Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

 

Ч. У. Гекерторн

 

ТАЙНЫЕ ОБЩЕСТВА ВСЕХ ВЕКОВ И ВСЕХ СТРАН

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ      

ВВЕДЕНИЕ

1.Смысл и свойство тайных обществ. 2. Классификация тайных обществ. 3. Религиозные об-

щества. 4. Политические общества. 5. Цель политических обществ. 6. Религиозные тайные

общества. 7. Самый совершенный человеческий тип. 8. Причины высокого умственного раз-

вития. 9. Первобытная культура. 10. Истинное учение о природе и существе. 11. Основные

правила истинного познания древних. 12. Ключ к мистическому учению. 13. Суть мистиче-

ского учения. 14. Как утратилось истинное знание. 15. Первоначальный дух мистерий и ре-

зультат их упадка. 1б. Мистерия с астрономической точки зрения. 17. Продолжение преды-

дущего. 18. Однообразие догматов. 19. Минование надобности в тайных обществах.

Книга I           ДРЕВНИЕ МИСТЕРИИ

I. Маги. — 20. Происхождение слова маг. 21. Древность магов. 22. Зороастр. 23. Учение Зо-

роастра. 24, Поклонение огню. 25. Происхождение слова Deus, Бог. 2б. Способ посвящения.

27. Миф Рустама.

И. Поклонение Митре. — 28. Мистерии Митры. 29. Происхождение культа Митры. 30. Дог-

маты и т.п. 31- Обряды посвящения. 32. Религии, происшедшие от магизма.

15

III. Брамины и гимнософисты. — 33. Простонародная вера      в Индии. 34. Тайные учения.

35. Брама и Будда. 36. Аскетизм. 37. Гимнософисты. 38. Места, где совершались мистерии.

39. Посвящения. 39 а. Брам и Брама 40. Неизреченное AUM. 41. Лингам. 42. Лотос.

IV. Египетские мистерии. — 43. Древность египетской •цивилизации. 44. Храмы древнего

Египта. 45. Египетские жрецы и цари. 46. Внешнее и внутреннее учение. 47. Египетская ми-

фология. 48. Феникс. 49. Крест. 50. Места посвящения. 51. Порядок посвящения. 52. Мистерии Сераписа. 53. Мистерии Озириса. 54. Изида.

V. Превращения мифа об Изиде. — 55. Распространение египетских мистерий. 56. Дионисии,

или вакхические мистерии. 57. Сабазийские мистерии. 58. Кабирийские мистерии. 59. Элев-

синские мистерии. 60. Двери из рога и слоновой кости. 61. Отмена Элевсинских таинств. 62.

Тесмофории. 63 Цель греческих мистерий более нравственная, чем религиозная.

VI. Китайские и японские мистерии. — 64. Китайская метафизика. 65. Введение в китайские

мистерии. 66. Параллель между буддийскими и римско-католическими обрядами. 67. Лао-

Цзы. 68. Новейшие китайские общества. 69. Японские мистерии. 70. Японское учение. 71.

Лама.

VII. Мексиканские и перуанские мистерии. — 72. Коренные жители Америки. 73. Мексикан-

ские божества. 74. Жестокость мексиканской религии. 75. Посвящение в мистерии. 76. Боль-

шие мистерии. 77. Человеческие жертвоприношения. 78. Облечение в окровавленные кожи.

79- Перуанские мистерии.

VIII Друиды. — 80. Друиды, маги Запада. 81. Храмы. 82. Места посвящения. 83. Обряды. 84.

Доктрины. 85. Политическая и судебная власть. 86. Жрицы. 87. Уничтожение.

DC Скандинавские мистерии. — 88. Дротты. 89- Обряды. 90. Доказательства астрономиче-

ского значения.

16

Книга II ЭМАНАЦИОНИСТЫ

I Каббалистика. — 91- Ее происхождение. 92. Ее развитие. 93. Время возникновения кабба-

листики. 94. Книга Иезирах. 95. Разные роды каббалистики. 9б. Видения Иезекииля. 97. Со-

творение мира из ничего. 98. Распространение каббалистических идей.

П. Гностики. — 99- Характер гностицизма. 100. Доктрины. 101. Развитие гностицизма. 102.

Дух гностицизма.

Книга III РЕЛИГИЯ ЛЮБВИ

I.   Сыны вдовы. — 103. Происхождение религии любви. 104. Манес. 105. Манихейство. 106.

Жизнь Манеса. 107. Успехи манихейства. 108. Доктрины. 109- Распространение религии

любви.

II. Веселая наука. — 110. Переход от древних к современным посвящениям. 111. Дух древних

тайных обществ. 112. Дух современных обществ. 113. Причина и успехи ереси. 114. Усилия и

влияние еретиков. 115. Альбигойцы. 116. Учение альбигойцев. 117. Цели альбигойцев. 118.

Религия трубадуров. 119. Затруднение в понимании трубадуров. 120. Поэзия трубадуров. 121.

Степени у трубадуров. 122. Суды любви.

III. Утешение. —123. Исторические примечания. 124. Доктрины и правила.

IV. Рыцарство.—125. Первоначальная цель. 126. Рыцари—военные апостолы религии любви.

127. Правила и доктрины.

Книга IV ИСМАИЛИТЫ

I- Ложа мудрости. — 128. Различные секты, происшедшие от манихейства. 129. Тайные док-

трины ислама. 130. Кандидаты. 131. Жестокость Бабека Веселого. 132. Исмаилиты. 133- Уче-

ние Каирской ложи. 134. Успехи учения.

П. Ассасины. — 135. Основание ордена. 136. Влияние Хасана. 137. Учение ордена. 138. Пре-

данность последователей. 139. Воображаемый рай. 140. Кровожадный характер Хасана. 141.

Еще примеры преданности в последователях. 142. Христианские государи в союзе с ассаси-

нами. 143. Уничтожение секты.

III. Друзы. — 144. Происхождение секты друзов. 145. Учение. 146. Недавние события.

Книга V РЫЦАРИ ХРАМА

147. Основание ордена. 148. Успехи ордена. 149. Описание командорств. 150. Обвинение

против ордена. 151. Заговоры против ордена. 152. Внимание, оказываемое великому мастеру.

153- Обвинение против тамплиеров. 154. Сожжение рыцарей. 155. Яков Моле. 156. Таинства

тамплиеров. 157. Храм и церковь. 158. Храм — символ Святого Духа. 159. Учение тамплие-

ров. 160. Посвящение. 1б1. Объяснение поругания креста. 1б2. Тамплиеры — противники па-

пы. 163. Бафомет. 164. Последствия падения рыцарей храма. 165. Связь с франкмасонством.

Книга VI ВОЛЬНЫЕ СУДЬИ

I. Священные фемы. — 166. Происхождение и цель учреждения. 1б7. Должностные лица и

организация. 168. Язык и правила посвященных. 1б9. Процедура. 170. Исполнение пригово-

ров 171. Упадок учреждения. 172. Поцелуй девы.

П. Беати Паоли. — 173. Характер общества. 174. Направление и учение. 175. Сведения, со-

общенные одним сицилийским писателем.

18

Книга VII АЛХИМИКИ

I. Алхимики. —176. Астрология есть, может быть, тайная ересь. 177- Каким образом астроло-

гия пришла в упадок. 178.3начение алхимии в науке. 179. Тинктура. 180. Цели алхимии. 181.

История алхимии. 182. Образчики алхимического языка. 183. Личная судьба алхимиков.

И. Розенкрейцеры. — 184. Заслуги розенкрейцеров. 185. Происхождение общества сомни-

тельно. 186. Происхождение названия. 187. Сведения о них самих. 188. Поэтические вымыс-

лы розенкрейцеров. 189. Преуспеяние и уничтожение розенкрейцеров. 190. Переход к франк-

масонам.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Много лет тайные общества были предметом, привлекавшим мое внимание, и я давно наме-

ревался собрать в единое целое все сведения, которые можно было почерпнуть из многочис-

ленных, часто отдаленных, а порою совсем недоступных источников, о любопытнейшей сто-

роне истории человечества — тех тайных учреждениях, религиозных, политических и обще-

ственных, которые существовали с самых древних веков и до нашего времени. Однако я не

привел еще в порядок и не разработал добытых материалов, когда в обозрении Athenaeum'a

(№ 2196) нашел ссылку на II Mondo Secreto сеньора де Кастро, с которым позднее имел удовольствие встретиться в Милане. Я выписал книгу и сначала думал перевести ее; но по мере

того, как подвигалась моя работа, хотя я и начал ее в качестве переводчика, она принимала

характер все более и более самостоятельный. Многое я нашел нужным опустить из ориги-

нального произведения, проникнутого известным политическим направлением и почти все-

гда слишком снисходительного к разным итальянским политическим партиям, которые часто

не лучше разбойничьих шаек. Многое следовало прибавить из источников, преимущественно

английских и немецких, не известных итальянскому писателю. Многое надо было привести

на других основаниях и показать в ином свете. Наконец, читателя следовало познакомить с

обществами, не упомянутыми сеньором де Кастро, как например, гардуна, шоффены, фении,

интернационалисты, о-ки-па, ку-клукс-клан, инквизиция, ваххабиты; так что с этими прибав-

лениями и дополнениями итальянского оригинала, нередко составляющими целые новые

главы, труд, теперь представляемый английской публике, хотя и сохраняет в основной форме

многое из своего иностранного источника, однако может заявлять право на то, чтобы его счи-

тали оригинальным произведением; более того, произведением, заключающим в себе самый

ясный отчет о тайных обществах, известных в Англии, Франции, Германии или Италии. Все,

что написано по этому предмету в этих четырех передовых странах Европы, было просмот-

рено и использовано мною. На английском языке нет ничего, что могло бы соперничать с

этим.

Любознательный читатель, который пожелает подробнейших сведений, может свериться со

списком сочинений, обозначенных в начале каждой книги; я не хотел загромождать текст

сносками, от которых издание достигло бы объема вдвое против настоящего. Читатель может

быть уверен, что почти все в нем изложенное основано на многочисленных и веских свиде-

тельствах авторитетных специалистов, хотя относительно обществ, само существование ко-

торых зависело от сохранения тайны и которые поэтому, ввиду осторожности, оставляли за

собой как можно меньше письменных доказательств, старинная поговорка имеет особенное

значение: «What is hits is history, And what is mist is mystery». (Что в цель попало, то история,

А где туман, там тайна.)

Наконец, имея и то в виду, что объем настоящего издания требовал сжатого изложения фак-

тов — при громадной обширности предмета, — я вводил в описание только такие пояснения

и замечания, которые оказывались неизбежны для уяснения темных мест или пополнения не-

достающих исторических звеньев.

С первого взгляда может показаться, что некоторые общества неправильно включены в это

издание, как «тайные» общества, например, масоны. Члены тайных обществ не имеют обык-

новения заявлять это всему свету, могут нам возразить, однако ни один масон не сочтет сты-

дом и не побоится назвать себя масоном; напротив, он этим гордится и готов трубить о том

всем и каждому, а самый неистовый кельт, жаждущий содействовать возрождению родной

земли и вступивший для того в братство фениев, имеет достаточно ума, чтобы содержать это

в глубочайшей тайне от непосвященных. Я придерживался такого правила: включал в свое

собрание «тайных» обществ все те, которые имели или имеют «тайные правила и обряды»,

скрытые от света, хотя существование самого общества – вовсе не тайна. В сущности, нет

союза между людьми, который не обнаружился бы со временем. При всем желании членов

союза скрываться во мраке и не быть лично известными, цель их соединения должна обнару-

житься какими-нибудь явными действиями; где есть действие, там предполагается деятель, и

если нет видимого, то подозревают тайного. Вот, например, туги так сильно желали остаться

неизвестными, однако существование подобного общества подозревали задолго до того, как

был открыт кто-либо из его членов. Алхимики и мистики также нашли свое место в настоя-

щем издании, в силу того, что распространяли тайное учение или учение свое облекали в

слова, понятные одним последователям; так же точно и инквизиция, хотя являлась государст-

венным судебным учреждением, однако имела своих тайных агентов и тайное делопроизвод-

ство, поэтому справедливо должна быть включена в категорию тайных обществ.

Тайные общества, религиозные и политические, опять стали возникать со всех сторон. Рели-

гиозные общества могут быть обойдены молчанием, так как вообще не имеют значения, по

отсутствию новизны; но к обществам с политической целью нельзя отнестись с пренебреже-

нием на основании их ничтожества. Интернационалы, фении, коммунисты, нигилисты, вага-

биты тайно стремятся к ниспровержению настоящего порядка вещей. Убийства англичан, со-

вершенные индийцами, указывают на козни тайных обществ в английских владениях в Ин-

дии. Незадолго до большого возмущения индийцев корреспондент одной английской газеты

упоминал с пренебрежением о религиозном обряде, замеченном во всей английской Идии,

который состоял в том, что какие-то маленькие хлебы носили из деревни в деревню; впослед-

ствии же вышло, что этим обрядом призывали народ готовиться к всеобщему восстанию;

итак, за действиями туземцев надо строго наблюдать.

Для ясности и облегчения справок весь текст разделен на небольшие отделы с соответствую-

щими заголовками и последовательной нумерацией.

Ноябрь, 1874

ВВЕДЕНИЕ

1. Смысл и свойство тайных обществ. — Для истинных мыслителей, которым история пред-

ставляется рядом удивительных целей, нет ничего случайного в жизни мира. Для них возник-

новение и действие тайных обществ не странные и необъяснимые явления, не временная

форма, не скоротечное и неожиданное действие, но вполне ясный и предвиденный результат

известных причин.

Некогда тайные общества были так же необходимы, как открытия: дерево должно иметь ко-

рень. Возле владычества силы, идолов богатства, фетишей суеверия должно было, во все века

и во всех государствах, существовать место, где кончалось владычество силы, где кумирам не

поклонялись более, где фетиши были осмеяны. Таким местом оказывались кабинет филосо-

фа, храм жреца, подземелье сектанта.

2. Классификация тайных обществ. — Тайные общества могут быть распределены на сле-

дующие. 1) религиозные, как, например, египетские или Элевсинские таинства. — 2) воен-

ные: тамплиеры. — 3) судебные: фемы, или вемы. — 4) ученые: алхимики. — 5) граждан-

ские: франкмасоны. — 6) политические- карбонарии. Но черта разграничения не всегда точно

определена; некоторые общества соединяли с учеными целями богословские догматы, как,

например, розенкрейцеры; и политические общества имеют неминуемое влияние на граждан-

скую жизнь. Поэтому удобнее будет разделить тайные общества на две различные группы:

религиозные и политические.

3. Религиозные общества. — С самых древних времен вероисповедание имело свои тайные

общества; то есть они возникли с того периода, когда истинные религиозные познания пер-

вых людей — состоявшие, надо заметить, из понятия о мироздании и Вечном Могуществе,

которое произвело его, и законах, вторыми оно поддерживалось — мало-помалу стали утра-

чи-аться в общей массе человеческого рода Истинное знание лавным образом сохранилось в

древних «мистериях», хотя они и отдалились на одну степень от первобытной, врожденной

мудрости, представляя только тип, вместо прототипа; именно, явления природы внешней,

временной, вместо действительности природы внутренней и вечной, которой видимый мир

есть одно внешнее проявление. Так как определение этого возвращенного теперь истинного

знания необходимо для уразумения многого, что составляло учение древних религиозных

обществ, то мы, позднее, более подробно остановимся на этом предмете.

4 Политические общества. — Политические тайные общества были благодетельными регуля-

торами и предохранительными клапанами для настоящего; для будущего — могущественны-

ми рычагами. Без них драма истории состояла бы из одного монолога деспотизма, который,

сверх того, лишился бы цели и не имел действия, если бы не служил к упражнению воли че-

ловека, побуждая к противодействию, вызывая сопротивление.

Каждое тайное общество есть действие размышления, следовательно, совести. Накопившееся

размышление, которое определилось, есть совесть. В этом смысле тайные общества в некото-

рой степени служат выражением совести в истории. В каждом человеке есть Нечто, принад-

лежащее ему, но как будто находящееся не в нем, а так сказать, вне его. Это смутное Нечто

сильнее его; он не может ни возмущаться против его владычества, ни уклоняться или бежать

от его преследования. Эта часть нашего существа неосязаема; ее не достигнет ни кинжал

убийцы, ни секира палача; приманками ее не увлечешь, мольбами не смягчишь, угрозами не

устрашишь. Она-то создает в нас двойственность, которую мы ощущаем в виде угрызений

совести. Человек добродетельный, сознающий это, находится в мире с самим собою; это

смутное Нечто не гнетет его и не терзает; так точно, как в физической природе силы, дейст-

вующие в человеческом теле, нечувствительны, когда действуют согласно; если же он посту-

пает дурно, то возмущается лучшая часть его существа. Тайные общества — выражение той

же двойственности, проявляющейся в народах; они то смутное Нечто в политике, которое

действует на общественную совесть и вызывает угрызения, обнаруживающиеся в виде «тай-

ного общества», мстительного и очистительного угрызения. Согласно вечным законам, оно

возрождается через смерть, а свет вызывает из мрака, через огонь. Никто не видит света, ка-

ждый ощущает. Можно сравнить его с невидимою звездой, свет которой, однако, доходит до

нас из области, куда вовек не ступит нога человека.

Одно из самых явных чувств, порождающих тайные общества, - это мщение, но это хорошая

и мудрая месть, вовсе не сходная с личным злопамятством, неизвестным в вопросах общест-

венных интересов; желание наказывать учреждения, не личности, поражать щей, а не людей

— великая месть соединенными силами, наследство, передаваемое отцами детям, благочес-

тивый завет любви, который освящает ненависть и расширяет пределы ответственности и

нравственных правил человека. Есть законная, необходимая ненависть — ненависть ко злу,

которая спасает народы. Горе тому народу, который не умеет ненавидеть, потому что зло это

— нетерпимость, лицемерие, суеверие, рабство!

5. Цель политических обществ. — Цель их членов — воздвигнуть идеальный храм прогресса,

оплодотворить в сердцах прозябающих или порабощенных народов зародыши будущей сво-

боды. Это достославное здание, правда, еще не закончено и, быть может, никогда завершено

не будет, но попытка, сама по себе, придает тайным обществам некоторое нравственное ве-

личие, тогда как без этой цели борьба их низводится на степень мелкой, эгоистической войны

партий. Она же объясняет существование тайных обществ, хотя едва ли оправдывает их. Если

спросят мое искреннее мнение, то я отвечу, что не думаю, чтобы тайные общества когда-либо

исполнили, что обещают. Любя справедливость, я не могу не одобрять теоретического стрем-

ления к свободе и равенству; как существо мыслящее, сужу по опыту в прошлом и природе

вещей, где добро и зло должны существовать вечно и вечно быть в борьбе, о подобное стрем-

ление также вечно должно оставаться без соответствующего практического результата. Сво-

боде еще способствовать можно, и часто делали это—да и теперь ежедневно делают; но будь

сегодня установлено всемирное, общественное и политическое равенство, едва ли оно про-

длилось бы по завтра. Неоспоримо, что пока люди одарены не одинаково, и страсти их не

одинаковы, равенство между ними — одна мечта. Трудно назвать страну, которая извлекала

бы существенную и постоянную пользу из действий какого-либо тайного политического об-

щества. Надо заметить, что ни в одной из двух стран, пользующихся наибольшею свободой,

политической и общественной, а именно в Англии и Швейцарии, не бывало тайных обществ

с народным или историческим значением. Правда, когда швейцарцы свергли австрийское

иго, тридцать человек заключили союз для освобождения отечества; но это были заговорщи-

ки, и даже их замыслы значительно изменились, вследствие поступков и смерти Геслера. И

Тель убил, его не потому, что он, Тель, был членом тайного общества и обязан был убить его,

а за то, что австрийский наместик сделал зло лично ему, угрожая жизни его сына.

6. Религиозные тайные общества. — Самые древние тайные общества образовались не столь-

ко с политической, сколько с религиозной целью, включая всякое искусство и науку; потому

религия справедливо была названа археологией человеческих знаний. Сравнительная мифо-

логия сводит все внешне противоречащие и противоположные верования к одному перво-

бытному, основному, истинному понятию о природе и ее законах; все превращения, сопос-

тавления и разговоры одного или более богов, передаваемые в священных книгах индусов,

парсов и других народов, основаны на простых физических фактах, искаженных и ложно

представленных, с намерением или случайно. Истинное понимание природы было преиму-

ществом наиболее высокоразвитого из всех человеческих племен, арийского племени, кото-

рое занимало высшую точку азиатской возвышенности к северу от Гималайских гор. К югу

от них лежала долина Кашмира, с ее вечною весною, дивным богатством растительности и

общими чертами природы, всего более подходившей к изображению земного рая и блажен-

ного местопребывания в высшей степени богато одаренных человеческих существ.

7. Самый совершенный человеческий тип. — И богато одаренных именно потому, что в та-

ком благодатном месте мог быть произведен только высший тип, так сказать, квинтэссенция

той роскошной природы, с которой он составлял одно целое и потому был в состоянии по-

стигнуть ее во всей ее полноте Подобно тому, как силы природы произвели растения и жи-

вотных разных степеней развития и совершенства, так они произвели и различные человече-

ские типы с разными степенями развития; самый совершенный тип, как уже сказано, арий-

ский, или кавказский, один имеет историю и один заслуживает нашего внимания, когда мы

изучаем духовную историю человечества. Даже там, где кавказское племя приходит в сопри-

косновение и смешивается с черным племенем, как например, в Индии и Египте, развитие

высшее, историческое, начинается с белого человека.

8. Причины высокого умственного развития. — Я уже говорил, что климатические и другие

внешние условия благоприятно действуют на степень развития. Это общеизвестная истина

относительно растений, но и человек — растение, только одаренное сознанием и подвижно-

стью, поэтому эта истина должна быть равно применима и к нему; опыт доказывает это наде-

ле. Его органы, особенно мозг, достигают высшего совершенства; следовательно, он наибо-

лее способен созерцать природу и постигать ее деятельность; из того следует, что он никогда

не может быть варваром, погруженным в невежество, и с самого начала, вероятно, имел по-

знания даже выше тех, которыми так гордится теперь. Варварство в белых племенах, как я

доказывал это в другом сочинении, есть только последствие погибшего просвещения. В той

же работе я доказывал, чем могли быть эти познания и как они частью утратились, частью

были искажены. Настоящее сочинение было бы неполно, если не включить в него хотя бы

частицу моих объяснений: некогда человек имел истинное понятие о природе и ее деятельно-

сти, именно в этом причина того, почему мистерии описанных народов имеют столько обще-

го в догматах обрядах- поэтому в них придается большое значение известным идеям и образ-

ам, и поэтому все они одинаково печальны. Святость, приписываемая во все века и во всех

странах числу семь не была еще с точностью объяснена ни одним известным писателем(1),

объяснение, которое я представлю, докажет, что сходство между собою религиозных и науч-

ных доктрин народов самых отдаленных должно иметь основанием общий источник, хотя

загадочные и мистические формы, в которых хранились эти познания, постепенно стали ка-

заться самими фактами.

Теперь читатель увидит, что эти замечания, цель которых он сначала, быть может, не угады-

вал, не чужды нашего предмета; нельзя понять происхождение и смысл того, чему поучали

мистерии, не составив себе ясного понятия о первобытных познаниях и культуре человека.

9. Первобытная культура. — Из предшествующего очевидно, что я не последователь той

школы, которая утверждает, что человек постепенно возвысился от состояния варварства до

настоящей цивилизации. Напротив, я принадлежу к числу тех, которые в эпохе, до того отда-

ленной, что даже страшно подумать об этом, усматривают свет высокоразвитой культуры и

могучих умственных сил. Принято за правило, что доисторические времена покрыты мраком,

и люди воображают, будто при каждом шаге назад они должны углубляться в непроглядную

мглу. Но если мы станем подвигаться далее и далее, не закрывая глаз, мрак будет отступать

перед нами, как небосклон, к которому мы по-видимому приближаемся; новый свет приба-

вится к нашему свету, новые солнца загорятся, новые зори взойдут перед нами; мрак, кото-

рый не что иное, как концентрированный свет, разредится в первобытное состояние, то есть

свет; и так как внешность подразумевает множество, а внутренность единство — ветвей мно-

го, но корень один — так и все религиозные верования, даже облеченные

(1) Исключая, разумеется, того, у кого я заимствовал мои сведения, Якова Беме относительно

которого см. дальше.

в самые нелепые и унизительные обряды и суеверия, чем ближе мы добираемся до их источ-

ника, кажутся тем более и более очищенными и возвышенными, с более широкими взгляда-

ми, учениями и целями. Как говорит Тегнер: «kanslans grundton ar anda densamma». (Основ-

ной тон чувства всегда один и тот же.)

И, по выражению того же поэта, древность:

"...det Atlantis som gick under

Meb hogre kraft, med adlare begar.»

(Та Атлантида, которая погибла

С высшими силами и высшими целями.)

Таким образом, этические оды о Будде и Зороастре считались предтечами учения христиан-

ства. Сам Блаженный Августин говорит: «То, что теперь называется христианской религией,

существовало у древних и было присуще человеческому роду от самого начала веков до

пришествия Христа, со времени которого истинная вера, уже существовавшая, стала назы-

ваться христианскою».

Наконец, во всех возвышеннейших верованиях лежали в основании, хотя в различных и по-

рой даже искаженных образах, известные идеи, в некотором смысле общие всем. Таково ве-

рование в Троицу; догмат, что «Logos» или вездесущее Слово сотворило все существующее

из Ничего, поклонение огню, учение о возрождении через огонь и другие.

10. Истинное учение о природе и cуществе. — На каком познании основывалось учение мис-

терий? На началах происхождения всех вещей, общем состоянии, возникновении, переработ-

ке и ходе природы, вместе с единством, преобладающим на небе и на земле. Несколько лет

назад это провозгласили под звуки фанфар, как новое открытие, а между тем такой древний

автор, как Гомер, уже говорит в 8-й книге «Илиады» о золотой цепи, соединяющей небо и

землю, золотой цепи сочувствия, невидимом, всепроникающем, всесвязующем влиянии, на-

зываемом различными именами, как-то: anima mundi, mercurius philosohorum (1), лестница

Якова, жизненные магнетические токи, огонь волшебника и т. д. Эти познания, благодаря

пристрастию чело-века к перемене, с течением времени постепенно исказились превратными

толкованиями и переполнились, так сказать, вышивками по этой канве, созданными причуд-

ливой фантазией самого человека, и таким образом возникли суеверные теории, сделавшиеся

верою немыслящей толпы и не утратившие своего влияния на умы даже сегодня, держащие в

духовном рабстве мириады людей, которые дрожат перед тысячами призраков, вызванных

кознями духовенства и собственным их невежеством, тогда как —

Felix qui potuit rerum cognoscere causas;

Atque metus omnes etinexorabile fatum

Subjecit pedibus, btrepitumque Acherontis avari». (2)

11. Основные правила истинных познаний древних. — Из учения мистерий мы вправе заклю-

чить, что первобытные люди знали следующее, хотя в мистериях это познание уже затемне-

но, искажено представлением одних феноменов внешнего мира, вместо внутренних, духов-

ных, символических ИСТИН:

I. Везде вокруг нас мы видим доказательства всепроникающей жизни, поэтому мы должны

допустить, что есть всемирная, всемогущая и вседержительная жизнь.

II. За или над первобытной жизнью, составляющей основу этой системы, виден «Неизменный

Двигатель», единственное сверхъестественное существо, которое Словом или «Logos» созда-

ло все из самого себя; причем не подразумевается пантеизма, так как слова говорящего, хотя

из него истекающие, все же не он сам.

III. Всемирная жизнь бесконечна.

IV. Вещество вечно.

V. Это вещество — свет.

1 Душа мира, Меркурий философов

2 Счастие, кто познал причину вещей, он попрал ногами все страхи, и непреклонную судьбу,

и шум алчного Ахерона.

VI. Что проявляется внешним образом, то должно было существовать отвлеченно, испокон

веков, в первообразе, который отражался в так называемом зеркале Maja индийской мифоло-

гии, откуда произошли выражения: «magus» (маг), «magia, (магия), «magic» (магизм), «image»

(образ), «imagination» (воображение), все подразумевающие облечения первобытной, живой

материи без образа в определенную форму, вид или существо. В новейшей теософии зеркало

Maja называется Вечным зеркалом чудес, Девственницей Софиею, вечно рождающею и веч-

но девственною.

VII. Вечная жизнь, проявляющаяся таким образом в материи, есть разумная жизнь, и этот ви-

димый мир управляется теми же законами, которые управляют невидимыми мирами сил.

VIII. Эти законы, согласно которым проявляется жизнь, суть семь свойств вечной природы;

шесть действующих свойств и седьмое, в котором как бы отдыхают все первые шесть, со-

вмещенные в полном равновесии или гармонии, то есть рае. Эти семь свойств, основание

седмеричных чисел, встречаемых в естественных явлениях всех древних и новейших позна-

ний, суть: 1. притяжение; 2. реакция, или противодействие; 3. кругообращение; 4. огонь; 5.

свет; 6. звук; 7. тело, или совмещение всего.

IX.. Эта седмерица делится на две троицы или два полюса посредством огня — символически

изображенного крестом — по середине. Два полюса составляют вечную двойственность или

антагонизм в природе—так, первые три свойства материя или мрак, производящие боль и

страдание, то есть ад, космически — зима; последние же три исполнены света и наслаждения,

то есть рай, космически — лето.

X. Огонь — великий химик, или очиститель и претворитель природы, превращающий мглу в

свет. Отсюда проистекает чрезвычайное благоговение и всеобщее поклонение огню всех

древних народов; жрецы Зороастра носили покрывало на рту, опасаясь осквернить огонь сво-

им дыханием. Под огнем, само собою, подразумевается тот небесный, электрический огонь,

существование и свойство которого довольно хорошо были известны древним. Они отличали

движущую силу от движимого вещества и назвали первую огненным эфиром, или духовным

началом жизни, Божеством, Юпитером, Вулканом, Пта, Кнеф.

XI   Всякий свет рождается из мрака и должен пройти сквозь огонь, чтобы стать светом; дру-

гого пути нет, кроме того, который идет через мрак или смерть, или ад — идея эта выражена

во всех мистериях. Как растение не может развиться до красоты цветка, листьев и плодов, не

пройдя мрачного состояния зерна, схороненного в землю, где оно химически претворяется

посредством огня, так и духу нельзя достигнуть полноты знания и света, не пройдя фазиса

самозатмения и заключения, в котором он мучился, страдал — в котором находился, как бы в

горниле, в муках рождения.

12. Ключ к мистическому учению. — Что первобытные люди имели понятие о вышеизло-

женных фактах, достоверно известно не по одним положительным выводам из учения мисте-

рий, но также на основании памятников древности, которые величием мысли и единством

идеала превосходят все, что исполнило новейшее искусство, или промышленность, или даже

вера. Принимая это в соображение, читатель глубже вникнет в истинное значение догматов

посвящения, чем могли это сделать сами посвященные. Он также поймет, что единообразие в

учениях мистерий обусловливается фактом, что излагаемые догматы суть объяснения все-

мирных явлений природы, одинаковых на всех пунктах земного шара. Поэтому, описывая

обряды посвящения, я не прибавлю к ним никаких комментариев или толкований, а просто

сошлюсь на этот параграф введения, как на ключ.

13 Суть мистического учения. — Оно было теологическое, нравственное и научное. Теологи-

ческое, потому что посвященным доказывало заблуждение пошлого политеизма и заключало

в себе доктрину о Единстве и будущем возмездии; нравственное, потому что его правила со-

ответствовали словам Иисуса Христа: «Люби ближнего как самого себя», и наставлению

Конфуция: «Если сомневаешься, хорошо действие или дурно, вовсе воздержись от него»; на-

учное, потому что начала, ТАЙНЫЕ OРДЕНА, упомянутые выше, были в нем изложены с их

естественными и необходимыми выводами, последствиями и результатами

14. Как утратилось истинное знание. — Хотя я уже упоминал несколько раз, что истинное

понятие о природе, которое имели первобытные.люди, с течением времени исказилось и

смешалось с заблуждениями, не лишним будет указать, каким путем это произошло. Досто-

верно известно, что древнейшая религия, какая встречается в письменных памятниках, это

сабеизм, или гелиосо-археизм. Солнце, месяц и звезды, однако, представлялись истинным

первоначальным посвященным одними наружными проявлениями и символами внутренних

сил Вечной Жизни. Но такие отвлеченные истины нельзя было сделать доступными для низ-

кого умственного уровня все прибывающей толпы, естественно более занятой удовлетворе-

нием материальных потребностей; отсюда произошло олицетворение небесных тел и от них

зависящих времен года на земле Постепенно то, что сначала было просто человеческим изо-

бражением символа, стали принимать за олицетворение лица, существовавшего на земле. Та-

ким образом, солнце, для первобытных людей, было внешним проявлением Вечной, всепод-

держивающей, всеохраняющей Жизни; в разных странах и веках эта сила олицетворялась

именами: Кришна, Озирис, Гермес, Геркулес и так далее; впоследствии стали считать эти об-

разы людьми, некогда действительно существовавшими и обоготворенными за дарованные

ими человечеству благодеяния. Показывали могилы этих мнимых богов, как, например, вели-

кую пирамиду, будто бы могилу Озириса; совершали празднества, цель которых, по-

видимому, заключалась в ежегодном возобновлении печали вследствие их утраты. Прохож-

дение солнца через знаки Зодиака дало повод к мифам о воплощениях Вишну, о подвигах

Геркулеса и т. п.; его мнимая утрата силы зимою и возвращение ее в зимнее солнцестояние

дали повод к мифу о смерти, нисхождении в ад и воскресении Озириса и Митры. Итак, что в

одном веке было чистое естествознание, то в другом стало баснословием, а в третьем — сказ-

кой с колоритом той местности, где она преобладала. Повсюду встречаемое число семь, когда

утратилось понятие, что

местное преобладание есть необходимый результат семи свойств природы, приписали семи

известным тогда планетам.

15 Первоначальный дух мистерий и результат их упадка. — В мистериях все имело характер

астрономический, но в астрономических символах скрывался более глубокий смысл. Опла-

кивая скрывшееся солнце, посвященные в сущности скорбели об утрате того света, влияние

которого есть жизнь, тогда как действие стихий, согласно законам химического притяжения,

только производит феномен смерти и уничтожения. Посвященные силятся выйти из-под вла-

дычества поработительницы —• Ночи в достославную независимость дарующей свободу Со-

фии; быть умственно погруженными в божество, то есть Свет- Адептам преподавались дог-

маты древнего естествознания, но уразумение их должно было возникнуть в душе ученика по

вдохновению. Не мертвое тело науки передавалось посвящаемому, предоставляя случаю,

оживится оно или нет, но в него вдыхали живой дух. Так как больше должно было постигать-

ся внутренним вдохновением, чем передавало устное учение, то это и было причиной посте-

пенного упадка мистерий; идеал заменился реальностью и чисто физические элементы — са-

беизм и археизм — стали их преобладающими чертами. Постоянно встречающиеся в святи-

лищах смерти и возрождения эмблемы и напоминания, указывающие на таинство, на то, что

минута высшего психического наслаждения наиболее разрушительна для телесного сущест-

вования — то есть высочайшее наслаждение, как бы мимолетный взгляд в рай, — эти эмбле-

мы и напоминания были отнесены к одной внешней природе; и ложное толкование их повело

к разным верованиям или суевериям, которые наполнили землю преступлениями и бедствия-

ми, кровавыми войнами, жестокими междоусобицами и гонениями. Кровожадные фанатики,

споря о словах, значение которых не понимали сами, утверждая противные догматы, одина-

ково ложные с той и другой стороны, изобрели адские муки, чтобы вынудить противников

усвоить их взгляды. В то самое время, когда две магометанские секты Омара и Али сражают-

ся, чтобы решить, следует ли начинать омовение с кисти руки или с локтя, они, однако, со-

единяются, чтобы

разбить или обратить в свою веру христиан. Да и последние разделившись на бесчисленные

секты, отличились гонениям не менее жестокими, чем когда-либо производили так называе-

мые языческие народы. Не довольствуясь попыткою истреблять огнем и мечом турок и жи-

дов, одна христианская секта учредила и такое судилище, как инквизиция, а противники ее,

выказав такое же жестокосердие, когда достигли власти, лишали католиков гражданских прав

и нередко казнили их. Обоюдною ненавистью сопровождается даже их миссионерское рвение

— приносящее крайне жалкие результаты, несмотря на красноречивые отчеты, сочиняемые

миссионерскими обществами в отечестве, чтобы выманивать у публики] деньги. Приведем

один пример: какой-то передовой миссионер пытался заранее внушить обитателям Полине-

зии предубеждение против протестантов переводом «Книги мучеников- Фокса на туземный

язык и наглядно объясняя ее содержание с помощью волшебного фонаря.

16. Мистерия с астрономической точки зрения. — Так как мистерии в том искаженном и бес-

цельном виде, в котором дошли до нас, и поныне совершаются во франкмасонстве и, глав-

ным образом, имеют астрономический смысл, несколько общих замечаний об основных на-

чалах избавят нас от множества бесполезных повторений при описании каждой отдельно.

В самой древней индийской религии говорится о грехопадении человечества, вследствие

вкушенного плода от древа знания, и затем изгнании его из рая. А если прочесть рассказ о

грехопадении в книге Бытия, облеченный в таинственную и астрономическую оболочку, то

получится нечто вроде следующего: Адам — не единичное лицо, но человек вообще, то есть

человечество — и его подруга Ева — что означает жизнь — после весны и лета, проведенных

в саду эдема, неизбежно! должны были достигнуть времени года, когда змея Тифон, символ

зимы, указывает в небесном круге на приближение царства Зла, зимы. Аллегорическое тол-

кование, проникшее повсюду, было причиной, что malum, «зло», также изображалось «ябло-

ком», произведением осени, указывающим на окончание жатвы и на то, что человек снова

должен обрабатывать землю в поте лица. Наступает холодная пора и ему нужно покрыться

аллегорическим листом смоковницы. Небесный круг обращается человек созвездия Боотес,

то же что Адам, следует за Девою, которая в руке держит ветвь с плодами и как будто зама-

нивает или увлекает его. Священная ветвь или растение входит в состав всех мистерий. Во-

первых, индийский и египетский лотос, потом смоковница Атиса, мирт Венеры, омела друи-

дов, золотая ветвь Виргилия, розовый куст Изиды — в «Золотом Осле» Апулей возвращается

к своему естественному виду, поев роз — букс Вербного воскресенья и акация масонов.

Ветвь в опере «Роберт-дьявол» — это мистическая ветвь мистерий.

17. Продолжение предыдущего. — Печальный характер мистерий — Во всех мистериях мы

встречаем бога, высшее существо или необыкновенного человека, вынесшего смерть, чтобы

начать новое, более славное существование; повсюду воспоминание о каком-то великом и

печальном событии погружает народы в скорбь и печаль, которые немедленно сменяются

живейшей радостью. Озирис убит Тифоном, Уран Сатурном; Адонис растерзан диким ве-

прем; Ормузд побежден Ариманом; Атис, Митра и Геркулес сами лишают себя жизни; Авель

убит Каином, Бальдур Локами, Вакх исполинами; ассирийцы оплакивают смерть Фаммуза,

скифы и финикияне Аммона, вся природа — великого Пана, франкмасоны Хирама, и так да-

лее. На источник этого общего верования уже было указано.

18. Однообразие догматов. — Учение о Единстве и Троице включалось во все мистерии. Во

многих религиозных верованиях мы встречаем нечто вроде подражания христианским догма-

там, деву, рождающую спасителя и все-таки остающуюся девой. В чисто внешнем смысле эта

девственница есть Дева зодиака, и спаситель, ею рожденный, солнце; в более глубоком,

внутреннем смысле, это вечный идеал, в котором вечная жизнь и разум, сила электричества и

свойство окрашивать, первое поддерживающее, последнее украшающее видимое существо-

вание, воплощаются, так сказать, в бесчисленных созданиях, наполняющих мир — лучше то-

го, сама вселенная и есть. А девственница остается тою же девственницей и ее собственное

свойство не изменяется, так точно, как воздух производит звуки, свет цвета, ум мысли, нис-

колько вследствие того не изменяясь в существе. Бесспорно, эти начала не так полно и отчет-

ливо выражены в учениях древних мистагогов, но основное понятие о них может быть выве-

дено из того, чему они учили.

Во всех мистериях свет представляется рожденным из мрака. Таким образом неоднократно

появляется божество, называемое то Мага-Бавани, то Кали, то Изида, то Церера, то Прозер-

пина. Персефона, царица неба, есть ночь, из недр которой истекает жизнь и к которой эта

жизнь возвращается, тайное сочетание жизни и смерти. Кроме того, она называется еще Ав-

ророю, а в германском мифе Аврора — начало, возвращающее жизнь. Она не только ночь, но

и мать солнца, то есть заря, за которою сияют звезды. Когда она служит символом, земли, как

Церера, ее представляют с колосьями  Подобно; печальной Прозерпине, она прекрасна и бле-

стяща, но так же; печальна и мрачна. Таким образом, она соединяет ночь с днем,. радость с

грустью, солнце с месяцем, жар с сыростью, божественное с человеческим. Древние египтяне

часто представляли божество в виде черного камня, и черный камень Каабы, которому по-

клоняются арабы, по описаниям, первоначально был белее снега и более блестящий, чем

солнце, олицетворяет ту же мысль с прибавлением понятия, что свет предшествовал мраку.

Во всех мистериях мы находим крест — символ очищения и спасения; три, четыре и семь

были священные числа, в большей части мифологий мы встречаем два стола; мистические

пиры свойственны всем, так же точно, как испытания огнем, водою и воздухом, круг и тре-

угольник, одинарный и двойной, повсюду изображают дуализм или разделение природы на

полюса; во всех посвящениях неофит представлял собою доброе начало, свет, побежденный

злом, мраком, и его задача заключалась в достижении прежнего превосходства, вновь ро-

диться или переродиться через смерть и ад с его ужасами, наглядно изображаемыми в то

время, как неофит проходил по семи пещерам или поднимался на семь ступеней. Все это, бо-

лее глубоком смысле, означало вечную борьбу света с целью освободиться от препон матери-

альности, которую он брал на себя, проходя сквозь семь свойств вечной природы, во второ-

степенном смысле, когда глубочайшее значение утратилось для человечества, это означало

проход солнца через семь знаков зодиака, от Овена до Весов, как это видно во франкмасонст-

ве в степени Королевской Арки и в лестнице с семью ступенями степени рыцаря Кадош. Во

всех мистериях деятели одни и те же, олицетворяющие астрономические, или космические

явления; во всех посвященные узнавали друг друга посредством знаков и условных выраже-

ний; во всех условия посвящения были одни и те же — зрелый возраст и чистота жизни По-

этому Нерон не осмелился, когда был в Греции, явиться кандидатом для посвящения в Элев-

синские таинства. Во многих мистериях главный иерофант был обязан вести уединенную,

безбрачную жизнь, чтобы на свободе вполне посвящать себя изучению и созерцанию небес-

ных предметов. А чтобы достигнуть такой отвлеченности, жрецы имели обыкновение, в ран-

ний период истории, умерщвлять плоть употреблением известных трав, которые считались

одаренными свойством подавлять всякое страстное возбуждение; для охранения себя от него

они порою прибегали к более сильным и решительным мерам Во всех странах, где существо-

вали мистерии, посвящение стали считать необходимостью, как впоследствии крещение ме-

жду христианами, обряд, который на самом деле был исполняем во всех мистериях Посвя-

щенные назывались эпоптами, то есть видящими вещи, как они есть, тогда как перед тем они

назывались мистами, что означало совершенно противоположное. Во всех мистериях мы

встречаем больше или меньше тайн, внешнее и внутреннее учение и три степени. Выдать

тайны везде считалось низостью и было сопряжено с самыми тяжкими карами; оттого также

во всех посвящениях кандидат должен был произносить самые страшные клятвы, что сохра-

нит вверенные ему тайны Алкивиад подвергся изгнанию и был предан фуриям за то, что вы-

дал мистерии Цереры; Прометей, Тантал, Эдип, Орфей подвергались разным наказаниям по

той же причине.

19 Минование надобности в тайных обществах. — Благодаря самим тайным обществам, в

них теперь нет уже надобности, по крайней мере в области мысли. В политике, однако, в ка-

ждом веке, встречаются обстоятельства, которые вызывают их, хотя они редко достигают не-

посредственной цели. Но мысль религиозная, философская и политическая, которая вызывает

v святош и дураков стремление подавить ее. потому что она нарушает их покой, только будет

становиться сильнее от противодействия. Наука становится несокрушимым оплотом против

вторжения догматических нелепостей, и возникает ученая церковь, где наука, а не смирение,

труд, а ве истязания и посты считаются необходимыми условиями. Различные явления но-

вейшей жизни служат тому доказательством. Если человек в течение веков умственного мра-

ка уничтожал себя ради великого, боготворимого Всего, он не станет в лучшие времена отри-

цать то, чем обязан Богу; в своем поклонении Ему он изучает и чтит самого себя, разрушает

фетиши и ратоборствует за истину, которая и есть слово Божие. Он не может отвергать боже-

ственного, не отвергая самого себя

В древности разум возвышался от религии к философии, в наше время в силу крутой реак-

ции, он возвысится от философии к религии. А люди, которые таким путем достигли веры и

отбросили страх в силу своего всеобъемлющего сочувствия — такие люди суть истинные

преобразователи человечества и не нуждаются ни в тайных знаках, ни в условных словах,

чтобы узнавать друг друга; наоборот, они против всего подобного, потому что свобода, по их

взгляду, состоит в гласности. Где преобладает свобода, таинственность уже, более не нужна

для достижения всяких хороших и полезных целей, прежде она нуждалась в тайных общест-

вах чтобы торжествовать, теперь ей нужно только открытое единство, чтобы поддерживаться

Нельзя, разумеется, утверждать, что настало время, когда можно высказывать всякую истину

без опасения и клеветы, и козней, и противодействия, особенно в вопросах религиозных; да-

леко до того, как явствует из недавних поразительных при-меров. Слова Фауста все еще

имеют свое применение: «Кто дерзнет назвать дитя его настоящим именем? Немногие,

знающие об этом что-нибудь, которые не остереглись безумно раскрыть перед чернью свое

переполненное сердце, обнару-жить свой взгляд, тех распинали и сжигали.. Конечно. о те-

лесном истязании или сожжении теперь нет речи, но политика, а в особенности козни като-

лического духовенства еще имеют в своем распоряжении несколько винтов для пальцев и

раскаленных железных полос для прижигания доброй славы человека: поэтому, хотя я и со-

мневаюсь в политичности и, по большей части, в успехе тайных обществ, все-таки не могу

отказать в дани удивления тем, которые действуют по своим убеждениям.

Книга I

ДРЕВНИЕ МИСТЕРИИ

I МАГИ

20. Происхождение слова маг. — Название: маг происходит от Maja, зеркало, в котором Бра-

ма, по индийской мифологии, испокон веков видит себя и все чудеса своего могущества. От-

того образовались слова: magus (маг), magia (магия), magic (магизм), image (образ),

imagination (воображение) — все как синонимы, подразумевающие облечение могущества

первобытной живой материи без образа в определенную форму, вид или существо Маг, сле-

довательно, это тот, кто изучает действие Вечной Жизни.

21. Древность магов. — Маги, как назывались древние жрецы в Персии, представляли собою

не только учение или веру, они составляли монархию — их власть поистине равнялась власти

монархов Это подтверждает и тот факт, что волхвы, приведенные звездою к яслям Иисуса

Христа, называются в предании то королями, то волхвами. Как мудрецы, они были царями,

если согласиться с Горацием:

Ad summam, sapiens uno minor est  Jove, dives, Liber, honoratus, pulcher, rex denique regum

(«Словом сказать, мудрец ниже одного только Юпитера; он богат, ден, чтим, красив, наконец

царь царей».)

Их первосвященническое царствование предшествовало возникновению Ассирии, Мидии,

Персии. Аристо утверждает, что оно было даже древнее основания Египетского царства;

Платон считал их древность мириадами(1) лет, не имея возможности исчислить ее годами. В

наше время большая часть писателей сходится в мнении что гегемония магов возникла за

пять тысяч лет до троянской войны.

22. Зороастр. — Основателем касты магов был Зороастр, который не был, как утверждают это

некоторые, современником Дария, но жил веков за семьдесят до нашей эры. И родиной его

была не Индия, а Бактриана, которая лежит восточнее, за Каспийским морем, у самых индий-

ских гор, по большим рекам Оксус и Яксарт; следовательно, брамины или индийские жрецы

могут быть названы потомками магов.

23. Учение Зороастра. — Его учение было самым совершенным и рациональным из всех тех,

которые в древности составляли предмет посвящения и сохранялись более или менее во всех

сменявшихся теософиях. Следы его можно отыскать в древней Зенд-Авесте — не той книге,

которая теперь носит это название и есть просто род служебника, а в древней Зенд-Авесте,

вникающей во все подробности природы.

Это учение — не вера в два противоположных, но одинаково могущественных начала, как

это утверждали; Ариман, начало зла, не равен Ормузду, который есть добро Зло не саморож-

денное и не вечное, оно скорее временно и ограничено во власти. И Плутарх выражает мне-

ние, которому мы позднее увидим подтверждение, что Ариман и его духи должны уничто-

житься, что дуализм не вечен, его жизнь — во времени, великую драму которого оно состав-

ляет и в котором оно — постоянная причина движения и превращения.

(1) На греческом языке мириад означает 10000

Это истинная философия, вполне соответствующая основным началам при-роды.

Верховное Существо, или Вечная Жизнь, в иных местах называется Временем без границ, так

как ему нельзя определить начала; оно окружено сиянием и наделено свойствами и принад-

лежностями, непостижимыми доя нашего разумения; ему подобает безмолвное поклонение.

Творение имело начало посредством эманации, постепенного истечения из первобытной ос-

новы всех вещей. Первое, что произошло от Вечного, это — свет, откуда возник царь Света,

Ормузд. Посредством слова Ормузд создал мир, которого он вседержитель и судия. Ормузд

— священное и небесное существо, разум и ведение.

Ормузд, перворожденный от Времени без границ, сперва сотворил по своему подобию шесть

духов, амишспандов, которые окружали его трон и были его посланцами к низшим духам и

людям, для которых амшаспанды также служили образцом чистоты и совершенства.

Второй разряд творений Ормузда заключался в двадцати восьми изадах, образцах добродете-

ли и толкователях мольбы людей, которые наблюдали за счастьем, невинностью и сохране-

нием мира.

Третий сонм чистых духов был гораздо многочисленнее и состоял из фарогаров, мыслей Ор-

музда, или идей, зарожденных им прежде, чем он приступил к созданию всех вещей. Не

только фарогары святых людей и невинных детей предстояли пред Ормуздом, но последний

сам имеет своего фарогара, олицетворение его мудрости и благотворной мысли, его разума,

его слова. Эти духи носятся над головою каждого человека; эта идея перешла к грекам и

римлянам, и мы встречаем ее опять в домашнем духе Сократа, злом гении Брута и genius

comos Горация.

Гений-спутник.

Это троекратное созидание добрых духов было необходимым следствием одновременного

развития начала зла.

Ариман, второе существо, рожденное от Вечного, истекало, подобно Ормузду, из первобыт-

ного света и было так же чисто, как он; но будучи честолюбив и надменен, Ариман почувст-

вовал зависть. В наказание Верховное Существо осудило его пробыть двенадцать тысяч лет в

области мрака; достаточный срок времени, чтобы борьба между добром и злом пришла к

концу, но Ариман создал бесчисленное множество злых духов, наполнивших землю страда-

нием, болезнями и преступлением. Злые духи были: распутство, насилие, жадность, жесто-

кость; демоны голода, холода, бедности, бесплодия, нищеты, невежества, а самый ехидный из

всех Питаш, демон клеветы (2).

После трех тысяч лет царствования Ормузд сотворил вещественный мир в шесть периодов,

соответствующих порядку книги Бытия, поочередно созидая земной свет (который не следу-

ет смешивать с небесным), воду, землю, растения, животных и человека (3). Ариман содейст-

вовал образованию земли и воды, потому что мрак уже проникал в эти стихии и Ормузд не

мог сокрыть их. Ариман также'участвовал в сотворении и позднейшем развращении и унич-

тожении человека, которого Ормузд произвел действием своей воли и Словом. Из семени

этого первого существа Ормузд впоследствии извлек первую человеческую чету, Мешиа и

Мешиану; но Ариман сперва соблазнил жену, а потом мужа и вовлек их в зло, главным обра-

зом от вкушения известных плодов. И преобразовал он не только природу человека,

(2) Все эти предания уже изобличают значительное отклонение от первоначальных понятий

первобытных людей, следовательно, упадок в знаниях. См. «Введение».

(3) Вернее, существо, составленное из человека и быка.

но и животных, восстановив насекомых, змей, волке и всякого рода гадов против добрых жи-

вотных и таким образом распространив зло по всему лицу земли. Но  Ариман и его злые духи

должны быть побеждены и вытеснены отовсюду. Праведным и трудолюбивым людям нечего

бояться в этом упорном бою; согласно Зороастру, труд — истребитель зла и человек всего

лучше повинуется справедливому судье, когда усердно обрабатывает землю и заставляет ее

производить жатвы и плодоносные деревья. По окончании двенадцати тысяч лет, когда земля

не будет уже страдать от зол, навлеченных на нее духами мглы, появятся три пророка помо-

гать людям своим могуществом и знанием, чтобы возвратить земле ее первобытную красоту,

судить добрых и злых и ввести первых в область неизъяснимого блаженства. Ариман и пле-

ненные демоны и люди будут очищены в море расплавленного металла, и закон Ормузда бу-

дет преобладать повсеместно.

Едва ли нужно указывать читателю астрономический смысл теогонии Зороастра. Шесть доб-

рых духов изображают шесть летних месяцев, тогда как злые духи олицетворяют зимние ме-

сяцы. Двадцать восемь изадов — это дни лунного месяца. Но теософически шесть периодов

сотворения мира относятся к шести действующим свойствам природы.

24. Поклонение огню. — Мы видим, что в учении Зороастра свет был первым истечением из

Вечной Жизни; оттого в письменных памятниках парсов свет, постоянное пламя, является

символом Божества, или саморожденной Жизни. Оттого маги и парсы были названы огнепо-

клонниками. Но первые видели, а последние видят в огне не божество, а только причину теп-

ла и движения, предугадав таким образом самые новейшие открытия в физике или, вернее,

припоминая нечто из утраченных познаний. Парсы не составили себе бога, которого называ-

ли бы единым истинным Богом; они не прибегали мольбой к какой-либо власти вне жизни;

они не полагались на какое-либо неверное предание, но между скрытыми силами природы

избрали единственную, которая управляет ими всеми и обнаруживается самыми устрашаю-

щими действиями.

25. Происхождение слова Deus, Бог. — В этом смысле у магов, и у китайцев также, не было

теологии, или лучше сказать, у них не оказалось такой, которая отличалась бы от всех дру-

гих. Маги, давшие свое имя тайной науке (магии), не совершали кудесничества и не верили в

чудеса. В центре азиатской неподвижности они не осудили движение, а скорее считали его

главным символом Вечного Начала. Другие касты стремились к обеднению народа и к пора-

бощению его невежеством и суеверием; но благодаря магам индийский Олимп, населенный

чудовищными существами, заменился идеею о божием единстве, что всегда означает про-

гресс в истории мысли. В древнейших письменных памятниках на языке зендов признается

только одно существо из существ; его название Вао, что означает «свет» и «мудрость», и

объясняется посредством корня doer — «сиять», откуда и происходят слоьа: deus, dies и т. д.

Идея о божестве действительно вначале представлялась в виде чего-то «сияющего», откуда

происходит и санскритское dyaus, «небо», которое повело к стольким баснословным сказкам.

Основная идея, однако, была выводом из верного понятия о происхождении и свойстве ве-

щей, так как свет несомненно есть суть всего; вещество — один сплоченный свет. Так маги

основали нравственную систему и монархию; у них были свои литература, наука и поэзия. За

пять тысяч лет до «Илиады» они создали «Зенд-Авесту», три большие поэмы, из которых

первая — этическая, вторая — воинственная и третья — научная.

26. Способ посвящения. — Кандидата готовили к посвящению многочисленными очищения-

ми посредством огня, воды и меда. Число испытаний, которым он должен был подвергаться,

было очень велико, и заканчивались они постом в пятьдесят дней Испытания эти следовало

вынести в подземелье, где испытуемый был осужден на постоянное безмолвие и совершенное

уединение. Этот искус нередко сопровождался гибельными последствиями, и кандидат от-

части или совсем лишался рассудка; кто осиливал испытания, тот мог достигнуть величай-

ших почестей. По окончании искуса кандидата выводили в пещеру посвящения, где его воо-

ружал волшебным оружием проводник, представитель Симурга, чудовищного грифа, важно-

го действующего лица в мифологии персов; посвящаемого снабжали также талисманами,

чтобы он был готов к борьбе со всеми чудовищами, вызванными злыми духами для того,

чтобы преграждать ему путь. Введенный во внутреннее помещение, он очищался огнем и во-

дою, после чего проходил семь степеней посвящения. Прежде всего взору его открывался из

бездны, где он стоял, глубокий и опасный свод, куда малейший неверный шаг мог заставить

его низринуться к «престолу ужасной неизбежности» — первые три свойства природы. Идя

ощупью по лабиринту темной пещеры, он вскоре мог видеть священный огонь, который вре-

менами сверкал в глубине и освещал его путь; он также слышал отдаленный рев лютых зве-

рей, вой волков, рыканье львов, яростный и грозный лай собак. Но его проводник, в глубоком

молчании, быстро вел его в ту сторону, откуда слышались звуки; внезапно отворялась дверь

и он оказывался в логове диких зверей, слабо освещенном одною лампой. Немедленно на не-

го накидывались посвященные в образе львов, тигров, волков, грифов и других чудовищных

зверей, от которых он редко легко отделывался. Оттуда он переходил в другую пещеру, где

царствовала мгла, слышались грозные раскаты грома и непрестанно сверкала молния, огнен-

ными потоками освещая мелькающие тени мстительных гениев, раздраженных его появлени-

ем в их любимом местопребывании. Чтобы кандидат немного оправился, его вели потом в

другое помещение, где его взволнованное состояние духа утихало от сладкозвучной музыки

и упоительного благоухания Когда он выражал готовность подвергнуться следующим обря-

дам, его проводник давал сигнал, немедленно появлялись три жреца и один из них бросал ему

на грудь живую змею, как знак перерождения; отворяли потаенную дверь, и в нее врывались

такие завывания, стоны и крики отчаяния, что кандидат снова был охвачен неизъяснимым

ужасом. Обратив глаза в ту сторону, откуда раздавались звуки, он видел во всех возможных

ужасающих видах муки нечестивых в царстве Гадеса. Таким образом его проводили сквозь

извилистый лабиринт, состоящий из семи обширных сводов, соединенных галереями, каждая

с узким каменным преддверием, местом какого-либо опасного приключения, пока он не дос-

тигал Сацеллума, или святилища, ярко освещенного и сиявшего золотом и драгоценными ка-

меньями. Великолепное солнце и планетная система двигались под прелестную музыку.

Главный маг восседал к востоку на позлащенном троне, сам увенчанный богатою диадемой,

украшенной миртовыми ветками, в тунике ярко-голубого цвета; вокруг него стояли презулы

и распорядители мистерий. Они встречали неофита поздравлениями и, взяв с него обычные

обязательства хранить в тайне веру Зороастра, вверяли ему священные слова, из которых

главным было Тетрактис, или название бога. Пифагоров Тетрактис сходен с еврейскою Тет-

раграммою, или названием бога из четырех букв. Число четыре считалось самым совершен-

ным, потому что в первых четырех свойствах природы совмещаются и подразумеваются все

остальные; потому и первые четыре числа, сложенные вместе, образуют Декаду, после кото-

рой все остальное — только повторение.

27. Миф о Рустаме. — Так называлось восхождение на лестницу совершенства, и от него

произошел рассказ о Рустаме, персидском Геркулесе, который верхом на чудовище Ракши —

арабское название Симурга — предпринимает завоевание Мазандерана, слывшего совершен-

ным земным раем. Среди многих опасностей пробив себе дорогу по пути в семь ступеней, он

достигает пещеры белого великана, который поражает слепотой всех, кто нападает на него.

Но Рустам побеждает его и тремя каплями крови великана возвращает зрение всем его плен-

никам. Символические три капли крови повторялись во всех мистериях древнего мира. В

Англии эмблемой служили три капли воды; в Мексике, подобно описываемой легенде, три

капли крови; в Индии — пояс, составленный из трех тройных нитей; в Китае — три черты

литеры Y и т. д. Слепота, которою поражены отыскивающие великана, разумеется, означает

символическую умственную слепоту стремящегося к посвящению.

28. Мистерии Митры. — К стволу религии, такой духовной и враждебной идолопоклонству,

которая предпринимала иконоборческие экспедиции в Вавилонию, Ассирию, Сирию ц Ли-

вию, которая отстаивала чистое поклонение Богу, истребляя посредством меча Камбиза еги-

петских жрецов, разрушая храмы и идолов Греции, которая дала израильтянам фарисеев и

которая кажется так проста и чиста, что парсов прозвали пуританами древности, а Кира по-

мазанником Божиим — к этому стволу впоследствии были привиты языческие ветви, как,

может быть, браминское и бесспорно митраистское поклонение; начало последнего Дюпюи

относит к 4500 годам до Р. X.

29. Происхождение культа Митры. — Митра, благотворный дух, приставленный к солнцу,

самый могущественный изад, которому поклонялись вместе с солнцем, отнюдь вначале не

смешивая его с ним, был главным ходатаем и посредником между Ормуздом и людьми. Но с

течением времени понятие о Митре исказилось и ему ложно приписали свойства божества.

Подобный захват низшим разрядом богов места высших нередко встречается в мифологии;

достаточно указать на Шиву и Вишну в Индии, Сераписа в Египте, Юпитера в Греции. Иска-

жение легко совершалось посредством смешения символа с предметом, им изображаемым,

самого солнца с духом солнца, одно название которого осталось в языке, так как на новейшем

персидском наречии солнце называется mihr, что составляет правильное изменение зендского

Mithras. Митру персов не следует смешивать с тем, который был у индийцев; несомненно,

что тот другой Митра, признаваемый посвященными солнцем, совершенно отличен от зенд-

ского и с самых древнейших времен был предметом особого, таинственного поклонения. Ес-

ли взять буквы греческого слова «Meithras» в их числовом значении, то получится сумма Зб5,

соответствующая количеству дней в году. То же самое будет со словом «Abraxas» — именем,

даваемым василидианами божеству, а также со словом «Belenos», названием солнца в Гал-

лии.

30. Догматы и пр. — На памятниках в честь Митры мы находим изображение шара солнца,

палицы и быка, символов высшей истины, высшей творческой деятельности и высшей жиз-

ненной силы. Такая тройственность согласуется с троицею Платона: Высшее Добро, Слово и

Душа мира; с троицею Гермеса Трисмегиста.- Свет, Разум и Душа; с троицею Порфирия:

Отец, Слово и Высшая Душа.

По Геродоту, Митра превратился в вавилонскую Милитту, Венеру ассирийцев, которой не-

пристойно поклонялись как женскому началу зарождения, божеству оплодотворения, жизни,

однородному, пожалуй, с армянскою богиней Анаитис.

Поклонение персов Митре, или Аполлону, распространилось по всей Италии (1), Галлии,

Германии, Британии, и умирающий политеизм противопоставлял солнцу Христос, солнце

Митра.

31. Обряды посвящения. — Святилища этого культа всегда находились в подземельях и в ка-

ждом святилище была лестница в семь ступеней, по которой всходили в обитель блаженства.

Посвящение было подобно описанному выше, но, если возможно, еще строже, и немногие

проходили все испытания. Праздники в честь Митры праздновались около половины месяца

Mihr (октября), испытуемому же надлежало вынести продолжительный и строгий искус,

прежде чем его допускали до полного знания мистерий.

Первая степень начиналась с очистительных омовений, и на лоб неофита ставили знак, пока

он приносил богу в жертву хлеб и чашу с водою. Ему подавали корону на конце меча; он

брал ее и возлагал себе на голову, говоря: «Митра — мой венец».

Во второй степени неофит облекался в броню для: сражения с исполинами и чудовищами,

после чего в; подземных пещерах начиналась дикая погоня. Жрецы и j служащие в храме, на-

ряженные львами, тиграми, леопардами, медведями, волками и другими лютыми зверями,

нападали на кандидата со свирепым ревом.

(1) Под церковью Св. Климента в Риме открыли несколько лет назад удивительно хорошо

сохранившийся храм Митры Когда монах, показывавший мне церковь наверху, сказал,

что поведет меня теперь вниз, в языческий храм Митры, я невольно сказал себе: «Если бы

ты только знал, что такой же Митра наверху, как и внизу.

В этих мнимых сражениях неофит подвергался большой опасности, хотя и жрецам порою по-

падало не на шутку. Таким образом, говорят, император Коммод при своем посвящении за-

шел в шуточной борьбе так далеко, что убил одного из жрецов, нападавших на него в образе

диких зверей.

В следующей степени неофит надевал мантию, на которой изображались знаки зодиака. За-

навес скрывал его тогда от всех взоров; но когда его отдергивали, неофита окружали страш-

ные грифы. Если мужество не изменяло ему при других испытаниях, его приветствовали

«Львом Митры», намек на знак зодиака, когда солнце достигает самой большой силы. Мы

встречаем то же в степени мастера у масонов. Тогда передавалась великая тайна. В чем со-

стояла она? Трудно ответить на этот вопрос при такой отдаленности эпохи, но можно пред-

положить, что жрецы открывали неофиту самые достоверные жреческие предания, наиболее

принятые теории о происхождении вселенной и свойства, совершенства и деяния Ормузда. В

сущности, мистерии Митры изображали переход от мрака к свету. По мнению Гиньо, Митра

есть любовь; по отношению к Ормузду и Ариману, это огонь любви.

32. Религии, происшедшие от магизма, — И это поклонение не было единственною ересью,

единственным тайным обществом, возникшим из недр магизма; постепенно его обряды иска-

зились до того, что служили прикрытием самому ужасному разврату, который со временем

был освящен и даже ободряем в мистериях. Еще позднее сделалось аксиомой в религии, что

отпрыск от сына и матери всего лучше приспособлен к исполнению обязанности жреца. Сле-

ды магизма видны также в умозрениях Манеса, Религии любви и тайной истории тамплиеров.

Ш БРАМИНЫ И ГИМНОСОФИСТЫ

33  Простонародная вера в Индии. — Если смотреть на нее, как на искажение магизма, или

как на общую основу всей азиатской теософии, то она представляет такое беспредельное бо-

гатство божеств, что ни одна другая религия с нею не сравнится. Это изобилие — несомнен-

ный признак умещенной бедности и грубого невежества народа, который, не имея понятия о

законах природы и приведенный в ужас явлениями ее, признавал столько же сверхъестест-

венных существ, сколько для него было тайн. Брамины насчитывают около 300 000 богов —

страшная толпа, из-за которой жизнь в Индии проникнута раболепством и застоем, которая

поддерживала разделение на касты, покровительствовала невежеству и, как тяжелый сон, да-

вила на грудь обманутых жертв, превращая их существование в страдание и рабство.

34. Тайные учения. — Но в тайном святилище эти пустые призраки исчезали и посвященных

учили смотреть на них как на бесчисленные случайности и внешние проявления Первой

Причины. Брамины не считали народ способным постичь и сохранить во всей чистоте рели-

гию духа и потому облекли ее в образы и изобрели язык, непонятный для толпы, но, вследст-

вие исследований ориенталистов, понятный для нас, и мы могли удостовериться, что индий-

ская религия — одна из чистейших, когда-либо известных людям. Во второй главе первой

части «Вишну Пурана» написано: «Бог без образа, ему нет названия или определения, он не-

изобразим, совершенен, не подлежит уничтожению, перемене, горю или страданию. Мы

только можем сказать, что он, то есть Вечное существо, есть Бог. Простые люди думают, что

он в воде; более просвещенные предполагают его в телах небесных; невежественные видят

его в дереве и камне; только мудрый усматривает его во всемирной душе». В «Маганирване»

говорится: «Многочисленные образы, соответствующие свойствам разных сил и качеств, бы-

ли изобретены для тех которые лишены достаточного понимания». И в прутом месте: «Мы не

можем составить себе понятия, как описать Предвечное Существо; оно выше всего, что дос-

тупно уму, выше природы... Тот Единый, который не был определен ни на каком языке и

придал речи все ее значение, он есть Высшее Существо... а не частица целого, которой по-

клоняется человек... Это Существо простирается над всеми вещами. Оно — дух без телесной

оболочки, не имеет пространства, какого-либо объема, не воспринимает впечатлений и не

снабжен органами; оно чисто, совершенно, всеведуще, всесуще, владыко разума... душа все-

ленной».

35. Брама и Будда. — Политеизм в Индии распался на две большие секты — буддистов и

браминистов, из которых каждая имела свои отличительные черты. Намеки на этот раскол

встречаются в легенде о Храме, есть и другие п/нкты в теологическом перечне, которые в

свою очередь относятся к преданиям об этих двух главных сектах. Индийцы, греки (кроме

Пифагора, который в некоторой степени был буддистом) и бретоны были, если так можно

выразиться, браминистами; китайцы же, японцы, персы и саксы — буддистами. Буддисты

руководствовались магизмом, браминисты — сабеизмом. Знаменитое буддийское учение

нирваны, или нигилизма, — вовсе не понятое, пока под ним подразумевали полное уничто-

жение, — учение глубоко теософское и на самом деле означает совершенное поглощение бо-

жеством, хотя Будда не допускает личного бога, или творца. Под божеством он подразумева-

ет свет и вечную свободу, почему нирваной называет высшую степень духовной свободы и

блаженства. Индивидуальная душа, оставив тело, в котором находилась в заключении, воз-

вращается во всемирную душу, так точно, как солнечный луч, заключенный в куске дерева,

когда оно сгорит, возвращается в вечный океан света. К этому учению впоследствии привили

ложное верование в метапсихоз, или переселение душ, и мизантропическую систему самоот-

речения., которая в Индии привела к самоистязаниям факиров и других фанатиков, а в хри-

стианских общинах встречала подражание, как например в аскетизме постов, покаяния,

умерщвления плоти, пустынничества, бичевания и всего, чему подвергали себя монахи, от-

шельники и другие религиозные ревнители.

36. Аскетизм. — Аскетизм, основанный на вышеприведенном понятии, а именно, что Абсо-

лютное, или Всесущее, есть истинное существование, тогда как индивидуальные явления,

особенно вещество во всех образах на самом деле ничто, то есть одни призрачные наважде-

ния, которых следует избегать, как увеличивающих расстояние от Абсолютного, и что по-

гружение в божество может быть достигнуто и в этой жизни умерщвлением плоти, преобла-

дал и до сих пор преобладает в Индии, где его доводят, в тысяче случаях, до пределов само-

истязания, даже до самой смерти На празднествах в честь грозной богини Бовани, жены Ши-

вы когда ее массивное изображение везется к Гангу на колеснице с заостренными колесами,

исступленные изуверы, увенчанные цветами и радостные, как будто идут к брачному алтарю,

бросаются толпами при звуке труб под колеса, чтобы добровольно принести себя в жертву и

быть разрезанными на части. В разных сектах аскетизм также был поводом к самым стран-

ным обычаям. В «Рассказах королевы Наваррской» есть место, где упоминается довольно

подробно о способе, усвоенном католическими монахами и некоторыми лицами для умерщв-

ления плоти. Королева говорит о них следующее-. «Us disent qu'il faut s'habituer a la chastete et

pour eprouver leurs forces us parlent aux plus belles, et a celles qu'ils aiment le plus, et en baisant et

chant. Us eprouvent qu'ils soni dans une entiere mortifi-10 n Quand ils sentent que ce plaisir les

emeut, ils vivent (jans la retaite, leunent et se disciplinem, et quand ils ont mate leur chair en sorte

que ш la conversation, m le baiser leur causent point d emotion, ils essayent la sotte tentauon de

coucher ensemble et de s'embrasser sans aucun desir de volupte»(l).

37. Гимнософисты. — Мы имеем очень мало сведений о гимнософистах, магах браминизма,

самых строгих блюстителях первобытного закона, вначале чуждого всякого обмана. Они рас-

пространились по Африке, в Эфиопии жили отшельниками, возобновляя на берегах Нила

много видов азиатской теософии. Как странствующим жрецам, им приписывали распростра-

нение тайного учения, которому чистота их нравственности и простота жизни служили как

бы внешним проявлением; хотя впоследствии они превратились в одну из распутнейших и

самых безнравственных сект в Индии.

Они ходили почти нагие и питались растениями- но собственный строгий образ жизни не де-

лал их жестокими к ближним или несправедливыми к обыкновенным условиям жизни. Они

веровали в единого Бога, в бессмертие души и ее переселение, а когда старость или болезнь

лишали их сил, они всходили на костер, считая позорным дать летам или страданиям побо-

роть себя. Александр Македонский был свидетелем подобного конца одного из них.

Жреческие коллегии гимнософистов в Эфиопии и Египте имели постоянную связь. Озирис —

это эфиопское божество. Ежегодно два семейства жрецов сходи-

(1) Они утверждают, что надо приучаться к целомудрию и, для испытания своих сил, говорят

с первыми красавицами и теми, которых любят наиболее, поцелуями и прикосновением

удостоверяясь, вполне ли отреклись от плоти. Если почувствуют, что это удовольствие их

волнует, они удаляются от света, постятся и бичуют себя, а когда настолько умертвят

плоть, что ни разговор, ни поцелуй не волнуют их, они подвергаются глупому искушению

лежать вместе и целоваться без малейшего вожделения

лись на границе двух стран приносить общую жертву Аммону — другое имя Юпитера — и

справлять торжест. во, которое греки называли гелиотрапезою, или трапезою Солнца. Нельзя

не восхищаться, среди преобладающего в Африке фетишизма, отчасти вызванного климатом

отчасти теми же обстоятельствами, которые положили начало индийскому фетишизму, этою

колонией мыслителей, истребление которой было делом мести, нетерпимости и тиранства.

38. Места, где совершались мистерии — Подобно тому, как в других странах, мистерии со-

вершались в подземельях, здесь высеченных в твердых скалах и превосходящих в величии

идеи и совершенстве исполнения все, что была видано где-либо. Особенно замечательны

храмы в Элефантине, Эллоре и Сальсетте, состоящие из обширных зал и дворцов, капищ и

молелен, келий для нескольких тысяч жрецов и пилигримов, украшенные столбами и колон-

надами, обелисками, барельефами, исполинскими фигурами божеств, слонов и священных

животных, высеченные из самой скалы. В святилище, доступном одним посвященным, вер-

ховное божество изображалось символом лингам, который у всех древних народов более или

менее служил олицетворением оплодотворяющей силы, хотя в Индии его также изображали

лотосовою чашечкой с лепестками.

39 Посвящение. — Время посвящения определялось прибылью и убылью луны, а мистерии

делились на четыре степени; в первую кандидат мог быть посвящен восьми лет. Тогда бра-

мин, который становился его духовным руководителем, готовил его ко второй степени, пред

которой искус заключался в постоянной молитве, посте, очищениях и изучении астрономии.

В жаркое время года неофита сажали среди пяти огней — четыре костра пылали вокруг него,

а солнце палило сверху, в дождь он стоял обнаженный, в холодное время года носил мокр)*

одежду. Чтобы участвовать в великих преимуществах, которые даровали мистерии, как пола-

гали, его освящали знамением креста и подвергали испытаниям пастоса (1), солнечной моги-

лы, гроба Хирама, мрака, ада — символы первых трех свойств природы. После обрядов очи-

щения его вели ночью в пещеру, где совершалось посвящение. Она была ярко освещена, и

три иерофанта сидели, один к востоку, другой к западу, третий к югу, как представители бо-

гов Брамы, Вишну и Шивы, окруженные служащими им мистагогами в приличных случаю

нарядах. Посвящение начиналось с обращения к солнцу под именем Пуруши, означающим

здесь душу жизни или частицу всемирного духа (Брам); после нескольких предварительных

обрядов кандидата заставляли три раза обходить вокруг пещеры, а потом его проводили че-

рез семь темных пещер, между тем как унылый вой изображал плач Махадевы об утрате Ши-

вы. Обыкновенные принадлежности, как-то: сверкающие огни, печальные звуки и ужасаю-

щие призраки — являлись, чтобы устрашить и смутить неофита. Когда достигали последней

пещеры, трубили в священную витую раковину, створчатые двери распахивались настежь и

неофит входил в залу, полную ослепительных огней, украшенную статуями и символически-

ми фигурами, богато убранную драгоценными каменьями, где курились самые ароматные

благовония. Святилище должно было изображать рай, оно так и называлось в Эллорском

храме. Устремив глаза на жертвенник, неофит должен был, по указанию, ожидать, чтобы бо-

жество спустилось в пылавший на жертвеннике яркий пирамидальный огонь, и не мудрено,

если в минуту экстаза, искусственно таким образом вызванного, неофит действительно убеж-

дал себя, что видел восседающего на лотосе Браму с его четырьмя головами и руками, изо-

бражающими четыре стихии и четыре стороны света, и держащего в руках эмблемы вечности

и власти — крут и огонь.

(1) Заключения

39-а. Брам и Брама. — Читатель, вероятно, заметил, что я говорю то Брам, то Брама; послед-

ний есть тело первого, который есть Предвечная Жизнь. Эти названия соответствуют божест-

ву преисподней и Деве Софии в христианской теософии.

40. Неизреченное AUM. — Теперь неофит считался перерожденным; он был облечен в белую

одежду, ему возлагали на голову тиару и опоясывали его священным поясом, чертили на лбу

крест, а на груди букву Т, ему вручали аммонорог, или черный сланец, чтобы упрочить за

ним совершенства Вишну, и окаменелую раковину, средство против укусов змей, после чего

наконец ему открывали священное название, означавшее солнечный огонь и соединявшее в

своем понятии великое Тримурти, или сложное начало, на котором основывается существо-

вание вселенной. Слово это было ОМ, или в трехбуквенной форме AUM, для изображения

созидающей, сохраняющей и уничтожающей власти божества, олицетворенного в Браме,

Вишну и Шиве, символом которого был равносторонний треугольник. Этому названию при-

писывалась чудотворная сила, подобно той, какую масоны степени Королевской Арки при-

писывают имени Иегова, и могло оно быть только предметом безмолвного и приятного со-

зерцания, так как стоило произнести его, чтобы сотряслась земля и дрогнуло небе и сами ан-

гелы затрепетали от страха на небесах. Тогда объясняли неофиту эмблемы, находившиеся

вокруг, смысл тайн и сообщали ему, что посредством знания этого ОМ он становился частью

божества. У персов слог НОМ означал древо жизни, дерево и человека в одно л то же время,

место, где витала душа Зороастра; у них, так же как у индийцев, запрещено было открывать

его под страхом смертной казни. В этом тайном названии, заключавшем в себе отвержение

политеизма и знание природы,, мы видим золотую нить, соединяющую древние и новей шие

тайные общества.

41 Лингам. — Один из символов, встречаемых в святилище, да и повсюду, надо сказать, на

стенах индийских храмов, это — лингам (мужские силы природы), перешедший из Индии в

Египет, Грецию и Скандинавию, культ этого символа естественно должен был повести к

большим злоупотреблениям, особенно у гимнософистов.

42. Лотос. — Лотос, лилия Нила, считался священным и в Египте, он служил восточным на-

родам главным растительным амулетом. Индийские боги всегда изображались восседающи-

ми на лотосе. Это была эмблема свободы души, когда она освободится от своей земной ски-

нии, тела, подобно тому как лотос пускал корни в иле, на дне реки, из зародыша развивался в

совершенное растение и затем, гордо возвышаясь над водою, стоял в воздухе, как бы незави-

симо от внешней поддержки. Он находится на золотом столе, как символ Шивы, на вершине

горы Меру, священной горы в Индии, центре земли, предмете поклонения индусов, татар,

маньчжуров и монголов. Предполагают, что она находится в северной Индии, с тремя пиками

золотым, серебряным и железным, на которые опирается тройное божество: Брама, Вишну и

Шива. Географически эта гора, очевидно, нагорная равнина Татарии, южную границу кото-

рой образуют Гималайские горы. Обычай считать гору о трех пиках священною существовал

не только в Индии, но также у евреев. Таким образом Масличная гора, близ Иерусалима,

также имела три вершины, которые считались местопребыванием божества — Астарты, Ха-

моса, Молхола (книга Царств, IV, 23, 13). По книге Захарии (XIV, 4) стопы Всемогущего по-

коились на двух наружных пиках этой горы BQ время грозившего Иерусалиму разрушения,

между тем как сама гора разверзлась от центрального пика до основания и распалась на две

части, к востоку и западу, образовав между своими расторженными частями обширную до-

лину.

IV ЕГИПЕТСКИЕ МИСТЕРИИ

43 Древность египетской цивилизации. — Египет—при мет, требующий особого посвящения

в его таинства Длинная и узкая полоса земли, орошаемая громадными реками и окруженная

беспредельными пустынями — таков Египет. Высокие и отвесные скалы защищали его от

набегов кочующих племен, и таким образом долина, река и племя создали самостоятельно

если не древнейшую, то по крайней мере одну из древнейших, знаменитых цивилизаций, мир

чудес, в то время, когда европейцы ходили обнаженными и раскрашивали себе тело, подобно

тому как Цезарь видел у древних бриттов, и когда греки, вооруженные луками и стрелами,

вели жизнь номадов. За много тысяч лет до Троянской войны египтяне изобрели письмо, что

доказывается, например, хранящимся теперь в берлинском музее папирусом для священных

письмен времен Рамзеса II, полного предписаний и наставлений для лечения множества бо-

лезней. Египтяне знали также много удобств жизни, которые мы, в нашем высокомерии, счи-

таем новейшими изобретениями, и греческие писатели, которых египетские жрецы называют

детьми, исполнены воспоминаний об этой таинственной стране и описывают отца Нила, сто-

вратные Фивы, пирамиды, озеро Мероэ, лабиринт, сфинкс и статую Мемнона, приветствую-

щую восход солнца.

44. Храмы древнего Египта. — Египетская хронология, укор и образец для всех других, выре-

зана на вечных памятниках Но эти обелиски, посвященные солнцу, судя по их конической

форме; эти лабиринты; эти птицы с человеческими головами, изображающими тип разумной

души; эти жуки, означающие производительную силу, это сфинксы, изображающие мощь,

льва или солнце и человека; эти змеи, символы жизни и вечности; эти иероглифы_ долго ос-

тававшиеся для нас тайной и, быть может, всегда бывшие покрытыми мраком для народа, ко-

торый страхе и безмолвии сооружал пирамиды — все эти символы составляли язык одного из

обширнейших и наиболее развитых тайных обществ, когда-либо существовавших. В этих ис-

полинских храмах, которые кажутся работою вымершего поколения, не похожего на наше,

подобно тому как окаменелые четвероногие не походят на живущих теперь, когда проходишь

ряды келий, ведущих многочисленными изгибами в самое сокровенное святилище, невольно

приходит на ум странная мысль — мысль о безмолвии и пустоте, которые всегда должны бы-

ли царствовать внутри этих зданий, куда народу входить не дозволялось, допущены были

только немногие, и мы, дети новейших времен, — первые непосвященные, которые ступили

ногою в заповедные пределы. Луксорский храм, обширнейший в мире, с шестью пропилеями,

длинными рядами колонн, колоссами, обелисками и сфинксами, окружен шестью галереями

— каждая новая династия царей, в течение семидесяти веков, прибавляла новую частицу к

зданию и запечатлевала на его стенах историю своих деяний, а каждое новое прибавление

удаляло верующего от святилища Бога, диво и таинственность все росли. Шестое предхрамие

не кончено; это глава истории, которая прервана на половине и никогда не будет кончена.

Стены и колонны храмов были покрыты религиозными и астрономическими изображениями.

Судя по тому, что многие из них представляли человеческие существа, подвергаемые пыткам

и в разных мучительных позах, пришли к выводу, что египетская вера была не менее жестока,

чем мексиканская; но это неверно: изображения представляют только наказания, которые

должны были постигнуть нечестивых в будущей жизни.

45. Египетские жрецы и цари. — Жреческая каста, которая одна владела ученостью, сперва

властвовала безраздельно; для собственной защиты жрецы вооружили часть населения, дру-

гую они держали в страхе суеверием и обезоруживали и ослабляли развратом. Платону, ко-

торый судил со стороны, это правление казалось изумительным, он видел в нем идеал, «град

Господень», образец республики. Тем не менее, как и было неизбежно, сила возмутилась

против учения, воинство свергло власть духовенства, и рядом с первосвященниками возник-

ли цари; лучше сказать, ряд тех и ряд других шел параллельно, жрецов не отстранили; они

имели вдоль берегов Нила дворцы, храмы, сильные как крепости, которые в то же время бы-

ли роскошными жилищами, земледельческие учреждения, торговые склады и станции для

караванов, члены этой касты управляли самими царями, распоряжаясь до мелочей всеми их

действиями в течение дня, они занимали высшие должности и, в качестве ученых, судей и

врачей, пользовались высшими почестями. Главные школы их находились в Фивах, Мемфи-

се, Гелиополисе и Саисе; им принадлежала большая часть земли, которую они заставляли об-

рабатывать; податей они не платили, но собирали десятину. Они на самом деле были избран-

ной, привилегированной и единственной свободной частью нации.

46. Внешнее и внутреннее учение. — Жрецы не придерживались языческой веры народа, но

раскрыть ему глаза они считали для себя опасным. Истинное учение о Божием единстве, их

тайны, они сообщали только тем, которые после многих испытаний были посвящены в мис-

терии. Поэтому их учение, подобно учению других жрецов, было внешним и внутренним; и

мистерии оказывались двух родов: большие и малые; первые были мистерии Озириса и Се-

раписа, последние — мистерии  Изиды. Мистерии  Озириса  праздновались осеннее равно-

денствие, мистерии Сераписа — в летнее солнцестояние, а мистерии Изиды в весеннее рав-

ноденствие.

47. Египетская мифология. — Недостаток места не позволяет нам вполне войти в обширный

предмет египетской мифологии, однако сказать несколько слов необходимо, чтобы уяснить

ее отношение к мистериям и также указать на ее связь со многими обрядами новейшего ма-

сонства.

Что все символы и обряды в древних религиях сначала имели глубокий и всемирно-

космический смысл, уже было доказано, но в то время, когда мистерии наиболее процветали,

этот первоначальный смысл большею частью утратился и был заменен астрономическим, как

будет видно из следующих объяснений.

Озирис, представляемый в Египте в виде скипетра с глазом над ним, что означало правящий

и видящий, был символом солнца. Он убит Тифоном, змеею, порожденною илом Нила. Но

Тифон, искаженное греческое питон, которое происходит от греческого слова 7w8(0, озна-

чающего «гноить», имеет только тот смысл, что зловредные пары, отделяющиеся от речного

ила, затмевают солнце, почему в греческой мифологии говорится, что Аполлон — еще одно

название солнца — убил Питона своими стрелами, то есть рассеял пары своими лучами. Ко-

гда Озирис был убит Питоном — с чем, однако, связывалось более обширное понятие о во-

ображаемом исчезновении или смерти солнца в зимнюю пору — Изида, жена его, или луна,

идет отыскивать его и наконец находит его тело, разрезанное на четырнадцать кусков, то есть

на столько частей, сколько дней между полнолунием и нарождением месяца; она собирает

все куски, с одним лишь значительным пропуском, а пустое место замещает тем, что послу-

жило предметом поклонения, одного свойства с индийским лингамом.

Хотя по народному верованию Изида была только луною, для посвященных она изображала

всемирную мать, первобытную гармонию и красоту, называемую по-египетски Иофис; греки

превратили это слово в Софию, отчего и произошла Дева София в теософии. Оттого же воз-

никло и множество имен, под которыми была известна Изида, указывающих на различные

виды, которые она неизбежно должна была принимать. В Саисе ей поклонялись в виде Изиды

под покрывалом с надписью: «Я все, что было, есть и будет, и ни один смертный не снимал

моего покрывала».

Апис, или Бык, был предметом поклонения во всем древнем мире, потому что прежде знак

зодиака Телец указывал на вступление в весеннее равноденствие.

48. Феникс. — Египтяне считали начало года с восхода Сириуса или созвездия Большого Пса.

Но, не приняв в соображение четверти дня, которым оканчивается год, они начинали граж-

данский год днем ранее через каждые четыре года, и таким образом начало года постепенно

переходило на все дни естественного года в течение четырежды 365, что составляет 1460 лет.

Они воображали, что освящают и заставляют таким образом процветать все времена года,

одно за другим, допуская их насладиться празднованием Изиды, которое совершалось одно-

временно с празднованием восхода Сириуса, хотя нередко весьма отдаленным от этого со-

звездия; поэтому несли изображение собак или даже вели живых собак впереди колесницы

Изиды. Когда в 1461 году празднество опять совпало с восходом Сириуса, сочли это годом

изобилия и символически изобразили в виде птицы редкой красоты, которой дали название

Феникс (deliciis abundans) (1); она сгорела на алтаре солнца, говорили древние египтяне, из

пепла ее образовался червячок, а из последнего развилась птица, совершенно подобная пер-

вой.

49. Крест. — В числе астрономических эмблем следует обратить особое внимание на крест.

Знак этот действительно означает огонь, как мы уже видели, но в Египте это был просто ки-

лометр, состоявший из вкопанного

(1) Богатый наслаждениями.

шеста с поперечною перекладиной, которая поднималась и опускалась с повышением и по-

нижением уровня воды в реке. Нилометр часто завершался кругом, как изображением боже-

ства, управляющего этим важным процессом. Так как разлитие Нила считалось спасением

Египта, то и на знак этот стали смотреть с большим благоговением и приписывали ему тай-

ные свойства, как, например, способность отвращать зло; вследствие того египтяне надевали

на шею своим детям и больным маленькие, крестики или, вернее, изображения буквы Т с

прикрепленным к нему кольцом (crux ansata) (2); они прикладывали их к повязкам или по-

лотняным полоскам, которыми свивали мумии, где находят их поныне; словом, это сделалось

амулетом (amolitio malorum) (3). Другие народы усвоили себе этот обычай и крест, или буква

Т, которою он изображался символически во всем древнем мире, сделался знаком, которому

приписывали необыкновенное значение. В мистериях crux ansata был символом вечной жиз-

ни. Но в других странах кресту поклонялись как астрономическому знаку. Мы видели, что в

Индии неофита посвящали посредством знамения креста, который в самых древних нациях

был символом вселенной в силу того, что указывает на четыре страны света; и обычай воз-

двигать храмы по крестообразному плану относится к такой древней эпохе, что она совпадает

с возникновением самой архитектуры. Две большие пагоды в Бенаресе и Матуре построены в

виде обширного креста, каждое крыло которого одинакового размера, что видно также в

Нью-Гренджском храме в Ирландии. Но древнейший и более глубокий смысл креста указан в

пункте И.К; он относится к огню и двоякому свойству, которое можно везде наблюдать в

природе. Тройное Т — знак масонов степени Королевской Арки.

(1) Крест с ручкой.

(1) Удаление несчастий.

50. Места посвящения. — В Египте и других странах (Индии, Мидии, Персии, Мексике) ме-

стом посвящения была пирамида, воздвигнутая над подземными пещерами В сущности, на

пирамиды можно смотреть, судя по их объему, форме и прочности, как на искусственные го-

ры покрывающие схороненные города. Их форма не только символически изображала пламя,

но имела основание в конической, первобытной форме всех естественных возвышенностей.

Большая пирамида, гробница Озириса, воздвигнута была в таком положении и на такую вы-

соту, что в весеннее и осеннее равноденствие солнце показывалось ровно в полдень на вер-

хушке, будто опираясь на это громадное подножие, между тем как поклонники его, распро-

стертые у основания, созерцали великого Озириса, когда он сходил в могилу и когда подни-

мался из нее с торжеством.

51. Порядок посвящения. — В сопровождении проводника посвящаемый должен был сойти в

глубокий и темный колодезь или род шахты под пирамидою; он спускался по лестнице, при-

ставленной к боку ямы, и был снабжен факелом. Достигнув дна, он видел перед собою две

двери — одна была заперта на засов, а другая подавалась тотчас от прикосновения его руки.

Пройдя в дверь, он видел извилистую галерею, между тем как дверь захлопывалась за ним с

грохотом, который оглашал все своды. Его взору представлялись надписи, вроде следующей:

«Кто пройдет по этому пути один и не оглядываясь назад, тот будет очищен огнем, водою и

воздухом и, восторжествовав над страхом смерти, выйдет из недр земли на свет дневной, го-

товясь в душе к принятию мистерии Изиды» Идя далее, неофит достигал другой железной

двери, охраняемой тремя вооруженными людьми, на блестящих шлемах которых были изо-

бражены символические животные, Церберы Орфея. Здесь посвящаемому предоставлялась

последняя возможность вернуться назад, если он пожелает. Когда он решал, что пойдет

дальше, то подвергался огненному искусу, проходя чрез залу, наполненную зажженными го-

рючими веществами, образующими огненные стены. Пол был устлан решетками из докрасна

раскаленных железных полос, между которыми, однако, оставались узкие промежутки, куда

неофит мог ступать безопасно. Когда он преодолевал эту преграду, ему предстояло выдер-

жать искус посредством воды. Широкий и темный канал, наполняемый водами Нила, пре-

граждал ему путь. Поставив мерцающий факел себе на голову, он бросался в воду и переплы-

вал на другой берег, где его ожидал главный искус — посредством воздуха. Из воды он вы-

ходил на платформу, которая вела к двери из слоновой кости с двумя медными стенами по

обе стороны; к каждой стене было приделано по громадному колесу из такого же металла.

Тщетно силился неофит отворить дверь, и наконец, увидав два больших железных кольца в

двери, хватался за них; вдруг платформа уходила из-под его ног, холодный ветер задувал его

факел, два медных колеса вращались с грозною быстротой и оглушительным стуком, а нео-

фит в это время висел, ухватившись за кольца, над бездонною пропастью. Но прежде, чем он

мог выбиться из сил, платформа становилась на свое место, двери из слоновой кости отворя-

лись, и он видел перед собою великолепный храм, ярко освещенный и наполненный жрецами

Изиды, с иерофантом во главе, в нарядах, соответствующих мистическому значению их обя-

занностей. Но этим еще не оканчивался обряд посвящения. Неофита подвергали посту, кото-

рый постепенно становился строже, на девятидневный срок. В это время ему предписывалось

строгое молчание, и если он не нарушал его, то наконец был вполне посвящен во внутреннее

учение Изиды. Его ставили перед тройной статуей Изиды, Озириса и Горуса — еще один

символ солнца, — где он клялся никогда не открывать того, что емУ передано в святилище, и

сперва выпивал поданную ему первосвященником воду Леты, для забвения всего, что слы-

шал до состояния перерождения, а потом воду Мнемозины, дабы помнить все уроки мудро-

сти, внушенной ему в мистериях. Затем его вводили в самую сокровенную часть священного

здания, где жрец научал его применению символов, там находящихся. И тогда уже его всена-

родно объявляли лицом, посвященным в мистерии Изиды — первую степень египетских ре-

лигиозных обрядов.

52. Мистерии Сераписа. — Они составляли вторую степень. О них нам известно не много;

только Апулей слегка касается их. Когда Феодосии разрушил храм Сераписа, там были от-

крыты подземные ходы и машины, где жрецы подвергали неофитов испытаниям. Порфирий,

упоминая о больших мистериях, приводит выписку из Херемона, египетского жреца, которая

придает астрономический смысл всей легенде об Озирисе, чем подтверждает сказанное нами

выше. И Геродот, описывая храм Минервы, где совершались обряды Озириса, и говоря о мо-

гиле, находившейся в самом сокровенном тайнике, как в христианских церквах за алтарем

бывает Голгофа, говорит. «Это могила бога, которого имя я не дерзаю упоминать». Calvary

(Голгофа) происходит от латинского слова Са1ш, «лысый» — в переносном смысле «бес-

плодный», «иссохший», указание на мертвенность природы в зимнее время.

53. Мистерии Озириса. — Они составляли третью, высшую степень египетского посвящения.

В них легенда об избиении Озириса братом его, Тифоном, изображалась в действии, и Бог

был представляем неофитом. (Как мы увидим впоследствии, франкмасоны целиком заимст-

вовали это посвящение для степени мастера, заменив Озириса Хирамом Абифом, одним из

трех строителей Соломонова храма.) Вполне посвященный неофит назывался Al-om-jak, по

имени божества, и догмат о едином Боге составлял главную сообщенную ему тайну. Как ве-

лика и как опасна была эта тайна, легко понять, когда припомнишь, что много веков спустя

после учреждения мистерий Сократ лишился жизни за то, что провозгласил это самое учение.

54. Изида. — Большое число названий Изиды уже было упомянуто. Она также изображалась

с различными эмблемами, означающими ее разнородные свойства. Светлый круг, змея, коло-

сья и цитра означали почетные божества Гекатейских (Геката—богиня ночи), Вакхических,

Элев-синских и Ионических мистерий, то есть таинств вообще, для которых аллегория была

изобретена. Черная мантия, в которую она облекалась, с вышитым серебряным месяцем и

звездами означала время, когда совершались таинства, именно глухую ночь. Ее различные

имена приведены в следующих словах, которые Апулей в своем «Золотом осле», описывая

мистерии под видом басни, влагает в ее уста: «Вот, Люций, тронутая твоею мольбою, я яви-

лась к тебе; я — природа, родительница всех вещей, царица всех стихий, первобытное исча-

дие веков, высшее из божеств, владычица духов умерших, первое из небесных и первое из

всемирных веществ, единый и многообразны," вид самобытной материи; я, знаком управ-

ляющая яркими вершинами неба, ветрами на морях и тишиною в пределах под ним, единому

божеству которой весь шар земной поклоняется под различными видами, множеством назва-

ний и разными обрядами. Поэтому первые фригийцы называли меня Пессинунтикой, мате-

рью богов, жители Аттики — кекроповой Минервой, плавающие киприйцы — пафосскою

Венерою, стрелонос-ные жители Крита — диктейскою Дианою, трехъязычные сицилийцы —

адскою Прозерпиною и элевсинцы —древней богиней Церерою. Некоторые называют меня

также Юноной, другие Беллоной, еще Гекатою и Рамнузиею. Эфиопы, арийцы и египтяне,

посвященные в древнюю науку, воздают мне честь особенными обрядами и называют моим

настоящим именем — царица Изида».

Из этого ясно, что Изида была в глазах посвященных не одною луною. В святилище разные

образы сведены к единству, множество кумиров сливается в одно божество, то есть в перво-

бытную силу и разум.

ПРЕВРАЩЕНИЯ МИФА ОБ ИЗИДЕ

55. Распространение египетских мистерий. — Отблески египетских мистерий просвечивают и

составляют суть во всех тайных учениях в Финикии, Малой Азии, Греции и Италии. Кадм и

Инах завезли их в Грецию вообще, Орфей во Фракию, Меланф в Аргос, Трофоний в Беотию,

Минос на Крит, Кинирас на Кипр, Эрехтей в Афины. Подобно тому, как в Египте мистерии

посвящались Изиде и Озирису, в Самофракии они посвящались матери богов, в Беотии —

Вакху, на Кипре — Венере, на Крите — Юпитеру, в Афинах — Церере и Прозерпине, в Ам-

фис-се — Кастору и Поллуксу, в Лемносе — Вулкану, и таким же образом другим в иных

местах, но цель их и свойства повсюду были одинаковы — поучать единобожию и будущей

жизни.

56. Дионисии, или вакхические мистерии. — Они делились на большие и малые. Последние

праздновались ежегодно в осеннее равноденствие и на эти празднества допускались женщи-

ны с символом производительной силы на шее. Они кончались принесением в жертву нечис-

того животного, которое съедали поклонники. Тогда же неофиты и посвященные направля-

лись со священною пляскою к храму. Девушки с золотыми вазами, наполненными отборны-

ми плодами, шли впереди, а вслед за ними женщины, носящие символ производительной си-

лы. За ними шли другие участники торжества, переряженные женщинами, которые исполня-

ли все отвратительные действия пьяного человека. В следующую ночь совершалось посвя-

шение, при котором басня о Вакхе, убитом титанами, представлялась в действии и неофит

изображал собою Вакха.

Большие мистерии праздновались каждые три года в весеннее равноденствие, поблизости от

болота, подобно саисским празднествам в Египте. В ночь перед посвящением жена иерофан-

та приносила в жертву барана. Она изображала жену Вакха, и когда сидела в этом качестве на

троне, жрецы и посвященные обоих полов восклицали: «Приветствуем тебя, супруга, привет-

ствуем новый свет!» Неофит очищался огнем, водою и воздухом, подвергаясь троекратному

искусу, подобному тем, которые были описаны в ином месте, и наконец вводился в святили-

ще, увенчанный миртами и в одежде из шкуры молодого оленя.

57. Сабазийские мистерии. — Сабазий было другим именем Вакха, вероятно, произведенным

от Шива или какой-либо сходной формы, астрономическое значение которого — планетная

система с бесчисленными солнцами и звездами. Мистерии совершались ночью; изображали

они любовную страсть Юпитера (в виде змеи) и Прозерпины. Золотая — другие утверждают,

живая — змея всовывалась неофиту за пазуху, и тот восклицал: «Evoe! Sabai! Bacchi! Anes!

Attes! Hues!» Evoe, или Ева, означало на многих древних языках и змею, и жизнь: воспоми-

нание об имени жены Адама и происхождении культа змеи в Древнем мире. Когда Моисей

поднял в пустыне медную змею, опечаленные израильтяне знали, что это знак сохранения.

Sabai (Сабаи) уже объяснено, Hues и Attes — Другие названия Вакха. Эти мистерии продол-

жали совершаться до прекращения язычества и в царствова-ние Домициана в одном Риме на-

ходилось 7 000 посвященных.

58. Кабирийские мистерии . — Кабира — финикийское слово, означающее «могуществен-

ный». Были четыре бога: Асхиер, Ахиохерзус, Ахиохерзаи Камилл. Последний был убит

своими тремя братьями, которые похитили у него органы производительной силы; это алле-

горическое убийство и праздновалось в тайных обрядах. Камилл то же, что Озирис, Адонис и

другие, подвергшиеся такомк же увечью и служащие символом утраты солнцем произ-

водительной силы во время зимы. Главным местом празднования этих мистерий были остро-

ва Самофракия и Лемнос. Жрецы назывались корибантами. По этому поводу существует

большое недоумение, так как утверждают, что кроме приведенного выше, эти мистерии были

учреждены в честь Атиса, сына Кибелы. Атис означает солнце, и мистерии праздновались в

весеннее равноденствие; следовательно, не может быть сомнения, что, подобно другим мис-

териям в эпоху их упадка, они изображали загадочную смерть солнца зимою и его возрожде-

ние в весеннюю пору. Празднование длилось три дня. Первый был днем грусти: срубали кре-

стообразную сосну с прибитым к нему изображением Атиса, вследствие того, что у подножия

ствола сосны нашли его изувеченное тело; второй был днем труб, в которые трубили, чтобы

пробудить бога от сна, подобного смерти, а третий был днем радости, посвящения и торжест-

ва по случаю его возврата к жизни.

59. Элевсинские мистерии. — Элевсинские таинства праздновались в честь Цереры, грече-

ской Изиды, тогда как Озирис является в виде Прозерпины; смерть Озириса и увлечение

Прозерпины в пределы ада — символы одного и того же, исчезновения солнца в зимнее вре-

мя года. Эти мистерии вначале совершались только в Элевсисе, городе Аттики, но впоследст-

вии распространились в Италии и даже в Британии. Подобно многим другим таинствам, они

разделялись на большие и малые. Последние, как вакхические и кабирийские мистерии, дли-

лись девять дней и преимущественно носили характер подготовительный, состоя из очище-

ний и жертвоприношений. Обряд посвящения в большие таинства начинался тем, что герольд

провозглашал: «Удалитесь, о вы, непосвященные!» Желающий посвящения являлся обна-

женным, в знак своей совершенной беспомощности и зависимости от провидения. На него

надевали телячью шкуру. Брали с него клятву молчания и тогда спрашивали: «Ел ли ты

хлеб?» Ответ был: «Нет». Прозерпина не может вернуться на землю, потому что ела плоды

ада; Адам пал, потому что отведал земного плода. «Я испил священную смесь, меня питали

из корзины Цереры, я трудился, я возлежал на ложе». То есть он был помещен в пастос, где

желающий посвящения заключался на время искуса. После того он подвергался целому ряду

испытаний, подобных по характеру тем, которые усвоены были другими мистериями, и нако-

нец вводился во внутреннюю часть храма, где созерцал статую богини Цереры, окруженную

ослепительным светом. Посвящаемый, которого до тех пор называли mystes, или новичок,

теперь переименовывался в epoptes, или очевидца, и ему открывали тайное учение. Собрание

закрывалось санскритскими словами-. «Konx om Pacsha», смысл которых достоверно извес-

тен. По утверждению капитана Уильфорда, это греческое искажение слов Candscha om

Pacsha, которые и теперь в употреблении при религиозных собраниях и обрядах браминов —

еще одно доказательство того, что мистерии восточного происхождения.

60. Двери из рога и слоновой кости. — В шестой книге «Энеиды» и в «Золотом осле» Апулея

есть описание того, что происходило на Элевсинских мистериях. В первом произведении

Эней и его проводник, когда прошли пределы ада, были выпущены во врата грез из слоновой

кости. Но были другие двери из рога, в которые входил Делающий посвящения; все пещеры

посвящения имели Два входа; один назывался спуском в ад, другой — восходом праведного.

Древние поэты утверждали, что через Роговые двери появлялись истинные видения, а через

двери из слоновой кости одни обманчивые. Основываясь на этом и на обстоятельстве, что

Эней со своим проводником вышел в последние двери, некоторые критики, сделали заключе-

ние, будто Вергилий хотел дать понял, что все, сказанное им о пределах преисподней, долж-

но считать выдумкой. Но таково не могло быть намерение поэта, напротив, он имел в виду,

что будущее состояние есть действительное состояние, тогда как изображение его в мистери-

ях — одни туманные картины. Двери из слоновой кости были просто роскошными дверьми

храма, в которые выходил посвященный по окончании обряда.

61 Отмена Элевсинских таинств. — Эти таинства существовали долее всех остальных и были

в полном блеске, когда тайное поклонение Кабире и даже египетские мистерии уже исчезли;

отменил их только в 396 году нашего летосчисления безжалостный Феодосии Великий, кото-

рый из рвения к христианской вере совершал страшные жестокости в отношении неверую-

щих.

62. Тесмофорш. — Слово это означает законодательное торжество; оно, главным образом,

относится к символическим обрядам, входящим в часть празднества, посвященного Церере.

Эта богиня даровала грекам, как утверждали, разумные законы, основанные на земледелии и

собственности, в память чего избранные жены несли, в торжественном шествии Тесмофории

в Элевсисе, дощечки, где эти законы были написаны. Отсюда происходит название праздне-

ства, которое относилось к законодательству и посеву. Мы имеем отрывочные сведения об

этих торжествах, хотя некоторое понятие получаем из комедии Аристофана: «Женщины на

празднике Тесмофории», но понятие очень поверхностное, так как для автора было опасно,

упоминая об этих мистериях, заходить за предел одних общих и простых обозначений. Тем

не менее мы узнаем, что торжество длилось три или четыре дня и происходило в октябре. В

нем участвовали одни женщины, и мужчине войти в храм значило подвергнуться неминуе-

мой смерти. Каждое сословие в Афинах избирало двух женщин, законнорожденных, находя-

щихся в законном браке и отличающихся добродетелью. Мужчины, у которых был капитал в

три таланта, обязывались дать женам деньги, необходимые на расходы по празднеству. Также

предписывалось совершенное воздержание между мужем и женою в течение девяти дней.

Тесмофории относились не к одному земледелию, но и к интимным отношениям мужа и же-

ны. Как Церера или земля оплакивала отсутствие Прозерпины или солнца, так афинянки оп-

лакивали, во время этого празднования, отсутствие светоча любви, и подобно тому, как Це-

рера наконец развеселяется от простого напитка, который ей предлагает Баубо, так и лицо,

называемое Иамб, нелепыми шутками и грубою мимикой возвращает веселое настроение ду-

ха совершающим обряд.

63. Цель греческих мистерий более нравственная, чем религиозная. — Цель посвящения в

греческих мистериях была скорее нравственной, чем религиозной; в этом они отличались от

индийских и египетских мистерий, которые были религиозными, научными и политически-

ми. В то время, когда мистерии введены были в Греции, наука уже перестала быть преиму-

ществом немногих, политическая жизнь этой страны вызвала энергию в народе и сделала его

строителем собственного величия. В этом уже видится заря новой эры — падение древнего

поклонения природе и стремление человечества, посредством пытливого изучения и само-

стоятельных усилий, побороть природу, что диаметрально противоположно духу древности,

состоявшему в полном смирении и покорности влиянию всесущего Вещества.

VI КИТАЙСКИЕ И ЯПОНСКИЕ МИСТЕРИИ

64. Китайская метафизика. — В китайской космогонии мы видим следы некогда преобладав-

шей во всем мире науки о свойствах вечной природы. Вещество -первобытное вещественное

начало — предполагается действующим на самого себя и таким образом возни кают две си-

лы. Первую, вещественное начало, называют Таи-Кеик и описывают как первое звено в цепи

причин, это крайняя граница в безграничности, хотя посреди отсутствия всякого существова-

ния всегда существовало бесконечное Ли или «начало порядка». Ли называется бесконечным,

потому что невозможно представить его в каком-либо образе, так как это — «Вечное Ничто

Эти фрагменты, несомненно, самой древней метафизической системы в свете служили пред-

метом насмешек новейших писателей, но читатель усмотрит, что. при всем несовершенстве

изложения, это настоящее теософское учение.

65. Введение в китайские мистерии — Китайцы исповедовали буддизм в самой простой фор-

ме и поклонялись невидимому Богу всего за несколько столетии до христианской эры. Из

учения Конфуция, жившего за пять веков до Р.Х., явствует, что в его время не было мисте-

рий; они сделались необходимы только тогда, когда ки тайцы стали идолопоклонниками.

Главной целью посвящения было погружение в божество О-МИ-ТО-ФО Слово Омито проис-

ходило от санскритского Армида, а Фо — другое название Будды. Буква Y изображала трие-

диного Бога и была на самом деле неизреченным именем божества, Тетрактисом Пифагора и

Тетраграммой евреев Радуга в мистериях была символом вновь появляющегося солнца и

предметом поклонения, и это не только в Китае, но и в Мексике.

66 Параллель между буддийскими и римско-католическими обрядами. — Общее сходство

бьет в глаза так, что сами толики не могут не признавать этого и объясняют тем. сатана под-

делывается под истинную веру. Сходство существует даже в самых мелких подробностях. У

тех и других один верховный и непогрешимый глава церкви, безбрачие духовенства, мона-

стыри мужские и женские, молитвы на неизвестном языке, молитвы святым и заступникам, а

главное, дева с младенцем, также молитвы за «мерших, повторение молитв с четками, под-

вижничество и рвение выходит за пределы положенного, добровольные обеты строгого со-

блюдения религиозных обрядов и самоистязание, ежедневное богослужение с зажженными

свечами, состоящее из пения, окропления водою, поклонов и коленопреклонений, постные

дни и праздники, религиозные процессии, изображения и картины, легенды, поклонение

мертвым, исповедь, чистилище и т. д. В некоторых отношениях есть сходство и с богослуже-

нием евреев; они умилостивляют верховное существо кровью быков и козлов и жертвопри-

ношениями. Сходство это объяснить не трудно. Католицизм и некоторые другие вероиспове-

дания — это буддизм, облеченный в новую форму. Много религий на земном шаре, и это од-

но только суеверное искажение понятия о естественных явлениях. Предание о священнике

Иоанне подтверждает сходство буддизма с христианской верой. В двенадцатом столетии в

Китае было многочисленное монгольское племя, исповедовавшее буддизм, который был

принят путешественниками за восточную христианскую религию. Несториане, жившие среди

монгол, назвали их главу священником Иоанном, что и дало повод к преданию, будто в Азии

существовала христианская церковь, папа которой носил титул священника Иоанна.

67. Лао-Цзы. — Конфуций — религиозный законодатель Китая, но Лао-Цзы — его философ.

Он превзошел Конфуция в глубине и свободе мысли. Слово Лао или Ли трудно передать; са-

ми китайцы определяют его как «вещь, неопределенную, неосязаемую, в которой, однако,

есть образы». Сам Лао-Цзы, по-видимому, считает его равносильным «разуму». Философия

Лао-Цзы исполнена любви и мира, и в этом отношении имеет много похвальных общих черт

с учением христианства.

68. Новейшие китайские общества. — Самое замечательное общество — Тиантигуи, или со-

юз неба и земли, главная заповедь которого — равенство человечества в долг богатого де-

литься с бедным своими излишками Когда посвящаемый с успехом выдержит самые строгие

испытания, его ведут к главе, два члена ордена скрещивают над его головой свои сабли и ка-

ждой извлекают кровь, которую смешивают в одном кубке — это священный напиток; к нему

оба члена ордена прикладывают губы, после того как новичок произнесет клятву. Общество

это распространено в южных провинциях Китая и на острове Ява. В центральных и северных

провинциях Китая есть два других общества, вероятно, происшедшие от первого, именно:

общества Пелиан-Киао, или Лотоса, и Тиан-ли, или Небесного Разума. В депеше к лорду

Абердину (1843) Генрих Поттингер намекает на существование четвертого общества, говоря:

«Когда пение кончилось, Ки-йанг, китайский начальник, сняв с руки золотой браслет, подал

мне его, объяснив в то же время, что получил его в детстве от отца и что с ним связана таин-

ственная легенда, мне стоит только показать его где бы то ни было в Китае, чтобы заручиться

самым братским приемом». Другое общество, образовавшееся в начале этого столетия, это

«Триада», цель которого — ознако мить беспечных и предубежденных китайцев с западной

цивилизацией. Общество «Белых ненуфаров», предводителя которого китайское правитель-

ство не могло никак разыскать, причинило много политических смут и бедствий.

69. Японские мистерии. — По мнению японцев, мир находился в яйце до сотворения и это

яйцо разбил бык — вечно повторяющаяся астрономическая аллегория, намек на Тельца, знак

Зодиака, который в прежнее время начинал год весенним равноденствием. Это тот же бык

Апис, которому поклонялся Египет и которому евреи в пустыне воздавали божеские почести

под видом золотого тельца; тот же бык, который приносился в жертву в мистериях Митры и

кровь которого оплодотворяла землю. Японцы поклонялись Тен-Сио-Дай-Дзину, божеству,

которого называли сыном неизвестного бога, создателя солнца и луны. Готовящийся к по-

священию проходил сквозь искусственные планеты, сделанные из подвижных кругов, изо-

бражающих вращение небесных тел Зеркало было знаменательной эмблемой всевидящего

ока их главного божества. В заключительном обряде приготовления новичка запирали в пас-

тос, дверь которого, как утверждали, сторожило наводящее ужас божество с обнаженным ме-

чом. Во время своего искуса желающий посвящения порой доходил до такой степени вос-

торженности, что отказывался выйти из заключения в пастосе и оставался там до тех пор, по-

ка умирал с голода. За это добровольное мученичество ему было обещано нескончаемое бла-

женство в будущем. Религия японцев собственно буддизм, но с некоторыми изменениями.

«Diabolo ecclesiam Christ! imitante!»(l) — воскликнул Ксавье, увидав, как похожи обряды

японцев на римско-католические обряды в Европе, и так как сказанное о буддизме в Китае и

Тибете может быть повторено и относительно Японии, то восклицание Ксавье, который не

был ни ученым, ни философом, вполне понятно.

70. Японское учение. — Бог Тен-Сио-Дай-Дзин имеет Двенадцать апостолов и солнце, он

планетный герой, сражается с чудовищами и стихиями. Служители храма

(1) Дьявол, подражающий церкви Христовой.

солнца носят туники огненного цвета и ежегодно празднуют четыре торжества: третий день

третьего месяца, пятый день пятого месяца, седьмой день седьмого месяца и девятый день

девятого месяца, а в одном из этих празднеств они изображают миф, подобный мифу Адони-

са, где природа изображена жрецом, облеченным в пестрое одеяние. Члены этого религиоз-

ного общества называются иамабосами; посвящаемым предписывается не есть мясной пищи

в течение долгого времени и заниматься разнородными очищениями.

71. Лама. — Великий Лама, бог Тибета, воплощается в человеке; это жрецы открывают наро-

ду. Но истинная вера, состоящая из учения о предполагаемом происхождении мира, сообща-

ется только при мистериях, которые почти недоступны. Человек, в которого воплотился на

время Великий Лама, то есть первосвященник, чтится народом с таким благоговением, что

едят как святыню лепешки из нечистот, в которые превращается пища, служащая питанием

его телу. Это отвратительный обычай, однако, просто результат веры в переселение душ —

оно составляет параллель с индийским учением о разложении и воспроизведении, символи-

чески изображенном употреблением коровьего назема при очищении посвящаемого, а на-

стоящее его значение — указать, что все части вселенной непрерывно поглощаются одна

другой и переходят одна в другую, это подобие змеи, пожирающей свой хвост.

МЕКСИКАНСКИЕ И ПЕРУАНСКИЕ МИСТЕРИИ

72. Коренные жители Америки. — Этнологи не могут еще сказать нам что-либо о происхож-

дении первобытных жителей материка Нового Света; но если читатель примет теорию, изло-

женную во введении, он легко сам ответит на этот вопрос. Подобно тому, как природа в Азии

произвела кавказское племя, так в западном полушарии она породила разные племена, его

населявшие. То, что одно из них достигло высшей степени цивилизации в доисторические

времена, доказывается развалинами великолепных городов, найденными в центральной Аме-

рике; и все следы древней цивилизации служат доказательством того, что религия в Мексике

и Перу была в сущности такой же, которая преобладала у разных народов Востока; и иначе

быть не могло, так как нравственные и физические законы одинаковы во всей вселенной и

действуют одинаково, приводя к одним и тем же результатам, только немного измененным

местными и климатическими условиями.

73 Мексиканские божества. — Религиозная теория мексиканцев носила характер мрачной и

суровой строгости. Они поклонялись многим божествам, главными из которых были: Теотль,

невидимое верховное существо; Вирокоча. творец; Вицлипуцли, или Герицилопохтли, бог

милосердия, которому были посвящены самые кровожадные обряды (доказательство того,

что мексиканские "жрецы были так же непоследовательны в этом отноше-нии, как и фанати-

ческое духовенство в Европе, которое во имя Бога милосердия терзало, пытало и сжигало

миллионы людей, не исповедовавших ту веру, которую они считали правой и законной): Тес-

катлипока. бог мести; Кецалькоатль. мексиканский Меркурий, название которого означает

«змея, облеченная в зеленые перья»; Миктланейгератль, башня ада; Тлалоктиетли. или Неп-

тун, и Иксциана, или Венера. Вицлипуцли приписывалось возрождение земли и его имя от-

носилось к солнцу. Его считали рожденным от девы, на грудь которой с неба снизошло перо

всех цветов радуги. Изображался он человеком страшного вида, сидящим на шаре, над высо-

ким жертвенником, который носили в торжественной процессии во время празднования мис-

терии. В правой руке он держал змею, символ жизни; изображения этого пресмыкающегося

есть во всех мексиканских и перуанских храмах. Следы поклонения змее западных народов

также встречаются в штатах Огайо и Айова, где и теперь еще находят змеистые земляные ва-

лы в 100 футов и более. Должность Тескатлипока состояла в том, чтобы карать за грехи, на-

сылая повальные болезни, голод и чуму. Его гнев мог быть укрощен только человеческими

жертвоприношениями — тысячи людей нередко бывали заколоты в честь его в один день.

74. Жестокость мексиканской религии — Храмы в Мексике были полны страшных идолов,

которые все были орошены, выкупаны в человеческой крови Капища Вицлипуцли украша-

лись черепами несчастных, принесенных ему в жертву; пол и стены были покрыты слоем

крови в несколько дюймов толщиной; пред изображением бога часто можно было видеть еще

трепещущие сердца человеческих жертв, ему принесенных, кожа которых служила жрецам

одеянием. Этот возмутительный обычай, как говорится в легенде, произошел от того, что То-

зи, «Великая Мать», была человеческого происхождения. Вицлипуцли доставил ей божеские

почести, приказав мексиканцам потребовать ее себе в королевы у ее отца; исполнив это, они

также заставили отца убить ее, чтобы содрать с нее кожу, которую надели на молодого чело-

века. Таким способом она отрешилась от человечества и была помещена в число богов. Дру-

гой отвратительный обряд, возникший на основании этой легенды, будет упомянут впослед-

ствии.

75. Посвящение в мистерии. — Посвящаемому следовало вынести все ужасы, страдания и

покаяния, которые были в употреблении у восточных народов. Его бичевали узловатыми ве-

ревками, его резали ножами, в надрезы вкладывали камыш, чтобы видно было, как свободно

кровь просачивается из них, или их прижигали докрасна раскаленной золой. Многие не вы-

носили этих испытаний.

Омовения производились не водой, а кровью, и одежда неофита была не белая, но черная:

пред посвящением ему давали напиток, имеющий будто бы свойство рассеивать страх, что в

некоторой степени и могло быть справедливо так как он действовал на мозг. Тогда посвя-

щаемого вели в темные пещеры, вырытые под основанием массивного пирамидального храма

Вицлипуцли в Мехико, и ему предстояло пройти через все обряды мистерий, символически

изображавших странствования их богов, то есть прохождение Солнца через знаки Зодиака.

Пещеры назывались «путем мертвых». Посвящаемому являлось все, что только могло пора-

жать воображение ужасом и испытывать его храбрость. То он слышал отчаянные крики и

стоны умирающих; его вели мимо темниц, где содержались в заключении человеческие

жертвы, которых откармливали для приношения; и через пещеры, скользкие от полузапек-

шейся крови; то он натыкался на трепещущее тело умирающего, из которого только что вы-

рвали сердце для приношения кровожадному богу, и, подняв голову, он видел отверстие в

своде, через которое жертва была сброшена вниз, так как он находился тогда под жертвенни-

ком Вицлипуцли. Наконец он достигал узкого прохода или трещины в камне, которой закан-

чивался длинный ряд пещер; в эту трещину его проталкивали с торжеством, и крики толпы

встречали его, как человека преобразовавшегося или перерожденного. Женщины, сняв с себя

то немногое, что служило им одеждой, плясали, совершенно обнаженные, как исступленные

вакханки, и, повторив трижды эту пляску, предавались безграничному разврату.

76. Большие мистерии. — Подобно восточным народам, мексиканцы имели, кроме общего

религиозного учения, сообщаемого посвященным, внутреннее учение, доступное только

жрецам, да и то не ранее, чем они заслужат это принесением человеческой жертвы. Самая

высшая степень знания передавалась в полночь и с такими строгими условиями, несоблюде-

ние которых влекло за собой неминуемую смерть. Настоящее учение имело астрономический

смысл и, так же как восточные народы, жители Америки на своих больших празднествах оп-

лакивали исчезновение солнца и радовались его появлению вновь на праздновании, как это

называлось, нового огня. Гасили все огни, даже священный огонь в храме, и все население

Мехико, с жрецами во главе, направлялось к горе близ города, где и ждало, пока Плеяды

взойдут на середину неба, и тогда приносили в жертву человека. Орудие, употребляемое

жрецами, чтобы добывать огонь, ставили в рану на груди пленника, предназначенного к за-

клинанию, и, когда огонь загорался, тело клали на приготовленный заранее громадный кос-

тер, который зажигали Новый огонь, встреченный радостными кликами, разнс сили по де-

ревням и оставляли в храмах, откуда его уже раздавали в частные жилища. Появление солнца

на небосклоне встречали новыми восторженными кликами Жрецам преподавалось еще уче-

ние о бессмертии, о три едином божестве, о первобытном населении, которое бог Вицлипуц-

ли, сидя в четырехугольном ковчеге и t жезлом в виде змеи в руке, привел к озеру, обилую-

щему лотосом, где оно окончательно поселилось и воздвигло свой храм. Это было то озеро,

посреди которого первоначально стоял город Мехико.

77. Человеческие жертвоприношения. — Жрец не мог быть посвящен вполне в мистерии

мексиканской религии, пока не принесет человеческой жертвы. Этот ужасный обряд, кото-

рый испанцы, завоевавшие эту землю, часто видали исполненным над их собственными

пленными соотечественниками, совершался следующим образом: главный жрец нес в руке

большой и острый нож, сделанный из обсидиана, другой жрец нес деревянный ошейник ос-

тальные четыре жреца, служившие помощниками, cтановились в ряд у пирамидального кам-

ня с выпуклою вершиной, так что когда человек, приносимый в жертву, бывал положен на

него лицом кверху, то получался такой изгиб тела, при котором малейшего надреза оказыва-

лось достаточно, чтобы распороть живот. Два жреца схватывали жертву за ноги, два других

за руки, между тем как пятый надевал ей на шею деревянный круг. Тогда главный жрец рас-

парывал ей живот ножом и, вырвав из груди сердце, поднимал его к солнцу и потом повергал

пред кумиром в одном из капищ на самом верху большой пирамиды, где совершался обряд.

Тело жертвы окончательно сбрасывали со ступеней, которые шли вокруг всего здания. Таким

образом за несколько часов приносили сорок, пятьдесят жертв. Пленникам высокого сана или

испытанной храбрости предоставляли возможность спастись от ужасной смерти, сражаясь с

шестью мексиканскими воинами подряд. Если они одерживали верх, то им давали жизнь и

свободу; но если они падали под ударами противников, то их тащили, живых или мертвых, к

жертвеннику, и там вырывали из груди сердце.

78. Облачение в окровавленные кожи. — Мы уже видели, что жрецы облекались в кровавые

кожи жертв. Тот же самый ужасный обычай существовал и в других случаях. На известных

празднествах одевали человека в только что содранную с жертвы окровавленную кожу, от

которой шел еще пар. Короли и вельможи не считали унижением для своего достоинства пе-

реряжаться таким образом и бегать взад и вперед по улице, прося милостыни, которая шла на

богоугодные цели. Этот ужасный маскарад продолжался до тех пор, пока кожа не начинала

разлагаться. На другом празднестве убивали женщину, и в кожу ее одевали мужчину, кото-

рый в этом наряде плясал целых двое суток вместе с остальными своими согражданами.

79. Перуанские мистерии. — Инки, или повелители Перу, хвастали своим происхождением

от солнца и луны; поэтому они поклонялись им наравне с великим богом, Пачакамак, одно

имя которого было так свято, что его сообщали только посвященным. Был у них также ку-

мир, называемый ими Тангатанго, что означало «Один в трех и трое в одном». Их тайные

мистерии, о которых нам ничего неизвестно, праздновались в первый день сентябрьской лу-

ны, когда народ не спал всю ночь до восхода солнца; а при его появлении растворялись вос-

точные двери большого храма в Куско, чтобы яркие лучи могли озарить золотой идол, сто-

явший напротив входа. Стены и потолок этого храма были покрыты золотыми листами, а

изображение солнца, в виде круглого лица, окруженного лучами и пламенем, подобно тому,

как новейшие живописцы обыкновенно представляют солнце, было такого размера, что за-

нимало почти всю стену. Кроме того, Оно имело двойную толщину по сравнению с листами

на стенах. Девственницы солнца, которые, подобно весталкам древнего Рима, поддерживали

вверенный им священный огонь и были обречены на безбрачие, ходили тогда вокруг жерт-

венника, пока жрецы объясняли мягкие и справедливые перуанские законы, так как перуан-

цы, в Отличие от их близких соседей, мексиканцев, вовсе не имели кровожадных обрядов,

хотя некоторые испанские писатели, разумеется, не видя ничего хорошего вне католицизма,

да еще у язычников, обвиняли их в жертвоприношении «в громадном числе» маленьких де-

тей от четырех до шести лет и также в убиении девственниц. Испанцы, наверно, имели в виду

какой-нибудь непонятый ими символический обряд.

VШ ДРУИДЫ

80. Друиды, маги Запада. — Тайное учение друидов во многом сходно с доктринами гимно-

софистов и браминов в Индии, магов в Персии, жрецов в Египте и всех жрецов древности во-

обще. Подобно им, они имели два рода религиозных доктрин: внешние и внутренние. Их об-

ряды совершались и в Британии, и в Галлии, хотя доведены были до гораздо большего со-

вершенства в первой из этих стран, где остров Энглези считался их главным местопребыва-

нием. Слово «друид» произошло от слова «дуб»; это дерево почиталось в высшей степени

священным среди кельтов; но некоторые исследователи считают, что слово «друид» проис-

ходит от галльского слова druidb, мудрец или кудесник.

81. Храмы. — Их храмы, где хранился священный огонь, всегда стояли на возвышении и в

густых дубовых рощах; они были разного вида — круглые, потому что круг изображал все-

ленную; овальные, как намек на всемирное яйцо, от которого, по преданию многих народов,

произошла вселенная, или, по преданию других, произошли наши прародители; змеевидные,

потому что змея была символом Гю, друидского Озириса; крестообразные, потому что крест

— эмблема перерождения, или с крыльями, чтобы изобразить движение божественного духа.

Балдахином им служило небо, и построены они были из неотесанных камней, число которых

согласовалось с астрономическими вычислениями. В центре находился камень больше дру-

гих, и ему поклонялись как представителю божества. Три главных храма такого рода находи-

лись в Британии: Стоунхедж и Абурийский на юге, Шапский в Кемберленде. Где камней бы-

ло мало, там они заменялись земляными валами и храм состоял из высокого вала и рва. Их

сооружение было настоящим геркулесовым подвигом; Стукели говорит, что возведение та-

кой насыпи, как Сильбюри-Гилль, стоило бы в настоящее время 20.000 ф. ст.

82. Места-посвящения. —Адитум, или ковчег мистерий, называется кромлехом и употреб-

лялся как священный настое или место перерождения. Адитум состоял из трех ребром по-

ставленных камней, служивших опорами для большого плоского камня, положенного на них

плашмя так что образовывалась маленькая келья. Дом Кита Кенте был подобным пастосом.

Однако требовалось для посвящения значительное пространство. Поэтому Коер Сиди, где

совершались друидские мистерии, состояло из ряда зданий, примыкающих к храму, с покоя-

ми всякого размера, кельями, сводами, банями и длинными, искусно устроенными галереями,

где было все, чтобы нагонять страх, как делалось в подобных случаях. Это были преимуще-

ственно подземелья, и многие из пещер, находящихся в Англии, служили некогда местом

действия для друидских посвящений. Великолепный Кастльтонский грот в Дербишире Сту-

кели называет Адской Пещерой, так точно, как гигантские пещеры в Лёкинингтоне и Бад-

минсгере в Уильтшире наверно предназначались да подобных целей.

83. Обряды. — Система друидизма включала все религиозные и философские исследования,

известные тогда на этих островах. Обряды носили несомненный отпечаток астрономических

наблюдений. Их главные божества сводились к двум — мужскому и женскому, великие отец

и мать, Гю и Церидвен, отличавшиеся теми же характерными чертами, что Озирис и Изида,

Вакх и Церера, или какие-либо другие высшие боги и богини, символизирующие собой два

начала всякого существа. Великие периоды посвящения наступали каждую четверть года и

определялись движением солнца когда оно достигало равноденственных и солнцестоятель-

ных точек. Но временем ежегодных празднований была ночь на первое мая, когда огни зажи-

гались на кернах и кромлехах по всему острову и горели до рассвета, чтобы ввести майские

игры, от которых взяли начало все национальные игры, и прежние, и настоящие. Вокруг этих

огней водили хоровод в честь солнца которое в это время года, как говорили в смысле симво-

лическом, вставало из гроба. Празднество носило характер оргии и продолжалось до тех пор,

пока солнце не  достигнет высоты меридиана; тогда жрецы и последователи удалялись в леса,

где происходили самые позорные оргии. Но торжественные посвящения совершались в пол-

ночь и включали три степени: первая, самая низшая, называлась евбаты, вторая — барды,

третья — друиды. Кандидат сперва ложился в пастос или гроб, где его символическая смерть

изображала смерть По или солнца, и возвращение посвящаемого к жизни, в третьей степени,

символически изображало возвращение к жизни солнца. Кандидату надлежало вынести такие

же искусы и пробы его храбрости, какие были приняты в других странах, и потому лишним

было бы приводить здесь их подробное описание.

В празднество 25 декабря разводили большие огни на вершинах гор, чтобы возвестить о рож-

дении бога Солнца. Это была минута, когда, после мнимого зимнего солнцестояния, оно на-

чинало усиливаться и постепенно подниматься на небосклоне. Это празднество справлялось

не одними друидами, но существовало во всем древнем мире от Индии до Ultima Thule (1).

Огни, разумеется, изображали могущество и жар солнца, тогда как молодило, употребляемое

в этих случаях, предвещало результаты возобновленного действия солнца на растительность.

Летнее солнцестояние праздновалось 24 июня. Оба эти дня до сих пор празднуются в христи-

анской церкви: первый как Рождество, а второй как Иванов День, потому что первые хри-

стиане благоразумно приняли не только дни языческих праздников, но еще, насколько это

могло быть совместимо с приличием, и способы праздновать их, заменяя только теологиче-

ским значени-ем астрономические аллегории. Украшение церквей в Англии молодилом в

Рождество — древний обычай дру-идов, принятый христианами.

(1) Крайний предел или граница.

84. Доктрины. — В учении друидов есть одно существо, будущее состояние возмездия или

наказания бессмертие души и метампсихоза. В их учении главным было, что вода есть первое

начало всех вещей и она существовала до сотворения мира в неприкосновенной чистоте. Од-

нако это как будто противоречит их другой доктрине, что день происходит от ночи, потому

что ночь или хаос, существовала до сотворения дня. Они учили еще, что время есть только

перехваченный отрывок вечности и что существует бесконечный ряд миров В сущности их

доктрины носили, главным образом, отпечаток Пифагорова учения. Они питали глубокое

благоговение к числам три, семь, девятнадцать (метонов цикл) и сто сорок семь, то есть семь

в квадрате, умноженное на три. Они также были прорицателями, утверждая, что могут пред-

сказывать будущие события по полету птиц, по человеческим жертвоприношениям, по белым

лошадям, по движению воды и по жребию. Однако они действительно имели, по-видимому,

научные познания.

85. Политическая и судебная власть. — Во многих случаях власть друидов превышала власть

государя. Разумеется, они были единственными толкователями религии и, следовательно,

распоряжались всеми жертвоприношениями; ни одному частному лицу не дозволялось при-

носить жертву без их разрешения. Они имели власть отлучать от храма, самое ужасное нака-

зание после смертной казни, действие которого постигало даже самых высших сановников.

Великий государственный совет не мог объявить войну или заключать мир без их участия.

Они решали все споры окончательным и неизменным приговором и властны были подвергать

смертной казни. Действительно их жертвенники орошались потоками крови человеческих

жертв. Иногда всесожжение мужчин, женщин и детей, заключенных в большие, плетенные из

ивы башни, бывало жертвой, приносимой из суеверия, и вместе с тем должно было придать

им более значений, так как жрецы были честолюбивы и наслаждались кровью. Говорят,

друиды предпочитали виновных в краже, разбое или других преступлениях, как самых при-

ятных жертв их богам, но когда мало оказывалось преступников они, без зазрения совести,

замещали их людьми невинными. Эти ужасные жертвы были приносимы друидами для наро-

да, перед опасной войной или во время общественного бедствия, а также для частных лиц

высокого звания, когда их постигала опасная болезнь.

86. Жрицы. — Жрицы, в белых одеяниях, с металлическим поясом, предсказывали будущее

по наблюдению естественных явлений, но главным образом по человеческим жертвоприно-

шениям. Им предоставлялась страшная обязанность убивать пленников, захваченных на вой-

не, и лиц, осужденных друидами; и прорицания их основывались на том, как вытекала кровь

из множества нанесенных ран и также из дымящихся внутренностей. Многие из этих жриц

неизменно сохраняли девственность, другие, напротив, предавались самому распутному сла-

дострастию. Жили они на пустынных скалах, о которые разбивались волны океана, и моряки

смотрели на эти утесы, как на храмы, окруженные несказанными чудесами. Таким образом

остров Сен, или Лиамбис, остров Святых, близ Ушанта, был местопребыванием некоторых из

этих жриц, прорицавших морякам, и не было власти, которой не приписывали бы им. Другие,

жившие близ устьев Лоары, разрушали раз в году свой храм, разбрасывали материалы и, со-

брав другие, строили новый, это был, конечно, символический обряд; а если жрица уронит

что-либо из священного материала, все остальные накидывались на нее со свирепым воем,

разрывали на части и разбрасывали ее кровавые останки.

87. Уничтожение. — По мере того, как римляне стали утверждаться на островах, власть

друидов постепенно пришла в упадок; окончательно подавил ее Светоний Паулин, правитель

Британии при Нероне, в 61 году по Р.Х.; он напал на их крепость, остров Энглези, разбил на-

голову и сжег множество из них на кострах, разведенных ими для сожжения пленных рим-

лян, которых они надеялись захватить — справедливая месть победителя этим кровожадным

жрецам. Но хотя их владычество было таким образом уничтожено, многие из их религиозных

обрядов существовали гораздо дольше, и даже в Одиннадцатом столетии, в царствование Ка-

нута, необходимо было запретить народу поклоняться солнцу, луне, огням и пр. Бесспорно,

во франкмасонстве еще держатся многих друидических обрядов, и некоторые писатели, го-

воря об этом ордене, пытаются доказать, что он был учрежден вскоре после эдикта Канута, и

так как друидическое вероисповедание запрещалось им in toto 1, то посвященных обязывали

самыми сильными клятвами хранить молчание.

IX СКАНДИНАВСКИЕ МИСТЕРИИ

88. Дротты. — Скандинавские жрецы назывались дроттами. Их сословие было учреждено

скифским правителем по имени Сигге. который впоследствии принял имя Одина. Дротты, в

количестве двенадцати, были в одно время и жрецы и судьи: от них произошло впоследствии

учреждение присяжных в Англии. Их власть не имей пределов, в силу дарованного им пре-

имущества выбирать человеческие жертвы, что распространялось даже на верховных прави-

телей — отчего возникла необходимость стараться заслужить доброе расположение эти вер-

ховных жрецов; и так как это сословие, подобно священнослужителям у израильтян, ограни-

чивалось одним родом, то оно приобрело неисчислимые богатства, наконец стало притеснять

народ с такой жестокостью, что превратилось в предмет ужаса для всего населения. Христи-

анство было встречено с восторгом, благодаря обещанию его служителей избавить народ от

этого ига, и жители Скандинавии, жаждая мести за долгие страдания страшно отплатили сво-

им притеснителям, разрушив их дворцы и храмы, низвергнув их богов и уничтожив все атри-

буты готского суеверия. Ничего не уцелело, кроме нескольких кромлехов — огромных со-

оружений из неотесанного камня, — которых человеческая ярость разрушить не могла, неко-

торых пещер, высеченных в скалах, и нескольких естественных гротов, которые служили для

посвящения.

89. Обряды. — Все обряды имели астрономическое значение. Местами посвящения, как и в

других мистериях, были пещеры, естественные или вырытые, и кандидат подвергался испы-

таниям настолько страшным, насколько это было во власти жрецов. Но вместо семи пещер

или проходов, как в митраических и других мистериях, кандидат проходил девять — мисти-

ческое число три в квадрате — подземелий и его поучали отыскивать тело Баль-дура, скан-

динавского Озириса, убитого Локами, началом мрака, и приложить все старания, чтобы воз-

вратить его к жизни. Войти в подробности процесса посвящения значит повторять уже ска-

занное; итак, достаточно будет заметить, что кандидат, достигнув святилища, должен был

дать торжественную клятву над обнаженным мечом и подкрепить ее, выпив меду из челове-

ческого черепа. На нем запечатлевали священный знак креста, и он получал перстень с вол-

шебными свойствами, дар Бальдура Доброго.

90. Доказательства астрономического значения. — В первом стихе Эдды, где по-видимому

описаны обряды посвящения, говорится, что посвящаемый жаждет узнать науку Эзов, или

богов. Он открывает дворец, кровля которого, бесконечного размера, покрыта золотыми щи-

тами. Он встречает человека, который взбирается наверх по семи цветкам. Здесь мы легко

усматриваем астрономическое значение: дворец — это мир, кровля — небо, золотые щиты —

звезды, семь цветков — семь планет. У кандидата спрашивают его имя; он отвечает «пут-

ник», подразумевая того, кто совершает обход, чтобы наделять человечество необходимыми

предметами, так как изображает собой солнце. Дворец принадлежит царю — эпитет, данный

древними мистагогами главе планетной системы. Затем кандидат видит три престола; на

низшем восседает царь по имени Гар, выспренний, на среднем Иафугар, равный выспренне-

му; на самом же высоком Тредъе, третий. Эти лица те же самые, которых неофит видит в

Элевсинских таинствах: иерофант, дадух, или факелоносец, и эпибомит, или служитель при

жертвеннике, те же самые, которые во франкмасонстве называются мастером, ритором и по-

ручителем, символическое изображение солнца, месяца и Демиурга, или великого строителя

вселенной. Но скандинавская триада обыкновенно изображается в виде Одина, главного бо-

жества, Тора, его первородного сына, известного посредника между божеством и людьми,

власть которого над миром неограниченна, почему его голова увенчивалась кругом из двена-

дцати звезд, и Фрейи, гермафродита, с разнородными символами владычества над любовью и

браком. В наставлениях неофиту сообщали, что величайший и древнейший бог есть Альфа-

дер (отец всех) с двенадцатью эпитетами, напоминающими двенадцать атрибутов солнца,

двенадцать созвездий, двенадцать главных богов в Египте, Греции и Риме. Между богами

скандинавской теогонии мы находим Бальдура Доброго, история которого, как упомянуто

выше, служила основой обряду посвящения. Бальдур, то же что Митра, любовь солнца. Он

предвидит грозящую ему опасность; она снится ему ночью. Другие боги Валгаллы, сканди-

навского Олимпа, которым он открывает свои печальные предчувствия, успокаивают его и,

чтобы оградить от всякого вреда, требуют в его пользу дань со всего в природе, кроме омелы,

которой пренебрегли вследствие ее, по-видимому, безвредных качеств для опыта боги в шут-

ку бросают в Бальдура всякого рода предметы, но он остается невредим. Годер слепой (то

есть судьба) не участвует в этой забаве, но Локи (начало зла, мрак, зима) вкладывает в руку

Годера веточку омелы, убеждает бросить ее в обреченную жертву, и Бальдур падает со смер-

тельными ранами. Поэтому друиды в Скандинавии, Галлии и Британии собирали омелу в

зимнее солнцестояние кривым ножом, вид которого изображал сегмент зодиакального круга,

во время которого произошло убийство Бальдура. В Снорриевой Эдде мы встречаем другую

легенду об Одине и Фрейе, скандинавской Изиде, или Венере; там описывается странствова-

ние последней, чтобы отыскать первого, что, разумеется, имеет то же астрономическое зна-

чение, как поиски Изидой Озириса, Церерой Прозерпина и пр. Главным праздником в году,

как у друидов, было зимнее солнцестояние, и так как это длиннейшая ночь в году, то сканди-

навы приписали ей образование света из первобытного мрака и назвали «Мать-Ночь». Празд-

ник получил название Иуль и был порой повсеместных пиршеств.

Книга II

ЭМАНАЩЮНИСТЫ

КАББАЛИСТИКА

91 Ее происхождение — Каббалистика — это произведение трудов иудейских сект, ее пред-

мет — мистическое толкование Священного Писания и метафизические умозрения о Божест-

ве в мирах видимых и невидимых Иудеи говорят, что сам Бог открыл это Моисею. Однако

хотя нет ничего невероятного в том, что Моисей оставил своим преемникам тайное учение,

фантастические доктрины каббалы об ангелах и демонах чисто халдейского происхождения,

в Вавилоне иудеи привили к монотеизму теорию двух начал Даниил, верховный глава магов

и иудейский пророк, может считаться главным основателем каббалистики, рожденной в Ва-

вилоне и принятой как запрещенный, чужеземный плод

92 Ее развитие — Древние иудеи действительно имели некоторое понятие об ангелах, однако

не приписывали им особенных обязанностей, тем не менее, они приставляли к каждому пат-

риарху присвоенного ему духа. Александрийская школа много добавила к чужеземному

нововведению, Филон дополнил Даниила. В этой философской школе развили умозритель-

ную сторону каббалистики, основание которой — доктрина эманатизма; философские систе-

мы Пифагора и Платона слились с восточной философией, и возникли гностицизм и неопла-

тонизм

93 Время возникновения каббалистики — Первое письменное обнародование каббалистики

можно отнести приблизительно к периоду времени, который охватывает последнее столетие

до Р, X. и первые полвека нашей веры Большее образование еврейского народа, деспотизм

буквы закона и мелочность раввинов способствовали распространению умозрительной тео-

логии, главным руководством которой служили «Сефер Йецира», или о сотворении мира, ве-

роятно, написанная Акивой, и «Зогар», или Книга Света, Шимона Бар Йохайи, св. Фомы

каббалистики, произведение которого заключает всю суть этой темной и странной системы

94 Книга Иезирах («Сефер Йецира»). — В этой книге Адам созерцает тайны вселенной. Он

объясняет в монологе силы и способности разума, который пытается изыскать связь, соеди-

няющую в одно общее начало все основные части вещей, и в этом изыскании он принимает

способ, противоположный Моисееву. Он не спускается от бога к творению; но изучая

вселенную, изыскивая единство в разновидности и многообразии, закон в явлении, он восхо-

дит от творения к Богу — плодотворный метод, но он приводит каббалистов к изысканию

фантастических аналогий между высшими и низшими властями, между небом и землей, ме-

жду предметами и знаками мысли. Отсюда возникли все роды гаданий и заклинаний и самые

нелепые суеверия. По мнению Пифагора, вселенная есть символ таинственных свойств чисел,

согласно воззрению каббалистики, она только дивная страница, на которой все существую-

щие предметы начертаны высшим художником посредством первых десяти чисел и двадцати

двух букв еврейского алфавита. Десять отвлеченных чисел суть общие образы вещей, «выс-

шие категории мыслей». Таким образом, единица изображает дух живого Бога, всемирную

производительную силу, число два есть дыхание оживляющего духа, три есть водное, а четы-

ре — огненное начало.

Отпечаток букв на вселенной неизгладим и есть единственное письмо, которое может дове-

сти нас до открытия Верховной Причины, дать нам возможность снова сложить имя Бога,

Logos, написанное на лице земли. И не все буквы одинаковых свойств; три, названные мате-

рями имеют преимущество перед другими и относятся к триадам, встречаемым в разных фи-

зических и умственных разрядах; другие семь называются двойными, потому что от  них  

возникают  предметы,   постоянно   противоположные одни другим; остальные двенадцать

названы простыми и относятся к двенадцати принадлежностям человека.

95. Разные виды каббалистики. — Она бывает двух видов теоретическая и практическая. По-

следняя занимается составлением талисманов и амулетов, следовательно, недостойна нашего

внимания. Теоретическая же каббалистика делится на буквенную и догматическую. Догмати-

ческая есть изложение метафизического учения докторов-каббалистов; буквенная—мистиче-

ский способ объяснения священных предметов особенным употреблением букв в словах. Эта

буквенная каббалистика снова подразделяется на три ветви, из которых первая рассматривает

слова по числу находящихся в них букв. Эта ветвь носит название Гематрии, и пример чита-

тель видел в слове Mithras, названии солнца, которого буквы составляют число Зб5, то есть

чисто дней, пока солнце совершает свой путь. Вторая ветвь называется Нотарикон; это спо-

соб составлять одно слово из первых и последних букв многих других. Таким образом, в из-

речении Апокрифа XXX. 12: «Кто взойдет за нас на небо?» на еврейском языке первые буквы

каждого слова составляют: «обрезание». Третья ветвь, Темура, или перестановка

букв, то же, что мы обыкновенно называем анаграммой.

96. Видения Иезекииля. — Каббалистические термины и вымыслы, не лишенные поэтическо-

го характера, послу жили на пользу мистикам, сектантам и алхимикам. Достаточно рассмот-

реть ту часть системы, цель которой - изучение видений Иезекииля, чтобы составить себе по-

нятие    об изобилии фантастического и мифологического в каббалистике. В видениях Иезе-

кииля Бог восседает на престоле, окруженный странными крылатыми фигурами — челове-

ком, быком, львом и орлом, четыре зодиакальных знака, подобные «тому сиянию, которое он

видел на берегу реки Хабары», то есть у халдеев, славившихся своими астрономическими по-

знаниями. Раввины называют эти видения описанием небесной колесницы и находят в них

глубокие тайны. Маймониды низвели эти видения на степень тогдашних астрономических

понятий; каббалистика окружила их бесчисленными сонмами ангелов. Кроме ангелов, управ-

ляющих звездами, стихиями, добродетелями, пороками, страстями, подлунный мир полон

духов обоих полов, занимающих среднее положение между ангелом и человеком, — это сти-

хийные духи розенкрейцеров. Добрые ангелы находятся под начальством Метатрона, также

называемого: Сар-Гаппаним, ангел Божественного лица. Злые ангелы подвластны Са-

муилу, или сатане, ангелу смерти. Кроме индийского метампсихоза, каббалисты допускают

еще другой, который называют «оплодотворением», он состоит из слияния нескольких душ в

одно тело, что бывает, когда душа нуждается в помощи других душ для достижения блажен-

ного видения.

97. Сотворение мира из Ничего. — Первобытное существо называется Старцем Дней, древ-

ним кругом света, непостижимым, бесконечным, вечным, закрытым оком. До внешнего про-

явления все заключалось в нем и его имя было Ничто, Нулевой мир. До сотворения мира пер-

вобытный свет божий, Ничто, наполнял все, чтобы не было пустоты; но когда Верховное

Существо вознамерилось проявить свои совершенства, оно ушло в себя и обнаружилась пер-

вая эманация — истечение — луч света, причина и начало всего существующего, соединение

производительных сил и творческой мысли. Сперва он образовало едва заметную точку, точ-

ку-свет, потом из этой мысли оно сотворило священный и таинственный образ, который

окончательно облекло в богатое одеяние — то есть вселенную. От слияния сил производи-

тельных и творческой мысли произошел первородный сын Божий, всемирный образ, творец,

охранитель и оживляющее начало света, Адам Кадмон, называемый макрокосмом, тогда как

человек, рожденный от земли и живущий на ней, собственно отражающий только то, что

типический, или небесный, человек есть на самом деле называется микрокосмом. Но прежде

чем Эзоф, или Бесконечное, обнаружилось первобытному человеку в этой форме, другие

эманации, другие миры следовали одни за другими и были названы «искрами», становивши-

мися все слабее по мере того, как они оказывались далее от центра истечения. Вокруг Адама

Кадмона образовались бесчисленные круги позднейших эманации, которые не образуют со-

бой существ с присущей им жизнью, но Божьи свойства, сосуды всемогущества, типы творе-

ния. Десять эманации от Адама Кадмона называются Сефироты; это «силы» Филона и «зо-

ны» гностиков.

98. Распространение каббалистических идей. — Каббалистические идеи распространились

повсеместно. В средние века мы встречаем их во множестве странных обычаев и обрядов.

Здесь я упомяну только об одном, который объясняет знак, до сих пор употребляемый в

некоторых странах европейского материка. Двойной треугольник считался иудеями каббали-

стической фигурой, которой приписывали силу отвращать огонь. Поэтому в средние века

германские евреи ставили треугольник над входом в свои мастерские и фактории. Впоследст-

вии это обыкновение ограничивалось одними пивоварнями. Теперь треугольник — это знак

портерной, тогда как елка, то же, что древний тирс, обозначает продажу вина.

Не входя в подробный разбор, насколько им обязаны философские системы Спинозы и Шел-

линга, не говоря о существующих и теперь европейских сектах, которые могут считаться

продолжением каббалистической школы и состоят из секты «Новых святых», основанной в

Подолии, 1740, Израилем, прозванным Тавматургом, и секты зогаритов, иллюминатов, осно-

ванной Яковом Франком, который пытался посредством, так сказать, философского синкре-

тизма согласовать древнее и новое откровения - мы встречаем каббалистические идеи в са-

мых упорных суевериях, в школах, академиях и масонских ложах. Учения мистиков, франк-

масонов, иллюминатов и карбонариев наполнены ими, как будет указано впоследствии.

П

ГНОСТИКИ

99 Характер гностицизма. — Главные идеи платонизма также лежат в основе учения гности-

ков, и в течении второго и третьего веков они служили продолжением школ, воздвигших пре-

граду между отвлеченной философией и пошлым суеверием. С этой точки зрения гностицизм

— самая всемирная ересь, мать всех позднейших ересей, даже арианизма, и появляется вновь

у алхимиков, мистиков и новейших трансценденталистов.

100. Доктрины. — Гностики утверждали, что есть вечное, невидимое Существо, бездна неиз-

веданного, неспособное быть в бездействии и распространившееся в эманациях, тем менее

совершенных, чем они были отдаленнее от центра, откуда истекли. У них также была своя

великая триада, которая олицетворялась в Материи, Демиурге и Искупителе, заключая в себе

и представляя собой историю человечества и мира. Высшие истечения, свойств божественно-

го существа, суть «эоны», распределенные на классы по символическим числам. Их союз об-

разует «плерому», или полноту разума. Согласно одному из двух главных делений гности-

цизма, последнее и наименее совершенное истечение из «полноты разума» — это демиург,

равное сочетание света и мрака, силы и слабости, без содействия неизведанного Отца, произ-

ведший этот мир, где души заключил в плен, потому что он первобытное зло, противопостав-

ленное первобытному добру Он обременил души материей, от которой они спасаются Иску-

пителем, одной из высших властей божественного разума, мысли, духа, так как человечеству

суждено снова вознестись от вещественной к духовной жизни, освободиться от земной при-

роды, управлять ею и жить опять в бессмертной красоте.

Согласно другой секте гностиков, демиург — представитель и орган высшего Бога, специ-

ально приставленный Божественным Произволом к иудейскому народу, в качестве его Иего-

вы. Люди делятся на три разряда земные люди, от земли земные, связанные и ограниченные

материей; духовные люди, пневматики, достигающие божественного света; и психики, толь-

ко возносящиеся до демиурга. Иудеи, подвластные Иегове, были психики, истинные хри-

стиане, или гностики, — пневматики.

101. Развитие гностицизма. — Симон Волхв, Менандр, его преемник, Церинт, апостол мил-

ленариев, и некоторые другие, жившие в первом столетии, считаются основателями гности-

цизма, который вскоре распался на столько же сект, сколько возникло проповедников его Это

можно назвать темным периодом гностицизма. Но в начале второго века возникла в Алексан-

дрии секта василидиан и вместе с нею явились разные средоточия гностицизма в Египте, Си-

рии, Риме, Испании и пр. Василид принял 365 эонов, или циклов творения, называемых

по-гречески: абраксас, потому что буквы в этом слове, взятые как числительные знаки, дают

в произведении число 365. Под словом «абраксас» в более глубоком смысле подразумевался

верховный Бог, но читатель тотчас угадает его астрономический смысл, припомнив названия

Митра и Баал, каждое из которых изображало это число значило верховный Бог, то есть

солнце.

Валентин был тоже знаменитым гностиком; его основная теория состоит в том, что все люди

должны возвратиться к первобытному состоянию совершенства; что материя, убежище зла,

будет истреблена огнем — также учение Зороастра — и что духи, достигшие совершенной

зрелости, вознесутся к «полноте разума» вкушать наслаждения неразрывного союза с одно-

родными духами. От валентиниан произошли офиты, назвавшиеся по имени змеи, которая,

искусив Еву, даровала миру благополучие знания, и каиниты, утверждавшие, что Каин был

первым гностиком, восставшим против слепой, безотчетной веры Авеля, за что подвергся го-

нению демиурга, Иеговы. Антитакты (противники закона), подобно исмаилитам позднейшего

времени, внушали своим последователям ненависть ко всякой положительной религии и к

законам. Адамиты смотрели на брак как на плод греха, они называли свои сладострастные

посвящения «раем», считали законным всякое удовлетворение плотских наслаждений и были

сторонниками уничтожения одежд. Пепузиане разнообразили свое посвящение появлением

фантасмагорических видений, между которыми находилась женщина, увенчанная солнцем и

двенадцатью звездами и с луной под ногами — Изида Египта и Церера Рима. В Апокалипси-

се они взяли всю свою терминологию для посвящения. Гностический камень, изображенный

в сочинении Шифле, представляет семь звезд одинаковой величины с одной наверху; вероят-

но, они означают семь планет и солнце. Кроме того, на камне изображены два циркуля, на-

угольник и другие геометрические эмблемы. Таким образом, все религиозные посвящения

сводятся к астрономическим и естественным явлениям.

102. Дух гностицизма, — Совершенно противоположные идеи политеизма, пантеизма, моно-

теизма, философские системы Платона, Пифагора, Гераклита вместе с мистицизмом и демо-

нологией, созданной каббалистикой после плена иудеев — все способствовало рождению

гностицизма. И аристократия ума, могущественная и многочисленная, какой не бывало еще,

возникшая в первых веках нашей эры, даже приняв новую веру, не могла не гнушаться мыс-

лью вполне разделять ее с толпой освобожденных и неосвобожденных рабов, которая окру-

жала их, — с низким и бедным умом. Исключительность гностицизма была, без сомнения, не

говоря о привлекательности догматов, одной из главных причин быстрого его распростране-

ния и постоянного влияния на новейшие религиозные системы..

102. Дух гностицизма, — Совершенно противоположные идеи политеизма, пантеизма, моно-

теизма, философские системы Платона, Пифагора, Гераклита вместе с мистицизмом и демо-

нологией, созданной каббалистикой после плена иудеев — все способствовало рождению

гностицизма. И аристократия ума, могущественная и многочисленная, какой не бывало еще,

возникшая в первых веках нашей эры, даже приняв новую веру, не могла не гнушаться мыс-

лью вполне разделять ее с толпой освобожденных и неосвобожденных рабов, которая окру-

жала их, — с низким и бедным умом. Исключительность гностицизма была, без сомнения, не

говоря о привлекательности догматов, одной из главных причин быстрого его распростране-

ния и постоянного влияния на новейшие религиозные системы.

Книга III

РЕЛИГИЯ ЛЮБВИ

СЫНЫ ВДОВЫ

103- Происхождение религии любви. — Один персидский невольник, богатое воображение

которого придумало безотрадную, но необыкновенную по оригинальности вымысла и разно-

образию эпизодов доктрину, через три столетия после появления Христа, когда ориентализм

исчезал с Запада, основал теогонию и учредил секту, которая оживила восточное влияние в

Европе и посредством крестовых походов распространила раскол и возмущение в католиче-

ском мире. Поступок этого мятежного ученика Зороастра, этого восстановителя

древней веры магов, смешанной с христианскими обрядами и гностическими символами,

имел распространение и продолжение, которые, хотя подвергались сомнению в прошлом, со-

временная критика открыла во внутренней философии большей части сект, образовавшихся в

лоне католицизма. Во главе этого гигантского Движения ума и совести, которое обрекло сво-

их последователей на самые странные суеверия для того, чтобы сбросить иго Рима, находятся

гностицизм и манихейство, — восточные секты, последний и достославный успех теогонии,

которая, видя, что управление такой большой частью земли ускользает от нее, вздумала

возвратить ее посредством таинств и вызывания поэтических призраков.

104. Манес. — Манес, выкупленный из рабства богатой персидской вдовой, отчего его про-

звали «сыном вдовы», а учеников его «сынами вдовы», привлекательной наружности, сведу-

щий в александрийской философии посвященный в Митраические мистерии, проехал

Индию, доезжал до границ Китая, изучил евангельское учение и таким образом жил среди

религиозных систем извлекая свет из всех и не оставаясь доволен ни одной. Он родился в

благоприятную минуту, и его темперамент делал его способным к трудным и фантастиче-

ским предприятиям и планам. Обладая большой проницательностью и непреклонной волей,

он понял обширную силу христианства и решился воспользоваться ею, скрыв гностические и

каббалистические идеи под христианскими названиями и обрядами. Для того, чтобы придать

этому учению вид христианского откровения, он назвался Параклетом, возвещенным Хри-

стом своим ученикам, приписывая себе, гностическим способом, превосходство над апосто-

лами, отвергая Ветхий Завет и приписывая языческим мудрецам философию выше иудей-

ской.

105. Манихейство. — Печальные умозрения дуализма, чистого и простого, вечность и абсо-

лютное зло вещества, вечная смерть тела, неизменность принципа зла — вот что господству-

ет в смеси, принявшей от Манеса свое название и смешивающей магизм с иудаизмом. Неве-

домый Отец, Превечное Существо Зороастра, совершенно отвергается Манесом, который

разделяет вселенную на две несогласуемые области: света и тьмы одну выше другой; но ме-

жду ними большая разница первый, вместо того, чтобы склонить последнюю к добру, дово-

дит ее до бессилия, побеждает, но не подчиняет и не убеждает ее. Бог света имеет бесчислен-

ные легионы воинов (эонов), во главе которых находятся двенадцать высших ангелов, соот-

ветствующих двенадцати знакам Зодиака. Сатанинское вещество окружено подобной же ра-

тью, которая, будучи пленена прелестями света, старается завоевать его, поэтому глава не-

бесного царства, для отвращения этой опасности, вливает Жизнь в новую силу и поручает ей

стеречь границы неба Эта власть называется «Мать Жизни», она и есть душа мира, «божест-

венная», первобытная мысль высшего существа, небесная «София» гностиков. Как прямое

истечение из вечного, она слишком чиста, чтобы сливаться с материей, но у нее родится сын,

первый человек, начинающий великую борьбу с демонами. Когда у человека недостает сил,

«Живой Дух» является к нему на помощь и, отведя обратно в царство света, возносит выше

мира ту часть небесной души, которая не заражена прикосновением к демонам — совершен-

но чистую душу, Искупителя, который привлекает к себе и освобождает от материи свет и

душу первого человека. В этих темных доктринах кроется митраическое поклонение солнцу.

Последователи Манеса разделялись на «избранников» и «слушателей»; первые должны были

отказаться от всяких телесных наслаждений, от всего, что может помрачить в нас небесный

свет; со вторыми обращались не так сурово. Оба могли достигнуть бессмертия посредством

очищения в обширном озере, находившемся на луне (крещение небесной водой), и освяще-

ния солнечным огнем (крещение небесным огнем), где витают Искупитель и блаженные ду-

хи.

106. Жизнь Манеса. — Карьера Манеса была неудачной и бурной — предвестие бурь, кото-

рые должны были возникнуть против его секты. Пользуясь непостоянной милостью двора и

приобретя славу искусного врача, он не мог спасти жизнь одного из сыновей царя.

Он был изгнан и странствовал по Туркестану, Индостану и Китайской империи. Год он про-

жил в пещере, питаясь травами, а в это время его последователи, не получая известий, гово-

рили, что он вознесся на небо, и им верили не только «слушатели», но и народ. Новый царь

призвал его ко двору, осыпал почестями, воздвиг для него пышный дворец и советовался с

ним о всех государственных делах. Но преемник этого второго царя заставил его дорого по-

платиться за это короткое счастье, потому что подверг его жестокой смерти.

107. Успехи манихейства. — Управление сектой, уже существовавшей со степенями, обряда-

ми посвящения знаками и тайными словами, продолжалось хитрыми начальниками, которые

все более и более привлекали к себе христиан посредством православного языка и уверяли,

что цель их — восстановить христианство во всей его первобытной чистоте. Но секту эту не-

навидела римская церковь, потому что она возникла в соперничествующей Персии, и в про-

должение двухсот лет она была изгнана из империи и кодекс Феодосия наполнен законами

против нее. В конце четвертого столетия она распространилась в Африке и Испании. Она

спокойно процветала при матери императора Анастасия (491—518), но Юстин возобновил

преследование. Изменив название, место и эмблематический язык, она распространилась по

Болгарии, Ламбардии (патерийцы), Франции (катары, альбигойцы и пр.), соединилась с сара-

цинами, открыто вела войну с императором, и последователи ее погибали тысячами в сраже-

ниях и на костре; от ее столетнего ствола произошла так называемая ересь гуситов и после-

дователей Уиклифа, проложивших путь протестантству. Действительно, в мрачные средние

века возникли бесчисленные легионы сектантов, связанных общим договором, существова-

ние которых только тогда становится очевидным, когда зловещий свет горящего костра за-

пылает в темноте, в которой они скрываются. Франкмасоны, несомненно через тамплиеров,

заимствовали от них немалую часть своих обрядов; их было очень много при всех дворах, и

даже при папском, они кровавым крещением приняли новые наименования и уставы.

108. Учение. — Священный язык манихейства был очень известен и основан на согласии го-

лосов и идей, называющемся в пифагорействе «гармонией сфер», фразеологии устанавли-

вающей связь между мистическими степенями и эмблематическими сферами посредством

условных выражений и образов; известно, что альбигойцы и патерийцы узнавали друг друга

посредством знаков. Один провансальский патериец, бежавший в Италию в 1240 г., повсюду

встречал дружеский прием, обнаруживая себя братьям посредством условных фраз. Он по-

всюду находил секту прекрасно организованной, с церквами, епископами и самыми деятель-

ными проповедниками, которые наводняли Францию, Германию и Англию. Манихейский

язык, кроме того, был аскетический, любящий и христианский: но неофит, вступивший в сек-

ту, постепенно отчуждался от папской церкви. Таинства имели в виду две главные цели —

руководить неофитом, сначала незаметно изменяя его прежние мнения и склонности, а потом

постепенно обучая его условному языку, который, будучи сложен и разнообразен, требовал

длительного изучения и много времени. Но не все допускались до высших степеней. Те, ко-

торые возвращались назад или не могли отказаться от прежних идей, оставались всегда в

церкви и не были вводимы в святилище. Это были простые христиане и искренние слушате-

ли, которые, из усердия к реформе, часто подвергались смерти, как например орлеанские ка-

ноники, осужденные на сожжение королем Робертом в 1022 г. Но не возвращавшиеся

назад посвящались во все те вещи, которые необходимо было знать самым верным членам

секты. Разрушение Рима и основание небесного Иерусалима, о которых говорится в Апока-

липсисе, были главной целью стремлений секты.

109. Распространение религии любви. — Религия любви не кончилась с истреблением альби-

гойцев, и последние ее отголоски не были песнью трубадуров, потому что мы

встречаем ее в германской секте, которая в 1550 уверяла, будто получает сверхъестественный

свет от Святого Духа. В Голландии также возникла в 1580 г секта христиан, под названием

«Семья Любви», распространившаяся до Англии, где она издала множество книг, процветала

во времена Кромвеля и, по-видимому, имела некоторую связь с пуританами.

II

ВЕСЕЛАЯ НАУКА

110. Переход от древних к новейшим посвящениям. — Теперь наше внимание привлекает ряд

фактов, в некоторой степени обозначающих переход от древних к современным посвящени-

ям. Необыкновенный феномен в общественных условиях становится очевиден и так порази-

тельно непохож на то, что мы встречаем в древности, что представляет собой новую точку

исхода. До сих пор мы видели, что тайна организовалась в высших общественных сословиях,

чтобы лишать толпу истин открытие которых не могло произойти без вреда я

опасности для иерархии. В основании мы находим политеизм, суеверие, на вершине — де-

изм, рационализм, самую отвлеченную философию Конечно, надо было жалеть эти народы,

которые, рабы невежества и разврата, воздвигали собственными руками тюрьмы доя

истины и храмы для обмана, которые поклонялись кумиру и боготворили форму, поверх-

ность и наружность.

111. Дух древних тайных обществ. — Тайные общества в древности были теологическими, а

теология часто прививала суеверие; но в самой глубине святилища было место, где она смея-

лась сама над собой и над обманутым народом и привлекала к себе умы, возмущавшиеся

против рабства страха, посвящая их в единственную веру, достойную свободного человека.

Следовательно, этой теологии, в других отношениях очень ученой и нежестокой, покрови-

тельствовавшей искусствам и наукам, многое можно простить, приписав, может быть, не

низким расчетам, а искреннему убеждению и заботливой осторожности притворство, с кото-

рым она скрывала сокровища истины и знания, составлявшие ее могущество, славу и некото-

рым образом преимущество.

112 Дух современных обществ. — В новейшие времена высокие религиозные и политические

сферы не имеют тайн, потому что у них нет преимуществ знания, нет посвящений, дающих

тем, кто обладает высшим знанием, право занимать высокие места.

11З. Причина и успехи ереси. — Но пирамида была разрушена; высокая вершина пала, об-

ширное массивное основание сделалось очевидно, и никто не может, не будучи обвинен в

анахронизме и не приготовляя себе горьких разочарований, искать истины там, где есть толь-

ко ее обманчивый вид. Кто настойчиво делает лживую высоту предметом своего честолюбия,

тот отводит глаза от горизонта, освещенного утренней зарей, которая бросает свет около его

ног, между тем как его голова еще находится в темноте. Вот почему тайные

общества популярны и религиозны, не в смысле установленной и официальной церкви, а

церкви мятежной и раскольничьей; и так как в тот период, когда церковная власть преобла-

дала и религия протекала во всех жилах государства, никакой перемены нельзя было произ-

вести без ереси, то она необходимо была первым видом политического и умственного воз-

мущения. Эта ересь опровергает и отвергает официальные догматы для того, чтобы уничто-

жить власть ненавистного клериката и открыть себе дорогу к гражданской свободе.

114. Усилия и влияние еретиков. — Папство было первой колыбелью новых заговорщиков, и

из ереси возникли секты, между которыми ни одна не была обширнее и деятельнее альбигой-

цев. Этот великий факт оппозиции и реакции не имеет себе равного в древности, где даже

философские школы принимали вид таинств; этот факт придает громадное значение новей-

шей истории и окружает блеском народные движения и отдельные личности. Эта необыкно-

венная энергия происходила от еретических и сектантских школ и боролась в темноте для

того, чтобы победить при свете. Секта альбигойцев отрасль манихейства, дала жизнь в свою

очередь тамплиерам и розенкрейцерам, и все эти общества продолжали борьбу и войну с ду-

ховным и гражданским притеснением.

115. Альбигойцы. — Надо заметить, что цель альбигойцев отличалась от цели всех после-

дующих сект в том отношении, что ее удары направлялись только на папский престол, и

мщение посредством гражданской силы и патерской ярости было проникнуто чисто папским

духом. Альбигойцы были французскими гибеллинами и соединялись со всеми, кто шел про-

тив Рима, особенно с Фридрихом II и с арагонцами, для поддержания прав королей против

притязаний папской епархии. Их доктрины имели большое влияние на Болонский универси-

тет, вполне имперский; Данте был сторонником империи, заражен этой доктриной и, следо-

вательно, ненавидим гвельфами.

116. Система альбигойцев. — Тулуза была Римом этой церкви, которая имела своих пасты-

рей, епископов, провинциальные и вселенские соборы, как официальная церковь, и собирала

под свои знамена раскольников почти всей Европы, замышлявших погибель Рима и восста-

новление Иерусалимского царства. Восстание в Провансе усилилось от обстоятельств, при

которых произошло. Крестоносцы, воскресив манихейство, поставили Европу в непосредст-

венное соприкосновение с софистической Грецией и мусульманской и пантеистической Ази-

ей. Сверх того, Восток дал Аристотеля и его арабских комментаторов, к чему следует приба-

вить тонкости каббалистики и материализм идей. Философия, республиканство и промыш-

ленность напали на Священную Епархию. Разные восстания обнаружили всеобщий дух, и

пагубное избиение не укротило его; рационализм вальденсов соединился с германским мис-

тицизмом на Рейне и в Нидерландах, где ремесленники восстали против графов и епископов.

Каждый апостол, проповедовавший чистую нравственность, религию духа, восстановление

первобытной церкви, находил последователей; век св. Людовика есть век неверия в Римскую

Церковь, и Impossibilia Зигера были предвестниками подобных же

идей Штрауса.

117. Цели альбигойцев. — Ересь альбигойцев имела такие успехи по берегам Средиземного

моря, что многие страны стремились отделиться от Рима, а князья и императоры открыто по-

кровительствовали этому. Не будучи довольны предполагаемым уничтожением нечестивого

Рима, альбигойцы вдруг обратились к крестоносцам, на которых сначала смотрели  равно-

душно, надеясь сделать Иерусалим знаменитым и могущественным соперником Рима, учре-

дить там свое местопребывание, восстановить религию любви на ее первобытной родине и

основать на земле небесный Иерусалим, царем которого будет провозглашен Готфрид Буль-

онский. Он был тот, кто опустошил Рим огнем и мечом, убил антицезаря Рудольфа, «короля

патеров», и выгнал папу из священного города, заслужив этим и надеждами, возложенными

на него, бесконечные похвалы своему благочестию, чистоте и целомудрию, воспеваемых

трубадурами, появившимися в первой четверти двенадцатого столетия, в аллегорических

сочинениях, известных под названием «Лебединый рыцарь». Этот план возлагал важную

роль на тамплиеров, которые, может быть, знали о нем и участвовали в нем.

118. Религия трубадуров. — Трубадуры и альбигойцы сблизились в преследовании, дружба

их усилилась в школе горя. Они пели вместе и дрались друг за друга, и песни их замирали на

горящих кострах, поэтому есть основания считать трубадуров организаторами обширного

заговора против Римской Церкви, поборниками возмущения, которыми руководили не мате-

риальные интересы и пошлое честолюбие, а религия и законы любви. Здесь любовь понима-

ется не как привязанность, которую все более или менее испытывают и понимают, но как ис-

кусство, наука, приобретаемая посредством изучения и практики в обычаях и законах секты,

и эти артисты под разными именами разошлись по многим частям Европы. Трудно опреде-

лить границы, до которых распространилась веселая наука.

119. Затруднения в понимании трубадуров. — Провансальские певцы — язык которых папы

называли языком ереси — почти непонятны нам, и мы не знаем, как оправдать похвалы, воз-

даваемые их поэзии такими людьми, как Данте, Петрарка, Чосер; не смеем мы также, так как

не понимаем их стихотворений, называть их вдохновение безумием и опровергать успех, ко-

торого они несомненно достигли. Гораздо легче и естественнее думать, что эти добровольные

поборники ереси, которым не позволено было явно выражать свои идеи, предпочитали тем-

ные обороты поэзии и легкие формы, скрывавшие их мысли, как пышные и веселые суды

любви, может быть, скрывали «ложи» альбигойцев от глаз папской инквизиции. То же самое

делалось для политических целей в различные периоды. Таким образом у нас есть Охота за

оленем из оленей Грингора (каламбур, обозначающий папу, Юлия II, намеком на servus

servorum (1), в которой папа выставлен на посмешище.

120. Поэзия трубадуров. — Арно Даниель был непонятен даже для современников; по словам

Монтодонского монаха, «никто не понимает его песен», а между тем Панте и Петрарка хва-

лят его более всех провансальских поэтов, называют его «Великим мастером любви» —

может быть, это титул сектантского достоинства — и превозносят его слог, чего они не сде-

лали бы, если бы не были способны разобрать смысл. Пламенные излияния трубадуров все-

гда обращены к какой-нибудь даме, хотя они не смели называть ее по имени: «Если меня

спросят, к кому обращаются мои песнопения, я скрою это втайне. Я делаю вид, будто это

тайна, но это неправда». Возлюбленная, к которой взывают, как Беатриче Данте, была

очищенная религия любви, олицетворяемая Девой Софией.

121. Степени у трубадуров. — У трубадуров существовало четыре степени, но Роман о Розе

разделяет их на четыре и три, таким образом производя мистическое число семь. Эта поэма

описывает замок, окруженный семью стенами, покрытыми эмблематическими фигурами, и

кто не мог объяснить их таинственного значения, того не пускали в замок. Трубадуры также

имели свои тайные знаки, по которым узнавали друг друга, и предполагают, что «менестре-

ли» так названы потому, что они были исполнителями (ministers) тайного богослу-

жения.

122. Суды любви. — Я уже говорил о них; от них, вероятно, происходят Приемные ложи, ры-

цари и нимфы Розы (272—277). Декреты, произносимые там с педантическими приемами,

если их буквально перетолковать, покажутся легкомысленными или безнравственными, и

поэтому несовместимыми с нравственностью и обычаями

(1) Раб рабов.

альбигойцев, которые были чисты и суровы. Следовательно, суды любви могли скрывать бо-

лее суровые предметы чем решение вопросов чисто любовных, и стоит подчеркнуть, что эти

суды, так же как и порода трубадуров исчезли с уничтожением альбигойцев мечом

и кострами инквизиции.

III.

УТЕШЕНИЕ

123. Исторические примечания. — Италия, хотя и подстрекаемая Римом, а может быть,

именно потому, что подстрекаемая, поддерживала новые доктрины. Милан был одним из са-

мых деятельных очагов катаров. В 1116 г. в этом городе было больше еретиков, чем  католи-

ков. В 1150 г. катары были во Флоренции и особенно женщины чрезвычайно энергично рас-

пространяли учение секты, которая сделалась так сильна, что произвела в городе революцию

в пользу гибеллинов. В Орвието катарство преобладало в 1125 и было преследуемо в 1126,

преследования были всего свирепее в Вероне, Ферраре, Медене и проч. В 1124 много этих

сектантов встречалось в Калабрии и Неаполе, и даже Рим был наполнен ими. Но Ламбардия и

Тоскана всегда были центром этого возмущения.

124. Доктрины и правила. — Однако мы имеем весьма скудные понятия об этой секте, пото-

му что, в отличие от других еретических обществ, она старалась скрывать свои действия. Она

имела больше сходство с манихейством и догматами альбигойцев, подобно последним скры-

вая свои доктрины не только от света, но даже от своих прозелитов низших степеней. Катары

верили в переселение душ, предполагая, что потребно семь подобных переселений для того,

чтобы достигнуть света; но, как и в других случаях, это, вероятно, был эмблематический спо-

соб говорить о степенях посвящения. Они имели коммунистические наклонности и были

против брака, как филантропы, они вели трудолюбивую жизнь соединяли бережливость с

милосердием, основывали школы и больницы, странствовали по суше и по морю, чтобы на-

бирать прозелитов, оспаривали у судей право отнимать жизнь, не порицали самоубийства

и опередили тамплиеров в презрении к кресту Они не могли понять, как христиане могут по-

клоняться орудию смерти Спасителя, и говорили, что крест есть изображение зверя в Апока-

липсисе и предмет омерзения в святом храме. Они исполняли свои обряды в лесах,

пещерах, отдаленных долинах; вот почему принадлежавшие к этой ереси и другим, происхо-

дившим от нее, могли отвечать на вопрос- «Где наши древние братья встречались прежде,

чем у них были ложи? Повсюду». Их обвиняли в удушении или предании голодной смерти

умирающих и в сожжении детей; в этом обвиняли также митраистов, христиан, гностиков,

иудеев, а недавно и ирландских католиков. Это обвинение, как и в других случаях, вероятно,

происходило от какого-нибудь символического жертвоприношения, буквально перетолко-

ванного их противниками. У них было четыре таинства и утешение состояло в наложении

рук или крещении Святым Духом, которое, употреблявшееся только в отношении к совер-

шеннолетним, отпускало грехи, сообщало утешительный дух и упрочивало вечное спасение.

Во время преследований обряды сокращались, бывали по ночам и тайно: зажженные свечи

были символом крещения огнем. При обряде посвящения священник читал первые восемна-

дцать стихов Евангелия от Иоанна; этот обычай еще употребляется в некоторых масонских

степенях. В память своего посвящения новичок получал одежду из тонкого полотна и шер-

сти, которую носил под рубашкой, женщины — пояс, который также носили на теле под са-

мой грудью.

IV

РЫЦАРСТВО

125. Первоначальная цель. — Идея сохранения и пропаганды истинной религии породила

братство Сан-Грааль члены которого искали сосуд истины, в котором когда-то заключалась

кровь Искупителя, или, оставляя метафорической язык, старались возвратить христианскую

церковь к апостольским временам и к истинному соблюдению евангельских правил. За Круг-

лым Столом, формы не допускавшей ни первого, ни последнего, сидели рыцари, достигавшие

этого звания и отличия после многих строгих испытаний. Их степеней сначала было три, по-

том они увеличились до семи, и наконец, во время их предполагаемого слияния с альбигой-

цами, тамплиерами и гибеллинами, до тридцати трех. Можно сказать, однако,

что главные степени были. 1. паж; 2. оруженосец, 3. рыцарь.

126. Рыцари — военные апостолы религии любви. — Это общество было гордой семьей про-

поведников и распространителей религии любви, военные трубадуры, которые, под знамена-

ми правосудия и правоты, боролись против чудовищных злоупотреблений теократического

правления, утешали «вдову» — может быть, гностическую церковь, — защищали «сынов

вдовы» — последователей Манеса — и свергали гигантов и драконов — инквизиторов и цер-

ковников. Могучий голос неистового Роланда, проломивший гранитные скалы, — это голос

так называемой ереси, пробравшейся в Испанию и таким образом предупредившей слова

Людовика XVI: «Нет больше Пиренеев». Это может показаться невероятным, а между тем

справедливо. Разумеется, я не говорю теперь о рыцарстве феодальных времен, но о том, ко-

торое существовало даже прежде одиннадцатого столетия, которое происходило из недр ма-

нихейства и катарства и было вполне враждебно Риму. Но даже в период римско-

католическая церковь действовала по принципу, который впоследствии вполне разработали

иезуиты, —  руководить тем, чего не могли уничтожить, и не имея никаких поводов к опасе-

нию, кроме спиритуализма, мистического, платонического или рыцарского, Рим, вместо того,

чтобы противиться его течению, хитро повернул его в такие каналы, где, вместо того, чтобы

вредить папству, оно принесло ему бесчисленные выгоды.

127. Правила и доктрины. — Сочинившие роман «Круглый Стол» и «Сан-Грааль» были хо-

рошо знакомы с галльскими триадами (1), таинствами теологических доктрин бардов и

кельтских мифов. Эти романы имеют своим источником явления естественного мира, и Сан-

Грааль — ничего более, как Ноев ковчег в уменьшенном виде. Из «Завещания любви» Чосе-

ра, которое, кажется, было основано на «Утешении философии» Бетиуса, предполагали, что

рыцарская любовь была любовь к женщине в самом высоком, благородном и духовном виде.

Но возлюбленной рыцаря в ранний период рыцарства была Дева София, или олицетворенная

философия. Фразеология, употребляемая в обрядах посвящения, религиозные обеты, прини-

маемые при этом случае, испытания, которым подвергались рыцари, со многими другими об-

стоятельствами, достаточно указывают, что любовь, о которой постоянно говорится, не имеет

никакого отношения к любви земной. Это особенно относится к рыцарям, которых можно

назвать добровольными рыцарями и хартию которых составляет любопытная книга под за-

главием «Las siete Partidas» (2) Альфонса, короля Кастилии и Леона. Их статуты очень похо-

жи на статуты тамплиеров

(1) Поэтические истории, в которых факты сгруппированы по три, о трех обстоятельствах

одного рода упоминается вместе.

(2) Семь частей

и госпитальеров, они более всякого другого религиозного ордена обязаны вести очень стро-

гую жизнь, одежда из трех цветов и — странное стечение обстоятельств – совершенно таких,

какие Данте видел в одежде Беатриче и в трех кругах, которые он описывает в конце «Рая».

Они ели два раза в день и пили только воду, полк едва ли годный для милиции, обязанности

которой не всегда духовные, потому что, кроме своих особых обязанностей, они всегда под-

чинялись правилам рыцарства и обязывались защищать слабого против сильного, восстанав-

ливать спокойствие там, где оно нарушалось, служить их обществу (ложе) и защищать (еван-

гелическую) религию. Говорят, будто они клеймили свою правую руку в знак

братства; но это, возможно, только, был вид крещения огнем и духом, одного из главных об-

рядов религии любви (1).

(1) В генуэзском соборе хранится сосуд зеленого стекла, который выдают за настоящий Сан-

Грааль, и считается он таким драгоценным, что нужно особое разрешение городских властей,

чтобы видеть его

Книга IV

ИСМАИЛИТЫ

ЛОЖА МУДРОСТИ

128 Различные секты, произошедшие от манихейства — Манихейство было не единственное

тайное общество, родившееся от посвящений магов. В седьмом столетии нашей эры мы

встречаем подобные общества, обладающие неограниченным влиянием на те области, в ко-

торых возникли видоизменения одной мысли, стремившейся соединить достойные уважения

доктрины Зороастра с христианским верованием. Из этих обществ или сект можно упомянуть

следующие- поклонники Сервана, бесконечного времени, создателя и двигателя всех вещей;

ученики Зороасгра, собственно так называемые дуалисты; гностики, допускающие два нача-

ла, Отца и Сына, воюющие и примиряемые третьей небесной властью; и наконец, последова-

тели Мастека, самые страшные и губительные из всех, проповедовавшие всеобщее равенство

и свободу, невменяемость человека и общность состояния и женщин.

129 Тайные доктрины Ислама. — Когда арабы овладели Персией, секты этой страны приня-

лись трудиться, чтобы Распространить свое учение в исламе и подорвать его основания Даже

в исламе мы находим указания на внешнюю и внутреннюю доктрину. Отмеченные точками

буквы, поставленные Магометом в начале каждой главы, по словам мусульманских учителей,

заключают в себе глубокую тайну, открыть которую — большое преступление. Название

муфтий, означающее то же, что ключ доказывает, что священники ислама суть живые ключи

от тайной доктрины. Но завоеванные отметили завоевателям. Персидские секты рассмотрели

Коран, указали на его противоречия и опровергли его божественное происхождение. Таким

образом в исламе возникло движение, нападающее на догматы, разрушающее веру и заме-

няющее слепое верование свободным исследованием Ложные системы плодят раскол. Вели-

кая и продолжительная гармония невозможна в заблуждении; и имеет много видов.

130. Кандидаты. — Из многих возникших сект я упомяну только об одной — сефидигмеганы,

кандидаты или одетые в белое, местожительством которых был Кавказ и во главе которых

стоял Закрытый Покрывалом Пророк. Гакем-бен-Гашем носил золотую маску и учил тому,

что Бог принял человеческую форму с того дня, как приказал ангелам обожать первого чело-

века, и с этого самого дня божественная натура переходила от пророка к пророку и дошла до

него; что после смерти злые люди превращаются в зверей, а добрые переходят к Богу, и он,

считавший себя очень добрым, для того, чтобы никаких следов его тела не нашлось и чтобы

люди думали, что он, как Ромул, вознесся на небо, — бросился в колодезь, наполненный ед-

ким веществом, которое истребило его тело.

131. Жестокость Бабека Веселого. — Ярость, с какой секты ислама оспаривали управление

совестью и политическую власть, вряд ли имеет себе равную в истории религии. Истребление

не имело границ. Революционный ересеначальник, проповедовавший коммунизм, Бабек Ве-

селый, двадцать лет наполнял Багдадский халифат смертью и разорением — печальная весе-

лость! Говорят, что миллион людей погибли из-за него и один из десяти палачей, находив-

шийся у него на жалованье, хвастался, что убил двадцать тысяч, и сам, смеясь, умер от руки

одного из своих товарищей. Но эти убийства происходили   не  от  одних  враждебных  рели-

гиозных взглядов; политическое честолюбие породило их большую долю.

132. Исмаилиты. — Египет, кажется, был особенно предназначен служить местом рождения

тайных обществ, жрецов, воинов и фанатиков. Это область таинств. Распространявшийся

свет, по-видимому, не доходил до нее. Каир сменил древний Мемфис, доктрины ложи Муд-

рости — Академию Гелиополиса. Убейдаллах решился тайно низвергнуть халифат и поддер-

живать права Мухамеда, сына Исмаила, потомка пророка через Фатиму. Новой секте удалось

освободить из тюрьмы Убейдаллаха, мнимого потомка Исмаила, и поместить его на трон

Мади, а впоследствии одного из его преемников на трон Каира, таким образов подчинив Еги-

пет управлению потомков Фатимы. Египетские халифы, более признательные, чем бывают

вообще государи, покровительствовали доктрине, доставившей им престол.

133. Учение Каирской ложи. — Дойялъ-Доат, или верховный проповедник и судья, разделял

власть с государем. Собрания бывали в Каирской ложе, в которой было много книг и науч-

ных инструментов; наука была видимой целью, но настоящая цель была совсем другая. Курс

учения разделялся на девять степеней. Первая старалась внушить ученику доверие к его учи-

телю, который должен был разрешить все сомнения ученика. Для этой цели коварные вопро-

сы показывали ученику нелепость буквального смысла Корана и тайные намеки давали по-

нять, что под этой скорлупой скрывалось сладкое и питательное ядро; но инструкции далее

не шли, если ученик не обязывался страшными клятвами слепо верить и вполне повиноваться

своему наставнику. Вторая степень учила признавать имамов, или руководителей, назначен-

ных Господом, источниками всякого знания. Третья степень сообщала ученику число тех

блаженных или священных имамов; и число их было мистическое — семь. Четвертая сооб-

щала им, что Бог послал в мир семь законодателей и у каждого было семь помощников, на-

зываемых немыми между тем как законодатели назывались говорящими Пятая сообщала, что

у каждого из этих помощников было двенадцать апостолов. Шестая сообщала адепту правила

Корана, его учили, что все догматы религии должны быть подчинены правилам философии;

ему также объясняли систему Платона и Аристотеля. Седьмая степень обнимала мистический

пантеизм. Восьмая опять ставила перед учеником догматические правила мусульманского

закона, оценивая их по справедливости. Девятая степень окончательно, как закономерный

результат всех предыдущих, учила, что ничему не надо верить и что все законно.

134. Успехи учения. — Вот цели, к которым стремились, ответственность и достоинство че-

ловека должны быть уничтожены; престол потомков Фатимы должен быть окружен полчи-

щем ассасинов, грозными телохранителями; должна быть набрана таинственная милиция, ко-

торая распространит далеко славу Каирского халифата и страх к нему и нанесет гибельные

удары ненавистному багдадскому правлению. Проповедники распространялись, в Аравии и

Сирии приобретались последователи, которым умыслы ордена были неизвестны, но которые

страшной клятвой клялись в слепом повиновении. Ночные труды Каирской ложи продол-

жались целое столетие, и ее доктрины, кончавшиеся отрицанием всякой истины, нравствен-

ности и правосудия, в конце концов произвели нечто очень странное. Такое страшное потря-

сение для человеческой совести привело к одному из трех феноменов, которые оставили кро-

вавый и неизгладимый след на страницах истории.

II

АССАСИНЫ

135. Основание ордена. — Только Аравия и Сирия могли быть театром ужасных деяний

Старца или, лучше сказать, Владыки Горы. Хасан ибн Саббах, один из проповедников Каир-

ской школы, человек отважного духа, отличился и приобрел большое влияние в Каире. Это

влияние, однако, возбудило зависть в других, которым удалось отправить его в ссылку. Его

посадили на корабль, чтобы вывезти из страны, но поднялась буря, все сочли себя погибши-

ми. Но Хасан, приняв повелительный вид, воскликнул: «Господь обещал мне, что со мной не

случится ничего дурного!» Вдруг буря утихла, матросы закричали: «Чудо!» и сделались по-

следователями Хасана. Хасан прошел Персию, проповедуя и набирая прозелитов, и, захватив

крепость Аламут, на границе Ирака, которую назвал Домом богатства, учредил там свое

правление.

136. Влияние Хасана. — Правление какого рода? История времени Хасана полна его именем.

Короли в самом центре Европы дрожали при имени его; его могущественная рука достигала

повсюду. Филипп Август французский так его боялся, что не смел шагу ступить без телохра-

нителей, и, может быть, неумолимый Владыка Горы щадил его именно за этот страх. Сначала

у Хасана как будто не было иных намерений, кроме усиления влияния Каирского халифата,

но скоро он сбросил маску, потому что его свирепый характер с трудом подчинялся хитрости

и лицемерию. Он убавил девять степеней, на которые разделялись приверженцы Каирской

ложи, до семи и сам стал во главе, с титулом Сейдна, или Сидна, откуда происходит испан-

ское сид и итальянское синьор. Ассасины — это извращенное гашишим, происходящее от

гашиш, которым начальник опьянял  своих  последователей,  когда  они  начинали какое-

нибудь отчаянное предприятие.

137. Учение ордена. — Чтобы привести в порядок семь степеней, он составил учение ордена.

Первая степень предписывала наставнику внимательно наблюдать за характером кандидата,

прежде чем принять его в орден. Вторая убеждала его приобрести доверие кандидата, льстя

его наклонностям и страстям; третья — запутать его сомнениями и затруднениями, показывая

нелепость Корана; четвертая — исторгнуть у него торжественную клятву верности и повино-

вения, с обещанием изложить его сомнения перед наставником; и пятая — показывать ему,

что самые знаменитые люди в церкви и государстве принадлежали к тайному ордену. Шес-

тая, называемая «утверждением», заставляла наставника экзаменовать прозелита по всему

предшествовавшему курсу и утвердить его в нем. Седьмая, наконец, называемая «изложени-

ем аллегории», давала ключ к секте.

138. Преданность последователей. — Последователи разделялись на две части: на «самопо-

жертвователей» и «искателей». Первая, пренебрегая усталостью, опасностями и пытками, ра-

достно отдавала жизнь, когда это заблагорассудится великому мастеру, требовавшему, чтобы

она или защищала его, или исполняла его смертные приговоры. Когда жертва указывалась,

верные, в белой тунике с красным кушаком, цвета невинности и крови, отправлялись испол-

нять данное поручение, не останавливаемые ни расстоянием, ни опасностью. Найдя человека,

которого искали, они поджидали благоприятной минуты, чтобы убить его, и кинжалы их ред-

ко не попадали в цель. Конрад Монферратский, поссорившийся с Владыкой

Горы или возбудивший зависть некоторых христианских государей, желавших устранить его,

был одной из первых жертв этой секты. Два ассасина допустили крестить себя и, живя возле

него, по-видимому, усердно молились; но когда представился благоприятный случай, они

убили Конрада Монферратского, и один из них скрылся в церкви. Однако, услыхав, что Кон-

рада унесли еще живого оставшийся в живых ассасин опять добрался до него и нанес второй

удар, и умер без малейшего ропота от утонченных пыток.

139. Воображаемый рай, — Каким образом приобреталась подобная преданность? Рассказы-

вают, что, когда начальнику нужен был человек для исполнения особенно опасного предпри-

ятия, он прибегал к следующему приему. В одной персидской провинции, теперь называемой

Сигистан, была знаменитая долина Мулеба, в которой находился дворец Аладина, другое на-

звание Владыки Горы. Эта долина была восхитительным местом и так защищена высокими

горами, кончавшимися отвесными утесами, что с них никто не мог сойти в долину, и все при-

ступы 'были охраняемы сильными крепостями. В долине раскинулись самые роскошные са-

ды, с павильонами, великолепно меблированными, и в них жили очаровательные женщины.

Человека, которого Владыка выбирал для исполнения опасного подвига, сначала поили допь-

яна и в этом положении относили в долину, где оставляли бродить где хочет. Когда он на-

столько приходил в себя, что мог оценить прелестное местоположение и насладиться очаро-

ваниями сильфоподобных существ, он проводил все время в любовных наслаждениях, и его

уверяли, что это Элизиум — рай; но прежде чем он утомлялся или пресыщался любовью

и вином, его опять поили допьяна и в таком состоянии относили к нему домой. Когда  требо-

вались его услуги, Владыка опять посылал за ним и говорил ему, что он раз позволил ему на-

сладиться раем, и если призванный исполнит его приказание, то может пользоваться этими

наслаждениями всю жизнь. Обманутый, думая, что его господин имеет власть сделать это,

был готов совершить преступление.

140. Кровожадный характер Хасана. — В этом недоступном гнезде хищная душа хозяина на-

ходилась одна со своим честолюбием, и самое уединение, составлявшее его могущество, по

временам должно было тяготить его. Говорят, что он писал теологические сочинения и часто

предавался религиозным обрядам. И это не должно удивлять нас: теологические изучения не

преграждают пути к свирепости и часто мистическая кротость бывает соединена с кровожад-

ной яростью. Но он убивал с расчетом, чтобы приобрести славу и могущество, внушить страх

и обеспечить успех. Персидский халиф намеревался напасть на эту секту и уничтожить ее и

нашел на своем изголовье кинжал и письмо от Хасана, говорившее: «То, что положено возле

твоей головы, может быть воткнуто в твое сердце». Несмотря на лета, Хасан оставался кро-

вожаден до конца. Собственной рукой он убил двух своих сыновей: одного за то, что тот яко-

бы участвовал в заговоре против отца, а другого за то, что он отведал вина. Он не имел наме-

рения основать династию или правительство, а орден, секту или тайное общество, и, может

быть, его сыновья погибли за то, что плохо скрывали свое желание заступить его место.

141. Еще примеры преданности в последователях. — Повиновение верных не прекратилось

со смертью Хасана, как показывает следующее. Генрих, граф Шампанский, должен был про-

езжать близ территории ассасинов; один из преемников Хасана пригласил его посетить

крепость; это приглашение граф принял. Когда они осматривали башни, двое «верных» по

знаку владыки поразили себя кинжалом в сердце и упали к ногам испуганного графа, между

тем как хозяин хладнокровно заметил: «Скажите слово, и по моему знаку все они таким обра-

зом падут наземь». Султан прислал посланника уговорить мятежных ассасинов покориться.

Владыка в присутствии посланника сказал одному верному: «Убей себя!» — и воин сделал

это; а другому; «Спрыгни этой башни!» — и тот бросился вниз. Потом, обратившись к по-

сланнику, владыка сказал: «Семьдесят тысяч последователей повинуются мне точно таким

же образом. Это мой ответ вашему господину». Единственное преувеличение в этом, вероят-

но, составляет число; некоторые исследователи полагают его не выше сорока тысяч, из кото-

рых многие не были «верными», а только искателями.

142. Христианские государи в союзе с ассасинами, — Некоторые христианские государи по-

дозревались в потворстве действиям ассасинов. Один из них — Ричард Львиное Сердце, и

английские писатели честно старались снять с него обвинение в том, что он подстрекнул ас-

сасинов к убийству Конрада Монферратского Долго также существовал слух, что Ричард че-

рез Хасана и его ассасинов покушался и на жизнь короля французского. Племянник Барбаро-

сы, Фридрих II, был отлучен от церкви Иннокентием II за то, что он попросил ас-

сасинов убить герцога Баварского, а сам Фридрих II в письме к богемскому королю обвиняет

эрцгерцога австрийского в покушении на свою жизнь посредством этих же агентов. Историки

также упоминают об одном арабе, который в 1158 г. был пойман в императорском лагере при

осаде Милана, с намерением убить императора. Кто вооружил этого ассасина? Неизвестно

Взаимное недоверие существовало между правителями Европы, и власть Хасана и его преем-

ников увеличивалась соразмерно этому.

143. Уничтожение секты. — Был период, когда какой-то Владыка, менее развращенный или

жестокий, чем его предшественник, пытался восстановить исмаилитскую веру и очистить

Аламут от гнусностей, осквернявших его; но то ли это было притворство, то ли ему не уда-

лось. Его преемники стали только еще свирепее. И справедливо было, что смерть должна бы-

ла постигать тех, кто издавал приговоры смерти; что подозрение и вероломство преследовали

тех, кто распространял их между людьми; что преступление должно уничтожить то, что воз-

двигло преступление. Скала, бывшая главным местопребыванием Владык Горы, сделалась

местом ненависти и заговоров. Отцы смотрели на сыновей с завистливым страхом, а те с не-

терпением ждали смерти своих родителей. Они избегали друг друга, а когда были вынужде-

ны встречаться, то один надевал под платье железную кольчугу, а другой удваивал число те-

лохранителей. Отцеубийство наказывалось отцеубийством, и 'эта неумолимая Немезида на-

полняла ужасом и угрызением совести потомков Хасана. Чаша с ядом мстила за

кинжал. Но мера переполнилась; монголы, предводительствуемые ханом Гулагу, в 1256 г.

напали на ассасинов и покорили их, и свет освободился от упрека, который навлекло на него

существование подобной секты.

III.

ДРУЗЫ

144. Происхождение секты друзов. — Египетские и сирийские исмаилиты могут быть найде-

ны даже теперь в некоторых сектах ислама. Их первобытный облик обнаруживается очень

слабо, но черты их видны в очертаниях некоторых наследственных фамилий, странствующих

по пустыням Ливанских гор и служащих предметом беспокойства турецкого правительства,

удивления путешественников и изучения для науки. Из них друзы, живущие в северной Си-

рии и владеющие почти сорока городами и деревнями, может быть, самые замечательные.

Можно сказать, что секта их возникла от предполагаемого воплощения Небесного Существа

в Гакема, Биамр-Аллаха, публично возвещенного в Каире 1029 г. Этот Гакем был шестым

египетским  халифом,   и Дарари, его духовник, самостоятельно способствовал  его  само-

званству,  которое, прочем, сначала было так дурно принято, что он был принужден искать

убежища в Ливанских пустынях Гамзе, персидский мистик и визирь Гакема, имел более   ус-

пеха   и   считается   настоящим   основателем секты.

145. Учение. — Друзы верят в переселение душ; но, вероятно, это только символ, как у пифа-

горийцев. Гакем — их пророк, и у них семь заповедей, религиозных и нравственных. Первая:

правдивость, под чем подразумевается вера в унитарную религию, исповедуемую ими, и от-

вращение ко лжи, называемой политеизмом, неверием, заблуждением. Брату следует оказы-

вать полное доверие и правдивость, но позволительно, даже обязательно, поступать веролом-

но с людьми других верований. Секта разделяется на три степени: профанов, искателей и

мудрых. Друз, вступивший во вторую степень, может вернуться в первую, но подвергается

смерти, если откроет то, что узнал. Полагают, что на своих тайных собраниях друзы покло-

няются телячьей голове; но так как их религиозные книги наполнены протестами против

идолопоклонства и так как они сравнивают иудаизм, христианство и мусульманство с телен-

ком, то вероятнее, что это изображение представляет принцип лживости и зла, иблиса, со-

перника и врага Гакема. Друзов также обвиняли в оргиях; но, по свидетельству живущих там

христиан, молодой друз тотчас после посвящения отказывается от всяких развратных привы-

чек и становится, по крайней мере, внешне, совсем другим человеком, заслужив, как и в дру-

гих посвящениях, название «новорожденного». У них есть особая фразеология, и они узнают

друг друга посредством загадочных фраз. Они имеют притязание на некоторую связь с

франкмасонами, у которых есть степени, называемые «соединенными друзами» и «ливан-

скими кедрами».

146. Недавние события. — Кроме сорока городов и деревень, исключительно принадлежащих

друзам, они также живут и в четырехстах городах маронитов, которые в 1860 году начали

враждовать с друзами, и это закончилось большим кровопролитием. После того последние

были отданы под покровительство губернатора назначаемого Портой.

Книга V

РЫЦАРИ ХРАМА

ТАМПЛИЕРЫ

147. Основание ордена. — Орден рыцарей Храма возник во время крестовых походов. В 1118

г. девять храбрых и благочестивых рыцарей составили общество, соединявшее в себе черты

монахов и рыцарей. Они избрали в покровительницы «La douce mere de Dieu» (l) и обязались

жить сообразно правилам св. Августина, клянясь посвятить свои мечи, руки, силу и жизнь

защите таинств христианской веры, оказывать полное повиновение великому магистру, под-

вергаться опасностям моря и войны, когда будет приказано, из любви к Христу, и даже не от-

ступать при встрече одного с тремя неверными. Они также произнесли обет целомудрия и

бедности, обещая не переходить ни в какой другой орден, не сдавать ни стены, ни фута земли

Король Болдуин II дал им часть своего дворца, и так как он стоял близ храмовой церкви, на-

стоятель дал им улицу, ведущую из церкви ко дворцу, и вот почему они назывались «Вой-

ском Храма» (militia templi)

148 Успехи ордена — Первые девять лет после учреждения ордена тамплиеры жили в боль-

шой бедности. Хуго Де Пэйн и Готфрид Сент-Омер, основатели, имели одну

(1) Кроткую Матерь Божию.

боевую лошадь, факт, увековеченный в печати ордена представляющей двух рыцарей на од-

ном коне. Вскоре после этого папа Гонорий утвердил орден и признал белый плащ — к кото-

рому Евгений III прибавил красный крест на груди — отличительной одеждой тамплиеров.

Орден также принял знамя, сделанное из полосатого полотна, белого с черным, называемого

Босеан (на  французском языке это означает пегую лошадь), и это слово сделалось боевым

кличем рыцарей. На знамени был крест с надписью «Non nobis, Ljvine, sed nomini tuo da

glorian» ! (1).

149. Описание командорств. — Командорства находились в восточных и западных провин-

циях; первые включали Иерусалим, Триполи, Антиохию, Кипр, последние — Португалию,

Кастилию и Леон, Арагон, Францию, а также Фландрию и Нидерланды, Англию, Ирландию,

Германию, Италию и Сицилию. Пока Иерусалим находился в руках христиан, главное место-

пребывание тамплиеров было в этом городе; впоследствии оно было перенесено в Париж, где

они воздвигли большое здание, еще недавно известное под названием Тампля. В этом здании

Филипп Красивый укрылся во время мятежа в 1306 г., где тамплиеры защищали его, пока

ярость народная не утихла. Говорят, что рыцари по неосторожности обнаружили перед коро-

лем свои громадные сокровища. Впоследствии, при более грозном восстании, здание, слу-

жившее неблагодарному королю убежищем, превратилось в тюрьму для его несчастного

преемника; недавно этот памятник королевского вероломства и мстительного рока, поразив-

шего невинного, был срыт.

150. Обвинения против ордена. — К концу двенадцатого столетия в ордене насчитывалось

около тридцати тысяч

(1) Не нам, не нам, а имени твоему.

членов, по большей части французов, и великий магистр всегда избирался среди французов.

Орден мог набрать большую армию в любой части Востока, и флот их занимал главное место

в восточной торговле. Тут «и отошли от своего первоначального смирения и благочестия.

Палестина была потеряна, и они не сделали усилий возвратить ее, но часто обнажали меч —

который должен был служить только Богу, как они понимали эту фразу, — в войнах тех

стран, в которых жили. Они сделались горды и надменны. Умирая, Ричард Львиное Сердце

сказал- «Я оставляю скупость цистерцианским монахам, роскошь — монахам нищенствую-

щим, гордость — тамплиерам», — тогда как они, может быть, только чувствовали свое соб-

ственное могущество. Английские тамплиеры осмелились сказать Генриху III: «Ты будешь

королем, пока справедлив», — зловещие слова, заставившие призадуматься Филиппа, короля

французского, который, подобно многим другим государям, желал быть несправедливым

безнаказанно. В Кастилии тамплиеры, госпитальеры и иоанниты соединились против самого

короля. Может быть, они стремились ко всеобщему владычеству или учреждению Западного

государства, как тевтонские рыцари в Пруссии, госпитальеры на Мальте или иезуиты в Пара-

гвае. Но едва ли есть повод к этим обвинениям, особенно к первому, принимая во внимание,

что члены ордена были разбросаны по всей земле и могли в крайнем случае захватить прав-

ление в каком-нибудь отдельном государстве, как, например, в Арагоне, но не привести в ис-

полнение план, для которого не хватило сил даже у Карла Великого. Более основательные

обвинения состоят в том, что они возмутили Палестину своим  соперничеством с госпиталье-

рами, вступали в союз с неверными, вели войну с Кипром и Антиохией, свергли с престола

короля иерусалимского Генриха II, опустошали Грецию и Фракию, отказались участвовать в

выкупе св. Людовика, приняли сторону Арагона против Анжу — непростительное преступ-

ление в глазах Франции — и много других обвинений. Но величайшее преступление

их состояло в чрезмерном богатстве; следовательно, их падение было предрешено.

151. Заговор против ордена. — Филипп Красивый истратил все до последнего су. Победа при

Моне пуще поражения разорила его. Он был обязан возвратить Гвиану и лишался Фландрии.

Нормандия восстала против налога, который он был вынужден отменить. Народ в столице

был так восстановлен против правительства, что нашли необходимым запретить собрания

более чем в пять человек. Как достать денег при подобных обстоятельствах? Евреи не могли

дать более ничего, потому что у них все было исторгнуто пенями, заточениями и пытками.

Необходимо было прибегнуть к какой-нибудь большой конфискации, не обидев сословий, на

которые опиралась королевская власть, и заставить их думать, что стремились не к добыче, а

к наказанию злоумышленников, к большей славе религии и торжеству закона. По наущению

Филиппа Красивого стали публиковать пасквили против ордена тамплиеров; в этих паскви-

лях заключались самые нелепые обвинения против его членов в ереси, безбожии и еще

худших преступлениях. Большой вес приписывался показаниям против тамплиеров двух ре-

негатов ордена, флорентийца Роффи Деи и приора Монфоконского; последний, будучи осуж-

ден великим магистром на пожизненное заточение в тюрьме за многочисленные преступле-

ния, бежал и сделался обвинителем своих прежних братьев.

152. Внимание, оказываемое великому магистру. — Бертран де Гот, который благодаря влия-

нию французского короля сделался папой Климентом V, был убеждаем первым исполнить

последнее из пяти условий, на которых король дал ему возможность занять престол св. Пет-

ра. Первые четыре условия были обозначены, но Филипп отложил назвать пятое до удобной

минуты, и из его последующего поведения нет никакого сомнения, что уничтожение ордена

Храма было этим последним условием. Прежде всего надо было захватить великого магист-

ра, Якова Моле. По просьбе папы приехать во Францию посоветоваться о мерах, какие следу-

ет принять для завоевания Святой земли, он оставил Кипр и приехал в Париж в 1307 г., в со-

провождении шестидесяти рыцарей, и привез с собой 150000 флоринов золотом и столько

серебра, что оно было навьючено на двенадцати лошадях, и сложил его в Тампле в Париже.

Чтобы обмануть его, король, план которого еще не созрел, обращался с великим магистром с

величайшим уважением, пригласил в крестные отцы к своему сыну и выбрал в числе самых

знаменитых лиц нести погребальный покров своей невестки. На следующий день после похо-

рон великого магистра арестовали со всей его свитой, были посланы письма к должностным

лицам в провинции, наказывавшие 13 октября 1307 г. захватить всех тамплиеров, их дома и

имущество во всем королевстве. Несколько тысяч членов ордена, рыцари и остальные братья,

были таким образом взяты в плен.

153. Обвинение против тамплиеров. — Тамплиеров обвиняли в том, что они не признают

Христа, Святой Девы и святых, плюют на крест и топчут его ногами, а поклоняются в темной

пещере идолу, изображающему фигуру человека, покрытому старой человеческой кожей и с

блестящими карбункулами вместо глаз; что они мажут его жиром изжаренных маленьких де-

тей и смотрят на него, как на своего бога; поклоняются дьяволу в виде кошки, жгут тела

умерших тамплиеров и отдают пепел младшим братьям примешивать к их пище. Их обвиня-

ли в разных преступлениях, в страшном разврате и в суеверных гнусностях, в которых могут

оказаться виновны только сумасшедшие. Чтобы заставить их признаться в этих преступлени-

ях, их подвергали пыткам, не только во Франции, но и в Англии, потому что Эдуард II соеди-

нился с Филиппом, чтобы уничтожить этот орден. Много рыцарей в мучениях пыток созна-

лись в преступлениях, в которых их обвиняли; сотни умерли, не сделав никаких признаний;

многие, уморили себя голодом или иначе лишили себя жизни в тюрьме. Процесс растянули

на семь лет; преследование распространилось на другие страны; в Германии, Испании и на

острове Кипр орден был оправдан, в Италии, Англии и Франции, однако, судьба его была

решена, хотя одно время была надежда на спасение, потому что папа, видя, что Филипп и

Эдуард захватили все деньги и все имущество тамплиеров и, по-видимому, намеревались не

дать ему его доли в добыче, принял сторону ордена. Но когда оба короля сделали ему уступ-

ки, он опять стал поддерживать их, хотя теперь мы знаем, что он жаловался на малую долю

добычи, доставшейся ему.

154. Сожжение рыцарей. — Скука тянувшегося лживого суда оживлялась время от времени

казнью рыцарей, не хотевших сознаться в преступлениях, в которых не были виновны. Пять-

десят девять доблестных рыцарей были выведены однажды в поле за монастырем ев Анто-

ния, где в землю были вбиты столбы и приготовлены хворост и уголь. Рыцарям предлагалось

прощение, если они сознаются; но они отказались и были сожжены на медленном огне. В

Санли сожгли девять рыцарей и гораздо больше в других местах. Во всех этих случаях, также

и при ужасных сценах в камере пыток, доминиканцы были мнимыми свидетелями.

155. Яков Моле. — Великий магистр оставался в тюрьме пять с половиной лет, и нет никако-

го сомнения, что его беспрестанно подвергали пыткам. Признание, которое приписали ему,

вероятно, было подложным. Наконец, 18 марта 1313 г. он и Ги, великий наставник ордена,

были сожжены на медленном огне на маленьком острове на Сене, где впоследствии была

воздвигнута статуя Генриха IV; оба до последней минуты клялись в невинности ордена.

156. Таинства тамплиеров. — Не придавая большого значения признаниям, исторгнутым на-

силием, или доносам, внушенным мщением, жадностью и раболепством, все-таки следует

признать, что рыцари Храма в своих верованиях и обрядах имели что-то особенное и таинст-

венное, совершенно отличное от статутов, мнений и обрядов других религиозно-военных

обществ. Их продолжительное пребывание на Востоке, в опасной Палестине, переполненной

греческими раскольниками и еретиками, которые, будучи изгнаны из Константинополя, ук-

рылись у арабов; их соперничество с госпитальерами, соприкосновение с сарацинским эле-

ментом, наконец потеря Святой Земли, повредившая им в глазах света и сделавшая праздной

их жизнь, — все это и многие другие обстоятельства подействовали на это учреждение со-

вершенно непредвиденным образом, не согласуясь с направлениями первоначального учреж-

дения, и способствовали появлению идей и обрядов, не совместимых с ортодоксальной мыс-

лью, положившей начало, оживлявшей и укреплявшей это военное братство, и даже совер-

шенно противоречивших ей.

157. Храм и церковь. — Само название ордена некоторым образом указывает на мятежное

честолюбие. Храм — более величественное, более обширное и более понятное название, чем

церковь. Храм выше церкви; У последней обозначено число основания и место нахождения,

первый существовал всегда. Церкви падают, Храм остается как символ родства религий и

вечности их духа. Рыцари Храма могли, таким образом, считать себя иереями этой религии,

не скоротечной, а постоянной, и искатели могли думать, что орден, делая их защитниками

Храма, намерен посвятить их во второе и лучшее христианство, в более чистую религию.

Между тем как Храм означал для христиан Святой Гроб, он напоминал мусульманам храм

Соломона, и легенда, относившаяся к последнему, служила связью с обрядами франкмасонов

и других тайных обществ.

158. Храм — символ Святого Духа. — В другом смысле Церковь можно назвать домом Хри-

ста, но Храм — дом Святого Духа. Это та религия духа, которую тамплиеры наследовали от

манихеев, от альбигойцев, от сектантского рыцарства, предшествовавшего им. Как защитни-

ки гроба Господня, они оставались верны своей вере, но думали, что Господь сошел на зем-

лю, чтобы проповедовать именем Вечного Духа, к которому главным образом обращалось их

поклонение, и, подобно гностикам и манихеям, они праздновали пятидесятницу больше, чем

Пасху, потому что в последнюю сам Божественный Дух снизошел и распространился по лику

земли. Таким образом, в некотором смысле это было дополнение, а в другом — отрицание

католического догмата: Святой Дух есть всеобщая совесть.

159. Учение тамплиеров. — Обряды при посвящении, монументы, даже процесс показывают

преобладание религии Духа в тайных доктринах Храма. Тамплиеры извлекли большую часть

своих сектантских и иноверных наклонностей из последнего эпического цикла средних веков

— из того периода, в котором рыцарство, очищенное и организованное, отправлялось оты-

скивать Сан-Грааль, мистическую чашу, принявшую кровь Спасителя, из той эпохи, в кото-

рой Восток в нападениях, вооруженный и не вооруженный наукой арабов, кознями и ереся-

ми, обратился против Запада.

160. Посвящение, — Многое было сказано о способе посвящения: что оно происходило по

ночам в капелле, в присутствии капитула; что все посторонние строго исключались; что со-

провождали его развратные обряды и что кандидата принуждали отказываться от креста,

проклинать и плевать на него — того креста, за который они пролили столько своей крови, за

который пожертвовали своею жизнью. Мы видели, что это было одним из главных обвине-

ний против ордена. Было ли это справедливо? По всей вероятности, было; но этот обряд

можно объяснить следующим.

161. Объяснение поругания креста. — Такой обряд не должен удивлять нас в таком веке, ко-

гда церкви превращались в театры, когда священные предметы осквернялись смешными

представлениями, когда древние таинства воспроизводились, чтобы воздавать почести Хри-

сту и святым. Читатель может также помнить необыкновенные сцены, впоследствии пред-

ставляемые в христианских мистериях. Искателя степени тамплиера вводили сначала как

грешника, дурного христианина, ренегата. Он отрекался, как апостол Петр, и это отречение

часто выражалось гнусным действием — плеванием на крест. Братство принимало на себя

труд исправить этого ренегата, поднять его тем выше, чем ниже было его падение. Таким об-

разом, на Пиршестве Идиотов кандидат являлся как бы в состоянии идиотства и унижения,

для того чтобы церковь обновила его. Эти комедии, сначала понимаемые как следует, со вре-

менем ложно истолковывались и приводили в ужас верных, лишившихся ключа к загадке.

Тамплиеры приняли подобные обряды. Они были отпрысками катаров и манихеев. А катары

презирали крест и считали достохвальным топтать его ногами. Но у тамплиеров этот обряд

был символическим, как это было доказано во время суда, и относился к троекратному отре-

чению от Христа апостола Петра.

162. Тамплиеры — противники папы. — Но могли быть другие и особенные причины для

введения этого обряда и постоянного поддержания вероломства апостола Петра в памяти

членов ордена. Мы видели, что тамплиеры во время своего пребывания на Востоке, вследст-

вие этого, пристрастились к доктринам гностиков и манихеев — как это достаточно доказы-

вается если бы недоставало других доказательств, — гностическими или каббалистическими

символами, открытыми в могилах и на могилах рыцарей Храма, которые казались им не так

развращены, как доктрины римских священнослужителей. Они также знали, какой дурной

успех имело провозглашение смерти Христа на кресте в Афинах, вследствие трагедии Эсхила

«Prometheus Vinctus» (1), где Океании отрекся от своего друга, когда Господь принес его в

жертву за грехи человеческого рода, точно так, как Петр, живший у моря, сделал это относи-

тельно Христа. Вследствие этого тамплиеры пришли к такому заключению, что все эти боги,

имевшие одно происхождение, были только религиозными поэтическими изображениями

солнца, и, видя, какое дурное употребление духовенство делало из этих доктрин они отрек-

лись от апостола Петра и сделались иоаннитами, или последователями св. Иоана. Таким об-

разом, это была тайная ересь, и, по словам некоторых писателей, она-то, в соединении с оп-

позицией римскому католицизму, которая в ней подразумевалась, так же как огромное богат-

ство сектантов, была причиной их осуждения римской курией.

1бЗ. Бафомет. — Предыдущее объяснение может также дать ключ к значению и имени куми-

ра, в поклонении которому обвинялись тамплиеры. Этот кумир представлял человека с длин-

ной белой бородой, которого называли Бафомет — имя, упражнявшее проницательность

многих критиков; но единственное заключение, к которому пришли некоторые из них отно-

сительно его происхождения и смысла,

(1) Побежденный Прометей

заслуживающее некоторого внимания, это мнение Николаи, уверяющего, что оно происходит

от греческого «крещение мудростью» и что это изображение, имеющее иногда три головы,

представляло Бога, всеобщего Отца; и объяснение де Кенси, с которым я сам согласен, что

изображение, иногда представляемое только с двумя головами, означает двух начальников,

против которых тамплиеры направляли свои неприязненные действия, то есть папу и Маго-

мета, и в имени Бафомет они смешали имена обоих, отняв первые две буквы от Магомета и

заменив их буквами Баи или Паи, первыми буквами слова «папа». Таким образом этой фигу-

рой тамплиеры выражали свою независимость от церкви и церковной веры, и посвященный

член назывался «другом Господа, который мог говорить с Богом, если хотел», то есть без по-

средничества папы и церкви. Из этого становится достаточно ясно, почему тайна считалась

ненарушимой и так хорошо хранилась, что мы можем только предполагать ее значение.

164. Последствия падения рыцарей Храма. — С тамплиерами погиб целый мир: рыцарство,

крестовые походы кончились с ними. Даже папство получило ужасный удар. Символизм был

глубоко потрясен. Возник жадный и бесплодный торговый дух. Мистицизм, озарявший таким

ярким светом прошлые поколения, нашел холодность, недоверие в душах людей. Реакция

была сильной, и тамплиеры первыми пали под жестокими ударами Запада, стремившегося

возмутиться против Востока, который до сих пор во многих отношениях преобладал в нем,

управлял им и притеснял его.

165. Связь с франкмасонством. — Франкмасоны уверяют, что имеют связь с тамплиерами и

есть общество, называющееся «Тамплиеры», главное местопребывание которого в Париже и

филиалы которого распространены в Англии и других странах. Они говорят, что Яков Моле

перед смертью назначил преемника и что с тех пор до настоящего времени существовала не-

прерывная линия великих магистров, список которых находится у ордена тамплиеров в Па-

риже. Но настоящее франкмасонство, о котором франкмасоны не знают ничего, существова-

ло до тамплиеров, как я покажу, когда стану говорить о масонских орденах; следовательно,

здесь нужно только упомянуть об этой связи.

Книга VI

ВОЛЬНЫЕ СУДЬИ

СВЯЩЕННЫЕ ФЕМЫ

1б6 Происхождение и цель учреждения. — В этой книге мы увидим тайные общества, со-

вершенно непохожие на предыдущие. До сих пор они были религиозные или военные в своих

главных чертах; но те, о которых мы теперь будем говорить, были судебными и возникли во

время того периода насилия и анархии, который производил смуты в Германской империи

после изгнания Генриха Льва, в первой половине тринадцатого столетия. Самым важным из

этих обществ было тайное судилище в Вестфалии, известное под названием Vehm-Gerichte,

или священного судилища. Власть императора потеряла все свое влияние в стране; импера-

торский суд уже не заседал; могущество и насилие заняли место прав и правосудия; феодаль-

ные владетели притесняли народ; кто смел, тот и мог. Захватить виновных, кто бы они ни

были, наказать, прежде чем они узнают об ударе, угрожавшем им, и таким образом карать

преступление — вот такова была цель вестфальских судей; таким образом, существование

этого тайного общества, орудия общественного мнения, оправдывается вполне, и уважение

народа, которым оно пользовалось и на котором основывалась его власть, становится понят-

ным.

167. Должностные лица и организация, — Вестфалия в этот период включала в себя террито-

рию между Рейном и Везером; Гессенские горы составляли ее южную границу, а Фрисландия

северную. Vehm или Fehm, по толкованию Лейбница, происходит от fama (1), так как закон

основывается на молве. Но Fem старинное немецкое слово, означающее осуждение, которое,

может быть собственно и есть корень слова Vehm. Эти суды назывались также Fehmding,

Freistuhle, «вольные суды», heimliche Gerichte, heimliche Achten, heimliche beschlossene

Achten, «тайные суды», «вольные решения», и verbotene Gerichte, «запрещенные суды». Ни-

какое звание не лишало человека права быть посвященным, и в фемическом кодексе, найден-

ном в Дортмунде, чтение которого было запрещено непосвященным под опасением смертной

казни, упомянуто о трех степенях; члены первой степени назывались Stulherren, «главные су-

дьи»; второй Schoppen (scabini (2), echevins), заседатели; третьей Frahnboten, «послы». Были

два суда: offenbares Ding, «открытый суд», и heimliche Acht, «тайный суд». Члены назывались

Wissende, «знающие» или посвященные. Духовенство, женщины и дети, иудеи, язычники и,

как кажется, высшее дворянство не подлежали этому суду. Суды принимали к сведению все

преступления против христианской религии, Евангелия и десяти заповедей.

168. Язык и правила посвященных. — У посвященных был тайный язык; по крайней мере, мы

можем это заключить из начальных букв S. S. S. G. G., найденных в письменах, сохранив-

шихся в архивах в Герфорде, в Вестфалии. Эти письмена поставили в тупик ученых, и неко-

торые объясняли их значение словами: Stock, Stein, Strick, Gras, Grein (палка, камень, веревка,

трава, страдание). За обедом члены, говорят, узнавали друг друга по тому, что обращали ост-

рие своих вилок к центру стола.

(1) Слава, молва.

(2) Сидящие на скамейках.

Страшная смерть ожидала вероломного брата, и мая присяга была так же ужасна, как предпи-

сывается в высших степенях франкмасонства. Посвящаемые обещали между прочим служить

тайному судилищу преимущественно пред всем, что освещалось солнцем, или орошалось

дождем, или находилось между небом землей, не сообщать никому приговора, произносимо-

го против него, и доносить, если окажется необходимо, на родителей и родственников; при-

зывали на себя, в случае нарушения присяги, проклятия всех и наказание быть повешенными

на семь футов выше всех других преступников. Одна формула присяги, заключающаяся в

дортмундских архивах и которую кандидаты должны были произносить на коленях, с непо-

крытой головой и положив указательный и средний пальцы правой руки на меч председателя,

состояла в следующем: «Клянусь в вечной преданности тайному судилищу; клянусь защи-

щать его от самого себя, от воды, солнца, луны и звезд, древесных листьев, всех живых су-

ществ, поддерживать его приговоры и способствовать приведению их в исполнение. Обещаю

сверх того, что ни мучения, ни деньги, ни родители, ничто, созданное Богом, не сделает меня

клятвопреступником».

169. Процедура. — Первое действие процедуры Фема — это обвинение, делаемое вольным

заседателем. Названное лицо должно было явиться, если не было посвященным, перед от-

крытым судом, и горе непослушному! Обвиненный, принадлежавший к ордену, был тотчас

осуждаем, а дела непосвященных передавались в тайное судилище. Вызов писали на перга-

менте, к которому прикладывали, по крайней мере, семь печатей; шесть недель и три дня да-

вались по первому вызову, несть недель по второму, шесть недель и три дня по третьему. Ко-

гда местопребывание обвиняемого не было известно, вызов выставляли на перекрестке его

предполагаемого местопребывания или у подножия статуи какого-нибудь святого или при-

клеивали к кружке бедных, недалеко от распятия или какой-нибудь уединенной часовни. Ес-

ли обвиняемый был рыцарь, в укрепленном замке, заседатели должны были прокрасться но-

чью, под каким бы то ни было предлогом в самую тайную комнату здания и исполнить воз-

ложенное на них поручение. Но иногда считали достаточным прибить вызов и монету, всегда

сопровождавшую его к воротам, сообщить стражу о том, что вызов был оставлен, и отрубить

три кусочка от ворот, чтобы это доказательство отнести фрейграфу. Если обвиняемый не

являлся на вызов, его приговаривали in contumacia (1) сообразно законам, изложенным в

«Саксонском Зерцале»; обвинитель должен был выставить семь свидетелей, не того факта,

который он приводил в обвинение отсутствующего, но чтобы засвидетельствовать правди-

вость обвинителя, тогда обвинение считалось доказанным, имперский приговор произносил-

ся против обвиняемого, и этот приговор быстро приводили в исполнение. Приговор состоял в

изгнании, разжаловании и смерти, шея осужденного приговаривалась к веревке, его тело на

съедение птицам и хищным зверям, его имущество объявлялось конфискованным, жена вдо-

вой а дети сиротами. Он был объявлен fehmbar, то есть наказуемым Фемом, и трое посвя-

щенных, встретившиеся с ним, могли, даже должны были повесить его на ближайшем дереве.

Если обвиняемый являлся в суд, где председательствовал фрейграф, перед которым на столе

лежали обнаженный меч, ивовая веревка, обвиняемый, как и обвинитель, мог привести в сви-

детели тридцать человек друзей и вместо себя прислать своих поверенных, а также имел пра-

во апеллировать к генеральному капитулу тайного замкнутого трибунала императорской па-

латы, всегда заседавшему в Дортмунде,

(1) Заочным решением.

когда окончательно приговаривали к смертной казни, виновного вешали немедленно.

170 Исполнение приговоров. — Осужденные заочно и преследуемые сотнями тысяч человек

вообще не знали обстоятельства. Любые сведения, доставляемые им об этом, считались госу-

дарственной изменой и наказывались смертью; один император был избавлен от тайны;

только один намек на то, что «хороший хлеб можно есть в другом месте», делал говорившего

подлежащим смерти за то, что выдал тайну. После осуждения обвиненного документ с печа-

тью графа давался обвинителю, чтобы требовать помощи других членов для выполнения

приговора, и все посвященные были обязаны оказывать ему помощь даже против своих роди-

телей. Нож был втыкаем в то дерево, на котором вешали человека, чтобы показать, что он

понес смерть от руки священного судилища. Если жертва сопротивлялась, ее убивали кинжа-

лом; но убийца оставлял свое оружие в ране, в знак того же.

171. Упадок учреждения. — Эти тайные судилища внушали такой ужас, что вызова к суду

вестфальского вольного графа опасались более, чем императорского. В 1470 г. три вольных

графа послали вызов самому императору явиться перед ними, угрожая ему обыкновенными

последствиями за неявку в суд; император не явился, но вынес оскорбление. Принятием не-

достойных лиц и злоупотреблением правом вызова в суд учреждение — которое в свое время

заглаживало общественную несправедливость — постепенно приходило в упадок Руперт

преобразовал судилище, а Аренсбергская реформация и Оснабрюкские постановления отме-

нили самые главные злоупотребления и ограничили власть Фемов. Все-таки они существова-

ли и формально никогда не были упразднены. Но превосходные гражданские учреждения

Максимилиана и Карла V, упадок бурного и анархического духа, введение римских за-

конов, распространение протестантской религии — все это вместе внушало людям отвраще-

ние к тому, что теперь казалось варварским судопроизводством. Некоторые судьи были

уничтожены, меры против них умножились, и им воспретили все решительные действия. Но

призрак их все-таки существовал, и только когда французское законодательство в 1811 г.

уничтожило последний вольный суд в Мюнстере, можно сказать, что они перестали сущест-

вовать. Но много еще лет после того некоторые граждане в этой местности тайно собирались

каждый год, хвалясь своим происхождением от древних вольных судей.

172. Поцелуй Девы. — Существует предание, что один из способов предания смерти людей,

осужденных на эту участь тайными судилищами, состоял в следующем: жертве было велено

целовать статую Святой Девы, стоявшей в подземелье. Статуя была бронзовая и гигантских

размеров. Когда подходили к статуе и касались ее, она раскрывалась надвое и обнаруживала

внутренность, утыканную острыми, длинными гвоздями и заостренными клинками. Дверцы

были также утыканы оружием, и на каждой, около высоты человеческой головы, было по

гвоздю длиннее остальных; эти два гвоздя выкалывали глаза. Когда дверцы раскрывались,

жертва посредством тайного механизма втягивалась во внутренность этой страшной статуи, и

дверцы затворялись. Там несчастного пронзали ножи и гвозди, и через полминуты пол — со-

стоявший из опускной двери — разверзался и несчастный проваливался вниз. Но там его

ожидали мучения еще страшнее: под опускной дверью находились шесть больших деревян-

ных валов, расположенных парами, один под другим. Таких пар было три. Валы были снаб-

жены острыми клинками; расстояние между верхней парой параллельных валов было таково,

что человеческое тело лежало между ними; средняя пара была ближе, нижняя совсем близко.

Под этим страшным аппаратом было отверстие, в котором слышался плеск воды. Механизм,

отворявший двери статуи, также приводил в движение валы. Жертва, уже страшно изувечен-

ная и с выколотыми глазами, падала в опускную дверь между верхней парой валов, и тело ее

разрезывалось со всех сторон ножами, которыми валы были утыканы. В этом обезображен-

ном состоянии трепещущая масса падала между второй и ближе сдвинутой парой валов и, вся

изрубленная, попадала на самую нижнюю пару, которая превращала ее в маленькие куски,

падавшие в ручей, протекавший внизу и уносивший ее; -таким образом не оставалось следа

страшного злодеяния (1).

II.

БЕАТИ ПАОЛИ

173. Характер общества. — Сведений об этой секте, много лет существовавшей на Сицилии,

так мало, что мы можем составить себе должное понятие о таинственности, какой она окру-

жала себя. Она распространилась не только по всему острову, где возбудила ужас, перешед-

шей в предание, но также и по Калабрии, где была открыта и жестоко стесняема и наказы-

ваема властителями, которые видели в ней покушение на свою власть. Народное учреждение,

наперекор феодальной надменности и королевской власти, оно не умело сдерживать себя в

предписанных границах и оказалось виновно в преступных действиях, так что современники

отзывались о нем различно.

174. Направление и учение. — Мы увидели, что это общество имело отношение к Священ-

ным Фемам и статуты его несколько походили на статуты этого судилища; но надо заметить,

что оно произошло от духовного

(1)  Механизм этой статуи описан очень подробно в сочинении Бальёя «Тайны бронзовой

статуи».

движения, которое произвело реакцию альбигойцев пропаганду францисканцев и реформа-

торский аскетизм многих еретиков, странствовавших по Италии и по всей Европе, пропове-

довавших оппозицию Риму и организовавших крестовый поход против горделивого и развра-

щенного католического духовенства. Между этими еретиками мы должны припомнить абба-

та Джиоакимо предсказания которого и странные поговорки появляются в Evangelium

Aeternum (1) Иоанна Пармского — книге бывшей одним из руководств сицилийских судей.

Evangelium Aeternum, сплетение каббалистических и гностических сумасбродств, Беати Пао-

ли предпочитали Ветхому и Новому Заветам, там отрицалась вера в дуализм и Господь был

творцом зла и смерти — зла, потому что он поместил мистическое яблоко в мистическом са-

ду, смерти, потому что он повелел быть потопу и уничтожить Содом и Гоморру.

175. Сведения, сообщенные одним сицилийским писателем —  Среди   всеобщего   молчания  

историков   сведения одного силицийского писателя, изданные только в 1841 г. и еще мало

известные, могут считаться единственным документом об этой семье мстителей, которые в

провинции Италии воспроизводили борьбу и ужасы вес фальских судилищ. Этот писатель

говорит: «В 1185 г. при бракосочетании принцессы Констанции, дочери короля сицилийского

Рожера I, с Генрихом, впоследствии Генрихом VI, императором германским, было открыл

существование новой и нечестивой секты, называете себя мстителями и в своих ночных соб-

раниях объявлявшей всякое преступление законным, если оно совершается под предлогом

общественного блага. Мы находим об этом сведения у одного древнего писателя который не

входит в дальнейшие подробности. Корот приказал произвести строжайшее следствие,

(1) Вечное Евангелие

и начальник общества, Аринульфо ди Понте-Корво, был арестован и приговорен к виселице

вместе с некоторыми самых виновных своих сообщников; менее виновные были заклеймены

раскаленным железом. В народе существует мнение, что тайное общество мстителей еще не

прекратило своего существования в Сицилии и других местах и известно под названием Беа-

ти Паоли. Некоторые недостойные люди даже хвалят это нечестивое учреждение. Его членов

было особенно много в Палермо, и Иосиф Аматоре, повешенный 17 декабря 1704 г., был од-

ним из них. Джироламо Аммирата, контролер, также принадлежал к этому обществу и под-

вергся смерти 27 апреля 1725 г. Многие погибли, если не по приговору суда, то от кинжала

своих сообщников. Знаменитый веттурино, Вито Витуццо из Палермо, был последним из не-

годяев, составлявших общество Беати Паоли. Он избежал виселицы, потому что вовремя

отошел от дурной жизни и целый день проводил в церкви св. Матфея, где был известен под

названием церковной мыши. Начальники и учителя этих гнусных людей были еретики и ве-

роотступники от Младших Братьев Святого Франциска, уверявшие, что власть папы и свя-

щенство были дарованы им посредством ангельского откровения. Дом, в котором происхо-

дили их собрания, еще существует на улице Канчепди, и я был там. В ворота вы проходите на

двор, под которым есть свод, где собирались члены. Внизу лестницы стоит каменный алтарь,

а сбоку маленькая темная комната с каменным столом, на котором писались акты и пригово-

ры этих судей-убийц. Главное подземелье довольно велико, окружено каменными скамьями

и снабжено нишами и углублениями, в которых держали оружие. Собрания бывали по ночам,

при свечах. Происхождение названия Беати Паоли (блаженные Павлы) неизвестно, но я по-

дозреваю, что оно было принято сектой потому, что основателя звали Павлом, или он принял

это имя как имя святого, который до своего обращения был воином, и, подражая ему, основа-

тель был днем блаженным Павлом, а ночью возглавлял шайку убийц, подобно Павлу, пре-

следовавшему христиан». Таковы сведения сообщаемые автором, которые я привожу вкрат-

це, выпуская почти все обвинения против секты, о которой известно очень мало и существо-

вание которой, очевидно, в свое время было до некоторой степени полезно, потому что сици-

лийцы, подвергаясь какому-нибудь оскорблению или потере, на которые они не могут жало-

ваться в суде, часто восклицают: «Ах, если бы Беати Паоли еще существовали!»

Книга VII

АЛХИМИКИ

АЛХИМИКИ

176. Астрология, возможно, тайная ересь. — Мистическая астрономия древних народов про-

извела судебную астрологию, которая с этой точки зрения покажется менее нелепою. Она

была главной наукой в средние века, и Рим так сильно сопротивлялся ей, может быть, пото-

му, что это была не только ересь, а обширная реакция против римской церкви. Особенно за-

нимались этой наукой евреи, которым покровительствовали государи, противившиеся пер-

венству папы. Церковь не довольствовались тем, что сжигала книги, но сжигала и писателей,

и бедные астрологи, проводившие свою жизнь в созерцании небес, по большей части погибли

на костре.

177. Каким образом астрология пришла в угадок. — Часто случается, что последние ученики

привязываются к букве, буквально понимая то, что сначала было только вымыслом, прини-

мая маску за настоящее лицо; так и мы можем предположить, что астрология пришла в упа-

док и сделалась ложной и ребяческой наукой. Гермес, египетский бог, творение жреческой

касты и ее образования, который служил предметом изучения самофракийских таинств и час-

то был представляем рядом с Овеном — созвездие, давшее начало новому движению равно-

денственного солнца, победителя темноты, — ожил в астрологии. Большее число астрологи-

ческих сочинений, творения христианских гностиков и неоплатоников, приписывалось ему, и

его считали отцом знания, по его имени названного герметическим, обнимающего астроло-

гию и алхимию, которые сначала устрашали невежественных обманов

но, трудясь несколько столетий во мраке, завоевали себе великолепные престолы в человече-

ских познаниях.

178. Значение алхимии в науке. — Хотя алхимия уже не считается настоящей наукой, не-

смотря на предсказания доктора Гиртаннера в Гёттингене, что в XIX столетии превращение

металлов будет известно всем и введено в употребление, она не лишается своей силы возбу-

ждать любопытство и прельщать воображение. Вид чудесного, принимаемый ее учением,

странная знаменитость ее приверженцев, смесь действительности и иллюзии, истин и химер,

представляемая ею, всегда будет производить могущественное обаяние на многие умы. Мы

должны также помнить, что каждая обманчивая мечта, имевшая обширное и продолжитель-

ное влияние, должна была основываться не на лжи, но на дурно истолкованной

истине. Этот афоризм особенно применим к алхимии, которая в своем происхождении и даже

названии тождественна с химией: слог ал только определенный артикль в арабском языке.

Изыскания алхимиков для открытия способов, по которым можно было производить превра-

щения, естественно брались из простых опытов в металлургии и амальгамации металлов;

весьма вероятно, что первый человек, добывший медь, думал, что произвел несовершенное

золото.

179. Тинктура. — Превращение низкого металла должно было совершиться посредством пре-

вращения тинктуры, которой, однако, никогда не было найдено Но она все-таки существует;

это — сила, превращающая зеленый стебель в золотой колос, наполняющая незрелое яблоко

сладостью и ароматом, превращающая глыбу угля в алмаз. Все это естественный процесс, он

существует, производя вышеприведенные результаты. Все низкие металлы можно назвать

металлами несовершенными, прогресс которых к усовершенствованию был остановлен; дея-

тельная сила тинктуры осталась замкнута в них в первом свойстве природы. Если бы человек

мог овладеть тинктурой, повсюду разлитой в природе, и с ее помощью помочь тинктуре, за-

ключенной в металле, прийти в движение и сделать ее деятельной, тогда превращение в золо-

то, лучше сказать, проявление скрытной жизни могло бы быть произведено. Но эта сила

тинктуры так тонка, что ее уловить нельзя, и алхимики искали не существующего, а только

недостижимого.

180. Цели алхимии. — Три великие цели, к которым стремились алхимики, были: превраще-

ние низких металлов в золото посредством философского камня; открытие панацеи, или все-

общего лекарства, эликсира жизни, и всеобщего раствора, который, будучи применен ко вся-

кому семени, должен увеличить его плодовитость. Все эти цели были достижимы посредст-

вом тинктуры — жизненной силы, тело которой есть электричество, посредством которого

две последние цели были в некоторой степени достигнуты, потому что электричество и изле-

чивает болезни, и способствует растительности. Алхимия находилась тогда в начале поисков

способов возвратить вещество к тому первобытному превосходству, которое оно будто бы

утратило. Золото считалось относительно вещества тем, что эфир восьмого неба относитель-

но душ, и семь металлов, из которых каждый был назван именем семи планет, так как знание

семи свойств, подразумеваемых под ними, было потеряно, — Солнце — золото, Луна — се-

ребро, Сатурн — свинец, Венера — олово, Меркурий — железо, Марс — смешанный металл,

Юпитер — медь (1) — составляли восходящую лестницу очищения соответствовавшую ис-

пытаниям семи пещер или ступе ней. Алхимия, таким образом, была или телесным посвяще-

нием, или посвящением в таинства, духовной алхимией; одна составляла покрывало для дру-

гой, отчет часто случалось, что в мастерских, где, как народ думал, адепты занимались спе-

циальными занятиями и не искали ничего, кроме металлов золотого века, в действительности

искали только тот философский камень, который составлял кубический камень философско-

го храма; наконец, ничего не очищалось, кроме страстей; люди, а не металлы, проходили

сквозь тигель. Беме, величайший из мистиков, много писал о совершенной аналогии между

философским трудом и духовным возрождением.

181. История алхимии. —Алхимия процветала в Египте с самых ранних времен, и говорят,

что Соломон занимался ею. Ее золотой век начался с завоеваний арабов в Азии и Африке во

времена уничтожения Александрийской библиотеки. Легковерные сарацины, знакомые с

баснями о талисманах и небесных влияниях, горячо верили чудесам алхимии. При велико-

лепных дворах Альманзора и Гарун-аль-Рашида профессора герметической науки нашли по-

кровительство, учеников и вознаграждение Все-таки от вышеназванного периода до одинна-

дцатого столетия единственный известный алхимик — аравиец Гебер, собственное имя кото-

рого Абу-Муза-Джафар, прозванный эль-Софи. Его попытки превратить неблагородные ме-

таллы в золото привели к разным открытиям в химии и медицине. Он был также знаменитый

астроном, но — sic transit gloria mundi! (2) — дошел до наших времен как основатель языка,

известного под названием тарабарщины.

(1) Новое распределение: Венера — медь, Меркурий — смешанный металл, Марс — железо,

Юпитер — олово.

(2) Так проходит слава мира!

Крестоносцы привезли эту алхимию в Европу, и около XIII столетия Альберт Великий, Род-

жер Бэкон и Раймонд Луллий возобновили ее. Генрих VI, король английский, приглашал

лордов, дворян, докторов, профессоров и священников заниматься поисками философского

камня. Следующий замечательный человек, уверявший, будто владеет Lapis philosophorum

(1), был Парацельс, которого звали собственно Филипп Ореол Теофраст Парацельс Бомбаст

из Гогенгейма и которого последователи называли князем врачей, философом огня, швейцар-

ским Трисмегистом, преобразователем алхимической философии, верным секретарем приро-

ды, обладателем жизненного эликсира и философского камня, великим монархом химиче-

ских тайн. Он ввел выражение alcahest (вероятно, извращение немецких

слов all geist, («вседух») как название всеобщего растворителя. Розенкрейцеры, предвозвест-

ником которых был доктор Ди, первые предъявили права на обладание алхимическими тай-

нами и действительно были потомками алхимиков; только по этой причине эти последние

были включены в это сочинение, хотя в строгом смысле их нельзя назвать тайным общест-

вом. Последним английским алхимиком был Келлерман, который в 1828 г. жил в Лилле, де-

ревне между Лютино и Гичоном. Без сомнения, и в настоящее время есть люди, занимаю-

щиеся разысканием философского камня; мы с терпением ждем их открытий.

182. Образчики алхимического языка.—После Парацельса алхимики разделились на два

класса: одни занимались полезным изучением, другие принялись за мечтательную, фантасти-

ческую сторону алхимии, писали книги о мистическом вздоре, приписывая его Гермесу, Ари-

стотелю, Альберту Великому и другим. Язык их теперь непонятен. Достаточно одного крат-

кого образчика. Силу превращения,

(1) Философский камень.

называемую Зеленым Львом, можно было получить, следующим образом: «На ложе Зеленого

Льва родились солнце и луна; они сочетались браком и родили кopoля. Король питается кро-

вью льва, который королю отец и мать и в то же время его брат и сестра. Я опасаюсь, что

обнаруживаю тайну, которую обещал моему господину скрыть в темных речах от всякого,

кто не знает, как управлять философским огнем». Наши предки должны были иметь большое

дарование для разрешения загадок если могли разобрать смысл этих таинственных указаний

но этот язык адепты понимали, и он предназначался только для них. Многие выражения ма-

тематических формул должны показаться чистой тарабарщиной не посвященным в высшую

науку чисел; все-таки эти выражения обнаруживают истины, хорошо понимаемые математи-

ками. Таким образом, приведем один пример: когда Гермес Трисмегист в одном из трактатов,

предписываемых ему, приказывает адепту поймать летящую птичку и утопить ее, так чтобы

она не могла летать более, под этим подразумевается сгущение ртути посредством смешения

с золотом.

183. Судьба алхимиков. — Алхимики, хотя химия очень обязана им и в своих разысканиях

они наткнулись на много драгоценных открытий, вели вообще печальную и неприятную

жизнь, и многие из них умерли в совершенной бедности, если не подверглись худшей участи.

Таким образом, один из самых знаменитых алхимиков, Брагадино, живший в последней чет-

верти шестнадцатого столетия, получив большие денежные суммы за свою мнимую тайну от

германского императора, венецианского дожа и других государей, хваставшийся, что сатана

его раб — две свирепые собаки, всегда сопровождавшие его, слыли демонами, — был нако-

нец повешен в Мюнхене, когда открылся обман, посредством которого он производил мни-

мое превращение. Обе собаки были застрелены под виселицей.

П

РОЗЕНКРЕЙЦЕРЫ

184. Заслуги розенкрейцеров.—Венец поэтического блеска окружает орден розенкрейцеров;

магический свет фантазии играет около их грациозных грез, а таинственность» которой они

облекали себя, придает наибольшее очарование их истории. Но их блеск напоминает метеор.

Он только мелькнул в областях воображения и разума и исчез навсегда, оставив, однако, по-

сле себя постоянные и пленительные следы своего быстрого прохода, как мимолетный луч

солнца, пойманный на стекле фотографа, оставляет прочное изображение на восприимчивой

бумаге. Поэзия и роман обязаны розенкрейцерам многими очаровательными творениями. Ли-

тература каждой европейской страны содержит в себе сотни приятных вымыслов, заимство-

ванных из их философской системы, хотя она исчезла, и надо сознаться, что многие их идеи

чрезвычайно замысловаты и достигают такой высоты умственных соображений, какой дос-

тигли индийские софисты. До них алхимия вообще впала в низкое заблуждение, отыскивая

только временные выгоды и занимаясь единственно земным прахом; розенкрейцеры одухо-

творили и очистили ее, придав химерическим поискам философского камня более благород-

ную цель, чем достижение богатства, то есть открытие духовного ока, которым человек мо-

жет видеть сверхъестественный свет и исполниться внутренним светом для освещения своей

Души истинными познаниями.

185. Происхождение общества сомнительно. — Это общество имеет очень неопределенное

происхождение. Некоторые писатели уверяют, что с четырнадцатого столетия существовало

общество физиков и алхимиков, пытавшихся отыскивать философский камень, и некий Ни-

коло Барно предпринял путешествие по Германии и Франции с целью учредить герметиче-

ское общество Из предисловия к сочинению «Отголосок общества pозенкрейцеров» следует,

что в 1597 г. происходили собрания для учреждения тайного общества покровительства ал-

химии. Другое указание действительного существования такого общества нашлось в 1610 г.,

когда нотариус Газельмейер уверял, что читал рукопись Fama Fraternitatis (1), содержащую в

себе все законы ордена. Спустя четыре года появилось небольшое сочинение под заглавием

«Всеобщее преобразование света», в котором, собственно, заключалась Fama Fraternitatis, где

рассказывается, что один немец, Христиан Розенкрейц, основал такое общество в четырна-

дцатом столетии, научившись этой высокой науке на Востоке. О нем рассказывают, что, ко-

гда в 1378 г. он путешествовал по Аравии, его называли по имени и приветствовали филосо-

фы, никогда прежде не видавшие его; от них он узнал много тайн, между прочим, тайну про-

дления жизни. По возвращении он приобрел много учеников и умер 150 лет от роду, и не от

упадка сил, а потому, что ему надоела жизнь. В 1604 г. один из его учеников разрыл его мо-

гилу и нашел там странные надписи и рукопись, написанную золотыми буквами. Пещера, в

которой была найдена эта могила, по описанию сильно напоминает пещеру митраистов. В

другом сочинении: «Confessio Fraternitatis Rosae Crucis» (2) — заключается описание цели и

духа ордена. Это — смесь нелепости и фанатизма, и всего вероятнее, что это сочинение есть

сатира на философские сумасбродства того времени. Она написана Валентином Андреа. Но

так как герб фамилии Андреа был «андреевский крест и четыре розы», он, может быть, также

хотел показать, что орден розенкрейцеров был основан им самим.

(1) Слава братства.

(2) Исповедание Братства Розового Креста.

186. Происхождение названия. — Название вообще производят от имени предполагаемого

основателя ордена, розенкрейцер — розовый крест; но, по словам других, это есть соедине-

ние двух слов: ros — роса, crux — крест. Crux мистически представляет Lux, или свет, потому

что фигура + показывает три буквы L V X; свет, по мнению розенкрейцеров, производит зо-

лото, а роса (ros), по мнению алхимиков, было самое сильное средство для растворения золо-

та. Другие говорят, что орден принял название от розы и эпопт назывался Розой, между тем

как их требник утверждает, что роза есть эмблема сына Господа, которого евангелист срав-

нил с этим цветком. Но мы уже видели в описании Элевсинских таинств, какая важность

приписывалась розе и что Апулей возвращает Луция к его первобытному виду, заставив его

съесть листья розы, и «Роман о Розе» считался розенкрейцерами самым совершенным образ-

цом провансальской литературы и аллегорическим образцовым произведением их секты. Не-

оспоримо, что это современно рыцарству, и отсюда происходит литература, богатая произве-

дениями, в заглавия которых включено слово роза, как, например, Rosa philosophorum (1), ко-

торое встречается не менее десяти раз в Artis Auriferoe quam Chemiain vocant (2) (Basilea,

1610). Связь розенкрейцеров с рыцарством, трубадурами и альбигойцами отрицать нельзя.

Подобно им, они клялись в такой же ненависти к Риму; подобно им, они называли католи-

цизм религией ненависти. Они торжественно объявляли, что папа — антихрист, и отвергали

папские и мусульманские догматы, называя их зверями Востока и Запада.

187. Сведения о них самих. — Они уверяли, что не чувствуют ни голода, ни жажды, не под-

вержены ни старости, ни болезни, что обладают властью повелевать духами,

(1) Роза философов.

(2) Искусство создания золота под названием химия.

духами, притягивать к себе жемчуг и драгоценные и делаться невидимыми. Они уверяли, что

цель их общества — восстановить все науки, а особенно медицину тайным искусством добы-

вать сокровища и богатства которые могли доставить правителям и королям нужные средства

для великих общественных реформ, тогда необходимых. Они были обязаны сообразоваться с

пятью основными законами: 1) Безвозмездно лечить больных. 2) Носить одежду той страны,

в которой жили. 3) Каждый год являться на собрание ордена. 4) Умирая, выбирать преемни-

ка. 5) Хранить тайну сто лет.

188. Поэтические вымыслы розенкрейцеров. — Они лучше всего известны из сочинения

Джозефа Франческе Борри, миланского уроженца. Проповедуя против злоупотреблений пап-

ства и распространяя мнения, считавшиеся еретическими, он был схвачен по приказу инкви-

зиции и осужден на вечное заточение в тюрьме. Он умер в замке Сант-Анджело в 1695 г. Со-

чинение, о котором мы говорим, называется «Ключ к кабинету синьора Борри» и в сущности

не что иное, как каббалистический роман под заглавием «Граф де Габалис», изданный в 1б70

г. аббатом Вилларом. Мы видим из этого сочинения, что розенкрейцеры отреклись навсегда

от старых сказок о колдовстве, чародействе и сношениях с дьяволом Они

отвергали существование домовых и злых духов под видом женщины и всех смешных черте-

нят, которых придумали католические монахи и которым верили суеверные народы. Они го-

ворили, что человек окружен мириадами прекрасных и благодетельных существ, старающих-

ся оказать ему услугу. Эти существа были первоначальные духи; воздух был наполнен силь-

фами, вода ундинами или наядами, земля гномами, а огонь саламандрами. Их розенкрейцер

мог заставить себе служить и заключить в кольцо, зеркало или камень и принудить являться

по вызову и давать ответы на такие вопросы, какие он вздумает предложить. Все эти сущест-

ва имели большую власть, и их не удерживали границы пространства или вещества. Но чело-

век в одном отношении был выше их: у него была бессмертная душа, а у них нет. Они могли,

однако, разделить с человеком бессмертие, если внушить одному существу этой породы

страстную любовь к ним. На этом понятии основана очаровательная сказка «Русалочка»;

шекспировский Ариэль — сильф, «Похищение Локка», «Маска Комуса», поэма «Саламанд-

рина» обязаны своей завязкой поэтическим фантазиям розенкрейцеров. Между прочим, уче-

ние их о первоначальных духах состояло в том, что эти духи были составлены из чистейших

частиц того элемента, в котором они обитали, и вследствие того, что в них не было враждеб-

ных друг другу качеств, так как были созданы из одного элемента, они могли жить тысячи

лет. Потом розенкрейцеры держались доктрины signatura rerum (l), под чем подразумевали,

чю все в этом видимом мире запечатлело на нем снаружи свой внутренний духовный харак-

тер. Сверх того, они говорили, что посредством добродетели человек мог даже на земле уви-

дать мельком духовный мир, а главное — найти философский камень, который, однако, мог

найти только возобновленный, потому что этот камень находится в тесном сообщении с не-

бесной эссенцией. По их словам, буквы I N R I, священное слово ордена Розового Креста, оз-

начали Igne Natura Regenerando Integra (2).

189. Преуспеяние и уничтожение розенкрейцеров. — Возбудив большое внимание во всей

Германии, розенкрейцеры пытались распространить свое учение во Франции, но безуспешно.

Чтобы привлечь внимание, они тайно прибивали следующие объявления на улицах Парижа:

«Мы, депутаты коллегии Розового Креста, видимо и невидимо, пребываем в этом городе. Мы

учим

(1) Обозначение вещей

(2) Природа восстанавливает посредством возрождающего огня.

без книг или знаков каждому языку, который может спасти людей от смертельного заблуж-

дения», и пр. и пр. Сочинение Габриеля Ранде нанесло им окончательный удар. Петер Мор-

мио, не успев возобновить общество в Голландии, где оно существовало с 1622 г., издал в

Лейдене, в 1630, сочинение под заглавием Arcana Naturoe Secretissima (1), где он разделил

тайны братьев на три отдела, то есть вечное движение, превращение металлов и всеобщее ле-

карство. Немецкие розенкрейцеры всегда называли себя хранителями и сохранителями ма-

сонских догматов, уверяя, что они были вверены им англичанами в царствование короля Ар-

тура. Верные иоаннитскому преданию, они называли своих великих мастеров Иоанном I, Ио-

анном II, и так далее. Сначала у них были только три степени, кроме трех символических

степеней франкмасонства. Эта секта была также известна в Швеции и Шотландии, где имела

свои предания, предъявляя права на происхождение от Александрийских жрецов Ормузда,

перешедших в христианство вследствие проповеди святого Марка и основавших общество

«Ормузд», или «Мудрецов Света». Это предание основано на манихействе, сохранившемся

между духовенством коптов, и объясняет печать на древних пергаментах ордена, представ-

ляющую льва, кладущего лапу на бумагу, на которой написано знаменитое изречение: «Pax

tibi, Marce Evangelistameus» (2); из чего мы можем заключить, что Венеция имела некоторую

связь с распространением этого предания. Действительно, Николаи говорит, что в Венеции

или Мантуе были розенкрейцеры, состоявшие в связи с эрфуртскими, лейпцигскими, амстер-

дамскими. Мы знаем, что в Венеции происходили съезды алхимиков, а на связь между этими

последними и розенкрейцерами

(1) Скрытнейшие тайны природы.

(2) Мир тебе, мой Марк Евангелист.

было уже указано. Все-таки шотландские и шведские розенкрейцеры называли себя самыми

древними и уверяли, что Эдуард, сын Генриха III, был посвящен в этот орден в 1196 г. Рей-

мондом Люлли, алхимиком. Братство Розового Креста еще процветает в Англии; члены вы-

бираются из масонов; оно имеет правительствующий сенат в Лондоне и столичную колле-

гию, а провинциальные коллегии утверждены в Бристоле, Манчестере, Кембридже, Оксфор-

де, Эдинбурге и Глазго.

190. Переход к франкмасонам. — От тамплиеров и розенкрейцеров переход к франкмасонам

не труден, у последних алхимия принимает совершенно символическое объяснение, фило-

софский камень иносказательно означает человеческое совершенство. В масонской степени,

называемой «Ключ к масонству» или «Рыцарь солнца», и в сочинении «Пламенеющая звез-

да» Чуди мы открываем параллельные цели обоих обществ. Из «Пламенеющей звезды» я из-

влекаю следующую часть обряда:

— Когда герметические философы говорят о золоте и серебре, обыкновенное ли золото и се-

ребро подразумевают они?

— Нет, потому что обыкновенное золото и серебро мертвы, между тем как золото и серебро

философов полны жизни.

— Какая цель масонских исследований?

— Узнать, как сделать совершенным то, что природа оставила несовершенным в человеке.

— Какая цель философских исследований?

— Узнать, как сделать совершенным то, что природа оставила несовершенным в минералах,

и увеличить силу Философского камня.

——Тот ли это камень, которого символ означает нашу первую степень?

— Да, это тот самый камень, который франкмасоны желают отесать».

Таким образом, феникс также служит знаком в герметических и масонских посвящениях и

эмблемой нового рождения неофита. Мы уже видели значение этого образа и его связь с

солнцем. Мы могли бы привести еще множество сравнений, чтобы усилить параллель между

скрытыми науками и тайными обществами и проследить герметическое познание до таинств

Митры, где, говорят человек поднимается на небо по семи ступеням или вратам из свинца,

латуни, красной меди, железа, бронзы, серебра и золота.

Детский неврологический Центр - невролог и детская неврология здесь

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100