Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

 

Сильвия Крєнстон

Кери Уильямс

ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

Новые горизонты в науке и религии

Сфера

Москва-2001

Содержание

 

Предисловие

I. СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

1.                         Глас, молящий о смысле

2.   Вера современного Запада в возможность многих жизней

3. Лекция в Гарвардском университете .

II. НАУКА И ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

4.                        Исследования доктора Яна Стивенсона

5.   Обзор характерных случаев перевоплощения по всему миру

6.                        Говорили ли они на языке прошлой жизни?

7.   Эксперименты с регрессивным гипнозом

8. Предсмертный и посмертный опыт

9. Наследственность: проблемы и загадки генетики

10. Как можно объяснить появление гениев  

III. ДУХОВНЫЕ УЧИТЕЛЯ: ПОСЛАНИЕ СОВРЕМЕННОМУ МИРУ

11.                  Ранние наставники человечества

12.                     Иудейские учителя и пророки

13.                     Иисус и христианское мировоззрение

14.                     Кришна и «Бхагавадгита»

15.                    Жизнь и учения Будды

IV. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ЖИЗНИ И ОБЩЕСТВА

16.                     Война и ее трансцендентность

17.                     Моя раса, моя религия, моя страна, мое положение

18. Наша разграбленная планета и пренебрежение к ее созданиям

19. Перевоплощение и демографический взрыв

20.                     Лечение тела и разума 

21.                     Освобождение женщин и мужчин        

22.                     Проблема самоубийств и действенное лекарство

23. Лекции о перевоплощении в Колумбийском университете

24.                    Тяжелое положение стариков

25.                    Влияние концепции перевоплощения на карьеру знаменитых людей        

26. Горизонты далекие и близкие   

Библиография

 

БУДЕМ ЛИ МЫ ЖИТЬ ВНОВЬ?

Из всех живых существ лишь людям дано знание, что однажды к ним придет смерть. По данным опроса 1990 года, проведенного в США центром Гэллапа, более чем 52 миллиона американцев считают, что этот, на первый взгляд трагичный, конец являет собой начало новой жизни вслед за периодом усвоения уроков предыдущей и наступающим за этим духовным покоем.

Признанная бестселлером книга «Перевоплощение: новые горизонты в науке и религии» с момента ее первой публикации в 1984 году остается до настоящего времени одним из наиболее полных источников на эту тему. В ней:

излагаются концепции известных писателей, ученых, теологов, историков и психологов;

приводятся свидетельства веры в перевоплощение у представителей христианства, иудаизма, рассматриваются ее особенности у древних европейских, африканских, австрало-азиатских племен и аборигенов Америки;

показано влияние идеи перевоплощения на карьеру многих знаменитых людей, в частности на Генри Форда, Вагнера, Гогена;

рассмотрена возможность решения с помощью этой идеи таких проблем, как война, самоубийство, старение, стрессы, детская преступность и гибель окружающей среды;

приводятся случаи, когда люди сохранили точное воспоминание о своих прошлых жизнях. Данный феномен был изучен психиатром, доктором Яном Стивенсоном.

В рецензии на его «тщательное и обширное исследование», напечатанной в журнале Американской медицинской ассоциации, было отмечено, что д-р Стивенсон «зафиксировал большое количество данных, которые нельзя игнорировать... в которых свидетельство в пользу перевоплощения трудно объяснить, основываясь на каких-либо иных причинах, чем собственно перевоплощение».

***

Было бы любопытно, если бы мы вдруг увидели, как наука и философия вновь берутся за старую теорию перевоплощения, изменяя ее, чтобы подогнать под современную религиозную и научную мысль, и вновь запуская ее в широкий океан веры человечества. Но еще более странные вещи случались в истории мнений людей.

Джеймс Фриман Кларк

***

Кажется, что глазу необходим какой-то горизонт. Мы никогда не чувствуем себя усталыми (или несчастными), пока можем видеть достаточно далеко.

Ральф Уальдо Эмерсон[1]

ПРЕДИСЛОВИЕ

Из всех живых существ лишь человеку дано знание, что однажды придет смерть. Однако ему неизвестно, когда это произойдет: настанет ли этот страшный миг в следующую секунду, на другой день, через год или же спустя десятилетия? Более того, покрывалом тайны от нас закрыто, что же может происходить за порогом смерти. Многие считают, что заниматься глупыми догадками — напрасная трата времени. Незнание порождает страх, непознаваемые явления будоражат воображение и разум человека на протяжении веков.

Даже те люди, которые убеждены, что будут существовать после своего физического конца, боятся неопределенности относительно того, куда они отправятся после смерти: будет ли это блаженное место, называемое раем, или ужасное, называемое адом? Однако, как это ни парадоксально, представление о рае, которое имеется в воображении человека, не всегда оказывается для него заманчивым. Таким образом, немногие «истинные верующие» стремятся попасть туда, поэтому, когда приближается старость, они упорно цепляются за земную жизнь, несмотря на свои напасти и страдания.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд Джордж, знаменитый во времена Первой мировой войны, однажды признался:

«В детстве мысль о рае пугала меня больше, чем об аде. Я представлял себе рай местом, где будут вечные воскресенья с их вечными церковными службами, с которых невозможно будет убежать, поскольку Всевышний с помощью ангельских когорт будет постоянно следить за теми, кто их не посещает. Это было ужасно. Традиционный рай со своими вечно поющими ангелами чуть не свел меня с ума в юношестве и сделал атеистом на десять лет. По-моему, мы перевоплотимся» [1].

Так является ли в данном случае перевоплощение идеей, вызванной приятными мыслями о волшебстве, в которое человек хочет верить, чтобы нейтрализовать или смягчить свой страх от неизбежной кончины?

Тех, кто всегда скептически относился к теориям о бессмертии, видя в них лишь утешительные иллюзии, может заинтересовать тот факт, что идея перевоплощения многими отвергается именно потому, что оно не является «легким выходом». Рассмотрим для начала концепцию фундаменталистов и новообращенных христиан. Они предпочитают вечное пребывание на Небесах возвращению на землю, где придется еще более прилежно работать для своего спасения.

Ученые и психологи материалистических убеждений отвергают перевоплощение, считая, что материя и энергия являются единственными реальностями. Разочарованные в жизни люди иногда воспринимают теорию продолжения существования после смерти абсолютно безрадостно: «Что, еще раз? Только не это. Я не хочу возвращаться».

Данная точка зрения зачастую возникает от неверного представления, что перевоплощение означает немедленное возвращение. В большинстве философских учений, исповедующих идею перевоплощения, считается, что в промежутках между воплощениями обычно имеет место длительный период небесного покоя — время для усвоения опыта, полученного в течение всей жизни. Затем, отдохнувший и полный энергии, человек «возвращается», но не в печали и отчаянии, а, как свидетельствует детство, в радостном стремлении отправиться в новое приключение для получения знаний и дальнейшего роста.

Однако в поиске истины ни симпатии, ни антипатии не являются основательными аргументами. Какие же факты в подтверждение теории перевоплощения существуют, имеются ли свидетельства в ее поддержку? Эти вопросы будут рассмотрены в 4-й и 5-й главах, в которых в основном излагаются результаты работы профессора психиатрии медицинского колледжа университета штата Вирджиния, ученого, исследующего перевоплощение, д-ра Яна Стивенсона. К настоящему моменту он собрал пять томов, в которых приводятся истории живущих в разных концах света детей, зачастую невероятно подробные, о том, как и где они жили раньше. И во многих случаях оказывается, что их рассказы на 90 процентов точны [2].

На симпозиуме «Ребенок и смерть», проводившемся в колледже терапии и хирургии Колумбийского университета в январе 1979 г., было очевидно, что врачи интересуются перевоплощением. В заседаниях, продолжавшихся несколько дней, приняли участие врачи, медсестры и воспитатели из различных мест Соединенных Штатов. Четверых докладчиков попросили высказаться по теме перевоплощения. Их доклады приведены в 4-й главе книги.

На симпозиуме в Колумбийском университете д-р Пол Паттерсон, знаменитый специалист по фиброзно-кистозной дегенерации — страшной болезни, которая часто поражает детей, — прочитал лекцию в память Натана Лефковица. При знакомстве с Сильвией Крэнстон, редактором его книги «Перевоплощение: тайна огня Феникс»[2], д-р Паттерсон рассказал, что подарил книгу библиотеке медицинского колледжа Олбани при Объединенном университете, где он преподает. По словам библиотекаря, студенты так жаждали заполучить эту книгу, что пришлось сократить срок ее выдачи на руки до одной недели.

В этой книге помимо случаев с детьми приводятся примеры, когда взрослые сохранили память о своих прежних жизнях. Один из них привлек внимание мужа королевы Елизаветы — принца Филиппа — и его дяди, покойного лорда Маунтбаттена, правнука королевы Виктории. Они сыграли решающую роль в организации исследования, проведенного высокопоставленными офицерами ВМС Великобритании (см. главу 7).

Многие из тех, кто не верит, что будет жить после смерти, успокаивают себя мыслью, что обретают нечто вроде бессмертия через продолжение своего рода. Однако, если рассматривать время в космических масштабах, приходит понимание того, как все недолговечно. Вот одна небольшая история. Один профессор в Принстоне в беседе с Эйнштейном упомянул о своем сыне, блестящем студенте колледжа, который отказывался продолжать учиться и вообще заниматься чем-либо, поскольку был удручен и подавлен. Что же у него была за беда? Он беспокоился о собственной смерти? Нет. Он был озабочен возможной гибелью Солнечной системы! Когда-нибудь, говорил он, все погибнет, и что дальше? Все, чего люди достигли на планете Земля, пропадет даром, и получится так, будто в действительности ничего не было! Так зачем утруждать себя и что-либо делать сейчас?

Как заметил много лет назад Бертран Рассел[3] в одной из дискуссий на Би-би-си, «всем трудам веков, преданности, вдохновению, полуденному сиянию человеческого гения — всему суждено исчезнуть при грандиозной гибели Солнечной системы, и весь храм достижений Человека будет неизбежно погребен под осколками руин Вселенной» [3].

Дарвина волновала та же проблема. Он пишет своему сыну о том, что «солнце со всеми планетами станут слишком холодными для жизни».

Веря, как я верю, в то, что в будущем человек станет намного более совершенным существом, чем является теперь, невыносимо думать о полном исчезновении человеческого рода и других разумных существ. Тем же, кто признает бессмертие души, уничтожение нашего мира может не показаться столь ужасным [4].

В теории Дарвина не говорится о бессмертии, то есть о вечном неземном существовании после непродолжительного пребывания на земле. Но в его концепции прослеживается идея эволюции как процесса, которая, возможно, продолжалась от мира к миру, если души действительно неуничтожимы, что в данном случае означало бы перевоплощение. Вероятность того, что миры, даже целые галактические миры, перевоплощаются, — тема, которая в настоящее время привлекает внимание астрономов и физиков. О ней мы поговорим в последней, 26-й, главе «Горизонты далекие и близкие».

Кого-то может удивить, что мировоззрение, опирающееся на идею перевоплощения, присуще не только приверженцам восточных религий. Теория продолжения жизни после смерти имеет многочисленных сторонников на Западе, что отражено в главах о христианстве и иудаизме. История показывает, что она была широко распространена среди европейцев, африканцев и американских индейцев (см. главу 11). По словам профессора Геддеса Макгрегора, «идея перевоплощения была настолько популярна среди известных писателей, что было бы легче составить список не проявляющих к ней интереса, чем перечислить всех, кого она интересует». Причем «писатели, проявляющие истинный интерес к этой теме, отличаются по темпераменту настолько, насколько они различны по своему образованию, связям и окружению» [5]. Выдержки из работ некоторых из них представлены в главах 12 и 13. В них также пойдет речь о давно утерянных манускриптах христианских гностиков. Они были обнаружены не так давно и настолько потрясли академический мир, что сейчас практически заново пишется история об истоках христианства и пересматривается учение Иисуса Христа.

Что касается интереса, проявляемого широкой общественностью к идее перевоплощения, то он чрезвычайно возрос. По данным опроса, проведенного социологическим центром Гэллапа в 1981 г., 38 миллионов американцев — почти четверть взрослого населения страны (а именно 23 процента) — сейчас являются приверженцами идеи перевоплощения. Среди протестантов их число колеблется в пределах 21-26 процентов, у католиков — 25 процентов (см. главу 2). В итоге мы оказываемся лицом к лицу с феноменом, побуждающим к исследованию.

Поскольку интерес к данной теме растет, по ней появляются многочисленные книги. В современном каталоге вышедших из печати изданий Subject Guide to Books in Print приведено более ста книг по вопросу перевоплощения, которые можно приобрести. Однако в большинстве публикаций довольно поверхностно рассматриваются многие аспекты этой темы, в них редко говорится о трансформационной силе, присущей этой философии жизни (например, о том, каким образом она могла бы содействовать решению мировых проблем или помочь человеку справиться со стрессами). В нашей книге об этом пойдет речь в части IV «Преобразование жизни и общества».

Западные ученые, возможно, наиболее объективны в определении места и значения теории перевоплощения в современном мире, поскольку они родились и живут в рамках другого культурного окружения, другой философии. Решая столь трудную задачу, они рассматривают идею нескольких жизней как новый горизонт, который еще только предстоит исследовать. К сожалению, на Востоке, где доктрина перевоплощения существует испокон веков и является частью религиозных представлений, вера в него, подобно одежде, дается ребенку при его рождении. Как и другие религиозные учения, эта доктрина страдала от искажающих ее объяснений, которые были абсолютно далеки от идей и взглядов мудрецов и пророков, которые ее проповедовали. В результате, сложно было говорить о каком-либо прогрессе. В Индии, например верховные жрецы навязывали представителям других каст определенные обряды, устрашая их тем, что за ослушание они родятся в последующих жизнях насекомыми или животными. Однако западная теория перевоплощения основана на том, что «ставший человеком всегда останется человеком» [6].

В заключение следует заметить следующее. Безусловно, заявлять о своей компетентности во многих вопросах, связанных с перевоплощением, было бы самонадеянно, поэтому мы приводим высказывания авторитетных авторов, цитируя непосредственно из их трудов, где это возможно. Добавим лишь, что не стоит изначально предвзято относиться к данной тематике, ведь исследовать любую идею лучше, основываясь на ее фактических достоинствах, что в результате укажет путь к ее познанию и откроет более широкие горизонты мысли.

ЧАСТЬ I

СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

 

Человек всегда задавал себе вопросы, откуда возник этот мир и куда идет, какова наивысшая сила космоса, в нем смысл жизни?

Научная истина характеризуется точностью и определенностью своих предсказаний. Но зачастую эти качества, вызывая наше восхищение, не решают многих проблем.

Мы не можем видеть перспективу, будучи заключенными в рамки вторичных и промежуточных тем. Нам нужны передний и задний планы и горизонт, открывающий бесконечность.

Мы не можем избежать окончательных вопросов. Так или иначе они присутствуют в нас, независимо от того, нравится нам это или нет.

Ортега-и-Гассет.[4]  «К философии истории»

Без откровения свыше народ необуздан...

«Книга притчей Соломоновых»

Глава I

ГЛАС, МОЛЯЩИЙ О СМЫСЛЕ

Генри Пикеринг, поэт XIX века, вспоминая эпизоды своего детства, приводит один печальный случай. Он наблюдал за своим маленьким братишкой, спящим в колыбели, но что-то показалось ему странным. Колыбель была «устлана сладко пахнущими цветами».

Это зрелище глубоко удивило меня, и я продолжал смотреть на малыша. Я думал, что он спит, но его маленькая грудь не колыхалась! Я наклонился, чтобы заглянуть ему в глаза, но они были закрыты, мягко сжал его руку, но он мне не ответил тем же. Я стал тормошить его со словами: «Проснись, братик, проснись! Открой глаза и взгляни на меня!» Но все попытки были тщетны.

Рядом сидела моя побледневшая мать, тихо плача и неподвижно смотря в одну точку, выглядела она так, что описать невозможно.

«Разве он не проснется?» — нетерпеливо спросил я. Она обняла меня и еле слышно сказала: «Мой дорогой мальчик, твой брат не спит. Он умер, он никогда не проснется».

Он умер. Я не знал, что значило это сочетание, но я не пытался выяснить, ибо печальные слова о том, что он никогда не проснется, запали мне в душу; я почувствовал боль, которую не знал раньше; и в слезах, которые могли бы пролить ангелы, мое сердце растворилось [I].

На могиле маленькой девочки в Рексхаме в Уэльсе есть следующая надпись:

Зачем же мне было дано начало,

Коль скоро так меня не стало [2].

Знаем ли мы, зачем нам «дано начало»? Ведь время, отделяющее нас от конца, столь мало. Как люди могут существовать и двигаться в определенном направлении, не зная ответа на такой, казалось бы, простой вопрос?

Боязнь небытия, ужас пустоты

По словам Эриха Фромма, большинство клиентов, посещающих психиатров, больны, потому что знают, что жизнь ускользает из их рук подобно песку и что они умрут, так и не пожив. «В начале века, — пишет философ, — люди, приходившие к врачу, страдали в основном от проявления симптомов. У них могла быть парализована рука, или их одолевал какой-нибудь навязчивый синдром, например постоянное желание мыться, или же им затрудняли жизнь навязчивые мысли». Болезнь мешала им вести себя в обществе как нормальным людям. Сейчас таких меньшинство. Многие из сегодняшних «пациентов» могут жить в обществе. С обычной точки зрения они не больны. «Эти люди жалуются на депрессию, бессонницу, они несчастливы в браке, не получают удовольствия от работы — и подобных проблем сколько угодно». На самом деле, говорит Фромм, все они страдают от «внутренней апатии. Они живут в достатке, и они безрадостны» [3].

На симпозиуме, прошедшем в Нью-Йорке, психиатры, аналитики и другие специалисты в области психотерапии пришли к выводу, что причина, лежащая в основе психических расстройств, заключается в «страхе небытия, ужасе пустоты» («New York Times», 21 апреля 1978 г.). По мнению лауреата Американской премии по журналистике Эрнеста Бекера, «за всеми фобиями и неврозами кроется страх смерти» » [14].

Эдмунд Уилсон[5], считающийся главой американских писателей, однажды сказал: «Знание того, что смерть не так уж далека, что мои мысли и эмоции и жизненная сила скоро исчезнут, как клуб дыма, приводит меня к мысли, что все земные дела не важны, а люди делаются все более и более низменными. Становится труднее воспринимать человеческую жизнь серьезно, включая свои собственные усилия и достижения» [5].

Случай, произошедший со Львом Толстым

Ни один писатель не указывал на эту проблему с большей настойчивостью и драматизмом, чем Лев Толстой. В 1978 году, когда отмечалась 150-летняя годовщина со дня его рождения, комиссией ООН было определено, что он самый читаемый писатель в мире. В «Субботнем обозрении» Норман Казнз пишет: «Через магию своих слов он вызывает к жизни чувствительность, которая помогает сформировать контуры мысли в миллионах людей во всем мире. Его слова настолько возвышенны, что дают видение того, чего люди могут достигнуть или кем стать» (28 октября 1978 г.).

В «Исповеди» Толстой объясняет случай, когда он решил покончить с жизнью в апогее литературной славы.

...Или, начиная думать о том, как я воспитаю детей, я говорил себе: «Зачем?» ... Или, думая о той славе, которую приобретут мне мои сочинения, я говорил себе: «Ну хорошо, ты будешь славнее Гоголя, Пушкина, Шекспира, Мольера, всех писателей в мире, — ну и что ж!..» И я ничего и ничего не мог ответить...

Душевное состояние это выражалось для меня так: жизнь моя есть какая-то кем-то сыгранная надо мной глупая и злая шутка... Не нынче-завтра придут болезни, смерть (и приходили уже) на любимых людей, на меня, и ничего не останется, кроме смрада и червей. Дела мои, какие бы они ни были, все забудутся — раньше, позднее, да и меня не будет! Так из чего же хлопотать? Как может человек не видеть этого и жить — вот что удивительно!.. Вот это было ужасно... и я не мог терпеливо ожидать конца... ужас тьмы был слишком велик, и я хотел поскорее, поскорее избавиться от него петлей или пулей...

Теперь я вижу, что если я не убил себя, то причиной тому было смутное сознание несправедливости моих мыслей [6].

Конфликт с самим собой был разрешен, когда Толстой задал себе вопрос и ответил на него: «Что я? Часть бесконечного. В этих немногих словах покоится вся проблема». В этом, сказал он, «сохранилась глубочайшая мудрость человечества». Как «часть бесконечного», он был вечной сущностью, которую не могла тронуть рука смерти [7]. Позднее его вера в бессмертие трансформировалась до идеи перевоплощения.

В письме одному своему корреспонденту он отмечает, что опыт «нашей нынешней жизни есть то окружение, в котором мы дорабатываем впечатления, мысли и чувства прежней жизни. Наша нынешняя жизнь всего лишь одна из многих тысяч подобных жизней... Я хотел бы, чтобы вы меня поняли, я не играю, не выдумываю: я верю в это, я вижу это без сомнений» [8].

В своем дневнике он приводит свои размышления на тему самоубийства: «Хорошо бы написать историю того, что переживает в этой жизни тот, кто убил себя в предшествующей: как он, натыкаясь на те же требования, которые ему предлагались в той, приходит к сознанию, что надо выполнить эти требования. Помня данный урок, этот человек будет мудрее других» [9] (13 февраля 1896 г.).

По всей вероятности, Толстой верил в то, что, если бы мы помнили наши прошлые жизни, мы были бы мудрее. Это поднимает проблему, волнующую многих в отношении перевоплощения.

Чего стоит перевоплощение без памяти прошлых жизней?

В своей книге «Иллюзия Бессмертия» Корлисс Ламонт задает подобный вопрос и делает вывод, что человек, не помнящий прошлых жизней, живет как будто первый раз. Какое же значение они могут иметь для него? [10]. Автор цитирует Лейбница: «Какая вам от этого польза, сэр, стать китайским императором при условии, что вы забудете, кем были до этого? Разве это не будет то же самое, как если бы Бог одновременно с тем, как уничтожил вас, создал бы императора в Китае?» [11].

Допустим, мы вспомнили все наши прежние жизни, но давайте спросим себя: поможет ли это нам? Профессор Геддес Макгрегор пишет об этом в своей книге «Перевоплощение в христианстве».

Если бы я вспомнил сотни своих воплощений, начиная от жизни крестьянина в Вавилоне, включая жизнь королевского шута при дворе Филиппа Красивого, не говоря уже о недолгой жизни в работном доме Англии времен Диккенса и трагической жизни русской княжны, то вряд ли можно от меня ожидать, что я вынесу всю их тяжесть и при этом получу пользу от еще одного воплощения на земле... Лишение памяти было бы обязательным для нового развития и нового роста, ибо именно груз памяти, со всем чувством вины, раскаяния, сердечной болью прошлого мешает истинному росту в наши Дальнейшие годы... Одной из величайших милостей является способность забывать. Если бы не она, мы не смогли бы вынести даже одной жизни, не говоря уже об их последовательности, и, в конце концов, мы бы совсем остановились в нравственном развитии. Ни один разумный человек не ожидает, что восьмидесятилетний старик, как бы он ни был здоров телом и жизнерадостен умом, воспримет те идеи, которые ему были чужды всю жизнь. Для этого ему понадобилось бы начать все заново. Когда жизнь полна событий, память человека завалена воспоминаниями; нам необходимо открыть чистый лист, чтобы начать все заново [12].

Ганди[6] пишет приблизительно то же самое в письме к своей ученице Маделин Слейд, дочери британского адмирала сэра Эдварда Слейда:

То, что ты говоришь о перевоплощении, разумно. Это любезность природы, что мы не помним свои прошлые рождения. Где польза от знания подробностей бесчисленных жизней, через которые мы прошли? Жизнь была бы обременительна для нас, если бы мы несли такой огромный груз воспоминаний. Мудрый человек намеренно забывает многое, точно так, как адвокат забывает дела и их подробности, как только с ними покончено. Да, «смерть — всего лишь сон и забывание» [13].

Хотя все эти рассуждения и кажутся очевидными, все же они не отвечают на заданный вопрос: чего стоит перевоплощение, если прошлый опыт забывается и становится недоступным? Возможно, доступны его плоды, только в иной форме, нежели подробное воспоминание. Называйте это итоговой памятью, если угодно. В таком случае, наши характер, склонности, таланты — выраженные или спящие — могут рассматриваться как основная память, и в настоящей жизни, сознательно или подсознательно, мы являемся общей суммой всего нашего прошлого опыта?

Воспользуемся метафорической аналогией: длинная колонка цифр содержит числа, каждое из которых может представлять ценность какого-то от дельного воплощения; но итоговое число является обшей суммой. В ежемесячных банковских отчетах перечислены многие отдельные сделки, но значение имеет окончательная цифра на самой нижней строчке. Другим примером может послужить пчелиный мед. Допустим, каждый цветок, к которому прилетает пчела, будет соответствовать одной прошлой жизни. При сборе меда что оказывается важнее: что цветок был клевером, водосбором, львиным зевом или что он рос на этом или том поле? Нет, наибольшую ценность представляет то, сколько с него было собрано нектара.

Глава 2

ВЕРА СОВРЕМЕННОГО ЗАПАДА В ВОЗМОЖНОСТЬ МНОГИХ ЖИЗНЕЙ

Истина не рождается путем голосования.

Афоризм

Число сторонников той или иной идеи не оказывает никакого влияния на истину как таковую. Однако когда множество людей различных слоев общества отвергают понятия или представления, привитые им с детства, заменив их новыми, подобный феномен достоин исследования. В гарвардской лекции мы говорим о пробуждающемся интересе к перевоплощению, который дал ростки в западных странах в прошлом веке. Но специалисты статистического анализа обратили особое внимание на эту тенденцию только в 50-х годах двадцатого века. Самый ранний известный нам обзор был проведен британской организацией «Масс Обзервэйшн» в 40-х годах. Это было «исследование взглядов населения на религию, этику, прогресс и политику в округе Лондона». Результаты обзора были опубликованы в книге «Недоумевающие люди», из которой мы приведем цитату

Концепция существования жизни после смерти была изучена на различных уровнях — на неофициальном (во время разговоров) и с использованием письменных интерпретаций и комментариев национального совета «Масс Обзервэйшн». Возможно, самым неожиданным и в некотором смысле наиболее значительным открытием явилось то, что вера в перевоплощение весьма распространена. При опросе приблизительно один человек из двадцати пяти произвольно давал довольно подробные ответы, показывающие, что он в какой-то степени придерживается этой идеи. В результате пропорция составила приблизительно один к десяти из тех, у кого была вера в загробную жизнь. Причем наверняка эта цифра занижена, поскольку попыток выяснить у людей их взгляды в этой области более подробно не предпринималось [1].

Спустя десятилетие британский антрополог Джеффри Горер написал в своей книге «Исследование характера англичан» — большом труде, основанном на обзоре 5 тысяч людей, живущих в окрестностях Лондона, — что «четверть из числа тех, кто верит в загробную жизнь, кажется, не верят в то, что эта загробная жизнь будет вечной: 11 процентов верят в будущие жизни, подобные этой; 2 процента — в продолжение жизни на других планетах и 11 процентов – в перевоплощение на земле, говоря об этом недвусмысленно или подразумевая это». Иными словами, 24 процента верящих в загробную жизнь допускают какой-то вид перевоплощения.

Относительное преобладание веры в перевоплощение, возможно, самый удивительный факт, полученный в исследовании... Верование в перевоплощение характерно для азиатских религий, но оно противоречит основным представлениям, укоренившимся в религиях Европы и Ближнего Востока. Теософы[7] привнесли идею перевоплощения в Европу в конце прошлого века. Сейчас же они составляют лишь крошечную часть опрошенных мной людей; и кроме пресвитериан[8] этого мнения придерживаются отдельные представители каждого вероисповедания, хотя зачастую многих из них нельзя назвать истинными представителями какой-либо религии... В общем, верующие в перевоплощение очень ровно распределены по категориям населения [2].

ОПРОС, ПРОВЕДЕННЫЙ В 12 СТРАНАХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИМ ЦЕНТРОМ ГЭЛЛАПА В 1969 ГОДУ

В феврале 1969 года организация «Gallup Opinion Index» в Принстоне издала брошюру «Специальный отчет о религии», в которой были рассмотрены религиозные верования и обычаи протестантов и католиков двенадцати западных наций, проживающих на довольно обширной территории. Одним из заданных вопросов был следующий: «Верите ли вы в перевоплощение?»

Ввиду того что процент положительных ответов оказался поразительным (а здесь нужно принять во внимание тот факт, что ни протестантство, ни католицизм в настоящее время не проповедуют идею перевоплощения), могло создаться впечатление, что доклад получился предвзятым. Позволим себе с этим не согласиться. Одним из редакторов был Джордж Гэллап-младший, упомянутый в докладе как «активный член епископской церкви», другим — Джон О. Дэйвис III, активист римско-католической епархии в Трентоне из штата Нью-Джерси.

В различных странах процент верящих в перевоплощение от общего количества населения составил:

Австрия — 20;

Канада — 26;

Франция — 23;

Великобритания — 18;

Греция — 22;

Нидерланды — 10;

Норвегия — 14;

Швеция — 12;

США — 20;

Западная Германия — 25.

Когда один из авторов этой книги сообщил цифры по США и Канаде в телепрограмме Тома Снайдера «The Tomorrow Show» (13 апреля 1978 г.), ведущий воскликнул: «Как, ведь это почти четверть населения страны!»

Однако было бы ошибкой считать, что если 25 процентов опрошенных заявили о своей вере в перевоплощение, то 75 процентов не верят в него. Отнюдь. Ведь в числе опрошенных были люди, затруднившиеся дать ответ. Например, в Нидерландах, где в перевоплощение верят 10 процентов, 35 процентов не смогли дать какой бы то ни было ответ; в США таких оказалось 16 процентов; в Норвегии — 29 и в Великобритании — 10 процентов.

Что касается Великобритании, то новый опрос, охвативший только эту страну, выявил, что количество лиц, согласившихся с идеей перевоплощения, возросло с 18 процентов (1969 г.) до 28 процентов (1979 г.). В лондонской газете «Daily Telegraph», опубликовавшей эти данные, сообщалось, что «23 процента мужчин и 33 процента женщин открыто признались в этом», и «самый большой процент пришелся на возрастную группу от 25 до 34 лет» (15 апреля 1979 г.).

ОПРОС, ПРОВЕДЕННЫЙ ЦЕНТРОМ ГЭЛЛАПА В США В 1981 ГОДУ

Об опросе, проведенном в США в 1981 году, Джордж Гэллап-младший написал книгу «Приключения в бессмертии». Специалисты Центра Гэллапа называют это исследование, посвященное вере в загробную жизнь, наиболее полным из когда-либо предпринимавшихся. Оно было ориентировано на взрослых людей от восемнадцати лет и старше. Вопрос, задаваемый относительно перевоплощения, звучал так: «Верите ли вы в перевоплощение — то есть в перевоплощение души в новом теле после смерти: да или нет?» [3].

В отличие от опроса 1969 года в число респондентов вошли не только верующие. По данным Джорджа Гэллапа-младшего, 23 процента, или почти четверть опрашиваемых, сказали, что верят в перевоплощение. 67 процентов дали отрицательный ответ, 10 процентов затруднились с ответом. Среди верящих в перевоплощение оказалось 25 процентов женщин и 21 процент мужчин, из протестантов — 21 процент баптистов, 22 процента лютеран и 26 процентов методистов. У католиков цифра составила 25 процентов [4]. Если брать за основу данные по численности населения за 1981 год, то из 166 миллионов людей в возрасте 18 лет и старше, живущих в Соединенных Штатах, это составило более 38 миллионов [5].

Что касается студентов, то в опросе эта категория особо не выделялась, но психолог Гарольд Лейф в журнале по психиатрии пишет, что в популярной прессе было сообщено об исследовании, которое «выявило, что значительное число студентов американских колледжей придерживаются этого верования» [6]. Называлась цифра в 31 процент.

В 1978 году ярким свидетельством интереса к идее перевоплощения можно было считать общенациональный спор по поводу курса «Ваши прежние жизни», прочитанного профессором Дэвидом Уелта в университете штата Айова. Несколько преподавателей, будучи непреклонными противниками курса, привлекли к нему внимание законодателей штата; некоторые из них поставили под сомнение использование государственных средств для преподавания «языческой религии» в учебных заведениях. В журнале «Time» в научной рубрике была дана критическая оценка работе д-ра Уелта. Университетские газеты по всей стране ввязались в спор, и тысячи студентов выступили в защиту профессора. Уелта пригласили представить свою точку зрения в телепрограмме «The Tomorrow Show», и одного из авторов этой книги попросили принять в ней участие вместе с ним.

УЧАЩИЕСЯ НАЧАЛЬНЫХ И СТАРШИХ КЛАССОВ ОБ ИДЕЕ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ

В лондонской газете «Daily Telegraph» от 6 августа 1960 года сообщалось, что «ученики старших классов увлечены идеей перевоплощения, о чем свидетельствуют их разговоры между собой по поводу религиозного образования в современных общеобразовательных школах». Исследование, дающее представление об отношении молодежи Великобритании к христианству, было опубликовано под эгидой Комитета научных исследований при Институте христианского образования отдельной книгой под названием «Религия подростков». Его организатором был Гарольд Лукис, лектор по воспитанию в Оксфордском университете. В качестве избранного метода использовались магнитофонные записи, где учащиеся отвечали на вопросы, касающиеся религиозных верований. Гарольд Лукис, сам христианин, отметил часто встречающуюся у подростков «любопытную склонность к идее перевоплощения, уважаемой на Востоке, странной и все же привлекательной с точки зрения морали Запада». Ученики высказывали такие мысли, как:

Меня не удивляет мысль, что есть рай. Думаю, мы вновь будем жить. Полагаю, что после смерти я вернусь другим человеком, и так будет каждый раз. Я не верю в рай и ад, потому что каждый день умирают миллионы людей и места для всех нас не найдется, неужели там мы встретимся с людьми каменного века?

Я считаю, люди как будто вновь приходят в этот мир, чтобы жить и вести лучшую жизнь, и мы будем возвращаться, пока не достигнем совершенства; я думаю, что мы идем к Богу, стремясь к совершенству [7].

Приведем один случай. Учитель музыки, пораженный феноменальной способностью своей ученицы брать аккорды, осведомился, откуда она так много знает об аккордах. Девочка ответила:

Я, должно быть, узнала о них в другой жизни.

Изумленный учитель спросил:

Где ты слышала о таких вещах?

 В школе, — ответила девочка. — Я с друзьями все время говорю о перевоплощении.

Этот случай был рассмотрен в двухчасовой радиопрограмме «Amplify», которую ведет католический священник Рональд Ленгуин. Ее передает знаменитая Питтсбургская КОКА, пятидесятикиловаттная станция, и она принимается в штатах вплоть до Флориды. 8 февраля 1981 года темой было перевоплощение. Фразу ученицы музыкальной школы «Я с друзьями все время говорю о перевоплощении» авторы также услышали от Валери Гильберт, в то время блестяще учившейся в престижной школе имени Дальтона в Нью-Йорке. В опросе Гэллапа в 1981 году сообщалось, что в возрастной группе до тридцати лет в перевоплощение верили 29 процентов против 21 процента в группе старше 30 лет.

Представители религии убеждаются все больше и больше, что нельзя игнорировать тот факт, что идея перевоплощения весьма популярна. Вот что пишет в христианском периодическом издании Майкл Патерностер, англиканский священник:

Передо мной лежат три книги христианских священников [трактующих о перевоплощении]: «Смерть и Вечная Жизнь» Джона Хика, «Христианство и реинкарнация» Рудольфа Фрилинга и «Перевоплощение в христианстве» Геддеса Макгрегора. Подход последнего автора мне наиболее близок, хотя он меня не убеждает... Тем не менее, следует признать, что эти три книги вместе взятые и атмосфера вокруг идеи, которой они посвящены, показывают, что перевоплощение более не является вопросом, о котором христиане могут думать как о закрытом для них [8].

Глава 3

ЛЕКЦИЯ В ГАРВАРДСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

Сильвия Крэнстон выступила с лекцией «Перевоплощение и Книга Жизни» в Гарвардском университете 17 октября 1979 года. Здесь она приводится в сокращенном виде, но с дополнительными более современными данными.

ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ И КНИГА ЖИЗНИ

Название сегодняшней лекции — «Перевоплощение и Книга Жизни» — появилось неожиданным образом. Я просматривала книгу «Перевоплощение в христианстве» Геддеса Макгрегора. Среди источников, перечисленных в обширном библиографическом списке к его труду «Перевоплощение в христианстве», была книга о перевоплощении с очень забавным названием «Смерть в рассрочку» французского автора. «Почему бы ее не назвать «Рождение в рассрочку»?» — подумала я. Это было бы ближе к латинскому производному от «реинкарнация» — «повторное возвращение в тело из плоти» (имеется в виду человеческая плоть, а не искаженная версия, бытующая на Востоке, — плоть животных и насекомых).

Смерть в рассрочку, рождение в рассрочку! В нашей культуре, в которой ценность денег так велика, это звучит как нечто такое, за что мы должны платить, долг, отсроченный на время. Почему бы и нет, подумала я, ведь рождения, по сути, экранизированные главы книги — Книги Жизни! (Наши многочисленные воплощения, если они у нас были, также можно было бы сравнить с многочисленными сценами и актами, разворачивающимися в драматической пьесе души.)

Если бы мы начали читать роман с десятой главы, совершенно не зная, что было в предыдущих, какое значение имела бы для нас эта история? Мысли и поступки героев показались бы неясными, а сюжет — нонсенсом.

Применим эту аналогию к нашей жизни и представим, что перевоплощение существует, но мы об этом не осведомлены. Какой смысл можно открыть для нашего нынешнего существования?

Человек появляется на свет, наследуя тело, которое может быть здоровым или пораженным болезнями, прекрасным или безобразным, нормальным или искалеченным. Почему? Что мы сделали для того, чтобы заслужить хорошую или снискать себе злую судьбу? Рождаясь, мы приобретаем родителей (богатых или бедных, любящих или равнодушных), национальность, оказываемся в том или ином времени и географической среде, культуре и так далее — все это оказывает на нас огромное влияние. Мы остаемся в этом положении и называем условия и обстоятельства, при которых появились, случайностью. Почему живем сейчас, а не в средних веках? Местом же рождения могли быть джунгли Южной Америки или разоренные войной Вьетнам или Камбоджа.

Какие доводы можно предложить в пользу жизни? В шекспировской пьесе Макбет накануне своей гибели, узнав о смерти леди Макбет, произносит монолог:

Все вчера лишь озаряли путь к могиле

пыльной. Дотлевай, огарок!

Жизнь — это только тень, комедиант,

Паясничавший полчаса на сцене

И тут же позабытый; это повесть

Которую пересказал дурак;

В ней много слов и страсти, нет лишь смысла.

Акт 5, сцена 5 (перевод Ю.Корнеева).

Когда я читала книгу Макгрегора «Перевоплощение в христианстве», мне показалось простой случайностью, что в главе «Универсальная привлекательность перевоплощения» автор проводит аналогию с книгой.

Перевоплощение по-своему справляется с проблемой моральной несправедливости. На вековой вопрос Иова: «Почему порочные процветают, а праведники страдают?» — у сторонников теории перевоплощения есть готовый ответ: эта жизнь всего лишь фрагмент долгой истории. Если ее читать с главы, где злодей избивает героя до полусмерти, конечно же, возникнет этот вопрос. Вы можете быть сторонником тех, кто считает жизнь абсурдом и не видит справедливости. Но это лишь потому, что вы слишком нетерпеливы, чтобы дочитать рассказ до конца, в котором развернется гораздо более сложный сюжет, где порочные будут наказаны, а праведники отомщены. Смерть — всего лишь конец главы, а не конец рассказа, как полагают нигилисты [1].

ЖИЗНЬ ЮНГА КАК РАССКАЗ БЕЗ НАЧАЛА

Пытаясь понять историю своей собственной жизни, Юнг[9] обратился к идеям предсуществования и перевоплощения.

Моя жизнь, как я ее прожил, — писал он в своей работе «Воспоминания, сновидения, размышления», — часто казалась мне рассказом, не имеющим ни начала, ни конца. У меня было чувство, что я был историческим фрагментом, выдержкой, у которой отсутствовал предыдущий и последующий текст... Я вполне мог представить себя жившим в предшествующих веках и столкнувшимся там с вопросами, на которые еще не мог ответить; и я должен был родиться вновь, потому что я не выполнил задание, данное мне. Когда я умру, мои деяния последуют вместе со мной, — вот как я это представляю. Я принесу с собой то, что сделал. Между тем необходимо застраховаться от того, чтобы я не оказался в конце с пустыми руками.

В моем случае это, вероятно, в основном была страстная потребность понимания того, что вызвало мое рождение. Ибо это сильнейший элемент в моей природе. Ненасытное стремление к пониманию, каковым оно было, породило стремление узнать, что есть и что происходит, чтобы дать более полный ответ. Может случиться, что я не перевоплощусь вновь до тех пор, пока миру не требуется подобный ответ, и что мне будет предоставлено несколько веков отдыха до тех пор, пока не потребуется кто-то, кто вновь бы заинтересовался этими вещами и мог бы заново взяться за это задание. Мне думается, что на некоторое время может последовать период покоя, покуда вновь не понадобится взяться за работу, которую я делал в течение своей жизни [2].

«НОВАЯ РЕДАКЦИЯ» БЕНДЖАМИНА ФРАНКЛИНА[10]

Этот человек, стоявший у истоков Америки, думал, подобно Юнгу, о своем перевоплощении, чтобы продолжить работу. И он также использовал тему рассказа или книги. Ниже приведен текст эпитафии, написанной им в возрасте двадцати двух лет, когда он был печатником. (Как странно, что такое написал совсем молодой человек!) По словам Карла Ван Дорена, это «самая знаменитая американская эпитафия» [3]. Существует несколько вариантов, незначительно отличающихся друг от друга: Франклин часто переписывал текст друзьям по их просьбе и не всегда вспоминал слова оригинала [4].

Тело Б.Франклина, печатника, подобно обложке старой книги, с вырванным содержанием и лишенное букв и позолоты, лежит здесь как пища червякам, но его работа не пропадет, ибо тело, как он верил, появится вновь в новом и более элегантном издании, переработанном и исправленном автором.

На надгробном камне Франклина этой эпитафии нет. Может показаться, что она была праздной фантазией молодого человека, однако письмо, написанное Франклином в возрасте семидесяти девяти лет, показывает обратное: его первоначальная идея возвращения теперь проявляется в более широком аспекте.

Когда я вижу, что ничто не уничтожается и что не пропадает ни одна капля воды, я не могу полагать, что души умирают, или верить, что [Бог] будет просто наблюдать, как ежедневно исчезают миллионы умов, и возьмет на себя постоянные хлопоты создавать новые. И если так случилось, что я существую в мире, я верю, что всегда буду существовать в той или иной форме и со всеми неудобствами, которым подвержена человеческая жизнь. Я не буду возражать против своего нового издания, надеясь, однако, что опечатки последнего издания могут быть исправлены [5].

Эмерсон в своих «Журналах» цитирует слова восьмидесятилетнего Франклина:

Я чувствую, как будто бы вторгаюсь к потомкам, в то время как мне следует быть в постели и спать. Я смотрю на смерть как на необходимость для организма, такую же, как сон. Утром мы поднимемся отдохнувшими [6].

КНИГА ЖИЗНИ – ЭТО КНИГА СУДЬБЫ?

Когда человек рождается, переворачивается ли страница уже написанной главы, в которой зафиксировано каждое событие его предыдущей жизни, и появляется ли у него возможность избежать их в новой? Или прав был Омар Хайям, когда писал:

За знаком знак чертит бессмертный Рок

Перстом своим. И ни одну из строк

Не умолишь его ты зачеркнуть,

Не смоет буквы слез твоих поток.

Обратимся к исследованию профессора философии Хьюстона Смита, долгое время преподававшего в Кембриджском университете, «Религии человека». О кармической стороне перевоплощения он писал:

Наука предупредила западный мир о важности причинных отношений в физическом мире. Каждое событие имеет свою причину, и у каждой причины будут определенные последствия. Индия расширяет эту концепцию универсальной причинности, перенося ее и на моральную и духовную жизнь человека. В какой-то степени так поступил и Запад. «Что посеешь, то пожнешь» или «Посеешь мысль — пожнешь поступок, посеешь привычку, пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу» — вот как Запад выразил эту идею. Разница заключается в том, что в Индии данная концепция закреплена и расширена до морального закона, так что он представляется непреложным и не терпящим никаких исключений. Условия внутренней жизни каждого человека складываются из того, насколько он счастлив, не находится ли в замешательстве, спокоен ли, как много он понимает. Все эти составляющие его духовного мира это точный продукт того, что он хотел и получил в прошлом, равно как его нынешние мысли и решения определяют его будущее состояние. Любое действие, направленное человеком на мир, имеет обратную реакцию на него самого. Каждая мысль и поступок наносят невидимые удары долотом, высекая скульптуру его судьбы.

Идея кармы и полностью нравственной вселенной, подразумеваемой ею, принуждает индусов к полной личной ответственности. Большинство не желают это признавать. Они предпочитают, как сказали бы психологи проецировать, то есть находить источник своих трудностей не в себе, что свидетельствует, как говорят сами индусы, о незрелости.

Из-за того, что карма[11] подразумевает управляемый законами мир, она часто воспринимается как фатализм. Да, действительно, карма предопределяет, что каждое решение должно иметь соответствующие последствия, но сами решения окончательно принимаются человеком беспрепятственно. Таким образом, последствия прошлых решений человека обусловливают его нынешнюю судьбу подобно тому, как игроку сдают какие-то определенные карты, но ему предоставляется свобода распоряжаться ими любыми способами. Это значит, что жизненный путь души, которая как нить прокладывает путь через бесчисленные человеческие тела, направляется ее выбором [7].

Последняя мысль хорошо соотносится со старым изречением о карме:

Ни один человек, кроме мудреца или истинного ясновидящего, не может судить о карме другого. Следовательно, хотя каждый получает по заслугам, внешность обманчива, и рождение в нищете или тяжелое испытание могут и не являться наказанием, ибо души постоянно воплощаются среди бедных, где они подвергаются испытаниям, которые дисциплинируют человека и в результате наделяют его силой, стойкостью и сопереживанием [8].

КАРМА – СТРОГИЙ ЗАКОН?

Существуют ли какие-нибудь гарантии того, что человек пожинает посеянное им самим, а не то, что посеял другой? Как передается карма и как можно убедить человека, что ошибок быть не может?

Уильямом Джеймсом в «Беседах с учителями о психологии» карма рассматривается как действующая в пределах одной жизни. Каждую секунду, пишет он, мы прядем нить судьбы во благо или во зло себе.

Любая черта добродетели или порока оставляет свой глубокий след. Герой пьесы Джефферсона Рип Ван Винкль при каждом новом проступке успокаивает себя словами: «Этот раз не считается!» Что ж, он может и не считать, и добрые Небеса могут не засчитать, тем не менее поступок совершен, и ему все зачтется. Глубоко в нервных клетках и волокнах подсчет ведут молекулы, записывая и сохраняя каждый промах, чтобы использовать это против него, когда придет следующее искушение. Строго говоря, ничто из сделанного нами не стирается [9].

Более того, теперь хорошо известно, что запись всего произошедшего с человеком также хранится в его подсознании. И в соответствии с теорией перевоплощения более глубокие уровни сознания сохраняют память от жизни к жизни. Следовательно, слепок того, что мы делаем, останется после нашей смерти.

Профессор Джон Хик использовал процитированные выше слова Джеймса при объяснении буддийского представления о перевоплощении и карме. По этому поводу он пишет:

Речь идет о возвратном действии морального закона кармы, понимаемом Джеймсом как физическое и ментальное; и если тело обретает вторую, третью или так далее жизни, то поскольку все это касается одной личности, она должна нести характер, который формировался и переформировывался во всех прошлых воплощениях [10].

Этот характер, в соответствии с его природой, как магнит притягивает к себе людей и события для приобретения опыта и знаний.

ВЗГЛЯДЫ ЭМЕРСОНА И ТОРО НА ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

Поскольку Гарвард находится близко от Конкорда, было бы особенно уместным сделать обзор взглядов Эмерсона, Торо, Алькотта и других трансценденталистов на предмет нашего разговора. Но мы рассмотрим взгляды только двоих из них.

Эмерсон в своем эссе «Опыт» использует сравнение идеи перевоплощения скорее с лестницей, чем с книгой, но в конечном счете рассказывает ту же самую историю:

Кто мы такие? Часть цепи, начала и конца которой мы не знаем, уверовав, что их и не существует. На миг пробудившись, мы ощутим себя стоящими на лестнице: под нами — пролеты, которые мы, кажется, осилили, над нами — множество других пролетов, которые уводят все вверх и вверх, пока не теряются там, куда не достает взгляд. Но тот Гений, который, как считалось в старину, стоит у ворот, ведущих в сей мир, и каждому входящему дает испить из чаши забвения, чтобы не сочиняли небылиц, видимо, предложил нам слишком крепкого зелья, вот мы и во цвете жизни неспособны стряхнуть с себя летаргию. От рождения до смерти каким-то полусном окутаны наши глаза... [11]

В эссе «Возмещение» Эмерсон сравнивает жизнь человека с домом:

...Каждая душа в силу врожденной потребности со временем покидает целостную систему... подобно тому, как моллюск покидает свою прекрасную, но уже ставшую тесной раковину, потому что та не позволяет ему более расти, и начинает постепенно наращивать себе новый дом... И все же мы противимся этому переходу. Мы никак не можем расстаться со своими друзьями. Мы не можем отпустить своих ангелов. Мы просто не понимаем, что те улетают лишь для того, чтобы их место заняли архангелы... Мы не верим в богатство души, в ее вечность и вездесущность... Мы влачим жалкое существование среди развалин старого дома, где нашли себе пищу, кров и развлечения. Мы не верим, что дух может снова накормить нас, дать нам кров и утешение... Мы сидим и безутешно рыдаем. Но глас Всевышнего повелевает нам встать и идти дальше [12].

Приведем еще одну цитату Эмерсона из «Номиналиста и реалиста»:

Секрет мира в том, что все вещи существуют и не умирают, а только удаляются ненамного из виду и затем возврашаются вновь. Ничто не мертво; люди притворяются  мертвыми  и терпят притворные  похороны  и скорбные некрологи, и вот они стоят, смотря из окна, живые и здоровые, в какой-то новой и странной маске. Иисус не мертв; он очень даже жив, как живы Иоанн, Павел  Магомет и Аристотель; временами мы верим, что мы их всех видели и легко можем назвать имена, под которыми они живут [13].

Неизвестно, помнил ли Эмерсон свои предшествующие жизни, но то, что он с Торо обсуждали воспоминания из прошлых жизней, явствует из письма Торо к Эмерсону от 8 июля 1843 года: «И Хоторна тоже помню. С ним я прогуливался в старые славные времена вдоль берегов Скамандера среди героев и разбитых колесниц» [14].

В письме к Гаррисону Блейку Торо писал: «Я жил в Иудее восемнадцать веков назад, но никогда не знал, что Христос был среди моих современников» (3 апреля 1850 г.). В другом его послании к Блейку мы читаем: «Ныне звезды смотрят на меня в Новой Англии так же, как и прежде, когда я был пастухом в Ассирии» (22 февраля 1853 г.) [15].

ГЕРОЙ НАШЕЙ КНИГИ ЖИЗНИ

Нам еще предстоит рассмотреть, кто или что в организме человека перевоплощается от жизни к жизни. Но сначала необходимо обнаружить внутри нас то, что может пережить все трансформации этой жизни. В течение жизни меняются тело человека, его чувства и идеи, но существует ли в нем что-либо постоянное? Некоторые могут сказать: «Да, есть сознание того, что я — это я, мое устойчивое ощущение себя личностью». Однако в попытке отождествить «Я» с «Я есмь» философ Дэвид Хьюм[12] обнаружил массу идей, ощущений и желаний. Иммануил Кант[13], размышляя над словами Хьюма, писал: «Кто в человеке осуществляет внимательное наблюдение за его действиями? Чья действует память, давая ему возможность самоотождествления? Нет ли в человеке двух «Я»?

Торо в «Вальдене» делится своими мыслями на эту тему:

Я осознаю критику части себя тем, кто, как оказывается, не является частью меня, но является зрителем, не разделяющим со мной опыт, а записывающим его... Когда спектакль (это может быть трагедия) жизни заканчивается, зритель уходит. Он был вроде фикции, всего лишь игрой воображения [16].

Скептик может презрительно усмехнуться: «Кто видел когда-либо внутреннее «Я»? Давайте придерживаться фактов, которые поддаются наблюдению». Но ограничиваются ли ученые лишь наблюдаемыми фактами? Пределы нашего восприятия настолько ограниченны, что, если бы исследователь не позволял себе идти дальше них, его усилия давно бы были непродуктивными. Разве может физик, даже вооружившись новейшим электронным микроскопом, увеличивающим в 15 миллионов раз, увидеть либо ощутить электрон, нейтрон, кварк или ряд других элементов, которые существуют внутри атома? Конечно, нет, и все же он говорит о них как о реально существующих. Как остро подметил профессор Дж. Поль Уильяме, «пусть никто не думает, что достиг совершенства в образе мышления, если он принимает логические умозаключения в физике, но отвергает их в теологии» [17].

На наш взгляд, довольно важен тот факт, что сегодня некоторые очень авторитетные ученые используют логические умозаключения, подкрепленные доказательствами, чтобы исследовать, существует ли бессмертная сущность в человеческом организме.

Об этом пишет Джон Глидман в своем эссе «Ученые в поисках души» в «Сборнике научных статей» за июль 1982 года: «От Беркли до Парижа, от Лондона до Принстона известные ученые в таких разных частях, как нейрофизиология и квантовая физика, уже говорят не только за закрытыми дверьми, но и во всеуслышанье, что верят, по крайней мере, в возможность бессмертного духа человека».

Среди этих ученых Глидман называет Карла Поппера, «самого знаменитого философа науки нашего века, создавшего ортодоксальную[14] теорию научного объяснения, которой придерживаются большинство проводящих исследования ученых». Он постулировал «существование нематериального сознательного разума, влияющего на осязаемую материю». Знаменитый физиолог Чарльз Шеррингтон[15] выдвигал те же предположения.

Что касается физиков, то некоторые из передовых представителей этой науки пришли к такому же выводу. В тридцатых годах в своей работе по квантовой механике Джон фон Нойман, «чей интеллект был велик», писал о нематериальном сознании, способном влиять на материю. «И только в начале шестидесятых один из величайших физиков нашего века, Юджин Уигнер, получивший в 1963 году Нобелевскую премию, смело и всенародно выдвинул ту теорию, которую последователи фон Ноймана тайком обсуждали в лабораториях...» [18]

Открытия, совершенные в наши дни

Извечные догадки философов и психологов относительно того, есть ли в нас независимое «второе Я», были очень удачно подтверждены растущими свидетельствами внетелесного опыта. Такие события настолько часты, что при их упоминании используют сокращение ВТО. Многие из них произошли с людьми, у которых врачи зафиксировали клиническую смерть (см. главу 8). В других случаях, когда люди находились на грани летального исхода, например, во время хирургических операций, они могли видеть все, что происходит вне их тел, которые в это время находились без сознания.

Маршал авиации, президент английского колледжа аэронавтики Виктор Годдард в статье «Ночь, когда дело было плохо» вспоминает, что, когда его самолет «Сестра Энн» должен был совершить аварийную посадку, которая могла оказаться роковой, он вспомнил случай, произошедший с его другом.

Я вспомнил, как в Первую мировую войну мой друг Дженкинс разбился на самолете, у него была пробита голова. Он был без сознания три недели. Очнувшись, он рассказал мне, как сразу после аварии он оказался вне искореженного самолета и смог наблюдать свое тело, находящееся в пилотском кресле и казавшееся мертвым; он видел, как прибежали люди, как они разбирали обломки, чтобы добраться до его тела, и выражение сожаления и волнения на их лицах заставляло его страдать. Он видел, как приехала машина «скорой помощи» и из нее вышли мужчины с носилками. Он чувствовал, что разглядывает свое тело, но не испытывал грусти.

Тогда я подумал о том, как мое настоящее «Я» увидело бы все, что должно было быть разыграно на том пустынном берегу, когда природа по-своему распорядится «Сестрой Энн» и ее человеческим грузом [19].

Подобный случай произошел с Питером Селлерсом[16] во время сердечного приступа. Врачи сказали, что он умер. Сам Селлерс позднее вспоминал, как, оставив свое тело, он увидел хирурга, державшего его сердце в руках, и вскрытую полость своей грудной клетки («New York Times», 31 октября 1980 г.).

С Эрнестом Хемингуэем, когда он служил военным санитаром во время Первой мировой войны, произошел поразительный случай. Он настолько повлиял на писателя, что тот возвращался к нему в течение всей своей жизни. Одно из описаний произошедшего мы встречаем в романе «Прощай, оружие»:

Потом что-то сверкнуло, точно настежь распахнули леток домны... Я попытался вздохнуть, но дыхания не было, и я почувствовал, что весь вырвался из самого себя Я вылетел быстро, весь как есть, и я знал, что я мертв и что напрасно думают, будто умираешь и все [20].

В книге Малькольма Каули[17] «Второй расцвет: труды и дни потерянного поколения» приводятся слова Хемингуэя, обращенные к другу, его воспоминания о том дне, когда он был тяжело ранен:

Когда я умер, я почувствовал, что душа, или что-то в этом роде, вышла из моего тела, подобно тому, как ты вытаскиваешь из кармана шелковый платок за один уголок. Это что-то летало вокруг и затем вернулось, и я уже не был мертв [21].

Личность и индивидуальность

Отвечая на вопрос, кто герой нашей Книги Жизни, западные сторонники теории перевоплощения обычно пользуются терминологией, впервые примененной теософами прошлого века. Они называли тленное «Я» личностью, а бессмертное Эго — индивидуальностью.

Для начала рассмотрим пример, показывающий, как первоначально использовались эти термины в теософских сочинениях. Отрывок взят из основной работы Елены Петровны Блаватской[18] «Тайная Доктрина: синтез науки, религии и философии» (По словам племянницы Альберта Эйнштейна, «Тайная Доктрина» всегда лежала на его рабочем столе [22]). Блаватская писала:

Карма находится в теснейшей или, вернее, в неразрывной связи с законом перевоплощения одной и той же духовной индивидуальности в длинном, почти нескончаемом ряде личностей. Последние подобны различным типам, представляемым одним и тем же актером, с которыми он отождествляет себя сам и отождествляется публикой на протяжении нескольких часов.

Внутренний, или истинный, человек, олицетворяющий эти характеры, знает, что он является Гамлетом лишь в течение короткого срока — нескольких актов, которые тем не менее в плане человеческой иллюзии предстают как целая жизнь Гамлета. Также он знает, что предыдущим вечером он был Королем Лиром, а еще раньше — Отелло; но предполагается, что внешний, видимый, герой не знает об этом факте. В настоящей жизни это неведение, к несчастью, слишком реально. Тем не менее постоянная Индивидуальность полностью сознает это, и лишь в силу атрофии «духовного» глаза в физическом теле знание это не может быть запечатлено в сознании обманчивой [или иллюзорной] личности...

«Та часть наших душ — вечна», — говорит Теккерей, и хотя «книга и объем» физического мозга может забыть события, происходившие в пределах одной земной жизни, основная масса воспоминаний никогда не покинет божественную душу внутри нас. Ее шепот может быть слишком тихим, звук ее слов может находиться очень далеко от плана, воспринимаемого нашими физическими чувствами; и все же тень былых событий находится в пределах ее сил восприятия и всегда присутствует перед мысленным взором [23].

Что касается этимологии слова «индивидуальность», то оно образовано от латинского слова individuus, означающего «неделимый». Это наводит на мысль о постоянстве и продолжительности чего-то. Профессор Хьюстон Смит пишет:

Слово «личность» происходит от латинского persona, первоначально означавшего маску актера, надеваемую им при выходе на сцену, чтобы играть свою роль. На маску был нанесен грим действующего лица, в то время как актер оставался за ней скрытым и неузнанным. Эта маска есть в точности то, чем являются наши личности, — те роли, которые нам дали на мгновение в этой величайшей из всех драм — жизни. Однако вызывает тревогу тот факт, что мы перестали видеть разницу между нашим истинным «Я» и ролями, являющимися на данный момент его костюмом, который должен быть отложен по окончании спектакля. Мы очарованы нашими настоящими репликами и не способны вспомнить прежние роли или предвосхитить будущие.

Задача заключается в устранении этого ложного отождествления. Обратив взгляд внутрь себя, человек должен постигнуть и разрушить бесчисленные маски явленных личностей до тех пор, пока он не достигнет анонимного актера, стоящего под ними [24].

Человеческие взаимоотношения преобразятся, если люди перестанут отождествлять себя и других с эго-масками, а не с трансцендентальным Эго внутри. Юджин О'Нил[19] намекает на это в пьесе «Великий бог Браун». На сцене разворачивается следующее действие: когда в актерах говорит их обычное «Я», они носят маски, но когда через них пробивается свет внутреннего существа, они снимают маски.

Перевоплощающийся актер — это тысячеликий герой (такое название дал своей работе по мифологии Джозеф Кэмпбелл [25]).

Западная концепция героя, представляет собой подлинного, отдельного человека, который, конечно же, смертен и поэтому обречен. В то время как на Востоке истинный герой мифологии является не тщетно борющейся личностью, а перевоплощающейся и переселяющейся; он — цитируя «Бхагавадгиту» — не возникает и не исчезает; раз получив бытие, он не перестает существовать. Нерожденный, вечный, древний, бессмертный — он не гибнет, когда убивают его тело [26].

Почему мы не настолько развиты?

Если все мы прожили много жизней и наша Книга Жизни, включая настоящий период, представляет собой долгую-долгую сагу, то почему уровень развития человечества столь низок

Хотя перевоплощение естественным образом приравнивают к прогрессу, вовсе не обязательно, что это так. Перевоплощение — это лишь возможность для прогресса. Если бы с каждым прожитым днем люди автоматически становились мудрее, то тогда все восьмидесятилетние старики были бы мудрецами! В космическом масштабе времени человечество, возможно, находится во младенчестве или, что наиболее вероятно, в связи с бурными событиями на мировой арене и в отдельных странах и неспособностью человеческой семьи в настоящее время жить в мире, — в юности. Будда говорил, что огромное большинство развивается очень медленно, и сравнивал наше духовное восхождение с восхождением на гору. Ниже приведены его слова об этом из книги Эдвина Арнольда о жизни и учении Будды «Свет Азии», которая произвела глубокое впечатление на трансценденталистов Новой Англии и побудила Оливера У. Холмса написать обзор на двадцати восьми страницах.

Внемлите! Немало тропинок тернистых

К священным воротам ведут,

Где вьется семья облаков золотистых,

Где счастья, покоя приют.

Но странник достигнет двояко вершины:

Отважно идя крутизной,

Где бездны, и скалы стоят, исполины,

Иль верной, отлогой тропой.

Путь равно возможен для сильных душою

И слабых. И первый подъем —

Глубокая вера. Спокойной стопою

Идите отважно по нем [27].

ТОЛЬКО ДВА ПУТИ ИЛИ ЕСТЬ ЕЩЕ ТРЕТИЙ?

БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

«Единственно твердая научная истина, в которой я абсолютно уверен, — пишет врач и известный биолог Льюис Томас, — это то, что мы глубоко невежественны относительно природы. На мой взгляд, это главное открытие биологии за последние сто лет» [28]. Он не единственный, кто пришел к этому умозаключению. В 1977 году в Оксфорде была опубликована «Энциклопедия невежества» [29], в которой известные ученые всего мира сделали обзоры нерешенных проблем в своих областях. Недавно был опубликован аналогичный труд по астрономическим исследованиям — «Таинственная Вселенная: справочник астрономических аномалий» Уильяма Р. Корлисса[20].

Прийти к логическим теориям, объясняющим жизнь, ученым мешают не только нерешенные космические проблемы, которые все осознают, но и те, что существуют в невидимой вселенной, находящейся вне досягаемости их самых точных инструментов. Если бы эту невидимую вселенную можно было воспринимать органами чувств, что бы это изменило?

Грегори Бейтсон, британский ученый, писал об этом в своей книге «Разум и природа». Его пригласили в качестве профессора антропологии в Гарвард в 1947 году и, обратившись к другим областям науки, он заметно повлиял на взгляды целого поколения социологов.

Изобретение микроскопа, телескопа, средства измерения времени до доли наносекунды или взвешивания вещества до миллионных долей грамма — все эти усовершенствованные приборы восприятия раскроют то, что было полностью непредсказуемо на уровнях, доступных нам до этого открытия... Следовательно, то, что мы как ученые можем воспринимать, всегда ограничено каким-либо порогом. То есть то, что утонченно, не будет лить воду на нашу мельницу. Наука исследует, а не доказывает [30].

Истину этого заявления можно продемонстрировать примером по исследованию клетки. Был использован электронный микроскоп увеличением в 140 тысяч раз вместе с новой технологией быстрого замораживания образцов тканей — за тысячную долю секунды — для того чтобы хрупкие образования внутри клетки не успели распасться. В результате были обнаружены образования, которых раньше никогда не видели. Их химический состав и функции до сих пор неизвестны и остаются предметом обсуждения [31].

Зачем нужны тайны?

Если мы живем в механистической вселенной, состоящей из вещества и энергии, то почему существует так много тайн и зачем природа прячет от нас бесконечное количество «пластов»? Задумывались ли вы когда-либо над этим? Механизм, каким бы сложным он ни был, не представляет тайны для мастера-механика. Он может разобрать его и вновь собрать. Но с живыми формами дело обстоит иначе.

До недавнего времени проблема человека и космоса рассматривалась с точки зрения только двух опций, двух вариантов. Биолог Жак Моно, известный автор книги «Случайность и необходимость», в одном из своих интервью на вопрос: «Вы пишете, что человек был продуктом чистой случайности. Как вы пришли к такому выводу?» — ответил: «В принципе, это довольно просто объяснить, если только мы не примем взгляд на происхождение вселенной как ее сотворение. Тогда мы и находим естественное объяснение» [32].

Первая точка зрения, о которой упомянул Жак Моно, представляет непреодолимые трудности для ученых. Каким образом внекосмический или даже внутрикосмический Бог мог сотворить вселенную и управлять ею, ведь она настолько огромна; например в нашей галактике Млечный Путь включает, по последним данным, 150 миллиардов звезд? Кроме того, астрономы приводят доказательства того, что существуют миллиарды сопутствующих галактик, расположенных на расстоянии около миллиона световых лет друг от друга. Один световой год приблизительно равен расстоянию в шесть триллионов миль! Недавно обнаруженный квазар[21] оказался на расстоянии 18 миллиардов световых лет! («New York Post», 31 марта 1982 г.)

Моно признает, что «натуралистическая» концепция возникновения слепой материи как единственной реальности также имеет свои натяжки.

Важнейшая проблема биологии заключается в объяснении, как биосфера, заполненная организмами, ведущими себя так, будто у них есть план и цель, существует в мире, лишенном плана и цели.

Когда задумываешься об огромном пути, проделанном эволюцией за последние три миллиарда лет, обильном богатстве форм, порожденных ею, и необычайной динамике живых существ от бактерии до человека, то можно вновь засомневаться, могло ли все это быть продуктом грандиозной лотереи, управляемой естественным отбором [33].

Тем не менее он чувствует, что иного варианта, кроме выбора лотереи и случайности, нет, признавая, что его точка зрения и той школы, которую он представляет, — «чистый постулат, потому что нельзя доказать, что он верный» [34].

Говоря простым языком, в этой теории происхождение жизни рассматривается как «невероятный химический случай, который увековечил себя во все более и более сложных организмах через серию Дополнительных случаев». Джозеф Вуд Крач однажды спросил: «Но разве предположение о «невероятном химическом случае» не является потрясающим? В конечном итоге он привел к появлению существ, способных обсуждать природу «невероятных химических случаев». Однако не является ли эта версия на самом деле абсурдной?» [35].

Под «случайностью» и «неожиданностью» ученые подразумевают не беспричинное или сделанное наугад действие, а просто незапланированное, необдуманное или сделанное в условиях отсутствия свободы выбора. Однако такое действие обусловлено предшествующими действиями, поэтому эта теория получила название детерминизм[22]. Анри Бергсон[23], известный французский философ, раскрыл ее явный смысл довольно неожиданным образом, как об этом пишет Уил Дьюран:

Если настоящий момент не содержит живого и творческого выбора, являясь механическим продуктом материи и движения предшествующего момента, то таким же был и предшествующий миг, и так далее, пока мы не достигнем изначальной туманности как обшей причины любого события, в том числе любой строчки из пьес Шекспира, которые все были задуманы в далеких небесах структурой и содержанием «легендарного облака», или, на языке современной теории, «Большим взрывом».[24]

Какое испытание веры! Какое проявление веры дол­жна требовать такая теория от этого неверующего поко­ления! Какая тайна или чудо из Старого или Нового За­вета может быть наполовину такой же невероятной, чем этот чудовищный фаталистический миф, эта сочиняю­щая трагедии туманность? [36].

Умственная и моральная путаница, возникающая из подобных детерминистских теорий, подчеркнута в открытом письме выпускника к ректору Йельского университета:

Логическим выводом из каждой лекции по психологии будет то, что самая незначительная мысль или поступок человека, любой его выбор диктуются миллионом цепо­чек детерминирующих факторов, ведущих назад, к нача­лу времени... Если человек раб детерминизма, в котором е предусмотрена свобода выбора, чего могут стоить го-сование, суд присяжных и гражданские свободы вообще?.. Разве вы не видите того, что в корне беды лежит явное противоречие между смыслом наших занятий иде­алами, которые, как от нас ожидают, мы будем чтить? [37].

Как был развенчан миф об обезьянах, печатающих на машинках

Сторонники той теории, что интеллект мог воз­никнуть путем естественного отбора, воздействую­щего на случайные мутации генов, любят заявлять, что если бы обезьяны стучали по клавишам печа­тающих машинок достаточно долго, то они могли бы в конце концов написать полное собрание со­чинений Шекспира.

Эту теорию опроверг профессор физики Йель­ского университета и специалист по разработке про­граммного обеспечения доктор Уильям Р. Беннет. Как сообщает «New York Times», он сумел объяс­нить, что «если бы триллион обезьян и печатали десять случайно выбранных знаков в секунду, то, чтобы написать предложение «Быть или не быть, вот в чем вопрос», им потребовался бы в среднем в триллион раз более длительный период, чем вре­мя существования вселенной» (март 1979 г.).

«Как могло получиться, — замечает д-р Льюис Томас, — что биосфера так стабильна и в ней все взаимосвязано, и она так похожа на огромного раз­вивающегося эмбриона, если ее появление не было определено ничем иным, как случайными событи­ями?» [38].

Многие поколения ученых прикладывали свои усилия, чтобы доказать, что вселенная и все живые формы — это продукт слепых, механических законов, действующих без плана и цели. Но этой теории противостоит другая, ее мы и рассмотрим

ТРЕТИЙ ПУТЬ

Эта теория приспособлена к современной научной, философской и религиозной мысли; основана она на мировоззрении о перевоплощении и на существовании пронизывающего Вселенную Бога.

Впервые попытку выполнить эту монументальную задачу предприняла Елена Петровна Блаватская (1831 — 1891) — основательница Теософского Общества.

В книге специалиста по истории социологии Теодора Росцака «Где кончается пустошь» есть раздел «Незаконченное животное» [39J. Он упоминает тот факт, что пресса «очень плохо стала отзываться о Елене Блаватской с того момента, как она появилась в 1875 году в качестве организатора Теософского Общества. Будучи одной из великих эмансипированных женщин своего времени, она не могла не вызывать на себя испепеляющего огня критики за каждый свой поступок и слово, особенно когда осмеливалась бросать вызов интеллектуальным ортодоксам своего века. Даже сегодня, — добавляет он, — люди, никогда не прочитавшие ни строчки из ее трудов, убеждены в том, что она была не той, за кого себя выдавала. Вопрос заключается в особенностях ее мышления, его оригинальности и проницательности. Прежде всего, она стоит в ряду психологов-первопроходцев, обладающих ясновидческим даром».

Судя по материалам, выбранным Росцаком из трудов Блаватской, и его комментариям к ним, он считает, что она оказала существенное влияние на Запад, освободив его от суеверия, через концепцию эволюции — моральной, интеллектуальной, духовной, а также физической. По словам ученого, ее  книги впервые открыли «философию психической духовной эволюции на современном Западе». Росцак пишет:

Блаватская прослеживает непрерывную серию сущностей от вселенского божественного источника до воплощенного человеческого духа. Это погружение духа имеет целью огромное обогащение нашего сознания. Посредством коллективного эволюционного пути и бесчисленных личных воплощений мы проходим все царства бытия: минеральное, растительное, животное, человеческое и божественное. И именно благодаря этому тяжело заработанному урожаю опыта каждый человек становится микрокосмом вселенной.

Можно сказать, что в целом начало возрождению идеи перевоплощения в современную эпоху было заложено учением об эволюции через перевоплощение, повсюду распространяемым теософским движением. (См. гл.7 книги «Перевоплощение: тайна огня Феникс».)

Альфред Рассел Уоллис, соавтор Дарвина по теории эволюции, восхищался работами Блаватской. Он видел недостатки теории естественного отбора, которая не могла объяснить, каким образом появилось искусство, музыка, творческие способности разума, ведь они не давали никакого преимущества соперникам в борьбе за выживание. Росцак отмечает, что Уоллис соглашался с тем, что естественный отбор объясняет приспособление организмов, но он смотрел на приспособление как на консервативный, пассивный в своей основе способ выживания. Оно движется в чисто горизонтальном направлении... Если бы эволюция была просто вопросом выживания путем адаптации, Земля могла бы до сих пор оставаться планетой, населенной здоровыми бактериями... Над ней есть вертикальное движение, поднимающее эволюцию к более высоким уровням сложности, в том числе и сознания [40].

И это вертикальное движение получало импульс от духовного источника, как полагал Уоллис.

Отличительные особенности восточной и западной науки

По мнению Блаватской, вечные тайны и белые пятна, с которыми ученые сталкиваются во всех областях, будут отравлять им жизнь до тех пор, пока сокрытая сторона природы — «оккультный» космос — не будет считаться достойным исследования. Однако в «Тайной Доктрине» она уверяет:

Нет возможности конфликта между учениями оккультной и так называемой точной наукою там, где заключения последней основаны на фундаменте неоспоримых фактов. Лишь когда ее наиболее ярые сторонники, переступив границы наблюдаемых явлений с целью проникнуть в тайны Бытия, пытаются отторгнуть образование Космоса и его живых Сил от Духа и приписать все слепой материи, оккультисты заявляют свое право высказывать сомнения и оспаривать их теории. Наука, в силу самой природы вещей, не может раскрыть тайну Вселенной, окружающей нас. Наука, правда, может собирать, классифицировать и обобщать явления; но оккультист, основываясь на принятых метафизических данных, заявляет, что отважный исследователь, желающий проникнуть в самые тайны природы, должен преступить тесные ограничения чувств и перенести свое сознание в область Нуменов и в сферу Первоначальных Причин. Чтобы выполнить это, он должен развить способности, которые, кроме немногих редких и исключительных случаев, находятся в абсолютно спящем состоянии в организме отпрысков нашей настоящей Пятой Коренной Расы в Европе и Америке [41].

Уолт Андерсон также пишет о контрасте между западной и восточной наукой:

Мы на Западе испытываем такой благоговейный страх перед машинами, что верим, будто они одни способны открыть истину. Кажется, немногим физикам приходило в голову, что реальность, разворачивающуюся в их исследованиях и теориях, возможно испытать. На Западе мое исследуют циклотронами, лазерами и телескопами в то время как восточная наука в основном была нетехнической, она полагалась на аппарат дисциплинированного человеческого организма и ума, как в практике глубокой медитации [42].

В индусском трактате «Йога-сутры» Патанджали говорится: «Концентрируя ум на малейших, скрытых или далеких объектах любой области природы, аскет приобретает основательные знания о них». В комментариях к этому изречению написано:

Термин знание использован здесь как имеющий большее значение, чем то, которое мы привыкли ему придавать. Оно подразумевает полное отождествление разума за любой период с любым объектом или субъектом, на который он направлен [43].

В «Сборнике научных статей» мы читаем:

Ни один из всемирно известных физиков не воспринимает постулаты восточной мистической философии более серьезно, чем Брайан Джозефсон из Кембриджского университета, лауреат Нобелевской премии 1978 года. Джозефсон поручился своей научной репутацией за возможность того, что он может проникнуть в сущность объективной реальности, практикуя традиционную восточную технику медитации (июль 1982 г.).

«Единственное, что будет роковым для материализма, пишет Чапмен Коуэн в «Заново сформулированном материализме», — это необходимость предположения управляющего и направляющего разума в любой части космического процесса» [44]. Думая о неприятной (для атеиста) концепции антропоморфного творца, которая была незрело представлена в некоторых ортодоксальных религиях, он был уверен, что такой необходимости нет. Бертран Рассел во вступлении к книге Ланге «История материализма» заметил:

Как правило, материалистическую догму устанавливали не те люди, которые любили догмы, а те, кто думал, что ничто другое не позволит им бороться с догмами, которые им не нравятся [45].

Эти мыслители видели только два возможных ответа на тайны жизни и смерти. Однако существует, как говорилось выше, третья альтернатива, которая, возможно, предоставит более рациональное объяснение развития жизни на Земле и феномена человеческой эволюции. Но, подобно другим теориям, она либо выстоит, либо погибнет в зависимости от того, будут ли ее посылки поддержаны фактами.

Делая обзор того, каково место перевоплощения в альтернативной теории, мы кратко изложим некоторые идеи двух известных мыслителей девятнадцатого века.

Эволюция через перевоплощение

В книге «Десять великих религий» (1887) в главе «Душа и ее трансмиграции во всех религиях» основатель движения трансценденталистов в Америке, бостонский священник Джеймс Фриман Кларк, пишет:

Популярной сегодня научной доктриной является теория эволюционного развития человека, которая заключается в том, что он достиг нынешнего состояния путем очень длительного, постепенного восхождения от низших животных организмов. В теории Дарвина рассматривается только эволюция тела, в ней ни слова не говорится о душе. На мой взгляд, соединение этих двух подходов устранит множество недостатков, присущих теории естественного отбора.

Доктрина эволюции физических организмов не будет полной, пока мы не включим в нее идею соответствующей эволюции духовной монады, вследствие которой любая органическая форма получает свое единство. Эволюция может иметь удовлетворительное значение только тогда, когда мы признаем, что душа развивается и учится, проходя через множество тел. Если мы должны верить в эволюцию, давайте воспользуемся помощью самой души в этом процессе развития новых видов [46].

Томас Гексли, приверженец идей Дарвина, живший в девятнадцатом веке, также связывал эволюцию с идеей перевоплощения. В «Эволюции и этике» он писал:

В доктрине трансмиграции, каково бы ни было ее происхождение, в брахманистских и буддийских рассуждениях сразу же нашлись средства создания возможного отмщения человеку за пути Космоса... Однако довод о правомерности не менее вероятен, чем остальные; и лишь незрелые мыслители отвергнут его по причине якобы присущей ему абсурдности. Подобно самой доктрине эволюции, корни доктрины трансмиграции находятся в мире реальности, поэтому она может претендовать на весомость [47].

Однако в XX веке существуют эмпирические пути демонстрации возможности более чем одной жизни.

Могут ли быть высокоразвитые существа вне человечества?

Томас Гексли выдвинул также теорию о том, что если сознание переживает смерть, то не существует предела его развитию в будущих жизнях. Он предполагал, что сущности, намного опередившие человека в развитии, могут сыграть незаменимую, хотя и не непреодолимую роль направляющего фактора в космической и человеческой эволюции. Оставаясь архискептиком и материалистом большую часть своей жизни, в определенный период своей жизни Гексли пришел к следующим выводам:

Рассматривая материю с наиболее строгой научной точки зрения, предположение, что среди мириадов миров, разбросанных по бесконечному пространству, не может быть разума настолько же превосходящего человеческий, насколько разум последнего превосходит разум таракана, и что нет существа, наделенного силами, превосходящими человеческие и способными влиять на ход природы, кажется мне не просто безосновательным, но и дерзким. Не ступая за пределы известного, легко представить, что космос населен сущностями по восходящей шкале, вплоть до сущности, наделенной всемогуществом, всеведением, и вездесущной. Насколько я знаю, главная заповедь материализма гласит, что во вселенной нет ничего, кроме материи и силы... Kraft und Staffсила и материя — выставляются как альфа и омега существования... Любой, кто не придерживается этих воззрений, считается у ревностных сторонников этого учения глупцом или лицемером и осуждается ими на геенну огненную. Но я верю всем сердцем, что во вселенной есть третье начало, а именно сознание, которое я не могу представить силой или материей или каким-либо видоизменением этих двух начал...

Ученик природы, начинающий с аксиомы об универсальности закона причинности, не может отказаться от признания вечного существования; если он признает сохранение энергии, он не может отрицать возможность вечной энергии; если он признает существование нематериальных феноменов в виде сознания, он должен признать возможность веяной серии таких феноменов [48].

ПСИХОЛОГИ ОТКРЫВАЮТ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

УИЛЬЯМ ДЖЕЙМС

В 1893 году Уильям Джеймс прочитал в Гарварде свою знаменитую лекцию «Бессмертие человека». В этом университете он получил ученую степень по медицине и более тридцати лет проработал преподавателем. Сегодня, идя на лекцию, я остановилась, чтобы посмотреть на великолепное здание, построенное в честь знаменитого психолога и философа

В начале своего пути Джеймс находился под влиянием детерминистской философии, которая явно приводила его в уныние. Горас Мейер Каллен, автор книги «Уильям Джеймс и Анри Бергсон», пишет, что в юношестве Джеймс был хрупким мальчиком, он часто болел. Во время пребывания в Германии (1867-1868) у него случился нервный срыв, когда он помышлял о самоубийстве.

Вернувшись из Германии в ноябре 1868 года, после 18-месячного пребывания в этой стране, он все еще болел. Получив степень магистра в Гарвардском медицинском колледже в июне 1869, он не смог начать практику. До 1872 года он жил почти как инвалид в доме отца, ничем не занимаясь, кроме чтения. Изредка он писал обзоры. Депрессия, в которой он пребывал, продолжалась до апреля 1870 года.

Ему стало легче, по его собственным словам, благодаря чтению Ренове о свободе воли и решению, о котором он писал: «Вера в свободу воли будет моим первым действием свободы воли».

Решение, сопутствующее этому, отказ от детерминизма как от научного, предопределенного его образованием, который, возможно, имел какое-то отношение к его неврозу, так и от теологического и метафизического детерминизма... Его революционные открытия в психологии и философии, его взгляды на методы науки, качества человека и природу реальности получили импульс именно от этого решения мучительной личной проблемы... Былая неврастения практически исчезла. Он приступил к решению задач с пылом и энергией, чего раньше невозможно было бы представить. Выглядело это так, будто был затронут какой-то глубинный уровень его сущности; так началась его жизнь как мыслителя [49].

Джеймс о бессмертии и перевоплощении

Взгляды по поводу будущей жизни, высказанные Джеймсом в лекции о бессмертии, были так поразительны и оригинальны, что стали главной темой многих обсуждений и дискуссий. Джеймс отрицал, что открытия физиологической психологии лишили идею бессмертия научного обоснования. Эти открытия, говорил он, основывались на взгляде, что мозг функционирует только в качестве производства по отношению к мысли. Однако мозг, по словам ученого, мог бы с такой же легкостью передавать идеи, берущие начало вне его. Он утверждал, что, когда мозг вообще перестанет действовать или распадется, тот особый поток сознания, который он поддерживал, полностью исчезнет из естественного мира. Но сфера бытия, питавшая сознание, останется нетронутой, и в реальном мире, с которым она не теряла связь, сознание может продолжать существовать, правда, неизвестными нам способами [50].

Подробно рассматривая взгляды Джеймса в эссе «Йельский обзор», профессор Дж. Поль Уиллиамс писал:

Уильям Джеймс указал, что мы можем занимать две позиции, касающиеся вопроса отношений между телом и жизнью: первая — это то, что тело производит жизнь; вторая — то, что тело отражает жизнь. Свеча дает свет; если погасить свечу — свет исчезнет. Зеркало отражает свет; если зеркало убрать — свет все еще останется... Нам было бы проще предположить, что тело рождает душу, чем отражает ее. Человеческая оболочка, плоть, полная болей и болезней, возможно, и создает произведения, подобные «Гамлету», теории эволюции, психоанализу и сороковой главе «Исайи», но гораздо легче верить, что эти вещи есть работа живых душ, использовавших тела как инструменты (весна 1945 г.).

В предисловии ко второму изданию «Бессмертия человека» Джеймс дал более полное объяснение своей теории и высказался о перевоплощении:

Так много критиков выдвинули одно и то же возражение насчет двери, ведущей в бессмертие, которая, как сказано в моей лекции, оставлена открытой «теорией передачи» церебральной функции, что я испытываю искушение, так как книга вновь готовится к публикации, добавить несколько слов в качестве объяснения.

Если наша конечная личность, говорят оппоненты, существует благодаря передаче через мозг отдельных фрагментов предсуществующего большего сознания, то все, что может остаться после смерти мозга, — это большее сознание... Но, продолжают критики, это уже пантеистическая идея бессмертия, выживания именно в душе мира, а не христианская идея бессмертия, означающая выживание строго в персональной форме...

Истина заключается в том, что можно представлять ментальный[25] мир в такой индивидуалистической форме, как нам вздумается, без ущерба общей схеме, в которой мозг представлен как передающий орган. Если принять крайний индивидуалистический взгляд, то конечное земное сознание будет частью большей, более истинной, индивидуальности, которая даже в данное время имеет для нас некую реальность за сценой.

Действительно, все это будет казаться имеющим сходство скорее с предсуществованием и возможными перевоплощениями, чем с христианским пониманием бессмертия. Но задачей моей лекции не является рассмотрение бессмертия в общих чертах. Я ограничусь объяснением того, что оно совместимо с теорией мозговой функции нашего нынешнего земного сознания, более того, совместимо в полностью индивидуализированной форме [51].

Закрытая дверь в психологии

Дверь, которую, по словам Уильяма Джеймса, он пытался держать открытой в психологии, была запечатана после его смерти, и концепции существования души и бессмертия стали анафемой в ортодоксальных кругах в течение более чем полувека. Как писал Эрих Фромм[26] в «Психоанализе и религии»:

Академическая психология, пытаясь имитировать естественные науки и лабораторные методы взвешивания и подсчета, занималась всем, за исключением души. Она пыталась понять те аспекты человека, которые могут быть изучены в лаборатории... Более часто она занималась несущественными проблемами, вписывающимися в якобы научный метод, но не изобретением новых методов для изучения проблем человека. Таким образом, психология стала наукой, не рассматривающей главной темы — души[27] [52].

ЗИГМУНД ФРЕЙД

Едва ли можно ожидать, что у Фрейда мы найдем проявление какого-либо интереса к духу и душе, тем не менее однажды он сделал неожиданное признание. В диалоге, о котором говорится в книге Людвига Бинсвангера «Бытие в мире, всегда знавшем, что обладает духом», Фрейд поразил своего друга и коллегу признанием, что «человечество всегда знало, что обладает духом. Я должен был показать ему, что существуют также и инстинкты». После того как Бинсвангер произнес речь на чествовании Фрейда в день его восьмидесятилетнего юбилея, последний написал ему письмо относительно искусства и религии: «Если бы у меня была еще одна жизнь для работы, то, без сомнения, я бы нашел место для этих благородных гостей» [53].

Одно время Фрейд даже думал, что ошибся в своем истинном призвании. В письме американскому психологу Херварду Кэррингтону в 1921 году Фрейд пишет: «Если бы мне довелось прожить жизнь снова, я бы скорее посвятил себя психическим исследованиям, чем психоанализу». Это письмо цитируется в трехтомнике Эрнеста Джоунса «Зигмунд Фрейд: жизнь и творчество» в главе «Оккультизм». Вышеупомянутая тема, как говорит биограф, «действительно была губительной» для Фрейда, она «ставила его в тупик вплоть до отчаяния» [54].

Бруно Беттельгейм в своей книге «Фрейд и душа человека» пишет, что в своих работах Фрейд часто использовал слово «душа», например, в таких выражениях: «сон есть результат активности нашей души», «структура души», «жизнь души». Однако Джеймс Стрэчи в американском издании Полного собрания сочинений Фрейда по психологии неизменно переводил слово «душа» как «мозг» или «деятельность мозга»! Рецензент книги Беттельгейма из газеты «New York Times» комментирует, что из-за умышленно неправильного перевода этого и других слов теория Фрейда в Америке была видоизменена из «интроспективной[28] психологии в бихевиористскую[29], которая наблюдает извне, и таким образом его мысль превратилась в тривиальность» (6 января, 1983 г.). «Общая цель, — считает Беттельгейм, — сделать теорию выглядящей абстрактной, неличной, механической, посвященной странной и очень сложной работе нашего мозга». Фрейд был не только встревожен сильным влиянием бихевиоризма в Америке, «ему была противна цивилизация, которая могла недвусмысленно отрицать феномен сознания» [55]

Есть ли какое-либо свидетельство тому, что в философии Фрейда присутствует идея перевоплощения? Профессор Герберт Фингарет сделал вывод, что есть, если в ней более тщательно разобраться. В книге этого ученого «Эго и его трансформации» глава о перевоплощении и карме занимает семьдесят пять страниц. Фингарет подчеркивает: «Я не психологизирую идею перевоплощения. Я хочу представить ее как реальность, а не как метафору» [56].

КАРЛ ГУСТАВ ЮНГ

Юнг, так же как и Фрейд, считал, что «человечество всегда знало, что обладает духом», но это интересовало его с терапевтической точки зрения. В комментариях к древнему китайскому тексту «Секрет золотого цветка» он писал:

Психологически смерть так же важна, как рождение, и является неотъемлемой частью жизни. Не психолога надо расспрашивать, что происходит в конечном счете с отделенным сознанием. Какую бы теоретическую позицию он ни занял, он бы переступил границы своей компетенции. Он может только указать, что взгляды, которые мы находим в этом тексте по отношению к вневременному характеру отделенного сознания, находятся в гармонии с религиозной мыслью всех времен и мнением подавляющего большинства. Он может сказать, что любой, кто не думает подобным образом, окажется вне человеческого общества и, следовательно, будет страдать от нарушения в психическом багаже.

Как врач, я прилагаю огромные усилия, насколько мне позволяют возможности, укрепить веру в бессмертие, особенно в моих старых родителях, к которым такие вопросы подходят угрожающе близко [57].

Что касается перевоплощения, Юнг, как мы уже отмечали, полагал, что жил в прошлых веках и что он должен был перевоплотиться из-за его «ненасытного стремления к пониманию». Он верил, что после нескольких сотен лет покоя вернется, с тем чтобы продолжить заниматься решением этой глобальной задачи. В «Воспоминаниях, сновидениях, размышлениях» он признался, что получил доказательство перевоплощения лишь в зрелые годы. Это случилось в серии снов, которые, казалось, наглядно показывали процессы перевоплощения умершего человека, которого он знал [58]

Желая получить об этом больше информации, я написала д-ру Анель Жаффе, которая записала и отредактировала вышеуказанный труд. К своему письму я приложила копию антологии «Перевоплощение: тайна огня Феникс», поскольку в ней были избранные отрывки из сочинений Юнга о предсуществовании и перевоплощении. 22 августа 1980 года я получила ответ из Цюриха, где она писала: «Я не осведомлена о серии снов, о которой вы упомянули. Юнг никогда не говорил мне об этом, может быть, потому, что это касалось неких других лиц. Но цитаты в вашей книге откровенно показывают, что Юнг думал о перевоплощении».

КВАНТОВЫЙ ПРЫЖОК В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЭВОЛЮЦИИ

Другой патриарх психологии, Карл Роджерс[30], также признается в симпатии к перспективе многих жизней, делая вывод, что «чем больше мы знаем, тем ближе наше мышление к мышлению древних мудрецов». В главе «Некоторые новые направления: личный взгляд» в книге Томаса Ханна «Исследователи человечества», Роджерс рассказывает, как паранормальный опыт близких друзей расширил его собственное мировоззрение.

В результате, я был вынужден пересмотреть свое отношение к идее перевоплощения, которую в прошлом считал нелепой.

Возможно, наши примитивные способности, наш по большей части неправильно используемый мозг начинает вновь функционировать так, как в менее «цивилизованных» обществах. Возможно, этот «метафорический разум» может познать вселенную, которая нелинейна, в которой понятия «время» и «пространство» имеют очень различные значения. Я не знаю, как мир паранормального может изменить нас. Но я верю, что мы, возможно, открываем огромные новые области знаний, совершая квантовый прыжок. И каждый раз, когда обнаруживались новые силы и виды энергии, они изменяли наше восприятие реальности и открывали новые двери и возможности для человека... В противоположность мнению многих, я считаю, что открытия, расширяющие психический мир, ни в коем случае не являются антинаучными.

Возможно, мы вступаем в переходную стадию эволюции, похожую на ту, через которую прошли первые морские существа: они старательно выкарабкивались из болотистых трясин, чтобы начать трудную и сложную жизнь, справляясь с трудностями на суше... Вступаем ли мы так же в новые миры психического пространства, как и в мир космоса? Каково будущее человеческого духа? Для меня это мучающие, но в то же время обнадеживающие вопросы [59].

В будущем Книга Жизни может преподнести человечеству сюрпризы, и может статься, что каждый из нас будет переворачивать там ее страницы!

Часть II

НАУКА И ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

Прежде всего объяснение должно быть справедливым, не должно принижать ценность феномена, предлагать нескончаемо длинное толкование, искажать суть, чтобы сделать ее более легкой для понимания. Вопрос не в том, к какому взгляду на феномен мы должны прийти, чтобы объяснить его в соответствии с одной или другой философией, но как раз наоборот: какая требуется философия, чтобы сделать нас достойными этого предмета, быть с ним на уровне? Дело не в том, как феномен должен быть повернут, скручен, сужен, искалечен, чтобы быть объясненным любой ценой по принципам, дальше которых мы решились раз и навсегда не заходить. Вопрос заключается в следующем: до какой точки мы должны расширить нашу мысль, с тем чтобы она была пропорциональна феномену :

Фридрих фон Шеллинг[31]

Для меня достаточно размышлять о тайне сознательной жизни, увековечивающей себя, думать о чудесной структуре Вселенной и смиренно пытаться понять даже мельчайшую часть разума, проявленного в природе.

Альберт Эйнштейн

 

Глава 4

 

ИССЛЕДОВАНИЯ ДОКТОРА ЯНА СТИВЕНСОНА

В сентябре 1977 года в 165 томе знаменитого периодического издания по психиатрии «Journal of Nervous and Mental Disease» (JNMD) было сообщено о необычном событии, произошедшем в медицинских кругах. Почти все издание было посвящено исследованию д-ра Яна Стивенсона о перевоплощении как способе существования после смерти. В мае того же года в этом журнале была опубликована большая работа д-ра Стивенсона «Ценность идеи перевоплощения как объяснения».

Какова была реакция на нее читателей? Д-р Юджин Броуди, редактор журнала и психиатр в медицинском колледже университета штата Мэриленд, сказал в интервью:

Ко мне обратилось, наверное, три или четыре сотни ученых, работающих во всех областях науки, с просьбой прислать им копии. Эта тема вызывает большой интерес [1].

Ян Стивенсон — профессор психиатрии в медицинском колледже университета Вирджинии, в прошлом — председатель факультета психиатрии. Он специализируется на случаях, когда у детей как на Востоке, так и на Западе появляются подробные спонтанные воспоминания об их прошлых жизнях, как они утверждают. Пять томов собранных им историй уже были опубликованы при университете Вирджинии, тогда как число описываемых случаев в его документах на настоящий момент превышает две тысячи.

Стивенсон целенаправленно избегает шумной известности. В своих трудах он подчеркивает, что открыл возможное свидетельство перевоплощения, но не окончательные доказательства. Несмотря на то, что сам он находит, что воспоминания детей о своих прошлых жизнях обычно точны на 90 процентов (некоторые помнят около пятидесяти отдельных моментов, причем учеными тщательно проверяются имена людей, места и события), он несколько занижает процент, тщательно взвешивая при этом альтернативные теории, которые могут применяться. (См. «Альтернативные теории, объясняющие случаи перевоплощения».)

БИОГРАФИЯ СТИВЕНСОНА

Ян Стивенсон родился в Монреале 31 октября 1918 года. Его отец был главным корреспондентом лондонской газеты «Times» в Канаде. Стивенсон не пошел по стопам отца, он поступил в университет Макгилла в Монреале, чтобы изучать медицину и психиатрию. В 1943 году он его окончил. В журнале «Quest» (сентябрь—октябрь 1978 г.) сообщается:

Стивенсон был подвержен респираторным заболеваниям, которые в конце концов стали настолько тяжелыми, что после окончания колледжа Макгилла ему пришлось оставить место в Королевском госпитале Виктория и оформить перевод в госпиталь Св. Иосифа, который находился в городе Финикс штата Аризона, где был теплый и сухой климат... Затем он получил место в медицинском колледже Государственного университета штата Луизиана в Новом Орлеане и проработал в нем с 1949 по 1957 годы. А позднее Стивенсон вступил на должность главы факультета психиатрии университета Вирджинии в городе Шарлоттесвилле и главного психиатра университетского госпиталя.

Он написал десятки работ по психиатрии в профессиональных журналах и два пособия по психиатрическому интервьюированию и диагностике. В дополнение к этому он занимался частной практикой и преподавал в университете.

Он был сертифицированным психоаналитиком, стипендиатом Нью-Йоркского госпиталя и клиники Окснер в Новом Орлеане. Кроме того, он всегда оставался, с момента окончания своего обучения, членом медицинской элиты. Иными словами, Стивенсон был на вершине профессиональной карьеры, когда в возрасте 48 лет он оставил психиатрию, чтобы полностью посвятить себя исследованию идеи перевоплощения. На вопрос: «Что заставило вас бросить традиционную медицинскую и академическую карьеру?» Стивенсон ответил: «Ортодоксальная теория в психиатрии и психологии представляет человеческую личность как продукт генетического материала какого-либо лица (унаследованного от предков через родителей), изменяющийся под влиянием окружения в предродовой и послеродовой периоды. Но я обнаружил, что есть случаи, которые мы не можем удовлетворительно объяснить генетикой, влиянием окружающей среды или же их комбинацией» Family Circle», 14 июня 1978г.).

Исследование случаев перевоплощения[32]

Стивенсон пишет:

В изучении примеров перевоплощения я должен использовать методы историка, адвоката, собирая показания у как можно большего числа свидетелей, и психиатра. Для меня было не редкостью опросить 25 человек по одному случаю. И я часто проводил повторные беседы с теми же самыми людьми спустя несколько лет [2].

Все беседы записывались на магнитофонную пленку.

В исследование обязательно входила проверка Стивенсоном документированных материалов, таких, как дневники, письма, свидетельства о рождении и смерти, результаты вскрытия, истории болезни и сообщения в печати. Заключение патологоанатома и история болезни особенно важны в случае, когда ребенок утверждает, что был убит и показывает на шрам или родимое пятно, куда, по его словам, в прежней жизни попала пуля или был нанесен удар ножом.

Обычно Стивенсону не требовались переводчики с иностранных языков, поскольку он знает французский, немецкий, немного испанский и португальский. Для работы с азиатскими или ближневосточными языками он обычно брал двух-трех переводчиков.

Стивенсон побывал во многих частях света. В среднем он проезжал около 55 тысяч миль в год, что за 11 лет (с 1966 по 1977 годы) составило более 600 тыс. миль [3]. Он поддерживает связь с другими учеными, исследующими перевоплощение, и организовал международную сеть агентов, осведомляющих его об обнаруженных ими случаях; важно только, чтобы он прибыл на место как можно скорее после того, как было получено сообщение о перевоплощении.

Почему дети, а не взрослые?

«Я подозрительно отношусь к случаям, где субъектом является взрослый, — сказал Стивенсон в одном из интервью, — потому что в действительности нельзя контролировать влияние на подсознание информации, которая окружала взрослого» [4]

Взрослые люди, говоря о своем перевоплощении, имеют склонность слишком быстро его интерпретировать, бросаются к энциклопедиям и книгам по истории и пытаются дать свое собственное толкование. Зачастую человек решает, что он был какой-нибудь знаменитостью.

В действительности же это очень глупо. В этом случае воображение создает нечто вроде перевернутого конуса на маленькой основ первоначального опыта. Дети обычно не занимаются толкованием; они просто рассказывают. Для них это очень ясно и ярко [5].

Более того, поскольку большинство детей начинают говорить о своих прежних жизнях в возрасте между двумя и четырьмя годами, в этот период у них весьма ограниченный доступ к информации, таким образом, их сложно заподозрить в сознательном или подсознательном построении истории перевоплощения. Во многих случаях, зафиксированных Стивенсоном, дети рассказывают невероятные подробности, касающиеся их прежних жизней, называя имена родственников и города или деревни, где они жили, давая точные описания домов и мест, где хранились деньги, драгоценности или оружие. Поэтому их рассказы сложно назвать продуктом воображения. «В хорошем примере, — говорит Стивенсон, — вы ищете среди прочего богатство мельчайших деталей» [6].

Большинство случаев поддается проверке, так как они касаются прошлых жизней, которые закончились за несколько лет до нынешнего воплощения. Следовательно, бывшие родители и родственники еще живы и могут подтвердить или опровергнуть то, что говорят дети.

Отношение Стивенсона к консультациям у экстрасенсов

Как и следовало ожидать, Стивенсон критически настроен по отношению к распространенной в настоящее время практике консультаций в вопросах перевоплощения у экстрасенсов и йогов. В пособии по парапсихологии «Перевоплощение: практические исследования и теоретические вопросы», вышедшем в 1977 году, он пишет:

Из всех свидетельств, приводимых в качестве подтверждения перевоплощения, наиболее слабыми являются утверждения отдельных лиц, обычно сенситивов, медиумов или йогов. Ни в одном из разделов парапсихологии объем описанных случаев не является настолько огромным, при полной неубедительности представляемых обоснований. Утверждения экстрасенсов о прежних жизнях обращающихся к ним людей не поддаются проверке. Здесь мы сталкиваемся с грязной коммерцией, по отношению к которой непонятно, что достойно большего осуждения — алчность спекулянтов или доверчивость обманутых.

Довольно просто уличить «сенситивов» в обмане, попросив нескольких из них высказаться об одном и том же лице. Этот прием быстро срывает маску притворства с большинства практикующих в этой области.

Количество и диапазон случаев

Хотя обычно считают, что случаи перевоплощения встречаются преимущественно в восточных странах, где эту идею признают повсеместно, профессор Пратт заявил, что «из 1339 случаев больше всего зафиксировано в США — 324 (не считая американских индейцев и эскимосов), в других странах (в нисходящем порядке): Бирма — 139, Индия — 135, Турция — 114 и Великобритания — 111» [7]. Остальные 516 произошли в других частях света.

Пратт пишет:

Эти цифры не следует рассматривать с точки зрения относительной плотности случаев в разных странах, поскольку условия, влияющие на то, дойдет ли до исследователя нужная информация, различны в зависимости от страны... На Западе, где идея перевоплощения в общем не принимается, есть тенденция игнорировать, подавлять или снисходительно улыбаться рассказам детей о прошлых жизнях [8].

Стивенсон замечает, что на Западе субъект или его родители часто не сообщают о случаях, связанных с перевоплощением, из-за боязни быть осмеянными или подвергнуться критике [9].

Как ни странно, но в некоторой степени такая же картина наблюдается и на Востоке. Одна из причин связана со страхом людей, вызванного предрассудком, что дети, помнящие прошлые жизни, умрут молодыми. Для того чтобы предотвратить воспоминания, используются различные способы, такие как вращение ребенка на гончарном колесе против часовой стрелки либо наполнение его рта грязью или мылом.

Невозможность исследования всех случаев

«Несмотря на древность веры в перевоплощение, а также на то, что она широко распространена на территории Азии, Африки и Северной Америки, — замечает Стивенсон, — до недавнего времени не было известно, что многие люди помнят свои прошлые жизни» [10]. По словам исследователя, в настоящее время количество случаев, достойных рассмотрения, намного превышает возможность изучить их силами его команды. «Существуют места в нескольких странах, где можно легко найти огромное количество случаев, но вся проблема заключается в том, чтобы их изучить» [11].

Богатство и количество воспоминаний

Стивенсон отмечает:

Примеры сильно разнятся как по количеству воспоминаний, так и по их богатству. Некоторые дети помнят очень мало (2-3 высказывания), другие дают более подробную информацию (60-70 отдельных воспоминаний, относящихся к различным фактам прошлой жизни)

Предположительно во всех случаях субъект помнит больше, чем рассказывает, поскольку то, что он говорит, очень сильно зависит от его эмоций. Последние могут заставить его доверить свои воспоминания другим людям или скрывать их. Не меньшую роль играет и желание окружающих выслушать его. Даже в Азии занятые делами родители часто оказываются неподходящей аудиторией для своих маленьких детей [12].

Ограниченный словарный запас ребенка также представляет трудность для передачи всего, что он помнит.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ТЕОРИИ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ СЛУЧАИ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ[33]

Может быть, это обман?

Начнем с того, что Стивенсон умышленно избрал такую политику, чтобы не платить вознаграж­дения за свидетельство о перевоплощении. В ситуации с воспоминаниями о прошлой жизни обычно нежелательна и огласка.

Было бы весьма непросто подделать какой-либо случай, где ребенок является субъектом. Маленьких детей трудно обучить ролям, которые кажутся им неестественными [13].

Гипотеза об обмане становится маловероятной и с учетом большого количества свидетелей во многих примерах Стивенсона, ведь для осуществления обмана требуется сговор сообщников как в теперешней семье ребенка, так и в его прежней семье, которая, как обычно случается, живет в другом городе или деревне.

Исследователь пишет:

Я не могу поверить, что у простых деревенских жителей есть время и желание репетировать сцены, подобные той, которую я наблюдал, например, в селе Чхатте. Сложность поведенческих черт людей в одних только этих случаях, кажется, практически исключает какой-либо обман с их стороны... [14]

Свидетели обычно подвергаются утомительному, длящемуся часами перекрестному допросу, проводимому Стивенсоном, что отнюдь не делает его желанным гостем.

Что касается неосознанного обмана, то Стивенсон, в прошлом психиатр и психоаналитик, специализировавшийся в анализе свидетельств пациентов, хорошо подготовлен, чтобы обнаружить психологические и другие влияния, которые могли бы подвергнуть сомнению показания свидетелей в исследуемых им случаях перевоплощения.

Фантазирование и персонификация[34]

Грезы и фантазии — естественные спутники детства. Разве это не повод отбросить все случаи перевоплощения? Главная проблема здесь заключается в том, что «фантазии» накладываются на ядро, состоящее из фактов, и они могут быть проверены, если ребенок дал достаточную информацию.

Психозы любого рода чрезвычайно редки у детей; бредовое, ложное отождествление с другим лицом встречается у них еще реже. Я обсуждал этот вопрос с двумя детскими психиатрами, причем один из них имел большой опыт работы с детьми, больными шизофренией. Никто из этих врачей никогда не слышал о том, чтобы ребенок утверждал, что является кем-то другим. Действительно, дети во время игры на короткое время могут представлять себя какими-то другими людьми или же животными, а некоторые больные психозом дети отождествляют себя с машинами. Но я не обнаружил в литературе по психиатрии описания случаев, когда дети в течение длительного периода считали бы себя другими личностями, кроме тех случаев, которые мы рассматриваем [15].

Криптомнезия

Стивенсон пишет:

Криптомнезия подразумевает иллюзию воспоминаний. Человек, у которого наблюдается это состояние, полагает, что то, что он говорит или пишет, исходит от него, хотя информацию он получил от какого-нибудь человека или из печатного источника. Возможно, он не осознавал, что поглощает эту информацию, или впоследствии забыл, что он получил ее из внешнего мира... Мое главное возражение против криптомнезии в молодом возрасте, применяемой к типу примеров, предполагающих перевоплощение, связано с тем, что субъекты в большинстве случаев не могли узнать ничего подобного о своих прежних жизнях откуда бы то ни было. Некоторые субъекты ссылаются на воспоминания будучи в возрасте менее двух лет [16].

Парамнезия

После встречи двух семей взрослые могут приписать ребенку гораздо больше высказываний о его прежней личности, чем он фактически сделал до этой встречи. Здесь хорошо помогает перекрестный опрос свидетелей, проводимый д-ром Стивенсоном. «Парамнезия не может применяться в качестве объяснения по отношению к тем случаям, — говорит Стивенсон, — когда кто-то записал, что говорил субъект о прежней жизни до встречи двух семей» [17]. Стивенсон отдает предпочтение тем случаям, когда он получает информацию до того, как семьи встречаются, поскольку в этой ситуации возможна проверка.

Было бы ошибкой предположить, что обе семьи вдруг подружатся по случаю сердечного братства и приносящего взаимную радость обмена воспоминаниями. Когда ребенок утверждает, что раньше жил в богатой семье или в семье более высокого социального положения, то «понижение» его в новом воплощении обычно не восторженно воспринимается первой семьей (маловероятно, что такая семья встретит ребенка или его новых родителей с распростертыми объятиями и захочет принять бедных родственников в свой круг). Тот же самый конфликт имеет место и в том случае, когда при перевоплощении повышается социальное положение ребенка.

Однако и в том и другом случае или же при равном социальном положении обеих семей родители, понятным образом, могут опасаться, что прежние отец и мать станут предъявлять свои права на ребенка или что сам ребенок предпочтет прежних родителей. Возможна также и тревога со стороны прежних родственников о том, что ребенок раскроет их тайны. Имел место случай, когда бывшая родственница «тут же упала в обморок», узнав, что перевоплотившийся ребенок раскрыл не подлежащие огласке сведения об их семье. (См. «Рассказ о том, как была раскрыта одна семейная тайна».)

Наследственная память и/или  коллективное бессознательное

В третьем томе книги «Случаи, характерные для перевоплощения» д-р Стивенсон пишет:

Эта альтернативная теория заслуживает отдельного разговора хотя бы потому, что корреспонденты настойчиво обращают на это мое внимание, большей частью не совсем понимая то, что говорят. По их мнению, воспоминания о прежних жизнях вполне можно объяснить такими концепциями, как «коллективное бессознательное» или «наследственная память». Я полагаю, что эти две концепции по сути своей похожи, но полностью не совпадают. Наследственная память подразумевает, что человек вспоминает не свою прошлую жизнь, а жизнь какого-либо далекого предка, чью память он генетически унаследовал... Существует несколько случаев, в которых субъект мог быть прямым потомком указанной личности. Однако, насколько я знаю, никто не утверждал, что воспоминания в виде образов с большим количеством подробностей, какие мы находим во многих примерах, могли быть переданы через «наследственную память» или «коллективное бессознательное». Эти концепции не казались невероятными, когда использовались при объяснении существования в далеко расположенных друг от друга частях света похожих мифов, таких как миф о всемирном потопе; и они могут также помочь нам понять возникновение похожих символов в различных культурах. Но предположение, что многочисленные подробные воспоминания могли быть унаследованы, расширяют концепцию «наследственной памяти» далеко за пределы, которыми даже самые рьяные сторонники ограничивали ее прежде.

Еще более серьезные возражения позволяют нам исключить «наследственную память» как объяснение большинства случаев, типичных для перевоплощения. Во-первых, в большинстве примеров, в том числе в случаях, имевших место в Азии, субъект А родился через какое-то время после смерти лица Б, чью жизнь, как впоследствии утверждает А, он помнит. Однако Б жил в совершенно другой семье и деревне, нежели А и его родители. Следовательно, А никак не может быть потомком Б. Во-вторых, родитель мог передать генетически своим отпрыскам воспоминания о событиях, происшедших с ним только до зачатия ребенка. Значит, воспоминания о том, как человек умер, никогда не могут быть унаследованными [18].

Как будет показано ниже, наиболее ярко дети помнят события, связанные со смертью прежней личности, а также те, которые к ней привели.

Ясновидение и телепатия

Критики часто сознательно обходят стороной перевоплощение как объяснение воспоминаний прошлой жизни ребенка, как они считают, «несуществующей», связывая их с ясновидением или телепатией. По их мнению, ребенок получает информацию, настраиваясь на мозг другого человека, знающего все об умершем лице, которым, как утверждает ребенок, он был. Такая гипотеза кажется более сложной и экстравагантной, чем простое объяснение перевоплощения; попробуем же рассмотреть трудности, которые могут возникнуть в связи с ее применением.

1.        Первая трудность заключается в поиске объяснения, как и почему дети, которые за редким исключением не обладают экстрасенсорными способностями, должны проявлять их только по отношению к определенным людям, что в парапсихологии называется проявлением, направленным на одну цель; а также почему, подключаясь к мозгу живущих родственников и знакомых, чтобы получить информацию, они исключают все другие воспоминания и знания этих людей.

2.        Принимая во внимание огромное количество фактов, которые дети помнят, мы должны были бы приписать им сверхэкстрасенсорные способности, намного превышающие способности любого из известных ныне сенситивов и экстрасенсов.

3.        Ребенок должен был бы считывать память не только одного живого человека, являющегося родственником умершего лица, но также ряда других родственников и знакомых, поскольку, как пишет Стивенсон о некоторых из своих случаев, «вся информация, известная ребенку, не находилась в одном живом мозге», следовательно, «информацию нужно было собрать из памяти нескольких лиц, каждое из которых обладало лишь ее частью» [19].

4.   Как отмечает Стивенсон, никакие экстрасенсорные способности не могут объяснить поведенческие черты и элементы выдачи себя за другое лицо, имеющие место в большинстве случаев. «Субъект приписывает информацию личности, с которой он себя отождествляет. Я думаю, что лицам, незнакомым с этими случаями непосредственно, трудно представить значительность этих черт поведения и персонификации» [20].

5.         Другая трудность в применении теории экстрасенсорного восприятия заключается в том, что дети часто демонстрируют знание того, каким все было в их прошлой жизни, и не имеют ни малейшего представления о переменах, происшедших впоследствии и существующих сейчас. Участниками таких перемен являются люди, чью память они предположительно считывают.

В этой связи можно привести случай с Шанти Деви, описанный Стивенсоном. Среди многочисленных точных воспоминаний о прошлой жизни у Шанти было такое: она закопала 150 рупий в углу комнаты в доме родителей своего бывшего мужа. Однако денег в указанном месте не оказалось, после чего муж стыдливо признался, что взял их после ее смерти. «Совершенное неведение того, что деньги забрали, — говорит Стивенсон, — требует особенно сложного объяснения, если исключить перевоплощение как объяснение происшедшего» [21].

6.         Факт родимых пятен, о которых вскоре пойдет речь, находится явно за пределами экстрасенсорного восприятия.

Медиумистическое одержание

«Одержание» заключается в том, что мозг человека попадает под контроль умершего лица и его воспоминания становятся воспоминаниями живущего. Можно ли то же самое сказать о детях, помнящих свои прошлые жизни?

По словам Стивенсона, медиумизм не характерен для детей в возрасте двух или трех лет. В случаях с перевоплощением большинство детей рассказывают о событиях прошлой жизни при обычных обстоятельствах, находясь в обычном сознании, а не в трансе или других состояниях погружения в себя.

Они могут говорить о прошлых жизнях где угодно и когда угодно, например во время своих привычных занятий или игр. Если что-то напоминает детям о каком-либо событии из прежней жизни, они начинают спонтанно говорить о нем... Эти поведенческие черты находятся в довольно явном контрасте со специфическими особенностями большинства медиумов, которые, входя в транс, попадают под влияние другой личности; при этом они, как правило, не реагируют на свое имя, не говоря уже о неспособности заниматься обычными делами [22].

Другим аргументом, противостоящим этой теории, является наличие у детей родимых пятен, ведь весьма нереальным будет предположить, что овладевший ребенком дух потрудился перенести ему пятно прямо в утробу матери?

Теория одержания также не может объяснить, откуда дети могут знать, как выглядели люди и как располагались здания в прошлом времени, причем детям не были известны перемены, происшедшие с тех пор. Например, ребенка может поразить вид постаревшего родственника, испещренного морщинами и без зубов.

Можно ли объяснить с точки зрения теории одержания, почему знание об этом пропадает со дня смерти? [23]

Характерные особенности случаев перевоплощения

Стивенсон собрал достаточное количество примеров, чтобы сделать вывод о том, какие особенности, характерные для случаев с перевоплощением, являются наиболее распространенными. Поскольку они встречаются в ситуациях с людьми из различных уголков земли, они не могут быть частью какой-то отдельной культуры, представители которой верят в перевоплощение, и это свидетельствует об их подлинности. «Если кто-либо посчитает, что сходные черты во всех этих примерах связаны с общением между осведомителями, то это должен быть огромный по размерам и эффективности международный сговор» [24].

Ниже приведены некоторые из самых распространенных особенностей, характерных для случаев с перевоплощением. Цитируемые отрывки взяты из трудов д-ра Стивенсона.

Возраст, в котором появляются воспоминания

Наиболее типичным является возраст от двух до четырех лет, реже воспоминания о прошлой жизни появляются у детей более старшего возраста. Часто ребенок начинает что-то рассказывать о своей прежней жизни, как только он научился говорить. Иногда ему приходится использовать жесты, чтобы дополнить то, что он еще не может ясно выразить словами [25].

В лекции, прочитанной в Нью-Йорке 2 апреля 1980 года, Стивенсон упомянул, что во многих случаях первыми словами, произносимыми детьми, являются имена людей, которых они знали прежде, или мест, где жили, что совершенно обескураживает их родителей.

Возраст, в котором воспоминания исчезают

Одной из универсальных черт, типичных для перевоплощения, является тенденция у субъекта забывать о воспоминаниях прошлой жизни в возрасте между пятью и восьмью годами. Это тот самый возраст, в котором расширяется круг общения ребенка, он начинает ходить в школу и т.д. Предположительно этот новый опыт накладывается в памяти ребенка на те пласты, в которых содержатся воспоминания о прежней жизни, и со временем последние становятся недоступными [26]

Поведенческие особенности

Рассказывая о прошлой жизни, ребенок может вести себя несколько странно. Его поведение может казаться необычным для членов его семьи, но согласовываться с тем что он говорит о прежней своей жизни (и в большинстве случаев обнаруживается его полное соответствие с описанием, которое дают родственники умершего лица)... Другая особенность: ребенок часто показывает «взрослое» отношение к миру и ведет себя не по годам серьезно, мудро, а иногда и с покровительственным снисхождением по отношению к другим детям. Это характерно для тех случаев, когда субъект убежден, что он все еще взрослый, а не ребенок [27].

Странное ощущение нового тела

Субъекты часто говорят о странности своих ощущений в физических телах. Они высказывают недовольство по поводу того, что оказались в них маленькими детьми [28].

Память самых ярких событий

События, которые дети помнят лучше всего, связаны со смертью их прежней личности и приведшими к ней обстоятельствами [29].

В следующей главе будет рассмотрено несколько примеров.

Память о насильственной смерти

В большом количестве изученных случаев лица, чью жизнь, как утверждает ребенок, он помнит, умерли насильственной смертью: на войне, в результате несчастного случая, убийства или самоубийства [30].

Это вовсе не означает, что перевоплощаются только те люди, которые умерли насильственной смертью. Можно предположить, что шок, который пришлось пережить человеку от подобной смерти, был настолько велик, что память сохранила воспоминание об этом трагическом событии. Если в прежней жизни человек умер естественной смертью, вероятность того, что он будет помнить о ней в настоящей, несколько ниже.

Боязнь у детей определенных обстоятельств, приведших к смерти

Ребенок может сильно бояться каких-либо обстоятельств, связанных с его смертью в прошлой жизни. Одна девочка боялась автобусов, мостов и воды, потому что она помнила о том, что автобус сбил ее, когда она перебегала через мост. Она упала в воду и утонула. В настоящее время, чтобы искупать девочку, четыре человека должны удерживать ее в лежачем положении [31].

Стивенсон приводит еще один случай: ребенок, умерший в прошлой жизни от ножевых ран, сильно боялся ножей и в настоящей. Даже в зрелом возрасте он никогда не пользовался ножом за столом. Если ему нужно было что-либо разрезать на тарелке, он делал это краем вилки. Об этом Стивенсону рассказала жена этого человека. Но сам мужчина не осознавал, что делал это из-за своей боязни [32].

Указание детей на перемены, происшедшие с людьми и предметами

Оказываясь в том месте, где бывал в прошлой жизни, ребенок может указать на изменения, происшедшие с предметами или людьми с момента его смерти. Бывшие родственники могут услышать от него нечто подобное: «У тебя теперь белые волосы», «Ты потерял зубы», «Ты теперь носишь очки». Один мальчик привел Стивенсона к месту, где, по его словам, он жил раньше. Каково было изумление ребенка, когда он увидел пустырь! Его прежний дом снесли

Сны, возвещающие о рождении ребенка, в котором перевоплотится другая личность

Этот феномен заключается в том, что матери снится сон, возвещающий о рождении ребенка, в котором воплотится живший ранее человек. Такие примеры, говорит д-р Стивенсон, встречаются во всех существующих культурах.

Он пишет:

Иногда подобный сон видят несколько членов семьи. Чаше всего это происходит к концу беременности женщины или непосредственно перед родами. Некоторые видят такие сны после родов.

Особые вкусовые пристрастия у будущих матерей во время беременности

Во время беременности у многих женщин появляется желание принимать в пищу какие-то определенные продукты, например те, которые не произрастают в то время года, когда они оказываются нужны будущей матери. В клинической медицине это явление называется извращенным аппетитом. Мужьям иногда приходится отправляться на поиски магазина, где можно было бы купить для своей беременной жены свежую клубнику в январе. Обычно мы серьезно не исследуем сообщения такого рода. Кажется достаточным объяснить их капризом со стороны беременной женщины. Однако существует одно обстоятельство, о котором следует знать. В ряде случаев, типичных для перевоплощения, которые мне известны, во время беременности будущие матери испытывают необычную склонность (или отвращение) к той же пище, к которой, как оказывалось, испытывала похожее чувство прежняя личность ребенка. Если такие случаи попытаться объяснить с точки зрения перевоплощения, то получается, что на вкус беременной женщины повлияла прежняя личность ребенка в своем зарождающемся состоянии [33].

Обладание навыками, которым дети не обучались в настоящей жизни

Ребенок может обладать навыками, которые, по словам родителей, он не мог приобрести, обучаясь у взрослых или подражая им в настоящей жизни. Во всех таких случаях, описанных Стивенсоном, навыками, о которых шла речь, обладала прежняя личность ребенка [34].

В качестве примера навыка, не освоенного в этой жизни, Стивенсон приводит случай с бельгийским мальчиком по имени Роберт, который жил в городе Кноке.

Роберт настаивал на том, что в прошлой жизни он был Альбертом, его собственным дядей, который погиб в Первой мировой войне в 1915 году до рождения мальчика. Роберт испытывал к бабушке огромную привязанность «в отличие от ее других внуков, которые по большей части были с ней холодны». С родителями мальчик был замкнутым, с бабушкой он был счастлив и прекрасно себя чувствовал. Бабушка сообщила, что Роберт называл ее теми же ласковыми именами, что и Альберт, и рассказывал ей о своих симпатиях и антипатиях, которые были у нее и у сына.

Когда мальчику исполнилось три с половиной года, он впервые увидел бассейн. Он побежал к трамплину и прыгнул, оставив на поверхности лишь мельчайшую рябь (его дядя Альберт был великолепным прыгуном в воду). Когда дети ныряют в первый раз, они не делают это мастерски. Достижение координации движений во время прыжка в воду, особенно с трамплина, является искусством, приобретаемым длительной практикой.

Другой случай произошел, когда гость в доме семьи Роберта стал фотографировать мальчика, используя старомодную кинокамеру. Когда он повернул ручку с щелкающим звуком, ребенок закричал: «Нет! Не надо! Так они убили меня в последний раз!» (Альберт был убит пулеметной очередью).

РОДИМЫЕ ПЯТНА И ФИЗИЧЕСКИЕ ИЗЪЯНЫ

В работе д-ра Стивенсона «Ценность идеи перевоплощения как объяснения» есть раздел по этой теме, из которого мы приводим цитату:

Субъекты в случаях, характерных для перевоплощения, часто указывают на отметины на своих телах (которые, как утверждают родители, являются родимыми пятнами); по их словам, в этих местах они были смертельно ранены пулями или режущим оружием в прошлой жизни. Я (по состоянию дел на 1977 г.) осмотрел, по крайней мере, 200 детей с такими родимыми пятнами, многие из которых невозможно было отличить от шрамов или заживленных ран. Однако родители утверждали, что эти пятна существовали у их детей с рождения или были замечены вскоре после их рождения.

У других субъектов имеются некоторые физические изъяны: чрезвычайно уродливы руки или ноги или же недостает пальцев на руках и ногах. Когда они рассказывают о прежней жизни, то вспоминают, что были убиты и что нападавший, прежде чем нанести решающий удар, который обрывал жизнь, отрубал конечности, теперь деформированные или отсутствующие [37].

Д-р Стивенсон считает, что случаи подобного рода достойны того, чтобы быть опубликованными отдельным изданием. Иногда о прежних личностях субъектов он получал заключения патологоанатомов, в которых подтверждается, что раны действительно имели место на тех частях тела, которые точно соответствуют местам расположения родимых пятен или изъянов У детей. Кроме того, дети часто дают подробнейшую информацию об умерших людях, которую они не могли получить в этой жизни через обычные каналы.

Случаи, в которых фигурируют родимые пятна

Рави Шанкар помнил, как он был жестоко убит двумя людьми, один из которых был его родственником, надеющимся унаследовать богатство отца мальчика. Ребенку отрубили голову. У вновь родившегося мальчика вокруг шеи был шрам, как от ножевой раны. Этот случай описывается в книге «Двадцать случаев возможного перевоплощения».

Стивенсон приводит еще один пример. Турецкий мальчик помнил, что в прошлой жизни он был бандитом. Он покончил жизнь самоубийством перед тем, как его должна была задержать полиция. Полицейские окружили дом, где укрылся преступник, но прежде чем они смогли войти, он направил дуло винтовки себе под подбородок справа, упершись прикладом в пол, и спустил курок. В своей новой жизни мальчик родился с огромной глубокой отметиной под подбородком. Старик, видевший труп бандита, подтвердил Стивенсону слова мальчика.

Исследователь спросил у ребенка, нет ли у него других родимых пятен, рассудив, что пуля, пройдя через мозг описанным образом, должна была оставить еще один шрам в том месте, где она вышла. Ответ был положительным: мальчик указал место немного левее макушки головы, где Стивенсон обнаружил след от шрама, скрытый под густыми волосами. Слайд с этим шрамом и глубокой раной под челюстью исследователь показал аудитории. На другом слайде была изображена траектория, по которой через мозг должна была проследовать пуля, и она точно совпадала с линией, которая заканчивалась у шрама на голове ребенка. Сомнений в подлинности слов мальчика не остается, так как после ранения преступник не смог бы выжить, чтобы рассказать эту историю (его мозг был разрушен).

Стивенсон также пишет, что время между перевоплощениями, возможно, влияет на наличие у субъекта родимых пятен [39].

Как переносятся следы от шрамов и другие отличительные признаки от тела к телу?

В докладе «Вопросы, относящиеся к случаям, типичным для перевоплощения» д-р Стивенсон рассматривает проблему переноса воспоминаний и отличительных признаков (включая родимые пятна) при перевоплощении.

Я все больше думаю о существовании некоего промежуточного нефизического тела, выполняющего функцию носителя качеств личности от одной ее жизни к другой... На мой взгляд, оно действует как шаблон для производства нового физического тела, которое предположительно должно быть занято перевоплощающейся личностью, а родимые пятна или изъяны при этом отражают места ран и повреждений на теле прежней личности...

Это нефизическое тело, как подмечает исследователь, существует в состоянии, о котором мы почти ничего не знаем, хотя некоторые субъекты в случаях, типичных для перевоплощения, утверждали, что после смерти они ощущали себя в таких телах [40].

Безусловно, многие читатели слышали об ощущениях людей, перенесших клиническую смерть. Вернувшись к жизни, многие из них рассказывают о том, что они существовали в телах, имеющих иные силы, чем физическое тело. У них появлялась способность проходить через стены, наблюдать со стороны за своим «мертвым» телом и окружающими людьми (см. главу 8).

Стивенсона часто спрашивают, привело ли его исследование к вере в перевоплощение. Он неизменно отказывается отвечать на такие вопросы:

Я думаю, что моя личная вера важна только для меня самого. Мне бы не хотелось повлиять своим ответом на взгляды других людей, заставив их поверить или не поверить в перевоплощение. Каждый должен сам изучить факты и сформировать собственное отношение к вопросу [41].

В другом интервью Стивенсон сказал:

Во что я действительно верю, так это в то, что перевоплощение является наилучшим объяснением большинства известных нам случаев. Существует впечатляющая масса доказательств, и они становятся с каждым разом все более убедительными. Полагаю, что разумный человек, если он того хочет, на основании доказательств может поверить в перевоплощение [42].

Глава 5

ОБЗОР ХАРАКТЕРНЫХ СЛУЧАЕВ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ ПО ВСЕМУ МИРУ

Требуется только один «реальный» случай, чтобы перевернуть многие принятые идеи о жизни.

Джеффри Иверсон. «Больше, чем одна жизнь?»

Мы начнем наше путешествие с американских континентов, затем последуем к восточной части Европы, на Ближний Восток и закончим случаем, связывающим Запад и Восток.

«Я БЫЛА СОЛДАТОМ И ЗАХВАТИЛА ВРАТА»

Этот случай датируется началом 20-го века (на тот момент ученые еще не заинтересовались подобными вопросами).

Возможно, лучшее доказательство правдивости этой истории заключается в ее простоте. Достойным внимания является тот факт, что существуют дневник и документы, в которых был зафиксирован этот случай, и живы действующие лица происшедшего

Эту историю рассказала одна женщина:

Энн, моя маленькая сводная сестренка (она на пятнадцать лет моложе меня), была странной девочкой с самого раннего возраста. Она даже внешне была непохожа на членов нашей семьи, кожа ее была темной, почти смуглой, в то время как я и все мои родственники, выходцы из Шотландии и Ирландии, имели белый цвет кожи. Как только она научилась связывать предложения, она стала рассказывать себе сказки, и, ради забавы, я, бывало, записывала их карандашом в своем старом дневнике. Я присматривала за сестренкой, так как у моей матери было много дел. Переплетения фантазии у Энн никогда не были обычного рода, ибо вдобавок к детскому воображению к ним примешивались знания, которые ребенок не смог бы впитать каким-либо образом.

Казалось, она все делала по привычке, да и сама Энн настаивала на этом, хотя никогда не могла объяснить, что именно за этим стоит. Если бы вы видели, как лихо она поднимала кружку с молоком и в один присест опорожняла ее. Моя мать неоднократно укоряла Энн. Девочка была доброй и, казалось, пыталась слушаться, но в момент рассеянности она снова давала поводы для одергивания.

— Я ничего не могу поделать, мама, — говорила она сквозь слезы, — я всегда так делала!

Этих странностей в ее «привычках» в речи, мыслях и поведении было так много, что мы в конце концов перестали обращать на них внимание, а сама Энн не сознавала, что каким-то образом отличалась от других детей.

Однажды, когда ей было четыре года, она очень сильно обиделась на отца и, свернувшись комочком на полу перед нами, объявила о своем намерении навсегда уйти.

Назад на небо, откуда ты пришла? — осведомился отец с напускной серьезностью.

На что Энн покачала головой.

Я не пришла к вам с небес, — сказала она с той спокойной уверенностью, к которой мы уже привыкли.

Я отправилась сначала на луну. На ней были люди, но она стала такая твердая, что они должны были уйти.

Здесь я достала карандаш и дневник и стала записывать

Значит, — подтолкнул ее к дальнейшему рассказу мой отец, — ты к нам пришла с луны, правда?

О нет, — небрежно ответила Энн. — Я была здесь [с тех пор] много раз: иногда я была мужчиной, а иногда женщиной! Она заявляла об этом настолько уверенно, что мой отец от души рассмеялся. Это привело ребенка в ярость, Энн особенно не любила, когда из нее делали посмешище.

Была! Была! — с негодованием настаивала она. — Однажды я отправилась в Каналу, когда была мужчиной! Я даже свое имя помню.

Фу ты, — с усмешкой отозвался отец, — маленькие американки не могут быть мужчинами в Канаде!Как тебя звали?

Она на мгновение задумалась, как будто припоминая.

Меня звали Лишус Фабер, — неуверенно сказала она, затем повторила уже с большей твердостью в голосе: — Да, так, Лишус Фабер.

Она произнесла звуки слитно, и это имя так и записано в моем дневнике по сей день.

А как ты зарабатывал на жизнь, Лишус Фабер, в тепрежние дни? — Мой отец стал обращаться к ней с нарочитой вежливостью, успокаивая ее самолюбие.

Я была солдатом — торжественно заявила она, — и  захватила врата!

Это все, что тогда было мною записано. Мы пытались заставить ее объяснить, что она имела в виду под этой странной фразой, но она только повторяла свои слова и возмущалась, что мы ее не понимали. Никто не мог предположить ничего большего, чем догадку о смысле сказанного Энн.

В течение года я изучала все книги по истории Канады, которые только могла достать, в поисках битвы, в которой кто-то «захватил врата». Все было бесполезно. Наконец библиотекарь принесла мне одну странную старую книгу, в которой написание буквы s было похоже на f. Это произошло год спустя после того, как я почти полностью потеряла надежду докопаться до сути этой фразы. И я нашла один отрывок, поразивший меня. Это было короткое описание взятия маленького городка, обнесенного стеной, небольшой ротой солдат. Эту группу солдат возглавлял молодой лейтенант — эта фраза особо бросилась мне в глаза — который «захватил врата», а звали его Алоисиус Ле Фебре.

Что касается Луны, то теософы могли бы найти слова Энн схожими с их взглядами о том, что Луна когда-то была живой планетой и нашим прежним домом [1]. Теперь уже известно, что лунная скальная порода, раздобытая астронавтами, старше любой земной.

СЛУЧАЙ НЕСЧАСТНОЙ ЛЮБВИ

Это один из примеров, приведенных д-ром Стивенсоном [2].

В Рио-Гранди-ду-Сул, самом южном бразильском штате, у богатого владельца ранчо синьора К. Дж. Де Оливейро родилась девочка. Ее назвали Марией, но все звали ее Синха или более ласково Синхазинха. Девочка любила сельскую жизнь, иногда она бывала в ближайшей деревне Феличиано. Там она подружилась с Идой Лоренц, женой местного учителя.

Синха была дважды влюблена, но каждый раз ее отец, строгий и упрямый человек, не одобрял ее выбор, и один из молодых людей в отчаянии покончил жизнь самоубийством. Девушка была безутешна, подавлена, и отец, теперь обеспокоенный, организовал поездку в прибрежный город Пелотес во время карнавального сезона, но настроение у девушки не изменилось. Она выходила на улицу в холодную, сырую погоду, занималась изнурительным трудом. Голос ее огрубел, она стала часто болеть, в результате ангины у нее развился туберкулез. Через несколько месяцев Синха умерла.

Перед смертью девушка призналась своей близкой подруге Иде, что она хотела заболеть, и произнесла два волнующих предсказания: во-первых, что она родится дочерью Иды и, во-вторых, что, родившись вновь, будучи маленькой дочкой Иды, она расскажет о тайне перевоплощения и многое из своей нынешней жизни, чтобы подруга узнала, что это правда. Ида поделилась услышанным со своим мужем, учителем, и они решили просто ждать дальнейшего развития событий и ничего не рассказывать кому бы то ни было.

Спустя несколько месяцев после смерти Синхи в семье Лоренц родилась дочь, которую назвали Марта. За исключением похожих черт характера, самое раннее указание на то, что девочка могла быть перевоплотившейся Синхой, произошло, когда Марте было меньше года и отец Синхи пришел в гости к семье Лоренцев. К ним заглянул еще один знакомый, мистер Валентин. Он отнесся к девочке с теплотой, но Марта тотчас же подошла к первому и, невзирая на его недружелюбное отношение к детям, погладила его по бороде и сказала: «Здравствуй, папа». Только спустя одиннадцать лет ему сообщили о предполагаемом перевоплощении Синхи в Марту.

Рассказ о том, что произошло позднее, приводится по записи со слов мистера Лоренца, нынешнего отца Марты. Лола, упоминаемая в нижеследующих отрывках, — старшая сестра Марты.

Однажды, когда Марте было два с половиной года, они возвращались вместе с Лолой после стирки белья с ручья, протекавшего около нашего дома, и Марта попросила свою сестру:

— Лола, повези меня на спине. Ее сестра ответила:

 Ты и сама хорошо ходишь. Мне не нужно нести тебя.

 Когда я была большой, а ты маленькой, я часто носила тебя.

Когда ты была большой? — рассмеявшись, спросила Лола.

Тогда маленькая девочка ответила:

В то время я жила не здесь; я жила далеко отсюда, где много коров, быков и апельсинов и где также были животные, похожие на баранов, но это были не бараны.

(Она имела в виду овец, которых никогда не видела.) И это было описанием фермы ее прежних родителей.

Беседуя по пути, сестры дошли до дома. Затем Лола рассказала нам о странных «фантазиях» своей маленькой сестренки, на что я ответил Марте:

Дочка, я никогда не жил в сельской местности.

Да, но в те дни у меня были другие родители, —сказала она в ответ.

Другая сестра Марты в шутку сказала:

 И у тебя тогда была маленькая негритянка в прислугах, как у нас?

(Она имела в виду маленькую осиротевшую негритянку, которую мы приютили с женой.) Не смутившись, девочка ответила:

Нет, наш слуга-негр был уже большой, как и повар; но у нас был маленький негритенок, однажды он забыл принести воды, и мой отец побил его.

Услышав эти странные слова, я заметил, что никогда не бил ни одного негритенка.

Но его бил мой другой отец. И негритянский маль­чик крикнул мне: «Синхазинха, помоги мне!» Я стала просить отца не бить его, и маленький негритенок убежал за водой.

Кем была эта Синха или Синхазинха? — спросил я.

Это была я, — ответила Марта, — но тогда у меня было другое имя — Мария, и у меня было еще одно имя, которое я сейчас не могу вспомнить.

Ее полное имя было Мария Януария де Оливейро.

Ида также задала ребенку несколько вопросов, один их которых был: «Как ты обычно встречала меня на ранчо твоего отца, когда была Синхой?» Марта ответила, что она варила кофе и ждала перед домом, включив фонограф, который ставила на камень. Из разговора с младшей сестрой Синхи доктор Стивенсон узнал, что последняя действительно заранее готовилась к приходу любимой подруги именно таким образом.

Ида спросила у девочки, как Синха разговаривала с ней последний раз, когда они виделись, уже перед смертью девушки. Марта рассказала, что произошло, и указала на свое горло, сказав, что не могла говорить, потому что у нее пропал голос. Об этой последней сцене знала только Ида.

В течение нескольких последующих лет количество высказываний Марты о жизни Синхи составило 120. Ее нынешний отец подробно записывал все это. Некоторые высказывания касались вещей, совершенно неизвестных ни ему, ни его жене, ни детям в их семье, но впоследствии они подтвердились.

Марта часто говорила о доме Синхи и хотела, чтобы ее туда свозили. Ее желание исполнилось, когда ей было одиннадцать лет, но к тому времени она уже редко говорила что-либо о прежней жизни. Войдя в дом, она тотчас же узнала часы на стене, сказав, что они принадлежали ей и что на обратной стороне было выгравировано золотыми буквами ее имя. Бывший отец поначалу очень не хотел снимать их, явно опасаясь, что Марта может потребовать их. На обратной стороне была надпись «Мария Януария де Оливейро». Оказалось, что Синха сама купила часы. Это был единственный предмет, который Марта узнала на ранчо.

После визита Марты родственница семьи Оливейро, услышав о предполагаемом перевоплощении Синхи, без предупреждения приехала в дом Лоренцев и с вызовом спросила Марту: «Если ты действительно была Синхой, то в каком родстве мы состояли?» Девочка ответила: «Вы были моей кузиной и крестной». Эту даму совершенно никто не знал в Феличиано, где жила Марта со своей семьей.

Когда Марте было девятнадцать лет, она устроилась гувернанткой в одну семью. Все ее члены были строгими католиками, и она не имела права даже упоминать о перевоплощении. Пожилая негритянка, работавшая в доме, была особенно привязана к Марте; однажды она воскликнула, обращаясь к другим: «Эта девушка похожа на Синху!» Как оказалось, женщина была когда-то служанкой на ранчо Оливейро, той самой, о которой упомянула Марта в возрасте двух с половиной лет.

Печальный факт косвенного самоубийства Синхи путем пренебрежительного отношения к себе, приведшего к туберкулезу легких и гортани, имел два явных кармических последствия в нынешней жизни. Во-первых, это была чрезвычайная предрасположенность девочки к простудам и заболеваниям бронхов. Никто из других детей Лоренцев этим не страдал. Марта тяжело переносила болезни и думала, что вот-вот умрет, ей казалось, что тело ее большое, как у взрослого.

Д-р Стивенсон утверждает:

Боль в гортани и хрипота явно привели через ассоциации к полному воспроизведению в памяти последних сцен жизни Синхи... Я думаю, что мы можем с основанием рассматривать восприимчивость Марты к бронхитам и ларингитам как некоего рода «внутреннее родимое пятно», относящееся к прошлой жизни и смерти Синхи.

Другой перешедшей склонностью была склонность к самоубийству, когда жизнь становилась трудной. Марта призналась д-ру Стивенсону, что, хотя никогда не пыталась свести счеты с жизнью, она могла бы это сделать, окажись под рукой пистолет.

Однако что касается положительных сторон, то девушка сохранила прекрасные черты своей прежней личности. В прошлом воплощении ее особенно любили за милосердие и сочувствие, и это осталось в ней и в нынешней жизни. Свой опыт перевоплощения Марта использовала, когда у людей случалось горе. Стивенсон сообщает:

Однажды гостившая у семьи Лоренцев дама расплакалась,  говоря о недавней смерти своего отца:

О, Господи, мертвые никогда не возвращаются, — сказала она.

На это Марта ответила:

Нет, это не так. Я умерла, и смотрите — я снова живу.

ЖЕРТВА ИНКВИЗИЦИИ ВО ФРАНЦИИ XIII ВЕКА

Этот замечательный случай был исследован английским психиатром д-ром Артуром Гвирдхэмом, работавшим медицинским управляющим в Бейл-брук Хаус и психиатром-консультантом в детской клинике города Бат. Впервые он встретился с миссис Смит в 1961 году, когда занимал должность главного психиатра в госпитале Бат (Англия). Миссис Смит обратилась с проблемой, которая заключалась в том, что у нее постоянно возникали кошмары, при этом она так громко кричала, что они с мужем каждый раз боялись разбудить соседей. Доктор Гвирдхэм рассказал о прошлом своей пациентки следующее:

Годами она страдала от ужасных снов, в которых видела убийства и резню. Невроза у женщины я не обнаружил, однако, по ее словам, сны повторялись регулярно с 12 лет, и это ее беспокоило. Она была обычной домохозяйкой, никаких отклонений в ее умственном развитии я не нашел, женщина была вменяемой.

Спустя несколько месяцев от начала лечения, она сказала мне, что записывает сны с детского возраста и вносит кое-какие пометки, фиксирует мысли о том, чего не могла понять: о людях и событиях, которых никогда не видела. Она отдала мне записи, и я начал их изучать

Первое, что его поразило, это куплеты песен на средневековом французском языке и южно-французском диалекте XII и XIII веков. Пациентка записала их в школьном возрасте. Доктор установил что она никогда не изучала ничего подобного в школе.

Отчет о рассказе миссис Смит я послал профессору Пьеру Нелли из Тулузского университета с просьбой высказать свое мнение. Он ответил мне, что это было точное описание катаров[35] в Тулузе в XIII веке.

Пациентка рассказала мне ужасные подробности того, как ее сожгли на костре. Я был ошеломлен. Признаюсь, что никогда не думал о перевоплощении всерьез, никогда не относился к нему ни с верой, ни с сомнением... Миссис Смит также сообщила, что в прошлой жизни ее держали в заточении в склепе одной церкви. Специалисты выяснили, что однажды по религиозным соображениям было арестовано так много людей, что в обычных тюрьмах для всех не нашлось места и некоторых отвели в ту самую часовню...

В 1967 году, с целью проверить отдельные факты из рассказа пациентки, я побывал на юге Франции. Получив специальное разрешение, я ознакомился с рукописями XIII века и убедился, что рассказ женщины был основан на реальности. То, что она сообщила мне: имена, места и события — все до последней мелочи оказалось точным. Из песен, записанных пациенткой в детстве, в архивах мы нашли четыре.

Взявшись за этот случай, я доказал, что рассказ миссис Смит, человека XX века, о религии тринадцатого века, оказался точным во всех подробностях, причем женщина не занималась специальным изучением этого вопроса [4].

В книге д-ра Гвирдхэма «Катары и перевоплощение», в которой описывается данный случай, собрано много доказательств, подтверждающих знания субъекта о жизни людей XIII века, хотя пациентка утверждала, что никогда не читала книги на эту тему. Она рисовала старые французские монеты, драгоценности, которые в то время носили, и существовавшее в определенной местности расположение зданий. Также она называла имена и могла рассказать о людях, не упоминаемых ни в одном учебнике, кто в какой семье жил и какое имел социальное положение. В конечном счете в отчетах по инквизиции, написанных на «кухонной» латыни, имена упоминаемых ею лиц были найдены. Это были члены семей Фанье и Мазер. Она вспомнила, как однажды угостила своего друга Роджера де Гризо куском сахара. Однако рассказ об использовании сахара в то время в Европе вызвал сомнение. При изучении этого вопроса было установлено, что кусковой сахар пришел из арабской медицины и в тот период во Франции уже использовался.

Что касается сожжения, то в дневнике пациентка дает описание своих ощущений того, что она испытывала, когда ее уничтожал огонь! Этот сон она увидела много лет назад.

Боль сводила меня с ума. Вы должны молиться Богу, когда умираете, если, конечно, возможно молиться, находясь в агонии. В моем сне я не молилась Богу... Я не знала, что при сжигании заживо у человека будет идти кровь. Я думала, что вся кровь высохнет в этом ужасном пекле. Но у меня сильно шла кровь. Кровь капала и шипела в пламени. Я хотела, чтобы ее было достаточно, чтобы погасить пламя. Мне была ненавистна мысль о том, что я ослепну. В этом сне я потеряла зрение. Я пыталась закрыть веки, но не смогла. Они, должно быть, сгорели. Казалось, языки пламени вот-вот злобно вырвут мои глаза своими пальцами... Однако вскоре я почувствовала холод. Я окоченела от холода и внезапно начала смеяться. Я обманула тех людей, которые думали, что могут сжечь меня. Я ведьма. Я заколдовала огонь и превратила его в лед [5].

В своей лекции «Перевоплощение и медицинская практика» д-р Гвирдхэм добавляет дальнейшие подробности этого случая:

Моя пациентка, будучи двадцать пять лет назад учащейся, в тринадцатилетнем возрасте настаивала на том что священники у катаров ходили не только в черном. Правда, в учебниках, изданных до 1965 года, говорилось, что церковные служители носили только черную одежду. Не так давно стало известно, что на одном из заседаний инквизиции (инквизиции Жака Фурнье, епископа Пальмиры) упоминалось, что священники катаров иногда носили темно-синие или темно-зеленые одеяния. Этот факт, изложенный на латыни, стал доступен для широкой общественности только после того, как Дювернуа отредактировал материалы об инквизиции, которые были опубликованы в Тулузе в 1966 году. Миссис Смит же еще в 1944 году, будучи школьницей, утверждала, что ее друг в ХПI веке носил темно-синюю одежду.

Она могла описать обряды, характерные для женского монастыря. Профессор Нелли, авторитетный специалист по творчеству трубадуров, которые определенно связаны с катарами, написал мне, что она приводит почти в точности катарские ритуалы, с поправкой на местные вариации. Позднее он сообщил, что может назвать это место, — женский монастырь Монреале. От себя же он посоветовал, что в случае возникновения сомнений нужно «следовать тому, на что указал пациент». Замечу, что в своих подходах к оценке доказательств профессор Нелле всегда очень строг, а иногда и скептичен.

Когда я впервые написал профессору Дювернуа в Тулузу, он ответил: «Свяжитесь со мной по поводу катаризма, я поражен вашими познаниями в этой области». Я сообщил ему, что узнал все это из снов, которые рассказала „мне женщина тридцати шести лет и которые она видела в 13 лет. Профессор по-прежнему снабжает меня нужной информацией...

Так вот, если точность приведенных фактов и подробностей катаризма поражает даже профессоров, то меня они вполне устраивают... Все, что я здесь сделал, — это выслушал необычный рассказ, поработал как историк-любитель и сверил по многим источникам отмеченные факты. Для меня это был уникальный опыт, который убедил меня в тех вещах, о которых я и не подозревал [6].

НЕОБЫЧНЫЙ СЛУЧАЙ ДЕЖА ВЮ

Это французское выражение переводится как «увиденное раньше». Его используют, например, когда хотят сказать, что данное место как будто уже знакомо, хотя раньше человек его не видел.

«Истинное объяснение этого ощущения, — замечает профессор К. Дж. Дукас, — заключается в том, что обычно новая обстановка чем-то может быть похожа на какую-нибудь уже известную обстановку, в которой человек когда-то бывал в своей нынешней жизни, но которую не помнит в данный момент» [7].

Случай, который мы опишем ниже, явно другого порядка. Он был приведен в «New York Times» от 17 апреля 1979 года. В статье под названием «Англичанка, испытывающая дежа вю, называет руины «домом»» на четырех колонках была представлена информация от Кристофера Рена из Египта. Более подходящим заголовком мог бы быть следующий: «Были ли открытия известной женщины-египтолога основаны на воспоминаниях о прошлой жизни?»

Все началось с того момента, когда Дороти Иди, в возрасте трех лет, упала с лестницы в своем доме в Плимуте, Англия. Местный врач констатировал ее смерть. «Когда он вернулся со свидетельством о смерти, я сидела на кровати и играла, — вспоминает она. — Затем я заплакала. Меня спросили, почему я плачу, и я ответила, что хочу домой. Меня уверяли, что я дома».

Рен пишет:

С тех пор у нее появилось ощущение, что она из Другого времени, о котором помнила довольно смутно. Дороти прогуливала уроки в школе и целыми днями пропадала в египетском зале Британского музея в Лондоне. Когда девочка впервые увидела в журнале фотографию великолепного храма в Абидосе, она сказала своим родителям: «Это мой дом, но почему он лежит в руинах и где сады?»

В 1933 году, когда Дороти было под тридцать, она поехала в Египет. «Я никогда не уезжала [оттуда]; никогда не хотела уехать». Она устроилась на работу, связанную с раскопками в Египте, приобрела опыт, но в Абидос она отправилась несколькими годами позже. «Как только я увидела горы, я узнала место, где нахожусь. Поезд остановился, и я сошла... Другого места для меня не было».

Далее автор статьи продолжает:

В 1956 году ей удалось получить перевод в Абидос, чтобы помогать в раскопках и реставрации великолепнейших барельефов времен фараонов. Коллеги Дороти были удивлены ее непосредственным знакомством с храмом: в кромешной тьме она подходила к любому месту, которое ей указывали. Затем она описывала место и каждый раз оказывалась права.

Что касается садов, о которых Дороти рассказывала в детстве, ни один археолог еще не обнаружил их местонахождение, но по прибытии она сделала это открытие. Корни деревьев и ветви все еще сохранились, как и водные каналы.

Она также правильно оценила высоту поврежденных колонн, где отсутствовала крыша храма, и перевела несколько самых сложных и загадочных иероглифических письмен.

Дороти говорит, что в прежнем воплощении она была осиротевшей дочерью простого солдата, продавала овощи, потом ее приняли в храм, где проводились ритуалы весеннего воскрешения в честь бога Осириса. «Я не могу вспомнить что-либо из обычной жизни, полагаю, что мне пришлось остаться в храме, к сожалению, я смутно помню процессии. Я помню старого верховного жреца, отравлявшего всем радость».

Это было 3200 лет тому назад, при XIX династии Сети I и его преемнике Рамзесе II. Своего сына, который родился от ее брака с египтянином, Дороти назвала Сети. С мужем она прожила всего два года, поскольку он предпочел женщину, умеющую хорошо готовить и не занимающуюся изучением памятников древности. В течение долгих лет ее знали как Ом Сети, что означало мать Сети, — так принято называть женщин среди египетских крестьян.

Дороти признает, что «ее одиссея от аристократки среднего класса Плимута до сельской жительницы в далекой египетской деревне (где она сейчас и живет на скромную пенсию) выглядит несколько странно». «Ее знание истории и искусства Древнего Египта внушительное, — пишет Рен. — Египтологи часто навещают ее бедно обставленный дом в Абидосе». Джеймс Р.Аллен из американского исследовательского центра в Каире отозвался о ней как о святой покровительнице археологов. «Я не знаю американского археолога в Египте, который бы ее не уважал», — сказал он.

Существуют и другие случаи, когда при физическом потрясении у людей появлялись предполагаемые воспоминания о прошлой жизни. Об одном из них было сообщено в немецкой газете. Маленькая девочка в Иганси (Индия), выпав из окна третьего этажа, к счастью, не получила никаких телесных повреждений, но внезапно она начала говорить на нескольких иностранных языках. Как обнаружили ученые, это были староиндийские диалекты, на которых уже давно никто не говорил (газета «Rheinischer Merkur» от 31 мая 1947 г., издаваемая в Кобленце).

СОН О ЛОНДОНСКОМ ТАУЭРЕ

Английский врач д-р Райнор Джонсон отвлекся от своих научных опытов, чтобы исследовать как внутреннюю, так и внешнюю сторону природы снов. В своей книге «Религиозное мировоззрение современного человека» он приводит случай, произошедший с молодой девушкой. Она рассказала следующее:

Часто мне снился один и тот же сон: я была сильным мужчиной, узником в лондонском Тауэре. В реальной жизни я не видела Тауэр, но у меня не было сомнений, что я нахожусь именно в нем. Я знала, что меня приговорили к смерти. Когда я просыпалась, я испытывала довольно странное чувство, будто я маленькая девочка. Со временем сон изменился, и я стояла в образе узника на только что сооруженном эшафоте, пахнувшем опилками. Палач, опустившись на колени, извинился за то, что ему предстояло сделать. Я взяла у него топор и ощупала его, потом вернула обратно, сказав, чтобы он исполнил свою обязанность. На следующее утро я нарисовала топор необычной формы.

Некоторое время спустя я попросила, чтобы меня сводили в лондонский Тауэр, я объяснила дружелюбно настроенному оружейнику, что хотела писать о битвах, но для этого мне нужно разбираться в оружии. «Вы правы, мисс», — сказал он и продемонстрировал мне различные приемы использования пики, копья, арбалета и т.д. Затем я спросила его, нет ли в Тауэре топора, которым казнили людей. Он показал мне топор в точности такой же формы, что и в моем сне. «Да, этим уж точно обезглавливали лордов-якобитов, но предполагают, что он гораздо старше», — сказал оружейник [8].

Д-р Стивенсон сообщил, что собрал и сейчас анализирует многие сны, предполагающие прошлую жизнь. «Некоторые, — говорит он, — содержат информацию, поддающуюся проверке или уже проверенную; у большинства таковой нет... Некоторые особенности снов повторяются из раза в раз и оправдывают их тщательное исследование. Характерной чертой является то, что люди, которые видели эти сны, часто вновь переживают прошлое, как если бы все происходило сейчас».

В этих снах субъект ощущает себя другой личностью, переживая какое-то событие в ином времени и месте. Проснувшись после таких снов, многие люди подбегают к зеркалу, чтобы удостовериться, что это они.

ПОРАЗИТЕЛЬНЫЙ СЛУЧАЙ В ЛИВАНЕ

Когда в 1962 году д-р Стивенсон находился в Бразилии, исследуя один из своих случаев, он встретил эмигранта из Ливана, который сказал, что в его родной деревне Корнайэль было много случаев перевоплощения. Мужчина дал Стивенсону карточку с адресом его брата, который там жил, но только два года спустя Стивенсон смог побывать в этом месте. В начале марта 1964 года он внезапно появился в этой деревне (надо сказать, что брат уехал из холодной горной местности, чтобы провести зиму в Бейруте).

Когда жители деревни узнали о цели приезда Стивенсона, они рассказали ему о пятилетнем мальчике Имаде Элаваре, который много говорил о своей прежней жизни начиная с возраста, когда ему был один год. Этот факт не был ошеломляющим для жителей; они были знакомы с такими откровениями. Стивенсон сообщает, что среди этих людей, членов религиозной общины друзов[36], количество случаев перевоплощения одно из самых больших в мире. 200 тысяч ныне существующих друзов в основном живут в Ливане, Сирии, на севере Израиля и в Иордании, многие эмигрировали в Соединенные Штаты и Бразилию.

Стивенсон разыскал отца Имада и выяснил, что он был двоюродным братом его бразильского знакомого. Этот случай оказался одним из наиболее убедительных и особенно ценным потому, что исследователь смог изучить его до того, как две семьи, причастные к нему (прошлая и нынешняя), узнали о существовании друг друга. Появившись в деревне как гром среди ясного неба, Стивенсон мог наблюдать за поведением мальчика дома при первой встрече со своими предположительно бывшими родственниками. Прежде чем разыскать этих людей, Стивенсон записал более пятидесяти разных сведений со слов ребенка.

Имад родился в декабре 1958 года, первыми словами, которые он произнес, были имена Джамиля и Махмуд. Научившись говорить, он вскоре рассказал много фактов о своей прошлой жизни, назвал имена людей, которых знал раньше. Он вспомнил, что был членом семьи Бухамзы, жившей в Хриби — деревне, которую с Корнайэлем соединяла двадцатипятимильная извилистая горная дорога. Среди членов его нынешней семьи в Хриби однажды побывал только отец, на похоронах известного друза.

Имад разговаривал сам с собой о людях, чьи имена он упоминал, и спрашивал вслух, как они поживали. Он также говорил об этом во сне. Из 14 упомянутых имен одно имя он произносил чаще других Джамиля. О ее красоте он говорил, сравнивая ее с красотой своей матери. По словам Имада, Джамиля носила красную одежду, которую он ей покупал, и туфли на высоком каблуке, что даже сейчас является необычным среди женщин в деревне. Мать мальчика сообщила, что, когда ему было около трех лет, его тоска по Джамиле достигла своего апогея, и однажды, лежа на кровати со своей матерью, он попросил ее вести себя так, как это сделала бы Джамиля при данных обстоятельствах.

Ребенок рассказал о своей прежней любви к охоте. В прошлой жизни у него были винтовка и охотничья двустволка. Чтобы описать последнюю, он соединил вместе два пальца. У него был свой дом, небольшая желтая машина, автобус и грузовик для перевозки камней.

Имад помнил, как побил в прошлой жизни собаку. А однажды он попал под грузовик, у него были переломаны ноги. Раненого, его отвезли туда, где жил доктор, и там ему сделали операцию. Матери и бабушке Имада это откровение казалось особенным, потому что, когда ребенок научился ходить, он постоянно восклицал, как это чудесно!

Его отец сомневался в истинности этих рассказов и называл ребенка лгунишкой. После этого сын стал делиться своими воспоминаниями только с женщинами своей семьи.

Однажды двухлетний Имад бросился обнимать на улице совершенно незнакомого человека. Пораженный мужчина воскликнул: «Ты меня знаешь?» — «Да, ты был моим соседом», — ответил мальчик. Этим человеком был Салим эль Ашкар, урожденный Хриби. Когда-то он жил рядом с бывшим домом Имада. Об этом стало известно позже, так как в тот момент никто не знал, членом какой семьи являлся мальчик на самом деле. Однако это не помешало его нынешней семье прийти к довольно определенным выводам, но как мы увидим, совсем неправильным. Таким образом, вначале Стивенсону дали несколько сведений, сбивающих с верного пути.

Вот история, восстановленная родителями по частям: поскольку первыми словами, произнесенными ребенком в младенческом возрасте, были Махмуд и Джамиля, они посчитали, что это были их собственные имена. Воспоминания мальчика о несчастном случае совпадали с его страхом перед самосвалами и автобусами.

Имея мало информации для дальнейшего исследования, Стивенсон в сопровождении Имада и его отца отправился в Хриби. Ребенок был в исступленном восторге, поскольку он годами докучал родителям просьбами свозить его туда. По дороге мальчик сделал ряд дополнительных высказываний о своем прошлом. Но поездка не добавила ничего важного к разгадке тайны предшествующей жизни Имада. Было обнаружено, что Махмуд Боухамзы действительно существовал; но, как оказалось, он был жив-здоров.

Его жену звали не Джамиля и описание дома не соответствовало описанию Имада.

Тогда Стивенсон решил провести собственное предварительное расследование в Хриби. Он обнаружил Боухамзы, которого звали Хафез и чей отец был сбит грузовиком. И, несмотря на две проведенные в тот самый день операции, он умер. Однако жену умершего звали не Джамиля, и дом также не соответствовал описанию Имада.

Хафез рассказал, что у него был двоюродный брат, очень привязанный к отцу. Он был глубоко потрясен происшедшим. Звали его Ибрагим Боухамзы. Таким образом, Махмуд был дядей Ибрагима. У этого человека была любовница Джамиля. Об этой связи знала вся деревня. В стране, где женщины славятся своей красотой, Джамиля была утонченно прекрасна и одевалась так, как описал Имад. Более того, дом Ибрагима совпадал с описанием Имада. Особенно важным было то, что Ибрагим умер, когда ему было около тридцати лет, от туберкулеза, и перед смертью он почти год не поднимался с постели. Не удивительно, что Имад был так счастлив, что смог снова ходить! После смерти Ибрагима Джамиля вышла замуж и переехала в другую деревню.

Стивенсон так отозвался о первоначальных неудачах в этом случае: «Ошибочные заключения, сделанные семьей Имада, внесли значительный вклад в доказательство их честности. В целом друзы пользуются репутацией исключительно честных».

Когда Стивенсон вернулся в дом Имада и рассказал его родителям о результатах исследования, они не обрадовались, узнав, кем был их сын в прошлой жизни. История его связи с Джамилей вызвала испуг на лице его нынешней матери, но Стивенсон также заметил, что это ее немного позабавило.

Теперь Стивенсон мог взять в Хриби Имада и его отца, чтобы посмотреть, что мальчик мог опознать в доме, который теперь стоял заколоченный после смерти Ибрагима. Среди прочих высказываний, сделанных мальчиком до первой поездки, было то, что у дома стояли два колодца: один — полный, а другой пустой. Д-р Стивенсон увидел их. Они были надежно закрыты после смерти Ибрагима. Это были не родниковые колодцы, а скорее забетонированные ямы или чаны для виноградного сока. Стивенсон описывает довольно сложное устройство, позволяющее их использовать попеременно, так чтобы один был наполнен, а другой пустовал.

К тому времени приехали три женщины, и они повели Имада по дому. Это были мать и сестра Ибрагима в сопровождении соседки. В этой ситуации Имад правильно опознал предметы, показанные ему, и что-то рассказывал о своей прошлой жизни и родственниках. Однако он не сразу узнал свою мать, хотя говорил, что очень ее любит: она стала пожилой женщиной, и внешность ее сильно изменилась. Сестра спросила его: «Ты знаешь, кто я?» Он правильно ответил: «Худа». Он также узнал в человеке, изображенном на большом портрете, своего брата Фуада. Затем мальчику показали довольно большую фотографию Ибрагима.

Чья она? — спросили его. — Твоего брата или дяди?

Ни того ни другого — ответил ребенок. — Это был я.

Бывшая сестра продолжала расспрашивать Имада:

Что ты сказал перед смертью?

Худа, позови Фуада, — ответил мальчик. Действительно, Фуад вышел незадолго до кончины Ибрагима, и тот хотел видеть его. Ибрагим особенно любил Фуада, и когда Имаду подарили маленькое фото последнего, он прильнул к нему и с любовью поцеловал.

Худа сказала, что слышала, как Имад вспомнил, что  его мать однажды придавила палец дверью. По ее словам, это было на самом деле, и Стивенсон заметил, что кончик пальца матери был плоским.

Когда мальчика спросили, как стояла постель когда он в ней спал, он указал, что она была развернута поперек по отношению к тому положению, в котором была ему показана. Другим сложным вопросом был такой: «Где ты хранил свою винтовку?» Имад указал на стенку шкафа, встроенного в стену-перегородку. Мать Ибрагима подтвердила, что это было то самое место, и добавила, что о нем знали лишь она и ее сын. (В то время по закону запрещалось иметь оружие.)

Эта история имеет продолжение. Во время одной из своих поездок в Ливан, которая была предпринята с тем, чтобы вновь побеседовать со свидетелями, Стивенсон встретил дядю Имада — Махмуда.

Читатель, должно быть, помнит, что имя Махмуда было произнесено Имадом одним из первых. Когда мальчик побывал в Хриби, он не встретил этого родственника, но летом 1970 года, когда ему было двенадцать лет, дядя нанес неожиданный визит в дом, где он жил. Мальчик не узнал его. Когда Махмуд показал старое фото, на котором он был изображен с усами, и спросил, кто был этот человек, мальчик ответил: «Это мой дядя Махмуд». Дядя пригласил Имада провести с ним несколько дней в Хриби. (Последний раз мальчик был там со Стивенсоном в 1964 году).

Когда Имад прогуливался со своим дядей по городу, он узнал одного человека на улице и попросил разрешения поговорить с ним. Дядя спросил: «Зачем тебе говорить с этим человеком? Он бывший солдат». Мальчик ответил, что именно по этой причине он и хотел поговорить с ним. Имад долго разговаривал с бывшим солдатом, после чего тот подтвердил дяде, что он вступил с Ибрагимом во французскую армию в один и тот же день и что они были близкими товарищами в течение армейской службы.

Подводя итоги, Стивенсон утверждает, что из пятидесяти семи прямых и поддающихся проверке утверждений Имада о прошлой жизни, сделанных до встречи со своими прежними родственниками, он оказался прав в пятидесяти одном. [9]

КАК БЫЛА РАСКРЫТА ОДНА СЕМЕЙНАЯ ТАЙНА

Представьте такую ситуацию: ребенок двух с половиной лет протягивает гостю стакан воды, после этого его попросили убрать пустой стакан, на что он категорично заявляет: «Я не возьму стакан. Я сын шармы» (шарма — высшая каста в Индии). Затем в порыве гнева он разбивает несколько стаканов.

Кто этот мальчик и почему он так себя повел? Его зовут Гопал Гупта, живет он в Дели с родителями, последние малообразованны, не знают английского и небогаты. Когда его попросили объяснить причину такого грубого поведения, он сказал, что раньше жил в Матхуре, где у него было много слуг, и посуду уносили они. Почему он должен убирать стаканы?

Он также сказал несколько слов о своем прежнем отце и двух братьях, один из которых выстрелил ему в грудь, поведал о ссоре со своей бывшей женой, упомянув, что владел большой фирмой, называвшейся «Сукх Шанчарах», которая занималась приготовлением лекарств. Большую часть информации Гопал выдал тем вечером, когда вспылил.

Д-р Стивенсон исследовал этот случай, и выяснилось, что из сорока шести отдельных высказываний Мальчика о прошлой жизни только одно оказалось частично неправильным, а три не могли быть проверены.

Когда до прежней семьи ребенка — богатых и хорошо образованных людей — дошли слухи о мальчике, заявившем, что он когда-то жил с ними, Гопала навестили его бывшая жена, сестра и ее сын, а позже — его старший брат. Ребенок их опознал. Приехала и другая сестра, но ее он узнал с трудом. Она пригласила мальчика на свадьбу своего сына в другой город, и там он встретился с братом, который убил его в прошлой жизни. В свое время брата приговорили к пожизненному заключению, но выпустили по болезни. Гопал сразу же назвал его имя. Он рассказал, что раньше брат много пил и женился на женщине из Ассама, которая явно хотела получить от него деньги. Брат залез в долги и стал требовать деньги у своего старшего брата, но в то время у последнего их было не так много. Так случилась ссора, и раздался выстрел.

Когда Гопалу исполнилось девять лет, он самостоятельно отправился в Матхуру и побывал в своем старом доме. Он также навестил свою прежнюю жену. Когда мальчик впервые увидел ее в Дели, его отец заметил, что он был с ней очень холоден. По какой причине они поссорились, было неясно, но теперь это предстояло узнать всем. В кругу многих лиц мальчик рассказал, что, когда его младший брат потребовал деньги, Гопал пытался успокоить его и попросил 5 тысяч рупий у своей жены, но она ему отказала. В результате ссора между братьями еще более усугубилась и спровоцировала стрельбу.

После этого разоблачения дама тут же упала в обморок! Д-р Стивенсон объясняет это тем, что шок от слов Гопала вкупе с неловкостью, испытанной от раскрытия этой семейной тайны, возможно, изменили приток крови к голове. Придя в себя, как и следовало ожидать, она начала опровергать рассказ Гопала, однако позже у нее нашлось мужество признаться в правдивости его слов. Когда Стивенсон обратился к ней с просьбой разрешить опубликовать эту историю, она охотно согласилась. Таким образом, этот довольно интересный случай был спасен от забвения. [10]

ЗНАМЕНИТЫЙ СЛУЧАЙ «РАЗЖАЛОВАНИЯ»

Приведем еще один случай д-ра Стивенсона. Бишен Чанд родился в очень бедной семье в Барели, большом городе на севере Индии. Его отец был служащим на железнодорожном транспорте. Когда ребенку было всего десять месяцев, он произнес слово, похожее на пилвит или пиливит. Милях в тридцати от Барели располагается большой город Пилибхит. Когда же речь ребенка стала связной, он раскрыл многочисленные подробности своей прежней жизни. Этот случай важен, поскольку многое из того, что рассказал мальчик, было записано до того, как стали предприниматься попытки проверить его слова.

Он говорил, что его звали Лаксми Нарайн и его отец был богатым землевладельцем. Он также говорил о дяде Хар Нарайне. Родители никогда не слышали об этих людях и пытались убедить мальчика не рассказывать подобных историй, суеверно боясь, что в противном случае ребенок может умереть. Однако каждый день в течение первых лет жизни он говорил о своем прежнем воплощении, сравнивая его с нынешним. «Бишен Чанд укорял своего отца за его нищету, — пишет Стивенсон, — требовал деньги и плакал, когда их не получал. Он говорил: «Даже мой слуга не стал бы есть пищу, которую здесь готовят». Отец слышал постоянные упреки со стороны сына за то, что он не строил дом. Мальчик срывал хлопчатобумажную одежду и требовал принести ему шелковую». Несмотря на то, что его нынешние родители не пили спиртного и были вегетарианцами, он ел мясо и употреблял спиртные напитки, доставая их тайно.

Когда Бишену Чанду было четыре года, отец взял его на свадьбу в город, находившийся за Пилибхитом. На обратном пути, когда кондуктор объявил остановку в Пилибхите, ребенок стал требовать, чтобы они сошли, потому что он «здесь жил». Однако ему отказали, и он плакал всю дорогу до Барели.

Адвокат К.К.Н.Сахай, узнав об откровениях мальчика о прошлой жизни, решил навестить семью. Он записал высказывания ребенка и вызвался свозить его в Пилибхит, чтобы посмотреть, что он узнает. В результате проделанной работы адвокат опубликовал полный отчет, и позднее д-р Стивенсон провел исчерпывающее исследование этого случая.

Еще до поездки в Пилибхит Бишен Чанд рассказал следующие подробности: в прежней жизни он, Лаксми, умер холостым; мог говорить на урду, хинди и английском; у него был сосед, Сундер Лал, который имел меч и ружье, у его дома были зеленые ворота, во дворе этого человека устраивались танцы, на которые приглашались профессиональные танцовщицы. Мальчик описал свой собственный дом, в котором были комната-молельня и отдельные апартаменты для дам и мужчин. Говоря об апартаментах, он употребил слово masurate из языка урду вместо индусского zenana, употребляемого его семьей, и позднее замок, висящий на двери дома, он назвал урдским словом kofal, употребляемым в высших слоях общества вместо индусского tala.

Что касается образования, он утверждал, что доучился до шестого класса, что свидетельствовало о не высоком уровне знаний ребенка и могло означать, что он был ленивым учеником.

Он также сделал неожиданное признание, что в прежней жизни у него была любовница и что, когда он увидел мужчину, выходившего из ее комнаты, он убил его. Благодаря влиянию семьи, наказания ему удалось избежать.

Отец припомнил такую подробность: мальчик однажды сказал ему: «Папа, почему у тебя нет любовницы? Она бы доставляла тебе большое удовольствие». На что тот, хотя и был шокирован, спокойно ответил: «Какое удовольствие, мой мальчик?» — «Ты бы наслаждался ароматом ее волос, — ответил Бишен, — и тебе бы нравилось ее общество».

Когда мальчик приехал в Пилибхит, первым местом, которое ему показали, была средняя школа. Однако мальчик ее не узнал. Позднее стало известно, что это было новое здание, построенное недавно. Директор отвел Бишена Чанда к его старой школе, стоявшей у реки, которую он узнал. Он также вспомнил комнату, где занимался VI класс, и правильно назвал бывшего одноклассника по старой фотографии.

Когда они проходили мимо дома его бывшего соседа Сундера Лала, Бишен Чанд сразу узнал его. Он указал на зеленые ворота и двор, где устраивали танцы, этот факт подтвердили владельцы близлежащих магазинов.

Позднее мальчик узнал и свой собственный дом. Он закричал, что это был дом Хар Нарайна. Последний оказался отцом Лаксми, а не его дядей, как раньше утверждал мальчик. Эту ошибку, если это была ошибка, можно объяснить тем фактом, что в городе Барели жил знаменитый человек, которого звали Дядя Хар Нарайн. Мальчик мог связывать это имя о своим отцом, которого тоже так звали. Однако Бишен ошибся, сказав, что дом находился в районе Мохалла Гандж — он был в Мохалла Сарай Хан.  Дом находился в запустении, и казалось поразительным что мальчик мог правильно указать на то место среди руин, где когда-то располагалась лестница, ведущая на верхний этаж.

Один из членов бывшей семьи мальчика показал ему старую выцветшую фотографию. Ребенок сказал: «Вот Хар Нарайн, а это я» (указывая на мальчика, сидящего на стуле, которым был Лаксми Нарайн). Дядя Лаксми сообщил в письме, что некоторые из случаев, рассказанных мальчиком, были давно забыты в семье.

Мальчику дали пару табла (барабанов), на которых он стал играть без предварительного обучения; более того, отец ребенка сказал, что тот никогда не видел этот вид инструмента. Д-р Стивенсон пишет: «Когда я впервые услышал о том, что мальчик играет на табла, я представил себе примитивное постукивание, но после наблюдения за игрой на табла Джамуна Прасада во время музыкального представления в его доме в 1969 году, я понял, что хорошая игра на табла требует дисциплины и практики».

Выяснилось, что Лаксми Нарайн был единственным сыном своего отца, который баловал его и поощрял склонность к роскоши и экстравагантности. После смерти отца ему досталось большое наследство, и он свободно распоряжался этими деньгами, не ограничивая себя ни в хорошей пище, ни в изысканной одежде ,и в спиртных напитках, ни в общении с красивыми женщинами. При этом, как ни странно, он был глубоко верующим человеком. Иногда он уединялся в комнате, в которой стоял алтарь, на десять или пятнадцать дней и даже пищу принимал там. После столь аскетичного периода он с таким же рвением впадал в распутство. Когда он увидел человека, выходившего из комнаты своей любовницы Падмы, он был пьян. Выхватив ружье у слуги, он застрелил этого человека.

Несмотря ни на что, Лаксми был известен своей щедростью, он часто делился своей пищей с нищими. Однажды он подарил 500 рупий (в те времена это была огромная сумма) мусульманину, продавцу часов, чтобы помочь ему начать свое дело. Этот факт вспомнил Бишен в своей новой жизни: однажды, когда его отец выразил желание купить часы, ребенок сказал: «Папа, не покупай, когда я поеду в Пилибхит, я достану тебе трое часов от мусульманина, торгующего часами, которого я там устроил». Гуляя по Пилибхиту, мальчик увидел магазин, который его заинтересовал. Он сказал, что это был магазин его друга Ишмаила, куда он относил часы в ремонт. Ни на одной из вывесок имени Ишмаила не было. В действительности к тому времени этот человек уже умер, и магазин перешел к другому владельцу.

В Пилибхите мальчика повели навестить его прежнюю мать. Женщина задала ему несколько вопросов, в числе которых был: «Ты выбросил мои пикули?» Он ответил ей: «Я действительно выбросил твои пикули, но можно ли есть червяков?» Мать объяснила остальным присутствующим, что однажды ее пикули испортились и в банке завелись черви. Она убрала червей, но Лаксми все равно выбросил пикули к большому ее неудовольствию. «Кто был твоим слугой?» — задала она ему следующий вопрос. «Моим слугой был Майкуа, темнокожий, низкого роста кахар[37]. Он был моим любимым поваром». Это был правильный ответ.

Когда женщина спросила мальчика о местонахождении семейного сокровища (после смерти мужа и Лаксми она полагала, что деньги были спрятаны где-то в доме, но не знала где), Бишен повел к своему бывшему дому и показал комнату, в которой они хранились, но не смог указать точное место. Был проведен поиск, и семья была вознаграждена кладом из золотых монет!

Бишен выказал глубокую привязанность к своей бывшей матери и по возвращении домой пытался уговорить отца позволить ей жить с ними. Когда эта женщина приехала в гости к мальчику и его семье, они обнаружили, что он в точности описал ее.

Что касается Падмы, его бывшей любовницы, Бишен рассказал Стивенсону один случай, который имел место в его нынешней жизни, когда ему было двадцать три года. Он не видел эту женщину с шестилетнего возраста, когда она приехала навестить его, услышав рассказы о перевоплощении Лаксми. Бишен работал на фирме в городе севернее Пилибхита. Неожиданно в офис вошли Падма и несколько других женщин. Ей было уже за пятьдесят. Бишен узнал ее и обнял. Он был так взволнован, что с ним случился обморок.

В тот же самый вечер, желая возобновить прежние отношения, он отправился к бывшей любовнице в гости и принес с собой бутылку вина. Он не употреблял спиртного с детского возраста, когда делал это тайно. Увидев его, Падма укоризненно сказала: «Я старая женщина и гожусь тебе в матери. Пожалуйста, уходи. Ты потерял все в своей прежней жизни. Теперь ты хочешь потерять все и в этой?». Она разбила бутылку вина и отправила его домой. Двумя годами позже Бишен женился и, как заметили окружающие люди, стал вести добропорядочную жизнь. Еще до инцидента с Падмой характер Бишена претерпел замечательные метаморфозы. Бедность и беспрестанный поиск возможностей заработать средства к существованию привели его к мысли о том, что его проблемы были следствием его безнравственной, беспутной жизни, которую он вел в прежнем воплощении. В особенности его угнетало убийство, которое он совершил. Представляется важным тот факт, что Бишен очень ярко помнит это трагическое событие, в то время как другие воспоминания потихоньку растаяли. Стивенсон замечает, что, когда он беседовал с Бишеном, он видел перед собой «человека, который узнал, что материальные блага и плотские наслаждения не приносят счастья». Исследователь заключает, что этот случай «выглядит необычайно убедительным» [11].

СЛУЧАЙ ПОЛОВОЙ ДИСФОРИИ

В сентябрьском номере журнала «Вопросы нервно-психических заболеваний» за 1977 год д-ром Стивенсоном был описан случай, когда девочка из Бирмы рассказывала, как она была в прошлой жизни мужчиной. «Половая дисфория» — термин в психиатрии, применяющийся в ситуации, когда человек чувствует себя в ловушке своего пола, будучи убежденным, что принадлежит к противоположному, что доставляет ему массу неприятных ощущений. На Западе это обычно считается психологической аномалией, обусловленной желанием родителей, чтобы у их ребенка был пол, противоположный нынешнему. Не отрицая этой причины, д-р Стивенсон предлагает еще одно возможное объяснение.

Вернемся к случаю, описанному исследователем. Однажды во время прогулки в своей деревне Натуль четырехлетняя бирманская девочка по имени Ма Тин Аунг Мио (для краткости мы будем звать ее Мио) Увидела аэроплан. Девочка испугалась и заплакала. «Чего ты испугалась?» — спросил ее отец. «Я боюсь, что они меня застрелят», — ответила она.

С того дня она стала часто плакать. «Я тоскую по Японии, — сказала она, — там мой настоящий дом, я была мужчиной, и у меня были жена и несколько детей». Девочка испытывала страстное желание быть с ними. В прошлой жизни, по ее словам, она была поваром в японской армии, располагавшейся на оккупированной территории Бирмы во время Второй мировой войны. Она вспомнила, что находилась рядом с поленницей и начала готовить еду, когда была убита пулеметной очередью с самолета.

Она рассказала Стивенсону, что носила тогда шорты и большой ремень, но не одевала рубашку. Мать Мио вспомнила, что, когда была беременна, часто видела во сне японского солдата в шортах и без рубашки. Однажды он сказал, что придет к ней жить, но, испугавшись, она приказала ему уйти.

Стивенсон установил, что деревня, где родилась Мио, в 1942 году была оккупирована японской армией вскоре после ее вторжения в Бирму. Бомбардировщики союзников совершали налеты на этот район дважды в день, а истребители, снижаясь, расстреливали из пулеметов любого, кого видели на земле. Бирманские жители днем оставляли свои дома и возвращались только к ночи, но многие из них были убиты японскими солдатами.

Исследовать этот случай до конца было невозможно, так как Мио не помнила ни своего прежнего имени, ни точного места в северной Японии, где она жила.

Мио не нравился жаркий климат Бирмы, она не любила острую национальную кухню. Девочка часто просила на обед полусырую рыбу (традиционное японское блюдо). Она страстно желала готовить для семьи, но ей не разрешали, потому что она не добавляла в блюда специи и острые перцы.

В раннем возрасте она настаивала на том, чтобы ей покупали одежду для мальчиков и категорически отказывалась носить платья, объясняя это тем, что у нее начинала болеть голова. Администрация школы категорически запретила ей одеваться как мальчику, Мио отказалась, и ей пришлось покинуть школу. Она носила короткую стрижку, как у мальчика, играла в мальчишечьи игры, например в футбол. Тех, кто скептически отнесется ко всему рассказанному этой девочкой, д-р Стивенсон спрашивает:

Если Мио хотела по каким-то причинам отождествить себя с умершей личностью, то почему она выбрала японского солдата? Во время оккупации их презирали в Бирме, и этот выбор не сделал бы ей чести ни в семье, ни в деревне. Простейшее объяснение иногда самое лучшее, — добавляет исследователь, — и я думаю, что западные психиатры и психологи должны серьезно исследовать случаи половой дисфории, встречающейся довольно часто в Юго-Восточной Азии. [12]

ПЕРЕВОПЛОТИЛСЯ ЛИ БРИТАНСКИЙ ПИЛОТ В ЧЕЛОВЕКА, ЖИВУЩЕГО В ШРИ-ЛАНКЕ?

Этот случай произошел в сингальской семье де Сильва в городе Котте на Цейлоне, или Шри-Ланке, как его теперь называют. В 1944 году их последнему, седьмому, ребенку — мальчику по имени Ранжит, исполнилось два года. Мистер де Сильва, хотя и был добрым человеком и буддистом, испытывал большую нелюбовь к англичанам, которые в течение 200 лет оккупировали его страну. Что же тогда могло быть более неприятным для него, чем обнаружить, что его собственный сын проявлял многие качества, характерные для ненавистных ему англичан.

Д-р Стивенсон, исследовавший этот случай со своим, ныне покойным, соратником Фрэнсисом Стори, известным британским ученым, изучавшим буддизм, отмечает, что эти «англосаксонские черты, определенная манера поведения, лежащая в их основе, сделали мальчика чужаком в семье. Он относился к родственникам холодно. Родители, со своей стороны, считали его странным ребенком. Это, однако, не уменьшало любви, которую они испытывали к мальчику, хотя его независимость и непокорность часто сбивали их с толку и мучительно тревожили».

Во вкусовых пристрастиях Ранжит тоже был больше англичанином, чем сингальцем. Он не любил рис — основное блюдо на Востоке — и обожал хлеб, намазанный толстым слоем масла, держал же он его так, как это делают в Англии. Когда мальчику исполнилось всего два года, его отец заметил, что, если у ребенка расстраивался желудок, он вызывал рвоту, засунув два пальца в рот, — эта практика чужда сингальцам, но широко распространена в Англии. Он умело пользовался ножом и вилкой; другие же дети, его братья и сестры, никак не могли научиться обращаться с данными столовыми приборами. Еще Ранжит отказывался употреблять острый перец и приправы, что было нехарактерно для сингальца.

Когда мальчику было почти четыре года, он заявил своей матери, братьям и сестрам: «Вы не мои родственники. Мои мать, отец и другие живут в Англии». Отец стал расспрашивать его о другой семье. Ранжит не смог назвать свое имя и имена родителей, но он помнил двух братьев, Тома и Джима, и сестру Маргарет. По его словам, отец работал на больших пароходах и иногда привозил домой ананасы. Мальчик носил ему обед в полдень. Дом их стоял отдельно от других на холме. По утрам в нем иногда было так холодно, что он надевал шерстяные вещи, а сверху пальто и садился греться у камина. Дорога была покрыта льдом, и его убирали фургоны. «Это были автофургоны?» — спросил отец. «Нет, — ответил мальчик, — это были конные фургоны». (В силу природных условий лед никогда не встречается в тропических равнинах Цейлона, где жил Ранжит, и он также никогда не видел конного фургона).

По словам Ранжита, в прошлой жизни он был христианином, а не буддистом, каждое воскресенье Он отвозил на своем мотоцикле брата и сестру в церковь. Он помнил, что у его мамы были очень светлые волосы. (Голландия управляла Цейлоном с 1640 по 1796 годы, и поэтому у потомков голландцев более светлый цвет лица, чем у сингальцев.) В ответ на вопрос, что носила его мать, Ранжит ответил, что юбку и жакет. Это резко отличается от сари, которые носят женщины в Шри-Ланке.

В день рождения, когда мальчику исполнилось четыре года, отец подготовил для него сюрприз. Старшие сестры мальчика сказали ему, что в пять часов пополудни его «мама» будет говорить с ним из Англии! В назначенное время семья собралась около радиоприемника, и Ранжит, зачарованный, ждал сообщения. После того как ведущий местной британской радиостанции поздравил его в прямом эфире, Ранжит сложил ладони рупором и сказал в радиоприемник: «Мама, я в гостях у сингальской семьи. Забери меня к себе». Затем прозвучала песня «Счастливого дня рождения, милый». Обрадованный, мальчик сказал всем присутствующим: «Это моя мама. Она звала меня милый и любимый. Она говорила так же мягко».

«Использование слова «мягко» (soft), — пишет Стивенсон, — было новым для семьи Ранжита, так как в сингальском английском для обозначения качества, которое выражается словом «мягко» (softly) в западном английском, используется слово «медленно» (slowly). Мистер де Сильва сказал, что впервые он узнал об этом другом значении слова «мягко» (softly) от своего сына».

Родственники Ранжита думали, что это поздравление с днем рождения осчастливит мальчика, но они ошибались. Ребенок стал часто грустить, и отец попросил остальных детей попытаться помочь ему не вспоминать о своей прошлой жизни. Казалось, что он действительно забыл о ней. Однако в раннем подростковом возрасте он обратился к родителям со странной просьбой. Вместо того чтобы завершить свое образование, как это делают наиболее серьезные ученики, он захотел уйти из школы и устроиться на работу в гараж. Его отец был, безусловно, недоволен этим выбором, но дал свое согласие. Ранжит очень быстро научился ремонтировать и водить машины и мотоциклы, и когда ему исполнилось восемнадцать лет, отец сказал, что ему надо будет как-нибудь съездить в Англию для дальнейшего совершенствования в этой области. На следующий день Ранжит поехал резервировать место на корабле. На вечеринке по случаю отъезда он признался друзьям, что не переставал верить, что жил в Англии.

Два года, проведенные Ранжитом в этой стране, были самым счастливым периодом его жизни. Он прекрасно ладил с англичанами, и они также проникались симпатией к этому юноше с очень темной кожей. По словам его сестры, живущей в Лондоне, он с легкостью ориентировался в городе. (Когда авторы этой книги были там в 1978 году, они не осмеливались проходить без провожатого больше чем несколько кварталов, поскольку улицы в столице Великобритании очень запутанные и имеют неожиданные повороты).

Ранжит предполагал, что в Европе он сможет вспомнить и другие подробности своей прошлой жизни, в частности, опознать город и дом, но этого не произошло. Тем не менее его страсть к автомобилям не угасла. Он принял участие в автомобильной гонке в Шотландии и пришел к финишу первым из двадцати двух соревновавшихся, среди которых только он был азиатского происхождения.

Когда Стивенсон беседовал с ним в Шри-Ланке, Ранжит сказал, что жил бы в Англии постоянно, если бы не то обстоятельство, что его нынешние родители постарели и стали нуждаться в его помощи. Он признался, что всю свою жизнь, даже будучи ребенком, испытывал сильное желание охотиться на животных в джунглях Цейлона. Зная, что это нарушало заповеди буддизма, он боролся с этим влечением но иногда напрасно. «Возможно, это было остаточным явлением, — пишет Стивенсон, — его прежней жизни как христианина (данная религия не запрещает умерщвлять животных) и как англичанина (многие представители этой страны известны своим энтузиазмом, с каким они охотятся на животных)».

Стивенсон осведомился у Ранжита, почему, на его взгляд, в этот раз он родился буддистом? Тот ответил, что в прошлой жизни он был пилотом британских ВВС, он разбился около Котте на Цейлоне, где у Королевских ВВС во время Второй мировой войны была база. И в этой жизни у него также было огромное желание летать, но учиться в летной школе не позволяли средства. Стивенсон замечает, что его удивило признание Ранжита, но он вспомнил аналогичные случаи. «Это были дети, помнящие себя в прошлой жизни как британские или американские пилоты (или другие авиаторы), сбитые на Бирме во время Второй мировой войны». Интересно, что, в отличие от Ранжита, у этих бирманских субъектов были светлые волосы и цвет лица.

«В отличие от субъектов этой группы (20 случаев), Ранжит не дает никакого прямого свидетельства перевоплощения, хотя и предполагает его. Но нам кажется целесообразным представить его случай, ибо он являет собой отличный и наиболее часто встречающийся пример, чем те, которые богаты на подробности и поддаются проверке», — пишет Стивенсон в книге «Двадцать случаев, предполагающих перевоплощение». Исследователь замечает, что, если субъекты предположительно рождаются в других культурах, они обычно вспоминают очень мало подробностей прошлых жизней, которые бы поддавались проверке. Можно сказать, что «приблизительно выявляется обобщение: чем больше «культурное расстояние « между субъектом и жизнью, которую он, по его словам, помнит, тем меньше вероятности, что всплывут в памяти особенные, поддающиеся проверке факты» [13].

Мы привели лишь некоторые из случаев, исследованных д-ром Стивенсоном. Однако даже они дают представление о богатстве собранного Стивенсоном материала, изложенного в первом томе серии «Случаи, типичные для перевоплощения», которая была напечатана в консервативном научном «Журнале Американской медицинской ассоциации». [14]

Глава 6

ГОВОРИЛИ ЛИ ОНИ НА ЯЗЫКЕ ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ?

Из уст младенцев...

Псалтырь 8:3.

Случаи, когда дети или взрослые владеют иностранными языками, которые они сознательно не изучали в этой жизни, редки, но их достаточно, чтобы оправдать научную классификацию. Собирательно они попадают под термин ксеноглоссия, введенный в научную литературу д-ром Чарльзом Рише, известным французским физиологом, парапсихологом и лауреатом Нобелевской премии. Заимствованное из греческого «ксено» означает «чужой», «иностранный», а «глосс» переводится как «язык». У д-ра Яна Стивенсона, ведущего исследователя в этой области, таких случаев набралось два тома, один из которых озаглавлен «Ксеноглоссия», а другой — «Неизученный язык: новые исследования ксеноглоссии».

Существуют две формы ксеноглоссии — декламационная и воспринимающая. В первом случае субъект механически повторяет высказывание на чужом языке, не всегда понимая его смысл. Такие воспоминания часто исходят из подсознательного контакта с языком, они могут всплыть по ассоциации в результате какого-либо случая или, возможно, в гипнотическом состоянии, как в следующем примере, приведенном Стивенсоном.

Во время гипноза молодой человек заговорил на языке, который оказался оскским, италийским диалектом III века до нашей эры. Субъект записал сказанное им, и это оказалось оскским ругательством. При дальнейшем исследовании выяснилось, что субъект, занимаясь в библиотеке, случайно остановил взгляд на грамматике оскского языка, которая лежала на соседнем столе. Неосознанно он усвоил прочитанные фразы из оскского и впоследствии повторил их в гипнотическом трансе [1].

Однако в случае воспринимающей ксеноглоссии субъект способен общаться на чужом языке. Если субъект никогда не изучал данного языка, объяснение будет выходить за рамки обычных представлений. Стивенсон замечает, что «подлинные случаи воспринимающей ксеноглоссии предоставляют важное свидетельство перевоплощения личности человека после смерти» [2].

Таким образом, либо сам человек выучил иностранный язык в прошлой жизни, либо в этой жизни он подвергся влиянию умершей личности, говорившей на нем.

Самый ранний из известных случаев ксеноглоссии, пишет исследователь, был зафиксирован в 19-м веке: в 1862 году принц Галицен провел эксперимент с применением гипноза. К всеобщему изумлению, необразованная бедная немка из города Гессе на прекрасном французском рассказала о своей прошлой жизни в восемнадцатом веке в Бретани, когда она занимала высокое социальное положение. У нее был любовник, и она решила отделаться от своего мужа сбросив его с утеса. Под гипнозом она призналась, что ее нынешнее нищенское существование было следствием совершенного преступления. Принц Галицен отправился в Бретань, чтобы проверить рассказ женщины. Он также выяснил, что она действительно была необразованна и потому не могла знать французский язык. Женщина говорила только на немецком диалекте.

Этот случай изложен в книге д-ра Стивенсона «Ксеноглоссия» [3], его первом труде на данную тему. Там же приводится случай, когда женщина, наполовину еврейка, наполовину американка, на сеансе гипноза, проведенном ее мужем-врачом, говорила на шведском языке двухсотлетней давности. Она могла общаться на этом языке, и это подтвердили присутствовавшие на одном из таких сеансов шведские эксперты. Стивенсон потратил шестнадцать лет на исследование этого случая, его доклад занимает более 200 страниц. И проанализировать его в полной мере в этой главе, в которой рассматриваются не случаи регрессии, а самопроизвольные проявления ксеноглоссии среди детей, не представляется возможным.

ПРИМЕРЫ КСЕНОГЛОССИИ СРЕДИ ДЕТЕЙ

1. Линн, домохозяйка, живет со своим мужем и дочерью в Иванстоне, штат Иллинойс. Муж Роджер работает в крупном чикагском банке. Однажды ночью их разбудил странный голос, доносившийся из комнаты дочери. Мать сделала следующую запись:

Мы поднялись с постели и прошли в ее комнату, но увидели, что она спокойно спит. Мы были очень удивлены и уже собирались вернуться в свою комнату, когда она заговорила во сне на французском языке незнакомым голосом. Моей дочери всего шесть лет, и мы никогда не вывозили ее за пределы нашей страны, она также никогда не имела контакта с людьми, говорящими на этом языке.

Ситуация повторилась несколько раз кряду. Нам трудно было понимать, что говорила девочка, так как ни я, ни мой муж не владели французским. Мой муж одолжил у знакомых переносной магнитофон, и мы записали девочку на пленку. На другой день мы пошли в среднюю школу и попросили учительницу французского прослушать запись. Она сказала, что девочка звала свою мать, с которой ее разлучили, когда немцы вошли в деревню. Учительница сказала, что, судя по голосу, ребенок был очень расстроен.

Прежде мать этой девочки не верила в перевоплощение, но свой рассказ она закончила такими словами:

Я чувствую, что наша дочь прежде жила в деревне во Франции и, возможно, умерла в одну из мировых войн [4].

2. Этот случай был рассказан нам друзьями выдающегося нью-йоркского терапевта, д-ра Маршала У. Макдаффи, ныне покойного. К великому изумлению д-ра Макдаффи и его жены Вилыельмины, оказалось, что их мальчики, малютки-близнецы, разговаривали друг с другом на каком-то неизвестном диалекте. Сбитые с толку родители отвезли детей в Колумбийский университет, надеясь выяснить у специалистов факультета иностранных языков, что эта была за речь, но, увы, безуспешно. Случайно встретившийся озадаченным родителям профессор древних языков помог прояснить ситуацию: выяснилось, что дети говорили на древнем арамейском! Таким образом, маленькие крошки шотландского происхождения знали семитский язык, бывший в употреблении во времена Христа! Это открытие заставило мужа и жену Макдаффи обратиться к исследованию перевоплощения, и они заинтересовались теософией [5].

3. Случай из копилки Стивенсона, рассказывающий о сингальском мальчике Виджанаме, живущем в Шри-Ланке. В маленькой деревушке, находящейся в пятнадцати милях к северу от Канди, все жители были буддистами. Когда мальчику исполнилось четыре года, он стал рассказывать о своей прошлой жизни, которая очень отличалась от той, что существовала в деревне. В его бывшей семье, рассказывал он, употребляли в пищу мясо, в доме был электрический свет, вода текла из трубы, ее не набирали из колодца или ручья, улицы были асфальтированы. Члены его прежней семьи поклонялись богу в мечетях, где не было идолов и статуй, которых можно увидеть в буддийских храмах.

Многие привычки этого ребенка, то, как он одевался и что ел, были характерны для мусульман, а не для буддистов, хотя в деревне и в ее округе мусульмане не жили и, следовательно, оказать влияние на мальчика не могли.

Еще за год до того, как ребенок начал говорить о прошлой жизни, он иногда просыпался среди ночи, садился, скрестив ноги, на кровати и в течение пяти минут что-то произносил монотонным голосом на незнакомом членам его семьи языке, затем он засыпал. Так он делал, по крайней мере, до одиннадцати лет, когда Стивенсон видел его в последний раз.

Психиатр сделал несколько записей на магнитофонную пленку ночных бормотаний Виджанамы и передал ее мусульманскому ученому Т.С.Мискину Для изучения. Среди переведенных им слов были итта и vappa — искаженные тамильские слова, означавшие «отец» и «мать», употреблявшиеся мусульманами в Канди. Слышали также, что ребенок произносил Аллаха, а не Аллах, как обычно произносится арабское слово, означающее «Бог». Особое впечатление на Мискина произвело произношение мальчиком указанных слов, которые, как он сказал, могли быть произнесены только ребенком мусульман. Молитва Виджанамы оказалась обращенной к Богу и бывшим родителям. Тамильские слова мальчик употреблял также в ежедневном общении, хотя они были совершенно незнакомы его семье. Например, однажды, когда мальчика спросили, хватило ли ему еды, вместо hari (соответствующего выражения на сингальском языке Шри-Ланки) он ответил podung [6].

4. Случай, рассказанный известным актером Мелвином Дагласом на одном голливудском приеме. Робин Халл, пятилетний мальчуган, разговаривающий для своего возраста очень даже неплохо, иногда произносил странные звуки. Они были, как решила мать, той невразумительной абракадаброй, которая характерна для речи маленьких детей. Однако время шло, а Робин все так же произносил эти непонятные звуки, что стало всерьез настораживать женщину. «Я действительно не понимаю, — однажды сказала она своим гостям, приглашенным на обед, — Робин на самом деле произносит эти звуки, как будто они имеют для него определенный смысл. Более того, многие из них он повторяет так часто, что я стала их узнавать». Среди гостей оказалась женщина, интересующаяся перевоплощением. «Вы позволите мне как-нибудь прийти посидеть с вами в детской, я хотела бы услышать, что говорит Робин?» — спросила она. Миссис Халл согласилась. Женщина пришла на следующий день. Мальчик оказался чрезвычайно любезен: он произнес около дюжины странно звучавших слов. «Я уверена, что это настоящие слова, — сказала гостья, — слова, которые имеют смысл... Позвольте мне показать ребенка профессору, которого я знаю, он знаком с некоторыми азиатскими языками».

Миссис Халл сказала, что профессор может прийти в их дом, хотя несколько пожалела о том, что вообще упомянула о странном речевом поведении Робина. Женщину не очень-то прельщало, что в детскую комнату ребенка начнут приходить люди, будут задавать ему вопросы и станут придавать свой собственный смысл всему, что он говорил.

Через неделю ее подруга пришла с профессором. Робин разговаривал как обычно. Когда по прошествии часа взрослые покинули детскую, профессор обратился к миссис Халл. «Робин говорил на диалекте Северного Тибета, — сказал он ей. — Происхождение многих из произнесенных слов не вызывает никакого сомнения, некоторые я совсем не узнаю. Были ли вы с ребенком в Тибете или кто-нибудь из вашей семьи или семьи мужа?» В ответ Элис Халл отрицательно покачала головой.

Профессор спросил у Робина:

 Где ты узнал эти слова?

В школе, — ответил мальчик.

 Но Робин, дорогой, — вмешалась его мать, — ты никогда не ходил в школу.

 Я ходил в школу раньше, — сказал Робин, наморщив лоб, как будто что-то припоминая.

Ты помнишь, как выглядела эта школа? — спросил профессор.

Роберт задумался, затем сказал:

Да, помню. Она была в горах. Но это были не те горы, куда мы ездили летом с мамой.

Школа была деревянная или каменная?

Каменная, — сказал Робин.

А какие были учителя? Женщины или мужчины?

— Мужчины, но они одевались не так, как вы и папа. На них были юбки и кушаки вокруг пояса, похожие на веревку.

Затем Робин подробно описал школу.

Услышанное от мальчика произвело на профессора такое сильное впечатление, что он предпринял длительное путешествие в Северный Тибет в поисках его школы. Область, которую искал ученый, находится поблизости от Китая, так что добираться туда было не очень трудно. Семья Халлов получила от него письмо следующего содержания: «Я нашел школу, о которой рассказал нам Робин. Она находится в горах Куньлунь. Описание Робином школы, так же как и учителей — лам (священников), которые там преподают, было точным» [7].

Глава 7

ЭКСПЕРИМЕНТЫ С РЕГРЕССИВНЫМ ГИПНОЗОМ

Ни одно правило, допускающее какое-либо исключение, не является общим.

Роберт Бертон [38]

В октябре 1976 года в информационном бюллетене Американского общества психических исследований появилось сообщение д-ра Яна Стивенсона следующего содержания:

Мне хотелось бы сделать краткое заявление в ответ на многие письма, которые содержат просьбы о проведении под гипнозом регрессии[39] в прошлые жизни, исследовании какого-либо материала, появившегося в результате подобного опыта, меня также спрашивают, к какому гипнотизеру обратиться.

Большинство людей осознают, что сны являются лишь образами подсознания и не имеют отношения к реальности, и поэтому не придают им серьезного значения, однако многие принимают то, что происходит с человеком под гипнозом, за абсолютную истину. На самом деле состояние загипнотизированного человека во многом походит, хотя и не во всем, на состояние спящего. Подсознательные пласты мозга освобождаются от обычного подавления, и тогда они могут представить в действенной форме новую «личность».

Если гипнотизер приказал человеку — прямо или косвенно — вернуться в другое место и время, новая личность может выглядеть чрезвычайно правдоподобной как для самого человека, подвергающегося такому опыту, так и для других, наблюдающих за ним.

Однако в действительности почти все такие «прежние личности», вызванные гипнозом, являются результатом воображения, так же как и содержание большинства снов. Многие приводят точные исторические подробности, но берутся они из информации, усвоенной человеком из книг, теле- и радиопередач, программ и других источников. Человек может не помнить, где и когда он получил эту информацию, но иногда это можно выяснить на других сеансах гипноза, направленных на выяснение источников информации, использованной в «построении» «прежней личности».

Однако под гипнозом может выявиться и нечто представляющее ценность, хотя и очень редко, например то, что субъект способен говорить на иностранном языке, который он не мог выучить обычным образом. Приметы такой воспринимающей ксеноглоссии включены в некоторые мои доклады; в исследовании определенных случаев я был заинтересован сам.

Существуют некоторые опасности при проведении гипноза с целью регрессии в «прошлые жизни». Бывают случаи, когда прежняя личность не уходит после приказа гипнотизера сделать это, и субъект остается в состоянии измененной личности в течение нескольких дней или больше, прежде чем восстанавливается его обычная личность.

Среди немногих экспериментов с регрессией, заинтересовавших д-ра Стивенсона, был случай, когда человек заговорил под гипнозом на шведском языке. Другой случай касается Брайди Мерфи. По словам исследователя, это «исключительные примеры»[40].

В обоих случаях субъекты вошли в состояние глубокого гипнотического транса. «Я считаю, —добавляет Стивенсон, — что только под глубоким гипнозом у субъектов могут открыться те пласты подсознания, в которых хранятся знания о прошлой жизни. При более поверхностном гипнозе извлеченный материал подобен содержимому обычных снов, и субъекты на этом уровне, вероятно, будут говорить о вымышленных прошлых жизнях» [1].

О ЗНАМЕНИТЫХ КАССЕТАХ БЛОКСAMA

На этих кассетах записаны гипнотические эксперименты по регрессии в прошлые жизни, проведенные Ариелем Блоксамом, президентом Британского общества гипнотерапевтов. Некоторые записи были использованы в документальном фильме, снятом Би-би-си в 1976 году, и вызвали сильный общественный резонанс. Описание двух случаев будет предложено читателю, причем первый настолько необычен, что привлек внимание мужа королевы Елизаветы, принца Филиппа, и его дяди, ныне покойного лорда Маунтбаттена, правнука королевы Виктории, бывшего начальника штаба Британского королевского флота. Случай был исследован ведущими специалистами по истории военного флота.

В общей сложности Блоксам сделал записи около 400 регрессий, на первом этапе в задачу телепродюсера Иверсона входило отбросить те пленки, где исследование и поиск доказательств были бы невозможны. «Потребуется около тысячи часов, чтобы просмотреть все записи, на полное же исследование уйдут годы», — писал историк. Однако, как оказалось достоверность подавляющего большинства рассказов не могла быть проверена и доказана. Психиатры говорят, что люди могут фантазировать о себе самые невероятные вещи; интересно, тогда почему большинство придуманных субъектами историй были так скромны и на удивление неоригинальны?

Большинство рассказов о так называемых прошлых жизнях были на самом деле настолько обыденными, что наскучили самому гипнотизеру задолго до того, как он завершил свое исследование, а продолжалось оно двадцать лет. Со временем Блоксам стал гипнотизировать и подвергать регрессии только тех людей, у которых, как он чувствовал, прежняя жизнь могла быть интересной и необычной... Некоторые, разумеется, могли фантазировать, ведь мозг и воображение заняты как фактами, так и вымыслом. Но для того чтобы перевернуть многие принятые идеи о жизни, будет достаточно хотя бы одной реальной регрессии [2].

СЛУЧАЙ ПОМОЩНИКА БОМБАРДИРА НА БОРТУ «АГГИ», КОРАБЛЯ КОРОЛЕВСКОГО ФЛОТА

По словам Иверсона, из фактов ксеноглоссии, зафиксированных на кассетах Блоксама, «возможно, самым достоверным было использование странного языка в состоянии гипнотического транса Грэхема Гакстабла, помощника артиллериста. Он сам не мог понять смысл некоторых фраз, когда вышел из этого состояния. Мне они тоже ничего не говорили (на самом деле многие оказались неправильно записанными) до тех пор, пока специалисты из Гринвича по истории военно-морского флота не прослушали пленку и не объяснили значение слов и выражений»

По словам Блоксама, лорд Маунтбаттен, бывший министр Военно-морского флота Англии, «одолжил копию этой пленки навсегда». Вследствие проявленного лордом Маунтбаттеном интереса к данному эксперименту, у нас появилась возможность услышать мнения профессионалов-исследователей и историков в области Военно-морского флота Великобритании.

Он настолько был заинтригован увиденным на пленке, что поручил своему племяннику, принцу Филиппу, и некоторым другим высокопоставленным лицам военно-морских сил попытаться разыскать корабль, на котором служил «помощник бомбардира».

Иверсон пишет:

Во время гипноза мы услышали рассказ о корабле Ее Королевского Величества «Агги», о том, как насильственно завербованный моряк на борту этого фрегата два века назад участвовал в сражении с французским кораблем недалеко от Кале. От этого рассказа стыла кровь в жилах. Ругательства этого неграмотного человека, с сухим грохочущим кашлем, грубовато посмеивающегося, составляли настолько разительный контраст с человеком, находящимся под гипнозом (Грэхемом Гакстаблом, обаятельным мужчиной из Суонси с мягким, бархатным голосом), насколько это можно представить. Голос, которым он заговорил под гипнозом, был неузнаваем, он стал более глубоким и низким и приобрел сильный южно-английский акцент, характерный для жителей сельской местности.

Гакстабл никогда не служил на флоте и не испытывал никакого интереса к морским делам. Во время Второй мировой войны он служил в танковых войсках. Он пришел к Блоксаму, сопровождая Своего знакомого, а не для того, чтобы тот загипнотизировал его, но его тоже уговорили поучаствовать.

Далее Иверсон пишет:

Никто не мог точно установить, что за сражение произошло недалеко от французского берега. И это не удивительно, ведь за сотню лет блокады французских портов произошло столько боев, что этот случай вряд ли обнаружился бы так быстро, это все равно что искать в «стоге» военного флота «иголку».

Однако военно-морской историк Оливер Уорнер был убежден в подлинности рассказа Гакстабла по причине реальности, с его точки зрения, описанных событий, а также поведения человека в целом и несостьгковки его полной невежественности со знанием исторических фактов, которые ему были известны.

Рассказ был начат с того момента, как Гакстабл видит себя на борту корабля, который «все время перекатывается». Корабль назывался «Агги», но у него было и другое, экстравагантное имя, которое он не может вспомнить. Капитана зовут Пиэрс.

Что он за человек? — спрашивает Блоксам.

Он любит кошку! Да, слишком любит!

(Иверсон объясняет, что «кошкой о девяти хвостах» в дословном переводе с английского называли хлыст с девятью плетями, это было средство наведения дисциплины.)

Капитан порол людей? — спрашивает Блоксам.

Что ты имеешь в виду под словом «порол»? Он и сейчас их порет! Он говорит своим подчиненным: «Не поднимай глаз, парень! Не поднимай глаз! Смотри на шлюпку!» Я научился. ...Холодно, холодно. (Кажется, что он дрожит, и Блоксам укрывает его одеялом). Когда Гакстабла спросили, бил ли его когда-нибудь капитан Пиэрс, ответ был такой: «Нет, меня не бил, нет, я могу навести пушку. Да, я могу навести шестнадцать из них, да». Описывая «Агги», он сказал, что на ней было 32 пушки, «по шестнадцати на каждом борту, хорошие пушки». Иверсон добавляет:

В своей книге по военно-морской истории Г. Дж. Маркус упоминает, что в восемнадцатом веке «существовал многочисленный класс тридцатидвухпушечных фрегатов».

Вы когда-нибудь участвовали в битвах? — спрашивает Блоксам.

— А откуда, ты думаешь, у меня эти отметины?— раздраженно ответил Гакстабл.

С кем ты сражался?

С проклятыми лягушатниками! Да, с французишками. Ублюдки!

Моряк рассказывает об эпизоде, когда они потопили французскую шхуну «со всем ее экипажем».

Кто-нибудь из ваших людей пострадал?

Пострадал, да, пострадал, осколки... когда снаряд ударяет ... да ... летят осколки.

(Комментарий Иверсона: «Осколки были одной из главных опасностей для жизни людей в боях между деревянными боевыми кораблями того времени»).

Что это был за порт?

Обычный порт... Мы это и раньше делали... С места на место, месяцами — патрулировали, патрулировали, патрулировали — не должны были их выпускать, вот что говорит боцман.

У вас был любимый порт?

Все порты одинаковые — с тавернами, шлюпками и вонью.

Ваш корабль тоже воняет?

Да, дерево воняет. У наветренной стороны чувствуешь себя нормально. Но само дерево воняет.

Пытаясь узнать что-то о личной жизни помощника, Блоксам спрашивает:

У вас есть жена?

Жена, жена... Нет, у матросов нет жен — (только) женщины! Когда мы можем их заполучить? Когда их подпускают, вот тогда очень весело, тогда хватай ее. Ха-ха.

— Ну а у вас-то были?

Были, были. Они хороши как есть, сгодятся. Слишком долго плаваешь, но нас не отпускают..

Иверсон объясняет:

В XVIII веке отряды вербовщиков во флот пользовались дурной славой, по закону они могли насильно завербовать любых годных к службе мужчин с опытом службы на флоте в возрасте от 18 до 55 лет. В действительности же они забирали всех подряд, когда было нужно укомплектовать корабль. В 1770 году только одна пятая британских моряков были «добровольцами»... Даже основатель методистской церкви Джон Уэсли однажды стал жертвой отряда вербовщиков! Те, кто попадал на корабль, сойти с него уже не могли. Для простых моряков женщин привозили на шлюпках к военным кораблям в портах и позволяли им подняться на борт.

Помощник бомбардира гордился тем, что перестал быть завербованным моряком, но когда его спросили, как он попал во флот, он ответил: «Они гнались за мной».

Как это произошло?

Я был со старой Молл.

Блоксам понял эту фразу неверно, и это оказалось забавным.

А, так вы были с какой-то Молл? Гакстабл с усмешкой ответил:

Старая Молл, старая Молл... Кобыла! Да, ее нельзя было удержать в борозде, она обычно все время тянет в сторону.

Вы пахали? — спросил гипнотизер.

Пахал, увидел, как они шли ко мне, потом меня схватили... Вот как я заполучил эту простуду, от которой лихорадит.

(Во время диалога Гакстабла часто одолевали приступы грудного кашля).

Как вас зовут? — осведомился Блоксам.

На кораблях у людей нет имен.

Как вас звали до того, как вы оказались на судне?

Когда я был пацаном — Бен.

У вас были темные или светлые волосы?

Я был грязным.

Какой вы были комплекции?

Не толстым. На долгоносиках не разжиреешь... черви, долгоносики и черви. В баке с питьевой водой — тоже черви.

(Комментарий Иверсона: «Продовольственное снабжение кораблей в XVIII веке было жутким. В пище и воде водились черви»).

Кто был монархом, королем в вашей стране?

Король, король! Он! (произносит раскатисто и с презрением) Немецкий Георг.

(Комментарий Иверсона: «В течение более ста лет, с 1714 по 1820 годы, всех английских королей звали Георгами, а иногда с насмешкой — «немецкими Георгами», потому что они либо родились в Германии, либо имели немецкие корни»).

В каком самом тяжелом сражении вы участвовали?

Гм-м, такие вопросы задают молодые парни.

Что вы обычно им отвечаете?

Что они сами всему научатся и все поймут. На этом месте разговор достиг своей кульминации. Иверсон пишет:

Как будто взволнованный близостью сражения, голос Гакстабла становится более громким и уверенным. Он начинает описывать [Блоксаму], что происходит; временами он отдает команды, а иногда передразнивает приказы, которые слышит...

Запальные фитили, о которых он говорит, представляли собой горящие отрезки каната, пропитанные дегтем и дающие искры для ведения стрельбы из орудий. Предполагалось, что матросы дули на искры, чтобы поддерживать их горящими, но упомянутый моряком метод размахивания фитилем кажется более разумным. Так помощник бомбардира мог сразу видеть, кто небрежно обращался с искрой, наблюдая за взмахом руки.

Вы знаете, какой порт вы стережете? — спрашивает Блоксам.

 Это (пауза) Кале, Кале.

Вы прибыли из Дувра?

На этот раз мы пришли из пролива.

Из пролива, где Плимут?

Да, нас не было месяц или больше.

Он прерывает разговор с Блоксамом, отвечая на команду:

Есть, сэр! Так точно, готов, сэр! (Тихо.) Ах ты, ублюдок!

Кто отдал вам приказ? Капитан?

Бомбардир, лейтенант.

Вы знаете, как его зовут?

Ганз — Джолли Ганз. (Усмехаясь.) Веселый парень, нечего сказать!

Не обращая внимания на Блоксама, помощник выкрикивает команду:

Маши фитилем, парень, маши им, не дай ему погаснуть!

У вас хороший корабль?

А, он еле держится, еле держится, держится против ветра... сблизиться — сейчас можно услышать прибой.

Блоксам, с сомнением в голосе:

Можно услышать?

Да, это близко. А, мы сближаемся. Пиэрсу это удается, удается. Он ложится в дрейф близко и ждет... Говорят, он чувствует, где есть мель. (Пауза.) О Боже, хоть бы они подошли.

Блоксам задает следующий вопрос:

А теперь враг снимается с якоря?

Они все еще не подошли, теперь туман не такой сильный! Мы уйдем через пять минут.

Появляется корабль, и помощник начинает отдавать распоряжения, готовя своих людей.

Вы выстрелили из своей пушки?

Ждем, ждем! Спокойно, парни, спокойно, сейчас ничего не делайте, ждите приказа, размахивайте фитилями, да, сэр, держитесь поодаль сзади.

Затем следует приказ, и помощник выкрикивает:

Сейчас, идиот. Сейчас же, придурок, сейчас. (Кричит в возбуждении, когда производят выстрел.) Ребята, подходите к ним, подходите, сближайтесь спереди! (Издает пронзительный крик.) Вытащите его, вытащите — в рубку его... давайте туда, к полуклюзам — сближайтесь опять.

Производится еще один залп. — Парни, быстрей, ребята, — ты, ублюдок, клянусь Богом, ты попал с этой наводкой. Вот так надо наводить орудие. Боже, они попали в старого Пиэрса, они убили Пиэрса. (Внезапно испускает ужасный крик.) Моя чертова нога! (Неудержимые крики и стоны.) Моя нога, моя нога!

Блоксам бьет по щекам Гакстабла, это помогает вывести его из транса и успокоить тем, что его нога цела. Ясно видно, что все потрясены случившимся.

«Агги», разумеется, самая драматичная запись в коллекции Блоксама, — сообщает Иверсон в своей книге. — От помощника бомбардира, с каждым произносимым им словом, его кашлем и ругательствами, исходил запах моря и веяло духом времени. Его история внушает доверие — от утерянной юности землепашца со «старой Молл», о которой он говорит с усмешкой и привязанностью, до его принятия жизни на море. Его гордость тем, что он умел «наводить пушку», весьма обоснованна, по утверждению экспертов, просмотревших пленку» [3].

СЛУЧАЙ РЕБЕККИ

Домохозяйка из Уэльса, Джейн Иване, обратилась к Ариелю Блоксаму по состоянию здоровья — у нее был хронический ревматизм. Когда он спросил ее о том, какие у нее интересы, она ответила — Греция и Тибет. Блоксам предложил ей провести несколько сеансов гипноза, но ни на одном ни слова не было сказано о Греции или Тибете! Записи ее регрессии как еврейки в городе Йорке, где она никогда не бывала, были показаны в телевизионной программе на Би-би-си. В той жизни ее звали Ребекка. Она рассказала о восстаниях, проходивших в 1189 году в Честере, Линкольне и Лондоне против евреев, и выразила свое беспокойство тем, что скоро они докатятся до Йорка. В ее регрессии был упомянут представитель Папы, человек по имени Массотти, прибывший в Йорк с целью набрать новобранцев для участия в крестовых походах в Палестину, чтобы сражаться с неверными. И когда он сказал:

Возьмитесь за оружие против всех неверных. Из толпы выкрикнули:

А как же неверные в Йорке, все евреи — неверные.

Далее Ребекка говорит:

Мы были очень напуганы. Мой муж отправил деньги нашему дяде в Линкольн на случай, если произойдет что-то ужасное. Король Генри добр к нам, но он стареет. Что бы было с нами, если бы королем был кто-то другой?

Ребекка также называет его королем Генри Плантагенетом.

Он помогает людям, когда они обращаются в суд по денежным вопросам, когда нам должны. За это мы отдаем ему десятую часть возвращенных денег.

(Комментарий Иверсона: «Это довольно точная картина, показывающая отношение короля Генри из династии Плантагенетов к евреям. Конечно же, их защищали в его судах, и известно, что король брал за это плату. Но Ребекка рассказывает о годе смерти короля, и внутри общества уже растут силы, которые будут иметь трагические последствия для евреев Йорка»).

То обстоятельство, что деньги были отправлены в Линкольн, имеет под собой реальную основу: по словам профессора Барри Добсона из Йоркского университета, авторитетного ученого по истории евреев того периода, между еврейскими общинами Йорка и Линкольна существовали тесные связи.

Король Генри умирает, и на престол восходит Ричард Львиное Сердце. Он немедленно открывает военную кампанию, отправляя свои войска в крестовые походы. Ребекка стенает:

Теперь, когда добрый король Генри умер, король Ричард в походах, кто нам поможет? До меня дошли слухи о том, что случилось с некоторыми евреями. На улице Коуни убили старика по имени Исаак. Перед этим его заставили есть свинину, а на голову ему лили святую воду. Мы боимся того, что они расправятся с нами и нашими детьми. Мы вынуждены уехать.

(Комментарий Иверсона: «Действительно, на улице Коуни был убит еврей, но подробности этого трагического случая до нас не дошли»).

Ребекка называет человека, который особенно ненавидит евреев. Его зовут Мейблис.

(Комментарий Иверсона: «Похоже, Ребекка говорит о неком Ричарде Мэйлбисе, чье имя почти идентично с Мейблисом, упомянутым Ребеккой, которого средневековый хрониковед Уильям Ньюбург называет Ричардом Жестоким Зверем и который во время «Йоркской резни» выступал как «архизаговорщик против евреев»»).

Блоксам спрашивает женщину:

Вы должны были уехать?

Да, мы вынуждены были это сделать. [Толпы] подошли вплотную к нашему дому, и мы слышали пронзительные крики и чувствовали запах дыма. Муж и сын несут деньги в мешках на спине, мы должны бежать. (Пауза.) Сначала мы хотели идти к замку [чтобы укрыться], но толпа преследовала нас, и муж разрезал мешок с серебром. Когда деньги высыпались на дорогу, преследующие нас люди стали подбирать серебро и мы могли немного вырваться вперед... Однако в замок нас пускать не хотели. (Многие евреи сумели попасть в замок, но Ребекка и ее семья опоздали.) Мы укрылись в христианской церкви, маленькой церкви за воротами Йорка, поблизости от замка.

Гипнотизер спрашивает, была ли эта церковь Йоркским собором, на что испытуемая отвечает:

Нет, нет — просто маленькая церковь за воротами Йорка, за большими медными воротами. Мы прячемся, нам холодно, мы хотим есть... и мы надеемся, что никто не догадается, что мы здесь...Они ненавидят нас за нашу веру. (Голос полон отчаяния.) Но мы в церкви, и дом Господа все еще остается домом Господа. Если они найдут нас здесь, они точно убьют нас.

Рейчел (ее дочь) плачет, муж и сын отправились поискать еду.

— Мы слышим вопли: «Сжигайте евреев, сжигайте евреев», крики и плач. (Пауза.) Где Джозеф? Почему он не возвращается, почему он не возвращается? (Пауза, затем ее голос срывается на крик.) О Боже, они идут, они, они идут. Рейчел плачет...не плачь... не плачь. Они вошли в церковь — мы слышим их... они идут, они идут...

(От ужаса она говорит почти что бессвязно).

О нет, нет, Рейчел! Нет, не забирайте ее, нет, стойте, они собираются ее убить... они... нет... не надо! Рейчел, нет, нет, нет... не Рейчел... о, не забирайте Рейчел... нет, не забирайте Рейчел — нет, нет, нет, не забирайте Рейчел... нет. (Сраженный горем голос.) Они забрали Рейчел! Они забрали Рейчел!

С вами все в порядке? Они оставили вас одну, — спрашивает Блоксам.

— Да?

Темно, темно, — были ее последние слова. Затем Блоксам выводит женщину из транса.

В регрессии Ребекки весьма значимым оказалось то, что она ни разу не упомянула о самых известных фактах — драме, разворачивающейся в замке, в котором евреи временно укрывались от завывающих толп. Как указывает Иверсон:

Ребекка ничего не знала ни о действиях, предпринятых шерифом и констеблем замка, ни о [лживых] обещаниях безопасного пропуска и заключительных сценах убийства. Возможно, это незнание всех событий во время беспорядков вполне естественно, если относиться к словам Ребекки как настоящей свидетельницы. Если же рассматривать ее регрессию как фантазию, основанную на чтении книг по истории, то может показаться странным, что она не включила в свой рассказ наиболее известные особенности, указанные в большинстве учебников, в которых предлагаются версии этой резни.

Однако ее версии случайно было найдено подтверждение. Вспомним, как Джейн говорила, что семья укрылась в склепе маленькой церкви. Дело в том, что ни в одной из старых церквей Йорка – а в то время их насчитывалось около 40 — не было подземных склепов, за исключением Йоркского собора, а Ребекка отметила, что они прятались не в нем. Профессор Добсон был уверен, что маленькая церковь за «медными воротами» Йорка могла быть только церковью Св. Марии, Каслгейт. Однако когда профессор Добсон и Иверсон ее посетили, склепа там они не обнаружили. Шесть месяцев спустя профессор сообщил Иверсону о новом повороте событий. Из церкви хотели сделать музей. Он написал:

В сентябре во время реставрации церкви рабочий обнаружил то, что оказалось склепом — большая редкость в Йорке, за исключением Минстера — под алтарем. Он был сразу же заложен строителями, еще до того, как археологи успели его исследовать. Но рабочий, который побывал внутри, сказал, что видел круглые каменные арки и своды...

Итак, этот склеп мог быть тем местом, где, если верить рассказу Ребекки, она встретила свой роковой конец. Еще более убедительным является тот факт, что обнаруженные римские и англосаксонские колонны и кладки оказались ниже уровня пола церкви Св. Марии, что совершенно ясно показывает, что на том месте раньше стояла церковь [4].

Опасность регрессии в прошлые жизни под гипнозом

Оба случая регрессии, приведенные в этой главе, имели нежелательные последствия для субъектов, принимавших в них участие. Пушечный выстрел, лишивший моряка ноги, потряс Грэхема Гакстабла до такой степени, что он больше не появился ни на одном сеансе гипноза. Другая жизнь Джейн Иване — самая последняя по времени — была полна боли и неприятностей. В последней она видела себя американской монахиней, сестрой Грейс, в отдаленном монастыре Де Мойна, штат Айова. (Джейн никогда не бывала в Соединенных Штатах). Она прожила печальную жизнь, не ведая того, что происходит в мире, в сомнениях и покаянии в мнимых грехах. Регрессия закончилась следующей сценой. Блоксам спрашивает Джейн:

Сколько вам сейчас лет?

Шестьдесят... за шестьдесят... совсем калека...ужасная боль... ужасная боль в животе. Кажется, что она съедает меня, я пытаюсь улыбнуться и рассмеяться, но боль невыносима.

Она испытывала такое сильное недомогание, что гипнотизер прекратил сеанс.

После сеанса, в котором Джейн почувствовала себя Ребеккой, она упала в обморок. Женщина была больна в течение многих дней, потом она призналась, что все происшедшее ее сильно испугало, и отказалась от дальнейших опытов. Пять лет спустя она с неохотой согласилась повторить сеансы для телевизионной записи с условиями, что будет использован псевдоним (Джейн Иване) и ее лицо не появится на экране.

В программе Дэвида Сасскинда в 1977 году можно было увидеть эксперимент, где участвовали двое зрителей. Один из них — мужчина — был перенесен в эпоху Рима, где он оказался царем, убившим мать своей жены. Он вновь пережил преследование разъяренной толпы, которая затем забила его до смерти камнями. Когда он, задыхаясь, рассказывал об этом, его лицо и тело сводило судорогой в мучительной пытке. В случае регрессии женщины выяснилось, что она пережила две жизни: одну — как проститутка в диком ковбойском городке, другую — как маленькая девочка, которая утонула во время паводка. Ее жалобные крики о помощи, обращенные к матери, не оставили ни одного зрителя равнодушным.

Не нужно быть психиатром для того, чтобы понять, что с помощью гипноза происходит вмешательство в психику субъекта. Привлечение же людей к участию в сеансах, где они становятся действующими лицами столь ужасных трагедий, — огромная ответственность. Признавая возможность перевоплощения, понимаешь, что природа проявляет великую доброту, опуская занавес между прошлым и будущим. Или, как говорили греки, душа проходит через реку забвения. Д-р Стивенсон отмечает, что следствием регрессий может стать заметное терапевтическое изменение психологических расстройств, даже резкое Улучшение состояния человека, но иногда они могут вызвать и ухудшение [5].

Таким образом, ни один гипнотерапевт не может гарантировать, что у субъекта не будет «плохого путешествия в мир психики», несмотря на внушение, что после пробуждения у него не возникнет нежелательных последствий.

Глава 8

ПРЕДСМЕРТНЫЙ И ПОСМЕРТНЫЙ ОПЫТ

Существует несколько странных вещей, сопутствующих человеческой смерти, которые совсем не сообразуются с понятием конечной агонии. Люди, побывавшие в состоянии клинической смерти, никогда не упоминают о муках, боли или отчаянии, рассказывая о своих ощущениях, наоборот, они вспоминают чувства спокойствия и умиротворения. Возможно, происходит нечто, о чем мы еще не знаем.

Льюис Томас

Как заметил д-р Томас, имеющий большой опыт работы с пациентами, в своем труде «Жизнь клетки», большинство умирающих людей принимают смерть спокойно, без страха. Он пишет, что в этот момент человек, «кажется, готовит себя к смерти, как будто он интуитивно знаком с этим делом», и что, как это ни удивительно, «умирание является нормальным явлением», а смерть не является злом – она естественна.

Однако сразу возникает вопрос: если это целостный физиологический процесс, делящийся на фазы, куда исчезает сознание, что происходит с ним, когда тело попадает в землю? Останавливается ли его ход внезапно?

Мне это кажется неестественным, принимая во внимание свойства природы, когда любым составным и сложным организмам в ней находится применение. Я предпочитаю думать, что сознание неким образом отделяется от прикрепленных к нему «нитей» и затем вытягивается, подобно легкому вдоху, в свою изначальную оболочку, в качестве новой памяти нервной системы биосферы, но у меня нет данных по этому вопросу [1].

Льюис Томас писал об этом в начале семидесятых. Появилась ли какая-либо новая информация с тех пор? Большинство, наверное, ответит утвердительно, потому что многие читали широко распространенную литературу, в которой описываются случаи людей, перенесших клиническую смерть (остановка сердца, дыхания, отсутствие каких бы то ни было жизненных признаков). Благодаря современным методам реанимации, они остались живы и поделились своими ощущениями.

Большинство врачей, однако, выражают сомнения по поводу возможности существования жизни после смерти. Когда в 1976 году кардиолог Майкл Сейбом прочитал всемирно известную книгу «Жизнь после жизни» Раймонда Моуди, доктора медицинских наук, все, что он мог сказать о ней, было: «Я в это не верю. С приходом смерти ты умираешь, и это конец всему».

Представители одной церковной общины обратились к д-ру Сейбому с просьбой участвовать в качестве медицинского консультанта в телевизионной программе, посвященной книге д-ра Моуди. Он дал свое согласие и для того, чтобы подготовиться, провел в своей больнице осмотр пациентов, переживших клиническую смерть. Он намеревался документально подтвердить свои отрицательные взгляды на этот феномен. Третьей по счету пациенткой, с которой он беседовал, была домохозяйка среднего возраста из города Тампа, штат Флорида.

Как только она убедилась, что я не был психиатром, выдающим себя за кардиолога, она поделилась со мной своим посмертным опытом. Самым удивительным оказалось то, что подробности соответствовали описаниям, данным в этой книге (кстати, пациентка никогда не слышала ней). Тем большее впечатление на меня произвела ее искренность, я почувствовал то огромное значение, которое для нее имел этот опыт. В конце беседы я сделал для себя вывод, что тот субъективный взгляд, которым поделилась со мной эта женщина, указывал на аспект медицины, о котором я ничего не знал.

После этого д-р Сейбом стал изучать это явление, придерживаясь точных научных методов в исследовании каждого случая, ища ответ, лежащий не в религиозной интерпретации, а в физиологических, фармакологических и психологических факторах. У доктора имелась отличная возможность заниматься этим исследованием: он мог получать полную информацию по историям болезней больных клиники и общаться с пациентами. Он лично принимал участие в реанимировании многих больных, у которых остановилось сердце.

Через пять лет результаты исследования он опубликовал в своей книге «Воспоминания о смерти: медицинское исследование». На обложке было написано: «Поразительные новые клинические доказательства, имеющие решающее значение для понимания предсмертного опыта, представленные известным кардиологом, профессором медицины». После публикации он много выступал перед коллективами медиков и участвовал в телевизионных передачах.

Все цитаты в этой главе приведены из книги д-ра Сейбома. Он в значительной степени подтверждает Данные, полученные д-ром Моуди. В журнале «Time» был дан обзор книги Сейбома, в котором цитировались его слова: «Спустя 5 лет, проведя 116 бесед, я убедился, что мои первоначальные подозрения были неверными» (8 февраля 1982 г.).

Прежде чем представить вниманию читателя истории болезней, некоторые из которых, кстати, связаны с перевоплощением, мы сделаем краткий обзор научных исследований в этой области. Затем будут предложены альтернативные теории объяснения этого феномена, широко известного сейчас под названием NDE (near-death experiencesпредсмертный опыт). Нами будет рассмотрена возможная связь между NDE и рождением человека в другом теле, ибо, если внетелесный опыт является фактом, то это есть доказательство того, что действительный человек не есть лишь его тело, плоть. По крайней мере, теоретически можно предположить, что если некоторые смогли вернуться в старые тела, то человек также может обладать способностью воплощаться в другие тела.

Вначале следует подчеркнуть, что Сейбом и Моуди были не единственными исследователями предсмертного опыта. В своей книге д-р Сейбом пишет:

Д-р Кеннет Ринг, профессор психологии университета штата Коннектикут, опубликовал полученные данные в книге «Жизнь после смерти: научное исследование предсмертного опыта». Предсмертный опыт исследуется в университетах штатов Мичиган, Айова и Вирджиния, Западном университете штата Нью-Мехико, университете Сиэтл Пасифик, в Калифорнийском университете в Беркли и в Денвере, штат Колорадо. Свою лепту в изучение данного вопроса внесли Джон Одэтт и несколько врачей в Ист-Пеории, штат Иллинойс, Фред Шунмей-кер, доктор медицинских наук, являющийся директором Службы сердечно-сосудистых заболеваний в госпитале Св. Луки в Денвере.

Так что же это за опыт? Является ли он только психическим или это также объективный опыт? В главе «Опыт умирания» в книге «Жизнь после жизни» д-р Моуди пишет: Несмотря на большое разнообразие обстоятельств, связанных с близким знакомством со смертью, а также типов людей, переживших это, все же несомненно то, что между рассказами о самих событиях в этот момент имеется поразительное сходство. Оно настолько велико, что можно выделить около пятнадцати отдельных элементов, которые вновь и вновь встречаются среди большого числа сообщений, собранных мной. На основании этих моментов позволю себе построить краткое теоретически «идеальное» или «полное» описание опыта, которое включает все общие элементы в том порядке, в каком они обычно встречаются.

Человек умирает, и в тот момент, когда его физические страдания достигают предела, он слышит, как врач признает его мертвым. Он слышит неприятный шум, громкий звон или жужжание, и в это же время он чувствует, что движется с большой скоростью сквозь длинный черный тоннель. После этого он внезапно обнаруживает себя вне своего физического тела, он может видеть свое собственное тело на расстоянии, как посторонний зритель, и наблюдает за попытками вернуть его к жизни. Обладание этим необычным преимуществом вызывает у человека состояние некоторого эмоционального шока.

Через какое-то время он собирается с мыслями и начинает постепенно привыкать к своему новому положению. Он замечает, что обладает телом, но совсем иной природы и с совершенно другими свойствами, чем то физическое тело, которое он покинул. Он видит души уже умерших родственников и друзей, и перед ним появляется светящееся существо, от которого исходит такая любовь и душевная теплота, какой он никогда не встречал. Это существо без слов задает ему вопрос, позволяющий ему оценить свою жизнь, и проводит его через мгновенные картины важнейших событий его жизни, прокручивающиеся перед его мысленным взором в обратном порядке. В какой-то момент он обнаруживает, что приблизился к некоему барьеру, или границе, представляющей, по-видимому, раздел между земной и последующей жизнью. Однако он чувствует, что должен вернуться обратно, что час его смерти еще не наступил. Он начинает сопротивляться, так как теперь он познал опыт иной жизни и не хочет возвращаться. Ощущение радости, любви и покоя переполняют его. Несмотря на свое нежелание, каким-то образом он воссоединяется со своим физическим телом и возвращается к жизни.

Пережив нечто подобное, человек пытается рассказать об этом другим, но ему бывает трудно это сделать. Прежде всего, сложным оказывается найти адекватные слова и выражения в человеческом языке, которые подошли бы для описания этих неземных событий. Кроме того, в данной ситуации человек сталкивается с насмешками и перестает рассказывать о пережитом другим людям. Тем не менее происшедшие события оказывают глубокое влияние на его жизнь и особенно на его представление о смерти и ее соотношение с жизнью[41] [2].

Изо всех этих элементов, формирующих предсмертный опыт, д-р Моуди обнаружил, что встреча со «светящимся существом» была единственной, которая «оказала наиболее глубокое впечатление на людей». «Любовь и тепло, исходящие от этого существа к умирающему, нельзя описать никакими словами. Человек чувствует, что этот свет окружает его и влечет за собой и дает полное облегчение и тепло в присутствии этого существа».

АВТОСКОПИЯ, ИЛИ ВНЕТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ

Д-р Сейбом изучал все вышеизложенные элементы предсмертного опыта, но основное внимание он уделял исследованию того, что видели люди вне своего тела, и выявлению, насколько точны были их сообщения, сверяя их с документами клиники. В результате он обнаружил, что «подробности восприятия оказались точны во всех случаях», где имелись записи. В книге Сейбом приводит сравнения между отчетами врачей и предсмертным опытом людей. Доктор пишет:

Все лица в этом исследовании, имевшие внетелесный опыт, описывали его так, как будто он имел место вне их физического тела. Они чувствовали, что «основная» их «часть», отделяясь от физической, могла воспринимать объекты и события визуально. Во время предсмертного опыта «отделенное Я» становилось единственной «сознательной» личностью человека, причем физическое тело оставлялось как «пустая оболочка».

Во всех случаях автоскопии, за исключением трех, «Эго» располагалось над телом — в точке, названной «высота потолка».

В одном случае высота была определена мужчиной в 60 футов, в другом — 150 футов, а армейский полковник видел, как будто он «парил над Уомаком, он видел внизу реанимационное отделение», куда было доставлено его тело.

В результате автоскопии сорок один пациент Сейбома испытал то, что условно можно назвать «трансцендентальным посмертным опытом», так как в этом случае мы имеем дело с неземными пределами и областями, в которые не может проникнуть наш разум.

Столкнувшись с подобными обстоятельствами, люди в большинстве случаев говорили, что знают, что могут пережить смерть, ведь они почувствовали, что их сознание существовало вне их физического тела.

Поданным Сейбома, 15 процентов пациентов, которых он исследовал, до клинической смерти не верили в загробную жизнь, но, пережив предсмертный опыт, они стали принимать ее как реальность. Он также выяснил, что многие из его субъектов прежде несерьезно относились к рассказам людей о предсмертном опыте. Таким образом, здесь сработал подход «не верь чужим речам, а верь своим очам». Отсюда становится понятным, почему многие врачи и ученые заняты поисками альтернативных объяснений предсмертного опыта.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ВАРИАНТЫ ОБЪЯСНЕНИЯ ПРЕДСМЕРТНОГО ОПЫТА

Сны и фантазии

Сны. Как известно, бесконечно разнообразны. Если предсмертный опыт лишь сон, спрашивают исследователи, то почему его события столь последовательны и единообразны? Подробности, детали, их наполняющие, у каждого субъекта, безусловно, свои, но сущность опыта в основном одинакова. Более того, субъекты настаивают на том, что во время автоскопии они находятся в состоянии бодрствования.

Когда субъекты сталкиваются с выбором — возвращаться ли к земной жизни, они утверждают, что мыслят ясно и четко, руководствуясь рациональными соображениями, а не эмоциями. Они очень желали окончательного высвобождения, но знали, что у них здесь были обязательства, которые необходимо выполнить, дети, о которых нужно заботиться, и т.д.

Другая особенность заключается в том, что большинство снов эфемерны и их действие вскоре рассеивается, редко оставляя глубокое впечатление. Но предсмертный опыт настолько яркое событие, что запоминается на всю жизнь, изменяя поведение человека и оказывая влияние на его образ жизни. Те люди, которые испытали предсмертный опыт, избавляются от страха смерти. Многие из них считают его вершиной своего земного опыта.

Иллюзии и галлюцинации, вызванные лекарственными препаратами

Д-р Сейбом пишет:

В результате медицинских исследований особенностей галлюцинаций, вызванных действием лекарственных препаратов, было обнаружено, что этот опыт чрезвычайно разнообразен и характеризуется повышенной чувствительностью. Введение наркотиков при лечении или с другими, запрещенными, целями может привести к эйфории и состоянию блаженства или же к «плохой поездке» с ужасными, искаженными ощущениями... Предсмертный опыт же, напротив, характеризуется чистотой мысли и «зрительного» восприятия.

Научные предположения

Можно предположить, что некоторые пациенты с хронической болезнью сердца, имевшие предсмертный опыт, просто оказались достаточно хорошо осведомлены, например из телепередач, как происходит восстановление сердечной деятельности и дыхания, и в точности описывали, что произошло. Чтобы это выяснить, Сейбом провел контрольный опыт. Он попросил двадцать пять сердечников со «стажем», никогда не имевших предсмертного опыта, описать, какие процедуры могут проводиться во время клинической смерти. Двадцать из опрошенных допустили грубые ошибки, сказав, что используется стимулирование дыхания способом «рот в рот», а оно-то как раз и не требуется в клиниках, оснащенных сложным оборудованием. Двое вовсе не могли ничего сказать по этому поводу, а трое дали правильное, но поверхностное описание, где недоставало подробностей. Те же пациенты, которые утверждали, что имели внетелесный опыт, напротив, были на удивление точны в своих наблюдениях, и «эти подробности, — пишет Сейбом, — весьма характерны для фактической реанимации, и они не могут взаимозаменяться с другими событиями, связанными с предсмертным кризисом».

Проходят ли субъекты через рождение?

Туннель и свет в конце него рассматриваются некоторыми людьми следующим образом. Умирающий человек, боясь смерти, как бы возвращается ко времени рождения, и туннель — это прохождение через генитальный проход матери. Ну а свет — не что иное, как интенсивное освещение в родовой палате. Однако, как отмечает всемирно известный акушер Фредерик Лебойер в своей книге «Рождение без насилия», для новорожденного открывание глаз, которые очень чувствительны, является причиной мучительной боли. Он пишет: «Младенец орет. А почему это должно нас удивлять? Он только что обжег себе глаза... Говорят, что новорожденный слепой. Нет, он ослеплен светом». Так неужели этот травмирующий опыт вспоминается умирающим как приносящая радость и утешительная встреча с чудесным светящимся существом?

Деперсонализация

Д-р Ринг излагает эту теорию в своей книге. Он пишет:

такие феномены, как чувство умиротворения и благополучия, ощущение отчуждения от своего физического тела, панорамное обозрение жизни и мистическая трансцендентальность, ассоциирующиеся с перспективой приближающейся смерти, — все это способы защиты, с помощью которых Эго пытается изолировать человека от жестких реалий неминуемого конца. Таким образом, человеку как будто предоставляется кокон из компенсирующих чувств и видений. Другими словами, происходит психологическая отрешенность от своей очевидной судьбы.

Эта теория, безусловно, универсальна, тем не менее она не объясняет фактический внетелесный опыт людей, переживших клиническую смерть.

Д-р Сэйбом указывает, что в ряде исследованных им случаев люди имели предсмертный опыт, не сознавая, что они были в какой-либо опасности, и, следовательно, у их Эго не было времени, чтобы построить защиту.

Церебральная гипоксия (кислородное голодание) и церебральная гиперкапния (повышенное содержание двуокиси углерода)

Эта теория строится на объяснении причины предсмертного опыта либо недостаточным уровнем кислорода в мозгу, либо высоким уровнем углекислоты. Ясно, что, если субъект только что «умер», кровь перестает питать мозг кислородом и углекислота, уже присутствующая там, не может быть высвобождена. Д-р Сэйбом сообщает об опытах, когда уровень кислорода специально медленно понижался у субъектов-добровольцев. Он пишет:

Умственные и физические способности человека постепенно ухудшались, пока не наступали конвульсии и не прекращалось дыхание. Каких-либо сведений об опыте, напоминающем предсмертный, не сообщалось.

Эксперименты с повышенным уровнем углекислоты вызвали у пациентов ощущения, аналогичные тем, которые характерны для предсмертного опыта, но в то же время они сильно отличались от последних. У субъектов появился беспричинный ужас. Когда их стали принуждать решать математические задачи и делать другие странные веши, они начали демонстрировать признаки крайнего неврологического расстройства: «Зрачки как будто застыли, глаза закатились». Затем последовали судорожные приступы, «за которыми наступил ступор, продолжавшийся одну-две минуты» и по окончании эксперимента.

При рассмотрении данной альтернативной теории важно помнить, что писал по этому поводу д-р Моуди в книге, ставшей продолжением его «Жизни после жизни»:

Я подчеркнул с самого начала, что имел дело с предсмертным опытом, где не было явной клинической смерти, при этом он содержит много тех же особенностей, что и случаи, когда такая «смерть» была. Таким образом, все феномены, на которые ссылаются: шум, панорамная память и свет — были испытаны в ходе столкновения со смертью, когда прекращение потока крови к мозгу совсем не имело места [3].

Переходя к описанию некоторых случаев, постараемся не забывать все эти альтернативные объяснения.

ПРЕДСМЕРТНЫЙ И ВНЕТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ НЕОБЫКНОВЕННЫЙ СЛУЧАЙ РЯДОВОГО ДЖОРДЖА РИЧИ

Предсмертный опыт Джорджа Ричи — ныне терапевта и психиатра — настолько поразил и заинтересовал Раймонда Моуди, что он принялся за изучение подобных случаев. Оно длилось пять лет, и в результате была написана книга «Жизнь после жизни», чья читательская аудитория теперь исчисляется миллионами. Она впервые оповестила западный мир о существовании подобных странных явлений. Свою книгу Моуди посвятил д-ру Ричи. В фильме «За пределы и обратно» его случай был главным материалом.

В возрасте двадцати лет Ричи, студент медицинского колледжа, решил на время оставить свою мечту стать врачом и завербовался в армию. Он был блестящим студентом и, вероятно, стал бы самым молодым врачом, если бы не человек по имени Гитлер. После войны он так и не завершил свое медицинское образование. В дальнейшем его карьера складывалась весьма успешно: он стал президентом Ричмондской академии практики общего профиля, начал заниматься психиатрией и по прошествии некоторого времени стал председателем психиатрического отделения в клинике Тауэре города Шарлоттсвилля, которая присоединилась в конечном счете к университету Вирджинии в этом же городе. Сейчас он занимается частной практикой в Ричмонде. Он является основателем и президентом «Универсального молодежного корпуса».

Наше повествование основано на сведениях, взятых из книги д-ра Ричи «Возвращение из завтра», а также на его рассказах, записанных на магнитофонную пленку, в которых содержатся подробности, отсутствующие в книге [4].

Во время прохождения подготовки в качестве рядового в лагере Баркили, штат Техас, Ричи впал в уныние: к тому моменту он освободился от романтических иллюзий, познав все бедствия войны. Поэтому, когда в связи с нехваткой в армии врачей ему было приказано вернуться в медицинский колледж Вирджинии, чтобы закончить образование, он был безумно счастлив.

Однако случилось так, что он слег с двусторонней долевой пневмонией. Чуда-лекарства, пенициллина, в то время еще не было. В один из дней его состояние ухудшилось и санитар, совершавший обход палат, обнаружил, что он умер. Военврач подтвердил летальный исход, и помощник должен был подготовить тело в морг. Именно в этот девятиминутный интервал Ричи получил большую часть своего невероятного опыта.

Д-р Дональд Дж. Фрэнси, главный военврач в лагере Баркили, назвал выздоровление Ричи самым поразительным случаем в медицине, с которым он когда-либо сталкивался. В заявлении, заверенном нотариусом, он написал: «Тот факт, что рядовой Джордж Ричи буквально вырвался из когтей смерти и вновь обрел крепкое здоровье, должен объясняться вещами, выходящими за рамки человеческого разума» [5]. Одно дело, когда тело оживляют после остановки сердца, но в смерти от воспаления легких протекающие процессы настолько токсичны, что успешная реанимация практически невозможна. Более того, Ричи был «мертвым» в течение девяти минут или больше, что должно было привести к необратимым последствиям.

Еще до того как было обнаружено, что Ричи мертв, он стал мысленно осознавать себя в отдельном неощутимом теле и оказался в маленькой комнатке, куда его, видимо, привезли после серьезного ухудшения состояния. Было около полуночи. Первая его мысль была о том, что он должен рано утром успеть на автобус, чтобы вернуться в медицинский колледж в Ричмонде. Странно! Куда делась его одежда? Он полностью обыскал маленькую комнату. Может, она под кроватью? «Я повернулся и замер, — вспоминает он. — На кровати кто-то лежал. Я сделал шаг. Это был молодой человек, шатен с короткой стрижкой, он был недвижим. Но... это немыслимо! Ведь я только что встал с кровати! Это казалось слишком странным, это нельзя было понять, и, во всяком случае, у меня не было времени».

Лихорадочно ища санитара, чтобы получить одежду, Ричи попытался обратиться за помощью к сержанту, стоящему в коридоре. Но мужчина не видел и не слышал его, он прошел бы прямо через его «тело», если бы Ричи не отшатнулся в сторону.

Снедаемый непреодолимым желанием вернуться в колледж, Ричи взлетел с огромной скоростью и направился на север, к Ричмонду. Путешествуя, он задавал себе вопрос, в правильном ли направлении он двигался.

Подо мной была чрезвычайно широкая река. Через нее был перекинут высокий мост, и на дальнем берегу виднелся самый большой город из тех, которые мне встречались. Я хотел спуститься и спросить кого-нибудь, кто мог бы указать мне дорогу.

Я заметил, что мой полет замедлился. В месте, где соединялись две улицы, я увидел мерцающее голубое свечение. Оно исходило от неонового рекламного щита, расположенного над дверью одноэтажного здания с красной крышей с вывеской «Пабст. Голубая Лента. Пиво». Прыгающие буквы над дверью складывались в слово «Кафе».

К зданию быстрым шагом направлялся человек. Я обратился к нему: «Вы не могли бы сказать, что это за город?» Он просто продолжал идти... Мы подошли к кафе, и он протянул руку к ручке двери. Казалось, он был глухим. Я вытянул левую руку, чтобы постучать его по плечу, но это было все равно что прикасаться к воздуху. И все же я четко его видел, на его лице просматривалась черная щетина на подбородке, которую уже пора было брить.

Ричи призадумался над происходящим, облокотился о стоявший рядом телеграфный столб и прошел прямо сквозь него.

Прежде чем продолжить рассказ, мы должны сообщить, что год спустя Ричи случайно узнал название этого города. Он возвращался в свою часть в лагере Баркили перед отправкой в Европу. Туда он добирался вместе с другими студентами-медиками на машине. Когда они прибыли в местечко вблизи Виксбурга, штат Миссисипи, где он никогда не был, что-то в расположении этого города показалось ему невероятно знакомым: он точно знал, как будет выглядеть линия берега моря за следующим поворотом, как будут пересекаться улицы. «Внезапно я понял, что мы едем по той самой улице и что через несколько кварталов будет белое каркасное здание с красной крышей и словом «Кафе», написанным неоновыми буквами над входом». Подъехав ближе, он действительно увидел кафе и узнал тротуар, по которому шел мужчина. Тут же находился телеграфный столб, где он так долго стоял... Насколько долго? В каком времени и в каком теле?

Однако вернемся к описываемым нами событиям. Ричи почувствовал тщетность своего полета в Ричмонд, ведь никто не мог ни видеть, ни слышать его. «Что, если моя семья не сможет видеть меня? Меня захлестнуло ужасное одиночество. Я понял, что мне необходимо было вернуть мою плоть». И тогда он вспомнил о том теле, которое видел неподвижно лежащим на больничной койке, и понесся назад к госпиталю.

По прибытии он лихорадочно пытался найти свое тело в одной из 200 комнат, в которых лежало 5 тысяч солдат. (В лагере Баркили обучение проходили 250 тысяч солдат.) При тусклом свете он едва мог видеть их лица. Казалось, что прошло уже много времени. И потом его осенило! На левой руке у него должно было быть кольцо братства с греческими буквами фита, гамма и дельта. В одной маленькой комнате он обнаружил тело человека, чье лицо было закрыто простыней, а на левой руке у него было кольцо.

Я медленно прокрался вперед. Даже в тусклом ночном освещении я различал, что рука была слишком белая и гладкая. Где я мог видеть нечто похожее раньше? Затем я вспомнил: Папа Дабни, лежащий на пороге в Мосс Сайд.

Я попятился к двери. Человек на кровати был мертв! Мне стало страшно. Но... если это было мое кольцо, тогда – это был я, часть меня, лежащая под простыней. Так, значит, я... В первый раз за все это время я подумал о смерти. Но я же не умер! Как я мог быть мертвым и в то же время продолжать бодрствовать?.. Лихорадочно я схватился за простыню, пытаясь стянуть ее и раскрыть тело. Но я не мог бы поднять даже легкого ветерка в маленькой тихой комнате.

В отчаянии я присел на кровать. Или, скорее, сделал это мысленно: на самом деле моя нетелесная сущность никак не соприкоснулась с ее поверхностью. Именно на кровати бездвижно лежала моя собственная форма и материя, но в то же время она была так далека от меня, как будто мы жили на разных планетах.

Вдруг свет в комнате начал становиться ярче. Ричи  обернулся, чтобы взглянуть на 15-ваттную лампочку. Конечно же, она не могла давать столько света!

Я с изумлением наблюдал, как яркость усиливалась, исходя отовсюду, сияя, как казалось, сразу во всех местах. Все лампочки отделения не могли бы испускать так много света, даже все лампочки в мире! Это походило на миллион сварочных вспышек, горящих одновременно.

Теперь он видел, что в комнату вошел не свет, а человек, или, скорее, светящийся человек. «Это существо было силой более древней, чем время, и все же более современной, чем кто-либо, кого мне доводилось встречать». Это существо «знало обо мне все, вплоть до тех вещей, которые не могли бы понравиться другим», но от него «все равно исходили тепло и любовь». Он спросил Ричи: «Что ты сделал в жизни?» Вопрос повторялся снова и снова, и каждый раз Ричи давал поверхностные ответы. В результате он понял, что сделал в своей жизни совсем немного.

То, что произошло затем, трудно описать словами. Небесный спутник сопровождал Ричи в том, что последний называет «обучающим путешествием». Ему показали астральный мир, пронизывающий землю, затем более высший мир, а за ним еще более высший. В астральном мире, как охарактеризовал его Ричи, он увидел ужасное зрелище — души, временно привязанные к земле, вследствие своих сильных чувств. Бывшие пьяницы притягивались к барам и кафе, и их «адом» было то, что «они могли видеть, как пьют другие, но сами никогда не могли поднять стакан». Он видел души, порабощенные сексуальными желаниями, которые не были способны их осуществить. Это было их «адом». Он видел отчаяние самоубийц. Его также сводили в офис какой-то фирмы, где развоплощенный человек непрестанно кричал на неслышащего работника, говоря ему, как вести дело. Это был его умерший работодатель.

Затем он оказался в чудесной библиотеке, в которой были собраны все наиважнейшие книги, написанные за всю историю существования человечества и вселенной в целом, и Библия была только одним из мировых писаний.

Когда они поднялись к третьей плоскости, или миру, Ричи был поражен, увидев многих таких же светящихся существ, что и его величественный попутчик, хотя все это время он был уверен, что последний самый верховный и великий изо всех — Христос. (Буддист, испытавший то же самое, вероятно, узнал бы в нем Будду; индус — Кришну; а еврей — кого-нибудь вроде Мессии. Возможно, все они были бы правы.)

Ричи почувствовал, что ему настало время возвращаться к земному плану сознания.

Нас окружили стены. Стены настолько узкие и напоминающие коробку, что прошло несколько секунд, прежде чем я узнал маленькую комнатку в госпитале. Казалось, прошла целая жизнь с тех пор, как мы покинули ее.

Стараясь изо всех сил вновь войти в тело, лежащее на кровати, он вдруг понял, что может открыть глаза, но раздражало то, что лицо закрывала простыня! Но он не мог убрать ее: руки казались тяжелыми, как свинцовые болванки. Ему удалось только немного приподнять руки, и еще он сумел повернуть несколько раз кольцо на пальце.

Затем в голове у него все помутилось. Он потерял сознание и явно умер еще раз, потому что его тело вернули к жизни только после этого, хотя Ричи не приходил в сознание еще три дня. На этот раз, открыв глаза, он увидел перед собой улыбавшуюся ему медсестру. «Хорошо, что вы вернулись к нам, — сказала она. — Некоторое время мы думали, что вам это не удастся».

Позже Ричи узнал, что это санитар обнаружил, что Ричи был жив, так как его руки лежали не в том положении. Заметив перемену, юноша бросился за доктором. Тот внимательно осмотрел тело на наличие признаков жизни и вновь констатировал смерть.

Однако санитар обратился к врачу-офицеру с просьбой ввести в сердечную мышцу Ричи адреналин. «Во-первых, было немыслимо, чтобы рядовой спорил с офицером, квалифицированным врачом. Во-вторых, то, что предлагал санитар, было нелепо с точки зрения медицины. Когда весь организм испорчен болезнью типа пневмонии, простое принудительное сокращение сердца ни к чему бы не привело, — поясняет Ричи. — Действительно, мое состояние, как признал бы любой медик, было безнадежным. И все-таки этот опытный дежурный офицер, полностью осознавая неразумность своих действий, послушал несведущего военнослужащего». И результат оказался ошеломляющим!

Период выздоровления был чрезвычайно тяжелым. По возвращении в Ричмонд Ричи был в буквальном смысле «мешком с костями», и он, конечно, был не в состоянии завершить ускоренный курс по медицине. На полное выздоровление ушел год. Его вновь отправили в лагерь Баркили, а оттуда — в Европу служить медиком в армии. Когда война завершилась, он продолжил учебу, по окончании которой стал терапевтом, а затем психиатром. Он пишет:

Когда я подал заявление на проживание в госпитале университета Вирджинии, где я работал психиатром, один мой сотрудник, с которым я дружил, посоветовал мне не упоминать о внетелесном опыте, так как неизвестно, как другие могут это воспринять. Первым человеком, с которым мне пришлось побеседовать на эту тему, оказался д-р Уилфрид Эбс, профессор психоанализа и аналитической психотерапии в отделении психиатрии, одна из главных фигур в Обществе психоаналитиков Вирджинии. Не успел я войти к д-ру Эбсу в офис, как он встретил меня словами: «Ну, д-р Ричи, насколько я понимаю, вам кажется, что вы встречались с Христом». Я понял, что вилять нет смысла. Д-р Эбс был евреем, аналитиком-фрейдистом, и он прямо задал мне вопрос, требовавший ответа...

Я сказал, что не могу отрицать реальность случившегося со мной в Баркили, штат Техас, как не мог бы Савл из Тарса[42] отрицать того, что с ним случилось по дороге в Дамаск [когда он увидел Христа].

Ничего не поделаешь, думал я, пропала моя возможность стать психиатром. Представьте же мое удивление, когда пару недель спустя я получил письмо, в котором говорилось, что я единогласно утвержден «экзаменационным составом», и каждый его член подверг меня допросу с пристрастием.

Через несколько лет, когда мы с д-ром Эбсом стали хорошими друзьями, у нас состоялся один серьезный разговор, во время которого он признался мне: «Все мы знали, что вы утверждали, что имели внетелесный опыт. Если бы вы притворились хоть на одну минуту, что этого не было, я посчитал бы вас ненадежным человеком и, очень возможно, приписал бы вам эмоциональное расстройство, которое свойственно человеку, не могущему отличить факт от фантазии».

Несомненно, читателей должен волновать один вопрос, связанный с тем, что Ричи утверждал, что видел не одно невероятно лучезарное светящееся существо, а много. Что это были за существа? Создаются ли они такими Богом? Могли ли они когда-то быть людьми подобно нам, которые стали гораздо более развитыми, чем мы, пройдя через опыт, полученный в многочисленных жизнях? Д-р Ричи склонен думать, что ответом является эволюция через перевоплощение. Его вера в перевоплощение выражена в вышеприведенном рассказе о предсмертном опыте, записанном на магнитофонную пленку. Он называется «Жить снова и снова». «Как врач, молодежный лидер и психиатр, работающий в таком месте, как университет Вирджинии, где мы имеем возможность видеть того, кто, я думаю, через двадцать пять лет будет известен как Фрейд грядущего века, — д-ра Яна Стивенсона, полагаю, что свидетельство в пользу перевоплощения настолько убедительно, что вы не можете в этом сомневаться, будучи непредвзято настроенными».

Приведем еще одну цитату из книги д-ра Раймонда Моуди «Жизнь после жизни»:

Если перевоплощение все же и имеет место, очевидно, что между временем выхода из старого тела и вхождением в новое тело имеется какой-то промежуток, когда душа пребывает в другом измерении... Необходимо также упомянуть о том, что в «Тибетской Книге мертвых», в которой весьма подробно рассказывается о стадиях посмертного существования, говорится о том, что перевоплощение происходит значительно позже, то есть после тех событий, о которых рассказывают исследованные мною лица [6].

Далее Моуди советует тем «читателям, которые собираются изучать этот вопрос и дальше, обратиться к прекрасному исследованию «Двадцать случаев, предполагающих перевоплощение“ Яна Стивенсона, доктора медицинских наук». (См. Главу 4.)

Кстати, в некоторых случаях, описанных Стивенсоном в указанной выше книге и в других работах, когда дети помнили свои прошлые жизни, они рассказывали о встрече со святыми людьми в потустороннем мире и о том, что эти существа направили их, чтобы воплотиться в определенном теле [7]. Это хорошо соотносится с рассказом Ричи о встрече со светящимся существом. Действительно, в томе серии «Случаи, характерные для перевоплощения», в котором приводятся случаи по Таиланду и Бирме, д-р Стивенсон сообщает, что 55 процентов таиландских детей, помнящих прошлую жизнь, говорят, что в период развоплощенного состояния между жизнями они встречали «человека в белом», похожего на мудреца. (Буддисты, которых дети этих стран могли встречать, носят одежды цвета охры и никогда не носят белого.)

Так вот, эти дети указывают, что люди в белом радушно приняли их после того, как они умерли, и были их «провожатыми и попутчиками». Имеет значение то обстоятельство, что, когда приходит время нового воплощения, эти люди в белом, кажется, не влияют на выбор места следующего рождения. Они только ведут людей к родному дому.

Далее Стивенсон пишет, что непосредственно перед перевоплощением человек в белом или светящееся существо предлагает пришедшей душе что-нибудь съесть, обычно плод, стирающий воспоминания о прошлой жизни. Этот плод был назван «плодом забвения». «Некоторые субъекты, помнящие прошлые жизни, утверждают, что им удавалось не есть этот плод... И поэтому у них сохранялись воспоминания». Стивенсон проводит аналогию между этим утверждением и случаями с тайваньскими детьми. В древнегреческих мифах души перед следующим воплощением пили воду из реки Леты, или реки забвения [8].

ВСТРЕЧА ПИТЕРА СЕЛЛЕРСА СО СМЕРТЬЮ

В своей книге «Под угрозой» [9], ставшей бестселлером, Ширли Маклейн рассказала об одной важной беседе с английским актером Питером Селлерсом.

Питер Селлерс был человеком, который, казалось, не сомневался в том, что жил раньше. Однажды, во время работы над фильмом «Быть там», мы встретились на съемочной площадке, и он сказал мне, что часто испытывал чувство, будто знал персонажей, роли которых он играл, потому что «был каждым из этих лиц в то или иное время». Поначалу я не совсем поняла, что он имел в виду, но потом я осознала, что он говорил о своих прожитых жизнях, то есть прошлых воплощениях.

«Интересно, — заметила я, — ты хочешь сказать, что используешь опыт, полученный в прошлых жизнях?» Глаза Питера заблестели, было видно, что он обрадовался возможности поговорить с человеком, которого заинтересовала эта тема.

«У меня мурашки бегут по телу, когда я нахожусь в этой комнате звукозаписи... Ведь здесь я умер», — сказал он. В газетах много писали о том, каким ужасным было его недавнее соприкосновение со смертью.

«Д-р Рекс Кеннэймер спас меня, причем я видел, как он это сделал, — продолжил он. — Я почувствовал, что покидаю тело. Я как будто выплыл из своей физической оболочки, и потом я увидел, как мое тело увозили на тележке в больницу. Мне было любопытно, и я отправился за ним. Я хотел знать, что со мной было не так. Нет, это был не испуг, наоборот, я чувствовал себя прекрасно; беда случилась с моим телом.

Затем я увидел д-ра Кеннэймера. Он стал нащупывать мой пульс и понял, что я был мертв. Что он только ни делал, чтобы заставить мое сердце биться вновь, разве что не прыгал на мне. Затем Рекс сказал, что времени для подготовки операции на сердце нет и приказал кому-то вскрыть мою грудную клетку прямо на месте

Рекс вынул сердце из моего тела и стал пытаться вернуть его к жизни массирующими движениями.

В это мгновение я обернулся и увидел невероятно яркий белый свет надо мной. Мне захотелось пойти на него. Я чувствовал, что с другой стороны света, так сильно влекущего меня, исходила любовь, настоящая любовь. Затем я увидел, как через свет протянулась рука. Я попы­тался схватиться за нее, сжать ее так, чтобы она могла выхватить меня, втянуть через свет. Затем Рекс сказал: «Оно забилось. Есть сердцебиение». Тогда голос, принадлежащий руке, до которой я хотел дотронуться, произнес: «Еще не время. Вернись и закончи. Еще не время». Такая вот история».

Селлерс закончил рассказ следующим замечанием: «Я знаю, что жил несколько раз, это подтверждается тем случаем. Я чувствовал, что испытывала моя душа, находясь на самом деле вне тела».

Как-то раз, по прошествии полутора лет, — рассказывает Шерли Маклейн, — когда я сидела с друзьями в своей квартире в Малибу, произошел один странный случай. Мы мило беседовали, как вдруг я почувствовала незримое присутствие Питера Селлерса и вскочила со стула. «Только что что-то случилось с Питером Селлерсом!» Было такое ощущение, как будто он находился прямо в гостиной и наблюдал за мной. (Я не могла знать, что у Питера был еще один сердечный приступ, так как долго путешествовала до своего приезда в Малибу.)

Затем раздался телефонный звонок. Звонил журналист, он сказал, что хотел узнать, как я отреагировала. «На что?» — спросила я. «Сожалею, если вы не слышали, — последовал ответ, — но ваш друг Питер Селлерс только что скончался». Про себя я подумала: «Вы, возможно, думаете, что он скончался, но на самом деле он лишь покинул свое недавнее тело».

ТРАГИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ ОДНОЙ ЖИЗНИ, КОТОРЫЕ ЕДВА НЕ ПОВТОРИЛИСЬ В ДРУГОЙ

Этот случай представляет особый интерес, потому что относится ко второй половине XVIII века, времени, когда общественность узнала о посмертном опыте и возможных перевоплощениях. О нем рассказал известный датский писатель Иоган Людвиг Хайберг в романе «Молодожены», повествуя о событиях, взятых из его собственной жизни.

В данном эпизоде молодожены, спасаясь от бури, нашли укрытие и временное жилье у бедной вдовы и ее приемного сына Фредерика. Мальчик оказался у нее странным образом. Он заполнил ее сердце после смерти ее собственного сына. Фредерик, уже взрослый, страстно влюбляется в невесту Хайберга и намеревается «случайно» убить его на следующий день во время заранее спланированной охоты. Однако чета, встревоженная его сумасбродным, неуравновешенным поведением, собирается покинуть этот дом как можно скорее. Между тем мать Фредерика предчувствует ужасное развитие событий и ведет с ним следующую беседу:

Я никогда не рассказывала тебе о своей судьбе, мой сын... может быть, сердце успокоится, когда я сделаю это, и мне станет легче. Сын, родившийся у меня, — о, ты не знаешь, как он умер! — был обезглавлен, кровь его залила эшафот. Отвергнутый молодой и прекрасной девушкой, которая была слепа к его любви, он убил ее более счастливого любовника на охоте.

В то утро, когда ему предстояло умереть, мой сын припал к моей груди и воскликнул: «Мама, скажи слово, сильное слово, которое утешит меня, когда я встречусь со смертью!» И я сказала... Но, Фредерик, ты меня пугаешь! Ты не сводишь с меня глаз, бледный как смерть.

Мама! Ты сказала: «Когда ты предстанешь перед твоим Спасителем, скажи: "Мой Бог и Брат, прости меня за твои мученические раны, за мой гнев и за то, что я сделал с моей матерью!"

Откуда ты это знаешь? — в изумлении воскликнула мать.

Это был я! Я твой настоящий сын, и теперь я живу снова.

Фредерик, не безумен ли ты?

Нет, мама, не бойся. До сих пор я ходил как слепой, все эти долгие годы. Мое сознание пробудилось в этот час. Теперь я вижу всю свою сущность, я знаю, в чем основа моей жизни, и в то же самое время я надеюсь и трепещу. Я испытал ужасный страх, когда положил голову на плаху. Но мысленно я произнес те слова утешения, которые ты сказала. Когда топор опустился, мое сознание покинуло меня. Я проснулся в странном месте; и мой взор остановился на человеке в белых одеждах... Может, он был моим Спасителем, но я не узнал его и не помолился ему, хотя глаза его были полны добротой... его волосами был сияющий свет. Он сказал: «Обернись! Твое место не здесь. На земле ты был наказан за свое преступление; здесь нет наказания и кары. Возвращайся на землю, чтобы вновь прожить свои дни».

Затем я повернулся и пошел, боясь оступиться. Мне нужен был отдых, и я уснул крепким сном. Когда я проснулся ребенком, я почувствовал, что был другим человеком. О мама, посмотри на меня; ты мне нужна, чтобы утешить меня. Я обещаю, что твой сын больше не опечалит тебя. Нет! Она не отвечает! Она мертва!

Сердце бедной женщины было переполнено изумлением и радостью, она не выдержала потрясения, вызванного услышанными откровениями, и умерла.

ПРЕДСМЕРТНЫЙ ОПЫТ СЕМИЛЕТНЕЙ ДЕВОЧКИ

Этот случай был опубликован Американской медицинской ассоциацией в «Американском журнале детских болезней» в октябре 1983 года. Д-р медицинских наук Мел вин Морс, автор доклада — врач детской ортопедической больницы, специалист медицинского центра в Сиэтле, сотрудник отдела педиатрии в медицинском колледже университета Вашингтон.

Случай произошел с семилетней девочкой, умной, веселой, здоровой. Однажды она чуть не утонула, купаясь в бассейне. Врач сделал свое заключение, что  она находилась в коматозном состоянии, ее зрачки были неподвижны и расширены, что свидетельствовало о смерти. После трех дней героических попыток вернуть девочку к жизни она наконец пришла в сознание. Д-р Морс вел ее историю болезни с первого же дня.

Две недели спустя он спросил ребенка о том, что с ней было, когда она чуть не утонула. Она сказала, что помнила, «как разговаривала с Небесным Отцом». Больше она не захотела говорить на эту тему. Во время следующего прихода к врачу она сама вернулась к прошедшим событиям: «Теперь мне приятно говорить о случившемся».

Девочка указала, что первым воспоминанием о том, как она чуть не утонула, было то, что она «находилась в воде».

Я умерла, затем попала в туннель. Он был темный, и мне стало страшно. Я не могла идти. Когда появилась женщина по имени Элизабет, туннель осветился ярким светом. Женщина была высокой, с ярко-желтыми волосами. Вместе мы пошли на Небо. На Небе было здорово. Оно было светлым и там росло много цветов.

Она сказала, что вокруг неба была граница, дальше которой она не могла видеть. Там ей встретились многие близкие, включая умерших бабушку с дедушкой, тетю по материнской линии, и двое взрослых, дожидавшихся перевоплощения, — Хетер и Мелисса. Затем она увидела Небесного Отца и Иисуса, который спросил ее, хочет ли она вернуться на землю. Она ответила, что нет. Тогда Элизабет спросила ее, хочет ли она увидеться со своей мамой. Девочка сказала «да». После этого она проснулась в больнице.

Медсестры сообщили, что она часто интересовалась, где Хетер и Мелисса, видимо, думая, что они уже перевоплотились. Что касается религиозного воспитания, члены семьи девочки были деятельными мормонами, ребенок ходил в церковь, посещал раз в неделю церковную школу. Нигде в учении мормонов не говорится о перевоплощении.

Принимая во внимание существование альтернативных теорий, объясняющих случаи, подобные этому, д-р Морс говорит, что они не «объясняют того обстоятельства, что так много людей, включая детей, дают идентичные описания предсмертного опыта, несмотря на различия в религиозных верованиях и культурном воспитании». Подводя итог, он пишет:

Данное исследование пациентки показало наличие у нее предсмертного опыта, соотносящегося с типичными случаями среди взрослых, о которых неоднократно сообщалось в медицинской литературе. Ее опыт содержит много общих положений, связанных с предсмертным опытом, включая темный тоннель, границу вокруг неба и добровольное возвращение на землю, что не постулируется ее религиозным учением.

ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕКА, КОТОРОМУ ПРИШЛОСЬ ВЫБИРАТЬ МЕЖДУ ДВУМЯ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

В 1935 году Уильям Мартин из Ливерпуля сообщил об одном странном случае, происшедшем с ним в 1911 году, когда ему было 16 лет.

Я прогуливался около своего дома, — рассказывал он о происшедшем, — как вдруг порыв внезапного ветра завалил высокую стену, когда я проходил рядом с ней. Огромный камень ударил меня по макушке. Затем мне показались, что я вижу себя распластавшимся на земле, съежившимся, и на моей голове лежал камень. Много людей подбежало ко мне. Я мог наблюдать, как они убрали камень, с меня сняли пиджак и положили мне под голову. Я слышал, как послали за врачом. Кто-то сказал: «У него сломана шея, разбит череп».

Один из присутствовавших спросил, знал ли кто-нибудь мой адрес, и когда кто-то ответил, что я снимал жилье прямо за углом, он приказал им отнести меня туда. Все это время меня не покидало ощущение, что я был освобожден от телесной формы, лежащей на земле, и как будто завис в воздухе, я мог слышать все, о чем говорили люди.

Один человек заметил, что для моей семьи будет ударом узнать о случившемся, и я остро почувствовал, что желаю вернуться к матери. В тот же миг я «оказался» дома; отец и мать садились обедать. Почувствовав мое незримое присутствие, мать вытянулась в струнку на стуле и сказала отцу: «Берт, с нашим сыном что-то случилось».

Отец пытался успокоить мою мать, но она не хотела его слушать, она сказала, что должна успеть на двухчасовой поезд, чтобы быть у меня как можно скорее. Не успела она выйти из комнаты, как в дверь постучали. Это был носильщик с вокзала, принесший телеграмму, в которой сообщалось, что я серьезно ранен.

Затем я внезапно перенесся, как мне показалось, вовсе не желая того, в комнату, где лежала женщина, которую я узнал, две другие женщины тихо суетились вокруг, а врач склонился над ее кроватью. Затем у врача в руках появился младенец. Я сразу же почувствовал почти непреодолимое желание прижаться лицом к затылку ребенка, чтобы его лицо стало моим.

Доктор сказал: «Похоже, мы потеряли их обоих», — и я вновь ощутил порыв занять место младенца, чтобы показать, что он ошибается, но мысль о моей плачущей матери остановила меня, и я «оказался» в вагоне поезда, где они с отцом ехали.

Я все еще был с ними, когда они прибыли на мою квартиру. Их провели в комнату, где лежало мое тело. Мама села рядом, мне очень хотелось утешить ее. Я почувствовал, что должен войти в тело, лежащее на кровати. Наконец мне удалось это сделать, и это усилие заставило мое материальное «я» сесть в кровати. Мама Попросила меня лечь снова, но я сказал, что со мной все в порядке. Я заметил, что она удивительным образом почувствовала неладное еще до того, как носильщик принес телеграмму.

Они с отцом были поражены тем, что я это знал, и изумились еще больше, когда я повторил почти слово в слово часть их беседы дома и в поезде. Я сказал, что был близок как к рождению, так и к смерти. Я поделился с ними своими ощущениями, когда странным образом перенесся в дом миссис Уилсон, жившей по соседству, в тот момент, когда она родила ребенка, но он оказался мертвым, потому что я не захотел войти в его тело. Позже мы узнали, что миссис Уилсон умерла в тот самый день в 2 часа 5 минут пополудни, родив мертвую девочку [10].

ВРАЧ НАБЛЮДАЕТ ВНЕТЕЛЕСНЫЙ ОПЫТ УМИРАЮЩЕГО

Существует разница между клинической смертью и тем, что врачи называют биологической смертью. В первом случае все признаки жизни у человека исчезают и констатируется его смерть. Но в отдельных случаях, особенно при остановке сердца, человека иногда можно вернуть к жизни. При биологической же смерти органы настолько разлагаются, что оживление невозможно.

Однако с оккультной точки зрения могут быть другие критерии для определения настоящей смерти, и это довольно наглядно показывает случай, который будет вскоре рассмотрен. Каковы эти критерии? Елена Петровна Блаватская полагала, что «оживление невозможно после того, как душа и дух полностью отделились от тела и перерезана последняя электрическая нить» [11]. В «Тайной Доктрине» она пишет, что человека можно вернуть к жизни, если его «астральное, жизненное, тело не безвозвратно отделено от физического тела разъединением магнетической или одической нити» (Т.Д., т.1, ч.3, отд.9) [12]. Интересно, что в Ветхом Завете говорится о том, что, когда наступает смерть, серебряная цепочка разрывается. (Екклесиаст 12:6).

Существует ряд сообщений людей, видевших в последние минуты жизни умирающих отвязывание, или разъединение, серебряной магнетической нити. Несколько таких случаев приводятся д-ром Кеннетом Рингом в книге «Жизнь при смерти», который цитирует следующее замечательное описание д-ра Р.Б.Хаута. Последний, находясь рядом с умирающей тетей, видел не только серебряную нить, но и то, что Блаватская называет отделением «последней электрической нити». Доктор рассказал:

Во-первых, во время видения мое внимание привлекло нечто, находящееся непосредственно над физическим телом, зависшее в воздухе где-то в двух футах над кроватью. Поначалу я не мог разглядеть ничего, кроме нечеткого очертания дымчатой, туманоподобной субстанции. Казалось, что там бездвижно завис сгусток тумана. С течением времени этот непонятный пар начал становиться все более плотным и твердым, затем я с изумлением увидел проявляющиеся четкие очертания: субстанция принимала человеческую форму.

Тело, которое я видел, было похоже на физическое тело моей тети; астральная форма зависла несколькими футами выше своего физического двойника. Тело-дух теперь мне казалось законченным. Вскоре я уже мог различать черты лица. Это было лицо тетушки, за исключением того, что оно сияло от умиротворения и радости, оно не было старческим и изможденным. Глаза были закрыты, как при безмятежном сне, казалось, что тело-дух окружено свечением.

Мое внимание привлекла также субстанция серебристого цвета, истекающая из головы физического тела в голову духа-«двойника». Затем я увидел нить, соединяющую два тела. Я непрестанно мысленно повторял: «Серебряная нить!» Впервые я понял, что это значило. Эта «серебряная нить» была связующим звеном между физическим и духовным телами, как пуповина связывает ребенка с матерью.

Нить была прикреплена к затылку. В месте соприкосновения с физическим телом она расширялась, подобно вееру; многочисленные малые нити присоединялись к основанию черепа. Кроме точек соединения, нить была круглой, может быть, диаметром около дюйма. Она была полупрозрачная и блестела, отливая серебристым цветом. Казалось, она оживлялась пульсирующей энергией. Я видел, как пульсирующий свет тек по своему руслу от физического тела к астральному «двойнику». При каждой пульсации дух-«двойник» все больше оживлялся и уплотнялся, тогда как физическое тело становилось все более безжизненным. К этому времени черты лица стали очень отчетливы. Вся жизнь была сосредоточена в астральном теле; пульсации нити прекратились.

Жилы-нити, расширяющиеся, подобно вееру, у основания черепа, оборвались, вот-вот должно было произойти окончательное отделение. Затем я мог наблюдать сдвоенный процесс смерти и рождения — последняя соединительная жила серебряной нити оборвалась и тело-дух освободилось.

Наступил волнующий момент, когда светящееся тело приподнялось из лежачего положения. Открылись глаза, и на сияющем лице появилась улыбка. Тетушка улыбнулась мне на прощание и исчезла из виду [13].

Если бы люди знали, что такие внушающие благоговейный страх события происходят во время умирания человека, они иначе бы рассматривали этот процесс и соответственно реагировали бы на него, ушла бы печаль, сопровождающая уход близких людей.

Торжественный, трансцендентальный характер смерти описан Исааком Башевисом Зингером в романе «Шоша». Один из персонажей рассказывает о мистическом опыте «вселенского единства», который снизошел на него много лет назад:

Я слился с вечностью. Временами я думаю, что это было похоже на состояние перехода от жизни к тому, что мы называем смертью. Мы можем испытать его в последние секунды или, может быть, сразу после. Я говорю так потому, что сколько мертвых я ни видел в своей жизни, у всех было одно и то же выражение лица: ага, так вот в чем дело! Если бы я только знал! Какая жалость, что я не могу сказать другим [14].

Глава 9

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ: ПРОБЛЕМЫ И ЗАГАДКИ ГЕНЕТИКИ

Мы обнаружили странный след на берегах неизвестности. Мы изобрели глубокие теории, одну за другой, чтобы объяснить его происхождение. Наконец, нам удалось воссоздать существо, оставившее этот след. И подумать только! Он принадлежит нам!

Артур Эддингтон. «Пространство, время и гравитация»

Доказывает ли наследственность несостоятельность перевоплощения? Выдающийся биолог, сэр Джулиан Гексли, однажды ответил на этот вопрос утвердительно. В книге «О чем я осмеливаюсь думать?» он пишет:

Яйцеклетки и сперматозоиды несут судьбу поколений. Яйцеклетка реализует одну случайную комбинацию из бесконечного количества возможностей; и она сталкивается с миллионами пар сперматозоидов, каждый из которых отличается от других по комбинации карт, которые он несет. Затем наступает финальный момент драмы — женитьба яйцеклетки и сперматозоида, которая и дает начало человеку... Здесь также, как представляется нам, все является делом случая: какой именно осуществится союз из всех миллионов возможных союзов? От одного мог бы получиться гений, от другого — имбецил и т. д. Осознав все вышесказанное, мы сможем навсегда изгнать из человеческой мысли сонм страхов и предрассудков. После этого не остается никакой почвы для любой доктрины метемпсихоза [1].

Почему Джулиан Гексли делает такой вывод? Потому, что согласно теории перевоплощения вновь пришедшая сущность приносит с собой урожай своих собственных мыслей и действий из прошлых жизней, то есть она наследует их от себя самой, в то время как биологи утверждают, что талант человека или, напротив, бездарность появляется вследствие его генетической предрасположенности, то есть все дело в генах.

Однако неправильно было бы полагать, что выражение: «Она наследует от себя самой» — означает, что верящие в перевоплощение отвергают факторы наследственности. Известный теософ, Уильям Куон Джадж, поясняет:

Некоторые утверждают, что наследственность доказывает несостоятельность теории перевоплощения. Мы настаиваем на том, что наследственность, напротив, является ее доказательством. Наследственность, давая нам тело в любой семье, снабжает Эго подходящим окружением. Эго входит только в ту семью, которая либо полностью отвечает всей его сущности, либо дает возможность выйти из ее эволюции, которая также связана с ним по причине прошлых воплощений или взаимно обусловленных причин. Это указывает на физическую наследственность как на естественный закон, управляющий телами, в которых мы должны жить. Передача черт и склонностей через родителей и собственно тело как раз являются способом, избранным природой для предоставления воплощающемуся Эго подходящей обители, в которой оно должно продолжать свою работу. Другой способ был бы невозможен и нарушил бы естественное положение вещей.

Но когда мы смотрим на личность человека, мы видим наследственные различия. Это обусловлено особенностями души, которая страдает или же счастлива, пребывая в той или иной семье, нации и расе, либо от мыслей и деяний человека в прошлых жизнях, которые сделали неизбежным его воплощение именно в том виде, в каком оно есть [2].

Данная теория основана на справедливости, а наукообразная концепция — на случайности и произвольности. Один человек, говорит Гексли, рождается бездарностью, другой – гением благодаря произвольным комбинациям генетического материала. Так зачем чтить великих? Все дело было в их генах! Зачем осуждать преступников, нужен ли такой институт, как суды? Преступник неповинен: всему виной «дефективные» гены. Когда Уотсон и Крик получили Нобелевскую премию за расшифровку генетического кода и его графическое изображение в виде знаменитой двойной спирали ДНК, что произвело переворот в биологии, почему они не отказались от этой почетной награды и не поставили ее в заслугу своим генам? Если исходить только из этой теории, закономерно возникает вопрос: не разрушится ли само общество? Индивидуальная ответственность и личная инициатива просто перестали бы существовать.

Что же касается теории многих жизней, в соответствии с которой вновь приходящая сущность притягивается к той наследственной линии, которая наиболее подходит для ее кармических потребностей, то профессор Джон Мактаггарт из Кембриджа проводит следующую аналогию. Сравнивая наследуемое тело и склонности человека со шляпой, которую он носит, он указывает, что «шляпы обычно гораздо с большей точностью отражают характеры тех, кто их носит, чем если бы шляпы доставались людям по жребию. Подгонка происходит, когда человек выбирает из шляп ту, которая подойдет ему наилучшим образом». Мактаггарт пишет: «Это может помочь нам понять, что человек, чья сущность имела определенные особенности до перевоплощения, воплотится в том, а не ином теле, унаследованном от предков, благодаря наличию у последних характеров, похожих на его собственный» [3].

Профессор К. Дж. Дукас так довольно забавно прокомментировал это высказывание:

Если понимать аналогию со шляпой, приведенную Мактаггартом, буквально, то, как предлагает один из моих корреспондентов, душа, временно лишенная тела, подобно человеку, ищущему шляпу, которую он будет носить, будет «ходить по магазинам», примеряя один человеческий зародыш за другим, пока не найдет тот, который должен, как она узнает каким-то необъяснимым образом, развиться в подходящее тело. Однако Мактаггарт не имел в виду ничего такого заумного, речь шла, скорее, об автоматическом процессе. Он ссылается на аналогию с химическим сродством [4].

Другой известный кембриджский философ, Джеймс Уорд, использовал ту же аналогию химического сродства в своих гиффордских лекциях под общим названием «Область конечного».

Если ряд перевоплощений имеет реальную продолжительность или значение, если это не просто серия, а прогрессия, то при каждом возвращении к жизни подходящее перевоплощение должно определяться либо Провидением, либо... выбираться самой душой. В противном случае, если развоплощенным душам суждено быть унесенными ветрами случайностей подобно семенам, то у нас повторится та бесчеловечная фортуна, которую должна исправлять доктрина трансмиграции...

Эта трудность, в свою очередь, сталкивается с более смелым утверждением, что развоплощенные души возвращаются своим путем к подходящему перевоплощению. Атом, освобожденный от молекулярных уз, описывается как редкое проявление активности, называемой на языке ученых «ранней стадией», но все же он не будет индифферентно воссоединяться с первым встречным свободным атомом, а только с тем, с которым у него есть «сродство». Таким образом, утверждение, что каждый человек вступает в связь с телом, наиболее подходящим для соединения с ним, уже не будет казаться столь странным или парадоксальным... Освобожденному духу следовало бы приписать гораздо большее умение держать себя в обществе, чем освобожденному атому [5].

«ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ АРХИТЕКТОР», ИЛИ АСТРАЛЬНОЕ ТЕЛО

Сторонники теории перевоплощения добавляют еще одно измерение в вышеописанный процесс. На Востоке, где перевоплощение является частью религиозного учения, мудрецов издревле интересовали тайны рождения и жизни плода в утробе матери. Они учат, что душа на более высоких уровнях сознания облачена в подобающие одеяния веществом материи, существующей на этих уровнях [6]. Самое низшее из внутренних тел называют линга шарира, или прототипное тело. Оно является прообразом, по которому строится физическое тело и в которое воплощается душа-разум как связующее звено между своим и этим мирами. Тело-прообраз не отделено от физического, как, например, чертеж отделен от реального объекта, а пронизывает и поддерживает физическое. Без него физическое тело не могло бы функционировать или быть взаимосвязанным. Прототипное тело соответствует «электрическому архитектору», существующему, как обнаружили ученые Йельского университета Гарольд Сакстон Берр и Ф.С.Нортроп, внутри всех живых форм. Чуть ниже мы поговорим об этом открытии. По определению теософов, линга шарира —  это астральное тело, или астральный двойник.

В европейских культурах эту сущность выражают другие названия: doppelgangerв Германии, perisprit во Франции, verdogerв Скандинавии; zelem в Иудее, eidolonв Древней Греции и umbra — в Древнем Риме.

В индуизме основные каналы, или сплетения, между астральным и физическим телами называются чакрами, у буддистов они известны как падмы (центры лотоса). Акупунктурные точки и меридиальные линии, веками использовавшиеся китайскими врачами при лечении болезней, являются связующими каналами между двумя телами.

Как показано в главе 8, доказательство астрального тела мы находим в предсмертном внетелесном опыте: люди рассказывают о существовании более тонкого тела, которое может проникать сквозь стены, как будто их нет, и переноситься на сотни миль со скоростью мысли.

В главе 4 упоминались случаи с родимыми пятнами, когда дети утверждали, что жили раньше, прежде чем на их новых телах появились родимые пятна — точные копии бывших шрамов или ран. Доктор Стивенсон замечает: «Я все больше склонен думать о некоем промежуточном «нефизическом теле», действующем как носитель этих свойств от одной жизни к другой, которое служит шаблоном, или моделью» [7].

В соответствии с восточной философией, когда происходит зачатие зародыша человека, нуклеиновые кислоты ДНК и РНК — центры памяти в ядре зародышевой клетки — приводятся в действие более тонкими телами, которые не могут обнаружить даже наши самые сильные электронные микроскопы, и управляются ими. И все-таки хочется верить, что астральное тело может быть обнаружено изобретенными человеком инструментами. Рассмотрим один уникальный эксперимент. Условно он назывался «Электрический архитектор», провели его Берр и Нортроп, ученые Йельского университета. По результатам четырехлетнего исследования они представили доклад Национальной академии наук. Объектами изучения были саламандры, мыши, а также люди. Ученые описали электрические явления, происходящие на протяжении роста, развития организмов. Данные фиксировались электрокардиографами и электроэнцефалографами, выявлявшими определенные особенности у каждого вида. В статье, опубликованной «New York Times» (25 апреля 1939 г.), научный редактор так определил значимость этих экспериментов:

В телах живых существ имеется так называемый «электрический архитектор», который как бы лепит, придает определенный вид человеку по заранее определенному рисунку; он существует в теле с предзародышевых стадий до смерти. Все остальное постоянно изменяется (мириады клеток, из которых состоит тело, за исключением клеток мозга, стареют и отмирают, заменяются другими клетками), но «электрический архитектор» остается единственной константой на протяжении всей жизни человека, формируя новые клетки и размещая их в соответствии с тем же самым рисунком изначальных клеток, таким образом, в буквальном смысле все время воссоздавая тело. Смерть приходит к человеку после того, как его «электрический архитектор» перестает действовать.

Данный феномен закладывает новые основы в понимании природы жизни и жизненного процесса. Он показывает, что каждый живой организм обладает электродинамическим полем, точно так же как магнит создает вокруг себя магнитное силовое поле. Доказательства, полученные в результате экспериментов, показывают, по словам д-ра Берра, что каждый вид животных и, вероятно, отдельные особи внутри вида имеют свое характерное электрическое поле, аналогичное силовым линиям магнита.

Следовательно, это электрическое поле, имея определенный рисунок, формирует по своему образу всю протоплазменную основу жизни, которая находится в сфере его влияния, и воплощает себя в живой плоти подобно скульптору, вкладывающему свою идею в камень.

Тридцать три года спустя Берр написал книгу «Схема бессмертия: электрические рисунки жизни», где мы читаем: «Почти в течение полувека полученные логические заключения и эта теория в целом проверялись в жестко контролируемых экспериментальных условиях и не встретили противоречий»[8].

Из вышеуказанных экспериментов можно сделать вывод, что эфирное электрическое прототипное тело не прерогатива человека — это универсальное явление, существующее в природе. При съемке методом Кирлиана[43] на пленке иногда запечатлевается астральное тело растений [9].

К сожалению, генетики и молекулярные биологи не отнеслись к этим экспериментам серьезно. Они до сих пор пытаются свести все природные процессы к «чудодейственной» химии, белковым молекулам, называемым РНК и ДНК. Приведем одно значимое с нашей точки зрения высказывание Блаватской из ее труда «Тайная Доктрина»: «Весь предмет спора между светской и эзотерической науками зависит от веры и демонстрации существования астрального тела внутри физического, причем первое независимо от последнего» [10]. Она также говорит о «внутренней душе физической клетки — «духовной плазме», которая главенствует над зародышевой плазмой» подобно «ключу, который однажды должен открыть врата terra incognita [44] биологов, называемой сейчас как темные пятна эмбриологии» [11].

ЗАГАДКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА

Чтобы подчеркнуть дилеммы, существующие в цитобиологии и генетике, д-р Льюис Томас обращает свое внимание на вопросы зарождения человеческого мозга.

Настоящее изумление вызывает тот факт, что вначале ты представляешь собой одну-единственную клетку, которая затем начинает делиться сначала на две, потом на четыре, восемь и так далее, и на определенном этапе, когда клетки дифференцируются, возникает скопление клеток, которое и порождает человеческий мозг.

Существование этих особых клеток является удивительным само по себе. Определенная группа клеток рождается для того, чтобы стать целостным массивом из триллионов клеток, который должен будет дать человеку возможность мыслить и получить воображение. В первой клетке содержится вся информация, необходимая для того, чтобы научиться читать и писать, играть на пианино или выполнять такие действия, как протянуть руку и прислониться к дереву. Вся грамматика, вся арифметика, вся музыка.

Как происходит включение, каким образом некоторые из [эмбриональных клеток] внезапно принимают особое качество мозгового вещества, неизвестно [12].

«Мозг поражает своей сложностью, — замечает научный редактор «Fortune» Том Александр. — Загадкой, которую не могут разрешить длительное время, является то, как функционирует такой сложный и высокоорганизованный орган. Элементарный расчет предполагает, что в молекулах ДНК, которые составляют генетический код тела, не может содержаться достаточное количество информации, чтобы точно определить, как подсоединяются друг к другу два нейрона, самые примитивные составляющие мозга» (24 января 1983 г.). Возможно, что среди всех «темых пятен» эмбриологии, не дающих покоя ученым-генетикам до сих пор, предложенные доказательства существования электромагнитной модели тела («электрический архитектор», как называет его д-р Берр, или астральное тело) могут оказаться достойными серъезного внимания.

Джеймс Уорд, обращаясь к тем, кому гипотеза о перевоплощении кажется слишком сложной и загадочной, заметил в гиффордских лекциях «Область конечного», что скептически настроенный оппонент в конце концов должен остановиться, задумавшись над тем, сколь много жизненно важных процессов, о которых мы обладаем определенным знанием, представляют собой сложные механизмы, в которых задействовано огромное количество элементов, и эти процессы казались бы нам совершенно невероятными, если бы мы не были с ними знакомы. Так будет ли неразумным предполагать наличие еще более чудесных связей в широких пределах мира, ожидающего человека после смерти? И не может ли оказаться по той же причине более широких пределов, и то, что кажется нам сложным или невозможным, на самом деле просто, скажем, движение в третье измерение, которое существо, ограниченное двумя, может не понимать? [13]

Биолог Джулиан Гексли, который был убежден, что перевоплощение относится к предрассудкам, изменил свою точку зрения много лет спустя. В своей книге «Где умершие?» он писал о перевоплощении:

Дух человека каким-то образом исходит в момент его смерти, подобно радиосигналу-сообщению, посылаемому передающим устройством. Но необходимо помнить, что радиосигнал снова становится сообщением, когда вступает в контакт с новой материальной структурой — приемником... Нам трудно представить себе, что жизнь может продолжаться и во внетелесной форме. Однако можно предположить, что существует нечто исходящее, которое имеет то же самое отношение к человеку, как радиосообщение к передатчику, пока оно не вернется к действительности сознания, вступая в контакт с чем-то, что могло бы действовать как принимающее устройство для разума [14].

Конечно же, таким приемником был бы мозг. Гексли утверждает, что мозг не порождает мысли; он лишь инструмент, который мысль использует [15]. Следовательно, когда умирает мозг, мыслитель и его мысли могли бы действовать через будущий мозг, которому еще предстоит родиться.

Глава 10

КАК МОЖНО ОБЪЯСНИТЬ ПОЯВЛЕНИЕ ГЕНИЕВ

Приобретенные качества и те, что медленно развиваются в нас, — это невидимые нити, связывающие наши существования друг с другом, и лишь душа помнит о них, ибо материал не может помнить ни об одной из духовных вещей. Это вечное наследство, передаваемое прошлым настоящему и настоящим будущему, — секрет человеческих гениев.

Бальзак. «Серафита»

Выражение «гениями рождаются, а не становятся» довольно распространено. Сторонники теории перевоплощения считают, что гениальность есть результат усилий многих жизней. В качестве доказательства можно привести пример с Моцартом: его музыкальные способности проявились в очень раннем возрасте. Однако Моцарт, так же как Бах, Бетховен и Брамс родились в семьях музыкантов; следовательно, их способности могут быть объяснены генетическими факторами? Здесь можно было бы возразить, что по сравнению с другими детьми, вышедшими из подобных семей, они — великолепные светила рядом с пламенем свечи. В этой главе мы рассмотрим два случая, где наследственность, равно как и окружение как кажется, не играют существенной роли.

ЧУДО-МАТЕМАТИК

Шакунтала Дэви родилась в Индии и стала известна всему миру благодаря своим гениальным математическим способностям. Она путешествует повсюду, ставя в тупик экспертов своей невероятной способностью решать задачи быстрее, чем какой-либо электроприбор. Во время ее приезда в 1977 году в США все крупные газеты и многие журналы сообщали о ее необыкновенном даровании. Она превзошла самый современный компьютер в мире — Univac 1108 в Национальном бюро стандартов США, ценившийся очень высоко, — вычислив корень двадцать третьей степени числа из 201 цифры менее чем за пятьдесят секунд, попав таким образом в Книгу рекордов Гиннесса. Она не только была быстрее компьютера, ведь последний нуждался в программировании. В компьютер нужно было ввести около 13 466 команд и 4883 ячейки данных. Шансы на то, что Шакунтала нашла решение случайно, составляли 598 миллионов к одному — по расчетам того же самого компьютера[45] [1].

Когда Шакунтале Дэви было три года, родители, сбитые с толку ее сверхъестественной способностью выполнять арифметические действия, повезли ее на консультацию к ученым. После того как профессора из Бангалорского университета убедились, что она могла находить логарифмы, сложные корни и суммы за считанные минуты, о ней стали писать и говорить. Она недолго училась в обычной школе, но, как говорила она сама, числа всегда зачаровывали ее. «Все в жизни — искусство, наука и философия — основано на числах», — как-то сказала она. В детстве девочка думала, что каждый обладает подобными способностями и была по-настоящему удивлена, узнав, что это далеко не так [2].

Путешествует ли Шакунтала для заработка денег? Нет. В интервью, опубликованном в «Ottawa Citizen» и озаглавленном «Самая расчетливая женщина мира», она сказала: «Думаю, что достижения человека — самое главное; необходимо показывать, что люди все еще превосходят машины. Мир пока не осознает огромный потенциал человеческого мозга; вот почему я езжу по свету и показываю свои возможности» (3 января 1974 г.).

В интервью, данном в телепрограмме «Этот день», Шакунтала сказала, что в Индии ее дар объяснили бы «перевоплощением», и мельком она упомянула о своей прошлой жизни в Египте. Нельзя отрицать тот факт, что когда-то в этой стране фараонов жили великие математики. Математическая основа пирамиды Хеопса, проявляющаяся как в общем ее построении, так и в деталях, уже давно заинтересовала исследователей, но теории, создававшиеся в течение века, до сих пор не раскрыли всех ее тайн.

ИСТОРИЯ СЛЕПОГО ТЕМНОКОЖЕГО РАБА, СТАВШЕГО ВПОСЛЕДСТВИИ ЗНАМЕНИТЫМ МУЗЫКАНТОМ

Родиться в рабстве и быть лишенным зрения — едва ли это можно назвать благоприятным стечением обстоятельств. Это произошло в 1849 году в штате Джорджия с мальчиком, о котором и пойдет речь. В журнальной статье «Слепой Том: загадка музыки» Уэбб Гаррисон писал, что «из деловых соображений большинство фермеров в Джорджии сто лет назад очень щепетильно относились к ежегодному приплоду рабов, и Перри Г. Оливер из округа Маскоги не был исключением». Поэтому, когда у одной из его рабынь родился совершенно слепой ребенок, он был сильно разочарован. «Оливер продал мать на аукционе генералу Джеймсу Бетуне из города Колумбус того же штата, а мальчика отдал бесплатно». («Coronet», июль 1952 г.). И вот бедная мать со своим годовалым ребенком оказалась вдали от своего дома среди совершенно чужих людей. Генерал Бетуне назвал мальчика Томас Грин Бетуне, но для всех он был Слепым Томом. В романе «Моя Антония» Уилла Катер представила художественную версию этих событий, назвав мальчика Слепым д'Арнольдом.

Наиболее хорошо исследовала случай с мальчиком Элла Мэй Торнтон, заслуженный работник государственной библиотеки Джорджии. Ее статья «Загадка Слепого Тома» была опубликована в зимнем выпуске «The Georgia Review» в 1961 году. Мы приведем цитату из этой работы.

Необыкновенная восприимчивость Тома к звукам, в особенности к музыке, проявилась, когда он был еще грудным ребенком... Все Бетуне, будучи образованными, воспитанными и великодушными, признали необычные качества мальчика.

Впервые поразительные музыкальные способности Тома проявились, когда однажды он [в возрасте трех лет] стал подпевать дочерям Бетуне, сидящим вечером на веранде. Он вел не мелодию, а более сложную вторую партию... Непроизвольно и безошибочно он продолжал петь до конца песни.

Следующий удивительный случай произошел через год. Как-то вечером молодые девушки в течение нескольких часов музицировали за пианино. Когда они разбежались по дому, он воспроизвел все, что им было услышано.

«Никто не видел, чтобы он когда-либо прикасался к инструменту, — пишет мисс Торнтон, — и кажется вероятным, что так оно и было, потому что звуки привлекают внимание, и мальчик-раб, играющий на пианино в оживленном доме, вскоре был бы замечен».

Музыкальный журнал «Этюд» (август 1940 г.) сообщает, что с самого начала Слепой Том играл как на белых, так и на черных клавишах. Таким образом, он знал о мажорной и минорной тональностях. Трудно понять, как слепой ребенок мог играть на инструменте без какого-либо предварительного ознакомления, нигде не обучаясь. Мисс Торнтон подчеркивает, что, когда он начал играть произведения великих классиков, он делал это «иначе, чем те, которые играют, подбирая на слух, и ничего не знают о положении пальцев». Мальчик «проявил совершенную точность в технике игры, которую в 1862 году весьма высоко оценил один профессиональный музыкант, заявив, что она была характерна для школ».

В своем умственном развитии Том находился на уровне сверстников. Однако он обладал способностью в точности воспроизводить только что услышанные музыкальные произведения объемом в двадцать страниц, у него был также необыкновенный творческий талант.

В то время в Колумбусе можно было нанять первоклассных учителей музыки, одним из них был Карло Патти, брат известной мадам Аделины. Генерал Бетуне стал подыскивать наставника Тому, возможно думая, что формальное обучение принесет ему пользу. Однако приглашенный учитель отказал генералу в просьбе, сказав: «Нет, сэр, у меня опускаются руки; мир никогда не видел такое создание, как этот маленький слепой негр, и никогда не увидит. Я ничему не могу его научить; он знает о музыке больше, чем знаем мы или чем можем узнать. Это выше моего понимания. Все, что для него можно сделать, это дать ему слышать отличное исполнение; у него все получится без посторонней помощи.

Том начал давать концерты, когда ему было восемь лет. В двенадцать лет, «как раз в день отделения Джорджии[46], 19 января 1861 года, Том появился на концерте в Нью-Йорке; во время войны он играл как на территории Конфедерации, так и в Северных Штатах, а также на передовой. Его слышали тысячи солдат, многие вспоминали его выступления, описывали их в своих дневниках и журналах, которые впоследствии были изданы. Он давал концерты на Британских островах, на континенте, в течение почти двадцати лет он объездил всю Америку, играл в Белом доме».

Том не только исполнял произведения Бетховена, Мендельсона, Баха, Шопена и многих других композиторов.

Провидя бесконечные часы за инструментом, он научился импровизировать. Эти мелодии, получив форму, становились частью его репертуара, который, как говорили, охватывал семь тысяч произведений. Во многих критических статьях указывалось, что никому, кто брался записывать его сочинения, не удавалось удержать тайну и красоту его музыкальных фраз. Его понимание контрапункта и чувство гармонии были полными. Действительно, все составляющие, необходимые для формирования музыкальных способностей, удивительным образом слились в этом мальчике.

Мисс Торнтон, подытоживая свое исследование, пишет: «Часто поднимают вопрос, нашли ли психологи, физиологи и другие ученые, а также музыканты объяснение поразительного таланта Слепого Тома. Мой ответ после длительного исследования таков — никакого объяснения не было дано». И все-таки оно должно существовать. С точки зрения теории перевоплощения этот слепой мальчик, вероятно, учился, чтобы стать великолепным музыкантом.

То обстоятельство, что Слепой Том появился на сцене, было весьма к месту. Это было время, когда заканчивалась черная страничка в истории Соединенных Штатов, связанная с существованием рабства. Том доказал миллионам людей, что бедный, необразованный, слепой темнокожий человек добился такого творческого успеха, какого не смогли достичь многие из получивших самое лучшее образование.

Могут ли проявиться таланты без воспоминания о прошлой жизни?

Слепой Том никогда не говорил о том, что жил когда-то раньше. Большинство людей, обладающих тем или иным талантом, также не подозревают о своем существовании в прошлой жизни. Однако учителя бывают настолько озадачены их необыкновенными способностями, что неожиданно для себя в качестве объяснения выбирают теорию перевоплощения. Так, например, Сестра Тереза, католическая монахиня, которая преподавала искусство в приходской школе Бруклина, рассказала о маленьком мальчике в ее классе, который обладал необыкновенным умением рисования портретов, он знал мельчайшие детали и оттенки; знание подобных нюансов приходит только с годами практики и упражнений, и женщина была убеждена, что он научился всему этому в прошлой жизни.

Среди случаев перевоплощения, исследованных д-ром Стивенсоном, есть многочисленные примеры, когда таланты и умения передались из прошлых жизней. Он обсуждает это в своей работе «Объяснительная роль идеи перевоплощения» [3]. По отношению к некоторым детям, которые не помнили своих прошлых жизней, обладающим какими-либо талантами и поведенческими чертами, перешедшими из прежних жизней, исследователь проводит следующую аналогию. Под гипнозом субъекта настраивают на совершение определенного действия после пробуждения, но так, чтобы он не помнил о том, что получил такое указание. И субъект производит это действие в обычной жизни непроизвольно, хотя в действительности к этому его побуждает подсознание. Подобным образом, по словам Стивенсона, привычки и способности прошлых жизней могут быть воспроизведены в настоящей, даже если человек не осознает, когда и где первоначально он их получил.

Стивенсон говорит, что похожая ситуация происходит с каждым из нас. «Мы знаем, как ходить, но мало кто из нас помнит дни своего младенчества, когда мы этому учились. Это, — говорит он, — позволяет предположить, что у людей были прошлые жизни, о которых в памяти не сохранились образы, но из которых они тем не менее могли извлечь важные составляющие своего характера». И действительно, большинство детей, исследованных Стивенсоном, начиная с восьми лет и старше теряют все образные воспоминания о своих прошлых жизнях, но сохраняют, становясь взрослыми, таланты и черты характера, вероятно, принесенные с собой из прошлого.

Трогательный случай, подтверждающий вышеизложенное, был рассказан его преподобием д-ром Лесли Уэдерхедом. В лекции «Случай перевоплощения» д-р Уэдерхед рассказал, как он встретился с имеющими к этому прецеденту отношение лицами в Мельбурне, Австралия. Он был представлен им д-ром Райнором Джонсоном, врачом, исследовавшим этот случай. Приведем цитату из лекции:

У капитана Баттиста и его жены, итальянцев, родилась дочь, которую назвали Бланш. Они наняли франкоязычную гувернантку из Швейцарии по имени Мари, чтобы та помогала им присматривать за ребенком. Мари учила свою маленькую воспитанницу петь колыбельную песню на французском языке. Бланш очень полюбила эту песню. К всеобщему горю, Бланш умерла, и Мари вернулась в Швейцарию. Колыбельная песня, которая могла вызвать слишком сильную боль воспоминаний о покойном ребенке, совсем перестала звучать в доме; о ней старались забыть.

Три года спустя синьора Баттиста забеременела вновь и на четвертом месяце увидела сон. Она настаивала, что бодрствовала, когда перед ней явилась Бланш и сказала своим голоском: «Мама, я возвращаюсь». Затем видение растаяло. Капитан Баттиста отнесся к этому скептически. Когда в феврале 1906 года у них родился ребенок, он неохотно согласился, чтобы в память об их бывшей дочке девочку тоже назвали Бланш. Новая Бланш была похожа на прежнюю во всем.

По прошествии девяти лет со дня смерти первой Бланш, когда второй было около шести, произошло необыкновенное событие. Я приведу слова капитана Баггисты: «Пока мы с женой были в рабочем кабинете, мы услышали,