Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Тукаев Р. Д.

ГИПНОЗ

Механизмы и методы клинической гипнотерапии.

 

 

 

Тукаев Р. Д.

Т81             Гипноз. Механизмы и методы клинической гипноте-

рапии / Рашит Джаудатович Тукаев. — М.: 000 «Медицинское информационное агентство», 2006. — 448 с: ил., табл.

ISBN 5-89481-282-8

Книга содержит материалы по теории и практики современной гипнотерапии. На основе анализа феноменологии гипноза, биологических и психологических механизмов гипнотерапии автором разработана интегративная теория гипноза и гипнотерапии, ведущая к новому пониманию природы гипноза, механизмов и эффективности клинической гипнотерапии.

В клинической части книги описаны: авторские подходы к психотерапии невротических и неврозоподобных расстройств; методики групповой гипнотерапии и проективной гипнотерапии.

Книга рассчитана на психотерапевтов, психиатров, клинических психологов, студентов соответствующих факультетов высших учебных заведений, представляет интерес для читателей, интересующихся вопросами гипнотерапии и психотерапии.

R.D.Tukaev. Hypnosis: phenomenon and clinical application. - Moscow, 2005, p. 432

The book contains theoretical and practical materials on the theory and practice of modern гипнотерапии. On the basis of analysis of the hypnosis phenomenology and biological and psychological mechanisms of hypnotherapy the author develops the integrative theory of hypnosis and hypnotherapy, which contains a new understanding of a nature of hypnosis, mechanisms and efficiency of clinical hypnotherapy.

The clinical part of the book describes: author's approaches to psychotherapy of neurotic and neurosis-like disorders; techniques of group hypnotherapy and projective hypnotherapy.

The book is offered to psychotherapeutists, psychiatrists, clinical psychologists, students of the relevant faculties of universities, and for readers interested by questions of hypnotherapy and psychotherapy.

УДК 615.851.2 ББК 53.57

ISBN 5-89481 -282-8          © Тукаев Р.Д., 2006

© Оформление. ООО «Медицинское информационное агентство», 2006



Список сокращений

АД            — артериальное давление

АКТГ         — адренокортикотропный гормон

ВНС          — вегетативная нервная система

ДРИ          — двойная реципрокная иннервация

ДС            — демпфирующая ноцицепцию система мозга

МОК         — минутный объем крови

мРФ         — микрозоны ретикулярной формации

НВК          — нижневисочная кора

НЛП          — нейролингвистическое программирование

НС            — ноцицептивная система

ПО            — патологический очаг

ПС            — психический стресс

ПТСР        — посттравматическое стрессовое расстройство

РФ            — ретикулярная формация

СНС         — соматическая нервная система

СПЗЛ       — система психологических защит личности

ЧД            — частота дыхания

ЧСС          — частота сердечных сокращений

ЭЭГ          — электроэнцефалография

ЯРЭП РФ — явление перераспределения энергетического потенциала РФ

FMRI         — функциональное магнитно-резонансное отображение

17


Предисловие автора

Современные положения российской гипнотерапии противоречиво. Период традиционного формального доминирования Павловской гипнотерапии в ряду методов советской психотерапии в 1980-1990-е гг. сменился полной утратой к ней интереса со стороны как практиков, так и теоретиков отечественной психотерапии. Начался процесс активного и поначалу неизбежно поверхностного овладения западными психоаналитически, бихевиористски, изотерически ориентированными психотехнологиями. В последнее десятилетие широкое распространение получили Эриксоновский гипноз, нейро-лингвистическое программирование, гештальт-терапия, методы трансперсональной психотерапии. Однако столь длительная «фиксация» российских психотерапевтов на гипнозе не могла пройти бесследно. С большей или меньшей степенью «бессознательности» психотерапевты России по-прежнему предпочитают методы трансовой психотерапии.

Как показал по прошедший в октябре 2000 г. в Мюнхене XV Международный конгресс гипноза, российские психотерапевты не являются исключением. Эриксоновский гипноз пользуется значительной популярностью у психотерапевтов Западной Европы, создавших многочисленные национальные ассоциации Эриксоновского гипноза. «Классический» гипноз достаточно широко применяется в клинической практике и является предметом научных исследований в Северной Америке.

Причина долгожительства и распространенности методов гипнотерапии кроется в ее клинической эффективности, неоднократно подтвержденной при психогениях, различных психосоматических и соматических заболеваниях. Процессы «модернизации», происходящие в современной гипнотерапии и в целом в психотерапии при трансовых состояниях, затрагивают формальные, процедурные аспекты, оставляя качественно неизменным диапазон клинической применимости.

Несмотря на успешную модернизацию и развитие гипнотерапев-тических и иных трансовых практик, целостная и общепринятая научная картина природы гипноза и механизмов гипнотерапии в настоящее время отсутствует. Экспериментальные исследования функций мозга,

18


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

организма, поведения в гипнозе в сопоставлении с бодрствованием, сном и при различной деятельности увеличили знания о физиологии, психологии, биологии гипноза, но не позволили получить целостное представление о гипнозе и гипнотерапии. Природа гипнотического состояния, равно как и природа терапевтической эффективности гипнотерапии, до настоящего времени во многом неясна. Сохраняются значительные расхождения между высокой частотой описательно-прикладных исследований методического характера по практическому использованию гипнотерапии и ограниченным количеством исследований в области природы гипноза и гипнотерапии.

Триумфальное распространение Эриксоновского гипноза по странам Старого и Нового Света отчасти сопряжено с отсутствием качественного прогресса в исследованиях природы гипноза и гипнотерапии. Эриксонианство в определенном смысле можно рассматривать как протестную реакцию на методологию и результаты исследований в области классического гипноза. Современный Эриксоновский гипноз устами его отцов-основателей декларирует крайний прагматизм и утилитаризм. Джеффри К. Зейг (Jeffrey К. Zeig), президент Фонда Милтона Эриксона в Фениксе (США), в своем выступлении на XV Международном конгрессе гипноза заявил, что «гипноз есть искусство, но не наука» [286]. Однако данная позиция лишь выявляет, подчеркивает потребность гипнологов в понимании феномена гипноза и его терапевтических механизмов.

Предлагаемая вниманию читателя-профессионала, психотерапевта (врача и психолога), исследователя книга излагает авторское понимание природы гипноза и гипнотерапии, основанное на анализе состояния современной мировой гипнологии, собственных исследованиях и реализованное в интегративной теории гипноза и гипнотерапии. Изложение, однако, не ограничивается освещением фундаментальных аспектов гипнологии. Автору, как клиническому гипнологу, представляется важным полномасштабное использование полученных знаний о природе гипноза и гипнотерапии в клинической психотерапии. Поэтому самостоятельная часть книги посвящена изложению частных методик клинической групповой и индивидуальной гипнотерапии психогений и неврозоподобных расстройств, оценке ее эффективности.

Данная монография развивает, дополняет теоретическую картину гипноза и гипнотерапии, отраженную в предыдущей книге автора [136]. Несмотря на ограниченный тираж, эта книга приобрела определенную известность и была отмечена в «Психотерапевтической энциклопедии», изданной в Санкт-Петербурге в 1998 г. Сходными в содержании обеих монографий являются главы, излагающие данные по феноменологии и биологии гипноза, подвергнутые в настоящей книге существен-

19


ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

ной переработке. Новыми являются главы, посвященные психологическим механизмам гипнотерапии, проективному гипнозу, современным теориям гипнотерапии, исследованию различий эффективности гипнотерапии.

Монография состоит из трех частей. Часть первая посвящена анализу современных представлений о природе гипноза и гипнотерапии. Во второй части на основе анализа феноменологии гипноза, биологических и психологических механизмов психотерапии формулируется вторично-феноменологический подход к исследованию гипноза и ин-тегративная теория гипноза и гипнотерапии. В третьей части монографии излагаются методические подходы и методики клинической гипнотерапии.


^Аетзъ а

СОВРЕМЕННЫЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

О ПРИРОДЕ ГИПНОЗА

И ГИПНОТЕРАПИИ


Глава 1

Краткий исторический обзор теорий

гипноза и гипнотерапии XX в.

1.1. Введение

История научной психотерапии насчитывает более 100 лет [151] и начинается исследованиями гипноза и гипнотерапии. Тем не менее до настоящего времени не существует удовлетворительных объяснений гипнотического феномена и механизмов гипнотерапии. Причинами подобного положения следует, вероятно, признать как значительную сложность анализируемого явления, так и отсутствие в последние десятилетия особого интереса к гипнотической проблематике со стороны представителей фундаментальных наук о мозге и поведении. Исследования гипноза с момента их зарождения и по сей день являются предметом преимущественного интереса самих гипнологов независимо от физиологической либо психологической ориентации последних.

Завершившееся XX столетие стало свидетелем появления, расцвета и упадка многих теорий и техник психотерапии, представляющих сейчас лишь исторический интерес. В отличие от иных, гипноз и гипнотерапия стабильны во времени. Причина временной устойчивости гипнотерапии в ее клинической эффективности. Именно клиническая эффективность гипнотерапии является для практикующих ее психотерапевтов императивом к постижению природы гипноза и механизмов гипнотерапии.

История изучения природы гипноза богата драматическими коллизиями, непримиримыми противоречиями взглядов личностей и научных школ. Это и борьба между «флююидистами» и «анимистами» [цит. по 151], нансийской и сальпетриерской школами [цит. по 91], и заочная оппозиция психоанализа и Павловской рефлексологии [151].

Известный французский гипнологЛ. LUepTOK(LChertok) [151] полагал, что не существует теорий, дающих исчерпывающее объяснение гипноза. К 80-м гг. XX в. им выделены три основных направления: 1) теории Павловской школы; 2) теории экспериментальной психоло-

23


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

гии; 3) психоаналитические теории. Принимая в целом такую классификацию, позволим себе сделать небольшое уточнение: теории Павловской школы точнее можно определить как рефлексологические теории гипноза. Рассмотрим полученные направления данного временного периода.

1.2. Рефлексологические теории

С позиции Павловской рефлексологии феномен гипноза понимается физиологически, в соотнесении с фазами тормозного процесса в нервной системе, как промежуточное между сном и бодрствованием состояние частичного торможения коры головного мозга, как частичный сон [83, 84]. Обязательный атрибут гипноза — раппорт — связь гипнотизируемого с гипнотизером через дежурные пункты коры полушарий головного мозга, включающие слуховой анализатор. Внушение понимается как гипнотическое внушение — концентрированное раздражение на фоне заторможенности коры головного мозга. По И. П. Павлову, внушаемость определяется степенью заторможенности коры больших полушарий, т. е. глубиной гипноза [83, 84].

В истории отечественной гипнологии к ее достижениям принято относить преимущественно Павловскую теорию гипноза. Однако следует ретроспективно выделить понимание феномена гипноза В. М. Бехтеревым. В. М.Бехтерев, непосредственно занимавшийся проблемами гипноза и гипнотерапии как ученый и практик, понимал гипноз как своеобразный вид естественного сна, искусственно вызванный сочетанный рефлекс тормозного характера с подавлением активного сосредоточения [13, 14].

Позиции И. П. Павлова и В. М. Бехтерева имеют несущественные, с точки зрения их современников, а на наш взгляд, несомненные качественные различия. Если по И. П. Павлову феномен гипноза «расположен» между бодрствованием и сном, то для В. М. Бехтерева естественный сон и гипнотический сон «рядоположены» и совместно оппонируют бодрствованию. К сожалению, точка зрения В. М. Бехтерева не получила непосредственного развития.

Дальнейшее изучение гипноза и гипнотерапии в СССР в 1930-1960-е гг. опиралось на сугубо физиологическую Павловскую платформу, предметами прикладных исследований были объективно регистрируемые показатели функций отдельных органов и систем организма в гипнозе [108]. Гипнологов интересовали возможности направленного изменения определенных параметров организма и психики под влиянием гипносуггестии. Были изучены в гипнозе [цит. по 108]: внушенная аналгезия; влияние на безусловные рефлексы, показатели

24


ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

дыхания и пульса, артериального давления, трофические функции; влияние на пищеварительную систему, водно-солевой обмен, углеводный обмен; тепловой обмен, потоотделение. Исследованы изменения психических функций под влиянием гипнотических внушений [цит. по 108]: восприятия; сознания (возрастная регрессия и прогрессия), внимания, памяти, воли, мышления и речи. В ходе данных исследований были получены весьма ценные клинико-физиологические данные. К ним следует отнести обширные доказательства разнообразных психосоматических влияний. Не менее важными мы полагаем данные об оптимизирующем влиянии гипноза и гипнотерапии на показатели организма в зависимости от исходного фона [66]. Завершающим итогом физиологически ориентированных экспериментальных исследований гипноза в СССР стала вышедшая в 1974 г. монография Л. П. Гримака «Моделирование состояний человека в гипнозе» [36], в которой феномен гипноза трактуется: 1) согласно духу и букве Павловской теории гипноза как тормозной переходный процесс между сном и бодрствованием; 2) как «рефлекс» следования за лидером.

В 1970-е гг. в связи с подъемом психологических исследований, началом интеграции отечественной психотерапии в мировую, с развитием патогенетической, групповой психотерапии [78, 79, 80, 53, 54, 55] интерес российских ученых к гипнотерапии, и Павловской теории гипноза падает. В 1980-е гг. известный психотерапевт и ведущий гипнолог страны В. Е. Рожнов, в ходе своих исследований отойдя от Павловской теории гипноза, считал гипноз третьим базовым состоянием наряду с бодрствованием и сном [91].

1.3. Теории экспериментальной психологии

Анализ мировых, прежде всего американских исследований, выполненных в 1930-1960-е гг. в русле экспериментально-психологических теорий гипноза, неизбежно ведет к сопоставлению с современными им исследованиями советских гипнологов. Теоретической основой большинства исследований служил бихевиоризм [257], достаточно тесно сопряженный с Павловской рефлексологией. Диапазон исследований ориентирован на раскрытие разнообразных психосоматических взаимоотношений при внушениях в гипнозе. Так, в фундаментальном обзоре исследований гипноза Т. X. Barber 1961 г. [160], основанном на 135 публикациях, проанализированы влияния гипнотического внушения на сенсорную сферу, сердечно-сосудистую систему, метаболизм, желудочно-кишечный тракт, кожу; рассмотрены аспекты гипнотического поведения. Следует отметить значительную экспериментальную базу данных исследований (контингентов исследуемых и методов). Тем

25


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

не менее результаты отечественных и зарубежных (преимущественно американо-канадских) исследований различаются скорее количественно, чем качественно.

Работы 1930-1960-х гг. основаны на идее близости гипноза и внушения. С позиции Павловской рефлексологии внушение является, в сущности, гипнотическим, осуществляется за счет концентрированного раздражения участка коры на фоне торможения остальных ее отделов. С позиции гипнологов-бихевиористов гипноз есть или почти есть внушение, поскольку все его феномены (или почти все) могут быть получены вне формальной гипнотизации.

R. W. [280], Т. R. Sabrin [257], М. Orne [251] подчеркнули роль мотивации, ролевого поведения, его социальной обусловленности в ходе гипноза и гипнотерапии. А. М. Wietzenhoffer [276, 277] полагал, что гипнотическое воздействие строится на внушаемости, хотя позже отметил, что гипноз содержит в себе и «нечто другое».

1.4. Психоаналитические теории гипноза

Аналитическая психология, отличающаяся высокой активностью продуцирования теоретических конструкций, не обошла стороной феномен гипноза. Ранние психоаналитические теории гипноза начала XX в. концентрировались на: реактивации эдипова комплекса, состоянии мистической влюбленности с подчинением идеалу сверх «Я», сексуальном характере взаимоотношений гипнотизера и гипнотизируемого, нарциссической регрессии [145].

В дальнейшем, в 1930-1950-е гг. психоанализ стал трактовать гипноз с позиции психологии «Я». Психоаналитические теории гипноза рассматривали отношения гипнотизер — гипнотизируемый с позиции трансфера [210], строились на регрессивном понимании гипноза [234], когда «Я» гипнотика меняется посредством особого регрессивного процесса. Рассматривалось сочетание регрессивного трансфера и сенсорной депривации.

Одна из наиболее последовательных, полных и современных на стыке психоаналитической эгопсихологии и когнитивной психологии является эгопсихологическая теория гипноза Эрики Фромм (Erika Fromm) [206]. Теория основана на следующих психологических концептах и принципах:

1)    гипноз как адаптивная регрессия на службе Эго;

2)   активность, пассивность, рецептивность Эго;

3)   первичный и вторичный процессы образного мышления;

4)    внимание, абсорбция и общая ориентация в реальности;

5)   категории структуры и содержания.

26


ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Психоаналитическое понятие адаптивной регрессии на службе Эго подразумевает возврат от определенного уровня активности и контроля к предшествующему уровню развития для приобретения способности последующего двухшагового их развития, превышающего исходный уровень. Э. Фромм с сотрудниками поддержали психоаналитическую гипотезу о том, что гипноз является формой адаптивной регрессии. Согласно данной гипотезе, гипнотическая релаксация должна вызывать Эго-модулированное, на основе первичного процесса мышления, ослабление защитного барьера на период наличия глубокого гипнотического транса.

В психоанализе под первичным процессом понимается психическое функционирование в раннем детстве, существующее до становления ориентированности в реальности и способности задерживать немедленное удовлетворение потребности. В первичном процессе мышление базируется на превербальном воображении, оно размыто и не-дифференцировано, несколько идей часто представлены единым образом или словом с двойным значением. Мышление первичного процесса преимущественно непоследовательно и алогично. Мышление вторичного процесса осуществляется посредством слов и предложений, в языковой форме, а не в воображении, картинах и символах. Оно основано на воздействии реальности и ориентировано на реальность. Это целенаправленное вербальное мышление, оперирующее логически упорядоченными конкретными или абстрактными концептами. У здоровых взрослых первичный процесс сохраняется и включается спонтанно под воздействием потребностей или бессознательного Эго, творчески обогащая обыденную логику бодрствования. Первичный и вторичный процессы образуют единый неразделимый континуум мышления.

Экспериментальное исследование Э. Фромм и ее сотрудников показало, что в состоянии гипноза происходит достоверное усиление первичного процесса мышления. Однако, к сожалению, оно не сопровождалось ожидаемым изменением защит и копинг-функций.

В другом экспериментальном исследовании самогипноза исследовалось соотношение активности, рецептивности, инактивности, пассивности Эго. Гипнотическая Эго-активность определяется как произвольная мыслительная активность в течение транса. Эго-пассивность является состоянием, в котором личность ощущает себя сломленной, лишенной надежды и неспособна разрешить ситуацию. В Эго-рецеп-тивности произвольность, критичность суждения и преднамеренный контроль внутреннего эмоционального опыта временно отставляются, и пациент позволяет подсознательному и предсознательному материалу проявляться свободно. Эго-рецептивность по отношению к гипнозу

27


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

определяется Э. Фромм в случаях, когда общая ориентация в реальности постепенно отключается, трасформируясь в фон понимания.

Проведенное исследование показало, что Эго-активность в форме самовнушений, принятия решений, решения проблем преобладала над Эго-рецептивностью, а Эго-пассивность практически отсутствовала. Однако была выявлена сильная корреляция между Эго-рецептивностью и полноценностью гипнотического опыта. Глубина транса, абсорбции, яркость, реалистичность образности мышления на основе первичного процесса, собственно внушаемость были жестко сопряжены с Эго-рецептивностью. По мнению Э. Фромм, высокая корреляция Эго-рецептивности с воображением и абсорбцией означает, что в самогипнозе происходит самораскрытие Эго, становящегося восприимчивым к внутренним стимулам.

В отношении гипноза Э. Фромм выделяет сконцентрированное, сфокусированное и экспансивное, свободноплавающее внимание. С психоаналитической позиции оба типа внимания, равно как и восприятие и познание, являются функциями Эго. Абсорбция понимается Э. Фромм как совокупность сконцентрированного внимания и Эго-рецептивности. Абсорбция характеризует степень поглощенности внимания субъекта текущими внешними событиями или продолжающимся внутренним опытом.

Экспериментальное исследование подтвердило, что самогипноз характеризуется более концентрированным и экспансивным вниманием, чем бодрствование. В состоянии самогипноза отмечалась быстрая флюктуация между сконцентрированным и экспансивным вниманием. Экспансивное внимание оказалось связано с Эго-рецептивностью, а сфокусированное — с Эго-активностью.

Э. Фромм и ее сотрудниками было показано, что гипноз и бодрствование различаются по структуральным и содержательным переменным. Структуральные признаки: абсорбция-фасцинация, сконцентрированное и экспансивное внимание, Эго-активность и Эго-ре-цептивность, разрушение общей ориентации в реальности, глубина транса. Абсорбция и отключение общей ориентации в реальности являются, по мнению. Э. Фромм, стержневыми признаками, общими для гетеро- и самогипноза, разделяющими их с бодрствованием. Экспансивное, свободноплавающее внимание и Эго-рецептивность характеризуют самогипноз, разграничивая его с гетерогипнозом. Содержательная категория включает феномены усиления работы воображения, памяти (в частности, гипермнезия), сильный аффект, приятные или конфликтные мысли, гипнотические грезы, работу надличностными проблемами, самовнушения сенсорных или двигательных феноменов.

28


ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

На основании многолетних экспериментальных исследований Э. Фромм пришла к заключению о том, что гипноз является измененным состоянием сознания, отличающимся от бодрствования функциями Эго. В гипнотическом состоянии люди сохраняют способность наблюдать, отражать, думать, приобретать опыт, если они хотят этого; все эт0 — характеристики Эго. Но если мышление в бодрствовании в основном ориентировано на реальность и осуществляется в рамках вторичного процесса, то в гипнозе баланс смещается в область первичного процесса в континууме первичного/вторичного процесса. Гипнотизируемый обладает большей Эго-рецептивностью, чем находящийся в бодрствующем состоянии.

1.5. Феномен гипноза в свете анализа современных исследовательских тенденций в мировой гипнологии

Феномен гипноза является предметом постоянного внимания и в настоящее время. Так, за последние 35 лет в мире, по нашим подсчетам, опубликовано более 300 публикаций по теме теории гипноза. Исследования последних лет группируются вокруг нескольких ключевых направлений.

Первое строится на связи гипноза с межполушарной асимметрией. В конце 1970-х гг. на основе сопоставления спектральной мощности электроэнцефалографии (ЭЭГ) полушарий у высокогипнабельных и низкогипнабельных L. R. Frumkin, H. S. Ripley, G. В. Сох [207] сделали вывод о правополушарной ЭЭГ-доминантности в гипнозе. Данная точка зрения была подтверждена в последующих экспериментальных исследованиях J. Granney, К. М. McConkey [212], А. С. Chen, S. F. Dvorkin, D. S. Bloomguist [173], принята в обзоре J. Gruzelier, T. Brown, A. Perry, J. Rhonder, M.Thomas [214], где доминантность правого полушария связывалась с ослаблением левополушарного контроля. Однако в ряде экспериментальных работ были получены противоположные результаты. Так, в методически близком к работе L. R. Frumkin исследовании Н. J. Crawford, К. Crawford, В. J. Koperski [178] были получены данные об отсутствии гипнотической полушарной асимметрии. Исследования полушарного кровотока Н. К. Meyer, В. J. Dichl, P. Т. Ulrich, G. Meinig [242] показали его двустороннее возрастание при гипнозе.

Своеобразный синтез психоаналитических представлений и правополушарной ЭЭГ-доминантности гипноза с редукционистским сведением бессознательного к правополушарному произведен в нейро-"ингвистическом программировании (НЛП) [37, 63, 81] и Эриксонов-ском гипнозе [34,149, 155, 255, 256, 283, 286]. На цикличном 90-минут-

29


p

ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

ном чередовании доминантности полушарий и использовании данного ультрарадианного ритма в гипнотерапии строится ультрарадианная теория гипноза Е. L. Rossi [255, 256].

С конца 1980-х гг. большее внимание уделяется иным электрофизиологическим коррелятам гипноза, а не только полушарным асимметриям. Так, V. DePascalis, P. M. Реппа [183] связали гипнабельность с ЭЭГ-продукцией в диапазоне 40 Гц. Сложный характер взаимосвязей латерализации, различий региональной ЭЭГ-активности в альфа-, бета-диапазонах и гипнабельности показан в исследовании Н. J. Crawford и соавт. [178,179,180]. W. J. Ray [254] полагал, что наиболее достоверная связь существует между гипнабельностью и ЭЭГтета-активностью. V. DePascalis, G. Carboni [184] показали, что для высокогипнабельных субъектов характерно подавление амплитуды пика Р300 вызванных потенциалов на стимулы с левой фронтальной зоны скальпа в гипнозе в сравнении с бодрствующим состоянием.

И наконец в конце 1990-х гг. публикуется обзор исследований гипнотической полушарной асимметрии P. Jasiukaitis, P. Nouriani, К. Hugdahi, D. Spiegel [226] под красноречивым названием «Релатире-ризуя гипноз, или, Не опростоволосились ли мы с ошибочным полушарием?», в котором на основе исследований электродермального отклика, зрительных вызванных потенциалов, интерференции Строопа показана роль левого полушария в реализации части гипнотических феноменов, отмечена зависимость активации правого, левого полушарий от видов заданий, выполняемых гипнотиком. В свете последних исследований рассматривается левополушарная теория гипноза.

Второе, новейшее, направление исследований гипноза, исторически ответвившееся от первого, основано на поиске анатомических субстратов эффективности гипнотических внушений и их различий у высоко- и низкогипнабельных. Данное направление реализовано в исследованиях эффективности подавления экспериментальной боли внушением в гипнозе Н. J. Crawford и соавт. [181]. Авторы методом функционального магнитно-резонансного отображения (FMRI) выявили наличие морфологических различий у лиц с различной степенью гипнабельности и соответствующим контролем боли на уровне первично-сомато-сенсорной коры, таламуса, инсулы, фронтальных областей и сингулярной коры, дополнительной моторной коры.

Третье направление опирается на диссоциативное понимание гипнотической амнезии и, шире, гипнотического состояния и представлено в настоящее время неодиссоциативной теорией гипноза и теорией диссоциированного контроля. В них гипноз соотносится с двумя диссоциативными механизмами. Согласно неодиссоциативной теории Е. R. Hilgard [218] гипнотическое состояние вызвано разделением сознания на два или более

30


ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

одновременных потока, разграниченных амнестическим барьером, превращающим доступ к обусловленным внушением исполнительным или контролирующим функциям по отдельности либо совокупно. В соответствии с теорией диссоциированного контроля К. S. Bowers [168] гипнотическое внушение ослабляет лобный контроль поведенческих схем, что способствует направленной активации внушенного поведения.

Четвертое направление психологического исследования гипноза включает социокогнитивную теорию гипноза I. Kirsch, S.J. Linn [231]. данная теория непроизвольности поведения гипнотика построена на интеграции и развитии современных социальной и когнитивной теорий автоматичности обыденного целенаправленного поведения. В соответствии с этой теорией опыт произвольности и непроизвольности в гипнозе и вне его — характеристики целостного, в том числе и нового поведения. Внушенные непроизвольные поведенческие акты целенаправленны и автоматически запускаются ситуационно опосредованными внушениями и взаимосвязанными с ними ощущениями. Возможности одновременного включения поведения и восприятия обусловлены формированием целостного ответного ожидания — когнитивного настроя на соответствующий внушению ответ. Ответные ожидания являются функциональным эквивалентом выполняемых намерений, принимающих форму реализуемый ответ «х» в случае ситуации «у». Классификация предполагаемых ответов, равно как ожидание или намерение, опыт произвольных и непроизвольных ответов зависят от интерпретаций, производных от очерченных внушениями рамок и изначальных верований.

Ряд авторов, например Е. Woody, P.Sadler [282], J. F. Kihlstom [230], полагают, что неодиссоциативная и социокогнитивная теории являются взаимодополнительными и могут быть интегрированы. Вместе с тем М. R. Nash [250] критикует обе теории за узость и ограниченность, изолированность от главенствующих теорий человеческого развития, психопатологии, личности.

Важнейшей особенностью более чем 50-летнего экспериментального изучения гипноза на Западе, прежде всего в США, является безраздельное доминирование идеи метрического шкалирования гипноза по его глубине с выделением контрастных групп высокогипнабельных и низкогипнабельных на основе стандартных, унифицированных процедур [213, 252]. Причем оценка глубины гипноза производится по набору феноменологических признаков, отобранных из некоей совокупности на основе статистических критериев, лишенной, на наш взгляд, системной общности. Дальнейшее исследование гипноза осуществляйся на основе сопоставления определенных анатомических [181], нейрофизиологических [179], психологических [180] и иных характеристик в группах высоко- и низкогипнабельных.

31


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

1.6.    Исследования биологических эффектов гипноза и гипнотерапии

Биологическое действие гипноза и гипнотерапии является наименее разработанной темой. С одной стороны, позитивный клинический эффект гипнотерапии, верифицированный в части случаев позитивными сдвигами показателей крови, иммунологическими показателями, гормонами при бронхиальной астме [225], аллергии [279], системной склеродермии [262], псориазе [284], гипертонической болезни [259], гемофилии [236], афтозном стоматите [157], в случаях физического и психологического стресса [163] констатирован неоднократно. С другой стороны, большинство работ носит прикладной характер, исследователей интересует влияние на изучаемые показатели характеристик внушаемых в гипнозе эмоций [174], состояний [281] и переживаний [240]. Сам феномен гипноза оставлен, по сути, вне поля зрения. Кроме того, количество исследований биологических показателей, например гематологических, иммунологических, гормональных, в сравнении с количеством психологически, злектрофизио-логически ориентированных исследований крайне мало и представлено единичными публикациями [например, 216, 279, 285]. Теоретические положения, используемые в данных работах, опираются на представления о психомодуляции иммунных, эндокринных процессов под влиянием внушений.

1.7. Феномен гипноза по результатам совокупного анализа тематики мировых публикаций на темы гипноза

и гипнотерапии

Проведенный ранее анализ теоретических исследований при всей их значимости в силу известной субъективности не позволяет получить целостное представление о ситуации в области исследований гипноза и гипнотерапии, актуальных тенденциях, направлениях практического использования. Самостоятельное теоретическое значение имеет количественный анализ прикладных исследований на стыке гипноза и гипнотерапии с отдельными медицинскими дисциплинами. Популярность прикладных направлений характеризует терапевтический потенциал гипноза, проявляет векторы актуальных направлений исследований. Наличие электронных баз данных мировых журнальных публикаций в области медицины (PubMed /http:/www.ncbi.nlm.nim.nih/) позволяет провести такой анализ, результаты представлены в табл. 1.1.

32


ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Особенностью представленных количественных данных является то что они не являются независимыми друг от друга, «чистыми». Отдельная публикация обладает определенным тематическим спектром, отраженными ключевыми словами и может быть представлена в нескольких областях публикаций. Поэтому представленная таблица точнее всего отражает количественные соотношения тематических спектров, ранжирует актуальность выделенных направлений теоретических и прикладных исследований в области гипноза и гипнотерапии. Следует отметить, что количество публикаций в первых шести выделенных областях (ранги 1 -6) завышено приблизительно на 10 % в связи с попаданием в выборки публикаций по гипнотикам — фармакологическим

Таблица 1.1 Количество мировых тематических публикаций в области гипноза за период с 1965 по 1999 г.

Область публикаций

Количество публикаций

Ранг среди

сопоставляемых

публикаций

Психологические аспекты гипноза и гипнотерапии

2811

1

Гипноз в терапии

2799

2

Исследования личностных аспектов гипноза

1042

3

Физиологические аспекты исследования гипноза и гипнотерапии

1001

4

Гипноз в контроле боли

743

5

Гипноз в стоматологии

476

6

Гипноз и личностная терапия

377

7

Гипноз и стресс

333

8

Исследования в области теории гипноза

314

9

Электроэнцефалографические исследования гипноза

276

10

биологические исследования в гипнозе

25

17

I !олушарная асимметрия в гипнозе

24

18

Iипноз в хирургии

209

11

]_ипноз при неврозах

156

12

I ипноз при аллергии

150

13

11 ипноз при астме

115

14

' ипноз при посттравматических стрессовых расстройствах

83

15

^ипноз при гипертонии

44

16

Ц^пноз при психосоматических заболеваниях

21

19

1ипноз в дерматологии

10

20

Заказ 453

33


p

ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

препаратам. Однако и при учете данного обстоятельства ранги областей публикаций остаются неизменными.

Несомненными мировыми лидерами являются темы психологических и терапевтических аспектов гипноза (1-е и 2-е места). 3-е и 4-е места занимают темы личности и гипноза, физиологии гипноза. Тематика теорий гипноза достаточно актуальна и занимает 9-е место. Значимое 10-е место занимает тема электроэнцефалографических исследований в гипнозе. Исследования полушарной асимметрии в гипнозе малочисленны и находятся на 18-м месте. Биологические исследования гипноза (гематология, иммунология, эндокринология) немногочисленны и проранжированы 17-м местом.

Абсолютным лидером прикладных направлений терапии является тема гипноза в контроле боли (5-е место). С достаточным отставанием от нее следуют темы гипноза в стоматологии (6-е место) и особенно хирургии (11-е место), в совокупности, однако, дающие количество публикаций ожидаемо сопоставимое с таковым по теме контроля боли (685 против 743). Тематики личностного фактора в гипнозе и гипнотерапии (7-е место) и соотношений гипноза и стресса (8-е место) попадают в середину ранжированного списка. Относительно часто затрагивается тематика гипнотерапии неврозов (12-е место), аллергии (13-е место), астмы (14-е место). Тематика гипнотерапии посттравматических стрессовых расстройств занимает невысокое 15-е место, однако с учетом сроков ее появления (не более 15 лет) современная значимость ее может быть выше таковой для гипнотерапии неврозов и аллергии. Завершают ранжированный список тематики гипноза при гипертонии, гипноза при психосоматических заболеваниях, гипноза в дерматологии (соответственно 16, 19, 20-е места).

Полученное распределение тематических приоритетов теоретических и прикладных исследований неожиданно с позиций отечественной гипнологии. В ней традиционные теоретические акценты всегда ставились на физиологии гипноза, а среди прикладной тематики — на гипнотерапии неврозов, психосоматозов [104]. В мировой же гипнологии, несомненно, доминируют психологические подходы к пониманию феномена гипноза и гипнотерапии.

Вместе с тем на протяжении нескольких десятилетий пристальное внимание гипнологов привлекает проблема гипнотической аналгезии: при острой и хронической боли при различных заболеваниях [например, 170], включая опухоли [267]; в хирургической и стоматологической практике [202, 217]. Проблема гипнотической аналгезии осознается столь значимой, что является эмпирическим основанием одной из трех современных (неодиссоциативной) теорий гипноза. В то же время для решения проблемы гипнотической аналгезии используется в пер-

34


ГЛАВА 1. КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

ю очередь психологический, во вторую — электрофизиологический струментарий. Мы полагаем, что проблема боли является общебио-лстической и может быть решена на пути комплексного системного поиска, включающего помимо электрофизиологических и биологически ориентированные методы исследования (исследования гормонов и нейрогормонов, нейромедиаторов, опиоидной системы, гематологии и иммунологии).

Темы гипнотерапии психогений (неврозов, постстрессовых расстройств) и соматических, неврологических заболеваний представлены примерно равным, сопоставимым количеством публикаций. И если для гипнотерапии психогений психологическая ориентация исследований ожидаема и понятна, то сохранение тождественной психологической ориентации для соматических и неврологических заболеваний порождает недоуменные вопросы по поводу игнорирования биологических механизмов гипнотерапии.

Таким образом, обобщенное рассмотрение спектра мировых публикаций на темы гипноза и гипнотерапии выявляет две противоречащие, на наш взгляд, друг другу тенденции. Первая заключается в доминировании психологической ориентации исследований гипноза и гипнотерапии. Вторая состоит в том, что интерес к гипнозу и гипнотерапии во многом поддерживается биологическими сторонами их действия в гипноаналгезии, терапии соматических, неврологических заболеваний.

1.8. Заключение

Завершая рассмотрение исследований в области гипноза и гипнотерапии, остановимся на основных выявленных положениях.

Анализ мировых публикаций убеждает в том, что феномен гипноза и гипнотерапевтическая практика не только сохраняют, но и расширяют свое значение как предметы научного исследования и лечебного применения. Налицо явный подъем теоретических, разносторонних научно-прикладных, терапевтических изысканий в области гипноза и гипнотерапии, расширение их спектра, принципов и методов исследования. Можно лишь высказать сожаление в связи с почти полной утратой интереса к научному исследованию гипноза и гипнотерапии в последние Десятилетия в России.

Вместе с тем нельзя не отметить известную противоречивость ситуации с изучением гипноза, гипнотерапии, которая уже отмечена ра-нее. Она, на наш взгляд, заключается в противоречии между, несомненно, биологически обусловленными свойствами гипноза, гипнотерапии, проявляющимися, например,  в гипнотической аналгезии,

2*

35


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

при терапии аллергии, астмы, и доминирующей психологической ориентацией проводимых исследований. Это особенно ярко проявилось в современных теориях гипноза, наполненных исключительно психологическим содержанием.

Второе противоречие порождается почти столетней традицией изучения реализации различных внушений в гипнозе в зависимости от различных привходящих обстоятельств. В большинстве случаев гипноз воспринимается исследователями как пустая сцена, наполняющаяся смыслом и значением благодаря различным суггестивным воздействиям, своего рода «ноль-состояние». Однако даже поверхностное ознакомление с результатами исследований, в которых авторами гипноз понимается подобным образом, выявляет отчетливые указания на наличие у гипнотического состояния собственного набора психологических, физиологических, биологических проявлений.

Следующее противоречие, по нашему мнению, проистекает из стереотипного отношения к гипнозу и гипнотерапии общества в целом, врачей и психологов в частности как к чему-то устаревшему и одновременно запредельному, мистическому, околонаучному. Это обстоятельство, безусловно, ограничивает интерес к гипнозу со стороны представителей фундаментальных естественных и клинических наук: физиологии, нейрофизиологии, патофизиологии, терапии, биологии, лишая исследования гипноза комплексности, системности, целостности.


Глава 2

Эриксоновский гипноз и гипнотерапия:

история, теория, методология, анализ

2.1. Введение

Читателю может показаться необычным отдельное рассмотрение Эриксоновского гипноза и гипнотерапии (или Эриксонианства) за пределами главы, посвященной теориям гипноза XX в. Однако подобный подход к изложению материала определяется самой исторической логикой возникновения и развития данной формы психотерапии. Эриксо-новская гипнотерапия с момента своего возникновения встала в активную и амбициозную оппозицию «классическому» гипнозу, претендуя на качественно новый, эффективный подход к пониманию, формированию и применению гипнотического транса, не внеся ничего принципиально нового в теорию гипноза.

Мы не располагаем всеми фактами и материалами истории Эриксонианства, поэтому наше изложение будет неизбежно неполным и, возможно, деформированным. Тем не менее мы обязаны включить Эриксоновскую гипнотерапию в поле нашего рассмотрения, поскольку без этого анализ проблемы современных гипноза и гипнотерапии будет неполным.

Формальная история Эриксонианства в эриксонианской литературе представлена следующим образом [34, 81, 149, 155, 198, 199, 200, 201, 211, 255, 256, 286,]. С конца 1920-х гг. и по 1980-й г. продолжалась профессиональная деятельность Милтона Эриксона, американского психиатра и психотерапевта, доктора медицины, занимавшегося научными исследованиями, преподаванием и практикой гипнотерапии. Он является автором более 140 научных статей и книг. В 1940-х гг., основываясь на своей клинической практике и исследованиях в области психиатрии и психотерапии, М. Эриксон Разработал новаторское направление в гипнотерапии, недиректив-нУю гипнотерапию. На протяжении многих лет он творчески разви-вал свое направление и добился высочайшей эффективности психо-

37


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

терапии. Великолепные практические результаты М. Эриксона в 1960-1970-х гг. привлекали внимание все большего количества психотерапевтов, первоначально в Америке, а затем и во всем мире. Наиболее заинтересованные и последовательные из его учеников и почитателей собрали, проанализировали и систематизировали и воспроизвели опыт клинической практики учителя. Так возникло Эриксонианство. Ученики, воспринявшие Эриксоновский гипноз наиболее полно, изложили свое понимание доктрины недирективной гипнотерапии, основанное на личном контакте с М. Эриксоном и его личных комментариях, в виде руководств, книг по Эриксонов-ской гипнотерапии. Первые ученики передали доктрину Эриксони-анства своим ученикам по всему миру, а те в свою очередь создают общества эриксонианцев.

Формальное изложение истории Эриксонианства вызывает отчетливые ассоциации с появлением и развитием раннего христианства, Иисусом Христом, его Апостолами и их Евангелиями. Возможно, подобное развитие нового направления в психотерапии является универсальной закономерностью, возможно, оно обусловлено личностью самого М. Эриксона или какими-либо иными факторами.

К числу учеников первого круга, вероятно, следует отнести Дж. К. Зейга (J. К. Zeig) [286, 287], Э. Л. Росси (Е. L Rossi) [255, 256], С. Г. Гиллигена(Э. G. Gilligan) [34, 211], а также занимающих особое положение Р. Бендлера (R. Bendler) и Д. Гриндера (D. Grinder) [37]. Родоначальники НЛП одними из первых описали принципы наведения и утилизации транса М. Эриксоном, в Эриксонианстве приняты их положения о сенсорных системах ввода и вывода информации вкупе с лингвистическими подходами. Однако отцы-основатели НЛП построили собственное направление в психотерапии, формально и организационно различающееся с Эриксонианством.

2.2. Эриксоновская гипнотерапия

в изложении учеников первого круга

2.2.1. Эриксоновская гипнотерапия. Позиция Дж. К. Зейга

Дж. К. Зейг [286], президент Фонда Милтона Эриксона в Фениксе, штат Аризона, определяет Эриксоновскую гипнотерапию как эмпирический недирективный метод повышения личностной эффективности пациентов. По его мнению, проблемы, предъявляемые пациентами в психотерапии, обусловлены жизненными тупиками, порождающими дефицит адаптивных способностей. Структурно симп-

38


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

томы могут считаться непрямыми сообщениями, обозначающими утрату эффективной силы, энергии. С эриксонианской позиции пациент обладает достаточными ресурсами для более эффективной жизни. Задача психотерапии заключается в определении, использовании, развитии данного существенного, но часто неосознаваемого ресурсного потенциала. Терапевт способствует формированию связей, стимуляции энергетических действий в пациенте, актуализирующем теперь ранее недоступные ресурсы и нераспознанные способности.

Эриксонианский терапевт создает полнозначный и драматический терапевтический опыт, используя пять факторов.

1.  Позиция терапевта

Каждый терапевт имеет личностную и профессиональную позиции, обусловленные характеристиками сострадания, восприимчивости, клинических навыков, интеллекта и любопытства. Позиции терапевта неизменно проецируются на процесс психотерапии, влияя на остальные четыре фактора и исход терапии.

2.  Постановка цели

Основная цель терапии основывается на запросах пациента, может быть модифицирована, разделена на более простые и достижимые связанные подцели, в совокупности развивающие пациента и его социальную систему.

3.  Недирективное предъявление пациенту цели и подцелей — «за -вертывание подарка».

Терапевт определяет техническую форму сообщения цели и подцелей пациенту в виде гипноза, метафор, символов, создания замешательства. Цель, поданная в недирективной технике, лучше постигается пациентом, способствуя его доступу к нераспознанным потенциалам и личностной силе. Техники — всего лишь недирективная форма подачи информации — «завертывание подарка». Пациент «завертывает подарок» своей проблемы в оболочку симптома. Терапевт возвращает «завернутый подарок» решения в техническую оболочку.

4.  Распознавание и использование значений индивидуального языка и занимаемой позиции пациента — «шитье одежды по мерке»

Терапевт распознает и использует значения индивидуального языка и занимаемой позиции пациента для того, чтобы говорить языком пациента. В этом сущность метода «шитья одежды по мерке» пациента. Например, если терапевт намерен активировать цель «Расслабиться», сообщение может быть «завернуто в оболочку» анекдота.

5. Переработка — «процессинг»

Терапевт предъявляет «сшитую по мерке» и «упакованную» цель терапии посредством драматического процесса, который влечет за

39


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

собой трехступенчатую процедуру: Продвижение малыми стратегическими Шагами; Вмешательство; Последующее (аббревиатура ПШВП). Недостаточно просто предъявить «примеренную и упакованную» цель терапии. Внушение должно быть последовательным. Терапевт начинает со стимуляции пациента, затем работает над прерыванием ригидных установок и сопротивления, что позволяет повысить реактивность. Инициируя изменения посредством продвижения малыми шагами, терапевт начинает предъявлять цели и подцели и следует к их достижению.

Ступень построения реактивности может быть названа «индуцированием гипноза». Эвфемизмом гипнозу является выявление совместной реактивности. В ходе индукции эриксонианский терапевт создает ограничения пациенту и получает набор ответов пациента на подобные минимальным стимулы (так называемые недирективные внушения). В индукции терапевт затемняет сообщения и делает их недирективными. Эффект недирективности проявляется в более автономной генерации ответной реакции. Цели недирективных методов меняются по мере продвижения от периода индукции к терапевтическому. Цель индукции заключается в повышении реактивности, тогда как целью терапии является стимулирование реализации ресурса в действии.

Если терапевт намерен использовать недирективные техники в терапии (в форме анекдотов, метафор, символов), он должен для повышения реактивности пациента использовать их и при индукции.

Дж. К. Зейг считает, что определение понятия гипноза зависит от условий его развития, выполняемой функции, этиологии и не может быть единообразным. По его словам, М. Эриксон не ограничивался единым определением гипноза. Иногда он определял его интеракцион-но («теплота одного человека, направленная на другого»). Иногда его определение было интрапсихическим (ответ и утилизация бессознательного обучения), иногда сугубо функциональным (гипноз — это инструмент).

Дж. К. Зейг считает, что гипноз определяется с позиции пациента как состояние, содержащее определенные комбинации процессов: 1) измененной интенсивности; 2) измененного сознания; 3) состояния непроизвольности; 4) непроизвольного ответа на 5) ситуацию, определяемую как гипноз. Пациент может сообщить о наличии транса в случае: измененной интенсивности, например высвобождения яркости воображения; измененного сознания с внутренней расфокусировкой или, напротив, необычно узким фокусом внимания; при наличии непроизвольной активности, когда что-либо происходит самопроизвольно. Например, у пациента появляются спон-

40


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

тайные ощущения, спонтанная амнезия, диссоциативный ответ на внушения. Некоторым пациентам требуется наличие всей совокупности признаков для признания наличия транса, другим достаточно, если ситуация просто определена как «гипноз». Изменение волевых процессов сопутствует гипнозу независимо от его директивности иЛи недирективности. Но содержание гипноза может включать множество иных проявлений, зависимых от смысловых акцентов гипнотизера и ожиданий гипнотизируемого. Многие явления могут индуцироваться под именем гипноза, что и вызывает множественность его определений.

В целом Дж. К. Зейг определяет гипноз как специализированную форму реактивности на минимальные стимулы. Гипноз в то же время является рамкой, паравербальным маркером, обозначающим, каким образом коммуникация, содержащаяся в нем, должна быть воспринята и как будет произведена ответная реакция. Гипноз «приглашает» непроизвольность. Заслуга М. Эриксона состоит в использовании ограничения, замешательства. М. Эриксон, возможно интуитивно, развивал использование гипноза как мощного ограничения, замешательства.

2.2.2. Эриксоновская гипнотерапия. Позиция Э. Л. Росси

Э. Л. Росси внес, вероятно, наибольший вклад в популяризацию гипнотерапевтического наследия М. Эриксона. Им издано собрание сочинений М. Эриксона, в соавторстве с ним написано четыре книги [155, 199, 200, 201]. Он известен не только книгами, написанными всо-авторстве с М. Эриксоном, но и последующими публикациями, посвященными анализу натуралистического подхода к терапевтической суггестии [255, 256].

Начиная с 1982 г. Э. Л. Росси развивает хронобиологическую теорию терапевтической суггестии. Согласно данной теории материальной основой гипнотерапевтической суггестии является доступ и использование нормального диапазона психологического процесса, проявляющегося ультрарадианным (90-минутным) и циркадным (24-часовым) ритмами. Гипнотерапевтическая суггестия расценивается Э. л. Росси как психосоциальное включение данного естественного Диапазона хронобиологического поведения в терапевтический процесс. Подобная теоретическая интеграция, по его мнению, насыщает гипноз новыми доступами к терапевтической суггестии, позволяя со значительно большей степенью специфичности влиять на всех уров-ях> от психосоциального и поведенческого до нейроэндокринологи-

41


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

ческого, психоиммунологического и клеточно-генетически-молеку-лярного.

Э. Л. Росси выделил в учении М. Эриксона о натуралистическом гипнозе важный, но недостаточно оцененный, как он считает, аспект частой спонтанной манифестации феномена гипноза в ходе терапевтических сеансов без специальных внушений. М. Эриксон полагал, что каждый человек ежедневно в различное время проходит через измененные состояния сознания при усталости, потребности в небольшом отдыхе, названные им общим каждодневным трансом. М. Эриксон побуждал своих учеников выявлять минимальные проявления гипнотического феномена и в свои последние годы, по словам Э.Л.Росси, считал изящный недирективный подход к утилизации естественных трансов сущностью гипнотерапии. Этот разрешающий подход к использованию естественного гипнотического феномена находится, по мнению Э. Л. Росси, в явном противоречии с традиционным авторитарным взглядом на гипноз как следствие специального ритуала гипнотизации и направленных внушений.

Практическое значение хронобиологической теории гипноза заключается в том, что терапевтическая суггестия во время фазы отдыха-омоложения ультрарадианного цикла способствует более легкому доступу к множеству парасимпатических процессов психосоматической саморегуляции, наиболее активной в это время. Фаза отдыха-омоложения ультрарадианного цикла может стать «окном возможностей» в наблюдении и выявлении многих периодических паттернов психосоматических влияний и поведения в здоровье и болезни. Известно, что гипноз не является сном, отдыхом, релаксацией и может быть использован для формирования состояний с высоким потенциалом активности. Хронобиологическая теория предполагает, что подобные высокоактивированные состояния являются гипнотерапевти-ческим переносом пика описанной фазы ультрарадианного и циркад-ного ритмов.

Ультрарадианные ритмы, например 90-120-минутный когнитивно-поведенческий ритм, подвижны во времени и высокоадаптивны, реактивны в отношении психосоциальных стимулов. Ультрарадианные ритмы обладают высокой ответной активностью на особый класс психосоциальных стимулов, называемых «терапевтическими суггестиями», которые традиционно именуются «гипнозом».

Для обоснования хронобиологической теории гипноза Э. Л. Росси привлекает данные по различиям внушаемости в зависимости от времени исследования, оптимальной продолжительности терапевтического транса в 90 минут, равной периоду ультрарадианного ритма, и др.

42


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

2.2.3. Эриксоновская гипнотерапия. Позиция и эволюция С. Г. Гиллигена

С. Г. Гиллиген, в отличие от Дж. К. Зейга и Э. Л. Росси, не имеет совместных монографий и публикаций с М. Эриксоном, его личные контакты с последним были непродолжительны. В то же время он поддерживал долговременные профессиональные контакты с Г. Бейтсо-ном, Р. Бендлером и Д. Гриндером.

С. Г. Гиллиген описывает феномен гипноза [34] как последовательность психологических взаимодействий, вызывающую измененное состояние сознания, в котором «Я» человека начинает проявляться автоматически, без участия сознания.

Второй высказываемый им принципиальный постулат соотносит переживание с контекстом в отношении как симптома, так и терапии. В связи с этим задача гипнотерапевта определяется как изменение проблемного контекста. Терапевтический процесс, по С. Г. Гиллигену, определяется творческим продуктивным взаимодействием бессознательного терапевта и клиента. Такой подход предполагает максимальную сосредоточенность терапевта на клиенте с сопереживанием, выявлением паттернов различного уровня, подключением и ведением. Гипнотерапевт становится частью реальности клиента и в то же время остается в стороне.

Анализируя феномен гипноза, С. Г. Гиллиген выделяет авторитарный (традиционный), стандартизированный (исследовательский) и кооперативный подходы. По его мнению, основной вклад в кооперативный подход внес М. Эриксон, разработавший уникальную систему психотерапии, основанную на сотрудничестве. В таком подходе продуктивную работу выполняет клиент, гипнотерапевт лишь руководит, присматривает, направляет клиента. Эриксонов-ский психотерапевт действует на основе принципа утилизации, согласно которому стереотипы самопроявлений субъекта становятся основой возникновения терапевтического транса. Транс возникает из межличностного взаимодействия на уровне ощущений посредством подстройки терапевта к субъекту, что делает обоих взаимно восприимчивыми.

Эриксоновский подход описывается С. Г. Гиллигеном как основанный на сотрудничестве, утилизации, гибкости и включает следующие положения.

1 ■  Всякая личность уникальна.

2. Гипноз является чувственно переживаемым процессом передачи идей. Эффективное гипнотическое внушение активирует идеи, У*е присутствующие в поле самоощущений человека.

43


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

3.   Каждый человек располагает продуктивными ресурсами. Ресурсы пациента разобщены с актуальными переживаниями человека. Задача эриксоновского терапевта состоит не в порождении нового, а в обучении пациента пользоваться существующими навыками и ресурсами.

4.   Транс активизирует ресурсы личности, снимая жесткие ограничения.

5.   Гипнотический транс естественен. Он лишь количественно усиливает ощущения, чувства, переживания. Транс лучше достигается при естественном взаимодействии. Транс может быть связан как с повышением, так и с понижением самооценки, поэтому он присутствует и в симптоматических проблемных состояниях.

6.   Эриксоновские подходы ориентированы не на исправление тактических ошибок, а на выправление стратегического курса. Поэтому важно не понимание прошлого, а удовлетворение потребностей сегодняшнего «Я». Решения, рост являются первичным аспектом развития, тогда как проблемы — существенный, но вторичный его аспект. Важны изучение и утилизация развертывающихся в актуальном настоящем процессов и их развития, расширение личностного диапазона.

7.   Уникальность личности рассматривается на многих уровнях. С. Г. Гиллиген выделяет четыре уровня: 1) глубинное «Я» (на уровне чувства существования); 2) бессознательное (гомеостатическая система обеспечения целостности); 3) сознание (система линейного структурирования информации в последовательности действий); 4) содержание сознания (индивидуальное восприятие, двигательные проявления, образы, познание, ощущения).

8.   Бессознательные процессы могут функционировать продуктивно и автономно. Сознание и бессознательное представляют взаимодополняющие системы, однако сознание зависимо от более общей системы бессознательного. Бессознательное, функционирующее независимо от сознания, способно на глубокие трансформационные изменения. Продуктивность бессознательного определяется следующими создаваемыми гипнотерапевтом условиями: 1) наличием у пациента осознанного намерения измениться; 2) обеспечением ритмичного и сбалансированного биологического контекста; 3) нахождением способа эффективного сотрудничества с социальными структурами.

Понимая многомерную природу гипнотического состояния, М. Эриксон, в изложении С. Г. Гиллигена, на протяжении многих лет избегал теоретических обобщений. Тем не менее, он склонялся к диссоциативной теории гипноза.

44


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

С. Г. Гиллиген выделяет следующие частные феноменологические характеристики переживания транса.

1.    Поглощенность внутренними переживаниями.

2.    Самопроявление, не требующее усилий.

3.    Переживаемое, неконцептуальное участие (чувственный способ переработки информации).

4.    Готовность экспериментировать (классически определяемая как внушаемость).

5.    Гибкость пространственно-временных соотношений (возрастная прогрессия и регрессия).

6.    Изменение сенсорных ощущений (искажение, обострение, селекция восприятия, галлюцинации).

7.    Изменение степени вовлеченности (глубина транса). Три уровня: сознательный, бодрствующий с доминированием сознательных процессов, смешанный, легкий транс с сочетанием сознательных и бессознательных процессов, диссоциированный, глубокий транс с полностью бессознательной переработкой информации.

8.    Моторно-вербальная заторможенность.

9.    Логика транса (нелинейна, основана на правиле и/или).

10.  Метафорическая обработка информации центральное и объединяющее понятие Эриксоновского подхода.

11.  Искажение восприятия времени.

12.  Амнезия (частичная, полная, спонтанная, внушенная). Цель внушения амнезии состоит в обеспечении лучшего усвоения новых знаний.

Гипнотическая сессия формируется, согласно С. Г. Гиллигену, из 4 фаз: 1) подготовка транса; 2) наведение транса; 3) утилизация транса; 4) консолидация усвоенного в трансе.

Первая фаза реализует две цели. Первая цель заключается в получении информации от клиента, включая представления о модели мира, данных семейно-биографического характера, желаемых изменениях, представлениях о гипнозе. Вторая цель — информирование клиента о природе гипноза, установка доверия и раппорта.

Вторая фаза, наведение транса, заключает в себе последовательность взаимодействий, ведущих к сосредоточенности клиента на внутреннем опыте, вершиной которого является измененное состояние сознания. Эриксоновский гипнотерапевт не пользуется искусственными или стандартными способами, ориентируясь на уникальные способности и потребности клиента. Он руководствуется тремя общими принципами наведения: 1) привлечь и сфокусировать внимание клиента; 2) подстроиться к сознанию клиента и депотен-Циировать его; 3) получить доступ к бессознательному и утилизировать его.

45


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

Третья фаза утилизирует транс. После наведения транса — де-фрейминга внутреннего опыта перед гипнотерапевтом возникают разнообразные возможности рефрейминга внутреннего опыта. Для этого существуют множественные гипнотические процедуры, особенно использующие диссоциативные методы, гипнотические сновидения, метафорические истории, возрастные регрессия и прогрессия, модификация личности. Каждая из процедур содержит в себе: получение доступа к неприемлемым переживаниям; получение доступа к диссоциированным ресурсам и сохранение их доступными.

Четвертая фаза консолидации усвоенного включает этапы завершения транса (10-15 минут) и обобщения усвоенного во время транса (10-15 минут).

Описывая стратегии сотрудничества, подстройку и ведение, С. Г. Гиллиген принимает стратегии, модели и приемы, выделенные при изучении шаблонов работы М. Эриксона Р. Бендлером и Д. Гринде-ром и положенные ими в основу НЛП. Он принимает их лингвистические модели, приемы невербальной подстройки репрезентативные система ввода и вывода информации.

Вместе с тем С. Г. Гиллиген широко пользуется понятиями психоанализа, когнитивной психологии, транзактного анализа при описании создания контекста для терапевтического транса, привлекая понятия социального самосознания, намерений, последовательностей наведения проблемы, ролевых персонажей.

С. Г. Гиллиген подробно останавливается на методах создания замешательства, выделяя универсальные этапы: 1) выявление стереотипа; 2) подстройка к стереотипу человека; 3) вызов замешательства прерыванием стереотипа; 4) усиление замешательства; 5) утилизация замешательства.

Терапевтическая практика и теоретические взгляды С. Г. Гиллиге-на за последнее десятилетие заметно эволюционируют. По-прежнему причисляя себя к Эриксонианцам, он развивает терапию самоотношения [211], частично используя наследие М. Эриксона и Г. Бейтсона, испытывая влияние М. Уешибы, М. Ганди, Мартина Лютера Кинга, Т. Элиота. Терапия самоотношения строится на репоэтизации бытия на основе ободрительного поощрения жизненной умеренности без сентиментальности, жалости к себе, преувеличений. Она являет собой союз силы любви и любви силы и ищет первичность бытия и искусство становления. Она предлагает очевидный способ размышления о том, как жизнь становится проблемой для людей, и предлагает специфические принципы и методы, посредством которых люди могут найти свой путь избавления от длящегося страдания.

46


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

Исходные принципы (слоганы) терапии самоотношений таковы.

1.   Жизнь засасывает (страдание существует), но это не проблема.

2.   Жизнь протекает через тебя, за исключением того, когда она этого не делает.

3.    Существует двое тебя (сознание и бессознательное).

4.    Вы являетесь неисправимым инакомыслящим, но таковы и все остальные.

Терапия представляет собой ступени возвращения из изгнания (самоизгнания).

7.   Ощутите центр.

2.    Откройте сознание в области периферии.

3.    Смягчите ажитацию.

4.    Освободите каждый гипнотический феномен.

5.    Освободите аналитические феномены.

2.2.4. Нейролингвистическое программирование и его вклад в Эриксоновскую гипнотерапию

Р. Бендлер и Д. Гриндер, чрезвычайно высоко оценившие М. Эриксона как величайшего психотерапевта-практика XX в., внесли значительный вклад в методологическое становление Эриксо-нианства как направления психотерапии. Именно они в середине 1970-х гг. оказались наиболее методичными исследователями практики и трудов М. Эриксона, сделавшими удачное, что признавал сам М. Эриксон, теоретическое обобщение его гипнотической практики [37].

Эриксонианством приняты, используются, учитываются следующие положения НЛП.

1.    Лингвистические положения на основе трансформационной грамматики [34].

2.    Положения о репрезентативных системах ввода и вывода информации [34, 149].

3.    Общие положения рефрейминга [34, 149].

4.    Работа с якорями [34, 149].

5.    Соотнесение сознания и бессознательного с правым и левым полушариями, построение психотерапии с опорой на мудрое бессознательное [34, 149, 211, 286].

Общими в обоих направлениях являются: 1) принципы подстройки и ведения; 2) приемы формирования и утилизации транса, подходы

47


I

ЧАСТЫ. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

к целям, задачам терапии на основе запросов клиента, понимания соотношения симптома и ресурса, постулирования доминантности бессознательного.

2.2.5. Эриксонианство с позиции официальной российской психотерапии

Предельно кратко рассмотрим описание Эриксонианства в изданной в России «Психотерапевтической энциклопедии» [88], которое с достаточным основанием можно считать официальным.

М. Эриксон представлен как практик, избегающий теоретизирования. (Напомним, речь идет об авторе более 140 научных работ!) Эриксонианство охарактеризовано как направление психотерапии, разрабатывающее новые формы наведения и использования гипнотического транса. Утверждается, что оно вобрало весь положительный опыт классического гипноза, но качественно от него отличается: атрибуцией лечебного воздействия; построением коммуникации; уровнем гипнабельности; отношением к трансу гипнотизера; построением лечебных формулировок; нозологическими и личностными противопоказаниями. (Исходя из подобного описания, следовало бы ожидать резкого повышения эффективности Эриксоновской психотерапии в сравнении с классическим гипнозом, однако такие сведения в энциклопедической статье не приводятся.)

2.3. Критика М. Эриксона и Эриксонианства. Позиция А. Веизенхоффера

В 1992 г. на конференции, посвященной Эриксоновскому гипнозу и психотерапии, состоялось выступление одного из наиболее авторитетных старейшин американской гипнологии А. Веизенхоффера. Тема его доклада была «Эриксон и единство гипнотизма» [278].

А. Вейзенхоффер ставит и положительно решает вопрос о целостности гипнотизма как научной дисциплины и практики. Вот его исходные позиции.

После смерти М. Эриксона в 1980 г. его ученики и последователи стали проводить резкие различия между «традиционным гипнозом» и «Эриксонианским гипнозом». Однако данные различия обосновываются предельно расплывчатыми доводами. Так, по утверждениям Япко (Yapko) [283]: 1) традиционные гипнологи верят, что обладают властью над пациентами; и что 2) в традиционных руководствах указывают на невозможность загипнотизировать психотиков. А. Вейзенхоффер, яв-

48

ш


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

щийся автором руководств и прекрасно знающий Северо-Амери-скую гипнологию XX в., категорически отрицает первое утверждение а второе подтверждает всего у двух авторов из множества.

Эриксонианцы описывают традиционных гипнологов как авторитарных, контролирующих, доминантных, действующих согласно установленным правилам, формулам и сценариям, наподобие кулинарной книги в форме ограниченных во времени декламаций, слабо согласованных с индивидуальностью пациента. Гипнологи-клиницисты занимаются насильственным удалением симптомов согласно «медицинской модели». Традиционная гипнология использует суггестию только на основе формальной гипнотизации, за которой следует формальное углубление состояния гипноза и формальная же оценка глубины состояния. С позиции традиционной гипнологии существуют абсолютно негипнабельные субъекты. А. Вейзенхоффер отрицает все вышеперечисленные утверждения Эриксонианцев в отношении авторитетных теоретиков и практиков американской гипнологии и отмечает, что подобные выводы нельзя обосновывать дискриминационными примерами из практики несостоятельных дилетантов. Кроме того, Эриксонианцы практически не учли достижения европейских гипнологов.

До 1961 г., когда М. Эриксон начал оказывать реальное влияние на клиническое сообщество, гипнотизм в своем развитии прошел очерченные эволюционные фазы, инициированные в Европе трудами И. Бернгейма [164, 165], обосновавшими общепринятую «доктрину суггестии». В Америке доктрина Бернгейма была воспринята после перевода его трудов на английский язык после 1895 г. А. Вейзенхоффер считает доктрину Бернгейма фундаментом гипнотизма XX столетия. Она включает следующие положения [164].

1.    Суггестия является ведущим агентом, определяющим все гипнотические феномены, включая гипноз, т. е. внушенный сон.

2.    Гипноз, как внушенный сон, есть разновидность сна.

3.    Гипноз не порождает суггестию, но усиливает ее.

4.    В целом любые состояния, усиливающие внушаемость, являются составляющими состояния гипноза.

5.    Гипноз, как состояние сна, характеризуется глубиной, и внушаемость проявляет последнюю.

6.    Внушаемость проявляется посредством целостного поведенческого класса признаков, которые могут быть отнесены к «автоматизмам» и являются по своей природе рефлексами.

'■ «Идеоматическое действие», являющееся рефлекторной трансформацией мысли в действие, есть ведущий автоматизм, лежащий в основе всех внушенных явлений.

49


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

8.    Все автоматизмы выражают «внутренний психизм», противостоящий «внешнему психизму», являющийся фокусом всего сознания, произвольных актов.

9.    Все гипнотическое поведение принадлежит к области нормального поведения, нормальной психологии.

Позже И. Бернгейм отказался от рутинного сведения гипноза к внушенному сну и определял гипноз как индукцию специфического физического состояния, повышающего внушаемость к внушениям [165].

И. Бернгейм предпринял несколько попыток дать определение внушения. Так, в 1886 г. он утверждал, что внушение есть напряженное влияние идеи, которая была внушена и воспринята умом [165]. В 1903 г. он утверждал, что все идеи воспринимаются мозгом посредством внушений. Все внушения имеют тенденции становиться действиями, проявить себя [164]. Бернгейм не был первым, кто связывал явление гипноза с внушением. В числе его предшественников А. Вейзенхоффер называет Фариа, Брейда, Филипса. В концепции идеоматического действия в ответ на внушение Бернгейм также не оригинален. Его предшественниками являются Карпентер, Брейд, Шеврил.

И. Бернгейм понимал гипнотерапию как часть психотерапии и в процессе своей эволюции все меньше прибегал к использованию гипноза, предпочитая использовать внушение в бодрствовании. Сопоставляя концепцию И. Бернгейма с взглядами М. Эриксона, А. Вейзенхоффер определяет последнего как Бернгеймианца.

С 1970 г. М. Эриксон стал приобретать репутацию высокоэффективного гипнотерапевта, и с 1975 г. небольшая группа лиц, включая Хейли (Haley), Бендлера, Гриндера и Росси, ставших его последователями, приложила определенные усилия к выявлению того, что делало Эриксона столь эффективным. А. Вейзенхоффер отмечает, что подобные попытки предпринимались и ранее, в 1950 г. сам автор, Хейли и Б. Гортон (В. Gorton) эпизодически встречались с Эриксоном. На основе личных наблюдений А. Вейзенхоффер заявляет, что не верит в высочайшую эффективность Эриксона как гипнотерапевта в сравнении с иными, более известными в то время его коллегами.

По мнению А. Вейзенхоффера, уже в понимании гипнотерапии Бернгеймом и Брейдом нет ничего, что попадало бы под определение «традиционного подхода». Общее определение гипноза, данное Берн-геймом, позволяет перейти к натуралистическому его использованию. Возникает вопрос: почему же ведущие гипнотерапевты и исследователи применяли так называемый «традиционный гипноз», тогда как Эриксон единственный выбрал' противоположное направление? Согласно А. Вейзенхофферу, те, кто пришел к подобным выводам, не приложили реальных усилий к практическому изучению рассматри-

50

 


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

емого вопроса. Более того, нет доказательств, что они изучали тру-ы ДРУГИХ гипнологов. В целом данные, на основе которых сделаны воды эриксонианцев, неубедительны. Любой, кто хотя бы непред-зято ознакомился с трудами Волберга (Wolberg) и Линдера (Under), убедился бы в том, что они далеки от «традиционного подхода». Гипно-рапевтические Практики леКрона (LeCron), Сектера (Secter), Херш-мана (Hershman), Астона (Aston) и Чика (Cheek) далеки от критериев «традиционной» гипнологии. Указания на то, что до 1961 г. в гипнотерапии коллег М. Эриксона присутствовали «традиционные» элементы, не подтверждаются. А. Вейзенхоффер дает иное объяснение появлению фундаментального представления о традиционном гипнозе. Основатели Эриксонианства в большинстве своем формировались как психотерапевты (психологи) и оценивали клиническую гипнологию с позиции психологически ориентированной психотерапии. Однако базис клинического применения гипноза намного шире такового у психологически ориентированной психотерапии. В дополнение к психотерапевтам другие клинические специалисты и дантисты также широко используют гипнотизм. С позиции Эриксонианцев применение гипноза узкими специалистами представляется «традиционным». Использование «традиционных» черт не означает наличия соответствующего фундаментального подхода и философии. Подход всегда определяется целью и типом психотерапии.

Эти замечания в полной мере относятся и к так называемому стандартизованному подходу, выделяемому Япко и Гиллигеном [211, 283], отличающими его от традиционного и Эриксонианского подходов. А. Вейзенхоффер не видит оснований к выделению новой категории.

В целом А. Вейзенхоффер глубоко сомневается в правомерности применения стереотипа «традиционный гипноз». Напротив, подобно другим академически образованным своим современникам, адаптируя основные положения И. Бернгейма, М. Эриксон пошел по своему, возможно, самобытному пути применения феномена гипноза. В этом подобно своим коллегам он был движим своим восприятием природы психотерапии на основе исполняемых им ролей и идиосинкразии. Различные объяснения, данные Эриксоном, поддерживают представление о том, что он считал гипнотерапию методическим приложением к использованию собственного знания гипнотического феномена, к терапевтическим целям. Что же касается некоторых высказываний, приписываемых Эриксону его толкователями, то, считает А. Вейзенхоффер, они не являются подлинными, а представляют гипотезы его °авторсж. По предположению Финка (Fink) [цит. по 278], Эриксон ча-т° Действовал на основании интуиции, что типично для всех успеш-НЬ|х психотерапевтов.

51


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

Особенностью практики М. Эриксона было создание и использование техники замешательства для развития и использования гипнотического состояния. Он избегал использования формального наведения транса. Так же, как и для Бернгейма, для Эриксона со временем становилось все менее и менее значимо наличие гипнотического состояния для осуществления суггестии. Не исключено, что наблюдатели видели недирективную индукцию там, где ее не было. Кроме того, в нескольких случаях, когда М. Эриксон производил неформальную индукцию транса в присутствии А. Вейзенхоффера и других наблюдателей, возникали сомнения в реальном наличии транса. Эриксон в ряде случаев был склонен действовать при минимальном трансе либо при его отсутствии. Эриксон в большей степени был знатоком использования суггестии и ее эффектов, чем продуцирования гипнотического состояния. Многие его приемы, такие как двойная связь, рефрейминг, парадоксальная интервенция, утилизация, обладают универсальной применимостью, но не являются собственно гипнотическими. Отсутствие разграничений суггестии и гипноза приводит Эриксонианцев к парадоксальным выводам. Так, Япко [183] безосновательно утверждает, что все действующие коммуникации являются гипнозом.

А. Вейзенхоффер отмечает, что директивное удаление симптома суггестией есть не что иное, как одна из разновидностей гипнотерапии в ряду психоаналитических, поведенческих, Бернгеймианских, Эриксо-нианских и иных. Данный прием не более «традиционен», чем рядопо-ложенные. Не будет ли вернее оценивать реальную эффективность того или иного подхода?

А. Вейзенхоффер считает неубедительным утверждение о том, Эриксон внес что-либо фундаментальное, методологически новое в отношении в гипнотизму как таковому. Различия уровня модуса операнди определяют поверхностные, но не сущностные, фундаментальные расхождения. Эриксон, по его мнению, внес вклад как практик психотерапии, но не гипнотерапии. Все вышеизложенное, считает А. Вейзенхоффер, не принижает значение деятельности М. Эриксона. Его эффективность как психотерапевта могла быть очень реальна, но по другим причинам, чем приняты в Эриксонианстве.

2.4. Эриксонианство: критический анализ

Дальнейшее изложение будет опираться на следующие сформулированные нами положения.

1. Личность М. Эриксона, его биография, труды подвергаются мифологизации.

52

 


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИИ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

2.    Истоки Эриксонианства — в американской психотерапии и гипнологии.

3.    Эриксонианство в большей степени — форма краткосрочной гихотерапии, основанная на суггестии, когнитивно-поведенческом

подходе, психоанализе, но не на гипнотерапии.

4.    На данном этапе своего развития Эриксонианство как направление психотерапии персонифицировано, личные позиции его «отцов-основателей» значительно различаются.

5.    В Западной Европе Эриксонианство утрачивает свой радикализм и в перспективе станет одним из направлений современной психотерапии, тяготеющей к гипнологии.

6.    Успешное распространение Эриксонианства как направления краткосрочной психотерапии определяется: 1) появлением в 70-е гг. XX в. в странах Запада запроса на краткосрочные формы психотерапии; 2) удачной маркетинговой политикой и рекламной стратегией первых Эриксонианцев.

2.4.1. Личность М. Эриксона,

его биография, труды подвергаются

мифологизации

Как мы уже отметили в начале настоящей главы, история Эриксонианства имеет значительное сходство с историей раннего христианства. Личность М. Эриксона, Учителя, приравнивается его Учениками, последователями, к персоне Иисуса Христа, благодаря чему его «благодать» изливается на Первоучеников, осеняя их «святостью». Наши наблюдения во время XV Международного конгресса гипноза в Мюнхене отношения аудитории к Джеффри Зейгу, Стефану Гиллигену, дочери М. Эриксона, Бетти Эриксон весьма характерны. Со стороны собравшихся отчетливо присутствовало обожание по отношению к ним с элементом сакральности. В выступлениях же Учеников всегда были ссылки на личные контакты с Учителем, обязательно подчеркивалось его одобрение тех ключевых положений, которые они высказывали аудитории.

Каждая книга по Эриксонианской гипнотерапии начинается с постулата о высочайшей эффективности М. Эриксона кактерапев-та. делающей его ведущим гипнотерапевтом XX столетия. Доказательствами высочайшей эффективности служат отдельные описы-ваемые примеры из практики Эриксона. Нам не удалось найти хотя °Ь| один пример неудачной, неэффективной терапии в исполнении самого Эриксона и его учеников. Статистические данные эффектив-

53


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

ности терапии М. Эриксона, равно как и эффективности терапии его учеников, не приводятся. Большинство длительно практикующих психотерапевтов могут привести яркие, эффектные случаи из своей практики, однако в последней обязательно будут представлены случаи с умеренной и даже низкой эффективностью. М. Эриксон, равно как и его ученики, не может быть здесь исключением. Декларация монопозитивного результата терапии может быть понята нами в рамках пресловутого рефрейминга контекста результатов терапии, не имеющего отношения к реалиям самого психотерапевтического процесса. Тем не менее она чрезвычайно важна с позиции всемогущей непогрешимости Учителя, обладающего сакральной тайной, раскрытой им своим Ученикам, которые теперь передают ее новообращенным.

Следует отметить, что, судя по описаниям учеников, М. Эриксон в 1970-1980 гг. активно участвовал в мифологизации собственного образа, подчеркивая свою физическую необычность, давая расплывчатые, многозначные ответы на задаваемые вопросы. Если верить описаниям учеников, то Эриксону было свойственно с энтузиазмом поддерживать их многочисленные теоретизирующие интерпретации его действий в ходе психотерапии. Он одобрял и основанные на позициях семейной, системной терапии интерпретации Хейли [150], и линвистически-кибернетически-бихевиористские разъяснения Бендлера и Гриндера, и когнитивно-психоаналитические и одновременно бихевиористские подходы Зейга и Гиллигена. Для любого автора книги по Эриксонианскому гипнозу, имевшего пусть самый кратковременный личный контакт с М. Эриксоном, характерно упоминание об определенной позиции, высказанной автором, и получение явного, чуть ли не восторженного подтверждения данной позиции Учителем [149]. Подобные утверждения не поддаются проверке, но суггестивно повышают значимость излагаемого материала.

Облик Учителя, сотворенный усилиями его первых учеников, непрозрачен, таинственен, странен, алогичен, притягателен и сакрален. Он с достаточным основанием подпадает под критерии мифологического героя. Из его жизнеописания не следует с достаточной полнотой, почему он, практически в одиночку, сотворил революционный, недирективный гипнотерапевтический подход, каковы были его научная эволюция, предшественники и коллеги. Судя по описаниям, Эриксон был всеведуще, разяще эффективен. Его жизненная история, физические недостатки и приобретенная на их основе великая проницательность и эффективность — стигматы психотерапевтического «блаженного» или святого.

54

 


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИИ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

2.4.2. Истоки Эриксонианства — в американской психотерапии и гипнологии

М. Эриксон, доктор медицины, автор многочисленных публикаций, лабораторный исследователь, преподаватель университета, частный практик, предтеча нового направления психотерапии — очень американский психотерапевт. В течение всей своей долгой и активной жизни он по-американски прагматичен и гибок, успешно переходит от одной роли к другой, начиная как клиницист и исследователь и заканчивая как родоначальник психотерапевтического мифа. Возможно, причины, возведшие Эриксона на психотерапевтический Олимп, еще глубже и уходят корнями в глубины американского мироощущения, несущего в себе потребность в реализации мессианства. Американская действительность XIX-XX вв. насыщена мессианством. Многочисленные религиозные секты наподобие мормонов, Христианская наука, Дианетика и Эриксонианство при всех несомненных качественных различиях несут в себе бессознательный компенсаторный заряд Первородства, доставшийся в наследство от первых переселенцев из Старого Света.

Мы не только принимаем оценку А. Вейзенхоффера, утверждающего, что первые Эриксонианцы, разрабатывая Эриксоновский гипноз, не слишком хорошо знали содержание современной им американской и тем более мировой гипнологии, но и считаем, что они к этому не стремились. Им было гораздо удобнее оппонировать шаржированному образу балаганно-эстрадного или малообразованного клинического гипнотизера. Их оппонирование сфабрикованному ими же образу «традиционного» гипнотизера в действительности представляет стандартный рекламный трюк, когда рекламируемый товар сравнивается по своим достоинствам с «обычным» товаром подобного назначения. Оппонирование же конкретному специалисту-гипнологу или группе специалистов чревато многими осложнениями. Первоэриксонианцы здесь абсолютно не оригинальны и использовали стандартный маркетинговый, рекламный ход, что, кстати, также очень по-американски.

Однако, как нам кажется, есть и иные причины, приведшие к успеху Эриксонианства. Американская гипнология к 1970-м гг. лидировала в ми-Ре по количеству проводимых исследований, их направлений, теоретическому осмыслению полученных результатов. Однако все эти исследования не позволили получить целостной теоретической картины феномена гипноза и объяснения путей утилизации последнего. Эриксонианская концепция гипнотерапии дает однозначные прагматически ориентированные ответы на запросы как специалиста-гипнотерапевта, так и клиен-а- Достаточным объявляется овладение суммой Эриксонианской техно-

55


ЧАСТЫ. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

логии для достижения эффективности и успешности. Вопрос из области теоретических и методологических переводится в разряд технологических. Оригинальное технологическое оформление с легкой руки Эриксони-анцев, НЛПистов, становится основным направлением развития современной американской, а значит, и мировой психотерапии.

2.4.3. Эриксонианство в большей степени — форма краткосрочной психотерапии, основанная на суггестии,

когнитивно-поведенческом подходе, психоанализе, но не на гипнотерапии

В данном вопросе мы солидаризируемся в А. Вейзенхоффером, отметившим, что как практика самого М. Эриксона в последние годы его жизни, так и практика и положения учеников первого круга (Зейга, Росси, Гиллигена, Япко), базируются преимущественно на суггестии в бодрствующем состоянии. Описываемая ими суггестивная краткосрочная терапия актуальна и достаточно эффективна (иначе она не была бы принята в мире). Однако по своей эффективности она рядополо-жена иным формам современной краткосрочной психотерапии и не имеет достоверных преимуществ. Несомненно, для Эриксонианцев понятие гипноза тождественно понятию суггестии. И тогда уже упомянутое нами во введении определение Зейга, согласно которому гипноз — это искусство, абсолютно правомочно, равно как и уже приведенные ранее определения Гиллигена и Росси.

Гиллиген и Зейг активно используют известные положения когнитивной психологии, бихевиоризма, описывая построение терапевтической коммуникации [34, 211, 286].

Положения о бессознательном, его доминировании над сознанием принимаются всеми первоэриксонианцами. С. Гиллиген в явной форме описывает принятие правила психоанализа «аналитик как зеркало» [34]. Эриксонианцы понимают процесс психотерапии как процесс выявления бессознательного контекста пациента, его гармонизирующего взаимодействия с сознанием, что, несомненно, близко положениям психоаналитической терапии.

Собственная феноменология гипноза и возможности терапевтического, клинического ее использования учитываются учениками в разной степени. Зейг мало затрагивает данную тему в своих работах. Росси обосновывает глубокий терапевтический потенциал гипноза гипнотически обусловленным сдвигом ультрарадианного ритма [255, 256]. Для Гиллигена феноменология гипноза не имеет первостепенной значимости, в его понимании психотерапии со временем все большее зна-

56


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

е приобретают мировоззренческие, метафизически ориентированные постулаты.

2.4.4.  На данном этапе своего развития Эриксонианство как направление психотерапии персонифицировано, личные позиции его «отцов-основателей» значительно различаются

Нет смысла в полном повторном изложении взглядов на Эриксонианство Зейга, Росси, Гиллигена.

Напомним, для Дж. Зейга гипноз является ступенью построения реактивности [286], тогда как содержанием гипнотерапии являются символы, метафоры, анекдоты. Он описывает разработанную им стройную и законченную структуру собственной модификации Эриксо-новской гипнотерапии.

Э. Росси, автор ультрарадианной теории гипноза, считает ее обоснованием натуралистического подхода М. Эриксона. Цель Эрик-соновской гипнотерапии по Росси заключается в вызове психосоматического сдвига на пик ультрарадианного цикла [255, 256].

С. Гиллиген в последние годы декларирует собственное направление психотерапии самоотношения, наполняя суггестивную Эриксо-нианскую форму собственным, опоэтизированным, пробуддистски ориентированным содержанием [211].

Четкие проэриксонианские корни и оригинальное авторское содержание делают позиции первых учеников Эриксона узнаваемыми и персонифицированными одновременно, и это позволяет им привлекать к себе и удерживать сторонников и последователей Эриксониан-ства, что методически и экономически оправданно. Эриксонианство как общее направление сохраняется, а в его потоке каждый из учеников приобретает собственную, индивидуальную притягательность, исходя из удовлетворения психологически-инструментальной, физиологической, духовной потребностей развития и профессионального роста действующих и потенциальных Эриксонианцев.

2.4.5.  В Западной Европе Эриксонианство утрачивает свой радикализм и в перспективе станет одним

из направлений современной психотерапии, тяготеющей к гипнологии

Взаимоотношения направлений психотерапии, близких по содержанию и разделенных по форме, не только определяются высказывании их адептов о противоположной стороне, но и достаточно полно

57


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

прослеживаются по стилю проведения различных организационных мероприятий, конференций, конгрессов. Поэтому нам представляется характерной история проведения встреч мирового гипнотического сообщества в последние 10 лет. Итак, в 1992 г. в Риме последовательно прошли XII Международный конгресс гипноза и Объединенная конференция «Эриксонианский гипноз и психотерапия». Через 8 лет в Мюнхене прошел XV Международный конгресс гипноза, где Эриксонианство было представлено, и достаточно широко, уже в структуре работы самого конгресса. Более того, организатором конгресса выступило Германское общество клинического гипноза Милтона Эриксона, основанное в 1978 г., а председателем конгресса стал президент Германского общества Милтона Эриксона Бурхард Петер.

В своем предисловии к «Мюнхенским лекциям по гипнозу и гипнотерапии» [253] тот же Бурхард Петер пишет следующее: «...в восьмидесятые, когда различия между "Эриксонианцами" и "Традиционалистами" в США нарастали, большинство в ГМЭ (Германском обществе Милтона Эриксона) обдумывало пути "построения мостов взаимопонимания"...» Совместные усилия европейских, и прежде всего германских, Эриксонианцев и Международного общества экспериментального и клинического гипноза принесли положительные плоды, позиции сторон сблизились. Мы полагаем, что европейцам было гораздо сложнее забыть историю гипнотизма, европейский золотой век гипноза. В Европе Эриксонианство, упрочив свои организационные позиции и, вероятно, численно доминируя среди гипнотерапевтов, становится одним из равноправных течений клинической гипнотерапии. Следует отметить, что американские Эриксонианцы (судя по их поведению и высказываниям на XV Конгрессе гипноза) сохраняют большую дистанцию к «традиционалистам», чем их европейские коллеги.

2.4.6. Успешное распространение Эриксонианства как направления краткосрочной психотерапии определяется появлением в 70-е гг. XX в. в странах Запада запроса на краткосрочные формы психотерапии и удачной маркетинговой политикой и рекламной стратегией первых Эриксонианцев

Не являясь историками психотерапии, мы не претендуем на полное освещение состояния мировой психотерапии в 1960-1980 гг. Однако полагаем, что появление и развитие НЛП и Эриксонианства, геш-тальт-терапии и трансперсональной терапии, а также более ранних те-

58


ГЛАВА 2. ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ И ГИПНОТЕРАПИЯ

лесно ориентированных форм терапии определяются универсальными причинами, лежащими за пределами собственно психотерапии и психологии. Все эти формы психотерапии являются краткосрочными в сравнении с ортодоксальным психоанализом, длящимся порой годами и десятилетиями, и групповой психотерапией, рассчитанной на месяцы- Поэтому универсальной причиной появления и, главное, распространения данных форм психотерапии, несомненно, является общественный запрос на формы психотерапии, ограниченные во времени.

Американский рынок психотерапии в 1960-1970 гг. был хорошо развит. Успешное внедрение новой формы психотерапии на рынке психотерапевтических услуг, равно как продвижение любого нового товара или услуги, возможно лишь при выполнении конкретно очерченных и хорошо известных в экономике условий. К ним относятся: наличие потребности в данной услуге или товаре; соответствующее качество услуги или товара; правильная маркетинговая стратегия и соответствующая ей рекламная кампания.

Не обладая преимуществами фундаментально-теоретического характера, эклектически эксплуатируя идеологии Бернгеймианства, бихевиоризма, психоанализа и когнитивных подходов, Эриксонианская гипнотерапия весьма успешно решила стоящие перед ней, по сути, витальные, экономические проблемы. Она успешно обыграла популярные в Америке (и не только) темы мессианства и личностной свободы. Персона М. Эриксона, ставшего предтечей Эриксонианства, пришлась как нельзя кстати. Его мифогенный потенциал в силу удачного сочетания биографических, характерологических и физических черт оказался чрезвычайно высок. Не менее значимо использование актуальной для всего XX столетия темы свободы и саморазвития личности. Декларация позитивной недирективности Эриксонианства в контексте личностных свободы и роста пациента вкупе с ожесточенной оппозицией объявляемой недирективной, насильственной «традиционной» гипнотерапии — несомненно, сильный маркетинговый ход. Следует отметить, что американское Эриксонианство провело весьма удачную рекламную кампанию, используя написанные в 1970-1980-е гг. на популярном Уровне книги об Эриксоне и с Эриксоном.

Обобщая вышеизложенное, отметим, что прекрасно аргументированный анализ Эриксонианства, проведенный А. Вейзенхоффером 1278], опирающийся на исключительно научную аргументацию, неполон. Он не учитывает принадлежность Эриксонианства к психотерапевтическому рынку. Поэтому такие ключевые аксиомы Эриксонианства, как трактовка образа М. Эриксона, недирективность гипнотерапии, е м°гут быть поняты исходя исключительно из логики научного анали-и критики, поскольку они подверглись частичной гипертрофической

59


ЧАСТЬ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ГИПНОТЕРАПИИ

трансформации на основе экономической целесообразности. При этом вовсе не обязательно эта трансформация со стороны учеников Эриксона носила осознанный характер.

История развития Эриксонианства, возможно, стала отправной точкой нового этапа развития современной психотерапии, не имеющего прямого отношения к научно-методологическому ее содержанию, когда ее школы и направления являются продаваемым на основе законов рынка товаром.


ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА И ГИПНОТЕРАПИИ


РАЗДЕЛ 1

ЧАСТНАЯ

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ

ГИПНОЗА


Введение к разделу 1

Основной принцип: исследования феноменологии

гипноза осуществляются в соотнесении с его глубиной

Феноменологические проявления гипноза традиционно рассматриваются в соотнесении с его глубиной. В отечественной традиции принято выделение трех степеней или стадий гипноза: поверхностного, среднего, глубокого [91, 108]. Феноменологию первой степени или стадии ограничивают чувством приятного мышечного покоя, отсутствием желания двигаться, открывать глаза при наличии ориентации в окружающем. В то же время считается, что возможность произвольных движений сохранена, после выхода из гипнотического состояния субъект помнит события гипнотического сеанса. Феноменология второй степени или стадии включает, по мнению В. М. Бехтерева [13], «притупление органов чувств», пассивное подчинение внушению с сохранением его в памяти, сохранение ориентировки, наличие каталепсии (скорее внушенной, чем спонтанной), неполной амнезии, частичного раппорта. Феноменология третьей степени или стадии очерчена формированием полного раппорта, отсутствием ориентировки в окружающем, полной постгипнотической амнезией. Считается, что в третьей, сомнамбулической, стадии возможно внушение любых галлюцинаторных переживаний, выполнение действий, соответствующих внушенным переживаниям, формирование возрастной регрессии и прогрессии. Гипнотический сомнамбулизм способствует реализации постгипнотических положительных и отрицательных галлюцинаций.

И. П. Павлов [83, 84] полагал необходимым выделение длинного ряда переходных степеней гипнотического состояния, от бодрствовэ-

64


ВВЕДЕНИЕ К РАЗДЕЛУ 1

я д0 сна. Е. С. Катков [цит. по 108] на основе учения И. П. Павлова азработал достаточно подробную феноменологическую классификацию глубины гипноза, включающую три стадии и девять степеней (по той на стадию). В ней в зависимости от глубины гипноза детализированы особенности двигательных реакций, слухового, зрительного восприятия, тактильной чувствительности, самовосприятия гипнотика, оаппорта. В области восприятия выделены и распределены по второй и третьей стадиям иллюзии и галлюцинации.

Оценка глубины гипноза в западной, преимущественно американской, традиции также основывается на феноменологических проявлениях. Психологическая ориентация исследований гипноза обусловила использование идеологии психометрического шкалирования, на основе которой разработаны и продолжают разрабатываться различные шкалы гипнабельности [213, 252]. Однако в итоге осуществляется качественная интеграция количественных показателей в три основные группы: низкогипнабельных, среднегипнабельных и высокогипнабельных. Причем в большинстве исследований, как правило, сопоставляются контрастные группы низкогипнабельных и высокогипнабельных [166, 167, 170, 254]. В настоящее время наиболее часто используется шкала HGSHS: А; В [213]. Гораздо более детализированной (и трудоемкой) является шкала SHSS: А; В; С [213], особенно форма С. Предложены и иные шкалы и опросники [252].

Единой закономерностью всех классификаций глубины гипноза и шкал гипнабельности является расширение феноменологических проявлений по мере углубления гипнотического состояния с почти безграничной феноменологией гипноза и постгипнотического периода для сомнамбулического состояния. Известно, что в гипнотическом (сомнамбулическом) состоянии возможны: двигательные внушения любой сложности [91]; практически любые сенсорные внушения, психосоматические внушения, включая системные, тканевые, гуморальные [108, 160, 161]; любые иллюзии и галлюцинации [108, 160, 161, 213]; манипуляции памятью (гипермнезия, гипомнезия, амнезия) [160, 161, 169, 213]; диссоциации; личностные трансформации [108]; постгипнотические внушения широкого круга, включая позитивные и негативные галлюцинации [91].

Анализ литературных источников приводит к заключению о том, что все феноменологическое богатство гипноза основано на репродукции соответствующих опытов восприятия, движения, переживания ДР. в трех вариантах: а) целостная репродукция определенного жиз-енного опыта; б) репродукция заданной внушением комбинации ементов определенного жизненного опыта; в) сочетание репродукции а) и б).

Заказ 453

65


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Кроме того, для большинства исследований характерно пристальное внимание к крайне сложной поведенческой феноменологии глубокого, сомнамбулического гипноза. Феноменология же «среднего» гипноза, второй его стадии (в отечественной терминологии), опускается, не вызывая особого интереса гипнологов.


Глава 3

Некоторые закономерности

репродукции внушенных в гипнозе

цветовых ощущений и образов

3.1. Введение

Закономерности реализации внушения зрительных ощущений и образов, рассматриваемые в литературе как непременный атрибут сомнамбулической стадии гипноза, до настоящего времени изучены недостаточно.

В то же время реализованные в гипнозе зрительные внушения являются (при условии их фиксации в памяти гипнотизируемого) наиболее конкретизируемым и формализуемым, в силу информационной емкости зрительного восприятия, отражением психологических, нейрофизиологических состояний, составляющих феномен гипноза.

Тщательное описание, систематизация и изучение внушенных в гипнозе цветовых ощущений и образов в сопоставлении с методами объективного исследования представляют определенный познавательный, а также практический, клинический интерес [114; 115; 116; 117].

3.2. Особенности реализации внушений цветовых ощущений и цветового образа (пейзажа) у здоровых лиц, больных неврозами в зависимости от глубины гипнотического состояния

Как отмечено ранее, возможность реализации внушений зрительных ощущений обычно связывается с сомнамбулической стадией гипнотического состояния [91, 103, 108, с. 174]. Так, по Е. С. Каткову [108, ■ 54], реализация зрительных внушений возможна при второй степе-третьей стадии гипноза. Существует точка зрения [25], согласно корой репродукция зрительных образов не ограничивается третьей ' ЗДией гипноза, хотя и остается достаточно неопределенной.

з»

67


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

3.2.1.  Методика изучения

закономерностей репродукции цветовых ощущений

и образов в зависимости

от глубины гипнотического состояния

Нами изучалась репродукция цветовых ощущений и образов у 62 контрольных здоровых лиц однократно и у 131 больного неврозами в процессе гипнотерапии в соотнесении с глубиной гипнотического состояния. После словесного погружения в гипнотическое состояние и предварительного определения его глубины при закрытых глазах в течение 10 минут внушалось ощущение синего цвета, последующие 10 минут проводилось внушение цветового образа. После вывода из гипнотического состояния проводился индивидуальный опрос, во время которого окончательно определялась глубина гипнотического состояния, выяснялись особенности реализации внушения. В ряде случаев испытуемые и пациенты делали в день после сеанса ретроспективные рисунки увиденного ими в гипнозе. Некоторые из рисунков приведены в иллюстрациях (см. приложение).

3.2.2.  Результаты изучения

закономерностей репродукции цветовых ощущений и образов в зависимости

от глубины гипнотического состояния

Полученные результаты приведены в табл. 3.1 и 3.2. При математической обработке данных использован тест Т. Шеллинга-Воль-фейля [72].

В контрольной группе при однократной гипнотизации первая стадия имела место в двух случаях, у больных неврозами — в 36 на

Таблица 3.1 Распределение испытуемых по глубине гипнотического состояния

 

Контингент

Глубина гипнотического состояния

1 ст.

1-И ст.

Ист.

I-III ст.

III ст.

Все стадии_

Контроль

2

17

43

62

Неврозы

36

61

50

20

131

Неврастения

28

51

43

9

103

Истерический невроз

8

10

4

9

23

Обсессивный невроз

3

2

5

Всего

74

121

17

100

83

324

68


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

вторая стадия гипноза — репродукция цвета

вторая стадия гипноза — репродукция образа на внушение цвета

третья стадия гипноза — репродукция образа на внушение цвета

Иллюстрация 1. Три варианта репродукции испытуемым внушен-0 Синего цвета в зависимости от глубины гипнотического состояния

69


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

вторая стадия гипноза

вторая стадия гипноза

третья стадия гипноза

Иллюстрация 2. Закономерности изменения реализации пациентом внушения синего цвета при углублении гипнотического состояния от 2 к 3 стадии гипноза

70


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

/ сеанс

2 сеанс

Иллюстрация 3. Образная репродукция пациенткой внушения Инего Цвета в сомнамбулическом гипнозе

71


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

первом сеансе, сменяясь в процессе лечения второй, третьей стадиями. Реализации внушения ощущения синего цвета и цветового образа не происходило. В ответ на внушение все гипнотизируемые пытались представить соответственно окрашенный зрительный образ (синее небо, синюю воду, синий ковер и т. д.), но ничего не видели. В ответ на внушение цветового образа все гипнотизируемые пытались представить какой-либо пейзаж из виденных ими ранее, но также не видели его.

Вторая стадия гипнотического состояния имела место у 17 испытуемых контрольной группы и у 61 больного неврозами. Реализация внушения ощущения синего цвета носила здесь иной характер: в обеих группах все испытуемые «видели» внушаемый цвет.

Выделены следующие варианты реализации внушения цветовых ощущений.

1.    В ответ на внушение ощущения цвета гипнотизируемый «подбирает» соответственно окрашенный зрительный образ, пытается представить его и через некоторое время начинает «видеть» внушаемый цвет, но не представляемый образ. Такой путь реализации внушения имел место в четырех случаях в контрольной группе и в 37 случаях у больных неврозами.

2.    Внушаемый цвет реализуется внезапно, минуя этап представления. Подобный путь реализации внушения имел место в 13 случаях в контрольной группе и в 24 случаях у больных неврозами. В 25 случаях у больных неврозами в процессе гипнотерапии имел место переход от первого варианта реализации внушения ко второму. Таким образом, к концу курса гипнотерапии второй вариант реализации внушения имел место в 49 случаях из 61.

Независимо от пути реализации внушения в 13 случаях в контрольной группе и в 56 случаях в группе неврозов гипнотизируемые «видели» внушаемый цвет «близко перед глазами», показывали рукой после сеанса расстояние, на котором «видели» цвет. Для характеристики репродуцированного цвета они употребляли в подобных случаях такие определения, как «стена», «плоскость», «пленка» и т. д. В четырех случаях в контрольной группе и в пяти случаях в группе больных неврозами гипнотизируемые «видели» внушаемый цвет «как облако», «объемно». В двух случаях в контрольной группе и в пяти случаях в группе больных неврозами репродуцированный цвет содержал элементы образности при отсутствии осознанного представления (пример: женщина в синем платье видела рисунок ткани этого платья на синем фоне).

В 4 случаях в контрольной группе и в 19 случаях в группе больных неврозами «видение» цвета носило непрерывный характер, в 13 и 42

72


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

чаях соответственно ощущение реализовывалось на время внушения, волнообразно затухая.

' внушение цветового образа во второй стадии гипноза реализо-ывалось в 10 случаях в контрольной группе и в 20 случаях в группе больных неврозами, гипнотизируемые «схематично», «фрагментарно», «условно», «в голове», «мысленно» «видели» пейзаж «как плоскую

картину».

Детализация внушения с целью добиться желаемого оттенка ре-продуцируемого цвета во второй стадии гипноза часто не приносит ожидаемого результата, цвет в известной степени «автономен».

Третья стадия гипнотического состояния имела место в 48 случаях в контрольной группе и в 20 случаях в группе больных неврозами. Этап осознанного представления имел место у 14 испытуемых контрольной группы и у 8 больных неврозами, первоначальное «видение» составило соответственно 29 и 12 случаев. В 26 случаях в контрольной группе и в 13 случаях в группе больных неврозами гипнотизируемые на внушение цвета «видели» соответственно окрашенный образ («небо», «море»). В 23 случаях в контрольной группе и в 11 случаях в группе больных неврозами репродуцированный цвет (образ) был постоянным, в 20 и 9 случаях соответственно происходило его волнообразное затухание, требовалось повторное поддерживающее внушение.

Внушение пейзажа легко реализовывалось у 41 испытуемого контрольной группы и у 18 больных неврозами. В 18 и 13 случаях соответственно репродуцированный пейзаж был конкретным, знакомым, в 5 и 4 случаях репродуцированный образ был незнакомым, в 10 и 3 случаях имели место сочетания в репродукции знакомого и незнакомого. Во второй стадии репродуцированный пейзаж в преобладающем большинстве случаев был незнаком (см. табл. 3.2).

Отличительной чертой репродуцированного в третьей стадии гипноза цветового образа является «эффект присутствия». В 42 случаях в контрольной группе и в 18 случаях в группе больных неврозами испытуемые «видели» внушаемый образ так, «как на самом деле», «были там», в таких случаях выявлялись спонтанные температурные, обонятельные, осязательные ощущения. Несмотря на легкость реализации внушения цветового образа, попытка добиться желаемого психотерапевтом сочетания цветов, изменения первоначального образа часто не приносила ожидаемого результата.

У 50 больных неврозами глубина гипнотического состояния менялась в процессе гипнотерапии от второй к третьей стадии. В подобных лУчаях характер репродукции цветовых ощущений и образов менялся, укладываясь в рамки особенностей, отмеченных при описании второй тРетьей стадий гипноза.

73


V

ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Таблица 3.2 Репродукция цветовых ощущений и образов при различной глубине гипнотического состояния

 

Особенности реализации внушения

1ст.

Ист.

III ст.

А

Б

А

Б

A

Б"

Ассоциативное представление соответственно окрашенного образа на внушение цветового ощущения:

 

 

 

 

 

 

а) осознанного

2

36

4

37

14

8"

б) неосознанного

2

24

26

12

Р(а-б)

II

1

-

Р(а-б)

III

II

Ассоциативное представление соответственно окрашенного образа на внушение цветового образа

2

36

17

61

-

Реализация внушения цветового ощущения:

 

 

 

 

 

 

а) переход от представления к «видению»

4

37

LH

8

б) первоначальное «видение»

Тз

24

_29|

12

в) переход от варианта «а» к «б»

25

5

г) плоскостное «видение»

13

56

TT1

7

д)объемное «видение»

4

1

32

13

Р(г-д)

III

II

Постоянство репродукции цвета:

 

 

 

 

 

 

а) постоянная

4

19

23

11

б) затухающая

13

42

20

9

Р(а-б)

III

II

Реализация цветового образа на внушение ощущения цвета

2

5

26

13

Р(а-б)

III

II

Реализация внушения цветового образа:

 

 

 

 

 

 

а) «эффект присутствия»

42

18

б) «схема», «картина»

10

20

1

2

в) знакомый

2

5

28

13

г) незнакомый

5

12

5

4

д) сочетание «в» и «г»

3

3

10

3

Р(а-б)

III

II

Постоянство репродукции цветового образа:

 

 

 

 

 

 

а)постоянная

36

17

б) затухающая

10

20

7

3

Р(а-б)

III

II

Всего

2|36

17|61

43|20

Примечание. Графа А — здоровые (контроль), графа Б — больные неврозами; Р(*-*) — достоверные различия репродукции для сопоставляемых стадий гипноза, в скобках проставлены обозначения сравниваемых качественных признаков репродукции.

74


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

3.2.3. Анализ процесса репродукции цветовых ощущений и образов при различной глубине гипнотического состояния

Анализ процесса репродукции цветовых ощущений и образов в первой, второй, третьей стадиях гипноза выявляет, с одной стороны, общие черты, связующие различные стадии между собой и с состоянием бодрствования, с другой стороны, качественные отличия второй и третьей стадий от первой, состояния бодрствования друг от друга.

Первая стадия гипнотического состояния характеризуется появлением в ответ на внушение ощущения цвета ассоциативно возникающего «мысленного» представления конкретного образа, окрашенного во внушаемый цвет, без субъективного ощущения «видения» внушаемого цвета либо представляемого образа. Реализация внушения цветового образа протекает аналогично.

Во второй стадии гипноза в ответ на внушение ощущения цвета ассоциативно возникает «мысленное» представление определенного, конкретного образа, предмета, соответственно окрашенного, в дальнейшем спонтанно сменяющееся ощущением «видения» преимущественно внушаемого цвета, а не представляемого образа. Переход от «мысленного» представления к «видению» может сокращаться, исчезать либо в осознанном виде отсутствовать. Иногда о наличии неосознаваемых ассоциаций говорит включение в репродуцируемый цвет элементов образности. Внушение цветового образа во второй стадии гипноза может сопровождаться возникновением представления без субъективного ощущения «видения» либо схематичным, условным, фрагментарным «видением» без «эффекта присутствия».

Репродуцируемый цвет во второй стадии гипноза описывается как своеобразная «плоскость», расположенная на близком от гипнотизируемого расстоянии. Репродуцируемый образ также плоскостей.

Без повторного внушения происходит волнообразное затухание репродуцированного цвета в большинстве случаев.

В третьей стадии гипнотического состояния осознаваемое ассоциативное представление легко переходит в образную репродукцию, но преобладают случаи первичного возникновения ощущения цвета, Цветового образа, резко возрастает частота образной репродукции на внушение цвета. Репродуцируемый цвет «объемен», более конкретен, чем во второй стадии. Внушение цветового образа легко реализуется, сопровождается «эффектом присутствия». Репродуцированный цвет, и в особенности цветовой образ, более постоянен, стабилен, чем во второй стадии.

75


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Осознанное представление, возникающее в первой стадии гипноза, практически неотделимо от такового в бодрствующем состоянии.

Представление во второй стадии становится иным. Оно может быть осознанным и неосознанным. Осознанное представление сменяется субъективным ощущением «видения», связь которого с представлением неоднозначна, опосредована, представление и репродуцированный цвет в большинстве случаев не совпадают.

В третьей стадии гипноза репродуцированный цвет и образ более конкретны, тождественны представлению, легко сливаются с ним, теснее взаимосвязаны. Представление растворяется, поглощается репродуцируемым образом, спонтанно формируются комплексы тактильных, температурных, обонятельных ощущений, соответствующих воспроизведенному зрительному образу.

Таким образом, в первой стадии существует лишь представление, во второй стадии представление проявляется в двух формах, достаточно разобщено с репродуцируемым ощущением и образом, в третьей стадии происходит «поглощение» представления репродуцируемым образом, а ощущение так же образно.

Полученные результаты хорошо согласуются с положением о возрастании роли бессознательного при углублении гипнотического состояния, выдвинутым в свое время В. Е. Рожновым и его сотрудниками [92,93].

В. Е. Рожнов, М. Е. Бурно рассматривали гипнотическое состояние как искусственную психологическую защиту, где деперсонализа-ционный и сомнамбулический ее варианты зависят от особенностей личности гипнотизируемого, его поведения в стрессовой ситуации [23, 92]. При изучении закономерностей репродукции цветовых ощущений и образов во второй и третьей стадиях гипнотического состояния возникает предположение о возможной связи их с вводимыми данными авторами понятиями. У больных неврозами в 46,7 % случаев не происходит углубления гипнотического состояния далее второй стадии в процессе гипнотерапии. «Плоскостность», известная абстрактность, оторванность от предшествующего представления репродуцированных цветовых ощущений во второй стадии делают ее близкой деперсонализационно-дереализационным понятиям,противопоставляя репродукции цветовых ощущений и образов в сомнамбулической стадии гипноза с ее образностью, конкретностью, «эффектом присутствия».

Изучение особенностей репродукции внушенных цветовых ощущений и образов в зависимости от глубины гипнотического состояния выявляет четыре основных параметра, составляющих две группы и разграничивающих вторую и третью стадии гипноза.

76


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Параметры первой группы отличаются в пространственном отношении. Плоскостность, двухмерность репродуцированного цвета и об-аза характеризуют вторую стадию гипноза. Объемность, трехмерность репродуцированного цвета, цветового образа свойственны сомнамбулической стадии гипноза.

Параметры второй группы характеризуют течение внушенных цветовых ощущений и образов во времени. Волнообразно затухающий характер репродукции цвета свойственен второй стадии гипноза. Постоянство репродукции цвета и образа во времени отличает третью стадию гипнотического состояния.

Ch. Т. Tart [272] при изучении внушенных в гипнозе сновидений в зависимости от глубины гипнотического состояния выделил следующие их типы:

1)  сновидение как просмотр фильма (на экране);

2)  гипнотизируемый субъект находится в «мире сновидения». Автор не анализирует пространственных отличий выделенных им

типов внушенных в гипнотическом состоянии сновидений, однако таковые в данном случае налицо и в целом сводимы к предложенным параметрам первой группы.

Таким образом, пространственные характеристики, выявленные для внушенных цветовых ощущений и образов, распространимы на зрительные внушения в гипнозе в целом.

Интересен факт наличия подобных пространственных характеристик у галлюцинаторного образа психогенной природы [97], где также выделены плоскостные, двухмерные и объемные галлюцинации. Подобное соответствие репродуцированных в гипнотическом состоянии зрительных внушений галлюцинаторным образом психогенной природы может послужить отправной точкой их последующего анализа как целостных паттернов мозговой деятельности различной природы.

3.2.4. Выводы

1.    Реализация внушения цветовых ощущений возможна со второй стадии гипноза, включая третью стадию. Реализация внушения Цветовых образов во второй стадии возможна частично, происходит неполно, в полной мере происходит лишь в третьей стадии гипноза.

2.    Репродукция цветовых ощущений и образов во второй и треть-еи стадиях гипноза имеет глубокие качественные отличия по пространственным и временным параметрам.

3-   Особенности репродукции цветовых ощущений и образов мо-^ служить дополнительными критериями при ретроспективной оцен-глУбины гипнотического состояния.

77


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

3.3. Явление трансформации внушенного

в гипнотическом состоянии ощущения цвета

Постоянное внушение в гипнозе цветовых ощущений и образов выявляет в ряде случаев отличие цветности репродуцируемого ощущения и образа от внушаемого. В психотерапевтической литературе, посвященной использованию зрительных внушений и образов в практике аутогенной тренировки, гипнотерапии, подобное явление не описано.

В данном исследовании была поставлена задача изучения изменения цветности репродуцируемого цвета в сравнении с внушаемым.

3.3.1. Методика изучения изменения цветности репродуцированного цвета

Изучалась репродукция цветовых ощущений у нормальных трихро-матов в двух контрольных группах здоровых, средний возраст испытуемых в которых составил 14 и 20 лет, в группе больных неврозами, в группе больных с неврозоподобными нарушениями на фоне органических заболеваний головного мозга.

Перед гипнотизацией все испытуемые обследовались по тесту Люшера. После словесного погружения в гипнотическое состояние при закрытых глазах внушалось ощущение синего цвета в течение 10 минут. После выхода из гипнотического состояния проводился индивидуальный опрос, в ряде случаев сопровождавшийся рисунком по памяти. Изучались все случаи зрительной репродукции, проводилось сопоставление внушенных цветов с их позициями и взаиморасположением в выборе по тесту Люшера.

Изменение репродуцированного цвета по сравнению с внушаемым определено нами как трансформация внушенного цвета. Сочетание в репродукции внушаемого и не обусловленного внушением цветов обозначено как неполная трансформация внушенного цвета. Репродукция отличного от внушаемого цвета обозначена как полная трансформация внушенного цвета. Трансформация в ахроматические серый и черный цвета выделена как ахроматическая трансформация, трансформация в хроматические цвета определена как хроматическая трансформация. В ряде случаев испытуемые и пациенты делали в день после сеанса ретроспективные рисунки увиденного ими в гипнозе. Некоторые из рисунков приведены в иллюстрациях.

По данным Люшера, у здоровых синий цвет не должен выходить за пределы 1-5-й позиций, поэтому при анализе данных распределение синего цвета в выборах, в соотнесении с характером репродукции, учитывалось в пределах 1-5-й и 6-8-й позиций.

78


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Иллюстрация 4. Примеры хроматической, частично ахроматиче-к°й (примеры д, е, ж) трансформации и структурности внушенного в гипнозе синего цвета

79


 

ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

3.3.2. Результаты изучения изменения цветности репродуцированного цвета и их анализ

Полученные результаты приведены в табл. 3.3 и 3.4. При математической обработке полученных данных использован тест Т. Шеллин-га-Вольфейля, точный метод Фишера [72].

Во всех группах, помимо репродукции синего цвета, имеют место случаи ахроматической и хроматической трансформации синего цвета.

Репродукция синего цвета преобладает в контрольных группах, возрастая от первой контрольной группы ко второй и снижаясь при неврастении, органических заболеваниях головного мозга (различия достоверны).

Частота случаев ахроматической трансформации достоверно увеличивается от первой контрольной группы ко второй, достоверно возрастая при неврозах, органических заболеваниях головного мозга.

Частота хроматической трансформации достоверно снижается от первой контрольной группы ко второй, достоверно возрастает при истерическом неврозе и снижается у больных неврастенией, органическими заболеваниями головного мозга.

Сопоставление результатов распределения выборов синего цвета по тесту Люшера показывает, что при его репродукции в первой контрольной группе он в большинстве выборов не выходит за пределы 1-5-й позиций, во второй контрольной группе, при неврозах, органических заболеваниях головного мозга показатель расположения синего цвета в пределах 1-5-й позиций достоверно снижается. Ахроматическая трансформация синего цвета характеризуется его достоверным смещением в выборах на 6-8-й позиции во второй контрольной группе и группах больных.

При хроматической трансформации распределение в выборах в пределах 1 -5-й позиций синего цвета в группах близко их распределению в случае репродукции синего цвета. При ахроматической трансформации преобладают положительные интервалы, когда синий цвет в выборе предстоит репродуцированному. В половине случаев ахроматической трансформации внушаемый и репродуцируемый цвета в выборе расположены рядом или через интервал (см. табл. 3.4).

При хроматической трансформации возрастает, в сравнении с ахроматической, количество отрицательных интервалов, когда репродуцированный цвет предстоит в выборе синему. В преобладающем большинстве случаев внушенный и репродуцированный цвета в выборе расположены рядом или через интервал.

80


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Таблица 3.3 Распределение репродуцированных цветов с учетом характера репродукции и места в выборах по тесту Люшера

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

О     1 Тип репродукции 1

Позиции в выборе

 

Контингент

 

 

Контроль 1

Контроль 2

Неврозы

Неврастения

Истерический невроз

Органические

заболевания

головного

мозга

1

2

3

4

5

6

Т-5

27

33(71,2%)

53 (78 %)

39(78 %)

14

51 (78,1 %)

6-8

1

14(29,8%)

15(22%)

11 (22%)

4

16(23,9%)

1-8

28 (63,6 %)

47 (76,3 %)

68 (42,8 %)

50(41,3%)

18(48,6%)

67 (42,9 %)

Р1

2,3,6

1

1

 

 

1

Р4

3,6

6

 

 

 

1,2

АТВЦ

1-5

1

3

32 (53,3 %)

26(51,0%)

6

37 (60,6 %)

6-8

7

28 (47 %)

25(49 %)

3

24 (32,4 %)

1—8

1 (2,3 %)

10(15,8%)

60 (37,8 %)

51 (42,2%)

9 (24,3 %)

61 (39 %)

Р2

-

*

*

*

9

?

РЗ

2

1,3,6

5

4

2

Р4

2,3,6

1.6

1

1,2

ХТВЦ

1—5

15

3

21

14

7

22

6-8

3

9

6

3

6

1-8

15(34,1%)

6 (7,9 %)

30(19,4%)

20(16,5%)

10(27,1 %)

28(18%)

Р1

2,3

1

1

1?

Р2

РЗ

2

1,3,4

2

2

Р4

2

1,5

1

 

2

 

Всего

44

63

158

121

37

156

Средний возраст

14

20

40

42,4

36,4

46,8

Примечание. РСЦ — репродукция синего цвета; АТВЦ — ахроматическая трансформация внушенного цвета; ХТВЦ — хроматическая трансформация внушенного цвета. Процентные соотношения, указанные для интервалов 1 -5, 6-8, отражают распределение по позициям в выборах по тесту Люшера синего цвета при однородной его репродукции. Процентные соотношения, Указанные для интервалов 1-8, отражают распределение в контингентах по характеру репродукции внушенного цвета. Р1 —достоверность различий в распределении по 1-5-й, 6-8-й позициям со сравниваемым контингентом, идентичным по характеру репродукции, при наличии Достоверных различий в графе проставляется порядковый номер сопоставляемого континген-а, Р2 — достоверность различий в распределении по 1 -5-й, 6-8-й позициям в данном контин-енте при сопоставлении с данными по репродукции синего цвета, отмечена знаком «*», ри Различии, приближающемся к достоверному, последнее отмечено знаком «?»; РЗ — досто-Рность различий частоты данной трансформации при сопоставлении с частотой репродукции него Цвета в сравниваемом контингенте (выделена идентично Р1); Р4 — достоверность раз-

личий

частоты типов репродукции со сравниваемым контингентом (выделена идентично Р1).

81


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Таблица 3.4 Распределение интервалов синего и репродуцированного цвета в выборах по тесту Люшера при его трансформации

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тип трансформации

Интервал

Контингент

Контроль 1

Контроль 2

Неврозы

Неврастения

Истерический невроз

Органические

заболевания

головного

мозга

АТВЦ

+ 1 +2

4

25 (51 %)

24

1

26 (52 %)

+3+7

1

2

24 (49 %)

18

6

24 (48 %)

+ 1 +7

1

6

49(81,6%)

42

7

50 (82 %)

-1 -2

1

6 (54,5 %)

4

2

7 (63,6 %)

-3-7

3

5 (45,5 %)

5

4 (36,7 %)

-1 -7

4

11(18,4%)

9

2

11 (18%)

+-1 -2

5

31 (51,7%)

28

3

33(54%)

+-1 -7

1

10

60 (66,7 %)

51

9

61 (68,5 %)

Р1

ХТВЦ

+ 1 +2

11

2

13(86,6%)

9

4

11 (84,6 %)

+3+7

1

2(13,4%)

1

1

2(15,8%)

+ 1 +7

11

3

15(50%)

10

5

13(46,4%)

-1 -2

4

11(73,3%)

6

5

9 (60 %)

-3-7

3

4(16,7%)

4

6 (40 %)

-1 -7

4

3

15(50%)

10

5

15(53,6%)

+-1 -2

15

2

24 (80 %)

15

9

20(71,4%)

+-1 -7

15

6

30 (33,3 %)

20

10

28(31,55%)

Р1

Р2

*

*

РЗ

*

*

Всего

16

16

90

71

19

89

Примечание. Процентные соотношения интервалов (+1 +2), (+3 +7) и (-1 -2), (-3 -7) отражают распределение при положительных и отрицательных, малых и больших интервалах между внушаемым и репродуцированным цветами в однородных выборах по тесту Люшера.

Процентные соотношения интервалов (+1 +7), (-1 -7) отражают общее распределение положительных и отрицательных интервалов в однородных выборах. Процентные соотношения интервалов (+-1 -2) отражают распределение малых и больших интервалов независимо от их знака в однородных выборах. Процентные соотношения интервалов (+-1 -7) отражают распределение случаев ахроматической и хроматической трансформации в выборах определенного контингента. Р1 — достоверность различий в распределении интервалов (+-1 +-2) и (+-3 -7) при данном типе трансформации в сравниваемых контингентах, отмечена знаком «*». Р2 — достоверность различий в распределении интервалов (+1 +2) и (-1 -2) при двух типах трансформации, отмечена знаком «*». РЗ — достоверность различий в распределении интервалов (+-1 -2) и (+-3 -7) при двух типах трансформации отмечена знаком «*».

82


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Таким образом, между выбором цвета по тесту Люшера и характером репродукции внушенного цвета выявляется определенная сВязь. Изучение репродукции синего цвета у здоровых лиц и боль-нЫх неврозами, органическими заболеваниями головного мозга приводит к следующим положениям.

1.    Помимо репродукции внушаемого цвета имеет место его трансформация в ахроматическом и хроматическом вариантах.

2.    Отмечено значительное учащение случаев ахроматической трансформации у больных неврозами и больных неврозоподобными состояниями при органических заболеваниях головного мозга.

3.   Хроматическая трансформация встречается во всех группах исследуемых, у здоровых снижаясь от подросткового возраста к юношескому, возрастая при неврастении, органических заболеваниях головного мозга, резко возрастая при истерическом неврозе.

Анализ распределения внушаемого цвета в выборах по тесту Люшера в соотнесении с особенностями репродукции указывает на то, что:

1)   вероятность репродукции синего цвета снижается при его .смещении в выборах по тесту Люшера за 1-5-ю позиции, а вероятность ахроматической трансформации возрастает;

2)   явление хроматической трансформации стоит вне связи с распределением синего цвета в выборах по тесту Люшера;

3)   при ахроматической трансформации актуализируется цвет, расположенный рядом, чаще после внушаемого. В случае хроматической трансформации репродуцируемый цвет чаще, чем при ахроматической, предшествует внушаемому, располагаясь рядом с ним.

3.3.3. Выводы

1.    Резкое возрастание случаев ахроматической трансформации внушенного цвета при заболеваниях, независимо от этиопато-генеза, говорит о том, что причину данного явления следует искать в нарушении функции наиболее общих, неспецифических образований головного мозга, к которым предположительно можно отнести активирующую систему мозга [64, с. 123-127].

2.    Хроматическая трансформация, встречающаяся у здоровых и больных, снижающаяся с взрослением у здоровых и возрастающая при заболеваниях, особенно при истерическом неврозе, вероятно, связана с личностными особенностями гипнотизируемых, отражающими соответственно биологически преходящий и конституционально обусловленный инфантилизм.

83


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

3.4. Экспериментальное изучение влияния фармакологически заданного уровня активности ретикулярной формации головного мозга на характер репродукции внушенного в гипнозе ощущения цвета

С целью экспериментальной проверки выдвинутой гипотезы проведено изучение особенностей репродуцированных во второй стадии гипнотического состояния ощущений синего и желтого цветов при заведомом повышении и понижении уровня активности неспецифических мозговых систем (прежде всего ретикулярной формации). Использованы психофармакологические препараты: аминазин как понижающий активность ретикулярной формации [82, с. 66-69], мелипрамин как оказывающий на ретикулярную формацию возбуждающее действие [82, с. 178-180].

К исследованию привлечено 11 здоровых контрольных лиц, 6 больных неврологического профиля, выявивших при предварительной гипнотизации 11 стадий гипнотического состояния. При математической обработке использован точный метод Фишера [72].

3.4.1. Методика эксперимента

Эксперимент состоял из трех серий опытов. В первой серии опытов первоначально проводилась гипнотизация с последующим внушением ощущений синего и желтого цветов длительностью по 10 минут, выводом из гипнотического состояния, опросом с целью выявления качественных цветовых характеристик. На следующий день проводилась вторая серия опытов. За 2 часа до экспериментов испытуемые принимали мелипрамин в дозе 25 мг внутрь, в остальном вторая серия полностью повторяла первую. На третий день проводилась заключительная, третья серия опытов. За 2 часа до эксперимента испытуемые принимали аминазин в дозе 25 мг внутрь, в остальном третья серия повторяла две первые.

Полученные результаты приведены в табл. 3.5.

Таблица 3.5 Влияние мелипрамина и аминазина на репродукцию цветовых ощущений в гипнозе

 

Характер репродукции

Этап

I

II

III

Репродукция синего цвета

17

19

0

Ахроматическая трансформация

2

0

19

Достоверность

р = 0,95

р = 0,95

р = 0,95

84


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Анализ экспериментальных данных приводит к следующим выводам.

1.    Мелипрамин во второй серии опытов улучшает качественные характеристики репродуцированных цветов, сокращая число случаев ахроматической трансформации.

2.   Аминазин в третьей серии опытов резко ухудшает качественные характеристики репродуцированных цветов, вызывая тотальную ахроматическую трансформацию.

Полученные экспериментальные данные свидетельствуют о связи ахроматической трансформации внушенного в гипнозе ощущения цвета с низким уровнем неспецифической активации головного мозга.

3.5. Структурность репродуцированного в гипнотическом состоянии ощущения цвета

При постоянном внушении в гипнозе зрительных ощущений обращает на себя внимание утверждение гипнотизируемых о том, что они «видели» разнообразные структуры: пятна, точки, полосы и иные образования, не обусловленные внушением. В доступной литературе упоминаний о подобных явлениях, сопровождающих реализацию внушения ощущений монохроматических цветов, нами не найдено.

В данной работе изучалось явление структурности репродуцированных в гипнозе цветовых ощущений у 48 испытуемых-подростков, 64 испытуемых-студентов, у 52 больных с неврозоподобными нарушениями на фоне органических заболеваний головного мозга.

3.5.1. Методика изучения структурности репродуцированного цвета

После словесного погружения в гипнотическое состояние при закрытых глазах внушалось ощущение синего цвета. По выходе из гипнотического состояния проводился индивидуальный опрос, в ряде случаев сопровождавшийся схематичным рисунком по памяти. Изучались все случаи реализации данного внушения, обращалось внимание на выявление каких-либо структур. В ряде случаев испытуемые и пациенты делали в день после сеанса ретроспективные ри-Унки увиденного ими в гипнозе. Некоторые из рисунков приведены в иллюстрациях.

85


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Для удобства изучения выделены следующие понятия.

1.    Цветовое поле (по аналогии со зрительным) репродуцированного в гипнозе цвета.

2.    Структурность или бесструктурность цветового поля, характеризующаяся наличием или отсутствием различных не обусловленных внушением геометрических структур.

3.    Статичность либо обратимость явления структурности в процессе психотерапии при неизменной глубине гипнотического состояния.

3.5.2.  Результаты изучения структурности репродуцированного цвета

Полученные результаты представлены в табл. 3.6, при математической обработке использован тест Т. Шеллинга-Вольфеиля, точный метод Фишера [76].

Структурность репродуцированного цветового поля имела место во всех группах исследуемых. В качестве структурных элементов выявлены круги, пятна, точки, полосы, волны, квадраты, решетка. Явление структурности выражено в различной мере в группах исследуемых, возрастая от 6,2 % в первой контрольной группе подростков до 34,3 % во второй контрольной группе, до 53,8 % в группе больных неврозами и до 69,8 % в группе больных органическими заболеваниями головного мозга.

Обратимость структурности в процессе гипнотерапии отмечена у 75 % больных неврозами и у 70 % больных органическими заболеваниями головного мозга.

Из структурных элементов в первой контрольной группе выявлены округлые формы — круг, пятна, во второй помимо указанных встречаются мелкие округлые — точки, линейные формы — полосы, волны, причем крупные округлые преобладают. В группе больных неврозами достоверно возрастает количество мелких округлых форм. В группе больных органическими заболеваниями головного мозга количество мелких округлых форм соответствует их количеству при неврозах.

3.5.3. Анализ явления структурности репродуцированного цвета

В современной нейропсихологии, нейрофизиологии зрения широко обсуждается представление о наличии определенных типов детекторов свойств (решеток, полос, краев), которые соотносятся с рецептивными полями зрительной коры [41]. Описанные выше типы структурности репродуцированного в гипнозе ощущения цвета в значительной мере соот-

86

М


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

В)

Иллюстрация 5. Примеры ахроматической трансформации и структурности внушенного в гипнозе синего цвета. Рисунки пациентки

87


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Иллюстрация 6. Примеры хроматической, ахроматической трансформации и структурности внушенного в гипнозе синего цвета. Ретроспективные рисунки пациентки, запечатлевшие реализацию внушений на разных сеансах гипноза


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

б)

в)

г)

Иллюстрация 7. Примеры хроматической, ахроматической трансформации и структурности внушенного в гипнозе синего Цвета. Ретроспективные рисунки пациента, запечатлевшие реализацию внушении на разных сеансах гипноза

89


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

б)

Иллюстрация 8. Примеры ахроматической трансформации и структурности внушенного в гипнозе синего цвета (рис. а)-и ахроматической трансформации и структурности в сочетании с элементами образности (рис. б). Ретроспективные рисунки пациентки на разных сеансах гипноза

90

 


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Таблица 3.6 Структурность репродуцированного в гипнозе ощущения цвета

Контингент

Контроль

1

Контроль 2

Неврозы

Органические заболевания головного мозга

Все пациенты

Структурная репродукция

3 (6,2 %)

22 (34,3 %)

28 (53,8 %)

37 (69,8 %)

65 (62 %)

Бесструктурная репродукция

45 (93,8 %)

42 (65,7 %)

24 (46,2 %)

16(30,2%)

40 (38 %)

Р

2

1,3,4

2

2

Исчезновение структур

3(100%)

21 (75 %)

26 (70 %)

47 (72,6 %)

Статичность структур

7 (25 %)

9 (30 %)

18(35,4%)

Р

Структурные формы

 

 

 

 

 

Круги

1

7

4

4

8

Пятна

2

8

5

12

17

Точки

3

10

19

29

Р

3,4

2

2

Кольца

1

 

1

Полосы

3

5

7

15

Волны

1

1

1

3

Квадраты

1

1

2

Треугольники

1

1

Сетка

1

1

Количество

48

64

52

53

105

Средний возраст

14

20

40

46

Примечание. Р — достоверные различия сопоставляемой группы по качественным характеристикам структурности репродукции с иными, обозначенными порядковыми номерами.

ветствуют указанным типам детекторов свойств. Можно предположить, что появление в репродукции цветового ощущения по меньшей мере линейных структур — полос, решетки происходит при преимущественной активации определенных рецептивных полей зрительной коры.

3.5.4. Выводы

1 • Структурность репродуцированного в гипнозе цвета устойчиво встречается во всех изучаемых группах, нарастая по мере увеличения в°зраста испытуемых, а также значительно повышается при неврозах, органических заболеваниях головного мозга.

91


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

2.    Крупные округлые структуры устойчиво встречаются во всех группах обследуемых.

3.    Имеется отчетливая тенденция к накоплению мелких округлых форм от контрольных групп к группе неврозов, группе больных органическими заболеваниями головного мозга.

Выделение двух типов структурности, один из которых (крупные округлые структуры) встречается во всех группах исследуемых, а второй (мелкие округлые структуры) характерен для заболеваний независимо от их конкретного этиопатогенеза, позволяет сделать следующие предположения:

1)    появление крупных округлых структур отражает особенности функционирования зрительного анализатора в условиях гипнотического состояния;

2)    появление мелких округлых структур обусловлено нарушением наиболее общих, неспецифических нейрофизиологических механизмов функционирования головного мозга.

3.6. Влияние внушения ощущений тяжести и тепла на характер репродукции внушенных цветовых ощущений в гипнозе

Ранее рассмотрены три возможных варианта реализации внушения цветовых ощущений в гипнозе: репродукция внушенного цвета, ахроматическая и хроматическая трансформация внушенного цвета.

Однако репродукция самого внушенного цвета также отличается разнообразием. Так, из 84 случаев репродукции синего цвета в 13 пациенты описали его как светло-синий, голубой, в 21 случае — темно-синий, в 50 случаях — как синий. Исследователями в области восприятия цвета отмечена связь между светлотой цветового тона и выраженностью субъективно воспринимаемого ощущения тяжести [168]. Так, светло-синий, голубой цвета вызывают ощущение легкости, синий, темно-синий — ощущение тяжести. Несмотря на неясность психофизиологических механизмов, обусловливающих данное явление, можно предположить наличие обратной зависимости между воспринимаемым цветом и выраженностью субъективного ощущения тяжести в бодрствующем состоянии, когда на фоне состояния, субъективно воспринимаемого как «тяжесть», демонстрируемый цвет будет восприниматься более темным, чем в действительности. Допустив сохранение подобной зависимости для гипнотического состояния, можно объяснить разброс светлоты тона репродуцированного в гипнотическом состоянии цвета различной выраженностью субъективного ощущения тяжести в момент репродукции внушаемого цвета.

92


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

3.6.1. Методика исследования влияния ощущения тяжести и легкости на характер репродукции цвета в гипнозе, полученные результаты и их анализ

С целью проверки данного предположения проведено сопоставление выраженности спонтанного субъективного ощущения тяжести с характером репродукции внушенного ощущения синего цвета путем индивидуального опроса после сеанса гипноза у 40 испытуемых (табл. 3.7), которое показало наличие математически достоверной связи между ними.

Наличие такой связи должно направленно менять оттенок репродуцированного цвета при дополнительном последовательном внушении ощущения тяжести и легкости на фоне внушения цвета. С целью проверки данного предположения испытуемым, предварительно реализовавшим внушение ощущения синего цвета, после погружения в гипнотическое состояние на фоне периодического, с интервалом в 1 минуту, внушения ощущения синего цвета последовательно в течение первых 5 минут внушалось ощущение тяжести, в течение следующих 5 минут — легкости, невесомости.

Полученные результаты приведены в табл. 3.8. В исследовании участвовали 53 испытуемых. Реализация внушения ощущения тяжести

Таблица 3.7 Сопоставление выраженности субъективного спонтанного ощущения тяжести и характера репродукции внушенного синего цвета

 

Репродуцированный цвет

Выраженность спонтанного ощущения тяжести

Тяжесть

Легкость

Светло-синий, голубой

0

8

Синий

13

2

!емно-синий

11

1

I =4,68, р = 0,9999, г = -0,791

Таблица 3.8 Влияние внушений ощущений тяжести и легкости на характер репродукции внушенного синего цвета

 

Изменения ___Репродуцируемого цвета

Внушенное ощущение

Тяжесть

Легкость

J^/емнение внушаемого цвета

50

0

_[^ветление внушаемого цвета

0

46

Н^утствие изменений

3

7

IL^^Pf 0,9999, г = -0,991

 

 

93


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

сопровождалась потемнением репродуцируемого синего цвета, реализация ощущения легкости — его посветлением (результаты математически достоверны).

Описанные эксперименты подтверждают наличие прямой зависимости между выраженностью субъективного ощущения тяжести и светлотой тона репродуцированного в гипнотическом состоянии цвета, не уточняя характера психофизиологических изменений, лежащих в основе данного явления.

3.6.2. Методика исследования влияния ощущения тепла и прохлады на характер репродукции цвета в гипнозе, полученные результаты и их анализ

Общеизвестное свойство цветов при зрительном восприятии вызывать температурные ощущения [168] по аналогии с выявленной зависимостью наталкивает на предположение о возможной связи выраженности субъективного ощущения тепла с характером репродуцируемого в гипнозе цвета. Проверка данного предположения проведена с помощью следующего эксперимента.

35 испытуемым, предварительно реализовавшим внушение ощущения белого цвета, после погружения в гипнотическое состояние на фоне периодического, с интервалом в 1 минуту, внушения ощущения белого цвета внушалось в течение 5 минут ощущение тепла, в течение следующих 5 минут ощущение прохлады. После дегипнотизации проводился индивидуальный опрос, во время которого уточнялись: реализация внушенных ощущений тепла и прохлады; характер репродукции внушенного цвета при внушении ощущений тепла и прохлады. Результаты эксперимента показали (табл. 3.9), что реализация внушения ощущения тепла привела к появлению в репродукции «теплых» красных, желтых, оранжевых оттенков, а внушение ощущения прохлады появлению «холодных» синих, зеленых оттенков в репродуцированном цвете.

Таблица 3.9 Влияние внушений ощущений тепла и прохлады на репродукцию внушенного белого цвета

 

Изменения репродуцируемого цвета

Внушенное ощущение

Тепло

Прохлада

Появление "теплых" тонов

29

0

Появление "холодных"тонов

0

19

Отсутствие изменений

6

2

Т = 6,85, р = 0,9999, г = 0,9887

94


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

Поскольку внушения ощущения тяжести и тепла в гипнозе и аутогенной тренировке приводят к функциональным изменениям (по мень-ией мере центральных звеньев) системы регуляции мышечного тонуса терморегуляции [69, с. 76-77, 108, с. 172], следует допустить, что выявленные зависимости характера репродукции внушенного цвета отражают влияние функциональных состояний данных систем на процесс репродукции.

3.7.  Выводы

Взаимосвязь психофизиологических процессов, лежащих в основе восприятия цвета и субъективных ощущений «тяжести» и «тепла», не состоящих в отношениях прямого иерархического соподчинения (на что указывает наличие прямой и обратной связи), позволяет предположить наличие промежуточного звена, входящего в комплекс всех трех задействованных систем, а потому достаточно неспецифичного.

3.8. Заключение

Завершая рассмотрение особенностей репродукции внушенных в гипнотическом состоянии цветовых ощущений и образов, необходимо отметить следующее.

При изучении особенностей репродукции внушенных цветовых ощущений и образов в зависимости от глубины гипнотического состояния уточнено, что реализация внушения цветовых ощущений возможна со второй стадии гипноза, включая третью стадию, тогда как реализация внушения цветовых образов в полной мере происходит лишь в третьей стадии гипноза.

Выявлено четыре основных параметра, характеризующих репродукцию внушенных в гипнозе ощущения цвета и цветового образа, которые составляют две группы и разграничивают вторую и третью стадии гипноза.

Параметры первой группы отличаются в пространственном отношении. Плоскостность, двухмерность репродуцированного цвета и образа характерны для второй стадии гипноза. Объемность, трехмерность репродуцированного цвета, цветового образа характерны для сомнамбулической стадии гипноза.

Параметры второй группы отражают течение репродуцированных

Цветовых ощущений и образов во времени. Волнообразно затухающий

ХаРактер репродукции цветовых ощущений и образов характерен для

Второй стадии гипноза. Постоянство репродукции цвета и образа отли-

ает третью стадию гипнотического состояния.

95


 

ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Ретроспективная оценка глубины гипнотического состояния по предложенным параметрам проста и обладает практической значимостью.

Изучение соответствия репродуцированного в гипнотическом состоянии цвета внушаемому выявило трансформацию внушенного цвета в двух вариантах: ахроматическую репродукцию — ахроматических серого, черного цветов на внушение хроматического цвета; хроматическую — репродукцию иного цвета. Описано явление структурности репродуцируемого цвета, наличие в репродукции структурных элементов, не обусловленных внушением.

Ахроматическая трансформация и структурность (мелкие обесцвеченные структуры) репродуцированного в гипнозе ощущения цвета характерны для одних и тех же контингентов больных (неврозы, органические заболевания головного мозга), что свидетельствует об известной близости и неспецифичности лежащих в основе данных явлений нейрофизиологических нарушений. Наиболее вероятной причиной данных нарушений может быть недостаточная активация мозговых структур, ответственных за репродукцию внушенного в гипнозе ощущения цвета активирующей системой мозга.

Независимо от правильности данного предположения наличие, обратимость в процессе лечения явлений ахроматической трансформации и структурности репродуцируемого цвета имеют самостоятельное клиническое значение для качественной оценки выраженности имеющихся нарушений и возможного прогноза.

Наличие возрастной и нозологической динамики хроматической трансформации может рассматриваться как еще одно свидетельство определенной морфологической незрелости мозга при истерическом неврозе, что также представляет клинический интерес.

Выявленные при внушении в гипнозе цветовых ощущений структурные элементы — мелкие и крупные округлые формы, волны, полосы, решетка сопоставимы с обсуждаемыми в нейрофизиологии, нейропсихологии зрения представлениями о наличии различных типов детекторов свойств, соотносимых с рецептивными полями зрительной коры.

Описанная зависимость оттенка репродуцированного в гипнозе ощущения цвета от выраженности внушенных ощущений тяжести и тепла, носящая, несомненно, опосредованный характер, предполагает в качестве опосредующего начала активирующую систему мозга, но в пределах ее нормального функционирования.

В заключение следует подчеркнуть, что анализ репродуцированного в гипнозе ощущения цвета и образа позволяет выявить ряд качественных характеристик, определяемых как особенностями гипноти-

96

м


ГЛАВА 3. РЕПРОДУКЦИЯ ВНУШЕННЫХ ОБРАЗОВ

ческого состояния, так и возрастом, состоянием здоровья гипнотизируемого, выраженностью некоторых субъективных ощущений.

Показанная возможность соотнесения выделенных качественных характеристик репродуцированного в гипнозе ощущения цвета и об-паза с функционированием определенных мозговых систем, в частности активирующей системы мозга, перспективна, имеет определенное научное, а также практическое, клиническое значение.


Глава 4

Психофизиологическое воздействие

внушенных цветовых ощущений

и образов в гипнозе

4.1. Введение

Гипнотическое состояние дает психотерапевту уникальную возможность словом вызывать зрительные, слуховые, температурные ощущения. Эмоциогенное воздействие репродуцированного в состоянии аутогенного погружения цветового образа хорошо известно [69, с. 201-205], однако использование цветового воздействия носит неопределенный общий характер, воздействие монохроматического цвета при его репродукции приравнивается к воздействию цветовых образов. Поскольку цвет в бодрствующем состоянии оказывает дифференцированное направленное психофизиологическое воздействие, то подобная направленность должна сохраняться и в случае репродукции цветовых ощущений в состоянии аутогенного погружения, гипнотическом состоянии, что требует дифференцированного подхода к выбору внушаемого цвета в соответствии с порождаемыми клиникой задачами психотерапии, основанного на изучении закономерностей гипнорепро-дукции цвета [113, 136].

Воздействие репродуцируемого в гипнотическом состоянии цвета должно носить принципиально сходный с воздействием в бодрствующем состоянии характер, однако качественное отличие гипнотического состояния от бодрствования, субъективный, «внутренний» характер репродукции цветовых ощущений могут наложить отпечаток своеобразия.

98


ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВ

Анализ данных психофизиологии цвета с позиции возможности применения воздействия внушенных цветовых ощущений приводит к следующим предварительным выводам:

1)  направленное воздействие возможно;

2)  ожидаемый диапазон воздействия репродуцированных цветов от общего седативного до общего активирующего;

3)  эмоциональный компонент воздействия внушенного цвета приобретает первостепенное значение как относящийся к эмоционально-стрессовому воздействию в широком его понимании;

4)  внушение цветовых ощущений, вероятно, может направленно влиять на ряд физиологических показателей (уровень АД, ЧСС, ЧД).

4.2. Экспериментальное исследование физиологического и психологического воздействия внушенных при различной глубине гипнотического состояния цветовых ощущений и образов

4.2.1. Динамика основных вегетативных показателей

под влиянием внушенных

в гипнозе ощущений синего и желтого цветов,

цветового образа у здоровых лиц

в сомнамбулическом состоянии

Изучение динамики вегетативных показателей в гипнозе проводилось индивидуально у 15 предварительно отобранных контрольных здоровых лиц, выявивших при гипнотизации сомнамбулическое состояние.

4.2.1.1. Методика эксперимента

При закрытых глазах в гипнотическом состоянии испытуемым внушались последовательно ощущения синего, желтого цветов, затем Цветовой образ в седативных тонах (синий, зеленый, голубой).

Уровни систолического, диастолического АД, ЧСС, ЧД (с последующим вычислением вегетативного индекса Кердо, коэффициента Q Хильдебранта, определением МО крови) определялись в покое, после погружения в гипнотическое состояние (эти данные принимались за Фоновые), через 10 минут от начала внушения ощущения синего цвета, через ю минут от начала внушения ощущения желтого цвета, через

4*

99


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

10 минут от начала внушения цветового образа. Внушение ощущения желтого цвета, цветового образа начинали после возвращения показателей к исходным, фоновым. Ощущение синего цвета вызывалось внушением: «Увидеть синий цвет, видеть его постоянно». Затем через каждые 2 минуты повторялось: «Постоянно видеть синий цвет». Ощущение желтого цвета вызывалось аналогичным внушением: «Увидеть желтый цвет, видеть его постоянно». Через каждые 2 минуты повторялось: «Постоянно видеть желтый цвет». Внушение цветового образа седативной направленности производилось по той же схеме: «Увидеть синюю воду, берег, поросший зеленью, голубое небо, видеть их постоянно». Через каждые 2 минуты проводилось повторное внушение: «Постоянно видеть синюю воду, берег, поросший зеленью, голубое небо». Помимо внушений цветовых ощущений, цветового образа в промежутках проводились внушения, направленные на продолжение гипнотического состояния. Внушения с использованием эмоционально окрашенных слов были исключены.

Измерение величин систолического, диастолического АД, ЧСС, ЧД производилось непосредственно экспериментатором. При математической обработке с целью определения достоверности полученных данных использован непараметрический критерий Вилкоксона Т для сопряженных пар наблюдений [72].

4.2.1.2. Результаты эксперимента и их анализ

Результаты математической обработки приведены в табл. 4.1.

Согласно полученным данным, внушение ощущения синего цвета (в сопоставлении с фоном) сопровождалось достоверным понижением уровней систолического, диастолического АД, урежением ЧСС, понижением коэффициента Q Хильдебранта. Внушение ощущения желтого цвета (в сопоставлении с фоном) сопровождалось достоверным повышением систолического, диастолического давлений, учащением ЧСС, ЧД, понижением коэффициента Q Хильдебранта.

Сопоставление данных, полученных на внушении ощущений синего и желтого цветов, показывает более выраженное, чем при сопоставлении с фоновыми данными, повышение уровней систолического, диастолического АД, учащение ЧСС, ЧД, понижение вегетативного индекса Кердо, МО крови, на внушении ощущения желтого цвета, при неизменных значениях коэффициента Q Хильдебранта.

Неожиданны результаты, полученные при внушении цветового образа (пейзажа) с использованием седативных синего, зеленого, голубого цветов, когда ожидался седативный эффект. При сопоставлении с фоновыми данными отмечено достоверное повышение уровня диа-

100

 


ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВ

Таблица 4.1 Динамика вегетативных показателей при внушении ощущений синего, желтого цветов, цветового образа в третьей стадии гипноза у здоровых

Показатель

Динамика при

внушении

синего цвета

(сопоставление

с фоном)

Динамика при

внушении

желтого цвета

(сопоставление

с фоном)

Динамика при

внушении

желтого цвета

(сопоставление

с синим)

Динамика при

внушении

цветового образа

(сопоставление

с фоном)

СД

Понижается

Повышается

Повышается

Достоверных изменений нет

АД

Понижается

Повышается

Повышается

Повышается

ЧСС

Урежается

Учащается

Учащается

Достоверных изменений нет

чд

Достоверных изменений нет

Учащается

Учащается

Учащается

вик

Достоверных изменений нет

Достоверных изменений нет

Понижается

Достоверных изменений нет

МОК

Достоверных изменений нет

Достоверных изменений нет

Возрастает

Достоверных изменений нет

Индекс Q Хильде-бранта

Понижается

Понижается

Достоверных изменений нет

Понижается

СД — систолическое давление; ДЦ — диастолическое давление; ВИК — вегетативный индекс Кредо; ЧД — частота дыхания; МОК — минутный объем крови.

столического АД, учащение ЧД, снижение коэффициента Q Хильдеб-ранта.

Динамика систолического, диастолического АД, ЧСС, ЧД, МОК свидетельствует об общей биполярной направленности изменений при внушении синего, желтого цветов, за исключением коэффициента Q Хильдебранта, снижающегося как на внушение синего, желтого цветов, так и на внушение цветового образа.

Таким образом, полученные данные подтверждают сохранение направленности воздействия монохроматических цветов при их внушении в гипнотическом состоянии на сердечно-сосудистую систему. Однако при внушении цветовых образов с использованием цветов, обладающих седативным воздействием, получен обратный ожидаемому ре-Ультат, выразившийся в нерезкой активации.

101


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

4.2.2. Влияние внушения в гипнозе

цветовых ощущений на время проплывания пловцами

дистанции (как показатель общей

работоспособности)

Изучение влияния внушенных в гипнозе ощущений синего и оранжевого (как обладающего выраженным активирующим действием) цветов на время проплывания дистанции проводилось у гипнабельных, репродуцировавших оба цвета пловцов ДЮСШ со стажем занятий не менее трех лет в два этапа.

4.2.2.1. Методика исследования

В предварительной беседе пловцам было сообщено, что они будут несколько раз погружены в гипнотическое состояние, а затем проплывут дистанции в 50 и 100 м каждый своим стилем.

На первом этапе определялось время проплывания дистанции в 50 м у 17 пловцов: после гипнотизации с мобилизующим внушением без внушения цвета, дегипнотизации и последующего проплывания дистанции, гипнотизации с аналогичным мобилизующим внушением и внушением ощущения синего цвета, дегипнотизации и проплывания дистанции, гипнотизации с мобилизующим внушением и внушением ощущения оранжевого цвета, с последующей дегипнотизацией и про-плыванием дистанции.

После дегипнотизации перед очередным проплыванием дистанции делался интервал в 10 минут. Длительность каждого нахождения в гипнотическом состоянии составляла 15 минут, мобилизующее внушение заключалось в периодическом, с интервалом в 2 минуты, повторении формулы: «Благодаря особому гипнотическому состоянию после пробуждения проплывете дистанцию сильно, мощно, быстро». При второй гипнотизации после каждого повторения мобилизующего внушения внушалось ощущение синего цвета: «Видеть синий цвет, постоянно видеть синий цвет». При третьей гипнотизации после каждого повторения мобилизующего внушения внушалось ощущение оранжевого цвета: «Видеть оранжевый цвет, постоянно видеть оранжевый цвет».

На втором этапе определялось время проплывания дистанции 100 м у 14 пловцов после гипнотизации с мобилизующим внушением (без цветового внушения), дегипнотизации, проплывания дистанции, повторной гипнотизации, мобилизующего внушения с внушением ощущения оранжевого цвета, дегипнотизации, проплывания дистанции. После дегипнотизации перед проплыванием дистанции делался интервал в 10 минут. Длительность каждого нахождения в гипнотичес-

102


ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВ

ком состоянии составляла 15 минут. Внушения строились аналогично внушениям первого этапа.

При математической обработке с целью определения достоверности сопоставления полученных данных использован непараметрический критерий знаков z с оценкой вероятности различия по критерию и [72].

4.2.2.2. Результаты исследования и их анализ

Результаты математической обработки, полученные при сопоставлении исходных данных (см. табл. 4.2), приведены в табл. 4.3.

Таблица 4.2 Динамика времени проплывания дистанций в 50 и 100 м у пловцов при внушении в гипнозе ощущений синего и оранжевого цветов

 

 

 

Время проплывания дистанции, с

50 м

100 м

Контроль

Внушение синего цвета

Внушение оранжевого цвета

Контроль

Внушение оранжевого цвета

1

39,0

39,2

38,7

1.1.8

1.14.1

2

36,2

36,0

35,9

1.12.6

1.12.1

3

31,1

31,1

30,5

1.07.0

1.08.5

4

37,5

37,5

36,8

1.19.6

1.22.8

5

27,2

27,3

26,9

1.01.7

59.7

6

28,6

28,5

28,0

1.04.0

1.07.0

7

28,1

27,8

27,4

8

34,4

34,0

33,4

1.15.5

1.14.3

9

35,5

25,3

34,7

1.16.8

1.14.1

10 11

36,2

35,9

36,8

1.16.8

1.18.0

30,8

30,6

20,6

1.05.9

1.04.0

12

30,6

31,2

30,5

1.07.0

1.05.0

13

29,6

29,7

29,8

1.03.1

1.03.1

14

40,9

41,8

40,6

15

36,3

35,8

35,0

16

40,6

40,8

40,0

1/

35,9

35,9

34,9

1.17.5

1.14.6

[Т8_

1.05.0

1.03.9

Таблица 4.3 Динамика времени проплывания дистанций в 50 и 100 м у пловцов при внушении в гипнозе ощущений синего и оранжевого цветов

Дистанция, м

Динамика времени проплывания на внушение синего цвета

Динамика времени проплывания на внушение оранжевого цвета

____50

Достоверных изменений нет

Время уменьшается

100

Время уменьшается

103


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Согласно полученным результатам, внушение ощущения синего цвета не привело на фоне мобилизующего внушения к достоверным изменениям времени проплывания дистанции в 50 м при сравнении с результатами, полученными без внушения цвета. Внушение ощущения оранжевого цвета на фоне мобилизующего внушения достоверно уменьшило время проплывания дистанции, причем в двух случаях были установлены личные рекорды.

Внушение ощущения оранжевого цвета на втором этапе привело к достоверному уменьшению времени проплывания дистанции в 100 м, а также установлению личных рекордов у двух пловцов.

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1)  внушенный в гипнозе цвет может направленно влиять на последующую работоспособность человека;

2)  результаты представляют интерес для использования в предстартовой подготовке пловцов (гипноз, AT), возможно, в других видах спорта.

4.3. Динамика систолического

и диастолического давлений под влиянием внушения во второй стадии гипноза ощущений синего и желтого цветов у здоровых лиц, больных неврозами, гипертонической болезнью

Изучение динамики систолического и диастолического давлений при репродукции внушенных во второй стадии гипноза ощущений синего и желтого цветов (в сопоставлении с фоном гипноза) проводилось у 20 здоровых контрольных лиц, 15 больных с гипертонической болезнью III-A стадии, 15 больных неврозами.

4.3.1. Методика исследования

Использована схема эксперимента, описанного для изучения вегетативных показателей у здоровых в сомнамбулическом состоянии, исключая внушение образа. Определялись параметры систолического и диастолического АД.

При математической обработке полученных внутригрупповых данных использован непараметрический критерий Вилкоксона Т для сопряженных пар наблюдений, для сопоставления данных по трем группам применен метод анализа таблицы четырех полей с помощью критерия х [72].

104


ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВ

4.3.2. Результаты исследования и их анализ Результаты представлены в табл. 4.4.

Таблица 4.4

 

Контингент

Динамика АД при

внушении синего

цвета

Динамика АД при

внушении

желтого цвета

Динамика АД при

внушении желтого цвета

(в сопоставлении с синим)

сд*

дд**

сд

ДД

СД

ДД

Здоровые

Понижается

Повышается

Повышается

Повышается

Повышается

Повышается

"Больные неврозами

Понижается

Понижается

Повышается

Повышается

Повышается

Повышается

Больные гипертонической болезнью

Понижается

Понижается

Повышается

Повышается

Повышается

Повышается

* СД — систолическое давление. ** ДД — диастолическое давление.

Полученные данные свидетельствуют:

1)  о сохранении направленности воздействия репродуцированного ощущения синего и желтого цвета на сердечно-сосудистую систему во второй стадии гипнотического состояния;

2)  о сохранении подобной направленности воздействия при гипертонической болезни, неврозах.

4.4. Изменения в эмоциональной сфере под влиянием внушения в гипнозе ощущений синего и желтого цветов у здоровых лиц и больных неврозами

Изучение субъективно оцениваемых изменений в эмоциональной сфере у здоровых контрольных лиц (35 человек) и больных неврозами (60 человек) проводилось при внушении в гипнозе ощущений синего и желтого цветов, при проведении индивидуальных и коллективных сеансов гипноза, при глубине гипнотического состояния второй-третьей стадии.

4.4.1. Методика исследования

Исследование строилось в три этапа. На первом этапе при наступлении гипнотического состояния периодически повторялось поддерживающее внушение гипнотического сна в течение 15 минут, затем

105


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

производился эмоционально-нейтральный вывод из гипнотического состояния. Испытуемым при индивидуальном опросе предлагалось описать самочувствие во время сеанса, сопоставить состояние до и после сеанса. Гипнотизируемые, выявившие необычные ощущения, были отсеяны.

По окончании опроса переходили ко второму этапу. После гипнотизации на фоне поддерживающих гипнотическое состояние внушений на протяжении 15 минут периодически повторялось внушение ощущения синего цвета с последующим эмоционально-нейтральным выводом из гипнотического состояния. После индивидуального опроса с сопоставлением самочувствия до, во время, после сеанса переходили к третьему этапу.

На третьем этапе по достижении исходного гипнотического состояния на фоне поддерживающих гипнотическое состояние внушений на протяжении 15 минут периодически внушалось ощущение желтого цвета, после чего следовал эмоционально-нейтральный вывод из гипнотического состояния с последующим индивидуальным опросом самочувствия до, во время, после сеанса.

К гипнотизации по данной схеме привлекались испытуемые, предварительно реализовавшие внушения обоих цветов. Опрос производился наедине, разговоры испытуемых между собой между этапами запрещались. Перед испытуемыми ставились следующие вопросы:

1)  характеристика самочувствия после сеанса;

2)  наличие и характер изменений в самочувствии до, во время, после сеанса.

При математической обработке полученных данных использован тест Т. Шеллинга-Вольфейля [76].

4.4.2. Результаты исследования и их анализ

Результаты математической обработки полученных данных представлены в табл. 4.5.

Достоверных различий по обеим группам не найдено. В контрольной группе и в группе больных неврозами реализация внушенного в гипнотическом состоянии ощущения синего цвета сопровождалась отчетливым (в субъективном восприятии) седативным эмоциональным эффектом, реализация внушенного ощущения желтого цвета сопровождалась отчетливым (в субъективном восприятии) активирующим эффектом.

106


ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВ

Таблица 4.5

 

 

 

 

 

 

 

 

Этап

1

II

Характер воздействия

Контроль

Больные неврозами

Суммарные показатели

Седативное

2

6

8 (6,9 %)

Активирующее

1

1 (0,86%)

Отсутствие воздействия

52

54

106(92,4%)

Седативное

47

51

98(85,2%)

Активирующее

2

2

4(3,4%)

Отсутствие воздействия

6

7

13(11,4%)

III

Седативное

8

7

15(17,4%)

Активирующее

36

39

75 (60,8 %)

Отсутствие воздействия

11

14

25(21,8%)

Достоверность различия III этапа

р<0,01

Достоверность различия П-Ш этапов

р<0,01

4.5. Заключение

Таким образом, нами показана возможность направленного биполярного изменения основных вегетативных показателей, эмоционального состояния в норме и патологии, влияния на общую работоспособность, когда в основе подобных изменений лежат нейроэндокринные реакции организма, при внушении во второй-третьей стадиях гипноза синего и желтого цветов.

В то же время выявлены определенные различия воздействия репродуцированных цветовых ощущений от воздействия реальных цветов, которые можно объяснить следующим образом.

Показатели физиологических параметров, принимаемых за фоновые при оценке воздействия хроматических цветов в бодрствовании, определялись в условиях константной освещенности [168], что позволило выявить качественные, цветовые различия в воздействии света. Однако прямой перенос выводов, полученных в подобных условиях, на условия гипнотического состояния может быть неверен, поскольку здесь аналог фоновой освещенности отсутствует.

107


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Репродукция внушенного в гипнозе цвета происходит вследствие активации определенных зон зрительной коры и соответствующих подкорковых образований, что сопровождается определенными вегетативными сдвигами, которые можно рассматривать как репродукционную активацию.

Итоговое воздействие любого репродуцируемого в гипнозе цвета определяется результирующей репродукционной активации (аналог световой), не зависящей от качественных характеристик репродуцируемого цвета и всегда повышающей измеряемые физиологические параметры, и собственно качественными характеристиками цвета. Фоновые же данные для гипноза определяются при отсутствии репродукционной активации и тем существенно отличаются от фоновых данных бодрствования, включающих фактор световой активации.

Отсюда следует, что при сопоставлении с фоновыми данными реализация внушений в гипнозе активирующего (желтого) цвета приведет к относительно более выраженной, чем в бодрствовании, активации, поскольку произойдет суммация репродукционной активации с хроматической, тогда как реализация внушения седативного (синего) — к относительно менее выраженной в сравнении с бодрствованием седации, так как хроматическая седация будет сглажена репродукционной активацией. Однако сама амплитуда физиологических параметров для синего и желтого цветов при их внушении не должна существенно отличаться от подобной амплитуды бодрствования.

Как следует из табл. 4.1, обсуждаемые предположения (помимо последнего о постоянстве амплитуды, экспериментально не рассматривавшегося) хорошо согласуются с результатами эксперимента.

Предположение о результирующем характере воздействия репродуцированного в гипнозе ощущения цвета должно быть справедливо и в случае внушения цветового образа. Но если репродукция цветового ощущения — элементарный акт, то репродукция цветового образа качественно сложна, более «энергоемка», требует большей активации мозга и соответствующего вегетативного обеспечения. В случае внушения седативного цветового образа репродукционная активация образа может превысить эффект хроматической седации, тогда результатом будет общая активация, что и получено в эксперименте.

Таким образом, при репродукции цветовых ощущений и образов происходит не только смещение, в сравнении с бодрствованием, фоновой точки отсчета, что проявляется в большей выраженности активирующего и некоторой сглаженности седативного воздействия. С клинической точки зрения важной представляется прямая зависимость репродукционной активации от сложности зрительного внуше-

108


ГЛАВА 4. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВ

ния, ограничивающая возможности физиологического воздействия внушенного в гипнозе цветового образа активацией и тем самым разграничивающая репродуцированное ощущение цвета и цветовой образ по характеру воздействия.

Различия в физиологическом воздействии репродуцированного цвета и образа одновременно разграничивают зрительную репродукцию в гипнозе от зрительного восприятия в бодрствовании.

Следует отметить, что измеряемые вегетативные показатели изменяются под воздействием внушенных в гипнозе цветов в разной степени. Внушенные в гипнозе цветовые ощущения оказывают направленное биполярное воздействие, прежде всего, на показатели систолического и диастолического давлений, ЧСС, отражающие изменения сердечно-сосудистой системы, что важно с клинической точки зрения.

В то же время индекс Q Хильдебранта, во всех случаях указывающий на вегетативную активацию, практически не изменяется при сопоставлении данных для внушения ощущений синего, желтого цветов, тогда как ЧД, вегетативный индекс Кердо, МОК в том же случае указывают на биполярную направленность оказываемого воздействия. Можно поэтому предположить, что индекс Q Хильдебранта в значительно большей степени, чем другие показатели, отражает процесс репродукционной активации.

Наиболее существенными представляются следующие выводы.

1.   Внушение цветовых ощущений в гипнозе вызывает отчетливое, направленное (седативное либо активирующее), безусловное, комплексное воздействие на человеческую психику, а через нее на весь организм в целом.

2.   Внушение цветовых образов, использующее седативные цвета, приводит к нерезкой общей активации.

3.   Целенаправленное изучение и использование механизмов воздействия внушенных цветовых ощущений в гипнозе, аутогенной тренировке может расширить возможности словесного психотерапевтического воздействия, являясь его адекватным, синергизирующим фоном.


Глава 5

Сравнительный анализ феноменологии

восприятия времени и внушенных

зрительных ощущений в гипнозе

5.1.  Введение

В настоящей главе приведены результаты анализа восприятия пациентами длительности сеанса гипнотерапии. В процессе проведения гипнотерапии мы постоянно сталкивались с существенным спонтанным изменением субъективного восприятия длительности сеанса гипнотерапии в сравнении с реальной. Данное обстоятельство послужило основанием к изучению закономерностей субъективного восприятия длительности сеанса гипнотерапии, которое проведено нами в сопоставлении с: 1) глубиной гипнотического состояния; 2) особенностями репродукции внушенных в гипнозе цветовых ощущений и образов.

Подобный подход избран в силу детальной разработанности феноменологии зрительной репродукции в гипнозе, определяемой глубиной гипноза.

5.2. Данные по восприятию времени

в бодрствовании. Искажение восприятия времени в гипнозе, постгипнотическом периоде, аутогенном погружении

Вопросы закономерностей восприятия времени человеком и мор-фофункциональных особенностей временного анализатора являются наименее разработанными. Основой восприятия времени служит ритмическая активность различных систем организма, прежде всего нерв-

но


ГЛАВА 5. АНАЛИЗ ВОСПРИЯТИЯ ВРЕМЕНИ И ОЩУЩЕНИЙ

ной системы, воспринимаемая различными анализаторными системами: кинестетической [154], интерорецепции [24] и др. Восприятие вре-мени меняется в зависимости от эмоционального состояния [223], ба-рорецепции [65], сенсорной депривации [67], возраста [19, 205]. По данным Н. П. Бехтеревой [15], мозговой контроль психических функций определяет оценку масштаба времени, что предполагает наличие различных масштабов времени и возможность протекания психических явлений в иной, чем обычная, системе времени. Согласно представлениям Н. Н. Брагиной и Т. А. Доброхотовой [19], правое полушарие мозга человека реализует психосенсорные процессы и воспринимает время движущимся от настоящего к прошлому, тогда как левое полушарие, осуществляющее психомоторные, речемыслительные процессы, воспринимает время движущимся от настоящего к будущему. Одновременно ими проведено выделение передних, ассоциативных отделов левого полушария мозга как обращенных в будущее время и задних отделов правого полушария как обращенных в прошлое.

Сам феномен искажения восприятия времени в гипнозе хорошо известен гипнологам экспериментаторам и клиницистам [34,151,190]. Можно выделить две тенденции в исследованиях искажения восприятия времени в гипнозе. Первая, основная, состоит в искажении восприятия времени как в ходе гипнотического сеанса, так и в постгипнотическом периоде прямым внушением или привлечением внимания гипно-тика к выполнению какого-либо задания. Вторая представлена достаточно редкими исследованиями, описывающими спонтанное искажение восприятия времени в гипнозе.

К работам первого направления следует отнести исследования P. G. Zimbargo [288], R. F. Jonson [227], Н. Н. Krauss [233], L. Baer [159], R.St. Jean [270]. В исследовании R. H. Mozenter, R.M.Kurtz [249], например, изучалось восприятие коротких (секундных) временных интервалов у высокогипнабельных, низкогипнабельных и симулирующих гипноз субъектов при выполнении внушенных заданий. Была показана зависимость искажения коротких временных отрезков от глубины гипноза и выполняемого задания. В исследовании R. St. Jean [256] проверялась гипотеза о связи искажений восприятия времени с процессами внимания, было показано, что оценка времени в гипнозе и вне его определяется процессами привлечения внимания к выполнению заданий.

Л. П. Гримак в эксперименте на 12 высокогипнабельных испытуемых последовательно проводил постгипнотическое внушение ускорения, замедления течения времени в 5 раз с последующей оценкой психического и физиологического состояния [36]. Постгипнотические внушения успешно реализовались. Было показано, что переживание изме-

111


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

ненного хода времени приводит к значительным сдвигам в субъективном состоянии испытуемых, а также соответствующим образом нарушает их ориентировку во времени. Постгипнотическое внушение изменения хода времени привело к повышению ЧСС, изменению показателей ЭЭГ и точности воспроизведения временных интервалов, не ухудшая точности сенсомоторных реакций.

К работам второго направления следует отнести феноменологически интересное исследование!. К. Fabian [202], в котором показано наличие спонтанных амнезии — в 53 %, аналгезии — в 57 %, искажения восприятия времени — в 64 % случаев при стоматологическом лечении под гипнозом. С. von Kirchenheim, M. A. Persinger [274] в экспериментальном исследовании показали, что спонтанное искажение времени в гипнозе не является артефактом.

А. Г. Панов и соавт. [112] отмечали, что в аутогенном состоянии происходит спонтанное изменение восприятия времени, при этом ошибка в сторону занижения оценки временных интервалов составляет около 50 %. J. Cohen [цит. по 69, с. 235] связывал наличие клинического эффекта аутогенной тренировки при гипертонической болезни с восприятием замедления хода времени. Повторение в аутогенном состоянии опытов с ускорением и замедлением хода времени [69] по схеме, примененной для гипноза Л. П. Гримаком, показало наличие сходных психологических и физиологических изменений.

5.3. Методика исследования

Исследование проводилось в процессе гипнотерапии 99 пациентов с неврозами и неврозоподобными состояниями экзогенно-органи-ческого генеза и строилось в два этапа. На первом этапе проводился отбор по способности пациентов достаточно точно оценивать продолжительность временного интервала в 30 минут в бодрствовании. Через 30 минут от начала беседы с врачом пациенту предлагалось оценить ее длительность. Лица с ошибкой в оценке времени более 5 минут во втором этапе исследования не участвовали. На втором этапе на первых сеансах гипнотерапии пациентам внушалось ощущение синего цвета и зрительный образ (пейзаж) в седативных цветах. После словесного погружения в гипнотическое состояние и предварительного определения его глубины при закрытых глазах в течение первых 10 минут периодически, с интервалом в 1-2 минуты, на фоне терапевтического внушения проводилось внушение ощущения синего цвета. Последующие 10 минут на фоне терапевтического внушения периодически, с интервалом в 12 минут, проводилось внушение цветового образа. После вывода из гипнотического состояния осуществлялся индивидуальный оп-

112


ГЛАВА 5. АНАЛИЗ ВОСПРИЯТИЯ ВРЕМЕНИ И ОЩУЩЕНИЙ

рос, во время которого окончательно определялась глубина гипнотического состояния, выяснялись особенности репродукции цвета и зрительного образа; пациент, не зная реальной длительности сеанса, оценивал его продолжительность.

5.4. Результаты исследования

Данные сопоставления реальной и субъективно воспринимаемой длительности сеанса гипноза приведены в табл. 5.1.

Из вышеприведенных данных следует, что во всех стадиях гипноза, независимо от глубины, существуют три варианта субъективного восприятия длительности сеанса гипноза: редко встречающееся адекватное восприятие; преобладающее сокращение длительности сеанса; устойчиво встречающееся увеличение длительности сеанса. Развитие гипнотического состояния в преобладающем большинстве случаев (в 88 %) ведет к изменению субъективного восприятия времени в гипнозе, и лишь в незначительном числе случаев (в 12 %) восприятие времени остается неизменным. Причем чаще (в 56 %) имеет место сокращение субъективной длительности сеанса гипноза, несколько реже (в 32 %) отмечено увеличение субъективной длительности сеанса.

Ранее, во второй главе, были описаны пространственные и временные характеристики репродукции цветовых ощущений и образов во второй и третьей стадиях гипноза. Вторую стадию гипноза более всего характеризует плоскостная, волнообразно затухающая репродукция

Таблица 5.1 Сопоставление реальной и субъективно

воспринимаемой длительности сеанса гипноза

Глубина гипноза

1 стадия

II стадия

Ill стадия

Средние показатели реальной длительности сеанса гипноза, мин

26

(9 чел.)

25 (63 чел.)

26 (27 чел.)

Средние показатели субъективной длительности сеанса гипноза при адекватном ее восприятии, мин

26

(Зчел.)

25 (4 чел.)

30 (4 чел.)

Средние показатели субъективной оценки Длительности сеанса гипноза при ее сокращении, мин

13,7* (4 чел.)

14* (38 чел.)

10* (14 чел.)

Средние показатели субъективной оценки Длительности сеанса гипноза при ее увеличении, мин

35 (2 чел.)

41* (21 чел.)

56* (9 чел.)

Примечание. Показатели, отражающие достоверное изменение субъективной длительности сеанса гипноза в сопоставлении с реальной, отмечены звездочкой.

113


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

цвета, тогда как для третьей стадии типична объемная и постоянная во времени репродукция цветового образа. Поскольку параметры зрительной репродукции являются надежными маркерами качества (глубины) гипнотического состояния, нами проведено сопоставление особенностей субъективного восприятия длительности сеанса гипноза с особенностями репродукции цвета и образа в гипнозе. Закономерности связей зрительной репродукции с восприятием времени изучались нами методами факторного анализа.

5.5. Факторный анализ данных зрительной репродукции и восприятия времени в гипнозе

В факторном анализе данных зрительной репродукции и восприятия времени в гипнозе проведено взаимосопоставление следующих показателей: постоянной репродукции; объемной репродукции; плоскостной репродукции; волнообразно затухающей репродукции; глубины гипноза; изменения субъективной длительности гипнотического состояния. К исследованию было привлечено 99 испытуемых. Факторная матрица данных зрительной репродукции и восприятия времени в гипнозе приведена в табл. 5.2.

Полученная факторная матрица образована двумя ортогональными факторами. Первый фактор закономерности зрительной репродукции в зависимости от глубины гипноза объединил все показатели зритель-

Таблица 5.2 Факторная матрица данных зрительной репродукции и восприятия времени в гипнозе

Фактор

Название фактора

Переменные

F1

Закономерности зрительной репродукции в зависимости от глубины гипноза

(0.91)ПР + (0.81)ОР + (0.81 )ГГ (0.77) ПлР (0.76) ВзР

F2

Изменения субъективного восприятия времени в гипнозе

(0.93) ИСДГ

Количество наблюдений

99

Дисперсия

74%

ПР — постоянная репродукция; ОР — объемная репродукция; ПлР — плоскостная репродукция; ВзР — волнообразно затухающая репродукция; ГГ — глубина гипноза; ИСДГ — изменения субъективной длительности гипнотического состояния.

114


ГЛАВА 5. АНАЛИЗ ВОСПРИЯТИЯ ВРЕМЕНИ И ОЩУЩЕНИЙ

ной гипнотической репродукции и показатель глубины гипнотического состояния. Характерно, что в пределах данного фактора показатели зрительной репродукции третьей стадии гипноза постоянной репродукции и объемной репродукции положительно связаны с показателем глубины гипнотического состояния, тогда как репродукционные показатели второй стадии гипноза — плоскостной и волнообразно затухающей репродукции связаны со всеми предшествующими показателями отрицательной связью. Второй фактор изменения субъективного восприятия времени в гипнозе представлен единственным показателем изменения субъективной длительности гипнотического состояния. Данный показатель вносит существенный вклад в формирование факторной матрицы, но не связан с фактором зрительного восприятия в гипнозе.

Таким образом, факторный анализ показал наличие и значимость самостоятельного явления (феномена) изменения восприятия времени в гипнозе, не связанного с феноменом зрительной гипнотической репродукции и глубиной гипнотического состояния. Кроме того, он подтвердил обоснованность проведенного ранее разграничения качественных характеристик зрительной репродукции в гипнозе.

5.6. Изменение субъективной

длительности сеанса в зависимости от глубины состояния гипноза

При рассмотрении табл. 5.1 обращает на себя внимание тенденция к усилению искажения восприятия времени по мере углубления гипнотического состояния. Причем для сокращения субъективной длительности сеанса данная тенденция выявляется от второй к третьей стадиям гипноза, а для увеличения субъективной длительности сеанса — от первой ко второй и третьей стадиям гипноза. В целях подтверждения статистической значимости увеличения отклонения субъективной длительности сеанса от реальной по мере возрастания глубины гипнотического состояния нами проведена математическая обработка величин отклонения субъективной длительности сеанса от реальной с помощью критерия Крускала—Уоллиса. Полученные результаты приведены в табл. 5.3.

Таблица 5.3 Достоверность изменения субъективной длительности сеанса при различной глубине гипнотического состояния

_____Сопоставляемые стадии гипноза               1-И стадии      11-111 стадии

.Субъективное сокращение длительности сеанса Недостоверно   Достоверно ^Субъективное увеличение длительности сеанса    Достоверно    Недостоверно

115


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Как следует из представленной таблицы, отклонение субъективной длительности сеанса гипноза от реальной достоверно возрастает от второй стадии гипноза к третьей как в сторону сокращения, так и в сторону увеличения субъективной длительности. Отклонение субъективной длительности сеанса гипноза от реальной от первой ко второй стадии гипноза в сторону сокращения недостоверно. Отклонение в сторону увеличения субъективной длительности при математической достоверности сомнительно в силу малого числа наблюдений.

5.7. Обсуждение экспериментальных

и литературных данных по субъективному восприятию времени в состоянии гипноза

Прежде всего, определимся в терминологии. В случаях субъективного сокращения длительности сеанса (когда 30-минутный сеанс воспринимается как 15-минутный) с позиции внешнего наблюдателя субъективное течение времени для испытуемого замедляется. В противоположном случае при субъективном увеличении длительности сеанса (когда 30-минутный сеанс воспринимается как 60-минутный) с позиции внешнего наблюдателя субъективное течение времени для испытуемого ускоряется.

Отличительной чертой применявшегося подхода к субъективному восприятию времени в гипнозе является изучение спонтанного, порождаемого развитием гипнотического состояния изменения восприятия времени. Поэтому полученные нами данные, по сути, несопоставимы с данными Л. П. Гримака, изучавшего постгипнотические феномены, и достаточно близки, дополняют данные по восприятию времени в аутогенном состоянии,описанные в гл. 1.

Таким образом, феноменология восприятия времени в гипнозе характеризуется следующими особенностями.

• 1. Развитие гипнотического состояния в преобладающем большинстве случаев ведет к спонтанному изменению, искажению восприятия времени в гипнозе, и лишь в незначительном числе случаев восприятие времени остается неизменным.

2. Изменение восприятия времени в гипнозе проявляется в двух различающихся вариантах: 1) в замедлении восприятия времени; 2) в ускорении восприятия времени.

Замедление восприятия времени составляет примерно 2/3 случаев измененного восприятия времени, тогда как ускорение восприятия времени — 1/3 случаев измененного восприятия времени. Изменение восприятия времени закономерно усиливается с углублением гипнотического состояния от второй к третьей стадии как для замедления, так и для ускорения восприятия течения времени.

116


ГЛАВА 5. АНАЛИЗ ВОСПРИЯТИЯ ВРЕМЕНИ И ОЩУЩЕНИЙ

феномен изменения восприятия времени — устойчивый признак, характеризующий наличие гипнотического состояния. При большей глубине гипнотического состояния происходит количественное, но не качественное усиление изменения, искажения восприятия времени. Последнее обстоятельство существенно отличает данный феномен от феноменологии зрительного гипнотического восприятия, для которого три стадии гипноза имеют глубокие качественные, а не количественные отличия.


Глава 6

Ноцицептивные ощущения и их динамика в гипнозе и гипнотерапии

6.1. Введение

При постоянном проведении гипносуггестивной терапии пациентов с неврозоподобными состояниями экзогенно-органического гене-за и соматическими заболеваниями неизбежно обращают на себя внимание достаточно часто возникающие либо усиливающиеся в гипнотическом состоянии ноцицептивные, болевые, ощущения. Проявившиеся в гипнозе ноцицептивные ощущения в процессе гипнотерапии, как правило, динамичны, причем в большинстве случаев их динамика имеет положительную направленность. При общем позитивном эффекте гипнотерапии они слабеют, исчезают параллельно редукции основных клинических проявлений заболевания. Ноцицептивные ощущения гипноза часто соответствуют таковым для состояния бодрствования, являясь в таких случаях закономерными, типичными для пациента. Однако в некоторых случаях пациент не испытывает в бодрствовании болевых ощущений, и они впервые или в данное время актуализируются в состоянии гипноза.

Появление спонтанных, вне связи с характером внушений, ноци-цептивных ощущений в гипнозе, их локализация и динамика в процессе гипнотерапии представляют несомненный клинический интерес и нуждаются в изучении, интерпретации, практическом использовании.

Традиционно принято выделять в качестве источника ноцицептив-ных ощущений острые и хронические патологические процессы.

Представляется поэтому правомерной постановка проблемы рассмотрения соотношения гипноза и ноцицепции в рамках: 1) динамики

118


ГЛАВА 6. НОЦИЦЕПТИВНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

трансформации в состоянии гипноза и в процессе гипнотерапии ноцицептивных ощущений при острых патологических процессах; 2) динамики и трансформации в состоянии гипноза и в процессе гипнотерапии ноцицептивных ощущений при хронических патологических процессах.

6.2. Динамика ноцицептивных ощущений при острых патологических процессах в процессе гипнотерапии

Динамика ноцицептивных ощущений, обусловленных острыми патологическими процессами, изучалась нами на примере острых травм с локальным повреждением органов и систем организма в процессе сеанса и курса гипнотерапии у пациентов с пограничными нервно-психическими расстройствами, неврозоподобными состояниями экзо-генно-органического генеза, соматическими заболеваниями, получивших травму непосредственно перед началом гипнотерапии либо за время прохождения курса гипнотерапии. Разумеется, полученные травмы были относительно легкими, не требовали постельного режима и специализированного травматологического стационарного лечения. Пациенты с острыми травматическими ноцицептивными ощущениями не отбирались намеренно, наблюдения накапливались по мере обращения подобных пациентов за психотерапевтической помощью в течение пяти лет.

Среди пациентов с острыми травмами были: 1) пациенты с острыми травмами опорно-двигательного аппарата (в основном переломы рук, повреждения связочного аппарата); 2) пациенты с острыми болями в области челюстной лунки после удаления зубов. Выраженность ноцицептивных ощущений колебалась в диапазоне от умеренной до легкой.

Гипнотерапия данных пациентов проводилась в групповой форме, специальные аналгезирующие внушения не использовались. Наблюдавшаяся динамика острых ноцицептивных ощущений отражена в табл. 6.1. Как следует из приведенной таблицы, гипнотическое состояние при острых травмах с умеренным болевым синдромом обладает отчетливым и достаточно стабильным аналгезирующим действием. Среди наших наблюдений отмечено два варианта действия гипноза: 1) частичное купирование болевых ощущений в течение сеанса либо курса гипнотерапии; 2) полное купирование болевых ощущений с их исчезновением в течение сеанса, либо курса гипнотерапии, в результате их последовательного ослабления.

Приведем некоторые конкретные примеры, иллюстрирующие обобщенные данные.

119


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Таблица 6.1 Динамика ноцицептивных ощущений при острых травмах в процессе гипнотерапии

 

 

 

 

Причина боли

Число наблюдений

Динамика ноцицепции в гипнозе

в течение сеанса

в течение сеанса

в течение курса

осл.

исч.

осл.

исч.

осл.

исч.

Переломы

4

1

3

2

2

2

2

Повреждение связок

3

3

1

2

3

Ранение конечности

1

1

1

1

Челюстные боли

7

2

5

3

4

7

Всего

15

3

12

6

9

2

13

Примечание. Исч. — исчезновение боли; осл. — ослабление боли.

Пример 1. Пациентка С. В день первого сеанса гипнотерапии случайно наступила на торчащий гвоздь, получив глубокое проникающее ранение стопы. Несмотря на наличие повреждения и боль, пришла на сеанс гипнотерапии, поскольку была заранее настроена на лечение, хотя и сомневалась, что гипнотизация и само лечение пройдут успешно. Врачу о наличии травмы перед сеансом не сообщила. Благополучно «вошла» в гипнотическое состояние второй стадии. В течение сеанса боль в стопе утихла, после завершения сеанса гипнотерапии не возобновилась, после чего пациентка сообщила врачу как о наличии травмы, так и об исчезновении болевых ощущений. При осмотре отмечено точечное проникающее ранение свода стопы. К следующему сеансу гипнотерапии (на вторые сутки) боль в области повреждения не возобновилась, при осмотре отмечена эпителизация раны.

Пример 2. Пациент П. За три дня до начала гипнотерапии при случайном падении подвернул стопу, повредив ее связочный аппарат. Втравмпункте проведена иммобилизация голени и стопы гипсовой повязкой. На лечение пришел на костылях, в лодыжке отмечалась постоянная ноющая боль. После погружения пациента в гипнотическое состояние боль в лодыжке ослабла и прошла. По выходе из гипнотического состояния и в дальнейшем боль не возобновлялась.

Пример 3. Пациентка 3. Во время прохождения курса гипнотерапии в стационарных условиях, упав во время прогулки, получила ос-кольчатый перелом предплечья. После иммобилизации гипсом продолжила курс стационарного лечения. Придя на очередной сеанс гипнотерапии, отметила постоянную ноющую боль в руке, в области перелома, иррадиирующую в плечо и усиливающуюся при движениях. В течение сеанса гипнотерапии боль в руке прошла, после выхода из гипно-

120


ГЛАВА 6. НОЦИЦЕПТИВНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

тического состояния боль вновь появилась, но была значительно слабее. При последующей гипнотерапии в течение трех сеансов боль в месте перелома исчезала на сеансах гипнотерапии и «ступенчато» ослаблялась после каждого последующего сеанса. После четырех сеансов гипноза, проведенных после полученного перелома предплечья, боль в области перелома исчезла и более не возобновлялась.

Пример 4. Пациент М. Во время прохождения курса гипнотерапии в условиях стационара удален зуб в нижней челюсти. Пришел на очередной сеанс гипнотерапии через 2 часа после удаления зуба, испытывая интенсивную боль в челюсти. После погружения в гипнотическое состояние интенсивность боли снизилась, боль исчезла, после выхода из гипнотического состояния и до заживления десны боль не возобновилась.

6.3. Динамика ноцицептивных ощущений, обусловленных хроническими патологическими процессами при гипнотерапии

Динамика ноцицептивных ощущений, обусловленных хроническими патологическими процессами, в ходе сеанса и курса гипнотерапии изучалась нами у пациентов с пограничными нервно-психическими расстройствами, неврозоподобными состояниями экзогенно-органического гене-за, соматическими, вертеброгенными заболеваниями. Изучение динамики ноцицептивных ощущений, обусловленных хроническими патологическими процессами, проводилось нами планомерно, с использованием специально разработанной анкеты, позволявшей формализованно фиксировать локализацию, интенсивность болевых ощущений в период, предшествующий гипнотерапии, локализацию и динамику ноцицептивных ощущений в течение сеанса и на протяжении курса гипнотерапии. К исследованию привлекались пациенты, проходившие стационарное лечение в клинике Уфимского НИИ медицины труда и экологии человека.

Гипнотерапия пациентов проводилась в групповой форме, специальные аналгезирующие внушения не использовались. Учитывая динамическую изменчивость, полиморфность хронических патологических процессов по степени их компенсированности и сопряженности с наличием и выраженностью болевых ощущений, проведено выделение: 1) декомпенсированных хронических патологических процессов с наличием к началу гипнотерапии стабильных отчетливых ноцицептивных ощущений; 2) субкомпенсированных хронических патологических процессов с наличием к началу гипнотерапии преходящих ноцицептивных ощуще-ний; 3) компенсированных хронических патологических процессов с отсутствием к началу гипнотерапии отчетливых ноцицептивных ощущений.

121


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

При этом основной акцент делался не на этиологию и локализацию, а на характер, динамику выявленных ноцицептивных ощущений.

Наблюдавшаяся динамика хронических ноцицептивных ощущений отражена в табл. 6.2.

Декомпенсированный хронический патологический процесс имел место в 52 случаях и характеризовался наличием к началу гипнотерапии стабильных и отчетливых ноцицептивных ощущений. Переход в гипнотическое состояние вызвал усиление имевшихся болевых ощущений в 40 случаях, их ослабление в 8 случаях, исчезновение в 4 случаях. После завершения первого сеанса гипнотерапии временное усиление болевых ощущений произошло в 5 случаях, их ослабление в 44 случаях, исчезновение в 3 случаях. В процессе гипнотерапии ослабление болевых ощущений произошло в 28, исчезновение — в 24 случаях.

Вариант с субкомпенсацией хронических патологических процессов отмечен в 47 случаях и характеризовался наличием к началу гипнотерапии преходящих, недостаточно отчетливых ноцицептивных ощущений. Переход в гипнотическое состояние вызвал появление отсутствовавших непосредственно перед сеансом, но достаточно типичных для пациента в целом болевых ощущений в 25 случаях, усиление имевшихся болевых ощущений в 21 случае, последующее ослабление появившихся и усилившихся болевых ощущений в 31 случае, их исчезновение в 16 случаях. После завершения первого сеанса гипнотерапии временного усиления болевых ощущений не отмечено, ослабление болевых ощущений имело место в 38 случаях, исчезновение в 9 случаях. В процессе гипнотерапии ослабление болевых ощущений произошло в 12, исчезновение — в 35 случаях.

Таблица 6.2 Динамика ноцицептивных ощущений при хронических патологических процессах в процессе гипнотерапии

 

 

 

 

 

 

Причина боли

Число наблюдений

Наличие БОБ

Динамика ноцицепции в гипнозе

в течение сеанса

после сеанса

в течение курса

п.

ус.

ос л.

исч.

ус.

осл.

исч.

осл.

исч.

дкпп

52

52

40

8

4

5

44

3

28

24

скпп

47

47

25

21

31

16

38

9

12

35

КПП

68

68

55

13

9

 

59

68

Примечание. ДКПП — декомпенсированный патологический процесс; СКПП — субкомпенсированный патологический процесс; КПП — компенсированный патологический процесс; БОБ — болевые ощущения бодрствования; п. — появление боли; ус. — усиление боли; осл. — ослабление боли; исч. — исчезновение боли.

122


ГЛАВА 6. НОЦИЦЕПТИВНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

Случаи с компенсированными хроническими патологическими процессами имели место у всех (68) пациентов и характеризовались отсутствием к началу гипнотерапии отчетливых ноцицептивных ощущений. Переход в гипнотическое состояние вызвал появление отсутствовавших непосредственно перед сеансом, но имевших, как правило, место в прошлом болевых ощущений у 68 пациентов данной группы с последующим ослаблением появившихся болевых ощущений в 55 случаях и их исчезновением в 13 случаях. После завершения первого сеанса гипнотерапии временного усиления болевых ощущений не отмечено, ослабление болевых ощущений имело место в 9 случаях, исчезновение в 59 случаях. В процессе гипнотерапии произошло исчезновение болевых ощущений во всех 68 случаях.

Рассмотрим конкретные примеры, относящиеся к выделенным типам патологических процессов.

Пример 1. Пациентка Е. Страдает частыми головными болями на протяжении нескольких лет. Последнее время перед госпитализацией головные боли приобрели постоянный характер. Пришла на гипнотерапию с головной болью лобно-височной локализации. После погружения в гипнотическое состояние второй стадии головные боли усилились и лишь к концу первого сеанса несколько ослабли. После выхода из гипнотического состояния отмечала оставшуюся вялость, сонливость, однако головная боль в сравнении с болью до сеанса стала слабее. На последующих трех сеансах гипнотерапии после вхождения в гипнотическое состояние ощущала некоторое усиление головной боли, после выхода из гипноза боль была слабее, чем до сеанса, причем с каждым сеансом гипноза боль становилась слабее. После четвертого сеанса явной головной боли не ощущала, оставалось ощущение тяжести в голове. На пятом, шестом, седьмом сеансах гипнотерапии после вхождения в гипнотическое состояние появлялась умеренная головная боль, слабевшая в течение сеанса и прекращавшаяся с его завершением. Чувство тяжести в голове в этот период уменьшалось. На восьмом, девятом, десятом сеансах гипнотерапии болевых ощущений в голове не возникало, голова становилась в гипнозе «легкой», «ясной». Чувство тяжести в голове в бодрствовании при этом уменьшилось и стало едва заметным.

Пример 2. Пациент В. Страдает остеохондрозом поясничного отдела позвоночника. Периодически беспокоят боли в пояснице. Обратился к психотерапевту по поводу пограничного состояния. Непосредственно на момент обращения болевые ощущения отсутствовали, хотя поясница беспокоила пациента в течение предыдущего дня. После вхождения в гипнотическое состояние второй стадии в пояснице появились стягивающие боли, иррадиирующие в левую ногу, сохранившиеся до конца первого сеанса гипнотерапии. После выхода из гипнотического состояния боли в пояснице исчезли. На последующих трех сеансах гипнотерапии после вхождения в гипнотическое состояние появлялись боли в пояснице,

723


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

слабевшие к концу сеанса гипнотерапии и прекращавшиеся с его завершением, причем их интенсивность с каждым сеансом ослабевала. После четвертого сеанса боли в пояснице в гипнозе не появлялись. За период лечения боли в пояснице в бодрствовании не возобновлялись.

Пример 3. Пациент С. В анамнезе указана травма (ушиб) бедра, про-изошедшая 10 лет назад. После травмы несколько лет беспокоили периодические боли в бедре. Последний год боли в бедре не беспокоили. Обратился к психотерапевту в связи с психогенией. После вхождения в гипнотическое состояние второй стадии в травмированном бедре появилась ноющая боль, ослабевшая к концу сеанса, аналогичная, но более слабая боль появилась на втором сеансе гипноза, полностью исчезнув к его концу. На последующих сеансах гипнотерапии боль в бедре не возобновлялась. В состоянии бодрствования боль в бедре пациента не беспокоила.

6.4. Обсуждение закономерностей

динамики ноцицептивных ощущений при гипнотерапии

Сопоставление динамики ноцицептивных ощущений в процессе гипнотерапии при острых (травматических) и хронических патологических процессах выявляет определенные закономерности.

Динамика ноцицептивных ощущений при острых (травматических) патологических процессах в ходе гипнотерапии характеризуется одно-этапным регрессом. Острые ноцицептивные ощущения при гипнотерапии регрессируют, ослабевают, исчезают, причем эффект ослабления, исчезновения ноцицептивных ощущений достаточно стабилен и сохраняется в последующем в бодрствовании.

Ноцицептивные ощущения при хронических патологических процессах, независимо от их локализации и этиологии, обладают в процессе гипнотерапии сложной, двухэтапной динамикой, включающей последовательно связанные прогрессивный и регрессивный этапы. Прогрессивный этап динамики ноцицептивных ощущений реализуется при начале гипнотерапии. На данном этапе происходит появление либо усиление (являющееся частным случаем усиления подпороговой ноцицепции) ноцицептивных ощущений в зоне локализации хронического патологического процесса либо его проекции. Затем на втором, регрессивном, этапе динамики в процессе гипнотерапии происходит ослабление и, в части случаев, исчезновение ноцицептивных ощущений, обусловленных хроническим патологическим процессом. Прогрессивный и регрессивный этапы динамики ноцицептивных ощущений не всегда четко разнесены по различным сеансам гипнотерапии, в ряде случаев переход между ними осуществляется в течение одного сеанса гипнотерапии.

124


ГЛАВА 6. НОЦИЦЕПТИВНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

Таким образом, анализ спонтанных ноцицептивных ощущений гипнотическом состоянии и их динамики при повторной гипнотизации, при гипнотерапии позволяет выдвинуть следующие положения.

1.   Правомерно выделение феноменологии гипнотической (гипно-терапевтической) ноцицепции, отличающейся от феноменологии бодрствования своими динамическими характеристиками.

2.  Феноменология гипнотической ноцицепции для острых (травматических) и хронических патологических процессов различна. Динамика гипнотической ноцицепции для острых патологических процессов характеризуется одноэтапным регрессом. Динамика гипнотической ноцицепции для хронических патологических процессов более сложна, двухэтап-на, включает прогрессивный и регрессивный этапы. На прогрессивном этапе гипнотической ноцицепции происходит появление либо усиление ноцицептивных ощущений с патологического очага. Регрессивный этап гипнотической ноцицепции определяется ослаблением, исчезновением ноцицептивных ощущений с патологического очага.

3.  Динамика гипнотической (гипнотерапевтической) ноцицепции имеет спонтанный характер и определяется совокупностью последовательных погружений и пребываний в гипнотическом состоянии, поскольку специальные внушения, направленные на снятие болевых ощущений, нами принципиально в интересах исследования не использовались. Тем более значим позитивный терапевтический вектор, характеризующий динамику гипнотической и постгипнотической ноцицепции, выявленный нами при острых и хронических патологических процессах. Механизмы, лежащие в основе динамики гипнотической ноцицепции, определяющие ее тропность к патологическим очагам организма и взаимодействие с ними, являются, на наш взгляд, первоосновой терапевтической эффективности гипноза, гипнотерапии в целом.

6.5. Заключение

Данные по феноменологии гипнотической ноцицепции, анализируемые в настоящей главе, разумеется, должны рассматриваться как предварительные, требующие уточнения, углубления, детализации, осмысления с патофизиологических, клинических, клинико-диагностических, клинико-прогностических позиций. Тем не менее они значимы в плане акцентации самой феноменологии гипнотической ноцицепции в ряду иных феноменологических проявлений гипноза, акцентации значимости изучения феноменологии гипноза и гипнотерапии как таковых.


Заключение к разделу 1

Ознакомление с многочисленными публикациями по феноменологическому определению глубины гипноза создает впечатление о наличии законченного, детального, совершенного набора феноменологических признаков гипноза, связанных с его глубиной. Собственный опыт исследования в области зрительной феноменологии, феноменологии боли, феноменологии восприятия времени в гипнозе неожиданно для автора раскрыл значительное количество новых качественных феноменологических признаков, характеризующихся принципиальной значимостью и новизной. Более того, в этих исследованиях выявились пред; посылки к нейрофизиологической трактовке явлений структурности, пространственных и временных характеристик цвета и образа, их физиологического воздействия при различных возрасте, нозологии, глубине гипноза.

Полученные нами результаты не только ставят под сомнение завершенность феноменологических исследований гипноза, но и создают ориентиры к их продолжению. Такими ориентирами, по нашему мнению, являются: 1) изучение спонтанной феноменологии гипноза в ходе клинической гипнотерапии; 2) исследование элементарных актов перцепции, движения и других в сопоставлении с глубиной гипноза; 3) «сквозное» и непрерывное изучение рассматриваемой феноменологии по признакам глубины гипноза, возраста, клиническим различиям.


РАЗДЕЛ 2

ВТОРИЧНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА


Введение к разделу 2

Определение

вторично-феноменологического

подхода изучения гипноза

Как и любое другое интегративное состояние, отражающееся на поведении человека и состоянии его организма, гипноз может изучаться по двум основным направлениям: посредством систематизации сопутствующих ему внешних феноменологических проявлений; посредством инструментального исследования функционирования организма, мозга, психики в гипнозе. При комбинировании выделенных направлений могут быть получены следующие методы изучения гипнотического состояния и гипнотерапии: первично-феноменологический, инструментально-феноменологический, вторично-феноменологический.

Исторически первым методом изучения гипноза и родственных ему трансовых состояний мог быть только первично-феноменологический, монопольно использовавшийся на протяжении нескольких тысячелетий. Его истоками служат шаманская практика, храмовая медицина Древнего Египта, медитативная практика йоги, буддизма. Завершение периода исследования гипноза первично-феноменологическим методом происходит в XIX в. в Западной Европе, совпадая по времени с началом инструментально-физиологического и психологического исследования мозга и поведения.

Второй, инструментально-феноменологический, метод изучения, начавший свое развитие в трудах А. Бони, Ж. М. Шарко, А. Фореля, В. Я. Данилевского, А. А. Токарского, В. М. Бехтерева [цит. по 91], продолжает широко применяться в настоящее время. Данный метод основан на инструментальном, экспериментальном сравнительном исследовании определенных функций мозга, организма, поведения при раз-

128


ВВЕДЕНИЕ К РАЗДЕЛУ 2

личной глубине гипнотического состояния, в сопоставлении с бодрствованием, сном, при различной деятельности, причем наличие и глубина гипноза определяются феноменологически. Инструментально-феноменологический метод изучения гипноза и гипнотерапии за столетие своего применения представлен обширным перечнем исследований, из которых мы чисто иллюстративно отметим труды отечественных исследователей начиная с И. П. Павлова [83, 84], В. М. Бехтерева [13, 14], К. И.Платонова [85], А. Г. Иванова-Смоленского [50], включая И. п. Буля [20], А. П. Слободяника [108]. Особо отметим работы В. Е. Рожнова, описавшего совместно с Н. А. Аладжаловой стадийность развития гипнотического состояния при изучении сверхмедленных колебаний потенциалов мозга [102]. Крупным и весьма критично настроенным к гипнозу исследователем, работавшим в данном направлении, являлся уже упоминавшийся нами Т. X. Барбер [160, 161]. Работы инструментально-феноменологического направления последних лет акцентируются на анализе ЭЭГ гипноза, в том числе на поиске межполушарных различий [30, 173, 178, 207, 212, 214, 242], частотном анализе [178, 179,180,183, 254], отличиях при различной гипнабельно-сти [181], особенностях при определенных психических процессах в гипнозе [166, 248].

Третий, вторично-феноменологический, метод изучения природы гипноза и гипнотерапии становится доступным лишь в последние годы благодаря появлению целостных моделей строения и функционирования мозга во взаимосвязи с поведением высших животных и человека, полученных вне экспериментальных исследований гипноза. Подобные модели обладают своей, в некоторых случаях четко проработанной сенсорной и поведенческой феноменологией. Сличение феноменологии нейрофизиологической модели с сопоставимой феноменологией гипнотического состояния, выявление совпадающих феноменологических паттернов позволит перейти к описанию гипноза нейрофизиологическим языком этой модели. Описание гипноза языком нескольких нейрофизиологических моделей мозговой деятельности и последующее сопоставление таких вторично-феноменологических моделей гипноза может привести к их интеграции. Полученная интегрированная вторично-феноменологическая модель гипнотического состояния в дальнейшем подлежит экспериментальной проверке инструментально-феноменологическим методом.

Адекватность вторично-феноменологической модели гипноза зависит от выполнения следующих условий: 1) адекватности используемой первичной нейрофизиологической модели мозговой деятельнос-Ти; 2) набора феноменологических признаков самого гипнотического состояния.

Заказ 453

129


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Чем полнее рассматриваемая нейрофизиологическая модель отражает работу мозга и поведение, чем четче проработана ее сенсорная и поведенческая феноменология, тем более точной будет полученная на ее основе нейрофизиологическая модель гипнотического состояния. Существенное значение имеет обоснованный подбор феноменологических признаков гипноза. Многозначность, расплывчатость, неадекватность используемых феноменологических признаков гипнотического состояния делают попытки построения вторично-феноменологической модели гипноза безуспешными.

Адекватные феноменологические признаки гипноза должны соответствовать следующим критериям: 1) отличаться простотой, однозначностью, выступая в роли своего рода первоэлемента; 2) определяться системной общностью, единой модальностью.

Исходя из полученных нами и описанных выше данных, репродуцированные в гипнозе цветовые ощущения и образы соответствуют последним критериям и являются перспективными в плане построения вторично-феноменологической модели гипноза.


 

Глава 7

Вторично-феноменологическая

модель гипноза, основанная

на нейрофизиологической модели

зрительных последовательных образов

7.1. Введение

Зрительный последовательный образ — субъективное ощущение, сохраняющееся или возникающее после прекращения воздействия зрительного раздражителя на зрительный анализатор [9, с. 6]. Вслед за раздражением зрительного прибора наблюдается закономерная смена фаз в течении последовательных образов с уменьшением интенсивности и отчетливости каждой последующей фазы и возрастанием продолжительности (волнообразно затухающий характер) [9, с. 8]. При длительном цветовом раздражении последовательный образ всегда окрашен в дополнительный цвет [9, с. 11]. Подразумевается, что в норме последовательный образ проецируется на экран (плоскость) [9, с. 54]. Зрительные последовательные образы рассматриваются как субъективное отражение фазно протекающего затухания активности нейронов высшего отдела зрительного анализатора [9, с. 184-185].

Проведенное Л. Я. Балоновым на рубеже 1960-1970-х гг. электрофизиологическое и психофармакологическое изучение зрительных последовательных образов показало, что скорость их затухания, яркость, информационная емкость регулируются неспецифическими системами мозга [9, с. 185]. При падении активности ретикулярной формации (РФ) ствола мозга, заднего гипоталамуса и неспецифических ядер таламуса (эффект аминазина) яркость и длительность последовательных образов Уменьшалась вплоть до исчезновения [9, с. 132]. При повышении актив-

5*

131


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

ности РФ ствола мозга, заднего гипоталамуса, ассоциативных и неспецифических ядер таламуса (эффект мелипрамина) яркость, длительность, информационная емкость последовательных образов возрастала [9, с. 138]. При повышении активности РФ ствола мозга и заднего гипоталамуса в сочетании со снижением активности ассоциативных и неспецифических ядер таламуса (эффект делизида) длительность, яркость последовательных образов резко увеличивалась, они становились объемными, проецировались вне экрана [9, с. 139-140].

Итак, физиологическое течение зрительных последовательных образов характеризуется волнообразным затуханием и проецированием на плоскость. При фармакологическом повышении активности РФ длительность последовательных образов возрастает, при приеме делизида последовательные образы становятся объемными и длительными, постоянными.

7.2. Сопоставление феноменологии репродуцированных в гипнозе цветовых ощущений и зрительных последовательных образов

Репродукционный в гипнозе цвет — субъективное зрительное ощущение, возникающее в ответ на действие вербального стимула внушения цвета. В наиболее схематизированной, упрощенной форме репродукцию внушенного в гипнозе ощущения цвета можно представить следующим образом: вербальное внушение приводит к возбуждению слуховой коры, которое по ассоциативным путям передается к соответствующим зонам зрительной коры, далее по кортикоталамичес-ким путям в зрительные ядра таламуса и, наконец, возвращается пота-ламокортикальным путям в зрительную кору. На задеиствованность кортикоталамического и таламокортикального звеньев в процессе репродукции внушенного в гипнозе ощущения цвета указывает производимое им эмоциональное и вегетотропное (седативное, активирующее) воздействие [113].

Репродукционный цвет и зрительный последовательный образ сходны в том, что субъективное зрительное ощущение сохраняется после прекращения действия непосредственного раздражителя. Однако репродукция внушенного цвета в гипнозе происходит без участия периферического звена зрительного анализатора рецепторного аппарата глаза. Отмеченное формальное сходство служит основанием для более глубокого сравнительного изучения рассматриваемых явлений.

Вернемся к данным по феноменологии зрительной репродукции в гипнотическом состоянии. Проведенное нами в гл. 2 изучение осо-

132

^


ГЛАВА 7. МОДЕЛЬ ГИПНОЗА НА ЗРИТЕЛЬНЫХ ОБРАЗАХ

Ценностей репродукции внушенных цветовых ощущений и образов в зависимости от глубины гипнотического состояния [114,116,136] выявило четыре основных параметра, составляющих две группы и разделяющих вторую и третью стадии гипноза.

Параметры первой группы отличаются в пространственном отношении. Плоскостность, двухмерность репродуцированного цвета характерны для второй стадии гипноза. Объемность, трехмерность репродуцированного цвета свойственна третьей, сомнамбулической стадии гипноза.

Параметры второй группы характеризуют течение репродукции цветовых ощущений во времени. Волнообразно затухающий характер репродукции цветовых ощущений отличает вторую стадию, постоянство репродукции цвета характерно для третьей стадии гипноза.

7.3. Построение нейрофизиологической

модели гипноза на основе сопоставления феноменологии зрительных последовательных образов и зрительной репродукции в гипнозе

Как мы видим, репродукция внушенного цвета в гипнозе и течение зрительных последовательных образов имеют значительное феноменологическое сходство [114, 116, 136]. Сравнение данных, обобщающих закономерности репродукции внушенного в гипнозе цвета и течения зрительных последовательных образов, представлено в табл. 7.1.

Таблица 7.1 Сопоставление характера репродукции внушенного в гипнозе ощущения цвета и течения зрительных последовательных образов

 

Параметр

Репродукция внушенного цвета

Последовательный образ

II стадия гипноза

III стадия гипноза

Норма

Прием делизида

Временной

Волнообразное затухание

Постоянная репродукция

Волнообразное затухание

Постоянное течение

Пространственный

Плоскостная репродукция

Плоскостная репродукция

Проецируется

на плоскость

экрана

Объемный,

проецируется

вне экрана

Цветовой

Репродуцируется внушаемый цвет

Репродуцируется внушаемый цвет

Окрашен в дополнительный цвет

Доминирует

окраска цвета

стимула

133


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Репродукцию внушенного цвета во второй стадии гипноза и последовательные образы в норме характеризуют волнообразно затухающее, фазное течение во времени и плоскостность, спроециро-ванность на плоскость. Репродукцию внушенного цвета в третьей стадии гипноза и последовательные образы при приеме делизида характеризуют значительное постоянство, устойчивость во времени и объемность. Выявленное сходство, общность, единство пространственных и временных параметров репродукции цвета в гипнозе и зрительных последовательных образов свидетельствуют о единых центральных нейрофизиологических механизмах, их порождающих. Репродукция цвета в гипнозе и зрительные последовательные образы являются, вероятно, различными проявлениями единых нейрофизиологических законов функционирования мозга, гомологичны, тогда как их различия определяются различиями состояния сознания, путей стимуляции.

Таким образом, репродукцию цвета в гипнозе можно рассматривать в качестве своеобразного, опосредованного, трансвербального варианта зрительного последовательного образа, возникающего на опосредованный зрительный стимул, когда различия в репродукции внушенного цвета во второй-третьей стадиях гипноза определяются изменением функционирования мозга. Полученное обобщение имеет нижеприведенные следствия.

1.  Сопоставление репродукции цвета в гипнозе и зрительных последовательных образов в силу имеющихся различий передачи цвета стимула возникающим субъективным ощущением может, вероятно, углубить представления о механизмах зрительных последовательных образов.

2.   Разработанные к настоящему времени теоретические представления о нейрофизиологических механизмах зрительных последовательных образов, равно как и методы их изучения, могут определить направление изучения нейрофизиологических механизмов репродукции в гипнозе зрительных, цветовых ощущений и нейрофизиологической природы гипноза как такового.

Репродуцируется внушаемый цвет, тогда как последовательный образ окрашен в дополнительные цвета. (Репродукция внушаемого цвета не столь однозначна. Нами в гл. 1 описано явление трансформации внушенного в гипнозе ощущения цвета, не связанное, однако, с оп-понентными, дополнительными цветами.) Можно предположить, что окрашивание последовательного образа в дополнительный цвет — функция рецепторного аппарата глаза, поскольку при репродукции цвета в гипнозе, происходящем без его участия, перехода к дополнительной окраске не происходит.

134


ГЛАВА 7. МОДЕЛЬ ГИПНОЗА НА ЗРИТЕЛЬНЫХ ОБРАЗАХ

Если зрительные последовательные образы и репродукция нуШенного в гипнозе зрительного ощущения (цвета) едины по своим центральным нейрофизиологическим механизмам, то при фар-макогенном повышении, понижении уровня активности активирующей системы мозга следует ожидать закономерных изменений ре-пр0дукции внушенного в гипнозе цвета. В процессе клинико-экспе-риментального анализа, описанного нами в гл. 1, явления ахроматической трансформации внушенного в гипнозе ощущения цвета было сформулировано предположение о его связи с низким уровнем активации мозга активирующей системой. С целью экспериментальной проверки данного предположения было проведено изучение особенностей репродукции внушенного цвета при фармако-генном понижении (аминазин), повышении (мелипрамин) активности активирующей системы мозга. Напомним, что прием аминазина привел к явлению ахроматической трансформации внушенного в гипнозе ощущения синего цвета у всех испытуемых, ранее репродуцировавших синий цвет (теперь же репродуцировался серый, черный цвет). Прием мелипрамина улучшил качество репродукции внушенного цвета.

Высокая степень соответствия полученных независимо экспериментальных данных по зрительным последовательным образам в норме и репродукции внушенного в гипнозе ощущения цвета убеждает, на наш взгляд, в обоснованности предположения о единстве центральных нейрофизиологических механизмов, порождающих данные явления.

Характеристики зрительных последовательных образов на фоне приема делизида, как показано ранее, близки по пространственному и временному параметрам репродукции внушенного цвета в третьей стадии гипноза, что дает возможность предположить общность нейрофизиологических механизмов функционирования мозга для данных состояний.

7.4. Выводы

Следуя формальной логике, можно заключить, что:

1)   вторая стадия гипнотического состояния характеризуется значительной активацией РФ ствола мозга и заднего гипоталамуса, ассоциативных и неспецифических ядер таламуса;

2)   в третьей стадии гипноза, в сомнамбулическом состоянии, имеет место значительная активация РФ ствола мозга и заднего гипоталамуса в сочетании со снижением активности ассоциативных и неспецифических ядер таламуса.

135


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

7.5. Заключение

Полученная нами нейрофизиологическая модель соответствует сформировавшимся более 30 лет назад [9, с. 139-140] представлениям о нейрофизиологических механизмах психофармакологической активности мелипрамина и делизида. Очевидная ограниченность данного заключения, его возможная неточность или даже ошибочность определяются уровнем психофармакологических знаний. В принципиальном же отношении в качестве подхода к изучению нейрофизиологических механизмов гипноза оно, вероятно, оправданно и перспективно.


Глава 8

Вторично-феноменологическая

модель гипноза, основанная

на нейрофизиологических моделях

переработки зрительной информации

и активирующей системы мозга

8.1. Нейрофизиологическая

модель зрения В. Д. Глезера

и ее феноменологические корреляты

На протяжении ряда лет В. Д. Глезер [35] развивал представление о том, что мышление основано в первую очередь на зрительном восприятии. В основу данного представления положено изучение основных принципов нейронной организации различных уровней зрительной системы вплоть до высших, позволяющее связать представление о двух базисных механизмах опознания зрительного образа инвариантного и неинвариантного с различиями функционирования правого и левого полушарий головного мозга. Инвариантное опознание зрительного образа понимается на основе структурного метода как описание образа с помощью совокупности разделительных признаков. Инвариантное опознание позволяет описывать как конкретные, так и обобщенные образы, способствуя их классификации, но является вырожденным и не позволяет восстановить образ исходя из его описания. Неинвариантное опознание зрительного образа основано на конкретном, более полном опи-

137


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

сании простых признаков. На его основе возможно восстановление исходного изображения. Предполагается, что левое полушарие обеспечивает обобщенное, инвариантное опознание и классификацию зрительных образов, тогда как правое — их точное, конкретное описание.

По данным В. Д. Глезера [35], в правой нижневисочной коре (НВК) зрительное описание, запоминание происходит путем объединения структурных элементов структурным методом, являясь исходно неинвариантным к проективным преобразованиям. Такое описание позволяет в какой-то мере восстановить исходное изображение. В левой НВК зрительное опознание и запоминание происходит с помощью разделительных сложных признаков дискриминантным методом, инвариантно к проективным преобразованиям, на основе вырожденного описания, из которого восстановить изображение невозможно. Механизмы инвариантного описания изображений начинают функционировать у человека на сравнительно поздней стадии онтогенеза. У детей вся зрительная кора работает по правостороннему принципу, благодаря чему хорошо выражен эйдетизм, а инвариантное опознание зрительных образов отсутствует. Лишь к 12-14 годам в левом полушарии развивается новый тип опознания зрительных образов по инвариантным признакам (в левой НВК происходит переход от неинвариантного к инвариантному зрительному описанию).

Воспроизведение зрительной информации, ее репродукция в конечном счете зависят от механизмов ее описания, выстраивая последовательный ряд: описание, запоминание, репродукция. Следовательно, избирательная активация правополушарных механизмов зрительного воспроизведения, если таковая возможна, приведет к формированию «видения» человеком образа репродуцируемого изображения. Избирательная же активация левополушарных механизмов зрительного воспроизведения приведет к формированию «представления» человеком образа репродуцируемого изображения, позволяющего вспомнить изображение, классифицировать его, но не «увидеть» воочию. Сопоставление выведенного нами логического положения с данными Э. А. Констандова [59], согласно которым на анализ зрительных изображений возникает два кода: зрительный и вербальный, причем оба сосуществуют в левом полушарии, приводит к следующему умозаключению. Зрительная память взрослого человека в бодрствующем состоянии функционирует на основе преимущественно левополушарных механизмов с вырожденным описанием, с невозможностью восстановления изображения, с формированием представления. Вспоминая, человек «представляет», но не «видит». Если же субъект в бодрствующем состоянии, вспоминая, «видит», необходимо принять, что его зрительная память функционирует преимущественно на основе правополушарных механизмов.

138


ГЛАВА 8. МОДЕЛИ ПЕРЕРАБОТКИ ЗРИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

8.2. Нейрофизиологические модели активирующей и интегративно-анализирующей систем мозга

Одной из важнейших составляющих деятельности мозга является неспецифическая активация, определяющая уровень его работоспособности. Функция активации мозга осуществляется неспецифическими системами мозга, представляющими исключительно сложный многокомпонентный механизм [62, с. 112], включающий многозвенные линейные, циклические нервные цепи и различные нейрохимические комплексы. Неспецифические системы мозга непосредственно связаны со специфическими аппаратами контроля: ноцицептивным, двигательным, вегетативным, цикла сон—бодрствование и др. В понятие «неспецифические системы» [62, с. 7] большинство нейрофизиологов включают цепь особых структур, расположенных от верхних участков продолговатого мозга до коры больших полушарий включительно и функционально обеспечивающих генерализованную регуляцию уровней активности мозга в целом и ряда его специализированных образований. (РФ спинного мозга исследователями уделяется меньшее внимание.) Крупными отделами неспецифической системы считаются: РФ продолговатого мозга, понто-мезэнцефалическая РФ, неспецифические ядра таламуса и пути их связей с выше- и нижележащими структурами, неспецифическая система коры, включающая систему низкопороговых зон.

В РФ определены нейрохимические структуры, значимо влияющие на ее функционирование: в регуляции функционального состояния мозга, включая цикл сон—бодрствование, в процессах синхронизации идесинхронизации ритмики мозга, в механизме эмоций, регуляции боли [62, с. 19-24]. В РФ выявлены [247] дофаминергические, норадре-налинергические, адренергические, серотонинергическая системы.

Весьма значимыми признаются циклические связи РФ с корой и иными структурами [61], играющие ведущую роль в процессах реверберации возбуждения, определяя резонансные процессы, лежащие, по мнению Ю. Г. Кратина [62, с. 24], в основе интегративно-анализирующей деятельности мозга.

Согласно данным Ю. Г. Кратина [62, с. 15], активационный процесс инициируется корой больших полушарий с низкопороговых ее зон [48, 61, 62]. Распространение активации происходит как концентрически, по поверхности коры, так и кортикофугально, в разные подкорковые отделы, в том числе в неспецифические ядра таламуса и стволовую РФ. Активирующее возбуждение запускается афферентной импульсацией

139


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

по классическим сенсорным путям либо мыслительным процессом воспроизведением из памяти возбуждающих образов [62, с. 15]. Неспецифические функции РФ ствола мозга и ядер таламуса в значительной мере управляются корой, исполняя роль усилителя активирующего возбуждения всего мозга, сохраняя при этом специализированные функции. Прямая афферентная активация РФ ствола мозга и ядер таламуса по коллатералям от сенсорных трактов [248] не является первостепенной.

На основе многолетнего изучения структур и функциональных взаимоотношений нервной системы, являющихся основой многоступенчатого анализа биологических сигналов мозгом, Ю. Г. Кратиным разработано понятие интегративно-анализирующеи системы [48, с.123-136]. Деятельность интегративно-анализирующеи системы направлена на установление биологической (у человека социально-биологической) значимости внешних воздействий. В структуру данной системы входят: высшие отделы специализированных анализаторов зрительного, слухового и других образов и их проекции в ассоциативные центры; активирующая система мозга; высшие нервно-гуморальные центры определения и контроля потребностей организма; блоки памяти и сопоставления. Выходными звеньями системы являются аппараты подготовки, распределения и запуска командных посылок возбуждения и торможения различных эффекторных узлов, формирующих поведенческие реакции.

Начальные отделы интегративно-анализирующеи системы представлены структурами, способными к ассоциации информации, поступающей от специализированных анализаторов. К конвергенции разно-модальных импульсов способны ассоциативные популяции нейронов: ствола мозга, таламуса, гипоталамуса, гиппокампа; в коре головного мозга последние составляют обширные ассоциативные области. Конвергенция разномодальной информации в ассоциативных популяциях нейронов приводит к синтезу из мономодальных образов (зрительного, слухового, обонятельного и пр.) полимодальных, являющихся, по мнению Ю. Г. Кратина, понятиями, представлениями. Полимодальные образы выступают как обобщенные раздражители.

Интегративно-анализирующая система теснейшим образом связана с активирующей системой мозга. Решающую роль в процессах анализа и активации играет кора больших полушарий [48, с. 89], в которой оценка биологической (а у человека и социальной значимости сигналов) запускает и регулирует механизмы активации мозга.

Анализ биологической значимости сигналов опирается на механизмы памяти [48, с. 126]. Итак, интегративно-анализирующая система проводит [48, с. 127]: многосторонний анализ сигналов на основе их

140

ъ.


ГЛАВА 8. МОДЕЛИ ПЕРЕРАБОТКИ ЗРИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

конвергенции; сопоставление настоящей сенсорной афферентации с прошлым опытом; построение на основе предшествующего сопоставления вероятностной модели будущего.

8.3. Феноменология зрительной репродукции в зависимости от глубины гипнотического состояния

Вернемся еще раз к результатам анализа процесса репродукции цветовых ощущений и образов в первой, второй, третьей стадиях гипноза [114, 116, 136].

Первая стадия гипнотического состояния характеризуется появлением в ответ на внушение ощущения цвета ассоциативно возникающего «мысленного» представления конкретного образа, окрашенного во внушаемый цвет, без субъективного ощущения «видения» внушаемого цвета либо представляемого образа. Реализация внушения цветового образа протекает аналогично.

Во второй стадии гипноза в ответ на внушение ощущения цвета ассоциативно возникает «мысленное» представление определенного конкретного образа, предмета, соответственно окрашенного, в дальнейшем спонтанно сменяющееся ощущением «видения» преимущественно внушаемого цвета, а не представляемого образа. Переход от «мысленного» представления к «видению» может сокращаться, исчезать либо в осознанном виде отсутствовать. Иногда за наличие неосознаваемых ассоциаций говорит включение в репродуцируемый цвет элементов образности. Внушение цветового образа во второй стадии гипноза может сопровождаться возникновением представления без субъективного ощущения «видения» либо схематичным, условным, фрагментарным «видением» без «эффекта присутствия».

Репродуцируемый цвет во второй стадии гипноза описывается гипнотизируемым как «плоскость», расположенная на близком от него расстоянии. Репродуцируемый образ также плоскостей. Без повторного внушения происходит волнообразное затухание репродуцированного цвета в большинстве случаев.

В третьей стадии гипнотического состояния осознаваемое ассоциативное представление легко переходит в образную репродукцию, но преобладают случаи первичного возникновения ощущения цвета, цветового образа, резко возрастает частота образной репродукции на внушение цвета. Репродуцируемый цвет «объемен», более конкретен. Внушение цветового образа легко реализуется, сопровождается «эффектом присутствия». Репродуцированный цвет и цветовой образ более постоянны, стабильны, чем во второй стадии.

141


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Осознанное представление, возникающее в первой стадии гипноза, практически неотделимо от такового в бодрствующем состоянии.

Представление во второй стадии становится иным. Оно может быть осознанным и неосознанным. Осознанное представление сменяется субъективным ощущением «видения», связь которого с представлением неоднозначна, опосредована, представление и репродуцированный цвет в большинстве случаев не совпадают.

В третьей стадии гипноза репродуцированный цвет и образ более конкретны, тождественны представлению, легко сливаются с ним, теснее взаимосвязаны. Представление растворяется, поглощается репродуцируемым образом, спонтанно формируются комплексы тактильных, температурных, обонятельных ощущений, соответствующих воспроизведенному зрительному образу.

Следовательно, в первой стадии существует лишь представление, во второй стадии представление проявляется в двух формах, достаточно разобщено с репродуцируемым ощущением и образом, в третьей стадии представление поглощается репродуцируемым образом, а ощущение также образно.

Изучение особенностей репродукции внушенных цветовых ощущений и образов в зависимости от глубины гипнотического состояния выявляет четыре основных параметра, составляющих две группы и разграничивающих вторую и третью стадии гипноза. Параметры первой группы отличаются в пространственном отношении. Плоскостность, двухмерность репродуцированного цвета и образа характеризуют вторую стадию гипноза. Объемность, трехмерность репродуцированного цвета, цветового образа свойственны сомнамбулической стадии гипноза. Параметры второй группы характеризуют течение внушенных цветовых ощущений и образов во времени. Волнообразное затухание репродукции цвета и образа характерны для второй, а временное постоянство репродукции цвета и образа — для третьей стадии гипнотического состояния.

8.4. Феноменологический

анализ полушарных соотношений и механизмов в гипнозе

Гипнотическое сенсорное внушение всегда обращено к памяти гипнотизируемого. Нами в предыдущих главах детально рассмотрены вопросы репродукции и воздействия внушенных в гипнотическом состоянии цветовых ощущений и образов. Попытаемся создать феноменологическую модель гипноза на основе полученных нами данных по репродукции и воздействию внушенных цветовых ощущений и обра-

142

А


ГЛАВА 8. МОДЕЛИ ПЕРЕРАБОТКИ ЗРИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

зов, сопоставляя их с представлениями о право- и левополушарных механизмах переработки зрительной информации.

Анализ результатов позволяет вычленить следующие положения.

1.   По мере углубления гипнотического состояния репродукция зрительного внушения смещается от «представления» к «видению». Если «представление», соответствующее бодрствованию, и «видение», соответствующее сомнамбулическому состоянию, являются именно состояниями начальным и конечным, то первая и вторая стадии гипноза характеризуют процесс перехода от одного состояния к другому.

2.   По мере углубления, развития гипнотического состояния осуществляется переход от инвариантного типа зрительной репродукции, «представления», вырожденного описания, к неинвариантному, точному, конкретному «видению». Особый интерес представляет репродукция зрительных внушений во второй стадии гипноза, отражающая двойственность состояния качественного перехода от «представления» к «видению». Репродуцируемый цвет, образ во второй стадии гипноза сочетают в себе элементы, присущие «представлению» (плоскостность, фрагментарность, абстрактность, незнакомость, характеризующие затруднения в соотнесении с объективной реальностью), несущему признаки вырожденности, инвариантности, с наличием «видения», являющимся свидетельством неинвариантности зрительной репродукции. Принципиально значима непрерывность имеющего место перехода от инвариантного к неинвариантному типу зрительной репродукции.

3.   При признании положения, согласно которому в процессе развития гипнотического состояния происходит переход от инвариантности опознания — запоминания — воспроизведения к их неинвариантности, становится возможным рассмотрение следующих его гипотетических механизмов:

а)   при переходе от бодрствования в гипноз развивается функциональное доминирование правого полушария за счет избирательной его активации;

б)  при переходе от бодрствования в гипноз развивается функциональное доминирование правого полушария за счет избирательного подавления левого полушария;

в)   при переходе от бодрствования в гипноз развивается функциональное доминирование правого полушария на основе обоих описанных выше механизмов;

г)  при переходе от бодрствования в гипноз происходит функциональная перестройка работы левого полушария с инвариантного на неинвариантный принцип работы, в результате чего мозг в целом начинает работать по правостороннему принципу организации;

д)  переход от бодрствования в гипноз развивается на основе сочетания всех рассмотренных механизмов.

143


 

ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Наиболее вероятным представляется вариант «г», основанный на предположении, согласно которому развитие гипнотического состояния сопровождается функциональной перестройкой левого полушария с инвариантного на неинвариантный принцип работы, ведущей к функционированию всего мозга по правостороннему принципу организации мозговой деятельности. В пользу такого понимания свидетельствует следующее.

Во-первых, переход от «представления» к «видению» во второй стадии гипноза очень естествен, плавно-непрерывен. Он органично сочетает в себе признаки, казалось бы, несочетаемые, не обнаруживает многовариантности, вероятной при взаимодействии двух и более структур, что объясняется нами перестройкой при развитии гипноза в левой Н'ВК. Во-вторых, такой функциональный переход был бы невозможен, если бы не имел в своей основе механизмов, сформированных ранее, в процессе онтогенетического развития.

Мы полагаем, что в основе функциональной перестройки работы левого полушария с инвариантного на неинвариантный принцип работы при переходе в гипноз лежит механизм, обратный формированию инвариантности работы левого полушария у подростков, рассмотренный нами ранее. Аргументом в пользу такого заключения служат данные возрастной динамики гипнабельности человека [91, 92], согласно которым зрелая, полноценная гипнабельность человека развивается в возрасте становления инвариантности, в 12-14лет.

Итак, согласно нашим представлениям, развитие гипнотического состояния сопровождается обратным, регрессивным в онтогенетическом отношении, функциональным возвратом инвариантно работающего левого полушария на неинвариантные принципы работы, ведущим к организации работы всего мозга по правосторонним, неинвариантным механизмам.

8.5. Феноменологический анализ

состояния активирующей системы в гипнозе

Характерная для второй стадии гипноза невозможность в ряде случаев репродукции зрительных образов при наличии репродукции цветовых ощущений не может быть объяснена особенностями перехода от инвариантного к неинвариантному режиму работы коры головного мозга, а связана, вероятно, с ограничениями энергетического, акти-вационного обеспечения данной стадии гипноза.

В целях дальнейшего анализа обратимся к результатам изучения физиологического воздействия седативных и активирующих цветов

144


ГЛАВА 8. МОДЕЛИ ПЕРЕРАБОТКИ ЗРИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

цветового образа в третьей стадии гипноза, в сомнамбулическом состоянии, описанных в гл. 1. Нами показано, что репродукция ощущений синего и желтого цветов направленно понижает, повышает фоновые вегетативные показатели (АД, ЧСС, ЧД), тогда как внушение седативного цветового образа приводит к общей нерезкой, но отчетливой активации. Выявленные репродукционные различия объяснены нами следующим образом.

Репродукция внушенного в гипнозе цвета происходит вследствие активации определенных зон зрительной коры и соответствующих подкорковых образований, что сопровождается определенными вегетативными сдвигами, которые можно рассматривать как репродукционную активацию.

Итоговое воздействие любого репродуцируемого в гипнозе цвета определяется результирующей репродукционной активации (аналог световой), не зависящей от качественных характеристик репродуцируемого цвета и всегда повышающей измеряемые физиологические параметры, и собственно качественными характеристиками цвета. Фоновые же данные для гипноза определяются при отсутствии репродукционной активации и тем существенно отличаются от фоновых данных бодрствования, учитывающих фактор световой активации.

Отсюда следует, что при сопоставлении с фоновыми данными реализация внушений в гипнозе активирующего (желтого) цвета приведет к относительно более выраженной, чем в бодрствовании, активации, поскольку произойдет суммация репродукционной активации с активацией хроматической, тогда как реализация внушения седативного (синего) — к относительно менее выраженной в сравнении с бодрствованием седации, так как хроматическая седация будет сглажена репродукционной активацией.

Предположение о результирующем характере воздействия репродуцированного в гипнозе ощущения цвета должно быть справедливо и при внушении цветового образа. Но если репродукция цветового ощущения является элементарным актом, то репродукция цветового образа качественно сложна, более «энергоемка», требует большей активации мозга и соответствующего вегетативного обеспечения. В случае внушения седативного цветового образа репродукционная активация образа может превысить эффект хроматической седации, тогда результатом будет общая активация, что и получено в эксперименте. Проанализированные выше экспериментальные данные указывают на то, что репродукция цветового образа требует более высокого уровня репродукционной активации зрительного мозга, чем репродукция цветового ощущения.

145


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Ранее была показана связь обнаруженной нами ахроматической трансформации внушенного цвета (репродукции ахроматического цвета на внушение хроматического) с низким уровнем неспецифической активации мозга.

Явление ахроматической трансформации внушенного в гипнозе ощущения цвета и невозможность репродукции внушенных в гипнозе зрительных образов при успешности репродукции цветовых ощущений имеют, таким образом, единую основу в виде ограничения уровня репродукционной активации зрительной коры, недостаточной для полноценной реализации внушения.

Исследование зрительной репродукции в гипнозе свидетельствует о том, что углубление гипнотического состояния сопряжено с возрастанием активационных возможностей мозга. Очевидно, что репродукция внушенного в гипнозе зрительного образа становится возможной, если уровень репродукционной активации зрительного мозга достигает уровня зрительной активации приходящей сенсорной импульсацией бодрствования. Однако если в бодрствующем состоянии активирующая система мозга выполняет роль преимущественно регулятора активирующего влияния зрительной сенсорной активации по биологической (для человека и социальной) значимости стимула [58], то в случае зрительной репродукции в гипнозе (при закрытых глазах) на активирующую систему мозга ложится функция «энергетического», а не только регулятивного обеспечения деятельности мозга. Следовательно, при развитии гипнотического состояния происходит интенсивная активация активирующей системы мозга, переходящей на «автономное», генеративно-активационное обеспечение, независимое от внешней сенсорной импульсации.

Рассмотрим еще раз особенности репродукции цветовых ощущений и образов в зависимости от глубины гипнотического состояния. Во второй стадии гипноза на внушение цвета репродуцируется его ощущение, на репродукцию образа — образ. В третьей стадии гипноза нами описана репродукция образа на внушение ощущения цвета. Помимо этого описана такая отличительная особенность репродукции внушенных образов, как «эффект присутствия», при котором гипнотизируемый ощущает себя находящимся «внутри» зрительного образа, т. е. репродукция зрительного образа сопровождается появлением тактильных, температурных, осязательных, звуковых и других ощущений.

При описании процесса биологического анализа сигналов Ю. Г. Кратин [48; 62] вводит понятие интегративно-анализирующей системы мозга, деятельность которой направлена на установление биологической (у человека и социальной) значимости внешних воздействий. В качестве ее структурно-функциональных составляющих выделяются:

146


ГЛАВА 8. МОДЕЛИ ПЕРЕРАБОТКИ ЗРИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

высшие центры специализированных анализаторов, их проекции в ассоциативные центры мозга, сами ассоциативные центры; система активации дезактивации; высшие нервно-гуморальные центры определения контроля и потребностей организма; блоки памяти и сопоставления. Известно, что полимодальный образ формируется в процессе конвергенции мономодальной информации в ассоциативных центрах мозга.

Исходя из представлений об интегративно-анализирующей системе мозга, мы приходим к выводу, что в сомнамбулическом гипнозе происходит: 1) спонтанное формирование — восстановление целостного зрительного образа из элемента-подобраза (цвета); 2) спонтанный переход от мономодального зрительного образа к полимодальному зри-тельно-тактильно-обонятельно-температурно-слуховому. Причем последний переход возможен лишь при конвергенции разномодальной информации в ассоциативных центрах мозга.

Подведем некоторые итоги. Вторая стадия гипноза характеризуется значительным повышением активности активирующей системы мозга, делающей возможной активацию высших отделов анализаторов, в нашем случае зрительного. Третья, сомнамбулическая, стадия гипноза характеризуется еще более значительным повышением активности активирующей системы мозга, в результате чего становится возможной целостная активация интегративно-анализирующей системы мозга, что, в частности, проявляется в формировании полимодальных (полисенсорных) образов на внушение мономодальных (моносенсорных), а также в построении полимодального образа на внушение отдельного элемента (ощущения цвета) мономодального образа.

Таким образом, состояние интегративно-анализирующей системы мозга в сомнамбулическом состоянии, в период репродукции зрительных внушений, по степени активации сопоставимо с ее состоянием в бодрствовании, однако механизмы такой активации принципиально различны. В бодрствовании активация происходит за счет сенсорной импульсации, когда активирующая система мозга играет роль регулятора активации по значимости стимула. В сомнамбулическом состоянии Функция активации обеспечивается непосредственно самой активирующей системой мозга. Необходимо отметить, что общая активация интегративно-анализирующей системы в гипнозе происходит только в ответ на специальное внушение, вне которого активация охватывает преимущественно активирующую систему. Поэтому при отсутствии внушений, адресованных высшим отделам анализаторов, общий уровень активации мозга в гипнозе будет, очевидно, ниже, чем в бодрствовании.


Глава 9

Интегрированная

вторично-феноменологическая

нейрофизиологическая

теория гипноза

9.1. Феноменологический

анализ развития гипнотического состояния (гипнотизации)

Основываясь на предшествующем анализе, развитие гипнотического состояния следует представить как результат нарастающей активации активирующей системы мозга, перестраивающейся с преимущественно регуляции процесса активации внешней сенсорной импуль-сацией непосредственно на генерацию активации мозга. Чтобы понять механизмы такой перестройки, обратимся к существующим в настоящее время техникам гипнотизации.

Современные классические техники гипнотизации можно подразделить на две основные группы: 1) техники «шоковой» гипнотизации; 2) техники вербально-сенсорной модуляции с вычленением в свою очередь: а) техники относительной вербально-сенсорной изоляции; б) техники избирательно-сенсорной акцентации в сочетании с относительной вербально-сенсорной изоляцией.

Первой рассмотрим группу техник «шоковой» гипнотизации, при использовании которых погружение в гипноз осуществляется быстро, само же состояние, как правило, бывает глубоким. Примеры техники «шоковой» гипнотизации многочисленны и имеют длительную историю.

148


9. ВТОРИЧНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Одним из древнейших, вероятно, является прием возложения рук, ^фиксированный в древнеегипетском папирусе [цит. по 91, с. 157]. «Принеси опрятную и начищенную лампу, наполни ее лучшим ароматным маслом и повесь ее на клин из куска лаврового дерева на стене, расположенной с внутренней стороны. Затем поставь перед ней мальчика. Погрузи его в сон твоей рукой и зажги лампу». Аббат Фариа «экспортировал» из Индии в Европу технику фасцинации [цит. по 108, с.190]. На гипнотизируемого пристально смотрят в течение некоторого времени, затем повелительно произносят: «Спите!», после чего тот впадает в гипнотическое состояние.

Пожалуй, наиболее впечатляющи техники «шоковой» гипнотизации, использованные в клинике Ж. М. Шарко [цит. по 108, с.190]. Пациента переводили в гипнотическое состояние воздействием внезапного звука в затемненном помещении. В качестве источника звука использовались: выстрел из пистолета, звук китайского гонга или тамтама, резкий свист. Там же для перевода в гипноз применялось внезапное светозвуковое воздействие в виде разряда вольтовой дуги. Примерами «шоковой» гипнотизации могут служить [107, с. 210]: гипнотизация с внушением падения на кресло, кушетку с одновременным переходом в гипнотическое состояние; гипнотизация с внушением наступления гипнотического состояния после прикосновения рукой ко лбу гипнотизируемого.

Анализируя процесс гипнотической активации мозга, за исходное примем положение Ю. Г. Кратина [48], согласно которому активация как процесс возбуждения многих структур и систем мозга энергоемка, требует расхода ценнейших материальных ресурсов, связанных с работоспособностью мозга, поэтому она производится лишь в той мере, в какой это необходимо для оценки ситуации, принятия того или иного решения и его исполнения, степень же активации определяется биологической и социальной (для человека) значимостью стимула.

Кора головного мозга является ведущей структурой, осуществляющей: 1) оценку значимости раздражителя; 2) запуск активирующих аппаратов в той мере, в какой это соответствует результатам анализа поступивших сигналов.

Чрезмерная активация опасна, поскольку чревата истощением мозговых ресурсов с последующей гибелью [48]. Следовательно, должен существовать врожденный, лишенный сенсорной избирательности предохранительный паттерновый мозговой механизм, ограничивающий процесс активации, порожденной сенсорным стимулом, при достижении им некоего критического уровня либо критической скорости нарастания.

149


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Подобная лавинообразная активация, исходя из вышеприведенной нейрофизиологической модели, с неизбежностью возникаете) При изначальной невозможности принятия определенного решения; 2) при невозможности исполнения принятого решения; 3) при ситуации, когда вследствие невозможности исполнения принятого первичного решения возникает вторичная ситуация невозможности принятия последующего решения, причем процесс этот может циклически замкнуться.

Рассмотрение степени активации в качестве меры социобиологи-ческой значимости стимула ведет к пониманию «шоковой» гипнотизации с переходом в глубокий гипноз как энергетически целесообразного паттерна реакции ограничения чрезмерной активации на оценку «чрезмерной» ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение ситуационно невозможны. Если в основе развития гипнотического состояния лежит паттерн, филогенетически древняя реакция, то для ответа на вопрос о пусковых механизмах ее развития необходимо сопоставить гипнотизацию человека и животных.

Феномен гипноза животных широко известен [108, с. 227-230]. Наиболее типичным, универсальным приемом, обусловливающим развитие гипнотического состояния у различных классов животных, является лишение этологически важнейшей для любого животного свободы передвижения, перемещения в пространстве на определенный срок в виде насильственного удержания в неестественной позе. По данным D. Svorad [цит. по 108, с. 228], в гипнозе животных сохраняется активность РФ ствола мозга, что позволяет рассматривать гипноз как филогенетически старую реакцию.

Анализ «шоковых» методов гипнотизации человека убеждает в том, что во всех случаях в начале гипнотизации создается символическая гипногенная ситуация невозможности принятия решения либо его исполнения в филогенетически наиболее древней двигательной форме, в виде утраты гипнотизируемым возможности движений или утраты контроля над ними (при реализации внушенных движений). Различия «шоковой» гипнотизации человека и гипноза животных состоят в том, что для человека возможно замещение первичной, единственно возможной для животных гипногенной ситуации невозможности принятия и реализации решения в двигательной форме вторичной, символической гипногенной ситуацией, реализуемой с помощью коммуникативных средств, прежде всего вербальных.

Вторая из рассматриваемых групп техник гипнотизации вербаль-но-сенсорной модуляции, как уже отмечалось, включает: 1) техники относительной вербально-сенсорной изоляции; 2)техники избирательно-сенсорной акцентации в сочетании с относительной вербально-сенсорной изоляцией.

150


ГЛАВА 9. ВТОРИЧНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Классическая техника относительной вербально-сенсорной изоляции описана В. Е. Рожновым в гл. «Гипнотерапия» издававшегося п0д его редакцией «Руководства по психотерапии» [цит. по 91, с 171-172]. Пациент лежит в гипнотарии в тишине, при сумеречной освещенности. Психотерапевт, внушая, описывает ощущения засыпающего человека: «Расслабьте мышцы. Лежите совершенно спокойно. Старайтесь ни о чем не думать. Внимательно слушайте то, что я буду вам говорить. У вас появляется желание спать. Ваши веки тяжелеют и постепенно опускаются. По всему телу распространяется чувство приятной теплоты. Все больше и больше расслабляются мышцы рук, ног и всего тела. Расслабляются мышцы лица, мышцы шеи, голова глубже уходит в подушку. Вам хочется спать. Сейчас я начну считать, и по мере того, как я буду проводить этот счет, приближаясь к десяти, желание спать будет нарастать все больше и больше, все сильнее и сильнее. Когда я назову цифру десять, вы заснете».

Техники избирательно-сенсорной акцентации в сочетании с относительной вербально-сенсорной изоляцией основаны на воздействии на отдельную анализаторную систему в параллельном или последовательном сочетании со словесным внушением в условиях ограничения внешней сенсорной импульсации (в сумеречном освещении, тишине). Так, П. И. Буль [20, с. 74-80] приводит техники гипнотизации, сочетающие: последовательное воздействие на зрительный анализатор (фиксация взора гипнотизируемого на блестящем предмете), переходящее в вербальное внушение; последовательное воздействие на слуховой анализатор (звук метронома), переходящее в вербальное внушение; параллельно-последовательное воздействие на кожный анализатор (пассы рук), переходящее и сочетающееся с вербальным внушением.

Наиболее типичным для данной группы техник является формирование относительной сенсорной, прежде всего зрительной, изоляции, сопровождающейся монотонной ритмической стимуляцией слухового, реже тактильного и других анализаторов. Гипногенная вербальная формула внушения также строится по принципу ритмической стимуляции. Гипнологи отмечают, что данные техники гипнотизации реже приводят к глубоким гипнотическим состояниям [90]. В целом техники Данной группы создают условия, при которых сохранение восприятия сенсорной, в том числе вербальной, информации в условиях резкого ограничения внешней сенсорной импульсации, требует перестройки Работы активирующей системы мозга с преимущественно регулятив-ной на преимущественно генеративно-активационную. При этом неизбежно, мягко, в опосредованной форме проигрывается ситуация символической невозможности принятия и реализации решения в форме Движения.

151


 

ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

Способы наведения транса, принятые в Эриксонианстве и НЛП [34, 63, 81, 149, 199, 201, 220], включая различные подстройки и ведение, рассказывание историй, многочисленные техники создания замешательства, не привносят в наш анализ феноменологии гипнотизации ничего принципиально нового и сводятся к использованию тех же символической невозможности принятия и реализации решения и относительной сенсорной изоляции.

9.2. Обобщенная

феноменологическая модель гипноза, построенная с использованием нейрофизиологических моделей зрительной и активирующей систем мозга

Обобщенная феноменологическая модель гипноза, построенная на анализе репродукции зрительных внушений в гипнозе в свете нейрофизиологии зрительного анализатора и его участия в процессах активации и интегративного анализа, выглядит следующим образом.

1.   Развитие гипнотического состояния у человека требует создания первичной (общей для человека и животных) либо вторично-символической, использующей коммуникативные средства, гипногенной ситуации. В развитии гипнотического состояния задействованы: а) «шоковые» механизмы ограничения чрезмерной активации мозга на оценку гипногенной ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение в филогенетически древней двигательной форме невозможно; б) механизмы ограничения внешней сенсорно- распределительной активации мозга при сохраняющейся потребности поддержания определенного уровня активации одного — слухового — либо нескольких анализаторов.

Оба механизма развития гипнотического состояния основаны на качественной перестройке активирующей системы мозга, переходящей от регуляции процесса активации внешней сенсорной импульса-цией непосредственно на генерацию активации мозга. Собственно ак-тивационные возможности активирующей системы при этом существенно возрастают. «Шоковые» паттерновые механизмы гипнотизации с большей вероятностью приводят к сомнамбулическому состоянию.

2.   Сомнамбулическое состояние (третья стадия гипноза) является физиологическим состоянием, сопоставимым с состоянием бодрствования, тогда как первая, второй стадии гипноза характеризуют переходный процесс от состояния бодрствования к сомнамбулическому, отражая его стадии. Активационные возможности мозга во второй, треть-

152


ГЛАВА 9. ВТОРИЧНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

ей стадиях гипноза различны. Во второй стадии гипноза в ответ на сенсорное (зрительное) внушение происходит изолированная, часто неполная активация центральных отделов анализаторов. Генеративно-ак-тивационнью возможности мозга в третьей стадии гипноза максимальны и достигают уровня активации бодрствования. В сомнамбулическом состоянии возможна целенаправленная, целостная активация интегративно-анализирующей системы мозга.

3. В процессе развития гипнотического состояния в левой НВК (у правшей) происходит переход с инвариантного на неинвариантный режим функционирования по инверсивным механизмам, обратным формированию инвариантности в онтогенезе, с перестройкой работы всего мозга по правостороннему принципу. Переключение левой НВК и всего мозга с инвариантного на неинвариантный режим функционирования идет параллельно с переключением активирующей системы с регуляции процесса активации внешней сенсорной импульсацией на генерацию активации мозга и, вероятно, оказывается вторичным в отношении перестройки в системе активации явлением. В пользу вторичное™ инвариантно-неинвариантного перехода в левой НВК по отношению к генеративно-активационному переходу в активирующей системе, осуществляемому в процессе развития состояния гипноза, свидетельствуют: 1) ограниченность первого глубиной гипноза, определяемой активационными возможностями мозга; 2) законы филоонтогене-за, согласно которым активирующая система мозга является образованием, предшествующим в развитии коре головного мозга [48].

9.3. Интегрированная

вторично-феноменологическая нейрофизиологическая теория гипноза

Итак, нами рассмотрены две вторично-феноменологические модели гипнотического состояния, основанные на сравнении феноменологии репродукции зрительных внушений в гипнозе, нейрофизиология которого неясна, с феноменологией зрительных последовательных образов и феноменологией бодрствования, для которых разработаны системные нейрофизиологические модели.

Наиболее полной из двух является вторая модель, опирающаяся на полушарные различия механизмов зрения [35], функционирование активирующей и интегративно-анализирующей систем [48, 62]. В рамках Данной модели получено достаточно целостное описание: механизмов и условий перехода в гипнотическое состояние; механизмов второй и третьей стадии гипноза. Действие первой модели основано на сопос-

153


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

тавлении феноменологии зрительных последовательных образов с соответствующей нейрофизиологической ее трактовкой [9] и феноменологии репродуцированного в гипнозе цвета. Она ограничена описанием состояния во второй-третьей стадиях гипноза подкорковых звеньев активирующей системы: РФ ствола мозга, заднего гипоталамуса, неспецифических и ассоциативных ядер таламуса. При сопоставлении полученных нейрофизиологических моделей гипноза становится очевидной их непротиворечивость, более того, взаимодополняемость. Первая модель может рассматриваться как системный фрагмент второй, уточняющий функциональное состояние некоторых подкорковых активирующих структур во второй-третьей стадиях гипноза, тогда как вторая модель целостно описывает гипнотизацию и гипнотическое состояние.

Вместе с тем терминология В. Д. Глезера, характеризующая различия функционирования правого и левого полушарий головного мозга («инвариантный», «неинвариантный») носит узкоспециальный характер. Поэтому, сохраняя описываемое данными терминами понимание межполушарных различий в функционировании мозга, в последующем изложении мы ограничимся терминами «правополушарный», «левопо-лушарный».

Полученная интегрированная вторично-феноменологическая теория гипноза выглядит следующим образом.

1.   Развитие гипнотического состояния у человека требует создания первичной (общей для человека и животных) либо вторично-символической, использующей коммуникативные средства, гипногенной ситуации. В развитии гипнотического состояния задействованы: а) «шоковые» паттерновые механизмы ограничения чрезмерной активации мозга на оценку гипногенной ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение в филогенетически древней двигательной форме невозможно; б) механизмы ограничения внешней сенсорно-распределительной активации мозга при сохраняющейся потребности поддержания определенного уровня активации одного — слухового — либо нескольких анализаторов.

Оба механизма развития гипнотического состояния определяются качественной перестройкой активирующей системы мозга, переходящей с режима регуляции процесса активации внешней сенсорной им-пульсацией на режим генерации активации мозга. Собственно актива-ционные возможности активирующей системы при этом существенно возрастают. «Шоковые» паттерновые механизмы гипнотизации с большей вероятностью приводят к сомнамбулическому состоянию.

2.  Сомнамбулическое состояние — третья стадия гипноза — является физиологическим состоянием, сопоставимым с бодрствованием и сном, тогда как первая, вторая стадии характеризуют переходный про-

154


ГЛАВА 9. ВТОРИЧНО-ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

месс от состояния бодрствования к сомнамбулическому, отражая его стадии. Активационные возможности мозга во второй, третьей стадиях гипноза различны. Во второй стадии состояние подкорковых звеньев активирующей системы характеризуется повышенной генеративной активностью РФ ствола мозга, заднего гипоталамуса, неспецифических и ассоциативных ядер таламуса. В ответ на сенсорно-зрительное внушение во второй стадии гипноза происходит изолированная, часто неполная активация центральных отделов анализаторов. Генеративно-активацион-ные возможности мозга в третьей стадии гипноза максимальны и достигают уровня активации бодрствования. При этом состояние подкорковых звеньев активирующей системы характеризуется повышенной генеративной активностью РФ ствола мозга, заднего гипоталамуса в сочетании со снижением активности ассоциативных и неспецифических ядер таламуса. В сомнамбулическом состоянии возможна целенаправленная, целостная активация интегративно-анализирующей системы мозга.

3. В процессе развития гипнотического состояния в левом полушарии у правшей происходит переход на правополушарный режим функционирования по инверсивным механизмам, обратным формированию функциональной специализации полушарий в онтогенезе, с перестройкой работы всего мозга по правостороннему принципу. Переключение левой НВК и всего мозга с инвариантного на неинвариантный режим функционирования обусловлено переключением активирующей системы с регуляции процесса активации внешней сенсорной импуль-сацией на генерацию активации мозга.

Мы не привлекали к построению вторично-феноменологической теории гипноза данные по восприятию времени в гипнозе, хотя они, несомненно, высокозначимы. По нашим предположениям, основанным на литературных данных, изменения восприятия времени в гипнозе отражают функциональные перестройки в левой лобной коре. Однако расплывчатость описания функциональных асимметрий восприятия времени не позволяет конкретизировать механизмы феноменологии изменения восприятия времени в гипнозе.

9.4. Современные данные электрофизиологии, поддерживающие основные положения вторично-феноменологической нейрофизиологической теории гипноза

Разработанная нами вторично-феноменологическая теория получена без опоры на ЭЭГ-исследования деятельности мозга в гипнозе. Представляется поэтому значимым ее сопоставление с современными электрофизиологическими исследованиями гипноза. Анализ нашей

155


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

модели гипноза с ЭЭГ-позиций указывает на возможность по меньшей мере трех ЭЭГ-коррелятов.

Первый из возможных ЭЭГ-коррелятов — активационный, отражающий активацию активирующей системы мозга, — должен проявиться усилением высокочастотных потенциалов в (32-диапазоне, от 25 Гц и выше [42, 43]. Действительно, при ЭЭГ-исследованиях гипноза V. DePascalis, P. M. Реппа [183] показано наличие потенциалов в ^-диапазоне. Кроме того, активация мозга двусторонне должна повысить мозговой кровоток [47]. Двустороннее повышение мозгового кровотока в гипнозе убедительно показано Н. К. Meyer, В. J. Dichl, Р. Т. Ulrich, G. Meinig[242].

Второй из рассматриваемых ЭЭГ-коррелятов — перестройки левого полушария по правостороннему принципу — должен проявиться исчезновением межполушарной функциональной асимметрии [42, 43]. Исчезновение левополушарной функциональной доминантности констатировано в большинстве ЭЭГ-исследований межполушарного взаимодействия в гипнозе. Предметом длительной, развернувшейся на протяжении двух последних десятилетий дискуссии является механизм данного явления. Так, в ранних исследованиях L. R. Frumkin, H. S. Ripley, G. В. Сох [207], J. Granney, К. М. McConkey [212], A.C.Chen, S. F. Dvorkin, D. S. Bloomguist [173], J. Gruzelier, T. Brown, A. Perry, J. Rhonder, M. Thomas [214] сделан вывод о доминантности правого полушария в гипнозе (в основе которой лежит инверсия левополушарной доминантности бодрствования). В обзоре Н. J. Crawford, К. Crawford, В. J. Koperski [178] на основе анализа многочисленных исследований установлено отсутствие межполушарной асимметрии. И наконец, в современном обзоре P. Jasiukaitis, P. Nouriani, К. Hugdahi, D. Spiegel [226] на основе анализа изменений функциональной асимметрии и функциональных перестроек в левом полушарии особо подчеркнута роль левого полушария в развитии гипноза, строится левополушарная теория гипноза.

Третий возможный ЭЭГ-коррелят должен обуславливаться регрессивной онтогенетической инверсией функционирования мозга в гипнозе, проявляясь в инверсии возрастной генерализации локализованных для бодрствования основных ритмов биоэлектрической активности мозга [167]. Сложный характер изменений латерализации, различий региональной ЭЭГ-активности в а-, р-диапазонах, описанных в исследовании H.J.Crawford и соавт. [180], с достаточными основаниями следует отнести к выделенному ЭЭГ-корреляту.

Следовательно, проанализированные ЭЭГ-исследования достаточно полно отвечают следствиям созданной нами модели гипноза.


Заключение к разделу 2

Итак, на основе системного подхода к анализу сенсорной, преимущественно зрительной, феноменологии гипноза нами разработана вторично-феноменологическая нейрофизиологическая теория гипноза, удовлетворительно описывающая:

1)   механизмы различных приемов гипнотизации;

2)   нейрофизиологическую динамику полушарных соотношений в процессе углубления гипнотического состояния;

3)   нейрофизиологическую динамику активационной системы мозга в гипнозе.

Данная теория основана на четко сформулированных положениях, поддающихся экспериментальной проверке. Она хорошо согласуется с современными данными электрофизиологического исследования гипноза. Её отличительной особенностью является то, что она базируется на фундаментальных положениях современной нейрофизиологии зрения и системы активации мозга.

В то же время наша нейрофизиологическая теория гипноза получена на основе уникальной методологии вторично-феноменологического подхода, по сути психологического анализа гипнотической зрительной сенсорики, без непосредственного применения сложных инструментальных средств. И если сама теория ограничена рамками современных нейрофизиологических представлений, то перспективы собственно вторично-феноменологического подхода к исследованию гипноза несравненно долговременнее. В принципе он должен позволить «перевести» гипноз с языка его феноменологии на «язык» любой последующей целостной нейрофизиологической теории, описывающей деятельность мозга.

Вторично-феноменологический подход к нейрофизиологическому описанию гипноза предъявляет определенные системные требования к привлекаемым феноменологическим признакам гипноза. Исходя из собственных результатов, мы считаем, что они должны обладать следующими характеристиками.

1. Используемые феноменологические признаки гипноза должны относиться к элементарному сенсорному опыту гипнотизируемого, поддаваться идентификации и систематизации.

157


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

2. Привлекаемые феноменологические признаки гипноза должнь обладать системной общностью. Системная общность признаков под. разумевает их качественное единство. Так, в нашем случае мы исследовали различные характеристики репродуцируемых гипнотиком цветовых ощущений и образов в зависимости от глубины гипноза, возраста, нозологических группировок. Изучение дополнительных фоновых вегетативных показателей проводилось в тех же экспериментальных рамках, что и феноменологическое исследование цвета и цветового образа.

Можно предположить, что по мере развития исследовательской техники, когда станет возможной аппаратная визуализация функционирования различных звеньев зрительного анализатора, потребность во вторично-феноменологическом подходе к исследованию гипноза отпадет, однако в настоящее время он является одним из наиболее доступных инструментов, позволяющих «заглянуть» внутрь мозга в процессе гипноза.


РАЗДЕЛ 3

ИССЛЕДОВАНИЯ

БИОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ

ГИПНОТЕРАПИИ И ЭФФЕКТОВ

ГИПНОЗА НА ПРИМЕРЕ

СИСТЕМЫ КРОВИ


Введение к разделу 3

Недостаточность определения

биологических механизмов

гипнотерапии как основанных

на психомодуляции

Анализ публикаций в области гипноза и гипнотерапии убедительно указывает на наличие биологических эффектов гипнотерапии. Однако большинство работ носит прикладной характер, исследователей интересует влияние на изучаемые показатели характеристик внушаемых в гипнозе эмоций [174], состояний [281] и переживаний [240]. Сам феномен биологии гипноза оставлен, по сути, вне поля зрения, поскольку теоретические положения, используемые в данных работах, опираются на представления о психомодуляции иммунных, эндокринных процессов под влиянием суггестии. Гипноз воспринимается исследователями и клиницистами как пустая сцена, наполняющаяся смыслом и значением благодаря различным суггестивным воздействиям, своего рода «ноль-состояние». Однако даже поверхностное ознакомление с результатами исследований, в которых авторами гипноз понимается подобным образом, выявляет отчетливые указания на наличие у гипнотического состояния собственного набора психологических, физиологических, биологических проявлений.

На протяжении нескольких десятилетий пристальное внимание гипнологов привлекает проблема гипнотической аналгезии, для решения которой используется в первую очередь психологический, а затем электрофизиологический инструментарий. Однако проблема боли является общебиологической и может быть решена путем комплексного системного поиска, включающего помимо электрофизиологических и биологически ориентированные методы исследования (исследова-

160


ВВЕДЕНИЕ К РАЗДЕЛУ 3

ния гормонов и нейрогормонов, нейромедиаторов, опиоидной системы гематологии и иммунологии). Анализ современной гипнологии выявляет противоречие между, несомненно, биологически обусловленными свойствами самого феномена гипноза, гипнотерапии, проявляющимися, например, в гипнотической аналгезии, при терапии аллергии, астмы, и доминирующей психологической ориентацией проводимых исследований. Это особенно ярко проявилось в современных теориях гипноза, наполненных исключительно психологическим содержанием.

В пользу наличия собственного биологического содержания гипноза, несомненно, указывает и описанная нами спонтанная аналгези-рующая ноцицептивная гипнотическая динамика.

Доказательству того, что гипноз не является биологическим «ноль-феноменом», и посвящен данный раздел монографии.


Глава 10

Исследования биологических механизмов гипнотерапии

и эффектов гипноза на примере системы крови

10.1.  Введение

В настоящей главе будут рассмотрены: биологические механизмы гипнотерапии на основе анализа динамики гематологических, иммунологических, биохимических показателей в динамике гипнотерапии; биологические эффекты гипноза в части влияния на кинетику метаболизма свинца и радионуклидов тяжелых металлов в организме человека.

10.2.  Методика изучения биологических механизмов гипнотерапии

Изучение системных биологических эффектов гипнотерапии представляет существенные трудности по целому ряду причин. Ведущими из них являются многоликость, разнообразие форм и методов гипнотерапии, акцентирование научных ее направлений на психологических эффектах, важных при терапии психогений. Среди остальных следует выделить разобщенность научной гипнотерапии, обособленность отдельных направлений в рамках различных клинических дисциплин и теоретических парадигм.

В то же время отдельные позитивные биологические эффекты ге-теро- и аутосуггестивнои терапии при психогениях, психосоматических заболеваниях изучались, широко известны [91, 92, 157, 163, 174, 225, 236,259,262,279,284].

162


ГЛАВА 10. ИССЛЕДОВАНИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ ГИПНОТЕРАПИИ

Проводя изучение биологических механизмов гипнотерапии, мы сходили из следующих принципиальных положений.

1.   Биологическое воздействие гипнотерапии в любых ее формах имеет системный, универсальный и преимущественно неспецифический характер.

2.   Проведение фундаментального комплексного изучения биологических эффектов гипнотерапии чрезвычайно трудоемко и невозможно в рамках одного исследования.

3.   Изучение природы биологического компонента гипнотерапев-тического воздействия целесообразно начинать с систем, интегрирующих функционирование всего организма и потому хорошо освоенных теоретической и клинической медициной.

На основе данных положений было отдано предпочтение изучению компонентов крови на гематологическом, биохимическом, иммунологическом уровнях в процессе гипнотерапии. Исследование строилось на четырехкратном анализе компонентов крови: 1) в начале лечения, до сеанса гипнотерапии; 2) в начале лечения, после сеанса гипнотерапии; 3) в конце лечения, до сеанса гипнотерапии; 4) в конце лечения, после сеанса гипнотерапии.

В ходе предварительного пилотажного исследования были выделены как информативные следующие показатели: лейкоформула, дополненная определением эозинофилов в 1мл; биохимические показатели белкового, отчасти жирового обмена, аутоинтоксикации [33, 40, 70], функций печени, некоторые ферменты; показатели клеточного и гуморального иммунитета; всего 29 показателей. Перечень показателей, данные их статистической обработки приведены в нижеследующих таблицах. Исследование проведено на 113 пациентах с неврозами (78 человек), не-врозоподобными состояниями (35 человек) в ходе психотерапии, включавшей гипносуггестивную терапию. При статистическом анализе данных использована специально разработанная база данных и стандартный пакет статистических программ. Из статистических методов применялись: выявление типа распределения данных, определение средних величин, непараметрические методы сравнения выборок, факторный анализ.

Статистическая обработка данных была подчинена решению трех последовательных задач: 1) обобщенному изучению динамики сопоставляемых показателей у всех пациентов в ходе гипнотерапии с целью выявления, изучения универсальных механизмов биологического действия гипнотерапии; 2) изучению динамики сопоставляемых показателей у пациентов в ходе гипнотерапии в зависимости от клинического эффекта психотерапии с целью выявления различий биологических основ ее эффективности; 3) изучению вариантов динамики лабораторных показателей, выявленных в ходе работы.

6*

163


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

10.3. Общая динамика показателей крови в процессе гипнотерапии

Данные общей динамики показателей крови в процессе гипнотерапии приведены в табл. 10.1. Согласно полученным данным, в процессе гипнотерапии происходят достоверные изменения значительной части гематологических, иммунологических, биохимических показателей как в процессе начального сеанса (13 показателей из 29), завершающего сеанса (10 из 29), так и в процессе всего курса гипнотерапии (19 из 29), причем в последнем случае динамика показателей наиболее существенна и очевидна. Достоверность полученных данных подтверждается соответствующими контрольными исследованиями в четырех контрольных группах, не выявивших подобных изменений показателей крови при повторных исследованиях крови в интервалах в 40 минут и 10 дней.

Большинство изучаемых показателей крови снижается как в ходе начального и завершающего сеансов, так и в процессе курса гипнотерапии. Повышение их содержания в крови на начальном сеансе отмечено для показателей сегментоядерных нейтрофилов, среднемолеку-лярных пептидов (Е254, Е286), белково-связанного Са. Повышение содержания в крови на завершающем сеансе отмечено для показателей сегментоядерных нейтрофилов, белково-связанного Са. Б процессе курса гипнотерапии происходит повышение содержания в крови только одного показателя лейкоцитов.

Таблица 10.1 Динамика гематологических, иммунологических, биохимических показателей крови в процессе гипнотерапии

 

 

Показатель

Начальный сеанс

Завершающий сеанс

Динамика за

период гипнотерапии

ДО

сеанса

после сеанса

ДО

сеанса

после сеанса

Лейкоциты

5510

5430

5750

6050

Повышение

Эозинофилы

3,36

>2,37

2,83

2,43

Снижение

Сегментоядерные нейтрофилы

52,48

< 55,38

52,67

54,16

Лимфоциты

34,78

> 32,02

33,33

> 32,18

Моноциты

7,87

>7,04

7,58

8,5

Эозинофилы в 1 мл

103

> 97,08

91,38

83,77

 

РОК

48

35

Снижение

С1Н50

32

21

Снижение

164


ГЛАВА 10. ИССЛЕДОВАНИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ ГИПНОТЕРАПИИ

Таблица 10.1 (окончание)

 

 

Показатель

Начальный сеанс

Завершающий сеанс

Динамика за

период гипнотерапии

до сеанса

после сеанса

до сеанса

после сеанса

ФАЛ

52,56

52,5

44,52

41,5

Снижение

НСТсп

0,66

0,66

0,54

0,57

Снижение

НСТСт

0,65

0,65

0,52

0,52

Снижение

ЦИК

91,92

72,87

43,8

52,66

Снижение

IgM

2,71

2,04

1,94

2,2

Снижение

igJ

15,85

< 16,79

14,41

15,12

Снижение

IgA

3,05

>2,86

2,29

> 2,18

Снижение

Холестерин

4,51

4,43

4,22

4,06

Снижение

Е254

0,244

< 0,31

0,205

> 0,177

Снижение

Е286

0,257

<0,27

0,24

> 0,187

Снижение

Билирубин

14,22

14,97

12,03

12,05

Снижение

АЛТ

1,21

>0,87

1,105

1,28

Снижение

ACT

0,65

0,62

0,67

0,66

Общий белок

76,79

76,31

74,17

> 72,31

Снижение

Альбумины

63,87

61,86

60,44

57,84

Глобулины:

 

 

 

 

 

альфа-1

5,63

>4,24

4

3,98

Снижение

альфа-2

7,26

>6,4

6

6

Снижение

бета

9,46

9,35

8,66

9

Снижение

гамма

14,82

14,98

14,06

13,95

Снижение

Белково-связанный Са

3,87

<5,05

3,92

<4,93

Эндогенный этанол

8,35

8,57

8,306

>4,12

Примечание. Количество обследованных — 113 человек. Список использованных в данной и последующих таблицах раздела сокращений: РОК — розетко-образующие клетки; С1Н50 — комплемент; ФАЛ — фагоцитарная активность лейкоцитов; НСТсп — НСТ-тест спонтанный; НСТст — НСТ-тест стимулированный; ЦИК — циркулирующие иммунные комплексы; IgM — иммуноглобулин М; IgJ — иммуноглобулин J; IgA — иммуноглобулин А; Е254 — средние молекулы Е254; Е286 — средние молекулы Е286; АЛТ — аланинаминотрансфераза; ACT — аспартатаминотрансфераза. Достоверно изменившиеся в течение сеанса гипноза показатели помечены в графе «После сеанса» знаками «<» (достоверное увеличение) и «>» (достоверное снижение). Достоверное изменение показателя в течение курса гипнотерапии отмечено в последней графе таблицы.

165


ЧАСТЬ 2. ИНТЕГРАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ГИПНОЗА

10.4. Факторный анализ показателей крови в процессе гипнотерапии

Более полное представление о структурных изменениях и стоящих за ними механизмах гипнотерапии дает факторный анализ сопоставляемых данных. Нами проведено изучение трех блоков факторных матриц данных: гематологических и иммунологических показателей крови; биохимических показателей; выявивших наибольшую информативность гематологических, иммунологических, биохимических показателей, представленных в табл. 10.2-10.4. Переменные в факторных матрицах расположены в соответствии с убыванием их значимости. Расшифровка сокращений названий показателей дана в приложении 1.

10.4.1. Факторный анализ гематологических и иммунологических показателей крови в процессе гипнотерапии

Фоновая факторная матрица гематологических и иммунологических показателей крови на начальном сеансе представлена в табл. 10.2 шестнадцатью переменными, три из которых повторяются, входя в факторы Ф1, Ф2, Ф4 и, по сути, объединяя их в своеобразный доминирующий цитологический «суперфактор» лейкоцитов и показателей клеточного иммунитета. В данном «суперфакторе» доминируют показатели клеточного иммунитета (8 из 11). Показатели гуморального иммунитета выделены в факторы ФЗ, Ф6. Обособлены в фактор Ф5 показатели эозинофилов и моноцитов.

Факторная матрица гематологических и иммунологических показателей крови после начального сеанса представлена в табл. 10.2 двенадцатью переменными, две из которых повторяются, входя в факторы ФЗ, Ф5. Ведущий фактор Ф1 представлен показателями эозинофилов лейкоформулы и эозинофилов в 1мл крови. Фактор Ф2 представлен иммунологическими показателями: спонтанным и стимулированным НСТ-тестами. Показатели ЦИК, IgA, лимфоцитов образовали фактор ФЗ. Показатели лейкоцитов и сегментоядерных нейтро-филов сформировали фактор Ф4, IgM — фактор Ф5, показатели лимфоцитов и моноцитов — фактор Ф6.

Фоновая факторная матрица гематологических и иммунологических показателей крови на завершающем сеансе представлена в табл. 10.2 семнадцатью переменными, две из которых повторяются, входя в факторы Ф1, Ф2 и объединяя их в доминирующий иммунологический «суперфактор» (из показателей лейкоформулы в него вошли только моноциты). Фактор ФЗ представлен показателями эозинофилов лейко-

766

А,


ГЛАВА 10. ИССЛЕДОВАНИЯ БИОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ ГИПНОТЕРАПИИ

Таблица 10.2 факторные матрицы гематологических и иммунологических показателей в процессе гипнотерапии

 

фактор

Начальный сеанс

Завершающий сеанс

до сеанса

после сеанса

до сеанса

после сеанса

Ф1

+СН +ФАЛ +Л +НСТсп +РОК +НСТст

+Э+Э1