Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Колин Тернер

Подстрелите обезьянку!

Секреты нового мышления в бизнесе

 

«Тернер Колин. «Подстрелите обезьянку! Секреты нового мышления в бизнесе»»: ИД «София»; М.; 2003

ISBN 5‑9550‑0048‑8

Оригинал: Colin Turnеr, “Shooting the monkey. Sесrеts of thе Nеw Businеss Spirit”

Перевод: П. Молодчик

 

Аннотация

Приведенные в этой книге старинные притчи парадоксальным образом подсказывают читателю те самые ответы, которых ищет современный деловой мир. Эти древние откровения подрывают самые основы традиционного делового мышления.

Избравшим путь просвещения суждено стать лидерами современного мира. Вооружившись новым мышлением, они достигнут своих целей без борьбы. Им могут понадобиться усилия, но борьба станет уделом тех, кто откажется мыслить по‑новому.

«Я искренне убежден, что жизнь не замедлит предоставить тому, кто прочтет мою книгу, возможность для успешного практического приложения изложенных в ней идей. Благодаря этому, мой читатель, ты пройдешь собственную школу управления собой и станешь подлинным алхимиком нового делового мышления».

 

Колин Тернер

Подстрелите обезьянку!

Секреты нового мышления в бизнесе

 

Благодарности

 

Мое величайшее достояние – семья, без поддержки которой создание этой книги было бы невозможным. Любовь близких служит мне надежной опорой и источником вдохновения. И я хочу выразить признательность своей жене, чье терпение, чья вера в меня и мою работу придавали мне силы.

Особо хочу поблагодарить руководство издательства «Ходдер и Стаутон» за неизменную готовность популяризировать мою философию. Отдельное спасибо моему редактору Ровене Уэбб и Лауре Брокбэнк. Я признателен также Марку Рейнольдсу, Диане Райли, Камилле Суини, Брайану Силичу и Шейле Кроули.

Благодарю моих друзей, клиентов, многочисленных участников семинаров и представителей различных организаций за предоставленную возможность обсудить мои идеи и поучиться новому.

Я в долгу перед духовными учителями и философами прошлого и настоящего, повлиявшими на мое мировоззрение. Особенно я благодарен Чжуан‑цзы, Хазрат‑хану, Ни Хоуцзину, Вернону Говарду, Полу Брайтону, Алану Коэну, Уэйну Дайеру, Шейху Музафферу, Эмерсону, Руми, Лао‑цзы, Георгию Гурджиеву, Шри Свами Сатчидананде и Всевышнему.

 

Открытие секретов нового делового мышления

 

Согласно древней легенде, где‑то глубоко в горах Восточной провинции существовала прославленная Академия, созданная два с половиной тысячелетия назад. Ее основателем был знаменитый патриарх Вэй‑цзы, достигший выдающегося жизненного преуспевания. Величайшие правители и купцы обращали в сторону Академии свои взоры, страстно желая постичь секреты нового делового мышления.

Будучи, очевидно, вхож во внутренний круг даосских мудрецов, Вэй‑цзы досконально изучил их древние метафизические секреты. Поэтому вряд ли можно сомневаться, что его парадоксальная философия включала в себя глубинное самопознание с целью достичь умения владеть собой.

Слава Академии росла и ширилась в течение нескольких веков. Но в 213 году до н. э. сокровищница ее знаний была почти полностью разорена объединителем китайских царств императором Цинь Шихуанди. Этот жестокий правитель был убежден, что основную угрозу его власти представляют люди науки. Он считал, что без их наставлений граждане объединенной империи едва ли смогут допустить саму возможность существования какого‑либо иного строя, не говоря уже о том, чтобы организовать сопротивление тирании.

Осуществляя императорскую политику тотального контроля над мыслями подданных, первый министр Ли Сы приказал казнить огромное множество ученых, магов и мудрецов, а также сжечь их книги и сровнять с землей основанные ими учебные заведения. К счастью, наиболее ценные тексты удалось спасти, замуровав их в толстых стенах.

Император Цинь поступил неразумно, отказавшись от знаний, которые могли бы стать основой справедливого и жизнеспособного государственного устройства. Спустя сорок один год смерть тирана положила конец существованию его империи. Это в очередной раз подтвердило, что власть, основанная на подавлении свободы мысли, никогда не бывает долговечной.

В наш век, несмотря на технический прогресс и стремительно растущую производительность труда, предприятия редко существуют дольше одной человеческой жизни, а большинству людей к моменту выхода на пенсию не удается скопить состояния. Приходится признать, что за минувшие два с половиной тысячелетия принципы нового делового мышления не утратили своей актуальности.

Современный западный мир медленно, но верно отходит от доктрины необузданного потребительства. Предприниматели ищут и находят пути сотрудничества со своими бывшими конкурентами, столь необходимого потребителю. Наши современники все больше осознают, что ярлыки я , мне и мое попросту мешают им жить и что выход здесь один – мыслить категориями мы, нам и наше. Они понимают, что дело не в том, кто ты есть и что ты можешь взять от других, – куда важней, зачем ты есть и что ты можешь дать. Именно поэтому на смену пустоте, которую несет с собой бездумное накопление богатства, неизбежно придет просвещение.

Конечно, нам еще предстоит преодолеть немало заблуждений, но мы все глубже чувствуем свое единство и берем на себя смелость отказаться ради него от эгоистической разделенности. Избравшим путь просвещения суждено стать лидерами современного мира. Вооружившись новым мышлением, они достигнут своих целей без борьбы. Им могут понадобиться усилия, но борьба станет уделом тех, кто откажется мыслить по‑новому. Грядущее будет, оно не может не быть иным: сам ход перемен в нашем мышлении тому порукой.

Приведенным в этой книге старинным притчам некогда отдавали должное великие правители и купцы; теперь же они заставляют думать нас. Нарочито туманные на первый взгляд, они парадоксальным образом подсказывают читателю те самые ответы, которых ищет современный деловой мир. Эти древние откровения подрывают самые основы традиционного делового мышления и все же неким непостижимым образом задевают струны нашей души, заставляя их откликаться звонким аккордом глубоких истин. Именно поэтому достижение умения управлять собой – единственный безотказный и нестареющий способ полностью развить свои задатки, добиться поставленной цели и обеспечить условия для своего духовного роста.

Реалии современного мира размывают границы между личной и профессиональной сферами жизни. Мы все больше нуждаемся в осмысленном, целесообразном и прочном преуспевании. Эта потребность подталкивает деловых людей к интуитивным поискам соответствующей философии; мои же изыскания побудили меня написать эту книгу. Она представляет собой изложение содержимого двенадцати свитков, где в виде иносказательных поучений я делюсь с читателями своим видением древней эзотерической мудрости. Возможно, именно в такой форме ее преподносил своим ученикам сам Вэй‑цзы.

Я искренне убежден, что жизнь не замедлит предоставить тому, кто прочтет мою книгу, возможность для успешного практического приложения изложенных в ней идей. Благодаря этому, мой читатель, ты пройдешь собственную школу управления собой и станешь подлинным алхимиком нового делового мышления.

Колин Тернер Аппер‑Литтлтон, графство Сомерсет,

Великобритания

 

Свиток первый: Оседлайте тигра!

 

 

Секрет правильного распределения энергии

 

Созвав своих помощников, купец Хуэй Нэн гордо объявил: «С сегодняшнего дня к нам присоединяется мой старший сын Ни. Обучавшие его наставники поручились, что он станет незаменимым работником».

Хуэй Нэн, начинавший дело с нуля, решил дать сыну глубокое и разностороннее образование, поэтому были наняты лучшие учителя. Особенно заметные успехи Ни делал в риторике и полемике, однако его достижения в бухгалтерии оставляли желать лучшего, поэтому наставники решили изменить расписание, увеличив отведенное для этой дисциплины время за счет риторики.

– Не следует пренебрегать занятиями, которые кажутся тебе скучными, – увещевали его наставники, – ведь, не овладев бухгалтерией, ты не сможешь продолжить дело своего отца.

– Но почему я должен жертвовать тем, что вызывает мой интерес, ради того, что мне не нравится? – пытался возразить Ни.

– Потому что это закаляет характер. Лишь удвоив усилия, затрачиваемые на развитие слабых сторон, ты сможешь преодолеть свои недостатки.

Таким образом, на протяжении нескольких лет Ни пришлось трудиться, развивая свои слабые стороны. Достигнутые результаты оказались весьма посредственными, но наставников радовало, что с течением времени ученик все меньше подвергал сомнению их авторитет, а в тех редких случаях, когда ему позволяли высказаться, все больше проявлял критичность суждений. И вот наступил момент, когда удовлетворенные наставники объявили, что Ни, усвоивший науку преодоления своих слабостей, готов помогать отцу в торговых делах.

– Он будет неоценимым работником, – объявили они купцу. – Благодаря заботам сына ваша торговля станет еще прибыльнее.

Обретя полномочия, Ни стал применять усвоенные знания, и впервые за двадцать лет отцовская торговля понесла убытки.

 

Каждый из нас обладает средними способностями во многих областях, неплохими – в меньшем их числе и выдающимися – в совсем немногих. Так происходит потому, что на каждое наше врожденное достоинство приходится бесчисленное множество недостатков. Но обладать достоинствами вовсе не значит быть свободным от недостатков: подобно успехам и неудачам, болезням и здоровью, эти качества перемежаются, и к тому же вполне закономерно. Но хотя неудачи и мешают нам продвигаться по естественному пути к успеху, не следует пытаться обрести силу путем исправления своих недостатков – чаще всего это ведет в тупик. Тем не менее школам и теориям, которые видят ключ к успеху именно в том, чтобы обнаруживать свои недостатки и исправлять их при помощи сосредоточенных усилий, несть числа. Такое мнение основывается на убежденности, что сильные стороны разовьются сами по себе, а значит, для наиболее полной самореализации нужно прилагать усилия лишь в тех областях, которые сдерживают ваше продвижение.

Каждый день бизнес‑менеджеры тратят время на то, чтобы оценить результаты деятельности своих подчиненных. И это вполне в русле господствующих представлений: руководство должно управлять людьми и ситуацией, а для этого оценивать их сноровку и результативность. Сама по себе такая оценка – вполне нужная вещь, но если она служит неправильным идеям, от нее нет никакого толку. Это довольно радикальное, но оттого не менее верное утверждение: как правило, такая оценка – пустая трата времени и сил как оценщиков, так и оцениваемых.

Создатели новой фирмы обращают внимание в основном на сильные стороны своего детища, а не на его слабости. Когда же фирма начинает работать, ситуация меняется на противоположную, и в центре внимания оказываются ее недостатки. Родители младенца восхищаются тем, что удается их чаду, но когда ребенок становится старше, начинают все больше беспокоиться по поводу его неудач. Когда ученик впервые идет в школу, родители и учителя с энтузиазмом обсуждают его способности. Позднее же их заботят преимущественно низшие оценки в его табеле. Общепринятый ход мысли прочно и неизменно нацелен на последовательное искоренение своих и чужих недостатков. Какие свои привычки вы вспоминаете первыми – вредные или полезные? Задумайтесь теперь над своими сильными и слабыми сторонами. Что приходит вам на ум в первую очередь?

Думая прежде всего о том, чтобы исправить то, что плохо, мы тратим большую часть своей энергии именно на это. А ежедневный запас этой энергии – физической, эмоциональной, умственной и, самое главное, душевной – ограничен. Сосредоточиваясь на том, к чему мы хуже всего приспособлены, а не на том, что нам удается, мы разбазариваем свою душевную энергию. Постоянное самобичевание, которому мы подвергаем себя при неудачах, смущает наш ум, расстраивает чувства и истощает физически. Поощряя же себя за успехи, мы стимулируем свое мышление, содействуем эмоциональному и физическому подъему.

Но так, увы, бывает нечасто, поскольку мы уверены: стоит только распознать свои слабости и избавиться от них, как все станет хорошо. Это в высшей степени нелепо, пусть даже так называемый здравый смысл не перестает талдычить: «Но ты же должен понять, что у тебя не в порядке! Как же иначе?!» Но дело в том, что попытки преуспеть в тех областях, где вы лишены задатков, лишь снижают самооценку, искажают ваше представление о самом себе и тот идеал, к которому вы стремитесь. А ведь эти элементы вашего «я» – основная движущая сила в жизни. Стоит ли удивляться, что привычка исправлять недостатки вместо того, чтобы развивать сильные стороны, приносит нам постоянные разочарования?

Умение распознать свои истинные достоинства и настойчивость в их развитии позволят вам усовершенствовать себя, благодаря чему вы станете востребованы мировым рынком, в условиях которого нам приходится существовать. Те, кто сумеет оптимально распределить энергию, станут лидерами и достигнут поставленных целей. Остальных будет преследовать постоянное внутреннее недовольство, связанное с невозможностью самореализации. Отказаться от глубоко укоренившегося заблуждения непросто: ведь природа не терпит пустоты. Его необходимо заменить совершенно иной системой представлений, работающей на вас, а не против вас. Помогут вам в этом изложенные ниже ключевые принципы.

 

SWOT и SOM [1]

 

Хуэй Нэн был озадачен.

– Наставники обещали, что благодаря тебе торговля будет процветать; однако я вижу, что наши дела идут все хуже. Целый год мы изо всех сил старались исправить свои недостатки, поскольку ты уверял, что это повысит отдачу работников и прибыльность торговли в целом. А в результате даже у приказчика Жупа упала выручка.

– Поначалу так всегда бывает, – отвечал Ни. – Исправление бесчисленных недостатков обязательно сделает нас сильнее, хотя и может потребовать некоторого времени. Что же касается Жупа, то мне пришлось очень постараться, чтобы заставить его правильно вести бухгалтерию. Теперь все его заказы можно легко проверить и проанализировать. Не беда, что его выручка уменьшилась. Это скоро поправится, и мы еще будем ставить его в пример другим.

– Но Жун – мой лучший приказчик! – воскликнул Хуэй Нэн. – И столько раз убеждался в его умении вести дела. Благодаря обаянию Жуна мы приобрели много постоянных клиентов. И мне кажется, под твоим влиянием он утратил способность налаживать необходимые связи.

Хуш Нэн сделал паузу и взглянул на сына. Ему вспомнилось, как тот был привязан к Жуну в детстве. Юный Ни часто проводил с ним время, любил шутить и смеяться вместе с клиентами. Что же изменилось?

– Моя философия проста, но она всегда себя оправдывала, – продолжил он. – Трудись в поте лица, но лишь над тем, что тебе по душе. Если же твоя работа превращается в борьбу, если ты чувствуешь, что она противна твоей природе, то ее следует оставить. Поэтому я не разделяю твоей одержимости исправлением недостатков и усилением слабых мест.

– Но ведь я этим не ограничиваюсь. Согласно преподанному мне учению о всестороннем анализе, я изучаю все Преимущества, Уязвимые Места, Возможности и Опасности, связанные с нашей торговлей.

– Возможно, Ни, ты и делаешь это в мыслях, но на деле, как я погляжу, ты занят исключительно нашими слабостями и возможными опасностями. А вот тому, в чем мы сильны, ты совсем не уделяешь времени.

– Так тебе кажется оттого, что у нас слишком много слабых мест и нам грозит слишком много опасностей, – отвечал Ни. – Отец, чтобы сравняться с нашими конкурентами, мы обязаны честно взглянуть на наши недостатки и исправиться; иначе мы проиграем.

 

Представьте себе успешный и хорошо организованный бизнес в виде ровной белой стены. Теперь вообразите, что идеальная плоскость этой стены нарушается единственным выступающим кирпичом. Его, конечно, нельзя не заметить; более того, мы внутренне готовы увидеть его. «Давайте исправим то, что не в порядке!» – этот общепринятый способ мышления столь прочно в нас укоренен, что все наше внимание без остатка поглощается самым незначительным изъяном. Присутствуя на презентации, мы обращаем больше внимания не на удачные решения, а на допущенные проколы. Наши впечатления о новом знакомстве определяются в первую очередь отрицательными качествами человека, а не теми, которые могли бы нам понравиться. Сколько раз мы пропускали в жизни хорошее из‑за своей привычки искать плохое!

Как показывает практика, в случае применения SWOT‑анализа – стандартного инструмента современного менеджмента – уязвимые места и опасности неизменно оказываются на переднем плане. Всякий, даже самый добросовестный аналитический отчет такого рода грешит выпячиванием отрицательных сторон, которые представляются его авторам наиболее значимыми. Впрочем, известно, что даже самые благие намерения порой ведут к прискорбным ошибкам.

Исследователи семейных проблем уделяют больше внимания обстоятельствам, ведущим к распаду семьи, а не тому, что способно ее сплотить. Как ни странно, вся психология коллективов строится на том, что вызывает у людей депрессию, а не на том, что способно поднять им настроение. О возможностях и достоинствах упоминают вскользь, вовсе не считая их заслуживающими столь же пространной дискуссии, как уязвимые места и опасности. И точно так же как отталкивающие черты вспоминаются быстрее привлекательных, обсуждение изъянов и опасностей полагается наиболее благоразумным и полезным для дела.

Вот только при таком подходе никогда не остается времени на дальнейшее развитие сильных сторон. А мы не видим в том беды, пребывая во власти традиционного заблуждения, что о сильных сторонах заботиться не нужно и они будут развиваться сами по себе. Но это чепуха. Даже самые выдающиеся способности будут безжалостно отняты у вас природой, если вы ими не воспользуетесь. Многие из нас рождаются если не с талантом, то со склонностями к пению или стихосложению. Но оставшись невостребованными, эти дарования угасают, и мы лишаемся связанных с ними возможностей.

Поистине, аббревиатуру SWOT стоило бы расшифровывать как «Seek Wеаkness Only Test» – «исследование лишь уязвимых мест». Встречаясь с торговыми агентами, менеджер, вооруженный постулатами SWOT‑анализа, обсуждает сорвавшиеся сделки, но не вспоминает о сделках удачных. Беседуя с подчиненными, он заостряет внимание на допущенных ошибках, но ему не приходит в голову обсудить с ними их идеи. Секретарше и своей приемной такой менеджер скорее напомнит о необходимости аккуратно вести документацию, чем об установлении благожелательных отношений с посетителями. Анкеты для тестирования нанимаемых сотрудников разрабатываются главным образом с тем, чтобы выявить их недостатки, а не достоинства. Блестящие студенты‑практики корпят над теорией, а теоретики от бога вынуждены проверять свои идеи на практике устаревшими методами. Развивая свои сильные стороны, мы делаемся сильнее; зацикливаясь на слабостях, становимся слабей. Стратег – это не прагматик, а прагматик – не стратег. И вместе они несравнимо сильней, чем один, принужденный им ступать в обеих ипостасях.

Единственный способ развивать достоинства и пользоваться возможностями – это отставить в сторону все остальное.

Именно в этом состоит так называемый SOM‑анализ – прибегая к нему, вы сосредоточиваетесь как раз на том, что в конечном счете только и имеет значение. Определите свои сильные стороны и забудьте о недостатках. Вспомните спортсменов, которые совершенствуют лишь то, к чему они способны, и не обращают внимания на то, что им не по плечу.

А вот в деловой сфере все не так. Мощные денежные потоки принято считать живой кровью бизнеса, но это – не более чем побочный продукт подлинного «кровообращения», каковым является активное движение товаров и услуг благодаря прочным деловым связям. Связи эти налаживают люди, у которых это получается хорошо, потому что им это по душе. А когда таких людей начинают исподтишка превращать в делопроизводителей, им попросту становится некогда заниматься налаживанием связей и продвижением товаров. И чем чаще в фирме звучит фраза «вы на это не способны», тем с большей уверенностью можно утверждать, что руководство занято поиском недостатков.

 

Ни был доволен собой и знал, что его наставники также были бы им довольны. Потратив немало времени и сил, он в конце концов приучил Жуна и других приказчиков не только правильно выписывать расходные ордера, заполнять бланки и формы и составлять отчеты, но и представлять всю эту документацию вовремя, или почти вовремя. Хотя Жун и причитал, что на оформление бумаг он тратит больше времени, чем на выполнение всех прочих своих обязанностей, Ни убедил его, что это нужно для дела. Реформаторская деятельность Ни сопровождалась заметным сокращением прибылей, хотя это можно было объяснить и колебаниями рынка. Ни сообщил отцу, что в качестве следующего этапа преобразований он запланировал отказаться от специализации в пользу разнообразия. В последнее время доходы вновь стали расти, и это окончательно убедило Ни в правильности избранного пути.

– Что стряслось, Жун? – произнес Хуэй Нэн вместо приветствия, встретив своего приказчика и старого друга. – Я знаю, что, несмотря на трудности, твои дела идут хорошо. Отчего же сегодня у тебя такой виноватый и вместе с тем довольный вид?

– Я чувствую вину, мой господин, потому что у меня появился секрет, которым я вынужден поделиться с вами даже против своей воли. Доволен же я оттого, что этот секрет полезен для нашего дела.

– В таком случае, дорогой Жун, поделись своим секретом, и тебе станет легче.

Жун рассказал хозяину о том, как он все это время боролся с навязанной ему бумажной волокитой.

– Не только я был недоволен, – сказал он, – роптали все, за исключением Чжана.

– Чжана? – переспросил Хуэй Нэн. – Но ведь из всех приказчиков он самый ленивый.

– Именно так, – продолжал Жун, – но заполнение бланков оказалось для него родной стихией. Поэтому мы разработали такой план: пусть Чжан за всех пишет бумаги, а мы станем обслуживать его клиентов и выплачивать причитающуюся ему долю прибыли. В результате он имеет больше денег, чем зарабатывал до этого, а мы снова получили возможность заниматься любимым делом.

– Как я понимаю, мой сын ни о чем не догадывается? И вы, конечно, боитесь, как бы он не принудил вас самостоятельно заполнять бумаги?

– Именно так, хозяин. Потому‑то я и чувствую себя виноватым. Я ведь знаю Ни с пеленок. Куда только девалась его ребяческая беззаботность! Теперь он постоянно обеспокоен поиском наших уязвимых мест. А мы, как вы можете видеть, всего лишь возвратились к тому, с чего все начиналось: каждый занимается своим любимым делом…

– …потому что постылая работа отнимает вдвое больше времени и приносит вдвое меньше прибыли! – подхватил купец Хуэй. – В те времена мы считали своим главным достоянием то, что мы можем, и пользовались любой возможностью, чтобы проявить себя в этом. Теперь же нас больше заботит не то, что делаем мы, а поступки других. Стремясь облегчить себе жизнь, мы лишь усложняем ее.

 

Мы не любим признавать свои ошибки, но с энтузиазмом ищем ошибки чужие. Этот энтузиазм происходит из убежденности в том, что, отыскивая чужие ошибки, мы помогаем общему делу. Хотя SWOT‑анализ основан на здравых принципах, его практическое применение почти всегда ведет к пораженчеству. В отличие от этого, SOM‑анализ усиливает продуктивность мышления. Попробуйте в течение последующих семи дней применять его к себе, а также ко всему, что имеет к вам отношение. Рассматривайте только сильные стороны и перспективы развития. Гоните прочь из головы все, что так или иначе касается слабых и уязвимых мест. Оценивая ближнего, будь то ваш ребенок, супруга, приятель или коллега, оцените его по достоинствам, а не по недостаткам.

Основная задача этого упражнения – научиться обращать внимание на то, что можно улучшить, а не на то, что улучшению не поддается. Вместо того чтобы доискиваться причины неудач, постигших группу работников, попробуйте понять, почему другая группа добилась успеха. Вместо того чтобы разобраться в чьих‑то жалобах, выясните, почему другие не жалуются, и действуйте так, как они.

И вот теперь, поняв, в какую сторону на самом деле направлено ваше мышление, вы можете обратить внимание и на недостатки и опасности. Отдавайте им должное, но так, чтобы они не вставали у вас на пути. Определите, в чем вы сильны, и делайте это. Определите, в чем вы слабы, и перестаньте делать это.

Теперь вы готовы к тому, чтобы перейти к следующему ключевому принципу. Но помните: ничто так не усложняет жизнь, как сопоставление простых истин.

 

О важности специализации

 

Говорят, что великий Сунь‑цзы всю свою жизнь мечтал отыскать наилучшего военного стратега. И когда он наконец был призван в Сад Нефритового Императора, Бессмертный Страж, царь драконов Ло Гуан приветствовал его такими словами:

– А, Сунь‑цзы, мы тебя ждали. Дело в том, что у нас объявился тот самый человек, которого ты так долго и упорно искал.

– Ты говоришь о величайшем стратеге? Кто же это? Где он? – воскликнул Сунь‑цзы в нетерпении.

– Рядом с тобой, – отвечал Ло Гуан.

Преисполненный радостного волнения, Сунь‑цзы обернулся, но человек, на которого ему указали, глубоко разочаровал его. «Вероятно, я попал в ад и надо мной решили сыграть злую шутку, – подумал Сунь‑цзы. – Этот человек, конечно, не может быть тем, кого я так долго искал. Он не воин, не вождь, а самый обычный лодочник с реки Хуайхэ, что в моей родной провинции У. Говорят, будто, прежде чем стать лодочником, он был поденщиком».

– Многочисленные способности этого человека отвлекали его от занятий тем, в чем ему было суждено преуспеть, – пояснил Бессмертный Страж. – Если бы он упражнял талант военного стратега, которым щедро наделил его Нефритовый Император, то превзошел бы всех в Поднебесной. Впрочем, этот талант все же принес ему некоторую пользу: искусно маневрируя в коварных течениях Хуайхэ, он сберегал жизни своих седоков.

Окончив рассказ, Вэй‑цзы, двоюродный дед Ни, сделал паузу, после него добавил:

– Вот видишь, Ни, если бы лодочник знал о своем истинном предназначении либо другие распознали его настоящий талант, он смог бы должным образом развить его. Вместо того, чтобы всю жизнь разрываться между множеством занятий, он направил бы свою энергию на что‑то одно и стал величайшим военачальником.

– Спасибо за мудрые слова, дедушка, но не призываете ли вы хранить все яйца в одной корзине? Мои наставники всегда убеждали меня в том, что разносторонность – надежное средство распределить возможный риск.

– Ох уж эти твои наставники, – вздохнул Вэй‑цзы. – Многие ли из ученых мужей ведут собственное дело и многие ли из числа последних преуспевают? Потемки человеческой души не приемлют теорий, которые можно измыслить, а затем применить. Для большинства этих мудрецов торговля – это что‑то такое, на чем можно проверить свои умозаключения, предварительно изобразив его сложней, чем оно есть на самом деле. В семье с одним ребенком дети получают больше родительской заботы, чем в семье с пятью детьми. Каждый ребенок в многодетной семье заслуживает внимания, но получить его он может лишь в том случае, если все члены семьи составляют идеально слаженную команду. Тот, у кого одна корзина яиц, лучше заботится о ней, чем тот, у кого их много. Как распределяют свою энергию сторонники разнообразия? Немного здесь, немного там, и так – изо дня в день… Тогда как те, кто занимается чем‑то одним, всю свою энергию направляют туда. Клади все яйца в одну корзину, Ни, и заботься о ней изо всех сил. Тогда яйца не только пребудут в сохранности, но и умножатся.

– И все же, – упорствовал Ни, – хотя в ваших словах много правды, могут ли они объяснить, отчего столько предпринимателей разоряются? Ведь если бы у них были запасные варианты, они смогли бы как‑то пережить трудные времена.

– Предприятия, которые распыляются, чаще терпят крах, – отвечал дед. – Разорить может многое, но на первом месте всегда стоит желание людей получить больше, чем они готовы дать. Нетерпение – серьезный недостаток, заставляющий нас попусту растрачивать энергию, направляя ее в новое русло после каждой неудачи. Призывая своего отца заняться также другими делами, ты не осознаешь, что торговля от этого проиграет. Разумеется, пет ничего крамольного в том, чтобы заняться еще чем‑нибудь, если только новое дело не выходит за рамки основного и не низводит его до побочного. Подобное распыление может лишить торговлю ее изначальной силы. Дело нужно лелеять, как собственное дитя. А лучшие родители видят в ребенке не продолжение самих себя, но выражение лучшего в себе.

 

Для полного самовыражения требуется немало энтузиазма и самоотдачи, однако они никогда не остаются без вознаграждения. Ничто не вызывает такого восхищения окружающих, как неподдельно яркая индивидуальность. Но если вы начинаете выжимать из себя соки, результаты могут разочаровать. Между тем путь к полному самовыражению очевиден: найдите то, что вам нравится, и приложите к этому все свои силы. Поступив так, вы увидите, что лучшее в вас принесет намного большие плоды, чем все остальное. Владелец скаковой лошади, пришедшей к финишу второй, получает не в два, а в десять раз меньше денег, чем его более удачливый соперник. Точно так же и лучший в своей области специалист всегда многократно выигрывает по сравнению со своими конкурентами.

Специализация, пожалуй, наиболее важный фактор эволюционного развития как такового. Всякий вид стремится отыскан, свое экологическое предназначение и соответствующим образом развить присущие ему задатки. А вот человек бывает подвержен влиянию не столько естественных, сколько искусственных обстоятельств, а потому начинает импровизировать вместо того, чтобы творить и развивать.

Представим себе, что некто основал направление деятельности, удовлетворяющее запросы потребителей и образующее тем самым рыночную нишу. Впоследствии нестабильные ситуации, вызванные ходом конкурентной борьбы, периодическими спадами в экономике и тому подобными внешними обстоятельствами, пугают руководителей предприятия, и они решают укрепить его, разнообразив свою деятельность. Но попытками действовать в тех областях, к которым у них нет изначальной предрасположенности, они ослабляют свой бизнес – он все больше выходит из‑под контроля и в конце концов всецело оказывается в стихийной власти процентных ставок, биржевых индексов и иных неконтролируемых обстоятельств. Таким образом, стремление обезопасить бизнес часто делает его более уязвимым.

С другой стороны, специализация не подразумевает искусственного ограничения спектра производимых товаров и предоставляемых услуг, если они взаимосвязаны. Например, широкий выбор книг в книжном магазине всегда предпочтительнее ограниченного. И адвокатская контора, берущаяся за любое дело, предпочтительнее специализированной. А вот отдельно взятый юрист, проявляющий подобную неразборчивость, обречен оставаться посредственностью. Он может иметь много заказов, но занятость и успех – разные вещи. Даже при очень высоких гонорарах услуги выдающегося юриста – лидера в узкоспециализированной области не останутся невостребованными. Ключевым фактором успеха в любом бизнесе является исход соперничества со специализированным конкурентом, и сегодня одним из мощнейших орудий конкурентной борьбы становятся знания: тот, кто пренебрегает необходимостью постоянно пополнять знания в своей области, обречен на поражение.

Разнообразие уместно лишь в рамках конкретной специализации и наиболее плодотворно в контексте стратегических партнерских соглашений. Альянс, нацеленный на взаимное дополнение ресурсов, – наилучший способ распределить риск.

Создание таких альянсов предполагает формирование связей, которые подробно будут обсуждаться в одиннадцатом свитке. Пока же уясните следующее: чтобы стать специалистом мирового уровня, нужно научиться использовать свою энергию оптимальным образом.

 

Время одно – подходы разные

 

Время – одна из немногих вещей, распределенных между нами абсолютно справедливо: для каждого длительность часа составляет ровно шестьдесят минут. Разумеется, в зависимости от личных склонностей, каждый волен распоряжаться ими по‑своему. Однако даже при наиболее разумном планировании времени наши высшие достижения и радости длятся очень недолго. Не более десяти минут в течение каждого часа нам удается использовать свою энергию проактивно, то есть упреждая развитие ситуации; остальное же время поглощается реактивной деятельностью, то есть откликом на те или иные события. Стоит ли в таком случае удивляться повышенной утомляемости и частым депрессиям?

Каждый час бодрствования либо приближает нас к поставленной цели, либо отдаляет от нее; мы можем двигаться либо назад, либо вперед; третьего не дано. Оптимальное распределение энергии – это совсем не то, что поддержание ее баланса; в последнем случае речь идет главным образом о восстановлении растраченных энергетических запасов. Правильно распределяя энергию, вы, по существу, вырабатываете ее, если же энергия распределяется неправильно, она трансформируется в раздражение, гнев, озлобленность и прочие бесплодные чувства. А поддерживать энергетический баланс – значит управлять использованием своей энергии. Для этого нужно расходовать время лишь на те виды деятельности, которые вы предварительно определили для себя как наиболее важные. Мы же, как это ни печально, позволяем себе тонуть в потоке несущественных дел.

Что для него важнее, каждый решает сам. Но поскольку большинство людей вообще не склонны об этом задумываться, здесь бывает очень тяжело установить какие‑то приоритеты. Мы часто идем по жизни, следуя чужим примерам; нас больше интересует не то, что должны делать мы, а то, что делают другие. Взгляните хотя бы на любую газетную колонку новостей, и вы тут же в этом убедитесь.

Дело не в том, сколько часов мы посвящаем своему делу, а в том, что мы вкладываем в эти часы. Попробуйте ответить на следующие вопросы. Занимаетесь ли вы в часы бодрствования: размышлениями о том, что уже должно быть сделано; сомнениями по поводу того, чем вам заняться сейчас; выполнением того, о чем вас попросили люди, которым вы не можете отказать; выполнением того, что не доставляет вам удовольствия; деятельностью, которую вы не довели до конца; тем, к чему вы не приспособлены; тем, что вы делаете потому, что так положено; поисками предсказуемых результатов; тем, что вы делаете, чтобы отвлечься от того, что делать собрались; мечтаниями о том, чем бы вам хотелось заняться?

Что ж, подумаете вы, такова жизнь. Тратить время так, как хочется или как того требует дело, попросту нереально. Всегда что‑нибудь этому мешает – или работа, или семья. Так или иначе, думаете вы, а эгоистом быть не следует. Вот тут‑то вы и не правы.

Как бы вы ни обосновывали свои поступки, вы не сможете не считаться с тем, каким образом вы в тот или иной момент используете свою энергию. Но чтобы стать специалистом, мало просто отдавать себе в этом отчет. Для этого нужно решительно отказаться от всего, что, по вашему мнению, отбирает у вас энергию. А это невозможно, если вы не будете честны перед самим собой во всем, что касается ценностей вашей жизни, ведь только так можно быть честным также и перед другими. Такая честность, в свою очередь, потребует от вас установления твердых правил взаимоотношений с ближними. И если вы будете относиться к ним так, как хотите, чтобы относились к вам, вы неизбежно станете в первую очередь думать о том, что хорошо для вас.

Это золотое правило, разумеется, не означает, что вы должны жертвовать чем‑то важным для себя в угоду окружающим. Подобные жертвы способны вызвать лишь озлобленность и чувство вины.

Разумеется, нелегко отказаться от того, что отвлекает вас от поставленной цели, если вы плохо представляете себе, в чем эта цель состоит. Четко определенная цель и занятие тем, что приносит вам истинное удовлетворение, – вот краеугольные камни успешной специализации. И это приводит нас к следующему важному принципу.

 

Следуйте своему призванию

 

– Управление делами напоминает скачку на тигре, – сказал купец Хуэй Нэн своему сыну. – В твоих руках сосредоточена колоссальная сила и мощь; ты стремительно несешься по джунглям, в жилах бешено пульсирует кровь. Если ты правишь слишком жестко, то рискуешь загнать тигра и сжечь его энергию дотла. Если ты правишь слишком мягко, если твое внимание ослаблено, то тигр, чувствуя твою нерешительность, может броситься в непролазные заросли. Опаснее всего останавливаться: тогда тигр может напасть на тебя и разорвать на куски.

– Отец, – сказал Ни, – я осознал, как важно следовать выбранному направлению и развивать сильные стороны дела. Но скажите, как править тигром безостановочно, не утрачивая при этом равновесия?

– Для этого необходимо чувствовать призвание, постоянную увлеченность и уметь заражать ею других, чтобы они стремились оказать тебе поддержку, – ответил купец. – Сумев совместить то, что ты делаешь, со своим предназначением, ты создашь себе незыблемую опору.

– Но ведь принято считать, что лишь пустопорожние мечтатели верят в какое‑то особое предназначение, – возразил Ни.

– Они и впрямь могут такими казаться, ведь найти истинное призвание удается немногим, – ответил Хуэй. – Происходит это оттого, что общество недооценивает его значимость. Карьера, имеющая в общественном мнении столь высокую цену, редко соотносится с понятием призвания. Между тем именно призвание, сын мой, заставляет нас делать то, что мы делаем. Идеалист – это искренний человек, который в стремлении к своему идеалу пренебрегает мнением других. Призвание – самое важное в нашей жизни; оно подобно свету, озаряющему наш жизненный путь. Ответь мне: ради чего живет человек, если не ради своего идеала?

– Я полагаю, для самого себя, – нерешительно ответил Ни.

– Именно так, но всякий, кому неведом идеал, лишен сил и живет во тьме. Чем идеал возвышенней – тем выше человек. Без идеала, без призвания, без предназначения жизнь человека, – кем бы он ни был, – бесцельна.

– Всегда, – продолжал Хуэй, – прислушивайся к зову своего сердца и соотноси все, что представляется тебе важным и достойным внимания, со своим призванием. Если ты до сих пор не нашел своего призвания, то отыскать его – твоя первоочередная задача. Выследи своего тигра, оседлай его и покажи себя в скачке!

 

Ничто так не побуждает человека к действию, не заряжает его энергией и не приводит к цели, как уверенность, что он делает именно то, что для него важно, именно то, что он хочет делать, и главное – именно то, к чему он расположен.

Лучший способ оптимально распределить энергию – это развивать свои сильные стороны. Лучший способ развить свои сильные стороны – это поставить их на службу своему призванию. Призвание и следование ему придает смысл нашей жизни и деятельности. Без такого призвания вы обречены растрачивать свою энергию на бесчисленные рутинные и случайные цели, подтачивающие ваши жизненные силы.

Чтобы жить и дышать свободно, надо чувствовать себя сотворенным для определенной цели, на достижение которой вы потратите свой потенциал. Более того, вы попросту обязаны развивать способности, вложенные в вас природой, – иначе для чего они вам даны? В стремлении достичь идеала мы в каждый момент времени сопоставляем себя с чем‑то превосходящим наши возможности; в этом состоит механизм саморазвития. Ясное понимание предназначения дает нам веру в себя и в свои идеалы. Едва ли компания, существующая без определенных целей, вызовет у вас доверие. С другой стороны, следует ожидать, что руководство компании отнесется к вам без энтузиазма, если ваши жизненные цели остаются неопределенными. Человек, не знающий, к чему стремиться, беспорядочно хватается за все, что подворачивается ему под руку.

Всякая стоящая вещь дается нелегко. Определение своего призвания и следование ему требуют большого эмоционального и духовного напряжения. Однако затрачиваемые усилия не остаются без вознаграждения: вы осуществляете свои желания. Определение истинного призвания требует сосредоточенности и уединенных размышлений. Но и диспуты с оппонентами могут оказаться продуктивными, если только вы отдаете себе отчет в том, что члены вашей семьи, друзья и коллеги являются не столько источником сил, сколько посредниками в достижении поставленных целей. Ваше призвание должно рассматриваться только с вашей, а не с чьей‑либо другой точки зрения. Остерегайтесь подстраиваться под мнение других в стремлении угодить или произвести впечатление. Многие из тех, кто безропотно следовал навязываемым правилам, в конце концов совершенно утратили способность управлять собственной жизнью.

Задаваясь вопросом о своем предназначении в жизни и пытаясь найти на него ответ, важно быть с собой предельно честным и избегать размышлений, которые могут затуманить ваш внутренний взор. Оставаясь самим собой, вы сохраняете способность руководить своими действиями. Ломая свое естество, вы перестаете понимать, как вам нужно поступить. Что вы можете изменить в жизни? Каким бы вы хотели остаться в памяти потомков? Эти вопросы очень важны, и поиск ответа на них требует предельной искренности.

Осознание жизненного предназначения может потребовать усилий, однако ничто иное не заменит вам его в качестве опоры для личного развития. Все самое существенное в вашей жизни, работе, во взаимоотношениях с окружающими, ваши убеждения, предпочтения и обязательства – все это должно гармонировать с вашими представлениями о жизненном предназначении. Четко сформулированная система ценностей избавляет от решения извечных дилемм «нужно – не нужно». Хотя истинное призвание может быть открыто вами за несколько часов, недель или месяцев, необыкновенная важность этого вопроса потребует от вас возвращаться к нему и в дальнейшем. Но не следует относиться к такому переосмыслению как к одной из рядовых, рутинных задач. Помните: ваше призвание – это то, к чему стремится каждая частичка вашего естества; оно движет вашими чувствами, вашим рассудком и формирует вас духовно. Ничто не может быть для вас важней.

Четко выделив то, что для вас наиболее важно, вы сможете согласовать свои действия с тем, что вы собой представляете. Это поможет вам правильно оценить стоящие перед вами проблемы, определить как свои собственные цели, так и задачи вашей компании. Нетрудно понять, что критика чьих‑то представлений о жизненном предназначении со стороны человека, не выстрадавшего собственных убеждений, свидетельствует о его крайнем высокомерии и невежестве. Тем не менее люди, склонные искать чужие изъяны, всегда готовы отпустить колкость в адрес человека со сформированным мировоззрением.

Те, кто предпочитают не критиковать убеждения других, а сформулировать собственное предназначение и осознать свои личные цели, получают возможность согласовать эти цели и свою жизненную философию с целями и философией фирмы. Люди, не жалеющие на это своего времени, естественным образом вырабатывают у себя новый взгляд на привычные вещи. И тогда они либо действуют так, чтобы всегда быть на шаг впереди, либо меняют фирму. Ей‑богу, это стоящий принцип: прежде чем жаловаться на уличную грязь, убирайте в собственном доме. Даже один человек, которого действительно беспокоит то, как работает фирма, способен коренным образом изменить ситуацию – и неважно, какой пост он занимает. Людям в жизни нужна осмысленность, и коллективу без нее не преуспеть.

Безоглядное стремление следовать своему призванию должно определять все ваши поступки и служить основой построения взаимоотношений с окружающими. Лишь формирование и постоянный пересмотр ваших представлений о себе и своих жизненных ценностях даст возможность ежедневно приближаться к полной реализации своего потенциала.

 

Хранитель энергии

 

Природа дала нам все необходимое для осуществления наших желаний; она предоставила в наше распоряжение и способности, необходимые для реализации нашего жизненного предназначения. Таким образом, наши способности определяют смысл нашего существования. В талантах и природных склонностях, а равно и в их отсутствии, проявляется ваша внутренняя сила. Каждый из нас представляет собой чистую энергию и должен отвечать за ее правильное применение. Если ваша энергия растрачивается другими, в этом виноваты только вы. Вовлекаясь в деятельность, не представляющую для вас интереса, помните: используя себя таким образом, вы никогда не достигнете того, чего могли бы.

Правильно оценив собственные силы, сосредоточившись на выполнении посильных для вас задач и определив перспективы дальнейшего развития, найдя область, отвечающую вашим естественным склонностям, и следуя своему жизненному призванию, вы придаете смысл вашему существованию и получаете возможность распределять свою энергию как на сознательном, так и подсознательном уровнях.

 

Тигренок насилу прихромал домой.

– Не стану больше прыгать и резвиться, – прохныкал он, обращаясь к отцу.

– Но это у тебя отлично получается, – принялся утешать его отец и ласково потрепал своей могучей лапой. – Отчего же это занятие вдруг тебе разонравилось?

– Раньше нравилось, а теперь – нет! – не переставал плакать тигренок. – Я вложил в прыжок все свои силы и в результате больно ушибся.

– Сын мой, ты – хранитель содержащейся в тебе энергии. Звание хранителя обязывает к ответственности за ее расходование. Ты должен знать, что ее неправильное распределение может причинить тебе серьезный вред. Выплескиваемая тобой энергия не имеет иных пределов кроме тех, которые ты ставишь ей сам. И если одна или несколько из твоих попыток окончились неудачей, это еще не означает, что ты должен их прекратить. Будь настойчивей! Собираясь прыгнуть в следующий раз, попробуй вначале придержать энергию и оценить, сколько тебе ее потребуется и для каких целей. Далее ощути, как твоя энергия возрастает; затем определи лучший момент для ее высвобождения. В этот момент ты почувствуешь, как твое тело, душа и энергия сливаются в единое целое. Тогда твой прыжок превратится в полет; сам воздух будет с тобой заодно, поддерживая и направляя тебя.

 

Свиток второй: Распознайте орла!

 

 

Как осуществить свои желания, когда ты ни в чем не нуждаешься

 

Отшельник Янь, приметивший трех парящих в небе орлов, подозвал их и спросил первого:

– За сколько ты взялся бы доставить меня в соседнюю провинцию, что лежит за этой равниной?

– Путь туда займет два дня, а ты, похоже, довольно тяжел, – ответил первый орел. – Я бы взял десять рыбин, козу и кувшин соевого молока.

– Так много! – промолвил отшельник Янь и, обратившись ко второму орлу, предложил тому назвать свою цену.

– Ты и впрямь тяжеловат, – ответил второй орел, – но поскольку твой маршрут мне по пути, мне хватило бы пяти рыбин, козленка и кувшина рисового отвара. Ведь в долгом пути не обойтись без подкрепления сил.

Слово взял третий орел:

– Я взял бы пять рыбин и литр воды.

Эти слова поразили отшельника:

– Что за глупости ты говоришь? Ведь этого тебе не хватит даже на пропитание в пути!

– Мне нужна работа, – удрученно произнес третий орел.

– Работа?! – воскликнул Янь. – А кому нужен такой работник? Недооценивая себя, ты недооцениваешь жизнь своего седока.

Отшельник повернулся ко второму орлу:

– Твои условия мне подходят, я их принимаю. Цена вполне разумна, а путь твой совпадает с моим; значит, я могу быть уверен в том, что наше путешествие завершится благополучно.

 

О противоречивой природе желаний

 

В основе любого достижения лежит здоровое желание. Что, как не желание жить, заставляет нас сделать первый вдох? Но желания наши бывают подчас столь противоречивы, что могут привести нас к диаметрально противоположным результатам. Так, чрезмерно амбициозный человек, бывает, лезет из кожи вон, чтобы произвести впечатление на окружающих, но в итоге удостаивается лишь недоуменного презрения.

Трудно спорить с тем, что желания оказывают определяющее влияние на наше поведение; их можно сравнить с магнитным полем, притягивающим материал для построения человеческой личности. Все элементы, из которых состоит наш жизненный опыт, сознательно либо неосознанно были привлечены нашими желаниями. На свете нет двух одинаковых живых существ – каждое из них привлекло к себе то, что сделало его самим собой. Навозный жук и бабочка на цветке весьма отличаются друг от друга. Орел, парящий в недоступной выси, ничуть не похож на крошечного воробья. Венец творения – человек воплощает этот принцип во всей полноте. Удачливость и невезучесть, жизнерадостность и склонность к унынию – весь спектр присущих каждому из нас характеристик определяется тем, чего мы хотим сейчас и хотели в прошлом.

Вы можете спросить: «Я не желал неудач и разочарований, отчего же они постигли меня?» Ответ очевиден, если учесть, что объекты желаний могут обманывать нас. Человек ищет не боли, а наслаждений; однако очень часто за фасадом наслаждения скрывается боль. Точно так же и видимый успех может оказаться замаскированным поражением.

Заблуждение относительно своих желаний толкает нас на ошибочные поступки, что неизбежно ведет к разочарованию. К примеру, истинной подоплекой того, что принимается нами за любовное чувство, может оказаться желание угодить родителям, увлечение внешней привлекательностью, ревность, безрассудная страсть, устоявшаяся привычка или страх одиночества – во всех этих случаях боль не заставит себя долго ждать. Тот, кто желает успеха ради продвижения по службе, положения в обществе, титула, денег или почета, также рискует обнаружить пустоту своих желаний в самом скором времени после их осуществления.

Мир был сотворен силой намерения – поэтому и мы должны понять не только чего мы хотим, но и почему мы этого хотим. Желая вступить в долговременные отношения с деловым партнером, необходимо заблаговременно выяснить его мировоззрение; еще более важным это может оказаться для ослепленных страстью юных влюбленных. Те, кто часто обманывается в объектах своих желаний, не перестают жаловаться на судьбу; им постоянно кажется, будто окружающие не ценят их по достоинству. Непредвзятый взгляд на их проблему позволяет заключить, что ими движет неосознанное желание получить повод для сетований. Следовательно, им прежде всего следует осознать истинную причину своих жалоб.

Анализируя свои устремления, необходимо всякий раз отдавать себе отчет в том, что можно и чего нельзя видеть в их объекте. Нашу жизнь определяют те сокровенные образы, которые порождены тем, чего мы сознательно или подсознательно от жизни хотим. Удача – это не что‑то случайное и внешнее: она зависит от того, насколько сильно мы к ней стремимся.

 

О важности желаний

 

Желание – это особая форма энергии, связанная с нашими низшими телесными и высшими ментальными энергиями. И опасно оно бывает только в том случае, когда дисгармонирует с высшими энергетическими функциями сознания и согласуется только с низшими. Физическое желание, например, может привести к тому, что человек утратит покой и ясность мышления и окажется вынужден действовать вопреки здравому смыслу.

Природа сделала желания одним из основополагающих элементов нашей жизни. Наиболее ярко выраженные желания, присущие всякому живому существу, заставляют его искать благополучия, полноценного питания и возможностей для роста. В стремлении всецело контролировать духовный мир человека некоторые религиозные традиции осуждают любое проявление его естественных желаний, выплескивая при этом вместе с водой ребенка. В результате многие люди подавляют свои желания чувством вины, особенно когда речь идет о человеческих взаимоотношениях и материальном благополучии.

Всякое истинное желание может быть осуществлено. Латинский корень, от которого происходит английское слово «желание», буквально означает «имеющее небесное происхождение» [2]; сам факт наличия у вас желания указывает на то, что Бог наделил вас необходимыми средствами для его осуществления. Иными словами, природа человека не позволяет ему испытывать желания, осуществление которых выходит за пределы его возможностей. Являясь отражением наших целей, наши желания в то же время служат и средством их достижения. Последнее может казаться противоречащим здравому смыслу, но лишь потому, что нас всю жизнь учили подавлять свои желания – пусть даже из самых лучших побуждений.

 

Четыре ключа для управления высшей энергией желаний

 

«Высшее Я» – это условный термин для обозначения всего самого сильного и искреннего, что заключено в человеке. Хотя Высшее Я никогда не перестает существовать, мы редко уделяем ему должное внимание. Поэтому неожиданные подарки судьбы мы склонны объяснять не результатом целенаправленной работы Высшего Я, а везением или случайным стечением обстоятельств. Не будучи готовы использовать внезапно открывающиеся перед нами возможности, мы нередко их упускаем – дескать, «это слишком хорошо, чтоб быть правдой». Содействуя осуществлению ваших желаний, Высшее Я никогда не влияет непосредственно на ход событий, предпочитая обходные пути. Порой для продвижения к цели разрушаются ваши тщательно разработанные планы, в результате чего вы можете спутать успех с поражением.

Если это требуется для скорейшего достижения цели, Высшее Я, вырвав вас из привычного комфортного образа жизни, бросит в жернова событий. Те, кому удается установить тесный контакт со своим Высшим Я, достигают выдающихся успехов. Это напоминает прозрение человека, который, внезапно обнаружив эфемерность привычной опоры под ногами, восклицает: «Успех, оказывается, был рядом, однако я смог увидеть это не раньше, чем разрушился весь мой привычный мир! В единый миг я осознал, что раньше лишь изображал того, кем меня хотели видеть другие, вместо того, чтобы быть тем, кто я на самом деле». Если достижению успеха препятствуют ваши ошибочные представления, то от них необходимо отказаться; те, кто по‑настоящему преуспевает в жизни, всегда находят такую жертву оправданной.

Люди чаще всего не знакомы с четырьмя ключами, позволяющими управлять высшей энергией желаний, и это заставляет ее действовать самостоятельно. В противном случае она не смогла бы выполнить то, для чего она предназначена, – осуществить ваши желания, ведь вы, идя по ложному пути, упорно движетесь к разочарованию. Высшее Я с легкостью пользуется силами индивидуального подсознания и коллективного сознания, магнетическим образом притягивая к человеку то, чего он желает особенно страстно. Оно ничего не создает, но лишь проявляет то, что в вас уже существует.

Почтовые голуби, перелетные птицы и животные, успешно преодолевающие большие расстояния к родному дому, отличаются от человека отсутствием бесчисленных отвлекающих факторов, которыми люди искусственно усложняют свою жизнь, и благодаря этому могут свободно осуществлять свои желания. Работникам вновь созданных птичьих заповедников не раз приходилось с удивлением обнаруживать в своих хозяйствах виды птиц, никогда ранее не встречавшиеся в этой местности. Такой парадокс можно объяснить тем, что компасом для них послужило Высшее Я в своем беспрепятственном проявлении. Чтобы подчинить себе энергию собственных желаний, вы можете прибегнуть к той же технике, при помощи которой человек обуздал другие могучие стихии. Для этого рекомендуется использовать следующие четыре ключевых принципа.

 

Цените себя по достоинству

 

Братья Бо и Жо, уроженцы провинции Сун, были с детства неразлучны. Но Бо всегда мечтал о карьере купца, а Жо хотел, продолжив традиции своей семьи, стать монахом.

– Прошу тебя, оставь свои честолюбивые замыслы, – увещевал Жо своего брата, – недостойные купеческие обычаи могут помешать тебе войти в сад Нефритового Императора, и впредь мы не сможем быть вместе.

– Но ведь известно, – отвечал Бо, – что достоинство человека определяется не сословными нравами, а его способностью противостоять влиянию чужих недостойных привычек. К тому же имея влияние в обществе, я смогу употребить власть для исправления нравов, а это разве не достойная цель? Ведь кто знает, вдруг мне суждено управлять государством?

– Однако ты не станешь отрицать, – настаивал Жо, – что материальное благополучие несовместимо с духовностью. Старейшины нашего рода и наши родители всегда учили нас презирать богатство и мирские успехи. Я опасаюсь, что горделивые мысли успели настолько запятнать твою душу, что осталось немного надежд на ее спасение.

Спустя шесть месяцев после того, как Жо отговорил брата от купеческой карьеры, Бо встретил странника и разговорился с ним. Рассказывая об обстоятельствах, приведших его в монастырь, Бо заметил:

– Я чувствую в себе торговую жилку, но брат указал мне на ошибочность мирского пути. К счастью, мне достало сил оказать сопротивление недостойным и эгоистическим желаниям.

– Чушь! – воскликнул странник. – Отказываясь следовать своему призванию, ты отвергаешь себя как духовное существо. И твой брат не повинен в том, что заставил тебя испытывать чувство вины за свои истинные желания: человек имеет не больше и не меньше того, что сам позволяет себе иметь. Нет ничего важнее истинных желаний, ибо, материализуясь, они проявляют духовную сущность вещей. Истинные желания не являются проявлением эгоизма, а их осуществление не вызывает стыда.

– Боюсь, однако, что моя судьба решена. Окружающие удовлетворены тем, что я стал смиренным монахом. Могу ли я отказаться от своего нынешнего положения ради некогда отвергнутых желаний?

– То, что ты получаешь, – отвечал странник, – находится в прямой зависимости от твоих желаний. Ты сам распоряжаешься своей судьбой и, стало быть, не можешь перекладывать ответственность за нее на плечи других. В жизненных решениях следует подчиняться не мнению окружающих, но своему внутреннему голосу. Поступая так, ты естественным образом получишь желаемое.

Пробудившись от своих мыслей, Бо обнаружил, что странник исчез: оказывается, он существовал лишь в его воображении. Рассказав о случившемся настоятелю монастыря, Бо получил от него такой совет:

– В желаниях твоего сердца нет ничего зазорного, если они истинны. Следуя им, ты становишься достойным их осуществления. Каждый из нас движется собственным путем, но лишь избранным их истинные желания открываются во всей полноте. Сомневаясь же в них, ты становишься недостойным их осуществления.

Получив благословение следовать своему призванию, Бо стая преуспевающим торговцем. Со временем его способности были по достоинству оценены Mу, правителем царства Цинь, который сделал его своим первым министром.

 

Мы слишком часто и слишком безоглядно доверяем устоявшимся мнениям и людям, связывающим с нами свои низменные интересы. Совершая эти ошибки, мы рядимся в платье, формально утверждающее нашу недостойность. К примеру, мнение о том, что успех и богатство противоречат духовности, очень распространено и является одной из основных причин, заставляющих людей чувствовать себя недостойными.

В детском возрасте каждый из нас обладает естественной способностью ценить себя по достоинству. Как жаль, что это врожденное чувство столь безжалостно искореняется на начальных этапах формирования нашего характера! Непосредственно проявляя свои желания, ребенок сопротивляется постоянно внушаемым ему представлениям о том, что его возможности ограничены; однако с течением времени эта сопротивляемость ослабляется. Неразумное воспитание вырабатывает у детей пассивную жизненную позицию, снижает их самооценку – иными словами, ограничивает потенциал их последующего развития. Учителя и воспитатели отлично знают, что похвала – наилучший стимул для развития. Тем не менее они занимаются преимущественно исправлением ошибок.

Нам, взрослым, нужно сделать все возможное для того, чтобы вернуть себе отнятое у нас право получать. Нужно признать, что самооценка исходит от нас, а не от окружающих. Следует принять себя таким, каков ты есть, освободив восприятие самого себя от чувства вины.

Конечно, все это легче сказать, чем сделать. Но развитию личности не учат ни в школе, где проходит основная часть времени, отведенного нашему образованию, ни на работе, где мы проводим еще большую часть жизни. А значит, наша судьба только в наших руках. Будьте хозяином самому себе и отвечайте за свое развитие сами. Уяснив в полной мере степень своей ответственности за отклик на жизненные ситуации и перестав сетовать на других, вы вызовете в своем сознании сдвиг, повышающий самооценку.

Принятие себя освобождает от бесплодного самобичевания, хотя и не означает слепой веры в безошибочность любых своих поступков. А вот самоотречение, которое нарушает гармонию с Высшим Я, погружает нас в угнетенное состояние и делает невозможным плодотворное самовыражение. Отречение от себя косвенно привязывает нас именно к тем недостойным вещам, которых мы сторонимся.

Отказавшись подчиняться искусственно навязываемым ограничениям, которые диктуют нам, чего мы достойны, а чего недостойны в жизни, мы автоматически разрешаем себе принять все доступное нам изобилие возможностей.

 

Признайте свое право на успех

 

Юань Вэнь торговал нефритом. Он разносил прекрасные украшения по домам богатых ценителей. Однажды он заговорил о философии этого ремесла со своим другом Вэй‑цзы:

– Торговля нефритом издревле привлекает множество обманщиков. Тем не менее я постоянно убеждаюсь, что именно безукоризненная честность является залогом успеха в моем деле. Я всегда назначаю самоцветам их истинную цену и имею с их продажи прибыль. Разумеется, никто не свят… Иногда, чувствуя сильную заинтересованность покупателя в приобретении вещи, я несколько завышаю ее цену. Однако после этого я в течение целого дня ощущаю странную внутреннюю опустошенность, Такое случалось со мной много раз. В конце концов я пришел к выводу, что существует некая внутренняя сила, которая имеет определяющее значение для успеха моего дела. Всякий раз, поддаваясь низменным искушениям, я ослабляю ее.

– В прошлом подобное случалось также и со мной, – ответил другу Вэй‑цзы. – Это показывает, что в нас действительно заключена Высшая Энергия, равновесие которой поддерживается гармонией между нашими истинными желаниями и нашими поступками. Стоит пойти на поводу у собственной жадности, лености или иных низменных или суетных устремлений, как энергетическое равновесие нарушается. Это, в свою очередь, приводит к тому, что достижения перестают приносить нам радость; кроме того, наши неблаговидные поступки и изменившееся отношение к работе внушают партнерам подозрительность и нежелание сотрудничать.

 

Чем в большей гармонии находятся ваши мысли, чувства и поступки, тем ближе вы к осуществлению ваших истинных желаний. Достижение такой гармонии требует постоянного пересмотра представлений о жизни. В свою очередь, ваши представления о жизни есть выражение вашего способа мышления и системы жизненных ценностей. Мысли – архитекторы вашего материального мира, а поступки – его строители. Осознавая, как вам следовало бы организовать свою жизнь, но не следуя этим представлениям в своих поступках, вы по собственной воле обрекаете себя на жизненные неудачи и возводите препятствия на пути к самореализации.

Жизнь изобилует искушениями, которые постоянно испытывают нашу способность следовать внутренним идеалам. Обстоятельства жизни часто служат поводом для наших нареканий. Но если бы мы вдруг оказались перенесены в условия, идеально соответствующие нашим нынешним требованиям, то вскоре вновь принялись бы жаловаться. Дело здесь в том, что мы стремимся удовлетворить только свои внешние потребности, а это не способно заполнить внутреннюю пустоту. Так можем ли мы вообще достичь гармонии с внешними обстоятельствами, если они настолько противоречат нашим желаниям?

Тот, кто больше других сетует на жизнь и постоянно недоволен условиями своего существования, обречен больше других бороться. Постоянная озабоченность не дает ему ощутить свое право на осуществление желаний. Даже если ваши нынешние обстоятельства хуже горькой редьки, правильное отношение к ним может оказаться чудодейственным средством, способным обратить их в целебный нектар. Переживая благоприятный период, пессимисты страшатся его финала, задаваясь вопросом: что же будет, когда удача от нас отвернется? Пересекая же черную полосу невезения, они не способны подумать о том, что и она когда‑нибудь закончится, и лишь причитают: что же с нами станется? Так, в деловом мире плохие новости распространяются в пять раз быстрее хороших.

Изменчивость свойственна всему в природе; что же заставляет нас думать о себе как об исключительном явлении, стоящем в стороне от извечных природных циклов? Настраивая себя на ожидание одних только несчастий, мы непосредственно формируем свое отношение к жизни и искажаем свои подлинные желания. Из‑за этого мы не можем избавиться от страха и нездорового возбуждения, которые еще больше нарушают пашу согласованность с природными ритмами.

Болезненная впечатлительность – беда многих неглупых людей: обычная газета, переполненная сообщениями о конфликтах и катастрофах, способна убедить их, что мир рушится. Даже если им хватит здравого смысла признать, что конец света еще не наступил, они все равно останутся при мнении, что «выжить в будущем окажется непросто». Очень немногие предпочитают вовсе игнорировать газетные новости, занимаясь исключительно своими делами, тогда как их антиподы готовы поверить любому пророчеству и даже в приближающихся кометах видят предвестниц апокалипсиса.

Неумение осознать недолговечность переживаемых трудностей может стать причиной рассогласования ваших желаний и представлений о жизни, нарушить вашу способность к адекватному восприятию. Гармония же между желаниями и представлениями о жизни, напротив, позволяет двигаться в едином ритме с высшей энергией желаний и, следовательно, независимо от текущих жизненных обстоятельств сохранять целеустремленность.

 

Стремитесь к преуспеванию осознанно

 

По пути к рынку Дай‑Гок встретились четыре купца. Покончив с шутливыми приветствиями, они принялись обсуждать, как достичь процветания.

– Процветание невозможно без богатства, – высказался первый. – Мне, несмотря на все усилия, так и не удалось его скопить. Из‑за этого и дела мои идут туго. Так что мой опыт убеждает меня: было бы состояние, а уж процветание приложится.

– Богатство встречается не так уж редко, – промолвил второй. – По‑моему, самое главное – уметь его сберечь. Взять хотя бы меня: чем больше я стараюсь сохранить свое состояние, тем стремительнее оно тает. Поэтому, я думаю, чтобы процветать, нужно сначала научиться сохранять то, что у тебя есть.

– Это умеют многие, – возразил третий, – и все же им не удается достичь процветания. Мне кажется, что трудней всего приумножить богатство. Как я ни стараюсь увеличить свое состояние, а все никак не могу скопить сколько хочу. Так что, по‑моему, чтобы сохранить капитал, его нужно сначала сколотить.

– А я считаю, – сказал четвертый купец, – что дело не в том, есть ли у вас состояние и умеете ли вы его сохранять и приумножать. Процветание всегда на стороне тех, кто мыслит, как богач, а не как бедняк. Если мышление богато, то и дело ваше процветает.

 

Человеческая природа заставляет неимущего мечтать о состоянии; состоятельного – заботиться о сохранности своего богатства; тем же, кто не имеет причин опасаться утраты состояния, всегда кажется, что оно недостаточно велико. Таким образом, пребывая в постоянных заботах о своей несостоятельности, они заражают свое сознание бесконечными опасениями, препятствующими достижению процветания.

Нуждаясь в вещах, мы оказываемся в плену негативного мышления. Увы, многие руководители не осознают, что именно в этом кроется действительный источник проблем их бизнеса. Даже если им иногда и удается достичь успеха вопреки негативному мышлению, оно ограничивает их взгляд на перспективы дальнейшего развития. Нужда отдельного человека в увеличении доходов ничем не отличается от нужды предприятия в увеличении оборота и прибыли, и действия предпринимателя при управлении свои бизнесом – это воплощение стоящих за ними мыслей.

Устойчивый рост прибылей, разумеется, служит показателем успеха в бизнесе: ведь что ни говори, без прибыли нет и бизнеса. Но «мышление бедняка» заставляет нас видеть ограничивающие факторы даже в самых убедительных показателях роста. К примеру, завоевание сектора рынка означает уменьшение свободного рыночного сектора и, стало быть, ограничивает перспективы дальнейшего развития. Более конструктивное, но менее распространенное позитивное мышление позволяет рассмотреть те же проблемы с диаметрально противоположной точки зрения. Так, чьи‑то успехи в изучении языка отнюдь не означают, что их не могут достичь другие – словарей хватит на всех.

Вы обречены на бедность, если ваше мышление бедно, поскольку «мышление бедняка» всегда сосредоточено лишь на нежелательных для вас вещах. Чтобы узнать, каким человеку видится мир, достаточно поинтересоваться его мнением о взаимоотношениях людей, бизнесе или жизни. Тот, кто в ответ скажет: «Вот чего бы мне не хотелось во взаимоотношениях…» или «Я скажу вам, что мне не нравится в бизнесе…», находится во власти негативного мышления; размышляя лишь о нуждах и недостатках, он обречен испытывать чувство постоянной неудовлетворенности.

Мысля позитивно, ориентируясь на достаток, вы отодвигаете мысли о нуждах на второй план. В центре внимания оказываются ваши желания. Позитивное мышление всегда предполагает, что получить желаемое можно, и совершенно естественным образом. Для этого могут потребоваться усилия, но не борьба. Если вы оказались втянутыми в борьбу, – знайте, что избранный вами путь ошибочен. Упорствуя в борьбе, вы добровольно отдаете себя во власть нужды. С другой стороны, путь, требующий усилий, пусть даже значительных, но в вашем понимании необходимых, – естествен для вас. Умение отличить верный путь от ошибочного жизненно важно для любого бизнеса, поскольку оно делает видимой опасную границу между позитивным и негативным мышлением.

От того, как вы мыслите, зависит, будете ли вы приближать или отдалять свой успех. Осознанное преуспевание никогда не опирается на мысли о собственных или чужих изъянах и никогда не ставит знака равенства между успехами коллег и собственными неудачами. Напротив, всякое известие об успехах друга, коллеги или родственника должно стимулировать вас, убеждая в бесчисленности путей, ведущих к преуспеванию.

Осознайте умом и ощутите сердцем, что мышление, ориентированное на нужду, не является естественным для вас, а нанизывается извне, пусть даже вы не отдаете себе в этом отчета. (Следующим шагом обновления должно стать признание естественности позитивного мышления, его согласованности с вашими жизненными целями. Внушая себе эту истину в течение нескольких дней, вы заметите, как перемены в способе мышления делают ваше восприятие жизни более оптимистичным. Это упражнение подводит нас к пониманию второго, наиболее важного из четырех ключевых принципов.

 

Освободите свои желания

 

«Наконец‑то, – подумал Дун Го, – эти комиссионные позволят мне зажить, как я всегда мечтал!» Играя роль посредника в переговорах о передаче прав собственности на поместье Цзянъ Лоу господину Дяню, он буквально превзошел самого себя. Дело завершилось как нельзя лучше: по окончании шестимесячного срока главный регистратор Юэ скрепит договор печатью правителя.

Денно и нощно предвкушал он момент осуществления своих вожделенных мечтаний. Близится миг его возвышения! Вскоре он сможет позволить себе самые дорогие и изысканные удовольствия.

– Уже пять месяцев ты проводишь в праздности! С чего бы это? – удивлялись коллеги. – Неужели ты осуществил мечту своей жизни?

– Пока еще нет, – торжествующе отвечал Дун Го, – но вскоре она осуществится.

«Отчего же семья не разделяет моей радости? – спрашивал он себя. – Отчего дядя советует избегать душевной привязанности к событиям будущего? Неужели они не понимают важности приближающихся перемен?»

– Ах, как это хорошо, когда ты твердо уверен в завтрашнем дне! – обратился однажды Дун Го к дяде.

– Желание уверенности в завтрашнем дне весьма похвально, – отвечал ему дядя, – однако едва ли оно осуществимо, если твое сознание не занято событиями дня сегодняшнего. Остерегайся, чтобы чрезмерная эмоциональная привязанность к еще не наступившим событиям не превратила тебя в раба собственных ожиданий. Ты славно потрудился, но теперь ты должен освободиться от ожиданий. Иначе их цена может оказаться слишком дорогой.

Но вопреки предостережениям своего дяди, по мере приближения долгожданного дня, Дун Го все глубже погружался в сладкие грезы, становясь при этом нетерпеливым и раздражительным. Отказываясь говорить и думать о чем‑либо, кроме своих комиссионных, он стал несносен для родственников, коллег и кредиторов.

Перед наступлением условленной даты Дун Го получил письмо от господина Дяня. В радостном возбуждении он разорвал конверт и узнал, что в связи с неожиданной смертью правителя Юэ скрепление договора о продаже поместья Цзянь Лоу невозможно. Кроме того, сообщалось, что из канцелярии бесследно исчезла печать главного регистратора.

Дун Го так никогда и не смог полностью оправиться от потрясения, вызванного этими известиями. Долгое время родственники пытались довести до его сознания содержание еще одного письма, полученного несколько позднее; в нем господин Дянь сообщал, что, поскольку ни он, ни Цзянь Лоу не изменили своих намерений, покупка поместья все‑таки состоится, хотя формальности потребуют дополнительного времени. Поэтому Дун Го не утрачивает права на получение комиссионных; правда, размер их будет намного меньше оговоренного.

 

Иногда в беседе вы забываете что‑то, что намеревались сказать. Опыт учит: чем настойчивей мы пытаемся вспомнить забытое, тем меньше вероятность преуспеть; но стоит расслабиться – и фраза сама сорвется с языка. Чтобы вспомнить что‑то забытое, предоставьте свободу вашему сознанию, и чем раньше вы освободите его, тем скорее добьетесь успеха.

Управляя автомобилем или выполняя иные действия, требующие сосредоточенности, мы порой непроизвольно высвобождаем из тисков памяти сведения, казавшиеся безнадежно забытыми. Это говорит о том, что для наиболее эффективного достижения поставленной цели наше сознание должно пребывать в настоящем. Реальная сила, скрывающаяся за любым желанием, существует лишь в настоящем времени.

Садовник, посеявший цветочные семена, не станет выдергивать ростки из почвы, чтобы убедиться, что их корни нормально развиваются; но мы нередко проявляем неразумную нетерпеливость в отношении семян наших желаний. Поступая гак, вы сосредоточиваете свое внимание на конкретном будущем результате. Но чтобы достичь чего бы то ни было в жизни, нужно уметь освободиться от чрезмерной эмоциональной привязанности к своим ожиданиям.

Это предписание имеет метафизический подтекст: наша приверженность неизменным вещам материального мира препятствует естественному проявлению наших желаний; в итоге мы, того и гляди, получаем совсем не то, чего хотели. Так происходит потому, что наши неявные желания могут сделаться осязаемой реальностью бесчисленным множеством способов. Та же неопределенность порой приводит к тому, что, движимое намерением, наше желание приносит плоды, намного превосходящие наши ожидания.

Излучаемые желанием энергетические вибрации стремятся попасть в такт тем вибрациям, которые этому желанию соответствуют, и притягивают их к вам. Отстраненность от исхода инициируемых вами событий ускоряет работу естественных творческих сил; вовлеченность же, напротив, тормозит желание, лишая породившее его намерение подвижности.

Негативное мышление, ориентированное на нужды, заставляет нас отождествлять уверенность в завтрашнем дне с внешними атрибутами успеха. Разумеется, материальные блага и ценности являются необходимым компонентом развития личности и важным показателем жизненного успеха, однако они ни в коем случае не могут служить гарантией защищенности в будущем, которую постоянно ищут люди. Необходимо уяснить, что источник безопасности не может находиться вне нашего сознания; такая безопасность в лучшем случае оказывается недолговечной. К примеру, чрезмерная приверженность к накоплению денег, независимо от размеров состояния, неизбежно порождает чувство неуверенности.

Постоянная озабоченность формальными атрибутами жизненного успеха – званиями, положением в обществе или денежным изобилием – превращает вас из хозяина своих желаний в их раба. Попробуйте задуматься о том, чего вы хотите сейчас. Вы раздражены тем, что у вас этого нет? Вы думаете о том, как бы подстегнуть ход событий? Значит, вы эмоционально привязаны к будущему результату.

Способность же отстраниться от результата свидетельствует о том, что вы мыслите как богач. Так же мыслят и подлинно заботливые родители, которые понимают, что взлелеянный ими ребенок имеет право жить собственной жизнью и должен получить свободу от их эмоциональной привязанности и оценок. Семейные конфликты чаще всего и возникают, когда эмоциональная привязанность принимает форму чрезмерной опеки и становится для родителей единственным средством успокоения.

Точно так же внутренние конфликты как отдельного человека, так и коллектива чаще всего бывают порождены попытками ускорить ход событий ради получения желаемого. Легко видеть, что, стремясь превзойти все свои ожидания, вы получаете возможность обуздать свою энергию. Увы, чаще всего мы стремимся любой ценой получить хоть что‑нибудь – а это распыляет наши силы.

Желание приобрести новый автомобиль, продвинуться по службе, развить свой бизнес говорит о том, что вам изначально присуща необходимая для этого энергия. Но эмоциональная привязанность к объекту желания препятствует концентрации этой энергии, позволяя стрессу и всевозможным ослабляющим эмоциям подрывать ваши силы и здоровье. Лишь освободив воображение от объекта ваших желаний, вы сможете добиться наиболее полного осуществления своих намерений.

 

Высоко в скалистых горах орлица могучими крыльями защищала свое гнездо от порывов ураганного ветра. Она не заметила, как одно из яиц выкатилось из гнезда и скрылось в непроглядной мгле. Курица‑несушка на крестьянском дворе у подножия горы не сразу обнаружила, что ее кладка пополнилась необычным яйцом, свалившимся с неба в мягкий стог сена.

Вылупившийся орленок, который воспитывался вместе с цыплятами, не имел ни малейшего представления о своей истинной природе, предназначившей ему царствовать среди птиц. Он не выучился летать и вместе с цыплятами толкался у кормушки. Отшельник, случайно заглянувший в курятник, обратил внимание на странную походку одной из птиц: ее крылья были слишком велики и неуклюже волочились по земле.

– Знаешь, кто ты? – спросил отшельник, бережно подняв орленка на руки. – Твое предназначение – парить в небесах. Ну же, расправь свои крылья и лети!

Слова отшельника смутили орленка. Вырвавшись, он устремился к привычной кормушке. Несколько дней отшельник приходил на ферму и старался разбудить дремлющее сердце царя птиц, с каждым разом поднимая его все выше. Но орленок неизменно стремился присоединиться к своим сводным братьям, собиравшим в пыли зернышки. Но от внимания отшельника не укрылся взгляд, который молодой орел бросил в небо, словно почувствовав его притяжение. Отшельник отнес орла на вершину горы и стал ободрять его: «Теперь ты среды небес, отданных тебе во владение самой природой. Смелее же расправь крылья и лети, царствуй над птицами!»

Но сердце орла все не пробуждалось. В замешательстве его зоркие глаза метались между оставшимся далеко внизу курятником и манящими небесами. Он различал цыплят, копошащихся в пыли, и его тянуло занять свое привычное место среди них. Вдруг, как будто заметив что‑то в неприступной выси, молодой орел напрягся, и его крылья стали понемногу расправляться, а осанка становилась все более царственной. И вот настал миг, когда птица издала торжествующий клич и взмыла в небо.

 

Освободившись от навязанных ему желаний, орел смог осуществить то, к чему действительно стремилось его сердце. Это произошло вопреки сильнейшей привычке к «безопасному» существованию в курятнике. Никто из нас не рожден для того, чтобы всю жизнь собирать в пыли зерна; однако, пренебрегая своей настоящей природой, мы смиряем свои желания ради того, что по воле случайных обстоятельств предстает перед нами в обманчивом облике безопасности.

Зная свои истинные достоинства и признавая за собой право на достижение желаемого, вы будете ясно различать цели и верно судить о природе своих желаний. Осознанное стремление к преуспеванию и воля к отстранению от ожидаемых результатов – необходимые условия для полной реализации заложенного в вас творческого потенциала.

Подобно величественному орлу мы можем желать всего, но ни в чем не нуждаться. Именно способность освободиться от ошибочных представлений о своих потребностях дает нам силу достичь того, чего мы хотим.

 

Свиток третий: Дождитесь черепахи!

 

 

Секрет, позволяющий оказаться в нужное время в нужном месте

 

– Воистину, трудно вообразить себе событие столь же маловероятное, как появление на свет человека, – начал свою речь патриарх Вэй‑цзы. – Размышляя об этом, поневоле вспоминаешь о сказочной гигантской водяной черепахе. Чтобы набрать воздуха, она выныривает один раз в четыреста лет. Попробуй вообразить, что ее высунувшаяся из воды голова случайно попадает в плывущий по воде бамбуковый венок. Какое идеальное для этого потребовалось бы согласование событий! Теперь же представь, что по воле случая размер бамбукового венка совпал с размером черепашьей головы. Какая удивительная бы для этого потребовалась точность! Если уподобить бамбуковый венок телу человека, а голову гигантской черепахи – его бессмертному духу, то это даст возможность ощутить вероятность согласования сил, необходимого для нашего появления на свет.

– Я не считаю зарождение человеческой жизни столь невероятным, – ответил его ученик Лу Чжоу, – особенно когда вижу бесконечные людские толпы, текущие по улицам нашей столицы!

– И тем не менее, – продолжил Вэй‑цзы, – каждый человек в толпе находится именно там, где он должен быть. Ведь что ни говори, а жизнь наша возникает вследствие согласия между физическим и духовным. А потому существование каждого из нас начинается в точно определенное время и в точно определенном месте.

– Вероятно, именно поэтому одни люди отличаются от других умением пользоваться моментом, – предположил Лу Чжоу. – Ведь тогда как одному удается обратить благоприятные обстоятельства себе на пользу и создать состояние, другой остается ни с нем; один всю жизнь борется за существование, а другой достигает успеха с естественной легкостью.

– Причина не в этом, – отвечал патриарх. – Время и место не имеют ничего общего с жизненным успехом. Точность согласования событий в притче о бамбуковом венке и гигантской черепахе отражает взаимодействие сил, приводящих к нашему появлению на свет. Увы, в ходе дальнейших событий эта необыкновенная согласованность часто утрачивается, и причиной тому является наше неразумное поведение. Пытаясь влиять на события сообразно придуманным нами искусственным правилам, мы извращаем природу и вредим себе. Мы не желаем замечать, что все события, приносящие нам пользу, происходят точно в должный срок. Вмешиваясь же в их естественный ход, мы искажаем достигаемые результаты, а то и вовсе не можем осуществить желаемое. Даже если исход дела кажется нам внешне благоприятным, он может не содержать той внутренней энергии, которая могла бы в нем быть при естественном ходе вещей; в результате пользы от него для нас меньше. Чем больше сил прилагаем мы для достижения своих целей, тем больше они от нас отдаляются, если мы упорствуем в заблуждениях. Вот к чему приводит нежелание признать важность стечения обстоятельств, обусловливающих наше появление на свет.

– Что же нам следует предпринять для придания событиям нашей жизни изначальной точности? – спросил ученик.

– Следует преисполниться непоколебимой решимости жить, действовать и следовать своему призванию, сосредоточась на настоящем моменте, ибо это – единственный способ всегда быть в нужное время в нужном месте.

 

Решение изменить что‑либо в жизни подразумевает освобождение от того, что нам мешает. Вместо утраченного мы предполагаем обрести нечто более ценное и надеемся, что предстоящий обмен окажется выгодным. Говоря о непоколебимой решимости в действиях, мы понимаем не ежедневную рутину мелких проблем, постоянно требующих нашего решения: ведь, плывя по этому потоку, невозможно противиться прежним привычкам, препятствующим нам жить по‑новому. Настоящая решимость должна быть искренней, глубокой и способной выдержать продолжительную проверку самыми неблагоприятными обстоятельствами. Твердая решимость – редкое качество, дающее возможность проявить наше истинное, более сильное и честное «я».

Решимость отражает нашу преданность тому, что, как мы знаем, действительно для нас важно. Без знания своих уникальных «что», «зачем» и «почему» искренняя решимость невозможна – по меньшей мере, непрочна. Соответственно, когда мы пытаемся построить личную безопасность на фундаменте внешних факторов, мы отдаем себя на произвол переменчивой фортуны, которая то осыпает нас подарками, то отворачивается от нас. Процесс утраты нашего естественного самоощущения, начавшийся на ранних этапах формирования личности, усугубляется, если мы позволяем другим управлять нашими поступками. Ложное самоощущение, в свою очередь, ставит нас перед ложными задачами и заставляет испытывать ложные страдания. В результате мы навсегда выбиваемся из ритма своего подлинного «я».

Между тем такая согласованность имеет первостепенную важность для всех областей нашей жизни. Все наши жизненные обстоятельства можно рассматривать как проявления нашего мышления, согласуемые с нашим ощущением самих себя, Естественное самоощущение делает наши поступки целенаправленными, а возможности – безграничными. Каждый из нас в момент своего рождения наделяется даром естественного самоощущения; воспитатели, действующие из благих побуждений, часто отнимают его у нас. Естественное самоощущение – необходимый компонент жизненного успеха. Вернуть его помогут упражнения, описанные ниже.

 

Живите сейчас

 

– Вспомним, – сказал Вэй‑цзы, – историю, приключившуюся со знаменитым ловцом черепах Чжэнь Сулэ, когда он сам очутился в ловушке. Казалось, ничто не предвещало беды, когда Чжэнь Сулэ с наслаждением купался в спокойных и прекрасно знакомых ему водах, отдыхая после долгого дня, проведенного за ловлей рыбы. Вдруг, обернувшись, он внезапно обнаружил, что на него готовится напасть гигантский хищный угорь. Изо всех сия Чжэнь Сулэ принялся грести по направлению к спасительному островку. Испуг его был так велик, что, несмотря на сильное течение, он достиг суши в мгновение ока. Наконец‑то он в безопасности! Совершенно выбившись из сил, Чжэнь Сулэ вскарабкался на утес и повалился навзничь, с трудом переводя дух. Однако не прошло и секунды, как он осознал, что угодил в еще худшую беду: остров оказался обиталищем ядовитой морской гадюки, укус которой вызывает мгновенную смерть. Гадюка дремала на расстоянии вытянутой руки, и Чжэнь Сулэ оставалось надеяться лишь на то, что проснется она не раньше, чем угорь снимет свою осаду. Тут над головой несчастного ловца раздались крики чаек, заслышав которые гадюка пробудилась от сна и приоткрыла глаза. В тот самый миг Чжэнь Сулэ увидел полуоткрытую устричную раковину, где сверкала прекрасная белая жемчужина, равных которой он не встречал. Понимая, что все пути к спасению отрезаны, Чжэнь Сулэ извлек жемчужину и насладился ее красотой.

– Чжэнь Сулэ понимал, – продолжил Вэй‑цзы, – что сетование на неосмотрительность, в результате которой он оказался в смертельно опасной ситуации, не принесет ни малейшей пользы. Опытный ловец ясно видел, что на спасение у него нет ни малейшей надежды. Что проку, сокрушаясь о неразумно утраченном будущем, отравлять последние минуты своего настоящего? Разумеется, прояви он заблаговременную предусмотрительность, беды не случилось бы. Но все мы знаем, что даже самое страстное желание не дает нам изменить прошлое. Лишь полнокровное существование в неповторимом сейчас дает нам ощутить жизненный опыт во всей его полноте; поэтому лишь то, что происходит здесь и сейчас, достойно нашего внимания.

 

Если вся наша жизнь сосредоточена в настоящем времени, нет нужды сетовать на то, что было в прошлом, или страшиться того, что несет будущее. Наслаждаясь полнотой существования в настоящем, решая проблемы по мере того, как их перед нами ставит жизнь, мы обретаем подлинную свободу.

Лишь очень немногие могут жить одним только настоящим. Их взаимоотношения с деловыми партнерами и близкими свободны от неразумной привязанности к прошлому и будущему. Это расходится с общераспространенной практикой так называемых взвешенных решений, начинающихся с формул вроде «анализ всевозможных обстоятельств дает основания считать оптимальным следующее…»

Свобода от диктата обстоятельств, связанных с прошлым и будущим, позволяет нам находить верное решение интуитивно.

 

Маиьхэ Бин был крупным, но неудачливым купцом. Он возглавлял торговое дело в шестнадцати провинциях. Под его началом работали десять тысяч человек. Однако за последние годы его дела, некогда являвшие образец гармоничных взаимоотношений между партнерами, ощутимо ухудшились. Обмен плодотворными идеями уступил место взаимным нападкам и оправданиям. Как‑то раз, желая отдохнуть после утомительной деловой встречи, купец Бин заглянул в чайный домик и встретил там старого друга по прозвищу Честный Ло.

– Прекрасно выглядишь! – приветствовал его купец.

– Увы, о тебе этого не скажешь, – отвечал Честный Ло. – Я вижу на твоем лице следы забот и усталости.

– Ты совершенно прав. Я всегда полагал, что умение распределять обязанности является моей сильнейшей стороной. Теперь я распределил обязанности между своими заместителями, однако вот уже несколько лет им не удается наладить работу. Для процветания дела я велел им заботиться прежде всего о результатах. С тех пор обстановка в совете управляющих стала просто невыносимой! Не прекращаются ожесточенные споры; еще хуже, когда воцаряется напряженная тишина. Что же произошло? И осталась ли надежда на восстановление прежней гармонии? Все это лишает меня покоя.

– Что ж, – ответил Ло, – как показывает мой собственный опыт, тишина бывает красноречивее слов. Иногда она лучше передает мысли. Ведь, к примеру, польза горшка не в его внешнем оформлении, а в его внутренней пустоте…

– Как бы то ни было, в моем случае пустота губительна! – воскликнул Бин. – Что бы предпринял ты, оказавшись на моем месте?

– Я признал бы, что, нацелив своих заместителей на результат, я изменил естественный порядок вещей. Ведь нимало не заботясь о результате, река преуспевает в своем стремлении воссоединиться с океаном. Равно и прорастающий желудь не размышляет о вероятности успешного результата и сроках его достижения. Двигаясь к цели, мы можем управлять движением; однако над самим результатом мы не властны. Передавая полномочия заместителям, ты должен был позаботиться о том, чтобы их усилия были направлены на реальные цели. Чтобы заполнить пустоту, которую создали твои неразумные требования, позволь им работать не над результатом, а над процессом его достижения.

 

Чрезмерная сосредоточенность на результате ослабляет наше влияние на процесс его достижения. В итоге наши планы расстраиваются, а деловые отношения в коллективе выливаются в бесконечные обвинения и оправдания.

На начальном этапе развития бизнеса деловые партнеры, как правило, уделяют внимание своим сильным сторонам. Изо дня в день направляя их на решение текущих проблем, они создают ситуацию, располагающую к естественному развитию. Такой бизнес подобен реке: продвигаясь по руслу, она всякий раз выбирает путь наименьшего сопротивления. Этот путь не обязательно оказывается кратчайшим, но он всегда оправдан, ибо, наращивая массу и энергию, речной поток неизменно достигает своей цели – океана. Океан же, в свою очередь, дает плату для пополнения реки.

По мере того как предприятие крепнет, руководители нередко сосредоточивают внимание на слабых сторонах, в результате чего их бизнес уподобляется каналу, строители которого озабочены постоянным поиском слабых мест и укреплением берегов. Страшась изменения некогда заданного течения, они не могут удовлетвориться надежностью дамб. Вода же, со всех сторон окруженная непреодолимыми преградами, неминуемо утрачивает подвижность. Русло такого канала по‑прежнему способно удерживать большой объем воды. Однако по мере того, как вода застаивается без движения, не замечать истощение притока свежих идей и новой энергии становится невозможно.

Слишком много организаций, особенно крупных, могут служить тому примером. Чем большие усилия предпринимаются руководителями для нарушения естественного тока воды, тем сложнее дается движение вперед и тем больше возможностей для развития безвозвратно упускается. И очень скоро клиенты такой компании учуют болотный запах.

Мы не властны над результатами своей деятельности. На первый взгляд с этим трудно примириться, ведь в основе большинства стратегий, практикуемых в современном деловом мире, – управление ожидаемыми результатами, то есть манипуляция будущим. Этот парадокс усугубляется тем, что во многих случаях подконтрольность текущей ситуации приносится в жертву точности прогнозирования будущего. Наглядным примером человека, неспособного жить в настоящем, может послужить влюбленный, готовящийся к первому свиданию. Вначале он беспокоится о том, как отреагирует объект его страсти на предложение о совместном проведении вечера. Если возлюбленная отвечает согласием, то все его мысли устремляются к планированию романтического ужина, даже если это событие должно произойти не раньше следующей недели. Наконец, в течение всего ужина он будет поглощен предвкушением того, что, возможно, произойдет по его завершении. И если непредвиденные обстоятельства расстроят планы нашего героя, это лишит его не только свидания: нетрудно видеть, что из жизни фактически вычеркнуты дни, ушедшие на ожидание события. С другой стороны, если свидание все же состоится, но завершится не так, как бы ему хотелось, он опять‑таки будет выбит из колеи, вновь и вновь переживая постигшую его неудачу и бесконечно анализируя ее.

Мы существуем в настоящем, поэтому можем влиять на конечный результат только посредством того, что делаем сейчас. Наша власть распространяется на процесс достижения результата, но сам результат нам не подвластен. Конечно, предвидение плодов наших усилий – важное качество, но оно не должно проявляться в ущерб планам, касающимся настоящего.

Непосредственно влиять на будущее невозможно. Тем не менее немало руководителей стремятся формировать его в соответствии со своими задачами. Парадокс, однако, заключается в том, что чем энергичнее они стремятся к манящей цели, тем неуловимее она становится. А вот влиять на результат опосредованно можно: нужно только вложить всю свою энергию в то, что полностью доступно нашему контролю, – в настоящее.

Живя настоящим, мы заинтересованы в развитии своих сильных сторон; забота же о будущих результатах принуждает нас выискивать и исправлять недостатки, приводя в действие силы, которые расстраивают наши планы и обманывают ожидания. Точно так же, углубляясь в переживания, связанные с постигшими нас в прошлом неудачами, мы опять‑таки рискуем утратить контакт с настоящим. Прискорбно, когда подобное заблуждение овладевает умами директоров, акционеров и других лиц, принимающих управленческие решения.

Наш мир приводится в движение энергией, и, говоря о «сосредоточении», мы прежде всего имеем в виду уровень энергии. Физическая реальность есть результат передачи энергии: любой рукотворный объект первоначально возникает в чьем‑то воображении. Качество наших действий, таким образом, напрямую определяется количеством энергии, которую нам удастся сосредоточить для их выполнения. Обратимся к примеру из физики: разительные отличия между обычной лампочкой и лазерным скальпелем обусловлены не тем, что лазер потребляет больше энергии, а тем, что он лучше ее фокусирует. На метафизическом уровне этот принцип проявляется следующим образом: всякий раз, когда мысли о том, что должно осуществиться в будущем, либо о том, чему следовало бы случиться в прошлом, отвлекают нас от того, что происходит в настоящем, наша энергия рассредоточивается, и возможность контролировать единственно подвластную нам реальность ослабевает. Максимальная концентрация энергии в настоящем – ключ к достижению желаемого результата в будущем.

В стремлении контролировать результат мы вмешиваемся в естественный ход процесса его достижения. Когда птенцы учатся летать методом проб и ошибок, их родителям нет нужды думать о будущем результате: все, что от них требуется, – забота и внимание в настоящем.

Купец Маньхэ Бин так и не смог обучить своих «птенцов» летать, поскольку одновременно подрезал им крылья. Вместо того чтобы состязаться в скорости полета, они стали соперничать за место в гнезде. Руководители, сосредоточенные исключительно на достижении желаемых результатов, непроизвольно распыляют не только собственную продуктивную энергию, но и энергию своих предприятий. Птицы, обрезанные крылья которых перестали расти естественным образом, обречены навсегда остаться в гнезде. Точно так же и деловые люди, неспособные сосредоточивать энергию на текущих процессах, обречены занимать контрпродуктивную позицию, обвиняя подчиненных и оправдываясь перед начальством.

Существуя в настоящем, мы сосредоточиваемся на чувствах, переживаемых сейчас, а не на тех, которые мы надеемся испытать. Глубокое осознание невозможности непосредственно влиять на будущее подготовит нас к следующему упражнению.

 

Доверьтесь моменту

 

Одного человека, отправившегося в путешествие с караваном купцов, сильно взволновали слухи о появившихся в этих местах разбойниках. На привале он заметила в соседней палатке знатного господина с располагающими манерами и обратился к нему:

– Прошу прощения, не мог ли бы я на некоторое время доверить вам свой кошелек?

Приятный господин согласился, и путешественник с легким сердцем вернулся к своим попутчикам. Те сообщили ему, что за время его отсутствия их успели ограбить.

Вознося благодарственные молитвы своим предкам и ангелам‑хранителям, он вновь поспешил к палатке, чтобы удостовериться в сохранности своего кошелька. Каково же было его изумление, когда он увидел своего благодетеля распределяющим награбленное между собратьями по ремеслу! Добропорядочный господин оказался атаманом разбойников.

– Что я наделал! – горестно воскликнул путешественник. – По своей воле я вложил свое достояние в те самые руки, от которых надеялся его укрыть. Существует ли в мире больший глупец, чем я?

Заметив испуганно пятящегося путешественника, атаман окликнул его:

– О, вы уже явились?

Потрясенный путешественник проговорил:

– Да, я пришел за своим кошельком, однако вижу, что передал его в те самые руки, от которых надеялся спрятать…

Пристально взглянув на собеседника, атаман ответил:

– Прошу вас оставить опасения, которые по попятным причинам у вас возникли. Подумайте, могу ли я ограбить человека, оказавшего мне столь искреннее доверие? Кроме того, я ведь обещал вернуть кошелек, а я – хозяин своего слова. Вот он, возьмите!

На членов воровской шайки столь неожиданное благородство предводителя произвело сильное впечатление. Говорят, что, состарившись, этот атаман разбойников стал великим учителем.

 

Не доверяя ближним, мы, возможно, избегаем некоторых неприятностей, однако взаимная настороженность, которую мы внушаем своим недоверием, часто оборачивается для нас значительно большими потерями. Доверие служит лучшей основой для ответного доверия. В любом случае оказание человеку доверия – прекрасный способ снискать его расположение. В нашем материалистическом мире почтовая марка ценится больше, чем слово чести, ибо марка, в отличие от слов, материальна. Такая система приоритетов недвусмысленно выражает господствующую установку в наших взаимоотношениях: я, разумеется, хотел бы верить людям, но, увы, люди не заслуживают доверия.

Доверие, оказываемое ближним, не является признаком глупости; скорее наоборот, именно глупцы зачастую выказывают склонность никому не доверять. Доверие свидетельствует о силе, а излишняя недоверчивость с каждым днем делает нас слабее. Тот, кто не доверяет чужим, вскоре может перестать доверять даже самым близким друзьям и родственникам. В конце концов его недоверчивость может разрастись до такой степени, что он перестанет верить самому себе. Это, в свою очередь, повлечет за собой неверие в свои силы и чувство незащищенности.

Станете ли вы кричать тонущему: «Эй, я бы хотел вас спасти, но не знаю вас достаточно близко для того, чтобы доверять вам. Что, если вы утянете меня на дно?» И тонущий, конечно, не крикнет вам в ответ: «Пожалуйста, оставайтесь на берегу и приведите для моего спасения кого‑то, кому я доверяю». Вам не нужны рекомендации, чтобы заслужить доверие тонущего. Без раздумий бросаясь на помощь, вы испытываете полное взаимное доверие – редкое чувство, которое оба вы впоследствии будете вспоминать с теплотой. Хотя доверие всегда связано с определенным риском, оно является отличным способом проверки качеств ваших партнеров. Доверие делает взаимоотношения более плодотворными и к тому же обладает способностью к естественному развитию: оказывая кому‑либо доверие, вы непроизвольно располагаете его к встречному проявлению доверия.

Широко распространено мнение о том, что сфера деловых отношений коренным образом отличается от других областей жизни и что в бизнесе слепое доверие неминуемо ведет к разорению. Высказывающие подобные мысли закрывают глаза на тот факт, что доверие является первичной основой любых взаимоотношений, независимо от их характера.

Доверие может оказаться безответным, и в этом смысле оно подобно любви. Вашего доверия прежде всего заслуживаете вы сами. Трудность только в том, чтобы определить, который «вы» – это действительно вы, ваше истинное «я», заслуживающее доверия. Но вспомните следующую банальную истину: как бы ни складывался ваш жизненный путь, на нем вам не избежать встречи с самим собой.

По мнению величайших духовных учителей, одна из главных проблем человека – ложные представления о самом себе. Изменив представление о себе, мы можем избавиться от проблем, существующих лишь в нашем воображении. Беда лишь в том, что познать себя очень непросто, а значит, непросто и поверить себе. Но если вы все же себе поверите, вам не нужны будут лишние размышления, которые только все запутывают. Ей‑богу, если бы те мысли, которые приходят к нам «по зрелом размышлении», приходили сразу, многое из того, что нам мешает, исчезло бы без следа.

Поскольку большая часть наших жизненных затруднений связана с недостатком веры в себя, нужно научиться спрашивать не «Как мне справиться с проблемой?», а «Чем я могу помочь себе?». Ключ к вере в себя – в том, чтобы справляться с затруднениями не так, как вас этому всегда учили. Попав в беду, всегда взваливайте ее целиком на собственные плечи. Пытаясь же разделить ее с другими и думая, что теперь это уже не беда, а полбеды, вы достигнете прямо противоположного результата.

Стремясь разделить ответственность за решение проблемы с другими, вы, конечно, снимаете ее остроту, но при этом снижаете свою способность вникнуть в суть проблемы и устранить ее. Склонность к обсуждению личных, финансовых и прочих проблем, а также попытки прийти с другими к единому мнению в том, что касается ваших жизненных планов, проистекают из неверия в себя и опасения следовать собственному мнению. Опора же на внутреннее чутье позволяет подняться над проблемой и в нужный срок найти самостоятельные ответы.

Столкнувшись с проблемой, попытайтесь нащупать и удалить ее истинную причину, даже если для этого потребуется что‑то изменить в себе самом: последнее, кстати, может оказаться полезным и с других точек зрения. Так, проблема неудачного брака может корениться в ложных представлениях о жизни и о вашем месте в ней. Точно так же тревога по поводу ошибочности курса, которого, на ваш взгляд, придерживается руководство компании, может корениться в переоценке влияния последнего на ваш статус и безопасность. Разочарование чаще всего является следствием столкновения между субъективными требованиями и объективными обстоятельствами. Нереализованные желания вызывают в нас внутренний конфликт. Они бывают порождены неверным представлением о собственном «я», когда человек свято верит, что от осуществления этих желаний зависит само его существование.

Сталкиваясь в очередной раз со сложной, как вам представляется, ситуацией, попробуйте взглянуть на нее под другим углом зрения. Прежде всего оцените, насколько важно для вас выйти из этой ситуации. Затем определите, действительно ли вы нуждаетесь в том решении, которое вы намерены избрать. Внушите себе, что наиболее эффективное решение проблемы уже имеется в вашем сознании, и попробуйте от нее отстраниться. Наконец, доверьтесь себе в том, что в нужный момент решение придет к вам само. Эта техника позволит вам задействовать подсознательные силы, способные найти и распознать верное решение.

Мы предусмотрительно сохраняем в нашей памяти для будущего употребления методы, оказавшиеся эффективными в решении каких‑то внешних проблем. Однако для решения проблем внутренних обращаться к воспоминаниям столь же бесполезно, как ворошить остывший пепел с целью добыть огонь. Новизна каждого переживаемого нами мгновения требует постоянного и творческого осмысления тех проблем, которые оно с собой несет. Отдавая воображение в плен вызванных из памяти образов, мы добровольно ограничиваем свою изобретательность. Столкнулись с очередной проблемой, сохраняйте спокойную невозмутимость: это поможет вам расслышать голос интуиции. Решение может быть подано вам и извне; однако для его распознания вам также потребуется внутренняя открытость.

Значимость доверия к себе, являющегося основой таких необходимых в деловой практике качеств, как проницательность и предприимчивость, трудно переоценить. Поэтому критерии для определения степени доверия к себе мы подробно обсудим ниже. Пока же вам следует осознать, что доверие к ситуации увеличивает вашу энергию и продуктивность. Такое доверие отнюдь не делает вас фаталистом, готовым к пассивному подчинению обстоятельствам со словами «будь что будет». Напротив! Доверяясь моменту, мы следуем девизу «будет то, чем я являюсь». Чем больше верите вы в себя и в оправданность принятых вами решений, тем большую выгоду извлечете из текущей ситуации. Научившись осознанно доверяться моменту, можете переходить к следующей практике.

 

Научитесь принимать ситуацию

 

Одна из дочерей опальной семьи Лин решила проведать свой старый дом, ныне управляемый императрицей Ни и ее наместником. Некогда хозяином дома был принц Лин, известный неукротимым нравом. Его жестокость и нетерпимость привели в конце концов к восстанию в провинции и изгнанию всей семьи.

Императрица же Ни славилась деликатностью и состраданием. Увидев у ворот изможденную, одетую в лохмотья принцессу, она велела пригласить ее в дом и одарить подарками, чтобы облегчить гнет нищеты.

Вошедшая гостья приступила к приветственному церемониалу:

– Я, дочь семьи Лин…

Но императрица, из головы которой при виде своей давней соперницы мгновенно улетучились заготовленные слова утешения, не дала ей окончить:

– Да, ты – отродье проклятых Лин! Теперь ты явилась выпрашивать милостыню, забыв о страданиях, причиненных моей семье. Что бы мы ни делали, твой отец всегда находил повод придраться, всегда безжалостно притеснял нас…

– Вы ошибаетесь, – ответила принцесса Лин, – мне не нужно от вас ни денег, ни прощения, ни участия. Я просто хотела взглянуть, хорошо ли семья Ни усвоила уроки своих жестоких предшественников. Однако нахожу в вас те же черты, которые вы столь яростно обличаете.

 

Милосердие, присущее императрице Ни, оказалось подавлено эмоциями, всецело относящимися к событиям прошлого. Отказавшись от естественного сострадания, вызываемого текущими обстоятельствами, и дав волю воспоминаниям о былых обидах, она ослабила контроль над своими действиями как в настоящем, так и в будущем. Предпочтя прошлое настоящему, она изменила своему истинному «я».

Нередко отчитавшие ребенка родители приходят в смятение, осознав, что с их уст слетели те же самые слова и замечания, которые они находили столь обидными и унизительными в своем детстве. Точно так же управляющий, получив повышение, принимается критиковать своих подчиненных в тех же выражениях, которые в недавнем прошлом приходилось выслушивать ему самому. Эти случаи также могут служить примером переноса прошлых переживаний в настоящее. Вместо того чтобы возвыситься над опытом прошлого, мы нередко тяготеем к его воссозданию. К тому же движимые благими намерениями, мы с готовностью принимаем свои мелочные придирки за здоровую критику, служащую общему благу. Все это не дает нам пережить текущий момент во всей его полноте. Очень часто мы проявляем цинизм, нервничаем или страдаем от несправедливого обращения лишь по той причине, что позволяем эмоциям прошлого влиять на нас в настоящем. Однако такие эмоции подобны устаревшим и утратившим силу законам.

Одним из наиболее труднопреодолимых препятствий для роста является критиканство, которое особенно часто рядится в одежды здорового скептицизма. Когда болезненная привычка выискивать изъяны в новых возможностях, аргументах, поведении кого‑либо и тому подобном приобретает масштабы эпидемии, естественный процесс роста нарушается. Так, коллективное творчество в процессе мозгового штурма было бы невозможно, если бы генерирование новых идей и их критика происходили одновременно.

Критиканство, порождаемое недостаточной верой в себя и являющееся одним из наиболее слабых мест в механизме человеческого мышления, способно затруднить движение к поставленной цели больше, чем какой бы то ни было другой недостаток. В то время как основанием для принятия интуитивных решений служит материал, предоставляемый настоящим моментом, критиканство всецело опирается на анализ опыта, принадлежащего прошлому. Вместо того чтобы искать истину, критикан желает, чтобы его в ней убедили. Чтобы мыслить категориями настоящего, он нуждается в поощрении. Не получив такового, критикан оказывается неспособен к полноценному участию в процессе движения к цели и коллективной работе.

Принятие текущего момента во всей его полноте требует осознания того, что мироощущение каждого из нас подчинено восходящим и нисходящим циклам. Есть время сеять и время жать; время развиваться и время объединяться; точно так же есть время, когда нам сопутствует жизненный успех, и время, когда он нас оставляет. Очевидно, пребывая в высшей точке восходящего цикла, мы больше радуемся жизни и меньше страдаем от жизненных невзгод, чем в противоположной фазе. В первом случае нам следует избегать неоправданного энтузиазма, а во втором – депрессии. Более того, периоды неудач следует ценить, ибо лишь на их фоне удачи становятся заметными. Именно в те моменты, когда вы чувствуете себя никем, внутри вас вырастает некто.

Как правило, мы не научены видеть положительные стороны неудач. Повинуясь внушенным нам стереотипам, мы привыкли ценить лишь достижения и победы. Попадая в полосу неудач, мы страдаем от сильной эмоциональной подавленности и снижения самооценки. Между тем именно в черные периоды невезения, лишающего нас уважения окружающих и подвергающего испытанию наше чувство собственного достоинства, мы становимся мудрее и накапливаем необходимый потенциал для предстоящего роста. Не случайно закаленная лишениями принцесса Лин демонстрирует столь явное превосходство в твердости характера. Важно также увидеть в зловещих признаках, свойственных тем периодам, когда все идет не так, как хочется, сигнал к тому, что пора отступить, переосмыслить ситуацию, быть может, напрячь силы, чтобы должным образом встретить очередной цикл подъема.

Обратите внимание на активность, с которой растения и другие живые организмы пользуются возможностью развития, предоставляемой теплым временем года. Деревья, сбросившие старую листву, после некоторого периода пополнения энергии выпускают новую. Точно так же и предприятие должно в благоприятной экономической ситуации больше вкладывать, чем тратить. Тогда в период спада оно будет располагать достаточными ресурсами для эффективной реструктуризации. Увы, как в бизнесе, так и в обыденной жизни мы нечасто следуем природной мудрости. В период подъема большинство компаний с энтузиазмом воспринимают экономические показатели как свидетельство своего преуспевания. Во время же последующего спада, когда наиболее дефицитным ресурсом на рынке становится финансовая стабильность, они вынуждены сокращать бюджет до минимума.

Каждый из нас не понаслышке знает о существовании благоприятных и неблагоприятных циклов развития; тем не менее мало кто оказывается достаточно предусмотрительным, чтобы делать сбережения. Отсутствие предусмотрительности и есть причина того, что, попав в полосу неудач, многочисленные предприятия разоряются и столь многие люди терпят жестокие лишения. Предусмотрительное приготовление к будущему не следует путать со свойственным пессимистам болезненным страхом перед «неумолимо приближающимися катастрофами».

Каждый из нас обречен время от времени переживать периоды ухудшения здоровья, неудачно складывающихся отношений с ближними и материального неблагополучия. Постаравшись игнорировать неблагоприятные обстоятельства, мы можем уменьшить причиняемые ими неудобства. Умение принять момент, абстрагируясь от его негативной стороны, требует от нас гибкости, присущей стеблям тростника: ветер может согнуть их, но не в силах сломить.

Принимая текущий момент во всей его полноте, мы должны относиться к происходящему как к сигналам, указывающим на то, что нам пора что‑то в себе изменить. Например, некто, обеспокоенный перспективой денежных потерь, в действительности страшится получить ярлык неудачника. Осознав надуманность этой проблемы, он сможет освободиться от нее. С другой стороны, если поводом для беспокойства служит задолженность, являющаяся следствием неумения жить по средствам, то возврат долгов, конечно, не станет решением проблемы.

Всякий раз, сталкиваясь с проблемой, вы должны задаться вопросом: а заслуживает ли она решения? Быть может, ее удастся преодолеть, если подняться над ней. Имея склонность бороться с трудностями, вы рискуете сделать свою борьбу беспрерывной; ведь, признавая необходимость решения проблемы, вы делаете ее существование реальным. Интуитивное понимание природы проблем и осознание причин, обусловивших ваше столкновение с ними, позволяет обходить их без борьбы. Впрочем, в данном контексте «столкновение» – довольно неудачный термин, поскольку всякое столкновение подразумевает наличие как минимум двух участников. Поднявшись же над проблемой, вы понимаете: проблемой были вы сами. В тот самый миг, когда вы решаетесь измениться, вы не только избавляетесь от своей проблемы, но и согласуете себя со своим предназначением. Понимание этого позволяет нам перейти к ознакомлению со следующей, наиболее важной практикой.

 

Проникнитесь целью момента

 

– Цель моего нынешнего существования? – переспросил Чжэн. – У меня будет время поразмышлять над этим после того, как я разбогатею. Ведь передо мной вся жизнь! Разве вы, учитель, не говорили, что человек – хозяин своей жизни?

– Так оно и есть, – ответил мудрец, – и твой долг – раскрыть себя уникальным, свойственным только тебе образом. Для этого, в свою очередь, необходимо следовать своему естественному призванию и видеть цель в каждый миг твоего существования.

– Я вполне понимаю смысл сказанного и не могу не уважать вашу мудрость, однако, как я ни старался, осознать сейчас свое предназначение мне так и не удалось. Но мне кажется, что истинная полнота жизни едва ли возможна без богатства. Поэтому я собираюсь оставить ученье и отправиться искать его. Присоединяйтесь ко мне, и мы объединим усилия!

– Нет, – промолвил мудрец, глядя вслед своему нетерпеливому ученику, – мирская суета послужит помехой моим нынешним целям. Время познания еще не кончилось для меня.

Через десять лет они случайно встретились.

– Что случилось? – спросил Чжэн. – Что заставило уважаемого мудреца покинуть дом и отправиться в столь дальнее путешествие?

– Для меня настало время жизни, и я отправился странствовать. Удалось ли тебе найти желаемое?

– Я получил хорошую работу, – ответил Чжэн, – у меня есть жена и трое детей. Правда, мы временно расстались, но вскоре все будет по‑другому, это лишь вопрос времени.

Еще десять лет спустя учитель и ученик увиделись на празднике Драконов.

– Для новой встречи нам пришлось попасть в новый мир! – воскликнул Чжэн. – Учитель, что привело вас в эту провинцию?

– Для меня настало время власти, – ответил мудрец. – Эта провинция вверена мне в управление.

– Но ведь вы – искатель истины и учитель; приличествует ли вам роль правителя? – спросил пораженный Чжэн.

– Здесь вовсе нет противоречия, – ответил учитель. – Наша жизнь подобна переходу реки вброд, когда мы движемся, ступая с камня на камень. Все наше внимание должно быть сосредоточено на этих камнях; на реку же не стоит обращать внимания, ибо остановить ее не в нашей власти. Да это и не в наших интересах: ведь ее поток несет в себе возможности, позволяющие нам следовать своему призванию. Речные воды обнажили удачно расположенный камень, и я ступил на него. Разумеется, если бы очередной камень лежал в стороне от моей нынешней цели или я не ощущал достаточно надежной опоры в предыдущем камне, я бы этого шага не сделал. Двигаясь таким образом, я никогда не сбиваюсь с пути.

Снова минуло десятилетие, и наши герои встретились в Саду Размышлений, куда их привело желание погрузиться в медитацию.

– Вы хорошо выглядите, учитель, – произнес Чжэн, – годы пощадили вас. Мне же, кроме морщин, они ничего не принесли: я по‑прежнему не знаю, куда идти. Моя жизнь пуста и бессмысленна, и сюда я пришел молиться о ниспослании совета.

– При виде тебя мое сердце наполняется теплом! – приветствовал мудрец ученика. – Я, в свою очередь, не имею причин жаловаться на жизнь. Она по‑прежнему приносит мне немало радости. Моя изначальная склонность к познанию подсказывала мне направление для каждого шага, и это направление всегда оказывалось верным. Здесь же я оказался затем, что для меня настало время умиротворенных размышлений.

– Лишь теперь, – вздохнул Чжэн, – я сознаю всю меру своего заблуждения. Воистину цель человека состоит в том, чтобы с неослабным вниманием ежеминутно реализовывать себя. Разница между нами состоит в том, что я лишь желал жить полной жизнью, а вы жили ею. Избрав в качестве опоры ненаступившее и потому несуществующее событие, я обрек себя барахтаться в пустоте.

– Именно так, – ответил мудрец. – Однако даже сейчас перед нами стоят цели, ибо воды наших рек еще не иссякли и не утратили свежести, и встреча Юности с Опытом по‑прежнему маняща. Приступить к исполнению своего жизненного предназначения никогда не поздно. Для этого следует лишь освободиться от обманчивого миража, сулящего тебе безопасность. Знай, что безопасности не существует, есть только возможности. И ты не упустишь их, если последуешь зову своего сердца.

 

Чтобы, оказавшись в нужное время в нужном месте, реализовать предоставленные нам возможности, мы должны осознать, что все сущее имеет свое предназначение и мы не являемся исключением из этого правила. Верно и обратное: не зная своего предназначения, мы не замечаем возможностей и проходим мимо.

В современном мире на развитие и усовершенствование методов ведения бизнеса тратятся огромные средства; однако срок существования большинства предприятий не превышает одного поколения, а их работники выходят на пенсию разочарованными и неудовлетворенными. Причина этого кроется в том, что их энергия, как правило, направляется по неверному руслу. Ведь цель, навязываемая нам обстоятельствами, может противоречить нашим естественным склонностям.

Стремление к успеху теряет смысл, если энергия, которую мы могли бы направить на свое развитие, работает против нас. Состязаясь друг с другом, мы можем оказаться в положении бегунов, безнадежно сбившихся с маршрута. Когда мы не уверены в истинности избранной цели, то постоянно сходим с пути, отвлекаясь на посторонние дела. И даже если достичь такой цели удается, это приносит немного пользы. Хотя выбор пути обусловливается прошлым опытом и целями, которых мы надеемся достичь в будущем, все наши возможности сосредоточены в настоящем, поэтому влияние на конечный результат может быть лишь опосредованным.

Какой бы ни была цель, мы глубже осознаем ее, соотнеся с пятью основными наклонностями, запечатленными в сердце каждого самой природой. Безоглядно двигаясь путями этого мира, многие из нас не находят времени задуматься о своем предназначении, но оно, тем не менее, постоянно проявляется в этих наклонностях. Эти пять наклонностей таковы.

Жажда знаний  

Дети засыпают взрослых бесконечными «почему?». Вырастая, они принимают внушаемый предрассудок, что во взрослой жизни на смену познанию естественным образом приходит забота о хлебе насущном. Искусственно обуздывая естественную жажду знаний, мы добровольно притупляем свое мышление. Некоторые ищут новых впечатлений; им кажется, что приобретение знаний и получение новых впечатлений – тождественные понятия. Между тем стоит проявить любопытство – и всякая мысль, даже самая простая, окажется бесконечно глубокой и поучительной. Углубляя знания о себе и своем предназначении, мы обретаем способность понимать причины своих поступков. Сделав утоление жажды знаний постоянной частью повседневной жизни, вы непроизвольно приводите свою жизнь в соответствие с естественными наклонностями.

Жажда жизни  

Она присуща всем живым существам. Какой бы трудной и полной несчастий ни была жизнь, никто не хочет с нею расставаться. Порой исключительные обстоятельства могут побудить человека к самоубийству, однако в нормальном душевном состоянии люди не думают о добровольном уходе из жизни; и причина этого вовсе не в обольстительности мира. Истинная причина – инстинкт самосохранения, или жажда жизни.

Жажда силы  

Этот инстинкт обусловлен законами природы, безжалостно сметающей с пути все слабое. В любой ситуации сильный оказывается в выигрыше. Однако не следует переоценивать силу, черпаемую из внешних факторов. История изобилует примерами того, как самые могущественные государства, создаваемые веками, очень быстро приходили в полный упадок. Отдельный человек, облеченный неограниченной властью, также может быть сломлен стечением обстоятельств. Подлинная же сила – та, которая дает власть над самим собой.

Стремление к радости  

Радость обитает в человеческом сердце. Увы, в поисках радости человек слишком часто обращает свой взгляд в ошибочном направлении. Едва ли мимолетные утехи и наслаждения, за которые впоследствии приходится расплачиваться страданиями, достойны считаться настоящим источником радости. Таковым может служить лишь добродетель. Все, что хорошо, истинно и праведно, дарует нам радость и счастье. Безрадостная добродетель – признак заблуждения. В стремлении к радости выражается самая суть человеческого сознания; именно поэтому мы в любой момент времени с легкостью определяем причины, мешающие нам испытывать радость.

Стремление к умиротворенности  

Отдых, уютная обстановка и уединение не имеют никакого отношения к умиротворенности. Умиротворенность характеризуется гармонией человека с его истинным «я». Несмотря на естественность этого состояния, окружающая действительность часто мешает нам его достичь. Животные и птицы чаще пребывают в умиротворенности, чем люди, обуреваемые разрушительными страстями и тяготящиеся мелочными заботами. Противопоставляя себя окружающим и постоянно беспокоясь об утверждении своего статуса в чужих глазах, пренебрегая как самодостаточностью, так и установлением взаимовыгодных отношений с окружающими, мы основываем свою жизнь на законах, противных нашему изначальному естеству. Стремясь к умиротворенности, мы не улучшаем внешние условия, но пытаемся изменить себя изнутри.

Каждый человек однажды спрашивает себя: зачем я здесь? Что я должен сделать в своей жизни? И сколь бы неудовлетворен и беспокоен ни был человек, в тот миг, когда он осознает свое предназначение, все его естество озаряется светом. Предназначение может оказаться невыполнимым, но знание того, что оно есть, наделяет человека тем вдохновением, той силой, надеждой и решимостью, которые необходимы, чтобы к нему стремиться.

Один человек, ясно сознающий цель своей деятельности, достигает большего, чем сотня работников, трудящихся от рассвета до заката без особой цели. Девяносто девять человек из ста неудовлетворены своей работой. То ли потому, что они выбрали ее не по велению сердца, а под давлением обстоятельств, то ли потому, что просто вынуждены зарабатывать себе на жизнь, то ли потому, что хотят получить некие материальные блага. Но к тому времени, как они наконец получают искомое, желание обладать им успевает исчезнуть.

Устремленность к цели позволяет нам отличать истинное от ложного, доброе от дурного. Представьте себе двух студентов, накануне экзаменационной сессии оказавшихся на театральной премьере. Если первый изучает сценическое искусство, а второй видит свое призвание в медицине, то в ходе спектакля первый, вероятно, будет ближе второго к состоянию умиротворенности: ведь для будущего врача пребывание в театре обернется несколькими часами упущенного времени, которое могло бы быть использовано более целесообразно.

Не зная партии, отведенной нам в симфонии жизни, мы не способны произвести ничего, кроме случайного набора звуков. Мы фальшивим, выбиваемся из ритма, и состояние умиротворенности оказывается недостижимым для нас.

 

Что мы свершили сегодня?

 

Живя настоящим моментом, доверяясь ему, принимая настоящее во всей его полноте, пребывая в гармонии с целями, которые определяются обстоятельствами настоящего момента, мы сможем оказаться в нужное время в нужном месте. Морская черепаха может носить оплодотворенные яйца до четырех лет; эта способность позволяет ей сделать кладку в нужное время и в нужном месте. Однако она не может непосредственно влиять на ситуацию, чтобы увеличить количество выживших черепашек.

Человек, неспособный освободить свое воображение от события, которое должно произойти в будущем, утрачивает возможность реализовать себя в настоящем. Подобно черепахам, многим из нас приходится годами ждать возможности для осуществления давно вынашиваемых идей и замыслов. Досадно, если панцирь, сковывающий наши чувства, не даст вовремя разглядеть удачное стечение обстоятельств. Внушая себе, будто единственная возможность безвозвратно упущена, мы лишаем себя надежд; уповая же на то, что обстоятельства еще не раз сложатся в нашу пользу, мы тешим себя иллюзиями. В обоих случаях мы теряем бдительность и веру в себя.

Эта вера зиждется на полном использовании возможностей, предоставляемых настоящим, и четком понимании отдаленных целей. Запретив скорби, воспоминаниям о прошлых неудачах и иным ослабляющим эмоциям влиять на нас, изгнав из мыслей беспокойство, связанное с еще не наступившими событиями, мы приводим в действие естественные силы, которые переместят нас в нужное время в нужное место.

 

Что мы свершили сегодня?

О, много свершим мы когда‑то,

Но что мы свершили сегодня?

Таланты свои превратим в груды злата,

Но что мы успели сегодня?

Высокой душой уймем грома раскаты,

Надежду взрастим вместо темного страха,

Любви и добра построим палаты,

Но что мы свершили сегодня?

Мы будем сама забота и нежность,

Но что мы успели сегодня?

Улыбкой скроем тоску, безнадежность,

Но что мы свершили сегодня?

Мы будем трибунами правды великой

И веры глубокой ядром монолитным,

Голодные души Земли всей насытим,

Но что мы свершили сегодня?

Мы радость рассыплем вселенским дождем,

Но что мы свершили сегодня?

Мы своды небесных дворцов возведем,

Но что возвели мы сегодня?

Понежиться сладко в праздных мечтаньях,

Но ЗДЕСЬ и СЕГОДНЯ какие исканья, ‑

Спросите себя, приложите старанье ‑

Что мы свершили сегодня?

 

Автор неизвестен. Перевод М. Молодчик.

 

Свиток четвертый: Выследите цаплю!

 

 

Как быстро достичь результата при помощи безграничного терпения

 

Янь Гань был не на шутку встревожен.

– Если я не изловлю эту птицу как можно скорее, император скормит меня собакам, – пожаловался он своему другу Цай Догу.

– Вот к нему привело твое бахвальство. Должно быть, сам дьявол внушил тебе сказать императору, что его цапля страдает от одиночества, да еще и похвастаться, что поймать ей пару для тебя не составит труда.

– Но мне не терпится получить повышение при дворе, – ответил Янь. – Пожалуйста, помоги мне! Вдруг, добыв цаплю, мы поспособствуем обретению покоя императором? Тогда оба мы получим новые должности и все, что к ним прилагается.

Несколько лет назад император нашел в саду раненую цаплю. Он повелел ее вылечить, после чего запер в клетке. Император полагал, что, проявляя милосердие к издавна связываемой с добрыми предзнаменованиями птице, он сможет остановить череду преследующих его несчастий. Спустя некоторое время императорская цапля стала чахнуть и терять перья. Узнав об этом, император решил, что небо окончательно отвернулось от него, и стал горестно причитать. Янь, услышав императорские стенания, решил воспользоваться обстоятельствами и, чтобы снискать высочайшее расположение, предложил свои услуги в качестве птицелова.

– Ты – вечная жертва собственной нетерпеливости! – воскликнул Цай Дог. – Знай же, что эта благородная птица наделена чутьем близящейся опасности, и, чтобы изловить ее, ты должен перенять ее повадки. Выслеживай ее издали. Определи, где она гнездится, ибо она не вьет гнезда там, где живут другие птицы. Цапле присуща склонность к уединению. Погляди, как неподвижно она стоит на одной ноге, словно высеченная из камня. Неподвижность и безграничное терпение делают ее удачливым рыболовом. Ты должен стать таким же, как она!

Пробравшись к болоту, где водились цапли, Янь Тань простерся на влажной земле, а друг завалил его тростником. Очень скоро Янь убедился, что сохранение абсолютной неподвижности требует титанических усилий. Он испытывал непреодолимое желание пошевелиться. Страдания усугублялись холодом, пронизывающим его тело. Спустя несколько часов, когда терпение Янь Таня было окончательно истощено, появилась цапля. Зная, что ему вряд ли еще раз представится такой шанс, Янь Тань собрал все свои силы.

Цапля летела над самой землей. Вдруг из безобидной кучи тростника молниеносно метнулась сильная рука и крепко схватила птицу за ноги. Атака была столь неожиданной, что цапля, не успев опомниться, оказалась в мешке.

Приободрившийся император распорядился немедленно поместить пойманную цаплю в клетку к больной:

– Ты должна быть довольна, я доставил тебе пару! Есть ли в мире более щедрый император? Теперь и я надеюсь получить подарок от тебя. Прошу, избавь меня от неудач!

Пойманная цапля узнала свою давно пропавшую родственницу и обрушила на нее поток вопросов.

– У тебя было столько времени; отчего ты не бежала?

– Легко сказать, да трудно сделать… Все мои мысли были о побеге, но мне ни разу не подвернулся для этого случай. Сколько ни бейся, прутья клетки не преодолеть.

– Ах, сестрица! Ты слишком долго пробыла среди людей и переняла у них привычку бесполезно растрачивать силы в борьбе. Чтобы освободиться, нам нужно вести себя по‑другому.

На следующий день император обнаружил цапель бездыханными. Сколько он ни тряс клетку, птицы не выказывали признаков жизни.

– О, горе мне! – воскликнул он в отчаянии. – Должно быть, они подхватили какую‑то заразу.

Открыв клетку, император распорядился извлечь из нее тела птиц. Но только их вытащили, птицы ожили и стремительно взмыли в небо.

– Видишь, – сказала вторая цапля первой, – сколь велика сила терпения. Терпение стало причиной моего плена, и благодаря терпению мы освободились. Терпение всегда приносит плоды скорее, чем нетерпеливость.

– А если бы нас заживо похоронили? – спросила первая.

– Поистине, ты пробыла среди людей слишком долго!

 

Не теряйте уверенности

 

Цапли более других созданий природы отличаются великим даром терпения. Благодаря терпению они достигают своих целей и в добыче пропитания, и в борьбе с врагами. Уникальность же человека – в его склонности искусственно ограничивать процесс достижения своих целей временными рамками и в порожденной ею нетерпеливости. Неотвратимое приближение сроков заставляет его постоянно нервничать; в этом он являет собой полную противоположность невозмутимости цапель.

Несложно быть терпеливым, если совершенно уверен в исходе дела: уверенность лишает поводов к беспокойству. Поэтому между терпением и уверенностью существует прямая зависимость – такая же, как между нетерпеливостью и сомнениями. Чем большее нетерпение вы проявляете по поводу какого‑либо события, тем меньше уверены в том, что оно произойдет. Кажущееся верным представление может не выдержать проверки доводами разума. Углубляясь в анализ идеи, мы все больше начинаем сомневаться в ее истинности и в конце концов либо признаем ее полную абсурдность, либо принимаем в искаженном, пропущенном через прокрустово ложе «рационального мышления» виде. Несмотря на то что представление изначально скорее всего было верным, наше рациональное сознание, охваченное нетерпением, воспринимает его как ошибку либо отказывается видеть в нем прямой путь к достижению желаемого результата.

Таким образом, только уверенность в конечном результате позволяет проявлять необходимое терпение. Однако эта уверенность может быть поколеблена пониманием того, что непосредственно влиять на будущие события невозможно.

Уверенность в результатах деятельности – естественное чувство. На первый взгляд может показаться, что описываемая концепция противоречит общепринятому мнению; однако, приняв ее, можно сделать терпение мощным средством достижения цели. Чем более мы терпеливы, тем результативнее наши действия; это очевидное рассуждение может привести к следующему парадоксальному, но тем не менее истинному выводу: бесконечное терпение позволяет достигать немедленных результатов.

Прежде чем вникнуть в смысл сказанного выше, отвлекитесь от чтения и сосредоточьтесь на следующих утверждениях:

(1) Высвобождение сил, скрытых в безмерной терпеливости, снимает напряжение.

(2) Абсолютная уверенность в том, что желаемое событие произойдет, освобождает от необходимости немедленно предпринимать что‑то для его приближения.

Вероятно, вы не нашли эти постулаты противоречащими здравому смыслу. Увы, на практике сознание часто без боя сдается требованиям эго, в основе которых – страх и нетерпение. Самолюбивое эго убеждает нас в том, что желания должны осуществляться немедленно, и пугает видениями утраченных возможностей. Если наши желания не выполняются, мы начинаем сетовать на несправедливость жизни; а достигнув желаемого, мгновенно получаем от эго набор новых требований. Освободиться от этих внушений поможет практика, рассматриваемая в седьмом свитке; пока же следует уяснить, что, позволяя эго доминировать в своем сознании, невозможно обрести безграничное терпение – для этого требуется полная отстраненность от результата действий.

 

Осознайте свою связь со вселенной

 

Итак, источником безграничного терпения является уверенность в достижении желаемого результата и отстраненность от временных и пространственных обстоятельств. Это требует глубокого понимания взаимоотношений с окружающей действительностью. Подобно тому, как в капле воды можно увидеть море, каждый из нас является частицей Безграничного Вселенского Духа. Традиции самых разных культур признают существование всеобъемлющей духовной силы.

В западной традиции Безграничный Вселенский Дух отождествляется с понятием Бога. Разнообразные мифологические интерпретации божественного облика, формировавшиеся на протяжении столетий, заставляют нас полагать, будто Безграничный Всеблагой Дух находится в запредельном мире, восседает на небесном престоле и мстительно ожидает момента свершения страшного суда. Избавившись от этих наивных заблуждений, мы устраним искусственные преграды, отделяющие нас от божественного духа, и признаем единство с Ним.

Новый Завет говорит о «Царствии Божием внутри вас»; Коран поучает: «Тот, кто знает себя, – знает Аллаха»; вУпанишадах есть такие слова: «Чтобы узнать Бога, нужно стать Богом» и «Познание Вселенной приходит через познание себя»; а Дао Дэ Цзин призывает нас «знать, что то, что есть, есть во всем». Другие духовные традиции также содержат напоминания о нашей связи с Божественным Всеединством.

Таким образом, независимо от религиозных убеждений, которые являются глубоко личным делом каждого, мы можем и должны признать себя частью безграничной в своих возможностях Вселенной. Это, в частности, означает, что ни одна из желаемых целей не может быть от нас скрыта. Чувство единства со Вселенной вселяет веру в достижимость желаемого, которая, в свою очередь, позволяет отказаться от временных и пространственных ограничений, искусственно связываемых нами с осуществлением желаний, а значит – овладеть безграничным терпением. Освобождение от таких ослабляющих переживаний, как нетерпение и одержимость результатом, означает также победу над силами, которые искажают желания. Тот, кто обрел терпение, яснее видит объект своих желаний.

Предположим, два студента изучают какой‑то предмет, страстно желая признания в обществе. Первый, однако, считает, что для этого ему необходимо как можно скорее получить награду или иной знак отличия. Второй, будучи абсолютно уверен в исполнении своего желания, совершенно не заботится о том, как и когда оно произойдет. Это дает ему возможность всецело отдаться ежедневным занятиям и опередить своего нетерпеливого соперника.

Убежденность в получении желаемого позволяет привести в гармонию с естественных ходом вещей свои действия, увеличивая их эффективность, и опередить тех, у кого нет такой убежденности. Обратите внимание: постулат о необходимости терпения и отстраненности от результата противоречит всеобщему мнению о том, что постоянная одержимость целями, особенно если они благородны и возвышенны, – наиболее достойное состояние человека.

Вообразите человека, которому предоставлено право выбора: он будет счастлив лишь при условии, что его замыслы осуществятся, или же он будет счастлив в любом случае. Очевидно, второй вариант выглядит привлекательнее; однако большинство из нас вынужденно выбирают первый: второй недоступен для тех, кто не владеет техникой терпеливого отстранения от желаемых результатов.

Сосредоточьтесь на каком‑нибудь событии, исход которого важен для вас, и решите, какой срок наиболее приемлем для его завершения. Прислушайтесь к своим чувствам. Убедившись, что вы готовы к ежедневной, усердной работе, отстранитесь от желаемого результата. Снова прислушайтесь к своим чувствам. Скажите себе, что, коль скоро вы абсолютно уверены в благоприятном исходе дела, сроки и прочие второстепенные обстоятельства ничего для вас не значат. Теперь прислушайтесь к своим чувствам еще раз. Обратите внимание на то, как рассеивается тревога, исчезает чувство неуверенности.

Хотя освобождение от чувства неуверенности и тревоги, безусловно, – положительный результат, эго, власть которого над вашим сознанием поставлена под угрозу, будет отчаянно сопротивляться. Зная вашу ахиллесову пяту, оно постарается внушить вам, будто терпение равнозначно пассивной позиции, заняв которую вы никогда не осуществите своих желаний, а нетерпение, напротив, – конструктивный фактор, побуждающий к более активным действиям.

Ощущение своей уникальности отдает вас всецело во власть эго, и оно препятствует осознанию связи со Вселенной. Между тем без такой связи вы закрыты для возможностей, предоставляемых внешними обстоятельствами, а окружающая действительность воспринимается как угроза вашей безопасности. Еели ваше сознание станет ареной затяжной борьбы с эго, то чувство тревоги лишь возрастет. Необходимо уяснить, что внушения эго противны вашим интересам.

 

Почему именно я?

 

– Чем я хуже других, отчего мне так не везет? – жаловался император своей любимой наложнице Май‑Лэ. – Если у богов есть любимчики, то я не вхожу в их число. Что бы я ни делал, мои начинания терпят неудачу. Неужто мне воздается за прегрешения предков?

– Но ведь вы спасли голубую цаплю – вестницу удачи. Теперь, когда вы отдали ей столько заботы, для вас, конечно, наступят новые времена, – попыталась обнадежить его Май‑Лэ.

– Искренне надеюсь на это. Но если эта птица не оправдает моих ожиданий, я сам стану для нее вестником несчастья! – взорвался император. – Я стараюсь угадать и исполнить малейшую прихоть этой неблагодарной птицы, я даже дал Янь Ганю указание доставить ей пару! Теперь пусть только попробует не помочь мне в осуществлении планов!

Император имел в виду свой план обогащения. В течение нескольких лет он намеревался многократно увеличить состояние, обеспечив себе спокойное и безопасное будущее. Почему же подданные так мало заботятся о благе своего императора, почему так медленно наполняются золотом его сундуки? И даже при дворе не все его понимают. Мудрец Ди‑Лин Цзы осмелился дать ему оскорбительное наставление: «В жизни следует избегать трех опасностей: иметь больше привилегий, чем достоинств; иметь больше знаний, чем умений; и пользоваться незаслуженными благами. Люди нередко теряют, приобретая, и приобретают, теряя». Какая наглость! Разве не очевидно, что глава государства стоит выше правил, применимых к простому люду? Воистину, он проявил излишнее великодушие, приказав сослать мудреца, а не отрубить ему голову. А как‑то раз Ди‑Лин Цзы заявил, что «умеренность – первейший долг правителя, пекущегося о расположении своих подданных». Нет, скорее его долг – демонстрировать подданным свое богатство и власть. Иначе кто станет его уважать? Во что бы ни стало он превзойдет своих предшественников и желает достичь этого как можно скорее. Сосланный придворный мудрец любил потолковать о пользе долготерпения. Нет уж, императору не пристало ждать осуществления желаний до конца дней.

– Мой господин! – оклик Май‑Лэ отвлек императора от грез. – В вашем птичнике какая‑то суматоха. Смотритель просит вашего присутствия.

Увидев, что цапли улетели, император пришел в отчаяние:

– Снова я наказан ни за что ни про что! – причитал он. – Неужели неудачи всегда будут преследовать меня? Однако кто‑то должен заплатить за эту несправедливость. Позвать сюда Янь Ганя!

 

Нередко мы проявляем в своих желаниях неразумное нетерпение. Не получая немедленного удовлетворения, мы сетуем на несправедливое устройство мира. Иногда даже убеждаем себя, что все вокруг сговорились против нас или что осуществлению планов противятся сверхъестественные силы. Убедив себя в этом, мы стараемся отплатить мнимым недоброжелателям той же монетой. При этом забываем золотое правило: относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе. Принимая все происходящие события на свой счет, мы начинаем думать, что осуществление наших желаний во власти других.

Всякий раз, теряя терпение, мы снижаем самооценку и нарушаем связи с окружающей действительностью. Отступаясь от Вселенского Разума, известного верующим под именем Бога, мы воображаем, будто нынешние неудачи – это наказание за прошлые прегрешения.

Бог лишен мелочного злопамятства, равно как и прочих качеств, присущих смертным. Он справедлив, и питаемая Им безусловная любовь к человечеству не отдает предпочтения одному перед другим. Это означает, что каждый из нас имеет право на преуспевание. Бог вездесущ и всеведущ, и у Него нет фаворитов. Красный свет на каждом перекрестке и отсутствие места на автостоянке не могут являться частью божественного плана. Правильнее будет сказать, что окружающий хаос является ответом на нашу внутреннюю неупорядоченность.

Тот, кто видит в осуществлении своих желаний знаки провидения, низводит свои отношения со Всевышним до базарных торгов; причем чем более насущными оказываются эти желания, тем ожесточеннее он торгуется. Это распространенное заблуждение происходит из убежденности в том, что живые существа отделены друг от друга непреодолимыми границами. Наоборот, признавая себя неотъемлемой частицей Вселенского Духа, мы обретаем средство для уверенного достижения желаемых результатов.

Может показаться, что подобные представления противоречат повседневной практике. Ведь отстраненность, позволяющая оценивать со стороны поступки окружающих, казалось бы, делает невозможным единение с ними. На самом деле физическая отделенность от окружающих вовсе не исключает возможность единства с ними на метафизическом уровне. Наши физические тела неотделимы от Вселенной, которая метафорически может рассматриваться как ее внешнее продолжение. Первичной функцией физических тел, снабженных сложной сетью принимающих и передающих нервных окончаний, является познание Вселенной.

Каждый из нас может быть уподоблен сгустку волновой энергии, излучающему колебания своих мыслей в окружающее пространство и принимающему их извне и настраивающемуся по ним. Например, излишнее нетерпение заставляет излучать и притягивать вибрации, противоречащие вашим желаниям, хотя они и могут соответствовать неосознанным устремлениям.

Будучи безгранично терпеливым в отношении результатов своих действий, вы излучаете неискаженные вибрации своих истинных желаний. Принимаемые внешним продолжением вашего тела вибрации субъективных намерений находят отражение в объективной реальности. Именно поэтому терпение является столь важным фактором, который ускоряет достижение желаемых результатов. Следует особо отметить, что подобный информационный обмен не предусматривает передачи второстепенных требований, касающихся сроков и обстоятельств осуществления желаний: успех обмена зависит исключительно от чистоты вибраций, выражающих намерения. Предъявляя Богу претензии по поводу «срыва» желательных для вас сроков, вы лишь сильнее укореняетесь в ошибочном представлении о Нем как о некоей независимой силе. Единственная сила во Вселенной – она сама; вы же – ее неотъемлемая часть.

Феномен мгновенного проникновения в суть вещей называют «сознанием сиддхи». На этом высоком уровне сознания трансформация энергии чистой мысли в объективную реальность мгновенна. Такого уровня сознания достиг, в частности, Шри Сатья Саи Баба из Путтапартхи, что на юге Индии. Миллионы последователей признают его аватарой нашего времени. По‑видимому, полное отождествление своего сознания с Богом не только колоссально расширяет человеческие возможности, но и естественным образом предотвращает злоупотребление ими.

Хотя каждый из нас обладает возможностями для достижения высочайшего уровня сознания, мы, поддаваясь влиянию окружения, убеждаем себя, что не нуждаемся в нем. Техника развития терпения – одна из первых ступеней в повышении уровня сознания, которая существенно увеличивает способность достигать желаемых результатов. Чтобы убедиться в этом, попробуйте испытать ее в действии. Составьте список важных для вас целей – как отдаленных, так и сиюминутных. Сосредоточьтесь на тех пунктах (сколь бы незначительными они ни казались), которые особенно сильно выводят вас из равновесия, то есть в буквальном смысле испытывают ваше терпение. Попробуйте контролировать эмоции, сопряженные с потерей равновесия и нетерпением, хотя бы в течение семи дней. Всякий раз, сталкиваясь с такими непродуктивными эмоциями, напоминайте себе о необходимости отстраниться от обстоятельств и сроков решения каких бы то ни было проблем. Убедите себя в том, что любое развитие событий отвечает вашим интересам.

Проявив настойчивость, вы будете потрясены результатами: события будут все чаще складываться в вашу пользу, и потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть к этому. Иногда осуществление желаний будет происходить иначе, чем ожидалось, и придется сознательно воздерживаться от субъективной оценки событий, чтобы не нарушать их естественного развития. Помните, что всякая предубежденность в отношении достигнутого – это проявление старых привычек, над которыми вы стремитесь взять верх.

Наиболее характерным признаком установления контакта со Вселенским Источником Энергии является совпадение множества, казалось бы, независимых событий, которое принято называть удачным стечением обстоятельств. Используя удачное стечение обстоятельств, вы сообщаете вселенскому энергетическому источнику о готовности принять его сигналы. И когда под действием могущественных сил все вокруг начнет происходить благоприятным для вас образом, вы, возможно, ощутите потребность выразить этим силам свою благодарность. Разумеется, форма проявления такой признательности – вопрос только ваших личных предпочтений.

 

Обойдите препятствия

 

– Значит, его алчность достигла таких размеров, что поглотила его самого, – пробормотал Янь Гань, узнав о преждевременной смерти императора.

С тех пор как Янь Ганю чудом удалось спастись от императорского гнева, минуло семь лет. События, связанные с поимкой цапли, научили его видеть вещи по‑новому. Титул, присвоенный ему императором в награду за удачную охоту, потерял для него теперь всякую ценность.

Янь Гань избавился от привязанности к вещам, лишенным внутреннего значения. Приобретя ценный дар долготерпения и не желая более угождать капризам сумасбродных властителей, он покинул императорский двор. В дальнейшем уединенные размышления убедили Янь Ганя в правильности принятого им решения.

Известие о смерти императора, столь неуемного в своей алчности, не удивило Янь Ганя. Его мудрый друг Цай Дог был прав, говоря: «Государственный муж, попавший в плен собственных желаний, губит землю и разрушает страну. Расплатой за это часто становится насильственная смерть».

«Тот, кто желает управлять людьми, должен завоевать их сердца. Жаждущий завоевать людские сердца должен научиться самообладанию. Тот же, кто хочет научиться самообладанию, должен проявлять терпение». Янь Гань не раз убеждался в истинности этой философии и потому, став купцом, неизменно ее придерживался. Во всех делах он старался проявлять как можно больше терпения. Трудности, не связанные с торговлей, он считал особенно важными и преодолевал их с удвоенной терпеливостью. Опыт Янь Ганя подтвердил мудрость древних, вложивших в один иероглиф два значения: «кризис» и «возможность». Всякая встречавшаяся на его пути трудность служила ему прежде всего указанием на необходимость сохранять терпение и не подчинять себя жестким планам. Таким образом он достиг гибкости, позволяющей вымыть из песка забот золотые крупинки возможностей.

 

Долготерпение позволяет нам видеть в трудности не предвестницу неудачи, а возможность стать сильнее. Особенно прискорбное заблуждение – считать возникающие трудности свидетельством того, что принцип отстраненности от конечного результата ошибочен. Ваше эго, использующее любую возможность для утверждения своей власти, всегда будет истолковывать трудности таким образом, чтобы поколебать доверие ко Вселенскому Источнику Энергии.

Решимость в борьбе с неминуемыми трудностями – не только инструмент осуществления желаний, но и мерило терпеливости. Помните, что отстраниться от будущих результатов вовсе не означает отказаться от них. Еще большим заблуждением было бы считать, что освобождение от забот, связанных с событиями будущего, освобождает вас также и от забот настоящего и что вмешательство космических сил позволяет дожидаться исхода дел, пребывая в праздности. Лишь сосредоточившись на ежедневных обязанностях и полностью освободившись от ожидания конечного результата, можно достичь всего задуманного.

Повышение уровня осознания, сопутствующее упражнениям в искусстве достижения немедленных результатов посредством безграничного терпения, не позволит слепо отдаться влиянию сил, не зависящих от вашей воли. Вспомните трудности, преодоление которых потребовало наиболее основательного пересмотра вашего отношения к жизни. В свете прочих событий и обстоятельств, составляющих ваш жизненный опыт, эти трудности, несомненно, кажутся сегодня уместными и даже необходимыми, хотя в прошлом они вызывали отрицательные эмоции.

Чем больше нетерпения мы проявляем в отношении жизненных трудностей, тем болезненнее нам дается их преодоление. Эта зависимость, очевидно, также может быть проиллюстрирована вашими воспоминаниями. Готовность к преодолению трудностей указывает на решимость в достижении целей, полому в минуты наибольшего нетерпения вы менее всего являетесь самим собой. Кроме того, проявляя нетерпение в борьбе с трудностями, вы игнорируете ценность преподанных ими уроков, которые могли бы использовать для повышения уровня вашего осознания. Бесконечное терпение делает вас независимым от временных рамок. Веря в результативность своих усилий и не заботясь об обстоятельствах, сопутствующих достижению цели, вы, несомненно, достигнете успеха.

Терпение придает уму ясность.

Благородные мужи ясны умом и свободны от страстных желаний;

Они безмятежны, свободны от беспокойства.

Излучая умиротворенность и нуждаясь гордыни,

Они достигают гармонии.

Гармония же – сущность Единства,

Позволяющего достичь немедленных результатов.

 

Свиток пятый: Победите крысу!

 

 

Секрет укрощения энергии вашей истинной совести

 

– Что за кошмар мне только что приснился! – воскликнул привратник Инь, обращаясь к жене. – Гигантская крыса преследовала меня, пока, наконец, не загнала в тупик.

– Да оградит нас Небо от подобных напастей! – произнесла встревоженная жена. – И что же ты тогда предпринял?

– Мне не оставалось ничего другого, кроме как напасть на нее самому, – ответил Инь. – Я боролся изо всех сил, но злобная тварь, казалось, была непобедима… А под конец произошло нечто странное: когда я, страдая от ран и унижения, ожидал последнего смертельного удара, крыса вдруг сказала мне: «Ты победил» – и помогла подняться на ноги. После этого я проснулся. Что за несчастье предвещает этот сон?

– Моя старая матушка была мудрой женщиной, – сказала успокоившаяся и погрузившаяся в воспоминания жена, – порой она говаривала: «Проиграв схватку с собственной совестью, мы оказываемся в выигрыше». Быть может, крыса была твоей совестью, угрызения которой преследовали тебя и загнали в тупик.

– Как это возможно? – спросил Инь, и тотчас мысли вернули его к событиям прошлой недели. В этом году городская ярмарка привлекла необычайно много посетителей, и привратник не смог преодолеть свою жадность. Полагая, что в ярмарочной суматохе его обман вряд ли раскроется, он самовольно повысил мзду за проход через городские ворота. И действительно, мало кто из посетителей выказывал удивление непривычно высокими поборами, заставляя Иня чувствовать себя обманщиком; большинство же платили безропотно. «В любом случае, мое прилежание в службе достойно надбавки», – думал он, стараясь заглушить угрызения совести.

– Не спрашивай меня, я ведь не придворный мудрец, – ответила жена. – Однако мысль матушки кажется мне разумной. Победа твоей совести – это твоя победа, ведь она может удержать от нехороших поступков. Ты ведь не затеваешь ничего, способного причинить вред, не так ли?

 

Совесть – часть сознания, без которой невозможны наши рост и развитие. Не следует, однако, путать совесть в обыденном понимании и совесть истинную. Их основное различие состоит в том, что первая имеет субъективный, обусловленный характер, вторая – объективна. Мы нередко полагаем, что основная функция субъективной, прислушивающейся к внушениям извне совести – отравлять жизнь тем, кто имеет несчастье страдать от ее угрызений. Согласно этим представлениям, совесть не столько удерживает нас от неблаговидных поступков, сколько лишает приносимого ими удовольствия. Совесть, таким образом, уподобляется навязчивому знакомому, чье общество мы вынуждены терпеть против своей воли. Порой в стремлении к самооправданию мы возводим целую систему внешне благопристойных и рациональных доводов, призванных примирить наше поведение с интуитивными представлениями о верных и неверных поступках.

Могучая энергия, которая заключена в этих глубоко укоренившихся представлениях, остается невостребованной до тех пор, пока мы не осознаем того, что является нашей истинной совестью. Это может произойти, например, в тот момент, когда обстоятельства в очередной раз поставят нас перед вопросом: что, если мой обман раскроется? Оставив его без ответа, ничего не изменим. Если же поиски ответа приведут нас к источнику истинной совести, мы получим возможность сломить внутренние барьеры, препятствующие более глубокому пониманию себя. Это, в свою очередь, даст чувство внутренней безопасности, которое скажется на всех сферах личной и профессиональной жизни.

Жизнь, и в особенности бизнес, изобилует ситуациями, когда кажутся оправданными незначительные сделки с совестью. Мы не усматриваем в этом ничего необычного, поскольку такое поведение, как свидетельствует обыденная практика, считается нормальным при ведении дел. Мы манипулируем цифрами бюджета, чтобы уменьшить налоги; подписывая договор с заказчиком, произносим слова неправды; не возвращаем кассиру деньги, если он по ошибке дает слишком большую сдачу. Искренне веря в прочность собственного слова, мы не всегда подкрепляем эту веру делами. Так, при составлении договоров мы порой замалчиваем важную для противной стороны информацию либо сознательно преувеличиваем выгоду сделки.

При всем том мы убеждены, что во взаимоотношениях с другими руководствуемся совестью. Это показывает, сколь большого искусства мы достигли в изобретении доводов, оправдывающих на рассудочном уровне наше поведение в каждой из подобных сомнительных ситуаций. Однако на более глубоком уровне эти рациональные оправдания не срабатывают. Наши внутренние проблемы, оставаясь нерешенными, исподволь лишают нас веры в себя. Потихоньку накапливаясь, они заставляют нас испытывать неуверенность, вину, одиночество или иные деструктивные чувства. Более того, внутренние страхи и конфликты способны разрушать наше тело, заставляя его страдать от рака, инфаркта, язвы желудка.

 

Культура, мораль, совесть

 

Как отличить истинную, глубоко заложенную в нас совесть от ложной, внушенной внешними обстоятельствами? Этот вопрос осложняется тем, что в различных культурах поступки могут оцениваться по‑разному. Например, в некоторых культурах этические нормы позволяют принимать из рук человека, виновного в смерти члена семьи, денежную компенсацию за «причиненный ущерб»; в других же культурах принять «кровавые деньги» считается крайне безнравственным. Но несмотря на межкультурные различия, в сознании всех людей разграничиваются мораль и совесть.

Упрощенно это разграничение можно представить так: если мораль – понятие относительное и переменчивое, то совесть – абсолютна и неизменна. Скажем, обман – объективно дурной поступок, поскольку таким его считают все порядочные люди. Тем не менее носителями некоторых форм морали, определяемых национальными традициями, классовой принадлежностью и уровнем образования, – то есть на субъективном уровне – обман может считаться вполне допустимым.

Разновидность совести, которая формируется под влиянием внешних обстоятельств, представляет собой не более чем совокупность представлений, призванных облегчить интерпретацию собственных поступков. Считается, что совесть направляет нас к добру. Однако дурные поступки, согласующиеся с внушенными представлениями о совести, часто совершаются из самых благих побуждений. Люди, лишенные совести или по крайней мере кажущиеся таковыми, – большая редкость. Они ориентированы на совершение зла; их не может остановить даже то, что многие их поступки вредят им самим. История изобилует свидетельствами самых ужасных зверств, совершаемых безжалостными преступниками и тиранами во имя достижения своих целей; однако история же показывает нам, что осуществленные подобным образом замыслы всегда оборачиваются против злодея.

Совесть, внушаемая внешними обстоятельствами, не отличается всеобщностью, что в свое время нашло отражение в пословице: «Находясь в Риме, поступай как римляне». Истинная же совесть заставляет нас согласовывать наши поступки с тем, что запечатлено в глубине сердца. На определенном уровне развития истинная совесть становится компасом, указывающим верный жизненный путь.

Многие убеждены, что совесть мешает достижению целей. Между тем истинная совесть позволяет привести в соответствие то, что мы делаем, с тем, чем мы являемся. Благодаря ей глубже осознаются универсальные и нерушимые нравственные принципы, препятствующие человеческой вседозволенности.

 

Ключи к высвобождению энергии совести

 

Усматривая недостаток совести в окружающих, мы часто забываем считать это качество необходимым также и для себя. Истина же состоит в том, что, имея своим советчиком совесть, мы – бесстрашны. Заглушая голос совести, мы позволяем страху овладеть нами; и даже сама мысль что‑то изменить внушает ужас.

Хватит ли у вас мужества выступить против своего начальника или клиента? Способны ли высказать в глаза нелицеприятную правду, если в результате вы потеряете в деньгах? Поступите ли по совести, если этот поступок сделает невозможным продвижение по службе? Потеряв работу, сохраните ли оптимизм и веру в то, что вскоре займете престижную, высокооплачиваемую должность, или страх будет сжимать ваше сердце? Страх, независимо от причины, старается загнать нас в угол, и единственный способ одолеть его – принять бой; в противном случае он будет пожирать энергию и парализовать волю.

Гармонизируя отношения с совестью, вы закладываете фундамент для сбалансированного развития. Существует три ключевых принципа, придерживаясь которых вы освобождаете энергию, заключенную в истинной совести, обращаете ее в надежного союзника и верного советчика.

 

Мотивы и поступки

 

Тянь Кай был богатым филантропом, и все деревенские жители его любили. Унаследовав богатое состояние, он щедро делился им с бедняками. Как‑то раз он дал одному из таких бедняков мешок риса. Пересыпая рис, крестьянин нашел в нем десять золотых монет. Жена была очень обрадована, но муж охладил ее восторги:

– Господин Тянь дал мне рису. Он не имел намерения давать мне золото. Мой долг сообщить ему о случившемся и вернуть золото.

– Не будь дураком! – принялась увещевать его жена. – Нам это золото поможет начать новую жизнь, а для него эти монеты мало что значат.

Она долго убеждала мужа, но он был непреклонен:

– Я не могу взять того, что мне не принадлежит.

Придя на следующий день к Тянь Каю, бедняк сказал:

– Вы щедро одарили мою семью большим мешком риса; но я обнаружил в нем десять золотых монет и явился, чтобы отдать их вам. Хоть я и беден, но совесть не позволяет мне взять эти монеты.

Филантроп был растроган проявлением столь необыкновенной честности:

– Оставь монеты себе. А чтобы вознаградить тебя за честность, я прибавляю еще столько же. Придя ко мне с десятью монетами, ты уходишь с двадцатью. На этот раз ты можешь быть уверен, что деньги тебе достались не по ошибке, ибо я вручаю их тебе!

У жадного торговца, случайно подслушавшего этот разговор, возникла блестящая идея. Он предложил бедняку продать ему шесть золотых монет, на что бедняк охотно согласился. Накануне Тянь облагодетельствовал множество просителей и, конечно, не мог запомнить всех в лицо; торговец, облачившись в нищенские лохмотья, задумал удвоить богатство по примеру удачливого бедняка.

Явившись к Тянь Каю, переодетый торговец обратился к нему:

– Вчера вы милостиво одарили меня тремя монетами. Однако минувшей ночью они чудесным образом превратились в шесть! Это заставило меня вернуться, чтобы отдать три золотых, которые не принадлежат мне по праву.

– Сегодня у меня уже был посетитель, желавший возвратить деньги, полученные по ошибке. Но ты – первый, чье богатство удвоилось само собой. Что ж, от души за тебя рад. Чем еще я могу быть тебе полезен?

– Говорят, вы высоко цените честность, – ответил торговец‑нищий. – Я мог бы утаить не принадлежащие мне деньги, однако не сделал этого. Я решил, что подобное проявление честности не оставит вас равнодушным и вы вознаградите меня.

– Да, – ответил филантроп, – ты заслуживаешь подарка. Но дарить тебе деньги было бы неразумно, поскольку они умножаются в твоем кошельке сами. Поэтому я дам тебе нечто гораздо более ценное.

– Но что же может быть дороже денег? – воскликнул торговец в радостном нетерпении.

Тянь Кай подозвал секретаря и велел ему выписать документ, удостоверяющий честность. Подписав бумагу, он с улыбкой протянул ее лженищему.

– Отныне, – сказал Тянь Кай торговцу, – этот документ будет свидетельствовать о твоей выдающейся честности. Ни у кого, кроме тебя, нет подобного документа, но ты поистине его заслуживаешь.

 

Единственный способ заручиться уважением и расположением окружающих – заслужить эти чувства. Однако необходимо помнить, что в конце концов люди составят свое мнение о вас не на основе ваших поступков, а по тем мотивам, которые вами движут. Поэтому лучше руководствоваться верными мотивами, чем совершать верные поступки. Личные амбиции порой толкают нас к достижению быстрого успеха хитростью, но в долговременной перспективе никакая хитрость не скроет ваших истинных мотивов.

Руководители предприятий часто идут на все, чтобы увеличить прибыли. Однако истинные мотивы этих действий не всегда гармонично сочетаются с глобальными целями бизнеса.

Вообразим две крупные конкурирующие фармацевтические корпорации, продукция которых должна исцелять от недугов и улучшать качество жизни. Предположим, что для руководства первой корпорации увеличение доходов означает прежде всего возможность расширить научно‑исследовательские работы и наладить производство принципиально новых лечебных средств, тогда как для руководства второй – повысить прибыли акционеров. Таким образом, в первом случае деятельность ориентирована на ассортимент и качество производимой продукции, а во втором – на благосостояние акционеров.

Стремясь к увеличению прибыли, обе корпорации предпринимают вполне оправданные действия. Но каковы их побуждения? Когда с течением времени продукция, выпускаемая второй корпорацией, потеряет конкурентоспособность, корпорации, вероятно, придется объединиться с какой‑либо из процветающих компаний. Такой ход, сопряженный с увольнением значительной части персонала, неминуемо обернется уменьшением притока свежих идей, что еще более усугубит неспособность компании идти в ногу со временем.

Рассмотрим для полноты картины два типичных предприятия малого бизнеса. Предположим, каждое из них достигло определенных успехов в производстве качественных услуг и товаров. Первая компания залог долговременного успеха видит в безупречной репутации и в индивидуальном подходе к каждому клиенту; такая политика заставляет ее воздерживаться от контрактов с клиентами, чьи требования заведомо не могут быть удовлетворены. Вторая же компания озабочена главным образом притоком денежных средств для пополнения чрезмерно раздутого бюджета. Она с энтузиазмом берется обслуживать всех, кого только удалось привлечь рекламой. Независимо от того, качественна ли ее продукция, компания уверена, что, коль скоро ею были предприняты правильные действия, успех обеспечен. Но если ставить во главу угла правильные побуждения, то правильные действия последуют естественным образом.

Если действия, предпринимаемые для продвижения по службе или упрочения финансового положения, сопряжены с утратой душевного спокойствия либо со снижением самооценки, от них следует воздержаться, ибо мы рискуем обменять стоящую вещь на безделушку. Замечу, что количественный аспект обмена в данном случае не имеет значения: много ли проку в большом количестве поддельных камней, полученных за один настоящий? Некоторое время обладание фальшивками будет нас забавлять; однако рано или поздно окружающие заметят разницу.

Единственный рабочий день, проведенный в обществе руководителей компании, может многое рассказать о принятой стратегии и состоянии дел. Замалчивание проблем и фальшивые лозунги не могут долго укрываться от постороннего взгляда. Напряжение, вызываемое противоречивостью мотивации, может поразить все руководящие звенья. Вспомните неловкость и напряжение, возникающие всякий раз, когда вы стараетесь добиться расположения человека, от которого зависите. Постарайтесь проанализировать чувства, возникающие у вас при разговоре с теми, от кого необходимо чего‑то добиться, и с теми, от кого ничего не нужно. Верить в правильность своих поступков можно только при условии чистоты стоящих за ними мотивов. Лишь обладая такой уверенностью, можно сохранять естественную непринужденность как наедине с собой, так и в общении с другими. Постоянно анализируя мотивы своих поступков, можно остаться честным перед собой и высвободить энергию истинной совести.

Наше отношение к себе мало отличается от отношения к окружающим, хотя мы и не всегда это осознаем. Следовательно, не имея ясных представлений о мотивах собственных поступков, мы не можем судить о побуждениях, которые двигали поступками окружающих нас людей. Между тем очевидно, что такое понимание чрезвычайно важно, поскольку наше существование немыслимо без взаимосвязи с окружающими.

Итак, осознание истинного значения всякого поступка невозможно без понимания побудительных мотивов. Усвоение, этого правила позволяет перейти к следующему ключевому принципу.

 

Страх перед проявлением честности и его преодоление

 

– Но, отец, как же мне сказать об этом учителю? Ведь все станут считать, что я наябедничал на Ли‑Ли, и возненавидят меня!

Юй Гань видел в глазах сына отчаяние и всем сердцем сострадал ему. Его мысли унеслись в далекое прошлое, когда ему так же пришлось столкнуться с жестокостью ученического кодекса чести.

– Но у тебя нет другого выхода, – возразил Юй Гань, – ведь речь идет не об обычной шалости. Если ты, невольный свидетель проступка Ли‑Ли, так и будешь молчать, то наказаны будут все.

– Но все к этому готовы! – воскликнул сын с горячностью и, понизив голос, добавил: – Потому что все боятся Ли‑Ли. Он сказал, что всякий, кто на него донесет, будет считаться трусом, заслуживающим наказания.

– Но ведь всякое новое хулиганство, которое сходит ему с рук, делает его еще более дерзким. Для его же блага необходимо, чтобы кто‑то помог ему остановиться. Но вы малодушно покрываете его проступки. Прислушавшись к голосу совести, ты поймешь: тот, кто ничего не предпринимает для предотвращения зла, так же плох, как тот, кто его творит. Конечно, для того, чтобы совершить правильный поступок, требуется смелость. Трус – это тот, кто, ясно понимая, что именно следует предпринять, продолжает оставаться в бездействии.

– Но отчего сделать это должен именно я? – спросил сын, поняв, куда клонит отец. – Почему непременно я должен что‑то предпринимать, если есть другие?

– Потому, – ответил отец, – что только ты сам можешь выиграть свой бой и только ты сможешь гордиться этой победой. Поверь: предстоящая расплата за совершенный поступок меньше того стыда, который ты будешь испытывать, если останешься безучастным. Ты перестанешь уважать сам себя! Итак, выбор за тобой.

– Иначе говоря, я должен решить, что для меня лучше: молчать, презирая самого себя, или поднять голос, вызвав всеобщую ненависть? Ничего не скажешь, завидный выбор.

– Увы, третьего не дано… И вот еще что: истинная честь и настоящее уважение существуют лишь для того, кто сам себе господин, а не для того, кто подстраивается под чужое мнение.

На следующий день мальчик предложил Ли‑Ли самому признаться в проступке. Ли‑Ли отказался и стал угрожать побоями. Тогда мальчик рассказал учителю правду и в скорости гордо демонстрировал синяки, полученные в результате победы над собственным страхом. Заслужив уважение не хулиганскими выходками, а твердостью характера, он спустя некоторое время превзошел популярностью Ли‑Ли. Таким образом, мальчик, вступив в борьбу с собственным страхом, одержал над ним верх. Юй Тань не ошибся: его сын теперь уважал себя.

 

Постоянно встающие перед нами морально‑этические проблемы предоставляют нам ценную возможность. Они позволяют выбрать между страхом и его противоположностью – любовью. Любовь к себе проявляется в решимости следовать своим принципам и идеалам. Отвлекитесь от чтения и задумайтесь: как бы вы оценили любовь к себе по десятибалльной шкале?

Определить объект страха удается, как правило, без труда; гораздо сложнее бросить ему вызов. Пробившись через множество слоев страха, мы часто обнаруживаем неверие в свои достоинства. Страх нарушить порочные «законы воровской чести», согласно которым «доносительство» – тягчайший из грехов, заставляет нас видеть преступление в справедливом поступке, который, по существу, является отказом от сотрудничества с врагом. Не только в школе, но и в любом коллективе взаимоотношения в той или иной мере строятся на принципах подавления личности, поэтому нам постоянно приходится сталкиваться с подобными дилеммами. Победивший страх самым непосредственным образом влияет на самооценку.

Большинство злодеяний, творимых на физическом, эмоциональном или психическом уровне, остаются нераскрытыми именно из‑за страха, который заставляет их жертвы и свидетелей хранить молчание. В большинстве коллективов порабощение страхом проявляется ежедневно. Молчание подчиненного воспринимается начальником как согласие с его замечаниями. На деле же для подавленного страхом подчиненного молчание – единственная возможность выразить свой протест. Распространение в современных офисах систем внутренней электронной почты позволяет чинить подобное насилие в массовых масштабах. Увы, несмотря на стремительный прогресс в области коммуникационных систем, работники, как и встарь, выражают свое несогласие в буфете и курилке.

Постепенно свыкшись со своими страхами, мы начинаем считать себя недостойными поставленных целей – будь то профессиональный успех, финансовая стабильность, душевное спокойствие или что‑либо еще. Чтобы оценить, насколько порабощено страхом ваше сознание, определите свое отношение к следующим утверждениям:

(1) Каждому приходится порой совершать не вполне этически оправданные поступки; но это – неотъемлемый элемент карьерного роста.

(2) Не поступаясь иногда своими убеждениями, невозможно достичь успеха.

(3) Чтобы не уступить первенства, следует поступать так же, как соперники.

(4) Бизнес есть бизнес, и ему присуща своя особая этика, отличная от моей собственной.

(5) Почему бы не пойти на сделку с совестью, коль скоро это никому не причинит вреда и не противоречит законодательству?

(6) Никто не заметил обмана; значит, можно прибегнуть к нему еще раз.

Наиболее мучителен выбор, если он сопровождается страхом. Чем сильнее страх, тем более серьезной представляется сама проблема и последствия ваших действий. Решившись сказать правду, вы можете повредить чьей‑то карьере или репутации. Отказавшись участвовать в обмане, вы можете сорвать подписание выгодного контракта, в результате чего потеряете не только крупную сумму, но, возможно, и должность. Страх часто вынуждает отказаться от совершения благородного поступка.

В любом бизнесе есть неписаные законы, нарушить которые не позволяет страх: мы боимся, что, отреагировав «не как все», утратим расположение коллег, замедлим свое продвижение по служебной лестнице, иными словами, обречем себя на неудачу.

Каковы бы ни были страхи, они будут одолевать нас до тех пор, пока мы не вступим с ними в открытое единоборство. Даже готовность бороться уже означает победу. Вы заблуждаетесь, полагая, что неудача в каком‑нибудь деле или недовольство окружающих вашими поступками являются прямым доказательством вашей несостоятельности. Однако, упорствуя в этом заблуждении, вы делаете то, что существует лишь в вашем воображении, реальностью.

 

Боритесь и побеждайте!

 

Преодолев страх, мы начинаем видеть вещи в новом свете, и дилеммы, прежде столь мучительные, перестают существовать. Опять‑таки, в том, с чем бывает трудно смириться, на поверку подчас не оказывается ничего сложного. Ситуации, порожденные нашими страхами, следует воспринимать как благо; каждой из них отведена своя роль. Они предоставляют нам всё ту же возможность: научиться освобождаться от страха и впускать на его место любовь.

Одерживая верх над страхом, вы увеличиваете силу своего сознания. Глубокое же осознание жизненных проблем позволяет не только находить оптимальные решения, но и извлекать ценные уроки. Люди с высокой самооценкой, свободные от постоянного страха оказаться неудачниками, как правило, хорошие друзья и прекрасные руководители.

По мере преодоления страха вы начнете сознавать, что сложившаяся ситуация не столь уж болезненна. Вы не можете и не должны идти на поводу у других, если для этого необходимо принести в жертву идеалы и чувство собственного достоинства. Осознание этой истины позволит стоически перенести неодобрение окружающими вашего поведения. То, что вы принимаете за напряженность в отношениях с окружающими, в действительности отражает лишь нежелание совершать поступки, которых от вас ожидают. Однако ожидание окружающими определенного поведения – лишь кажущееся, поскольку на самом деле люди ценят естественность. Поэтому будьте самим собой; только вы сами способны оценить себя по‑настоящему.

Всякий раз, желая произвести на кого‑то впечатление, заслужить чье‑то одобрение, проявляя наигранный интерес к состоянию чьих‑то дел, мы в той или иной мере нечестны с собой. Для самооправдания мы внушаем себе, что такое поведение улучшает отношения с окружающими. Но можете не сомневаться: вашу неискренность чувствуют все и вы никогда не завоюете сердца таким путем.

Постоянно помня о том, что ваши страхи лишены основания, и о необходимости преодолеть их, вы коренным образом меняете свое отношение к жизненным ситуациям. Каждая маленькая победа над собой ослабляет страх; из могущественного диктатора он превращается в обычное чувство, которое никогда не заставит вас свернуть с правильного пути.

Преуспев в этом, вы обнаружите, что соображения, связанные с карьерным ростом и финансовым благополучием, не являются для вас основными в принятии решения. Вы обретете веру в то, что, следуя правильным путем, вместо, например, сорвавшейся сделки вы заключите новую, более выгодную. Такой способ мышления может казаться непродуктивным, поскольку предполагает сознательный отказ от возможностей. Однако эти жертвы оправданы, поскольку, проявляя неуклонную решимость двигаться по верному пути, мы не только достигаем поставленных целей, но и, что не менее важно, сохраняем душевное равновесие. Осознание этого принципа подводит нас к следующему, третьему ключевому принципу освобождения энергии истинной совести.

 

О вреде самооправдания

 

– Вновь ты меня подвел, – упрекнул своего партнера Дань Лэ. – А ведь на прошлой неделе ты обещал впредь не опаздывать.

– Неужели я опоздал? – удивился Яо Гоу. – Хотя моя пунктуальность не всегда безупречна, но моей вины здесь нет. Вечером я планировал встать пораньше, но, проснувшись утром, обнаружил, что идет дождь. Я решил выждать, поскольку опасался, что дождь размоет дорогу. К счастью, дорога не пострадала, и, отправившись в путь, я прибыл вовремя! И вообще я не помню за собой никаких обещаний.

– Верно говорят, – задумчиво сказал Дань Лэ, – тот, кто неискренен с собой, не может быть искренним и с другими.

– Всегда ты говоришь загадками, – вспылил Яо Гоу. – При чем здесь искренность? Дело просто в том, что иногда мое «я», которое, например, обещало подняться рано утром и прибыть в назначенное время, отличается от моего «утреннего я». И второе решительно отказывается выполнять обещания первого. Каждый из нас состоит из множества личностей; это, должно быть, объясняет, отчего так трудно бывает хранить тайны. Первое «я», поклявшись хранить секрет, и в мыслях не имеет нарушить слово. А второе «я», поддавшись действию рисовой водки, выбалтывает тайну.

– Не хочешь ли ты сказать, что рассказал кому‑то о планах, которые мы обсуждали и о которых условились никому не говорить? – спросил Дань Лэ.

– Мы напились с торговцем Фу Ли, и я не сдержался. Но я жалею, что нарушил слово. Узнав о наших планах, Фу Ли высказал ряд дельных замечаний, которые нам необходимо обсудить. Как бы то ни было, моей вины в случившемся нет. Тебе следовало определеннее высказаться о необходимости держать в секрете наш план.

– Боюсь, что высказаться яснее я не мог, – сказал Дань Лэ. – А твои рассуждения о множестве «я» убеждают меня, что с такой разбросанностью мыслей ты обречен постоянно оправдываться и перекладывать вину на окружающих или обстоятельства. Очевидно, на прошлой неделе мне повстречалось не самое лучшее из твоих «я», так что нам лучше расстаться. Всего доброго.

 

Легко понять, что, не сплотив все стороны своей личности, не удастся полностью себя раскрыть. Возможности распыленного сознания всегда ограничены, и это подтверждает философский принцип, согласно которому результат объединения разрозненных частей всегда превосходит их простое суммирование. Отсутствие внутренней сосредоточенности вынуждает нас искать оправдания своим неверным поступкам, и наоборот: противясь соблазнам самооправдания, мы становимся более цельными.

Сознание, формируемое запретами и ограничениями, может противиться укреплению внутренней сосредоточенности, усматривая в ней угрозу своей иллюзорной безопасности. Оно расщепляет вашу личность на множество изолированных частей, делая эмоции изменчивыми, а взаимосвязь с окружающей действительностью – зыбкой. В результате ваши чувства в отношении какого‑либо предмета или явления могут разительным образом меняться. Всякий раз, решая предпринять то или иное действие, вы рискуете столкнуться с противодействием «я», заключенного в другой ячейке вашего сознания.

Сознание, попавшее в зависимость от внешних факторов, представляет собой множество различных «я». Это обстоятельство мешает рассмотреть вещи в их целостности: воспринимаемые образы раскладываются по изолированным ячейкам. Материалом для изготовления перегородок между этими отсеками служат всевозможные устоявшиеся мнения и предрассудки, а также искаженные представления о самих себе. В результате паши суждения о любом предмете приобретают черты хамелеона: ведь каждая часть личности осмысливает их на свой манер.

Иногда невозможность примирить противоречивые точки зрения ошибочно принимается нами за непредвзятость. Преломляясь в призме множественного восприятия, всякий предмет, о котором мы судим, оклеивается множеством различных ярлыков. Понимание этой особенности восприятия свидетельствует о гибкости вашего мышления.

Каждый из нас в различные периоды жизни и в различных обстоятельствах играет множество ролей, составляющих в совокупности наше «я». С течением времени всякое очередное «я» передает свои обязанности другому, причем ни одно из них не признает авторитета «предшественника». Однако каждое из этих «я» действует от лица всех прочих, в совокупности составляющих целое. Например, одно дает обещания, выполнять которые предстоит «преемникам», другое принимает решения, с последствиями которых столкнутся также «преемники». Это объясняет, почему так трудно выполнить данное себе обещание.

Предположим, одно из наших «я» решает пересмотреть на досуге жизненные ценности, полагая, что нынешний вечер вполне для этого подходит. Однако вечером власть переходит в руки другого «я», которому тема кажется слишком обширной; оно считает, что лучше отложить это занятие на выходные. В свою очередь, «воскресное я» также оказывает сопротивление, поскольку на воскресенье у него были совсем другие планы. В конце концов, кто в выходные решает важные вопросы? Иными словами, всякое новое «я» игнорирует решения предшествующего и совершенно не признает над собой его власти.

 

Повышение уровня сознания

 

Восточная мудрость сравнивает человека с домом, который хозяин оставил в распоряжение многочисленной челяди. Если слуги забыли возложенные на них обязанности, а их действия утратили согласованность, дом погружается в хаос. Однако слуги могут избрать для себя старшего, и в этом единственный шанс спасения дома. Распределив среди подчиненных обязанности и контролируя их выполнение, старший слуга может поддерживать порядок в доме до возвращения хозяина. Хозяин – это ваше истинное «я», и его появление возможно лишь при достижении достаточно высокого уровня самоосознания. Когда истинное, объединяющее «я» начинает властвовать над разрозненными сторонами вашего сознания, непроницаемые перегородки между ними исчезают.

Такой уровень сознания освобождает от необходимости оправдываться перед собой за совершенные действия. Достигнув цельности ума, вы делаете ближайшим советником собственное сердце и становитесь полновластным хозяином своих решений. В определении жизненного пути ваш голос становится определяющим, тогда как голоса других оттесняются на второй план. Подобная позиция может представляться эгоистичной. Но дело в том, что, не будучи искренни с собой, мы не можем быть правдивы с другими. В стремлении к личному развитию мы должны поставить себя на первое место, и альтернативы этому нет. Разумеется, это обстоятельство не может служить поводом к тому, чтобы тиранить окружающих. Более того, осознавая, что ваше счастье или несчастье не может зависеть ни от кого, кроме вас, вы получаете возможность делать счастливым не только себя, но и других. Вы не нуждаетесь более во внешних подтверждениях своей значимости, а обретя смысл собственного существования, начинаете видеть его и в окружающей действительности.

Если вы придаете слишком большое значение мнению окружающих и ищете оправданий своим поступкам, то осознание этого позволит увидеть разрозненные части сознания как бы с высоты птичьего полета. Следующим шагом станет умение слышать голос истинной совести и следовать только ему.

 

Быть в ладах с совестью

 

Каждому из нас случалось выходить из себя, поражаясь затем своей несдержанности. Всякий раз мы объясняем свое поведение действием какой‑то силы, которая затмила сознание и с которой невозможно совладать. Мы восклицаем: «Не могу поверить, что это сказал я!» или «Я был не в себе». Такое поведение свидетельствует, что ваше «я» нуждается в постоянном контроле. Насколько же облегчится жизнь, если вверить сознание мудрому попечению истинной совести!

Для того чтобы освободить энергию истинной совести, вы должны полностью понимать побудительные мотивы совершаемых поступков. Определив для себя истинные ценности, вы никогда на должны приносить их в жертву интересам других. За свои поступки вы отвечаете только перед собой, и нет необходимости оправдываться за них перед кем бы то ни было. Все, что вы запланировали – будь то продвижение по службе, налаживание отношений с родными или достижение материального благополучия, – должно находиться в гармонии с вашей истинной совестью. Отрицательные эмоции, которыми иногда сопровождается достижение такой гармонии, обусловлены ложными и, стало быть, преодолимыми страхами.

Всякий раз, когда обстоятельства требуют компромисса, вам предоставляется возможность усовершенствоваться в технике преодоления страхов. Ситуацию, в которой необходимо жертвовать истинной совестью, следует воспринимать как указание изменить что‑то в своей жизни – разорвать какие‑то отношения, отказаться от планов. Не старайтесь во всем обнаружить подвох: поступая так, вы загоняете себя в угол, и вам придется тратить свою энергию на то, чтобы из него выбраться. И помните: рана, нанесенная совестью, бывает особенно болезненна. Ее угрызения могут обезобразить душу, поэтому главной целью должно стать достижение гармонии с истинной совестью.

 

Свиток шестой: Разглядите змею!

 

 

Секрет достижения осознанного восприятия и открытой сосредоточенности

 

Ранним утром по дороге в Ханьдань тянулась цепочка путников. Каждый из них заметил лежащего на обочине человека. Остановившись, первый путник громко произнес:

– Бьюсь об заклад, этот подлец проигрался в маджонг и напился с горя. Что ж, поделом ему, раз он не умеет вовремя остановиться.

Продолжив путь, он бросил через плечо:

– Воистину, канава – лучшее место для тебя!

Шедший следом путник забеспокоился, увидев человека на обочине:

– Не погиб ли он от укуса ядовитой змеи? Я слыхал, что в здешних местах они водятся.

Ускорив шаг, он двинулся вслед за первым.

Третий путник, увидев лежащего на обочине человека, отреагировал по‑своему:

– Бедняга! Он, должно быть, очень болен. Наверное, ему сейчас свет не мил. Увы, единственное, чем я могу помочь, – не беспокоить его.

Четвертый лее путник произнес:

– Мне повезло! Я встретил странствующего монаха. Этот человек столь высоко вознесся над мирскими заботами, что любое место может служить ему для медитации. Стоит лишь взглянуть на его одежду и посох, чтобы понять, что он одинаково хорошо чувствует себя в храме и в придорожной канаве. Однако не следует нарушать его просветленного уединения, – и, осторожно ступая, четвертый путник миновал спящего.

Тем временем второй путник поравнялся с первым и в крайнем возбуждении делал какие‑то знаки, пытаясь привлечь внимание к чему‑то скрытому в придорожной траве.

– Глядите, – прошептал он, – как я и думал, здесь водятся змеи. – Эта, судя по ее черно‑желтой окраске, чрезвычайно ядовита.

– А мне это кажется обычной веревкой, – возразил первый. – По этой дороге ходят коробейники; скорей всего кто‑то из них и обронил ее.

– И все же осторожность не помешает. Вдруг это все‑таки змея? Давайте поищем тяжелый камень и убьем ядовитую тварь!

Спустя полчаса остальные путники обнаружили на дороге два растерзанных тела. Пока путники рассуждали о причинах случившейся трагедии, их догнал человек, которого они видели спящим на обочине. Он задыхался от быстрой ходьбы:

– Неужели я снова опоздал? Видел ли кто‑то из вас, в каком направлении скрылся зверь?

Напуганные путники всполошились:

– О каком звере вы говорите? Скорее поведайте нам, что за чудовище обитает в этих краях!

– Никакое это не чудовище, – отвечал тот, – а любимый леопард правителя провинции Чжао. Меня зовут Мо Гэб, а моя придворная должность – третий хранитель леопарда, принадлежащего правителю Ли Mу. Эта дикая кошка два дня назад сбежала, и теперь мы, хранители, пытаемся ее поймать. Прошлой ночью усталость свалила меня прямо у дороги. А сейчас я голоден, как волк! Нет ли у вас чего‑нибудь съестного?

– Можно ли думать о еде в подобных обстоятельствах? Как могли вы выпустить на волю дикого зверя? За что пострадали эти невинные люди?

– Эти несчастные, вероятно, наткнулись на леопарда, пока тот спал. Странно, но прежде на людей он никогда не нападал. Возможно, они чем‑то рассердили его? Несчастный я человек: если с леопардом что‑нибудь случится – не сносить мне головы! Однако, – продолжил Мо Гэб, слегка успокоившись, – хвала предкам, что это – не тела первого и второго хранителей. Возможно, судьба не совсем от нас отвернулась, и мы все же найдем его.

 

Воспринимаемая нами реальность представляет собой проекцию наших представлений о ней. Обычно мы видим лишь то, что хотели бы видеть. Все, что не вписывается в нашу систему представлений, мы попросту игнорируем, как если бы оно вовсе не существовало. В результате мы видим мир не таким, каков он есть, а таким, как мы его себе представляем.

Это объясняет, почему подлец видит подлеца, пьяница – пьяницу, воин – воина, а святой – святого. При этом каждый совершает ошибку. То, что одному кажется змеей, а другому – веревкой, на самом деле – хвост опасного хищника. Если ад и рай – состояния сознания, то, внушая себе картины ада, не увидеть рая. И наоборот, отданное во власть райских видений сознание откажется замечать ад, даже если он разверзнется у ног.

Косность представлений формирует предвзятое мнение обо всем, что не соответствует ожиданиям. Предубеждения могут искажать систему жизненных ценностей и вносить сумятицу в общение с окружающими. Воспринимай свои представления как единственно истинные, мы проявляем неоправданный скептицизм в отношении всего, что лежит за их пределами. Если мы слишком торопливы и склонны принимать скоропалительные решения, нам часто приходится восклицать: «Ах, если бы я знал истинное положение дел!» Однако с уст нерасторопного человека, постоянно упускающего удачные возможности, срываются те же слова. Это свидетельствует о том, что и упущенные возможности, и скороспелые решения являются следствием искаженного восприятия действительности.

Осознание ограниченности восприятия – первый шаг на пути к достижению высшего осознания. Усилия, затраченные на это, будут вознаграждены. Широта восприятия позволяет достигать результатов при минимальных затратах энергии. Стремясь к развитию и преуспеванию, мы нередко продолжаем действовать в привычном ключе. Стоит ли удивляться, что результаты также не поражают воображение? Расширив восприятие, можно многократно повысить эффективность каждого действия. Ведь важно не то, сколько часов мы затрачиваем – важно, что мы вкладываем в эти часы. Этот принцип можно сформулировать иначе: одно внутреннее озарение позволяет решить тысячу проблем.

Осознанное восприятие – ключ к выработке так называемой открытой сосредоточенности. Недостаточная сосредоточенность на решаемых задачах – наиболее распространенная причина несчастных случаев, поэтому способность сосредоточиться является важным условием благополучия. Но открытая сосредоточенность существенно отличается от обычной, поскольку позволяет фокусировать внимание на объекте действий и сохранять в то же время способность воспринимать окружающее.

Многие полагают, что распространенные на Западе медитативные техники представляют собой разновидность сосредоточения. Следует, однако, понимать, что требующая внутренней сосредоточенности медитация закрывает сознание для внешних впечатлений. Другой пример закрытого сосредоточения – ученый, всецело поглощенный объектом исследований и не воспринимающий вследствие этого окружающую действительность. Такая позиция, хотя и дает возможность вникнуть в суть изучаемого предмета, затрудняет его глобальное понимание. Там, где ученый проявляет рассеянность (то есть во всем, что не имеет непосредственного отношения к изучаемой проблеме), мудрец демонстрирует открытую сосредоточенность. Фокусировка внимания, необходимая при обычной сосредоточенности, дорого обходится: вы вынуждены игнорировать все остальные аспекты жизни. Пребывая же в состоянии открытой сосредоточенности, нет нужды жертвовать впечатлениями.

Концентрация фокусирует внимание на внешней форме объекта; размышление позволяет проникнуть в его суть; медитация повышает уровень сознания. Гармоничное объединение грех этих состояний позволяет достичь открытой сосредоточенности, которая требует минимальных энергетических затрат, но сочетает возможность ясно воспринимать окружающую действительность с глубокой сосредоточенностью на объекте внимания. Легко понять, что, обеспечивая эффективность решения текущих задач и адекватность реакции на благоприятные обстоятельства, такое состояние ума в любой ситуации оказывается наиболее выигрышным. Достижению же этого состояния способствуют описываемые ниже упражнения.

 

Наблюдение за самооценкой

 

– Оказать вашей милости помощь в этом деле – величайшая честь для меня, – произнес, поклонившись, Чжи Бо.

Советник Дан обернулся к своему секретарю и спросил:

– Но в полной ли мере ты представляешь трудности, связанные с этим делом?

– Из ваших речей я узнал все необходимое, – ответил Чжи Бо, подобострастно склонившись перед начальником, – вам следует лишь сказать, какой результат является в этом деле наиболее желательным, а я сделаю все возможное для его достижения.

– Даже в том случае, если мои желания навлекут беду на других? – спросил советник Дан.

– Будучи лишь скромным секретарем советника, – ответил Чжи Бо, – я, мой господин, еще и учитель и неплохо разбираюсь в людях. И мне нет нужды встречаться с теми, кого вы упомянули, чтобы составить о них мнение. Ведь их неспособность уберечь вашу милость от затруднений неопровержимо доказывает их вину. Поэтому можно считать, что ущерб, который они понесут вследствие моих действий либо действий кого‑то другого, они причинили себе сами.

– Я знаком с этими людьми, – произнес советник Дан, – и знаю, что они не так уж плохи.

– Разумеется, ваша милость, – согласился Чжи Бо, – позвольте мне посетить их. Вникнув в обстоятельства дела, я смогу доложить…

– Довольно! – вскричал советник Дан. – Способен ли ты оценивать людей, если демонстрируешь все восемь пороков и одержим каждым из четырех зол, служащих извечной преградой человеческим планам?

Обратившись к своему второму секретарю, он произнес:

– Чжан, напомни‑ка этому «знатоку человеческих характеров» то, о чем должен знать всякий стремящийся к самопознанию.

– Слушаюсь, господин советник, – ответил Чжан и стал перечислять: – Вмешательство не в свое дело – признак назойливости. Непрошеные комментарии – признак подобострастия. Раболепное повторение чужого мнения – признак подхалимства. Нежелание отличать добро от зла в угоду собеседнику – признак лести. Злорадное обсуждение чужих изъянов – признак нетерпимости. Нарушение обетов дружбы – признак непостоянства. Плетение интриг с целью причинения зла ближнему – признак злонравия. Готовность присвоить общий успех – признак ненадежности. Эти восемь пороков навлекают беду на окружающих и на того, кто ими обладает. Что же до четырех зол, то вот они: алчность, проявляемая в безрассудном стремлении к богатству; корыстолюбие, проявляемое в желании из всего извлечь пользу и готовности присвоить плоды чужих трудов; упрямство, проявляемое в нежелании исправить даже наиболее очевидные из своих ошибок, и чванливость, проявляемая в благосклонном отношении к льстецам и неприязни к обличителям.

– Итак, – подытожил советник Дан, обращаясь к Чжи Бо, – лишь избавившись от перечисленных зол и пороков, ты оправдаешь свое учительское звание. Ибо, прежде чем судить других, ты должен научиться оценивать себя.

 

Все без исключения оценивают окружающих, однако мало кто способен оценить самого себя. Поразмыслив здраво, можно прийти к выводу, что человек, неспособный к самооценке, не имеет права оценивать других, но мы нечасто вспоминаем об этом. Моральное право судить не дается ни старшинством, ни социальным статусом, хотя многие полагают, будто это право автоматически прилагается к их «положению». К себе, однако, «судьи» редко предъявляют те же требования, что к окружающим.

Те, кто по долгу службы должен судить действия других людей, не могут не замечать парадоксальности ситуации, и многие из них признают, что не уделяют должного внимания оцениванию собственных поступков. Попробуйте вызвать в памяти образы своих соседей, родственников, коллег по работе п случайных знакомых и припомните, сколько времени вы ежедневно тратите на обдумывание их поведения, намерений и поступков. Теперь ответьте на вопрос: сколько времени сегодня потратили вы на то, чтобы подумать о себе?

Без ежедневного оценивания себя невозможно пробудить самоосознание. О том, что это такое, можно говорить, лишь этого достигнув; попытаемся, однако, зайти с другой стороны и описать, как в нашей жизни проявляется отсутствие самоосознания. Например, мы полагаем, что, хотя завтрашний день будет отличаться от сегодняшнего, сами мы останемся неизменными. Между тем внешние изменения, как правило, влекут за собой внутренние, и лишь познав себя, мы способны управлять этими изменениями и обращать их себе во благо. Ведь невозможно ни воспользоваться возможностями, связанными со своими положительными качествами, ни исправить в себе что‑то плохое, не зная о самом существовании этих достоинств и недостатков. При достижении достаточного уровня самоосознания привычный вопрос: «Что сделать, чтобы стать счастливым?» превратится в другой: «Какие поступки я не должен совершать, чтобы не чувствовать себя несчастным?»

То, чем вы являетесь на самом деле, отличается оттого, чем бы вы хотели казаться окружающим; поэтому, оценивая себя, вы не должны опираться на чужое мнение. Не существует лучшего друга и советчика, чем наше истинное «я», Тем не менее мы часто спрашиваем у окружающих: «Как вы полагаете, что мне следует предпринять?» вместо того, чтобы обратиться к себе: «Что я должен сделать в этой ситуации?». Задавайте себе те же вопросы, которые вы поставили бы другому человеку, наблюдая его со стороны. Например, испытывая досаду в связи с невозможностью контролировать ситуацию, спросите себя, почему вы считаете, что ее необходимо контролировать. Если кто‑то раздражает вас тем, что старается, чтобы последнее слово всегда было за ним, спросите себя, отчего это вас так раздражает. Не оттого ли, что вы сами этого хотите?

Самоосознание требует некоторой отстраненности; это позволяет анализировать происходящее не только с вашей точки зрения, но и со стороны. Обычно вы замечаете чьи‑то неосознанные действия (например, когда человек, нервничая, постукивает пальцами по столу). Достигнув определенного уровня самоосознания, вы сможете замечать и контролировать собственные рефлексы. Вначале вы будете удивлены тем, что никогда не замечали их раньше.

Многие, увидев себя в видеозаписи, поражаются тому, насколько их жестикуляция и весь внешний облик отличаются от их собственного представления о себе. Естественно, что и наше поведение воспринимается окружающими совершенно иначе, чем кажется нам. Все это объясняется тем, что мы слишком мало внимания уделяем осознанию самих себя.

Реакции и ответы  

Подобно тому, как нам без труда удается отличить холодное от горячего, мы можем научиться оценивать «температуру» своего внутреннего состояния. Одни ситуации вызывают в нас чувство приятной свежести, другие – обдают жаром. Наблюдая за своим поведением в различных обстоятельствах и в обществе разных людей, можно увидеть, насколько ошибочны наши представления о своей реакции на определенные вещи. Разница между реакцией и ответом состоит в том, что первая не предполагает вашего осознанного участия. Понимать это различие очень важно, поскольку в каждый момент времени вы либо контролируете свое поведение, либо нет. Промежуточного состояния не бывает.

Высокая оценка со стороны окружающих заставляет нас ощущать себя хозяевами положения – ведь мы нужны, ценимы и достойны; при этом мы даем положительный ответ. Напротив, если мы и наши действия окружающими не приемлются, возникает негативная реакция, обусловленная ощущением своей ненужности. И если только мы не осознаем того, что это именно реакция, мы всякий раз будем попросту подавлять источник такого чувства, тем самым позволяя ему воздействовать на нас и впредь. Но стоит нам только осознать это, как у нас в руках окажется средство борьбы со своей реакцией, благодаря которому такие источники станут впредь бессильны. Здесь мы следуем тому известному принципу, что лечению всякой болезни должна предшествовать диагностика. Осознание позволяет нам понять, что, отвергая, мы учимся большему, чем когда что‑то принимаем. Так ракета сохраняет свой курс, потому что оборудована гироскопом, который препятствует движению в неверном направлении.

Непреднамеренная бдительность  

Искусство созерцать – высшая форма самооценки и способности к отвлеченному наблюдению. Истинное созерцание имеет два аспекта. Это, во‑первых, наблюдение за тем, как действия и эмоции других влияют на вас, и во‑вторых – как ваши действия и эмоции сказываются на других. Наблюдая за негативной реакцией окружающих на ваше поведение, вы можете обнаружить, что ее истинные причины – в вашем способе мышления.

Представьте, что вы выкопали идеальную, как вам кажется, яму и, проходя мимо ямы, которую выкопал кто‑то другой, останавливаетесь, чтобы взглянуть на нее. К этой яме у вас более беспристрастное отношение, поскольку выкопали ее не вы. Это и есть ключ к объективности: эмоции, проявляемые вами во втором случае, должны быть перенесены на первый. Любой результат деятельности, в частности яма, является как бы проекцией нашего мышления; поэтому способность беспристрастно судить о том, для чего мы ее выкопали и стоит ли копать дальше, позволяет объективно оценивать свою деятельность и, в случае необходимости, прекратить ее.

Бесстрастное созерцание избавляет наш ум от вредоносных мыслей, подобно тому как заботливая хозяйка освобождает холодильник от просроченных продуктов. Отбрасывая пораженческие настроения, вы обретаете ясность ума, позволяющую правильно ориентироваться в своем внутреннем мире. Чем лучше мы понимаем свой внутренний мир, тем меньший вред может нанести нам окружающая действительность. Осознанное отношение к жизни требует постоянного сосредоточения на ежедневных делах. Сосредоточенность такого рода можно назвать непреднамеренной бдительностью. Она, в свою очередь, предполагает созерцание, соединенное с компонентами следующего ключевого принципа.

 

Сфокусированное внимание

 

После двадцати лет верной службы воин получил в награду участок земли и с энтузиазмом принялся благоустраивать его. Три месяца он расчищал его от камней, засыпал ямы и вырывал сорняки. В долгих и утомительных трудах он утешался мечтами о том, каким удобным и красивым будет его новый дом.

Однажды его работа была прервана появлением человека, представившегося землемером.

– Чем я могу быть вам полезен? – спросил отставной солдат, обрадованный возможностью передохнуть. – Я надеюсь, все в порядке?

– Не уверен, – произнес землемер с несколько озадаченным видом. – Могу ли я поинтересоваться, по чьему разрешению вы обосновались на этом участке?

– Этот участок отдан мне во владение, и я собираюсь строить здесь дом, – гордо ответил солдат.

– Произошло досадное недоразумение, – сказал землемер, сверяясь с планом, – боюсь, что вам принадлежит не этот, а соседний участок.

– Вот так дела, – вздохнул солдат, – выходит, все мои труды пропали даром.

Не мешкая, он перетащил инструменты на соседний участок. Ошибка не привела солдата в уныние, и, удостоверившись, что это уж точно его земля, он вновь принялся за работу.

 

Сосредоточив внимание на скорости движения, мы не преуспеем, если пойдем не по той дороге. Однако часто мы отказываемся признать свою ошибку, упорно продолжая двигаться по неверному пути. Способность к сосредоточению сама по себе ценна; однако чрезмерная сосредоточенность часто мешает вовремя разобраться, на том ли мы участке трудимся. Здесь под «не тем участком» следует понимать любой из соблазнов, отвлекающих нас от самоосознания.

Солдат из притчи был столь поглощен претворением в жизнь своей мечты, что попросту забыл проверить, там ли он трудится. К его чести нужно сказать, что, когда ошибка обнаружилась, он не стал тратить время и энергию на отстаивание своего заблуждения, а без промедления приступил к работе на другом участке. И здесь кроется важнейшая истина: когда человек способен не моргнув глазом принять известие, что вся его работа пошла насмарку, – он находится на пути к самоосознанию. Быстро перенести фокус внимания на то, что действительно нужно делать, – гораздо разумнее, чем упорствовать в заблуждении или тратить время на поиски виновного в своей недальновидности.

Став жертвой обмана и испытывая в связи с этим унижение, мы на самом деле страдаем из‑за того, что происшедшее обнаружило перед всеми наше легковерие. Однако, выказав готовность использовать преподанный урок для того, чтобы избавиться от чрезмерной доверчивости, вы перестаете чувствовать унижение. Увы, в большинстве случаев мы склонны винить не себя, а обстоятельства, тем самым попросту меняя боль от унижения на боль, которую приносят негодование и ярость.

Трудно придумать более действенный способ отвлечь себя от того, что нам действительно хочется делать, чем обвинить в своем восприятии ситуации окружающих и обстоятельства. Преследуемые мыслью о несправедливости случившегося и жаждущие расплаты с виновниками, мы погружаемся в состояние, прямо противоположное открытой сосредоточенности.

Продолжая мысль о сосредоточенности, следует отметить, что наши мысли подобны змее, которая, чтобы двигаться прямо, постоянно извивается из стороны в сторону. Мы не способны длительное время сосредоточиться на предмете, который не увлекает нас. Так происходит потому, что мы в действительности не отдаем себе отчета в том, что именно привлекает наше внимание. Например, школьный учитель утверждает, что ваш ребенок не способен сосредоточиться на излагаемом материале даже в течение двух минут. Однако дома вы наблюдаете, как он часами самозабвенно отдается любимой игре. А дело всего лишь в том, что игра больше увлекает его.

Если вы не в силах в полной мере сосредоточиться на каком‑то предмете, не пытайтесь заставить себя волевым усилием. Просто стоит подумать, отчего этот предмет в недостаточной степени удерживает ваше внимание. Может оказаться, что причина в вашей лености. Если это действительно так, нужно постараться не отрицать, а принять это, ведь сознание, которое честно с самим собой, всегда готово воспринять новые возможности, а тот, кто готов во всем отдавать себе отчет, не сможет их не заметить. Ленивый человек нередко весьма изобретателен, поскольку стремится достичь своих целей ценой наименьших усилий.

Возможно также, что вы не способны сосредоточиться на предмете из‑за того, что потеряли к нему интерес (или не имели вовсе). Часто мы отказываемся с этим согласиться, поскольку тогда нам придется признать, что мы действуем исключительно по обязанности.

Если мы выполняем работу без желания, а только из чувства долга, мы явно «трудимся не на том участке». Иногда в какое‑то предприятие или разработку вложены значительные средства. Однако со временем становится очевидным, что это безнадежное дело. Оказавшись в подобной ситуации, мы часто видим свой долг в том, чтобы, вкладывая деньги и усилия, пытаться исправить положение. Глубокое знание себя позволит вам попять, что это не соответствует вашим желаниям и упорное стремление исправить заведомо безнадежную ситуацию – лишь дань упрямству и гордости. Эти не слишком привлекательные качества часто путают с настойчивостью и решительностью. Не осознавая побудительных мотивов своих действий, мы рискуем оказаться в ловушке.

Достигнув уровня высшего осознания, можно избежать компромиссов, предполагающих выбор удовлетворительного варианта за счет принесения в жертву наилучшего. Смирившись с более или менее устраивающей вас работой, вы по собственной воле отказываетесь от возможности сменить ее на идеальную. Лучший из возможных вариантов привлекает к себе ваше внимание сильнее остальных и потому порождает неизмеримо большую степень сосредоточенности. Так, сосредоточенность на том, чтобы обеспечить семью всем необходимым, нередко мешает сосредоточиться на том, чтобы проводить время с той самой семьей; стремление во что бы то ни стало получить повышение или заключить выгодный контракт может не лучшим образом отразиться на вашем здоровье. И предпочтения здесь, разумеется, зависят от достигнутого нами уровня осознания.

Когда что‑то всецело завладевает вашим вниманием, у вас, как говорится, дела перестают расходиться со словами. И тогда ваше творческое воображение, ваша независимая воля, ваше сознание взаимодействуют гармонично.

 

Непринужденное глубокомыслие

 

Подобно тому как непреднамеренная бдительность – лучший путь к самопознанию, наиболее действенный способ достичь открытой сосредоточенности, соединенной с фокусировкой внимания, – это проявлять непринужденное глубокомыслие. С точки зрения высшего осознания, в этом термине нет противоречия; наоборот, это наиболее естественный и продуктивный способ осмысления действительности. Глубокое непринужденное мышление опирается не столько на наш прошлый опыт, сколько на понимание текущей ситуации. Например, углубленное обдумывание возможной потери работы трудносовместимо с душевным спокойствием, если мы не придадим нашим мыслям необходимую легкость и непринужденность. Такое мышление позволяет видеть в любой потере новую возможность.

Думая о важном для вас предмете, постарайтесь сосредоточиться на чувствах, которые он у вас вызывает. Затем, если предмет действительно важен, интересен для вас и будит воображение, всесторонне обдумайте свои намерения. Если ваши мысли и чувства находятся в согласии, можете действовать, не сомневаясь в успехе.

В противном случае следует выявить обстоятельство, нарушающее гармонию. Например, может оказаться, что вас привлекает не столько участие в каком‑либо деле, сколько польза от этого вашей репутации. Не исключено, что подобные размышления заставят вас пересмотреть свои планы и отказаться от первоначальных намерений. В любом случае, осознав свою потребность в общественном признании, вы сможете мыслить более продуктивно.

Сосредоточиваясь на интересующих вас предметах, следует сочетать углубленность с непринужденностью. Это позволит воспринимать свои действия в совокупности, не теряя при этом из виду сопутствующие обстоятельства, которые также являются неотъемлемой частью решаемых вами задач. Нарушив равновесие в пользу углубленности, вы рискуете погрязнуть в мелочах. С другой стороны, пожертвовав ради непринужденности глубиной, вы можете пропустить что‑то важное. Так, если редактор будет сосредоточиваться только на грамматических ошибках, он упустит из виду изложенные в книге мысли; узколобому судье, озабоченному лишь психологией преступлений, будет некогда задуматься о человеческой природе как таковой; богослов, который поглощен формальной стороной церемоний и ритуалов, забудет об их духовном содержании, а бизнесмен, которого волнует исключительно благополучие пайщиков, перестанет должным образом заботиться об удовлетворении запросов своих клиентов. Ко всему следует подходить с непринужденным глубокомыслием, и это подводит нас к третьему ключевому принципу.

 

Взгляните на свои мысли и поступки со стороны

 

Женщина преодолела долгий путь до провинции Шужа, чтобы спросить совета у тамошнего прославленного мудреца. Встретившись с ним, она сказала:

– Я здесь потому, что мой муж всегда высказывался о вас с величайшим почтением. Надеюсь, он прислушается к вашим словам.

– Человек слышит лишь то, что готов услышать, – ответил мудрец. – Но что за забота заставила тебя проделать столь долгий путь?

– Мой муж – верховный судья, и беда моя в том, что он не перестает быть им ни на секунду, даже в постели. В результате у меня нет ни любовника, ни друга, ни мужа: он не способен думать ни о чем, кроме судейских дел. Я слышала, вы можете заставить человека взглянуть на себя со стороны, поэтому решилась просить вас о помощи. Вы – моя последняя надежда.

– Бывает, – ответил мудрец, – что человеку, будь то ученый или император, не удается сойти с пьедестала, на который он себя возвел. Но я, кажется, знаю, как тебе помочь. Возвращайся домой и передай мужу, что, узнав об уважении, которым удостаивает меня столь знатный господин, я в ближайшее время нанесу ему визит.

Вскоре все узнали о предстоящем визите мудреца. Писцы, отвечая на расспросы взволнованных горожан, упивались чувством собственной значимости: «Разумеется, мудрец не удостоил бы визитом нашего господина, не будь он столь выдающимся человеком».

Как‑то у городских ворот появился незнакомец, желающий видеть верховного судью. В течение часа это известие облетело город, и к дому судьи стали стекаться горожане.

Но их ждало разочарование. Оказалось, что мудрец послал впереди себя человека с тем, чтобы он задал судье четыре вопроса. На каждый из вопросов судья должен ответить неправильно. «Вот так испытание, – подумал судья. – Однако мне вряд ли стоит бояться: что может быть проще, чем дать неверный ответ». Вслух же он произнес:

– Задавай свои вопросы и скорее беги за господином, которого все мы жаждем увидеть. Если же я не справлюсь с этим испытанием, я дам тебе десять золотых монет.

Человек спросил:

– Откуда вы родом?

Судья ответил, подмигивая присутствующим:

– Из провинции Чжао.

Это было неправдой, поскольку он всегда жил в провинции Шужа. Посланец задал следующий вопрос:

– Как давно вы здесь живете?

– Несколько недель, – под всеобщий хохот ответил судья, ни разу не покидавший родной провинции.

Третий вопрос был таким:

– Ваш суд – самый гуманный и справедливый во всей провинции, не так ли?

– Вовсе нет! Хуже его нет во всем Китае! – ответил судья и вновь прошел испытание.

– Вы вполне оправдываете славу о своей чрезвычайной осмотрительности и уверенно движетесь к победе, – сказал посланец. – Не напомните ли, сколько вопросов я успел вам задать?

– Ты задал три и остался еще один. Если и на него я не дам правильного ответа, то пройду испытание, придуманное твоим хозяином.

– Будьте все свидетелями, – сказал человек, – судья не выдержал испытание! Он ответил правильно на четвертый вопрос. Видите, даже великие судьи могут утратить осмотрительность, и тогда они проигрывают.

Это был сокрушительный удар по самолюбию судьи. Настала мертвая тишина, и судья вдруг увидел происшедшее как бы со стороны. Превратившись из жертвы в свидетеля, он осознал абсурдность и фальшь личности, принимаемой им до этого за свое истинное «я». Эта нелепая личность, оказывается, просто не могла существовать без должности и показного уважения окружающих. Вечером он почувствовал, что с его плеч свалилась тяжкая ноша. И впервые увидел радость на лице жены.

 

Эта история иллюстрирует один из самых важных аспектов самореализации – способность беспристрастно свидетельствовать о себе, избегая всякого суждения. Каждому из нас предоставляются неограниченные возможности, но мы не замечаем их, поскольку слишком заняты тем, что судим других. Ключ от самореализации вложен в нашу руку, нам осталось лишь провернуть его в замочной скважине, и сделать это можно с помощью медитации.

Полураздетый человек, скрестив ноги сидящий поддеревом и бормочущий что‑то невразумительное, – миллионы людей были отвращены от занятий медитацией этим карикатурным образом. Не следует отождествлять медитацию с религиозными предрассудками или психическими отклонениями. Медитация – наиболее захватывающее приключение из всех, доступных человеческому сознанию. По существу, состояние полного осознания представляет собой разновидность медитации.

Медитация позволяет взглянуть на собственные поступки и мысли как бы со стороны. Таким образом, мы приближаемся к точке зрения непредвзятого свидетеля. Во время медитации важны не совершаемые действия, а новое качество, которое она им придает. Прогуливаясь или пребывая в неподвижности, бегая трусцой или плавая, мы не перестаем медитировать, если сознание остается при этом активным. Распространено мнение, будто занятия медитацией сопряжены с обязательными ритуалами, предписывающими в определенное время оборачиваться лицом на Восток, воскурять благовония, повторять мантры и т. д. Между тем медитация не только не имеет ничего общего с ритуализацией, но является полной ей противоположностью, поскольку цель медитирования – развитие восприимчивости. И пока вы остаетесь восприимчивы, медитацией может быть любая деятельность.

Овладение медитацией требует скачкообразного сдвига в сознании. Это не искусство и не наука; только настойчивость является необходимым и достаточным условием для овладения способностью медитировать. В этом медитация подобна обучению езде на велосипеде или плаванию: преодолев первоначальные трудности, мы воспринимаем эти навыки как естественные. Более того, они не утрачиваются, даже если мы подолгу в них не упражняемся. Хотя регулярность занятий существенно влияет на результат, наиболее важен в обучении тот качественный скачок, который происходит, когда мы начинаем чувствовать, как удерживать равновесие на велосипеде или держаться на воде. Правда, в последнем случае следует говорить скорее о восстановлении, нежели о приобретении навыков, ибо мы – прирожденные пловцы, и каждому из нас в раннем детстве плавание давалось без труда. Утрата способности к плаванию объясняется исключительно боязнью воды, внушенной нам позднее.

Чтобы научиться медитации, рекомендуется использовать одну из множества техник, оттачивавшихся в течение тысячелетий. Чтобы выбрать технику, отвечающую вашим индивидуальным склонностям, используйте метод проб и ошибок: опробовав очередную технику в течение нескольких дней и удостоверившись, что она «не срабатывает», переходите к следующей.

Пока вы не овладеете начальными навыками, медитация будет требовать от вас определенных усилий; в дальнейшем она станет такой же естественной и непринужденной, как дыхание. Апофеозом обучения медитации становится момент, когда вы достигаете полного расслабления. Тогда‑то вы и становитесь свидетелем: абстрагировавшись от своих мыслей и поступков, вы уже не думаете о них, но лишь их осознаете.

Примером такого осознания является способность увидеть нечто во всей его полноте. Рассматривая предмет или человека, мы не видим его целиком: нашему восприятию доступны лишь отдельные его части. Попробуйте вызвать в сознании образ вазы с фруктами. Сначала ваш взгляд скользит по вазе, перемещаясь затем на то, что в ней находится. Усилием сознания составные части объединяются, создавая целостный образ. Попробуйте проделать это с каким‑либо объектом, например с висящей на стене картиной. Обратите внимание та то, как ваш взгляд скачкообразно движется по картине. Затем выберите момент для того, чтобы увидеть картину целиком, не дробя ее на части. Пусть в этот момент взгляд замрет. Перестаньте думать; забудьте о художественных достоинствах полотна или о материале, из которого сделана рамка, – вы должны видеть только форму.

Удерживайте в сознании этот цельный образ, и спустя несколько мгновений вы начнете осознавать самого себя, ведь теперь вы не позволяете своему взгляду устремиться на что‑то внешнее. Вы воспринимаете образ как целое, поэтому не отвлекаетесь на части. Но поскольку взгляд без движения не может, он устремляется внутрь. Настанет момент, когда вы осознаете себя смотрящим на картину. Это и называется быть свидетелем, а не судьей. Опыт истинно непредвзятого самосознания не имеет аналогов и не сравним ни с какими впечатлениями.

Основы медитации  

Если вы новичок, то для первых занятий вам потребуется спокойное место и достаточно времени. Дальнейшая практика убедит вас, что полчаса в сутки, уделяемые медитации, больше значат для вашего состояния, чем сон, хотя в это трудно поверить. Поскольку весьма желательным условием для погружения в медитацию является спокойное состояние духа и уединение, поначалу имеет смысл заниматься ею ранним утром. Групповая медитация возможна лишь в том случае, если все медитирующие объединены истинным желанием усовершенствовать свой уровень осознания; в противном случае присутствие посторонних послужит отвлекающим фактором. Впоследствии, овладев техникой медитации, вы сможете медитировать в любых условиях, не опасаясь отвлечься.

Если вы собираетесь медитировать без движения, сядьте так, чтобы забыть о своем теле, – только так вы сможете чувствовать себя удобно. Спину желательно держать прямо: горизонтальное положение вызывает сонливость. Многие медитируют в йоговской позе со скрещенными ногами; однако такая поза приемлема лишь в том случае, если вы чувствуете себя в ней удобно. На Востоке люди приучены сидеть в такой позе с детских лет, поэтому там она считается наиболее естественной. Уроженцы же Запада чаще всего к ней непривычны. Им подойдет любая сидячая поза, если только поддерживать спину прямой, а голову в состоянии устойчивого равновесия. Хотя древние восточные техники медитации разрабатывались без учета особенностей восприятия, свойственных представителям западных культур, две из них принято считать наиболее универсальными и действенными. Они доступны каждому, независимо от возраста, характера и образа жизни.

 

Випассана

 

Эта техника медитации позволила достичь уровня высшего осознания большему количеству людей, чем какая‑либо иная. Она столь проста, что овладеть ею может даже маленький ребенок. Более того, дети, не отягощенные, в отличие от взрослых, предрассудками, часто достигают в ней больших успехов.

Поскольку отсутствие внешних раздражителей не является необходимым условием для випассаны, она особенно привлекательна для новичков. Выбор разновидности випассаны определяется исключительно вашими предпочтениями. Ниже описаны две из них: в первой объектом вашего внимания является дыхание, во второй – соприкосновение подошв с поверхностью земли.

Дыхание  

Примите позу, позволяющую находиться в расслабленном состоянии тридцать минут. Держите голову высоко, а спину прямо. Закройте глаза и дышите ровно. Дыхание – брюшное, т. е. движется только живот, а грудь остается неподвижной. Вы можете поупражняться в таком дыхании, лежа на полу и приложив руку к животу на уровне пупка. Если живот при дыхании ощутимо смещается вверх и вниз, значит, вы дышите правильно. Все ваше внимание должно быть сосредоточено на движении живота в процессе дыхания.

Если что‑то – мысли, чувства или ощущения – мешает сосредоточиться, постарайтесь избавиться от них и вновь сосредоточиться на процессе дыхания. Помните, что важен не объект вашего сосредоточения, а само сосредоточение. Все беспокоящие вас проблемы должны предстать перед вашим внутренним взором кораблями, едва заметными на горизонте. Не отождествляйте себя с ними: ведь сказав себе «это – мой корабль», вы будете чувствовать беспокойство даже после того, как он скроется за горизонтом, а это помешает вам сосредоточиться на процессе дыхания. При появлении каких‑либо негативных мыслей не следует их изгонять. Просто отстранитесь от них и дайте им возможность уйти.

Тело, сознание и настроение  

Эта форма випассаны практикуется при неторопливой прогулке. Центром внимания должно быть соприкосновение подошв с землей. Вы можете прогуливаться как в помещении, так и под открытым небом, ходить по кругу либо по прямой линии, делая от десяти до пятнадцати шагов в каждую сторону. Во время ходьбы сосредоточьте внимание на ступнях, соприкасающихся с землей. Старайтесь при этом не отвлекаться, чтобы ничто не мешало вашему сосредоточению. Продолжительность медитативной прогулки – от двадцати до тридцати минут.

Дзадзэн  

Дзэн‑буддийские медитаторы не делают вообще ничего. Они просто сидят. Не делать абсолютно ничего довольно сложно, но и один прекрасный момент в вашем сознании случится некий сдвиг, и начнут происходить самые различные вещи. В течение нескольких недель, а то и месяцев вам придется бороться с мыслями, противящимися абсурдности подобного времяпрепровождения: «Ведь эти полчаса можно употребить на какое‑нибудь полезное дело или развлечение».

Сознание сделает все возможное, чтобы отвлечь вас от спокойного сидения. Непреодолимо будет хотеться подвигаться пли, поддавшись искушению, сделать какое‑нибудь дело. Но проявив определенную настойчивость, вы добьетесь того, что на вас снизойдет чувство умиротворенности и покоя. Вы ощутите единство с Богом и Истиной.

Дзэн‑буддийской медитацией можно заниматься везде, где нет отвлекающих факторов. Лучше всего на тридцать минут принять удобное сидячее положение перед голой стеной. В данном случае удобное положение очень важно: ведь тело и сознание находятся в тесной энергетической взаимосвязи, поэтому неподвижность располагает к внутренней тишине. Держите веки полузакрытыми, успокойте дыхание, и пусть ваш расслабленный взгляд покоится на стене. Распрямите спину, вложите одну руку в другую и соедините большие пальцы. Постарайтесь сосредоточить внимание на точке, находящейся за центром лба в области шишковидной железы, но не концентрируйтесь на ней. В каждый момент медитации сочетайте расслабленность с восприимчивостью.

Станьте просветленным  

Усилия, которых на начальном этапе требует овладение медитацией, многократно вознаграждаются последующими результатами. Ключ к успеху в овладении всякой техникой медитации – настойчивость и осознание невозможности достижения мгновенного результата. Борясь с нетерпением достичь скорейших результатов, следует напоминать себе, что медитация по своей сути не направлена на достижение определенной цели. Проявляя нетерпение, мы вступаем в борьбу, а избавляясь от него – выигрываем время, чтобы собрать урожай. Истину невозможно взять штурмом; овладеть истиной может лишь тот, кто готов добровольно отдать себя в ее власть.

Ничто в мире не способно столь же благотворно повлиять на неуправляемый, неупорядоченный разум, как медитация. Способность контролировать сознание – ключ к успеху во всех областях человеческой жизни. Но нет ли здесь внутреннего противоречия? Ведь согласно общепринятому мнению и всему нашему жизненному опыту, сознание не подается контролю, поскольку само является высшим руководителем! Попробуйте представить себя ночным сторожем, чья задача – отпугивать воров светом фонаря. Деструктивные мысли подобны таким порам, страшащимся попасть в луч вашего внимания. По мере того как вы совершенствуетесь в «сторожевом» мастерстве, растет и мощность вашего фонаря; в конце концов вы сами сливаетесь с потоком обличительного света. Таков смысл понятия «просветление» – быть заодно со Светом. Заодно с Истиной.

 

Расслабленное напряжение

 

Наблюдение себя через самооценку, концентрация внимания с помощью техники открытого сосредоточения, умение при помощи медитации воспринимать свои мысли и действия как бы со стороны являются компонентами особого состояния сознания, которое можно было бы назвать расслабленным напряжением. В этом случае, опять‑таки, противоречивость определения является лишь кажущейся: сознание, достигшее определенного уровня развития, легко примиряет несовместимые качества, трактуя их как взаимодополняющие энергии. Концентрация – сама по себе ключ к успеху. Чем в большей степени вы сосредоточены на своих действиях, тем интенсивнее живете настоящим. Сосредоточенность защищает вас от факторов, отвлекающих от реальности. Такие отвлекающие факторы – непримиримые враги вашего осознания.

Повышение уровня концентрации позволяет достичь большей гибкости в распределении и использовании нервной энергии. Но высшая ценность концентрации – в том, что она позволяет вам занять позицию стороннего наблюдателя, который может непредвзято судить обо всех сторонах вашей жизни. Необходимым условием достижения подобного состояния является расслабленность, сочетающаяся с напряжением, позволяющим фокусировать энергию. Медитация предполагает внутреннее спокойствие и внешнее бездействие; сосредоточенность же предполагает внутреннее и внешнее напряжение и действие. Объединенные в одно целое, эти противоположности составляют то, что мы называем расслабленным напряжением.

Действие через бездействие и совершение поступков путем воздержания от них – ключевые понятия древнейших философских учений. Противоположности, дополняя друг друга, увеличивают крепость целого. Если концентрация предполагает сосредоточение сознания на форме, а созерцание – на идее, то медитация – это повышение уровня сознания. Внимание, регулярно уделяемое каждой из этих техник, позволит достичь просветления, охватывающего все ваши мысли и поступки.

Слабым местом обычного сознания является его замкнутость исключительно на внешних обстоятельствах. Обращаясь же вглубь себя, мы начинаем осознавать, что внешние обстоятельства являются не более чем отражением внутреннего состояния. Рассматривая жизненные проблемы с такой точки зрения, мы перестаем страшиться неопределенности и учимся различать возможности, скрытые в потоке изменчивых ситуаций.

 

Свиток седьмой: Подстрелите обезьянку!

 

 

Секрет освобождения от отвлекающего вмешательства эго

 

Как‑то раз Чжан отправился на званый обед, не сменив повседневного платья. Он был принят не слишком учтиво и с плохо скрываемым презрением. Никто не обращал на него внимания, а слуги не замечали его пустой тарелки. Улучив момент, Чжан сходил домой и надел платье из тонкого шелка и дорогие украшения. В таком виде он был встречен очень радушно. Присутствующие спешили выразить ему свое почтение. Когда Чжана усадили на лучшее место, а слуги наполнили его тарелку изысканными кушаньями, он, к удивлению присутствующих, встал из‑за стола и снял свой дорогой халат. Положив его на стол, Чжан сказал:

– Угощайтесь, мой господин.

– Что это вы делаете? – в крайнем недоумении спросил кто‑то из присутствующих.

– Воздаю почести своему платью. Вы ведь цените его больше, чем меня.

 

Ту часть личности, которая обеспокоена тем, что мы делаем, кем являемся, как выглядим и что имеем, принято называть эго человека. Важно понимать, что оно существует не как объективная реальность, а как идея, определяющая способ мышления и устанавливающая границы возможностям. Существование эго обусловлено ощущением изолированности и противопоставлением себя окружающим. Мы подсознательно считаем себя непохожими на других и более значительными, чем остальные.

Из двух начал, составляющих личность человека, эго – низшее начало. Оно вынуждает нас придавать слишком большое значение внешним атрибутам и вести себя таким образом, чтобы производить на окружающих как можно лучшее впечатление. Таким образом, с различными людьми мы ведем себя по‑разному, не усматривая в подобном двуличии ничего зазорного (оценивая этичность поступков, эго всегда трактует универсальные нравственные законы в свою пользу).

Характеристики эго определяются нашими мыслями и поступками; оно представляет собой совокупность наших воспоминаний, привычек, суждений и реакций на внешние обстоятельства. Это делает его полезным инструментом, однако, слишком доверяясь ему, мы позволяем поработить себя. Эго – лишь искаженное отражение высшего начала в нашем сознании, и отождествлять себя с ним было бы губительной ошибкой.

Самореализация предполагает последовательное очищение нашего высшего начала от наслоений низшего. Для того, чтобы наиболее полно реализовать свой потенциал, необходимо избавиться от сковывающей опеки эго ради более тесной взаимосвязи с духовной компонентой. Пользуясь нашими слабостями, эго обещает надежную защиту от внешних опасностей. Пребывая в неведении относительно обманчивой природы этого покровительства, человек становится своим злейшим врагом.

 

Оказавшись в центре внимания, Чжан рассказал собравшимся историю о знаменитом мудреце, к которому из самых отдаленных уголков Поднебесной стекались посетители, ищущие решения своих проблем.

Однажды к нему пришел уставший человек с громоздкой доской, на которой крупными иероглифами было написано: «Я – очень важный человек, который всегда знает, что делает».

– Моя проблема, которую я надеюсь решить с вашей помощью, – сказал мудрецу посетитель, – состоит в том, что из‑за необходимости носить с собой эту доску я терплю крайние неудобства. Пожалуйста, научи меня более совершенному способу ее транспортировки.

– Боюсь, иного способа не существует, – ответил мудрец. – Но почему бы тебе не оставить ее, продолжив путь налегке? Ведь при этом ты приобрел бы больше, нежели утратил.

Прервав мудреца, посетитель решительно отрезал:

– Ты, я вижу, не способен понять ценности этой доски, благодаря которой я приобретаю друзей, славу и деньги! Видя эту надпись, люди верят ей. Что же ты за мудрец, если не понимаешь таких простых вещей? Я настолько привык к этой доске, что не мыслю жизни без нее. Все, чего я хочу, – научиться носить ее таким образом, чтобы она не была мне в тягость. Однако, – продолжил посетитель, – я, очевидно, обратился не по адресу. Не слишком ли преувеличила твою мудрость людская молва?

С этими словами посетитель развернулся и поплелся прочь, сгибаясь под тяжестью своей ноши.

Окончив рассказ, Чжан обратился к слушателям:

– Тот, кто довольствуется столь малым в себе, зачастую слишком требователен к другим; тот, кто до краев полон собой, чаще других оказывается пустым. Нет несноснее человека, чем тот, кто считает себя носителем истины. В особенности он неприятен для того, – тут Чжан лукаво улыбнулся, – кто действительно посвящен в нее.

 

У истоков жизненного преуспевания стоит обретение контроля над эго. Первый шаг в победе над эго – осознание добровольного рабства, в котором вы пребываете, подчиняясь его требованиям. Затем необходимо освободиться от привычки производить впечатление на окружающих, поскольку именно она лежит в основе множества поступков, совершаемых из стремления к безопасности и упрочению общественного положения. Как неопровержимо свидетельствует опыт, единственным результатом этих поступков является бесцельная трата энергии; однако желание произвести впечатление на окружающих побуждает приобретать новый автомобиль или дом, проводить отпуск на престижном курорте. На первый взгляд, такие мысли обусловлены заботой о нашем благе и безопасности, но далеко не все, что сулит определенные выгоды в ближайшем будущем, оказывается столь же оправданным в долговременной перспективе.

Одна из опасностей подчинения эго – его ненасытность. Выполняя все его указания, мы, тем не менее, не продвигаемся вперед ни на шаг, поскольку всякая выполненная задача вызывает немедленную постановку следующей. Неуемность своих аппетитов эго оправдывает заботой о нашей безопасности, социальном статусе и необходимостью соответствовать ожиданиям окружающих. Если вы упираетесь, оно нашептывает мысль о том, что успех обойдет вас стороной.

Эго требует, чтобы все выдвигаемые им требования были выполнены немедленно. При этом оно не имеет прямого отношения к реальности настоящего: ведь его иллюзорная власть над прошлым и будущим проявляется во внушаемых им представлениях о том, чему следовало бы случиться ранее и что должно произойти потом. Свою неудовлетворенность эго сообщает в виде навязчивых внушений о том, сколь несправедлив к нам мир. Поэтому, подчиняясь власти эго, вы все сильнее ощущаете свою незащищенность, извращаете свою сущность и безнадежно пытаетесь заполнить углубляющуюся внутреннюю пустоту.

Эго столь умело аргументирует свою благонамеренность, что распознать в нем враждебную силу непросто. Но, осознав фальшивую подоплеку его намерений, можно обратить эту силу себе во благо. Контролировать эго помогут следующие четыре принципа с достаточно парадоксальными названиями: принцип рассеянного внимания; принцип разделенного единства; принцип упрощенной сложности и принцип любви, преодолевающей страх.

 

Рассеянное внимание

 

Однажды Чжан спросил у властителя царства Вэй:

– Ваше величество, случалось ли вам наблюдать резвящихся в древесных кронах обезьянок? Прыгающие по верхушкам кедров и амфорных деревьев, они столь резвы и увертливы, что даже знаменитые стрелки И и Пэн Нэн не смогли бы в них попасть! Но когда им хочется полакомиться спелой шелковицей, куманикой или боярышником, обезьянки спускаются на землю, и вся их бойкость куда‑то исчезает. Они пугливо озираются по сторонам, а движения их становятся замедленными и осторожными. То есть, оказавшись в непривычных условиях, обезьянки теряют возможность реализовать свои способности. То же происходит и с человеком. То, что представляется ему выгодным и сулит безопасность, в действительности лишь отвлекает от полного осуществления возможностей.

– Мне понравилась твоя притча, – сказал властитель. – Обезьянка представляется мне олицетворением зловредной стороны нашего «я». Отказавшись от своей истинной природы, мы вынуждены измышлять новое; а измыслив – цепляться за него с безнадежным отчаянием падающего в бездну.

– Именно так! – воскликнул Чжан. – Пользуясь неведением человека относительно его истинного «я», выдуманная личность поддерживает иллюзию жизнеспособности, прибегая к убедительной, хотя и пустой болтовне…

– И эта болтовня, – продолжил властитель, – которую следовало бы пропускать мимо ушей, отравляет сердце. Непрестанный поток мыслей – то докучливых, то сладостных – увещевает и запугивает нас. Ложное «я» пытается внушить, будто печется исключительно о нашей безопасности и душевном спокойствии.

– Как же избавиться от назойливого и фальшивого «я»?

– Очевидно, следует прилежно развивать те стороны сознания, которые, избавив нас от несносных «обезьянок», позволят проявиться нашей истинной сути.

– Хорошо сказано, мой господин, ибо только так и можно избавиться от этой воображаемой силы, которая делает нас бессильными.

 

Как психологические теории, так и идеи, внушаемые нам в детстве, основываются на том, что в современном мире с его жесткой конкурентной борьбой невозможно преуспеть без развитого эго. «Неважно, насколько ты хорош, гораздо важнее хорошо выглядеть на фоне других!» Подобные внушения воспитателей, ориентирующих соизмерять успех не столько с заложенными в нас возможностями, сколько с успехами окружающих, приводят к тому, что уже на самых ранних этапах формирования личности мы приучаемся угождать требованиям эго.

Современное общество предполагает преимущественное развитие конкурентных, соревновательных аспектов характера, даже если это вредит творческим способностям. В наше время нечасто приходится услышать от наставника: «Он талантливый ученик, раз превзошел учителя». Вместо этого чтобы не возникло и тени сомнений в его компетентности, он скажет так: «Всему, что он знает, его научил я». Актер, упомянутый в афише вслед за своим молодым протеже, готов считать того Брутом. Новоиспеченный директор не успокоится до тех пор, пока его офис, квартира, автомобиль и объем расходов не будут соответствовать его новому социальному статусу. Преувеличенное внимание к внешним атрибутам преуспевания приводит к непродуктивной трате энергии и препятствует реализации потенциала.

Хотя отдельные элементы эго помогают добиться успеха, слишком прислушиваясь к нашептываниям эго, можно стать рабом успеха. Одержимое преуспеванием сознание разрушает себя.

Безусловно, спасительный рецепт здесь – делать то, что важно, а не то, что срочно, вот только сперва нужно определить, а что же в нашей жизни важно. Наше ненасытное эго подобно всепоглощающей и непрерывно разрастающейся внутренней пустоте. Стремясь заполнить ее, мы готовы поддаться любым внушениям, даже если они не совпадают с истинными ценностями. Так, стремление получить награду за выполненную работу отвлекает от выполнения этой работы. стремление удостоиться похвалы и общественного признания, быть причисленным к элите – все это отвлекающие факторы, которые мешают нам во всей полноте проявить свои способности.

Вознаграждение, безусловно, является важным побудительным мотивом, однако ни в коем случае не должно становиться единственной целью. Дрессированные обезьянки, используемые для сбора орехов с высоких кокосовых пальм, вскоре охладевают к однообразной работе и пытаются от нее отказаться. Но при этом они продолжают требовать привычную награду, поскольку считают, что по‑прежнему имеют на нее право. Это наблюдение относится также и к человеку: ведь и мы противимся занятиям, не вызывающим у нас искреннего интереса. Однако низшее начало нашего сознания внушает нам, что должность и общественное положение дают нам безусловное право на вознаграждение. Человек, находящийся во власти собственного эго, всегда пребывает в уверенности, что лишение вознаграждения является нарушением его законных прав.

Из всех этапов выращивания урожая самолюбивое эго заинтересовано лишь в сборе плодов. Представьте себе двух работников, претендующих на повышение зарплаты. У первого – высшее образование, но отсутствует практический опыт; второй опытен, но у него нет теоретической подготовки. Если эго первого считает единственно значимым образование и отказывается признавать важность практического опыта, то эго второго придерживается прямо противоположного взгляда. При этом каждый из них претендует на наивысшее вознаграждение, как если бы обладал обоими качествами: первому в университете внушили, что он готов к ответственной руководящей работе, второй же считает, что практический опыт дает ему преимущество.

Находясь под влиянием эго, мы не считаем несправедливым получать высокое вознаграждение за малые заслуги. Более того, всякое вознаграждение кажется нам недостаточным.

Эго вынуждает нас сосредоточиваться на том, что мы можем иметь, а не на том, кем можем стать. В результате владение чем‑либо кажется важнее обязанности что‑то для этого делать, а право что‑то делать – важнее необходимости кем‑то для этого являться. Эго измышляет для нас ложную индивидуальность, составляя ее из должности, звания и имущества. Поэтому всегда легче ответить на вопрос, что можно было бы сделать с неожиданно выигранным миллионом фунтов стерлингов, нежели решить, кем при этом можно было бы стать. Разумеется, в честолюбии как таковом нет ничего дурного; более того, оно необходимо для выживания. Чего, однако, нельзя сказать о честолюбии болезненном, которое заставляет нас постоянно сравнивать себя с окружающими и заботиться о предъявлении как можно более убедительных формальных свидетельств своего успеха.

Позволив себе всецело сосредоточиться на удовлетворении требований эго, мы поневоле погрязаем в мелочах. Образно говоря, мы столь жадно следим за трюками обезьянки, что не слышим мелодии шарманки. Это объясняет, отчего столь многие сходят в могилу, не исполнив главной симфонии своей жизни. Давая себя закружить бесконечному хороводу меркантильных интересов, мы бесцельно растрачиваем время и энергию, необходимые для достижения действительно важных жизненных целей. Между тем история содержит немало примеров, свидетельствующих, что великие люди снисходительно относились к мнению окружающих, а житейские мелочи воспринимали философски. Вспомним хотя бы сгоревшие лепешки короля Альфреда и невидящий глаз адмирала Нельсона[3]. Болезненную восприимчивость к случайным замечаниям окружающих, потакание вздорным капризам собственного эго и одержимость иными подобными мелочами жизни ни в коем случае не следует путать с методичностью, свидетельствующей о стремлении во всем добиваться совершенства.

Выполняя чье‑либо поручение, задумайтесь, почему вы на это согласились; совершая покупку, подумайте об истинных мотивах этого. Желая заслужить признание окружающих, представьте себе свои чувства, если вы его не получите. Действительно ли это поставит под угрозу ваше положение? Повод ли это к тому, чтобы считать себя обманутым или несправедливо обойденным вниманием? Считаете ли вы, что ваш престиж может пострадать из‑за того, что секретарь не забронировал вам билеты бизнес‑класса? Думаете ли вы, что великие люди прошлого проявляли такую же озабоченность житейскими мелочами, какая свойственна вам? Насколько вас заботит мнение окружающих? Чувствуете ли вы в себе силы противостоять порабощающему влиянию собственного эго, внушения которого заставляют вас забыть о возвышенных жизненных целях? Древняя мудрость не случайно сравнивает низшее начало сознания с пламенем: на него приятно смотреть, но, подойдя к нему слишком близко, можно обжечься.

Осознание пагубности стремления к престижным атрибутам и иным второстепенным целям – важный шаг на пути к преодолению власти эго. Совершая этот шаг, мы подключаем силы, лежащие вне пределов нашего «я». Тот, кто не способен управлять своим эго, вынужден играть унизительную роль его слуги. Подчинив же эго своему сознанию, мы служим не только себе, но и окружающим. Излагаемый ниже очередной ключевой принцип объясняет, каким образом взаимоотношения с окружающими могут благоприятствовать достижению общего успеха.

 

Разделенное единство

 

Глубоко опечаленный исчезновением единственного сына отец в течение нескольких лет тщетно пытался его найти. Убедившись в безрезультатности поисков, он прекратил их, решив положиться на судьбу. Выстроив в одном из городов прекрасный дворец, он поселился в нем.

Много лет назад его сын, мечтая об увлекательных приключениях, ушел из отчего дома с группой бродяг. Свыкнувшись с их образом жизни, он вскоре совершенно забыл о своем высоком происхождении и сам стал бродягой, добывающим на пропитание случайной поденной работой.

Однажды случай привел его в тот самый город, где поселился отец. Увидев дворец, он решил узнать, не найдется ли для него работы. Но величественная осанка хозяина, прогуливающегося по террасе, не оставляла сомнений в том, что такого оборванца не пустят даже на порог. Он уже уходил, когда отец разглядел сына в толпе и преисполненный радости приказал своим вельможам привести его. Но сын, заметив, что к нему направляются два хорошо одетых господина, убежал в направлении городских трущоб. Он решил, что его собираются в чем‑то обвинить и бросить в тюрьму.

Отец, наблюдавший эту сцену, решил впредь действовать иначе. Он приказал двум другим своим приближенным одеться в ветхое тряпье и отправиться в трущобы. Там они должны были разыскать беглеца и, разговорившись с ним, как бы невзначай сказать о том, что во дворце сейчас требуется работник. План удался, и вскоре сын расчищал окрестности дворца от сухой травы. Он постепенно привыкал к своему новому положению и вскоре даже стал ночевать в скромной пристройке. Чтобы не смущать сына своим дорогим платьем, отцу приходилось одеваться в простую одежду и в таком виде давать ему указания.

Прилежно трудившийся сын получал все новые обязанности. Настал день, когда ему была предложена должность управляющего. Но поскольку он по‑прежнему робел при виде своего господина и благодетеля, отцу пришлось потратить немало времени, чтобы наладить с сыном дружеские отношения.

Когда отец почувствовал приближение смерти, он созвал подданных и объявил им, что нищий бродяга, а ныне управляющий – его вновь обретенный родной сын и законный наследник. Узнав истину, сын был поражен тем, что заблуждения так долго заставляли его чувствовать себя недостойным.

 

Отец олицетворяет в этой притче наше истинное «я», а сын – эго. Она показывает, как мы по неведению добровольно изолируем себя от того, с чем составляем единое целое. Эта история, похожая на множество народных сказок, герои которых после тяжких лишений и скитаний на чужбине вновь обретают отчий дом, иллюстрирует путь человеческого сознания от разобщенности к целостности. Степень отчуждения от окружающей действительности определяется тем, как далеко мы удалились от своего настоящего дома и насколько прочно мирская суета и мысли о хлебе насущном заставили нас забыть о причастности к сказочным богатствам, унаследованным при рождении.

Поддаваясь ошибочным внушениям о своей изолированности, мы изыскиваем для удовлетворения привычных нужд внешние средства. Однако неизбежно наступает время, когда мы ощущаем притяжение, влекущее нас к тому, частью чего, несмотря на все заблуждения, мы являемся с момента появления на свет. Но воссоединению должен предшествовать трудный период расчистки сознания от груд ненужного хлама – самообмана, предрассудков, фобий и ложных страхов. Высшее начало нашего «я», сознающее причастность к единому целому, продвигает нас вперед не быстрее, чем позволяет эго. Как показано в притче, форсирование событий может лишь отсрочить достижение успеха. Являясь неотъемлемой частью нашего «я», эго не может быть разрушено; однако оно может и должно подчиняться нам.

Смерть отца и осознание сыном своего настоящего естества олицетворяет окончание разъединения между истинным «я» и эго. Сын преодолевает ранее сковывавшие его искусственные ограничения и перестает ощущать свою неполноценность, поскольку отеческая забота должным образом подготовила его к восприятию истины, последовательно проведя через все необходимые подготовительные этапы. Научившись управлять дворцовым хозяйством, сын наконец смог объединить разобщенные части личности.

Из‑за склонности эго беспрерывно лгать самому себе, окружающим и той личности, которая себя с ним отождествляет, убедить его в том, что его отчужденность илллюзорна, становится достаточно сложной задачей. Просветление предполагает осознание единства с тем, что нас окружает. Но для эго представление о неделимой сущности Вселенной неприемлемо, поскольку колеблет три главные опоры эгоизма: Я, Мне и Мое. Эгоизм – это убежденность в том, что личность, с которой Я себя отождествляю, превосходит остальных и, стало быть, Я имею право подходить к другим со своими мерками; Я лучше других могу судить о чужих изъянах; того же, что касается моих собственных недостатков, Яне знаю и знать не хочу. Эгоизм – это Я, Я и еще раз Я.

Нашим врагом является не само эго, представляющее неотъемлемую часть сознания, но проявляемый им эгоизм, стремящийся сделать нас чем‑то отдельным и изолированным. Это тот самый клей, который не дает нам оторваться от самих себя. Эгоист – не тот, кто слишком много думает о себе, а тот, кто недостаточно думает о других. За фасадом мании величия эгоист скрывает комплекс неполноценности.

Вместо того чтобы разбираться в людях и служить им, эгоисты предпочитают ими манипулировать, проявляя к ним потребительское, эксплуататорское отношение. Вместо сотрудничества эгоисты избирают путь соперничества; беспроигрышным ситуациям они предпочитают такие, в которых выигрыш достается только им. Эгоисты стремятся урвать кусок, при этом вовсе не желая, чтобы другие преуспевали не хуже их. В центре внимания эгоиста – всегда его низменное эго, а не истинное «я».

Чем меньший мы проявляем эгоизм, тем гармоничнее становятся наши отношения с окружающими. Искренняя попытка понять других может стать началом осознания причастности к единому целому. Значение такого осознания, сметающего все те барьеры, которые мы установили себе в самых разных областях своей жизни, трудно переоценить.

Все во Вселенной подчиняется одним метафизическим законам. Изначальной движущей силой, стоящей за этими законами, является Вселенский Дух Безграничной Жизни, или Энергия Разума. Человечество придумало немало названий для нее, однако все они обозначают высшую духовную силу, известную в нашей культуре под именем Бога. Подобно тому, как океанские волны по своей внутренней сути есть вода, каждый из нас является уникальным проявлением Единого Духа. Таким образом, осознание изначального источника наших сил делает их потенциально неограниченными. Ощущение недостаточности сил для достижения поставленных задач иллюзорно и возникло вследствие нашего добровольного обособления. Сравнивая себя с другими и пытаясь следовать им, мы немногого достигнем; подобные действия так же абсурдны, как попытка одной волны уподобиться другой своими внешними очертаниями.

«Мы не можем потерять лишь то, что отдали». Не оспаривая этой парадоксальной формулы и соглашаясь с другими подобными афоризмами, мы подтверждаем свое внутреннее согласие с декларируемой ими истиной. Тем не менее наше эго остается по отношению к ней полностью безучастным: ведь эта истина подмывает нашу убежденность в том, что мы обособлены и уязвимы. Стремясь во что бы то ни стало упрочить свою власть над нашим сознанием, переориентировать его на иные приоритеты, эго мгновенно подменяет эту истину «мудростями» вроде: «Мы заслуживаем большего, чем имеем, и то, что мы отдали, никогда к нам не вернется». «Отдавать, чтобы получать» – вот неизменный закон эго, всегда оценивающего себя лишь в сравнении с другими эго. Соответственно, им всегда движет вера в недостаточность – ту самую, которая его породила. Эго в буквальном смысле живет сравнениями; равенство же выше его понимания.

В метафизическом смысле каждый из нас создает своими мыслями поле притяжения для объектов и событий, которые согласуются с преобладающими у нас мыслями. Вот почему так важно уметь сосредоточиваться на том, что представляется для нас желательным, а не на том, чего мы стремимся избежать. И главная трудность нашего обусловленного мышления именно в этом – как раз потому, что большинство наших желаний происходит от эгоистических мыслей и то, чего мы якобы хотим, в конечном итоге оборачивается не в нашу пользу. Всякий раз, когда мы стремимся к тому, что, как нам кажется, способствует нашему процветанию, мы на самом деле укрепляем эго и ослабляем свою связь с общечеловеческим единством.

Личные ярлыки  

С самого момента появления на свет мы пытаемся понять, кто мы есть. Одним из первых чувств, проявляемых маленьким ребенком, является чувство собственности, требующее заключить: «Игрушка – моя; мама – моя». Низменность этого чувства обличают священные тексты всех духовных традиций, указывая, что непременное условие совершенствования – отказ от стяжательства. Дети, ревностно оберегающие свои игрушки, часто стремятся завладеть чужими. При этом они нередко крайне агрессивно воспринимают любое посягательство на то, что, по их мнению, принадлежит им.

Представление о праве владения, укореняющееся в сознании ребенка, толкает его на непрерывную конкурентную борьбу, которая зиждется на жестокости и агрессии. Следующий этап формирования представлений ребенка о себе связан со словом мне, являющимся важнейшим пополнением его словарного запаса. Декларируя свое право собственности перед окружающими, ребенок определяет себя как центр, само существование которого делает возможной классификацию вещей по принципу их принадлежности. Личность ребенка уподобляется пауку в центре паутины: он отождествляет себя с центром той части окружающего, на которую распространяются его собственнические притязания. Четкость границ этой области является исходной посылкой в процессе формирования ошибочных представлений о его личной обособленности.

Спустя еще некоторое время в лексикон ребенка проникает понятие Я, олицетворяющее собой наиболее утонченную и рафинированную форму собственничества. Я никогда не может расслабиться, ибо самое его существование зависит от сил, противоборство с которыми становится неиссякаемым источником забот, страхов и волнений. Настоящая причина этой напряженности состоит в том, что Я строится вокруг ложного центра. В подлинном же центре бытие всегда едино – так все солнечные лучи исходят из одного источника света.

Возникновение в нашем сознании ложного центра обусловливается тем, что основой мировосприятия, внушаемого нам на самых ранних этапах развития, является принцип разграничительной классификации. Знакомясь, например, с неизвестным человеком, мы в соответствии с этим принципом стремимся навесить на него ярлык, классифицирующий его по профессиональной принадлежности или должности. Ориентируясь по таким ярлыкам, мы отличаем друзей от врагов; изучая же ярлыки, навешиваемые на нас окружающими, – формируем представление о себе самом.

Некто может утверждать, что вы прекрасны; кто‑то другой – что вы умны; третий скажет, что вы – важная персона. При этом ваша внутренняя сущность остается недоступной ни для кого, кроме вас. Следовательно, коллаж, составленный из мнений окружающих, ни в коей мере нельзя считать истинным отражением вашей индивидуальности. Совокупность мнений окружающих может дать некоторое представление о внешнем образе, однако по‑настоящему глубокое осознание самого себя не может основываться на них.

Мудрецы всех времен и народов призывают нас «познать себя». Но часто ли мы прислушиваемся к их наставлениям? Мы столь поглощены исполнением роли той личности, которой хотели бы являться, что на настоящее самопознание нам не хватает сил. Между тем никто кроме нас самих не способен определить, кем мы в самом деле являемся.

Утрата истинного «я», переживаемая на начальных этапах формирования личности, является необходимой предпосылкой для его последующего обретения. Младенец, чье эго имеет размытые, нечеткие границы, возможно, находится в более тесном контакте с реальностью, чем его родители; однако их забота необходима ему для выживания. К тому же он, разумеется, не может передать свою мудрость окружающим. Границы эго нельзя разрушить, не дав им прежде затвердеть; преодолению искусственных ограничений, которые навязываются нам ложным я, должно предшествовать его формирование.

Порой к духовным исканиям нас подталкивает глубинное осознание собственной смертности. Смерть близкого друга или завершение какого‑либо жизненного цикла – само по себе метафорическая смерть – могут сыграть роль катализатора, пробуждающего наше желание понять свою духовную природу. Возможно, поэтому стойкие материалисты становятся впоследствии наиболее убежденными идеалистами: осознанно отказаться от заблуждений может лишь тот, кто глубоко пережил их.

Современное человечество все глубже задается вопросом о цели своего существования. Возможно, прочно обосновавшись на берегу, принятом нами за страну самореализации, мы обнаружили, что плодородность его земель не вполне оправдывает наши ожидания. Проблема, однако, состоит в том, что для досшжения противоположного берега нам необходимо отважиться пересечь открытое море, и при этом путешествии оба берега окажутся на некоторое время скрыты из виду.

По мере того как западный мир отказывается от доктрины необузданного потребительства, отношения между некогда непримиримыми конкурентами все чаще приобретают партнерский характер. Мы отходим от эгоцентризма, мысленно оперируя множественными местоимениями: мы, нам, наш. Общественное сознание выказывает множество признаков готовности к переходу от нынешней эгоистической разобщенности к духовному единению. Первый шаг на этом пути – осознание иллюзорности границ, возведенных эго вокруг каждого из нас; второй шаг – умение видеть истинную подоплеку абсурдных и себялюбивых внушений, исходящих от эго; и третий шаг – твердая решимость противостоять внушениям эго. Полное подчинение эго своей власти достижимо лишь для тех, кто по‑настоящему глубоко осознал свою принадлежность к всеединству. Любые две вещи в нашем мире связаны неразрывными узами, и путь к истинному просветлению, подлинному духовному росту лежит только через подлинное сострадание к этому миру – в том числе и к своим собратьям.

 

Упрощенная сложность

 

Как‑то раз император, сопровождаемый многочисленными советниками и придворными, оказался в окрестностях отдаленной деревушки. В обычаях крестьян было делать императору ценные подношения. Однако местные жители, по‑видимому не отличавшиеся зажиточностью, выслали старейшин навстречу императорскому кортежу без подношений. Приблизившись к императорскому паланкину, один из старейшин сказал:

– Наш дар – одно из самых драгоценных сокровищ, передаваемых из поколения в поколение.

– И что же это? – спросил заинтригованный император. Старейшина сказал с поклоном:

– Приятно зимой понежиться на солнышке.

Услышав это, император захохотал, и свита подхватила его смех.

– В этом вашем знании нет никакого секрета, оно общеизвестно! – сказал император, отсмеявшись. – Но я принимаю ваш «драгоценный» дар.

Вернувшись во дворец, император принялся размышлять над словами деревенского старейшины. «Жизнь проста, – сказал он себе, – но человек усложняет ее. Я могу позволить себе все, чего пожелаю; однако чем больше желаний, тем сложнее становится жизнь. Я перестаю быть тем, кто я есть на самом деле. Что ни говори, вся моя жизнь – лишь отражение чьих‑то представлений о том, каким надлежит быть императору. Воображение тех, кто окружает меня, стало моей реальностью. Я совершаю лишь те поступки, которых от меня ожидают. Что же мне сделать, чтобы жить своей жизнью?»

 

Эго ожесточенно цепляется за любую сложность и запутанность, которая, по его мнению, необходима для того, чтобы мы были уверены в завтрашнем дне. Поистине, оно радо сложности превыше всего, так как считает, что чем в большую переделку мы попадаем, тем сильней это побуждает нас к действию. Отсюда‑то и происходит наша склонность не упрощать, а усложнять себе жизнь – как личную, так и профессиональную. И несмотря на то, что сложность порождает расточительность, большинство компаний погрязают в ней, раз за разом вовлекаюсь в бесполезную, непродуктивную и дорогостоящую деятельность. И чем более важным считается заниматься чем‑то сложным, тем более бурной оказывается связанная с этим деятельность и меньшими – ее плоды.

В нашем материалистическом мире, где мерилом успеха служит богатство, люди часто путают деятельность и продуктивность. Соответственно, свою деятельность они направляют на то, что порождает большую важность и сложность, ибо считается, что именно эти последние способны принести награды и почести, которые послужат их обладателю охранной грамотой. В действительности же защита, о которой так печется эго, иллюзорна и недолговечна: чем более человек в ней нуждается, тем менее защищенным себя чувствует.

 

– Люди всегда будут неуемны в своем стремлении к таким удовольствиям, как хорошая еда, красивая одежда, веселая музыка и плотские утехи, – сказал как‑то раз мудрец Ян‑чжу своему императору. – Но много будет таких, кто со временем поймет, что удовлетворение материальных потребностей не приносит того счастья, на которое они надеялись. Потому‑то общество и изобретает для человека поощрения помимо материальных благ.

– Ты говоришь о таких вещах, как титулы, общественное признание, статус, власть, – сказал император. – О том, что коротко именуют карьерой.

– Именно так, – ответил Ян‑чжу. – Привлеченные этими наградами и движимые давлением общества, люди посвящают всю свою жизнь погоне за ними, а получив, чувствуют, что им удалось чего‑то достичь. Но говоря по правде, такие люди многим жертвуют в своей жизни, ибо не могут более смотреть, слушать, чувствовать и мыслить, сообразуясь со своим сердцем. Свои поступки они поверяют тем, ведут ли они к приобретению веса в обществе. Вот и выходит, что они не живут собственной жизнью, но неизменно следуют требованиям других.

– В этом они ничем не отличаются от рабов и узников!

– Совершенно верно, и многие из них того не ведают. Наши предки считали жизнь лишь временным пребыванием в этом мире, а смерть – временным уходом из него. В течение недолгого отведенного нам срока мы должны прислушиваться к своему голосу и двигаться вслед за своим сердцем. К чему соблюдать не тобой установленные правила и жить ради удовлетворения других? Не лучше ли быть свободным и жить своей жизнью, полной мерой вкушая то, что встречается на твоем пути?

– Ты прав, – ответствовал император. – Добровольно заточаясь в тюрьму имени и титула, человек позволяет общественным предрассудкам увести себя от естественного порядка вещей.

– Это, безусловно, так. Еще одна пустая трата времени – забота о том, чтобы остаться в памяти потомков. Ведь наше теперешнее сознание не сможет этого увидеть! Вместо того, чтобы ради одних только имени и репутации позволять людям играть собой, человеку надлежало бы слушаться велений собственного сердца.

– Иными словами, человеку следует жить, не взваливая на себя ношу славы и признания, – заключил император. – Следует попросту отринуть чувство собственной важности, порождающее вышеназванные устремления. Ибо чувство это не может существовать без сложности, каковая противна простому и естественному ходу вещей. Так и получается, что чем больше человек считает себя обязанным иметь, тем больше он вынужден заботиться о том, чтобы защитить то, что имеет. И сам того не ведая, он сооружает вокруг себя лабиринт, столь запутанный, что не нужно и замков.

– Но как же человеку вернуть себе свободу? – спросил император.

– Для этого существует единственный способ, – отвечал Янч‑жу. – Нужно увидеть свои узы, понять, чем они являются на самом деле. Просто подняться над ними.

 

Поддаваясь внушениям эго, мы отвергаем свою истинную природу и поневоле начинаем считать себя менее значительными, чем мы есть. Иногда мы до такой степени отождествляем себя со своей профессиональной деятельностью, что выходные и отпуска представляются нам чем‑то вроде временного небытия. Между тем их уместнее было бы уподобить прогулкам по двору тюрьмы, в которую мы добровольно себя заточаем. Если бы мы смогли приподняться над всеми хитросплетениями своей жизни и увидеть, что они созданы лишь для того, чтобы удовлетворить запросы нашего эго, мы поняли бы всю абсурдность тех требований, которые непрерывно ставит перед нами пляска под его дудку. Мы что, и вправду не можем жить без электронных чемоданов, распознающих владельца по отпечаткам пальцев? А вся та аппаратура, которая окружает нас на работе, – она что, действительно облегчает нам жизнь, как планировали ее создатели? Вы уверены, что без всех этих хитросплетений ваш бизнес разобьет паралич? А те хитросплетения, которыми мы оплели свои взаимоотношения с ближними, – без них никак, правда? Действительно ли нам нужна вся эта сложность? А может, мы попросту дали себя в этом убедить? Задумайтесь: какое качество в большей степени облегчило бы вам жизнь – способность преодолевать трудности или умение их не создавать?

Сложность порождается нашей убежденностью в том, что пещи по определению не могут быть простыми. Всякие попытки упростить стоящие перед вами задачи неизменно вызывают саркастическую реакцию вашего эго: «Ха, это легче сказать, чем сделать». Ничего подобного. Попытайтесь. Убедитесь, что сложность многих вещей существует лишь в вашем воображении. Доверьтесь своему чутью в поисках наиболее простого и действенного решения. И не обращайте внимания на реплики эго, мол, это чересчур очевидно. Просто сделайте это – и главное, осознайте, насколько это просто. Если вы чувствуете правильность какого‑либо решения, если оно согласуется с вашей глубокой внутренней убежденностью, примите его без колебаний. И действуйте.

Если же вы чувствуете, что решение вызывает ваш подсознательный протест, – откажитесь от него. Но отказ должен быть осознанным; в противном случае вы лишитесь аргументов в диалоге со своим эго. Истина не нуждается в вашей защите; достаточно, если вы просто будете ее знать. Если вы чувствуете, что решение верно, значит, вы уже и так знаете, что оно верно. Следуя этому правилу, вы упростите себе жизнь. Усложняем же мы ее в основном из страха.

Страх – один из основных инструментов, посредством которых эго воздействует на сознание. Рассмотрим же ключевой принцип, позволяющий его преодолеть.

 

Любовь, преодолевающая страх

 

Поскольку в современном обществе успешная карьера и финансовое благополучие отождествляются с жизненным преуспеванием, страх потерпеть неудачу оказывается одним из главных побудительных мотивов любой деятельности. Если дела идут хорошо, мы боимся, что период везения не продлится долго. Поэтому начинаем предпринимать какие‑то действия, полагая, будто наше активное вмешательство будет содействовать долговечности успеха. Парадокс, однако, заключается в том, что последствия всяких действий, на которые нас толкает страх, часто оказываются именно теми, которых мы опасались.

Представим себе двух бизнесменов, одинаково талантливых и готовых жертвовать временем и энергией ради успешного заключения сделки. Единственное различие между ними состоит в том, что первый придает предстоящей сделке большое значение как в плане самооценки, так и общественного признан им. Второй же, сделав все от него зависящее, начинает обдумывать очередную сделку. Первый бизнесмен, не в силах удержаться от вмешательства в инициированный им процесс, старается повлиять на самый незначительный его этап; но чем активнее он вмешивается в естественный ход событий, тем больше рискует нарушить его. Тот, кто станет толкать цепь вперед, не сможет управлять движением ее звеньев, и они пойдут в разные стороны. А вот тот, кто будет цепь тянуть, добьется успеха. Этот принцип применим и к управлению людьми: не стоит подталкивать их к тому, к чему зовет ваше эго; гораздо правильней сделать так, чтобы они шли за вами, привлеченные нашим примером.

Боязнь поражения – как и все прочие опасения, смущающие наш ум и нарушающие душевное равновесие, – является проявлением заблуждений, которые внушает нам эго, стремящееся вытеснить из сознания изначально высокую самооценку. Поддаваясь внушениям эго, мы рискуем забыть о своей причастности к высшим силам, сотворившим нас для проявления чувств, не только не имеющих ничего общего со страхом, по являющихся его противоположностью. Источником этих чувств, наделяющих нас удивительной способностью обращать себе во благо даже самые трудные жизненные ситуации, является высшее начало сознания, направляющее нас к реализации истинного предназначения. Что же следует считать обратной стороной страха? Разумеется, не смелость, хотя тот, кто бросил вызов собственному страху, должен ею обладать… Прямая противоположность страху – это, конечно же, любовь, то есть способность сострадать и сопереживать чувствам ближних. Бескорыстная любовь есть прямая противоположность страху и смысл существования каждого из нас.

Слово «любовь» люди понимают по‑разному. Для многих простая фраза «я тебя люблю» оказывается труднопроизносимой: ведь она свидетельствует о нашей готовности делиться с тем, кому она адресована, чем‑то глубоко личным; тем, что может сделать нас уязвимыми. Употребление же слова «любовь» в контексте деловых отношений (если только речь не о фразе «я люблю свою работу») считается и вовсе невозможным, поскольку воспринимается как неумение контролировать чувства и, следовательно, как свидетельство ненадежности. Не понимая, что такое истинная любовь, мы позволяем своему эго сузить это понятие и начинаем подразумевать под ним «что‑то такое, что недопустимо в общественном месте».

Если страх заставляет нас замкнуться в себе, то любовь, напротив, – открыться. В бизнесе мы боимся всего, что грозит нарушить установленный порядок вещей. Во всех жизненных ситуациях мы страшимся проявить любовь, поскольку не хотим перемен и стремимся получить больше, чем отдали. Принято считать, что, отдавая, мы совершаем невыгодную сделку. С другой стороны, здравый смысл подсказывает, что для того, чтобы больше получать, следует больше отдавать. Лучшее же, что мы можем отдать, – это любовь. В данном случае речь, разумеется, идет не о том значении, которое принято связывать с любовью к человеку или предмету, а о высшей и не зависящей от обстоятельств способности к сопереживанию, лежащему вне границ обыденного мировосприятия.

Истинная любовь абсолютно необходима для развития личности и реализации духовного потенциала, поэтому необходимо учиться проявлять бескорыстную любовь самому и обучать этому других. Конечно, любовь к ближнему не означает, что вы должны безропотно сносить его притеснения или неуважительное отношение. Точно так же и любовь к подчиненным не предполагает обязательного снисхождения к их нерадивости. Поскольку эго всегда извращает себе на пользу любую истину, важно правильно понимать смысл безусловной любви.

Чувство безусловной и бескорыстной любви, пусть даже и мимолетное, знакомо всем нам. Например, прилив этого чувства испытывает отец при рождении сына. Впервые взяв малыша на руки, отец переживает ошеломляющую радость. Потрясенный ранимостью ребенка, он дает себе обещание сделать все возможное для защиты хрупкой жизни наследника и обеспечения его счастья. В этот момент взаимоотношения отца и сына нисколько не напоминают условия контракта, которым предусматривается равноправный обмен чувствами между сторонами. Однако с течением времени чувства отца и сына нередко начинают определяться множеством обстоятельств. Отец, оказавшийся неспособным сдержать данное некогда обещание, может обвинять в этом сына. Проявления любви между отцом и сыном могут стать очень редкими: сын обращается к отцу, только когда появляется нужда в карманных деньгах; отец же заходит в комнату сына для того, чтобы произнести нравоучительную проповедь. Любовь к сыну, зависящая от внешних обстоятельств, начинает тяготить отца.

Ошибка отца в том, что он страшится отдаться чувству любви безоглядно. Попавшие под влияние эго и порабощенные страхом, мы делаем все, чтобы упрочить личную безопасность. Это заставляет нас искать в поведении тех, кого любим, скрытые мотивы. А как же любить того, кто нам незнаком? В результате «возлюбить ближнего, как самого себя», не говоря уже о том, чтобы возлюбить врага, оказывается нам не по силам.

Чтобы «возлюбить ближнего, как самого себя», необходимо увидеть в нем себя. Это вновь подтверждает важность самопознания: ведь не зная себя самого, невозможно узнать себя в окружающих. У истинно любящего нет врагов. Если любовь является истинной природой, унаследованной нами от Создателя, который олицетворяет собою любовь, то путь к самопознанию состоит в том, чтобы учиться любви самому и преподавать ее окружающим на своем примере. Ибо, поступая так, мы вспоминаем, кто мы есть на самом деле.

Кажется очевидной истина: невозможно получать любовь, не даря ее другим. Научившись бескорыстной любви, мы можем творить чудеса. И наоборот: всякое чудо следует рассматривать как проявление акта бескорыстной любви. В каждом из нас заложена возможность ежечасно творить чудо: относиться к другим так, как мы хотели бы, чтобы другие относились к нам. Поступая таким образом, мы проявляем к окружающим любовь, не зависящую от обстоятельств. Важно также, что при этом мы освобождаем сознание от ложных страхов.

Взаимное обучение любви – это то, для чего каждый из нас появился на свет. Ваш обидчик также учится любви к вам. Возможно, вам придется разорвать с ним контракт, развестись или даже возбудить против него судебное дело. Важно, чтобы все ваши действия в отношении него диктовались не жаждой мщения либо иными разрушительными эмоциями, а чувством любви.

Возможно, ваш недруг не изменится в корне, но благотворные перемены непременно произойдут: ведь вы впустили в свои взаимоотношения мощную силу бескорыстной любви. Может случиться так, что любовь к тому, кого вы некогда осуждали, разведет вас с ним в разные стороны. Вы или он отправитесь в командировку или смените работу. Впоследствии же вы будете уверены, что ваши затруднения разрешились благодаря чудесному стечению обстоятельств.

Мирное сосуществование с окружающими выгодно для всех. Решение сложных жизненных ситуаций часто становится возможным лишь благодаря силе бескорыстной любви. Тот, кто любит одного, но ненавидит другого, не имеет представления об истинной любви – божественной, а потому всеобъемлющей. Руководствуясь любовью, мы начинаем действовать сообразно своей истинной природе и позволяем Высшей Воле, а не ограниченной воле человека влиять на конечный результат. Это делает нашей союзницей мощнейшую из всех сущих во Вселенной силу – силу любви.

Предположим, кто‑то навредил вам. Постарайтесь избавиться от враждебных чувств и простить его. Подавление мстительных мыслей и агрессивных эмоций, конечно, потребует от вас усилий. Справиться с этим будет легче, если вы поймете, что такое поведение недруга обусловлено страхом, одиночеством и незащищенностью. Ему может казаться, что вы – источник угрозы, который нужно нейтрализовать.

Решительно следуя этому принципу, вы вскоре ощутите в себе неведомую дотоле силу. Вы ощутите в себе способность справиться с любой трудностью, не позволяя ей на вас повлиять. Тем самым вы возьмете на себя ответственность за ход вещей. В свою очередь, ваши жизненные обстоятельства изменятся так, как вы не могли и мечтать. Конечно, от вас потребуется смелость, но победить свои страхи можно только при помощи беззаветной любви. Оружие эго – страх; оружие истинного «я» – любовь. Когда люди обсуждают ваши недостатки, вы злитесь на них, но когда ваши изъяны отражает зеркало, вы понимаете только одно: вам повезло с зеркалом. Воспринимайте окружающих без посредничества эго – и вы никогда не будете унижены.

 

Квантовый скачок

 

Эго стремится заглушить в нас голос высшего начала. Этот голос призывает увидеть нашу изначальную причастность высшему всеединству, отказаться от неоправданного усложнения жизни, вырваться из замкнутого круга житейских мелочей, а также принять единственно возможный способ бытия, который состоит в прощении и бескорыстной любви. Прислушавшись к голосу высшего начала, мы осознаем, что никто не оказывается на нашем жизненном пути случайно. Всякий контакт – уникальная возможность для очередного шага на пути к самосовершенствованию.

Избранная нами деятельность – наилучшее поле для саморазвития, поскольку работе свойственно выводить на чистую воду самые низменные стороны нашего эго. В работе обнаруживается то, к чему мы стремимся, то, насколько мы надежны, что мы значим для общества и что общество значит для нас, то, как мы себя оцениваем, и главное – то, чего мы боимся. Благодаря этому эго получает выдающуюся возможность полностью себя раскрыть. Культура бизнеса, идет ли речь о небольшой компании или крупной корпорации, – отражение человеческих мыслей и чувств, порожденных эго.

Чем больше в коллективе распространен контроль ради контроля, тем менее его члены уверены в себе, тем ниже их чувство собственного достоинства. Разумеется, при этом ухудшаются также отношения между людьми и заинтересованность сотрудников в своей работе. И никто не может понять, откуда же берется вся эта неуверенность в завтрашнем дне, весь этот цинизм и скепсис.

Стремление освободиться от эго, распознать его пагубное влияние и тем самым поставить себе на службу приводит к квантовому скачку в работе компании. Правильное отношение к эго разительно увеличивает прибыли и снижает накладные расходы, в то же время придавая непоколебимую прочность отношениям с клиентами. Подобно многому другому, процесс такого оздоровления может длиться бесконечно, но те блага, которые он с собой несет, трудно переоценить.

Такой квантовый скачок проведет четкую границу между теми, кто работает ради себя самих, и теми, кто делает это ради других. Утверждение, будто бизнес коренным образом отличается от жизни как таковой – не более чем миф. Философия, предписывающая обмануть ближнего, пока он не обманул тебя, и относиться к людям в зависимости от того, по какую сторону вашего рабочего стола они находятся, должна уйти в прошлое. Стоит ли удивляться, что большинство компаний погибает, так и не достигнув зрелости? Развитие бизнеса привело к тому, что руководители, движимые узколобыми и отупляющими убеждениями эго, никогда не смогут достичь того успеха, к которому способны те, кто поставил эго себе на службу.

Разрыв между теми и другими увеличивается с каждым днем. Если вы остаетесь собой и строите свой успех на успехе других, вы следуете естественному ходу вещей. Если же вы пытаетесь добиться своего за счет других – вы идете против течения.

Три китайские обезьянки, отказывающиеся видеть зло, слышать его и говорить о нем, – похвальный пример того, как можно решительно оградить свое сознание от пагубных влияний. Но совсем иной характер имеет четвертая обезьянка – болтливое и насмешливое существо, олицетворяющее собой наше эго. В полной мере осознав лицемерную суть его обманчиво заботливых внушений, мы должны, образно говоря, подстрелить эту тварь и тем самым сделать квантовый скачок к успеху во всех областях своей жизни.

 

Свиток восьмой: Взнуздайте коня!

 

 

Секрет управления энергией вашего постоянства

 

Внезапное появление на дороге путника напугало лошадь и заставило ее попятиться.

– Дьявол! Как ты смеешь пугать моего коня?! – крикнул ему возница, с трудом успокоив животное.

– Дьявол – не я, а тот, кто, едва не задавив ни в нем не повинного путника, бранит его!

– Всякий дурак знает, что породистый и прекрасно объезженный конь, вроде моего, никого не может задавить.

– Что проку в достоинствах коня, если руке погонщика недостает твердости? – ответил незнакомец. – Глядя на тебя, не приходится сомневаться, что ты на этой дороге не по своей воле.

– Объясни свои слова, – взорвался возница, – если не хочешь испытать твердость моей руки на своей шкуре!

– Да будет тебе известно, – ответил незнакомец, – что твой экипаж: подобен телу человека, могучий конь – человеческим чувствам и желаниям, а сам ты подобен сознанию человека. Твоя воля властвует и над телом, и над желаниями, и над сознанием. Легко видеть, что ты не имеешь желания путешествовать по этой дороге: ведь ты только что проявил неготовность ко встрече с неожиданностями. Между тем такая готовность – мерило постоянства, без которого не достичь истинного самообладания. Нежелание лишает волю непоколебимости, без которой не преодолеть этого не столь уж простого пути. Чтобы воля была неколебимой, нужны три качества: сила, управляемость и верное направление. Отсутствие хотя бы одного из них бросается в глаза, и скрыть это невозможно.

– Ты прав, сегодня я и впрямь не испытывал желания отправляться в путь, – проговорил смущенный возница. – Я сердцем чую, что на этой дороге меня ждут несчастья. Однако же я обязан подчиняться приказам моего господина…

– Поистине, – сказал незнакомец, – человеку легче заставить повиноваться дикое животное, нежели собственную волю: ведьмы так часто не уверены в своих желаниях! Вот почему мы подчиняем свою волю воле окружающих, а все, что в результате этого с нами происходит, считаем своей судьбой.

 

Воля человека – мощнейшая из доступных ему сил; именно она определяет его успех или поражение. Эта сила является основой постоянства, сочетающего в себе решимость, настойчивость, стойкость и упорство. Формирование воли в гораздо большей степени определяет жизненный успех, чем воспитание интеллекта. Тем не менее, как это ни удивительно, учителя мало воспитывают волевые качества своих учеников. Между тем именно слабоволие является причиной, по которой девять человек из десяти терпят неудачи в своих начинаниях. В центре внимания всех современных систем воспитания находится интеллект, все нацелено на его развитие; при этом совершенно упускается из виду, что отсутствие силы воли наверняка оставит интеллектуальный потенциал ученика невостребованным. Ни престижный диплом, ни высокая должность, ни влиятельные связи не могут заменить силу воли. Безусловно, тот у кого нет денег, упустит в этой жизни многое. Тот, у кого нет силы воли, упустит все.

Шансов потерпеть в жизни неудачу неизбежно больше, чем шансов преуспеть. Очень немногие из нас уделяют внимание воспитанию воли; мы не умеем ею пользоваться – нас просто этому не научили. Потому‑то мы и плывем безвольно по течению воли других, в то время как наша собственная воля погибает от невостребованности.

В нашей культуре сознание и воля – разные понятия. В восточных же языках для обозначения сознания, воли, а также свободы часто служит одно слово. Замечательно, что эта многозначность не приводит к смысловым противоречиям: ведь, отказываясь от воли, мы автоматически отвергаем свободу. То, что мы считаем судьбой или роком, часто оказывается совокупностью внешних проявлений нашей свободной воли. Развитие и умение пользоваться своими волевыми качествами наделяет нас властью над судьбой; без этой власти мы обречены оставаться игрушкой в руках случая.

Едва ли интерес к судьбе, являющийся отражением нашего жадного любопытства к будущему, можно считать источником фатализма. Хотя противоречия между противниками и сторонниками веры в предопределенность могут обусловливаться несхожестью их темпераментов, а также индивидуальным характером их жизненного опыта, в основе их разногласий всегда лежит отношение к силе воли. Первые считают, что обязаны себе осуществлением целей; вторым же кажется, будто непостижимая сила обрушивает на них град неудач.

Для каждого из нас еще при рождении имеется жизненный план; и каждый наделяется талантами и способностями для осуществления этого плана. Хотя каждый индивидуальный план является частью глобального божественного замысла, наша свободная сила воли может его корректировать, влияя тем самым на судьбу. Таким образом, можно выделить две формы воли, определяющей все аспекты жизненного пути: воля осознанная и воля неосознанная. Когда индивидуальная свободная воля совпадает с божественной, мы чувствуем, что наша жизнь гармонично вплетается в естественный ход событий. В противном же случае жизнь напоминает непрерывную борьбу со встречным течением.

Придав воле постоянство, мы подключаемся к мощнейшему источнику энергии, трансформирующей наши желания в действительность. Такое постоянство возможно лишь при условии сочетания трех волевых качеств: силы, управляемости и верной направленности. Слабая воля не продвинет нас далеко по пути к цели; сильная же, но неуправляемая воля, подобная необъезженному скакуну, не позволит на этом пути удержаться. Неумение направить волю в нужном направлении уподобляет нас пассажиру, вверившему судьбу в руки возницы‑обманщика.

Особенностью силы воли является ее самоуправляемость: основной точкой приложения волевого усилия является оно само. Будучи проявлением заложенной в каждом из нас жизненной энергии, воля обнаруживает общие черты с такими природными силами, как гравитация, электричество или магнетизм. Даже самую посредственную личность развитие силы воли может превратить в выдающуюся. Усовершенствование волевых качеств с помощью излагаемых ниже ключевых принципов потребует от вас напряжения и самоотдачи.

 

Решительность в проявлении воли

 

Что, если они ответят отказом? Ах, когда же наступит конец моим волнениям? Отчего моя жизнь столь скудна на подарки?

– Жизнь щедра, Хань Янь, – сказал Юнь Чжу своему племяннику, случайно услышав его сетования. – Но прежде, чем получить от нее подарок, ты должен точно знать, чего ты хочешь, и быть готовым к жертвам, которых может потребовать осуществление твоих желаний.

– Каким жертвам? – спросил Хань Янь. – Мне нечем жертвовать!

– На этот вопрос может ответить только твоя воля. В этом и есть ее главное назначение: она делает нас способными идти на жертвы при необходимости. Но если у тебя много желаний, твое сознание рассеяно, и это не позволяет тебе сконцентрировать волю. Только после того, как желание ясно определится и станет твердым, после того, как оно перерастет в стремление, воля будет готова осуществить его. Не зная своих истинных желаний, мы не можем обуздать волю, и тогда она может увлечь нас на ложный путь. Послушай‑ка, что приключилось в старые времена с одним бедным странником, искавшим лучшей судьбы. Однажды после долгого пути он увидел прекрасное дерево и решил отдохнуть под ним. Но почва вблизи ствола была усыпана колючками, и странник сказал себе: «Ах, если бы здесь оказалась постель!» Тут он обнаружил, что лежит на мягкой постели. «Вот это да! – подумал странник. – Лежать‑то мне удобно, да голод совсем одолел. Пара бананов бы мне сейчас не помешала». И тотчас перед ним появилась гроздь спелых бананов. «Глазам не верю! – воскликнул он про себя. – Похоже, это дерево осуществляет все мои желания! В таком случае я отказываюсь от бананов и желаю вкусить яств с императорского стола». В мгновение ока он был окружен подносами с самыми изысканными лакомствами. Насытившись, странник подумал: «Теперь для полного счастья мне, пожалуй, недостает лишь хорошего массажа». В тот же миг возник прекрасный ангел и принялся массировать ему ноги. «Как я счастлив! Дерево дает мне все, о чем бы я ни подумал! Я получил мягкую постель, прекрасную трапезу, а в придачу – еще и ангела‑массажиста. Но что же произойдет, – подумал странник, – если во время моего сна сюда явится тигр?» Тут невдалеке раздался ужасающий рык. Из кустов выпрыгнул тигр и съел его.

– Древо осуществления желаний! – воскликнул захваченный историей племянник. – Каким же глупцом был этот человек, столь бездарно распорядившийся бесценной находкой!

– Именно так! – согласился Юнь Чжу. – Вот только многие ли из нас умнее его? Отправляясь странствовать, он искал лучшей судьбы, а оказавшись под древом желаний, стал искать низменных удовольствий.

 

Со сказочными сюжетами порой происходят разительные перемены. Древо желаний, куда всегда можно прийти, пожелать чего душе угодно и получить желаемое, по прошествии веков превратилось в рождественскую елку, под которой подарки появляются только раз в году. За те же века изменилось и наше мышление: теперь мы знаем, что ничего просить нельзя, как нельзя и рассчитывать, что нам вдруг дадут именно то, что мы хотим. Не пытаясь проникнуть в смысл слов «просите, и дано будет вам», мы надеемся на лучшее, а ждем – худшего.

Само по себе понимание цели бесполезно, как бесполезны сами по себе упорство и неутомимость. Ни одно из этих понятий не означает той волшебной палочки, которая превращает желания в действительность. За жалобами: «Я действительно отдал этому всего себя», «Я годами трудился, но ничего не получил взамен» и «Что ж, ты сделал все от тебя зависящее» тоже могут стоять и понимание цели, и упорство, и неутомимость. Но здесь все‑таки не хватает того, что присуще состоянию сознания, которое необходимо для достижения желаемого, – воли делать то, что нужно.

Проявляя решимость в достижении цели и искренне стремись к ней, мы активизируем силу воли. В этом случае все, чего бы мы ни просили, будет нам дано, ибо ничто в мире не способно устоять перед силой истинной веры. Вера в достижение пели и есть то древо желаний, семена которого посеяны в сознании каждого из нас. Но для взращивания этих семян необходимо искренне чувствовать, чего ты хочешь. Чем целеустремленней вы в достижении поставленной цели, тем выше шансы на успех. И напротив: неуверенность в стремлении к цели является верным признаком того, что ваше желание имеет искусственный характер и что цель, которую вы поставили перед собой, противна вашей природе.

Решимости трудиться по восемь часов в сутки во имя цели, достижение которой требует восемнадцатичасового рабочего дня, с точки зрения здравого смысла, конечно, мало. Парадоксальное свойство решимости, однако, состоит в том, что часто сосредоточение на поставленной цели позволяет добиваться желаемого обходными путями. Нередко бескомпромиссная решимость достичь поставленной цели позволяла ученым совершать великие открытия в самом начале исследований. История поэзии, музыки также изобилует подобными примерами. Таким образом, истинно глубокая заинтересованность в поставленной цели – залог ее достижения.

В бизнесе – одной из областей приложения творческой энергии человека – заинтересованность в результате также позволяет достигать выдающихся успехов и опережать конкурентов. Если решимости мало, Высшая Воля и наша индивидуальная свободная воля действуют несогласованно. Объединение этих могучих сил делает наши действия безошибочными, вверяя руководство ими самому провидению.

Решимость в проявлении воли и есть провидение. Тот, кто ясно видит свои истинные желания и таким образом действует по воле провидения, никогда не сталкивается с так называемым невезением. Увы, поскольку девяносто девять человек из ста не имеют определенного представления о своих желаниях, решимость в проявлении воли для них недоступна.

К чему приводит неопределенность представлений о целях? Одни подвергают желания рассудочному анализу, непреднамеренно уничтожая их; другие вырабатывают к ним пассивное отношение, считая, что испытывать желания – грех; третьи не отказываются от своих желаний, но, не давая им перерасти в стремление, удерживают в начальной фазе развития; четвертые же дают желаниям вызреть и действуют ради их осуществления, но лишь в той мере, в которой, как им кажется, оно этого требует, не будучи готовы сделать для этого всё.

Ни одна живая душа в нашем мире не может существовать, не испытывая желаний. Не будет преувеличением сказать, что величие и ничтожество каждого человека, его ум и глупость, праведность и заблуждения определяются совокупностью желаний. Понятие силы воли может быть определено как постоянство намерений. Следовательно, узнать свои истинные желания и развить силу воли для их осуществления – жизненная необходимость. Недостаточность силы воли препятствует реализации возможностей, а это, в свою очередь, снижает самооценку. Определить истинные цели и развить уверенность в том, что вы можете их достичь, поможет ежедневная практика, основанная на следующем ключевом принципе.

 

Дисциплинированная настойчивость

 

Возвращаясь из города Чу через лес, патриарх увидел горбуна, ловившего цикад с помощью обмазанного смолой шеста.

– Да у тебя талант! – обратился к нему патриарх, восхищенный безошибочностью движений горбуна. – Ты ловишь этих увертливых насекомых с такой ловкостью. Как тебе удалось выработать ее?

– Для этого я придумал простой способ, – ответил горбун. – Пять или шесть месяцев я клал один шар на другой и пытался удерживать их на кончике шеста. Когда мне удалось достичь безукоризненного равновесия, я убедился, что от меня ускользают лишь немногие цикады. Затем я стал упражняться с тремя шарами. Преуспев и в этом, я убедился, что от меня ускользает лишь одна цикада из десяти. Когда же я научился удерживать на шесте пять шаров, собирать цикад стало совсем просто. Мое тело уподобилось древесному стволу, ноги – мощным корням, а руки – ветвям. И мне нет дела ни до необъятной Поднебесной, ни до неисчислимой бесконечности, ибо в моем сознании нет места ни для чего, кроме крылышек очередной цикады. Теперь я, пожалуй, не смог бы упустить ее, даже если бы захотел.

Обернувшись к ученикам, патриарх сказал:

– Поистине, настойчивость делает волю человека необоримой. И тогда невозможное становится для него простым.

 

Нет человека, не умеющего проявлять настойчивость. Одно из первых доказательств этой способности мы предъявляем миру, делая свой первый шаг. Учась ходить, мы проявляем смелость, решимость, упорство, самодисциплину и настойчивость. Увы, из‑за нерегулярного употребления многие из этих данных нам от рождения неоценимых качеств утрачиваются. В немалой степени этому способствуют внушения окружающих, которые призывают нас мириться с неудачами, «делать что положено» и «не лезть не в свои дела».

Между тем именно берущиеся за «то, что не положено» оказываются в выигрыше чаще других. Следует различать нежелание заниматься какой‑либо деятельностью и неспособность к ней. Каждый новый день возносит на волну успеха множество ярких личностей, проявивших достаточно настойчивости в преодолении нищеты, болезней и иных превратностей судьбы.

Воля должна быть управляемой, поскольку в неконтролируемом состоянии ее проявления приобретают деструктивный характер, вырождаясь в неразумное упрямство или вздорные капризы. Такая воля работает против нас, хотя мы и не всегда это осознаем. В результате мы рискуем уподобиться лошади, которая ради клочка травы на железнодорожной насыпи не желает освободить путь приближающемуся поезду. Не случайно самые вздорные прихоти часто присущи маленьким детям и глубоким старикам, неспособным направлять волю в нужное русло.

Большинству хватает настойчивости лишь для выполнения необходимых действий; именно это выделяет из общей среды тех, кто достигает выдающихся успехов. Поскольку такое объяснение редко устраивает неудачников, чужой успех чаще всего списывается на благоприятное стечение обстоятельств. Например, удобнее считать, что выдающийся атлет наделен врожденными физическими данными; что основой процветающего предприятия является связь с теневым капиталом или исключительная жестокость его руководства в конкурентной борьбе; что победа в музыкальном конкурсе обусловлена использованием дорогих музыкальных инструментов и так далее. Люди всегда стремятся придумать что‑то такое, что позволило бы им не признавать отсутствия у себя самодисциплины и настойчивости. Но без этих двух качеств даже самые выдающиеся природные данные не гарантируют успеха.

Воспитание самодисциплины требует проявления твердости к себе – до тех пор, пока задуманное не войдет в привычку. Предположим, для того, чтобы добиться цели, вам необходимо рано вставать в течение многих лет. Если несколько недель такого режима истощают ваше терпение, это служит признаком мимолетности желания. Настойчивость в достижении цели не тождественна бездумному упорству; она предполагает последовательное продвижение вперед методом проб и ошибок при полной концентрации внимания на обстоятельствах настоящею момента. Тот, кто настойчив в достижении цели, не ленится пройти лишнюю милю, если того требуют интересы дела, и не откладывает на завтра трудные вопросы, которые требуют решения сегодня.

Если самодисциплина формирует привычку прилагать постоянные усилия для осуществления намерений, то настойчивость служит укреплению этой привычки. Именно проявляемая изо дня вдень настойчивость лежит в основе преуспевания, постигнутого выдающимися личностями всех времен.

Современный бизнес все больше требует от работников заниматься своим делом ответственно и дисциплинированно. Увы, пока что это чаще всего благое пожелание, и руководство предприятия прибегает к дисциплине не столько для того, чтобы воспитать в подчиненных настойчивость, сколько для того, чтобы ими руководить. Но если работник настойчив, покорность внешней силе ему не нужна – он и без того понимает важность своего труда и подчиняется той силе, которая направляет каждую отдельную волю к общей цели.

Воспитание такой дисциплины требует прежде всего распределения обязанностей, которое учитывало бы сильные стороны работников и их естественные склонности. Принуждать подчиненных к выполнению неприятных им обязанностей означает сталкивать дисциплину с упрямством; разумеется, это не в интересах ни семьи, ни рабочей группы, ни компании. Безусловно, следует убедиться, что за упрямством не стоит банальная лень, но если заставлять людей катать квадратное и носить круглое, проку от этого не будет. Далее, поскольку людям свойственно начинать с того, что легче, трудную работу лучше отложить, сосредоточив первоочередные задачи в наиболее продуктивных областях. Это будет в гораздо большей степени способствовать воспитанию дисциплинированной настойчивости.

Когда же мы по собственной воле решаем проявить настойчивость и делать больше, чем предписывается нашими прямыми обязанностями, никакие неожиданности не могут застать нас врасплох. Железная самодисциплина позволит нам сохранить самообладание даже в самых тяжелых обстоятельствах.

Настойчивость – по существу, мера нашей веры в себя – позволяет человеку преодолевать любые мыслимые и немыслимые преграды. Ежедневное ее развитие позволит сегодня достичь того, что еще вчера казалось невозможным. И тогда нашим обычным эмоциональным состоянием станет спокойная уверенность, открывающая нам путь к постижению последнего ключевого принципа.

 

Твердость в намерениях

 

– Стоит повернуться к миру спиной, как он бросится за вами вдогонку… Что бы могла означать эта пословица? – спросил второй поставщик двора Лэ Мог.

– Ее можно приложить и к нашей деятельности, – ответил первый поставщик двора Фу Жун. – Представь, что на Желтом рынке к тебе подошел коробейник, и ты, заинтересовавшись какой‑то из его безделушек, принимаешься вертеть ее перед глазами, восторженно цокать языком и всячески выражать свое восхищение тонкой работой, после чего наконец интересуешься ценой. Можешь не сомневаться, что коробейник назовет тебе утроенную цену. Тут ты поворачиваешься и уходишь, бросая через плечо, что подобные безделушки тебя никогда особенно не привлекали. Коробейник бросится тебе вслед и заявит, что не прочь сбавить цену вдвое. Если ты не остановишься, он продолжит преследование, соблазняя тебя все более выгодными предложениями. В конце концов, он запросит четверть первоначальной стоимости, а может и того меньше. Такова жадность, присущая нашей природе. Ты преследуешь, и мир убегает от тебя; ты равнодушно отворачиваешься, и сам оказываешься в роли преследуемого. В каждой из этих ситуаций ты выказываешь определенные намерения, но только самые твердые намерения позволяют быть настоящим хозяином положения.

– Твердость намерений – воистину драгоценное качество, – сказал Лэ Мог, – но как его воспитать в себе?

– Ее источником служит неколебимое спокойствие и уверенность в цели, – ответил первый поставщик двора Фу Жун. – Нерешительные люди часто сетуют на несчастную судьбу. В действительности же они страдают из‑за произвола тех, кто превосходит их твердостью намерений. Многие чуют запах нерешительности и слетаются на него, словно хищные птицы.

 

Жизнь – как личная, так и профессиональная – определяется последовательностью принимаемых нами решений. Не обстоятельства нашего появления на свет, не окружающая обстановка и не полученное образование, а именно принимаемые решения лежат в основе нашего настоящего положения и определяют будущее. Оказавшись на жизненном перепутье, вы можете определить дальнейший маршрут самостоятельно либо позволить это сделать за вас другим. Хотя среди всех живых существ лишь человеку дано право выбора, большинство из нас охотно отказываются от принятия самостоятельных решений.

Порой мы объясняем готовность плыть по течению отсутствием выбора. Это не более чем самообман, ибо отказ от свободы выбора также является осознанным выбором.

Решительность, как и любой другой навык, можно развивать путем упражнений. Но мы вместо этого нередко развиваем обличительное красноречие, упражняясь в критике решений, принятых за нас кем‑то другим, если последствия этих решений оказываются для нас неблагоприятными. Вообще, склонность к жалобам – один из наиболее характерных признаков нерешительности. Обратите внимание на поведение участников дискуссии, пытающихся найти решение сложной проблемы: каждый из них в ходе обсуждения тратит большую часть времени и сил не на обдумывание собственного варианта решения, а на критику предложений, сделанных другими.

Нерешительные люди не могут на равных состязаться с теми, чьи намерения тверды: они находятся в разных весовых категориях. Твердость намерений подразумевает решительность, самообладание и веру в свои силы. Люди с готовностью следуют за лидерами, обладающими этими качествами. С другой стороны, они проявляют не меньшую чуткость и к отсутствию этих качеств: желающих воспользоваться вашими слабостями всегда великое множество. Нерешительность – сознаем мы это или нет – всегда находится в прямой зависимости от испытываемого нами чувства незащищенности.

Неспособность принять решение означает, прежде всего, неуверенность в себе. Слишком многие из нас не могут принять уверенное решение, даже обладая обширными познаниями в соответствующей области. Словно Дантов персонаж, мучимый голодом, но неспособный выбрать одно из двух блюд, мы судорожно пытаемся решить, какую жизнь нам вести, хотя все пути перед нами открыты. Стоит ли удивляться, что твердость намерений – столь редкое качество? Однако оно совершенно необходимо лидеру, ведь это та самая искра, что воспламеняет волю и поддерживает постоянство. Способность принимать решения – это, в конечном счете, уверенность в себе.

Совершенствование способности к принятию решений – важная составляющая развития волевых качеств. Последние удобно разделить на три категории: физическая воля, статическая воля и динамическая воля. Физическая воля – сила, побуждающая нас к действию. Ее отсутствие делает невозможными какие бы то ни было волевые акты. Эта разновидность силы ноли заставляет нас продолжать работу над некогда начатым делом или даже просто возвращаться на рабочее место по окончании обеденного перерыва.

Для определения физической силы воли следует прислушаться к ответным реакциям нашего тела на волевой акт. Сила ноли именно этого типа заставляет нас по утрам выбираться из‑под теплого одеяла. При достаточном ее развитии мышцы подчиняются нам быстро и без сопротивления. Не следует пугать волю и желание: отнюдь не всякое желание подкрепляется силой воли, достаточной для его осуществления. Например, отсутствие воли к изучению иностранного языка делает неосуществимым наше желание говорить на нем.

Осуществление всякого волевого акта сопряжено с расходом определенного количества энергии, запасы которой не могут быть бесконечными. Для обозначения источника этой энергии служит понятие статической воли. Физическая и статическая силы воли тесно связаны: недостаток первой оставляет ресурсы второй невостребованными, а нехватка второй обескровливает первую. Для того чтобы определить степень развития статической силы воли, попытайтесь оценить глубину своей сосредоточенности на каком‑либо интересующем вас предмете.

Необходимым дополнением описанных разновидностей силы воли является третья волевая компонента, придающая мам способность не отступаться от цели и не сдаваться, – динамическая. Ее мерилом служит наша решимость в завершении начинаний. Триада волевых аспектов образует единый энергетический цикл – движущий импульс всех действий: статическая сила воли аккумулирует энергию, которая благодаря динамической силе трансформируется в последовательность отдельных физических волевых актов.

Физическая сила воли имеет определяющее значение для всей совокупности внешних проявлений волевых качеств; особая роль среди них принадлежит решительности. Составляющими последней, в свою очередь, являются умение сопоставлять возможные варианты решения и способность придерживаться принятого варианта. Иными словами, неразвитость статической либо динамической волевых составляющих делает нас нерешительными.

Чем реже мы принимаем самостоятельные решения, тем меньше ценим право свободного выбора и тем более оскудевают запасы энергии, необходимой для реализации этого права. Без постоянного упражнения волевых качеств мы теряем способность оценивать вероятные последствия принимаемых решений. Неудачи, на которые мы тем самым себя обрекаем, могут окончательно выбить у нас почву из‑под ног. В результате мы окончательно утверждаемся на пассивной выжидательной позиции.

Для развития решительности следует использовать любую возможность поупражнять свои навыки в этом; кроме того, старайтесь с готовностью принимать результаты решений, каковы бы они ни были. Для придания своим намерениям необходимой твердости придется сделать еще один шаг: в полной мере осознать, что ваши намерения не принадлежат никому, кроме вас. Поэтому вы не вправе перекладывать ответственность за результат на плечи сотрудников, даже если осуществление ваших намерений предполагает обязательное разделение обязанностей. Отметим, что такая позиция вовсе не означает, что вы должны перестраховываться, не давая ни единого поручения подчиненному, если тот не доказал своей безукоризненной надежности. Достаточно верить в удачу самому и внушать эту веру окружающим: истинная вера, пребывающая в гармонии с внутренними ценностями и убеждениями, гарантирует успех лаже в том случае, если обстоятельства неблагоприятны для вас.

Определитесь, проявите волю и решайте  

Сила воли и решимость – это инь и ян, взаимодополняющие качества, равно неотъемлемые части одного целого. Непоколебимость воли к принятию решения – вот простой рецепт преодоления нерешительности и воспитания железной воли. Непоколебимая воля – это и есть та полезная составляющая эго, о которой мы говорили в седьмом свитке. Воспитание и укрепление силы воли – одна из целей нашего бытия, ведь для человека, который вкладывает всю свою силу, всю свою энергию и решимость в слова «я сделаю это», нет ничего невозможного.

Нет лучшего способа укрепления характера, чем последовательное развитие взаимодополняющих волевых качеств. Так, сила воли прививает нам дисциплину; дисциплина лежит в основе настойчивости; без настойчивости не укрепить решительности; решительность же необходима для развития силы воли. Точно так же физическая, статическая и динамическая силы воли, взаимно питая друг друга, генерируют высшую духовную силу воли, устоять перед которой не может ничто в мире.

Даже если все обстоятельства оборачиваются против вас, сила воли позволяет их преодолеть. Энергия воли позволяет личности достигать успеха с той же неотвратимостью, с какой сила мышц лошади дает ей возможность побеждать на скачках. Настойчивость, самодисциплина и решительность – качества, высвобождающие эту энергию и направляющие ее на реализацию вложенного в нас потенциала.

 

Силой духа, величьем души

Одолеть можно путь к любой цели,

Пусть преградой гранитные стены

На немыслимо сложном пути.

Будешь тем, кем достанет быть воли,

Обстоятельств не ведая власти:

Лишь рабам их даются несчастья,

А свободному – главные роли.

Сила духа прислугой неслышной,

Презирая глупышку‑случайность,

Попирая гнетущую данность,

И пространства и времени выше.

Не согнется ни роком, ни случаем

Та душа, что решимостью полна,

Расступается всё пред достоинством

Дарования, волей могучего.

Не сдержать реки, к морю бегущей,

Или день, на заре обозначенный.

Что заслужит душа, то назначено,

Ведь дорогу осилит идущий.

Лишь тому, кто к поставленной цели

Устремляется, будет везенье.

Даже смерть нерешительной тенью

Ожидает, пред волей робея.

 

Автор неизвестен. Перевод М. Молодчик.

 

Свиток девятый: Удержите карпа!

 

 

Секрет развития сверхсознания

 

– Ах, как славно, что мы смогли улизнуть из города и отправиться на рыбалку! – воскликнул Су‑Лэй.

– Вообще‑то это была твоя идея, – ответил Вин. – Будем надеяться, что твои рыбацкие байки не слишком преувеличивают размеры здешних карпов.

– Вскоре ты и сам убедишься, что в большом озере вроде этого карпы всегда вырастают вдвое большими, чем в искусственном пруду. Это как с идеями: чем больше мы ограничиваем их свободу, тем хуже они развиваются.

– Однако в аквариуме императорского дворца мы видели гигантского карпа, – возразил Су‑Лэй.

– Да, но тот карп был выловлен в озере. Я уверен, что его потомство обречено на измельчание. Разве не напоминает это заимствованную идею?

Су‑Лэй закинул удочку и, поразмышляв над словами друга, произнес:

– В случае успеха все дается нам без труда. А вот с идеями дело обстоит иначе; заполучить их куда труднее. Иногда они находят нас сами, но… гляди‑ка, какую крупную рыбину я подсек!

В радостном нетерпении он принялся выбирать натянувшуюся леску, и через несколько минут в его руках оказался необыкновенно крупный карп. Однако стоило торжествующему Су‑Лэю освободить рыбу от крючка, как она встрепенулась, выпрыгнула из его рук и была такова.

– Ушел! – воскликнул Су‑Лэй, горестно заламывая руки. – Карп‑исполин только что был у меня в руках, но я упустил его!

– О каком карпе речь? – спросил его Вин. – Ты продолжаешь говорить о своих идеях?

– Нет, я говорю о самом настоящем карпе! – в отчаянии ответил Су‑Лэй, после чего, немного успокоившись, добавил, – впрочем, иные идеи также норовят улизнуть. Только что тебе казалось, что она твоя, а через миг она от тебя уплывает, чтобы попасться на удочку твоему удачливому сопернику с более цепкой хваткой. Буквально вчера я видел на рынке новый товар, приносивший торговцу большие барыши, и тотчас же вспомнил об идее, осенившей меня несколько месяцев назад. Если бы я вовремя взялся за ее осуществление, то теперь на месте этого торговца был бы я.

– Посылаемые нам идеи всегда отвечают самым страстным нашим желаниям, – сказав Вин. – Их отправитель – голос нашей мудрости, неустанно наставляющий нас во всех делах и заботах. Многие наши проблемы обусловливаются упрямым нежеланием прислушаться к нему.

– Звучит убедительно, – сказал Су‑Лэй, – вот только мы – занятые люди. Откуда же взять время прислушаться к этому благожелательному голосу? И как распознать его в хоре других голосов, неумолчно звучащих в сознании?

– Это несложно, если умеешь правильно задавать ему вопросы, – ответил Вин.

 

Во многих древних учениях сознание отдельного человека рассматривается как часть Вселенского Разума. Для доступа к нему служит сверхсознание, то есть та область внутреннего мира человека, благодаря которой он ощущает неразрывность своего единства с окружающим миром. Сверхсознанию обязаны мы способностью глубоко вникать в суть вещей, испытывать искренний энтузиазм, ощущать возвышенное состояние духа, проявлять интуицию и творческое вдохновение.

Гениальность принято считать редким даром лишь потому, что человек не способен распознать гениальность в себе самом. Между тем к каждому из нас время от времени приходят гениальные идеи, которые мы оставляем без внимания до тех пор, пока через некоторое время кто‑то другой не предъявит их нам в материализованной форме. Это показывает, что каждый из нас обладает связью с высшей формой сознания, которая превосходит индивидуальные возможности. Эта связь, получив должное развитие, может оказаться для нас неисчерпаемым источником возможностей.

Прислушавшись к голосам, звучащим в сознании, можно распознать их принадлежность. Так, мы без труда распознаем голоса, принадлежащие родителям, учителям, а также многим из тех, кто вольно или невольно влиял на формирование нашей личности. Одни из этих внутренних голосов стремятся оказать нам помощь и поддержку, другие проявляют требовательность и склонность к обличительной критике, а некоторые зловредные голоса следует научиться заглушать, чтобы их внушения не ограничивали наши возможности.

Умение ориентироваться в этом многоголосом хоре, отличая доброжелательные наставления и игнорируя критиканство, – важный шаг на пути к установлению контакта со сверхсознанием. Выработав привычку соотносить свои поступки с внушениями внутреннего голоса, вы обретете верного советника, в правильном свете представляющего вам жизненные обстоятельства и события. Умение слышать и правильно интерпретировать голос этого мудреца является одним из важнейших факторов, расширяющих границы наших возможностей и позволяющих управлять своей жизнью. Совершенствуясь в этом умении, мы укрепляем свою интуицию.

Способность к интуитивным догадкам дается от рождения – так же как способность дышать или есть. Мы знаем, что отрегулированное дыхание благотворно воздействует на организм человека. Показано, что определенные дыхательные практики способны повысить эффективность работы лимфатической системы более чем в десять раз. Правильно составленная диета может существенно улучшить физическое и эмоциональное состояние, а также умственные способности. Это же относится и к интуиции: подчиняя ее сознанию, мы многократно повышаем ее силу.

По мере того как вы читаете эту страницу, ваш мозг выполняет множество сложнейших действий: например, вы различаете буквы и сопоставляете каждое вновь прочтенное слово с громадным словарем, хранящимся в вашей памяти. Ментальные механизмы, стоящие за интуицией, действуют сходным образом, и проследить за их работой непросто. Однако понимание того, что лежит в основе интуиции, – необходимое условие для увеличения ее силы.

Как и всеми иными способностями, природа снабдила нас интуицией для вполне определенных целей. В первую очередь ее следует рассматривать как один из инструментов выживания. Восприимчивость к окружающим условиям во многом определяла жизнеспособность наших предков. Враждебная среда, в которой они обитали, безжалостно отбраковывала индивидуумов с недостаточно развитой интуицией. Интуитивные догадки возникают в тот момент, когда того требуют обстоятельства; не принимая их всерьез, нельзя извлечь из них пользу. В качестве инструмента выживания интуиция особенно эффективна при анализе накопленной информации с целью прогнозирования развития событий. Умение прислушаться к интуитивным догадкам существенно увеличивает способность принимать безошибочные решения.

Представление о том, что интуиция приобретается с опытом, ошибочно, поскольку она от рождения является неотъемлемой частью психики. Еще один распространенный миф утверждает, будто женщины щедрее наделены интуицией, поскольку они способны в большей степени, чем мужчины, интуитивно принимать правильные решения. Этот миф объясняется тем, что мужчины, чья интуиция в действительности нисколько не уступает женской, часто объясняют свои интуитивные поступки мотивами, подчеркивающими их силу, опытность или иные традиционно мужские качества. Женское же начало предполагает скорее сокрытие силы, чем ее демонстрацию.

Одним из наиболее парадоксальных свойств интуиции является то, что ее сила часто оказывается в обратной зависимости от компетентности в соответствующей области. Вот почему крупным специалистам часто приходится удивляться чутью тех, кого они консультируют.

С другой стороны, способность к рациональному анализу не менее важна, чем сила интуитивного знания. Поэтому необходимо достичь баланса между этими взаимодополняющими способами мышления. Иногда эффективнее принимать решение в два этапа: когда исчерпаны возможности рационального анализа проблемы, следует подключать интуицию. Интуитивное мышление присуще каждому из нас, однако лишь немногие способны использовать его и правильно интерпретировать результаты. Сбалансированный подход к принятию решений предполагает рассмотрение вариантов на интеллектуальном, эмоциональном и интуитивном уровнях. Это означает, что каждый вариант решения должен быть рассмотрен с трех точек зрения: насколько он логичен, насколько он ощущается верным и насколько он звучит. Сегодня ограничения, присущие формальной логике и рациональному мышлению, проявляются все с большей очевидностью. Современный проактивный бизнес также перестает рассматривать их в качестве единственно надежной опоры. Интуиция, ранее ассоциировавшаяся исключительно с женским естеством, сегодня все чаще становится предметом исследований, посвященных проблемам стабильности и эффективности в деловой практике.

Полагаться на интуицию – значит осознанно использовать интуитивные догадки в своей личной или профессиональной жизни. Большинство, однако, использует интуицию неосознанно, и поэтому внутренний голос мудрого советника едва слышен им. Более того, даже услышав его, они часто отметают мудрый совет как тривиальную догадку. К несчастью для человека, внутренние голоса, навлекающие на него беду и разочарование, звучат обольстительно и громко; тогда как мудрые наставления, указывающие путь к материальному благополучию и духовной гармонии, произносятся тихим шепотом. Умение прислушиваться ко вторым и игнорировать первые необходимо для контакта с неисчерпаемым, но лежащим вне нашего обыденного опыта источником знаний. Для развития сверхсознания необходимо придерживаться следующих трех ключевых принципов.

 

Доверьтесь себе

 

– Прошу простить мою дерзость, – сказал Хэ Янь, – но вы, генерал, уже который день выглядите сверх меры озабоченным. Разве предстоящая битва будет не рядовым сражением?

– Я опасаюсь, что дни царства Гоу У сочтены, – ответил генерал, – ибо никогда наши враги не были столь сильны, как теперь.

– Позвольте мне рассеять вашу тревогу, мой господин, обратившись к оракулу, живущему в пещере горы Зиг‑Заг. Ведь говорят, что он никогда не ошибается! Напутствие знаменитого оракула, несомненно, поддержит вас в военных приготовлениях.

– Как я могу доверяться сказкам в столь важном вопросе, как выбор тактики предстоящего сражения! – воскликнул генерал. – Впрочем, – добавил он со вздохом, – обстоятельства столь неопределенны, что я готов прислушаться к любому совету.

Когда они оказались у пещеры оракула, Хэ Янь напомнил генералу, что обычай предписывает задавать оракулу лишь один вопрос.

– У меня один‑единственный вопрос: увенчается ли предстоящая битва победой? – ответил ему генерал.

 

Много месяцев спустя ученик оракула, собиравший на горе Зиг‑Заг целебные травы, обнаружил изможденного Хэ Яня.

– Что вновь привело вас к нам и отчего у вас столь плачевный вид? – спросил ученик.

– Пообещав нашему генералу победу в сражении, твой учитель совершил страшную ошибку, – произнес Хэ Янь. – Войска царства Гоу У были разгромлены, и теперь оно присоединено к провинции Юэнь.

– Прошу простить меня, почтенный господин, но вам решительно не в чем упрекать моего учителя, давшего вам верное прорицание. Великая битва действительно увенчалась победой: победителем стал ваш противник.

– Значит, ты хочешь переложить вину на меня? Ведь это я предложил генералу обратиться к оракулу. Что толку в прорицании, если оно обмануло генерала и привело нас к катастрофе?

– Мой учитель читает ответы в душах посетителей. Он никогда не говорит им больше того, что они знают сами, но во что боятся поверить. Поэтому лишь неверие в себя влечет к нам посетителей. Если бы ваш генерал верил в себя, он не только сформулировал бы свой вопрос более четко, но и сам смог бы на него ответить. Мой учитель говорит: «Обращаясь с просьбой к жизни, следует проявлять осторожность».

– Мне кажется, – произнес Хэ Янь, понурившись, – что под конец генерал все же познал истину. Прежде чем умереть от ран, он сказал мне: «Запомни, дорогой друг: ни одному, даже самому и местному оракулу нельзя доверять больше, чем внутреннему голосу. Я упорно отказывался верить в то, что подсказывал мне внутренний голос, и теперь я наказан за свое упрямство. Что проку в десяти тысячах воинов, если их предводитель не может командовать собой?»

 

Парадокс, но выдающиеся лидеры – обычно самые послушные люди. Чтобы другие могли доверять вашему руководству, вы должны слушаться своего внутреннего голоса и доверять ему. Вы должны непринужденно обмениваться с ним вопросами и ответами. Увы, инстинктивная боязнь ответить неправильно, привитая нам годами школярства, сильно затрудняет этот диалог. Ведь многие сталкиваются с трудностями даже при заполнении различных анкет и бланков, столь популярных в наше время: страх ответить неправильно сковывает нас.

Мир все больше специализируется, и наши знания о нем становятся фрагментарными. В результате нам приходится все чаще обращаться к тем, кто осведомлен лучше нас. Таким образом, мы разучиваемся верить собственному чутью. Поэтому даже решение личных проблем мы иногда перекладываем на чужие плечи. Если же события развиваются не так, как мы ожидали, то виним мы не себя, а советчиков.

Трудно переоценить также и умение правильно ставить вопросы. Правильно сформулированный вопрос уже несет в себе половину ответа, тогда как на двусмысленный вопрос не сможет ответить даже мудрец. Буду ли я счастлив? Следует ли мне заняться бизнесом? Стоит ли связывать себя брачными узами? Хватит ли мне денег? Не сменить ли мне работу? Каждый из этих вопросов, встающих перед нашим «внутренним оракулом» в определенные жизненные периоды, нечетко сформулирован. Нечеткость вопроса обусловливается неопределенностью нашего эмоционального и умственного состояния.

Самый знаменитый из оракулов, дельфийский, не случайно находился в Древней Греции – этой колыбели логики и рационалистической философии. Эмоциональное и логическое мышление столь же естественно дополняют друг друга, как инь и ян, женское и мужское начало. Интуиция указывает нам верный путь, а разум – оптимальный порядок действий, которые необходимо предпринять для движения по этому пути. Таким образом, разум и интуиция находятся в непрерывном сотрудничестве, плодотворность которого зависит от степени осознании природы этих полярных способов мышления. Если полет интуиции иррационален и непредсказуем, то поступь разума тяготеет к систематичности и упорядоченности.

Привычка по любому поводу спрашивать мнения окружающих отучает нас верить себе и делает невосприимчивыми к собственным советам. Отказавшись от этой пагубной привычки и рассматривая все свои начинания в двойном свете собственного разума и интуиции, можно достичь несравненно больших результатов.

Дойдя до развилки, мы часто желаем продолжить движение сразу двумя открывшимися путями. Следует ли удивляться, что при этом мы не знаем, куда повернуть? Если причина затруднения лежит внутри нас, то там же следует искать и способ устранения этой причины. Неверие в свою интуицию проистекает из неверия в себя либо из недостаточной самооценки. Спрашивая себя: «Следует ли мне заняться бизнесом?» или «Не сменить ли мне работу?», мы недвусмысленно декларируем неопределенность своих желаний. Поэтому прежде чем искать ответа на вопрос, следует уяснить, какие обстоятельства привели к возникновению этого вопроса и какие надежды связываем мы с его правильным решением. Это, в свою очередь, может поднять ряд более глубоких вопросов: в какой степени предполагаемое изменение образа жизни соответствует жизненным приоритетам? Позволит ли новая работа больше времени проводить с семьей, как нам того хотелось бы? Даст ли она полезный для дальнейшей карьеры опыт?

Интуитивная догадка всегда является ответом на заданный вопрос. Ответ может быть дан нам в виде образов или впечатлений, верная интерпретация которых возможна лишь в том случае, если мы достаточно глубоко осознаем все аспекты волнующего нас вопроса и способны четко его сформулировать. Однако не следует рассчитывать на помощь интуиции в решении изначально противоречивых вопросов. «Я хотел бы больше зарабатывать, но при этом нести меньше ответственности и больше времени уделять семье»; «Я хотел бы установить более тесные взаимоотношения с партнером, но при этом сохранить независимость», – всегда ли мы отдаем себе отчет в несовместимости подобных стремлений?

В традиционных культурах Запада вопросы предшествуют ответам. Между тем в ходе интуитивного мышления ответы порождают новые вопросы. Поскольку этот процесс не подчиняется законам логики и его трудно систематизировать, ясное понимание природы решаемой проблемы имеет ключевое значение. Четкая формулировка изначального вопроса помогает воспринимать и правильно интерпретировать получаемые впечатления, а также подготавливает нас к решению тех вопросов, которые они порождают. Например, размышляя о том, следует ли вам воспользоваться удачным стечением обстоятельств для смены партнера или работы, вы можете столкнуться с более фундаментальным вопросом: что в жизни вас не устраивает, заставляя искать перемен?

В целом мире вы не найдете советчика, более заинтересованного в вашем благе, чем вы сами, а потому воспитывайте уверенность в себе – ведь без нее вы попросту себе не поверите. И единственный способ этого достичь – ставить себе четкие цели и хорошо понимать стоящие за ними мотивы. По существу, это означает всегда быть честным с самим собой, и честность эта является мерой нашей настроенности на Вселенский Разум и его безграничную сокровищницу знаний.

Постоянно исполняя чужие роли как перед окружающими, так и перед самим собой, вы теряете веру в себя и, соответственно, способность доверяться внутреннему голосу. В этом случае приходится основывать свои решения на предвзятых мнениях, распространенных заблуждениях и иных сомнительных мотивах, совокупность которых блокирует доступ к сверхсознанию. Умение четко формулировать вопросы и правильно интерпретировать интуитивные озарения, сколь бы абсурдными на первый взгляд они ни казались, носит преимущественно теоретический характер. Перейти от теории к практике позволяет второй ключевой принцип.

 

Прислушайтесь к себе

 

– Как жаль, что вы не сообщили мне о своем желании раньше! – воскликнул советник Дан. – Я с радостью выдал бы вам лицензию. Наш опыт в торговых делах, несомненно, облегчил бы мою работу. Однако я прошу вас понять, что отменить принятое решение не в моих силах: ведь документы уже скреплены печатью. Кроме того, это было бы несправедливо по отношению к человеку, получившему лицензию.

Купец Фоу Ха был раздосадован: из рук уплывала возможность, о которой он всегда мечтал. А ведь не так давно он ощутил странное желание посоветоваться с Даном! Увы, он оставил его без внимания. Этот импульс был тем более неожиданным и необъяснимым, что выдача лицензий в то время была вне компетенции советника. Поэтому Фоу Ха подавил его, решив, что будет лучше, если о его намерении никто не будет знать.

– Не исключено, что новый подрядчик согласится вступить с вами в партнерское соглашение. У него мало опыта для самостоятельной работы, так что, думаю, в союзе с вами он будет заинтересован.

Иными словами, Фоу Ха предлагали просить подачку у какого‑то наглого выскочки! Можно ли снести подобную несправедливость? Купец ощутил, как в нем поднимается волна гнева. Вероятно, эти двое вступили против него в сговор. Мало им было отнять у него то, что принадлежит ему по праву, они вздумали еще и издеваться! С уст купца были готовы сорваться резкие слова. В этот миг он услышал внутренний голос, призывавший его воздержаться от поступков, чреватых раскаянием. Однако негодование заглушило мудрые слова предостережения, и негодующая тирада была высказана вслух. Едва успев произнести последние слова, Фоу Ха пожалел о сказанном.

– Вот это да! – воскликнул удивленный советник. – Иметь такие драконьи зубы опасно, их следует удалить! Каждое из этих слов обойдется вам дорого!

Несмотря на крайнее возбуждение, Фоу Ха понял, что советник прав. В порыве раскаяния он ощутил искреннее желание извиниться, однако, решив, что это было бы слабостью, подавил его. Наступившая тишина лишь усугубила ситуацию. Фоу Ха пришлось заплатить большой штраф.

На следующий день Фоу Ха встретил торговца Яня, с которым был дружен.

– Что ж, могло быть и хуже, – сказал тот, узнав о случившемся. – Советник обошелся с тобой довольно мягко. Возможно, он счел, что ты достаточно наказал сам себя.

– Мне все равно, что он думает, – проворчал Фоу Ха. – По его милости я очутился на грани банкротства. Выходит, вначале я пострадал оттого, что не поговорил с ним, а затем – оттого, что поговорил. Нечего сказать, справедливый советник!

– При всем моем к тебе уважении, – ответил друг, – я не могу с тобой согласиться. Происшедшее не имеет никакого отношения ни к тому, что ты не смог вовремя сказать, ни к тому, о чем не смог вовремя промолчать. Ты слышишь, но не слушаешь, – вот в чем твоя беда.

 

Все мы – одни чаще, другие реже – ощущаем время от времени желание к кому‑то обратиться. И если этот кто‑то облечен властью, мы предпочитаем «не будить спящую собаку», отгоняя подобные мысли прочь. А потом вдруг этот человек обращается к нам сам, и мы казним себя за то, что не опередили его и упустили очередную возможность. Порой мы все‑таки проявляем инициативу, но снова‑таки опаздываем, и оказывается, что тот, к кому мы обратились, уже успел о нас подумать. Люди, «настроенные» друг на друга нередко решают выйти на контакт почти одновременно, и побуждают их к этому одни и те же вопросы. В том‑то и беда, что все мы чувствуем, что нужно делать, но лишь немногие прислушиваются к этому чувству.

Не желая расставаться с привычными представлениями, мы прибегаем к любым рациональным аргументам для того, чтобы подавлять интуитивные импульсы. Таким образом, энергия, которая могла быть использована для поддержания конструктивного внутреннего диалога, расходуется на измышление доводов, оправдывающих наше нежелание в этом диалоге участвовать. Все сказанное приближает нас к пониманию древней восточной мудрости: «Чем меньше делаешь, тем большего достигаешь; тот, кто пребывает в абсолютном бездействии, становится всемогущим».

В данном контексте абсолютное бездействие выражает безусловную готовность подчиняться естественному ходу вещей; но позволяет находиться в постоянном контакте с Вселенским Разумом. Эта философская концепция применима ко всем аспектам человеческой деятельности, в том числе и к бизнесу. Высокая производительность требует высокой активности; однако эти понятия отнюдь не тождественны. Взгляните на опытных администраторов: они выполняют намного меньше действий, чем их молодые коллеги, но достигают большего. Преимущество первых состоит в том, что неторопливая рассудительность делает их более чувствительными к наставлениям внутреннего голоса.

Большинству из нас почти никогда не удается выкроить время для спокойного и уединенного обдумывания своих идей и интуитивных ощущений. Они слишком заняты тем, что они делают, для того чтобы стать тем, чем могут. Предпочитая поверять свои мысли всем, кроме себя самого, мы добровольно лишаем себя доступа к богатствам сверхсознания.

Многие люди испытывают необходимость постоянно находиться в компании. Но для контакта с внутренним голосом требуется уединение. Известно, что внутреннее озарение может разом рассеять тысячу сомнений; мы же, предпочитая методичное рациональное мышление, боремся с проблемами поодиночке.

Неверно считать, что всякий, кто находится вне коллектива, пребывает в уединении. Истинное и благотворное уединение, направленное на установление контакта со сверхсознанием, предполагает не только внешнюю, но и внутреннюю изоляцию. Вы можете выработать способность достигать внутренней уединенности в любых обстоятельствах; однако на первых порах изолированность – обязательное требование. Спросите себя, насколько часто вы, оказавшись в одиночестве, отвлекаетесь от внешних раздражителей, чтобы спокойно прислушаться к своим мыслям и чувствам?

Люди, чья работа связана с переездами, часто имеют возможность для внутреннего уединения. Вместо этого на борту самолета они, как правило, едят, спят или смотрят видео; в вагонном купе читают газеты или болтают с попутчиками; переступив же порог гостиничного номера, немедленно включают телевизор, компьютер или хватаются за телефонную трубку.

Как известно, большая часть плодотворных идей посещает нас в то время, когда мы находимся вне офиса. Поэтому руководство многих компаний периодически организует для своих сотрудников «выездные» рабочие дни. Предполагается, что смена привычного рабочего окружения на непринужденную обстановку благотворно скажется на производительности, а отсутствие офисной суеты позволит спокойно поговорить, обменяться идеями, обсудить стратегии дальнейшего развития, спланировать перспективные цели, упрочить командный дух, смягчить строгость ограничений, налагаемых субординацией. Насколько же оправдываются все эти благие намерения? Временное освобождение от гнета привычной среды действительно освежает рабочую атмосферу, однако едва ли оно способно привести умы сотрудников в ясное и расслабленное состояние.

Хотя участники акции хорошо понимают, что главной целью отказа от привычной обстановки является смена стандартного поведения, они часто не могут изменить своим привычкам, используя каждую свободную минуту, чтобы позвонить в офис либо обменяться электронной почтой с оставшимися там коллегами. Стоит ли удивляться, что они не находят времени уединиться?

Современный стиль деловой жизни вынуждает жить на головоломных скоростях, в напряженной борьбе с трудностями. Уединение при таких обстоятельствах может представляться чем‑то недостижимым. Более того, вынужденное одиночество чаще всего воспринимается как досадное неудобство, и мы всеми способами стремимся его избежать. Для некоторых даже несколько минут тишины и одиночества оказываются тяжелым испытанием. Иногда организаторы деловых встреч даже заполняют паузы между выступлениями ораторов фоновой музыкой или «белым шумом».

За пределами же традиционного офиса наблюдается другой симптом. Все больше людей, работающих дома, страдает от одиночества и недостатка общения с себе подобными. Но одиночество, независимо от среды, – это прежде всего состояние сознания. Его нужно приветствовать, а не страшиться, соответствующим образом перестроив взаимоотношения с самим собой. Как это ни удивительно, многие ни разу в жизни не переживали спокойного уединения; им не знакомо это состояние. Тому, кто едва справляется со множеством повседневных обязанностей, подобное времяпрепровождение может показаться непозволительной роскошью. Однако именно в их ситуации пересмотр распорядка дня особенно необходим. Не прислушиваясь хотя бы время от времени к внутреннему голосу, мы рискуем безнадежно увязнуть в будничных делах и полностью утратить контакт со своим «я».

Уединенные размышления освобождают нас от бремени суетных забот и дают возможность увидеть, как можно достичь текущих целей без борьбы и с меньшими затратами. Не забывайте, что одна вспышка интуитивного озарения может оказаться важнее для преуспевания, чем все, что вы делали прежде.

Легко заметить, что в приведенных рассуждениях нет ничего выходящего за рамки здравого смысла. Увы, в том, что касается развития врожденных способностей, общераспространенные теории отнюдь не всегда подкрепляются столь же распространенной практикой. Мы признаем в себе глубинную силу интуиции, безошибочно указывающую нам верный путь, но ничего не делаем для ее развития. Откладывая саморазвитие на неопределенное будущее, когда у нас, предположительно, появится больше свободного времени, мы занимаемся самообманом.

Следует выработать устойчивую ежедневную привычку прислушиваться к своим мыслям и чувствам, ведь подсказки внутреннего голоса сродни манне небесной, и пользоваться ими следует безотлагательно. Чем чаще мы будем прибегать к уединению, тем реже сможем без него обходиться. И наоборот, чем более редким для нас будет это состояние, тем более оно окажется для нас ненавистным. Если вы неспособны выкроить время для такой «мысленной рыбалки», вряд ли на вашу удочку попадется много стоящих идей. Но когда она станет привычной, прислушиваться к внутреннему голосу окажется для вас совершенно естественным.

Описанная практика не сделает вашу интуицию более «разговорчивой». Смысл занятий состоит в том, чтобы самому сделаться более внимательным слушателем. Поскольку «послания» интуиции могут иметь самую разнообразную форму, придется овладеть искусством интерпретации неожиданных ощущений или беспричинных побуждений, а также получаемых символических знаков. Если, читая книгу, беседуя и т.п., вы столкнетесь с таким посланием, постарайтесь сразу осмыслить его, даже если для этого придется прерваться на полуслове.

Постоянная готовность к такому «переключению» и есть главный секрет поддержания контакта со сверхсознанием. Отстранившись от текущих дел, следует сосредоточиться на интерпретации полученного послания. Переключение должно быть совершенно искренним – так влюбленный обрывает фразу от внезапного прилива чувств. Собственно говоря, нашептывания внутреннего голоса ничем не хуже этих чувств, ведь он говорит от лица вашей духовности, которая желает вам только добра – как и вы желаете лишь добра предмету своих вожделений. И здесь, как и во всех человеческих отношениях, кроется определенный риск. Именно с ним связан третий ключевой принцип.

 

Готовность к риску

 

Путешествуя по незнакомой провинции, путник повстречал незнакомца.

– Позвольте вам дать совет, – сказал незнакомец. – Двигаясь по этой дороге, вы лишь зря потратите время: дальше путь преграждают непроходимые горы, которые сейчас не видны из‑за тумана.

Путник ощущал странное спокойствие, совершенно необъяснимое в сложившихся обстоятельствах. Еще вчера он отреагировал бы на эти слова иначе – скорее всего, поддался бы тревоге и стал искать обходных путей. Однако сейчас он чувствовал ложность внушаемых ему опасений. Поблагодарив незнакомца за участие, он продолжил путь. Гор в тумане не оказалось. Зато он встретил другого советчика, который с важным видом изрек следующее:

– Вам придется идти в обход: впереди обрыв. Даже горные козы не могут одолеть его отвесных склонов!

Вновь отметив свою внутреннюю безмятежность, путник продолжил путь. Вместо непреодолимого обрыва его ждала третья встреча: на обочине стоял человек в военной форме. Раздался оклик:

– Стой! Дальше двигаться в этом направлении опасно: там военный лагерь и сейчас проходят учения.

Однако путник не убоялся и этого предостережения и пошел дальше. Вскоре вместо военного лагеря он увидел четвертого человека. Путнику почему‑то показалось, что он встретил давно потерянного друга. Человек протянул к путнику руки и произнес:

– Как я рад, что ты не поверил ложным предостережениям! Благодаря этому мне не пришлось тебя долго ждать.

– Но кто ты? – спросил путник. – Я уверен, что мы где‑то встречались.

– Еще бы! Я – верный советчик, ведущий тебя по жизни. Риск, на который ты только что пошел, подтвердил твою веру в меня, поэтому я появился перед тобой. Мне предстоит сообщить тебе столько важного! Продолжим же наш путь, на котором для нас нет непреодолимых преград.

 

Внутреннее спокойствие, которое мы испытываем, принимая то или иное решение, является свидетельством одобрения со стороны внутреннего голоса. Герой притчи, решившийся следовать интуиции, не поддался ни страху, ни колебаниям. Проигнорировав все предостережения, он продолжил путь, подобно паломнику, следующему к святым местам и не реагирующему на соблазны.

Никто, кроме нас самих, не имеет над нами реальной власти. Чем глубже мы это осознаем, тем тверже будем противостоять даже самым неблагоприятным обстоятельствам.

Выработка веры в себя требует готовности идти на риск: ведь наша интуиция не может быть абсолютной. Однако если после нескольких промахов мы позволим себе разувериться в ней, то можем совершенно ее утратить. Не приходится сомневаться, что достижение любой сколь бы то ни было значимой цели всегда сопряжено с определенным риском. Более того, во многих обстоятельствах именно отказ от риска – наиболее рискованный выбор, так как любая необходимость есть в то же время возможность. Рискуя, мы укрепляем веру в себя; вера же в себя позволяет идти на риск. Вырабатывая привычку идти на риск во имя поддержания контакта со сверхсознанием, мы побеждаем себя. Тот же, кто способен победить себя, победит мир.

Не существует единого рецепта, как должна протекать жизнь, руководимая интуицией. Порой интуитивное озарение ясно освещает все этапы предстоящего пути; иногда же просматривается лишь следующий шаг, и очень важно сохранять максимальную чуткость в отношении как этого шага, так и конечной цели. Именно в такие моменты нужно по‑настоящему верить в свое истинное «я» и отваживаться сделать шаг, преисполнившись веры в то, что даже если мы не получаем ответа, когда в нем нуждаемся, он обязательно придет, когда его потребуют обстоятельства.

Риск, связанный с возможными неблагоприятными последствиями интуитивных поступков, ни в коем случае не должен служить основанием для того, чтобы отказаться от них. Лучше сознательно пойти на риск и смириться с неудачей, ибо иного способа укрепить веру в себя и свою интуицию нет. Только так наши интуитивные способности смогут в конце концов раскрыться полностью.

 

Удочка для верного решения

 

Все в мире проникнуто духом противоположности: мужчина проявляет женские качества, а женщина – мужские; Солнце повторяет формой Луну, Луна же отражает солнечный свет. И приближаясь к подлинной реальности, мы подходим к единству. Именно поэтому вопрос, возникающий в нашем сердце, тут же откликается эхом ответа – вне или внутри нас. Оглядевшись, мы увидим ответ в том, что нас окружает; подняв глаза, обнаружим его начертанным в небе; посмотрев под ноги, заметим, что он запечатлен в рельефе земной поверхности; закрыв глаза, найдем ответ внутри себя. Нужно только взобраться на гору, и имя этой горе – Зачем.

Недоверие к интуиции начинает вырабатываться в раннем детстве, когда в поисках ответов на вопросы об окружающем нас мире мы признаем безусловный авторитет взрослых. Став взрослыми, следует прислушиваться не к окружающим, а к себе и учиться верить в собственные возможности. Все, кто испытал внезапные интуитивные озарения, имели возможность убедиться, что ответы находятся внутри нас.

Мы всегда знаем ответ, но услышать его сможем, лишь научившись в него верить невзирая на риск. Таков парадокс всех врожденных способностей: они не работают, если только мы не заявим о своей вере в них. Сделать же это можно лишь одним способом – пользоваться этими способностями. Для сверхсознательной энергии, дарующей нам вдохновение, руководство и способность творить, не существует ни замков, ни дверей. Все, что нужно, – осознавать и принимать ее поток. И если мы неизменно будем забрасывать в него удочку своего внимания, то никогда не останемся без улова.

 

Свиток десятый: Стреножьте быка!

 

 

Секрет гармонизации инь и ян в общении

 

– Ступни Беспалого Бона были изувечены в наказание за то, что он позволил быку сорваться с привязи и разрушить императорские гончарные мастерские, – сказал Янь Хэ своему товарищу. – Говорят, будто за каждую из десяти разбитых ваз ему отсекли по пальцу.

– В действительности же, – заметил патриарх Вэй‑цзы, случайно подслушавший разговор своих учеников, – его покалечил бык, которого он пытался вернуть в стойло.

– Что за отчаянный человек! – воскликнул Янь Хэ.

– Воистину так, – ответил Вэй‑цзы, – однако, вступив с быком в борьбу, он противопоставил друг другу две силы ян. Из‑за этого грубейшего нарушения естественного хода вещей победа стоила ему дорого.

– Правда ли, что инь и ян – связующие звенья между всем сущим? – спросил Янь Хэ. – И как же этот универсальный принцип проявился в истории с быком?

– Силы инь и ян находятся в непрестанном поиске друг друга, – сказал Вэй‑цзы. – Будучи противоположными и взаимодополняющими началами, они стремятся к гармонии. Когда бык исполнился силы ян, Вон не смог противопоставить ей противоположную силу. В этом и была его ошибка. На агрессию Вон ответил агрессией. Ему следовало попытаться успокоить быка, взять его лаской. Думаю, он прекрасно знал, как поступить. Увы, вид разрушений, производимых разъяренным зверем в императорских мастерских, смутил его разум! Бросившись сражаться с могучим быком, он и сам уподобился неразумному животному.

– Поэтому, – продолжил Вэй‑цзы, – необходимо учиться переходить из состояния ян в состояние инь и обратно в зависимости от обстоятельств. Пользуясь этими могучими предвечными силами, вы совладаете не только с теми, кто нападает на вас, но и с той частью своего сознания, что подобна разъяренному быку. Не следует путать время для слов и время для молчания. Желая слышать других – молчите; стремясь к открытости – учитесь сдержанности; желая возвыситься – не бойтесь показаться униженным; желая брать – отдавайте; желая прийти первым – дайте дорогу другим.

 

Хотя школьные учителя прилагают немало усилий, чтобы научить воспитанников письму и чтению, они, как правило, совершенно не уделяют внимания важнейшему навыку человеческого общения. Невозможно отрицать, что общение с окружающими, а также и с собой, определяет все аспекты нашей жизни. Тот, кто умеет быть лишь хорошим слушателем, весьма далек от истинного искусства общения.

Внутри каждого из нас обитает разъяренный бык, норовящий сорваться с привязи и заявить о себе окружающим. Чем менее мы способны его обуздать, тем более проявляется наша склонность к спорам и препирательствам. Склоки, которые принято называть «выяснением отношений», в действительности приводят лишь к ухудшению последних. В спорах, ведущихся на повышенных тонах, всегда есть проигравшие, но не бывает победителей. Отвечать агрессией на агрессию так же неразумно, как использовать огонь для тушения пожара: подобное общение не может привести ни к чему кроме бесцельной растраты психической энергии с обеих сторон.

Понимание общих закономерностей взаимодействия вещей позволяет обратить себе на пользу могучие стихийные силы, находящиеся в извечном противоборстве. К примеру, умение спокойно вслушиваться в собственные мысли и ощущения может быть с успехом использовано и в межличностном общении. Не научившись оценивать себя, вы не можете оценивать окружающих. Точно так же, не развив внутреннего слуха, вы не уловите истинного смысла, скрытого в словах собеседника.

Недосказанное нередко имеет большее значение, чем то, что произнесено вслух. Чтобы лучше слышать оставшееся «между строк», нужно соблюдать внутреннюю тишину. Это позволит воспринимать мысли собеседника в первозданном виде, не замутненными вашей непроизвольной реакцией. Речь собеседника следует воспринимать как энергию ян, поскольку она направлена вовне, тогда как роль слушателя делает вас проводником энергии инь. Вдумчиво поразмышляв над противоречивыми словами собеседника, мы сможем выработать адекватный ответ, смягчающий ситуацию.

Внутренняя тишина позволяет всесторонне осмыслить слова собеседника. При этом следует избегать различных ассоциаций, чреватых нарушением ясности вашего мышления. Энергия ян связана с открытостью и экспансивностью, а инь – с внутренней сосредоточенностью и восприимчивостью. Используя первую, мы определяем чувства собеседника, тогда как вторая позволяет оценить искренность этих чувств и при необходимости проявить мягкую уступчивость, позволяющую в конечном счете победить в споре или направить разговор в нужное русло.

Даже самая искусная расчетливость приносит меньшие плоды, чем способность к полной самоотдаче, выказывая которую в общении, мы проявляем перед окружающими свою истинную природу. Эта способность, которая, несомненно, имеет ключевое значение в практике эффективного общения, требует достижения тонкого равновесия между энергией инь вашего внутреннего мира и энергией ян внешнего.

 

Опустошающая полнота

 

– Учитель, – обратился Янь Хэ к патриарху, – вы говорили об умении определять время для слов и молчания. Поясните, что вы имели в виду.

– Тишина и говорливость отражают полноту и пустоту внутреннего содержания человека, – отозвался Вэй‑цзы. – Позволив предубеждению овладеть собой, вы не услышите ни слова из того, что вам говорят. Другая ошибка: увлеченные разговором, мы нередко так торопимся высказать свое мнение, что не воспринимаем ничего кроме собственных слов. Вообразите купца, переправляющегося через Желтую Реку на груженной товарами лодке. Посреди реки он замечает другую лодку, в которой никого нет. Течение несет ее, и она ударяется о борт лодки, в которой сидит купец. Даже если купец отличается на редкость вспыльчивым нравом, едва ли он утратит в этой ситуации самообладание. Иное дело, если во второй лодке кто‑то окажется. В этом случае купец, вероятно, крикнет ему что‑то предостерегающее. Если его слова будут оставлены без внимания, он, очевидно, еще более повысит голос и потребует, чтобы тот, кто управляет другой лодкой, выполнил необходимые маневры и предотвратил столкновение. Если же и это не возымеет действия, то купец придет в ярость и примется осыпать лодочника проклятьями. Мы видим, что в первой ситуации купец сохранил ясность рассудка, а во второй – совершенно утратил самообладание. Ах, если бы человек мог очистить свое сознание и отправиться в мир, уподобившись пустой лодке! Кто смог бы тогда противостоять ему?

– Я заметил, – сказал Янь Хэ, – что слова упреков и обвинений слетают с уст легче, чем слова поддержки и поощрения.

– Совершенно верно! – согласился Вэй‑цзы. – И именно поэтому следует быть воздержанным в речах. Ведь опрометчивое слово подобно птице, выпорхнувшей из клетки: ее не воротишь, сколько ни подзывай. Относитесь к словам так же, как к золотым монетам, ибо воистину бесценна речь того, кто знает, о чем говорит. Прежде чем слово сорвется с языка, тщательно взвесьте его на весах вашего разума.

 

Иногда мы настолько увлекаемся оценкой своего собеседника и его реплик, что совершенно теряем нить разговора. «Согласиться ли мне с этим утверждением или опровергнуть его? Почему его высказывания столь туманны? Доводилось ли мне бывать в ситуациях, о которых он рассказывает? Она не дает мне ни слова вставить. Нет, определенно, этот галстук ему не к лицу». Подобный неумолчный гомон мыслей заполняет ту часть сознания, где надлежало бы быть пустоте.

Никто не будет спорить с тем, что основная польза цветочной вазы – в ее внутренней пустоте, а не во внешней отделке. Точно так же как мы чувствуем атмосферу пустого дома, мы можем научиться чувствовать пустоту. Когда несколько человек – например, участники собрания или переговоров – сидят вокруг стола, в центре его витает некий дух, который определяет общий настрой этих людей. И по этой атмосфере, лучше всего проявляющейся во время пауз, можно безошибочно определить, насколько плодотворна беседа. Беда лишь в том, что участники таких встреч, особенно на Западе, не особенно внимательны к паузам, видя в них разве что возможность перебить оратора или указание на то, что близится перерыв.

Нередко собрания как раз и созываются из‑за неспособности воспользоваться плодами прошедших собраний. Кому из нас не доводилось обсуждать в кулуарах то, о чем говорилось на собрании, только потому, что мы вовремя не прислушались к атмосфере самого собрания? И точно так же как мы отказываемся слышать то, что высшее «я» нашептывает нам в паузах нашего внутреннего диалога, мы пропускаем многое из того, что сообщают нам другие люди. А все, что мы таким образом теряем, мы стремимся компенсировать собственными измышлениями.

Невысказанное говорит нам гораздо больше, чем слова, и к нему стоит прислушиваться. Но западное воспитание научило нас чувствовать неловкость всякий раз, когда в беседе наступает продолжительная пауза. А вот прославленные мудрецы Древнего Востока отлично понимали друг друга без слов. Они не торопились с ответом и часто замолкали, прислушиваясь к внутреннему голосу. Мы же начинаем составлять ответ, не дослушав реплики собеседника. Наш внутренний диалог протекает особенно интенсивно, если точка зрения собеседника противоречит нашим убеждениям.

Наша беда в том, что мы приучены думать, будто слушать – значит слушать критически. Конечно, когда мы ищем в репликах собеседника то, с чем мы согласны, – а чаще то, с чем несогласны, – мы включаем свое внимание. Поистине, многие люди уверены, что сказанное не задевает их, если только им не удается отыскать изъян в доводах собеседника. Но готовя ответ на основании собственного мнения, выросшего из собственного опыта, они легко теряют рациональное зерно высказанной идеи. В отыскании изъянов ничего дурного нет; не нужно только сосредоточиваться на этом целиком!

Большая часть препятствий, мешающих взаимопониманию, возникает именно из‑за неспособности выйти за пределы собственной системы представлений. Воспринимая мир не таким, каков он в действительности, а таким, каким мы его видим, невозможно проявить искреннюю доброжелательность и симпатию к собеседнику. Правила хорошего тона запрещают перебивать говорящего, но большую часть времени мы прислушиваемся к тому, что хотим услышать, или к тому, что может принести нам выгоду.

Такой довольно циничный взгляд на вещи объясняется тем, что большинство из нас заинтересованы в улучшении своих коммуникационных навыков только ради собственной выгоды. Попросту говоря, мы ищем в беседе ответ на вопрос: а что мне с этого будет? Но доброжелательность и симпатия предполагают отсутствие каких бы то ни было скрытых намерений. Проявлять их – значит проникнуть в сердце и разум собеседника и действительно увидеть мир таким, каким его видит он, – а не таким, каким он его видит по нашему мнению. Мы же испытываем неодолимое желание указать собеседнику, как ему решать его проблему, поведав о том, как решали аналогичную.

Воспитание приучило нас и к той мысли, что в беседе, а особенно в споре, мы должны стремиться одержать верх над оппонентом, то есть доказать истинность своей точки зрения, считая свое видение единственно правильным и стараясь распространить его на окружающих, мы не столько прислушиваемся к мнению собеседника, сколько навязываем ему свое. Опасаясь, что молчание будет воспринято как проявление слабости, мы становимся проводниками энергии ян, переизбыток которой нарушает состояние равновесия. Восстановление нарушенного баланса требует осознания значимости энергии инь, проявляющейся в умении слушать и осмысливать услышанное. Стоит ли недооценивать собеседников? Ведь если не верить, что они способны сообщить что‑то ценное и новое, им действительно никогда не удастся этого сделать.

Пожалуй, наиболее убедительным доказательством того, как трудно достичь взаимопонимания, является огромная армия юристов и внушительные размеры их гонораров. Ведь эти профессионалы специализируются на улаживании конфликтов, самостоятельное разрешение которых оказывается не под силу их участникам. Причина этого во многом объясняется склонностью вместо выхода из кризисной ситуации искать виновника ее возникновения. Попробуйте оценить, сколько энергии затрачивается вами на бесконечные обвинения и оправдания, а также на взаимные упреки и попытки снять с себя ответственность. Придется признать, что этой энергии с лихвой хватило бы на решение большей части проблем.

Разумеется, порой мы действительно сталкиваемся с бездушными оппонентами, договориться с которыми можно с тем же успехом, что с зависшим компьютером. Но все‑таки гораздо чаще бывает так, что, избавившись от задних мыслей, решения достичь можно. Сделайте паузу – и вы найдете его. Но хотя каждому известно, что «слово – серебро, а молчание – золото», в повседневном общении мы слишком часто пренебрегаем этой мудростью. Вместо этого мы спорим со словами собеседника – или с тем, что в них услышали.

 

Молчание – золото

 

Жил на свете человек, много лет прислуживавший мудрецу. Его господин за скромную мзду помогал советами всякому, кто в них нуждался. Слугу в доме мудреца кормили, поэтому из причитавшегося за службу жалования он не брал ни гроша. После пятнадцати лет верной службы, когда накопилась огромная сумма в две сотни золотых, слуга решил забрать их и вернуться в родную деревню.

Отсчитав деньги, мудрец предложил ему купить несколько советов на память. Не желая обидеть старого господина, слуга согласился, хотя и заподозрил в его предложении какой‑то подвох.

– Отлично! – потер руки мудрец. – У меня есть для тебя несколько исключительно ценных наставлений. Напряги же свое внимание!

При этих словах слуга учтиво подался вперед.

– Во‑первых: никогда не вмешивайся в чужие дела! Предоставь другим жить своей жизнью. Заметь, что этот драгоценный бриллиант из сокровищницы моей мудрости я оцениваю всего лишь в сто золотых.

К отчаянию слуги, половина заработанных денег перекочевала в карман бывшего хозяина.

– И это вы называете драгоценной мудростью? – воскликнул слуга. – Подобный совет я мог бы получить у заурядного гадателя на городском рынке и притом за сотую часть названной вами суммы!

– Не спорю, мой совет недешев. Однако именно благодаря этому в нужный момент ты не забудешь о нем.

– Я не смогу забыть его даже в страшном сне, – буркнул слуга себе под нос. – Каково же второе наставление?

– Сколь бы ни был силен твой гнев, – сказал мудрец, – приберегай его на следующий день.

Этот совет окончательно разорил несчастного слугу.

– Однако негоже отпускать верного слугу с пустыми руками, – сказал мудрец. – Пожалуй, я подарю тебе пирог. Возьми его домой и отпразднуй свое возвращение.

Не поднимая глаз, слуга принял подарок и отправился в путь. На пятый день путешествия его застигла в пути ночь. По счастью, в сгущавшихся сумерках он увидел вдали огонек, мерцавший в окне дома. Приободренный путник без раздумий направился к нему. Хозяином оказался человек исполинского телосложения с необычайно свирепым и угрюмым лицом. Усадив пришедшего за стол и налив ему похлебки, он, к крайнему удивлению гостя, не произнес ни слова. Вдруг из‑под половиц раздался приглушенный стук. Хозяин открыл люк, и оттуда показалась жалкая, одетая в лохмотья женская фигура. Тусклое пламя свечи осветило изувеченное лицо и пустые глазницы. К ужасу гостя, хозяин снял с полки человеческий череп и наполнил его похлебкой, которую несчастная принялась с жадностью есть. Как только череп опустел, хозяин вырвал его у слепой и затолкнул ее в подземную тюрьму.

– Ну и как тебе понравилось это представление? – спросил он гостя.

– Сейчас я скажу все, что о тебе думаю! – воскликнул слуга, возмущенный таким бессердечием. Тут, однако, ему вспомнилось наставление бывшего господина о том, что не следует вмешиваться в чужие дела.

– …так вот, я думаю, ты, должно быть, знаешь, что делаешь. Ведь ты ведешь себя так не без оснований, верно?

– Чистая правда, – ответил хозяин. – Как правда и то, что ты – первый гость в моем доме, кому удалось избежать моего гнева… Та тварь, которую ты только что видел, когда‑то была моей женой. Однажды я застал ее с любовником. Теперь его череп до скончания века будет служить ей суповой миской. Что теперь ты скажешь о моем поступке?

– Скажу, что ты, по всей вероятности, принял наилучшее решение из пришедших тебе в голову.

– Однако, – произнес хозяин, – ты – на редкость душевный человек. Знай же, что всех, кто не одобряет моего поведения, я закапываю во дворе, предварительно перерезав глотку. Теперь позволь мне проводить тебя в комнату для ночлега.

Утром слуга продолжил путь. Вскоре его взору стали открываться долгожданные очертания родных мест. Пережитый им страх стал сменяться радостью от предвкушения встречи с родными. Спеша изо всех сил, он к вечеру оказался у своего дома. Сердце путника забилось, и тут сквозь слезы радости он увидел, что дом его полон людей, а жену его целует какой‑то молодой человек. Когда веселый смех сменился музыкой, жена обняла молодого человека и пустилась с ним в пляс.

Увиденное поразило слугу, и он почувствовал, что совершенно теряет самообладание: «Меня не было столько лет, я многое могу понять и простить, но как она могла?… у всех на виду?» Не в силах совладать с нахлынувшими чувствами, он выхватил из‑за пояса кинжал и мысленно приставил его к сердцу молодого человека: «Я убью его! А потом ее!» Вдруг он вспомнил наставление бывшего господина, который призывал его откладывать гнев на следующий день. Это не остудило его ярости, но все же он нашел в себе силы отложить месть на завтра. Спрятав кинжал, он подался в лес, где провел бессонную ночь, сетуя на свою судьбу.

С первыми лучами солнца он отправился в деревню и встретил старого друга:

– Кого я вижу! – воскликнул обрадованный друг. – Верно, сама судьба привела тебя домой в столь радостный день! Вчера мы праздновали окончание твоим сыном школы. Твоя жена была так счастлива, что проплясала с ним до полуночи!

Поняв, что едва не убил жену и сына, слуга схватился за сердце. «Наставления моего господина действительно бесценны. Им я обязан всем, что у меня есть», – сказал он себе.

Когда утихли приветственные возгласы и радостное оживление, а жена принялась накрывать на стол, слуга вспомнил о пироге, подаренном мудрецом.

– У меня для вас сюрприз! – воскликнул он, извлекая тяжелый пирог из сумки. Пирог разрезали – и по полу покатились монеты. Их оказалось ровно двести.

 

Лишь тот неукоснительно следует совету, кто сполна за него заплатил. Бесплатно полученными советами как правило пренебрегают. Пожертвовав состоянием ради вполне очевидных наставлений, слуга, конечно, не мог не чувствовать себя обманутым. Однако именно оттого, что они стоили ему столь дорого, он хорошо запомнил их и в критической ситуации смог ими воспользоваться.

В этой притче есть еще один, не столь очевидный смысл, связанный с нашим женским началом инь, которое отвечает за принятие интуитивных решений. Подобно бессердечному великану, у которого ночевал слуга по пути домой, мы часто подавляем свои чувства, обезображиваем их и не желаем к ним прислушиваться. Низводя свою интуицию до положения униженной узницы и не давая ей произнести ни слова, мы предпочитаем выслушивать мнения окружающих, даже если последние заведомо хуже нас осведомлены о сути проблемы и к тому же не имеют перед нами ровным счетом никаких обязательств.

Всякий раз, высказывая свое мнение, мы рискуем попасть в немилость к собеседнику, противопоставив его убеждениям свои. В этом случае он, говоря образно, «перережет нам глотку», то есть впредь лишит нас доверия или даже станет считать виновником своих проблем. Лучший способ дать совет – это одновременно и лучший способ выслушать. Именно к нему прибегают люди, многого достигшие в жизни, ибо они понимают: раз природа наделила нас двумя ушами, но лишь одним ртом, то пользоваться первыми следует вдвое чаще. Тому, кто спрашивает вашего совета, задайте встречный вопрос: «А что по‑вашему вам следовало бы предпринять?» Это подтолкнет собеседника к поиску самостоятельного решения и не даст ему повода на вас обидеться.

В основе баланса между инь и ян межличностного общения – способность прислушиваться не только к чужому мнению, но и к своему собственному. Отсутствие такого равновесия приводит к скороспелым и неустойчивым суждениям. Прежде чем обращаться к кому‑нибудь за советом, спросите себя, во сколько вы готовы его оценить. Получив совет, проанализируйте свое отношение к нему. Намерены ли вы следовать ему и как это намерение отразится на вашем поведении?

Прежде чем давать советы, спросите себя: не поверхностно ли вы судите о чужой жизненной ситуации? Часто ли вы даете советы просто из привычки вмешиваться в чужие дела? Если последнее верно, то задумайтесь, насколько вредит эта привычка вашим отношениям с окружающими. Сдержитесь, даже если непрошеный совет вертится на кончике языка. Следование этим простым правилам сделает общение более плодотворным и глубоким.

Осмысливая услышанное в разговоре, вы как бы проращиваете в сознании семена воспринятых мыслей, а произнося вслух ответную фразу – пожинаете урожай. Нарушение этого порядка противоречит естественному ходу вещей. Не забывайте, что рот – лишь речеобразующий орган, тогда как уши и глаза – ближайшие советники вашего сердца и разума. Гармонично взаимодействуя друг с другом, они обеспечивают полноценное общение на всех четырех уровнях: физическом, эмоциональном, рассудочном и духовном. Это дает возможность слышать то, что действительно сказал собеседник, а не только то, что он произнес.

Первичный уровень восприятия – физический, поскольку слова собеседника мы получаем в виде колебаний воздуха, физическая природа которых определяет громкость звучания. На следующем уровне – эмоциональном – тембр голоса собеседника дает представление о его чувствах. Анализируя услышанное на уровне рассудка, мы выделяем то, что кажется наиболее важным или непосредственно касается нас (На развитие именно этого навыка направлено школьное воспитание.) Информация, воспринимаемая на духовном уровне, позволяет, даже не всегда понимая, о чем говорит собеседник, интуитивно чувствовать его правоту или заблуждение.

Иногда, желая произвести выгодное впечатление на собеседника или преследуя иные цели, мы играем как бы чужую роль. При этом нельзя полноценно участвовать в общении на всех четырех уровнях, поскольку внимание непроизвольно отвлекается на лицедейство. Хотя мы не всегда это осознаем, неискренность самым пагубным образом сказывается на взаимоотношениях. Спросите себя: что для вас имеет большее значение в человеческом общении – слова, которыми обмениваются собеседники, или связанные с этими словами чувства?

 

Не жалуйтесь и не оправдывайтесь

 

В небольшом храме, затерявшемся среди гор, четверо молодых монахов практиковали дзадзэн. Однажды они приняли недельный обет молчания. Первый день они провели в ничем не нарушаемой медитации. Но под вечер, когда стали сгущаться сумерки, один из них не выдержал:

– Послушай, разве сегодня не твоя очередь зажигать светильники? – обратился он к одному из товарищей недовольным тоном.

Тот, застигнутый врасплох неожиданным упреком, стал оправдываться:

– Извини, я настолько углубился в медитацию, что совершенно забыл об этом.

– Эй, – воскликнул третий, – вы, кажется, говорите?

– Из всех нас сохранил молчание лишь я, – подытожил четвертый.

 

Многие тяготятся молчанием, даже если обстоятельства требуют особой осторожности в выборе слов. Чем в большей степени человек подвержен внешним воздействиям, тем чаще он оправдывается перед окружающими и тем более расположен выражать недовольство их поведением. Попробуйте оценить хотя бы, какая часть того, что вы говорите за день, посвящена самооправданиям. Отчасти здесь дело в том, что это у нас в крови; отчасти – в том, что мы чересчур озабочены впечатлением, которое мы производим на окружающих.

Выбирая между абсолютной тишиной и эхом, человек, как правило, склоняется в пользу последнего. Почему‑то кажется, будто полное отсутствие реакции извне таит опасность, делает незащищенным. Одни из нас представляют себя приятными в общении и отзывчивыми, другие приписывают себе такие качества, как строгость, неприступность и педантизм. Транслируя представления о себе в окружающий мир, мы прислушиваемся к отзвукам. Мы надеемся, что другие подтвердят наше мнение о себе, однако готовы воспринять и другую реакцию – любой ответ нас устраивает больше, чем отсутствие такового. Между тем, приучив себя к тишине, то есть перестав требовать от окружающих постоянного подтверждения истинности наших представлений о себе, мы экономим силы и избавляемся от искусственных внешних зависимостей.

То, что думают о нас другие, – их личное дело. (Разумеется, это не может служить оправданием для безответственных поступков в отношении окружающих или самих себя.) Мы не можем проникнуть в чужую душу, равно как и наше сознание остается тайной за семью печатями для окружающих. Несмотря на причастность к единому целому, неисчислимость комбинаций жизненных впечатлений, слагающихся в индивидуальный опыт, делает каждого из нас уникальным и непохожим на остальных. Поэтому невозможно все время нравиться всем. Лишь став совершенно безучастными к тому, что другие люди предпочитают думать о нас, исходя из своих  представлений о мире, мы сможем стать сами себе хозяевами.

Следует не забывать о том, что в каждый момент времени мы либо сами властвуем над собой, либо отдаемся во власть других. Промежуточного состояния не бывает. Навязывая окружающим свои представления о себе, вы вкладываете в их руки рычаг управления вами. К примеру, считая себя честолюбивым и декларируя это перед окружающими, вы добровольно отдаетесь во власть льстецов. Куда труднее посягнуть на независимость того, кто довольствуется молчанием, поскольку он самодостаточен.

Значение скрыто не в словах, а в людях, поэтому одна минута тишины позволяет сказать больше, чем десять минут разглагольствований. Даже не раскрыв рта, можно сообщить окружающим о своем доверии и готовности сострадать, убедить их в своей искренности. С другой стороны, можно продемонстрировать им свою неуверенность, нервозность или холодное безразличие. Атмосфера взаимного доверия позволяет обходиться почти без слов; недоверие же делает общение неэффективным и утомительным. Доверительность должна быть установлена прежде всего, потому что людям все равно, как много вы знаете, пока они не почувствуют, насколько вы заинтересованы.

Важность правильной организации общения в деловой практике трудно переоценить: атмосфера непримиримого соперничества, интриг и взаимного недоверия делает невозможным объединение усилий для достижения общих целей. Руководители компаний, понимающие это, посещают специальные курсы, где их учат умению концентрироваться на словах собеседника и внушать ему свою точку зрения. Основным в таких занятиях должно быть утверждение веры в себя, иначе они окажутся неэффективными и не дадут долговременных результатов. Вера в себя является основой доверия к окружающим, без которого эффективное общение невозможно.

Чем лучше мы себя понимаем, тем сильнее доверяем собственным чувствам и тем больше уверены в своих поступках – иными словами, тем более мы самодостаточны. Возвратившись к своему истинному естеству, мы обретаем независимость от мнения окружающих. Это, а также умение воздержаться от выказывания недовольства позволяет направить энергию в более конструктивное русло – на разрешение противоречий между реальным и желаемым положением вещей. К сожалению, в повседневной практике общения мы редко придерживаемся этих разумных и очевидных правил. Если окружающие делают что‑то, чего им, по нашему мнению, делать не следует, очень трудно воздержаться от открытой демонстрации недовольства. Глубоко укоренившаяся в нашем сознании пагубная привычка жаловаться и объяснять окружающим свою точку зрения оказывается сильнее здравого смысла. Осознанно отказавшись от проявления недовольства в течение недели или хотя бы одного дня, вы получите опыт, красноречивее всяких слов свидетельствующий о необходимости избавиться от этой привычки.

Не приходится сомневаться, что взаимоотношения с окружающими определяют, хороша или плоха наша жизнь. Они служат источником высочайших радостей; они же причиняют нам и наиболее тяжкие страдания. Меньше жалуясь и оправдываясь, проявляйте больше искренности и сочувствия к окружающим. Если они испытывают ответные чувства, возникает атмосфера глубокого доверия, позволяющая понимать друг друга с полуслова, а то и вовсе без слов.

 

Ценность равновесия

 

Невозможно сообщить окружающим то, чего в вас нет. Соответственно, если вы хотите понять, что собой представляет собеседник, вам нужно понять, что такое есть вы. Для этого научитесь прислушиваться к своей истинной сути, а не к той роли, которую решили играть перед окружающими. Поймите, что общение – это гораздо больше, чем просто слова; это способность раскрыть собеседнику себя и ясно воспринять его чувства и мысли. Ведь то, как мы себя выражаем, говорит о том, что мы думаем и чувствуем. Это, снова‑таки, означает, что о нас гораздо больше говорят не слова, а молчание. Признав это, мы установим гармонию между инь и ян своего общения, не позволяя возобладать последнему, то есть словесному потоку, заглушающему столь многое.

Если мы хотим дать собеседнику непредвзятый совет, нам нужно согласиться с тем, что общение должно быть необусловленным. Чтобы по‑настоящему прислушаться к человеку, нужно освободиться от присущих всем нам заранее сформированных убеждений, прибегая к ним, лишь когда они уместны. Для этого, в свою очередь, необходимо полностью отдавать себе отчет в своей позиции и взвешивать каждое из своих убеждений на предмет того, как они могут повлиять на диалог.

Секрет полноценного общения – умение заставить собеседника ощутить свою значимость, не принижая при этом собственного достоинства. Поддерживая равновесие между силами инь и ян, которые при общении принимают самые разнообразные формы, мы стреноживаем быка не только в себе, но и в других.

 

Свиток одиннадцатый: Освободите медведя!

 

 

Секрет установления прочных взаимоотношений

 

Гуна разбудил устрашающий хриплый рев, раздававшийся совсем рядом. Утомительное путешествие продолжалось уже почти пять дней, и теперь, при свете наступившего утра, Гун с изумлением осматривал место, где вчера вечером его свалила усталость.

– Должно быть, я в логове самого дьявола! – воскликнул Гун, когда рев повторился. Набравшись смелости, он выглянул из своего убежища и обнаружил попавшего в западню медведя. Устрашенный видом свирепого зверя, путник приготовился бежать, но жалобные ноты в отчаянном реве медведя остановили его. Гун подошел к ловушке и попытался успокоить зверя. Примолкший медведь смотрел на него большими, полными мольбы глазами.

В порыве сострадания Гун подошел к западне и освободил медведя. Даже много лет спустя этот граничащий с безрассудством поступок заставлял его удивляться самому себе. Могучий зверь вырвался на свободу и, облапив своего спасителя, принялся душить. Гун уже приготовился встретить свой смертный час, когда медведь вдруг ослабил хватку, тщательно обнюхал его и скрылся в густом кустарнике. Гун понял, что медведь не желал причинить ему зла, а объятия, по‑видимому, были выражением благодарности.

Когда десять лет спустя Гун вновь оказался в провинции Чу, племянники потащили его на представление бродячего дрессировщика.

Вид несчастных животных привел Гуна в ужас. Очевидно, дрессировщик добивался их повиновения нещадными побоями. Вдруг прямо посреди представления один из медведей приостановился и, поднявшись на задние лапы, принюхался. Дрессировщик дернул за цепь, последнее звено которой было вдето в медвежьи ноздри. Зверь зарычал от боли и, рванувшись изо всех сил, освободился от ненавистного кольца. Из изувеченного носа хлынула кровь. Издав торжествующий рык, медведь одним прыжком настиг бессердечного дрессировщика и задавил его.

Среди паники, охватившей толпу зрителей, один только Гун словно завороженный стоял неподвижно. Он узнал некогда освобождённого им медведя, и медведь, по‑видимому, тоже узнал его. Возможно, учуяв знакомый запах спасителя, он и решился на бунт. Как бы то ни было, теперь во взгляде обращенных на Гуна медвежьих глаз читалась не мольба, а благодарность. Через несколько мгновений могучий зверь был таков.

Гун понимал, что медведю, вероятно, недолго быть на свободе: его постараются выследить и уничтожить. Но сердцем он чувствовал, что медведь не забыл его бескорыстного поступка и спустя много лет почерпнул в нем силы. После первой встречи с медведем Гун взял себе за правило оказывать ближнему посильную помощь «не зависимости от обстоятельств. Он не изменял этой привычке даже в тех случаях, когда сострадание могло быть истолковано как проявление слабости. Иногда помощь была сопряжена с риском, но Гун всегда находил этот риск оправданным. За истекшие десять лет он встречался с крестьянами, князьями и влиятельными придворными, а однажды ему довелось беседовать с самим императором. Но в своем сердце он не делал между ними различий, поскольку считал, что все живые существа имеют равные права на уважительное отношение.

 

Большинство из нас не могут в достаточной мере освободить свое сознание от подспудных забот и волнений, связанных с житейскими неурядицами, суетными надеждами и мелочными желаниями – особенно когда речь идет о работе. Из‑за этого у нас не получается уделять собеседнику достаточно внимания, вести себя с ним естественно и открыто. Завязывая новое знакомство, мы переживаем такие негативные чувства, как скованность, застенчивость и подозрительность. Да и в отношениях с давними партнерами нас едва хватает на обмен формальными приветствиями и ежегодными подарками.

Мы считаем, что теплым, эмоциональным отношениям не место в деловой жизни. Впрочем, даже в отношениях с близкими людьми мы не так уж часто отваживаемся проявлять чистосердечие и прямоту. Можем ли мы надеяться на установление доверительных и устойчивых отношений с деловыми партнерами и клиентами, если неспособны обнаружить естественные чувства даже перед теми, кого любим?

Ценность жизни определяется взаимоотношениями с окружающими людьми, а отнюдь не совокупностью нажитых материальных благ и достигнутого служебного положения. Эти последние ценны лишь в той мере, в которой они улучшают наше отношение к себе и другим. Но в нынешнем коммерциализированном обществе мы нередко ставим достижения и материальные блага выше людей.

В нашу жизнь никто не входит случайно: появление каждого связано с глубоко закономерным и необходимым этапом развития и пробуждения нашего сознания. Каждый – в большей или меньшей степени – преподносит нам уроки терпимости, готовности понять ближнего и принять его таким, каков он есть. Но главной темой этих уроков, в которых мы выступаем одновременно учителями и учениками, всегда остается любовь.

Если согласиться с тем, что первейшая цель нашего пребывания в этом мире – учиться и учить любви, становится ясно, что достичь ее мы можем только с помощью окружающих. Сколь бы самодостаточными мы себя ни считали, полностью реализовать свой потенциал мы можем лишь во взаимодействии с окружающими – посредством взаимопомощи, поддержки, веры и любви. Но достаточно ли мы осознаем ценность, которую один человек представляет для другого?

Чем более значимым нам представляется какой‑либо предмет, тем больше времени и внимания мы ему посвящаем. Соответственно, нам стоило бы спросить себя: что мы можем дать семье, детям и друзьям, если проводим от пятидесяти до семидесяти часов в неделю на работе, а им уделяем лишь по нескольку часов? Разумеется, мы любим их, но объективные факты свидетельствуют, что фиаско в бизнесе страшит нас больше, чем семейные неурядицы.

В деловом мире все больше начинают понимать ту простую истину, что удержать клиентов и партнеров можно не столько качеством предлагаемых товаров и услуг, сколько доверительностью отношений. Увы, от потребителей не может укрыться, что для многих предпринимателей это остается лишь теоретическим постулатом. Просматривая сделанные на празднике фотографии и видеозаписи, мы больше всего интересуемся теми, где присутствуем мы. Необходимо признать, что точно так же ведут себя и клиенты: нимало не интересуясь проблемами развития вашей компании, они пекутся о собственных интересах. Если в них видят лишь средство для достижения своих целей, они не могут этого не чувствовать. То обстоятельство, что большинство компаний не преуспевают в установлении долговременных отношений с клиентами, свидетельствует о неспособности сотрудников выполнять свои прямые обязанности. Другими словами, работники этих компаний не испытывают искреннего желания оказывать услуги. Воспитание услужливости затрудняется широким распространением предубеждения, связывающего это качество с рабской покорностью.

Способность к бескорыстному служению встречается настолько редко, что служит темой газетных публикаций. Не всякому доводилось встречаться с ней лицом к лицу. Зато всем нам знакомо лицемерие продавцов. Их вежливая обходительность улетучивается в тот самый миг, когда вы решительно отказываетесь приобрести предлагаемый товар. Мы настолько редко сталкиваемся с искренним участием и действительно качественным обслуживанием, что долго потом делимся впечатлениями о подобных случаях с коллегами и знакомыми.

Постоянная готовность услужить и оказать бескорыстную помощь – несомненно ключевой фактор в достижении делового и жизненного успеха. Это ценнейшее качество проявляется в постоянном и не зависящем отличной выгоды стремлении установить прочные отношения с окружающими. Здесь необходимо уточнить, что следует считать прочным применительно к межличностным отношениям. Представьте, что вы забираете из автомастерской отданный в ремонт автомобиль. Предположим, что автомеханики учли все ваши пожелания и что сумма, проставленная в счете за обслуживание, не слишком превосходит ваши ожидания. Кассир, несмотря на занятость, уделил вам внимание и проявил при этом вполне приличествующую обстоятельствам вежливость. У вас нет повода для нареканий; однако вы не можете сказать, что в отношении вас была проявлена услужливость.

Услужливость всегда содержит элемент неожиданности. Если бы, явившись за отремонтированной машиной, вы обнаружили на ее сиденье письмо с благодарностью за то, что остановили свой выбор именно на этой мастерской; если бы ассистент дал вам почувствовать себя важнейшей персоной и предложил в следующий раз взять на себя хлопоты по транспортировке машины; если бы рутинное оформление документов на ремонт превратилось для вас в приятное времяпрепровождение, то в следующий раз вы едва ли обратились в другую автомастерскую. Услужливость персонала заставила бы вас поверить в собственную ценность. Перестав ощущать себя строкой в финансовых отчетах автомастерской, вы стали бы ее верным клиентом. Вот какова сила услужливости!

Если у руководителей двух соперничающих предприятий разные представления о качественном обслуживании, победит в конкурентной борьбе предприятие, предлагающее сервис более высокого уровня. Объясняется это тем, что качественное обслуживание обходится дешевле: ведь для его повышения не требуется вложение денежных средств, а только желание сотрудников. Кроме того, ради высокого качества обслуживания клиенты, как правило, охотно мирятся с повышенными тарифами. Вспомните, с каким удовольствием вы даете чаевые за хорошее обслуживание. Обычай давать чаевые возник на постоялых дворах Англии XVIII века: кучера и всадники, останавливающиеся на ночлег, набавляли конюхам пару монет сверх обычного вознаграждения. Благодаря этому их лошади получали наилучший уход, а они сами – душевное спокойствие и спокойный сон. С тех пор дополнительный стимул в виде чаевых заметно утратил свою действенность: мы стали относиться к нему как обязательному ритуалу, связанному не столько с качеством обслуживания, сколько с соблюдением общепринятых правил. В некоторых гостиницах и ресторанах чаевые вносят в счет, в результате чего они окончательно теряют изначальный смысл.

Человек, которому свойственна бескорыстная услужливость, делает обычно все возможное вне зависимости от чаевых, зарплаты, похвалы или каких бы то ни было личных выгод. Однако такое качество встречается нечасто; это объясняется тем, что услужливость ошибочно отождествляют с льстивым подобострастием. Клиенты же, к сожалению, безропотно сносят самое отвратительное обслуживание: их смущает, что, требуя услужливости, они могут предстать в неприглядной роли деспота и самодура.

Еще одно обстоятельство, препятствующее повышению качества сервиса, – громоздкость существующей системы обратной связи с клиентами. Эта система нередко приводит к абсурдной ситуации, когда сбор и анализ данных становятся самоцелью.

Бескорыстно оказывая услуги, мы не ждем ответного проявления услужливости. Таким образом, оказание услуг, необходимое для установления прочных и долговременных отношений, ни в коем случае не следует рассматривать как разновидность расчетливости. Услужливость в отношении партнера диктуется бескорыстным сочувствием к его проблемам и стремлением содействовать ему в достижении успеха. Делая это не по условиям контракта, а искренне желая видеть партнера преуспевающим и независимым, мы способствуем общему процветанию.

Все в мире подчиняется универсальным законам. Ни личные, ни деловые взаимоотношения не являются исключением: тому, кто не затратил усилий на возделывание почвы, не стоит рассчитывать на богатый урожай. Вот почему готовность услужить – залог долговременности и плодотворности взаимоотношений.

 

Готовность к ежедневному служению

 

Жил как‑то богач, презираемый жителями деревни за скупость.

– Вы не любите меня просто‑напросто оттого, что завидуете моему богатству! – говорил он соседям. – А ведь вам прекрасно известно, что я не возьму его с собой в могилу. Все свое состояние я намерен завещать на нужды благотворительности. Тогда‑то все будут счастливы. Выходит, что лишь после смерти я могу рассчитывать на ваше расположение. Справедливо ли это?

Но соседи не верили богачу и продолжали насмехаться над его жадностью.

– Что вы за люди? Вы ведь не считаете меня бессмертным? Когда я умру, все мое состояние достанется вам. Потерпите несколько лет.

Однажды, прогуливаясь, он размышлял над жестокосердием окружающих. Неожиданно начавшийся проливной дождь заставил богача спрятаться под деревом. Оказалось, что оно уже служит прибежищем от непогоды для свиньи и коровы, коротающих время в беседе.

– Почему все так ценят тебя, но не признают моих, ничуть не меньших достоинств? – спросила свинья. – Ведь после смерти я даю людям мясо, сало и потроха; даже щетину и шкуру они пускают в дело. Ты же не даешь им ничего, кроме молока!

– Однако же я делаю это постоянно. Все видят щедрость, с которой изо дня в день я делюсь с ними всем, что имею. Секрет прост: твори добро, пока ты можешь это делать, и люди оценят тебя по достоинству.

 

В нашей культуре с древнейших времен самодостаточности придается особое значение. Однако возможность опираться на собственные силы не дается при рождении: окружающие помогают человеку встать на ноги и передают свой опыт. Не будет преувеличением сказать, что все наши ценности существуют лишь в той мере, в какой мы готовы воспринять их от окружающих либо передать другим. И, по большому счету, не так уж важно, оказываем мы помощь окружающим или принимаем ее: мы радуемся, помогая своим детям, хотя и понимаем, что они не вернут отдаваемого нами.

Сколь бы незначительна ни была та поддержка и забота, которую мы ежедневно получаем от окружающих, та дисциплина, которой мы учимся, общаясь с ними, именно это в конце концов формирует совокупность нашего уникального жизненного опыта. И отказываясь передать ближним то, что принес нам поток этого общения, мы проявляем недостойную скаредность.

Обратите внимание: слово «изобилие» может характеризовать как богатство, так и поток. Накопительство же и скаредность противоположны изобилию, поскольку в них проявляется стремление обездвижить поток ценностей, узурпировать права на их единоличное использование. Иногда деньги рассматриваются как особого рода энергия. Непрерывное обращение для них столь же естественно, как непрерывная циркуляция – для крови. Заболевания, препятствующие свободному кровообращению, – одни из наиболее опасных. Для любых взаимоотношений, предполагающих взаимообмен, не так важна интенсивность потока – будь то деньги, товары, услуги или дружеские чувства, – как мотивация, побуждающая поддерживать этот поток. Делясь бескорыстно, мы придаем всему этому намного больший вес. Как бы мы ни стремились утаить корысть в своем интересе к окружающим, они неизбежно почувствуют ее.

Поскольку всякое движение в окружающей действительности не совершается беспричинно, следует осознавать мотивы, побуждающие нас к участию в обмене ценностями. Следуя путем служения, мы вольны выбирать, кому, во имя чего и каким образом служить. Оставляя эти вопросы без внимания, мы рискуем лишить взаимоотношения с окружающими изначальной естественности и непринужденности. В результате то, что должно приносить радость, может превратиться в тягостную обязанность.

Вызывая у кого‑нибудь неприятие, мы либо платим этому человеку взаимностью, либо пытаемся смягчить напряженность. Однако ни в первом, ни во втором случае мы нисколько не продвигаемся по пути установления прочных отношений. Единственно правильная реакция – попытаться осмыслить, чем могло быть вызвано такое отношение и как неприятие окружающих влияет на нас. Лишь подробный анализ негативных чувств позволяет от них освободиться.

Богач из притчи стал жертвой очевидного заблуждения: он полагал, будто, обещая что‑то окружающим в будущем, сможет заслужить их расположение в настоящем. Подобную ошибку совершают все, кто основывает взаимоотношения на пустых обещаниях. Прочность отношений требует постоянного подтверждения делами, а отнюдь не благими намерениями. Если у вас есть желание написать, позвонить, нанести визит или сделать подарок, стоит ли откладывать осуществление этого намерения на неопределенное будущее?

Наши поступки всегда возвращаются к нам, даже если связь между причиной и следствием не всегда удается проследить. Представьте, что вы, пользуясь служебным положением, оскорбили кого‑то из подчиненных. Вы чувствуете себя безнаказанным, но несправедливый поступок отпечатается в вашем подсознании и заставит страдать, когда вы окажетесь в роли подчиненного, притесняемого начальством. Негативные чувства и эмоции создают поле, притягивающее нежелательные события.

Ваше отношение к ближнему не должно зависеть от того, по какую сторону вашего рабочего стола он находится. Все мы – важные клиенты и нужные поставщики друг для друга. Видя в ближних лишь средство к достижению целей, вы проявляете бесчувствие и высокомерие, которым нет оправдания.

Как это ни парадоксально, страсть к наживе приносит куда меньшую прибыль, чем увлеченность делом. Тот, кто с полной самоотдачей выполняет работу, результат которой превосходит ожидания клиентов, может быть уверен, что его энтузиазм не останется без внимания и вознаграждения. Таким образом, именно через бескомпромиссное служение другим лежит кратчайший путь к достижению ваших личных целей.

Нередко молодые люди, начинающие восхождение по служебной лестнице, уже на первой ступени стремятся обеспечить себе наиболее выигрышные условия. Основывая выбор специальности и места работы исключительно на меркантильных интересах, они переоценивают важность стартовых условий, упуская из виду, что в долгосрочной перспективе преимущество всегда на стороне тех, чья деятельность соответствует природным склонностям. Если вы беззаветно преданы любимому делу, нет нужды думать о деньгах: выгодные предложения сами будут вас находить. Способность к полной самоотдаче, любовь к своему делу, умение сотрудничать и выполнять обязательства подобны пальцам, сжатым в кулак успеха, крепость которого определяется готовностью оказать услугу, – то есть большим пальцем, сцепляющим воедино все остальные.

 

Ложное представление об окружающих

 

Купец Ван не мог нарадоваться на своего приемного сына Ду До. Гордился он и родными детьми, но Ду До делал особенно выдающиеся успехи. Видимо, именно ему суждено было стать поддержкой и опорой в делах отца. А ведь бегая беспризорным по улицам Ханьданя, он едва мог говорить!

– Всем вам следует брать пример с Ду До, – сказал он однажды детям. – Взгляните, как успешно овладевает он ремеслом, которое всех нас кормит и одевает.

Один из сыновей, взглянув на отца, сказал:

– Возможно, успехи Ду До объясняются тем, что к нему ты относишься как к клиенту, а к нам – как к наемным работникам.

Правда, содержащаяся в этих словах, ошеломила купца. Лишь несколько минут спустя он опомнился и смог ответить:

– Благодарю тебя, сын. Иногда для того, чтобы понять, как сильно ты заблуждался, необходимо столкнуться с истиной, что называется, нос к носу! Признаю, что был к вам несправедлив. Понимая отеческий долг как чтение нравоучительных наставлений, я действительно видел в вас скорее подчиненных, чем сыновей. Постараюсь исправить ошибку и впредь проявлять к вам больше сочувствия. Но вы должны помочь мне в этом, ибо человеку избавиться от укоренившихся пагубных привычек труднее, чем собаке от блох.

– Ты и без того прекрасный отец, – ответил ему сын. – И то, что ты сказал, служит подтверждением твоих достоинств. Что бы приютить того, кто менее удачлив, чем твои собственные дети, необходимо сострадание; чтобы признать ошибки, необходимо мужество; чтобы исправить их, необходима мудрость; наконец, чтобы желать измениться ради нашего блага, необходима любовь.

 

Мы – жертвы заблуждений и ложных представлений не только относительно окружающих, но и относительно самих себя. Масштабы этих заблуждений имеют второстепенное значение: многим приходилось переживать крупные ссоры и даже полный разрыв отношений в результате наслоения множества мелких недоразумений.

Часто, искренне желая добра и действуя из самых благих побуждений, мы наставляем других на основании собственного опыта, не давая себе труда стать на их место. Впрочем, в ошибках нет ничего зазорного, ибо известно: не ошибается тот, кто ничего не делает. Куда опаснее нежелание признавать их. И особенности тяжело признать ошибочность избранного пути, когда мы далеко по нему зашли. Еще одна распространенная ошибка – несдержанность на язык, которая делает вас проводником слухов и сплетен, расстраивающих чью‑то карьеру и семейные отношения. Ошибочные действия, обусловленные тщеславием, вероятно, погубили больше людей и империй за всю историю человечества, чем все иные ошибки вместе взятые.

Каждому из нас приходилось сожалеть об опрометчиво сказанных словах. Произнося их, мы выказываем не только постыдное желание причинить боль собеседнику, но и ограниченность ума, не позволяющую осознать, что наибольший вред мы наносим себе.

Глубинным источником взаимного непонимания является склонность противопоставлять себя окружающим. Степень этой склонности соответствует тому, насколько мы стремимся видеть и слышать то, что, по нашему мнению, мы хотим видеть и слышать. Позволяя себе противодействовать окружающим, мы беспричинно усматриваем в них угрозу тому, что считаем своими глубоко укорененными ценностями и идеалами, не задумываясь, насколько четкое представление имеем об этом сами. Спросите кого‑нибудь неожиданно, каковы его жизненные идеалы, – вряд ли вы получите вразумительный ответ. А ведь получить его от самого себя куда сложней. Тем не менее имен но заботой об этих ценностях и идеалах мы оправдываем свое нежелание сочувствовать окружающим. Чтобы преодолеть это очевидное заблуждение, попробуйте занять в отношении себя позицию стороннего наблюдателя. Наблюдая свои негативные реакции как бы со стороны, не пытайтесь их подавить – они исчезнут сами собой, как только вы их полностью осознаете. В результате у вас не возникнут внутренние препятствия к тому, чтобы прислушиваться к другому человеку, – а значит, вы с меньшей вероятностью составите о нем ложное мнение.

Оценивая свою способность к сопереживанию, спросите себя: проявляете ли вы достаточно родственных чувств к ближайшим родственникам? Что вы предпочитаете: наставлять коллег или прислушиваться к ним? Насколько ваше отношение зависит от статуса человека? Насколько сильны ваши предубеждения в отношении членов семьи, незнакомцев, подчиненных, начальников, клиентов, конкурентов и друзей? Нередко мы пренебрегаем общением со своими близкими и коллегами только потому, что к ним привыкли, при этом выказывая куда большее расположение людям незнакомым, знаменитым и облеченным властью.

Ничто так не обескураживает человека, как демонстративное пренебрежение его успехами со стороны родителей и начальства. Источником такого пренебрежения может быть простое нежелание прислушаться или приписывание успеха каким‑то внешним обстоятельствам. «Конечно, в этом вам повезло»; «Еще бы, они ведь вам помогли»; «А разве это предложил не Смит?»; «Теперь вы понимаете, чем вы мне обязаны?» И пусть подобные комментарии обусловлены исключительно благими намерениями – скажем, стремлением уберечь ребенка или подчиненного от зазнайства, – их результатом может быть только жестокое подавление индивидуальности и снижение самооценки. Обстановка в коллективе, пораженном описываемым недугом, настолько пропитывается духом двойной морали, что всякое взаимопонимание между его членами оказывается невозможным.

С другой стороны, ничто так не способствует установлению прочных и плодотворных взаимоотношений, как вовремя выказанное участие и слова ободрения. История купца Вана, усыновившего беспризорника, напоминает случай совсем из другого времени и другой части света. Однажды бедный шотландский фермер пришел на помощь маленькому мальчику, утопавшему в болотной трясине. Отец спасенного ребенка, состоятельный аристократ, в знак благодарности взялся оплатить обучение фермерского сына. Так юному Александру Флемингу удалось окончить лондонскую медицинскую школу Святой Марии. Впоследствии он открыл пенициллин и прославился на весь мир.

Спустя годы сын аристократа вновь оказался в смертельной опасности – на этот раз по причине тяжелой пневмонии, которую без пенициллина вряд ли удалось бы излечить. Аристократа звали лорд Рэндолф Черчилль, а его сына – Уинстон Черчилль. Дважды избежав смерти, он стал одним из величайших людей XX века.

Бесконечная череда событий, порождаемая всяким поступком, как правило, остается для нас невидимой. Поэтому мы не можем оценить истинные масштабы добра, которым оборачивается для человечества своевременно оказанная кому‑то помощь. Мы не в силах представить также и глобального ущерба, причиняемого равнодушным бездействием. Каждое саркастическое замечание в адрес того, кто заслужил похвалы, всякое необдуманное слово может иметь последствия колоссальных масштабов. Следует помнить, что дурные привычки, мешающие помогать ближним, уводят в сторону не только от собственных целей, но и от решения задач, стоящих перед всем человечеством.

Мы критикуем себя и окружающих за недостатки и упущения вместо того, чтобы восхвалять достоинства и достижения. Достойных людей, совершивших немало добрых дел, мы виним за несколько неосмотрительно допущенных ошибок. Никто не давал нам права бросать камни в ближнего, но все мы нет‑нет да и засунем камень за пазуху. А между тем именно это вносит в наши отношения с окружающими наибольший разлад.

Если вы хотите, чтобы окружающие снисходительно относились к вашим недостаткам и прощали ошибки, вам также не следует забывать о снисходительности и терпении. Придерживаясь этого правила, вы не будете строить отношения с окружающими на зыбкой основе скоропалительных реакций. Лишь готовность не только брать, но и давать может послужить укреплению взаимопонимания.

Что можно дать окружающим, не зная их желаний? Можно подарить им тишину благожелательной мысли, неизмеримо более полезную, чем напряженная тишина взаимного неприятия и непонимания. Увы, именно с тишиной второго рода, столь губительной для взаимоотношений, приходится сталкиваться чаще всего.

 

Как выбрать партнера и поддерживать с ним отношения

 

– В одну особенно жестокую зиму, – начал рассказчик, – погонщик оказался на грани разорения. Долго он перебирал разные способы сокращения расходов, пока его не посетила идея, показавшаяся удачной: давать мулу меньше зерна и сена. Так он и сделал. К его удовлетворению, мул не выказал недовольства сокращением рациона. Тогда воодушевленный успехом погонщик урезал рацион более чем вдвое. Мул стал более медлительным, однако справлялся с обязанностями и по‑прежнему не жаловался. Зайдя однажды утром в стойло и обнаружив мула мертвым, погонщик принялся причитать: «О мой верный мул, какая жалость, что ты издох, едва научившись обходиться без пищи!»

Слушатели захохотали:

– Ну и дурень! Неужто он ждал чего‑то иного?

– Вы совершенно правы! – отвечал рассказчик. – Даже самые прочные отношения могут быть непоправимо испорчены нежеланием вникать в нужды партнера. Ведь самые преданные друзья избегают жалоб.

– Но человек – не осел! – заметил один из слушателей, вызвав этим замечанием новую волну смеха – Он не будет страдать молча. Если человек голоден или злится на вас, он скажет об этом.

– Однако же, человек, жаждущий того, что имеет для него наибольшее значение, бывает не разговорчивее рыбы. Каждый вечер множество несчастных людей ложатся спать, не получив своей порции сострадания, ободрения и любви, а ведь это нужно им не меньше, чем хлеб! Лишь постоянно подпитывая отношения, вы можете сделать их по‑настоящему прочными. Глубокое взаимопонимание – величайшая, но хрупкая драгоценность. Держа партнеров на голодном пайке и считая их молчание признаком удовлетворенности, вы рискуете разрушить отношения с ними.

 

Встретив на жизненном пути хотя бы нескольких настоящих друзей, вы с полным правом можете считать себя счастливчиком. Неудачи и разочарования, которыми столь часто завершаются попытки установить тесные отношения, отражены в пословице: «Чем ближе знаешь – тем меньше почитаешь». Отчего же настоящая дружба столь редка?

Хотя родителей не выбирают, мы, к счастью, свободны в выборе друзей. Пользуясь этой свободой, нужно осознанно строить отношения на основе взаимности проявляемого интереса.

Рассматривая материальный мир в качестве своеобразного воспитательного учреждения для души, можно допустить, что она вольна избирать наиболее подходящие для себя телесную форму и среду обитания. Цель же воспитания – повышение уровня сознания, позволяющего ему после распада физической оболочки воссоединиться с изначальным источником в более совершенной и развитой форме.

Для появления на свет душа избирает родителей, чьи характер, культурная принадлежность и убеждения обеспечивают ей наилучшие возможности для роста. Все элементы материального мира находятся в оптимальном сочетании, и даже те обстоятельства, которые принято считать неблагоприятными, преподносят ценные уроки для развития личности. Независимо от того, учимся мы или преподаем, главной темой жизненных уроков является воспитание способности к бескорыстной любви. Таким образом, родственные связи не имеют абсолютной предопределенности: ведь даже собственных родителей мы, в определенном смысле, вольны выбирать. В свете этих воззрений никакая встреча на жизненном пути не случайна и подчиняется вполне определенной цели – преподать нам очередной урок и предохранить от зла.

Но уж в том, что мы вольны выбирать круг своего общения, не сомневается никто. Трудности же возникают, когда мы делаем это бездумно или не даем себе труда понять, каким образом можно обеспечить его прочность. Люди всегда будут стремиться друг к другу под действием закона притяжения. И закон этот парадоксален: он притягивает не только подобное, но и противоположности. Но союз противоположностей может быть прочен только в том случае, если они обладают взаимодополняющими энергиями.

Законы, управляющие симпатиями и антипатиями, в свою очередь подчинены законам гармонии. Как и в музыке, мы без труда отличаем гармоничные сочетания от дисгармоничных. Бывает и так, что две ноты не сочетаются друг с другом, но стоит добавить к ним третью, как возникает гармоничный аккорд. Так, роль гармонизующего фактора в отношениях между взрослыми часто играют дети; это подтверждают статистические данные, согласно которым супружеские пары очень часто разводятся после того, как дети покидают родительский дом. Но бывает и так, что отношения двоих гармоничны, но стоит появиться третьему, как наступает разрыв.

Чтобы определить, насколько мы способны к стабильным и плодотворным отношениям с тем или иным партнером, необходимо понять, на что мы внутренне настроены и каковы наши истинные предпочтения. Построение гармоничных отношений, проявляющих нашу способность к абсолютной любви, должно основываться на глубоком понимании своих симпатий и антипатий. Мы до конца не понимаем, что такое любовь, поэтому всеми силами должны стремиться симпатизировать тем, кого любим, – иными словами, брать у них и давать им.

Принцип «чем ближе знаешь – тем меньше почитаешь» применим лишь к тем отношениям, в которых стремление давать и стремление получать не находятся в равновесии. Внутренний мир каждого человека – арена борьбы между его истинным и ложным естеством: если первое побуждает помогать другим, то второе – брать себе. Преобладание ложной природы нередко выражается в том, что человек неверно истолковывает дружеские чувства другого, и сам того не понимая, злоупотребляет ими.

Партнеры, отношения которых прошли проверку временем, могут служить примером гармоничного сочетания потребности брать и способности давать. В основе всех счастливых брачных союзов и успешных деловых альянсов лежит подобный взаимовыгодный обмен. Каждая из сторон должна поддерживать другую. Если же этого не происходит, нужно открыто обсудить проблему и прийти к взаимопониманию. В противном случае один из партнеров будет неизбежно принимать дары другого как должное, а этот последний – поощрять такое его поведение. Неправы будут оба: они позволили диссонансу прийти на место гармонии.

Можете ли вы, делая первые шаги к установлению отношений, удостовериться в том, что чутье вас не обманывает? В каждом конкретном случае решать эту проблему можно с помощью несложного трехэтапного самоанализа. Во‑первых, каждый из нас обладает чем‑то вроде антенны, настроенной на восприятие гармонии. К сожалению, сигналы этого чувствительного устройства слишком часто игнорируются. Во‑вторых, в процессе общения возникает особого рода химическая реакция. Для интерпретации этого непроизвольного физиологического отклика достаточно определить, хорошо ли вы себя чувствуете с этим человеком. В‑третьих, следует задуматься о том, каких усилий потребует поддержание отношений, которые вы хотите установить. Если эти усилия чрезмерны, то отношения будут болезненными и скорей всего недолговечными.

Всякое удачное партнерство требует взаимного дополнения задействованных в нем энергий. К примеру, тот, кто не мыслит свою жизнь без конфликтов, нередко находит партнера с похожим характером. Однако едва ли такой союз можно считать гармоничным: ведь энергии, проявляющиеся в виде разрушительной жажды конфликтов, не являются взаимодополняющими. Сходное взаимное притяжение существует между партнерами, которые ищут спокойствия и надеются обрести друг в друге его источник. Их энергетика отличается хорошей сочетаемостью. Союз между конфликтным и спокойным партнерами энергетически несбалансирован.

Иногда мы пытаемся посоветоваться с кем‑нибудь по поводу своих отношений – как личных, так и деловых. Не странно ли, что, отказываясь внять сигналам своих антенн и прислушаться к собственным непроизвольным физиологическим ощущениям, мы спрашиваем мнения постороннего человека? Мнения посторонних могут приниматься во внимание лишь в качестве дополнительных подтверждений собственному внутреннему чутью. Что же касается рекомендаций астрологов, то ими руководствоваться в выборе партнеров могут лишь те, кто совершенно утратил веру в себя.

 

Стратегические союзы

 

Если основанием для вступления в деловой стратегический союз послужили чьи‑то рекомендации, не подтверждающиеся вашими внутренними ощущениями, то подписанный договор о сотрудничестве следует считать документом, удостоверяющим вашу неспособность довериться себе. Удачный стратегический союз может увеличить эффективность предприятия без увеличения его масштабов. В условиях современного глобального рынка ни одна компания не может достичь успеха, опираясь лишь на собственные силы. Следовательно, важнейшим фактором преуспевания является правильный выбор деловых партнеров. Это, в свою очередь, требует глубокого понимания специфики каждой потенциальной партнерской компании, ее целей и мотивации. Компания, стремящаяся к взаимовыгодному сотрудничеству, должна быть готова содействовать партнеру в его деятельности. Поэтому прочный союз возможен лишь в том в случае, если сильные стороны объединяющихся компаний дополняют друг друга и если их руководители способны действовать сообща, преследуя совместные интересы в атмосфере взаимного уважения и доверия.

Основная сложность, связанная с заключением деловых союзов, – неизбежная частичная утрата независимости каждой из сторон. Руководители с неохотой идут даже на незначительную потерю столь высоко ценимой ими полной независимости. Крепость всякого союза определяется прочностью его слабейшего звена. В деловом союзе таким звеном являются личные контакты между его членами. Если сотрудничающие руководители не доверяют друг другу и испытывают взаимную антипатию, обсуждение любой неудачи или проблемы неизбежно будет сопровождаться бессмысленными обвинениями и оправданиями. В таких условиях каждый из партнеров, безусловно, предпочел бы подчинить противную сторону себе, превратив ее в дочернее предприятие.

Всякий союз вообще, и деловой в частности, может рассматриваться как форма взаимодействия двух взаимодополняющих энергий. Легко понять, что взаимное желание подчинить себе партнера нельзя считать конструктивным, однако подобные стремления очень глубоко укоренены. Традиции капитализма западного образца учат менеджеров абсурдной арифметике, приравнивающей магическое число пятьдесят один к полному контролю, а сорок девять – к потере контроля. В результате каждый из участников делового союза стремится достичь вожделенного однопроцентного перевеса, обеспечивающего ему возможность принимать маркетинговые решения, а также распоряжаться персоналом и инвестициями, что чрезвычайно затрудняет взаимопонимание.

Удачные деловые союзы, как и счастливые супружеские пары, никогда не создаются на основе полного подчинения одного партнера другому. Достижение обоюдного согласия требует усилий и ясного понимания оправданности взаимных уступок. Приобрести выгодного партнера в собственность можно не в большей степени, чем полностью завладеть мужем или женой.

Разумеется, без стратегических союзов укрепление бизнеса невозможно – идет ли речь о частном предпринимателе или о крупной корпорации. Но сотрудничество должно основываться прежде всего на личной заинтересованности, ведь за ним, что ни говори, стоят люди. Не меньшее значение имеет и взаимная выгода, ведь с самого начала обе стороны понимают, что им придется от чего‑то отказаться.

Важность согласования учредительной документации особенно важна в тех случаях, когда партнеры относятся к разным национальным и деловым культурам. Четкость формулировки прав и обязанностей каждой из сторон позволяет избежать многих конфликтных ситуаций. Впрочем, следует понимать, что сам факт использования договорных положений в качестве аргумента является тревожным признаком напряженности отношений между партнерами.

Взаимное уважение и доверие – основа любого союза. Если вы чувствуете, что предполагаемая партнерская компания не заслуживает доверия, то о союзе с ней, какие бы выгоды он ни сулил, следует забыть.

 

Станьте хозяином жизни

 

Качество нашей жизни определяется качеством наших взаимоотношений с людьми. Именно взаимоотношения с людьми обеспечивают условия для нашего роста и развития, формируют наш характер и обогащают наш жизненный опыт. Поэтому умение правильно выбирать партнеров и поддерживать отношения с ними исключительно важно. Неудачные и слабые взаимоотношения причиняют сердечную боль, и поддерживать их весьма утомительно. Когда важные для нас отношения складываются удачно, это придает уверенность, тогда как слабые, находящиеся на грани разрыва отношения вселяют беспокойство. Участие в любых отношениях подразумевает определенный риск, но больше всех рискует тот, кто пытается играть в отношениях не свойственную ему роль. Имитируя чуждый стиль поведения и образ мышления, он непроизвольно отступает от своих истинных желаний. Прежде чем примерить театральную маску, вспомните, что наиболее благоприятное впечатление на окружающих производит естественное поведение.

Наиболее плодотворными являются взаимоотношения, построенные на стремлении бескорыстно помочь и услужить ближнему. Взаимоотношения, основанные на одном только желании получать, неизменно рушатся. Лучший способ служить Богу – это служить себе, стараясь достойно исполнять свою жизненную миссию: учиться любви, уча ей. И единственный способ так поступать, единственное подлинное служение себе – это служение другим. Поэтому не пренебрегайте даже малейшей возможностью помочь другим оказать самим себе помощь.

Описанная жизненная установка не требует от вас помогать тем, кто воспользуется вашей помощью для того, чтобы на вас нажиться. Но она требует, чтобы в принятии решений вы руководствовались не столько выгодой, сколько естественными склонностями. Она требует решительного признания собственных ошибок и мудрости для их исправления; она требует, чтобы вы поступали так из любви к своему ближнему. Она требует прислушиваться к своим чувствам при выборе партнеров и определять, что будет лучше для вас и для них. Наконец, она требует поддержания взаимоотношений, которому способствуют помощь, поддержка и внимание к нуждам другого.

Стремясь к установлению и поддержанию прочных отношений, вовсе не обязательно добровольно отказываться от первенства. Следует вести себя подобно рачительному садовнику, который доверяется внутреннему чутью как в выборе места для посадки, так и в уходе за растениями. Необходимо понять разумом и прочувствовать сердцем, что бескорыстная услужливость делает не рабом, а хозяином жизни.

 

Свиток двенадцатый: Поцелуйте скорпиона!

 

 

Секрет умения следовать своей истинной природе

 

– Ты должен спросить себя, почему ты ведешь себя так. Что заставляет тебя попусту растрачивать силы? – сказал Вэй‑цзы купцу Вану.

– Но могут ли предстоящие события оставить меня безучастным? – произнес тот. – Я нервничаю и не знаю, как быть.

– Однажды, – начал Вэй‑цзы, – скорпиону понадобилось перебраться через реку, и он обратился за помощью кутке. Та наотрез отказалась, опасаясь его смертоносного жала.

– Не бойся, – успокоил ее скорпион, – не в моих правилах платить злом за добро. Кроме того, ужалив тебя, я совершил бы самоубийство: ведь я не умею плавать. Обещаю, что не причиню тебе вреда.

Поверив обещаниям скорпиона, утка позволила ему взобраться себе на спину. Однако на середине реки она почувствовала укус ядовитого жала. В предсмертных муках она спросила вероломного седока, зачем он нарушил клятву и обрек себя на неминуемую гибель. Скорпион ответил, что у него не было выбора: он не мог не подчиниться своей истинной природе.

– Не следует ли из этой истории, – спросил купец, – что я должен последовать его примеру? Ведь я по природе не жесток!

– Не важно, жесток ты или сострадателен; важно действовать наиболее естественным образом. Утка отказалась от своей природы, предписывавшей ей считать скорпиона злейшим врагом и бояться его как огня. Тот, кто забывает о своем естестве, будет наказан. Алмаз всегда остается алмазом, а золото золотом, но на всякую драгоценность находится имитирующая ее фальшивка, которая затрудняет поиски тем, кто недостаточно внимателен и не знает, как отличить настоящее от подделки. Если же благородный камень будет обработан опытным ювелиром, то отличить его от поддельного сможет даже дилетант, ибо истинная драгоценность, обретшая идеальную форму, словно излучает осязаемую красоту. Ведь материя представляет собой воплощенный дух, дух же является разновидностью тонкой материи. В мире животных всякая тварь следует своей природе. К примеру, собака всегда будет вести себя как собака, даже если это будет причинять ей явный вред. Все неодушевленные предметы, все растения и животные подчиняются своей природе, определенной божественной мудростью. Для них не существует добра и зла в том виде, в каком они существуют для нас. Находясь во власти инстинктов, они неспособны к проявлению того, что мы называем душевным усилием. Один лишь человек, в зависимости от обстоятельств, может быть то пугливым как мышь, то верным как собака, то храбрым как лев, то ядовитым как скорпион. Человек вбирает в себя добро и зло, сострадание и бездумность, способность идти на великие жертвы ради ближнего и бессердечно жалить его. Прилагая усилия к тому, чтобы быть собой и следовать своей истинной природе, человек возвышается и совершенствуется; в противном случае его удел – вырождение. Тот, чье сознание полно ложных представлений о себе, не может быть уверен в своих решениях. Эти ложные представления подобны стене, не преодолев которую нельзя следовать своему естеству. Доказав свою способность преодолеть эту стену, мы проходим главную проверку на искренность.

– Но как распознать верный путь, – спросил купец, – после того, как эта стена преодолена?

– Чем дальше мы продвигаемся по верному пути, – ответил Вэй‑цзы, – тем более знакомым он нам кажется и тем больший отклик в нашем сердце находит окружающий ландшафт. Ведь чем ближе мы находимся к отчему дому, тем больше видим знакомых примет вокруг.

 

Удобнее всего нам у себя дома. Зная расположение комнат и обстановку в каждой из них, мы чувствуем себя легко и комфортно. Как основные, так и сиюминутные свои потребности нам легче удовлетворить дома, чем за его пределами. Точно так же, пребывая вне своего духовного дома, мы сталкиваемся с неудобствами. Если удовлетворение наших истинных нужд оказывается невозможным, мы стремимся заполнить образовавшуюся пустоту суррогатными потребностями, формируемыми на основе ложных представлений о себе. Вот почему множество людей постоянно испытывают смутное чувство неудовлетворенности – пустоту вместо полноты.

В каждый момент времени мы ведем себя так, как позволяет уровень нашего духовного развития. Мы не в силах совершать поступки выше своего теперешнего духовного уровня, но можем поднять сам этот уровень. Более того, стремление к самосовершенствованию отвечает природе человека. Очистив сознание от всевозможных наслоений и осознав, что поступки каждого определяются его природой, мы обретаем возможность взглянуть на них по‑новому и увидеть, какими они должны быть. Именно с этой точки зрения наш путь домой просматривается лучше всего.

Одна из трудностей в поисках истинного пути и продвижении по нему связана с ошибочными суждениями о лежащей на нас ответственности. Парадокс состоит в том, что чем добросовестнее мы выполняем свои обязанности, тем менее склонны искать внутренние источники мудрости. Стремление соответствовать образцу, сформированному под влиянием внушенных представлений, отнимает столько сил, что на поиски истинного пути их уже не остается. В результате мы скатываемся в наезженную колею стандартного мышления, обрекающего нас на серое существование в узком кругу житейских мелочей.

Позднее мы спросим себя: «Зачем было потрачено так много времени на дела, лишенные смысла, но казавшиеся столь важными»? Этот вопрос может быть сформулирован и в другой форме: «Что помешало нам быть самими собой?» Внезапно мы обнаружим, что привычные оправдания, связанные с занятостью и нехваткой времени, уже не кажутся убедительными. В действительности, отказ от своего призвания не имеет и не может иметь оправданий, и прискорбно, если понимание этого приходит слишком поздно.

Чтобы жить по‑новому, необходимо вести себя иначе, чем прежде, то есть совершать нехарактерные для вас в прошлом поступки. Нередко мы пропускаем мимо ушей даже самые разумные призывы изменить свое поведение, если они исходят от посторонних. Призыв, обращенный к самому себе, часто оказывается несравненно более мощным стимулом. Увы, мы прибегаем к нему лишь после того, как пережили серию болезненных неудач. К счастью, для того, чтобы проявилась истинная природа человека, вовсе не требуются лишения и страдания. Единственное условие – уверенность в том, что каждое из действий совершается особым, присущим только нам способом, возможно отличающимся от общепринятого.

Следование истинному пути требует решимости и упорства, в выработке которых призваны помочь следующие три ключевых принципа: непринужденный нонконформизм, добровольная ответственность и поддержание внутреннего равновесия.

 

Непринужденный нонконформизм

 

Император захворал. Несмотря на усилия придворных лекарей, больному становилось все хуже. Когда все средства, казалось, были исчерпаны, шут предложил позвать мудреца, о котором ходила слава целителя. Услыхав предложение шута, лекари рассмеялись:

– Можем ли мы вверить драгоценное здоровье императора заботам столь сомнительной личности? Поистине, лишь шуту могла прийти в голову подобная мысль!

Император, однако, все более отчаивался, поэтому был готов испробовать любое средство. К неудовольствию лекарей, он распорядился вызвать мудреца во дворец. Однако возвратившийся посыльный доложил, что мудрец‑целитель наотрез отказался подчиняться высочайшему повелению. Тогда негодующий император приказал немедленно доставить наглеца под стражей. Вскоре приказание было исполнено, и император посулил мудрецу награду за исцеление.

– Если же твое целительское искусство не даст результатов, – добавил он, – в наказание за шарлатанство и неповиновение ты будешь предан смерти.

– Я берусь вас немедленно вылечить, – ответил мудрец, – но мне мешает присутствие посторонних.

Император велел придворным лекарям и стражникам удалиться. Отвечая на уничижительные взгляды лекарей безмятежной улыбкой, мудрец дождался, пока за последним из них не захлопнулась дверь. После этого, придав своему лицу свирепое выражение, он выхватил нож: и бросился к императору со словами:

– Сейчас ты поплатишься за то, что вздумал присылать ко мне стражников и чинить насилие!

Испуганный император, забыв о своем параличе, вскочил с постели и бросился бежать, спасаясь от обезумевшего мудреца. Услыхав отчаянные крики, придворные ворвались в покои. Мудреца схватили, а императора попытались уложить в постель. Император вырывался и, побагровев от гнева, выкрикивал:

– Этот подлец хотел меня убить!

Шут же, наблюдавший за всей этой суматохой, воскликнул:

– Ах, как приятно видеть вас вновь на ногах! Вы исцелены!

 

Всякий вознамерившийся быть самим собой обязан исповедовать инакомыслие. Все преуспевающие лидеры, руководители и изобретатели резко выделяются из окружения нонконформизмом и оригинальным мышлением. Кажется, что они готовы усомниться во всем, кроме необходимости следовать собственным идеалам. Общество, однако, ждет от нас не проявлений спонтанного нонконформизма, но поступков, основанных на общепринятых нормах и правилах. Желая соответствовать этим ожиданиям, мы платим дорогую цену: каждый поступок, противоречащий природе человека, размывает уникальные черты его характера и лишает индивидуальности.

Осознавая, что конформизм не может служить средством достижения долговременного успеха, мы, тем не менее, бездумно следуем общераспространенным мнениям и безропотно признаем авторитет большинства. Слепая вера в абсолютную непогрешимость большинства – одно из наиболее глубоко укоренившихся заблуждений. Очень ярко проявляется оно в сфере деловых отношений: многие бизнесмены покорно плетутся на поводу у стадного инстинкта, хотя и знают наверняка, что наиболее успешные предприятия всегда являются воплощением нестандартных идей.

Конформистами не рождаются – ими становятся. В соответствии со стереотипами, в плен которых мы попадаем в самом начале жизни, бунтарский дух принято считать прерогативой юношеской незрелости. Нас увещевают: «Лишь проторенный путь может привести к успеху». Оправдывая чаяния воспитателей, мы с детства приучаемся имитировать манеры и совершать поступки, отвечающие стандартным представлениям об успехе. Между тем, перестав стараться выглядеть как все, мы могли бы достичь результатов, многократно превосходящих ожидания.

Проявляя нонконформизм в его естественной, спонтанной форме, мы движемся к цели кратчайшим путем. Спонтанность не следует путать с импульсивностью. Если первое понятие относится к поступкам, совершаемым по наитию и не зависящим от обстоятельств, то второе является выражением склонности к необдуманным действиям под влиянием случайных внешних условий. Независимость в мыслях и поступках – непременная предпосылка развития заложенных в нас природой находчивости и изобретательности.

Искусственно навязанные запреты очень затрудняют проведение грани между тем, что согласуется с истинной природой, и тем, что противоречит ей. Страх вызвать непонимание окружающих или навлечь на себя их неудовольствие – одно из главнейших препятствий, мешающих отстаивать свою индивидуальность. Но преодолеть этот страх необходимо: признав за собой право руководствоваться личными мотивами и иметь собственное мнение, не придется искать оправданий своему стремлению следовать собственным путем.

Нередко человек готов отказаться от любой, даже самой блестящей идеи только по той причине, что она противоречит устоявшимся представлениям. Откуда же берутся эти представления? Они были сформулированы великими нонконформистами минувших дней, которые в прошлом решились противостоять злословию и неприятию окружающих. Теперь они отошли в мир иной и не возмущают общественного спокойствия, но в свое время их идеи воспринимались современниками как открытый вызов устоявшимся представлениям. В конце концов общество признало их правоту. Лидеры современного делового мира, в котором столь многое зависит от информационных и иных стремительно развивающихся технологий, должны быть большими нонконформистами, чем их предшественники.

Важно понимать, что, высказывая независимые суждения, игнорируя веяния моды и совершая нетрадиционные поступки из тщеславного желания продемонстрировать окружающим свою нестандартность и чуждость условностям, вы тем самым проявляете конформизм, поскольку именно такое поведение соответствует стереотипным представлениям о бунтарском характере. Для истинного же нонконформиста неважно, соответствует его поведение общепринятым нормам или же нарушает их: убежденность в собственной правоте – достаточное оправдание для его поступков. Его действия естественны, поскольку в них выражается его индивидуальность. Нонконформист имеет смелость сказать «нет» тому, что препятствует развитию его индивидуальности, даже если подавляющее большинство сказало бы на его месте «да».

Администратор, выражающий свое несогласие с мнением начальства, рискует потерять работу. С другой стороны, коллектив, где столь жестко наказывают за отстаивание своей точки зрения, вряд ли можно считать удачным местом работы для талантливого администратора. Вряд ли добьется успеха руководитель, подчиненные которого боятся вслух высказать свои убеждения и из страха совершить ошибку отказываются от любого проявления собственной инициативы. Такой начальник преуспеет лишь в воспитании конформистов, готовых мириться с установившимся порядком вещей и потому неспособных гибко реагировать на меняющиеся обстоятельства.

Чтобы понять, насколько вы верны своей природе, проанализируйте, как вы ведете себя по отношению к окружающим. Расточая лицемерные улыбки в адрес тех, кто не вызывает у вас ни малейшей симпатии, и принимая участие в заведомо неинтересных для вас разговорах, вы демонстрируете конформизм. Присмотритесь к своим непроизвольным мышечным реакциям, которые отражают внутренний дискомфорт, обусловленный тем, что вы отказались быть самим собой. Естественность мыслей и поступков служит источником внутренней силы; напряжение, необходимое для исполнения навязанных нам ролей, ослабляет.

Спонтанность и непосредственность возвращают утраченную изначальную сущность; они служат мерой того, насколько мы движимы внутренним побуждением и не подчиняемся обстоятельствам. Решения, продиктованные истинным проявлением спонтанности, всегда оказываются безошибочными. Увы, современный мир находится во власти конформизма. Увлеченные соперничеством, мы перенимаем чужие правила игры, постепенно утрачивая способность к спонтанному реагированию.

Конформизм делает нас уязвимыми для самых тривиальных житейских проблем: например, поводом для беспокойства может стать несоответствие гардероба или жилища общепринятым нормам. Подчиняясь диктату большинства, мы добровольно ограничиваем свою свободу. Не будет преувеличением сказать, что отречение от индивидуальности и свободы выбора лишает права называться человеком.

Те, кому, несмотря на давление общества, удалось сохранить независимость мышления и верность своему пути, неизбежно выделяются из толпы. Когда нонконформистам удается открыть те двери, которые, согласно всеобщему мнению, прочно заперты, общество вынуждено признать их правоту и прекратить нападки. Периодически признавая свои ошибки, оно, тем не менее, не желает учиться на них; поэтому в глазах большинства те, кто превыше всего ставит свободу самовыражения, всегда выглядят глупцами, тогда как жадно впитывающие последние веяния считаются вполне разумными людьми.

 

Добровольная ответственность

 

– Но ведь эта работа тебе не по душе! – в отчаянии воскликнул Гань Доу, обращаясь к своему двоюродному брату Вану. – К тому же последние годы ты провел на чужбине. Ты всегда говорил, что семейный бизнес тебя не интересует; почему же теперь, когда управляющий Ди Лу заболел, ты решил заняться отцовским делом?

– Ответ очень прост, Гань, – ответил Ван. – Я – старший в семье, и это налагает на меня определенные обязательства. К тому же такова воля отца.

Торговец Янь случайно оказался свидетелем разговора между племянником и сыном своего старого друга. Он счел своим долгом предупредить Доу:

– Стоит ли рисковать, доверяя им дело теперь, когда Ди Лу расхворался, если они не ладят?

– Друг мой, – ответил старый Доу, – ты ведь знаешь, что я всегда мечтал ввести старшего сына в семейное дело. Временное отсутствие Ди Лу дает мне шанс для этого. Мне кажется, ты преувеличиваешь риск: я во всем могу положиться на Ганя, который служит у меня с детства и прекрасно знает все тонкости ремесла. Даже Ди Лу не сравнится с ним! В случае осложнений Гань всегда сможет помочь Вану советом.

– Прости за любопытство, – заметил Янь, – но напрашивается вопрос: отчего бы тебе просто не довериться Ганю?

– Но я ему и так доверяю! Я надеюсь, что большая ответственность и полномочия, связанные с должностью управляющего, помогут мне убедить старшего сына вернуться в торговый дом Доу.

– Однако, – сказал Янь, – как правило, возведение в высокую должность служит наградой за выдающиеся заслуги, а не наоборот… Что ж, остается надеяться, что власть не слишком вскружит Вану голову. В любом случае, я от души желаю, чтобы эта рискованная затея не стоила тебе слишком дорого!

Вскоре Яню пришлось отправиться по торговым делам в провинцию Чжао. Возвратившись через три месяца, он узнал, что за это время торговый дом Доу пришел в упадок, близкий к полному краху. Ему рассказали, что Ван, мало интересуясь тонкостями вверенного ему дела, растратил деньги. Кроме того, неуважительное отношение безответственного Вана к клиентам, а также его нежелание прислушиваться к советам двоюродного брата привели к тому, что один из основных клиентов разорвал договор.

– В этом нет моей вины! – оправдывался Ван, недружелюбно поглядывая на брата. – Ведь если бы Гань своевременно продлил договор, то клиент не смог бы разорвать его.

– Ты, я вижу, не только не признаешь ошибку, но еще и пытаешься опорочить двоюродного брата, – укоризненно промолвил отец. – Ведь продление договоров – твоя обязанность! А наш капитал? Как посмел ты растратить деньги?

– А чего вы ожидали? – сказал Ван. – В случившемся повинен не я, а вы, отец. Мог ли я заслужить истинное уважение в качестве управляющего, не зная тонкостей этой должности?

 

Возможно, понятие об ответственности следовало бы преподавать первоклассникам прежде чтения, письма и арифметики. Но так как с самых ранних этапов формирования личности нас приучают не столько отвечать, сколько реагировать, мы начинаем руководствоваться принципом «страшен не проигрыш, а невозможность обвинить в нем другого». Мы с энтузиазмом приписываем себе общую заслугу и с не меньшим упорством стараемся переложить вину за неудачу на других.

Эта противоестественная привычка – следствие неверным образом направленного стремления раньше достичь результата, свести к минимуму возможный риск и обеспечить себе уверенность в завтрашнем дне, переложив на других ответственность за собственную жизнь. Не парадокс ли: борясь за экономические свободы, требуем от правительства гарантий финансовой стабильности; сопротивляясь вмешательству полиции в частную жизнь, возмущаемся бездействием властей перед лицом разгула преступности; желая в как можно большей степени влиять на принятие решений, хотим в то же время нести как можно меньшую ответственность за возможные негативные последствия. Но дело в том, что нет большего риска, чем тот, на который мы добровольно идем, стремясь обеспечить свою безопасность с помощью кого‑то другого.

Лишь взяв на себя всю полноту ответственности за все свои жизненные достижения и промахи, мы сможем полностью реализовать заложенные в нас возможности. Лишь тогда мы будем чувствовать себя уверенно и научимся эффективно откликаться на сложные ситуации, что бы ни было их причиной. Перекладывая же вину за неудачу на других, мы отдаем свою силу тем, кому, по нашему мнению, обязаны теми или иными обстоятельствами.

Принимая полную ответственность за все происходящее с вами в жизни, вы безоговорочно признаете, что ничего случайного в вашей жизни нет, что всё в ней – следствие ваших решений и несет в себе урок, который вы решили себе преподать. Таким образом, даже самые абсурдные стечения обстоятельств и непредвиденные несчастья должны рассматриваться как материальное проявление ваших мыслей. Научившись этому, вы позволите своему духу ответственности укрепиться, и сама мысль о том, чтобы обвинить кого‑то в своих неурядицах, станет для вас невозможна.

Со всем этим не так‑то просто свыкнуться, ведь для этого потребуется взвалить на себя все происходящие с нами неприятности. А если принять во внимание то, насколько глубоко укоренилось в нас мировоззрение, нашептывающее нам: «Если что – мы ни при чем», мысль о переменах в себе становится и вовсе невыносимой. Свидетельством тому – растущая армия адвокатских и страховых контор. Но метафизически мы отдаем частичку своей силы всякий раз, когда высказываем упрек или избегаем ответственности.

Поэтому гораздо разумнее признать, что во все жизненные ситуации мы попадаем по собственной воле. И как правило, то, насколько ответственно человек подходит к своему делу, напрямую связано с тем, насколько он его любит и в нем преуспевает.

Ответственность за свои поступки следует принимать всегда, независимо оттого, добровольны они или нет. Но когда мы действуем по собственному желанию, это сделать намного легче. Добровольная ответственность влечет за собой такой пересмотр отношения к себе, вследствие которого человек начинает неизменно относиться к себе как к начальнику и работнику в одном лице. Он сам себе председатель правления и исполнительный директор, подписавший пожизненный контракт на работу в собственной компании с одним‑единственным работником в штате.

Такая должность потребует от вас быть для себя примером в жизни. Вам придется предвосхищать события, а не реагировать на них, вкладывать время и силы в программы самосовершенствования, делать регулярные отчисления в личный фонд пенсионного страхования, учредить отдел стратегического планирования и отдел кадров, который будет организовывать программы повышения квалификации для наиболее перспективных сотрудников. Разумеется, не следует также забывать об отделе по связям с клиентами и отделе контроля качества.

Ответственность за свое будущее обязывает видеть отдаленную перспективу и учить этому своего главного работника, объективно оценивать свою конкурентоспособность в избранном деле и принимать стратегически важные решения. Ясно, что высокий уровень ответственности, вытекающей из столь обширных полномочий, несовместим с привычкой сваливать вину на обстоятельства, ведь теперь бессмысленность этого занятия становится самоочевидной. Даже в тех случаях, когда чья‑либо вина в постигшей вас неудаче покажется неоспоримой, следует обдумать свои действия: возможно, причина все‑таки в вас. Ибо допуская подобные мысли даже на мгновение, вы на мгновение превращаетесь из Гань Доу в Вана.

Даже если жизненные обстоятельства не зависят от вас, принцип добровольной ответственности предполагает полный контроль над своими действиями. К примеру, вы должны контролировать свое отношение к окружающим, выбирать слова в разговоре с ними, распределять внутреннюю энергию, принимать решения и придавать нужное направление своему воображению, выбирать способ проведения досуга. Мы вправе выбирать, с кем общаться, кому нас учить, кому на нас влиять. И будут ли эти люди судить и критиковать нас или над нами насмехаться – решать нам. Нам под силу контролировать свои заботы и действия, потому что мы знаем: никакое событие не имеет над нами власти; влияет на нас только наше к нему отношению. Прочность такой установки говорит о том, насколько сильна в нас естественная способность справляться с неурядицами и не взяла ли над ней верх противоестественная лень. И здесь мы подходим к вопросу о внутреннем равновесии.

 

Внутреннее равновесие

 

– Отличное местечко для медитации! – воскликнул странствующий мудрец, наткнувшись на пещеру в лесной глуши. Войдя в нее, он обнаружил там груду человеческих костей. Это обстоятельство, однако, не изменило его намерений: решив отдохнуть, он сел на камень.

– Сейчас твой ответ предрешит твою судьбу! – вдруг прогремел, отдавшись эхом, чей‑то голос. Обернувшись, мудрец увидел гигантского скорпиона.

– Как и твои вопросы, несомненно, предрешат твою, – невозмутимо произнес мудрец.

– Что ты за человек и откуда в тебе столько бесстрашия? – спросил скорпион, удивленный храбростью мудреца. – Ведь человеку свойствен страх!

– Вовсе нет, – ответил мудрец, – на самом деле человек стремится к внутреннему равновесию. Тот, кто пребывает в этом состоянии, не дрожит за свою жизнь, по питает к ней истинную любовь, и это делает его неустрашимым. Подобает ли мне трепетать перед тобой от ужаса, если я осознаю, что в твою пещеру меня привели мои собственные мысли и действия? Для этого мне пришлось бы бояться самого себя! Но у меня не может быть к себе иных чувств, кроме любви.

– Такие, как ты, встречаются нечасто, – сказал скорпион. – Всем, кто побывал здесь до тебя, мой вид внушал такой ужас, что они были готовы бежать за тридевять земель.

– В твоих словах, – заметил мудрец, – мне ясно слышится горечь. Похоже, даже толстый панцирь не может скрыть боль, гнев и разочарование, которые ты испытываешь.

– Ты не только храбр, но и проницателен, – ответил монстр, – ибо много лет назад, когда я был человеком, мое бессердечие привлекло ко мне злобного демона, ищущего ученика среди людей. За неповиновение он покарал меня, обратив в скорпиона. Полностью изменить мой характер оказалось ему не под силу, поэтому он не смог сделать свое заклятие необратимым. Однако в течение долгих лет никому не удалось развеять злые чары.

– Несомненно, это объясняется тем, что, не пребывая в гармонии с собой, они не смогли ответить на твои вопросы, – сказал мудрец. – Страх нарушил внутреннее равновесие и смутил их разум.

– Ты прав! Прости, но более я не в состоянии противиться силе заклятия. Мне придется на всякий случай заранее выразить благодарность за беседу, ибо если ты не ответишь на мою загадку правильно, то благодарить мне будет уже некого.

– Поступай, как считаешь нужным, – ответил мудрец, – для меня это не имеет значения.

– Тем не менее будь осторожен, – предостерег его скорпион, – ибо, произнеся последнее слово, я впаду в оцепенение. В эти мгновения у тебя будет шанс спастись. Ты безоружен, но стоит тебе протянуть руку, и в ней окажется острый меч, которым ты отсечешь мой смертоносный хвост.

Погрузившись в состояние транса, скорпион стал декламировать: «Обними свою смерть, одолей свой страх, последуй велениям своего сердца, высвободи силу своего достоинства! Пусть твои поступки удивят тебя самого, и пусть слезы станут тебе наградой. Равновесие между смертью и жизнью так зыбко! Одно неверное движение – и поцелуй не отличить от смертельного удара. Удержать равновесие может лишь тот, кто беззаветно верен себе в мыслях и поступках».

– Скорее! Я в твоей власти!… – только и успел крикнуть скорпион, прежде чем впасть в оцепенение.

– Вот мой ответ! – сказал мудрец, не потерявший самообладания. Он приблизился к неподвижному скорпиону, обнял его и поцеловал в ужасную голову.

Наконец‑то к роковой загадке был подобран верный ключ! Скорпион принял человеческий облик и со слезами благодарности пал к ногам спасителя. Немного успокоившись, он спросил у мудреца:

– Как же ты не испугался меня? Ведь ты не мог не знать, что скорпионы жалят всех, кто оказывается у них на пути!

– Я сделал это потому, – ответил мудрец, – что был уверен: в глубине души ты остался человеком. Человеческая природа побуждает нас любить ближних, а не жалить их. Нетрудно было понять, что слезы, о которых шла речь в твоей загадке, годами копились в твоей душе, чтобы теперь излиться в счастливом плаче. Главным источником моего бесстрашия явилось состояние внутреннего равновесия. Находясь в нем, я уверен в безошибочности своих действий.

– Мне повезло, что я встретил столь цельную натуру! – воскликнул бывший скорпион. – Ведь если бы не ты – томиться мне в этой пещере до скончания века!

– Везение здесь ни при чем, – возразил мудрец. – Ведь не бывает случайных встреч. Мое появление здесь объясняется твоим искренним желанием вернуть себе прежний облик, а также моим стремлением испытать возможности своего внутреннего равновесия. Все мы влияем друг на друга, даже не осознавая этого. По прихоти жизненных обстоятельств мы предстаем перед теми, кто рядом, то в роли учителя, то в роли ученика. Так мы помогаем друг другу следовать истинному призванию.

 

Стоит ли испытывать страх даже в крайне неблагоприятной жизненной ситуации, если ключ к преодолению препятствий – способность хранить спокойствие? Следуя своей истинной природе, мы становимся хозяевами жизни. Подобно тому как Вселенная отражает деяния ее Творца, каждый из нас является отражением собственных поступков. Разве не является свобода воли, унаследованная от Творца и возвышающая нас над земными тварями, достаточным основанием для оптимизма? Бог, сотворивший человека по своему образу и подобию, сделал нас оптимистами. Увы, многие отравляют себя тлетворным духом пессимизма.

Оптимизм – это спонтанное проявление бескорыстной любви и доверия, которые мы испытываем к окружающему миру. В основе же пессимизма лежат, как правило, пережитые в прошлом разочарования и неудачи. Возможно, пессимизм действительно стоит считать косвенным признаком богатого жизненного опыта. Но можем ли мы надеяться на сохранение внутреннего равновесия, если думаем лишь о предстоящих бедах и трудностях? Настраивая на успех, оптимизм является одной из движущих сил, способствующих преуспеванию. Оптимизм имеет высшее происхождение, ибо разве не проявил его Творец своим актом сотворения мира? В противоположность оптимизму, пессимизм – порождение разочарованного человеческого сердца.

Для оптимистов временные неудачи не имеют большого значения, поскольку саму жизнь они рассматривают как возможность, которую следует не упускать из рук, а использовать. Между тем нередко люди усугубляют свое плачевное состояние пессимистичными мыслями настолько, что в конце концов не допускают и мысли о том, что может быть по‑другому. В неблагоприятных обстоятельствах они видят свой удел, а в себе самих – неудачников, обреченных терпеть одну напасть за другой.

Оптимизм, как и пессимизм, заразителен. Разочарование находящегося рядом с ним человека вызывает у оптимиста естественное желание помочь ему, внушив надежду. Пессимист же в подобной ситуации подтолкнет утопающего в трясину отчаяния. Если оптимизм подобен дарующему жизнь поцелую, то пессимизм можно сравнить с ударом отравленного кинжала. Хотя человеку свойственно оптимистическое мировоззрение, пессимизм принято считать более соответствующим реальности. Но разве жизнь не изобилует примерами успешного разрешения даже самых затруднительных ситуаций? Из любого положения можно найти выход, если у вас хватает оптимизма для того, чтобы поддерживать внутреннее равновесие и нейтрализовать деструктивное действие пессимизма.

Усталость или сильная душевная боль заставляют искать перемен, которые помогли бы восстановить нарушенное равновесие между обязанностями и естественными склонностями. При этом полезно иметь под рукой компас, позволяющий убедиться в правильности направления поисков. Таким компасом является чувство оптимизма, сопровождающее ваши действия. И если работа или другие жизненные обстоятельства не вызывают у вас иных чувств, кроме безысходности, следует как можно скорее признать ошибочность избранного пути.

Оптимизм и энтузиазм – родственные эмоции. Происходя из одного духовного источника, они взаимно питают друг друга. Хотя каждый проявляет энтузиазм по‑своему, это не мешает безошибочно распознавать отсутствие энтузиазма. Невозможно вообразить человека, совмещающего энтузиазм с пессимизмом. Поскольку энтузиазм способствует внутреннему равновесию, следует всемерно стимулировать его как в себе, так и в других. Занимаясь любимым делом, мы излучаем энтузиазм, магическим образом воздействующий на окружающих. Энтузиазм относится к тем эмоциям, естественность которых не требует доказательств, – именно поэтому мы отдаемся им безоглядно.

С другой стороны, энтузиазм отличается хрупкостью и требует бережного отношения. Ироничное замечание в адрес увлекшегося работой коллеги для того, чтобы «опустить его на землю» или «повернуть лицом к реальности», чревато безвозвратной утратой живительной силы энтузиазма. Многие через всю жизнь проносят травмирующие воспоминания о назиданиях, холодным душем обрушивавшихся на них в детстве, и искренне желают уберечь от этого своих детей. Однако нередко наставляют их в тех же выражениях, которые в прошлом причиняли им столько страданий. Между тем энтузиазм – естественное состояние как для ребенка, так и для нового сотрудника, в радостном возбуждении приступающего к исполнению своих обязанностей. Никто не вправе лишать их столь естественных эмоций. Увы, слишком часто люди отравляют друг другу жизнь непониманием этой истины.

Периодический анализ своих душевных трансформаций – обязанность каждого. Глубоко внутри у каждого из нас есть весы, способные безошибочно сказать нам о нарушенном равновесии. Нужно только прислушиваться к ним и выяснять, как мы чувствуем себя в ту или иную минуту. Если день ото дня мы механически встаем с постели и механически, безрадостно идем на работу, значит, равновесие нарушено и мы должны спросить себя: насколько работа и образ жизни соответствуют нашему призванию? Отвечая себе на этот вопрос, следует избегать малейшей нечестности. Если ответ отрицательный, путь к личному преображению, вероятнее всего, начнется, когда мы согласимся с этим ответом и начнем действовать. Если же он положителен, в нашей власти выяснить, не позволили ли мы чему‑то постороннему сбить нас с истинного пути. Сохраняя внутреннее равновесие и гармоничность поступков, мы следуем своей истинной природе. Мы пребываем в гармонии с тем, что мы делаем, а то, что мы делаем, является отражением того, что мы есть. Будучи едины со своей жизнью, мы становимся ее хозяевами.

 

Единство разнообразия

 

Необходимость следовать своей истинной природе – лейтмотив древних притч самых разных народов. Различие между искусственным и естественным поведением может быть проиллюстрировано на примере актерского ремесла. Отрепетировав реплики и жесты своего персонажа, актер обманывает зрителей, заставляя их поверить в естественность своего поведения в исполняемой роли. Способность подавлять свою истинную природу в соответствии с требованиями искусственного образа – важная составляющая актерского таланта. Однако даже в самый разгар сценического действа истинная природа актера неразрушима: стоит ему очутиться за кулисами, как она пробуждается и вновь занимает главенствующее положение.

У тех, кто склонен к лицедейству, внутренняя сущность неизбежно расщепляется. Отсутствие единства влечет за собой напряженность и попытки с собой совладать, парадоксальным образом приводящие к тому, что этого‑то сделать и не удается. Быть цельным – значит пребывать в гармонии с самим собой. Любая личность уникальна, и в мире не найдется двух одинаковых людей. Но когда человек следует своей истинной природе, он неизменно движется в потоке естественного хода жизни.

В том‑то и состоит загадка жизни, что в нашем едином разнообразии каждый может научиться быть тем, кто он есть, – реализуя свой потенциал и осознавая свое жизненное предназначение. Кроме того, следуя своей истинной природе, мы помогаем осуществить добрые намерения тем, чьи пути пересекаются с нашим – ведь все мы связаны друг с другом.

Мысля и поступая с естественной непринужденностью, осознавая ответственность как за личные так и за коллективные решения, поддерживая естественное внутреннее равновесие, мы безошибочно движемся обратно к своей истинной природе. Мы действительно можем многое, но сами ставим себе препятствия на этом естественном пути. Превратиться из бездарного актера в человека, живущего собственной жизнью, – значит перестать это делать.

 

Если бы ты мог избавиться

От себя хотя бы раз,

Тайна тайн открылась бы тебе.

Лик непостигаемого,

Прячущийся позади вселенной,

Появился бы

На зеркале твоего восприятия.

 

Руми Перевод А. Тираспольского

 

Эпилог

 

– Увы, мой трехнедельный путь увенчан безрадостной картиной пепелища, – тяжко вздохнул Ни – странствующий торговец и философ.

– Теперь, когда все провинции погружены в хаос, нельзя было рассчитывать на что‑то иное, – произнес голос за его спиной.

Обернувшись, Ни увидел изможденного молодого человека, одетого в лохмотья. Унылое лицо юноши потемнело от дымной копоти и запекшихся кровоподтеков. Спешившись, Ни сказал ему:

– Я надеялся, что мне удастся предотвратить бесчинства императора Циня в этом отдаленном селении, но прибыл слишком поздно. Неужели все погибло?

– Мне кажется, – заметил юноша, – что вы – один из бывших выпускников этой Академии. Если это действительно так, то вам необходимо соблюдать крайнюю осторожность – ведь, согласно императорскому указу, все живущие по законам древних мудрецов подлежат заточению в тюрьму.

– Одним из моих предков был прославленный купец Ни – племянник патриарха Вэй‑цзы, основавшего Академию. Все члены моего рода неизменно придерживались древней мудрости. А какова ваша роль в столь печальных событиях последнего времени? И почему у вас столь плачевный вид? – спросил торговец, сочувственно глядя на юношу.

– Я явился сюда с той же целью, – ответил юноша, – и, подобно вам, опоздал. Я – Лу из школы Чжоу, основанной одним из учеников патриарха. Узнав о распоряжениях императора, дядя велел мне отправиться в путь и спасти бесценные рукописи. Увы, в момент моего прибытия хранилище уже было объято пламенем. Должно быть, оно горело всю ночь. Много часов я в отчаянии ворошил пепел, но ничего не нашел.

В скорбном молчании собеседники смотрели на руины. Почти одновременно они увидели камень, некогда служивший основанием древней стены. Иероглифы, выбитые на его покрытой копотью поверхности, по‑прежнему были ясно различимы.

– Выходит, погибло не все, – проговорил Лу.

– Не погибло ни крупицы! – тихо, но решительно добавил Ни, изучая камень.

Надпись на камне гласила:

 

Нам истину открыл мудрец великий,

Источник верен – ты юнец, старик ли,

Что сердце – ключ к двери‑сознанью,

Дух – проводник в пути познанья.

Доверься чувствам, вслушайся в себя ‑

Падет мираж, и станет истина ясна.

 

Перевод М. Молодчик.

 



[1] SWOT (Strеngths, Wеаknеssеs, Opportunitiеs аnd Thrеаts) – аналитический метод, основанный на обсуждении сильных сторон, уязвимых мест, перспектив развития и угрожающих факторов. Кроме того, английское слово «swot» означает «зубрежка». SOM (Strеngth, Opportunitiеs, Mеrits) – аналитический метод, основанный на обсуждении сильных сторон, перспектив развития и достоинств. – Прим. перев.

 

[2] Английское desirе происходит от латинского dеsiderium (также означающего желание), корень которого – skiеr – имеет значение «небесный, божественный». – Прим. ред.

 

[3] По легенде, король Уэссекса Альфред Великий, спасавшийся от преследователей‑датчан, попросился на ночлег в деревенский дом, не раскрывая своего имени. Хозяйка дома велела ему присматривать за лепешками в печи, но по недосмотру короля те сгорели. За это король Альфред получил от хозяйки дома жестокий нагоняй. По другой легенде, когда одноглазый адмирал Нельсон получал приказ, который не считал нужным выполнять, он направлял в сторону флагманского корабля подзорную трубу, поднесенную к пустой глазнице, и заявлял: «Приказа не вижу!». – Прим. ред.

 

ввод газа в эксплуатацию, газоснабжение промышленных предприятий и поселков по проекту

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100