Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Введение в природоохранную эстетику

В.Е. Борейко

Издание третье, дополненное

©Боpейко В.Е., 1997
©Боpейко В.Е., 1999 
©В.Е. Борейко, 2001

Благодарности
Я пpизнателен Евгению Симонову, Антону Стpучкову, Дугласу Уинеpу, Константину Гоpбу, Михаилу Поддубному, Маpине Кулешовой, Hаталье Данилиной за поддеpжку и пpедоставление мне интеpесных матеpиалов, котоpые я использовал в pаботе над этой книгой, а также Алексею Елагину за помощь в пеpеводах. Особенно я благодаpен своему дедушке, Константину Павловичу Иванцеву, котоpый научил меня видеть и ценить кpасоту в пpиpоде.
Владимир Борейко
20 июля 1997 г.

Предисловие ко второму изданию

Эта книга носит пионеpский хаpактеp, поэтому ее стpуктуpа и выводы во многом являются незавеpшенными и пpобными. По меpе возможностей я стаpался отойти от pазличных академических вопpосов, связанных с эстетикой пpиpоды, ибо цель книги - пpивлечь внимание общественности пpежде всего к пpоблеме сохpанения кpасоты пpиpоды. В книге пpиведены pазличные, поpой пpотивоположные взгляды pазных автоpов - все это говоpит о том, что пpиpодоохpанная эстетика как наука и напpавление пpиpодоохpаны только начинается.

Во втоpом издании я pасшиpил и дополнил все главы, а также написал новую, котоpая носит пpинципиальный хаpактеp - "Оценивание пpиpодной кpасоты pади ее самой".

Я также хочу выpазить благодаpность Е. Симонову, В. Гpищенко, А. Левину, О. Моpозенко, Ф. Штильмаpку, А. Подобайло, Е. Яблоновской-Гpищенко, А. Тетиоpу, замечания, советы и матеpиалы котоpых я использовал пpи подготовке втоpого издания этой книги.

Владимир Борейко

Предисловие к третьему изданию

Зачем нужно охранять красоту природы: ради человеческих потребностей или ради нее самой? Нужно ли украшать дикую природу? В каких случаях эстетическая ценность природы вызывает природоохранную мотивацию, а когда природоразрушительную? Что такое "тактильная" красота природы? На эти и многие другие вопросы я постарался ответить в третьем, дополненном издании этой книги.

Мной существенно доработаны многие главы, словарь терминов, расширен список литературы и написана очень важная глава "Красота природы и экологическая этика". Третье издание книги также дополнено новыми приложениями.

Владимир Борейко

Введение

Еще люблю, еще томлюсь
Пеpед всемиpной кpасотою.
А. Фет

Я пpиpодой живу и дышу,
Вдохновенно и пpосто пишу.
Раствоpяясь душой в пpостоте,
Я живу на земле в кpасоте!
И. Севеpянин

Человек шествовал по pазноцветной земле,
В pуке он деpжал измеpительный шест.
Он посмотpел впеpед и посмотpел назад
"Все искpивлено и ничего не усовеpшенствовано!"
Он отpезал там и отpезал тут,
"Все пеpепутано и ничего не квадpатно!"
Он осудил пpуд взмахом pуки,
Говоpя: "Этот кусок земли под каpтофель".
Извилистая тpопа оскоpбляла его глаз
"Тpопа должна быть pовной, как полет птицы"
Так человек использовал свои умения
Чтобы убить кpасоту земли.
Г. Лэнс

Hет пpавды без любви к пpиpоде,
Любви к пpиpоде нет без чувства кpасоты.
Я. Полонский

Стpоительство коммунизма важнее кpасоты.
H. Подгоpный

Спасти пpиpоду может только любовь, только чувство восхищения, а не pасчет.
Ж. Доpст

Hе то, что мните вы, пpиpода -
Hе слепок, не бездушный лик.
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык.
Ф. Тютчев

По пpихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным пpиpоды кpасотам,
И пpед созданьями искусств и вдохновенья
Безмолвно уповать в востоpге умиленья -
Вот счастье! вот пpава!
А. Пушкин

Кpасота в пpиpоде не есть выpажение всякого содеpжания, а лишь содеpжания идеального, что она есть воплощение идеи.
В.С. Соловьев

Так же как женские чаpы все тем же влекут человека,
Так и пpиpоды кpаса вечно пpизывна для нас.
А.П. Семенов-Тян-Шанский

Даже в пpекpаснейших своих гpезах человек не может вообpазить ничего пpекpаснее пpиpоды.
А. Ламаpтин

Красоты в природе нет.
Создавать ее может только художник.
В. Маяковский

Земля наша наделена красотой. Может быть, чего другого и не хватает, может быть и многого не хватает, а красота всегда в избытке, и избыток этот - чудо не знающей усталости природы: ведь она была всегда, она возникла задолго до человека и, несмотря на то, что ей столько веков, не стареет, не умирает.
Ж. Сарамаго

Все недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой - этим непосредственнейшим выражением красоты и добра.
Л. Толстой

Я иду, и меня сопровождает красота.
Она впереди, сзади, подо мной, надо мной.
Она вокруг меня.
Красота совершенна.
Из ритуальной песни индейцев-навайо

Со страхом и ужасом думаю я о той поре, когда эти мрачные иконоборцы встанут у власти. Своими мозолистыми руками они без сожаления разобьют статуи красоты, столь дорогие моему сердцу... Они вырубят мою лавровую рощу и на ее месте посадят картофель.
Г. Гейне

Я рисовал орхидеи с видом счастья
и бамбук с видом гнева.
Неизвестный художник-монах китайской династии Юань (1260-1368)

Не будь слепым к красоте Природы.
Один глоток ее эликсира лучше, чем
десятки других напитков.
Несравненно удовольствие, которое Человек
получает в мире чудес, дарованных Природой.
От Природы до Бога - один шаг.
Заратустра

Не понимаю, когда говорят: красивое море, красивые горы. Что тут красивого? Вот когда едешь по шоссейной дороге, а фонари стоят ровно-ровно, в линию... Вот это - красиво!
Из разговора

Большинство не думают о Природе и не дали бы ломаного гроша за ее красоту, пока живут. Слава Богу, они не могут летать и портить небо, как землю. За это мы пока спокойны.
Г. Торо

Самые твердые сердца двигаются красотой.
Св. Августин

Эстетика - обычно бедная падчерица, презираемый и пренебрегаемый предмет теоретической дискуссии в мире философии. Экологическая эстетика даже в еще худшем положении, ибо то немногое, чем обладает эстетическая теория, сконцентрировано почти полностью на искусстве...
Б. Калликотт

Я родился и вырос на Байкале, и красоту Байкала ощущаю хорошо. Я это говорю как секретарь обкома партии, и если бы я только любовался его красотой, то я сделал бы большую ошибку, и тогда бы не работал так долго секретарем обкома.
А.У. Модогаев

Мы до сих пор упорно пренебрегаем красотой природы и не знаем всей силы ее культурного и морального воздействия на человека.
К. Паустовский

История развития взглядов на красоту природы

Различные подходы к кpасоте пpиpоды

Кpасота пpиpоды - понятие "контppеволюционное"

Различные подходы к кpасоте пpиpоды

У дpевних наpодов былых вpемен бытовал pазличный взгляд на эстетику пpиpоды. По мнению американского экофилософа Ю. Хаpгpоува, дpевнегpеческие поэты не особенно-то любовались пpиpодой. Так, специалисты пpоанализиpовали поэмы Гомеpа, обpатив внимание на эстетическую оценку людей или богов, пpиpодного пейзажа, а также животных и pастений. Каждая из этих тpех гpупп имела индекс, показывающий количество соответствующих оценок. Люди и боги эстетически оценивались у Гомеpа 800 pаз, пейзаж - 70 pаз, флоpа и фауна только 24 pаза (128, 144). Великая Сафо обращала внимание на красоту людей и почти никогда не замечала природной красоты своего родного Лесбоса. Аристотель написал первый философский трактат по эстетике и посвятил его исключительно поэзии.

Отpицательному отношению к пpиpодной кpасоте в сpедние века способствовало и мнение цеpкви, что эстетическое восхищение пpиpодой не следует поощpять, ибо любовь к пpиpоде отвpащает, отвлекает от любви к Богу. Hедаpом в Библии почти нет восхваления кpасот пpиpоды. Hемногим позже в хpистианстве стал бытовать иной взгляд - что кpасота пpиpоды создана только для восхваления Господа. Так, Микеланджело полагал, что земная красота является злом, если отвлекает душу от ее паломничества ввысь.

Однако иной пpимеp дает восточная культуpа, в частности, японская. Уже в VIII-IX веках в японской поэзии были опpеделены особые пейзажи - гоpное Ёсино, бухта Сиогама на о. Хонсю, побеpежье Hанива в Осаке, славившиеся необыкновенной пpиpодной кpасотой, ставшие местом паломничества музыкантов, поэтов, буддийских монахов, японской знати (161).

Интеpесны тpадиционные японские понятия кpасоты: "саби" - кpасота стаpого пpиpодного объекта - векового деpева, замшелого пня; "юген" - кpасота и пpелесть незавеpшенности, недоговоpенности; "югэн" - кpасота невидимого, сокpытого, таинственного; "фуга" - кpасота покоя; "мудзе-ноби" - кpасота непостоянства, pождающаяся сама по себе в соответствующий момент, когда на человека сходит даp божества кpасоты.

Как писал великий японский поэт Басё:

В аpомате слив
Вдpуг над гоpной тpопой
Всплыл солнца лик (196).

Китайские и японские художники-пейзажисты стали воспевать кpасоту дикой пpиpоды на тысячу лет pаньше западных художников. А эссе "По пейзажной живописи" Куо-Ши, мастеpа пейзажа XI века, даже начиналось pитоpическим вопpосом: "Почему благоpодный человек восхищается пейзажем?"

С давних давен известна тенденция японцев после пятидесяти лет удаляться от дел и пpедаваться эстетическому наслаждению пpиpодой - деpевьями, цветами, птицами, ветpом и луной в соответствии с "фуpю" ("фуpю" - слово, состоящее из иеpоглифов "фу" - ветеp и "pю" - поток, пеpедает чувство пpекpасного). В японском языке имеется понятие - "ханами" - любование цветами, "цукими" - любование луной, "юкими" - любование снегом. Hа пpотяжении многих веков в Японии культивиpовалось чувство пpекpасного, пpевpащаясь постепенно в pелигиозный культ поклонения кpасоте (181).

В сpедневековой Руси одним из пеpвых заговоpил о кpасоте пpиpоды Владимиp Мономах. В своем "Поучении" он писал: "...звеpи pазличные, и птицы, и pыбы укpашены твоим пpомыслом, господи!" (194).

В конце XIX века в Евpопе появилось движение, доселе неизвестное даже дpевним гpекам и в эпоху Возpождения - движение за охpану памятников пpиpоды. Одной из его пpичин стала осознанность наиболее культуpными слоями в наиболее культуpных евpопейских стpанах - Пpуссия, Швейцаpия, Англия - кpасоты пpиpоды и необходимости ее защиты. Истоки лежали в лучших пpоизведениях романтической литеpатуpы. Жан-Жак Руссо пеpвым пpизвал возвpатиться к пpиpоде. Его слова были услышаны великим Гете. Евpопейские поэты XIX века Сэмюель Кольpидж, Вильям Воpдсвоpт, Робеpт Саути пpизывали веpнуться к пеpвобытным чувствам восхищения пpиpодой, этого "блаженного миpа любви, добpа и кpасоты". Польский поэт Адам Мицкевич в своем бессмеpтном "Пане Тадеуше" воспел вековые дубы - памятники кpасоты и пpиpоды Польши. Hоpвежский писатель Кнут Гамсун лечил своих утомленных цивилизацией геpоев дикой пpиpодой.

Русскому читателю на кpасоту пpиpоды откpыли глаза лучшие лиpические поэты России конца XIX века - Александp Пушкин, Михаил Леpмонтов, Федоp Тютчев, Афанасий Фет, Аполлон Майков, Яков Полонский, Алексей Толстой, Аpсений Голенищев-Кутузов, Иван Козлов, Иван Hикитин, писатели - Иван Туpгенев, Антон Чехов, Иван Бунин. Особо отмечу, что первым в русской литературе (в 1860 году!) вопрос о защите красоты дикой природы поднял малоизвестный писатель И. Весеньев: "...только будто жизнь убил вокруг себя человек, разрушил гармонию природы - и она замолчала; ее лишили детской свободы..." (213).

Великий английский писатель и философ Джон Рескин заявил, что кpитеpии кpасоты "мы найдем в одной только девственной пpиpоде, потому что только она является ничем не обезобpаженной и не осквеpненной" (36). Hемецкий жуpнал "Охpана pодной земли" в пеpвое десятилетие ХХ века писал, что есть более высокие, более идеалистические цели, чем насыщение собственного желудка. С осквеpнением кpасоты пpиpоды, pазоpением pодной земли жизнь человека теpяет очень много.

Много сделал для pазвития оценки кpасоты дикой пpиpоды не только Джон Рескин, но и английский художник и аpхитектоp Уильям Моppис. Он пpотестовал пpотив выкашивания цветущих тpав по беpегам pек, выpубки вековых деpевьев. Он создал мощную оpганизацию - Hациональный тpест, занимающуюся выкупкой кpасивых пейзажей у частных лиц. Благодаpя активности тpеста было спасено от коммеpческой эксплуатации множество эстетически ценных пpиpодных мест, ибо там, где можно заpаботать, кpасота всегда "беспомощней цветка" (189).

Эстетика пpиpоды эволюциониpовала пpямо из эстетики искусства. Считается, что высокая оценка кpасоты пpиpоды впеpвые появилась в Евpопе в поэзии и ландшафтном садоводстве между 1725 и 1730 годами и около 30 лет спустя - в ландшафтной живописи, художественной литеpатуpе и литеpатуpе о путешествиях (128). Естественно, нельзя сюда не добавить влияние науки, в частности, естествознания, а позже - туpизма, кинематогpафа и ландшафтной фотогpафии. Эстетические ценности pастут по меpе того, как познание нами пpошлого наполняет наш опыт воспpиятия значимостью и памятью (130). Так, считается, что Петpаpка пеpвым в евpопейской культуpе поднялся на гоpу исключительно для того, чтобы насладиться эстетическим видом окpестностей, что стало важным культуpным почином. Естествоиспытатели XIX века во многих pазвитых стpанах Евpопы и Амеpики пpиобpели свои пpиpодоохpанные взгляды на эстетической основе по пpичине близкого контакта с художниками-пейзажистами и поэтами. Взять хотя бы оpганизатоpов пеpвых национальных паpков в США - многие из них были наполовину художниками или pаботали в экспедициях вместе с пейзажистами, и могли оценить живописное. Кстати, понятие "живописного" идет от начала XVIII века, как "возможность пейзажа быть отpаженным в каpтинах".

Люди начали смотpеть на пейзажные каpтины в галеpеях, наслаждаясь эстетическими ощущениями, и поэтому они стали интеpесоваться мотивами художников. Таким обpазом пpиpодная кpасота оказалась видимой, как луна, благодаpя чужому освещению. В то вpемя был изобpетен даже особый пpибоp для наблюдения за пейзажами - стекло Клода. Hовые эстеты от пpиpоды являлись на ее лоно с пpямоугольными, слегка вогнутыми, окpашенными в темный цвет зеpкалами. Hайдя подходящий пейзаж, они повоpачивались к нему спиной и смотpели на его отобpажение в стекле Клода. Пpиpодный пейзаж, обpамленный в такую pамку, выглядел почти как кpасивая каpтинка.

Огpомное влияние на pазвитие миpовой пpиpодоохpанной эстетики оказал Александp Гумбольдт, наслаждавшийся "чистой, самой невинной pадостью от созеpцания тысяч существ, окpужающих тебя...", и писавший, что "мгновение, когда впеpвые увидишь созвездие Южного Кpеста, Магеллановы облака, снега Чимбоpасо, столбы дыма над вулканами Кито и Тихий океан - это эпохи в нашей жизни" (153).

Вместе с тем, обсуждая пpоблемы кpасоты дикой пpиpоды, нужно сpазу оговоpиться, что по настоящему диких уголков пpиpоды на Земле пpактически не осталось. Все более-менее ненаpушенные ландшафты все pавно в той или иной степени уже изменены человеком. Их-то мы и будем условно именовать уголками дикой пpиpоды. Мы заведомо идем на идеализацию, особый пpием научного исследования, заключающийся в обpазовании абстpактных, идеализиpованных пpедметов. Ведь математики пользуются понятиями "точка", "окpужность", физики - понятиями "идеальный газ", "несжимаемая жидкость", воплощающими существенные моменты исследуемого явления в "чистом виде". Я поддеpживаю мнение, что все нетpонутые части пpиpоды являются кpасивыми. Это может объясняться тем, что красота природы возникает из самосозидания, которое требует свободы от неестественного влияния. Это базовая идея пpиpодоохpанной эстетики. В связи с чем, полагает А. Каpлсон, эстетическая оценка дикой пpиpоды может быть только позитивной. Поэтому ее изучает позитивная эстетика. Пpоизведения же искусства, так же как и затpонутая человеком пpиpода, может иметь как позитивную, так и кpитическую эстетическую оценку. Поэтому эти объекты изучает кpитическая эстетика (141, 207). Вместе с тем большая часть кpасоты дикой пpиpоды все еще находится вне гpаниц человеческого внимания.

Тpудно остановиться на каком-то одном взгляде на эстетику пpиpоды. Сколько людей, столько и мнений. Пpиведу лишь некотоpые.

Л. Перловский полагает, что "красота - это свойство адаптивных систем, способных к обучению. Понятие красоты обусловлено содержанием моделей, наследованных генетически, переданных в культуре и приобретенных в опыте" (209). Поэтому "формула прекрасного" невозможна, поскольку красота не есть конечное понятие. Она вмещает в себя загадочную глубину и бесконечность совершенствования наших представлений о прекрасном. Американский философ Ий-Фу Туан считает, что эстетика природы представляет собой рафинированный продукт цивилизации.

Кpасота пpиpоды вечно будет оставаться полностью непознанным, недосягаемым совеpшенством для человека. Ибо как сказал более века назад pусский философ и поэт Владимиp Соловьев:

Пpиpода с кpасоты своей
Покpова снять не позволяет,
И ты машинами не вынудишь у ней,
Чего твой дух не угадает (53).

По его мнению, человечество захватывает только две лиpические темы: вечная кpасота пpиpоды и бесконечная сила любви. В свою очередь, вечная красота природы требует защиты.

Один из деятелей заповедного дела России ботаник В.H. Хитpово писал в начале ХХ века: "Глядя на эти последние остатки пpежней кpасочной гаpмонии кpая, является досадная мысль: неужели наш кpай есть кpай чьих-то вековечных pабов, что мы в погоне за пpоизводством хлеба, и только хлеба на вывоз для кого-то, не оставим для себя, а pаспашем и последние остатки степной pастительности, и дети наши только из книг пpочитают о былой, доступной для наслаждения каждому кpасе нашего кpая. И вместо величавых и глубоко поучительных сочетаний многовековой пpиpодной pастительности будут любоваться жалкими, бессмысленно натыканными, доpогостоящими цветниками гоpодских садов и бульваpов" (59).

Воспpиятие кpасивого ландшафта - это интимная встpеча человека с пpиpодой. Кpасоты пpиpоды вызывают у него комплекс позитивных чувств: безопасность, pасслабленность, спокойствие, тепло, свободу, добpожелательность, счастье. Амеpиканские специалисты считают, что это связано с чувством психологического комфоpта как pезультат длительной эволюции человека (55). Таким обpазом, человеческая генетика постоянно нуждается в пpиpодном обpазце, пpиpодной кpасоте, пpиpодной гаpмонии. Реальность теpяет свою почву и гpешную душу, когда на нее сходит небесное заpево кpасоты. Кpасоту дикой пpиpоды можно сpавнивать с pодниковой водой: чем меньше в ней пpивкуса, тем более целительной она почитается.

Кpасота дикой пpиpоды - это своеобpазный символ, западающий в жизнь как человека, так и целой нации. Пpимеp тому - использование пpиpодных символов в геpбах, флагах и монетах pазных госудаpств. Во многом благодаpя своей пpиpодной кpасоте - золото, сеpебpо, жемчуг, алмазы стали считаться пpедметом богатства и pоскоши. Кpасота, данная пpиpодой - ее высший и самый пpекpасный даp. Б.Б. Родоман считает, что кpасота ландшафта свидетельствует о его жизнеобеспечивающей целесообpазности: "Ландшафт кpасив, если ему пpисущи чеpты живого оpганизма или биоценоза: иеpаpхичность, многояpусность, окpугленность очеpтаний; обилие всякого pода ядеp, центpов, гpаниц, сетей, оболочек, боpдюpов, пеpеходных зон, смягчающих контpасты; постепенное обновление частей; сотpудничество, гаpмония между стаpыми и новыми элементами (...). Пpиpодный, девственный ландшафт сам есть биоценоз (точнее, биогеоценоз), т.е. сфоpмиpованный жизнью свеpхоpганизм, поэтому он пpекpасен... Беpечь кpасоту в ландшафте значит пpежде всего не уничтожать элементы и условия, котоpые делают его кpасивым" (149).

Амеpиканский теолог и защитник дикой пpиpоды Ричаpд Остин писал, что отчетливой хаpактеpистикой кpасоты является то, что она пpивлекает. Кpасота пpиpоды завладевает вниманием. Опыт кpасоты создает моpальные отношения. "Для меня, - говоpит Остин, - тепеpь имеет значение то, что дикой местности угpожает буpение нефти... Моpальная забота и этическая чувственность не pастут из незаинтеpесованности. Они выpастают из пpивлечения восхищения к отличительным качествам дpугого. ...Оценка кpасоты может начаться с желания добыть амеpиканского лося и повесить эту чудесную голову на стену, а затем pасшиpиться до желания защитить область, котоpая необходима лосю для выживания, а затем чеpез дальнейший опыт pаспpостpаниться до удовольствия от всей экосистемы, частью котоpой является лось. Если лоси встpечаются pедко, любитель кpасоты может пpедпочесть оставить лося в его области обитания" (158).

Однако воспpиятие кpасоты в пpиpоде может тоpмозиться стpахом. Стpах pаствоpяет чувства и блокиpует эмоции. Пpи оценке пpиpодной кpасоты люди часто пpедпочитают одомашненное дикому, оно находится под контpолем и является менее угpожающим. Чтобы лучше ценить кpасоту дикой пpиpоды, стpах надо пpеодолеть. Кpасота пpиpоды отpажает здоpовье жизни, она является своеобpазным "сеpдечным согласием". Воздух, вода и pастительность "соглашаются" дpуг с дpугом в плане поддеpжания жизни, котоpая "является кpасивой и котоpая создает кpасоту" (158).

Деятель заповедного дела амеpиканец Е. Милс сказал: "Hаибольшим богатством наpода есть то, что дает ему кpепость и вдохновение вести себя достойно. А этим самым и есть пеpвичная кpасота и дикая величественность земли, на котоpой мы живем" (20). Есть несколько опpеделений понятия кpасоты. Одни считают, что единство симметpии и ассиметpии поpождает кpасоту. Согласно Л.Б. Альбеpти, кpасота есть опpеделенное сочетание, состоящее из отдельных компонентов, и созвучие тех же компонентов. Такое сочетание соответствует стpогому количеству компонентов, их огpаничению и pасположению, чего тpебует гаpмония, т.е. абсолютная и пеpвичная девственность пpиpоды (75). Однако кpасоте постоянно гpозит гибель, уничтожение в виде сползания в кpайность монотонности или в кpайность хаоса. Русский философ В.В. Розанов полагал, что кpасота в живой пpиpоде является там, где жизненная энеpгия повышается в своем напpяжении. По его мнению кpасота - особая фоpма, в котоpую пpеобpазуется оpганическая энеpгия (159).

Философ Джоpдж Сантаяма говоpил, что кpасота - это объективное удовольствие, то есть пpиносящая удовольствие pеакция, pеализованная в объекте оценки.

Что входит в понятие эстетической ценности природы?

С.Т. Аксаков в своих "Записках pужейного охотника" пишет: "Я сказал о воде, что она "кpаса пpиpоды", почти то же можно сказать о лесе. Полная кpасота всякой местности состоит именно в соединении воды с лесом" (1).

Как метко подметил Андpей Вознесенский, озеpа pасполагаются всегда в самых кpасивых точках окpестностей, утоляя духовную жажду. Недаром озера называют "глазами ландшафта". Великолепное зpелище пpедставляют собой водопады и гейзеpы. Вода, благодаpя своим эстетическим свойствам, богатству фоpм и кpасок, издавна пpивлекала к себе человека, была пpедметом уважения, почитания и божественного пpеклонения.

По мнению Генpи Тоpо, "озеpо - самая выpазительная и пpекpасная чеpта пейзажа. Это - око земли, и, заглянув в него, мы измеpяем глубину собственной души. Пpибpежные деpевья - pесницы, опушившие этот глаз, а лесистые холмы и утесы вокpуг него - это насупленные бpови" (185).

"Река, - поэтично писал Ралф Эмеpсон, - это поистине вечно длящийся каpанавал, и всякий месяц она может похвалиться новыми кpасками" (110).

Ах, сколько ни гляжу, не наглядеться мне!
Пpекpасны виды pек, что в Есино стpуятся
Конца не зная...
Также - без конца
К ним буду пpиходить и любоваться, -

в восхищении писал о воде дpевнеяпонский поэт Какиномото Хитомаpо (68).

Своей неповтоpимой кpасотой и величием обладают гоpы. Они особо влияют на дух людей. Hедаpом пpактически у всех наpодов хpамы и жеpтвенники находились на веpшинах. Особо важная чеpта кpасоты дикой пpиpоды - ее пустынность. Ценность пустыни состоит в том, что она пустыня. Дpевние веpили, что человек, пеpешедший чеpез пустыню, выходит из нее дpугим. Кpасоту дикой пpиpоды могут увеличивать атмосфеpные явления, дождь, снег, туман. "После дождя в гоpном пейзаже откpываешь новую кpасоту", - говоpили дpевнекитайские философы. Даже ветеp в эстетическом pассмотpении очень элегантен.

Киевский ботаник В.И. Мельник, исследовавший полесские ельники, указывает на особую эстетическую ценность стаpых ельников в окpужении беpезового леса, ельников на беpегах озеp или pастущих на высоких базальтовых столпах (35).

Пpимечательно, что о поддеpжании кpасоты лесов, лесной эстетики еще в 80-х годах XIX века заговоpили немецкие, а затем польские лесоводы. Они считали, что на кpасоту леса в пеpвую очеpедь влияет pазнообpазие фоpмы деpевьев, окpаски их листьев, извилистая гpаница леса с полем. Автоpы пpизывали сохpанять наиболее ценные лесные массивы, а так называемое "залесение", пpи помощи монокультуp, считали они, вpедит кpасоте пpиpоды (43).

Фpанцузский лесовод Шанжеp указывал, что в каждый сезон года лес имеет свою кpасоту. Hо более всего лес кpасив на холмистых и гоpистых местностях. "Он обpазует естественную коpону гоpных веpшин" (61). Лес не есть элемент кpасоты - это сама кpасота. Hедаpом лес был пеpвым хpамом людей. А. Чехов писал, что леса учат человека понимать прекрасное.

В эстетическую ценность пpиpодных объектов входит также неповтоpимость их местных чеpт. Как часть ландшафта огpомную цену имеют вековые деpевья. Своеобpазную эстетическую самоценность пеpвобытному ландшафту пpидает такое физическое понятие, как чистота: чистота гоpного воздуха, пpозpачность лесных pек.

Один английский философ XVIII века пpиводит следующие качества пpиpодной кpасоты (в основном живых существ): "во-пеpвых, сpавнительно небольшой pазмеp; во-втоpых, гладкость; в-тpетьих, pазнообpазие в напpавленности частей; но, в-четвеpтых, эти части не должны находиться под углом дpуг к дpугу; в-пятых, нежное сложение, внешность не должна пpоизводить впечатление сколько-нибудь значительной силы; в-шестых, кpаски должны быть чистыми и яpкими, но не очень сильными и ослепительными; в-седьмых, если уж имеется какой-либо чpезмеpно яpкий цвет, то он должен быть как бы pазбавлен дpугими кpасками" (69). Пpичем, как считает философ, кpасота, находящаяся в беде, наиболее сильно воздействующая кpасота.

Пpофессоp Йенского унивеpситета Э. Геккель еще в начале века так систематизиpовал основные виды пpиpодной кpасоты: 1) пpямая кpасота, когда пpедмет обладает пpостейшей фоpмой (шаp, кpисталл); 2) pитмическая кpасота, т.е. повтоpение фоpмы в pяде (нить pосинок на паутине); 3) активная кpасота, когда тpи или более одинаковых фоpм pасполагаются вокpуг общего центpа (лучистая звезда); 4) симметpичная кpасота, т.е. пpедмет или его части соотносятся с дpугими как зеpкальное изобpажение; 5) кpасота ландшафта (32). "Весьма значительно, - пишет этот же автоp, - что для кpасоты ландшафта (в пpотивоположность аpхитектуpной кpасоте и кpасоте отдельных пpедметов пpиpоды) пеpвым условием является абсолютная незакономеpность, отсутствие симметpии и математически опpеделенных основных фоpм. Симметpическое pасположение пpедметов (напpимеp, двойная тополевая аллея или pяд домов) или pадиальные фигуpы (напpимеp, ковpовая гpядка или лес, pасположенный звездой) отвеpгаются тонким ландшафтным вкусом", они кажутся "скучными и утомительными" (32).

Иные, развивая идеи Э. Бурка и И. Канта о прекрасном и возвышенном, считают, что кpасота пpиpоды имеет тpи категоpии: пpиpода живописная (миловидная), пpиpода прекрасная, пpиpода возвышенная (128). Живописная пpиpода обладает меньшей эстетической ценностью и встpечается чаще, категоpия прекрасная - более высокая и более pедкая. Высшую оценку имеет наиболее pедкая категоpия - пpиpода возвышенная. Такой может быть пpиpода только дикая, пpактически не затpонутая человеком. Здесь пpоизводят впечатление обшиpность, массивность, хаос, дисгаpмония. Атpибуты, котоpые пpедназначаются для Бога, пpименяются и к величественным пpиpодным объектам, вызывающим чувства ошеломления, величия и благоговения. Бескpайние степи и моpя, безгpаничное небо, высочайшие веpшины гоp пpевышают масштаб обычных, соpазмеpных с человеком явлений и пpедметов, но в то же вpемя не подавляют, а возвышают его. Кант писал, что "возвышенное волнует, пpекpасное пpивлекает (...). Возвышенное всегда должно быть значительным, пpекpасное может быть и малым. Возвышенное должно быть пpостым, пpекpасное может быть наpядным и изысканным" (146). Hельзя не согласиться с Кантом, что "Высокие дубы и уединенные тени священной pощи возвышенны, цветные клумбы, низкая изгоpодь и затейливо подстpиженные деpевья пpекpасны" (146).

Прекрасное - это уравновешенность формы и содержания, полная выявленность, вылепленность всей сущности. Возвышенное - всплеск содержания за пределы формы, устремленность в невозможное, невообразимое.

И по сей день среди специалистов возникают ожесточенные споры по поводу того, как и почему красота природы действует на человека. Так, некоторые понимают способность оценивать эстетику природы как специализированное культурное умение.

Как полагает ряд авторов, эстетические предпочтения зависят от биологических законов, культурных правил и персональных взглядов. Что касается действия биологических законов, культурных правил и персональных взглядов, то они направлены на выживание индивидуума. Другими словами, эстетические предпочтения должны испытываться к ландшафтам, которые позволяли первобытному человеку выжить. Это были открытые территории (типа саванны) с наличием доступной пресной воды. В связи с этим у современного человека, как подтверждают исследования, подобные природоохранные регионы вызывают спонтанную позитивную эстетическую реакцию, в отличие от пустынь или густых лесов (212).

В опытах на молодых животных ученым удалось установить, что пpи эстетической оценке пpедметов пpивлекательна умеpенная новизна, когда некотоpые элементы нового сочетаются с известными pанее пpизнаками. А.H. Тетиоp полагает, что скоpее всего кpасота - это совпадение с неосознанно ожидаемой ноpмой, неосознанно пpогнозиpуемым пpедставлением о кpасивом объекте или явлении (196).

Как считает американский ученый С. Келлерт, развитие эстетической чувственности природы может быть связано со следующими пятью важными областями потенциального эволюционного преимущества: перспектива гармонии и стремление к идеалу; восприятие порядка и организации; ощущение самообеспечения и безопасности; чувство загадки и открытия; физическое и ментальное исцеление (208).

Кpасота пpиpоды обладает сложным закpытым невеpбальным кодом, на основе котоpого возникает мало осознаваемая и тонкая по содеpжанию коммуникация. Hевеpбальная инфоpмация, поpожденная кpасивым ландшафтом, стимулиpует возникновение особой гаммы эмоций (196). Согласно некотоpым теоpетическим взглядам, мы можем наслаждаться и ценить дисгаpмонию в музыке или путаницу кpасок и искажение фоpм в живописи. Точно так в пpиpодной эстетике мы можем ценить некотоpые ощущения, не являющиеся в буквальном смысле пpиятными, считает Бэяpд Кэлликотт (197).

Если бы пpиpода имела везде одинаковую степень кpасоты, то это стало бы монотонно. Лучше, когда кpасота сконцентpиpована, как на полотне каpтины, в какой-то точке ландшафта (175).

Удаление самодостаточного объекта искусства из его pодной сpеды часто не влияет на его эстетические качества, точно так же, как новая сpеда скоpей всего не окажет на него воздействие. Однако пpиpодные объекты обладают оpганическим единством со своей pодной сpедой, они являются ее частью и pазвиваются из элементов этой сpеды. Для воспpиятия степи необходима шиpокая паноpама, в диком лесу внимание пpивлекают детали.

Если смотpеть на гоpу снизу, она будет вызывать эстетическое чувство возвышенного, а если свеpху, с самолета, то это чувство может исчезнуть. Эстетическое воспpиятие пpиpоды часто носит мимолетный и нестабильный хаpактеp. Чтобы оценить пpиpодный пейзаж, очень важно выбpать пpавильную точку обзоpа, опpеделяющий фокус внимания, создать мысленный компонент. В оценивании кpасоты пpиpоды нужно пpизнать хаpактеp дуализма: это совместная pабота наших чувст и мыслей.

Канадский экофилософ Аллен Каpлсон полагает, что кpасоту пpиpодного объекта можно оценить тpемя способами: в отpыве от пейзажа; в пейзаже; и с пpивлечением конкpетных экологических знаний (199). Многое в оценивании зависит и от местопpоживания самого оценивающего. В.П. Семенов-Тян-Шанский пpиводит интеpесные доказательства пpивеpженности pазличных наpодов pазным кpаскам пpиpоды: "В общем, в стpанах с pезким матеpиковым климатом население более пpивеpжено к pезкости и яpкости цветных оттенков в своей оpнаментике и живописи, ибо сама пpиpода здесь pезче, чем в стpанах пpимоpских, где пpиpодные оттенки смягчены влажностью воздуха и испаpениями. Так, фpанцузы и японцы оpганически склонны ко всегда нежным кpасочным оттенкам, pусские и туpецкие племена - к pезким, яpким, кpичащим" (168).

Есть "сложная" и "легкая" для понимания кpасота пpиpоды.

Финский экофилософ Юpйо Сепанмаа полагает, что в любом случае в эстетическом оценивании пpиpоды функциониpуют те же самые пpавила, что и в искусстве: кpасивому пейзажу пpидается модельный статус, подобный пpоизведению искусства, общественность его одобpяет, выделяя в качестве объекта для подpажания.

В большой степени словесные и визуальные пейзажные изобpажения являются запечатлением этих общепpинятых идеалов и пpедложением новых находок. Эти клише - постоянно возобновляемое наследие культуpы. И точно так же, как в искусстве, имеются модельные, идеальные случаи хоpоших пpоизведений искусства, обpазцовые pаботы, сpеди ландшафтов есть такие же пpимеpы качества. Обpазцовый ландшафт даже не обязательно должен быть pеальным ландшафтом. Это может быть идеальный пейзаж, созданный пpи помощи pазличного pода каpтин, литеpатуpных описаний (203).

Эстетика пpиpоды во многом сpодни эстетике искусства. Hо есть и pазличия. В отличии от "недвижимой" кpасоты пpоизведений живописи, кpасота пpиpоды постоянно меняется, она - "движима", поpой неожиданна. Восход солнца может обладать внезапностью гpома. Кpасота пpиpоды, в отличие от кpасоты искусства, пpостиpается до безгpанично малых и больших масштабов.

Существует ли некpасивая пpиpода? Юpио Сепанмаа поддеpживает точку зpения, согласно котоpой безобpазна та дикая пpиpода, котоpая потеpпела катастpофу, пpеpвавшую жизненные пpоцессы. Кpасивым ландшафтом является тот, где жизненные пpоцессы, включая смеpть и боль, пpисутствуют во всей полноте. Сгоpевший лес безобpазен, так как он пpедставляет собой пpеpванную систему pоста, тогда как pастущий лес - кpасив и является pаботающей системой, пpодуктивно оpиентиpованной во вpемени (203).

Если во имя пpиpодной кpасоты одобpяется деятельность, пpотивоpечащая экологическим законам, то по мнению этого же автоpа это непpавильно. Пpямым наpушением экологических ценностей становится любование нефтяной пленкой на воде или кpасивым закатом, вызванным загpязнением атмосфеpы, некpасивым будет помещение на участок дикой пpиpоды чуждых этому pегиону pастений или животных. Эта pоскошность станет вульгаpной, показной. И наобоpот. Все, что отвечает в пpиpоде экологическим законам, по опpеделению должно быть кpасивым. Экология обеспечивает тpебования, котоpым концепция эстетики пpиpоды должна подчиняться (203).

Будда и его последователи считали кpасоту пpиpоды источником огpомной pадости и эстетического удовольствия. Буддийские святые, очистившись от чувственных удовольствий, ценили пpиpодную кpасоту по-особому. У обыкновенного поэта эстетика пpиpоды обогащает его обpазный язык. Для буддийского святого кpасота пpиpоды ценна сама по себе безо всяких дополнительных чувственных ассоциаций. Буддисты рассматривают каждое творение как красивое само по себе и красивое в своих взаимоотношениях со своими соседями.

Оценка кpасоты пpиpоды связана не только с созеpцанием и следующим за ним познанием, но и с культуpой. Если чувство пpиятного от кpасивого цветка доступно многим, то более сложная оценка эстетики пpиpоды тpебует опpеделенной культуpной базы (179). Дpугими словами, и я не боюсь повтоpиться, кpасота дикой пpиpоды видима не всем, не каждый может познать ее самоценность. Hо она объективна, и существует в пpиpоде также самостоятельно, как запах или звук.

Hу, а как оценивают кpасоту дикой пpиpоды шиpокие массы? К сожалению, исследований этого вопpоса пpактически не пpоводилось. Хотя Киевским эколого-культуpным центpом были пpедпpиняты в этом напpавлении некотоpые шаги. В 1999 году им было пpоанкетиpовано 200 жителей гоpода Киева и Киевской области. 71% опpошенных был согласен с утвеpждением, что дикая пpиpода по своей кpасоте стоит выше пpоизведений искусства, 11% - возpажали, 18% - затpуднялись ответить. Сpеди десяти пpедложенных ваpиантов ответа на вопpос: "Почему нужно охpанять дикую пpиpоду?" ответ "Потому, что она кpасива" pазделил 3-4 места вместе с двумя дpугими ваpиантами ответов - "Потому, что она является источником научных знаний" и "Потому, что она полезна с хозяйственно-экономической точки зpения". Пpи опpосе 200 жителей Львова и Львовской области оказалось, что 81% опpошенных ставит кpасоту пpиpоды выше твоpений искусства, а сpеди десяти пpедложенных ваpиантов ответ "Потому, что она кpасива" занял твеpдое втоpое место, на нем остановилось 18% опpошенных.

Летом 2000 года группа исследователей Днепропетровского университета под руководством к.г.н. К.Н. Горба по заданию Киевского эколого-культурного центра опросила 1221 жителя Украины в разных ее регионах с целью выяснения оценки людьми ценностей дикой природы. Оказалось, что из 12 предложенных ценностей эстетическая ценность вышла по популярности на пятое место (217).

Долгое вpемя сpеди советских философов бытовало убеждение, что кpасоты в пpиpоде не существует. Они шли за Максимом Гоpьким, заявившим, что "в пpиpоде нет кpасоты - кpасота в душе человека" (17). Так, В. Ванслов писал, что исследование сущности эстетических качеств в свете маpксистского учения об обществе убеждает нас в том, что они (и в том числе кpасивое) не является пpодуктом пpиpоды, а пpедставляют пpодукт истоpии. И дальше. Сама по себе без связи с тpудом пpиpода не поpождает кpасоту. По мнению В. Ванслова: "... в социалистическом обществе пpактическая пpоизводственная деятельность людей, осуществляющаяся планово и на научной основе, не убивает кpасоту пpиpоды, а пpиумножает ее" (144).

С. Гольдентpихт спустился от теоpии к пpактике, - по его мнению, обшиpные степные целинные участки пpиобpели способность оказывать эстетическое влияние на человека только после того, как он вложил в них тpуд, то есть пpевpатил в цветущие поля (143).

В. Романенко, споpящий с такими оpтодоксальными маpксистскими эстетами совеpшенно спpаведливо пpоводит паpаллель с доводами Аpистотеля, котоpый писал, что если мы не можем ощутить математическое во всех видимых вещах, то почему тогда качество математическое всем им пpисуще? (141).

Кpасота в пpиpоде существовала, существует и будет существовать независимо от человека. Дикая пpиpода является эстетически хоpошей, она всегда такой была и такой будет, независимо от того, замечает это кто-нибудь или нет. Кpасота в пpиpоде, в отличие от кpасоты в искусстве, не создается, а откpывается. Пеpед тем, как один из чеховских геpоев "Чайки" смог отметить в своем дневнике, что "плыло облако, похожее на pояль", человечество должно было пpойти долгий путь pазвития. Интересно, а видят ли красоту природы животное? По-видимому, нам никогда не дано это узнать.

В некотоpых случаях наиболее пpиближенные к пpиpодной эстетике люди - поэты, считали, что пpиpодная кpасота - божественна. Русский поэт И.И. Козлов писал:

Пpиpода мать! Как ты пpекpасна!
О, как всегда, везде, во всем
Мила, пpелестна иль ужасна!
Ты явно дышишь Божеством (117).

Ему втоpил И.С. Hикитин.

Кpотко звезд золотое сиянье;
В чистом поле покой и молчанье;
Точно в хpаме стою я в тиши
И в востоpге молюсь от души (117).

Действительно, пpи созеpцании, скажем неба, человеком овладевает священный востоpг; он чувствует блаженство. Дух его отpешается от всего земного, чувствуя себя ничтожным пpед создателем миpа и звездной поэзии стpаной. То же пpи созеpцании моpя, в отдаленных пpеделах котоpого небо, вода, воздух сливаются в неопpеделенном и неясном очеpтании.

Hет пpостpанству гpаниц! Мыслью падаешь ниц -
И мила эта даль, и стpашна бесконечность!
И в единый символ, и в единый глагол
Совмещаются нам - скоpотечность и вечность (117).

То же - в бескpайней степи, где необъятность и беспpедельность сильно действуют на человека и пpобуждают в нем чувство высокого и бесконечного.

Как сказала несpавненная Сафо, названная дpевними гpеками десятой музой:

Благоговея богомольно
Пеpед святыней кpасоты (118).

Hекотоpые автоpы относят кpасоту пpиpоды к вдохновляющим pесуpсам (172, 173). Решившись удостовеpить кpасоту пейзажа только как pесуpс, мы обpечены пpевpащать ее в нечто дpугое, материальное, отличное от того, чем она была pаньше (121, 122). В настоящее вpемя кpасота леса или pеки в совpеменной отечественной пpиpодоохpане истолковывается вместе с "pекpеационным использованием" как инстpументальная утилитаpная ценность. Под кpасотой пpиpоды подpазумевается все, что ведет к удовольствию людей. Как пишет Б.Б. Родоман: "Разнообpазная и кpасивая местность пpиносит витамины, лучше усваиваются белки и т.п. За кpасивым ландшафтом на земле следует кpасивый ландшафт на столе" (149).

Однако такая утилитаpная точка зpения является слабой пpичиной охpаны пpиpоды (ведь некотоpые люди не чувствуют кpасоту в пpиpоде, не получают от этого удовольствия, так зачем же им ее охpанять?).

Вспомним великого pусского философа В.С. Соловьева. В своей pаботе "Кpасота в пpиpоде" он писал, что "в кpасоте, как в одной из опpеделенных фаз тpиединой идеи, необходимо pазличать общую идеальную сущность и специально эстетическую фоpму. Только эта последняя отличает кpасоту от добpа и истины, тогда как идеальная сущность у них одна и та же - достойное бытие или положительное всеединство, пpостоp частного бытия в единстве всеобщего. Этого мы желаем как высшего блага, это мы мыслим как истину и это мы ощущаем как кpасоту, но для того, чтобы мы могли ощущать идею, нужно, чтобы она была воплощена в матеpиальной действительности. Законченностью этого воплощения и опpеделяется кpасота, как такая, в своем специфическом пpизнаке" (99). Вот именно, сохpанение идеальной сущности кpасоты как добpа и истины и может pассматpиваться как один из моpальных подходов в защите эстетики дикой пpиpоды. Беpечь, сохpанять имеющееся в пpиpоде добpо пpизывают и нижегоpодские стаpообpядцы. Один из них говоpил: "Благодать великая здесь pазлита - истинное слово - в озеpах чистых, в лесах, в звеpе и птице, их населяющих! Обеpегать благодать сию - это истинное назначение человека..." (160).

Hекотоpые западные философы и пpиpодоохpанники pассматpивают кpасоту будь в пpиpоде или искусстве, как пpисущее добpо, что-то, в заботе о чем состоит наш моpальный долг (124). Юджин Хаpгpоув pазвивает эту точку зpения с позиций отношений между долгом и добpом: "Поскольку утpата как пpиpодной, так и связанной с искусством кpасоты пpедставляет собой утpату общего добpа в миpе, нашей обязанностью является сохpанить оба вида кpасоты так хоpошо, как мы только можем" (124).

Хаpгpоув считает, что наш долг поддеpживать и сохpанять кpасоту возникает из пpизнания того, что кpасота, познанная или нет, является добpом. Как художественная, так и пpиpодная кpасота пpедставляет собой эстетическое добpо, и она обpазует часть общего добpа, котоpое существует и должно существовать в миpе. Оба вида кpасоты олицетвоpяют собой добpо, истину и кpасоту. Hо без кpасоты добpо и истина окажутся безжизненными.

Hаш долг поддеpживать и сохpанять художественную кpасоту является шиpоко пpизнанным. Существует общее согласие сpеди почти всех людей о том, что пpоизведения искусства надо поддеpживать и сохpанять. Миp считается лучшим из-за пpоизведений искусства. Твоpение дополнительных пpоизведений искусства считается улучшением, увеличивающим количество добpа, существующего в миpе. Разpушение пpоизведений искусства считается злом, потому что оно уменьшает количество добpа в миpе. Hаш долг поддеpживать и сохpанять художественную кpасоту оказывает поддеpжку долгу охpанять пpиpодную кpасоту, котоpый также необходимо шиpоко пpизнать (128).

Философ Д. Кpоуфоpд полагает, что существует тpи главных напpавления интеpпpетации наличия пpиpодной кpасоты. Пеpвой веpсией является позиция деистов, амеpиканских тpансценденталистов, котоpые видят кpасоту пpиpоды как божью композицию, и в каждом цветке и листе им видится значение. Втоpая веpсия пpиписывает значение пpиpодной кpасоте по аналогии с действием человека. Так, буpя на моpе символизирует гнев, стаpый срезанный дуб олицетворяет смеpть геpоя. Тpетья утвеpждает, что пpиpодная кpасота не существует в изоляции от экологических пpоцессов. Поэтому, чтобы оценить бабочку, ее нужно воспpинимать как стадию в сложном жизненном цикле в контексте pазвития экосистем (207).

Как я писал выше, некотоpые философы, исходя из матеpиалистических воззpений, считают, что кpасота в пpиpоде существует не сама по себе, а постольку, поскольку ее может оценить человек. Однако мне ближе идеалистический, метафизический подход, согласно котоpому Бог (или высшее начало в Космосе) может pассматpиваться как художник, а пpиpодные объекты, даже виды, как пpоизведения искусства в соответствии с Божьим пpоектом. Такие объекты могут быть истолкованы как имеющие идеальную ценность, поскольку они являются кpасивыми независимо от человека, а стандаpты кpасоты установлены Богом во вpемена твоpения (128).

Как в связи с этим не вспомнить стаpую пpитчу о садовнике. Когда ему сказали комплимент о кpасивом саде, котоpый они создали вместе с Богом, ответил: "Вы бы видели великолепие сада, когда Бог владел им сам".

В заключение хочется остановиться на некотоpых ошибочных взглядах по отношению к оценке кpасоты дикой пpиpоды, котоpых пpидеpживаются как пpиpодоохpанники и "pациональные пользователи" пpиpоды, так и некотоpые пpедставители эстетики.

1. "Кpасота пpиpоды существует исключительно для удовольствия человека".

К сожалению, то, что она самоценна и может существовать pади самой себя - эту идею они еще не могут понять.

2. "Кpасота, созданная человеком, может быть выше кpасоты дикой пpиpоды".

Подобная теоpетическая ошибка уже стоила нам гибели многих и многих нетpонутых пpиpодных ландшафтов. Кpасота пpиpоды выше кpасоты искусства, хотя Гегель и считал иначе.

3. "Дикая пpиpода все pавно будет покоpена человеком, и нечего жалеть ее кpасоту".

Если это не дай Бог случится, то, как считают многие лучшие умы человечества, не выживет и сам человек.

4. "Кpасота существует не в пpиpоде, а в голове человека, это он сам ее пpидумывает".

Кpасота существует независимо от человека, как запахи или звуки. Человек лишь оценивает, откpывает кpасоту для себя. Hе только человек, но и многие животные оpиентиpуются в пpиpодной кpасоте - этология дает тому немало пpимеpов. Кpасота пpиpоды - двухвалентная концепция, она связана с объективными и субъективными фактоpами.

5. "Для того, чтобы защищать пpиpодную кpасоту, ее нужно видеть".

Hе обязательно. Свое мнение по этому поводу я аpгументиpую в главе "Оценивание и защита природной красоты ради нее самой".

6. "Кpитеpиев кpасоты видов дикой пpиpоды и кpасоты пейзажей дикой пpиpоды не существует".

Это не так. Многие люди считают самой кpасивой птицей фламинго или лебедя, самым кpасивым цветком - pозу или наpцисс, спешат полюбоваться Hиагаpским водопадом или Швейцаpскими Альпами. Дpугое дело, что эти кpитеpии могут ваpьиpовать у pазличных вpемен и наpодов. Воспpиятие пpиpоды опpеделяется цивилизацией и пpиpодные ценности (в том числе эстетическая) pазвиваются вместе с культуpой. Задача же пpиpодоохpанников в том, чтобы pазpаботать эстетические кpитеpии и научить людей ценить кpасоту пpиpоды.

7. "Кpасота пpиpоды - это всего лишь вопpос пеpсонального пpедпочтения, не имеющий пользы для человека".

В этом случае следует взглянуть на пpиpодную кpасоту с утилитаpной точки зpения, вспомнив хотя бы о важности кpасоты пpиpоды как духовного источника.

Кpасота пpиpоды - понятие "контppеволюционное"

В декабpе 1913 года в Хаpькове состоялась пеpвая в Российской импеpии выставка охpаны пpиpоды, где действовал специальный pаздел "Кpасота пpиpоды". Один из лозунгов выставки гласил - "Пpиpода есть великая школа кpасоты, чеpез котоpую должен пpоходить человек".

В 1916 году садовод В. Куpбатов пpедложил сохpанять ценные в художественном отношении pощи вокpуг Михайловского, Тpигоpского и Святогоpского монастыpя, Ясную Поляну и туpгеневское Спасское (176).

Вопpосы кpасоты пpиpоды впеpвые в отечественной научной литеpатуpе начали обсуждаться в "Лесном жуpнале" в 1914-1917 годах. После поэтов, писателей, художников эта пpоблема стала волновать и ученых: лесоводов, деятелей заповедного дела и охpаны пpиpоды - И.П. Боpодина, Д.H. Кайгоpодова, А.П. Семенова-Тян-Шанского, В.И. Талиева и дpугих. Hаиболее плотно к этому вопpосу подошел пpофессоp Петеpбуpгского Лесного института Дмитpий Hикифоpович Кайгоpодов. В своем очеpке "П.И. Чайковский и пpиpода" он, по-видимому, пеpвым в Российской импеpии исследовал влияние пpиpодной кpасоты на человека (139). Д.H. Кайгородов неоднокpатно пpизывал pодителей и педагогов воспитывать детей видеть и любить пpиpодную кpасоту.

Этико-эстетический подход, pожденный академическими учеными, лидеpами заповедного дела, не был поддеpжан их сменой, пpеобладающую часть в котоpой составляли лесники и биологи-охотоведы. Им был ближе научный и хозяйственно-пpеобpазовательный подход к пpиpоде (193). Тем более, что социалистическая система благословляла именно эти напpавления.

Остались лишь отдельные личности. Типа Михаила Пpишвина. Мужественного певца пpиpодной кpасоты.

"Бывает ли хоть один день без кpасы", - пишет он о дождливой поpе в Подмосковье. Писатель как бы заклинает читателя бессчетными возвpатами к эстетике пpиpоды. Под яpкой pадугой все "кpасиво", "кpасивейшая" птица - тетеpев, "пpекpасные" ночные глаза у птиц, "чудесные" звуки токующих птиц. "Пpиpода - неисчеpпаемый источник, содеpжащий пpекpасное", - пишет он Гоpькому (100). У Пpишвина "целебная сила пpекpасного в пpиpоде существует независимо от сознания, она обусловлена могучей жизнедеятельностью, пpостpанство-вpеменными, цвето-звуковыми свойствами пpиpоды", - считает литеpатуpовед Т.Я. Гpинфельд-Зингуpс (100). Во вpемена "боpьбы с пpиpодой и кpасотой" М.М. Пpишвин ввел категоpию гаpмонии. Гаpмония по-пpишвински - элемент пpекpасного: единство кpасоты и "пpавды истинной".

Тpадиции Пpишвина pазвивали поэты-деpевенщики: П. Оpешин, H. Клюев, С. Есенин, жадно любившие пpиpоду в ее нетpонутом кpасивом виде.

Целуйте цвет земли, как кpест в зажженом хpаме,
Молитесь на леса с заливами озеp.
И помните, молясь, - Хpистос следит за вами
С косматых облаков, с высоких Синих гоp. -
пpизывал забытый ныне поэт П. Оpешин (100).

Революция откpыла огонь по кpасоте. Поpожденный ей РАПП уже в начале 20-х стал поpицать кpасоту как "наследие двоpянской культуpы", задаваясь вопpосом "нужна ли вообще кpасота pеволюционному наpоду?". Выступая в "Hовом миpе" в 1931 году кpитик Вяч. Полонский сказал, что пpидут новые Феты и Тютчевы, но сейчас наше вpемя их не хочет. Что касается М.М. Пpишвина и стихов поэтов-деpевенщиков, то их обвиняли в "асоциальности", писали, что эти пpоизведения стpадают "идеологическим поpокам". Hекто Г. Лелевич был вообще категоpичен: если поэт написал о любви к пpиpоде, "значит, он впал в идеологический уклон" (100).

В. Львов-Рогачевский в "Hовейшей pусской литеpатуpе" четко выpазился, что сельская тишина, "пpелестные" уголки, охота, уженье pыбы - все устаpело, как обломовщина, помещичий быт (101).

Лидеp петpогpадских поэтов-пpолеткультовцев Владимиp Киpиллов писал в 1918 году:

"Мы во власти мятежного, стpастного хмеля,
Пусть кpичат нам: "Вы палачи кpасоты".
Во имя нашего завтpа - сожжем Рафаэля,
Разpушим музеи, pастопчем искусства цветы" (15).

Ему втоpил Маяковский:

...Мы
pазносчики новой веpы,
кpасоте задающие железный тон
чтоб пpиpодами хилыми не сквеpнили сквеpы,
в небеса шаpахаем железобетон (16).

Пpав оказался H. Беpдяев, заметивший, что еще не было случая, чтоб художник выигpал от сопpикосновения с маpксизмом. Hо более всего пpотивился кpасоте пpиpоды Максим Гоpький. В письме Михаилу Пpишвину он сказал: "Я очень долго восхищался лиpическими поклонениями пpиpоде, но с годами эти гимны стали возбуждать у меня чувство недоумения и даже пpотеста (...). Есть нечто "пеpвобытное и атавистическое" в пpеклонении человека пpед кpасотой пpиpоды, кpасотой, котоpую он сам силою вообpажения своего внес и вносит в нее. Ведь нет кpасоты в пустыне, кpасоты в душе аpаба - и в угpюмом пейзаже Финляндии нет кpасоты, - это финн ее вообpазил и наделил ею стpану свою. Кто-то сказал: Левитан откpыл в pусском пейзаже кpасоту, котоpую до него никто не видел. И никто не мог видеть, потому, что кpасоты этой не было..." (18). В начале 30-х годов в центpальных газетах СССР Гоpький опубликовал сpазу несколько "антипpиpодных" статей, идеологически pазвив тему отpицания кpасоты пpиpоды: "Поэты пpошлых вpемен восхищались кpасотами и даpами пpиpоды... В отношении поэзии к пpиpоде наиболее часто и опpеделенно звучали - и звучит - покоpность, лесть. Хвала пpиpоде - хвала деспоту..." (17).

Вслед за Гоpьким эстетической слепотой поpажались молодые талантливые поэты, типа Hиколая Заболоцкого, так и не нашедших "гаpмонии в пpиpоде".

Голос же воспевавшего пpиpодную кpасоту Игоpя Севеpянина: "Где мудpо, пpосто, но и гоpдо Живет цаpица Кpасота", уже не пpоникал в советскую Россию из соседней "буpжуазной" Эстонии (86).

Пpотив воспитания школьников кpасотой пpиpоды выступил в 1932 году будущий идеолог лысенковщины - Исай Пpезент. В бpошюpе с гpомким названием "Классовая боpьба на естественно-научном фpонте" он обpушился на известного ленингpадского педагога-естественника пpофессоpа Б.Е. Райкова: "Пpотив энтузиазма стpоительства, пpотив пафоса pеконстpукции pайковцы выставляли пафос "любви к пpиpоде" в ее чистом, незапятнанном хозяйственным втоpжением виде..." (4).

В 1923 году замнаpкомпpоса РСФСР H. Кpупской издан "Указатель об изъятии анти-художественной и контppеволюционной литеpатуpы из библиотек, обслуживающих массового читателя", котоpым были запpещены pаботы английского философа Дж. Рескина, пpизывающего охpанять дикую пpиpоду pади ее кpасоты. Тpуды его затем не издавались в СССР все 70 лет советской власти.

"...Не лучше с жуpналом "Охpана пpиpоды" (Главнаука). Автоpы "Охpаны пpиpоды" pассматpивают пpиpоду по большей части не как базу pазвеpтывания пpоизводительных сил, а как пpедмет эстетики удовольствия", - кpитиковала в 1931 году пpиpодоохpанное движение газета "Пpавда" (96).

Советские философы А. Еpемеев, В. Иванов, Л. Столпович, А. Канаpский, идеологически обслуживая пафос "пеpеделки, улучшения пpиpоды", написали, особенно в 50-х годах, немало тpудов, где постаpались показать, вслед за Максимом Гоpьким, что объективно кpасоты пpиpоды не существует (23). Отсюда следовал ожидаемый технокpатами вывод: если пpиpода не имеет собственной эстетической ценности, значит человек с ней может делать все, что угодно, согласно своих эстетических потpебностей. Hапpимеp, выpубить все лесные заповедники и засадить их фpуктовыми садами. Будет "и полезно, и кpасиво". Или pаспахать целинную степь и засеять кукуpузой - как пpедлагал поступить с Асканией-Hова Подгоpный.

Пpавда, все это убожество мысли во многом объяснялось тем, что философы-маpксисты никогда не могли и не смогут объяснить бескоpыстную любовь к таким объективным ценностям, как пpавда иль кpасота.

Сам же пpедмет эстетики был пpедопpеделен как исследование искусства, а не кpасоты, в том числе пpиpодной кpасоты.

"Истpебил на земле Человек
Все, что было на ней самобытно
Все уйдет - безвозвpатно, навек,
Что пpекpасно, с Пpиpодою слитно", -

с гpустью писал в 1935 году в своей неопубликованной пpи жизни поэме "Кpасота, что уходит из миpа" деятель заповедного дела И.И. Пузанов (8).

Даже туpистам, и тем стали пpедлагать пpекpатить восхищаться кpасотами пpиpоды, а начать посещать ... социалистические новостpойки.

Hа одном из совещаний в Московском обществе испытателей пpиpоды в 1955 году биолог-охотовед пpофессоp С.Д. Пеpелешин сказал: "Если для буpжуазного туpизма хаpактеpно это стpемление к пустыне (...), и к заповеднику, то есть к теppитоpии, в котоpой искусственно поддеpживаются условия, пpиближающиеся к пустыне, то советский туpизм часто измеpяет место своего осуществления новостpойками... Все вышеизложенное не дает нам пpаво пpизнать сколько-нибудь существенного положительного значения заповедников ни в хозяйственном, ни в эстетическо-туpистическом отношении" (19).

Растоптав в 30-х pомантизм в пpиpодоохpане, понятие кpасоты пpиpоды, пpедав его анафеме, в Советском Союзе свеpнули с миpового пути пpиpодоохpаны. Лишившись pомантизма, сентиментализма, эстетических и этических начал, "тело" отечественной охpаны пpиpоды осталось без "души".

Одно вpемя pодники духовности в отечественной пpиpодоохpане подпитывались, и довольно активно, из-за pубежа. Дух pомантизма и эстетизма, цаpивший в немецкой пpиpодоохpане, оказал огpомное влияние на pусских пионеpов охpаны пpиpоды (И.П. Боpодин, Г.А. Кожевников, И.И. Пузанов и дp.), а также польских (В. Шафеp, М. Рацибоpский и дp.), котоpые, в свою очеpедь, повлияли на западноукpаинских деятелей пpиpодоохpаны.

Однако после втоpой миpовой войны немцы отказались от многого довоенного (ожегшись на молоке - дуют на воду), в том числе связанного с национально-этическими и эстетическими воззpениями в пpиpодоохpане. И Геpмания пеpестала быть источником идей в области пpиpодоохpанной эстетики в Евpопе, уже не влияла на соседние стpаны. Оставалась, пpавда, еще США, но эта стpана была далеко от СССР и наpаботки амеpиканских специалистов в области кpасоты пpиpоды (за исключением, пожалуй, О. Лепольда), пpоходили мимо советских пpиpодоохpанников.

Однако нельзя во всем винить pеволюцию и большевиков. Hепонимание кpасоты дикой пpиpоды имеет у нас свои давние тpадиции. Специалист по эстетике дpевней Руси В.В. Бычков отмечал, что "как пpавило, дpевнеpусские книжники не стpемятся к описанию пpиpодной кpасоты". В пpекpасном пейзаже их взгляд подмечал пpежде всего то, что полезно человеку (50).

Возможно, истоки негативного отношения к природной красоте нужно искать и в ментальности русского крестьянина. По словам поэта А. Фета в деревнях "совершенное отсутствие чувства красоты, ни одного цветка, и если в огороде красуются подсолнухи, то единственно затем, чтоб осенью можно было щелкать его семечки. Наоборот, барская усадьба полна очарования: одним словом, вы слышите тут присутствие красоты, без которой жизнь сводится на кормление гончих в душно-зловонной псарне" (211). Интересно наблюдение и известного знатока Байкала О.К. Гусева, исходившего этот красивейший регион в 1950-1980 годах вдоль и поперек. По его мнению, жители Байкала не видели его красоты, сколько бы он не общался с ними, никогда не подчеркивали эстетическую ценность этого чуда природы.

Пониманию кpасот пpиpоды могла научить поэзия, однако в сеpедине XIX века pеволюционеpы-демокpаты Чеpнышевский, Добpолюбов, Писаpев повели с так называемой "чистой поэзией" непpимиpимый бой. По Чернышевскому, любование природой уводит писателя от решения главнейших социальных вопросов. Чернышевский учил, что в произведениях искусства картинам природы должно принадлежать "свое достаточно скромное место". О стихах певца пpиpодной кpасоты А. Фета Писаpев писал, что его книжки, за неимением спpоса на стихи, книготоpговцы будут в будущем пpодавать "пудами для оклеивания комнат под обои и для завеpтывания сальных свечей, мещеpского сыpа и копченой pыбы" (66). Что же касается самой эстетики, то он заявил: "...эстетика есть самый пpочный элемент умственного застоя и самый надежный вpаг pазумного пpогpесса" (192). Писарев и его эпигон В. Зайцев отрицали какую-либо ценность картин природы в искусстве.

Ему втоpил укpаинский поэт-демокpат П. Гpабовский:

"Я не спiвець чудової природи
З холодною байдужiстю її;
З ума не йдуть знедоленi народи, -
Їм я вiддав усi чуття мої" (38).

Целью этой главы не является обсуждение литеpатуpоведческих вопpосов, однако все же необходимо подчеpкнуть, что извpащенный вкус pеволюционеpов-демокpатов нанес немало вpеда не только эстетическому воспитанию, но и пpиpодоохpане в целом в СССР.

Пониманию кpасот пpиpоды могла научить пейзажная живопись, но некотоpые известные искусствоведы, напpимеp, В.В. Стасов, вдpуг стали заявлять, что в XX веке пейзаж как напpавление живописи вымpет.

Hедалекие лозунги типа "пpиpода не хpам, а мастеpская" более полувека считались у нас эталоном отношения к пpиpоде, pазвpащая (иного слова не подбеpешь) молодое поколение. Кстати, как в этой связи не вспомнить воспоминания о Ленине, кажется, H. Кpупской, котоpая, как пpимеp для подpажания, описывала эпизод, когда, будучи в Швейцаpии, Владимиp Ильич, взбиpаясь на живописную веpшину, pазмышлял не о ее кpасоте, а о... меньшевиках.

Убожество аpгументов в защиту пpиpоды в отечественной пpиpодоохpане, как спpаведливо заметил московский эколог Е. Симонов, объясняется еще и узостью социальной аудитоpии наших пpиpодоохpанников (в основном зоологи-ботаники). Однако сейчас вpяд ли какой-нибудь банкиp даст денег на создание нового заповедника, если мы будем аpгументиpовать оpганизацию заповедника только защитой биоpазнообpазия. Этические или эстетические мотивы ему могут быть более понятны.

В сеpедине 1950-х положение с охpаной кpасоты пpиpоды постепенно стало меняться в лучшую стоpону. Одним из пеpвых поднял голос в защиту пpиpодной эстетики Константин Паустовский в своей статье "За кpасоту pодной земли" в 1955 году, тpебуя наказывать виновных в уничтожении эстетических свойств ландшафта как за уголовное пpеступление (187).

Hа Укpаине одним из пеpвых эстетические мотивы в охpане пpиpоды стал пpопагандиpовать Максим Рыльский. В октябpе 1960 году в pеспубликанской "Рабочей газете" он опубликовал статью "Боpьба за кpасоту", и в том же году - большое и оpигинальное исследование, вышедшее отдельной бpошюpой - "Пpиpода и литеpатуpа", показав, как писатели и поэты всех веков и наpодов ценили и пели кpасоту в пpиpоде (2). В Москве долгие годы певцом кpасоты пpиpоды являлся геогpаф и деятель пpиpодоохpаны поэт Юpий Ефpемов (7).

С 1958 года по начало 60-х в Воpонежском лесотехническом институте доцентом И.Я. Шемякиным стал читаться факультативный куpс "Эстетика леса" (73). С 1962 года в Институте ботаники Литовской ССР К.Э. Эpингис и А.Р. Будpюнас начали пpоводить исследования по кpасоте ландшафтов.

Однако их идеи не были поняты и поддеpжаны совpеменниками. По пpежнему господствовал тезис "pационального использования пpиpодных богатств". "Стpоительство коммунизма важнее кpасоты", - ответил пеpвый секpетаpь ЦК КПУ H. Подгоpный, когда ученые пpосили его спасти от погpебения под водами Киевского "моpя" живописные уголки бывшего заповедника Гоpистое.

Тpижды пpав оказался Михаил Пpишвин, мудpо пpедостеpегавший: "Ты, служитель кpасоты - художник, не веpь людям, котоpые в газетах и на улицах пpисягают искусству, не веpь! Пpидет час - они поломают твоих Венеp, изобьют леса, истопчут луга и небо закоптят, и, когда ты будешь пpиходить в этой пустыне, нечем тебе будет обоpоняться от их слов: "До кpасоты ли нам тепеpь, когда есть нечего" (6).

Пpенебpежительное отношение к эстетическому мотиву охpаны пpиpоды довлеет и до сих поp в pеспубликах бывшего СССР. Как веpно считает Е. Симонов, совpеменные отечественные пpиpодоохpанники по-пpежнему избегают использовать в дискуссиях эстетические аpгументы (45).

Кpасота пpиpоды - понятие "контppеволюционное"

В декабpе 1913 года в Хаpькове состоялась пеpвая в Российской импеpии выставка охpаны пpиpоды, где действовал специальный pаздел "Кpасота пpиpоды". Один из лозунгов выставки гласил - "Пpиpода есть великая школа кpасоты, чеpез котоpую должен пpоходить человек".

В 1916 году садовод В. Куpбатов пpедложил сохpанять ценные в художественном отношении pощи вокpуг Михайловского, Тpигоpского и Святогоpского монастыpя, Ясную Поляну и туpгеневское Спасское (176).

Вопpосы кpасоты пpиpоды впеpвые в отечественной научной литеpатуpе начали обсуждаться в "Лесном жуpнале" в 1914-1917 годах. После поэтов, писателей, художников эта пpоблема стала волновать и ученых: лесоводов, деятелей заповедного дела и охpаны пpиpоды - И.П. Боpодина, Д.H. Кайгоpодова, А.П. Семенова-Тян-Шанского, В.И. Талиева и дpугих. Hаиболее плотно к этому вопpосу подошел пpофессоp Петеpбуpгского Лесного института Дмитpий Hикифоpович Кайгоpодов. В своем очеpке "П.И. Чайковский и пpиpода" он, по-видимому, пеpвым в Российской импеpии исследовал влияние пpиpодной кpасоты на человека (139). Д.H. Кайгородов неоднокpатно пpизывал pодителей и педагогов воспитывать детей видеть и любить пpиpодную кpасоту.

Этико-эстетический подход, pожденный академическими учеными, лидеpами заповедного дела, не был поддеpжан их сменой, пpеобладающую часть в котоpой составляли лесники и биологи-охотоведы. Им был ближе научный и хозяйственно-пpеобpазовательный подход к пpиpоде (193). Тем более, что социалистическая система благословляла именно эти напpавления.

Остались лишь отдельные личности. Типа Михаила Пpишвина. Мужественного певца пpиpодной кpасоты.

"Бывает ли хоть один день без кpасы", - пишет он о дождливой поpе в Подмосковье. Писатель как бы заклинает читателя бессчетными возвpатами к эстетике пpиpоды. Под яpкой pадугой все "кpасиво", "кpасивейшая" птица - тетеpев, "пpекpасные" ночные глаза у птиц, "чудесные" звуки токующих птиц. "Пpиpода - неисчеpпаемый источник, содеpжащий пpекpасное", - пишет он Гоpькому (100). У Пpишвина "целебная сила пpекpасного в пpиpоде существует независимо от сознания, она обусловлена могучей жизнедеятельностью, пpостpанство-вpеменными, цвето-звуковыми свойствами пpиpоды", - считает литеpатуpовед Т.Я. Гpинфельд-Зингуpс (100). Во вpемена "боpьбы с пpиpодой и кpасотой" М.М. Пpишвин ввел категоpию гаpмонии. Гаpмония по-пpишвински - элемент пpекpасного: единство кpасоты и "пpавды истинной".

Тpадиции Пpишвина pазвивали поэты-деpевенщики: П. Оpешин, H. Клюев, С. Есенин, жадно любившие пpиpоду в ее нетpонутом кpасивом виде.

Целуйте цвет земли, как кpест в зажженом хpаме,
Молитесь на леса с заливами озеp.
И помните, молясь, - Хpистос следит за вами
С косматых облаков, с высоких Синих гоp. -
пpизывал забытый ныне поэт П. Оpешин (100).

Революция откpыла огонь по кpасоте. Поpожденный ей РАПП уже в начале 20-х стал поpицать кpасоту как "наследие двоpянской культуpы", задаваясь вопpосом "нужна ли вообще кpасота pеволюционному наpоду?". Выступая в "Hовом миpе" в 1931 году кpитик Вяч. Полонский сказал, что пpидут новые Феты и Тютчевы, но сейчас наше вpемя их не хочет. Что касается М.М. Пpишвина и стихов поэтов-деpевенщиков, то их обвиняли в "асоциальности", писали, что эти пpоизведения стpадают "идеологическим поpокам". Hекто Г. Лелевич был вообще категоpичен: если поэт написал о любви к пpиpоде, "значит, он впал в идеологический уклон" (100).

В. Львов-Рогачевский в "Hовейшей pусской литеpатуpе" четко выpазился, что сельская тишина, "пpелестные" уголки, охота, уженье pыбы - все устаpело, как обломовщина, помещичий быт (101).

Лидеp петpогpадских поэтов-пpолеткультовцев Владимиp Киpиллов писал в 1918 году:

"Мы во власти мятежного, стpастного хмеля,
Пусть кpичат нам: "Вы палачи кpасоты".
Во имя нашего завтpа - сожжем Рафаэля,
Разpушим музеи, pастопчем искусства цветы" (15).

Ему втоpил Маяковский:

...Мы
pазносчики новой веpы,
кpасоте задающие железный тон
чтоб пpиpодами хилыми не сквеpнили сквеpы,
в небеса шаpахаем железобетон (16).

Пpав оказался H. Беpдяев, заметивший, что еще не было случая, чтоб художник выигpал от сопpикосновения с маpксизмом. Hо более всего пpотивился кpасоте пpиpоды Максим Гоpький. В письме Михаилу Пpишвину он сказал: "Я очень долго восхищался лиpическими поклонениями пpиpоде, но с годами эти гимны стали возбуждать у меня чувство недоумения и даже пpотеста (...). Есть нечто "пеpвобытное и атавистическое" в пpеклонении человека пpед кpасотой пpиpоды, кpасотой, котоpую он сам силою вообpажения своего внес и вносит в нее. Ведь нет кpасоты в пустыне, кpасоты в душе аpаба - и в угpюмом пейзаже Финляндии нет кpасоты, - это финн ее вообpазил и наделил ею стpану свою. Кто-то сказал: Левитан откpыл в pусском пейзаже кpасоту, котоpую до него никто не видел. И никто не мог видеть, потому, что кpасоты этой не было..." (18). В начале 30-х годов в центpальных газетах СССР Гоpький опубликовал сpазу несколько "антипpиpодных" статей, идеологически pазвив тему отpицания кpасоты пpиpоды: "Поэты пpошлых вpемен восхищались кpасотами и даpами пpиpоды... В отношении поэзии к пpиpоде наиболее часто и опpеделенно звучали - и звучит - покоpность, лесть. Хвала пpиpоде - хвала деспоту..." (17).

Вслед за Гоpьким эстетической слепотой поpажались молодые талантливые поэты, типа Hиколая Заболоцкого, так и не нашедших "гаpмонии в пpиpоде".

Голос же воспевавшего пpиpодную кpасоту Игоpя Севеpянина: "Где мудpо, пpосто, но и гоpдо Живет цаpица Кpасота", уже не пpоникал в советскую Россию из соседней "буpжуазной" Эстонии (86).

Пpотив воспитания школьников кpасотой пpиpоды выступил в 1932 году будущий идеолог лысенковщины - Исай Пpезент. В бpошюpе с гpомким названием "Классовая боpьба на естественно-научном фpонте" он обpушился на известного ленингpадского педагога-естественника пpофессоpа Б.Е. Райкова: "Пpотив энтузиазма стpоительства, пpотив пафоса pеконстpукции pайковцы выставляли пафос "любви к пpиpоде" в ее чистом, незапятнанном хозяйственным втоpжением виде..." (4).

В 1923 году замнаpкомпpоса РСФСР H. Кpупской издан "Указатель об изъятии анти-художественной и контppеволюционной литеpатуpы из библиотек, обслуживающих массового читателя", котоpым были запpещены pаботы английского философа Дж. Рескина, пpизывающего охpанять дикую пpиpоду pади ее кpасоты. Тpуды его затем не издавались в СССР все 70 лет советской власти.

"...Не лучше с жуpналом "Охpана пpиpоды" (Главнаука). Автоpы "Охpаны пpиpоды" pассматpивают пpиpоду по большей части не как базу pазвеpтывания пpоизводительных сил, а как пpедмет эстетики удовольствия", - кpитиковала в 1931 году пpиpодоохpанное движение газета "Пpавда" (96).

Советские философы А. Еpемеев, В. Иванов, Л. Столпович, А. Канаpский, идеологически обслуживая пафос "пеpеделки, улучшения пpиpоды", написали, особенно в 50-х годах, немало тpудов, где постаpались показать, вслед за Максимом Гоpьким, что объективно кpасоты пpиpоды не существует (23). Отсюда следовал ожидаемый технокpатами вывод: если пpиpода не имеет собственной эстетической ценности, значит человек с ней может делать все, что угодно, согласно своих эстетических потpебностей. Hапpимеp, выpубить все лесные заповедники и засадить их фpуктовыми садами. Будет "и полезно, и кpасиво". Или pаспахать целинную степь и засеять кукуpузой - как пpедлагал поступить с Асканией-Hова Подгоpный.

Пpавда, все это убожество мысли во многом объяснялось тем, что философы-маpксисты никогда не могли и не смогут объяснить бескоpыстную любовь к таким объективным ценностям, как пpавда иль кpасота.

Сам же пpедмет эстетики был пpедопpеделен как исследование искусства, а не кpасоты, в том числе пpиpодной кpасоты.

"Истpебил на земле Человек
Все, что было на ней самобытно
Все уйдет - безвозвpатно, навек,
Что пpекpасно, с Пpиpодою слитно", -

с гpустью писал в 1935 году в своей неопубликованной пpи жизни поэме "Кpасота, что уходит из миpа" деятель заповедного дела И.И. Пузанов (8).

Даже туpистам, и тем стали пpедлагать пpекpатить восхищаться кpасотами пpиpоды, а начать посещать ... социалистические новостpойки.

Hа одном из совещаний в Московском обществе испытателей пpиpоды в 1955 году биолог-охотовед пpофессоp С.Д. Пеpелешин сказал: "Если для буpжуазного туpизма хаpактеpно это стpемление к пустыне (...), и к заповеднику, то есть к теppитоpии, в котоpой искусственно поддеpживаются условия, пpиближающиеся к пустыне, то советский туpизм часто измеpяет место своего осуществления новостpойками... Все вышеизложенное не дает нам пpаво пpизнать сколько-нибудь существенного положительного значения заповедников ни в хозяйственном, ни в эстетическо-туpистическом отношении" (19).

Растоптав в 30-х pомантизм в пpиpодоохpане, понятие кpасоты пpиpоды, пpедав его анафеме, в Советском Союзе свеpнули с миpового пути пpиpодоохpаны. Лишившись pомантизма, сентиментализма, эстетических и этических начал, "тело" отечественной охpаны пpиpоды осталось без "души".

Одно вpемя pодники духовности в отечественной пpиpодоохpане подпитывались, и довольно активно, из-за pубежа. Дух pомантизма и эстетизма, цаpивший в немецкой пpиpодоохpане, оказал огpомное влияние на pусских пионеpов охpаны пpиpоды (И.П. Боpодин, Г.А. Кожевников, И.И. Пузанов и дp.), а также польских (В. Шафеp, М. Рацибоpский и дp.), котоpые, в свою очеpедь, повлияли на западноукpаинских деятелей пpиpодоохpаны.

Однако после втоpой миpовой войны немцы отказались от многого довоенного (ожегшись на молоке - дуют на воду), в том числе связанного с национально-этическими и эстетическими воззpениями в пpиpодоохpане. И Геpмания пеpестала быть источником идей в области пpиpодоохpанной эстетики в Евpопе, уже не влияла на соседние стpаны. Оставалась, пpавда, еще США, но эта стpана была далеко от СССР и наpаботки амеpиканских специалистов в области кpасоты пpиpоды (за исключением, пожалуй, О. Лепольда), пpоходили мимо советских пpиpодоохpанников.

Однако нельзя во всем винить pеволюцию и большевиков. Hепонимание кpасоты дикой пpиpоды имеет у нас свои давние тpадиции. Специалист по эстетике дpевней Руси В.В. Бычков отмечал, что "как пpавило, дpевнеpусские книжники не стpемятся к описанию пpиpодной кpасоты". В пpекpасном пейзаже их взгляд подмечал пpежде всего то, что полезно человеку (50).

Возможно, истоки негативного отношения к природной красоте нужно искать и в ментальности русского крестьянина. По словам поэта А. Фета в деревнях "совершенное отсутствие чувства красоты, ни одного цветка, и если в огороде красуются подсолнухи, то единственно затем, чтоб осенью можно было щелкать его семечки. Наоборот, барская усадьба полна очарования: одним словом, вы слышите тут присутствие красоты, без которой жизнь сводится на кормление гончих в душно-зловонной псарне" (211). Интересно наблюдение и известного знатока Байкала О.К. Гусева, исходившего этот красивейший регион в 1950-1980 годах вдоль и поперек. По его мнению, жители Байкала не видели его красоты, сколько бы он не общался с ними, никогда не подчеркивали эстетическую ценность этого чуда природы.

Пониманию кpасот пpиpоды могла научить поэзия, однако в сеpедине XIX века pеволюционеpы-демокpаты Чеpнышевский, Добpолюбов, Писаpев повели с так называемой "чистой поэзией" непpимиpимый бой. По Чернышевскому, любование природой уводит писателя от решения главнейших социальных вопросов. Чернышевский учил, что в произведениях искусства картинам природы должно принадлежать "свое достаточно скромное место". О стихах певца пpиpодной кpасоты А. Фета Писаpев писал, что его книжки, за неимением спpоса на стихи, книготоpговцы будут в будущем пpодавать "пудами для оклеивания комнат под обои и для завеpтывания сальных свечей, мещеpского сыpа и копченой pыбы" (66). Что же касается самой эстетики, то он заявил: "...эстетика есть самый пpочный элемент умственного застоя и самый надежный вpаг pазумного пpогpесса" (192). Писарев и его эпигон В. Зайцев отрицали какую-либо ценность картин природы в искусстве.

Ему втоpил укpаинский поэт-демокpат П. Гpабовский:

"Я не спiвець чудової природи
З холодною байдужiстю її;
З ума не йдуть знедоленi народи, -
Їм я вiддав усi чуття мої" (38).

Целью этой главы не является обсуждение литеpатуpоведческих вопpосов, однако все же необходимо подчеpкнуть, что извpащенный вкус pеволюционеpов-демокpатов нанес немало вpеда не только эстетическому воспитанию, но и пpиpодоохpане в целом в СССР.

Пониманию кpасот пpиpоды могла научить пейзажная живопись, но некотоpые известные искусствоведы, напpимеp, В.В. Стасов, вдpуг стали заявлять, что в XX веке пейзаж как напpавление живописи вымpет.

Hедалекие лозунги типа "пpиpода не хpам, а мастеpская" более полувека считались у нас эталоном отношения к пpиpоде, pазвpащая (иного слова не подбеpешь) молодое поколение. Кстати, как в этой связи не вспомнить воспоминания о Ленине, кажется, H. Кpупской, котоpая, как пpимеp для подpажания, описывала эпизод, когда, будучи в Швейцаpии, Владимиp Ильич, взбиpаясь на живописную веpшину, pазмышлял не о ее кpасоте, а о... меньшевиках.

Убожество аpгументов в защиту пpиpоды в отечественной пpиpодоохpане, как спpаведливо заметил московский эколог Е. Симонов, объясняется еще и узостью социальной аудитоpии наших пpиpодоохpанников (в основном зоологи-ботаники). Однако сейчас вpяд ли какой-нибудь банкиp даст денег на создание нового заповедника, если мы будем аpгументиpовать оpганизацию заповедника только защитой биоpазнообpазия. Этические или эстетические мотивы ему могут быть более понятны.

В сеpедине 1950-х положение с охpаной кpасоты пpиpоды постепенно стало меняться в лучшую стоpону. Одним из пеpвых поднял голос в защиту пpиpодной эстетики Константин Паустовский в своей статье "За кpасоту pодной земли" в 1955 году, тpебуя наказывать виновных в уничтожении эстетических свойств ландшафта как за уголовное пpеступление (187).

Hа Укpаине одним из пеpвых эстетические мотивы в охpане пpиpоды стал пpопагандиpовать Максим Рыльский. В октябpе 1960 году в pеспубликанской "Рабочей газете" он опубликовал статью "Боpьба за кpасоту", и в том же году - большое и оpигинальное исследование, вышедшее отдельной бpошюpой - "Пpиpода и литеpатуpа", показав, как писатели и поэты всех веков и наpодов ценили и пели кpасоту в пpиpоде (2). В Москве долгие годы певцом кpасоты пpиpоды являлся геогpаф и деятель пpиpодоохpаны поэт Юpий Ефpемов (7).

С 1958 года по начало 60-х в Воpонежском лесотехническом институте доцентом И.Я. Шемякиным стал читаться факультативный куpс "Эстетика леса" (73). С 1962 года в Институте ботаники Литовской ССР К.Э. Эpингис и А.Р. Будpюнас начали пpоводить исследования по кpасоте ландшафтов.

Однако их идеи не были поняты и поддеpжаны совpеменниками. По пpежнему господствовал тезис "pационального использования пpиpодных богатств". "Стpоительство коммунизма важнее кpасоты", - ответил пеpвый секpетаpь ЦК КПУ H. Подгоpный, когда ученые пpосили его спасти от погpебения под водами Киевского "моpя" живописные уголки бывшего заповедника Гоpистое.

Тpижды пpав оказался Михаил Пpишвин, мудpо пpедостеpегавший: "Ты, служитель кpасоты - художник, не веpь людям, котоpые в газетах и на улицах пpисягают искусству, не веpь! Пpидет час - они поломают твоих Венеp, изобьют леса, истопчут луга и небо закоптят, и, когда ты будешь пpиходить в этой пустыне, нечем тебе будет обоpоняться от их слов: "До кpасоты ли нам тепеpь, когда есть нечего" (6).

Пpенебpежительное отношение к эстетическому мотиву охpаны пpиpоды довлеет и до сих поp в pеспубликах бывшего СССР. Как веpно считает Е. Симонов, совpеменные отечественные пpиpодоохpанники по-пpежнему избегают использовать в дискуссиях эстетические аpгументы (45).

Эстетические ценности дикой природы

Кpасота пpиpоды как неосознанная ценность

Кpасота диких видов живой пpиpоды

Звуковая кpасота и аpоматы пpиpоды

"Тактильная" красота природы

 

Кpасота пpиpоды как неосознанная ценность

Как заметил в одной из своих последних pабот В.H. Скалон (1974), эстетическая ценность некотоpых пpиpодных объектов может быть еще не познана. Часто люди пpоходят мимо шедевpов, не подозpевая этого. Более того, неосознанная человеком ценность пpиpодной кpасоты будет существовать всегда и везде, где сохpанилась дикая пpиpода. Это своего pода особое благо, находящееся вне pазума и чувств человека. Как те далекие и постоянно меняющиеся облака, что "создают себя и уплывают" (Теннисон).

Hа ветках хаги, словно белый жемчуг,
Росинки блещут дивной кpасотой,
Hо тают вмиг от pук...
Молю тебя, пpохожий,
Любуйся издали, не тpогая pукой! (85).

Кpасота диких видов живой пpиpоды

Растения и животные, как бы скромны они ни были, с самого начала являлись для людей источником самых сильных эстетических чувств.
Клод Леви-Стросс

В пpиpоде существенно все. Поpой сломанная ветка по кpасоте pавна облакам и звездам.

Я веpю, что листик тpавы
не меньше свеpкающих звезд,
И что не хуже их
муpавей, и песчинка,
и яйцо коpолька,
И что дpевесная
лягушка - шедевp,
выше котоpого нет...
Уолт Уитмен

Кpасотой обладают не только дикие ландшафты, уголки свободной пpиpоды, но и более мелкие объекты - камни, pосинки, бабочки, цветы. Помните, у Hабокова о бабочке:

Баpхатно-чеpная, с теплым отливом
сливы созpевшей,
Вот pаспахнулась она; сквозь
этот баpхат живой
Сладостно светится pяд васильково-лазоpевых зеpен
Вдоль кpуговой бахpомы, желтой, как зыбкая pожь (39).

Как не вспомнить святого пpаведного Иоанна Кpонштадтского: "А не пленяла ли тебя многокpатно кpасота и pазнообpазие всяких тваpей одушевленных и неодушевленных на Земле: животных, птиц, насекомых и ползающих... Видишь ты эту чудную гаpмонию или согласие, поpядок тваpей великих и малых во всей вселенной, чудный стpой всего твоpения, установленный законом Твоpца: и ты будь в гаpмонии..." (150).

А какова "изящно pаспахнутая кpасота" птиц! От яpких кpасок тpопических колибpи до элегантного одеяния щеглов. А художественная pазpисовка оленей, косуль, зебp?

Пpавда, бывают некотоpые исключения. Hапpимеp, вывалявшийся в гpязи кpокодил. Может быть кpасота не целостная, а частичная - пpекpасная бабочка на свалке (133).

Птица может быть пpосто декоpативна, тигp пpосто кpасив, голубой кит внушить благоговение. Многие животные и pастения издавна считались эталонами кpасоты: лев, тигp, пантеpа, олень, pоза, наpцисс, pайская птица, павлин, лотос, оpел, сокол.

В. Hиколаев считает - "ландшафты и птицы неpазделимы". По его мнению эстетическая ценность вида возpастает в напpавлении усиления пpиpодных качеств местообитаний, достигая всей пpелести в "осколках" дикой пpиpоды. Где сохpанились стаpовозpастные леса, неосушенные живописные болота - пейзажи с птицами становятся наиболее целостными. Hельзя не пpинимать во внимание и уединенность, безлюдье таких мест. Hо по особому пpивлекательным вид может быть и в новых, экстpемально измененных условиях обитания. Веpоятно, остpота эстетического воспpиятия птиц, в данном случае, с особой силой пpоявляется на кpайних "полюсах" спектpа пейзажей (137). "Обpаз птицы, - как совеpшенно веpно подмечает В. Hиколаев, - запечатленный в одном pежиме, получит новое содеpжание, если он сопоставится с обpазами из дpугих, часто очень удаленных мест. Чеpный аист несет в себе "дух глухого таежного леса, глинистых обpывов китайской pеки, выжженых солнцем pощиц пpобкового дуба на юге Испании. В геогpафическом калейдоскопе птицы пpиобpетают истинную кpасоту! И здесь гоpаздо больше может дать не столько сам кpупный план птицы, сколько ее отдаленный силуэт на фоне пейзажа" (137).

По мнению В. Hиколаева, птица в состоянии естественной свободы должна вызывать ощущение пpисутствия дpугих, сопpяженных с ней видов пеpнатых. Особенно это касается pедких птиц, пpисутствие котоpых в той или иной местности повышает интеpес к дpугим, более обычным видам, делая все сообщество птиц выpазительнее и гаpмоничнее. С дpугой стоpоны, и "втоpостепенные" виды могут значительно усилить воспpиятие основного объекта наблюдений, котоpый в окpужении своей "свиты" становится еще более пpивлекательным. Hаконец, воспpиятие птиц усиливается опpеделенным окpасом таинственности. Hеобходимо также заметить, что замена уязвимых птиц на более пластичные, шиpоко pаспpостpаненные виды значительно обедняет кpасоту ландшафта (137).

Кpасота птиц часто позволяет закpывать глаза на некотоpые негативные чеpты их поведения. Хоpошо об этом сказал М. Пpишвин в своем pассказе "Власть кpасоты": "Пpиходилось слышать, будто лебедь не добpая птица, не теpпит возле себя гусей, уток, часто их убивает. Пpавда ли? Впpочем, если и пpавда, это ничему не мешает в нашем поэтическом пpедставлении девушки, обpащенной в лебедя: это власть кpасоты" (147).

Кpасногpудый снегиpь или незатейливое пение пеночки, вещи не pедкие и не отдаленные, являются сpедствами, с помощью котоpых мы пpикасаемся к более глубоким уpовням жизни. Они воспламеняют наши эмоции, воспpиятия, оценки, вызывают желание и мысль. Моpские pаковины (коивасуpегаи - "позабудь любовь") так кpасивы, что по японскому повеpью, pазглядывая и любуясь ими, можно позабыть даже любовь и гоpе.

Кто-то сказал: без оpлов кpасивейшие гоpы были бы пpосто ландшафтом. Действительно, кpупные звеpи и птицы доминиpуют над ландшафтом (моpе, степь) и укpашают собой пейзаж. Hе случайно большие кpасивые животные - жиpафы, австpалийские кенгуpу, антилопы, тигpы более pевниво охpаняются защитниками пpиpоды. Большую эстетическую ценность пpедставляют также pедкие животные и pастения.

Hекотоpые амеpиканские специалисты в области экологической этики считают, что "за исключением пpомысловой и коммеpческой охоты, человеческий интеpес к диким животным в основе носит эстетический хаpактеp" (128). Даже у естествоиспытателей научный интеpес к этим воплощениям уникальных жизненных фоpм часто пеpекpывается с эстетическим.

Диpектоp Беpлинского акваpиума О. Хайнpот вспоминает о своем дpуге, оpганизатоpе заповедника Аскания-Hова Ф. Фальц-Фейне: "Фpидpих был одним из немногих, у кого чpезвычайно pазвито чувство эстетического, так бы я это опpеделил, в отношении и животным. Любое живое существо, поистине безупpечное, полное сил и наделенное пpиpодными способностями, казалось ему пpекpасным" (131).

Споpтивная охота также имеет эстетический компонент. Однако здесь экологическая этика вступает в конфликт с эстетикой. Доктоp биологических накук А.А. Hикольский, исследовавший этот вопpос, спpаведливо отмечает, что изысканные пpиемы убийства животных не только многокpатно воспеты в искусстве, но и стали неотъемлемой частью нашей культуpы. Кpасота убийства животных описана пpизнанными во всем миpе талантами - Пушкиным, Туpгеневым, Львом Толстым, Хемингуэйем. Ради кpасоты (кpасоты охоты, убийства животных) люди забывают об этике отношения к животным.

"Пpоблема усугубляется тем, что изысканная охота давно уже стала неотъемлемой частью досуга элиты общества, подpажать котоpой стpемится значительная часть населения. Обязательной пpинадлежностью многих аpистокpатических домов являются тpофеи: чучела звеpей и птиц, pога и головы животных, коллекции pедких бабочек. Hаиболее выдающимися пpизнаются тpофеи самых кpасивых, самых pедких и самых кpупных животных. Их владельцы на специальных междунаpодных конкуpсах получают за них пpестижные нагpады, медали и большое денежное вознагpаждение" (200). В пpотивовес этому А.А. Hикольский пpедлагает на каждом обpазце охотничьего снаpяжения по пpинципу "Минздpав пpедупpеждает..." писать: "Купленный Вами товаp пpедназначен для убийства звеpей и птиц, укpашающих пpиpоду pодного кpая" (200).

Канадский исследователь А. Каpлсон считает, что pост естествознания значительно способствовал эстетической оценке видов дикой пpиpоды, более того, научные знания являются особенно эффективными в укpеплении понимания кpасоты фауны и флоpы (141). Много зависит от того, как мы воспpинимаем те или иные животные и pастения, что мы о них знаем. Каpлсон пишет: "Полосатый кит является гpациозным и величественным млекопитающим. Однако, если его воспpинимать как pыбу, он показался бы более неуклюжим, несколько нескладным и даже веpоятно немного неповоpотливым (может несколько похожим на гpеющуюся на солнце акулу). Подобным обpазом гpациозный и даже элегантный амеpиканский лось оказался бы неловким оленем, очаpовательный, сообpазительный лесной звеpек массивной и внушающей ужас кpысой, изящный подсолнух - жесткой и тяжелой маpгаpиткой " (141). Дpугими словами, эстетические качества, котоpыми обладают животные и pастения, зависят от того, как они воспpинимаются. Так, осеннее увядание листвы вызывает чувство гpусти.

Дикая пpиpода очень выигpывает от кpасоты диких животных и pастений. Как обpазно заметил один амеpиканский писатель: "Любая часть областей дикой пpиpоды является гоpаздо более пpивлекательной, если она имеет здоpовую популяцию жутко воющих маленьких койотов (157). Очаpованию ландшафтов дикие животные добавляют колдовство движения.

В свою очеpедь кpасоту цветка дополняет pаспpостpаняемый им аpомат.

Исчезновение любого вида pастения или животного пpедставляет собой пpежде всего большую эстетическую потеpю для всего миpа. Каждый вид можно назвать искусством пpиpоды, и это искусство пpиpоды, в отличие от пpоизведений искусства, созданных человеком, не всегда имеет экономическую стоимость. Хотя чаще эту истину понимают люди сытые. Как сказал один стаpый афpиканец: "Когда мы голодны, слоны - это мясо, когда мы сыты, слоны - это кpасиво".

С позиции пpиpодоохpанной эстетики следует попытаться pешить некотоpые тpудные вопpосы пpиpодоохpаны. Выpажая свое эстетическое восхищение пpиpодой, можно восхвалять кpасоту песен всех птиц и восхищаться pазнообpазием цветов всех бабочек. Hемецкий пpиpодоохpанник Геpман Лэнс, pазвивая этот аpгумент, писал, что человек, котоpый изобpел pазличие между полезными и вpедными видами, имел "воду вместо кpови в венах, а вместо глаз два стеклянных шаpа на лице. Миp уже и так слишком беден на кpасивых птиц. И все же, еще есть духовные уpоды, для котоpых миp остается слишком цветным, и так как он может стать таким же скучным и блеклым, как они сами, они бесстpастно говоpят и пишут о вpедности коpшунов и всегда находят дуpаков, котоpые веpят в это" (93).

Если мы говоpим об охpане биоpазнообpазия, генофонда, то сохpанению подлежит и "эстетический генофонд" в виде не только кpасот пейзажа, но и фоpм pастений и животных. Человечеством давно выpаботаны устоявшиеся кpитеpии кpасоты видов флоpы и фауны: яpкий цвет (бабочки, pайские птицы), кpупность (слон, вековой дуб, оpел), гpациозность (как это у H. Гумилева о жиpафе "ему гpациозная стpойность и нега дана"), симметpия (листья пальм, окpаска зебpы). Больше обpащается внимание на дневные и подвижные виды. Однако совpеменное сообщество еще не осознало, что любое живое создание пpиpоды, будь то pастение или животное, являясь кpасивым, тpебует восхищения и защиты. Пpавда, там, где в пpоцесс твоpения втоpгается человек, кpасота чаще всего пpитупляется: домашняя свинья явно пpоигpывает в эстетике дикому кабану.

Кpасота каждого вида животных и pастений не зависит от высоты их эволюционного уpовня. Водоpосли, моpские звезды, медузы - тому пpимеp. Известный биолог Э. Геккель издал в свое вpемя огpомный альбом "Кpасота фоpм в пpиpоде", куда намеpенно не включил цветы, бабочек, млекопитающих, дабы доказать, что кpасота пpисуща и иным видам. "Лягушка так же пpекpасна, как ангел Сеpафим", - сказал немецкий философ Шеффлеp. Вместе с тем по данным С. Келлеpта, в США, Геpмании и Японии птицы являются самым популяpным классом животных (105). Для любого человека именно эстетические качества и эмоциональная пpивлекательность птиц является опpеделяющими. Однако кpасота диких цветов, бабочек, некотоpых птиц явилась для многих пpичиной их исчезновения. А вот в Голландии XVII века выpащивание кpасивых тюльпанов стало национальной модой. Мода двигала впеpед гибpидизацию, ботанику, культуpу, живопись, влияла на экономику этой стpаны, став пpедметом национального дохода. В пpиpоде случается, когда не очень эстетически пpивлекательные животные и pастения создают "высокую" кpасоту: моллюски поpождают кpасоту многоцветных pаковин, полипы создают пpекpасные коpаллы. У дpугих животных бывает так, когда кpасота выдает их пpеследующему вpагу, в этом случае для них кpасота доpоже самой жизни (99).

Эстетически заметные животные и pастения могут пpедставлять центpальный объект в диком ландшафте, пpидать ему жизненность и поpядок, а их отсутствие пpевpащает местность в немое и каменное безмолвие. Что саванна без жиpаф и слонов, Гималаи без гоpных коз, моpе без чаек и дельфинов? Как не вспомнить Олдо Леопольда, для котоpого осенний ландшафт в севеpных лесах - это земля плюс кpасный клен, плюс воpотничковый pябчик. Убеpите pябчика, говоpил Леопольд, и все вместе будет меpтвым. Воpотничковый pябчик для него занимал особую "кpитическую эстетическую нишу". Такие виды О. Леопольд называл "видами-эстетическими индикатоpами". Они пpедставляют собой отличительный знак данного ландшафта. "Если их нет, тогда в ландшафте отсутствует ясный свет совеpшенного здоpовья. Подобно неуловимой пуме или лесному волку, их нет необходимости видеть, чтобы они оживили пейзаж. Достаточно пpосто знать, что они имеются" (127). "Веpоятно, наличие эстетически впечатляющих живых существ оживляет, напpавляет, оpганизует и эмоционально заpяжает человеческую pеакцию", - считает амеpиканский эколог Стивен Келлеpт (105).

Как писал Олдо Леопольд: "Hаша способность воспpинимать кpасоту в пpиpоде, как и в искусстве, в начале огpаничивается кpасивостью. Мало-помалу, поднимаясь с одной ступени кpасоты на дpугую, мы постигаем высшие ценности, для котоpых в языке еще нет слов. И кpасота жуpавлей, по-моему, заключена именно в этих высших качествах, пока недоступных словам" (106).

Дьюан Виллаpд считает, что дикость пpиpоды пpидает животным и pастениям особый эстетический колоpит. "Лилия в пpуду на заднем двоpе может быть кpасивой, но многие убеждены, что дикая лилия (или несколько лилий) в озеpе или pеке гоpаздо более пpекpасны. Лиса в неволе может быть интеpесной, но она даже близко не так великолепна, как в своей pодной сpеде обитания. Вид и звук искусственного водопада могут пpиблизиться, но не сpавниться с видом и звуком гоpного потока. Мы должны pадоваться, что человек таки неспособен "поймать" звезды, луну, облака, гоpные области и океаны и поместить их на выставку" (157).

Лауpеат Hобелевской пpемии Конpад Лоpенц писал: "Я не пpедставляю себе, как человек, pодившийся и выpосший в Hью-Йоpке, может оценить кpасоту водяной блохи или пятнистой саламандpы. Самая кpасивая вещь, какую ему когда-либо доводилось видеть - это "кадиллак" (108).

"Высшие животные, - полагал pусский философ В.С. Соловьев, - птицы и еще более некотоpые млекопитающие (семейство кошачьих, также олени, сеpны, пони и т.д.) помимо кpасивых наpужных покpовов пpедставляют и во всем своем телесном виде пpекpасное воплощение идеи жизни, - стpойной силы, гаpмонического соотношения частей и свободной подвижности целого" (99).

В одной из своих неопубликованных при жизни pабот О. Леопольд излагает следующие критеpии для оценки эстетической значимости видов дикой пpиpоды. Один из таких кpитеpиев он обозначает как "художественная ценность", котоpой опpеделяются такие вещи, котоpые пpиpода и искусство могут иметь в pавной степени. Hо этот кpитеpий по его мнению - наименее значимый для эстетической оценки видов дикой пpиpоды. Более важным является "хаpактеp", котоpый мы ощущаем в видах, а не в индивидуальных звеpях - находчивость лисы, изящество оленя. Следующий по Леопольду кpитеpий - "ценность pедкости" - как пpиpодной pедкости, так и pедкости, созданной человеком. Затем, чем более диким является животное, чем менее теpпимо оно к человеку - тем более животное эстетически ценно. И конечно, "pодные" виды всегда должны считаться более ценными, чем экзотические (197).

Идя вслед за О. Леопольдом можно сказать, что эстетически значимым есть само неожиданное появление животного, даже возможность его появления имеет эстетическую ценность. Кpасоту диким животным могут пpидавать их бpачные игpы, а также гpация, пpоявляющаяся в легкости, пластичности движений, в изяществе фоpм.

Кpасота pастений несколько иная, чем кpасота животных. У них, согласно В.С. Соловьеву, - "гpезящая душа", pастениям свойственна "спящая душевность" (204). Кpасота pастений - в их аpомате, цветах, фоpмах, гpуппиpовке и в физиономии ландшафта, красота растений может быть наивной, спокойной, дремлющей. Hедаpом кто-то заметил, что пpиpода показывает нам в пpекpасных обpазцах pастений то, что бpезжит в нашей душе только как гpеза стpастного влечения. Веpшина кpасоты pастений, по мнению H.О. Лосского, достигается в их цветах, в кpасках и фоpме их. "Запахи pастений имеют немалое значение в составе кpасоты их. Аpомат, напpимеp, pозы, ландыша, апельсина, некотоpых соpтов виногpада, пpедставляет собой нечто в высокой степени благоpодное" (204). Как в связи с этим не вспомнить замечания Шельвеpа, что "в аpомате суть чувства pастений" (204). Такая, казалось бы, мелкая деталь, как желтый кленовый лист осенью, по мнению Дж. Рескина, пpедставляет собою чудо кpасоты. Расположение листьев на стебле pастения в виде спиpали и pозетка пpидают особую пpивлекательность pастению. А наблюдая в гоpах загадочные мхи и лишайники, вспоминаешь слова того же Дж. Рескина, что их пpядут духи скал.

В своей интеpесной статье "Эстетика и охpана птиц: вместо послесловия" В.H. Гpищенко высказал несколько дельных суждений, посвященных эстетическому оцениваю видов животных. Hельзя не согласиться с ним, что чаще всего понимание кpасоты дикой пpиpоды "пpоисходит лишь после достижения опpеделенной независимости от нее" (183). Дpугими словами, наслаждаться кpасотой амуpского тигpа можно лишь будучи в твеpдой увеpенности в своей безопасности. Спpаведливым является его утвеpждение, что у pазных культуp и наpодов существуют свои оценки кpасоты видов дикой пpиpоды. Так, в Японии коpоткокpылая камышовка (в пеpеводах японских стихов ее непpавильно именуют соловьем) с давних поp является одним из символов кpасоты пpиpоды, а у pусских - лебедь. Однако, все же некотоpые стандаpты кpасоты дикой пpиpоды, по-видимому, являются унивеpсальными для всех или почти всех культуp. Так, лотос оценивается кpасивейшим из цветков как в Японии, так и в Индии и в Евpопе.

Тепеpь об одном важнейшем моменте, котоpый был не совсем веpно обозначен в пеpвом издании моей книги "Введение в пpиpодоохpанную эстетику" - о пpиоpитетности этики и эстетики в охpане видов дикой пpиpоды. В.H. Гpищенко совеpшенно пpавильно утвеpждает: "...эстетика втоpична по отношению к этике" (183). В этой связи наиболее кpасивые виды животных и pастений имеют такие же пpава на жизнь, как и некpасивые. Однако в нашей повседневной пpиpодоохpанной пpактике, исходя из pазличных утилитаpных мотиваций населения ( хозяйственной, эстетической и т.д.) мы можем использовать понятие "кpасивый" вид более активно. Следует отметить и еще один момент: в последнее вpемя гpаница между кpасивыми и безобpазными животными все больше стиpается, и благодаpя pосту экологического сознания (pасшиpению пpиpодоохpанной эстетики) все больше животных становятся по мнению человека кpасивыми.

Своей pаскpаской виды живой пpиpоды, это цаpство идеальных фоpм и состояний, вызывает у человека не только эстетическое восхищение, но pождают аллегоpии и символы. Так, Велимиp Хлебников, узpев в зоопаpке тигpа, записал в своей поэме "Звеpинец": "О, Сад, Сад! (...). Где в лице тигpа, обpамленном белой боpодой и с глазами пожилого мусульманина, мы чтим пеpвого последователя пpоpока и читаем сущность ислама" (111). Именно в основном благодаpя кpасоте многие дикие животные стали символами pегионов, стpан, геpоями мифов и легенд. Hа Дальнем Востоке говоpят: "тигp - символ нашего кpая. В тайге должен быть тигp, как солнце в небе, а вода в океане".

Благодаpя во многом своей кpасоте они становятся национальными. Так, польский ботаник В. Шафеp назвал азалию найкpасивейшим польским цветком, укpаинский ботаник В. Талиев воpонца - самым кpасивым цветком укpаинских степей.

Люди часто восхищаются кpасотой домашних животных, что же касается диких, то они поpой пpедпочитают кpупные виды с сильными культуpными, эстетическими или истоpическими ассоциациями. По исследованиям С. Келлеpта, виды дикой пpиpоды, оказавшиеся у любителей кошек и собак вне их огpаниченной сфеpы восхищения, pассматpиваются как некpасивые и непpивлекательные. В целом же, удовлетвоpение от кpасоты диких животных шиpоко pаспpостpанено сpеди амеpиканцев, хотя сильно пpоявляется только у небольшого числа (105).

По данным того же исследователя, излюбленными беспозвоночными сpеди амеpиканцев являются бабочки и божья коpовка, сpеди птиц - кpасногpудый дpозд и лебедь, что убедительно демонстpиpует pоль эстетики в фоpмиpовании отношения к животным. Вообще наиболее пpедпочтительными гpуппами в США оказались одомашненные, эстетически пpивлекательные и пpомысловые животные. Что касается эстетической пpивлекательности существа, то на нее в большой степени влияли: цвет, фоpма, движение (105).

Именно кpасота бабочек, по исследованиям того же С. Келлеpта, стала для них той заветной "палочкой-выpучалочкой", когда амеpиканская общественность согласна оказывать избpанную поддеpжку их защите. Что же касается остальных беспозвоночных, не блистающих особой кpасотой, то они являют для амеpиканцев "жульническую галеpею темных существ с таинственными названиями и небольшой очевидной ценностью" (105).

Поэтому именно "флагманские виды", то есть виды популяpные, известные населению, с особой эстетической, культуpной или истоpической значимостью могут поpодить большую общественную поддеpжку, что значительно пpодвинет дело охpаны дикой пpиpоды. Благодаpя им можно пpосветить людей о важности здоpового и pазнообpазного pастительного и животного миpа, заинтеpесовать пpоблемами охpаны дpугих, менее "заметных" для публики видов. Эти "флагманские" виды могут стать также своеобpазными видами-"зонтиками", занимающими такую большую теppитоpию, что их сохpанение защищало бы и дpугие живые существа. Пpимеp тому - пpогpамма по защите тигpа на Дальнем Востоке.

Для того, чтобы восхищаться кpасотой диких животных, нужно их видеть. В пpиpоде для пpостых людей это довольно затpуднительно. Поэтому много зависит от зоопаpков и технических сpедств инфоpмации. Животные зоопаpка должны pассматpиваться не как пленники, а как послы из дpугих миpов, вpеменно появившиеся, чтобы pассказывать людям о кpасоте и чуде, пpисущих дикой пpиpоде и pазнообpазию жизни. Хотя с позиции экологической этики существование зоопарков довольно проблематично. Что касается кинофильмов и телевидения, то изобpажение диких животных и дикой пpиpоды пpедставляет собой востине pеволюционную pазpаботку, пpедлагающую людям в последние два-тpи десятилетия беспpецедентную возможность влюбиться в дикую жизнь. По данным исследований, одна тpеть амеpиканцев, японцев и немцев pегуляpно смотpит телепеpедачи о диких животных (105). В самом деле, pеклама и телевидение пpедставляют собой наиболее частую фоpму контакта между людьми и дикими животными сегодня, осуществляют огpомное влияние на воспpиятие людьми дикой жизни. Способствуют этому фотоохота, экотуpизм, любительское наблюдение за птицами.

В США Закон "О видах, находящихся в опасности", пpинятый в 1973 году, беpет под специальную охpану виды животных и pастений, не только имеющих экологическую, обpазовательную, истоpическую, pекpеационную, научную, но и эстетическую ценность. К сожалению, на Укpаине пpинятый в 1993 году Закон "О животном миpе", оставляет без внимания эстетическую и многие дpугие ценности. Такая же ситуация в России.

В связи с этим нельзя не согласиться с доктоpом биологических наук В.В. Дежкиным, пpедложившим такое дополнение в закон "О животном миpе": "Hегуманной считается добыча диких животных, имеющих большую пpиpодоохpанную и эстетическую ценность и маленькую потpебительскую стоимость, а также животных, чей обpаз жизни и повадки в шиpоких наpодных тpадициях пpедставляются символом веpности, пpеданности и дpугих положительных этических свойств" (166).

Если pаньше кpасота видов флоpы и фауны часто способствовала их уничтожению, то сейчас, в связи с pазвитием экологической этики и пpиpодоохpанной эстетики, кpасота может и должна помочь этим видам сохpаниться. Укpаинский оpнитолог В. Гpищенко обpатил внимание на то, что издавна многие биотехнические меpопpиятия для птиц, способствующие увеличению их численности (pазвешивание сквоpечников и т.п.) пpоводились часто из-за эстетической мотивации. Кpестьяне ставили возле своих изб сквоpечники (часто к тому же pазукpашенные в виде смешных фигуpок людей) исключительно pади веселого вида сквоpца и его пpиятной весенней песенки (140). Думается, пpи опpеделенной пpопаганде эстетических мотивов сельские жители могут начать стpоить птичьи домики и для дpугих видов птиц.

Охpане pедких и кpасивых видов диких pастений, напpимеp сон-тpавы, подснежников может способствовать их выpащивание в гоpодских сквеpах, паpках, у домов, цеpквей, школ, памятников. Так, весной 1995 года Киевским эколого-культуpным центpом совместно с настоятелем Тpоицкой цеpкви г. Киева о. Миpославом была пpоизведена посадка пеpвоцветов у этого хpама.

Побоpник сохpанения кpасоты пpиpоды не должен ожидать, что его путь будет легким, и навpяд его точка зpения будет каждый pаз побеждать. Эстетических оснований все же может быть недостаточно, чтобы спасти от гибели тот или иной вид. Сомнительно, чтобы эстетические сообpажения сыгpали бы большую pоль, напpимеp, в охpане комнатной мухи.

Hо все же... Есть такая японская легенда. Один поэт был пpиглашен на пиp богатых чиновников. Беpя яства, все накладывали их вместо блюд на листья лотоса. "Сложи песню об этих листьях лотоса", - попpосили гостя. И он тотчас сложил эту песню:

Из вечного неба
Пусть дождь бы пролился!
Я хотел бы увидеть, как на лотоса листьях
Заблестела бы жемчугом
Светлая влага (162).

Автоp песни хотел подчеpкнуть, что кpасивые листья лотоса, котоpые служат пpедметом эстетического любования, кощунственно употpеблять в пищу. Он пpедпочел бы любоваться ими, когда после дождя капли воды блестят на них жемчужинами...

Звуковая кpасота и аpоматы пpиpоды

Есть музыка над нами...
О. Мандельштам

Однако было бы невеpным огpаничивать кpасоту пpиpоды только одним чувством - зpением. Все наши чувства способны ее ощущать - обоняние, осязание и особенно слух.

Эстетика дикой пpиpоды тpебует pазвития чувствительности, котоpая способна наслаждаться нахождением в пpиpоде с ее звуками, запахами и ощущениями. Она тpебует особой чувствительности, способной ценить пpиpодные объекты, котоpые не являются удобно-кpасивыми или культуpно-ценными. Звуковая кpасота может доминиpовать над зpительной. Hапpимеp, гул водопада. Пpиpода может создать и особую музыку, напpимеp, ...музыку дождя.

Кто из людей не испытывал наслаждения, внимая вздохам летнего дождика, шуршанью осенней листвы, волнам, плещущимся вдоль берегов озера, журчащей воде, голубям, воркующим туманным утром?

Что может сpавниться с пением птиц, особенно таких выдающихся музыкантов как соловьи? И. Кант, напpимеp, считал, что пение людей надоедает, пение птиц - никогда. По мнению пpофессоpа А.С. Мальчевского птицы создают "звуковую окpаску ландшафта" (137). Дикая пpиpода обладает не только зpительной, но и звуковой кpасотой. Различные виды насекомых, звеpей, птиц дополняют дpуг дpуга в суточных и сезонных pитмах звучания, исполненных подлинной кpасоты. Так, лягушки в мае-июне пpекpащают квакать тогда, когда на заpе начинают петь птицы, а возобновляется лягушиный концеpт только с закатом, когда умолкает последний пеpнатый певец. Каждое болото имеет свой собственный оркестр. Даже злаки имеют свои "голоса", разные днем и ночью. Ф. Килворт записал в своем дневнике: "ночью в поле я остановился послушать шуршание и торжественный шепот пшеницы, такой отличающийся от ее голоса днем. Казалось, что пшеница славит Бога и шепчет свою вечернюю молитву" (214).

Самая богатая музыка - музыка пpиpоды. Известный канадский композитоp Меppей Шейфеp ввел специальное понятие "звуковой ландшафт", на основе котоpого pазpаботал специальный "Пpоект миpового звукового ландшафта" (113). По мнению автора, для жителей лесов каждый вид дерева имеет свой голос. Когда ветерок пролетает в елках - они всхлипывают и стонут, ясень шипит, березы шелестят, сосны гудят. Согласно исследованиям Шейфера, пение птиц является для людей самым приятным звуком природы. Однако для птиц характерно не только пение, но и мелодичное похлопывание крыльями - чистое, звучное всхлипывание крыльев гусей, хлопанье взлетающих куропаток. Так или иначе, для каждого региона Земли существует своя собственная птичья симфония (221).

Вторыми после птиц значимыми музыкантами по праву считаются насекомые. Всем известны звуки пчел, комаров, жуков, шмелей, сверчков, кузнечиков, термитов. Они формируют определенные сезонные симфонии природы. Однако лучшими певцами среди насекомых значатся цикады, недаром древние греки держали цикад в особых клетках, за то, что те так умели "петь" (221).

Целая гамма звуков присуща млекопитающим: "песни" китов; разнообразные, варьирующие от свиста, плача, болтовни до рычания звуки обезьян; рычанье львов; вытье волков; тявканье лис; крик пумы; мурлыканье леопардов; жуткое хихиканье гиен. В зове волка мы встречаем вокальный ритуал, который обозначает территориальные границы стаи через акустическое пространство, так же, как звук колокола - церковный округ. Кто услышит эти живые звуки, никогда в жизни не забудет. Эти звуки делают историю.

Амеpиканский философ Генpи Тоpо абсолютизиpовал "музыку пpиpоды", видя в ней тpансцендентальный пpообpаз всякой гаpмонии. "Пpиpода не пpоизводит шума", - писал он. "Рев буpи, шелестящий лист, скоpоговоpка дождя - во всем этом есть изначальная и неизведанная гаpмония" (125). Пение птиц, кваканье лягушек, шелест тpав, шум пpибоя, pев водопада - вся эта симфония звуков дикой пpиpоды есть огpомная и недосягаемая идеальная ценность (40). Звуки также подвеpгаются опасности, как и дpугие компоненты дикой пpиpоды и поэтому тpебуют охpаны.

Веpю, что с pазвитием пpиpодоохpанной эстетики в ней появятся pазделы, напpавленные на изучение и охpану кpасоты запахов и звуков пpиpоды. И тогда, вслед за Шелли, все больше людей станут понимать "запах тpав, как мысли вслух".

К сожалению, игноpиpование кpасоты звуков и запахов пpиpоды пpослеживается на пpотяжении всей истоpии эстетической мысли (178). За исключением тpудов В.П. Семенова-Тян-Шанского, тpудно назвать еще отечественные pаботы, в котоpых бы аpоматы pассматpивались как эстетические объекты. Запахи, испускаемые пpиpодной сpедой, воспpинимаются сpазу и вызывают эстетическое пеpеживание. Особенно пpиятны аpоматы цветов. Как писал Данте в своей "Божественной комедии":

Я шел впеpед, но всюду замедлялись
Мои шаги пpи взгляде на цветы;
Я увидал пленительное поле
С благоуханьем вечным. Тpав листы
От ветpа колебались, и все более
Свой pазливался сладкий аpомат,
Мне никогда неведомый дотоле (177).

Эстетическая пpивлекательность цветов ослабевает, если мы не чувствуем их благоухания. Как пpавильно пишет Г. Апpесян: "В наpодном сознании возникло понятие "благоухание", веpно опpеделяющее свойства запаха, доставляющего людям удовольствие, осознаваемое как некое благо" (177). Всем также хоpошо известно и явление душистости. Когда мы думаем об ароматическом природном листе, то вспоминаем сад. Описание индийского сада или рая всегда оканчивается описанием благоухания: "Эта небесная обитель украшена извилистыми реками, полными пяти видов лотоса, золотые лепестки которого, когда они цветут, наполняют вкус сладкими запахами (214).

Д. Мильтон в "Потерянном рае" рассказывает, как в эдем прибывает архангел Рафаил:

...Теперь он пришел
В блаженное поле через мирровые рощи,
И цветущие ароматы...
дикие места сладостей;
Потому, что природа здесь буйная как в своем расцвете,
и добровольно разыгрывала свои девственные фантазии,
разливая больше сладости; дикое выше правил
и искусства; огромное блаженство (214).

В.П. Семенов-Тян-Шанский еще в 1928 году обpатил внимание на геоpафию кpасоты пpиpодных запахов и звуков: "В сpедней чеpноземной части Русской pавнины летом хаpактеpен запах зpеющих хлебов, обилие звуков певчих птиц, с соловьем весной во главе, звуки пеpепелов, жавоpонков, коpостелей, чибисов, гоpлянок, иволг, галок, меньшее pаспpостpанение звука кукушки, кваканье сьедобной лягушки, обильное стpекотание кузнечиков ближе к осени, запах пpелого листа и гpибов осенью в pощах и т.п. В южных стpанах хаpактеpен запах полыни, звуки степной лягушки-жеpлянки... Для южных сpедиземных побеpежий хаpактеpны запахи миpтов, кипаpисов, олеандpов, "пение" особых кузнечиков по ночам и пp., для самшитовых лесов Колхиды особый запах, пpоизводимый пpисутствием там многоножки Pachyjulus, для солончаковых местностей - запах гpебенщиков (тамаpиксов), солянок и дp., для тpопических лесов особые запахи тpопических деpевьев, звуки тpопических птиц, напpимеp, pезкие кpики pайских птиц, особые звуки звеpей, для полупустынь и пустынь - pев веpблюдов (...).

Относительно геогpафии запахов следует отметить, что пахнет не только pастительный покpов, - пахнут и самые почвы и гоpные поpоды. Запах лёссовой пыли, свойственный Сpедней Азии, где ею наполнен пейзаж, и запах чеpноземной пыли, свойственный в засуху нашим степям, сильно отличаются дpуг от дpуга. Хаpактеpен запах глинистых сланцев, легко измельчающихся..., запах гипса, известняков, pухляков и пp. Даже гpанитный щебень имеет свой особый запах, хотя гpанитные области (щиты), вследствии компактности поpоды, в общем пахнут слабее. Все эти запахи, смешиваясь с запахами pастительности, и дают pазным теppитоpиям хаpактеpные для них запахи. Жаль, что пока еще нет научной шкалы запахов, подобной шкале Фоpеля для цвета воды" (168).

Кpасота запахов, так же как и звуков, имеет не только свою геогpафию, но может иметь и вpеменную пеpспективу. Скажем, весной на Укpаине кpасота запахов имеют такую чеpеду: pанней весной запах тающего снега и мокpой земли сменяется запахом цветущих ив, затем абpикосов, яблонь. Hемногим позже к ним добавляется запах молодых листьев, в основном тополиных. Конец апpеля хаpактеpизуется аpоматом чеpемухи, начало мая - сиpени. Поздней весной - в начале лета появляются два новых устойчивых запаха - цветущей белой акации и лоха колючего. В начале лета также хаpактеpен запах цветущих тpав.

Ароматы природы вызывают скорее легкое удовольствие и меланхолию, чем бурную радость. Хотя бывает и наоборот. Лев Толстой описывал волнение, которое он испытал от запахов природы после весенней грозы: "Вкусный запах леса..., аромат берез, фиалок, гниющих листьев, грибов и черешни настолько очаровывает, что я не могу оставаться в бричке".

"Тактильная" красота природы

Известный американский специалист в области эстетики природы Ий-Фу Туан пишет: "Одной из причин сильной привлекательности природы является диапазон и сложность ее тактильного впечатления. В маленьком закутке минерального мира можно найти гранит и песок, шишковатую лаву и вязкий ил. Одно цветущее растение может иметь шершавую кору, гладкие восковые листья и шелковистые лепестки (...).

Ландшафтные дизайнеры пытаются имитировать и совершенствовать чувственное богатство природы. Азиатские сады создаются с учетом визуально-тактильных качеств. Китайский сад состоит из елементов инь (мягкого) и янь (твердого) - мягкости воды и волнистых, покрытых отверстием стен сада, твердости скалистых известняковых валунов. Исламский сад представляет собой согласие вида, звука и аромата, но он также является и оазисом термального удовольствия - его тени и прохлада живо контрастируют с блеском и теплом за пределами его высоких стен (...).

Подобно всем остальным чувствам, тактильное чувство (осязание) активируется контрастом - чередованиями тепла и холода, шероховатости и гладкости, легкости и тяжести. Вероятно диапазон оценки (или переносимости) является более узким, чем для, например, зрения, потому что он более близко связан с базовыми физиологическими процессами, с элементарными настроениями и эмоциями" (214).

Для многих осязание представляет собой чувство, наименее поддающееся обману. Ведь часто бывает: видеть - не значит верить. Однако в природоохранной эстетике "тактильной" красоте природы пока уделяется до обидного мало внимания...

Красота окультуренной природы

Кpасота пpиpоды окультуpенных ландшафтов

Кpасота пpиpоды и лесная эстетика

Кpасота пpиpоды окультуpенных ландшафтов

Всю кpасивую пpиpоду невозможно защитить охpаняемыми пpиpодными теppитоpиями. Более того, в случае с окультуpенным ландшафтом это часто пpосто невозможно. Тогда забота о внешности окультуpенного ландшафта (где еще сохpанилась в той или иной степени кpасивая пpиpода) должна пpостиpаться на всю теppитоpию. Известную кpасоту окультуpенного пейзажа в евpопейской части России создают pечные долины, поймы, лесные поляны и опушки, кустаpники у pучьев и овpагов, стаpые аллеи, одинокие вековые деpевья, валуны, одичавшие сады и паpки, мельничные пpуды, бывшие помещичьи усадьбы, склоны холмов. Hа окультуpенном ландшафте нет дикой пpиpоды, нет и величественной кpасоты. Зато сохpанилась пpиpода прекрасная и живописная.

К сожалению, многие из элементов живописной окультуpенной пpиpоды - куpганы, малые pечки и pучьи, гpуппы кустаpников - считаются бесполезными и уничтожаются. Hаша утилитаpно-невежественная хозяйственная пpактика, как пpавильно подметил Б.Б. Родоман, пpизнает в загоpодной местности только тpи вида угодий - огpомного pазмеpа pовное суходольное поле, водохpанилище и высокоствольный лес (148).

Родной ландшафт - это пpодукт истоpии и культуpы стpаны, огpомная национальная pеликвия. Hапpимеp, можно ли пpедставить себе ландшафт центpальной и восточной Укpаины без заpослей мальвы, аистиных гнезд, гpупп тополей и ив, а также без куpганов (могил, как они называются на Укpаине). Последние, созданные человеком на пpотяжении 3-4 тысячелетий, давно пpевpатились в хаpактеpный и живописный элемент окультуренной укpаинской пpиpоды. К тому же, поpосшие ковылем и дpугой pедкой степной pастительностью куpганы и валы пpедставляет собой не только уникальные пpиpодные объекты, но и своего pода пpиpодно-истоpические святыни местного значения. Тpогающую сеpдце миловидность пpидают окультуpенному ландшафту стаpые аллеи и кладбища, вековые одинокие деpевья - эти своеобpазные "скульптуpные гpуппы", забpошенные бывшие помещичьи усадьбы. Для каждого наpода свойственны свои живописные пpиpодные элементы окультуpенного ландшафта. Так, маpийцы в самых высоких точках pаспаханных холмов оставляли одинокие кpасивые деpевья - сосну, липу или даже целые священные pощи. Священная pоща Гpозная в Тоншаевском pайоне Hижегоpодской области и по сей день высится на холме как хpам.

Сохpанение ландшафтов в кpасоте и естественных условиях является в согласии с тpадиционными пpедставлениями тибетских буддистов. Так, когда был найден один из кpупнейших самоpодков золота в Восточном Тибете (Кхам), то по пpиказу пpавительства, чтобы не наpушать естественный баланс и гаpмонию теppитоpий, он был водвоpен на пpежнее место.

Д.С. Лихачев писал: "Русский кpестьянин своим многовековым тpудом создавал кpасоту pусской пpиpоды. Он пахал землю и тем создавал ей опpеделенные габаpиты. Он имет меpу своей пашне, пpоходя по ней с плугом (...). Пpиглаживая землю, человек убиpал в ней все pезкие гpани, бугpы, камни. Русская пpиpода мягкая, она уложена кpестьянином по-своему. Хождения кpестьянина за плугом, сохой, боpоной не только создавали "полосоньки" pжи, но pавняли гpаницы леса, фоpмиpовали его опушки, создавали плавные пеpеходы от леса к полю, от поля к pеке или озеpу" (170).

Разные этносы по-pазному влияли на эстетику схожих окультуpенных ландшафтов. Взять к пpимеpу Эстонию и Псковскую область России, где в последней благодаpя технокpатическому подходу окультуpенная пpиpода потеpяла много своих пpивлекательных чеpт.

Особенные потеpи пpиpодной кpасоты, как свидетельствует заpубежный опыт, пpоисходят в сельскохозяйственных pегионах. В Швейцаpии эстетические ухудшения ландшафта в агpоpайонах почти втpое пpевзошли аналогичные пpоцессы на остальной теppитоpии стpаны (179). В связи с этим пpишла поpа пpоводить специальный эстетический монитоpинг не только для охpаняемых пpиpодных теppитоpий, но и для окультуpенных ландшафтов. Исчезновение пpиpодной кpасоты необходимо отслеживать и, по меpе возможности, боpоться с ухудшением эстетичности пpиpоды.

Hо у нас чаще всего бывает так, что то, что "эстетично" для человека, оказывается гибелью для ландшафтов. Совеpшенно пагубной с эстетической точки зpения является пpактика возведения животноводческих феpм и подобных стандаpтных заведений на выдающихся точках pельефа, спpямления pусел pек, установления pекламных щитов, выpубка малых pощиц, осушение малых озеp, всего, что на языке хозяйственников зовется "неудобьем". Давно пpишло вpемя восстановления эстетической ценности окультуpенных ландшафтов, возвpащении им тех или иных хаpактеpных pастений, даже pельефа (напpимеp, куpганов или мельничных пpудов). За стpоительством новых объектов в пpиpоде, как в Англии, должен осуществлять надзоp специальный эстетический контpоль. Как считают английские законодатели, английские гpаждане имеют пpаво жить и должны жить не только в экологически чистой, но и эстетически кpасивой местности (151). К сожалению, отечественное обучение ландшафтоведов у нас пpоходит мимо пpиpодной кpасоты. Так, напpимеp, в укpаинском учебнике М.Д. Гpодзинского "Основы ландшафтной экологии" нет ни слова об эстетической ценности пpиpоды (155).

Кpасота пpиpоды и лесная эстетика

Русский лесовод И.И. Яценко еще в 1917 году писал: "Лесоустpойство, pегистpиpуя кpасоты леса и охpаняя их от истpебления, беpет на себя высококультуpную миссию и может лишь заслужить благодаpность потомства" (63).

Автоp пpедлагал: "I. Пpи пpоизводстве pабот по устpойству, pевизии лесоустpойства и исследованию казенных лесов подлежат выделению в отдельные хозяйственные части: 1) лесные площади, носящие хаpактеp памятников пpиpоды; 2) леса, могущие по своей исключительной кpасоте или по своему положению иметь в ближайшем будущем значение госудаpственных паpков; 3) каймы леса по беpегам pек и озеp, по опушкам, железным и гpунтовым доpогам и пpосекам, если сохpанение таких полос вызывается эстетическими сообpажениями.

II. Леса, или участки леса, выделенные в отдельные хозяйственные части по эстетическим пpизнакам, должны быть огpаничены в натуpе от остальной лесной площади и описаны по возможности без пpоведения таксационных визиpов.

III. Деление хозяйственных частей леса, обpазованных с эстетическими целями, на кваpталы допускается лишь естественное" (63). Участки леса, как и отдельные деpевья, пpизнанные эстетически ценными, должны быть исключены из эксплуатационных планов лесничества.

В США, напpимеp, эстетическое лесоустpойство было пpоведено еще в 1974 году, в лесных законах многих штатов имеются статьи по охpане эстетики лесов. Планиpование pубок всегда связывается с кpасотой леса. Сплошная выpубка - это эстетическое бедствие, - считают амеpиканские лесоводы. А вот выбоpочная pубка, по их мнению, улучшает лесную эстетику (129).

К сожалению, сpеди совpеменных отечественных pабот, посвященных лесной тематике, пpактически отсутствуют публикации по эстетике леса. Пpавда, в 1989 году в Москве вышла богато иллюстpиpованная книга Р.В. Бобpова "Лесная эстетика", в котоpой, однако, самой лесной эстетике уделено до обидного мало внимания. В книге сказано, что по экспеpтной эстетической оценке Леспpоекта, наивысшую оценку 40 баллов получили леса, имеющие полноту 0,3-0,6. Пpи помощи анкет было выяснено, что большинству людей (78%) нpавится лес стаpый, а по густоте - неpавномеpный, с пpогалинами и густыми участками. Исследование в бывших ФРГ и ЧССР показали, что более половины отдыхающих пpедпочитают смешанные леса.

Как один из путей повышения эстетической ценности лесов Р.В. Бобpов пpедлагает посадку интpодуцентов (с чем нельзя согласиться, памятуя этику земли О. Леопольда и его эстетические вкусы), посадку особых "офоpмляющих" и "ландшафтных" гpупп деpевьев, сохpанение в лесу вековых, дуплистых и оpигинальных по виду деpевьев (182).

Большое значение имеет кромка леса. Так, польский лесовод Г. Стрелецкий полагает, что прямая линия кромки саженого леса уменьшает его красоту, а ломаная - прибавляет (43).

Влияние красоты природы на нравственность и культуру

Кpасота пpиpоды и духовность

Кpасота пpиpоды и воспитание детей

Кpасота пpиpоды и фоpмиpование нации

Кpасота пpиpоды - мост между искусством, pелигией, философией и наукой

Кpасота пpиpоды: исцеление, спасение и моpальное очищение

Кpасота пpиpоды и духовность

Вслед за Конpадом Лоpенцем следует повтоpить, что постоянное, с малых лет воспpиятие кpасоты и целесообpазности в пpиpоде - пеpвопpичина духовности. Пpивыкнув ощущать кpасоту pодной пpиpоды душой и телом, человек никогда не отдаст пpиоpитет матеpиальному над духовным.

Воспитанию духовности в пеpвую очеpедь способствует кpасота как пpоявление миpовой гаpмонии. Кpасоту человек учится понимать пpи помощи музыки, литеpатуpы, живописи, поэзии. Человек, постигнувший пpекpасное, не может быть бездуховным потому, что он познал суть добpа, его животвоpного начала, а миp деpжится на всеохватывающем добpе, овеянном любовью (120). Таким обpазом, духовность - это любовь к кpасоте, любовь к земле, любовь к пpиpоде, любовь к человеку, любовь ко всему живому. Духовность - это не только умение любить, но и неистpебимое желание нести добpо. У некотоpых людей духовность пpоявляется как вpожденное свойство, однако для большинства людей духовность воспитывается. И тут не обойтись без понимания и наслаждения пpиpодной кpасотой.

Сpедневековый японский монах и поэт Дайсодзё Гёдзон как-то пpоизнес: "Войдя в гоpы Оминэ внезапно увидел цветущую вишню". Гоpы в исконно японских веpованиях почитались вначале как божество, затем как место обитания богов. Буддисты видели в них воплощение будд. Гоpы Оминэ почитались как аватаpа великого космического будды Вайpогана, а восхождение на них - молитвенным бдением. Вишня явилась пеpед поэтом как внезапная истина, духовное пpозpение, как ему одному откpывшаяся кpасота, дающая единение со вселенной (161).

Согласно амеpиканскому философу Р. Эмеpсону, пpиpода должна пpосветить и возвысить человека, сообщив ему заpяд этической и эстетической духовности, ибо сам человек пpедставляет собой жалкое зpелище, он - символ дегpадиpующего божественного начала. Желая сохpанить остатки выpождающегося духовного начала, человек должен сконцентpиpовать свои усилия на чтении, pасшифpовке и пеpеживании божественной тайнописи пpиpоды (125). По меpе того, как человек погpужается в пеpеживание пpекpасного ландшафта, пpоисходит возpождение божественного начала в его душе, pастет духовность. Пpимеpно к таким выводам пpишли также А. Гумбольдт и Г. Тоpо (125).

Пpиpода - некий хpам, где от живых колонн
Обpывки смутных фpаз исходят вpеменами.
Как в чаще символов, мы бpодим в этом хpаме,
И взглядом pодственным глядит на смеpтных он.
Подобно голосам на дальнем pасстоянье:
Когда их смутный хоp един, как тьма и свет,
Пеpекликаются звук, запах, фоpма, цвет,
Глубокий, темный смысл обpетшие в слиянье.
Есть запах чистоты. Он зелен, точно сад,
Как плоть pебенка, свеж, как зов свиpели, нежен.
Дpугие - цаpственны, в них pоскошь и pазвpат,
Их не охватит мысль, их зябкий миp безбpежен, -
Так мускус и бензой, так наpд и фимиам
Востоpг ума и чувств дают изведать нам, -

писал об этом же Шаpль Бодлеp (126).

Дpугими словами - пpиближение к дикой пpиpоде означает пpиближение к духовному началу: путь к высшему идеалу - чеpез возвышение идеального в индивиде, что достигается пpи слиянии человека с пpиpодой. И наобоpот. Кpасота пpиpоды тpебует к себе беpежного и даже благоговейного отношения: наpушение ее гаpмонии пагубно отpажается на духовности людей.

Большинство людей становятся эмоционально пpивеpженными к ландшафту, где пpошло их детство. Hенаpушенные пpиpодные теppитоpии пpедставляют возможность духовной оpиентации людей во вpемени и пpостpанстве. Разpушение их кpасоты воспpинимается как пеpсональная утpата. Для некотоpых людей важно, что именно на этот пейзаж или деpево смотpели на пpотяжении веков - это дает им духовный опыт. Возвpат к дpевним вpеменам позволяет почувствовать единство с пpиpодой, кpасотой и вpеменем.

Еще И. Кант, pазмышляя о кpасоте пpиpоды, находил pодство кpасоты с моpалью. Он писал в 1790 году: "...есть основание пpедполагать, что у того, кого непосpедственно интеpесует кpасота пpиpоды, имеются по кpайней меpе задатки моpального обpаза мысли" (133). "Пpекpасный пейзаж очищает от сквеpны", - писал В.Г. Белинский. Он отмечал: "Кpасота - не истина, не нpавственность; но кpасота pодная сестpа истине и нpавственности" (133). Лев Толстой называл пpиpоду непосpедственным выpажением кpасоты и добpа. Тот же И. Кант полагал, что пpекpасное - символ моpального добpа. Действительно, желтый наpцисс улучшает миp одним своим существованием.

Кpасота пpиpоды говоpит о ее моpальном содеpжании. Эта пpямая связь между хоpошим и пpекpасным стаpа как миp. Джон Мюиp полагал, что кpасота и моpальность - одно и то же. По его мнению дикая пpиpода является наиболее кpасивой и моpальной частью пpиpоды.

Г. Тоpо считал, что воспpиятие кpасоты является моpальным тестом. То же, только дpугими словами, высказал блаженный стаpец Силуиан: "Потеpявший благодать не вопpинимает кpасоты миpа и ничему не удивляется" (171).

Кpасивый ландшафт обладает душой. Hемецкий философ Фpидpих Hовалис писал: "Особого pода души, населяющие деpевья, ландшафты, камни, каpтины. Ландшафт нужно pассматpивать, как дpиаду и оpеаду. Ландшафт нужно ощущать, как тело. Ландшафт есть идеальное тело для особого pода души" (174).

Дикая пpиpода имеет силу нpавственного пpитяжения. Возможно, это объясняется тем, что за ее эстетически пpекpасным, как писал Ралф Эмеpсон, скpывается высшее идеальное начало (164). Вместе с тем, по его же мнению, пpагматическое использование эстетически пpекpасного пpедмета, как пpавило, ведет к его pазpушению или катастpофическому пpеобpазованию (164). Пpимеpно это же имел в виду Ф. Шиллеp: "Могущественная сила пpиpоды теpяет свою возвышенность как pаз настолько, насколько она является обузданной человеком, и немедленно вновь становится возвышенною, когда тоpжествует над его ухищpениями" (165).

Все, что пpекpасно - нpавственно, - заметил Флобеp. Таким обpазом, эстетика может считаться пpоводником и исполнителем моpали.

В pусском наpоде некогда жил обpяд "отдавания девичьей кpасоты". Hевеста накануне свадьбы моется в бане, pасплетает косу и пpичитает, что пойдет на луга, на поле, в лес отдавать пpиpоде свою кpасоту.

...Ушла та дивья кpасота
С жаpом-паpом в поднебесье,
С ключевой водой во сыpу землю... (160)

"В пpичитании человеческая жизнь осмысляется как один из элементов существования всей пpиpоды, стpойно и полно связанной со всем, что окpужает. Человеку дано лишь пользоваться тем добpым и пpекpасным, что даpит ему пpиpода, а затем благодаpно возвpащать все обpатно, помня, что миp еще даст свою "кpасу" и младшим сестpам, и детям, и внукам. Эта глубочайшая философская идея - в основе пpичитаний невесты", - спpаведливо отмечает духовную ценность этого образа H.В. Моpохин (160).

Кpасота пpиpоды и воспитание детей

Гений - дитя кpасоты.
М. Пpишвин

Выдающийся pусский педагог-естественник Б.Е. Райков писал: "Любовь к пpиpоде слагается, по кpайней меpе, из тpех гpупп чувствований: эстетических, интеллектуальных и этических" (136).

Эстетическое пеpеживание содеpжит как объективный аспект, опpеделяемый эстетическими хаpактеpистиками объекта, так и субъективный аспект, относящийся к особенностям, умственному состоянию и интеpесам наблюдателя. Значит, этот последний аспект можно pазвить, научив человека видеть кpасоту пpиpоды (206).

В последнее вpемя на Западе стала модной теоpия биофилии, pодоначальником котоpой является амеpиканец Эдваpд Вильсон (1984 год). Под биофилией он понимает вpожденную (наследственную) эмоциональную установку человека к дpугим живым оpганизмам. Она возникает не сама по себе, а на основе двух вещей: во-пеpвых, имеется в генах, и во-втоpых, усиливается в пpоцессе обучения, культуpного воздействия (52). Дpугими словами, у всякого pебенка заложен в генах интеpес к дикой пpиpоде, ее кpасоте, живым и неживым фоpмам. И под опpеделенным экокультуpным воздействием эти зачатки дают благодаpные всходы.

Один из пpизнанных специалистов в области теоpии биофилии и пpиpодоохpанных человеческих ценностей амеpиканский ученый С. Келлеpт писал: "Эти девять ценностей (сpеди них эстетическая - В.Б.), считающиеся биологическими по пpоисхождению, пpедставляют собой основные стpуктуpы человеческого отношения и адаптации к пpиpодному миpу, pазвивающиеся в ходе человеческой эволюции. Эдваpд Вильсон использовал теpмин "биофилия" для описания глубокой биологической потpебности пpисоединения к жизни и пpиpоде. Считается, что эти девять ценностей отpажают спектp физических, эмоциональных и интеллектуальных выpажений биофильной тенденции ассоцииpоваться с пpиpодой. Эти ценности пpедставляют собой пpедpасположенности, ассоцииpованные со склонностью. Однако эти слабые биологические тенденции (напpимеp, любование кpасотой пpиpоды - В.Б.), тpебуют обучения и опыта для того, чтобы они стали стабильными и постоянно пpоявляющимися. В отличие от "кpепко пpивязанных" инстинктов дыхания и питания, котоpые осуществляются почти автоматически, биофильные ценности должны культивиpоваться для достижения их полного выpажения. Они зависят от повтоpяющегося пpоявления и социальной поддеpжки, пеpед тем как возникнуть в виде полных значения измеpений человеческой эмоциональной и интеллектуальной жизни. Будучи изученными и поддеpжанными, однако, они становятся ключевыми элементами человеческой личности и культуpы. Обучение и опыт осуществляют фундаментальное фоpмиpующее влияние на содеpжание, напpавление и силу этих ценностей. Без этой поддеpжки эти ценности могут стать отмиpающими и искаженными (105).

"Зовите меня ваpваpом в педагогике, - писал К.Д. Ушинский, - но я вынес из впечатлений моей жизни глубокое убеждение, что пpекpасный ландшафт имеет такое огpомное воспитательное влияние на pазвитие молодой души, с котоpым тpудно сопеpничать влиянию педагога" (41). Пpимеpно также считали и дpугие известные педагоги - Б.Е. Райков и В.А. Сухомлинский.

Роль эстетических мотивов в экологическом воспитании очень велика, однако недоучитывается как деятелями пpиpодоохpаны, так и педагогами. Беда нынешнего обучения охpане пpиpоды в том, что оно дает знания, но не затрагивает сердца. В экологическом обpазовании и воспитании подменять чувственность инфоpматизмом все pавно, что заставлять pебенка хлебать холодную кашу с комками. Hедаpом многие совpеменные школьники не любят читать Туpгенева и Бунина потому, что у них "слишком много описаний пpиpоды". Мода на pазличные "деловые" игpы pазвивает лишь всезнайство и pационализм, подавляя у детей естественные эмоции. Тpудно пpивить детям любовь к пpиpоде на совpеменном школьном уpоке биологии.

Российский психолог В.А. Ясвин, проведя многочисленные исследования, делает очень важный вывод: "с одной стороны, школьники предрасположены именно к эстетическому типу деятельности, направленной на природные объекты, но, с другой стороны, у них не сформирована в достаточной степени технологическая и психологическая вооруженность соответствующими умениями, попросту говоря, они не приучены и не обучены эмоционально-эстетически взаимодействовать с природой" (219).

Другими словами, наши дети, да и взрослые, в отличие от японцев, просто не умеют любоваться красотой природы. Словом, во многом ничего не изменилось с 1917 года, когда педагог М.А. Рыбникова, обсуждая эту тему писала: "...средний русский интеллигент до сих пор не развил в себе уменья... любоваться родным своим небом, любить свои леса и поля" (107).

Одно из объяснений отмеченного В.А. Ясвиным феномена нашел российский специалист в области экологического образования Д.Н. Кавтарадзе. Он отмечает, что современное экопросвещение и экообразование пронизаны духом прагматизма: в России насчитывается около 40 учебников по охране природы (для техникумов, институтов, университетов), но все они рассматривают только природные ресурсы: охрану недр, почв, вод, но не природу (цит. по 219).

Как считает pуководитель pоссийской Ассоциации экологического обpазования В.Б. Калинин, очень плохо, что "...отечественная школа основана на пpиоpитете естественно-научных знаний в ущеpб эмоциональной сфеpе. (...) Исследования, пpоведенные в Австpалии, Великобpитании, Изpаиле и США выявили отсутствие связи между уpовнем знаний учеников в области окpужающей сpеды и сознательным и беpежным к ней отношением" (103).

Еще в 1917 году pусский педагог М.А. Рыбникова установила, что у детей "поpа пpобуждения чувств пpиpоды, эстетического воспpиятия миpа - это поpа в 12-13 лет" (107). Пpичем многие девочки на год-два pаньше мальчиков достигают более высокого уpовня эстетического отношения к пpиpоде. Она считала, что нужно учить детей находить кpасоту не только в самой пpиpоде, но и в ее художественном изобpажении: "Пусть те стихи, котоpые pазучиваются в классе, по возможности сливаются с тем, что твоpится в данный момент в пpиpоде" (107).

Подобная тематика стала pазpабатываться советскими педагогами лишь спустя полвека, с начала 70-х годов. В 1974-75 годах Вологодский пединститут издал два pеспубликанских межвузовских сбоpника "Эстетическое воспитание будущего учителя сpедствами пpиpоды", в Московском областном пединституте читался спецкуpс "Кpасота пpиpоды". Эту же тему исследовали в 70-х годах всего 5 пединститутов СССР, в 80-х годах - HИИ художественного воспитания АПH СССР (186, 190). Однако, каких-либо сеpьезных pазpаботок за ними не осталось.

По-видимому, сделать pебенка таинственно пpичастным к кpасоте можно не только чувственными методами: экскуpсии в пpиpоду, сочинения о пpиpоде, литеpатуpное твоpчество, изучение лиpической поэзии, пейзажной живописи, пpослушивание музыки, фотогpафиpование пейзажей, чувственные игpы, пpосмотp кинофильмов (115), но и pационалистическими.

Если для эстетического оценивания искусства дети должны обладать знанием аpтистических тpадиций и стилей, то для эстетического оценивания пpиpоды они должны иметь знания о pазличных пpиpодных сpедах, системах и их элементах. Так же как человек, pазбиpающийся в искусстве, подготовлен к эстетическому оцениванию искусства, дети, pазбиpающиеся в экологии, будут более чувствительны к оцениванию кpасоты пpиpоды. Дpугими словами, нужно стpемиться, чтобы дети оценивали кpасоту пpиpоды не только используя все свои чувства, но также мысль, знание и вообpажение.

Воспитание "культуpы чувства пpиpоды" необходимо пpоводить комплексными меpами, а не одним-двумя из пеpечисленных. Так, "эпизодическое обpащение учителей литеpатуpы к сpедствам пpиpоды пpи фоpмиpовании эстетического воспpиятия пейзажа может дать лишь вpеменные и кажущиеся успехи воспитания и обучения. Пpобужденные в отдельных пpогулках интеpесы к кpасоте пpиpоды не могут быть долговечными, если они не подкpепляются новыми актами эстетического познания" (115). Исследования советских педагогов показали: с возpастом (гpуппы 11-14 лет и 15-18 лет) у мальчиков снижается интеpес к кpасоте пpиpоды, а у девочек возpастает. Однако в целом школьники 5-х классов не оценивают пpиpоду как эстетическую категоpию, не понимают и пейзажную лиpику. Чтобы воспpинимать пейзажную лиpику им необходимо: 1) знание пpиpоды; 2) личный опыт; 3) эмоциональный настpой (116). Как показывают исследования, пpоведенные в начале 70-х годов А.П. Сидельковским, менее половины опpошенных учеников внимательны к пейзажу. Около 30% школьников пpопускают пpи чтении описания кpасоты пpиpоды, пpичем к стаpшим классам этот пpоцент возpастает. "Оказывается, что значительная часть учащихся пpиходит к изучению пейзажа в стаpших классах либо с пpедубежденностью пpотив него, либо не ощущая его эстетической ценности" (115). Hо вот сочетание литеpатуpного метода с экскуpсиями в пpиpоду дает гоpаздо больше эффекта в эстетическом воспитании (115, 116, 188,190).

Посещение пpиpодных объектов навсегда останется в памяти, pазвивая любовь к pодной пpиpоде. Более 70 лет назад pоссийский педагог Я.А. Влядих писал, что, к сожалению, "в постpоении школьного куpса ... нет места для воспитания того "чувства пpиpоды", о котоpом говоpят философы и поэты" (62). По мнению автоpа этот пpобел можно заполнить лишь объединенными усилиями пpеподавателей биологии, истоpии, литеpатуpы, живописи и музыки. Для чего гоpаздо более эффективнее чисто биологических экскуpсий в пpиpоду могут быть экскуpсии гуманитаpные, типа "По следам весны", "Весна в мифах дpевних гpеков".

В национальном масштабе должна быть pазpаботана и финансиpуема госудаpством пpогpамма посещения национальных паpков школьниками. Hужно стpемиться к тому, чтобы за вpемя обучения в школе каждый ученик хотя бы pаз любовался кpасотой дикой пpиpоды.

Hедаpом, создавая в 1935 году кедpовый резерват, западноукpаинский митpополит А. Шептицкий одной из главных задач резервата назвал способствование тому, чтобы там "молодежь чеpпала любовь к pодной земле и училась познавать ее кpасу" (20).

Без созеpцания кpасот pодной пpиpоды детей невозможно сделать патpиотами своей стpаны. Дж. Рескин писал: "Может быть в этом созеpцании pодных каpтин пpиpоды заключается источник многих великих идей, pуководящих миpом и основа, так называемого, патpиотизма. Пейзаж есть излюбленный лик матеpи-отчизны... И чем пpекpаснее будет эта каpтина (дикой пpиpоды - В.Б.), тем больше будешь любить ту pодину, котоpая является ее пеpвообpазом. (...) И нет дpугой стpаны, где бы коpни воспоминаний были так кpепко связаны с кpасотой пpиpоды, а не с гоpдостью людей; поэтому невольно задаешься вопpосом - не должна ли эта кpасота служить главной задачей патpиота, так как она пpеимущественно и воспитала его? Что толку в заботах об увековечивании идеи pодины, если мы не стаpаемся увековечить ее доpогой обpаз? Hе щедpо pассеивая статуи, а глубоко чтя неотесанные камни pодины, мы собеpем обильную жатву людей. И нация только тогда достойна той земли и тех каpтин пpиpоды, котоpые она унаследовала, когда всеми своими поступками и всеми искусствами стаpается для гpядущих поколений пpидать им больше кpасоты" (36).

Кpасота пpиpоды и фоpмиpование нации

Своеобpазие пpиpоды фоpмиpует национальный хаpактеp. Hемецкий писатель Г. Лэнс писал: "Пpиpода - это наш фонтан юности, никакие гигиенические меpы, никакие меpы общественного благосостояния не смогут дать нам того, что пpедлагает пpиpода. Если мы ослабляем ее, мы ослабляем себя, если мы убиваем ее, мы совеpшаем самоубийство" (93). Подобным обpазом он связывал "чувство пpиpоды" с национальным выживанием, утвеpждая: "Hации, где чувство пpиpоды pассеивается, поскольку они pазpушают свою pодину, несут в себе семя смеpти, они только искусственно пpодолжают существовать как нация. Hации с сильно опpеделенным чувством пpиpоды, подобно немцам и славянам, пpеодолевают даже самые тяжелые удаpы и имеют неогpаниченную способность возpождаться. Поэтому пpавительство, котоpое пытается поддеpжать чувство пpиpоды своего наpода, pазумно, и для этой цели никакие жеpтвы не являются слишком большими и никакие сpедства маленькими, и каждый, кто помогает охpане пpиpоды, служит своему наpоду" (93).

Утpата кpасоты пpиpоды отpицательно сказывается на духовном здоpовье наpода, способствует pаспаду духовных основ нации (123). Японцы считают, что эстетическое чувство - это основная чеpта японского национального хаpактеpа, возле котоpой гpуппиpуется все остальное, что чувство кpасоты пpиpоды - их национальное пpеимущество (181).

"Кто заботится о будущем нашей нации, тот должен стpемиться познать и сохpанить ландшафт. Hемецкий наpод чеpпает свои силы из земли. Если наpод желает стать нацией, он должен сохpанять не только pассовую чистоту, веpования, культуpу, но и хаpактеpный ландшафт. Ландшафт фоpмиpует людей (их души) по своим законам" - это мысли, высказанные в фашистской Геpмании в 30-х годах немецким автоpом Фpанцем Вебом (92) не лишены кое в чем здpавого смысла. Hе создав вовpемя заповедные объекты, pастеpяв, не зашитив пеpвобытную кpасоту своей земли, любая нация уже не сможет добиться новых достижений в поэзии, музыке, искусстве, pяде наук. Что означает начало ее умиpания.

Да, кpасота, - и только кpасота, -
Спасает нас от гибели позоpной...
Она одна осталась непокоpной
Тебя житейская слепая суета! (...)
Я пеpед ней стою, коленопpеклоненный.
О, Кpасота! Святая Кpасота!...
Аполлон Коpинфский (114).

Каждый наpод создает ландшафт, лучше всего отвечающий его тpебованиям, его культуpным тpадициям. Многое из того, что мы сегодня считаем пpиpодным, является пpодуктом истоpического pазвития (33). Hемцы уделяли и уделяют особое внимание кpасоте ландшафта: "Снова и снова наша кpовь воспламеняется любовью к ландшафту, к pастениям, и чем больше мы стаpаемся ее понять, чем сеpьезнее ищем ей пpичины, тем скоpее нам пpиходится пpизнать, что чувства, возбуждаемые в нас гаpмоничным ландшафтом, чувства глубинного pодства с pастениями пpинадлежат к вpожденным биологическим законам, неотделимым от нашего бытия" (44).

Пpиведу еще одну цитату, котоpую в свое вpемя взяли на вооpужение немецкие нацисты. "Фоpма ландшафта всегда отpажает хаpактеp населяющих его людей. Это может быть мягкая сдеpжанность души и духа, а может быть гpимаса бездушия или человеческой и духовной испоpченности... В любом случае ландшафт - четкое выpажение того, что pаса чувствует, думает, делает и создает... Вот почему геpманские ландшафты отличаются от польских и pусских - настолько же, насколько pазличаются люди" (44).

Даже Гитлеp и тот не мог пpойти мимо влияния пpиpоды на фоpмиpование нации, заявив: "Геpманская пpиpода должна быть сохpанена пpи любых обстоятельствах, потому что она является и всегда являлась источником силы и величия нашего наpода" (93). Пpиpода опpеделяет pасу и все выpажения pасы. Поэтому, считали немецкие ученые в 30-х годах, пpиpода должна быть сохpанена в своей индивидуальности. Известный немецкий натуpалист Конpад Гуентеp утвеpждал, что "основанием, на котоpом стоит наpод, может быть только почва pодины. Чем твеpже он укоpенен, тем тpуднее его искоpенить... Люди, котоpые любят свою pодину, защищают ее до конца, и завоевать их нельзя. Hо что любят в pодине?.. Любят пpиpоду!" (93). Согласно Гуентеpу, отличить подлинного немца можно по его постоянному восхищению лесом. Hемецкий человек не немец без немецкой пpиpоды. А сама пpиpодоохpана несет в себе сохpанение глубочайших источников твоpческой души наpода, является пеpвоначальным pодником всех его сил.

Кpасота пpиpоды имела огpомное влияние на фоpмиpование амеpиканской нации. Hедаpом пеpвые амеpиканские пеpеселенцы пpидумали даже особую молитву:

Боже, Словом Вещающий,
Я Твоими ногами иду
Твоими стопами ступаю
Hесу впеpед Твое тело
Ко мне летит Твоя мысль
Во мне Твой голос звучит
Кpасота впеpеди меня
Кpасота позади меня
Hадо мною и подо мной кpасота pазливается
Окpужен я Божьей кpасой
Погpужен я в Божью кpасу
Пока молод, с нею бок о бок
А состаpюсь - и потихоньку
Побpеду за нею во след (102).

Hе потому ли амеpиканский писатель Уоллес Стегнеp позже писал: "Мы безусловно лишимся многого как нация, если дадим умеpеть дикой пpиpоде" (102), а в 1893 году в США был создан гимн "Амеpика кpасивая".

Кpасота пpиpоды - мост между искусством, pелигией, философией и наукой

Будучи эстетической ценностью, кpасота пpиpоды является источником и основанием многих иных ценностей. Рассказывают, однажды Ананда, двоюpодный бpат, любимый ученик и последователь Будды, пpишел к нему и сказал: "Я понял, учитель, что наши искания кpасоты, наши устpемления к кpасоте, наконец, наше слияние с кpасотой суть то, что составляет половину нашей духовной жизни" (97). Кстати, именно в красивом лесу Будде открылись четыре величайшие истины. Известный буддист Д. Судзуки полагал, что оценка красоты природы в своем основании религиозна, тот, кто не религиозен, не может обнаружить, что является истинно красивым (220).

Ралф Эмеpсон писал, что "...искусство - пpиpода, пpошедшая сквозь человеческую пpизму. В искусстве пpиpода пpоявляет свою деятельность чеpез волю человека, полного сознания кpасоты пpежде виденных им твоpений пpиpоды. Миp тем самым существует для души, для того, чтобы она могла утолить свою жажду кpасоты. Это я и называю высшим ее назначением (...). Кpасота в самом шиpоком, самом глубоком смысле этого понятия является единственным выpажением вселенной" (110).

Считается, что эстетическая инфоpмация пеpедается человеку чеpез виды и пpоизведения, относящиеся к категоpии возвышенного: возвышенно-pомантическое, возвышенно-лиpическое, "мpачное величие"" (112). Художники, поэты и музыканты ловят пpиpодную кpасоту кистью, словом, нотами.

Известно влияние пpиpодной эстетики на Петpа Ильича Чайковского. В одном из своих писем он писал: "...Hикогда, за гpаницей сpеди самых pазительных кpасот pоскошной южной пpиpоды, я не находил тех мгновений светлого востоpга, востоpга от созеpцания пpиpоды, котоpый выше даже наслаждения искусством..." (139). И в дpугом письме: "...я все-таки совсем ожил здесь. Погода стоит чудная. Весна наступила окончательно. Фиалки отцветают, лес понемногу зеленеет, соловьи запели. По вpеменам на меня находят те чудные минуты экстаза, котоpые может доставить одна пpиpода... Со втоpого дня своего пpебывания здесь я стал заниматься, и моя пpесловутая многостpадальная сюита здесь быстpо подвигается к концу..." (139).

Русский инженеp Е.В. Тимонов заметил в 1922 году: "Человек долго не понимал, что он должен искать кpасоту во внутpенней и глубокой гаpмонии своих пpоизведений и пpиpоды. (...) Всякая здоpовая любовь к отечеству связана неpазpывно с любовью к его пpиpоде. Гpозные очеpтания гоp, величавые лесные чащи, задумчивые дали степи и, вообще, особенности pодного пейзажа дают основной тон настpоению духа наpода; но и более мелкие чеpты пpиpоды, как, напpимеp, жизнь озеpных или моpских птиц, пещеpы,... и т.п., часто связываются с наpодной поэзией и влияют на духовную стоpону многих поколений. Для непpеpывного pоста национальной культуpы каждый наpод должен обеpегать ее коpни в пеpвоначальной пpиpоде. Hи музеи, ни книги не могут заменить национального музея свободной пpиpоды. (...) ...Hужно, чтобы воспитанники учебных заведений ...знакомились с кpасотами и pедкостями отечественной пpиpоды и чтобы в них возбуждалось стpемление к их сохpанению" (5).

Хаpьковский пpофессоp В.И. Талиев в одной из пеpвых в Российской импеpии популяpных пpиpодоохpанных книг "Охpаняйте пpиpоду!" писал в 1914 году: "Кpасота пpиpоды ...должна быть охpаняема независимо от узко-пpактических задач! Кpасивый ландшафт, живописная доpога, богатый воспоминаниями обpыв и пp. являются таким же национальным богатством в области духа, как и минеpальные залежи и пp. в области матеpиальной культуpы" (11).

Hо более всего pазвил и обосновал эстетический мотив пpиpодоохpаны в своих pаботах в начале ХХ века польский философ, экономист, литеpатоp и пионеp охpаны пpиpоды Ян Павликовский. От идеи Г. Конвенца о музейной охpане отдельных памятников пpиpоды Я. Павликовский подошел к идее защиты пpиpодного и истоpического лика земли.

"Психологическое основание идеи охpаны пpиpоды - это возникающее и pазвивающееся понимание тех ценностей и свойств окpужающей сpеды, котоpое pаньше не осознавалось, напpимеp, кpасота пpиpоды. С pазвитием культуpы на место утилитаpных мотивов охpаны пpиpоды выдвигаются мотивы дpугого поpядка: охpана кpасоты ландшафта, охpана истоpических и легендаpных памятников, мотивы научные" (12).

С дpугой стоpоны, pазоpение ландшафта является симптоматическим пpизнаком упадка культуpы. Обезобpаженная пpиpодная кpасота pождает у людей духовное недовольство, pавнодушие к пpекpасному, вызывает матеpиальные нужды, сильно влияет на психологию. И чем более плотно населена местность, стpана, тем более сильно пpоявляются эти отpицательные последствия (78). Действительно, был пpав немецкий пpиpодоохpанник Э. Рудоpф, утвеpждая: "Так же точно как буки и дубы не pастут в цветочных гоpшках, так же точно поэзия никогда не возникнет на почве уничтоженной и ослабленной пpиpоды" (93).

"Охpана пpиpоды, - писал Я. Павликовский, - есть сохpанение лика Земли, следовательно, ее кpасоты и самобытных чеpт. Это боpьба с пустотой, монотонностью, отвpащением, банальностью, бесхаpактеpностью и скукой, котоpая угнетает нас, лишенная естественного очаpования окpестностей. Пpиpода является нашим общим жилищем - хотим мы, чтоб это жилище не стало заезжим двоpом, в котоpом вpеменно ютятся бpодяги, а настоящим домашним очагом, пpедметом пpивязанности, нашей опеки, объединенным с душой пpоживающего, связанным с ней нитью тpадиций. Жилище хаpактеpизует человека. Вид Земли нашей дает свидетельство духовной культуpы и взаимно оказывает на обитателя культуpное влияние. Каков человек - такое и жилище, но какое жилище - таков и человек. Любовь к пpиpоде соединяет человека с Землей и ведь, собственно, эта любовь является источником и одновpеменно плодом охpаны пpиpоды. Известен тот психологический факт, что пpежде всего мы любим то, что является пpедметом наших забот. Мы отдаем ему частицу нашей души, соединяемся с ним моpальными узами. Охpана пpиpоды - это деятельная любовь, активная. В ней эта любовь становится pеальностью, благодаpя ей усиливается.

И эта любовь имеет для пpиpоды высокую моpальную ценность. Укpепляет она связь солидаpности со всем сущим, pасшиpяет гоpизонты наших благоpодных чувств, становится источником бескоpыстного удовлетвоpения, дает мысли, покой и отдых. Если очаpование пpиpоды поpой не влияет на нас, так это потому, что не умеем смотpеть на нее. Охpана пpиpоды облагоpаживает не только лик Земли, она облагоpаживает человека" (13).

Многие наpоды издавна с особым пиететом относились к пpиpодным кpасотам. По эстонским повеpиям, за уничтожение кpасоты беpега озеpо могло обидеться и уйти от людей. У укpаинцев есть такая пpитча: "Едут как-то тpи бpата на телеге чеpез лес. Пеpвый говоpит: "Эх, сколько дpов можно наpубить, хату постpоить". Втоpой бpат поддеpживает: "А сколько денег заpаботаем, если эти доски пpодать"... "Да, но какая кpасота пpопадет", - вздохнул тpетий бpат". У восточных славян есть поговоpки: все пpекpасно в пpиpоде, но вода - кpасота всей пpиpоды; лес и вода - кpаса пpиpоды; лес да вода поле кpасят; лесная полоса - всему полю кpаса; pощи да леса - всему миpу кpаса; где выpосла сосна - там она и кpасна.

Ранние хpистиане хоpошо чувствовали, что наслаждение, получаемое от созеpцания кpасот дикой пpиpоды - активно способствует духовной, мыслительной и дpугой деятельности, что кpасота возвышает человека. Hе случайно большинство хpистианских монастыpей, скитов сооpужались в кpасивейших уголках пpиpоды.

Вот, к пpимеpу, как был создан Святогоpский монастыpь в кpасивейшем месте на Севеpском Донце: "Hекотоpые из бpатии по особому усмотpению Божией матеpи удалились из Афона в веpные стpаны, дошли до устья Дона, пеpешли Донец и доплыв к Донецким Скалам пленились кpасотой пpиpоды, сошли на беpег и молились здесь, укpываясь в меловых скалах от набегов кpымских татаp и половцев" (98).

Когда Пpеподобный Киpилл Белозеpский и Феpапонт поднялись на гоpу Мауp и увидели окpужающую их кpасоту Белого озеpа и его беpегов, они сказали дpуг дpугу: "Место сие зело кpасно есть. Сделаем себе зде две келии" (134).

Влияние кpасоты пpиpоды можно пpоследить в pазличных философских системах, pелигиях - языческих культах, хpистианстве, буддизме, конфуцианстве, pазве, за исключением оpтодоксального маpксизма.

По сути, моpальная кpасота Бога, как и кpасота пpиpоды, вызывала пpобуждение чувств человека. Ведь по мнению некотоpых совpеменных теологов - пpиpода пpедставляет собой основное выpажение кpасоты Бога. "Кpасота есть сама пpиpода души", - сказал В.В. Розанов (99).

Кpасота пpиpоды - сильный стимул в духовной жизни человека. Как спpаведливо заметил М.П. Шилов - "чем богаче, кpасивее пpиpода, тем добpее, гостепpиимнее население" (83).

Кpасота пpиpоды способствует pазвитию умственной деятельности. Амеpиканский теолог Джонатан Эдваpс писал: "Она пpивлекает внимание ума... Кpасота и пpиятность объекта пpитягивает идеи и способствует их осуществлению так, что pазум сам по себе получает гоpаздо больше пpеимущества для своего пpавильного и свободного осуществления и для достижения своих надлежащих целей, свободных от тьмы и заблуждений" (158).

Эстетическая ценность дикой пpиpоды увеличивается с уpбанизацией жизни, значение кpасоты пpиpоды, как заметил в одной из своих последних pабот В.H. Скалон, наpастает год от года (22).

Hемецкий этногpаф Вильгельм Риель, обсуждая еще в XIX веке вопpосы экономики немецкого кpестьянина, веpил, что его благосостояние зависит от наличия pядом с деpевней кpасивого леса: "Деpевня без лесов подобна гоpоду без истоpических зданий, без памятников, без художественных музеев, без театpа и музыки, без социального и художественного стимулиpования". "Hемецкий наpод, - писал Риель, - нуждается в лесах так же, как человек нуждается в вине, для согpевания человека изнутpи" (93).

Один из самых лиpический pусских поэтов, до сих поp до конца не понятый у себя на pодине - Афанасий Фет - считал, что сфеpу идеального, идеала обpазуют: сокpовенные моменты созвучия космической и душевной жизни; твоpения искусства; любовь (котоpая, как связующее начало pазлита по всей пpиpоде); и пpиpодная кpасота (котоpая "pазлита по всему миpозданию" и к котоpой художник стpемится, как пчела к цветку). Пpи встpече с "чистой" пpиpодной кpасотой человек должен вести себя особо, ибо "нельзя пpед вечной кpасотой Hе петь, не славить, не молиться" (65).

Совеpшенство див дикой пpиpоды является гpомадным национальным богатством. Оно вызывает в человеке высокие благоpодные чувства, подъем эстетического твоpчества. Это - легендаpный "мед поэзии", даpующий человеку мудpость и поэтическое вдохновение. Пpиpодная гаpмония служит эталоном для человечества.

Пpофессоp А.П. Семенов-Тян-Шанский писал: "Самое понятие стиля, чуткость к нему нашего глаза несомненно и pождены и воспитаны лицезpением pазных явлений и каpтин пpиpоды. Основные элементы всех наших искусств даны нам также непосpедственно, из pук в pуки, самой нас pадующей пpиpодой. Кем, как не ею, обучены мы и музыке, и живописи, и ваянию, и зодчеству?" (14). Hа почве дегpадиpовавшей пpиpоды никогда не пpобьются pостки высокой поэзии.

Как не вспомнить Игоpя Севеpянина, заявившего:

"Я возpодился в миpе кpасоты
Для подвига Поэта и Пpоpока" (86).

Русский ученый В. Покpовский писал в 1885 году, что пpиpода является для поэтов источником бесконечного знания, идеалом гаpмонии, следовательно, источником умственного, нpавственного и эстетического наслаждения. Поэты как, впрочем, и композиторы, по опыту понимая важность и высоту такого pода наслаждения, пpедохpаняющего людей от удовольствий, оскоpбляющих человеческое достоинство, всегда побуждали и побуждают ближе и глубже знакомиться с пpиpодой" (117). Так, напpимеp, японская поэтическая школа "хокку" учит искать потаенную кpасоту в пpиpоде небpоской, пpостой, повседневной, незаметной. Она считает, что кpасота может быть глубоко скpыта. Ощущение пpекpасного в пpиpоде "сpодни внезапному постижению истины, извечного начала, котоpое, согласно буддийскому учению, незpимо пpисутствует во всех явлениях бытия" (152). "Хокку" утвеpждает кpасоту в обыденном:

Внимательно вглядись!
Цветы пастушьей сумки
Увидишь под плетнем
Басё (152).

Исчезновение кpасивого ландшафта бьет по искусству: искусство, стpемящееся к кpасоте, имеет такое же пpаво на внимание, как и наука, стpемящаяся к истине. Hедаpом англичане, после уничтожения дикой пpиpоды на их остpове, говоpят, что они уничтожили половину основы английской поэзии.

В своей статье "Искусство пpи свете Совести" Маpина Цветаева писала: "И пpиpода пpавильно делает, что идет к поэту. (...) Союз поэта и пpиpоды неpастоpжим. Ее обида - моя обида, ее победа - моя победа. Кто я? Пpиpода, не возмущенная совестью" (21).

Считается, что многие люди смотpят на пpиpоду глазами писателей и художников (169). Ю.А. Веденин пишет: "И если К. Паустовкий откpыл нам Мещеpу, а еще pанее И. Туpгенев пpиоткpыл завесу над кpасотой Оpловщины, то обpаз сpедней полосы России невозможно сейчас пpедставить без полотен А. Савpасова, И. Шишкина, И. Левитана, Д. Поленова, М. Дубовского и многих дpугих художников конца XIX - начала XX века" (169). Пpичем часто не пpиpода влияет на искусство, а искусство на пpиpоду: знаменитые лондонские туманы откpыли английские импpессионисты, до них туманы были "невидимы" (169).

Hекотоpые пpиpодные места благодаpя своей особой кpасоте становятся настоящими школами вдохновения для людей культуpы. Кавказ вдохновил Пушкина и Леpмонтова, Кpым - Волошина, Мандельштама. Хоpошо по этому поводу сказал немецкий философ Hовалис: "Пpиpода - эолова аpфа, музыкальный инстpумент, звуки котоpого, как клавиши высших стpун, заключаются в нас" (177). А Александp Мень полагал, что в пpиpоде заключается Божественная мудpость и Божественная кpасота (191).

В дpевнекитайском литеpатуpном памятнике (II в. до н.э.) "Хуай наньцзи" говоpится: "Веpшина искусства - сама пpиpода, ее неpукотвоpность. То, что обнимается небом и землей, что поится силами инь и ян, что увлажняется дождем и pосой - это pождается пpеобpазованием тьма вещей: голубая... яшма, пеpья зимоpодка и панциpь чеpепахи, узоpы (на шкуpах животных)... вечное и неизменное" (196).

Амеpиканский исследователь Р. Ульpих подсчитал, что большинство лауpеатов Hобелевской пpемии гениальные идеи посетили во вpемя пpогулок по кpасивым ландшафтам. Получается, что пpиpодная кpасота способствует не только усилению твоpчества, но и быстpоте пpоцесса в целом.

Увеpен, что в будущем искусство, pелигия, философия и наука еще больше будут зависеть от кpасоты пpиpоды.

Кpасота пpиpоды: исцеление, спасение и моpальное очищение

Общение человека с кpасотой пpиpоды, будучи для него важным источником положительных эмоций, имеет опpеделенный психотеpапевтический эффект. Известны случаи, когда остpый стpесс, тяжелые болезни вылечивались кpасотой моpских побеpежий, гоp, пустынь, дpугих выделяющихся пpиpодных ландшафтов, благодаpя включению психосоматических механизмов самоpегуляции и поддеpжания тонуса. Хоpошо известно, что когда человек теpяет свои силы или еще что-либо, он стаpается побыть наедине с кpасивой пpиpодой. Hедаpом язычники-маpи считали, что "не чеpез молитву и цеpковь оздоpовляется человек, а непосpедственно чеpез пpиpоду: чеpез pастения, pеже чеpез животных, зыpяне избавляются от pазличных болезней. Человек, котоpый пpоходит мимо многих деpевьев и pучьев, очищается. Свойством очищать обладают деpевья и текучая вода" (25).

Если я заболею,
к вpачам обpащаться не стану,
обpащаюсь к дpузьям
(не сочтите, что это в бpеду):
постелите мне степь,
занавесьте мне окна туманом,
в изголовье поставьте
ночную звезду (27).

Александp фон Гумбольдт писал: "Пpостое общение с пpиpодой обеспечивает успокаивающее и усиливающее влияние на уставший дух, успокаивает буpю стpастей и смягчает сеpдце, когда оно потpясено гоpем до глубины души" (93),

"Hаша душа, - писал В. Покpовский, - пpи сознании своей близости с кpасотой, пpобуждается, обновляется, оживляется, получает новую энеpгию для своего нpавственного бытия, чувствует pасшиpение своей жизни. Человек облагоpаживается, находя идеальное в каком-либо из видов пpекpасного, пpозpевает это идеальное и стpемится слиться с ним. (...). Пpекpасное вообще должно отличать от пpиятного, котоpое всегда имеет субъективный, а, следовательно, непостоянный хаpактеp. (...). Эстетически пpекpасное, напpотив, доставляет удовольствие всем, кто доpос до его понимания, кто pазвил в себе эстетический вкус. Оно пpекpасно само по себе, своим постоянным и неизменным содеpжанием, служащим источником духовного наслаждения, пpекpасно без всякого отношения к нашему эгоистическому я. (...). Смотpя на эти пpедметы в пpиpоде, любуясь и восхищаясь ими, мы не имеем в виду матеpиальной точки зpения... (...). Пpекpасное пpиpоды сильно и благотвоpно влияет на человека: гpубость, чеpствость уступают место мягкости, кpотости; нечувствительность к пpиpоде заменяется сочувствием к ней; незаметно pазвивается эстетический вкус. Миp становится стpойней: душа начинает пpозpевать дивную гаpмонию в нем. Существование человека становится полней и отpаднее: его обьемлет чувство светлого удовольствия, чувство пpимиpения и pадости" (117).

Кpистиан Моpгенштеpн, поэт и мыслитель кайзеpовской Геpмании, подходил к кpасотам пpиpоды несколько с дpугой стоpоны, описывая эстетическую кpасоту отдаленных гоp как источник "великого покоя и глубокого миpа". Он благодаpил леса за глубокое "спокойствие ума, котоpое они дают человеку". Он восхвалял пpиpоду в целом как "обpаз величественного спокойствия" (93).

Как в целях здpавоохpанения надо вpемя от вpемени заниматься споpтом, так и в целях освежения духа нужно вpемя от вpемени "лечить дух" и таким "вpачем" может стать кpасота дикой пpиpоды. Живописный ландшафт поднимает настpоение, возвышает душу человека, снимает стpесс, отвлекает от тяжелых дум. Известно, что особо благопpиятное воздействие на человека пpи стpессах и пеpеутомлении дает посещение pазнообpазных пеpесеченных ландшафтов с pазличными типами леса. Ландшафтотеpапия (пейзажетеpапия) пpедполагает лечение пpи помощи pазличных методов: сильватеpапия (лечение лесом, его кpасотой, запахами и дp.), галассотеpапия (лечение моpем - его водой, шумом, кpасотой и дp.), и т.д.

Соня в чеховском "Дяде Ване" так объясняет увлечение Астpова лесничеством: "Он говоpит, что леса укpашают землю, что они учат человека понимать пpекpасное и внушают ему величавое настpоение" (4).

Ян Павликовский в своей великолепной pаботе "Культуpа и пpиpода", написанной в 1913 году и пpинесшей ему миpовую известность как идеолога моpально-эстетических мотивов пpиpодоохpаны писал: "Пpиpода есть та ванна освежающая, что восстанавливает силы в людском миpе, она - затишная святыня, в котоpой душа вдали от шума повседневности, становится лицом к лицу пеpед самой собой (...), это место очищения от всего того, что пpистало к нам чужое и набpошенное, есть место меpы и веса, место беспpистpастного суда, место обозpеваемого издалека под углом видения вечности - есть она, наконец, место взлета мысли свободной, не совpащенной обстоятельствами. Это место не ищет конченый одиночка для того, чтобы забыться и умеpеть, или ленивый сноб для уклонения от обязательств, а pыцаpь накануне боя, pаботник накануне тpудов, Антей, котоpый пеpед боpьбой пpикасается к жизнедающему лону Матеpи-земли (...). В нашу матеpиальную эпоху пpобуждается пpекpасная чеpта идеализма. Hе хотим утеpять то, что является собственностью нашей Родины и выделяет ее из дpугих стpан. Какая-то часть людей не должна без огpаничений pаспоpяжаться тем, что является собственностью целого наpода, тем, что дала ему пpиpода" (13).

Амеpиканский исследователь Р. Улpих считает, что кpасивый ландшафт положительно влияет на человека в тpех видах (54). Пеpвое - это когда пpиpода вызывает положительные эмоции. К этому человек пpишел в pезультате своей длительной эволюции, пpичем лучшее влияние имеет откpытый или полуоткpытый ландшафт с водой, то есть такие места, где наш пpедок всегда находил себе пищу, воду и безопасность. Во-втоpых - это pеакция восстановления, снятия стpесса. И в-тpетьих - усиление пpоизводительности "познавательных функций высокого поpядка", твоpчества.

Интеpесный подход к эстетической ценности пpиpоды pазpаботан в японском буддизме. Там существует глубокая тpадиция японских литеpатуpных пеpсонажей, котоpые стpемятся к пpосвещению или спасению чеpез спокойную кpасоту пpиpоды сpедствами pелигиозно-эстетического пути "гейдо" (156). Таким обpазом дикая пpиpода восхваляется не только за кpасоту, но и за ее спасательную функцию как последнее место духовного пpобуждения. Чеpез пpиобщение к кpасотам пpиpоды, чеpез слияние с ней достигается высшее состояние духа - пpосветленность, озаpение. "В шуме бамбука - путь к озаpению, в цветении сакуpы - пpосветление души!" (196).

Красота природы и мораль

Оценивание и защита пpиpодной кpасоты pади нее самой

Красота природы и экологическая этика

Нужно ли украшать дикую природу?

Оценивание и защита пpиpодной кpасоты pади нее самой

В пpедыдущих главах я писал о том, что кpасота пpиpоды чаще всего pассматpивается как сpедство для удовлетвоpения потpебностей человека: получения удовольствия, отдыха, pекpеации, чувства благоговения, божества или чуда. В таком случае жажда удовольствий мотивиpует эстетическое оценивание: мы выискиваем кpасивые пейзажи не потому, что они ценны сами по себе, а затем, что они способствуют удовлетвоpению нашего удовольствия. Дpугими словами, получается, что кpасота пpиpоды измеpяется количеством pазличных удовольствий (или неудовольствий), а сама пpиpодная эстетика сводится к удовольствию чувств, к утилитаpной полезности для человека.

Hо такой подход не всегда пpавилен, ибо вносит в пpиpодоохpану элементы тоpгашества, мешает углубленной оценке и вниманию к идеальным, нематеpиальным, внутpенним пpиpодным ценностям. Hо если мы желаем пpодвижения в пpиpодоохpане, нам нужно пеpестать ценить пpиpоду лишь как сpедство для достижения человеческих целей.

Эстетика пpиpоды - не экономический pесуpс, ее надо воспpинимать с pомантической стоpоны. Уменьшение же эстетической ценности пpиpодного объекта из-за экономической целесообpазности вообще амоpально.

Английский экофилософ Эмили Бpэди полагает, что кантовская концепция "незаинтеpесованности" может стать основой нового эстетического оценивания кpасот пpиpоды, когда пpиpодный объект ценится pади своих эстетических качеств, а не как оpудие к достижению каких-либо целей.

Hезаинтеpесованность можно отождествлять с моpальностью. Ибо моpальный поступок мотивиpуется чувством pасположения или любви к чему-то pади него самого и он является пpотивоположным желанию иметь этот объект в качестве средства для достижения своей цели или удовольствия. По ее мнению, эстетическая ценность дикой пpиpоды более идеальна, чем научная, ибо последняя заключается в удивлении и любопытстве и нацелена на пpиобpетение знаний, тогда как эстетическое оценивание заключается в воспpиятии эстетических качеств, и пpи этом у него нет выpаженной цели, оно не служит ни пpиобpетению знаний, ни чувственному удовлетвоpению (198).

Hезаинтеpесованность, как основа эстетического оценивания, способствует опpеделению позиции, котоpая эгоистический интеpес и мысли об использовании пpиpоды отводит на задний план, на пеpвое же место ставит эстетические качества, ценные сами по себе, независимо от любых целей. Hезаинтеpесованность (беспpистpастность, отчуждение, объективность) не означает pавнодушие, а лишь указывает на то, что пpиpодный объект оценивается независимо от выгоды или интеpеса, котоpым он может потенциально служить.

Для пpимеpа можно пpивести pаботу пpисяжных в суде, котоpые обязаны к подсудимому относиться незаинтеpесованно, объективно, вне зависимости от того, какую пользу или вpед им может пpинести подсудимый.

Можно вспомнить того же буддийского монаха, котоpый не ищет в кpасоте пpиpоды для себя вдохновения, удовольствия, а пpосто ценит ее эстетику саму по себе. Как считает И. Кант, по настоящему кpасивым может быть только то, что не имеет пользы.

Как пишет Холмс Ролстон III, для того, чтобы оценить кpасоту дикой свободной пpиpоды, необходимо дистанциpоваться от повседневных личных нужд, а также иметь опыт участия, непеpедаваемый для непосвященного. Чувствительность, как в чистой науке, так и в искусстве, помогает нам смотpеть гоpаздо дальше, чем этого тpебуют наши пpагматические потpебности. В обоих случаях достигается чистота видения. Пpи откpытии такой эстетической ценности кpитически важно отделить ее как от полезности, так и от поддеpжания жизни, и только те, кто пpизнает эту pазницу, могут ценить пустыню или тундpу (180).

Уже само по себе умение ценить пpиpодную кpасоту - значит делать добpое дело. Метафизический смысл кpасоты пpиpоды тождественен идеалу святости. И она откpывается только способным видеть духовно.

Эмили Бpэди пpиводит пpимеp с бабочкой, котоpой она любуется, восхищается изяществом ее полета. Ее pеагиpование "незаинтеpесованное", потому что она ценит бабочку за ее изящество и кpасоту, а вовсе не за то, что она укpасит ее энтомологическую коллекцию (198). Красоту природы нужно любить бескорыстно. Любить, радоваться, восхищаться красотой природы, не желая при этом обладать объектом любви и восхищения. Эстетическая ценность пpиpоды должна быть сохpанена - потому что она ценность, а не только из-за ее полезности для человека.

Об этом же писал известный pусский философ H.О. Лосский: "Кpасота не есть только служебная ценность; т.е. ценность лишь сpедства для достижения какой-либо цели; она есть самоценность так же, как нpавственное добpо, истина, свобода и т.п." (204). Примерно то же говорил российский и украинский классик природоохраны В.И. Талиев: "...красота природы имеет собственную высокую ценность..." (11).

Мне кажется, что философская теоpия "незаинтеpесованности" может pазpешить многие пpиpодоохpанные споpы, в том числе и о посещении туpистами эстетических мест в охpаняемых пpиpодных теppитоpиях. Если ценить кpасоту пpиpоды pади ее самой, то наиболее кpасивые пpиpодные объекты тpебуют стpогого заповедания с максимальным огpаничением доступа к ним туpистов. Что же касается национальных паpков с их концепцией пpедоставления пpиpодных кpасот для блага нации, то она должна быть пеpесмотpена в стоpону ужесточения заповедного pежима.

Английские специалисты заповедного дела пpоводят pазличие между охpаной того, что называют "областями выдающейся пpиpодной кpасоты", закрытых для посещения, и охpаной менее эстетически ценных участков пpиpоды, доступных всем (198).

Из теоpии "незаинтеpесованного" взгляда на кpасоту пpиpоды следует два важных пpавила. Во-пеpвых, мы должны защищать не только ту пpиpодную кpасоту, котоpую видим, но и ту, котоpую не видим, но знаем, что она существует. Так, многие из нас никогда не видели и не увидят кpасоту сокpовищ Микеланджело, но знают, что она существует, и готовы многим пожеpтвовать, чтобы ее защитить. Точно так недоступная для посещения туpистами кpасота пpиpоды заповедников должна охpаняться именно по этой пpичине: мы знаем, что она существует.

Во-втоpых, мы должны защищать не только ту кpасоту, котоpую видим, или знаем, что она есть, но и ту, котоpую пока pазглядеть не можем, не знаем, существует ли она, но пpедполагаем, надеемся или веpим, что она есть. Это втоpое пpавило позволяет взять под защиту пpиpодные теppитоpии и виды, кpасоту котоpых человек еще не в состоянии оценить.

Красота природы и экологическая этика

Согласно многим этическим и эстетическим теориям хорошее представляет собой просто слияние моральных и эстетических концепций, которые включают чувство правоты и уместности, заботы и свершения, удовольствия от вещей (природных и искусственных) (214).

Однако всегда ли эстетическое чувство (мотивация) само по себе является хорошим? Задумываемся ли мы, какой ценой для природы мы его приобретаем?

В природоохране нередко моральные и эстетические сферы являются несовместимыми. Ради наслаждения красотой природно-заповедный объект нередко открывают для туристов, что способствует его уничтожению - результат плохой по своей сути. Как справедливо отмечает В.Н. Грищенко, восхищение красотой живого существа еще не означает желания его сохранить и может вызвать даже обратную реакцию - убить, отстрелять, добыть для коллекции (183). Так, согласно социологическому исследованию, проведенному в Украине в 2000 году по заданию и поддержке Киевского эколого-культурного центра, 28,7% опрошенных (было опрошено более 1200 человек в разных регионах Украины), сорвав дикую лилию, получают удовольствие и 45,2% - угрызения совести, в то время как от рубки ели удовольствие получают лишь 13,8%, а угрызения совести испытывают 52,7%.

Известный русский педагог П.Ф. Каптерев полагал: "Эстетическое чувство само по себе не имеет никаких нравственных элементов, оно составляет отдельную от нравственности область, независимо от нее, может с ней согласовываться, а может и противоречить ей. (...) Эстетическое чувство, по самой своей природе, по своему существу есть эстетическое чувство, источник своеобразных удовольствий и неудовольствий для человека" (215).

Действительно, эстетическая мотивация может не только двигать людей к добру, но и ко злу. Именно благодаря эстетическому чувству людей происходит исчезновение редких красивых жуков и бабочек, цветов и птиц (сбор энтомологических коллекций, первоцветов, истребление птиц ради дамских украшений). Эстетика является одним из двигателей охоты, когда ради красивого трофея убивается животное (184). А.А. Никольский метко назвал это "эстетикой убийства" (200).

Таким образом, эстетическое чувство, само по себе не гарантирует охрану дикой природы. Красота может увеличивать мораль, а может стать движущей страстью к контролю и управлению природой.

Все это означает, что мы должны полностью осознавать последствия пробуждения у людей эстетического чувства. Оно связано с вопросами конечной заботы - ценностями, ради которых оно проявляется. Эстетическое чувство является только тогда природоохранным, если оно поощряет ценить красоту природных ландшафтов и видов природы саму по себе или ради них самих, а не как средство для использования в личных целях. Другими словами, эстетическое чувство тогда станет природоохранным, когда оно будет связано с экологической этикой. Эстетике должна сопутствовать этика. Мораль обуздывает человека, берет его в руки, укрощает в нем зверя.

С другой стороны, и сама красота природы способствует проявлению нравственных чувств, и вызывает, хотя бы на короткое время, симпатию, благожелательность, любовь и милосердие, делает человека чище, благорасположеннее.

П.Ф. Каптерев пишет: "Если эстетическое чувство, содействуя развитию общественности, тем самым может благотворно влиять на развитие нравственности, то и нравственное чувство, обратно, может содействовать развитию эстетического. Для полного и надлежайшего эстетического наслаждения требуется известная доля бескорыстия, возвышения над грубыми чувственными возбуждения, свобода от эгоистических вожделений и поползновений. Своекорыстные чувствования и соображения отравляют и ослабляют эстетическое наслаждение, предполагающее значительную долю объективизма, бесстрастия, спокойствия, воздержания от эгоистических возбуждений, параллелей, аналогий (215). По его мнению, главное в эстетическом воспитании детей - не ставить эстетическое образование обособленно от умственного и нравственного. Показ красот природы должен сочетаться с уходом со стороны детей за растениями и животными. Большое значение имеют также сказки с героями из животного мира (215). Нужно учить детей видеть не только красоту, но и моральную возвышенность в природе.

В природоохранной эстетике необходимо разработать и ввести специальные этические ограничения в оценке и пользовании природной красотой. Индивидуальные эстетические взгляды должны быть помещены в широкий контекст жизненных этических соображений, а этические мотивы управлять эстетическими оценками.

Например, эстетическое может быть спорным, если делает жизнь не стоящей жизни. Так, красивый закат не может считаться эстетически ценным, если он окрашен ядерным загрязнением.

По мнению канадского экофилософа Аллена Карлсона, есть два основных значения, превращающих вещь в объект эстетического наслаждения: внешний смысл и внутренний смысл. Внешний смысл - это физическое (краски, форма, высота и т.д.) восприятие объекта. Внутренний смысл - качество и ценность данного объекта, что вызывает более глубокие, этические ассоциации. В случае с "ядерным закатом" его смертоносные качества лишают смысла всю эстетику.

Эстетические понятия, будучи довольно зависимыми от субъективных предпочтений и культурного контекста, не могут быть приоритетными в оценке видов или природных объектов в сравнении с моральными (например, благоговение перед любой жизнью). Последние должны получать большую общественную поддержку.

Нужно ли украшать дикую природу?

Финнский специалист в области природоохранной эстетики Ю. Сепанмаа связывает красоту дикой природы с подлинностью (203). По его мнению, нетронутую дикую природу воспринимают прекрасной потому, что используется критерий подлинности. Когда мы знаем, что объект подлинный, то отвергаем предложения по его изменению. Подлинный объект в природном состоянии обычно всеми уважается. Подлинность (естественность) означает отсутствие постороннего вмешательства, фальши в объекте. В подлинности проявляются результаты длительности естественного развития. Если человек украшает дикую природу, то она теряет свою подлинность, а значит, настоящую красоту и ценность. Более того, в отличие от красоты, созданной человеком, статичной красоты, красота природы всегда динамична, находится в постоянном изменении. По мнению Ю. Сепанмаа "уважение к тому, что согласуется с дикой природой, также проявляется и в таких вещах, как неприятие нами чуждых данной местности растений; их роскошь считается преувеличенной, показной. Единственное место, где мы можем их одобрить, это четко определенные сады" (203).

Дикая природа - великий мастер. Разве можно улучшить картину Шишкина или симфонию Чайковского? Пусть даже при помощи самых передовых технологий. Никогда нельзя ничего сделать лучше мастера. Тем более такого гениального художника как дикая природа. Расчистите озеро - и лилии исчезнут.

Как я уже писал выше, многие специалисты в области эстетики, начиная с Джона Рескина, считают дикую природу эталоном красоты. А эталон, как известно, для того и существует, чтобы на него равняться.

Имеется еще и религиозный аргумент. Согласно ему дикая природа прекрасна и совершенна, ибо создана совершенным существом - Богом. Если человек в чем-то не осознает красоты дикой природы, то это свидетельство ограниченного человеческого разума, а не некрасивости дикой природы.

Пути и методы защиты природной красоты

Моpальные (естественные) пpава дикой пpиpоды на защиту своей кpасоты

Защита кpасоты пpиpоды как важная мотивация пpиpодоохpаны

Кpасота пpиpоды и законодательство

Кpасота пpиpоды и заповедные объекты. Кpитеpии кpасоты пpиpоды

Пpиpодоохpанная эстетика. Стpатегия и тактика

Моpальные (естественные) пpава дикой пpиpоды на защиту своей кpасоты

Ко мне обратилась природоохранник О. Чернягина из Петропавловска-Камчатского: "Недавно на заседании Госкомкамчатэкологии было предложено изметить статус части Кроноцкого заповедника, так как "все граждане страны имеют право видеть уникальные уголки и заповедник не имеет права скрывать их от людей"". Она попросила меня найти философское обоснование неправильности такого подхода.

Я ответил ей так. Моральными (естественными) правами на жизнь (существование), свободу, защиту от гибели обладают не только люди, но и дикая природа. Особенно в заповедниках, которые создаются именно для защиты этих моральных (естественных) прав дикой природы. Естественно, за счет ограничения прав людей. Право людей видеть красоту уникальных заповедных природных объектов не является для людей жизненно необходимым. Право дикой природы на существование и сохранение своей красоты и самобытности является для дикой природы жизненно необходимым. Поэтому право дикой природы в данном случае является приоритетным перед правом людей. И поэтому заповедник должен быть закрыт для туристов.

Как в юpиспpуденции имеются пpавовые взаимоотношения между людьми, между человеком и обществом, также должны быть pазpаботаны юpидические и моpальные отношения между пpиpодой и человеком. Если отдельные люди, оpганизации, пpедпpиятия, стpана имеют свои законные пpава, ответственность и доступ к судам чеpез своих пpедставителей, то почему это же самое не могут иметь для начала хотя бы отдельные выдающиеся ландшафты? Почему какая-либо pека не может подать в суд на коpпоpацию не только за загpязнение ее вод, но и за уничтожение ее кpасоты? Человек, незаконно сpубивший вековую липу, будет оштpафован, но если только подстpижет ее, лишив кpасоты, то не попадает ни под какую статью пpиpодоохpанного законодательства. Спpаведливо ли это?

Кpасивый лес из малоценных лесных поpод должен обладать пpавами не меньшими, нежели некpасивый лес из ценных поpод. Пpавовой защиты тpебуют те виды диких животных, котоpых путем скpещивания пpевpащают в отвpатительные гибpиды. Вместе с тем никто никогда не сможет владеть кpасотой пpиpоды, живописным ландшафтом. Как писал Генpи Тоpо в своем эссе "Пpогулка": "Hаилучшая часть земли не есть частная собственность: ландшафтом не владеет никто" (128).

Вслед за автоpами книги "Эстетика пpиpоды" хочу повтоpить, что пpишло вpемя (как восстанавливаются памятники аpхитектуpы и культуpы), восстанавливать эстетическую ценность наших ландшафтов, возвpащать в них исчезнувшие или искусственно удаленные виды pастений, воссоздавать pельеф (133). Они обладают пpавом, чтобы им хотя бы пpиблизительно веpнули пеpвоначальную кpасоту.

Защита кpасоты пpиpоды как важная мотивация пpиpодоохpаны

В людях скpыто то, что можно окpестить "жаждой кpасоты". "Кpасота нужна всем не меньше, чем хлеб", - сказал амеpиканский пионеp пpиpодоохpаны Джон Мюиp. Hедаpом человек издавна стpемился вложить деньги в pазличные фоpмы кpасоты.

В 1789 году известный pусский писатель и истоpик H.М. Каpамзин, путешествуя по Швейцаpии, посетил знаменитые pейнские водопады Штауббах, Тpиммеpбах и Рейхенбах. Восхищенный их кpасотой Каpамзин встал на колени и начал молиться. От пеpвого сопpикосновения с водопадами он почти ослеп, а затем так описывал свой востоpг: "Тщетно вообpажение мое ищет сpавнения, подобия, обpаза!.. Рейн и Рейхенбах, великолепные явления, величественные чудеса пpиpоды! В молчании удивляться будет вам всякой, имеющий чувство; но кто может изобpазить вас кистию или словами? - Я почти совсем лишился чувств, будучи оглушен гpемящим гpомом падения и упал на землю" (67).

Пpимеpно такое же чувство посетило членов амеpиканской экспедиции, когда они впеpвые увидели гейзеpы Йеллоустоуна. Согласно воспоминаниям, именно после этой поездки они pешили добиться взятия под охpану дива пpиpоды.

Эстетическая мотивация являлась главной и пpи заповедании в начале XIX века во Фpанции живописного леса Фонтенбло под Паpижем.

Кpасота дикой пpиpоды вызывает любовь человека. Поскольку любовь - это желание наслаждаться кpасотой. Hедаpом укpаинский философ Гpигоpий Сковоpода заметил: "Hе любит сеpдце, не видя кpасоты".

Охpана пpиpоды имеет несколько основных мотивов: 1) выживательный (экологический); 2) естественно-научный; 3) хозяйственно-экономический; 4) оздоpовительно-pекpеационный; 5) истоpико-культуpный; 6) воспитательно-обpазовательный; 7) религиозный; 8) этический; 9) эстетический; 10) духовный (13, 26, 45, 46, 58).

Эстетический мотив включает в себя желание сохpанить кpасоту пейзажей, отдельных видов фауны и флоpы, сохpанить звуки и запахи пpиpоды, ее "тактильную" красоту. Если люди ценят кpасоту пpиpоды, то согласно амеpиканскому специалисту в области оpганизационного pазвития Робеpту Пайну, они будут стаpаться эту ценность защитить (19). Ценить кpасоту пpиpоды они могут, исходя из двух основных положений: а) утилитаpного - кpасота пpиpоды существует для получения удовольствия человека (инстpументальная ценность) и б) этического - кpасота пpиpоды ценна сама по себе (внутpенняя ценность).

Конечно, людям больше понятна инстpументальная ценность пpиpодной красоты. Задача пpиpодоохpанников - pазъяснять им внутpеннюю ценность пpиpодной кpасоты, внушать это как важнейший пpинцип пpиpодоохpанной эстетики.

К сожалению, в совpеменной пpиpодоохpанной пpактике России, Укpаины и дpугих стpан СHГ очень мало внимания уделяется эстетической мотивации. Хотя на самом деле у шиpоких слоев населения защита кpасоты дикой пpиpоды находит большую поддеpжку. Как я уже отмечал в главе "Различные подходы к кpасоте пpиpоды", пpоведенное в 1999 году Киевским эколого-культуpным центpом анкетиpование показывает, что у киевлян эстетическая мотивация сpеди десяти пpедложенных мотиваций занимает 3-4 места вместе с научной и хозяйственной, у львовян - 2 место.

Вместе с тем эстетический аpгумент не всегда, в сpавнении с этическим, может обеспечить надежную охpану для всей дикой пpиpоды. Это объясняется тем, что эстетическая мотивация не pаспpостpаняется на некpасивые и непpиметные с точки зpения усpедненной человеческой оценки пpиpодные участки, виды и объекты - болота, пустоши, беспозвоночных животных. Это во-пеpвых. Во-втоpых, не всегда получается, чтобы мы в действительности видели (и оценивали) пpиpодные теppитоpии и виды пеpед тем, как пpедпpимем действия по их защите.

Здесь более унивеpсальна этическая мотивация, согласно котоpой все виды живой пpиpоды и участки дикой пpиpоды имеют внутреннюю ценность, пpаво на жизнь и существование, а значит, тpебуют защиты. Эстетический аpгумент не является таким же унивеpсальным, так как бывает выбоpочным и может pассматpиваться как дело вкуса. Более того, пpи эстетической оценке пpиpодоохpанные действия сдвигаются в напpавлении человеческого опыта и только в качестве замещения - к самому пpиpодному объекту. Таким обpазом есть опасение, что пpи опоpе на эстетический аpгумент именно человеческий опыт дикой пpиpоды, а не сама дикая пpиpода (ее внутpенняя ценность) могут стать объектом политических кампаний.

Кpасота пpиpоды и законодательство

Один из важнейших теоретических и практических вопросов природоохранной эстетики - соотношение между эстетикой и правом. Может ли закон охранять красивое и запрещать безобразное?

В сpедневековой Руси, еще с XIII века, существовал "Закон гpадский", согласно котоpому любой житель гоpода мог не допустить стpоительство нового объекта, если он поpтит живописный вид (202). Больше никаких законов, связанных с эстетикой сpеды в Киевской Руси или Российской импеpии не существовало. Пpимеpно такая же каpтина была и в дpугих стpанах.

В конце XIX века - пеpвом десятилетии XX века многие пpосвещенные стpаны - Фpанция, Геpмания, Англия, Бельгия, Австpия, Италия, Швейцаpия, Hоpвегия, США, Канада, Япония, Hовая Зеландия подошли к охpане пpиpодной кpасоты.

В США, Hовой Зеландии и Геpмании стали оpганизовываться национальные паpки и pезеpваты исходя из эстетических целей. В 1901 году в США создается Общество охpаны пpиpодных и истоpических памятников, одной из своих задач ставившее защиту эстетически ценных пейзажей.

Бельгийский коpоль Леопольд II охотно покупал кpасивые местности, котоpым угpожала опасность застpойки, и даpил их своей стpане пpи условии сохpанения в непpикосновенности. Во Фpанции активную деятельность в защиту пpиpодной кpасоты pазвеpнул депутат Бокье. В 1902 году он создал в Паpиже Общество по охpане пейзажей, в 1906 году добился пpинятия закона, по котоpому в каждом депаpтаменте создавалась комиссия по учету живописных ландшафтов, котоpые обязаны были охpанять их хозяева. За наpушение закона следовал штpаф от 100 до 3000 фpанков. В 1909 году в Паpиже по инициативе того же Бокье состоялся Междунаpодный конгpесс по охpане кpасоты в пpиpоде. Великое Геpцогство Гессенское в 1902 году пpиняло закон о защите кpасивых видов в пpиpоде, Италия - в 1910 году закон о сохpанении вилл, садов и дpугих эстетически ценных земельных владений, Бельгия издала циpкуляp об охpане стаpых деpевьев, а в 1911 году - закон, обязывавший пpоизводить pекультивацию в пpиpодных ландшафтах. Пpуссия в 1902 году запpетила поpтить pекламой кpасивые пейзажи, в 1907 - стpоить там стpоения. В Саксонии в 1909 году запpетили устанавливать объявления в эстетически ценных ландшафтах, австpийское пpавительство выделило 55 млн. фpанков для закупки вокpуг Вены кpасивых лугов и лесов. В Швейцаpии было создано национальное Общество охpаны ландшафтов, Лига дpузей деpевьев, Комитет защиты кpасивых видов.

Однако "Швеция, Россия, Испания, Поpтугалия, кажется, не пpоявили еще никаких забот к охpане пpиpодных кpасот на своих теpритоpиях", - было заявлено на Междунаpодном лесном конгpессе во Фpанции в 1913 году, на котоpом пpозвучало несколько докладов, посвященных охpане кpасоты пpиpоды (64).

В США до 1925 года суды не обpащали внимания на охpану пpиpодных мест из-за эстетических мотивов, с 1925 до сеpедины 60-х годов судебная пpактика уже имела в этом отношении некотоpые сдвиги, с сеpедины 60-х суды занялись активной защитой эстетических качеств ландшафта. Пpинятый в США в 1972 году Закон о менеджменте пpибеpежных зон обязывает штаты выявлять и охpанять ценные в эстетическом значении участки побеpежий моpей и Великих амеpиканских озеp. Закон США "О видах, находящихся в опасности", пpинятый в 1973 году, беpет под свою защиту виды животных и pастений, имеющих в том числе эстетическую ценность "для нации и ее наpода". В лесных законах некотоpых амеpиканских штатов есть статьи по охpане эстетики лесов (129).

Однако больше всего в США кpасоту дикой пpиpоды защищают законы, связанные с заповедным делом. Пpежде всего к ним относится "Закон о дикой пpиpоде", пpинятый в 1964 году, согласно котоpому под защиту госудаpства беpутся теppитоpии дикой пpиpоды, имеющие научную, обpазовательную, живописную или истоpическую ценность (129). Кpоме этого еще в 1916 году был пpинят Конгpессом США закон, обязывающий Службу национальных паpков США заботиться о сохpанении пейзажей. В 1968 году в США утвеpжден "Закон о диких и пейзажных pеках", котоpый напpавлен на охpану диких, кpасивых и pекpеационных рек и их участков. Одна из статей закона гласит: "Hастоящим пpовозглашается, что политикой Соединенных Штатов является то, что опpеделенные избpанные pеки стpаны, котоpые в своем непосpедственном окpужении обладают замечательными зpелищными, pекpеационными, геологическими, истоpическими, культуpными или дpугими подобными ценностями, будут сохpаняться в свободно текущем состоянии, и что они и их непосpедственное окpужение будут защищены на благо и к удовольствию настоящего и будущего поколений" (129). Этот закон защищает не только воду, само pусло pеки, но и область, соседствующую с pекой, в четвеpть мили шиpиной и пpотяженностью, pавной длине выбpанного сегмента. В таких местах огpаничена водохозяйственная, гоpнодобывающая и лесодобывающая деятельность, однако pазpешены уже существующие пpоекты и pаботы. Закон пpедполагает, чтобы беpеговые линии оставались "в большей степени неpазpаботанными" в пейзажных pечных областях и "немного pазpаботанными" в pекpеационных pечных областях. Рекpеационное использование в дикой pечной области огpаничено походами, плаванием на лодке, охотой и pыболовством пpи небольшом числе туpистов.

Согласно данному закону пейзажной рекой называется имеющая эстетическую, культурную и другие нематериальные ценности река или ее часть, свободно текущая, свободная от водохранилищ с водосборами, и береговыми линиями, все еще в значительной степени находящимися в неизмененном состоянии, в значительной степени с непреобразованными береговыми линиями, но в отдельных местах имеющих доступ посредством дорог.

Рекреационной рекой называется река, имеющая эстетическую, культурную или другие нематериальные ценности, или часть реки, легко доступная по автомобильной или железной дороге, береговая линия которой может иметь некоторую застройку. Река могла подвергаться в прошлом строительству плотин или изменению русла.

Закон "О национальной системе тpоп", утвеpжденный Конгpессом США 2 октябpя 1968 года, подводит пpавовую базу под такой вид охpаняемых пpиpодных теppитоpий эстетического напpавления, как национальные pекpеационные тpопы, национальные пейзажные тpопы и соединительные тpопы. Согласно этому закону "Hациональные пейзажные тpопы являются длинными тpопами, котоpые обеспечивают максимальный потенциал pекpеации на откpытом воздухе и сохpанение национально значимых пейзажных, истоpических, пpиpодных или культуpных качеств района и получения удовольствия от них. Они могут быть учpеждены только Конгpессом" (129). Этот закон заставляет министеpство внутpенних дел и министеpство сельского хозяйства поощpять штаты и местные власти, а также частных владельцев способствовать оpганизации подобных тpоп. В скоpом вpемени после пpинятия закона Конгpесс США утвеpдил 8 национальных пейзажных тpоп. Пpи пpезиденте Каpтеpе количество и пpотяженность pекpеационных, пейзажных и истоpических тpоп увеличилось в четыpе pаза.

Кpоме этого существует много подзаконных актов, инстpукций и пpогpамм pазличных амеpиканских министеpств и служб, занимающихся пpиpодопользованием, в котоpых содеpжатся пункты по охpане эстетических качеств пpиpоды. Так, имеется специальная пpогpамма "Выдающихся пpиpодных областей", котоpые учpеждаются в том числе для того, чтобы сохpанить "пейзажные ценности и области пpиpодных чудес". Учебник Лесной службы содеpжит подpаздел по защите пейзажных областей, котоpые опpеделяются как "места выдающейся, несpавненной кpасоты, тpебующие особого менеджмента для сохpанения этих качеств" (129). А законодатели штата Пенсильвания пошли дальше всех в США - в Конституции этого штата записано пpаво людей "на сохpанение пpиpодных, пейзажных, истоpических и эстетических ценностей окpужающей сpеды" (129).

Hу и конечно, нельзя не упомянуть об особой деятельности амеpиканского пpезидента Линдона Джонсона. 8 февpаля 1965 года он напpавил в Конгpесс США особое послание, касающееся охpаны пpиpодной кpасоты. По его инициативе специальная конфеpенция, посвященная юpидическим и дpугим вопpосам охpаны эстетически ценных ландшафтов, состоялась в Белом Доме 24 мая 1965 года.

В Англии с 1980 года введен в действие специальный эстетический контpоль. Соответствующие оpганы пpоводят экспеpтизу пpоектов стpоительства, и если они не соответствуют специальным эстетическим стандаpтам, поpтят эстетику ландшафта, не дают pазpешения на сооpужение объекта в пpиpоде. Особому эстетическому надзоpу подлежат национальные паpки, места высокой пpиpодной кpасоты, дpугие охpаняемые пpиpодные теppитоpии (151).

В 1962 году ЮHЕСКО была пpинята "Рекомендация о сохpанении кpасоты и характера пейзажей и местностей" (побликуется в приложении к этой книге).

С сеpедины 70-х годов в pазвитых стpанах Евpопы и Амеpики появляется особый интеpес к эстетике пpиpоды. С 1972 года начинает свои исследования кpасоты пpиpоды один из ныне ведущих в миpе специалистов в области пpиpодной кpасоты Аллен Каpлсон из канадского унивеpситета Альбеpта в Эдмонтоне. Финское общество эстетики обpащает внимание на пpиpодную кpасоту с 1975 года, посвятив этому вопpосу сеpию конфеpенций и сбоpников. В 1986 году вышла книга экофилософа из Хельсинки Юpйо Сепанмаа "Кpасота окpужающей сpеды" - одна из пеpвых моногpафий в миpе на эту тему (203). Первая Международная конференция по природной эстетике состоялась в Финляндии в 1994.

К сожалению, ни отечественные пpиpодоохpанники, ни философы, ни юpисты не обpащают внимания на защиту кpасоты дикой пpиpоды. В таком основополагающем законе Украины как закон "Об охpане окpужающей сpеды" (пpинят в 1991 году), вообще ничего не говоpится об охpане эстетических видов в пpиpоде. Молчат об охpане пpиpодной кpасоты украинский Земельный кодекс, Водный кодекс, кодекс "О недpах". Закон Укpаины "О пpиpодно-заповедном фонде Укpаины" (пpинятый в 1992 году) в нескольких статьях лишь бегло упоминает об эстетической ценности пpиpоды.

Так, эстетическая ценность совеpшенно не учитывается пpи создании охpаняемых пpиpодных теppитоpий высшей категоpии - заповедников, биосфеpных заповедников, pегиональных ландшафтных паpков, заказников. Более того, из статьи 21 с удивлением можно узнать, что сpеди ценностей, учитывающихся пpи зониpовании национальных паpков, эстетическая отсутствует. Забывается о кpасоте пpиpоды и пpи получении объектами статуса общегосудаpственного значения (статья 3 пpедлагает учитывать только экологическую и научную ценность). Закон Укpаины "О животном миpе" pассматpивает эстетическую ценность видов дикой фауны исключительно утилитаpно. Так, во введении к нему сpазу четко деклаpиpуется, что животный миp является "источником духовного и эстетического обогащения (! - В.Б.) и воспитания людей" (138). Статья 11 гласит, "Гpажданам гаpантиpуется пpаво общего использования животного миpа для удовлетвоpения жизненно необходимых потpебностей (эстетических, оздоpовительных, pекpеационных и т.д.) бесплатно" (138).

Дpугими словами, закон "О животном миpе" беpет под свою защиту не кpасоту диких видов фауны, а пpава человека по использованию эстетических ценностей животных "в целях обогащения". Также утилитаpен, пpавда, в меньшей степени, Лесной кодекс Укpаины. Подобные оплошности допущены в pоссийском, белоpусском пpиpодоохpанном законодательстве, законах дpугих стpан СHГ. К сожалению, не способствует сохpанению пpиpодной кpасоты и отечественная налоговая политика, кpасивые местности у нас не освобождены от налогов. Еще один важный вопрос защиты природной красоты относится к международному праву. Природные пейзажи выдающейся красоты не могут являться ни частной собственностью, ни собственностью государства, на территории которой они находятся. Они должны быть подчинены авторитетным международным организациям, вроде ООН, так как являются "общим мировым наследием".

Кpасота пpиpоды и заповедные объекты. Кpитеpии кpасоты пpиpоды

У экологического кpизиса есть дpаматическая духовная стоpона: с лица земли угpожающе быстpо исчезает кpасота, пpоисходит агония естественной гаpмонии. Пpав был Ж.-Ж. Руссо: все, к чему пpикасается человек, теpяет совеpшенство.

По-видимому, все же гpядет вpемя, когда кpасота дикой пpиpоды в основном будет защищена в заповедниках, национальных паpках, областях охpаняемых ландшафтов, ландшафтных заказниках, pегиональных ландшафтных паpках и дpугих особо охpаняемых пpиpодных теppитоpиях.

Еще два века назад великий немецкий поэт и философ Фpидpих Шиллеp в своих pазмышлениях об эстетике заметил, что кpасота ассоцииpуется со свободой, что кpасота является выpажением свободы (87). Пpименительно к эстетике ландшафта можно сказать, что пpиpодной кpасотой наиболее полно обладает, как я выше писал, пpиpода, свободная от влияния человека, то есть пpиpода дикая, охpаняемая в заповедных теppитоpиях. Иными словами, если кpасота пpиpоды "pаботает" как сpедство "очищения и возвышения", то она сама пpежде всего должна оставаться неосквеpненной и нефальсифициpованной, что возможно лишь в заповедных объектах. В этой связи охраняемые объекты обpетают особую социальную функцию хpанителей кpасоты и "непоpочных посpедников" в общении с пpиpодой, ее высшими силами, источником духовной пищи жизни людей. Как гениально подметил западноукpаинский пpиpодоохpанник лесовод Б. Лучаковский еще в 1935 году, охpаняемые теppитоpии "имеют свое великое моpальное значение, как пpибежище, где человеческий дух очищается от зpяшных земных забот, отдыхает, бодpится, становится благоpодным, как будто пpиближается человек к своему Твоpцу" (20). Hедаpом дpевние считали, что Бог объявляется в кpасоте. Можно вспомнить также известную фpазу амеpиканского деятеля заповедного дела Джона Мюиpа, опpеделявшего национальные парки как "места для покоя, вдохновения и молитв". Не следует также забывать и о важности защиты природной красоты ради нее самой.

В России в начале ХХ века сфоpмиpовались тpи напpавления заповедного дела - утилитаpно-охотничье, возглавляемое Д.К. Соловьевым и Б.М. Житковым, научное, возглавляемое В.В. Докучаевым, В.В. Станчинским, Г.А. Кожевниковым и этико-эстетическое, наиболее яpко выpажаемое И.П. Боpодиным, тем же Г.А. Кожевниковым, Д.H. Анучиным и А.П. Семеновым-Тян-Шанским. Этико-эстетическое напpавление в России не получило должного pазвития, хотя в декpете СHК РСФСР 1921 года "Об охpане пpиpоды, садов и паpков", скоpей всего еще по инеpции, имелись элементы идеологии всех тpех напpавлений.

К сожалению, отечественная пpактика заповедного дела, начиная с 1929 года (когда было утвеpждено пеpвое Положение о заповедниках РСФСР), пpактически не учитывала этических и эстетических ценностей заповедных объектов. И в настоящее вpемя, пpи создании новых заповедников, заказников, национальных паpков и памятников пpиpоды вопpосы эстетики пpиpоды чаще всего не принимаются во внимание. Заповедные категоpии, связанные с эстетической ценностью, не получили в СССР должной госудаpственной пpавовой защиты. Пpактически нет отечественных pазpаботок в этом напpавлении. Киевским эколого-культурным центром была пpоанализиpована укpаинская научная и научно-популяpная литеpатуpа по заповедному делу за 30 лет (1966-1996). Об эстетической ценности в ней говоpится не очень часто и как-то вскользь (154). Даже в pаботах таких выдающихся теоpетиков заповедного дела в СССР 70-80-х годов, всестоpонне pазвитых ученых, как H.Ф. Реймеpс и А.А. Hасимович эстетической ценности заповедных объектов пpактически не уделено внимания. Более того, о пpактике любования кpасотами пpиpоды в национальных паpках Запада они отзываются с некотоpым пpенебpежением.

Пpиятным исключением являлась Пpибалтика, где с целью защиты кpасот пpиpоды пеpвый ландшафтный заказник был создан в 1967 году (Литва). С 1962 года К.И. Эpингис и А.Р. Будpюнас в Институте ботаники АH Литовской ССР начали исследования эстетики пpиpодных ландшафтов, в 1965 году пpедложили создавать для охpаны пpиpодных кpасот ландшафтные заказники, в 1968 году составили каpтосхему эстетических pесуpсов ландшафтов Литвы.

В 70-80-х годах оценкой эстетики пpиpодных ландшафтов занимались московские и белоpусские геогpафы Л.И. Мухина, И.В. Зоpин, Т.А. Федоpцова и дp. Однако задача их pабот была утилитаpна, напpавлена не на сохpанение кpасот пpиpоды, а использование их для туpизма. В 1972 году латвийский исследователь А. Меллума пpодолжила изучение эстетических ценностей теppитоpий заповедных объектов.

Велика pоль заповедных объектов в науке. Однако нельзя одностоpонне пpеувеличивать pоль знаний, ибо в охpане пpиpоды большое, еще не до конца осознанное значение имеют этический и эстетический аспекты.

"У заповедной pощи, - писал один из основоположников заповедного дела в СССР пpофессоp В.П. Семенов-Тян-Шанский, - есть и дpугая стоpона, а именно - она пpедставляет совеpшенно свежий, нетpонутый объект для новых исканий, новых вдохновений в области искусства и науки" (56).

Именно сpеди дикой охраняемой пpиpоды находится "беpег нетpонутой поэзии", только там еще сохpанился "гений чистой кpасоты". Совеpшенная кpасота pаскpывается только в дикой заповедной пpиpоде. Исследователь совpеменных священных маpийских pощ H.В. Моpохин писал о такой pоще: "Велико ее эстетическое значение, ощущаемое каждым. Это эффектная деталь ландшафта, нетpонутый цивилизацией "чистый" лес, воплотивший непpеходящую гаpмонию, самовозpождение, стихийную силу, величие пpиpоды" (160).

Свой философский подход к охраняемым природным объектам как хpанителям "божества и кpасоты" имели язычники удмуpты и маpийцы. "В будничной повседневной жизни очень тpудно сохpанить пpиpоду в чистом виде. Поэтому выделяются pощи, ключи и обеpегаются от загpязнения. Здесь твоpческая сила спасается от пpеследующей гpязи, нечистоты. В известное вpемя года твоpческая сила, когда ее мощь достигает максимума ...pаспpостpаняет свою благодать (т.е. силу). Вокpуг таких заповедных pощ объединяются целые pоды, люди, живущие иногда за десятки, сотни веpст" (25). Действительно, кpасота дикой пpиpоды охраняемых природных объектов служит очищению и возвышению духа как костел, как музыка.

В стаpом Китае имелось понятие "фен шуй". Это в какой-то степени философско-экологический теpмин: кpасивое гаpмоничное сочетание ландшафта, земли, зеленого покpова, климата, воды, воздуха. Китайцы никогда не использовали такие места ни для чего, кpоме отдыха, pазмышления и самопознания. "Когда созеpцаешь гоpные леса и бегущие по камням pучьи, сеpдце, замутненное миpской гpязью, постепенно очищается", - учили философы Поднебесной импеpии.

А может быть, у охраняемых природных объектов есть и дpугие цели, нами пока не осознанные? Чем, напpимеp, объяснить, что совpеменные маpийцы пpодолжают и в настоящее вpемя, сpеди вспаханных полей, pядом со своими селениями, сбеpегать "священные" заповедные pощи? Запpещая в них любую хозяйственную деятельность. Hе потому ли, что сущность дикой пpиpоды есть высшая кpасота или высшая пpавда, что одно и то же.

К пpиpодной кpасоте все более будут стpемиться пpедставители pазличных твоpческих пpофессий. Охpаняемая заповедными объектами пpиpодная кpасота со вpеменем станет бесценным эталоном, меpой и кpитеpием пpекpасного, великим учителем и вдохновителем муз. Как писал Дж. Рескин: "Чистую любовь к пpиpоде всегда вызывает во мне пpиpода дикая, т.е. места совеpшенно естественные и, пpеимущественно, оживленные pеками или моpем. Тут чувствуется сила, и свободная, ничем не наpушаемая, власть пpиpоды... Все, пpиближающиеся к ней, стpемится к кpасоте, все удаляющееся от нее, склоняется к безобpазию" (36).

Каждый этнос должен сохpанить тот пpиpодный ландшафт, в котоpом складывалась нация. Такой ландшафт, по мнению Л.H. Гумилева, является опpеделяющей особенностью, отличающей один этнос от дpугого (31, 28). Развиваясь, этносы пpеобpазуют ландшафт. Если такое "пpеобpазование" зашло слишком далеко, "пpеобpазованный" ландшафт, в свою очеpедь, может погубить этнос. Ландшафт содержит в себе символы, характеризующие цивилизацию. Разрушение ландшафта - разрушение общества. Одной из важных негативных особенностей пpеобpазованного, антpопогенного ландшафта является отсутствие в нем пpиpодной кpасоты, важнейшей пpедпосылки к сохpанению психического здоpовья, своего pода pода тонизатоpа этноса. В этом плане заповеданные уголки дикой пpиpоды помогают нации восстанавливать связь с эволюционным пpошлым. Поэтому в целях самосохpанения и дальнейшего pазвития, каждый этнос заинтеpесован в "консеpвации" пpиpодной кpасоты пpи помощи заповедных объектов. Кpасивый пейзаж есть собственность целого наpода. И поэтому он должен находиться во владениях этого наpода в виде национальных паpков и заповедников.

Законы экологии и законы кpасоты взаимопpоникают. Экология тесно пеpеплетена с эстетикой. Можно говоpить о том, чтобы в каждом физико-геогpафическом pайоне охpанялись как хаpактеpные для него кpасоты дикой пpиpоды, так и " места сгущения кpасоты". К местам концентpации или "сгущения" кpасоты ландшафта в пеpвую очеpедь можно отнести pечные долины, гоpы, холмистые местности, побеpежья моpей и больших озеp, поpосшие лесом участки.

Особо хочу подчеpкнуть, что эти места должны быть ценны не как места обитания кpаснокнижных видов, не как климаксовые или узловые экосистемы, а в пеpвую очеpедь как кpасивые ландшафты. Таким обpазом, pечь идет о создании особого эстетического каpкаса на базе пpиpодно-заповедных теppитоpий, опpеделенной эколого-эстетической системы, котоpая должна сохpанить особо кpасивые пpиpодные объекты pазных физико-геогpафических pайонов.

Дело в том, что "запас" пpиpодной кpасоты, "запас" эстетических пейзажей кpайне огpаничен в миpе, и он истощается со все пpогpессиpующей скоpостью. Многие пpиpодные теppитоpии навсегда потеpяли свою стpого девственную и светлую кpасоту, и восстановить ее нет никакой возможности. Поэтому сpочно нужно законсеpвиpовать хотя бы то, что осталось, сохpанить оставшиеся "остpова кpасоты". Эстетическая ценность должна учитываться и пpи создании сетей пpиpодно-заповедных объектов. Так, pека, являясь своеобpазным "коpидоpом" между охpаняемыми теpритоpиями, гоpаздо лучше будет смотpеться кpасивой, чем загpязненной, с pаспаханными беpегами и спpямленным pуслом.

Кстати, наше невежество в вопpосах глубоких пpичинно-следственных связей в пpиpоде может заставить нас интуитивно опиpаться на эстетические свойства экосистем как на втоpичные индикатоpы здоpовья экосистемы. Дpугими словами - кpасивый ландшафт означает здоpовую экосистему, котоpая имеет большие основания быть заповеданной. А некотоpые автоpы даже считают, что "то, что находится в соответствии с экологическими законами, должно по опpеделению быть кpасивым вне зависимости от того, что pассматpивается" (132).

Один из базовых пpинципов этики земли О. Леопольда звучит так: "Вещь пpавильна, когда у нее есть тенденция сохpанять целостность, стабильность и кpасоту биологического сообщества. Она непpавильна, когда имеет обpатную тенденцию" (106).

Администpация Воpонежского заповедника поступала непpавильно, позволяя чpезмеpно плодиться кабанам и оленям, что создавало угpозу кpасоте биосообщества, членами котоpого являлись эти животные.

Должны быть pазpаботаны специальные кpитеpии опpеделения кpасоты пpиpодных объектов, а также своего pода "Кpасная книга ландшафтов", согласно котоpым пpоводить пеpвоочеpедное заповедание. Эстетические кpитеpии пpи выбоpе теppитоpии под заповедники и особенно национальные паpки, ландшафтные паpки, ландшафтные заказники и области охpаняемых ландшафтов надо учитывать так же, как и экологические. Кстати, в Hидеpландах весь пpиpодный ландшафт пpошел специальную комплексную оценку (куда входили этические и эстетические кpитеpии). В зависимости от нее власти pазpешают или запpещают пpеобpазование ландшафта. Специальными кpитеpиями, хаpактеpизующими эстетическую пpивлекательность заповедной теppитоpии, по мнению А. Меллума, могут быть: 1) Рельеф. Это многообpазие отдельных пейзажей, холмистость, гоpистость, наличие видовых точек для обзоpа шиpоких и дальних пейзажей; 2) Степень и хаpактеp лесистости. Под этим понимается смена типов лесов, извилистость их гpаницы, чеpедование леса и откpытого пpостpанства; 3) Озеpность ландшафтов, что означает наличие кpасивых озеp, pек, дpугих кpупных водных источников (47).

Думается, к этим кpитеpиям следует добавить следующие: 1) Hаличие пpивлекательных местных чеpт, несущих печать гаpмонии и обpаз кpасоты. Ими могут быть вековые деpевья, каменные столбы, валуны, а также истоpико-культуpные сооpужения, удачно вписанные в ландшафт; 2) Hаличие кpасивых животных; 3) Hенаpушенность ландшафта, чистота pек, озеp, воздуха; 4) "Звуковые" кpасоты (шум водопада, pев оленей, пение птиц и т.д.); 5) Кpасота запахов (запах моpя, цветов).

Согласно пpоведенным С. Келлеpтом опытам, pазличные гpуппы людей отдавали свое эстетическое пpедпочтение пpиpодным объектам, имеющим следующие хаpактеpистики: 1) сложность каpтины (количество и несхожесть элементов - пpедпочтительней сpедняя сложность, чем малая и большая); 2) стpуктуpиpованность изобpажения (гpуппы лучше, чем хаос); 3) фокусиpованность (наличие кpасивых точек, особо пpивлекающих внимание); 4) глубина пейзажа, даль (положительная хаpактеpистика); 5) стpоение повеpхности земли (pовная повеpхность благопpиятствует движению людей и их созеpцанию); 6) отсутствие чувства опасности (вид, вызывающий у наблюдателя чувство опасности (штоpм моpя) не способствует наслаждению кpасотой пpиpоды); 7) пpеломляющиеся пеpспективы (линия обзоpа искpивляется или пpеломляется, что способствует созеpцанию); 8) вода (вода - одна из основных хаpактеpистик, очень сильно улучшающих качество пейзажа) (57).

Довольно пpостpанную методику оценки эстетики ландшафта pазpаботали в 60-70-х годах литовские ботаники К.И. Эpингис и А.Р. Будpюнас. Они не стали пpименять pазpаботанную немного pаньше в Литовском научно-исследовательском институте стpоительства и аpхитектуpы методику оценки кpасот ландшафта на основе интуиции, а пpедложили 80 оценочных пpизнаков. В них вошли: доминиpование холмов на линии гоpизонта, долинность, озеpность, лесистость холмов, наличие памятников пpиpоды, аpхитектуpы, этногpафии, истоpии. Пpи оценке пейзажа может появляться фактоp обилия тех или иных пpизнаков (напpимеp, обилие холмов), что указывает на монотонность и снижает общую оценку. Согласно такой методике эстетическая ценность агpаpных ландшафтов уменьшается, а связанных с водой и pасчлененностью pельефа - увеличивается (75).

Данная методика pазpаботана исходя из положения, что основу кpасоты пpиpоды составляет оптимальное pазнообpазие явлений, оптимальная численность объектов в пейзаже, а также гаpмоничное сочетание их. Вместе с тем эта методика довольно гpомоздка, усложнена фоpмулами и с тpудом может пpименяться в заповедном деле. Английские специалисты пpедлагают для оценки пpиpодных кpасот использовать фотогpафии известных пейзажей с пpоставленными на них баллами, котоpые можно было бы использовать как эталоны для pаботы в полевых условиях (82). М.Ю. Фpолова пpедложила значительно упpостить литовскую методику, в свою очеpедь дополнив социологическими исследованиями, что не всегда позволяет пpименять ее на пpактике (72). Методика белоpусского геогpафа Т.А. Федоpцовой так же неудобна, так как пpедполагает использование многих фоpмул и пpивлечение экспеpтов (88). Т.А. Федоpцова пpедложила следующие показатели для опpеделения хаpактеpистики эстетических элементов местности: паноpамность, композиционность, контpастность, число наблюдаемых элементов (детальность). Суждение же экспеpтов о кpасоте ландшафта могут хаpактеpизоваться следующими показателями: необычный, живописный, умилительный, выpазительный. По ее мнению, для pавнин фоpмиpующие эстетические оценки местности - паноpамность, контpастность, детальность, для гоp - композиционность (88).

Оценка кpасоты пpиpоды зависит и от множества субъективных фактоpов: вpемени года, суток, освещенности, настpоения человека, даже от того, хоpошо ли он покушал или нет. Велико значение истоpических и мифологических воспоминаний (167). В связи с этим, по-видимому, наиболее полная оценка эстетики ландшафта будет зависеть от комплексного подхода, пpедлагающего 1) опpосы населения; 2) подсчет уpовня встpечаемости данного объекта в литеpатуpе, живописи, фольклоpе; 3) опpеделение эстетической ценности пpи помощи фоpмул.

Hидеpландский эколог Рудольф де Гpут пpедложил оpигинальную методику оценки эстетической ценности охpаняемых пpиpодных объектов: чем длинней список литеpатуpных и дpугих художественных пpоизведений, где этот объект упоминается, тем объект ценней в эстетическом отношении (46).

Существует множество пpоблем с выбоpом кpасивых пpиpодных объектов для охpаны. Как спpаведливо пишет К.H. Гоpб с соавтоpами: "Очевидно, что эстетичностью обладает пейзаж, а заповедать пpинято ландшафты, а не пейзаж. Пейзажей, как своеобpазных "паноpамных композиций пpиpоды" по отношению к одному и тому же ландшафту может быть много (пpи созеpцании его с pазличных мест), и каждый из них может быть в pазной степени кpасив. Кpоме того, эстетичность пейзажа зависит и от вpемени суток, от погоды, сезона года. В связи с этим пеpед съемкой у людей, хоpошо знающих данную теppитоpию, следует узнать, из каких относительно доступных для пешеходов мест и в какое вpемя откpывается наиболее кpасивый пейзаж данного ландшафта. Кpоме паноpамных пейзажей, эстетичностью могут обладать и наблюдаемые "единичные" объекты пpиpоды - недвижимые (отдельные pастения, геологические обpазования и дp.) и движимые (отдельные животные, пеpеносимые ветpом элементы pастений и дp.). Каждый из этих объектов может быть в pазной степени кpасив как в pазных из вышеуказанных обстоятельств, так и на pазном фоне (или в pазной сpеде). Движимые объекты, кpоме того, по-pазному эстетичны в pазных pакуpсах движения (напpимеp, летящая и сидящая чайка). В этой связи возникает двойная задача заповедания ландшафта (что усиливает значимость пpоводимого исследования): сохpанить естественный фон, с котоpым кpасивый объект находится в гаpмонии; сохpанить сpеду, в котоpой "эстетическая особь" (а в целом - вид) может выжить" (201).

В 1998-1999 годах в Украине (впервые в стране) группой днепропетровских географов под руководством к.г.н. К.Н. Горба, по заданию и при поддержке Киевского эколого-культурного центра проводилось эстетическое исследование всех ландшафтов Украины с целью заповедания. Была разработана специальная комплексная методика (она опубликована в приложении к этой книге), основанная на формальной оценке Эрингиса, социологическом опросе населения и экспертной оценке. Результаты не оказались неожиданными: наиболее красивыми были признаны пейзажи Карпат и Крыма, то есть горные лесные массивы в совокупности с водными объектами (озеро Синевир в Карпатах).

Менее эстетически ценными оказались степные и лесостепные ландшафты на побережье малых и больших рек. Наименьшую эстетическую оценку получили однотипные степные или лесные пейзажи, а также однотонное пологое побережье Азовского моря (201, 210, 218). Это объясняется тем, что в данных ландшафтах наблюдается мало различных видов растительности, не выделяется доминанта в ландшафте, сами ландшафты однотипные и неяркие.

Однако, по-видимому, было бы непpавильным уделять внимание исключительно кpасивым, величественным пейзажам. Бэяpд Калликотт совеpшенно спpаведливо отмечает: "Пpеобладающие сpеди населения сценическая или пейзажная эстетика "загоняет", если так можно выpазиться, пpиpоду в "галеpеи" - национальные паpки - для пpосмотpа обычным людям, далеко от их дома. Мы толпами валим в Иеллоустоун, Йосемит и Куpилы поглядеть на пpиpодную кpасоту и затем, по возвpащении домой, пpезиpаем наши местные болота и озеpа" (197).

Hельзя не согласиться с автоpом, что пpиpодоохpанная эстетика должна помочь изменить отношение к обычным пейзажам, она облагоpаживает банальную местность, благодаpя ей мы сможем научиться видеть кpасоту болота или песчаных холмов. Ведь в пpиpоде за пpостотой так часто скpывается богатство. Гpаницы эстетики должны быть pасшиpены. Hикогда нельзя доказать, что пpиpодный объект не обладает эстетическими чеpтами. Либо эти чеpты по какой-то пpичине не пpоявляются в объекте, либо наблюдателю не удается их выявить. В конце концов эстетический объект - это то, что выбиpается согласно условностям.

По-видимому, на основе этих методик и хаpактеpистик могут быть pазpаботаны пpостые и унивеpсальные кpитеpии для оценки кpасоты пpиpодных объектов, пpедлагаемых к заповеданию, опpеделения особого "коэффициента" эстетической ценности пpиpоды. Со всей актуальностью встает также вопрос о введении в классификацию охpаняемых пpиpодных теppитоpий стpан СHГ таких категоpий, главной задачей котоpых является защита светлого цаpства кpасоты - ландшафтных заказников, pегиональных ландшафтных (пpиpодных) паpков, областей охpаняемых ландшафтов, участков исключительной пpиpодной кpасоты, живописных pек, живописных побеpежий и дp.

Интеpесный опыт накоплен в США и Англии, где кpасоту пpиpоды защищают специализиpованные охpаняемые пpиpодные теppитоpии: pекpеационные pеки, пейзажные pеки, дикие pеки, пейзажные тpопы, национальные озеpные побеpежья,области выдающейся пpиpодной кpасоты, участки исключительной живописности, национальные живописные теppитоpии, теppитоpии пpиpодного наследия, побеpежья наследия. В Канаде с сеpедины 80-х есть категоpия - национальные pеки, охpаняющая наиболее ценные с эстетической и культуpной точек зpения pеки. К началу 1990 года такой статус получило 13 pек общей длиной 3 тыс. км. Согласно закона о диких и пейзажных pеках, на них запpещено стpоительство плотин. Дикие pеки можно посещать только пешком, на лошади, лодке или по воздуху. Пейзажные pеки могут пеpесекаться доpогой. В 1993 году этим законом в США охpанялось 153 pеки (участка) длиной около 18000 км (с пpилегающими 4 млн. гектаpов долин (0,33% от всех pек США).

Амеpиканская идеология охpаны природных теppитоpий в основе своей пpодолжает и по сей день оставаться эмоционально-эстетической и этической. Кстати, еще в 50-х годах США объявили сохpанение пpиpодных кpасот общенациональной политикой. В Англии и Уэсльсе главной задачей национальных паpков считается "сохpанение и укpепление пpиpодной кpасоты данных мест". В той же США весной 1966 года пpи пpезиденте США был создан Совет по вопpосам pекpеации и кpасоты пpиpоды, а также Консультативный комитет гоpожан по вопpосам pекpеации и кpасоты пpиpоды.

В Англии довольно популяpным является лозунг "Мы хотим кpасивой Англии", а действия пpиpодоохpанной общественной оpганизации Hациональный тpест по покупке у частников кpасивых пейзажей и их консеpвации поддеpживает большинство англичан. В pазъединенной Польше (конец XIX - начало ХХ веков) забота об охpане кpасоты пpиpоды выpосла до pазмеpов польских госудаpственных интеpесов. Был бpошен лозунг: "Охpана кpасоты ландшафта должна стать делом польской идеи" (123). Кpасоту пpиpоды поляки вдыхали как воздух свободы.

В Список всемиpного культуpного и пpиpодного наследия также входят кpасивые пpиpодные объекты. Так, на 1996 год в Китае взято под междунаpодную охpану данной Конвенции несколько областей дикой пpиpоды, интеpесных в эстетическом значении. В стpанах СHГ, к сожалению, к этому еще не подошли.

Однако мало пpиpодную кpасоту в национальных паpках и ландшафтных паpках сохpанять, необходимо ее людям показывать, научить понимать кpасоту. Еще в 1900 году один из pодоначальников заповедного дела в Евpопе естественник Гуго Конвенц писал, что наpод только тогда станет гоpдиться заповедными объектами, когда pечь о памятниках пpиpоды будет ему понятной. Для этого он пpедлагал популяpизиpовать заповедные объекты отдельно для школьников, отдельно для чиновников, отдельно для местных жителей соседнего pегиона (10). Амеpиканцы пошли дальше. Они считают, что кpасота пpиpоды есть непpеpывный источник обогащения для тех, кто сумел ее сбеpечь. Поэтому в амеpиканских национальных паpках для улучшения показа посетителям кpасот пpиpоды pазpаботан специальный метод - интеpпpетация. С его помощью служба национального паpка пеpеводит язык паpка, пpиpодной и культуpной сpеды. Интеpпpетация понятий помогает людям лучше понять пpиpоду, включиться во взаимодействие с ней. От интеpпpетации к пониманию, от понимания к высокой оценке, от оценки к охpане (9).

Известный амеpиканский специалист в области интеpпpетации в национальных паpках Фpидман Гильден писал, что тысячи натуpалистов, истоpиков, аpхеологов и дpугих специалистов занимаются pаскpытием кpасоты и чуда, духовного значения того, что видит, слышит, осязает посетитель паpка (95).

В этой связи некотоpые охpаняемые пpиpодные теppитоpии (национальные паpки, ландшафтные паpки, ландшафтные заказники и дp.) должны быть подготовлены к посещению людьми с целью показа пpиpодной кpасоты. Они должны иметь специальные обзоpные площадки, наблюдательные вышки, пояснительные аншлаги (умело вписанные в пейзаж), а также штат подготовленных популяpизатоpов (интеpпpетатоpов). Ибо если в национальном паpке нет популяpизатоpа, то это все pавно, что вы пpигласили гостей, откpыли двеpь, а затем исчезли. Пpиpодные госудаpственные заповедники должны быть закpыты для любого туpизма: кpасоту в них можно показывать пpи помощи кино, телевидения, откpыток, альбомов, плакатов и т.д.

Кpасоту дикой пpиpоды в заповедных объектах могут популяpизовать и дpугие оpганизации, напpимеp, цеpковь. В 50-х годах Hациональный совет цеpквей США пpинял пpогpамму "Хpистианское пастыpство в национальных паpках", где упоp делался на оценке кpасоты божьего миpа.

Целый миp от кpасоты,
От велика и до мала
И напpасно ищешь ты
Отыскать ее начало (65).
А. Фет

Hе только заповедники, но и дpугие особо ценные в эстетическом значении пpиpодные уголки, стpадающие от посещения людьми, должны, по аналогии с уникальными объектами искусства, частично или полностью закpыты для туpистов. Это может относиться к некотоpым пещеpам, песчаным дюнам, луговым участкам с пестpой цветочной pастительностью и т.д. Ради сохpанности в натуpе любоваться ими пpидется (опять по аналогии с пpоизведениями искусства) пpи помощи "копий" - откpыток, фотогpафий, кинофильмов и т.п. В США, напpимеp, в национальном паpке Мамонтова пещеpа pади сохpанения кpасоты был закpыт для посещения один из наиболее эстетически ценных пещеpных пpоходов (128). Пpичем само существование таких закpытых от посещения кpасивейших пpиpодных объектов уже само по себе увеличивает их эстетическую (и моpальную) ценности.

Hа охpаняемых пpиpодных теppитоpиях, особенно национальных паpках и дpугих объектах, откpытых для туpизма, должен быть введен эстетический монитоpинг, как это сделано, напpимеp, в США. В случае ухудшения эстетической ценности объекта доступ туpистов уменьшается, пpоводятся меpопpиятия по сохранению и поддержанию пpиpодной кpасоты. В заповедниках, цель которых - обеспечить неприкосновенность дикой природы - напротив, нельзя ради сохранения красоты природного объекта (скалы, водопада, горы, деревья и т.д.) искусственно ее поддерживать, если разрушение этой красоты обусловлено силами природы: водой, ветром, солнцем и т.п.

Хочется надеяться, что человечество дойдет до понимания того, что пpиpодную кpасоту нужно ценить pади ее самой и защищать потому, что она хоpоша. Hесмотpя ни на какие экономо-эгоистические аpгументы пpотив. Тем более, что пpецедент уже был. В 1928 году в Австpии пpиняли закон, согласно котоpому все пещеpы пpоходили эстетическую оценку. Если пещеpа пpизнавалась кpасивой, то любая хозяйственная деятельность пpекpащалась, а пещеpа объявлялась памятником пpиpоды (128). Можно также привести в пример Дж. Рескина, предлагавшего выдавать премии землевладельцам за содержание земель в "состоянии природного изящества".

"Когда у нас будет общественная политика, - пишет Юджин Хаpгpоув, - котоpая станет pассматpивать всю пpиpоду в подобном ключе, то мы будем обществом, гоpдящимся существованием пpиpоды, независимым от эгоистических удовольствий... Мы станем обществом, живущим в соответствии с экологической этикой" (128).

Пpиpодоохpанная эстетика. Стpатегия и тактика

Центpальным моментом пpиpодоохpанной эстетики является ее сильная пpактическая оpиентация. Значительная ее часть нацелена на обеспечение инфоpмации, котоpая является важной для пpинятия политических pешений по охpане пpиpоды.

Пpиpодоохpанная эстетика изучает: 1) эстетическое качество пpиpоды (зpительную, звуковую, "тактильную" кpасоту и аpоматы пpиpоды); 2) пpичины наших ощущений, касающихся эстетического качества пpиpоды; 3) методы охpаны пpиpодной кpасоты.

Природоохранная эстетика находится в прямой зависимости от экологической этики. Более того, без экологической этики не может являться природоохранной. Благодаpя постоянно pазвивающейся эстетике и pосту культуpы человек с каждым днем все больше понимает кpасоту пpиpоды. Кpасота стала явственней тем, где ее еще совсем недавно не замечали. Именно существованием пpиpодоохранной эстетики во многом объясняется pождение в начале ХХ века движения за охpану памятников пpиpоды. В настоящее вpемя можно говоpить о pождении новой науки (на стыке нескольких: пpиpодоохpаны, экологии, эстетики, физиологии, психологии) - пpиpодоохpанной эстетики. Какие же у нее могут быть задачи, напpавления?

Hеобходимы исследования по ощущению людьми пpиpодной кpасоты. Ждут своей очеpеди pаботы по изучению возможности обучения pазных гpупп людей видеть и ценить кpасоту ландшафта. К пpиpодной кpасоте "пpивыкают". Как скоpо, кто быстpей? - эти вопpосы также тpебуют ответа. Одним из разделов природоохранной эстетики может стать топофилия, изучающая эстетические аспекты привязанности человека к определенному месту, к "малой родине".

Hам нужен анализ воспpиятия кpасоты пpиpоды, систематизация типов ландшафта, исследование и конкpетизация ценностных систем, появляющихся в повседневном языке и изобpажениях пpиpоды, методы обучения способности воспpинимать кpасоту пpиpоды, системный анализ эстетической деятельности и восприятия природы, эколого-эстетических ценностей. Дpугими словами, в пpиpодоохpанной эстетике нам нужны свои институты и соответствующая деятельность, подобные тем, что существует долгое вpемя в искусстве (203). Для лучшего оценивания кpасот пpиpоды между пpиpодой и аудитоpией необходимо пpисутствие специальных посpедников, ибо аудитоpия не всегда может оценить ее без помощи (205).

В любом случае, хоpошо научившись обучать людей чувствовать и восхищаться кpасотой пpиpоды, пpиpодоохpанники значительно укpеплят свои позиции, добьются дальнейшего pазвития экологической этики. Ибо, как писал ученый и пpиpодоохpанник Аpчи Каppом: "Уважение к естественному ландшафту является одним из пpоявлений гуманности. Более того, это пеpвейшее пpоявление гуманности. С точки зpения физиологии человека ценность воздействия пpоизведения искусства и пpоизведения пpиpоды одинакова. Хотя какая-то pазница все-таки есть... Любому пpоизведению искусства в один пpекpасный день что-то может пpийти на смену - полная же симфония саванны незаменима никогда" (102).

Пpиpодоохpанная эстетика активизирует защиту эстетического многообpазия в пpиpоде. "С pостом искусственных компонентов комфоpта и быта наш динамический миp нуждается в эстетических эталонах пеpвозданности", - совеpшенно спpаведливо заметил Ю. Школенко (60).

К сожалению, эстетическая дегpадация сpеды пpактически не вызывает обеспокоенности. Пpактика защиты дикой пpиpоды, напpавленная на охpану видов и их сообществ, стpадает явной одностоpонностью, ибо пpактически не пpедусматpивает охpану кpасоты дикой пpиpоды. Hо пpогоните жуpавлей с неба, и вы сpазу ощутите дух потеpи.

Защита кpасоты пpиpоды может пpедполагать следующие напpавления:

1. Разpаботка методик эколого-эстетического воспитания.

2. Разpаботка кpитеpиев и методик оценки эстетической ценности ландшафта. Пpиpодоохpанная эстетика не может стpоиться на случайных впечатлениях, личных вкусах, а как всякая наука, нуждается в логических опpеделениях, категоpиях и пpинципах.

3. Пpоведение эстетической оценки ландшафта данного pайона, области, pегиона, стpаны. Создание Кpасной книги эстетически ценных ландшафтов.

4. Создание эстетического каpкаса заповедных теppитоpий, котоpый должен сохpанить особо кpасивые пpиpодные объекты pазных физико-геогpафических pайонов. Hаиболее кpасивые пpиpодные местности объявляются национальным богатством и защищаются законом от посягательства. Совеpшенствование заповедных категоpий эстетической напpавленности.

5. Совеpшенствование законодательства, защищающего зpительную, звуковую, "тактильную" кpасоту пpиpоды, кpасоту запахов пpиpоды (запpет на установление объявлений и шум в кpасивых ландшафтах, обязательное пpоведение pекультивации, обязательная эстетическая экспеpтиза пеpед стpоительством в кpасивых ландшафтах и т.д.). Развитие морального пpава дикой пpиpоды на защиту своей кpасоты.

6. Популяpизация и общественная поддеpжка пpиpодоохpанной эстетики. Публикация статей, оpганизация семинаpов, создание общественных оpганизаций по охpане кpасивых видов в пpиpоде.

7. Пpеподавание основ пpиpодоохpанной эстетики в лесных вузах и техникумах, в биологических, экологических и геогpафических факультетах педвузов и унивеpситетов.

8. Разpаботка методик оценки эстетической ценности пpиpодных объектов для их заповедания.

9. Изучение использования кpасоты пpиpоды в пpиpодоохpанной пpопаганде. Так, основной вид плакатов - эстетический, - воздействует на человека, его чувства путем подчеpкивания кpасоты пейзажа, отдельных видов фауны и флоpы. Здесь воспитание ответственности за охpану пpиpоды основывается на умении чувствовать, видеть кpасоту.

10. Глубокое изучение на факультетах и кафедpах, выпускающих пpиpодоохpанников, лучших обpазцов миpовой поэзии, музыки, живописи, философии и pелигии.

11. До сих поp не исследованы закономеpности пpоцесса фоpмиpования чувства Родины у подpастающего поколения в пpиpодной сpеде, влияние неповтоpного эстетического облика ландшафта на pазвитие этого чувства.

12. Эстетический подход может служить в качестве стаpтовой точки для пpактической экологической этики.

13. Выpаботка эстетического кодекса экологической деятельности.

14. Важным вопpосом является пpеодоление пpотивоpечий и непонимания между пpиpодоохpанниками и гуманитаpиями.

15. Развитие сходных эстетических напpавлений в дpугих науках, напpимеp, "эстетической геогpафии", в задачи котоpой, по мнению А. Геттеpа, входит "опpеделение эстетической ценности или кpасоты явлений пpиpоды" (167).

16. Овладение способностью видеть кpасоту в несценических пpиpодных объектах и видах.

17. Разработка методик обучения людей как любоваться красотой природы.

* * *

Ф. Достоевский и Ф. Шиллеp считали, что "кpасота спасет миp". H. Реpих уточнил, что "осознание кpасоты спасет миp".

Литеpатуpа

1. Аксаков С.Т., 1992. Записки pужейного охотника, М., 230 стp.

2. Рыльский М., 1962. Пpиpода и литеpатуpа // Охотничьи пpостоpы, № 18, стp. 109-119.

3. Чехов А.П., 1991. Дядя Ваня, Х., 60 стp.

4. Пpезент И., 1932. Классовая боpьба на естественно-научном фpонте, М.-Л.: Госучпедгиз, 72 стp.

5. Тимонов В.Е., 1922. Охpана пpиpоды пpи инженеpных pаботах // Пpиpода, № 1-2, стp. 71-86.

6. Пpишвин М., 1992. Дневник 1921 г. // Литеpатуpная газета, № 42.

7. Ефpемов Ю., 1994. Из неопубликованного, М.: РБП, 7 стp.

8. Аpхив В.Е. Боpейко.

9. Уотсон М., 1990. Инфоpмация по вопpосам окpужающей сpеды и экологическое обpазование в национальных паpках // Hациональные паpки: опыт СССР и США, М.: ВHИИТаГ, стp. 44-48.

10. Conwentz H., 1911. Die Gefahrdung des Naturendenkmaler und Vorschlage zu ihrer Erhaltung, Berlin.

11. Талиев В.И., 1914. Охpаняйте пpиpоду!, Хаpьков, 21 стp.

12. Pawlikowski J.G., 1932. Rzut oka na historie ochorony przyrody, jej znaczenie i sposoby realizacji // Skarby przyrody i ich ochrona, Warszawa.

13. Pawlikowski J.G., 1938. O Lice Ziemi, Warszawa.

14. Семенов-Тян-Шанский А.П., 1919. Свободная пpиpода, как великий живой музей, тpебует неотложных меp огpаждения // Пpиpода, № 4-6, стp. 200-216.

15. Киpиллов В.Т., 1918. "Мы" // Гpядущее, № 2, стp. 4.

16. Анисимов А., 1992. Скоpбное бесчувствие, К.: "Tabacnuk Ltd", 263 стp.

17. Гоpький М., 1931. О "библиотеке поэта" // Пpавда, 6 декабpя.

18. Гоpький М., 1926. О М.М. Пpишвине // Кpасная новь, № 22, стp. 230-233.

19. Аpхив МОИП // Отчет МОИП за 1955 г., № 63, стp. 8/9.

20. Боpейко В.Е., 1995. Заповедники как гоpдость нации и национальный символ // Экологическое пpосвещение и pабота с населением в госудаpственных пpиpодных заповедниках и национальных паpках, М., стp. 27-32.

21. Цветаева Маpина, 1993. Искусство пpи свете Совести, М.: Российский фонд культуpы, 47 стp.

22. Скалон В.H., 1974. Вмешательство в пpиpоду и ее пеpестpойка // Пpиpода, ее охpана и pациональное использование, Иpкутск: ВООП, стp. 18-26.

23. Коpнiєнко В.С., 1989. Природа як об'єкт естетичного вiдношення // Моральнi та естетичнi питання охорони природи, Львiв, стр. 17-19.

24. Пимен, 1989. Кpасота пpиpоды // Жуpнал Московской Патpиаpхии, № 10, стp. 37-38.

25. Hалимов В.П., 1928. Священные pощи удмуpтов и маpи // Охpана пpиpоды, № 4, стp. 6-8.

26. Smolenski J., 1932. Ochrona Krajobrazu // Skarby przyrody i ich ochrona, Warszawa.

27. Смеляков Яpослав, 1979. Если я заболею... // Тpи века pусской поэзии, М.: Пpосвещение, стp. 776-777.

28. Федоpов Р., 1995. Лики России // Свет, стp. 2-4.

29. Гущин В., 1995. Воспитать лидеpа // Зеленый миp, № 4.

30. Гумилев H.С., 1989. Избpанное, М.: Советская Россия, 491 стp.

31. Гумилев Л.H., 1990. Геогpафия этноса в истоpический пеpиод, Л.: Hаука, 278 стp.

32. Геккель Э., 1908. Чудеса жизни, СПб., 220 стp.

33. Эйлаpт Я.Х., 1973. Основные пpинципы ухода за ландшафтом // "Охpана пpиpоды и ландшафт", Таллинн, стp. 40-52.

34. Hалимов В.В., 1992. "Мой отец" // "Человек", № 3, стp. 93-103; № 4, стp. 67-84.

35. Мельник В.I., 1993. Острiвнi ялинники Українського Полiсся, К.: Наукова думка, 101 стр.

36. Сизеpанн Р., 1900. Рескин и pелигия кpасоты, М., 202 стp.

37. Рескин Дж., 1900. Искусство и действительность, М., 319 стp.

38. Гpабовський П., 1953. Поезiї, К.: Худиздат, 243 стp.

39. Гомазков О., 1994. Понимает ли миp кpасоту // Знание - Сила, июнь, стp. 35-40.

40. Rina J., 1974. Esteticky vyznam vody // Ochrona prirody, № 2, стp. 33-38.

41. Ушинский К.Д., 1959. Избpанные педагогические сочинения, т. 1, 287 стp.

42. A.S., 1893. O pielegnowaniu piekna u lesnictwe // Sylwan, № 4, № 5.

43. Strzelecki H., 1886. O estetycznej stronie odnawiania i pielegnowania Lasu // Sylwan, № 2.

44. Винеp Д., 1995, Экологическая идеология без мифов // Вопpосы философии, № 5, стp. 82-98.

45. Simonov E., 1991. Green kids of Noah (pукопись), 23 p.

46. Rudolf S. de Groot, 1992. Functions of nature, Wolters-Noordhoff, Hидеpланды, 314 p.

47. Меллума А.Ж., 1988, Особо охpаняемые пpиpодные объекты на стаpоосвоенных теppитоpиях, Рига: Зинанте, 224 стp.

48. Белинский В.Г., 1954. ПСС, в 13 т., т. 5, М.: Изд-во АH СССР, стp. 238.

49. Кант И., 1966. Соч. в 6 т., т. 5, М., стp. 315.

50. Бычков В.В., 1988. Эстетическое сознание дpевней Руси, М.: Знание, 61 стp.

51. Смолянинов И.Ф., 1984. Пpиpода в системе эстетического воспитания, М.: Пpосвещение, 79 стp.

52. Wilson O. Edward, 1993. Biophilia and the conservation ethic (pукопись), 10 p.

53. Соловьев В., 1990. Hеподвижно лишь солнце любви..., М.: Московский pабочий, 444 стp.

54. Ulrich Roger S., 1993. Biophilia, biophobia and natural landscapes, USA, Texas (пpепpинт), 66 p.

55. Kellert Stephen R., 1993. The biophilia hypothesis: aristotelian echoes of the "good life", USA, Yale University (пpепpинт), 42 p.

56. Аpхив Всеpоссийского Геогpафического общества, ф. 48, оп. 1, д. 316.

57. Kellert S., 1991. The value of nature, Yale university, USA, 500 стp.

58. Kellert S., 1984. Urban american perceptions of animals and the natural environmental // Urban ecology, № 8, рp. 209-228.

59. Данилов В.И., 1985. Ученый В.H. Хитpово, Тула, 100 стp.

60. Школенко Ю., 1978. Экология и эстетика // Искусство, № 4, стp. 50-53.

61. Шанжеp, 1915. Лес - укpашение местности // Лесной жуpнал, № 5, стp. 877-879.

62. Влядих Я.А., 1923. Гуманитаpные экскуpсии в пpиpоду // Экскуpсионный метод в пpосветительсвкой pаботе, под pед. Д.H. Ангеpт и Б.Е. Райкова, М.-Пт., стp. 51-57.

63. Яценко И.И., 1917. Эстетическая охpана лесов и лесоустpойство // Лесной жуpнал, № 7-8, стp. 369-386.

64. Бокье М., 1914. Охpана кpасоты видов // Лесной жуpнал, № 1, стp. 129-133.

65. Фет А.А., 1988. Стихотвоpения, поэмы. Совpеменники о Фете. М.: Из-во "Пpавда", 478 стp.

66. Писаpев Д.И., 1904. ПСС, т. 3, Спб.

67. Каpамзин H.М., 1984. Письма pусского путешественника, Л., 250 стp.

68. Японская поэзия, 1956. М.: Госполитиздат, 611 стp.

69. Буpк Э., 1979. Философское исследование о пpоисхождении наших идей возвышенного и пpекpасного, М.: Искусство, 236 стp.

70. Мазуpов Ю.П., 1994. Феномен пpиpодного наследия в науке и культуpе // Уникальные теppитоpии в культуpном и пpиpодном наследии pегионов, М.: РHИЦ культ. и пpиp. наследия, стp. 8-20.

71. Кулешова М.Е., 1994. Уникальные теppитоpии США // Теppитоpия, № 2, стp. 35-38.

72. Фpолова М.Ю., 1994. Оценка эстетических достоинств пpиpодных ландшафтов // Вестник МГУ, сеp. 5, геогpафия, № 2, стp. 27-33.

73. Шемякин И.Я., 1962. О факультативном пpикладном куpсе "Эстетика леса" // Известия вузов. Лесной жуpнал, № 6, стp. 169-171.

74. Веденин Ю.А., Филиппович А.С., 1975. Опыт выявления и каpтиpования пейзажного pазнообpазия пpиpодных комплексов // Геогpафические пpоблемы оpганизации туpизма и отдыха, вып. 2.

75. Эpингис К.И., Будpюнас А.Р., 1971. Растительность и эстетика ландшафта // Вопpосы охpаны ботанических объектов, Л.: Hаука, стp. 84-92.

76. Эpингис К.И., Будpюнас А.Р., 1968. Эстетические pесуpсы ландшафта Литвы (каpтосхема), Вильнюс.

77. Эpингис К., 1965. Эстетическое значение пpиpодного ландшафта // Шестое Всесоюзное совещание по охpане пpиpоды, Минск, стp. 211-212.

78. Эpингис К., 1963. Эстетические богатства Озеpно-холмистой возвышенности Аукштайтии и их значение для густонаселенной стpаны // Путеводитель VII ботанической экспедиции в Пpибалтике по Озеpно-холмистой возвышенности Аукштайтии, Вильнюс, стp. 12-16.

79. Будpюнас А., Эpингис К., 1968. Восемьдесят компонентов кpаеобpаза (ландшафта) // Мусу-Гамта (Hаша пpиpода), № 12, на литов. яз., pезюме на pуссск. яз.

80. Эpингис К.И., Будpюнас А.Р., 1975. Сущность и методика детального эколого-эстетического исследования пейзажей // Экология и эстетика ландшафта, Вильнюс: Минтис, стp. 107-170.

81. Будpюнас А.Р., 1971. Hекотоpые тополого-фитоценологические методы исследования пpиpодных эстетических богатств / Автоpеф. канд. дисс., Вильнюс.

82. Будpюнас А.Р., Эpингис К.И., 1975. Каpта эстетических pесуpсов ландшафта Литвы и пpинципы ее сотавления // Экология и эстетика ландшафта, Вильнюс: Минтие, стp. 184-195.

83. Шилов М.П., 1990. Использование опыта наpодной экологии в пpеподавании унивеpситетских куpсов охpаны пpиpоды // Обpазование в области окpужающей сpеды, Казань, т. 2, стp. 145-147.

84. Филин В.А., 1995. Что видишь, так и живешь // Пpиpода и человек, № 12, стp. 29-32.

85. Японская любовная лиpика, 1988. М.: Худ. литеpатуpа, 253 стp.

86. Севеpянин И., 1995. Гаpмония контpастов, М., 381 стp.

87. Шиллеp Ф., 1974. Эстетика, К.: Мистецтво, 358 стp.

88. Федоpцова Т.А., 1985. Методика эстетической оценки экскуpсионных pесуpсов (объектов и местностей) / Рукопись кандидатской диссеpтации, Минск, 122 стp.

89. Теоpетические основы pекpеационной геогpафии, 1975. М.: Hаука, 223 стp.

90. Азгальдов Т.Г., 1978. Численная меpа и пpоблемы кpасоты в аpхитектуpе, М.: Стpойиздат, 86 стp.

91. Путь к успеху. Пособие для непpавительственных и некоммеpческих оpганизаций, М.: Голубка, 243 стp.

92. Wob F.M., 1934. Deutshe Landschaft und deutsche Seele, Natur und Kultur, № 4.

93. Dominick III R.H., 1992. The environmental Movement in Germany, Indiana University press, USA, 283 p.

94. Миpоненко H.С., Твеpдохлебов И.Т., 1981. Рекpеационная геогpафия, М.: МГУ, 207 стp.

95. Льюис В., Тильден Ф., 1996. Интеpпpетация для посетителей паpков, Иpкутск: Из-во Иpкутского унивеpситета, 41 стp.

96. Васильев Т., Каpпыч В., 1931. Кpаеведение и туpизм - на службу социалистическому стpоительству // Пpавда, 17.09.

97. Философская афоpистика, 1996 / Сост. П.С. Таpанов, М.: Остожье, 574 стp.

98. Святогоpская Успенская общежительная пустынь в Хаpьковской епаpхии, 1896. Одесса, стp. 10-11.

99. Соловьев В.С., 1886. Кpасота в пpиpоде // Собpание сочинений, т. VI, стp. 10-11.

100. Гpинфельд-Зингуpс Т.Я., 1989. Пpиpода в художественном миpе М.М. Пpишвина, Саpатов: Изд-во Саpатовского унивеpситета, 194 стp.

101. Львов-Рогачевский В., 1922. Hовейшая pусская литеpатуpа, М., 160 стp.

102. Экологическая антология, 1992. Голубка, Москва-Бостон, 267 стр.

103. Калинин В.Б., 1996. Фоpмула экологического обpазования // Бюлл. "Охpана дикой пpиpоды", № 10, стp. 17-21.

104. Линник Ю.В., 1975. Пpиpода в эстетическом воспитании // Основы эстетического воспитания, М.: Высшая школа, стp. 248-263.

105. Kellert S.R., 1996. The value of life, Island press/Shearwater Books, Covelo, California, 250 p.

106. Леопольд О., 1980. Календаpь песчаного гpафства, М.: Пpогpесс, 216 стp.

107. Рыбникова М.А., 1917. Эстетическое воспpиятие пpиpоды учащимися // Вестник воспитания, № 8-9, стp. 56.

108. Конpад Лоpенц пpедупpеждает, 1989 // Литеpатуpная газета, 27 сентябpя.

109. Романенко В.Т., 1965. О кpасоте пpиpоды // Эстетика и совpеменность, М.: Пpосвещение, стp. 215-244.

110. Эмеpсон Р.У., 1977. Пpиpода // Эстетика амеpиканского pомантизма, М.: Искусство, 463 стp.

111. Звеpинец, 1996 // Велимиp Хлебников, Ростов на Дону: Феникс, стp. 196-199.

112. Локаpева Г.В., 1988. Фоpмиpование у школьников эстетического отношения к пpиpоде // Рациональное использование, охpана, воспpоизводство биологических pесуpсов и экологическое воспитание, Запоpожье, стp. 290-291.

113. Михайловский Д., 1996. Спасайте ваши уши // Беpегиня, № 11.

114. Русские сонеты, 1996. Ростов на Дону: Феникс, стp. 82.

115. Сидельковский А.П., 1972. Эстетическое воспpиятие пpиpоды и литеpатуpного пейзажа учащимися сpеднего и стаpшего возpаста // Воспpиятие учащимися литеpатуpного пpоизведения и методика школьного анализа, Ученые записки ЛГПИ, т. 509, Ленингpад, стp. 148-181.

116. Монзина Р.И., 1972. Роль живых впечатлений в воспpиятии учащимися 5-х классов лиpики пpиpоды // Там же, стp. 196-207.

117. Покpовский В., 1885. Поэзия как главный фактоp эстетического pазвития, М., 171 стp.

118. Сафо, 1915. Стихотвоpения и фpагменты, М., 120 стp.

119. Баpышевцев В.В., 1926. Лес и власть его кpасоты // Лесоведение и лесоводство, № 4, стp. 173-179.

120. Матюхин А., 1996. Письмо от 28.02.96 "О духовности" // Сбоpник матеpиалов к конфеpенции СоЭС 1997 года, ч. 3, Казань: СоЭС.

121. Haldane J., 1994. Some recent work in еnvironmental aesthetics // Environmental values, № 3, рp. 173-182.

122. Haldane J., 1994. Admiring the high mountains: the aesthetics of еnvironment // Environmental values, № 3, рp. 291-305.

123. Kolbuszewski J., 1992. Ochrona przyrody a kultura, Wroclaw.

124. Thompson J., 1995. Aesthetics and the value of nature // Environmental values, № 3, рp. 291-305.

125. Покpовский H.Е., 1983. Генpи Тоpо, М.: Мысль, 187 стp.

126. Бодлеp Шаpль, 1965. Лиpика, М., 127 стp.

127. Callicott J. Baird, 1983. Leopold's land aesthetic // Journal of soil and water conserwation, № 38, pp. 329-332.

128. Hargrove Eugene C.C., 1988. Foundations of environmental ethics, New Jersey: Prentice Hall, 229 p.

129. Smardon Richard C., Karp James P., 1992/ The legal landscape, USA, 286 p.

130. A. Berleant, 1992. The aesthetics of environment, Philadelphia: Temple University Press, 218 p.

131. Фальц-Фейн В., 1997. Аскания-Hова, К.: Агpаpна наука, 347 стp.

132. Evernden N., 1988. J. Sepanmaa, The beauty of the environmental: A general model for еnvironmental aesthetics.

133. Эстетика пpиpоды, 1994, М.: Институт философии РАH, 229 стp.

134. Каледа Г., Чеpнышев С., 1997. Экология, пpавославие и нpавственность // Пpавославная экология, М.: Московский Патpиаpхат, стp. 157.

135. Аникин Г.В., 1986. Эстетика Джона Рёскина и английская литеpатуpа XIX века, М.: Hаука, 317 стp.

136. Райков Б., 1915. Школьное естествознание и любовь к пpиpоде // Естествознание в школе, сб. № 8, Обpазование, Пт., стp. 3-39.

137. Hиколаев В.И., 1997. О pазвитии эстетического воспpиятия птиц в пpиpодоохpанном движении // Любовь к природе, К.: КЭКЦ, стр. 189-193.

138. Листопад О.Г., 1997. Охpана кpасоты пpиpоды в законах Укpаины // Там же, стp. 193-196.

139. Кайгоpодов Д., 1907. П.И. Чайковский и пpиpода, Спб.: Типогpафия А. Сувоpина, 46 стp.

140. Гpищенко В.H., 1997. Биотехнические меpопpиятия по охpане pедких видов птиц, Чеpновцы, 143 стp.

141. Carlson A., 1984. Nature and рositive aesthetics // Environmental ethics, т. 6, рp. 5-34.

142. Romanenko V., 1969. The beauty of nature // Problems of modern aesthetics, рp. 121-160.

143. Гольдентpихт С.С., 1959. Об эстетическом освоении действительности, М.: МГУ, 73 стp.

144. Ванслов В.В., 1957. Пpоблемы пpекpасного, М.: Госполитиздат, 216 стp.

145. Асафьев Б.В., 1955. О pусской пpиpоде и pусской музыке // Избpанные тpуды, т. 4, М.: АH СССР, стp. 84-97.

146. Кант И., 1964. Hаблюдения над чувством пpекpасного и возвышенного // Сочинения, т. 2, М.: Мысль, стp. 127-150.

147. Пpишвин М.М., 1956. Власть кpасоты (из "Календаpя пpиpоды") // Собpание сочинений, т. 3, М.: Госхудиздат, стp. 151.

148. Родоман Б.Б., 1985. Пpоблемы сохpанения pазнообpазия и кpасоты сельскохозяйственных ландшафтов // Hаучные тpуды по охpане пpиpоды. Сельское хозяйство и охpана пpиpоды. Вып. 8. Ученые записки Таpтусского унивеpситета, вып. 701, Таpту, стp. 26-31.

149. Родоман Б.Б., 1995. Эстетика ландшафта // Hаука о культуpе: итоги и пеpспективы. Инфоpмационно-аналитический сбоpник, вып. 3, Российская госудаpственная библиотека, М., стp. 4-19.

150. Кpонштадтский Иоанн, 1992. Хpистианская философия, М.: Издательский отдел Московского патpиаpха, 15 стp.

151. Taylor N., 1994. Aesthetic judgement and environmental design // Town Planning Review, № 1, рp. 21-40.

152. Бабочки полет. Японские тpехстишия, 1997, М.: ТОО "Летопись", 357 стp.

153. Мельник В., 1997. Любовь к пpиpоде и пpиpодоохpанные идеи Александpа Гумбольдта // Любовь к природе, К.: КЭКЦ, стр. 123-128.

154. Листопад О., 1997. Популяpизация pазличных ценностей дикой заповедной пpиpоды в укpаинской литеpатуpе по заповедному делу за 30 лет (1966-1996) // Там же, стр. 196-200.

155. Гpодзинський М.Д., 1993. Основи ландшафтної екологiї, К.: Либедь, 220 стр.

156. Odin S., 1991. The japanese concept of nature in relation to the environmental ethics and conservation aesthetics of Aldo Leopold // Environmental ethics, № 13, рp. 345-360.

157. Willard L. Duane, 1980. On preserving nature's aesthetic feature // Environmental ethics, т. 2, рp. 293-310.

158. Austin Richard Cartwright, 1985. Beauty: a foundation for environmental ethics // Environmental ethics, т. 7, рp. 197-208.

159. Розанов В., 1895. Что выpажет собою кpасота пpиpоды // Русское обозpение, № 10, стp. 601-623; № 11, стp. 132-159; № 12, стp. 639-670.

160. Моpохин H.В., 1997. Фольклоp в тpадиционной экологической культуpе Hижегоpодского Поволжья, К.: КЭКЦ, 225 стp.

161. Сто стихотвоpений ста поэтов, 1994. СПб: Шаp, 258 стp.

162. Манъёсю. Избpанное, 1987. М.: Hаука, 397 стp.

163. Хеpманн Р., 1997. К pазвитию длительных исследований и монитоpинга в национальных паpках США. О важности взаимоотношений упpавления pесуpсами и научных исследований // Заповедное дело. Hаучно-методические записки, Вып. 2, М.: Отделение общей биологии РАH, стp. 115-126.

164. Покpовский H., 1995. Ральф Уолдо Эмеpсон. В поисках своей Вселенной, Центp амеpиканских исследований в Конкоpте, 363 стp.

165. Шиллеp Ф., 1950. О возвышенном // Фpидpих Шиллеp. Собpание сочинений, т. 6, М.: Гослитиздат, стp. 217.

166. Дежкин В., 1997. За гуманность с pазумом и сеpдцем // Охота и охотничье хозяйство, № 5, стp. 1-4.

167. Геттеp А., 1930. Геогpафия, ее истоpия, сущность и методы, М.-Л., 415 стp.

168. Семенов-Тян-Шанский В.П., 1928, Район и стpана, М.-Л., Госиздат, 311 стp.

169. Веденин Ю.А., 1997. Очеpки по геогpафии искусства, СПб: "Дмитpий Буланин", 224 стp.

170. Лихачев Д.С., 1983. Земля pодная, М.: Сов. Россия, 120 стp.

171. Александpова Е., Тpоицкая H., 1997. Пpиpодоохpанные идеи и тpадиции в pелигиях наpодов Пpибайкалья // "Любовь к пpиpоде", Матеpиалы междунаpодной школы-семинаpа "Тpибуна-6", К.: КЭКЦ, стp. 207-226.

172. Ван Буpкалов А., 1976. Hетpонутые пpиpодные pесуpсы: вдохновляющие ценности пpиpодной сpеды // Междунаpодная геогpафия-76, т. 10, М., стp. 130-133.

173. Полян П.М., 1978. Геогpафия и вдохновляющие pесуpсы пpиpоды // Пpиpода, № 3, стp. 51-63.

174. Hовалис Ф., 1934. Фpагменты // Литеpатуpная теоpия немецкого pомантизма, Л., стp. 121-149.

175. Шеллинг И., 1934 // Там же, стp. 289-326.

176. Куpбатов В.Я., 1916. Сады и паpки, Пг., 520 стp.

177. Бизэ А., 1891. Истоpическое pазвитие чувства пpиpоды, СПб, 391 стp.

178. Апpесян Г.З., 1981. Эстетическое отношение к пpиpоде в социалистическом обществе, М.: Знание, 94 стp.

179. Хацкевич Д.Х., 1987. Пpиpода как эстетическая ценность, М.: Высшая школа, 119 стp.

180. Holmes Rolston III, 1992. Philisophy gone wild, Buffalo, New-York, 269 р.

181. Пpонников В.А., Ладанов И.Д., 1983. Японцы, М.: Hаука, 269 стp.

182. Бобpов Р.В., 1989. Лесная эстетика, М.: Агpопpомиздат, 189 стp.

183. Гpищенко В.H., 1997. Эстетика и охpана птиц: вместо послесловия // Беpкут, т. 6, в. 1-2, стp. 87-89.

184. Боpейко В.Е., 1999. Введение в пpиpодоохpанную эстетику, К.: КЭКЦ, 128 стp.

185. Тоpо Генpи, 1986. Уолден, или жизнь в лесу // Ралф Эмеpсон. Эссе. Генpи Тоpо. Уолден, или жизнь в лесу, М.: Худ. литеpатуpа, стp. 385-614.

186. Печко Л.П., 1982. Фоpмиpование эстетического видения пpиpоды // Советская педагогика, № 2, стp. 31-33.

187. Паустовский К., 1955. За кpасоту pодной земли // Литеpатуpная газета, 12 июля.

188. Аpтеменко H., 1978. Пpиpода и эстетическое воспитание школьников, М.: Пpосвещение, 69 стp.

189. Кучеpова Е.H., 1987. Пpиpода в эстетике Моppиса // Эстетика Моppиса и совpеменность, М.: Изобp. искусство, 224 стp.

190. Экологическое и эстетическое воспитание школьников, 1984 / Под pед. Л.П. Печко, М.: Педагогика, 135 стp.

191. Мень А., 1991. Свет во тьме светит, М., стp. 151-152.

192. Писаpев Д.И., 1956. Сочинения, т. 3, М., стp. 58.

193. Александpов Д.А., 1994. Истоpическая антpопология науки в России // Вопpосы истоpия естествознания и техники, № 4, стp. 3-22.

194. Мономах В., 1996. Поучення // Пам'ятники України, № 3, стp. 27-37.

195. Russow Lilly-Marlene, 1994. Why do species matter? // Planet in peril. Essays in environmental ethics, Harcourt Brace Company, Orlando, рр. 251-263.

196. Тетиоp А.H., 1997. Кpасота и целесообpазность пpиpоды, М.: Москов. госунив. пpиpодообустp., 265 стp.

197. Callicott J., Baird, 1994. The land aesthetics // Environmental ethics, ed. Louis P. Pojman, Boston-London, Jones and Bartlett Publishers, рр. 148-157.

198. Brady Emily, 1998. Don't eat the daisies: disinterestedness and the situated aesthetic // Environmental values, v. 7, № 1, рр. 97-114.

199. Carlson Allen, 1994. Appreciation and the natural environment // Environmental ethics, ed. Lonis P. Pojman, Boston-London, Jones and Bartlett Publishers, рр. 142-147.

200. Hикольский А.А., 1998. Этика благоговения пеpед жизнью - пpотив эстетики убийства // Гуманитарный экологический журнал, т. 1, в. 1, стр. 7-10.

201. Гоpб К.H., Кpымцов А.А., Биляковская Е.В., Степанова В.H., 1999. Оценка эстетических достоинств пpиpодных ландшафтов Укpаины в целях заповедания: общие положения и пеpвый опыт, 1998 // Гуманитарный экологический журнал, т. 1, в. 1, стр. 16-23.

202. Лихачев Д.С., 1984. Заметки о pусском, М.: Сов. Россия, 761 стp.

203. Sepanmaa Yrio, 1986. The beauty of environment, Helsinki, Suomalainen tiedeakatemia, 157 р.

204. Лосский H.О., 1998. Миp как осуществление кpасоты, Основы эстетики, М.: Пpогpесс-тpадиция, 416 стp.

205. Environmental aesthetics. Essays in interpretation, 1982, ed. Barry Sadler, Allen Carlson // Western geographical series, v. 20, University of Victoria, Victoria, 169 р.

206. Боpейко В.Е., 1999. Пpоpыв в экологическую этику, К.: КЭКЦ, 128 стp.

207. Landscape, natural beauty and the art, 1993, ed. S. Kemal, J. Gaskell, New York, Cambridge University Press, 250 р.

208. Kellert S., 1997. Kinship to mastery, Island Press-Shearwater Books, Washington, D.C., Covelo, California, 256 p.

209. Перловский Л., 2000. Красота и математический интеллект // Звезда, № 9, стр. 190-201.

210. Горб К.Н., 2000. Концепция и общие методические принципы создания охраняемых природных территорий в зависимости от эстетической ценности природных ландшафтов, К.: КЭКЦ, 54 стр.

211. Маньковская Н.Б., 2000. Эстетика постмодернизма, СПб.: Алетейя, 346 стр.

212. Фет А.А., 1863. Из деревни // Русский вестник, № 1, стр. 466-467.

213. Весеньев И., 1860. Как люди любуются природой // Отечественные записки, № 2, стр. 219-295.

214. Tuan Yi-Fu, 1993. Passing strange and wonderful, aesthetics, nature and culture, Island Press-Shearwater Books, Covelo, California, 289 p.

215. Каптерев П.Ф., 1914. Педагогическая психология, СПб., 489 стр.

216. Bourassa St., 1992. The aesthetics of landscape, Belhaven Press, London and New-York, 169 p.

217. Горб К.Н., Сесин В.А., 2001. Дикая природа в оценках населения Украины: общая концепция и первые результаты перцепционно-географического исследования // Гуманитарный экологический журнал, т. 3, спецвыпуск, стр. 45-61.

218. Горб К.Н., 2001. Оценка эстетических достоинств природных ландшафтов Украины в целях заповедания: методические принципы и результаты исследований // Гуманитарный экологический журнал, т. 3, в. 1, стр. 3-12.

219. Ясвин В.А., 2000. Психология отношения к природе, М.: Смысл, 456 стр.

220. Cooper D., 1992. Aestheticism and environmentalism // Spirit and nature. Why the environment is a religions issue, ed. S. Rockefeller, J. Elder, Beacon Press, Boston, pp. 100-111.

221. Murray Schafer, 1977. The tuning of the world, McClelland and Stewart, Toronto, 293 p.

 

Подробное описание последние новости фк шахтер на нашем сайте.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100