что они здесь делают?

И: Они здесь всю научно-техническую революцию делают.

В: Человеческую?

И: Да.

В: То есть, они каким-то образом влияют на людей?

И: Да, влияют. Все научные достижения - это их работа.

В: А как это происходит? Они что - нашептывают в уши ученым что-то?

И: Ну, для простоты можно сказать и так, хотя это, конечно, сложный процесс.

В: А что сами люди не в силах развивать науку? Неужели для этого нужны чья-то посторонняя воля?

И: Дело в том, что эти силы недаром считались дьявольскими, а религия боролась долгое время с наукой. Потому что то, что они нашептывают - ведет к разрушению. Я, конечно, имела в виду не всю науку, а только ту ее часть, которая направлена на разрушение...

Кстати, раньше я много ходила на разные научно-популярные конференции и собрания, которые были популярны в конце восьмидесятых. Про НЛО, про идеи космического сознания...

В: Я помню, был целый период и даже движение по возрождению идей русского космизма, идей Циолковского, Чижевского, Вернадского... Вы это имеете в виду?

И: Да, это в том числе. Ну, и еще всякие уфологические собрания... И вот, я помню, был доклад, касающийся НЛО. Когда докладчик вышел на трибуну, я вижу - по проходу к нему идут три эфирных существа и становятся у него за спиной. Они его речь контролировали. В результате он ничего толком и не сказал - так, воду одну, что называется. Так его проконтролировали, так как информация эта должна была на тот момент быть закрытой. Я и сама ничего не поняла из того, что он говорил и у других спрашивала, - никто ничего не понял. В одно ухо влетело, а в другое вылетело.

В: То есть, ваши видения в ряде случаев все-таки опираются на какой-то опрос, сбор данных и некоторую, так сказать, статистику?

И: Да, я часто собираю данные и сопоставляю их со своими видениями. Дело в том, что с ума-то легко сойти...

В: Это вы рассказали о периоде конца восьмидесятых. Что было дальше? Были ли еще какие-то посвящения?

И: Были. Вот было видение, когда ко мне протягиваются светящиеся золотым светом руки. И я знаю, что это руки Христа. Они сплетаются и образуют чашу. Она становится бирюзовой. Я выпиваю с благоговением какую-то очень горькую жидкость...

Это видение ознаменовало определенный завершающий этап и переход к новому...

В: А что новое проявилось в вашей жизни? Какой иной она стала после этого?

И: Это было в девяносто четвертом году. Тогда как раз и появился Сен-Жермен, - это то, с чего я начала...

В: А что было после Сен-Жермена?

И: Вообще, он и его компания - это ребята очень серьезные. И мой отказ с ними сотрудничать стал мне боком. Проявилось это в том, что все заработанные мной в Америке деньги я потеряла...

В: Вы говорили, что несколько лет назад ваш Учитель вас оставил...

И: Да, это было после очередного мощного состояния, когда мне удалось войти в огненный мир. Не в тот огненный мир, который в преисподней, а как раз наоборот. Я проснулась ночью с желанием молиться. Очень мощное было молитвенное устремление. И меня выбросило в этот огненный мир. Переживание - просто невероятное. Первая и последняя мысль, после которой мышление остановилось, была: «Ну вот, наконец-то я дома!»

В: Вы имеете в виду тот рай, что был на планете, откуда вас забрали на Землю?

И: Нет. Это то место, куда я стремилась. Это то, где теряется «я». Оно сначала дробиться на бесчисленное количество маленьких «я», которые потом сливаются в одно целое и исчезают. То, что остается, словами не описуемо, но это именно то, что я бы назвала своим окончательным домом.

В: Это было в сновидении?

И: Нет, я не спала.

В: Что произошло после этого?

И: Сначала, на фоне того переживания я полностью потеряла интерес к этой земной жизни. Я хотела оставить тело и я хотела туда, в огненный мир. А в это время я занималась уже у Виктора Васильевича, ученика Мастера Хора*. Я ему на занятии рассказала о своем переживании, - он на меня внимательно посмотрел, после чего дал всей группе определенное состояние. А затем спросил, кто что почувствовал. У меня возникло видение: женская фигура, похожая на Изиду с покрывалом, закрывающим ее глаза. Я знаю, что это - Мать Мира. А я стою перед ней на коленях, - причем я - в образе негра. Ноги у меня в цепях, а на руках цепи порваны уже... И я стою перед ней и бессловесно молюсь.

* Мастер Традиции Хора – Атаян.

В: Интересное переплетение двух образов из Арканов Таро. Изида - из второго Аркана, а образ негра с разорванными цепями присутствует в Великом Иерофанте - пятом Аркане.

И: Да. Я ощущала это, как некую готовность к освобождению и томление души. Но, я не договорила. Тут приближается огненная точка, становящаяся шестикрылым серафимом, который затем превращается в цветок лотоса с раскрывающимися лепестками. И я заглянула в этот лотос. Там было нечто сияющее, с чем у меня установилась внутренняя связь. Я поняла, что это связь в тем самым огненным миром.

В: И после этого вас отпустил Учитель?

И: Да. Это произошло сразу же.

В: Правильно я понял, что после этого переживания необходимость в персонифицированном подходе к Единому у вас отпала что и ознаменовалось исчезновением Учителя?

И: Да, именно так. Вы выразили то, что я переживала интуитивно.

В: И что произошло дальше?

И: Во-первых, ощущение полной свободы. До того моя жизнь была подобна переходу через болото, через гать. Шаг вправо, шаг влево, - увяз и неизвестно, - вылезешь ли. Остановиться невозможно, - все время подталкивают. В принципе, дорогу подсказывают, но самостоятельные шаги смерти подобны. Никакой свободы, - одна необходимость. С другой стороны, в этом была какая-то простота - есть голос и образ Учителя, - слушайся его и все будет нормально. А тут меня отпустили. Ощущение - как будто я на лодочки посреди безбрежного океана. И свобода, но и куда грести - непонятно. Греби куда хочешь, никто не мешает и никто ничего не подсказывает...

В: А не возникло ли у вас тогда ощущение контакта, но контакта уже не с персонифицированными Учителями и сущностями, а с тем самым абстрактным, невербализуемым, Единым?

И: Довольно скоро я поняла, что мне нужно продолжать вибрировать. Что эта моя работа никем и ничем не отменяется. А что касается абстрактного... Когда Учитель исчез, действительно исчез только он, но не соединенность, но теперь это была соединенность с чем-то непостижимым. С тем невыразимым, что я обозначила, как огненный мир...

В: Вы обозначили свою Миссию, как - вибрировать. Это достаточно абстрактно и может оказаться непонятно читателю, привыкшему оперировать более конкретными категориями. Могли бы вы спроецировать это понятие - «вибрировать» на какие-то поступки в своей жизни?

И: По моим представлениям мир состоит из вибраций. Даже в физике, если смотреть с волновой точки зрения, то даже наши физические тела представляют собой стоячие волны. То есть, вся вселенная вибрирует, вибрирует каждая ее частица.

В: Ну, а в более привычной большинству людей корпускулярной картине мира эти вибрации оформляются в потоки движения материи, эмоций, мыслей, событий...

И: Да, поэтому, если, например, меня куда-то зовут, я по опыту знаю, что это не случайно и что нужно идти. Это возможность где-то реализовать себя...

В: То есть, вы идете «на службу» - вибрировать?

И: Совершенно верно. Именно так я это и воспринимаю. А уже конкретные события, которые при этом складываются, - это уже производные от вибраций. Вот, например, меня зовут в экспедицию на Алтай. С одной стороны - почему бы не поехать на Алтай? Но, с другой стороны - надо ехать за свой счет, а это для меня немалые деньги, которые еще где-то нужно достать. И я отказалась. Решила поехать вместо этого на свою дачу, отдохнуть, да пособирать ягоды - грибочки. Приезжаю я на дачу, а она полностью разграблена, причем, по свидетельству соседей, шум и разбой на даче были как раз в ночь, следующую за моим отказом ехать на Алтай. Я все тут же понимаю, звоню в город, говорю, что согласна ехать в экспедицию. В этот же день мне достается необходимая сумма денег... Еду я в экспедицию уже зная, что моя задача там - говорить, не думая, - просто открывать рот, не успев подумать, что скажу. На первый взгляд, это просто, но посудите сами, - группа из сорока человек, где по возрасту я почти самая старшая. В основном состав группы, это молодые мужчины, студенты и аспиранты, которые мне в дети годятся. А мне нужно говорить, не обдумывая что и как. Открывать рот и изливать все, что оттуда вылетит. А вылетало порою такое, что начальнику экспедиции бывало за меня стыдно. А я входила в состояние резонанса с людьми, с которыми общалась, усиливала это и вербализировала. А так как там в основном были молодые мужчины, из меня лезла всякая всячина на сексуальные, например, темы. То есть, я зеркалила... Но, главное, как я поняла, было не в этом. В группе был один молодой человек, который был явно на Служении, но он был еще молод и неопытен. Скорее всего, его «готовили» к какой-то очень серьезной Миссии. И вот, я очень много с ним общалась и проговаривала то, что ему, вероятно, надо было услышать. Плюс к этому я в этой экспедиции еще и собственных вопросов решила довольно много.

Был там один занятный случай. Меня укусил самый настоящий энцефалитный клещ. А так как дело было вдали от населенных пунктов и медицинской помощи, то вскоре я заболела энцефалитом. Клещ был самым настоящим - потом проверяли.

В: Вообще-то, болезнь, которая заканчивается либо смертью, либо очень печальными осложнениями. Как же вы избежали этого?

И: Ситуация была такова: я поняла, что либо я умру, либо мне нужно мобилизовать все те свои способности, которые у меня в жизни были. Способности целительские, способности саморегуляции... В течении двух дней у меня были все симптомы: и судороги, и помертвение кожи, и много чего еще... Но, лежала я только два дня. Все остальное время я была на ногах. И все прошло без всяких последствий...

Через три недели я поехала в следующий маршрут на горный Алтай. Там я попала в очень мощное место силы. Там есть чрезвычайно труднодоступное плато Укок, куда добираются либо такие же как мы сумасшедшие ботаники, либо люди «рерихнутые» - те, что Шамбалу ищут. Это место, где западная и восточная ветвь Алтая переходит в южный - монгольский Алтай. Там вокруг пять священных гор. И вот, там такие удивительные состояния, такие удивительные вибрации... С меня там много что слетело...

В: Что вы имеете в виду?

И: Я имею в виду эфирную и астральную грязь. Ну, а кроме того, я там испытала совершенно неописуемое переживание любви. Любви и единства со всем миром. И, хотя ни слова не было сказано, вокруг еще многие заразились этим переживанием.

Вообще, я как бы коплю переживания. Запоминаю доступ к ним...

В: Зачем? Какой в этом смысл?

И: Опираясь на прежние переживания, я иду к новым. Можно ведь всю жизнь крутиться в замкнутом кругу одних и тех же переживаний, - что с очень многими людьми и происходит. А я, опираясь на то, что уже было. Стараюсь все время выходить за границы уже известного опыта. Это красиво на словах, но всегда связано и с физическими, и с психологическими тяготами. Организм, как правило, сопротивляется новому опыту. Но, моя жизнь, в основном и была наполнена такими моментами, когда я должна была через себя переступать. На всех планах. Через не могу...

Вот еще два года назад я была Англии. И тоже не случайно. Там как раз было полное солнечное затмение. Во время самого затмения получилось так, что кругом шел дождь, а там, где была я - дождя не было. Ну это так, мелочь, вроде бы. Потом, как я поняла, моя поездка в Англию была неким вкладом в подготовку визита Путина к Блэру. Это опять же связано с вибрированием...

В: То есть, подготавливали не на политическом уровне, а на вибрационном.

И: Да. Вообще, я там много общалась с людьми, - язык я знаю неплохо, - я меняла их взгляд на Россию... Ведь многих там совершенно неадекватное представление о России.

В: Давайте я попробую описать механизм того, что вы назвали подготовкой политической встречи на высоком уровне. Меняя мировоззрение какого-то коллектива людей, создается в пространстве определенное качество мыслеформ, которое действительно подготавливает почву для более благоприятного взаимодействия эгрегоров.

И: Совершенно верно. При этом я не отношусь к тому, что я делаю очень серьезно. Очень много игры. Кстати, сквозной линией, проходящей через всю мою жизнь, является разбивание всякого рода стереотипов. Сначала я делала это неосознанно, за что была бита социумом. Потом уже сознательно.

В: Ну что же, надеюсь, что и через данную книгу это произойдет...

И: Еще один момент, который я должна, как я чувствую, сказать. В конце концов я пришла к тому, что можно назвать теизмом. Источник един. А всевозможные сущности, представители иерархии, - я их конечно чту, но понимаю, что они лишь проявления каких-то граней Единого.

В: Персонифицированные вибрации, - выражаясь вашим же языком.

И: А Бог для меня везде и во всем. А вообще, я чту Великий Закон Бытия...

В: Что это за закон?

И: Это закон, по которому все живет, начиная от пылинки и кончая метагалактикой.

В: Его как-то можно выразить словами?

И: Закон Бытия? Он имеет множество частных проявлений: закон кармы, десять заповедей, закон Кулона, правила уличного движения...

В: Отлично!!!

И: Да, это вибрации, которые на разных уровнях, для разных людей воплощаются в те или иные формы.

К нему по-разному подходят мужчины и женщины. Мужчины (я имею в виду основную массу) подходят к этому, как правило, в результате логических размышлений. Поэтому они приписывают себе все свои достижения. Есть правда исключения. Мудрый Сократ, например, говорил, что у него есть Даймон, который и приводил его к тем или иным откровениям. За это его и заставили выпить цикуту... А у женщин, как правило, познание идет через опосредованную форму, через Учителей, например или каких-то сущностей... Я считаю, что и тот и другой подход половинчаты. И нам нужно соединяться...

В: Может книга отчасти этому и послужит...

И: И еще, - об иерархиях и пирамидах. Конкретное воплощение иерархии - масонская иерархия, где истина на вершине, а человек, на вершине находящийся, считался выразителем этой объективной истины. И в этой иерархической пирамиде - чем ближе ты к вершине, тем, по определению, ближе к объективной истине. А все остальные должны в это верить. Но, так было в прошлую эпоху. Сейчас наступает смена эпох и происходит переход к некой сетчатой многомерной структуре. То есть, совокупность субъективных истин... Мне это было, в свое время, в видении показано: пирамида, потом пирамида разрушается и возникает новая более гармоничная и многомерная структура.

И еще, идет переход от веры к знанию. Если раньше, когда существовали иерархии и пирамиды, все должны были верить в то, что выражали те, кто был наверху, то сейчас необходимо каждому пережить свою субъективную истину, которая из веры, путем переживания, становится знанием. Каждый переживает по своему разумению и согласно своим возможностям, в все вместе, - вся эта совокупность субъективных истин соединяется в ту самую сетчатую многомерную структуру, - в одно целое. На месте религий может возникнуть новое качество, основанное не на вере, а на знании...

В: Давайте вернемся к переживанию любви, которое возникло у вас на Алтае. Вы сделали на этом такой акцент, даже не столько вербальный, сколько по состоянию, что мне кажется, эту тему можно было бы развить особо.

И: Да. Я хотела бы рассказать, как я двигалась к этому переживанию. Путь к нему занял много лет и, первоначально, был связан с отношениями с мужчинами. Любовь - это ведь очень многослойное чувство. Вот и я начала с первого слоя. Это было установление, если можно так выразиться, эфирного резонанса с партнером. Тогда это казалось любовью и было тем, к чему я стремилась. Затем был поиск уже астральной синхронизации. Потом - ментальной. Еще дальше - соединение уже на будхиальном плане, то есть в области системы ценностей и ценностных, экзистенциальных переживаний. В одиночку такие состояния не испытать. Для этого и важен партнер. И вот, когда опыт таких синхронизаций накоплен, тогда уже возможна некая «сборка». И для этого уже не важно наличие партнера. Эта «сборка» происходит уже, что называется со всем миром...

Глава 11. Марина Корнилевская

(отрывки)

[ Оглавление III тома ]

[ Предисловие к 3 тому ] [ Ева Весельницкая ] [ Виргиния Калинаускене ] [ Наталья Нур ] [ Виктория Рогозова ] [ Ирина Курис ] [ Татьяна Болонина ] [ Татьяна Васильева ] [ Майя Успенская ] [ Анна Н. ] [ Ирина Баланенко ] [ Марина Корнилевская ] [ Послесловие к 3 тому ]

В октябре 2001 года мне «случайно» попался текст бесед с некой Мариной Корнилевской. Текст этот меня очень взволновал, так как в этих беседах как раз были ответы на многие мои вопросы, которые я еще ни с кем подробно не обсуждал. И то, что я прочитал, было настолько сильно и мудро, что я решил найти Марину. Единственное, что мне удалось узнать сразу - это то, что Марина сейчас живет в Израиле... Но, я все-таки не оставил надежду и попытался разыскать адрес Марины или того человека, который беседовал с ней. В январе 2002, когда книга была уже готова, адрес этого человека мне прислали и я тут же написал ему письмо:

Январь 2002 г.

«Здравствуйте!

Я к сожалению не знаю даже вашего имени, но недавно мне попалась "случайно" ксерокопия вашей беседы с Мариной Корнилевской, которая меня очень заинтересовала.

Дело в том, что я заканчиваю написание третьего тома книги "Хроники Российской Саньясы". Это книга о российских мистиках и духовных искателях 1960-1990-х. Два первых тома были о самых разных искателях, но все они мужчины. И вот сейчас весь третий том посвящен женщинам на духовном пути. В связи с этим у меня к вам просьба: Можно ли в приложении к третьему тому поместить вашу беседу (или ее фрагменты) с Мариной Корнилевской (с указанием вашего авторства и т.п.)?

Эта беседа могла бы оказаться полезным для многих читателей...

Буду благодарен вам за ответ.

Влад Лебедько»

Ответ пришел на следующий день:

«Здравствуй Влад! Если это не новогодняя шутка, я думаю, что ты очень удивишься, узнав, кто автор этих "бесед". - Твой давнишний знакомый Ингерман Миша*. В любом случае мне очень приятно, что тебя заинтересовала моя писанина. Странно, как она к тебе попала? Пути информации неисповедимы. Я передаю тебе право прямого общения с Мариной, т.к. мы пользуемся одной электронной почтой и вместе прочитали твое письмо. Здравствуй Влад! Я была удивлена тому факту, что "Материалы бесед" попали в поле твоего внимания т.к. эти беседы были предназначены для достаточно узкого круга людей. Я считаю публикацию этого материала в твоей новой книге нецелесообразным, и предлагаю тебе следующий вариант. Напиши какая тема в “беседах” тебе показалась наиболее интересной, и я постараюсь раскрыть ее более предметно.

* Миша Ингерман действительно мой старый знакомый. Познакомились мы более десяти лет назад  (Миша еще с начала восьмидесятых был учеником Петра Мамкина – того Мастера, который и вдохновил меня на книгу «Хроники российской саньясы» - см. о нем главу в первом томе) и несколько лет общались, пока Миша не уехал в Израиль, да и потом, когда он ненадолго приезжал в Россию.

Марина, Миша»

«Привет, Миша и Марина!

Да, действительно я удивлен! Честно говоря, когда мне сообщили адрес и там было <misha_in>, я заподозрил что вдруг это тот самый Миша Ингерман, но окончательно еще не верил.

Ксерокопия “бесед” (наверное десятая уже, так как многие слова и предложения приходилось долго разбирать) мне попалась от одной моей знакомой из Минска, которая приезжала ко мне для консультации в октябре.

Я уже не удивляюсь, что мне приходит самая разнообразная информация, так как тему я выбрал, и с тех пор чего только необычного и неслучайного не происходило. Но, еще раз повторюсь, что я очень заинтересовался, так как то, о чем говорила Марина в "Часе Женщины" было как бы органичным дополнением ко всему тому, что я набрал для третьего тома.

Я долго искал адрес автора и вот только вчера моя знакомая мне его сообщила, узнав тоже где-то через десятые руки.

Если говорить о том, что меня заинтересовало более всего и что может быть той темой, которую я ни с кем из героинь третьего тома почти не обсуждал, а в беседе Марины это прозвучало: 1) видение женщиной мужчины, мужа, отца... ; 2)пути совместного творчества и вообще, динамика отношений мужчины и женщины; 3)-я тема - традиционный вопрос для большинства бесед этой книги: женщина на Пути.

Я буду очень признателен Марине, если она пришлет свои мысли на эти темы и разрешит поместить это в книгу.

Спасибо, что отозвались. Мир тесен и я очень рад этому общению!

Влад»

Ответ:

«Привет Влад! Выполняем твою просьбу. Посылаем наш ответ.

Обнимаем,

Марина, Миша».

Марина: Первый твой вопрос ко мне был таким: Что значит для тебя мужчина, муж, отец?

Итак: говорить о мужчине безотносительно женщины невозможно, это две половины одного целого. Поэтому я буду говорить о паре. О паре, в понятии мужчины и женщины, а не мужа и жены.

Нет смысла перечислять весь спектр взаимодействий между мужчиной и женщиной. Миллионы пар уже соединялись, миллионы детей уже рождались. Но все равно, каждый раз это совершенно индивидуальная история, отдельный спектакль, авторское произведение.

Как и по какому принципу создаются эти авторские творения, я расскажу немного позже. А сейчас для меня главное раскрыть понятие мужчины через его взаимодействие с миром женщины.

Сначала я хочу оговориться, что речь пойдет о уже состоявшейся паре, в которой реально присутствуют двое. Поиск закончился удачно, и они нашли друг друга. Что это означает? У каждой женщины внутри, в самом сокровенном месте, спрятана сущность ее женской натуры, своеобразный кристалл, или брильянт, который для нее очень дорог. Это суть ее жизни. В нем огромное количество граней. И каждая женщина мечтает, что появится мужчина, ее принц, который сумеет поднять этот кристалл. Построить такую реальность, в которой он заблестит всеми красками. И он сможет охранить его от чужого взгляда и надругательств. А мужчина, он строитель, воин, он принц победитель. В каждом мужчине, внутри его жесткой внешней формы, томиться огонь деятельности. Пространство, которое он стремиться развернуть и проявить. Это его суть. А если у него нет женщины, он строит арматуру. (смотри "Час Женщины")*

* Скоро выходит книга Марины Корнилевской «Час Женщины», где в полном объеме развернут ее взгляд на женский Путь, взаимоотношения мужчины и женщины, рождение и воспитание детей и многое другое...

Не случайно в сказаниях всех народов Мира повторяется один и тот же сюжет: принц спасает принцессу, которая обязательно где-то заперта. Это и есть сакральное знание о мужчине и женщине.

Иначе говоря, все то, в чем я выросла, весь мой мир, - это терем, крепость, темница и т.д., кому как нравиться. Но, по сути, там внутри живет и созревает царевна, которая жаждет быть освобожденной. У мужчины, там внутри, сидит его герой, который жаждет подвига. Потому, что когда он совершает свой подвиг, он реализуется. Преодолевая препятствия и опасности, мужая и развиваясь, он раскрывает свою сущность, потому что у него есть для кого или для чего. А если нет, он начинает выдумывать. Ни один мужчина не в состоянии отказаться от этого. Так как это его звездный час, это его путь осмысления жизни, момент, когда он ощущает любовь Бога и его покровительство.

Жажда деятельности, жажда подвига - это чисто мужская ипостась, ни одна женщина, в действительности, не видит себя: "на коне с шашкой на голо".

Она искренне желает и ждет, что бы ее освободили. И чем старше женщина, тем более она беременна этой нереализованностью, невозможностью выплеснуть, вскрыть свое нутро. Она понимает, что пройдет, не так уж много времени и эта форма, этот кристалл начнет опускаться, краски Мира начнут тускнеть и уходить. Это и есть ситуация климакса, именно поэтому она настолько мучительна для каждой женщины. Вот в чем скрыта главная тайна зависимости женщин от мужчины.

Поэтому ситуация герой - принцесса, форма - содержание, - это главный сюжет отношений между мужчиной и женщиной, и только через реализацию, раскрытие этого сюжета они и становятся, он - МУЖЧИНОЙ, а она - ЖЕНЩИНОЙ.

Но жизнь продолжается, и не все бывает так просто как в сказке: " … и была свадьба, и жили они долго и счастливо и умерли в один день".

В жизни - "каждый герой должен отвечать за свой подвиг".

Возьмем идеальный вариант. Женский кристалл поднялся и встретился с оплодотворяющей внутренней энергией мужчины. Как это происходит?

Молодая женщина растет, развивается, в определенном объеме скапливается определенная энергия. Женщина начинает что-то чувствовать. Еще не понимая, что именно ее так тревожит, она проваливается в это, новое для нее, эмоциональное состояние. Оно еще не оформленное и не зрелое, очень искреннее и нежное, поэтому так чувствительно ко всем грубым внешним воздействиям. Это можно назвать: "Я вся горю, не пойму от чего", " Я жду чего-то, жду и жду…"

Бывает, когда человек вообще не диагностирует себя, попадает в это состояние, и плывет по течению своих мыслей и чувств. Иногда в этом состоянии можно такое себе напридумывать…, а пространство, оно как ребенок, чего попросишь, то и принесет, реализует. И на это "что-то", придет " Кто-то", и тогда вся энергия, которую человек накопил в ожидании, в один миг, прорывается и обрушивается на бедного избранника. Это как эмоциональное цунами, когда не возможно определить, что происходит, чего тебе в действительности хочется или не хочется. Обычно, именно это состояние называют влюбленностью, хотя с моей точки зрения, это не совсем так.

Но, в любом случае, через некоторое время цунами спадает, это означает, что влюбленные насытились первым поглощением друг друга. Как правило, именно в этот момент они начинают задумываться, что делать дальше? ("…а поутру они проснулись." )

Если они действительно нашли друг друга, как они считают, все заканчивается свадьбой. С этого момента должна начаться самая нормальная работа строителей.

Ты знаешь, как снимается кино? Есть сценарист, и есть режиссер. До самого конца они работают в соавторстве. Что-то все время меняется, все время какие-то претензии, споры и проработки. Это и есть - снимается кино. Так же мужчина и женщина начинают снимать свое кино. Это очень трудная работа, иногда от первоначального сценария не остается ничего, но если духовное оплодотворение кристалла произошло, то обязательно появиться необходимая информация, как и что надо изменить. И не надо будет обращаться за помощью к друзьям и родителям, искать ответы в умных книжках. Это будит их личное произведение, работа их совместной души. Они будут одновременно создавать и все время обращаться к так называемой сердцевине дома, их нового дома, их семейного очага. Будут раз за разом разводить огонь и упорно поддерживать его своим вниманием. Это и называется процессуальным состоянием дома. Чудесно ощущать, заходя в дом, как он сам запрашивает тебя и дает информацию, что и как должно быть сделано, что бы дом свободно жил и дышал. Точно так же и вне дома, любая настройка на свою женщину или своего мужчину, проявляет соответствующую информацию, и наполняет эмоционально.

Нет готовых понятий и формул как строить свой дом, это всегда интимный, внутренний процесс для двоих. Если они не дадут себе труда поработать душой, а начнут обращаться к старому опыту, ни чего хорошего не получится. Это как рыться в шкафу со старыми вещами. Начинаешь перебирать все подряд, до третьего поколения, и примерять на себя, а вдруг подойдет. Нет, не подойдет!

Мужчина и женщина, становясь мужем и женой, должны находиться в постоянном поиске новых форм, а не в перекапывании старых, они просто обязаны постоянно меняться. И не надо выстраивать друг друга, или подстраиваться под желания партнера, это всегда пахнет неискренностью. Невозможно выстроить другого, надо меняться самой.

Главное, не надо спешить! Сначала, когда пространство дома еще молодое, понятие о муже и жене, тоже маленькие. Растет дом, информация накапливается, дополняется, корректируется, - развиваются и понятия мужа и жены.

Точно как на съемках фильма: отснятый материал копиться, собирается, сортируется, потом все садятся, устраивают просмотр и обсуждение. То, что не подходит - выбрасывается, а из остального выстраивается живая ткать повествования.

А если муж постоянно спрашивает, что и как ему делать, а жена, что ей варить, это означает, что они потеряли исходную нить своей информации. Надо уходить и думать, искать и только потом заново творить. Нельзя думать вместе, все равно ничего не получится, только ситуация усугубится. Это всегда индивидуальный процесс.

Заходишь домой и чувствуешь, что-то тебе мешает, немытая посуда или сломанный кран. Вчера не мешало и не замечала, а сегодня заметила, значит, время пришло. И не надо тыкать мужа, надо выстроить себя по отношению к новому порядку, новому образу жизни, новой информации. В нормальном доме не существует понятия должна или должен, это всегда совместное творчество, просто есть дела которые надо сделать, что бы обоим было удобно жить. Тогда нет обязанностей, есть постоянное проявление любви и заботы о другом. Я еще раз повторяю, это очень тяжелый, каждодневный труд души, на который далеко не все способны. Но, по моему, иначе жить вместе незачем.

Подведем итог:

Настоящий мужчина для меня - это всегда личность, герой, спасатель и защитник. Если он пошел куда-то, к друзьям, на работу или просто на улицу, он четко знает, зачем он пошел. И я понимаю, что ему нужна новая информация в материальном плане или в духовном, все равно. Потому, что, по сути, он добытчик. И, если это действительно мой мужчина, он дабудит и принесет эту информацию именно мне.

Муж - это следующая ипостась. Это мужчина, который может и согласен строить дом. Это означит, что он не просто отыскал, поднял и отмыл, кристалл, он готов постоянно наполнять его жизненной энергией.

Если мужчина любит женщину и свой дом, он не будет тащить туда все подряд, всю информацию, которая на него валиться. Понятно, что сейчас количество и качество информации такое, которое может похоронить под своим грузом не один дом.

Мужчина и муж должен осознавать, что нужно для его дома и его женщины, для их совместной жизни. А женщина - жена, готова принять его, переработать все что он принес в удобоваримую для него, себя и быта семьи форму..

Муж сможет принести все необходимое, только если он четко знает, что надо принести. Это означает, что он очень хорошо знает жену, что для нее является реальной пищей, как в физической, так и в духовной сфере. Это понятие всегда внутри. Оно возможно только при полном доверии с обеих сторон. К сожалению, до такого состояния доверительности в семье доходят далеко не многие.

Отсюда и появляются все эти "должна" и "обязан".

А теперь представим, что процесс нарастающего непонимания и взаимных претензий продолжается достаточно длительное время. Не трудно предположить, что вскоре все бывшие совместные наработки начнут улетучиваться вместе с энергетикой дома, в итоге дом рухнет. И хорошо если нет детей, и развод решит все проблемы. А если есть, и мать вынуждена одна тащить все на себе. В такой ситуации неважно кто ушел и как, реально или на уровне энергетики, дом все равно не выстоит на одной опоре.

Даже если, внешне все остается по-старому, что называется "ради детей". Муж будет все делать по дому, жена выслушивать его, кормить и обстирывать. Внутри будет пусто. Останутся только "признаки" мужчины и женщины. Это сложный вопрос даже для описания, не говоря уже об исполнении. Он спрашивает у друзей: "Ну что ей еще надо?", а она не может объяснить. Это как подарок на "Новый год". - Елка есть и игрушки, вроде, красивые, а чего-то не хватает, не живые какие-то, радости в них нет. И чему может научится в таком доме ребенок? Он в принципе ничего не может понять. В доме только два понятия: должен и надо. У родителей, напрочь, отсутствует ( в доме, в проявленном виде ) истинное Хочу. Такое, как хочу Жить, и хочу Любить. Как этому помочь?

Еще раз хочу повторить: это труд, серьезный повседневный труд осознания женского и мужского пространства, это внутренняя работа души. Это не в коем случае не означает делить все в доме на мужское и женское, твое и мое. Это, значит идти по запросу. Если меня запрашивает грязная одежда, я ее стираю, если тебя запрашивает пустой холодильник или не прибитая полка, то ты это делаешь. Но не по моей указке, а сам. Это и есть внутренняя ответственность, доверие и договорные отношения в доме. Сам момент настройки на определенное пространство очень важен. Тогда муж не будет говорить: "Почему ты мне сама не сказала", а жена - "… почему ты меня не попросил?"

Семья, с Божественной точки зрения - это всегда определенный способ рождения и испытания новой формы жизни, новой энергетики, нового мышления. Это не случайная встреча, когда утром встали, в лучшем случае, попрощались и разошлись.

Понятие - Муж, - это когда человек уже стал мужчиной. Он уже осознал себя хотя бы частично и ему надо идти дальше.

Так же и женщина, если она осознала, что она хочет быть женой, это означает далеко не только постель, - это изучение и проживание через себя всех тонкостей этого понятия. Когда внизу что-то собирается и постоянно вибрирует, когда появляется энергия для личного хочу. Хочу варить, убирать, любить, и не хочу за тебя что-то делать, чинить. Я могу подождать только, сколько надо, а потом порадоваться, как умело и хорошо ты сам это сделал. Только так можно стать Мужем и Женой.

Тогда жена будет счастлива, а мужчина, став мужем, поймет, что это его единственный реальный заработок в жизни. Потому, что в любом другом месте, в другой ситуации, и даже с другой женщиной, он всегда будет мужчиной, а при необходимости и мужем, так как он свободно умеет входить в мужскую информацию Мира.

Если в этой, уже сложившейся ситуации семьи появляется ребенок, у него никогда не возникнет проблем к кому и с какой просьбой обращаться. Поэтому в старину и говорили: " Проживи год, съешь пуд соли, а потом и рожай".

А как сейчас? Один - два месяца, потом девять месяцев беременность и все, дальше одни проблемы.

Стать, в действительности, Мужчиной и Женщиной очень сложно. Мужем и Женой - стать уже проще, а когда две эти ипостаси полностью реализованы, стать Отцом - это уже благо. Потому, что когда сеть что передавать и есть, кому передавать это всегда Благо.

Второй вопрос был о том, что для меня значит - женщина на пути...

Путь для меня - это постоянный поиск, поиск своей информации. Это как искать сокровище, для настоящего искателя сокровищ. Для него, само состояние поиска, это постоянное устремление, намерение найти и познать что там внутри, бывает важнее самого результата.

Человек на пути - это всегда устремление познать внутреннюю суть вещей и самого себя. Прекрасно сказано об этом в книге "Алхимик" - "Этот мир создан только для того, что бы через эту материальность мы познавали то, что является невидимым"

Прозреть Бога можно только через его дела, через этот материальный Мир. Человек попадает в определенное состояние, в резонанс с обыкновенными вещами: с холодильником и ковром, с одеждой и едой, с людьми, животными, растениями и через все он познает себя и Бога.

Я поняла это однажды, когда в разговоре со своим знакомым возник вопрос, сможет ли он починить будильник. Он ответил: "Я должен взять его руки, тогда пойму". До этого момента он не знает. Это и есть путь, когда человек находится во внутренней медитации, он не знает заранее. Он познает свой мир в процессе познания вещей.

Многие люди занимаются различными практиками, системами, медитациями и т.д. Они специально учатся поддерживать такое состояние сознания, при котором внешний мир смог бы влиться в них. Только для этого и придуманы все эти практики.

Если человек 10 - 15 лет занимался "эзотерическими практиками", а мир его так же узок как 10 лет назад, является ли это его путем? Пусть он уже профи , и голова ломиться от знаний. Это все пустое. А другой, - простой водопроводчик - дядя Ваня, а душа у него такая, как весь Мир. Может он и пьет оттого, что расширился, и не может понять, как можно жить в этом идиотском социуме.

Если у человека есть это совершенно особое состояние духовного озарения и раскрытия, кем бы он ни был, - значит, он на своем пути.

Но бывает и по-другому. Я знала людей, которые бросались в дикие проработки, накручивали совершено сумасшедшие ситуации, начинали заниматься боевыми искусствами и достигали невероятных высот, и только потому, что родились маленькими и хилыми. Так было всегда. Почитайте историю жизни Суворова или Наполеона.

Но вернемся к реальности. Человек на пути, мужчина это или женщина, выбрасывает все ненужное на помойку, расширяет свой внутренний мир, используя любую возможность. Возьмем, например ссору. Пиковая ситуация. Одни поругались и разошлись. А если в этой ситуации отбросить все свои амбиции и претензии, просто остановиться и сказать: "Ладно, я сделаю то, что ты просишь, поступлю, по-твоему". Мир сразу расшириться, вся негативная энергия трансформируется, а у второго, если это требование было "левое", его мир сужается. Он потерял свой шанс.

Если ты через отношения и делание постигаешь суть вещей и явлений, расширяешь свой мир - это и есть твой путь. И надо понимать, что специальные практики, даже если они расширяют тебя до бесконечности, не могут заменить реальный мир. Их надо воспринимать как вспомогательный элемент, который делает нашу обыденную жизнь более целостной, а восприятие более глубоким, объемным и чистым.

Если человек действительно настроен на постижение, самые простые бытовые вещи, например пылесос или приготовление обеда может стать для него открытием устройства Вселенной. ( Попробуйте, настройтесь, действительно, похоже.)

Обратимся теперь к миру ощущений. Чем, например, отличается проститутка от всех других женщин? Тем, что мужчина для нее - работа. Для нее нет в нем и в этом процессе ничего нового, не какого открытия. Она уже давно забыла, что такое чувствовать и переживать. Поэтому, ничего кроме физического совокупления и не происходи (правда и тут, как в любом правиле бывают исключения).

А что происходит с девственницей, которая первый раз ощущает прикосновение мужской энергетики? Для нее все открытие, плохое, хорошее, все равно - открытие. Этим они и отличаются.

Нормальная, здоровая женщина, если она любит своего мужчину, она каждый раз как девственница. Для нее каждый раз первый и единственный. Это как новый Мир - бесконечный и не познаваемый. Тогда это тоже путь.

Не надо будет делать вид, что ты Шакти и изучила все тонкости тантры и премудрости кама-сутры. Все и так будет на своем месте.

Вся наша жизнь - это своеобразная медитация, как для великих учителей, так и для работяги или домохозяйки. Главное, как к этому процессу относиться.

"Человек много лет занимался вегиторианством , а потом, в полной несознанке, пошел на рынок и украл кусок мяса. Сел, смотрит на мясо и плачет. Есть то нечем ".

 

 

Глава 12. (Послесловие)

Тот, кто ищет женщину, находит Бога...

 

«Женщина, если верить поэтам, порождает тот особый род жажды, который она сама не в состоянии утолить. Обладание женщиной есть обладание жизнью, бытием. Но ее красота не является ее абсолютной собственностью, так как не сама женщина посылает эту красоту в мир, поэтому и жажда, которую красота вызывает в мире, того же нечеловеческого свойства. Женщина, таким образом, порождает жажду, которую в состоянии удовлетворить лишь Бог... Ее функция в бытии - метафизическая провокация. Она провоцирует недовольство, неудовлетворенность собой, как неудовлетворенность данностью наличного бытия. Жажда обладания - это жажда слияния, обретения изначальной андрогинности. Соединиться с кем-либо или с чем-либо в Боге, значит, соединиться с утраченным и ускользающим бытием, и метафорически и фактически - налично данным субъекту в существе противоположного пола...

(В.Бондаренко «Край иной»)*

* Напечатано в журнале «Реальность и Субъект» 1998, том 2, №1

Открыв страничку и озаглавив ее «Тот, кто ищет женщину - находит Бога», я тут же вспомнил один свой рассказик, написанный почти двенадцать лет назад. Найдя его в папке со старыми бумагами и перечитав, я был удивлен и потрясен. В этом наивном рассказе, я предвосхитил в метафорической форме все то, что произошло со мной за время написания книги о женском Пути, о женском восприятии. Двенадцать лет назад я обозначил даже свой нынешний возраст - тридцать пять лет... В рассказе этом отражены очень многие - такие разные и противоречивые грани взаимоотношений с Женским, проникновения в Женское, страха перед Женским, соединения с Женским, - все то, что происходило со мной в очень концентрированном виде за последние девять месяцев, а, впрочем, за все эти двенадцать лет...

И, с одной стороны, с тех пор я стал совсем другим, а с другой - вроде бы ничего и не изменилось...

Назывался рассказик: «Душа»*. Я не вижу лучшего варианта для послесловия, чем его наивный романтический слог, который я и помещаю ниже, почти без исправлений...

* «Anima» – лат.

Посвящается Лене Л.

Апрель 1990 г.

Тихий апрельский вечер опускал на город длинные теплые тени... По дорожке, ведущей от улицы, через небольшой садик к домам, шли мужчина и женщина. Мужчина, лет тридцати пяти - это я. Я небрежно засунул руки в карманы куртки и был поглощен какими-то мыслями. Моя спутница, худенькая с длинным каштановыми волосами, обхватила обеими руками мою руку и шла, склонившись к моему плечу.

«Смотри!», - вдруг оживилась она, останавливаясь и наклоняясь к какому-то кустику, - «Уже листочки распускаются, ты разве не заметил?»

Она повернулась ко мне, лицо ее сияло детским восторгом и на щеках ее проступал румянец. Я ничего не ответил, только улыбнулся одними глазами и коротко поцеловал ее в горячие губы.

Около дома я остановился и, встретив ее удивленный взгляд, произнес:

«Ты иди. Я еще немного пройдусь».

Она обиженно пожала плечами, повернулась и зашла в дом. Я подошел к маленькой беседке и сел.

Простые слова о распускающихся листочках звучали уже однажды, двенадцать лет назад. В один из самых счастливых дней моей жизни они слетели с других губ...

... Ее звали Лена. В тот день мы были загородом, и по пути к лесному озеру она и заметила первые листочки. А тогда ничего не замечал, кроме своих мыслей. Впрочем, как и сейчас.

Мы сидели у озера и дурачились. Не помню, кому из нас пришла эта мысль: показать друг другу - каким она видит меня и какой я вижу ее. Мы были похожи на маленьких ребятишек, играющих в песочнице, глаза наши блестели, мы перебивали друг друга, торопясь показать: «А вот ты, вот такой, а еще - вот какой, а еще...» - «А зато ты...»

С удивлением и стыдом узнавал я свою нежность и заботу, свою растерянность и ревность, восторженность и жадность... И, всякий раз это был какой-то новый я. Один я любил Лену, любил бескорыстно и безумно, другой готов был растоптать и уничтожить, третий был холоден и недоступен... Так же неожиданно по-новому увидел я и Лену. И жила в ней та волшебная частичка, чье сияние невозможно было ослабить ничем, никакими другими чертами Лены. Ее. Только эту Лену любил я и только она любила меня, вернее, тоже не всего меня; и любовь эта была светлая и великая, но и краткая: когда нам удавалось вместе быть в этих своих состояниях, жить этими своими жизнями, то это и было счастье...

Потом мы долго еще сидели у потухшего костра и думали о нашем счастье, о нашем загадочном, чудесном, хрупком счастье. Сколько врагов Ее и Его было в нас, сколько неожиданностей могло это счастье разрушить...

Через год мы расстались. Как-то неожиданно и глупо. Недели две я пытался наслаждаться чувством холостяцкой свободы, отсутствия всяких обязательств и ответственности и, хотя догадывался, что такая свобода начнет скоро угнетать, старался не думать об этом.

Потом случайно, на автобусной остановке я встретил Марину, мою бывшую одноклассницу. Вскоре мы встречались уже почти каждый день. Марина манила меня своей чувственностью, азартом, но я понимал, что не только поэтому я каждый раз с таким нетерпением ждал встречи. Я искал в Марине Ее. Искал и, казалось, находил. Находил то одну, то другую Ее черту. И я жадно пробирался к Ней, пытался восстановить Ее, построить Ее целиком в Марине. И, всякий раз, это не удавалось. Та или иная Ее черта проявлялась в разных состояниях Марины и собрать их вместе было невозможно.

Потом были еще другие женщины, но каждый раз я чувствовал, что все равно, к кому бы я не обращался, чье бы имя не называл, я разговариваю с Ней. Я искал Ее, находил, терял и, казалось, что весь мир состоял из маленьких кусочков той, кого я мечтал собрать воедино: мельчайшие крупицы Ее были разбросаны по всему миру, заключены в каждой женщине... Понимая всю безнадежность своих мечтаний, каждый раз как бы забывая свою обреченность, освобождал я новый осколочек своего счастья, чтобы вскоре, еще более неудовлетворенным и опустошенным, все более теряя саму способность надеяться, оставаться в одиночестве...

Я давно уже женился и жил спокойно и мирно. В жене своей, Наташе, я тоже порой находил Ее, иногда, на мгновения, Она даже прорывалась целиком, во всей своей неповторимости, но меня это уже не окрыляло. Ничего нового от жизни я уже не ждал.

* * * * * * * * *

Сидя в беседке, я вспомнил все это, вспомнил то, что было за двенадцать лет, отделявших одинаковые фразы, произнесенные двумя разными женщинами...

Неожиданно пошел дождик, монотонно забарабанил по крыше беседки. Я огляделся. Во мне снова зазвучали эти бесхитростные слова. А на ветках деревьев набухали молодые почки. Сколько раз под моими окнами совершалось это чудо - рождение новой жизни, новых красок и запахов, нового мира! И сколько раз я проходил мимо, как, впрочем, и мимо многого другого, не менее удивительного, - не замечал, не радовался, даже тогда, когда еще умел радоваться.

Деревья под окнами - мои ровесники и посадил их мой дед. Его я помню плохо. Пожалуй, среди немногих запомнившихся эпизодов, связанных с дедом - истории о временах его молодости. От некоторых из них веяло чем-то таинственным, что заставляло меня - тогда семилетнего мальчишку, растворяться в напряженном внимании, поеживаясь от страха.

Я вспомнил одну из этих историй, вдруг показавшуюся мне чем-то близкой моему настроению.

... Когда дед мой был еще подростком, ему часто приходилось по вечерам ездить в соседнюю деревню на повозке, запряженной старой неповоротливой кобылой. Дорога проходила мимо кладбища. И вот однажды дед как обычно возвращался из соседней деревни домой. На полпути его кляча вдруг заржала и понесла, покрываясь пеной. Дед испугался, решив, что лошадь почуяла волков. Въехав на кладбище, кляча замерла... Посреди дороги стоял громадный красавец - конь. Он был абсолютно белый и даже в гриве его не было ни одного темного волоска. Но самое поразительное и страшное, что увидел дед - была тень коня. Она была очень большой, но не это пугало, а то, что хотя на коне никого не было, на земле была еще и тень девушки, как будто сидевшей на нем... Ошеломленный, дед выхватил кнут и, что было сил, ударил по спине коня. Раздался женский крик, а конь медленно побрел меж крестов прочь от дороги...

Следующая история была рассказана уже моим отцом.

... Еще в начале своей военно-морской карьеры, он - молодой офицер, некоторое время после плавания жил в Севастополе. Неожиданно умер командир корабля, на котором служил отец. На похоронах возле гроба стояла женщина лет тридцати - вдова покойного. Она была удивительно красива, и лицо ее сквозь траурную вуаль казалось каким-то неземным. Отец не мог отвести от нее глаз. Придя домой, он вскоре лег спать и проснулся среди ночи от звука, напоминавшего удар гонга. Взгляд его упал на стену, освещенную лунным светом, и отец оцепенел от неожиданности. Там была тень той самой женщины - вдовы командира. Она шевелилась, манила жестами рук и, казалось, отец слышал ее призывный шепот: «Иди ко мне! Иди...» Отец подскочил к окну, но улица была пустынна. Тем не менее, тень на стене не исчезала. Тогда отец попытался включить свет, но он не включался. Не на шутку перепугавшись, он выхватил из ящика стола револьвер и выстрелил в стену. Раздался жалобный стон и тень растворилась...

Третья история случилась уже со мной, когда мне было шесть лет. Я с приятелем гулял во дворе. Прячась от родителей, которые давно уже искали нас, мы забрели в соседний двор. Двор этот упирался в глухую стену, освещенную светом от уличного фонаря. Стена эта казалась пугающей и мрачной. Мы уселись на качели, стали о чем-то болтать, а потом просто молча раскачивались. Никто не гулял уже в это время, и лишь изредка случайный прохожий нарушал тишину. Вдруг я посмотрел на стену и вскрикнул: там, по стене - огромная, чудовищная и противная ползла тень сгорбленной старухи, опирающейся на клюку. С бьющимися сердцами, что-то крича, побежали мы, что было сил к дому, а когда, вместе с родителями, которым от страха не могли ничего толком объяснить, вернулись к тому месту, то никакой тени уже, разумеется, не было...

Дождик усиливался. Его мерная дробь убаюкивала, и мне хотелось спать. Я положил голову на руки и закрыл глаза. Последняя мысль, перед тем, как я погрузился в сон, была примерно такая: «А ведь это была одна и та же тень! Это ее груз давил меня, сжимал виски, подавлял, нагнетал пустоту, разочарованность, отчаяние...»

* * * * * * * * *

... Это было некое подобие стадиона или театра: полукруг расположенных амфитеатром кресел, упирающийся в пропасть. Посередине была небольшая яма, откуда слышался рев, - кажется, это ревел тигр. У самой пропасти, на небольшом постаменте стоял деревянный идол, чуть выше человеческого роста.

Около ямы с тигром разворачивались события, приведшие меня в недоумение, а потом и в ужас. Два смуглых человека могучего телосложения, оба с длинными черными волосами, в набедренных повязках, крепко держали юношу, лет семнадцати, тоже смуглого, но абсолютно голого. Юноша бился в руках своих стражей, порывался укусить их и что-то кричал. Откуда-то сбоку появился еще один человек. Он был невысок, но, по-видимому, очень силен. Могучие мышцы под гладкой, смуглой отсвечивающей на солнце кожей, играли на его теле. Грудь его украшали разноцветные бусы, лицо было разрисовано белым, а в руке он сжимал увесистое копье.

Я решил было, что нахожусь на каком-то театрализованном представлении, но то, что произошло через минуту, заставило меня похолодеть и содрогнуться. Конвоиры внезапно отпустили юношу, он замолчал и, нелепо согнувшись стоял на самом краю ямы. Пот блестел на его лице, а глаза были безумны. Неторопливой поступью подходил к нему тот коренастый, разрисованный человек. Юноша судорожно взмахнул руками, подался вправо, как бы собираясь бежать, но было поздно: отброшенный могучим ударом тыльной стороны копья, он отлетел назад, споткнулся и, закричав, повалился в яму, где его голос соединился с рычанием тигра и утонул в нем.

«Стадион» взревел. Кричал и я, ибо сам был туземцем и ревел, забыв обо всем, радуясь невинной крови, ликуя, сливаясь в первобытном экстазе с окружающими туземцами, празднуя эту жертву, - жертву, принесенную Богине Ночи - идолу, возвышающемуся над пропастью.

В этот миг я потерялся среди тысяч туземцев, не смог отличить свой голос среди дикого рева толпы. Меня больше не было. Завораживающий гул барабанов, крики, рык тигра, ритмичное качание из стороны в сторону - все это слилось воедино и составило огромное, страшное существо, отдавшееся безумной оргии. Только вождь, - коренастый разрисованный туземец. - сумрачный и величавый, стоял возле ямы и угрюмо взирал на племя.

Время в таких случаях перестает существовать, поэтому я не помню, когда я снова стал сознавать себя. Продолжая кричать и качаться в такт с барабанами, я наблюдал уже и себя и племя как бы со стороны.

В самом племени начали происходить изменения. Из общего ритма выделилась группа из семи воинов. Отделившись от толпы, они внезапно бросились через поле к вождю. Не прошло и нескольких секунд, как вождь был поднят на копья и брошен в яму. Взгляд его, за секунду перед этим обратился в мою сторону, и я вздрогнул. Это были глаза ... моего деда! Расталкивая безумную толпу, я уже несся, что было сил к этой яме. Передо мной возник предводитель воинов, убивших вождя. Вызывающе накрашенный, он с ухмылкой смотрел на меня, и во мне зарождалась жажда крови. В его грудь с размаху вонзил я свое копье и затем, подождав, пока он упадет, захлебываясь кровью, вонзил снова. И так, в сладострастном восторге, покрывал я его тело рваными ранами, пока не увидел, что в луже крови под копьем лежит мой отец...

В смятении отступил я от распростертого тела и упав на колени закрыл глаза. А когда открыл их снова, то обнаружил, что оргия продолжается с новой силой. Барабаны били теперь в мою честь. Я был героем. Я был вождем племени и восседал на скрещенных копьях в центре этого «стадиона», напротив идола - Богини Ночи.

Я был здесь, в этом первобытном племени, и, в то же время переносился далеко отсюда, в то будущее, где я некогда жил и которое теперь смутно вспоминал. Я смотрел на Богиню Ночи - она стояла, освещаемая вечерним солнцем и тень ее росла, угрожающе надвигалась, поглощала меня, «стадион», поглотила весь мир...

Какая-то ослепительная догадка пронеслась в моей голове и, хотя я так и не успел понять, о чем же я догадался, я окончательно выскочил из завораживающего ритма танца и, сквозь оглушительный рев, бросился к Богине Ночи. Перед самим идолом я остановился, ошеломленный ее внезапно угрожающими размерами - я едва мог дотянуться до ее бедер. Полный отчаяния, закрыв глаза и вытянув перед собой руки, бросился я на нее, чтобы повергнуть ее или самому разбиться о ее неприступность. И, чудо! Идол накренился, пошатнулся и рухнул в пропасть, рассыпаясь и уволакивая за собою камни...

* * * * * * * * *

Я очнулся в той же беседке. Голова кружилась и сердце выскакивало из груди. По тропинке, ведущей через садик, шли двое - мужчина и женщина. Мне показалось, что я вижу какое-то сияние, распространяющееся вокруг них. Они приближались и вскоре я узнал - кто это. Это были Он и Она. Вернее, это были не только они. В блаженном восторге ощутил я присутствие этих вечных двоих, глядящих друг на друга глазами миллиардов своих воплощений, своих несовершенных отражений. Печален их удел: то в одном, то в другом месте и лишь на миг прорывается рассеянный свет от Него к Ней и от Нее к Нему; тысячи противоречий заслоняют, гасят это сияние. Но здесь они шли свободные от всех тягостных одежд, от всех своих несовершенных образов и сияние, сияние радости и любви заливало их, заливало все вокруг и все купалось в этом сиянии.

Поеживаясь от сладостных мурашек, с нарастающим чувством гордости я начинал понимать, что в своем очищающем видении, которое пережил несколько минут назад, я, наряду со своей тенью расшатал и что-то всеобщее, освободив, выпустив на волю Его и Ее.

Тем временем, те двое прошли мимо и удалялись все дальше и дальше, не замечая меня, одинокого, обессиленного, жалкого в своей гордости. Мне хотелось бежать к ним, кричать, что это я, я спас их, я принес в их жизнь любовь и гармонию...

Я пробовал закричать, но крик мой оказался беззвучным. И тут меня охватил уже парализующий ужас. Сил не было. Гордость и самодовольство рассыпались, как труха. Мир вокруг закружился, затрещал по швам, раскололся, начал падать в бездну.

Потом рассеялся и ужас, - так же внезапно, как и появился. Воцарилось удивительное спокойствие и пустота. И пустота эта говорила, вернее, вкрадчиво шептала, что это и есть конец, избавление, смерть...

* * * * * * * * *

Вздрогнув, я открыл глаза. Дождик кончился. Было свежо и заходящее солнце своими мягкими лучами освещало садик, беседку, дома. Теплый апрельский вечер обволакивал меня, утешал, бодрил, смеялся надо мной. И я вспомнил все, чем я жил последние десять лет, вспомнил всю свою жизнь: нелепую, смешную, величественную, горькую и прекрасную мою жизнь... Вспомнил и заплакал, - впервые с тех пор, как расстался с Леной. Я плакал, и с этими слезами выходили остатки того самого превосходства над другими, которое я всячески в себе отрицал раньше. Мне нужно было величие и исключительность и я добивался этого, смотря на людей то свысока, - жалея или насмехаясь, то снизу, - обиженный, отвергнутый и непонятый... И я искал для себя исключительного такой же исключительной ее, искал и не находил, потому что отделял себя от мира, отделял от людей, от Нее... Похоже, что сейчас, в этот момент, я не нуждался более в таком отделении.

Все было вроде бы на своих местах: беседка, садик, дома, небо, - все было также, как час назад и все-таки не так - что-то восхитительное и таинственное, какой-то магический смысл наполнял каждый предмет, каждый звук, каждое движение воздуха. Мир был другим. Он открылся мне и я стал замечать его, постигать его непередаваемый смысл, растворяться в нем и проявляться заново. Я замечал каждый распустившийся листочек, замечал отражение в луже облака, похожего на медвежонка, замечал, как лениво капают капли с балкона, замечал себя в этой беседке, свои руки, пальцы, замирание сердца...

Я еще раз с благодарностью вспомнил Ее, чья простая фраза, как бы невзначай слетевшая дважды: сегодня и тогда, двенадцать лет назад с таких разных, любимых мною губ, перевернула сейчас мою жизнь, мое восприятие себя и мира.

Милая моя учительница! Нежная моя мечта, с которой я встречусь через пять минут и, в тоже время, не встречусь уже никогда!

И тут я вспомнил фразу, которую произнес при расставании с Леной, произнес как-то театрально, фальшиво, не почувствовав ее смысла; это была просто красивая фраза, пришедшая на ум, - не найдя в ней ничего, кроме забавной игры слов, я тогда превратил прощание в очередную рисовку. И только сейчас, до леденящего восторга, пробегающего тысячами дурманящих мурашек вдоль позвоночника, понял я то, что было случайно сказано тогда: «Я не говорю “прощай”, я говорю “до встречи”! Мы встретимся скоро, а может быть и очень не скоро. Но когда-нибудь мы обязательно встретимся!»

И этот момент - момент встречи, наступил, вошел в меня с чистым дыханием этого вечера...

* * * * * * * * *

Я нашел Наташу на кухне. Она стояла у окна, опираясь локтями на подоконник и положив по-детски кулачки под щеки. На плите закипал чайник, первая весенняя муха сонно билась между стекол, а Наташа смотрела на заходящее солнце. Затем она повернулась и наши глаза встретились. Она поняла мой взгляд, она всегда понимала меня. Мы молчали. Нам незачем было говорить. И молчание наше переливалось несчетным множеством диалогов, несчетным множеством песен любви, излучаемых всеми теми глазами, что воплотились сейчас в ее взгляде и всеми теми, что воплотились в моем. Пробравшись к этому мгновению, Они встретились. Встретились Он и Она, годы и века ждавшие этой встречи, прошедшие через испытания, разочарования, ошибки и раскаяния, встретились в нас, встретились, чтобы в одном взгляде испить тайну, самую великую тайну этого мира.

А он - обыкновенный мир вокруг, рассыпался необыкновенным, бесконечным, волшебным фейерверком образов и событий, врывался к нам нежным сиянием заходящего солнца, растворял нас в этом сиянии. И сияние это распространялось дальше, поднимаясь над нами, над нашим домом, над нашим городом, и вскоре мы затерялись среди миллионов таких же квартир, переулков, домов, где тоже происходят и будут происходить обыкновенные и удивительные истории, похожие и непохожие на эту...

Neverend Story

Лирическое отступление

В тот вечер, когда я поставил последнюю точку в этой книге, ко мне в гости зашел Александр Павлович Марьяненко. Узнав, что работа завершена, он задал вопрос: «Ну и что ты чувствуешь теперь, когда весь этот замысловатый сюжет проникновения в женскую природу отражен на бумаге?» - Ответ родился сразу. Это была цитата из Пушкинского «Моцарта и Сальери»: - «Как будто тяжкий совершил я долг, как будто нож целебный отсек страдавший член»...

 

 

Сумка palio. Сумки интернет магазин палио justneed.ru.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100