Библиотека svitk.ru - саморазвитие, эзотерика, оккультизм, магия, мистика, религия, философия, экзотерика, непознанное – Всё эти книги можно читать, скачать бесплатно
Главная Книги список категорий
Ссылки Обмен ссылками Новости сайта Поиск

|| Объединенный список (А-Я) || А || Б || В || Г || Д || Е || Ж || З || И || Й || К || Л || М || Н || О || П || Р || С || Т || У || Ф || Х || Ц || Ч || Ш || Щ || Ы || Э || Ю || Я ||

Письма Е.И. Рерих В Америку

Том I

Письма в Америку. В 4-х т. (1923-1952). Т. I. М.: Сфера

Содержание

13.X.29. 3

31.X. 5

21.VIII.31. 5

22.II.32. 9

28.VIII.31. 12

22.XI.33. 15

29.XI.33. 16

6.XII.33. 17

13.XII.33. 19

20.XII.33. 23

27.XII.33. 24

31.XII.33. 25

1.I.34. 26

2.I.34. 28

31.I.34. 31

17.II.34. 34

14.III.34. 38

12.IV.34. 40

26.IV.34. 42

6.V.34. 45

8.V.34. 50

16.V.34. 52

24.V.34. 55

31.V.34. 57

7.VI.34. 61

21.VI.34. 64

15.VI.34. 65

27.VI.34. 67

4.VII.34. 69

11.VII.34. 71

11.VII.34. 75

24.VII.34. 76

9.VIII.34. 79

12.VIII.34. 82

29.VIII.34. 86

3.IX.34. 88

5.IX.34. 89

19.IX.34. 92

26.IX.34. 95

4.X.34. 99

10.X.34. 101

10.X.34. 104

18.X.34. 105

22.X.34. 107

8.XI.34. 111

15.XI.34. 114

22.XI.34. 115

29.XI.34. 117

21.XII.34. 120

27.XII.34. 122

2.I.35. 123

18.I.35. 126

23.I.35. 127

4.II.35. 129

15.IV.35. 131

12.VII.35. 131

24.VII.35. 132

1.X.35. 134

4.X.35. 136

15.X.35. 139

12.XI.35. 142

12.XII.35. 144

[27.XII.35] 145

2.I.36. 146

7.I.36. 148

[11.I.36.] 149

21.I.36. 149

18.V.36. 150

13.VI.36. 152

 

 

13.X.29

Родные мои, давно хочу спросить Вас - выписаны ли у Вас на отдельный лист все Указания Вл[адыки] относительно дел, назначений, а также собрал ли каждый из Вас личные к нему обращения В[ладыки]? Это необходимо сделать без дальнейшего отлагательства. В этом мы с О[яной] можем помочь Вам.

Последнее время очень много думала о всех наших членах круга, еще и еще раз убеждалась, насколько все незаменимы и нет лишних. И немудрено, ведь собирал их Вл[адыка]. И как легко при подобных условиях достичь полной согласованности, обеспечивающей победу во всех направлениях. Но сердцу моему чуется, что есть что-то мешающее этому объединению. Как же помочь этому? Конечно, решение одно - пониманием Учителя и Учения не головою, но сердцем. Следовательно, нам нужно обратить внимание на развитие нашего сердца. На этот изумительный орган, вмещающий в себе, в своих многочисленных центрах весь синтез накоплений, все творчество и всю психожизнь. Без развития центров сердца мы бесплодны, нет творчества психожизни, нет жизни в Высших Сферах и недоступен венец Архата. Только сердцем можем мы приблизиться к сознанию Учителя-Архата, ибо Его сознание в сердце. Тускло живет в сознании людском понимание Архата, и без этого понимания невозможно продвижение. Привожу определение Архата из книги «Жизнь Братства»*:

«Принято видеть Архата в области облачной. Рекорды мышления ужасны и смешны. Истинно, Мы, Братья человечества, не узнаем себя в представлениях человеческих. Наши облики так фантастичны, что Мы думаем, что если бы люди применили фантазию на противоположное, то Наше Изображение приняло бы верную форму. Кармическая связь точно исчезает, когда мышление представляет себе Архата. Всё в другом масштабе, всё невероятно, всё не отвечает действительности. Скажем: идя к Высшим Мирам, Архат беспределен во всех проявлениях. Архат идет, неся силу Космического Магнита в сердце».

Я уже писала моей Порумочке, как живет этот Облик в высшем сознании, но дам еще отдельные выдержки, чтоб сильнее запечатлеть в Ваших сердцах.

«Сердцу Космоса равно Сердце Архата. Огню Солнца равно Сердце Архата. Вечность и движение Космоса наполняют Сердце Архата. Майтрейя приходит и горит всеми огнями, и горит сердце Его состраданием ко всему обнищавшему человечеству, пылает сердце Его утверждением новых начал. У людей живет понятие мертвых Архатов, и бедные йоги питают воображение их своими образами. Когда же человечество поймет, что Архат есть высшее проявление Материи Люциды, то оно поймет, что нет разграничения между Материей Люцидой, дающей Свет, и материей любви, облекающей все светом. Человечество облекает Архата в суровую оболочку, но Материя Люцида сияет любовью. Когда можно будет озарить человека Нашим Образом?! Мышление трудно осознаёт чистоту Сферы Высшей! Скажем тому, кто знает путь к Нам, – иди путем любви, иди путем труда, иди путем Щита Веры. Тому, кто нашел Образ Наш в сердце своем, – иди сердцем, и Чаша путь утвердит. Тому, кто думает, что постиг свой путь самомнением, тому скажем: иди поучиться у духа, знающего завершение. Самомнение останавливает продвижение. В зове сердца заложено все творчество, весь космический простор наполнен зовом, и Сердце Космоса и Сердце Архата полны зова. Зов и отклик являются сочетанием космических огней».

Ключ к Учению каждый должен найти в сердце своем. Понимание Учения может открыть творчество духа. Учителя Облик может дать озаренный путь к космическому простору. Итак, приняв в сердце начертанный Облик, разве не загоримся любовью ко всему сущему? Творческая Материя Люцида одевает высокий дух, но энергия эта рождается лишь любовью. Любовь держит весь Космос. Любовь есть величайший магнит!

Любимые, любовь ко всем Вам и горение к Вашему продвижению подсказывают мне указать на необходимость улучшения. Как Ваша духовная мать, утвержденная Вл[адыкой], шлю Вам эти советы, идущие от сердца. Начну с моей родной Порумочки, «отвечающей Началу Ур[усвати]» и еще раз утвержденной 28.IX.28 года как «Глаз Ур[усвати] во всех Учреждениях. Глаз Ур[усвати], глаз матери все усмотрит». Ей необходимо приобрести больше веры в свои силы. Новая ступень, данная ей Вл[адыкой], обязывает ее проникнуться всей ответственностью этого назначения. Всею силою духа должна углубиться в Учение. Ведь ей заповедано привлечь много сердец и стать им матерью-наставницей. Влад[ыка] знает возможности, заложенные в ее сердце. Устремленный духом может готовиться к этой великой миссии. Родная моя, близкая мне духом, близкая узами земными и близкая приближением к Вел[икому] Братству, счастье близко! О[яна] привезет много очень глубоко касающегося основ Бытия, найдите время вместе с нею углубиться в эту глубину. Ключ у нее имеется, она нашла его в сердце. Родная моя, особенно следует обращать внимание на мудрые звездочки – эти указующие искры безошибочны и могут проявляться лишь во время сближения сознания с Учителем и космическими огнями. В Тибете они известны как пророческие огни.

Логвану, носителю доверия Владыки и «Отвечающему Началу и Руке Ф[уямы]», следует учиться у Ф[уямы] главенствовать без насилия. И после отъезда Ф[уямы] принять на себя решение всех действий. Мы все подчинены Ф[уяме] в его решениях, и такая же параллель должна быть проведена в будущем Логваном в Америке. Во всех решениях Ф[уяма] подчинен Вл[адыке]. Во всех решениях мы подчинены Ф[уяме]. По отъезде Ф[уямы] все решения действий принимает на себя Логв[ан]. Цепь должна быть охранена. Родной Логв[ан] в сердце найдет решение. Ведь символом «Направляющего» всегда было сердце! Кто любит власть, тому Вл[адыки] никогда не дадут ее. Милому Логв[ану] шлю мою любовь, зная преданность его сердца.

Милому Авир[аху] скажу – пусть не умолчит, где нужно сурово сказать. Пусть смело выражает, что чувствует, защищая дела и Имена Учителя и земного Гуру, помня, как скорбит Вл[адыка], когда мужчина лишен своего лучшего украшения – мужества. Без мужества нельзя подняться на следующую ступень. А ведь она близка. Милый А[вирах], сердце мое близко Вашему!

Модр[очке], доброму вестнику, прежде всего следует наблюдать за точностью срока и исполнения в передаче Вести. И всюду вводить порядок. Эти первые ступени дисциплины духа необходимы для продвижения. Ведь ее высокие творческие качества, ее чуткость к красоте легко могут вознести ее на высокие ступени, и не гоже, чтоб эти недочеты подрезали крылья ее духа.

Модрочка, любимая, поноси простой камушек, как Сокровище Мира!*

Моя родная Радночка, сердце мое говорит сердцу твоему: «Страж Верный должен следить, чтоб Имена Учителя и земного Гуру охранялись от поношения, чтоб никто не злоупотреблял словами Уч[ителя] и земного Гуру. Нужно Имя Учителя держать высоко, Гуру дан для почитания, для продвижения, для объединения, для построения. Бережливость к словам Гуру земного есть понимание Учения. Злоупотребление словами Гуру равняется предательству. Страж верный охраняет Облики Учителя и земного Гуру, ибо эти понятия – как священные утверждения в Цепи Иерархии».

Софью Михайловну прошу всегда, где заметит проявление сомнения или же подозрения, немедленно напомнить, как опасно двойственное мышление, рассекающее сознание и тем останавливающее устремление, которое есть источник жизни, залог продвижения и успеха дел. Крылья подозрений несут человека в бездну, из которой трудно подняться, и потому Софья Михайловна, усмотрев эту пагубную психозаразу, немедленно подымет Знамя доверия, на котором будет начертана любимая формула Владык: «Доверие до конца!». В этой творческой формуле всё счастье, все достижения и все возможности. Соблюдением этого принципа пересоздается Мир. Шлю сердечный привет. Я помню, как просто и с каким доверием Софья Михайловна подходила к Учению, и это единый правильный путь!

Теперь, любимые, еще один общий и особо верный совет. Следует помнить, что применяя эти советы к себе, нужно явить сугубую суровость, но для брата найти глаз добрый. Завет Владыки – суровость к себе и открытое сердце к брату. Лишь глаз добрый творит. Помните, родные, как Владыка всегда указывал прикладывать Учение прежде всего к себе, иначе останемся на той же ступени.

«Плачевно, когда дух назначает себе тот же предел, и порождение, спутник верный, ждать будет у порога».

Родные, развивайте чувство справедливости и соизмеримости. Оба эти качества измеряются сердцем. Начните думать о сердце, чтоб помнить о нем, и затем прислушивайтесь к звучанию его. Ведь самый мощный магнит – сердце. Магнит этот притягивает все возможности и растет с искренностью и устремлением. Ничего отвлеченного в этом нет, ибо все тончайшие космические энергии проходят через сердце. Все тончайшие – значит, все самые мощные и все самые творческие. Но чтобы привлечь эти творческие энергии, нужно возжечь огни сердца. Итак, родные, горите всеми огнями! Но не принимайте сентиментальность и слезливую доброту за суровое, мудрое явление сердца. Помните, что Сказано о сострадании и жалении.

Любите друг друга, храните друг друга, радуйте друг друга!

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

 

31.X.

Получена телеграмма от Порумочки, сердцем, духом радуемся, что «Наша Восточная Птичка» не боится перелететь. Устремление переносит через все пропасти, а малыши – лучшие путешественники. Ждем, ждем, ждем!

 

21.VIII.31

Кейланг

Родные и любимые наши, чаще перечитывайте мое письмо от 29-го июля. В нем заключен немедленный и неотложный Указ Владыки. Воспримите его всем сердцем и следуйте ему как в великом, так и в малом. Ибо, кто знает, где оно малое и где большое? Кто знает, где та травинка или подкинутая песчинка, которая может свалить в пропасть и гиганта? Потому будем зорки и не допустим умаления. Полностью осознаем грозность времени и значение того имени, на котором все держится. Твердо запомним, что каждое умаление, замалчивание имени Гуру принесут умаление и разрушение делам и всем сотрудникам, но еще удесятеренное, ибо оно идет против утвержденного Высшей Иерархией. Давно было Сказано, что все сундуки останутся бумажными и перья медными, если не поймем утверждение основ. «Если время, когда закладывали школу, было трудно, то сейчас оно труднее в тысячу раз. Если когда Вы были в пути, время считалось серьезным, то сейчас оно серьезнее в тысячу раз. Если тогда время было велико, то сейчас оно велико в тысячу раз». Так запомните, родные, и не позволяйте усыплять себя, успокаивать и обольщать восхвалениями и ласковыми советами многочисленных и многообразных дугпа*. Время грозно и будет лишь осложняться, потому следуйте за Иерархом. Если не будут подброшены камешки умаления на опасном переходе через пропасть, Он пройдет и всех и вся проведет на утвержденный берег. Помните, что все держится только этим именем Вашего Гуру. Вся Высшая Иерархия передала ему конец каната, за который должны держаться сотрудники, если желают быть спасены. С грустью читаем нашу publicity! Не обижайтесь, родные, ибо не время обидам, но publicity поставлена у нас до крайности убого! Истинно, если бы не враги, то друзья давно похоронили бы великую фигуру основателя и все его начинания.

Например, Ад.Рен. председательница Общества Рериха, видимо, совершенно не уясняет себе грандиозную, мировую фигуру Н.К. Ее слово о нем – какое старье!! Где же мировая фигура Н.К.? Где же его мировые задачи? Пора отставить отжившие формулы, уместные десять лет тому назад. И когда будем говорить об Н.К., то, начав в мировом масштабе, очертим фигуру его на фоне мировых задач и того интереса, который растет к нему во всех странах Запада и Востока. Пожалуй, можно забыть сентиментальные упоминания об учителе-пастухе, причем интересно отметить, что этот истинно замечательный учитель не нашел себе другого определения кроме пастушьего достоинства! Нельзя допускать подобное убожество! Пусть Франсис разобьет старую пластинку и напоет новую, призывную, утверждающую и героическую, как подобает Великому Облику Иерарха.

Понять нужно самим и дать другим понять величие и грозность переживаемого времени и какой якорь протягивает миру наш Водитель Н.К. Пусть проснутся к великому творчеству, ибо лишь напряженная, неумаляющая деятельность может спасти каждого. Бывают времена, когда умаление губительнее самых злобных нападок и клевет. Недаром умаление и умалчивание рассматриваются Великими Учителями как вид утонченного предательства. Неужели будем повинны? Также следует понять, что желание самовозвышения путем умалчивания или умаления Водителя ни к чему не приведет, ибо все наше значение может быть поднято только его именем. Возвышая его, мы возвышаем себя. Умаляя его, мы разрушаем себя. Космический Закон непреложен. Лучшие страницы истории слагались только когда во главе движения становился Водитель, за которым в полном сознании и преданности шли сотрудники, готовые всё принести во славу творимого действия. И не почитаем ли мы имена их наряду с именем их Водителя? Разве не учим мы даже в школах имена сподвижников великих царей, вождей и Учителей? И не отмечены ли также историей имена отпавших и предавших, но какое презрение сопутствует им!! Помните, родные, сужденное должно совершиться, и у Великого Высшего готовы многие пути, но пусть путь, собравший сотрудников, не уклонится; пусть на всех путях встретятся нам и все наши сотрудники! Чую все недовольство Франсис за указание о publicity, но не страшусь его, ибо имею в виду и ее личное благо. Сужденное свершится, и нужны будут испытанные помощники.

В большом хозяйстве Вл[адыки] будут многие сотрудники и на каждое место свои заместители, потому все мы должны стать незамещаемыми. Великая весть о Водителе поручена Владыкой Ояне, и в этом ей будет оказана вся помощь Высшая, ибо сейчас это единственный правильный путь, ведущий к сужденной вершине. Очень графически представил это Владыка: «Если кто-то шатается во тьме, то он выпадает из Луча».

 Да, все возможности, все силы приходят только по Лучу, по пути, освещенному этим Лучом, и если мы шатаемся сомнением и отклоняемся неуверенностью и страхом, то, конечно, мы выходим из освещенного Лучом пространства и, попадая во тьму, рискуем разбить себе нос.

Также не умолчать мне и о том огорчении, которое принес нам столь долгожданный том второго издания «Агни-Йоги». Н.К. уже писал свои замечания, и как недопустимо, чтоб второе издание, да еще на которое было так щедро дано, вышло качеством настолько ниже первого. Ведь все это происходит от недостатка любви, ибо лишь сердце подскажет всю бережность, всю устремленность к лучшему выполнению. Сердце подскажет утонченность культурного отношения к своей деятельности. Ведь книга самая любимая вышла в недостойном виде дешевого, небрежного издания! На самом для нас священном и дорогом мы постарались сэкономить на чужом даре! Если бы даже экономия эта была сделана лишь для возможности издать следующую книгу, все же она в данном случае недопустима. Очень советую Франсис пойти в Публичную библиотеку и посмотреть, как издаются хорошие книги. Конечно, лучше всего взять как образец книги, изданные в Германии или в Англии. Н.К. был так огорчен, что тут же написал статью о любви к книге. Да, любимые, пока мы не поймем, что есть утончение качества работы, мы не продвинемся в культурном росте. И как будем говорить об утончении сознания и о культуре, когда сами не знаем, в чем они заключаются и на каждом шагу сами грешим. Конечно, совершенство сразу не приходит, но ухудшение качества недостойно учеников Владыки. Также несказанно огорчают и пугают репродукции открыток. Допущение такого плачевного качества есть убийство художника. И разве не усвоили мы уже старую истину, что дешевка всегда выйдет на дорогое. Разве не приходилось нам перепечатывать и, затратив в одном месте, в конце концов быть вынужденными печатать в другом? Нет, все основы должны быть представлены в лучшем, достойном виде, мы должны искать и требовать высшего качества, только так мы сможем служить культуре. Также мучает нас вопрос распространения наших книг и изданий. Должна существовать целая система, организация этого наиважнейшего вопроса. Должен быть найден человек, который любил бы и знал это дело и вел бы точные отчеты, куда и сколько книг, изданий послано и откуда сколько пришло поступлений денежных. В какие каталоги включены наши издания и где найти лучший сбыт? Право, столько книжных магазинов существует на всем свете! Неужели нельзя найти их! Также необходимо следить, чтоб издания, назначенные к сроку, выходили бы без задержек. Думается нам, что открытки, заказанные к дню открытия Вихары*, уже не поспеют к сроку и еще одна возможность уплывет. А сколько их уже уплыло, и не пересчитать! Издательство должно стать источником дохода. Повторяю уже написанное Н.К. только потому, что очень уж понимаю все значение Press и люблю книгу как таковую, внешность книги мне так много говорит! Всегда любовалась красивой книгой и даже покупала многие старинные книги из-за внешности для образца. Любите, любите качество во всем, сильно преуспеете на всех путях, ибо развитое чувство красоты не допустит ни одного некрасивого поступка. Красота (не роскошь), осознанная и проведенная во всей жизни, – наивернейший путь к вершинам. Будьте Царями Духа! И не есть ли Царь Духа прежде всего – творец Красоты?

Горюем отъездом Ояны, она так стала нам близка! Сумела, истинно, стать незаменимой. Любите ее, мои родные, как она этого заслуживает. Преданность ее в Служении велика, и многим действиям поможет ее зоркость и понимание неотложности времени. И «Нежная Птичка» расправит свои крылышки, ибо Ояна сумеет принести луч Солнца Индии. И «Глаз Урусвати» загорится новым светом и осветит темные уголки. Твердая уверенность и бесстрашие Ояны придадут силы и ясность задачам. Да, очень, очень полюбили мы ее! Частичка моего сердца уезжает с нею. Родные мои, не сетуйте на суровость указания об ошибках. Знаю, что Логван и Порумочка принимают все Указания должным духом, ибо имею на это доказательство, но так ли обстоит дело у других сотрудников? Не обидится ли кто, тем осудив себя, ибо докажет, как далек он от совершенствования и как недоступна ему царственность Духа. Царь Духа радуется каждой возможности усовершенствовать доспех духа. Ибо не повторит он уж раз допущенной ошибки. И каждая отставленная и искупленная ошибка есть шаг вперед, приближающий нас к великому сужденному. Итак, родные, в полном осознании грозности и неотложности времени, держась за спасительный якорь Иерархии, устремимся к выполнению всех спасительных Указаний.

Родные наши, не сомневайтесь, как тяжко Гуру писать и указывать на утверждение имени. Но я беру на себя утверждать имя это, ибо знаю, что нет сейчас действия более нужного и неотложного для дел. Никакая слабость сейчас не может быть оправдана, хотя бы и из хорошего побуждения. Ставка велика, и лишь утверждением пройдем. Утверждайте, сейте намеки, пользуйтесь каждой вестью для широкого оповещения, поймите всю великую мастерскую создания новой ступени Мира. Насыщение пространства должно происходить во всех направлениях, не упуская ни единой возможности. Умейте, как Сказано, из малого намека создать великое действие. Поймите мощь насыщения пространства! И всегда пусть фигура Вашего Гуру является в мировом масштабе. Не позволяйте спускать ее с этой высоты. Не бойтесь показаться смешными, ибо всегда можете сказать насмешнику: «Вы смеетесь над собою. Постарайтесь больше знать!» Ибо насмешка есть признак невежества; никто из действительно знающих не будет насмехаться, но лишь глубоко сожалеет о невежестве.

Несказанно порадовала нас весть о принятии Сток[сом] председательства в Комитете по делам «Урусвати». Приветствуем его от всего сердца в этом служении человеческому благу. Пусть Порумочка передаст ему мою радость и благодарность. Имя его будет жить в наших делах, в нашем сердце и думах, ибо ценна помощь на первых шагах. Она дает возможность укрепиться чудесным росткам, потому и лучший всход будет по праву принадлежать тому, кто оберег растение в его росте. Так пусть и скажет.

Истинно, нужно ценить всех первых подошедших. Когда древо вырастет, много будет желающих укрыться под его тенью. Но усмотреть значение и мощь семени в малом ростке дано не каждому. Потому будем особенно ценить первопришедших. Привет сердца и радость сотруднику.

Радуюсь Катр[ин] – может она чуять, как живет ее облик в сердце моем, и как ценю все ее заботы о делах. Истинно, сердце мое полно признательности и за все ее заботы о моем сокровище в трудные годы. Если она напишет мне и будет иметь какие-либо вопросы, с радостью отвечу. Мой английский все еще не блестящ, но, если нужно, сумею написать достаточно понятно. Пусть Порума передаст ей это, конечно, письма эти останутся между мною и ею. Тайны хранить умею. После отъезда Ояны буду писать на ее имя, ибо она будет переводить и пояснит дух письма.

Порумочка, моя родная, радуюсь развитию Флавия. Счастливая мать, могущая дать детям великие основы красоты Бытия! Пусть рыцарь Флавий рано усвоит качество выполнения и бережного, добросовестного, иначе говоря, любовного отношения к данному поручению и труду. Был ли Флавий в Музее? Каково было впечатление? Любимыми книгами Юрия, когда ему было года два, полтора, были каталоги музеев и выставок. Конечно, каталоги современных выставок оставляют, увы!, многого желать, но остаются каталоги музеев. Никто не требует, чтобы Флавий стал художником, но ценить красоту и творчество он должен научиться с ранних лет. Также понимание значения Учителя, как земного, так и Высшего, должно быть внушаемо ему постоянно. Пусть знает, Кто назвал его Рыцарем Флавием и к чему это обязывает его!

Сейчас пришли письма Логвана от 2-го и 26-го июля. Правильно, родной Логван, пишете Вы, что столь известные деловые лидеры, как Форд и другие уже не могут сохранить влияние и удержать ход событий, ибо не имеют предложить новых формул. Так дело обстоит и во всем Мире. Все имеющиеся формулы отжили, а новые, конструктивные, не рождаются в мозгу отживающей расы. Сознание народа переросло своих лидеров. Запруды сознания всегда были страшны, ибо они неминуемо обрушиваются страшными разрушениями. И так как закон соответствия непреложен, то чем упорнее сопротивление, тем мощнее и разрушение. Спасение Мира в новых формулах, в новом духовном и культурном подходе к жизни, как государства, так и частных обиходов. Знамя Мира и Культуры при осознании его значения, конечно, спасет человечество. Но как разно сейчас понимают люди Мир и Культуру! У большинства понятие культуры прежде всего связывается с вульгарно позолоченными палатами, мертвыми бриллиантами, всякими «follies», и выпивками в дорогих ресторанах, и тому подобными возвышенными занятиями. А под «миром» понимается «мирный захват» рынков и рассуждения о разоружении, подразумевая под этим уничтожение старых, негодных средств разрушения для замены их новыми, гораздо более действенными. Тяжко задумываться над состоянием Мира! Оно ужасно и, конечно, будет ухудшаться, ибо не остановить добровольно катящихся, в слепоте своей, по наклонной плоскости; и по закону тяготения они будут катиться тем быстрее и стремительнее, чем ближе ко дну. Но мы, знающие, что существует Твердыня Духа, которая не даст погибнуть ищущим Свет, будем со всем устремлением призывать неизвестных еще нам собратьев по духу под Знамя Культуры и Мира. Огонь духа и просветленное сознание остановят все ужасы разрушения. Будем же сеять эти спасительные зерна, в положенный срок Водитель назначенный соберет их.

Очень показателен ответ на чудесное письмо Логвана о Знамени Мира. В нем вся импотентность, все непонимание предложенных возможностей и полная безответственность. Какой красивый жест мог быть сделан и вписан в историю принятием официального участия в этой конференции! Но маленькие, обычные люди любят идти на запятках. Что им до истории, когда их сознание не вмещает вообще понятие ответственности, тем более ответственности перед страною и нацией. Все понимание ответственности заключается в стремлении на возможно продолжительное время сохранить за собою теплое местечко. И, конечно, для такого сохранения обычность и мертвенность невежества кажется им наиболее подходящим средством. Но они, бедные, забывают, что обстоятельства меняются и бывает время, когда именно лишь необычность и находчивость творчества могут перенести через открывшуюся перед ними пропасть и сохранить им столь ценимые ими благополучие и жизнь. Да, Мир населен автоматами, тенями и действенными ухищрителями зла. И, действительно, автоматы, повторяющие, не задумываясь, губительные, отжившие формулы, и тени, непротивляющиеся злу, не должны ли они быть поставлены на одну доску с действенными ухищрителями зла? Будем бороться против зачатка всякой мертвенности и невежественности в нас самих и ближайших сотрудниках, но не будем огорчаться случайными встречными и с улыбкою отложим и запишем в record’ы наши еще одну страницу невежественности и косности, слагающих Карму народа. Прав также Логван, что мы не должны поддаваться на льстивые восхваления и подачки, ибо велико презрение к нам льстящего, видя, как легко поддаемся на его часто очень грубую удочку. Не будем подкупными рабами, но воспитаем в себе гордость и независимость Царя Духа, презирающего всякую лесть! Ничто так не унижает и не губит человека, как звучание на лесть. Безошибочно можно сказать, что любящий лесть – вчерашний раб. Человек, повинный в лести или принимающий лесть, не может быть приближенным сотрудником, ибо велика подкупность таких людей; запомним это.

Также очень порадовались прекрасным отзывам Логвана о стремлении Радночки к лучшей кооперации и чувстве справедливости и честности Авираха. Конечно, Радна, освободившись от пережитков деспотизма, сделается совершенно незаменимой. Здравый смысл и сознание Великого Образа Учителя подскажет ей, как убога всякая попытка деспотизма и сколько благородства в сознательной кооперации. Сильный дух сумеет побороть эти вековые накопления, а согретое любовью сердце начнет излучать чудесные притяжения. Авирах всегда был близок нам, и мы радуемся слышать, что огонь духа его пылает. В устремлении духа рождаются благородство, смелость и справедливость. Утверждайтесь в смелости и дерзании, родной Авирах, не замалчивайте, что нуждается в замечании. Сильно вырастет уважение к Вам.

Так, родные наши, все Вы близки и дороги нам. И как может [быть] иначе? Разве не объединены мы в Сердце Владыки? Разве не больно видеть задерживающихся на пути? И Модрочка, если сумеет отогнать тень, стоящую за нею и часто нашептывающую ей раздражение, обидчивость, и отложение сроков, и умаление, и другое, продвинется гигантскими шагами. Право, так скучно топтаться на одном месте! Ведь больше всего задерживает нас на пути обидчивость, она лишает нас всякого устремления, и чудесные возможности уплывают, пока мы заняты переживанием в большинстве случаев воображаемых или самовызванных обид. Отбросим это разъедающее сущность нашу качество и полюбим всем сердцем, до самозабвения, дела Владыки. Вложим в них весь интерес, всю жизнь нашу, и чудо свершится, именно, это самозабвение вознесет нас, неожиданно для нас самих, на вершины, которые нам и не снились!

Себялюбивый эгоист осуждает себя на ужасающее одиночество и полное забвение. Родные, счастье в любви, и счастливее не тот, кого любят, но кто сам умеет любить. Когда эта истина будет осознана, все счастье придет. Потому, любимые наши, учитесь любить, привыкайте любить все прекрасное и развивайте действенное сострадание ко всему несовершенному. Будьте ласковы и вежливы с подчиненными Вам, ибо это есть привилегия и украшение Царя Духа.

Очень люблю предание об Акбаре. В дни торжеств, когда все подвластные ему раджи и народы приносили ему дары, Акбар выбирал среди груд роскошных подношений самый скромный дар и, прижимая его к сердцу, показывался перед собранием, оказывая этим внимание самому малому из своих подданных и подчеркивая, что ему дорог дар, принесенный не от излишества, но подсказанный сердцем. Так поступайте и Вы, цените не по внешности и положению, но по мысли и по внутренним качествам. И, конечно, лучшие мысли и преданное сердце чаще скрыты поношенной одеждой и скромным положением. Цените малых сотрудников. Как точность, так и вежливость есть привилегия царей.

Пора кончать это длиннейшее послание, но я очень люблю побеседовать с Вами, мои родные.

Порумочка, родная, очень ждем прибывающего члена нашей семьи. Жалею, что О[яна] не поспеет к этому событию. Шлю всю мою ласку и любовь, сердцем Ваша,

Е.Р.

 

22.II.32.

Урусвати

Родные наши, письмо это получите, вероятно, накануне приезда Н.К., потому хочу Вас еще раз просить охранить мое сокровище, чтобы силы его, столь нужные для великого задания, не были израсходованы на мелочи будней. Пусть приезд его останется праздником духа и великим напряжением творчества. Хочу верить, что Вы найдете в сердце своем самые светлые воспоминания, объединившие всех нас, и все лучшие устремления и, одушевленные ими, сложите вместе со своим Гуру новую прекрасную ступень, которая введет Вас уже в преддверие к великому будущему. Дайте, родные мои, эту радость Великому Сердцу, так неустанно заботящемуся о Вашем благе!

Теперь должна предупредить Вас, что явлено самое серьезное Указание проявить крайнюю осторожность со всеми подошедшими и вновь приходящими. Не следует отягощать их слишком большим доверием. Как Сказано, малое сознание занесется в самомнении, если начать превозносить его. Помните постоянно, что все подробности дел могут быть известны лишь Вам, но никто из подошедших не должен знать их. Все подробности переговоров с различными лицами, как, например, Гал. Деб. и многие другие, не должны быть сообщены им. Вы одни знаете и должны понять и всячески охранять доверенное Вам, иначе Вы породите вольных и невольных предателей. Кто сохранит малое доверенное ему, может получить большее. Но немало доверено Вам, и потому тем более ответственности возложено на Вас. Нужно знать, что пыльное и мохнатое мышление может губительно преломить почерпнутые им сведения о делах и подробностях. Теперь, когда я писала о том, что полезно читать из моих писем некоторым лицам выдержки, которые не будут подчеркнуты красным карандашом, я имела в виду воздействовать на сознание указанного лица. Но уже в следующем письме от 31.I мною точно указано, что именно следует прочесть указанному лицу. Надеюсь, что это и было выполнено точно. Так, все мои письма только для Вас, и лишь те строки, которые будут точно отмечены, могут быть прочтены указанному лицу.

Теперь хочу осветить еще один вопрос. Некоторые сотрудники писали мне, что они не согласны с толкованием некоторых Посланий, и запрашивали, не должны ли они руководствоваться лишь своей интуицией? На это отвечу – конечно, при условии, что это будет действительно голос интуиции, а не самости. Как я уже писала, неизбежны различия в толковании при разъединенном сознании учеников. Но имеется еще основное условие, которое должно быть отмечено. Для правильного принятия Посланий и видений чрезвычайно важна чистота провода, что, конечно, достигается очень редко. Привожу страницы из Учения, освещающие эти условия.

«Источники, которые воспринимают тонкие энергии, очень чувствительны, потому так важно то качество, которое является преимущественно в чистых проводах. Так же, как различие существует в химических опытах с многообразными сосудами, веществами и сочетаниями, так же разнородны все явления восприятия. Организм, наполненный империлом, даст лишь частичную крупицу Послания. Организм, наполненный самостью, даст страшную окраску, которая извратит посылку. Организм, напитанный недружелюбием, отнесет посылку к соседу – так извращение Облика даваемого зависит от качества приемника.... Дано духу огненному принимать тонкие энергии. Лишь Огненное Сознание может провести ток тонких энергий. Потому record’ы должны рассматриваться с большим распознаванием. Ведь человечество привыкло являть Высшее на низменном плане, потому и Облики Владык приобрели такие формы извращенные. Ведь человечество привыкло к мысли, что Высшее должно служить низшему, но не подумают, что только явление понимания Служения дает право на явленное звено Цепи. Так, извращение Посланий дает те результаты, которые засоряют пространство. Мы знаем случаи, когда Высшие называли ученика Махатмой, но серые приемники извращали до безобразия великое Послание. Потому будем предостерегать всех против извращения и фальшивых record’ов. Когда Мы называем ученика Махатмой, Мы знаем утверждение великого потенциала. Но что же являет медиум или приёмник, отравленный империлом?!

Так, нужно очищать в будущем нечестивые человеческие действия и уничтожать фальшивые record’ы. Так, в Мире Огненном лишь Огненное Сознание может быть истинным приёмником Посланий. Спросят: почему не останавливаем те лжеисточники? Почему не выявляем тех, кто Послания искажают? Отвечайте: если бы насильственно останавливать течение, по которому человечество идет, то изуверство перешло бы во зверство. Так злая свободная воля течет, как лава, поглощающая в истории тех, кто ополчается против Блага. Ведь насильственное явление не может дать человечеству пути праведного, потому все тонкие энергии могут восприниматься лишь Огненным Сознанием. Так, терпимость, истинно, удел Огненного Сознания. Конечно, нужно очищать всюду те грязные наслоения, и удел Огненного Сознания есть очищение record’ов пространства. Среди накоплений страниц писаний человеческих нужно будет отметить те пагубные record’ы, которые засорили мозг даже недурных людей. Так, на пути к Миру Огненному нужно понять значение восприятия высших энергий и Посланий Тонких.

Среди приёмников есть много русел: каждое русло имеет свое особое качество и назначение. Но Океан мысли Учения может быть дан только через самый близкий источник. Много ветвей и способов сообщений, и особые свойства русел указывают на ограничения восприемников. Функции тех огненных приемников, которые могут воспринимать океан мысли Учения, являются главными объединителями Высших Сил с Миром. Нетрудно проследить, как шли эти Иеровдохновения, и нетрудно проследить, как шли эти Носители Огненного Сознания. Потому следует отличать светлый подвиг от явлений ограничения. В этом подвиге можно истинно утвердить огненное понимание человечества. Преемственность Учения так же, как явление магнитного полюса для утверждения огненных манифестаций, для проведения высших законов может быть дана лишь огненному духу, связанному с Иерархией тысячелетия. Тысячелетиями тянется напряженное огненное действие. Тысячелетия куется объединение сознаний. Тысячелетия сердца сливаются в едином Великом Служении. Непреложен Закон Космический, и нужно понять, что преемственность утверждается веками. Есть много посягателей на это великое право, но Космическое Право дается творцу Огненного Мира. Потому человечество должно очистить сознание для понимания великого права преемственности».

В этих строках дано почти исчерпывающее объяснение. Действительно, если бы Владыки занялись насильственным исправлением и пресечением всех искажений, то можно себе представить, сколько голов свалилось бы с плеч и в какие зверские формы вылился бы, при малом сознании, фанатизм последователей! Итак, будем держать провод духа чистым, не зараженным империлом и самостью, и явим величайшую честность. Тогда можем быть спокойны относительно правильности толкования Послания или видения. Очень осторожно нужно быть и со многими видениями. Если приемник медиумистичен и организм заражен империлом, то могут проникнуть Послания и видения из различных источников. Лишь Огненное Сознание, объединенное с сознанием Владыки, не будет ошибаться. Конечно, бывали случаи, когда и медиумистичность была трансмутирована до высокого состояния, но случаи такие весьма и весьма редки. Для этого необходима жизнь, лишенная всякой самости и полная самоотверженности в Великом Служении. Пример такого трансмутированного медиумизма являла Е.П.Блаватская. Теперь еще одна беседа.

«Среди явлений, которые особенно губительны для восхождения, нужно отметить половинчатое Служение. Невозможно продвинуться, не отвергнув страшную половинчатость. Надо помнить, что, раз избрав Учителя, ученик должен всегда действовать, понимая все губительные следствия половинчатости. Не только явное предательство опасно, ведь против явного можно бороться мечом, но те скрытые подкопы половинчатости так губительны. Нужно направить сознание людей на путь честности. Нужно людям понять, что самое главное состоит в честности Служения. Так запомним навсегда о губительности половинчатости. Рекорды тьмы содержат все половинчатые решения и действия, потому на Пути Огненном нужно помнить о следствиях половинчатости. Если бы можно было выявить рекорды Тонкого Мира, человечество ужаснулось бы, увидев серые тени вокруг разрушения, вокруг половинчатости, вокруг предательства, вокруг подстрекательства, вокруг кощунства, непримиримости и самости. Так запомним на Пути Огненном об опасности половинчатости и подкопов».

Беседу, начинающуюся «Среди приёмников Учения есть много русел», и о «Половинчатом Служении» можно прочесть Амриде. Родные мои, страшны все подкопы и подстрекательства, потому будем зорко следить, чтобы эта страшная зараза не проникла в нашу среду. Будем истинными миротворцами, всюду внесем терпимость и пресечем каждое желание наговора и подстрекательства. Единое средство против этих ужасов – устремление в будущее. И Н.К. будет говорить ни о чем другом, кроме будущего. Время так кратко, и мы должны успеть трансмутировать наши тонкие тела, очистить их от всякого империла самости, иначе огненный натиск тяжко отзовется на нас. И чем же можем мы лучше трансмутировать их, как не явлением великой терпимости и самоотверженным Служением?

Радночка хочет иметь книгу «Напутствие В[ождю]». Но Указано сделать пока десять копий этой книги, что и исполнено мною. Причем одна копия будет по указанию Вл[адыки] вручена Ав[ираху]. Но до сих пор не имеем еще Указаний относительно перевода ее на английский и вообще печатания ее. Конечно, ничего из этой книжки не следует читать новым подошедшим. Дай Бог, чтобы они вместили данные им книги. Эта погоня за новым очень осуждается Учением, ибо кто из них действительно вместил хотя бы первые положения Учения? Кто из них хотя бы чем-нибудь поступился для Учения? Нет, очень прошу Радну не поощрять этого легкомысленного отношения и никому не читать «Напутствие В[ождю]», которое должно храниться у Ав[ираха]. Есть там параграфы, которые не должны быть обнародованы раньше срока. Само собой разумеется, все члены круга могут знать содержание этой книжечки.

Нужно кончать письмо, ибо посылаю Вам еще мой ответ одному сотруднику – Асееву. Может быть, Вам некоторые утверждения в нем пригодятся.

Итак, берегите, родные, Мои Сокровища. Тяжко им будет в низинах и среди таких разнообразных аур! Проникнитесь великою торжественностью и особенностью времени. Победа завещана, и все расчищается на пути великого следования. Берегите моих светлых воинов. Шлю всю любовь, все устремления, всю радость духа.

Сердцем с Вами,

Е.Рерих.

Сейчас получила Указание добавить к письму: «Следует немедленно прекратить бросание в пространство вульгарной формулы, ворвавшейся в Башню*, – if we do not receive money, we give no information»*. Пусть Модра задумается над этой формулой. К чему все уверения и прекрасные слова! Кто может им верить! Да и раньше уже получено Указание: «Теперь не время подкопов под Ученика (Лог[вана]), который несет тяготы новых начинаний. Нужно приостановить вой и саможаление. Можем отозвать Лог[вана], но ужасна будет Карма разрушения». Теперь я также прошу всех имеющих Кольца временно не носить их, на это имеются причины.

 

Асееву А.М.

28.VIII.31.

Обращение Ваше к русской группе в Париже получено, и искренность его дает возможность, насколько разрешается сейчас, ответить на поставленные Вами вопросы.

Вы правы, что «понять Агни-Йогу до конца и применить к жизни может далеко не всякий». Но без применения к жизни никакое знание не имеет цены и не даст ожидаемых результатов. Первые формулы, которые ученик должен усвоить, суть следующие: «всё для жизни, нет ничего отвлеченного»; «всё должно быть совершено человеческими руками и человеческими ногами»; «без напряжения всех сил никакая трансмутация (или совершенствование) невозможна». Не знаем ли мы, что и в химическом опыте лишь на границе величайшего напряжения рождаются новые формулы. Потому в силу великой аналогии, существующей во всем Космосе, это указывает нам путь постоянного устремления и напряжения всех наших способностей.

Учение требует, прежде всего, самодеятельности ученика. Учение дает направление, расставляя вехи и щедро рассыпая драгоценные намеки, но ученик должен сам, своими руками и своими ногами построить свой путь. Потому не ждите готовых, патентованных формул. Из малых намеков сложите великое строение.

Теперь отвечу на вопросы.

1. Да, Учение не прекращается, и следующие части Агни-Йоги, как «Беспредельность» и «Иерархия», готовятся к печати на англ[ийском] и русск[ом] языках.

2. Книги «Зов» и «Озарение» или первая и вторая часть «Листов Сада М[ории]» будут высланы Вам при ближайшей возможности. Третья часть находится сейчас в переводе. Первая часть «Листов Сада М[ории]», так же как и «Агни-Йога», имеются на англ[ийском] яз[ыке].

3. Непосредственное Общение существует, причем употребляются разные языки. И Вы правы, счастье это выпало на долю Ваших соотечественников.

4. Литература о разных видах йоги частично переведена и убого истолкована на европейские языки. Лучшими трудами считаются труды Патанджали, Свами Вивекананды и Авалона. Кроме того, для врачей интересна недавно вышедшая книжечка доктора медицины, индуса, постараемся прислать её для Вашего ознакомления. Но Агни-Йога есть синтез всех йог.

5. Мускус есть отложение вещества бессознательной психической энергии, о которой так много говорится в Агни-Йоге. Мускус не имеет ничего общего с наркотиками, убивающими интеллект. Он не является возбудителем в точном смысле этого слова; он дает равновесие нервной системе; действует на симпатическую систему, которая так вибрирует у продвинувшихся йогов. Также верно, что при употреблении мускуса потребность в пище уменьшается, ибо психическая энергия, укрепляя нервные центры, питает также и физические силы. Доза: размер средней или малой пилюли раз в день, но некоторые принимают и две горошины сразу; эта доза считается уже сильной. Заменить мускус трудно, ибо это такой конденсированный продукт, но, может быть, ближе другого бобровая струя и спермин д-ра Пеля.

Отложение бессознательного огня есть определение того же вещества психической энергии, потому и мускус может быть назван этим огнем. Фосфор духа тоже одно из наименований все той же психической энергии. И Вы уже знаете, что психическая энергия есть самая мощная, самая проникающая, самая трансмутирующая энергия, являющаяся панацеей от всех заболеваний и от многого другого. Конечно, она является такою при сознательном овладении ею или хотя бы осознании ее. Но даже бессознательное отложение такого вещества хранит в себе сокровища.

6. Валериан относится к категории жизнедателей и значение его приравнивается к значению крови в организме. Валериан оккультно рассматривается как кровь растительного царства. Его следует принимать ежедневно и постоянно, не делая перерывов, рассматривая его наравне с ежедневной пищей. Можно принимать тинктуру на спирту, но, конечно, без примесей вроде эфира. Доза – от 10 до 25 и 30 капель. Но лучше всего пить валериановый чай, настоенный на корнях. Можно раз или два в день.

Вообще, имейте в виду, что никакие наркотики не рекомендуются при следовании по пути Агни-Йоги. При некоторых заболеваниях разрешается пирамидон или небольшие дозы аспирина. Также совершенно пагубно курение и злоупотребление спиртными напитками. Даже мясная пища вредна, вводя в организм разложившиеся частицы. Конечно, как врачу, Вам известно, как осторожно нужно выводить организм из привычных ему условий, дабы избежать губительных реакций. Но много ли таких, которые смогут сделать это постепенно? Но никакая Агни-Йога недоступна при курении и злоупотреблении спиртными напитками.

7. Кедровая и другие смолы, как, напр[имер], эвкалипт, являются продуктом психической энергии деревьев, из этого явствуют все целебные и незаменимые свойства – укрепляющие, очистительные и заживляющие и т.д. Зная сущность, каждый должен найти ей лучшее применение. Имейте в виду, что лучшая смола – смола сибирских кедров.

Очищенную смолу или ее масло можно принимать внутрь, доза – от пяти капель и больше. Все очень индивидуально. Может быть, Ваша интуиция подскажет Вам удачное соединение.

Конечно, эманации хвойных деревьев незаменимы. Хвойные деревья, как машина электрическая, накопляют жизнеспособность, конденсированный запас праны или натуровалориса. У друидов чаша смолы называлась чашей жизни.

Всегда полезно иметь в комнате небольшие хвойные деревца или распылять смолистые эссенции. Этим очищается атмосфера и изгоняются различные нежелательные сущности, которых так много вокруг человеческих аур. Для этого также хороша мята в виде эссенции, распыленной в воздухе; или можно налить несколько капель эссенции в горячую воду и ставить недалеко от изголовья. Во всех перечисленных Вами случаях это полезно.

8. Мятные или ментоловые препараты, прежде всего, незаменимы для локальной анестезии и освежающего холодка при всех воспалительных процессах, которым так подвержены начинающие йоги. Большинство болей йога связано с воспалительными состояниями нервных центров и желез, ибо каналы нервов близко соприкасаются с железами. Потому и банальный мигренштифт очень полезен, также и прикладывание Baume Bergue, в который входит большое количество ментола. Это проверено на личном опыте.

9. Для выделения астросома продвинувшимся ученикам даётся особая эмульсия, в которую мята не входит, но смолы да.

10. Предполагаемой Вами опечатки в книге нет. И следует всячески охранять темя от непосредственного воздействия солнечных лучей. Потому именно все йоги собирали и собирают волосы узлом на темени. Помимо жара, солнечные лучи обладают химизмом, который в периоды увеличения солнечных пятен может быть пагубен. Вообще, при раскрытии центров, нужно всячески избегать непосредственного воздействия солнца. Также губительны все чрезмерные физические упражнения как спорты.

11. Третий глаз, конечно, имеет физический субстрат в центре нервной системы. Обратите самое серьёзное внимание на две мозговые желёзки – мокротную (pineal) и шишковидную желёзку (pituitary). Молекулярные движения мокротной железы рождают психическое зрение, но для духовного, высшего зрения, нужно вызвать такие же молекулярные движения и в шишковидной желёзке. Излучения, или эманации, этих желёз, объединяясь, дают высшие следствия.

Могу дать Вам совет обратить самое серьезное внимание на нервные центры, неосознанное частичное раскрытие которых часто являет все симптомы чахотки, астмы, ревматизма и др[угих] заболеваний. Так, один из наиболее важных центров при развитии йогизма, солнечное сплетение, совершенно не изучено. А оно дает много болезненных ощущений при продвижении на пути йогизма.

Думаю, что Вы не останетесь довольны моими краткими объяснениями, но мы должны являть свою интуицию и свою инициативу, ибо нет истинного продвижения без наличия этих качеств. Как Вы, может быть, уже заметили, в Агни-Йоге, прежде всего, требуется духовное развитие, без которого все указания и все средства являются наполовину, если не больше, недействительными. Потому от всего сердца позвольте пожелать Вам наряду с продвижением на физическом плане ещё большего на духовном. В этом Вам всегда будет оказана помощь, хотя, м[ожет] б[ыть], и не сразу будет осознана Вами. Избегайте всякой магии и псевдооккультизма. Без правильного развития и расширения сознания все предлагаемые рецепты для выделения астросома и других экстериоризаций, вызываний и прочих явлений могут явиться губительными.

Утвердитесь по пути духовного совершенствования и непредубежденного, истинного научного исследования, и все приложится.

Между прочим, как относитесь Вы к лечению цветными лучами?

В заключение хочу напомнить Вам о совершенной неотложности осознать наступление Нового Века. Огненные энергии в страшном напряжении устремлены к Земле, и, неосознанные и неприменённые, они вызывают уже и будут вызывать разрушительные землетрясения и другие космические пертурбации, так же как и революции и новые эпидемии. Мы находимся у самого преддверия Нового Века, новой расы, и потому наше время может быть приравнено к последним временам Атлантиды, в существовании которой наука начинает всё более и более убеждаться.

Наблюдайте все необычные и разрушительные знаменья во всех областях жизни и многое станет ясно. И Вы увидите, куда направляется строительство Нового Века, Века Духоразумения и великого Сотрудничества народов под Знаменем Культуры. Осознание этого великого времени должно удесятерить силы каждого чуткого духа и устремить к радостному строительству на Общее Благо под Знаменем, которое мы назовём Знаменем Мира и Культуры!

Сила и радость Духу Вашему.

Чем меньше будете читать Ледбитера, тем лучше. Читаете ли Вы по-английски? Если явятся еще вопросы, можете направить их в Америку по следующему адресу – Miss E.J.Lichtmann. Riverside Drive 310. New York. U.S.A. Это, может быть, возьмет больше времени, но достигнет наших гор вернее.

 

22.XI.33.

Урусвати

Родные и любимые наши, вчера была получена телеграмма Ваша о большом успехе Конвенции*, состоявшейся при участии 32-х наций. Очень порадовались и посылали Вам наши лучшие мысли и самую сердечную признательность за весь энтузиазм и за все несломимые усилия, приложенные Вами для лучшего выполнения великого исторического задания. Истинно, Конвенция есть историческое действие и не может быть вычеркнуто из истории, и Ваши славные имена будут запечатлены справедливо. Конечно, мы еще раньше запросили о ходе Конвенции и получили ответ: «Скажем, что доволен, когда можно видеть все сатанинские нападения; можно сказать, что Знамя двигается удачно. Конечно, везде полумеры, но путь открыт. Можно похвалить сотрудников. Каждый в своем разумении проявил преданность – качество очень редкое». Также шлем нашу благодарность и духовную поддержку Другу. Без него трудно было бы иметь такой результат. Радует нас учреждение Постоянного Комитета, с нетерпением будем ждать подробностей. Друг же пусть не смущается и продолжает, где нужно, поддерживать значение Знамени. Газеты принесли весть, что договор о признании подписан был в День Конвенции. Какой великий знак битвы Света и тьмы! И как мало [тех], кто усматривает и понимает эти знаки. «Нужно это время очень прикрепляться к Иерархии. Сат[ана] безумствует, ибо потерпел поражение. Именно после поражения Сат[ана] особенно опасен. Он имеет в виду не столько само признание, сколько вред Нашим явленным работам. Он думает о многих других условиях. Он скоро сможет действовать опять малыми шептаниями. Такие приемы очень излюблены сатанистами». Вот почему так важно было окончить реорг[анизацию] до этого обстоятельства. Родные, торопитесь, облегчите себе продвижение. Также ввиду всяких новых обстоятельств нам очень важно выявлять таких лиц, как Колем[ан]. Соберите все доказательства и обнаружьте клеветника. После победы нужно быть особенно зоркими и осторожными. Уже Сказано было о том, что они бросятся всячески дискредитировать Н.К., и особенно как художника. Запомните это и, где нужно, пресекайте и предваряйте их.

Теперь можно будет при случае сказать Другу, что «многие события наполняют пространство. Можно видеть, как некоторые устремляются туда, где нет очевидных возможностей. Уже знаете, что человеческие возможности отличаются от возможностей космических, за которыми нужно следовать». И мы уже знаем, что только следование за космическими возможностями упрочивает все действия и выводит на правильный путь эволюции. Именно, указания Иерархии совпадают с этими космическими возможностями. Также могли убедиться, что идущие против Космических Решений приходят к саморазрушению. Разве мало разрушений происходит сейчас? Все Высшие Решения принимаются в Мирах Огненном и Тонком и затем проводятся в Мире Земном. Без сотрудничества Миров Высших никакое земное действие утвердиться не может и в надлежащий срок лопается, как мыльный пузырь. Высшие темные силы знают, что они не могут восторжествовать, но все усилия их направлены сейчас на то, чтобы как можно больше людей увлечь на противодействие Свету и хотя бы немного задержать и отдалить свое поражение. Конечно, это знание они всячески скрывают от своих слуг, чтобы не лишить их необходимого энтузиазма для сеяния зла. И потому так грустно видеть, как светлые силы не могут согласиться между собою; как они дезорганизованы и уступают натиску темных и тем отдаляют час победы, который для них может и не наступить, ибо Срок Космический, сокрушая темных, не пощадит и теплых!

Итак, родные, больше, чем когда, будем повторять Имя Вл[адыки] и действовать согласно и осмотрительно. Вы знаете все древние пророчества и уже можете проследить, как они исполняются или находятся в процессе исполнения. Немного удивляемся, что Др[уг] ничем не отозвался на письмо Н.К. и что ни в одной телеграмме не упоминается его имя. Но знаем, что речи на Конвенции были хороши, так что отсутствие message потонуло в общем подъеме. Но отсутствие его произошло от домашних влияний. Родные, будем продолжать нашу великую культурную работу, не смущаясь никакими обстоятельствами. Корабль наш имеет опытных Кормчих. И несмотря на тучи, солнце светит, может быть, еще ярче в сердце! Обнимаю Вас единым объятием и шлю всю бодрость духа.

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

 

29.XI.33.

Урусвати

Родные наши и любимые, сейчас, когда Конвенция прошла так успешно, нельзя ослабить нашего внимания к дальнейшему продвижению Знамени. Куйте железо, пока горячо. Потому будем усматривать все возможности к укреплению и принятию Знамени. Ждем, как проявит себя не нашедший мужества прислать обещанный message. Если бы он мог знать, что он утратил! Правда, я видела его до крайности истощенным и усталым, но истощенность эта не является ли признаком духовного неуравновесия и следствием полумер? И как может быть иначе, когда Рука помощи отринута, а страшный враг получает чуть ли не братское целование!

Также сейчас совершенно необходимо в полном согласии закончить реорганизацию. Все усилия, вся находчивость должны быть направлены на это, иначе ущерб неисчислим. Никакая деятельность не может развиваться во время реорганизации. Сказано сейчас: «Не скрою, что опасность велика. Нужно опять соединиться с Нами. Могут быть самые неожиданные подкопы. Кто же, кроме Нас, предупредит о них? Так без всяких беспокойств опять соберемся прочно и поймем, где победа. Темные пытаются подкинуть черных котов, но будем тверды. Понимаю вашу напряженность, трудно избежать ее. Но при Нашем дозоре пройдем и эти нападения. По некоторым условиям можно было бы ехать уже сейчас, но Мы предусматриваем, что полезнее пройти некоторым обстоятельствам. Потом тигры уйдут на новую добычу». Грустно до боли видеть, как хорошие люди закрывают себе все пути и радостно устремляются к погибели своей! Читали письмо Др[уга] к Гл[аве]. Письмо милое, но нет в нем силы и огня, необходимого ввиду столь исключительно серьезного положения. Конечно, понимаем, что трудно сразу проникнуться сознанием всей грозности наступившего времени, но все же некоторые должности обязывают иметь широкий горизонт и нужные слова в минуту опасности. Умеренность мозгов и немощь прокисшего сознания всюду, и, право, затрудняешься сказать, что лучше – кислота или горечь? Но сердечное спасибо Другу за всю его помощь, и хочется верить, что он будет продолжать свое светлое дело и указывать на опасности. Хорошо, если ему удастся передать Гл[аве] все пророчества из жизни Вашингт[она] и Линкольна. Ведь, видимо, Гл[ава] верит предчувствиям. И они должны быть у него. Столько светлых Посылок идут к нему и Другу. Пусть также и сам Др[уг] больше проникается сознанием великой битвы. Конечно, битва Света и тьмы многим кажется какой-то устаревшей сказкой, но следует сказать, что обычно думают так те, кто сами бессознательно и тем послушнее выполняют директивы темных шептунов. Приглашение от Гл[авы] почти что потеряло смысл, ибо обещанная весть уже утратила свое значение. Есть формулы, которые могут быть произнесены при определенных условиях, но если условия эти изменились или вообще не существуют, то и формула теряет свой смысл. Очень грустно за страну, ибо мы ее так любим. Теперь пусть Логв[ан] да и все сотрудники будут очень осторожны, ибо много будет попыток получить от них определенные statements вроде тех, которые требовал от него Сол Бл[юм]. Опасайтесь его, он может вовлечь в большие неприятности по глупости и тщеславию. Наша культурная деятельность была и есть поверх всякой политики. Конечно, безбожия и кощунства как такового признать не можем, ибо Живая Этика не может оторваться от Начала Начал.

Очень радовались узнать от Флейшера, что Логв[ан] мастерски провел Конвенцию как президент ее. Прекрасно, что Логв[ан] ближе соприкоснулся с правит[ельственными] и диплом[атическими] кругами и смог убедиться, что «не боги обжигают горшки». Это всё – неоценимые накопления, так нужные для будущего. Княгиня Четверт[ынская] прислала нам вырезку из газеты с заметкою Коти, редактора-издателя, обращенной с предупреждением к Америке против тигров. В ней же указывается, что перед избранием Рузв[ельта] безбожники напечатали оскорбительную брошюру против него. Пытаемся достать ее. Должно быть, по нашим огрубелым временам оскорбления – лучшая политика, чтобы достичь своей цели. Следовало бы Другу сказать об этом. Пусть достанут эту брошюру. В этой маленькой газетной заметке очень сильно сказано о представителях тигров.

Теперь приведу страничку из Учения.

«Настигнутый погонею, вестник бросается с конем в самом широком месте реки. Погоня останавливается, ибо надеется, что вестник потонет, но он выезжает на берег. Преследователи для ускорения спешат к узкому месту и тонут в течении. Поистине, где узко, там опасно, – такое изображение следует применять везде. Поиски миража облегчения не приводят к подвигу. Самое трудное есть и самое доступное. В широком месте река всегда самая мелкая. Люди не желают понять, что искания настойчивые уже пробуждают сильные энергии. Потому не будем устремляться к узкому, предпочтем широкое начало».

Запомним это, родные, ибо сейчас кому-то может показаться, что надо все сузить и избегать трудного. Теперь, Зиночка правильно пишет, что большинство подошедших полагают, что их порывов уже достаточно для преображения как духовной, так и всей их физической жизни. Непонятен им подвиг и постоянное горение при великом терпении. Они, как дети, за хороший поступок ждут подарка от родителей и не понимают, что главная награда – в расширении сознания, которое приносит скорее новую тягость в земной оболочке, но Радость Великую в Сферах Духовных. Им следует внимательно прочесть §§ 72 и 97 из «Сердца».

Итак, родные, шлю Вам всю мою ласку и ободрение к новой битве, она одна из самых серьозных, но верим, что выйдете победителями, крепко держась за единый Якорь.

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

Огн[енный] Человечек уже выедет ко времени получения этого письма. Чую грусть моей «Нежной Птички», но для конечной победы нужно принести решительно всё.

 

6.XII.33.

Урусвати

Родные наши и любимые, из полученных от Вас телеграмм видим, как точны были предупреждения о том, что темные после успеха Конвенции начнут усиленно работать, чтобы ослабить, если и не совсем разбить, этот успех. Необходимо со всем спокойствием, но неустанно закреплять завоеванные позиции и отражать все нападения. Только бы самим всегда помнить все наши assets и пользоваться ими в представляющихся случаях. Сейчас особенно волнует нас вопрос по реорганизации, совершенно необходимо закончить его до приезда. Вспомните сон, о котором, по Указанию, я Вам писала, о происшедшей задержке в отъезде У[чителя] по назначению. Те, кто откликнулись на этот сон, не поняли его, другие обошли молчанием, между тем он имеет чрезвычайное значение. Не означает ли он грозное предупреждение, что если дела не будут закончены до приезда, то темные злоумышленники могут подстрекнуть bonds и других кредиторов подать в суд на главу trustees, и Вы сами понимаете, что произойдет в таком случае. Пожалуйста, вдумайтесь в великую серьезность положения и, работая в одном направлении, не забывайте и о двух других. При истинном сотрудничестве многое можно успеть, но, конечно, один человек там, где нужно, по крайней мере, пять, не может успеть. Потому так важно объединенное сознание и действия. У Вас много вожжей, и надо пользоваться всеми, иначе скатимся в обрыв. Умоляю проникнуться грозностью положения. Ведь все исчадие ада вышло на борьбу со Светлыми Силами. И битва нашего времени даже грознее времен Атлантиды. Каждый день мы должны быть готовы во всеоружии отразить врагов, которых легионы. Но не отчаиваться должны мы этим, а гордиться, сражаясь за Свет, и если мы напрягаем все силы, то победа несомненна. Но благодетельность и победность такого напряжения возможны лишь при полном единении сотрудников, ибо Вы представляете из себя одно тело, и всякое нарушение гармонии отражается на всех членах, на всем успехе. При нарушении единения Ваш магнетизм не может правильно работать и, таким образом, не привлекает прочно носителей возможностей, которые направлены к Вам. Когда это простое положение, подтверждаемое всеми физическими законами, будет усвоено, тогда все и облегчится.

Не могу выразить, как тяжко мне сознавать создавшееся положение среди сотрудников, ведь это истинное самоубийство!! Молю, ради Вашего собственного спасения подумайте об указанном во сне символе. Если же кто не хочет принять его, то пусть хотя бы поверит Вл[адыке]. Уже так мало осталось до решительного сражения, неужели накануне победы мы уклонимся от нее? Серьезно, очень серьезно говорю. Кто выдержит битву до конца? И зачем тащиться к победе с окровавленными ногами, когда можем дойти в радости, в единении, без ранений. Услышьте мольбу мою. Сердце болит и полно слез, ибо ничего нет более тяжелого, как видеть, что самые близкие не хотят слышать грозных предупреждений. Но возможно ли полагать на весы прекрасное будущее Плана и мелкое самолюбие и честолюбие. Хочу надеяться, что какое-то чудо просветления произойдет и не нужно будет бедствия, чтобы сплотить близких. Как прекрасно, например, Порумочка могла бы бесед[овать] с Рад[ной] и пользоваться Советами, но разве это возможно при существующем разъединении? Боже, сколько прекрасных возможностей отброшено нами самими, истинно, за чечевичную похлебку! Все же будем пытаться установить эту возможность, ибо она так необходима. Привожу из «Мира Огненного»:

«Человек, изрыгающий самые разрушительные слова, как младенец, прибавляет: “Ведь небо не обрушилось!”. Он не может усмотреть разрыва внутренних нитей, которые ничто и ничем не может связать: так часто наносится непоправимый вред. Но каждое сердце, познавшее Огни, утвердит понятие подвига, ибо без него тесна и невозможна жизнь. Так понесем подвиг всех трех миров».

Может быть, это было Сказано по получении некоторых вестей?

Тронута была письмом Зин[ы], усматривающей многие сложившиеся затруднения именно в силу создавшегося положения среди круга. Да, так оно и есть, и правильное действие магнетизма постоянно нарушается. С ужасом думаю о том, что, может быть, и в этот раз Посл[анцу] придется выслушивать и штопать вместо слагания созидательных действий. Неужели и на этот раз не все проникнутся сознанием, что все слова и решения являются Иеровдохновением и потому должны быть приняты как исходящие из самого Высшего Источника. Прочтите все имеющиеся у Вас страницы, данные перед последним приездом, и примените сердцем все сказанное в них. Пос[ланец] горит всеми огнями, всею преданностью Служению Великому и любовью к сотрудникам близким. Прошу читать мои письма со всею внимательностью, ибо пишу их истинно кровью сердца. Каждое слово имеет значение, но если оно неясно, то переспросите, постараюсь объяснить ближе. Но часто боюсь обидеть и потому пишу иногда как бы иносказательно, но чуткий дух должен понять всю боль и всю правду. Жду, жду, когда будет осознано величайшее напряжение Сердца Огненного и кто-то проявит истинную любовь и снимет часть этой чрезмерной тяготы. Снятие частицы тяготы есть сотрудничество. Итак, сотрудничество будет первым проявлением истинной признательности за все полученное нами. Верю, что признательность живет в сердцах наших близких и они проявят ее и в действии.

Теперь скоро Модрочка передаст Др[угу] о трех путях. Между прочим, «умеренный» Вы переводите, как «temperate», но правильнее было бы сказать «mediocre». Чья-то характеристика очень напоминает последнего прав[ителя] России. Дай Бог, чтобы путь принятый оказался хотя и трудным, но не ужасным. Также пусть Др[уг] твердо запомнит, что решения и суждения земные не отвечают Решениям Космическим. И если кара не постигает немедленно, то лишь в силу необходимости сохранить наибольшее количество достойных, ибо можно представить себе, что произошло бы, если бы Силы Света обрушили молнию, не считаясь с космическими условиями! Истинно, твердь не выдержала бы! Силы Света сотрудничают в полной мере с силами и условиями космическими. Но не знаем ли мы, что космические условия и воздействия близки, так близки, что становится страшно. Итак, родные, отстаивайте Музей, отстаивайте Знамя, приезд будет краток, помните это. Если произойдет задержка и пребывание затянется, большое бедствие будет для многого и для многих. Истинно, путь ужасный станет неминуемым. Человечество пляшет на вулкане, им сложенном. И не будут ли сеятели хаоса в прошлом и в настоящем считать себя невинно пострадавшими? Действия Умеренного Человека граничат с предательством. Черные шептуны овладели им, и он вступил в полосу хаоса мышления. Замечание относительно личной инициативы смешно, не строилась ли вся страна на этом принципе? И в то время как Знамена Мира растут как грибы, как будем отличать их одно от другого? Существует же Пакт Бриана-Келлога*, существует даже Закон Сюлливана о ношении оружия, и каждый доклад о какой-либо реформе носит имя ее орижинатора. По крайней мере, так было у нас при докладах в Госуд[арственной] Думе. Но, несомненно, в данном случае действует все та же темная рука, которой сначала нужно изъять имя, а затем и светлую эмблему заменить рогатым изображением!! Вспомним, что даже Тюльпинк начал с того, что пытался исключить, где можно, имя и предложил заменить знак Триединства знаком звезды, да еще красной!! Все полумеры несут разрушение и в грозное время должны быть заклеймены. Принятие явилось бы спасением, тем более, что «нра» на Сензарск[ом] яз[ыке]* означает «пустота».

Сейчас Н.К. принес мне leaflet – «Ideals of the New History Soсiety», неизвестно кем присланный. В числе членов жюри видим имя Франсис – значит, она имеет какие-то связи с этой организацией. Так как первая задача этой организации – развернуть Знамя Всеобщего Мира, то чрезвычайно интересно знать их отношение к нашему Знамени. Друзья или враги они? Основательницей общества была г-жа Чандлер, член Комитета первой выставки Н.К. и знакомая Народного. Ожидаем сведений о характере и о взаимных к нам отношениях, тем более, что эта особа – очень богатая меценатка. Если принципы, ими объявленные, не пустые слова, то они должны быть нам дружественны.

Итак, родные, напрягитесь в светлой борьбе за Музей, за Знамя, и если удастся Вам проявить великодушие и установить сотрудничество, то победа несомненна. Приложим всю находчивость, чтобы явить ряд побед.

Шлю деткам всю нежность и Вам, родные, всю устремленность духа и любовь.

Сердцем с Вами,

Е.Р.

Страничка из новой книги.

«Мысль о невозможности уже есть от темного начала. Нужно уничтожить всякое уныние, ибо этот путь не ведет к Истине. Можно видеть, как темные желают испортить судьбу Знамени в разных концах Мира. Из этого примера можно видеть, насколько темные хотели бы вообще извести дела и Вас. Тем не менее Вы существуете и проходите все препятствия, ибо идете в законе Иерархии».

Силы Светлые могут ручаться за полную победу там, где Указания Их исполняются точно. Потому, исполняя основное Указание, сплотимся сердцем вокруг Великого Образа. Несказанно всё облегчим себе. Разъединение отражается решительно на всем, начиная со здоровья.

Не дадим радоваться врагам, ведь их главная цель – разъединить и внести в ряды сотрудников уныние и сомнение.

 

13.XII.33.

Урусвати

Родные наши и любимые, вчера пришли Ваши первые письма и report’ы о Конвенции. С радостью видим, что действительно большая победа была одержана. И отныне государственный масштаб движения обеспечен. Пока что из присланных Вами речей должны особо отметить речь Друга, министра Панамы и Сола Бл[юма], в них подчеркнута духовная сторона, что, конечно, так важно. С большим нетерпением будем ждать и другие речи. Огорчились бестактным замечаниям Дабо в отношении Германии. Тем более, что содержание уничтоженных книг невозможно приравнять к сокровищам Александрийской библиотеки. Представитель этой страны мог бы справедливо сказать ему, что если бы они знали, что Ам[ерика] будет так сожалеть об уничтожении этих перлов, они с удовольствием бы их презентовали им. Насколько мы знаем, книги эти исключительно трактовали сексуальные вопросы, избежание деторождения, гомосексуальность и пр. Но не Указано ли нам, что первая обязанность страны следить, чтобы подобная зараза не проникала в сознание подрастающего поколения и уничтожалась бы в первую очередь. Освежите в памяти, что сказано в «Новой Эре» да и в «Напутствии Вождю»* по этому вопросу. Не Указано ли, сколько настоящих гнойников лежит на полках хранилищ и сколько книг, несущих заразу лжи и всяких пороков, проникают в массы. Вот почему я так волнуюсь за некоторые лекции г-на Рун[еса], ибо они проходят под флагом Музея; и нет ли среди лекторов авторов уничтоженных книг? Да, говоря перед лицом представителей стольких стран, нужно соблюдать величайшую тактичность и дружелюбие, чтобы не умалить ни одной из них и не слишком превознести свою, что тоже явилось бы неуместным при развернутом Знамени Культуры и Мира. Нужно знать самое лучшее о каждой стране, знать ее лучшие качества, ее лучшие легенды и тем приветствовать ее – только таким образом возможно великое сердечное и культурное сотрудничество. Теперь так важно, чтобы деятельность избранного Постоянного Комитета не замерзла. Нужно, чтобы этот Комитет приобрел с течением времени подобающее ему великое значение. У Св[ятослава] явилась блестящая идея по этому поводу, всецело поддержанная Н.К., о ней он будет писать. Также очень радуемся и гордимся, что Логв[ан] сумел с таким достоинством провести трудную роль.

Теперь, родные, «не забудем, что в эти дни протекает самая опасная фаза битвы. Не забудем, что именно теперь имя выдвинуто в государственном масштабе. Действительно, новые массы приходят к имени, но темные не могут примириться, что Знамя было развернуто в тот же день, когда они собирались торжествовать. Нужно написать сотрудникам, что могут быть самые различные подкопы и самые разрушительные намерения. Фаза битвы настолько серьезна, что нельзя говорить об ошибках. Даже стратеги не будут говорить об уже прошлых ошибках, когда новое нападение угрожает. Именно, как Сказано, – остерегайтесь! Так и напишите, чтобы не пускали врага в дом. Советую не забывать тигров ни на мгновение. Они опасны не по национальности, но по сатанизму. На сатанизм нужно обратить внимание. Мы Вас храним и сохраним, ибо не будет с вашей стороны предательства, но там, где могут быть колебания, там нужно быть на дозоре особенно».

Так, родные, обратите внимание, что опасность не по национальности, и тигры бывают разных пород, и не скрываются ли они уже под самой крышей Музея? Зорко следите за г-ном Рун[есом] и приглашаемыми им и за их поздними сборищами. Не пустите врага в дом. Последствия будут страшны, но если враг уже вошел, то призовите всю находчивость и тактичность, чтобы осторожно вытеснить его. Но бойтесь делать открытых врагов. Гораздо полезнее заставить черта служить себе, нежели вызывать его ярость неосторожными криками и замахиваниями на него. Вам было Указано, что имя явится пробным камнем, но нигде не было Указано ожесточать и порождать врагов. Нужно всегда опасаться людей, выказывающих неуважение к имени, и потому сугубо быть осторожными с ними. Именно эта осторожность не должна выражаться в открыто агрессивных мерах. Много способов можно изыскать, чтобы парализовать враждебное влияние и действие. Итак, бойтесь в такое исключительно опасное время делать новых врагов. Обдумывайте совместно каждый шаг и каждую возможность. Никогда Вл[адыка] не откажет в экстренном случае дать лучшее решение, если спросите в чистоте сердца, без личной окраски. Готовьтесь к новым западням и заговорам. Сегодня слышала, что враги собираются сковать нам новые кандалы, не Тарел. ли? «Плывем на гребне волны, напрягитесь мужеством, ибо с Нами может быть лишь победа». Очень ценю слова Логв[ана] о его любви к действию и борьбе. Действительно, в этом и заключается настоящая жизнь. И чем напряженнее битва, тем больше радости приносит она. Испытанный боец предпочитает все трудности легкому достижению. Каждое одоление утверждает новое сознание и открывает новые возможности. Хвала трудностям и понимающим их великое значение!

Как бы россказни г-на Рун[еса] о привлечении богатых друзей не оказались приманками. Остерегайтесь! Но, конечно, все сказанное о врагах относится не только к нему, но, как всегда, на сорок причин. И, может быть, сравнительно легко можно окопать и обезвредить его и заставить служить общему делу.

Теперь пусть Модрочка передаст Др[угу], что мы очень ценим его труды, истинно, без него и без участия Южн[ой] Ам[ерики] нельзя было бы ожидать такого успеха. Теперь мы снова можем оценить все прошлые Указания о Южн[ой] Ам[ерике]. Но как союз с тиграми может повредить добрым сношениям Соед[иненных] Шт[атов] с Южн[ой] Ам[ерикой]! Итак, приветствуем нового рыцаря Круглого Стола сэра Галахада, как назвал его Н.К. На имеющейся у нас картинке* сэр Галахад имеет три шара на своем щите, в том же расположении, как и на Знамени Мира. Место его за Круглым Столом названо было Периллус, и имя его начертано на нем огненными буквами, тогда как у других рыцарей – золотом. Но, несмотря на все опасности, он явился победителем. Теперь предупредим нашего рыцаря, что тот, кто был прежде под ним, приставлен к Умеренному от тигров, и тот не понимает этого. Он в руках темных шептунов. Пусть Галахад наблюдает за всеми действиями и собирает факты, нужно вооружаться против врагов. У них растет ненависть к созиданию. Разрушение притягивает их как магнит. Явившаяся у Свет[ика] мысль кажется мне интересной, и если бы она нашла отклик, можно действительно было бы соорудить твердыню против сил разложения. Мысль эту он излагает в своем письме к Амридочке, и в следующих minutes она будет еще более разработана. Конечно, эта мысль очень близка Лиге Культуры и даже есть она сама. А пока просите Амридочку прочесть Вам и подумайте над нею.

Истинно, Друг мог бы привести Несдержавшему Слова сказочку: «Один правитель после Государственного Совета взял глиняную вазу и разбил ее на глазах у всех. Когда его спросили о значении сделанного, он сказал: “Напоминаю о непоправимости”. Когда мы разбиваем самый простой предмет, мы все-таки понимаем непоправимость, но насколько непоправимы мысленные деяния. Да, если бы правителям и их советникам чаще напоминали о непоправимости их мысленных решений, множество несчастий было бы предупреждено. Правитель, не знающий о духовном начале самоусовершенствования (в некоторых случаях можно было бы сказать – пренебрегающий им), не может вести вверенные ему множества сознаний. Правитель есть пример живой. Правитель есть слагатель пути по всем мирам (Физ[ическому], Тонк[ому] и Огненн[ому]). Он дает основу благосостояния. Но не будет благосостояния лишь в плотном плане. Так, не будет Правителем тот, у кого огонь на конце спички. Размер его будет равняться его представлениям». Так, Правитель должен самому себе и своим советникам часто напоминать о непоправимости многих решений. Истинный Вождь должен иметь связь с Иерархией, иначе как может он не утерять нить в происходящем хаосе? Лишь целесообразность и твердость решений и неотменяемость их являются доказательством такой связи. Вождь не меняет своего слова и решения, он не экспериментирует, но знает причину каждого своего действия. Так будем отличать прирожденных вождей от случайных фигур. Еще и еще раз напомнит Модрочка Другу, что ничто не страшно с Вл[адыкой], но минуты трудности неизбежны, ибо без них не может быть победы. Сколько раз люди считали несчастьем те обстоятельства, которые слагали для них величайшее достижение и наоборот. Потому пусть будет спокоен, волос не упадет с головы его без ведома Вл[адыки]. Но пусть будет проявлена полная преданность, пусть никакое сомнение не омрачит его победу. Но, конечно, спокойствие не будет возложением на Вл[адыку], нужна полная зоркость и находчивость в приложении всех поручений и осмотрительность в действиях. «Береженого Бог бережет» – пословица мудрая, и он ее понимает. Так, вполне согласна с ним, что перетягивать струны опасно и упущение возможности вредно. Но, конечно, лучше недотянуть, нежели перетянуть, ибо последнее непоправимо. В обоих случаях должно быть проявлено чувствознание. Так и Вы, родные, помните, что лучше недосказать и недодать. Дать в меру – и будет признаком высокого Иеровдохновения.

Теперь еще раз должна написать о нашем беспокойстве относительно реорганизации. Тарел. будет изобретать всякие западни и разрушительные намерения. Обстоятельства уже значительно осложнились. Поймите, поймите, что все достижения окажутся ни к чему, если сроки будут упущены. Задержка в продвижении – гибель всему. Так запомните, явите находчивость и главное – единение. Пришлось сократить программу продвижения из-за недостатков фондов. Но и эти трудности будут одолены, если устремимся к точному выполнению Указаний. Там, где будет проявлена полная мера напряжения и усилий, может Вл[адыка] явить громовую стрелу. Для каждого феномена нужно напряжение энергии. Поймите, родные, что ни в чем Вас не обвиняю, лишь жажду Вашего единения. Ошибаются все, и даже самые великие люди, но разница в том, совершена ли ошибка в стремлении сделать лучше, или же за нею стояло корыстное чувство. Все ошибки, сделанные в полной преданности, легко исправимы, потому будем светло смотреть в будущее и примем тяжелую фазу битвы с улыбкою. Модрочка спрашивает меня о портрете, присланном Другу. Следует сказать ему, что Н.К. сам скажет ему при свидании.

Шлю Вам, Родные наши светлые воины, всю мою любовь; бодритесь, мало времени осталось до победного конца. Деткам – всю ласку мою.

Духом и сердцем с Вами,

Е.Р.

 

Хочу просить Зиночку пореже писать Зюме, чтобы не утяжелить ее судьбу. Замечателен разгром картин Н.К., о котором она пишет. Это совпадает с тем, что мы недавно прочли в американском «Literary Digest» о гонениях на буржуазное искусство. По плану некоего г-на Шевтика, все искусство, не отвечающее марксистским идеям, должно быть изъято из всех музеев как вредное и заменено теми коммунистическими шедеврами, о которых с таким справедливым возмущением писала Зюма. Ну что же! Почетнее быть изъятым вместе с Рафаэлем, нежели висеть с современными перлами! Помните стихотворенье, которое Вам переслал Удр[ая]?

Если картины Н.К. будут уничтожены, тем ценнее будет Музей. Вл[адыка] постоянно указывает и предупреждает об этом гонении, которое поддерживается темными шептунами, которые, как Указано, спешат донести в Рос[сию] и другие страны всякие умаляющие и клеветнические шептания. Много вреда происходит от этих шептунов, потому мы должны находить новых людей. Как Сказано, «Б. может быть достоин еще большей казни, нежели одержимая. Он много потрудился посылать вредные сообщения». А еще не так давно он писал Н.К. и обращался к нему, называя его великим Учителем своим, и тому подобное. Письмо это хранится в архиве. Конечно, он тогда прослышал уже об американских Учреждениях и, может быть, надеялся пристроиться. Конечно, все их негодование не так даже за Музей, как за якобы те миллионы, которые были в руках Н.К. и из которых им ничего не перепало. Воображаю, какая участь ожидает сейчас бедного Бунина, получившего Нобелевскую премию поверх столь прославленных Куприна и Бальмонта! Он уцелеет лишь при условии отъезда и сокрытия своего местожительства! Да, нигде так не сильна зависть, как среди артистов и ученых! Но имейте в виду эти нашептывания темных, бросающихся на искусство Н.К., чтобы умалить его фигуру. Находите новых друзей.

Так хочется вооружить Вас, родные, как можно лучше, что, несмотря на длину письма, прилагаю еще несколько строк из «Мира Огненного», которые очень ко времени. «Истинно Иеровдохновение говорит: усыпленность победителя есть самое ужасное разрушение. Созвучать в ритме и не утвердить его будет нарушением закона. Победа должна принести стройное уложение. Победа не порыв, но созидание во всех законах. Заметьте уравновесие, данное истинной победой. Опасность есть друг победы. Если не поймете это сегодня, то уразумеете завтра. Огненное сердце укрепляется опасностями. Так поймем победу добра во всем ее величии».

Итак, закрепляйте каждую победу и стремитесь к следующей. Следует перевести это и Другу. Ко времени приезда мысль, излагаемую Св[ятославом] можно будет ввести в жизнь. Приезд должен быть без всякого оповещения. Он будет ускорен к первым числам марта. Еще раз обнимаю Вас, родные наши, многие события нарастают. Много пустоцветов учитываются, как будущий урожай. Н.К. сейчас сказал мне замечательное восточное изречение из книги «Китаб-эль-Иган», оно так справедливо. Привожу его: «И когда отверзлась дверь Благости, то (...) Солнце Истины взошло (...), но никто не уверовал в Него. (...) Поведайте ныне, почему те, кто (...) ожидали Его, стали прекословить Ему так, что не выразить того ни пером, ни словом? Ни одно из чистых проявлений, ни одна из Зорь Единства [Божия] не могла показаться, не возбуждая противодействия и ненависти повсюду. Ведь сказано Богом: “Как несчастны сии люди! К ним приходит Пророк, и они только смеются над ним”». Люди молят о спасении, а когда оно приходит к ним, они же первые отворачиваются и поносят его. Так было, так есть, будем надеяться, что так не будет.

 

20.XII.33.

Урусвати

Родные и любимые наши, сегодня почта из Ам[ерики] была скудная. Надеялись получить еще дальнейшие отзвуки Конвенции, а также и копии речей Франс[ис], Логв[ана], Порум[очки] и прочих. 15-го числа получили телеграмму о принятии плана Комитетом Хаз[лиха], и все же нужно удвоить настороженность и действовать крайне осмотрительно. Как Сказано: «Следите, следите, следите во всем и везде. Даже самый ничтожный слуга может навредить». Сейчас темные готовят новое нападение, пусть не застигнет оно нас невооруженными. После каждой победы и удачи они усиливают свои нападения, но мы, при единении, черпая из Неиссякаемого Источника, сумеем противостать им до новых возможностей. «Когда говорю: берегитесь!! – значит, нужно напрячь всю настороженность духа. Не мудро устремляться по одному направлению, тем можно ограничить себя. Сражение требует настороженности во всем. Сказано: чудо творится сотрудничеством, потому и просил об единении». Не будем же, родные, препятствовать чудесам и явим сотрудничество. Подрывание друг друга есть расшатывание устоев, и какой безумец из-за минутного удовлетворения самости пожелает погрести себя под развалинами своего же строения! Дела могут стоять лишь при единении указанных и собранных сотрудников! «Можно совершить немало хороших действий, но затем прикрыть их одним кощунством. Оно зовется огнетушителем. Оно порождает черное пламя и пожирает светлую ауру. Повторяйте друзьям, что между хулою и кощунством граница очень мала. Нужно изгнать из обихода хулу на ближнего. Ведь это заблуждение невежества открывает доступ кощунству на Высшее. Тот, кто понимает вмещение, тот поймет и космический вред хулы». Теперь дальнейшие действия по продвижению Знамени указаны Н.К. Нравится мне предложение переписки Таубе и Шкл[явера] с некоторыми лицами. Нужно, чтобы авторитеты по международному праву подняли свой голос. По-видимому, возражение Шкл[явера] г-ну Мюррею будет очень сильно, он умеет, когда нужно, писать по существу. Надо уметь показывать зубы, но для этого нужно быть хорошо вооруженным знанием, и что касается до межд[ународного] права, то наши друзья смогут многих загнать в тупик. Как невежественно и нелепо постоянное выдвигание гаагского предложения, относящегося к 1907 году. Этот аргумент врагов сам собою распадается, ибо президент Гаагск[ого] трибун[ала] сделался покровителем Пакта и Знамени! Все эти аргументации рассчитаны на ослов и невежд. Будем сражаться, много пользы вынесем из каждой битвы, не говоря уже о радости сражению за Свет Мира.

Теперь Модр[а] спрашивает об имени. Привожу Сказанное: «Пока оставим за ним имя, данное ему Ф[уямой]. Пусть припомнит, что был рыцарем норманом, у него может быть память о трудных битвах. Также и некоторые друидические воспоминания. Может быть, в том состоянии он помнит Матерь друидов? Пока довольно...» Очень радовалась оказанному ему вниманию присылкой памятки. Зная, сколько драгоценной энергии затрачивается при таких чудесных манифестациях, сердце мое исполнено великой признательности к Вл[адыке]. Родные, чтите и дорожите каждой малейшей затратой энергии Великого Сердца. Сейчас, когда битва так ожесточена и когда Силам Света пришлось прибегнуть к новым, до сего хранимым Ими запасам энергии, докажите Вашу признательность и любовь и не допускайте никаких разъединений. Ибо когда империл разъединения отравил Вашу ауру и всю окружающую Вас атмосферу, Светлым Силам приходится затрачивать удвоенные и утроенные запасы энергии, чтобы только защитить Вас, и, конечно, в силу этого ослабляется удар в другом крайне нужном направлении. Если запас энергии неиссякаем со стороны Высших Сил, то нельзя сказать того же относительно нас. Растратив свой запас, чтобы потешить самость, мы должны иногда долгое время накоплять новое сокровище. Но, как Вы знаете, для каждого чуда нужно сотрудничество земных и небесных сил. Потому будем хранить, как свою энергию, так и энергию Вл[адыки].

Теперь пусть Галах[ад] смотрит на эти краткие годы как на закалку духа и на выработку постоянной бдительности, зоркости, находчивости и осмотрительности. Очень кратко время. Но пусть идет ничем не смущаясь, и имя его будет занесено среди самых больших имен, послуживших во благо своей страны и человечества. Говорю это не для возбуждения в нем тщеславия, но для радости духа, ибо многим ли дана возможность проявить себя и исполнить высший долг. Повторяю, время очень кратко. Также Сказано, что «поведение Несдержавшего обещание недостойно и вредно для него». Итак, пусть рыцарь борется под Знаменем Св. Михаила. Модр[а] правильно поняла давно указанные вехи о Знамени Св. Михаила. Если Модр[а] найдет в себе мужество охранить свою ауру от всякого империла, то еще одно поручение будет дано ей, и для него она уже теперь должна готовиться и всячески поддерживать и завязывать новые прочные связи с прессою. Ко времени накопления и поручение будет дано. Родные наши, столько каждому из Вас дано! И по способностям его. Величайший успех обеспечен, лишь бы каждый приложил в жизни первые основы Учения... Ничего не слышали о «Твердыне Пламенной». Были ли где о ней отзывы? Ведь это тоже важно, и нужно последить за ее движением. Не упустите время. Не выпускайте ни одной вожжи. Научитесь совмещать, как это подобает истинным лидерам. Также давно ничего не слышим о книгах Учения. Как продвигается «Иерархия»? Ждали обещанного письма от Амридочки с описанием Конвенции, но оно не пришло. Чудо присылки памятки не нашло отзвука в некоторых письмах. Неужели мы так привыкли к чудесам, что стали посыпать их пеплом обыденности? Мне это больно!

Шлю Вам, родные, мою любовь и бодрость к новому сражению. Деткам – всю нежность.

Духом и сердцем с Вами,

Е.Р.

 

27.XII.33.

Урусвати

Родные наши и любимые, пишу коротко, ибо времени до отправки почты очень мало. Получила сердечное письмо от Модрочки со вложением прекрасного письма к Умеренному Человеку. Все, что Модрочка пишет о Гал[ахаде], радует нас, дай Бог, чтобы и дальше он шел с такою же твердостью и готовностью. Сейчас, при разрушительных действиях, проводимых во всем Мире, можно пройти лишь всем сердцем, всем разумом прилепляясь к Иерархии Света, исполняя возможно точнее и насколько хватает сил наших получаемые Указания. В противном случае хаос поглотит нас. Спешу переслать ему Указание о «Риччи как о страшно вредной личности, вредной и разрушительной во всех отношениях, для страны, для Плана, для Знамени, для самого Друга, для Ф., также и для Умеренного. Гал[ахад] должен проявить чрезвычайное наблюдение за его деятельностью. Уже говорил о действиях гиены Х. Ведь наиболее вредное действие не с кафедры! Особенно Америка мало понимает тайные действия». Увы, в которых так изощрены некоторые другие страны. Умеренные люди не способны усмотреть их! «Риччи успел уже явить яд, успел явить ярую клевету на ... Умеренному, Несдержавшему своего слова». Пусть Гал[ахад] остережется и наблюдает, наблюдает. Темные предатели ползут во все щели. Но Щит Светлый над ним. Все трудности свидетельствуют о величии творимого, о размерах космических. И как часто бывает, именно близкие иногда не могут составить себе ясного понимания об истинных размерах. Чтобы видеть высоту горы, нужно отойти. Так и милый корреспондент Радн[ы] В[ладимир] К[онстантинович] прозевал то, что усмотрели другие. Но давно Сказано: «Нет пророка в своем отечестве». Много замечательных знаков с неожиданных сторон. Истинно, еще и еще можно повторить: Неисповедимы Пути Господни. «И там, где друг промолчит, муравей придет гонцом». 24-го получили книжечку от Лукина. Была большая радость. Сотрудники наши, принимавшие участие в ее издательстве, очень волновались, чтобы выполнить в указанный срок. И так как клише из Америки пришло буквально в последний час, то книжечка, присланная мне по воздушной почте, не имеет еще указанного изображения. Америка опоздала. Теперь, родные, когда Вы получите от д-ра Лукина ящик с этими книжечками, пожалуйста, сохраните его у себя до приезда Н.К. Конечно, Р[адна] и Ав[ирах] могут взять для себя по экземпляру, но пусть не распространяют их даже среди близких соотечественников до приезда Н.К.

Теперь скажу Модр[е]: очень и очень ценю ее сердечные обращения, чем же другим можем спаивать нить, нас связующую? В тяжелые минуты Вл[адыка] не раз указывал на ее доброе сердце. Итак, пусть продолжает развивать чуткость его, не боясь боли, ибо лишь страдание очищает нас здесь, на Земле. Самоудовлетворенность и самовозношение и осуждение ближнего поистине являются разложением заживо. Итак, родные, лучше страдать и быть обвиненными и преследуемыми, нежели самим стать в ряды этих тушителей огней.

Шлю Вам любовь и всю мою надежду, что на этот раз мы выкажем полное уважение к Представителю Вл[адыки]. Чуйте, как мне тяжко писать это, но считаю своей священной обязанностью предупредить. Конечно, так часто приходится писать все об одном и том же, что значение слов уже притупилось.

Модрочка должна теперь найти умение, всю находчивость и завязать прочные связи с прессой – это неимоверно важно, иначе все значительное минует ее отдел.

Ждем присылки копий речей Модр[ы], Логв[ана], Порум[ы] и О[яны].

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

 

Пришла книга «Твердыня Пламенная» в английском издании. Видимость книги превосходная, но открыв ее, так и ахнули. Амос, первый иудейский пророк, переименован в финикийца!!! Откуда это?! Как могут организаторы Общ[ества] Амоса не знать, к какой национальности принадлежал Амос! Н.К. переслал Вам в прошлом году эту статью, помещенную в «Schoolar», и все места там приведены по английской Библии, причем там ясно указано, что Амос был пастух из Текоа, маленького местечка в Иудее. Печальная ошибка, которая, несомненно, вызовет крайне нежелательные комментарии. Не придумаю, как исправить ее. Просим во всех случаях, где появляются незнакомые слова и понятия, проявлять крайнюю бережность и тотчас же проверять свое знание, не подводя так жестоко того, чье имя мы должны так оберегать! Как думает исправить это Модрочка? Прилагаю статью, как она была напечатана здесь.

 

31.XII.33.

Урусвати

Родные и любимые, Ваши письма на этой неделе до отправки нашей почты не придут – задержка в воздушной почте. Спешу добавить к моему предыдущему письму повторные и усиленные Указания на вредную и чрезвычайно опасную деятельность Риччи... для Несдержавшего слова. «Можно сказать Несдержав[шему] слова, что явление Рич[чи] ему опасно. Сам он нужен Ри[ччи]. Пусть он запомнит указанного как своего злейшего врага. Пусть Гал[ахад] предупредит его об этом.

Также и напряжение около Знамени велико, конечно, оно должно раздражать картонных быков». (Символ, показанный в видении). Именно, многие страны и люди являют собою картонных быков или чучел для воробьев. По счастью, друзья наши не обладают таким воробьиным сознанием и не так-то легко пугаются. «Именно, пусть Шкл[явер] шумит, его действия полезны». Он может создать себе имя, ибо лестно и красиво выступит против такого очевидного и преступного невежества, как решение и изречение Отделом Интеллектуальной Кооперации незабываемой исторической формулы, а именно: «Сохранение памятников искусства невозможно и сейчас несвоевременно!» Слава Герострата, уничтожившего один храм для увековечивания своего имени, меркнет перед этим огульным приговором всему Культурному Достоянию человечества!! Истинно, будущие поколения не забудут этих служителей тьмы!

Теперь очень важно, чтобы Гал[ахад] продолжал влиять на Шаткого, ибо все же кое-что можно улучшить. Как Сказано: «Наш обычай – изменять самое худое в самое хорошее, в такое хорошее, которое не может быть предусмотрено врагами. Так можно действовать во благо всего Мира». Пусть Гал[ахад] проникнется этим сознанием и во всем ищет лучший оборот и новые возможности. Так и Весть, если и изменилась по отношению к Шаткому, то тем сильнее она может стать для самого Гал[ахада]. Повторяю, не следует терять надежды в отношении Шаткого, сердце у него неплохое, и он может улучшить судьбу своей страны, даже если примет только часть советов. Лучше путь трудный, нежели ужасный! Много сил посылаю Шаткому, всячески укрепляю его физически, ибо натиск темных на него велик и, конечно, всякая шаткость особенно способствует успеху вражеских стрел.

Сказано: «Если бы Шаткий и теперь оказался неблагодарным Ур[усвати], он был бы низким человеком. Для сведения Друга напишите Модре, что мысли Ур[усвати] оказали пользу для Шаткого. Он не чует этого, ибо природа его затемнена, но пусть запись эта останется как памятник самоотверженной помощи, тем более, что далекое прошлое вовсе не располагало к такому самоотвержению. Особенно ему нужно быть осторожным, ибо многие темные стрелы уже летят. Ур[усвати] руководит его здоровьем, Ур[усвати] явит ему спасение, Ур[усвати] – щит ему».

Как видите, и тут связь древняя помогает. Когда-то я была его доверенным лицом, но он по шаткости поверил доносам..... и, как Сказано: «Его характер не очень изменился с тех пор».

 

1.I.34.

Новый Год. Выказано одобрение деятельности Гал[ахада]. Указана его большая полезность, может много тьмы рассеять, и в знак высокого Доверия поручено Ф[уяме] передать ему кольцо с надписью. Мы очень счастливы этому исключительному вниманию к нему. Посылаем ему наш самый сердечный привет. Снова и снова Указывается на, видимо, происшедшее или назревающее просветление, или поворот в сознании Несдержавшего слова. Необходимо, чтобы Гал[ахад] нащупал это настроение и использовал бы его. «Несдерж[авший] слова сильно нуждается в совете», и, конечно, Гал[ахад] может подать его и тем покрыть отчасти вред нанесенный. Лишь бы суметь сосредоточить внимание Шаткого на фокусе и всех Указаниях.

Вчера, 31-го дек[абря], Н.К. блестяще излагал указанный план для Гал[ахада], именно который и покроет вред, нанесенный допущением тигров. И в этом Гал[ахад] явится главным действующим лицом.

Хочу сказать моей Модрочке, что полученная от нее весть во многом совпадает с Указанным планом. Во всяком случае, она ляжет в основание его. Итак, в добрый час, пусть Гал[ахад] действует. Время так кратко, остаются лишь малые месяцы до больших подвижек. Сказано, что «явление Гал[ахада] может чудесно помочь». Пусть влияет на Шаткого, «он может явить нужное решение». И еще и еще раз Указано на ту затрату энергии, которая посылается Шаткому для его физического укрепления. Видимо, это страшно важно. Я счастлива, что могу помочь. Я всегда мечтала о целительном даре.

Теперь очень прошу Радночку со всей бережностью перевести это послание Модр[е]. По некоторым соображениям пишу его так...

2.I. Пришла телеграмма о принятии Знамени Конгрессом в Монтевидео. Еще одна победа. Хотя «враги и выдумывают новые уловки, но будем как скала и дойдем до окончательной победы. Можно радоваться, что каждое нападение дает новых друзей. Незаметны такие друзья, но они как цемент строения». Действительно, имеем доказательства, что каждое нападение, каждая клевета приводят новых доброжелателей, ибо без клеветы доброжелатели эти не додумались бы и даже не смогли бы проявиться, потому снова и снова скажем – хвала врагам!

Изумительно наблюдать, как подбираются и вкладываются нужные камни в величественное Строение, задуманное великими Зодчими! Истинно, продвигаемся окруженные чудесами. Только бы ничем не омрачать нашу ауру и дать полную возможность этим чудесным проявлениям. Когда читаешь в прежних письмах Мах[атм]*, сколько раз чудо не могло быть явлено из-за нарушенной гармонии среди ближайших сотрудников, становится страшно, ибо в наше время можно продвигаться только явлением ничем не нарушенного общения с Иерархией, которое происходит прежде всего в духе и которое и творит чудеса. Родные, всем сердцем поможем этим чудесам. Много их возвещено, но нужно суметь принять их и не затруднить и не отложить проявление их. Все Силы, вся полная Чаша величайших возможностей собирались веками, чтобы пролиться в Указанный Срок, и срок этот так близок! Явим же понимание, отбросим все малое и унижающее нас и молитвенно будем готовиться к Великому Дню.

Прилагаю страничку Учения. «Сотрудничество, основанное на личных чувствах, не прочно. Кроме уважения к самому труду, необходимо и почитание Иерархии. Под вихрем личных чувств люди, как пробковые человечки, будут метаться вверх и вниз и будут толкаться и судорожно сцепляться. Но каждый труд, по природе своей, не терпит судорог. Труд есть огненное действие, но огонь не должен быть доведен до судорог. К тому же внешние личные чувства могут препятствовать усмотрению новых возможностей. Сколько прекрасных действий пострадало от приходящих личных миражей! И такое размышление полезно на пути к Миру Огненному».

Так, родные, проверяйте качество своих чувств на мерах Иерархии. Очень бы мне хотелось, чтобы Вы выписали § 117 из книги «Сердце», начинающийся: «Нетерпимость есть признак низости духа...», и каждое утро, перед началом дневной работы, с сердечным вниманием перечитывали его; так постепенно формула эта утвердится в сознании и будет ярко вспыхивать при каждом случае необходимого применения ее. Терпимость усилит магнит Вашей сущности, ибо благословение Лучом станет очевидным. Мы сильны лишь Иеровдохновением, но как можно ожидать этого благословения при раздражении и нетерпимости? Если физическая химия одна из самых точных наук, то что же сказать о высшей, духовной химии? Как можно ожидать восприятия высокого Луча, если все вещество нашей ауры находится в смятении и выделяет удушливые газы злобных энергий? Сказано, что запах раздражения нестерпим, как всякий запах тления. Так, лично мне очень помогает удерживаться от раздражения именно сознание, что оно вызывает такое удушающее зловоние, ибо я особенно чувствительна ко всяким запахам.

Итак, родные, сбросим все стесняющие нас путы и устремимся, подобно птицам, навстречу Свету Грядущему.

Пусть и птичка в сердце Порумочки вспомнит свои лучшие песни и увлечет сердца сотрудников. Ведь пока существует разделение, не может быть роста духа.

Кончу моим любимым изречением из Упанишад: «Из радости рождается все живущее, радостью оно сохраняется, к радости оно стремится и в радость оно вступает».

Итак, радость, радость, радость!!

Духом и сердцем с Вами,

Е.Р.

 

Еще из второй части «Мира Огн[енного]»: «Не следует предугадывать свое место в Огненной Иерархии. Мы все труженики в Сфере Света. Меры земные не выражают измерения по пути к Миру Огненному. Каждый имеет частицу огненную, но как и где она преобразится – это не земное предположение. Но отлично чуем, когда нами совершено нечто достойное Огненного Мира. Так, каждый должен равняться по этому священному ощущению. В этом он будет истинным сотрудником».

В эти строки следовало бы вдуматься многим ученикам и особенно некоторым теософам, приписывающим себе высокие степени посвящения и приближения к Великим Учителям. Конечно, Врата открыты всем и многие идут по пути стать членами в Вел[иком] Братстве. Но сколько степеней среди этих Членов! И все ли из идущих доходят, не бывает ли часто, что выдвинувшийся раньше позднее оказывался далеко позади скромного сотрудника, которому никаких особых поощрений и определений не давалось? Мы должны всегда иметь ввиду, что характерам, склонным к переоценке своих достоинств, часто в виде испытания дается особое поощрение, чтобы выявить неизжитое стремление к самовозвеличиванию, ибо пока все стремления самости не будут сожжены на огне сердца и Великого Служения, не может ученик продвинуться, хотя бы другие достижения его были велики. Самомнительная самооценка, жажда утверждения своего авторитета являются главным препятствием на пути роста духа. Потому пусть никто из нас не помыслит о своем преимуществе, ибо тем самым он себя уже отодвинет далеко назад. Также не забудем, что никакие психические достижения не означают роста духа. Истинное духовное достижение есть чувствознание, и оно, прежде всего, выражается в способности вмещать и объединяться в сотрудничестве.

Мне хотелось бы знать, читаются ли некоторые наши письма Катрин и Инге? Мне кажется, что им было бы полезно с ними ознакомляться.

Итак, запомним, что «как и где преобразится наша сущность есть не земное предположение. Мы все труженики в Сфере Света».

Теперь прошу Вас, родные, выписать декабрьский номер «Rosicrucians Digest», пять или шесть экземпляров. Хотя форма статьи может быть и странная, но мы-то знаем, сколько в ней истины*, и потому многим будет впоследствие интересно ее иметь.

В своем письме к Н.К. Шрак пишет, что он изумлен выражаемым интересом молодежи к Агни-Йоге. Это очень отрадно слышать.

По главной линии все так прекрасно, не осложним ее никаким разделением.

 

Шкляверу Г.Г.

2.I.34.

Дорогой Георгий Гаврилович, получила Ваше письмо от 16-го декабря. Известие о смерти сына Михаила Александровича потрясло нас до глубины души. Не знаю даже, как выразить ему и семье его все мое соболезнование, ибо все слова бледны перед таким горем. Если увидите его, передайте ему, насколько сердце мое посылает ему и семье его мысли утешения и силы перенести этот удар. Такое счастье, что он не одинок, что окружен прекрасной семьей!

Теперь о делах. К.Ив.Ст[урэ] уже писал мне, что на ратификацию Пакта будет изъявлено согласие трех Прибалтийских государств. Также и д-р Ас[еев] сообщает, что и в Болгарии образовался Комитет по продвиж[ению] Пакта во главе с полковником Никифоровым, предс[едателем] Болг[арского] Кассацион[ного] Суда. Комитет уже вошел в связь с Мин[истерством] Ин[остранных] Дел, и также возможно и тут ускорение. Что-то Франция запаздывает. Это очень прискорбно. Счастливые знаки преуспеяния там, где Знамя принимается. Из Вашего последнего письма вижу, что Вы совершенно не уяснили себе смысл нашей телеграммы об охранении имени при окончательной ратификации, но, конечно, Вы уже имеете к тому мое разъяснительное письмо от 14-го дек[абря] и дадите мне и в Америку исчерпывающий ответ. Также, пожалуйста, не отложите расследование о составе Комитета по присуждению Н[обелевской] премии, особенно нужно нам знать имя заведующего им. Это чрезвычайно важно, и все должно быть исполнено в темпе акселерандо.

Должно быть, Вы уже знаете радостную весть об окончании реорганизации и что дом куплен нашей Корпорацией. Так, еще несколько усилий и некоторое терпение, и мы начнем оправляться. Победу эту надо считать великой, ибо мы сражались с гигантскими акулами. Надеюсь, что и финансовое напряжение, если не разрешится вполне, то все же в недалеком будущем может полегчать. Но, конечно, каждый сотрудник должен будет проявить максимум самоотверженности. Разве не боремся мы за общее благосостояние!

Теперь, как характерно заявление Вашего приятеля г-на Суз[уки], что это «дело местных властей, поскольку они могут влиять на печать при существующей свободе прессы(?!)». Должна ответить на это, что свобода там, по свидетельству некоторых писателей, такова, что они не узнают своих заметок по выходе их. Также вся выходящая и входящая корреспонденция не только прочитывается, но даже фотографируется, и бывали случаи искажения ее. Неплохо дать им понять, что мы ценим искренность, ибо сами мы действуем со всею искренностью, но мы не дураки и прекрасно видим, где начинается недостойная игра. Конечно, как всегда, все самое худшее будет обращено Великим Водительством нам на пользу, но мне жаль, что приходится менять наше прекрасное мнение о стране. Видимо, разложение проникло и в нее. Героический дух несовместим с клеветою. На неискренности, чтобы не назвать это еще худшим словом, строить ничего нельзя. Страны будущего должны отбросить все эти гнусные признаки разложения и честно и благожелательно проводить новые светлые основы. По этим признакам следует судить о расцвете или упадке страны. Конечно, в данном случае «друзья» пользуются некоторыми нашими сородичами, которые настолько низко пали, что за малую плату готовы служить кому угодно. По счастью, репутация этой своры такая определенная, что можно лишь порадоваться, что они не выдают себя за наших единомышленников. Свора эта, конечно, нанимается и нашими родст[венниками], ибо они проводят определенную линию травли всех выдающихся лиц эмиграции, как, например, Гондатти, Гинца, Хорвата, и Архиеп[ископа] Нестора; последний обвиняется ими в масонстве и так далее. И выше упомянутая страна при этом ведет двойную игру. Но на двух стульях усидеть не всегда легко, даже при всей врожденной жонглерской способности. Ведь время сейчас небывалое, когда Карма народов определяется во всей силе своей. Великие события идут, и возгордившимся придется испить горькую чашу. В тиши многое открывается внутреннему взору, и видишь, как собирается вековая Карма и как творит Космическая Справедливость. Потому еще раз повторяю, что всем принявшим Знамя участь будет облегчена и, конечно, не в виде награды, но просто они сами покажут свою жизнеспособность, ибо жить и процветать может лишь дух, способный к новому строительству и высокому устремлению.

Космическая Справедливость никого не карает, но воздает лишь по заслугам. Иначе говоря, Космическая Реакция сочетаний точна. Космические Весы точны и непреложны. Так, ужас, происшедший в нашей Родине, явился результатом векового удушения именно мысли. Лишь близорукие и невежды не хотят видеть этой истинной причины неслыханного бедствия, обрушившегося на нашу Страну. Сказано: «Всякий грех и всякая хула простятся человекам, но хула на Духа Святого не простится». А что есть Дух Святой как не сознание, не мысль. Этот великий рычаг и творец всего сущего! Потому так велико преступление церкви, мертвой догматикой удушавшей и продолжающей удушать все светлые ростки. Не может человек жить без обновления и питания духовного. Даже Папа Римский понял это и учреждает Академию для изучения Религиозных прав и Учений, в которую должны войти ученые всех стран без различия национальности и вероисповедания. Наши же церковники продолжают пребывать во тьме средневековья и усматривают печать антихриста во всем, что не отвечает их невежественному сознанию! Больно и стыдно за невежество сородичей. Также занятно слышать, как среди наших «просвещенных» и якобы «культурных» сородичей термин «масон» (древнейший, употребленный первыми Апостолами и Отцами Церкви) означает ругательное слово, более того, оно связано с самым отвратительным проявлением чернокнижия и прочими преступлениями. И никто из них даже не поинтересовался исследовать, что же представляло из себя это масонство? Не задумался даже, почему же главы правительств и государств и по сейчас носят титул Вел[иких] Маст[еров] масонских лож своей страны? Право, стыдно за некультурность наших соотечественников. Конечно, сейчас много бутафории в этих организациях и даже вредных Лож, но ведь в каждом движении, в каждом учреждении, вплоть до церковных конгрегаций, есть свои паршивые овцы. Где только их нет! Я знала прекрасных масонов. Между прочим, и мой прадед М[ихаил] Ил[ларионович] Гол[енищев]-Кутузов был масоном. Его считали спасителем Родины, но сейчас и в него бросают грязью, называя его предателем. Конечно, со всею честностью Н.К. может сказать, что он никогда ни в масонских ложах, ни в других подобных организациях членом не состоял и не состоит. Много чего ему приписывается, и многие стараются хотя бы как-нибудь прикрепить его имя к своей организации. Мы знаем, как статьи и письма Н.К. подделывались и искажались до неузнаваемости. Сейчас же узнали, что даже известный Вам портрет Н.К., написанный Святославом, был искажен и разрисован в каком-то журнале*. Святослав по этому поводу написал свой протест. Существует организация розенкрейцеров, называемая «Аморк»; местонахождение ее в Калифорнии. В самой Америке она пользуется очень скверной репутацией, но в Европе не знающим истинного положения вещей, она импонирует своей широковещательностью. Честность не украшает их деятельность. Эта организация воспользовалась мягкосердечием Н.К., и просила его дать две-три статьи в их журнал, и затем без ведома Н.К. пропечатала его как Брата и Делегата Вел[икого] Братства и так далее. Мало того, глава их обратился к Н.К. с просьбой прислать для их музея несколько местных и тибетских вещиц. Н.К. со свойственным ему сочувствием к каждому культурному начинанию послал несколько вещиц при милом письме с перечнем и кратким описанием вещиц. И вот мы теперь узнаём, что письмо это было совершенно искажено, вещи, просто перечисленные с кратким описанием их на отдельном листе, включены в письмо со всевозможными добавлениями и как особые дары чуть ли не от самого Вл[адыки] Шамб[алы] и тому подобной ересью!!! По счастью, мы храним все копии посылаемых писем, как в Ам[ерике] так и здесь. Когда мы сравнили сочинительство г-на Сп[енсера] Лу[иса] с оригиналом, у нас дух захватило от такой наглой, бесцеремонной лжи. Пишу это Вам для сведения, ибо и до Вас могут докатиться волны этого бесцеремонного творчества. В Америке г-н Спенсер Луис, или как его именуют Император известен как колоссальный блеф. К сожалению, Н.К. слишком поздно узнал репутацию и бесцеремонность этой организации, иначе никогда не дал бы им своих статей. Вся организация эта – сплошная бутафория и вредна тем, что она вводит в заблуждение некоторых действительно ищущих духов, мистифицируя их своими связями якобы с Бел[ым] Бр[атством] и так далее, тогда как там ничего нет. Конечно, между нами говоря, все это такая сплошная чепуха, и люди действительно культурные знают истинную цену большинства подобных организаций. Они сейчас плодятся, как грибы, в Америке и в прочих странах. Люди так любят всякие ритуалы и намеки на какую-то таинственность. Потому особенно грустно становится за непросвещенность наших сородичей, во всем усматривающих печать дьявола. Я уже давно изменила свой взгляд на нашу пресловутую интеллигентность. Мы, русские, ужасно некультурны, социально мы совершенно невоспитанны, как мало мы знаем, как ограничен кругозор нашего среднего обывателя! И доказательством этому является наше самоедство, самопожирание, травля всего строительного, всего выходящего за пределы установленного уровня мышления! Ужас берет перед этим нивелированием, принижением по уровню отживающего сознания или по уровню мещанства невежества, мещанства духа, мещанства сердца и мещанства мысли! Душно становится на Земле, ибо зараза мещанства и приниженности насытила всю атмосферу вокруг Земли, низкие мысли впитываются уже с матери. Истинно, величайшие катастрофы собираются над нашей планетой. Лишь примкнувшие к Светлому Строительству спасены будут. Но я очень отвлеклась. Хочу привести Вам выдержки из письма Н.К. «Среди выпадов “Харб[инского] Времени” обратите внимание и на то, что эта яп[онская] газета нападает на Пакт и Знамя. Подобные выпады, после известного Вам поднятия ими Знамени и речей на Конвенции и всяких прочих дружественных заверений, представляются особенно странными, необъяснимыми. Среди запросов следует выделить в особый запрос – это неприличное отношение к Пакту. Если бы Вам заметили, что это писалось русскими, а не японцами, то следует указать, что местная японская цензура необыкновенно сильна и без нее никакое сведение, а тем более затрагивающее международный интерес, не может попасть в газеты. Нам доподлинно известно, что даже самая маленькая хроникерская заметка подвергается строжайшей цензуре. Авторы заметок говорили нам, что их писания часто бывают изуродованными до неузнаваемости. Потому факт ярых нападок на Пакт и Знамя, приветствованные на международной конф[еренции], не могут быть следствием какого-то выступления русской преступной шайки. Мы имеем поводы предполагать нечто гораздо более глубокое, требующее дознания и компенсации. Также невозможно предположить, чтобы местные официальные лица не имели ничего общего с деятелями центральных мест. Обо всем этом следует запросить ген[ерального] конс[ула]. Редакторы “Харб[инского] Времени” – два японца – Осава и Танака. Неужели следует предположить наличность большев[иков] в составе яп[онской] газеты?..». Думаю, что из Ам[ерики] Вам дошлют еще подробности этой гнусной клеветы, поднятой тоже миссионерскими кругами. Конечно, мы только смеемся над этой чепухой, и, как правильно говорит Н.К., именно враги произнесли те формулы, которых стыдятся и опасаются произнести друзья, и формулы эти многим запали в сердца, и принесли, и принесут свои добрые плоды. Итак, и тут произнесем хвалу врагам. Но нужно уметь шипеть и показывать зубы, ибо так мы устанавливаем уважение к себе. Как говорит Н.К.: «Собаки лают, а караван идет». И кто знает, может быть, именно этот лай подгоняет наш караван, и он скорее дойдет до назначения?

Теперь должна коснуться крайне тяжкого финансового вопроса. Я уже писала Вам, как еще несколько месяцев положение в Ам[ерике] будет крайне напряженным. Как все сотрудники наши буквально жертвуют всем, чтобы дотянуть битву до конца. Потому я обращаюсь и к Вам с просьбой помочь общему делу. Может быть, для облегчения бюджета Вы временно расстанетесь с Вашей секретаршей? Также – так полезно научиться писать на машинке. Ведь все мы научились этому нетрудному искусству, и я не знаю, что делала бы я без своей машинки. Ведь так ужасно зависеть от секретарей. Кроме того, в наше время не уметь писать на машинке все равно, что быть неграмотным. И Вам, кому приходится столько писать, положительно необходимо это умение. Ведь это спасает столько времени! Причем Вы всегда имеете прекрасные копии, что при письме рукой почти невозможно. Подумайте о моем соображении о секретарше серьезно, ибо трудно ожидать, чтобы обстоятельства улучшились в ближайшие месяцы. Весь Мир находится в конвульсиях. Кроме того, американцы не дадут на Европ[ейский] Центр. После того, как Франция отказалась платить долги, симпатии Америки и к этой стране очень понизились. Так что вся тягость Евр[опейского] Центра, кроме всего остального, лежит на г-не Хорше. Кроме того, неужели за эти годы нельзя было найти друзей и платных членов для Общ[ества]? Так, наш Центр в Риге имеет платных членов и оплачивает себя, и даже открыли кооператив. Теперь один из членов дал средства на расширение кооператива, считая, что именно кооператив может явиться источником средств для культурных начинаний. Нужно привлекать друзей, ибо все возможности приходят лишь от людей и через людей. Сейчас нам всем очень, очень трудно, и, видимо, Вы даже не представляете себе насколько, и Н.К. не от избытка принял водительство экспедицией. Так вооружитесь мужеством, ищите возможности привлечь средства и будьте уверены, что все, что возможно, будет сделано. Мы все помним о Вас и ищем средства поддержать Европ[ейский] Центр до лучших времен. Отнятие частичного освобождения от такс было большим ударом, и вопрос этот еще не решен. Мы боремся, и нужно, чтобы все сотрудники поняли и поддержали великие дела. Весь Мир бедствует, почти все сейчас живут в долг. Получила пакет с Вашей корреспонденцией, но, к сожалению, там нет ответа Ар[тура] П[еаля] на Ваше письмо. Не сетуйте на меня за откровенное изложение фактов, но мужественно примите их и найдите силы так же светло смотреть в близкое и сужденное, как все наши сотрудники. В утешение скажу, что огромные возможности встают на нашем горизонте, и мы всячески оберегаем их до времени. Потому, несмотря на страшно трудные времена, великая радость живет в сердцах наших. Помогите с н[иппонской] пр[ессой], и Вам будет легче, собирайте необходимые сведения. У меня к Вам просьба, возьмите у Поволоцкого два тома «Беспредельности», приложите тома «Иерархии», «Сердца» и «Мира Огненного» и пошлите их от меня Ас[ееву] для передачи Бодянскому. Поволоцкий может дать Вам «Беспредельность» бесплатно, ибо он должен нам, и, конечно, кое-что продано им. Пожалуйста, сообщите, как идет продажа «Беспредельн[ости]», да и вообще прочих книг. Передайте Вашим род[ным] мои лучшие пожелания.

 

31.I.34.

Урусвати

Родные наши и любимые, не писала Вам не по лености, но из-за сборов к отъезду Н.К. и Юр[ия], из-за приезда нашего человечка и вследствие моего недомогания. Страшное, незапамятное землетрясение в Индии сказалось на мне сильным напряжением и воспалением зубов. Очень мучилась трое суток, и только два дня тому назад обилие вышедшей крови из десны прекратило воспаление. Вот уже третья неделя, что с нами Иентусь, который приехал и привез с собою целый департ[амент] сторс. Прямо диву даешься, как смогла она все это привезти без пошлины! Конечно, это было возможно лишь благодаря тому, что officials гораздо больше интересовались ее перепиской, которую она везла, и потому пропустили без внимания все эти куски материй, бесконечные свитера, туфли, сапоги, галоши, шляпы, перчатки, кашне, костюмы и другие принадлежности. Очень и очень благодарю Вас, родные, за все это баловство, но должна признаться, мне ужасно стыдно, что в столь трудное время мы вовлекли Вас в такие расходы! Ведь мы предполагали, что просимые нами вещи будут куплены из нашей суммы. Никак не ожидали, что Пор[ума] и Логв[ан] примут это на себя. Все вещи превосходны, но повторяю, что мне стыдно, тем более, что не могу сейчас отдарить. Спасибо и Зиночке, и Франсис, и С[офье] Мих[айловне] за все прелестные вещи. Также Катрин прислала целый магазин! Поцелуйте ее от меня. У меня столько вещей, что носить не переносить. Прошу передать сердечную благодарность и Флейшерам за чудесные платки и шляпу. Также и теплая лизез от г-жи Зейдель очень пригодилась, и во время моего последнего недомогания я с ней не расставалась. Также и теплые туфли от Джесси, а ее маленький breakf[ast] set очарователен, каждый вечер пью из него горячее молоко с содой. Поцелуйте обеих от меня. Кози от мисс Кетунен уже покрывает чайник с валериановым чаем и своим цветом очень подходит к моей спальне. Передайте ей мою признательность за внимание. Тронута была очень браслетом со знаком Знамени работы Ферг., шлю ему маленькую фигурку Тары и лучшие мысли. Пусть эта Тара несет ему счастье. Горюю, что в нашем медвежьем углу сейчас ничего не достать. Стоит зима, и никто ничего не несет. Н.К. из-за моей болезни перенес отъезд на следующий пароход, но задержки не будет, ибо этот пароход идет скорее, и они наверстают три дня в пути и останутся меньше в Париже, чтобы поспеть к первой половине марта в Ам[ерику].

Теперь хочу сказать, Модрочка, родная, очень важно укреплять Гал[ахада] в его эксп[ерименте]. Конечно, это желание Вл[адыки]. Истинно, эта мысль ему была внушена, и Вл[адыка] желает, чтобы он ее осуществил. Потому пусть эта мысль живет, и проводится, и охраняется им прежде всего. Ведь это мост, и нужно понять все значение моста! Снова и снова повторяются Указания об опасности со стороны Ри[ччи]. Он должен предупредить Шаткого, и сам быть на усиленном дозоре, ибо тип этот опасен и ему, и всему. Сейчас нужны крайняя осмотрительность и осторожность. Но осторожность эту не следует понимать как осторожность без действия или сумрачность боязни. Наоборот, осторожность должна быть усилением действия, зоркости и мужества. Можно всему противостать напряжением магнита Иерархии. Пусть все огненно напрягут сердца свои к Иерархии, ведь проходим грозное, небывалое время, и события спешат. Итак, осторожность, самая великая осторожность! Письмо это придет меньше чем за месяц до приезда Н.К. Помните, родные, приезд будет краток, и столько должно быть налажено и начертано для будущего. Иентусь привез интереснейшие подробности всей Вашей славной и тяжкой борьбы за великое право и охрану культурных ценностей. Наши родные воины, продолжайте так же неуклонно отстаивать свои права и продвигать идеи Света. Чудо у дверей! Все наши помыслы летят в будущее, также и Вы, родные, устремитесь огненно всем духом в будущее, и Н.К. будет говорить лишь о будущем, ибо нет времени ни для чего другого. Когда мы стоим у преддверия чудес, неприлично думать о прошлом! Модрочка, родная, если Гал[ахад] проведет то, что нужно, он встанет в ряды ближайших сотрудников, и жизнь его осветится радостью и красотою Великого Служения. И страна ко времени поймет, кому она была обязана и кто удержал ее от пути ужасного. Если он удержится, многое может быть ему доверено. Конечно, Модрочка передаст ему это. Шлю ему всю силу духа моего. Ежедневно посылаются ему самые благие стрелы, также и Шаткому, но последний как дырявый мешок! Лишь здоровье удалось ему укрепить, он ведь проходил через очень опасный для себя период. Много интересного рассказала О[яна] и о Конвенции. Оглядываясь назад, можно видеть, что не худо было бы начать Конвенцию с оповещения о посещении През[идента] выборными делегатами Орган[изационного] Комитета и сообщить о сочувствии и интересе, выраженных През[идентом] Пакту и Знамени, не говоря ничего о представл[енной] резолюции. Этим самым он был бы прикреплен. Ведь при свидетелях было выражено им полное сочувствие и дано обещание, которое не было выполнено. Н.К. полагает, что при издании Proceedings Conv[ention] хорошо бы вставить об этом посещении, конечно, предварительно посоветовавшись с почетным председ[ателем] Постоянного Комитета и прочими членами. Превосходна речь Скотта, ценнейший сотрудник!

Пришла почта. Правильно, что Порумочка примет меры, чтобы не делать врага из Р[иччи(?)]... Многое можно изменить и пресечь тактичным подходом. Полагаюсь всецело на умение моей Порумочки. Очень одобряем приглашение лекторов противоположных и консервативных взглядов, это обезоружит многих недоброжелателей. Теперь обратите внимание, что совершенно невозможно было посылать письмо зятя Ад. Вообще, ради экономии в почтовых расходах, лучше сократить рассылку копий писем. Также очень просим оставить в покое «Таймс» и понять, что они нам враждебны, и ничего им не давать, и ни о чем не просить, разве не достаточно других органов? Н.К. указывал, чтобы миновали «Таймс», проверьте это по minutes. Зачем напрашиваться на предательство? Также Иентусь на одной из фотографий показала мне Форм[ана], и мой градусник доверия, который стал опускаться после прочтения его книги «Впечат[ления] Ит.», быстро опустился на точку замерзания, а когда услышала, что он уехал до окончания сессий по Конв[енции], то ртуть показала значительный мороз. Так примите это во внимание, не делайте врага, но доверия он не заслуживает. Конечно, не следует показать ему резкую перемену в отношениях, просто лишь не допускайте его за известную границу. Надеюсь, что наш Пост[оянный] Комитет по Пакту явит полное сотрудничество и сумеет пойти на обоюдные уступки. Не видим причины, почему нельзя, чтобы перед «Знаменем» стояла столь любимая Н.К. частичка «the»? Пакт носит имя Рериха, и Знамя – его неотъемлемое следствие, и потому изъятие или вставка частички «the» перед «Знаменем» не меняет сущности. Не должно быть разъединения по этому вопросу среди членов Комитета. Теперь должна еще раз передать Указание о величайшей осторожности. «Самая великая осторожность! Безумцы не понимают, какие силы затронуты! Безумие неосторожности есть самое опасное предательство. Слышали Мое суждение. Нужно собрать все силы, чтобы противиться злу. Самая великая осторожность, внешняя и внутренняя, необходимы». Нужно оставить всякое легкомыслие и во всем, при всех случаях, прежде всего думать о бережности. Не было времени грознее, а мы все еще не можем усвоить, что враги не спят и из всего ищут извлечь себе пользу. Каждое слово должно быть продумано, каждый поступок взвешен, каждая посылка проверена. Поймите, поймите, поймите, не осложните и не обремените, молю!

Давно не получаю корректуры «Сердца». Также отчеты по Agni Yoga Publ[ication] замерзли. Радночка, посланы ли были, как я просила, Муромцевой русская «Иерархия» и английские «Основы буддизма»? Также Модр[а] может сказать Гал[ахаду] и дать ему «Основы буддизма». Но «Криптограммы [Востока]» всецело из того же источника, что и книги Уч[ения]. Относительно особы, интересовавшейся картинами, мы полагаем, что давать ей на выставку в ее галерею не следует, но можно показать ей предназначенные к продаже в помещении Корпорации. Конечно, условия следует точно оговорить. Может быть, можно дать ей определенную цену, она же, со своей стороны, может продавать их за свою, более высокую цену, оставляя себе излишек, или же, если хочет, можно предложить ей известный процент, но тогда, конечно, цена должна быть соответственно повышена.

Посылаю Указание о соде, это можете прочесть Амридочке. «Правильно, что не забываете значение соды. Не без причины ее называли пеплом божественного Огня. Она принадлежит к тем широко даваемым лекарствам, посланным на потребу всего человечества. Следует помнить о соде не только в болезни, но и среди благополучия. Как связь с огненными действиями, она щит от тьмы разрушения, но следует приучать тело к ней длительно. Каждый день нужно принимать ее с водою или молоком; принимая ее, нужно как бы направлять ее в нервные центры – так можно постепенно вводить иммунитет». Также сообщите ей о величайшей осторожности во всем, во всех случаях жизни, это всегда полезно. О всех наших лекарствах следует сказать Другу. Сода есть предохранитель от многих заболеваний. Хорошо и деткам давать соду в горячем молоке.

Иентусь рассказал нам много трогательных черточек и характерных особенностей деток. Шлю им всю мою нежность. Также радуюсь, что Мари так предана моей Порумочке и деткам, так важно иметь в доме человека, которому можно доверить. Прошу Порумочку поцеловать ее от меня. Надеюсь еще увидеть ее когда-нибудь. Через три дня уезжают мои сокровища, сердце щемит от разлуки, но в духе ощущаю великую торжественность. Так и Вы, родные, чуйте внутри великую торжественность, ибо это будет отвечать действительности. Шлю Вам всю мою любовь и надежду на осознание величия и грозности времени, лишь устремление в будущее поможет миновать все недостойное и несоизмеримое с великою действительностью.

Е.Р.

Идею Св[ятослава], изложенную в письме Амридочке, пока оставьте для себя. Я извещу Н.К.

 

Асееву А.М.

17.II.34.

Урусвати

Многоуважаемый Сотрудник, покидая наш Гималайский Ашрам*, Н.К. просил меня отвечать на Ваши письма, что я и делаю с большою радостью, ибо деятельность Ваша близка сердцу моему. Отвечаю на Ваше письмо от 18-го января. Все, что Вы пишете о русских теософах, нас не удивляет, но лишь подтверждает наши предположения, ибо мы хорошо знаем печальное положение вещей среди многочисленных иностранных теософических группировок, а ведь человеческая природа всюду одинакова. Зло всюду одно – нетерпимость и страшная исключительность разлагают все основы. Все председательницы и председатели многочисленных обществ и лож одинаково претендуют, без всякого для этого основания, на свое исключительное право на авторитет во всем, что касается Учения, данного Великим Братством. Причем самые ярые среди них желают быть и единственным каналом, через который может проводиться Высокое Учение. Но в скудности мышления своего они забывают, что Великое Братство, стоящее во главе всего человечества, не может ограничить себя одним, или даже десятком проводов, приемников. Великое Братство непрестанно работает и действует во благо всего Мира и потому широко пользуется всеми возможностями, чтобы протолкнуть Спасительное Учение. Корабль человечества тонет, и только слепые и тупицы не замечают всей грозности переживаемого времени. Конечно, Вел[икая] Иерархия имеет на земном плане многих сотрудников, начиная с главного Посла, ближайших доверенных и близких, которые называются братьями и сестрами, сынами и дочерьми и учениками разных степеней, а затем идет целый ряд лиц, которые получают прекрасные послания и даже не знают Имени Учителя, дающего их, или даже совсем не подозревают Истинного Источника их; и все они несут свои зерна для великого посева. Крайне невежественно предполагать какие-либо ограничения деятельности Иерархии Света раз установленными мертвыми формами!!! Иерархия живет и действует великим законом Целесообразности, единым законом, обеспечивающим истинную эволюцию.

Несомненно и то, что в надлежащие определенные сроки для обновления сознания человечества и внесения новой ступени Учения Вел[икое] Братство избирает одну или две личности, как было с Блаватской и после ее смерти с Франчиа Ла Дью, через которую Уч[итель] Иллар[ион] давал замечательное Учение. К сожалению, она умерла в 1923 г. Она была основательницей Общества в Калифорнии* и журнала «The Temple Artisan», в котором и печатались эти замечательные Послания*. Сейчас же Высокое Учение и Директивы даются через Н.К., но, повторяю, что, помимо этих главных приемников, находящихся в постоянном сознательном общении, непрестанно даются Иерархией Света отдельные послания и через другие каналы, и мы знаем такие прекрасные книжечки. Большею частью они даются ищущим душам, которые ничего или очень смутно слышали о теософии. Думается мне, если бы они слишком погрузились во всю сложную и путаную атмосферу около теософических кружков, они не могли бы явиться чистыми приемниками, сознание их было бы отравлено нетерпимостью. Пишутся эти книжечки или автоматически, или, реже, под диктовку (Голоса Молчания)*. Но красота нравственной ценности этих книжечек не может быть умалена тем, что они писались без разрешения и благословения г-жи Безант, Ек. Тингли или Каменской. Насколько мне известно, ни одна из этих председательниц за всю свою жизнь не провещалась ни одной книгой, данной им из Высокого Источника. Следовало бы запросить их о причине этого. Почему не дают они продолжения «Книги Дзиан»? А продолжение ее имеется, но еще не опубликовано*. Также не худо было бы запросить г-жу Каменскую: как относится она к Обществу, основанному Франчиа Ла Дью и Уильямом Доуэром, и к книгам, даваемым через них? Общество это существует с девяностых годов прошлого столетия и имеет ответвления и в других странах. Высокое Учение, получаемое ими, не расходится с даваемым нам, и мы состоим с ними в самых прекрасных отношениях, именно не исключаем друг друга. Также и Уч[итель] М[ориа] иногда беседует с ними, и мы имеем послания от Уч[ителя] Иллар[иона] и Других. В Ам[ерике] существует теософ[ская] Arcane School, которая сейчас очень процветает, и она имеет специальные классы, посвященные изучению книг серии Агни-Йоги. Вообще, в обеих Ам[ериках] книги Агни-Йоги широко читаются, и во многих городах и штатах образовались группы вокруг изучения этих книг. Уже второе английское издание «Агни-Йоги» приходит к концу, так же, как исчерпалось английское издание первого тома «Листов Сада М[ории]». Сейчас много ищущих душ, но они не примыкают к теософам, царящая там нетерпимость отталкивает всех.

Наши соотечественники тоже начинают писать превосходные книги на основании Учения. Обнаружились два прекрасных писателя в Латвийской группе. Это большая радость. Теперь, откуда взяла г-жа Каменская утверждение, что Агни-Йога должна заменить древнюю радж-йогу? Агни-Йога ничего не отменяет или заменяет, но лишь является синтезом всех йог, ибо ко времени приближения Огненной Эпохи, о которой говорится во всех древних индусских Писаниях, именно Агни – Огонь, в разной степени лежащий в основании всех йог, настолько будет проникать окружающую атмосферу нашей планеты, что все виды йоги сольются в Огненном Синтезе. Истинно, приближается Огненное Крещение!

Конечно, голословные утверждения не приличествуют председательнице Теос[офского] Общества, и потому хотелось бы просить г-жу Каменскую высказаться конкретно, в чем усматривает она опасность книги «Агни-Йога»? Конечно, мы не будем допрашивать ее, ибо мы никому не навязываем даваемое нам, но те, кто смущаются, могли бы запросить. Что сказали бы все эти самоутвержденные авторитеты, если бы услышали от нас о замечательных событиях и встречах, а также и о получении нами на хранение многих сокровенных предметов, и что вся жизнь наша идет под Лучом Владык? Наверное, сочли бы нас за сумасшедших и вреднейших обманщиков, и в своем «справедливом, праведном» негодовании, в единодушном порыве объединились бы со всеми фанатиками и ханжами церковности и предали нас анафеме на все времена! А между тем, именно Теос[офское] Общ[ество] не имеет никаких данных и права утверждать свой авторитет и претендовать на Высшее Руководство. Уже давно Вел[икое] Братство лишило Теос[офское] Общ[ество] непосредственного Общения. Вел[икие] Учителя при жизни Е.П.Бл[аватской] указали, что Они будут устанавливать Общение лишь с отдельными достойными лицами и через них продолжать давать Высокое Учение. Где же это Учение, почему председательницы так тщательно скрывают его? Страшный удар Теос[офскому] Общ[еству] нанесло опубликование двух книг – «Писем Махатм», данных при Е.П.Блаватской, и сборника «Писем Е.П.Блав[атской] к Синнетту». К сожалению, все эти книги, выдержавшие несколько изданий, – на английском языке, и потому мало доступны нашим соотечественникам. Но много замечательного в них. «Эзотерич[еский] Буддхизм» г-на Синнетта был написан на основании этих писем, кроме того, в них сняты маски с деятельности многих теософов. «Письма Махатм», также как и два тома «Тайной Доктрины», переведены мною, но ждут лучших дней для печатания.

Относительно антропософов ничего не могу сказать, почти что не встречала их. В Ам[ерике] они малочисленны, но об уничтожении Чистым Лучом их главного Храма* знали накануне этого события. Но все эти теософы, антропософы, псевдо-розенкрейцеры не страшны, страшна нетерпимость наших церковников. «Истинно, труднее всего омыть тело Христа», – так было сказано Великим Учителем. Главная причина нетерпимости – невежество. Но продолжаться так не может, и воскресшая Новая Россия поставит новые запросы духу и проблемам Бытия, на которые отцы церкви должны будут ответить, если не хотят увидеть закат свой. Сознание народа растет и ширится, и нельзя снова загнать его в средневековые застенки. Западная Церковь тоже волнуется, но, чтобы не утратить окончательно свое влияние, она поступает мудрее, она начинает прислушиваться к заключениям науки и даже восточным и теос[офским] учениям. Некоторые из пастырей (мы знаем таких) даже допускают существование Вел[икого] Братства. Действительно, что есть Великая Иерархия Света, как не Лестница Иакова? Другие из них прислушиваются к закону перевоплощения. Ведь само Евангелие, слова самого Христа так ясно утверждают этот закон! На недавнем собрании епископов в Соед[иненных] Штатах предложено было изучать сочинения Великого Оригена. В нашей же церкви труды этого Столпа Истины и посейчас находятся под остракизмом. Это большой шаг вперед, ибо изучение трудов этих ко многому подвигнет, и можно надеяться на расширение рамок церковных догм. Не забудем, что закон перевоплощения был отменен лишь в шестом веке на Константинопольском Соборе. И нас заставляют принимать как догму решения Отцов Церкви, серьезно обсуждавших вопрос – сколько духов могут уместиться на конце иглы, или же другой такой же перл – имеется ли душа у женщины?! Причем эти почтенные Отцы, создатели нашего сознания, не стеснялись заушать и таскать друг друга за бороды! Ведь и сейчас живут люди интеллигентные, образованные и даже ученые в определенных областях, которые верят, что в День Страшного Суда они воскреснут в своем физическом теле!!! Именно на этом основании они так против кремации. Чем объяснить такое самоодурение, гипнозом, или же атавизмом? Куда же дальше идти?

Пора понять, что Миру нужны обновленные души, способные орлиным глазом обозреть и понять, что смысл современных событий в том, что в мировом масштабе доказывается непригодность отживших идей и построений, и среди неслыханных рушений, как зарницы на черном грозном небе, зарождаются новые идеи великой терпимости и культурного духоводительства. Но все же среди православных священников мы знаем вдумчивых и допускающих многое. Все они были друзьями Н.К. Недавно пришла весть о внезапной кончине одного из них – это большая утрата. Но знаю, что найдем много светлых душ в возрожденной России.

Теперь, что же касается до масонства, то, конечно, среди них имеются немало чисто политических и вреднейших лож. В Америке, за редчайшими исключениями, масонство выродилось в бутафорию. Подобное искажение всех однажды прекрасных начинаний тяжко, и Вел[икие] Учителя скорбят невыразимо.

Имейте также в виду, что сейчас неслыханно развито колдовство, самая ужасная черная магия, и это почти повсеместно. Часто неплохие люди, по неведению своему, вовлечены в эти черные сети. Потому так порицается сейчас Великими Учителями всякая магия. Черные ложи очень деятельны, потому так страшно важно, чтобы Светлые Силы без промедления объединились между собою в сознательном и активном противодействии темным силам зла. Но, увы, сейчас между ними гораздо меньше согласия, нежели среди темных. Тех объединяет страх, и они идут гонимые страхом.

Конечно, не мелочь – хула на Учение, ибо это есть хула на Духа Святого. И ужасна судьба такого хулителя во всех мирах. Но чтобы парализовать хулителя, нужно прежде просветить слушателей. Невежество же велико! В этом приходится убеждаться на каждом шагу. Но все же полное неведение иногда лучше малого знания, ибо именно малое знание часто порождает самомнение и тем закрывает всякие возможности. Люди слишком привыкли ко всяким видам запрещений и ограничений. И больше всего пугает их простор мысли, ибо они чувствуют, что с простором мысли пробуждается и соответственно растет сознание ответственности. А кто любит ответственность? Каждый стремится возложиться. Вообще, если бы в свое время было явлено меньше запрещений и отрицаний, но больше сознания ответственности, то не пришлось бы нам испить чашу горьких унижений и страданий. Потому, всем нападающим может быть один ответ: не отрицайте, но знайте больше!

Также страшное невежество и поражающая скудость воображения предположить, чтоб один человек, как бы ни был он гениален, мог написать все тома данного Учения. Истинно, нужны века жизненного опыта и неустанного изучения человеческой природы и всех космических влияний, чтобы продумать затронутые в них вопросы и проблемы, и так исчерпывающе, так всесторонне осветить их. Притом нападающие даже не знают, сколько таких томов имеется у нас на руках и все ли им доступны? Если бы хотя часть этих Писаний приписывалась Н.К., то пусть снимут шапки и низко поклонятся ему невежды. Ибо истинно, Мудрость непревзойденная говорила бы устами его. Н.К. – великий дух кристальной чистоты, ибо иначе он не мог бы прибывать в таком постоянном непосредственном Общении. И часто он говорит и пишет под Лучом Иерархии. Но все же книги эти не плод его сознания или подсознания (какое глупое, ничего не объясняющее определение!), ибо и я, и ближайшие сотрудники наши получаем эти страницы, и они также входят в общую книгу. То, что я сейчас утверждаю, есть истина, и потому с нами живут сотрудники – свидетели, чтобы именно свидетельствовать о всех чудесах явленных.

Истинно, жизнь наполнена чудесами, если подходить ко всему с открытым сердцем и с устремлением к красоте и самоусовершенствованию, не путем всяких искусственных медитаций, концентраций и прочих механических приемов, но в подвиге жизни. Вот этот подвиг жизни, во всей его суровой красоте, и проводит Н.К. Жизнь его есть жизнь полного самоотречения, он живет для Великого Служения. Никто не принадлежит ему, и сам он не принадлежит себе. Каждую минуту готов он следовать малейшему Указу Владыки. Терпимость великая – природа его и, как магнит, притягивает она самых различных людей и группирует их вокруг имени его. Мудрость Учителя есть мудрость его. Эти два Сознания так объединились на протяжении многих лет и веков! Если было бы иначе, разве мог бы он быть таким провидцем и так преуспевать в поручаемых ему делах при таких чудовищных препятствиях, которые воздвигаются темными в конце Кали Юги, во время грозно свирепствующего Армагеддона? Слепые, слепые, слепые!!

Теперь хочу сказать Вам: прекрасно делаете, что оберегаете имя Н.К. Но бояться врагов не следует, ибо не кто, как они приписывают нам самые фантастические силы и возможности, и, в ярости злобы своей, они никогда не умаляют Вас и тем будят и привлекают к Вам внимание слушателей. На нашем пути мы встречали много врагов, но все они лишь способствовали конечному и большему успеху нашему. Вспомним, что сказано о клевете в книгах Учения: «Пусть клеветники просмотрят список всего ими оклеветанного. Не будет ли это список человеческих эволюционных нахождений?» В другом месте клевета сравнивается с факелами дикарей, но в ночных переходах каждый огонь полезен. Итак, на опыте мы познали полезность врагов. Потому закончу Хвалою Врагам.

Относительно распространения Учения тоже не слишком печалуйтесь. Не следует зазывать и навязывать его. Лишь страшный вред получится из подобного навязывания. Припомните, как Учение предупреждает против всякого насильственного: «Сознающее свое значение Учение не будет выставлять себя на базаре. Тонка черта между утверждением и навязыванием. Часто можно унизить себя не по цели. Каждая капля, мимо упавшая, обращается в жгучую кислоту. Насильственное набухание даст лишь водянку, и Вы знаете, что лечение ее невозможно. Потому только качество, но не количество. Каждый постучавшийся отвечает сам, но зазванный ляжет жерновом на шее звонаря. Потому звоните лишь вовремя – так избегнете миссионерства». Итак, не заботьтесь чрезмерно распространять Учение Света. Учение проталкивается путями неведомыми. Лишь держите сердце на страже и не промолчите на стук страждущего и идущего. Пожалуйста, сообщите мне, какие имеются у Вас книги Учения? С удовольствием пришлю Вам недостающие.

Сейчас в продаже имеются на русском языке первая и вторая части «Листов Сада М[ории]», «Агни-Йога» почти что исчерпана, но, может быть, можно найти несколько экземпляров в Париже, в магазине Поволоцкого. Две части «Беспредельности», также и «Иерархия» находятся в продаже в том же магазине. На днях должны выйти книга «Сердце» и первая часть «Мира Огненного», ибо они сданы в печать, и по выходе будут высланы Вам. Имеете ли «Криптограммы Востока» – это тоже Данная книжечка. Если она у Вас не имеется, с удовольствием пришлю ее Вам. Она была издана Поволоцким. На руках у меня огромный материал, и собирается уже третья часть «Мира Огненного». Г-же Каменской можно было бы сказать, что книга опубликованная не может считаться эзотерической, но, думаю, что она с большим интересом заглянула бы в наши записи, печатание которых запрещено до определенного срока. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться по вопросам Учения и книг. Всегда рада буду разъяснить, насколько могу.

Теперь с большим интересом жду второго выпуска Вашего журнала! Горение к Учению несказанно дорого нам. Надеюсь встретиться с Вами и узнать Вас ближе для более тесного сотрудничества. Время не за горами, когда мощный Колокол начнет созывать растерянных путников. Да хранит Вас Владыка наш Преподобный Сергий!

Духом с Вами,

Е.Рерих.

Будьте добры сообщить мне Ваше отчество.

 

14.III.34.

Урусвати

Родные мои, сегодня уже Вы встречаете Моих, и все мысли летят к Вам. Когда же получите это письмо, они будут уже три недели с Вами. Хочу думать, что многое выяснится, и дух Ваш будет ликовать в предчувствии скорой победы. Близки сроки. Еще последнее усилие, и мы завоюем предназначенное, за которым откроется мировая ширь. Но усилие это должно быть более, чем когда-либо, дружным и неслабым. В последних письмах были посланы страницы Учения, которые должны быть, наконец, восприняты сердцем и приложены всеми сотрудниками или общинниками. Посылаю еще дополнения, ибо Вл[адыка] требует, чтобы сознание очистилось от всякого сора и без воплей духа устремилось по пути Великого Служения. Ведь все вопли происходят от неправильного понимания Служения. Мы можем допускать эти вопли лишь созерцая свои собственные недочеты.

Обычно люди хотят, чтобы Служение отвечало всем их излюбленным привычкам и чтобы оно несло немедленное вознаграждение за каждое исполненное поручение или, вернее, данной возможности применить способности свои, при полной помощи со стороны Иерархии, забывая, что именно помощь эта уже является вознаграждением, ибо ведет к успеху, следовательно, и к земному возвеличению. И как легко идти путем Служения, когда в духе мы всё отдали Вл[адыке] и думаем лишь, как бы лучше выполнить возложенное на нас! Именно так идет ученик на последней ступени, и не ждет он никаких земных признаний и воздаяний, ибо дух его устремлен в другие сферы, где ожидает его истинное вознаграждение и справедливая жатва его посева. По этому признаку оторванности от жажды признания и возвеличения и судите о степени продвижения ученика. Нет лучшего мерила! Что нам до всего земного признания, если жатва наша будет скудна в Сферах Света! Все счастье придет, родные, когда научимся в духе отрываться от всего земного, от всех мелочей жизни. Красота духа, оторванного от всего преходящего, действует на все окружающее, как мощный магнит, который активен на протяжении веков, ибо сила его запечатлевается на record’ах пространства, не в случайных исторических записях. Мало осталось исторических record’ов о великих Духах Прошлого, но, тем не менее, Облики их сияют мощно. Чем объяснить это, как не пространственными нерушимыми record’ами, являющимися истинными магнитами в силу своей чистоты. Все нечистое, все сложное, все хаотическое осуждено на разложение. Потому будем очищать наши чувствования и устремления. Самое чистое устремление отдает себя всего на пользу Великого Служения в полном самоотречении или, как иногда говорится, в полном смирении. Потому будем учиться отрыву в сознании и отдадим сердце наше Вл[адыке]. Радночку прошу чаще читать житие Владыки Сергия и учиться его великой терпимости и самоотречению. Получила отзыв, написан прекрасно, но, конечно, Н.К. прочел уже его и отметил, может быть, что лишнее. Спасибо Порумочке и Логв[ану] за их желание всячески облегчить пребывание Н.К. Ему так необходимо сохранить силы для успеха! Теперь странички Учения.

«Хотя неуловимы добрые следствия намерений добрых, мыслей и действий, но по закону причинности все приносит следствие. Закон непреложен и величественен. Утверждение причинности в каждом действии дает расширение сознания, ибо не страх, но распознание действия дает правильное направление. Как прекрасен закон, дающий жизнь каждому добру и каждому творческому началу! Ведь строение Космоса напрягается всеми началами каждого часа. Истинно, герои духа знают, как их стремление каждого дня приобщает их к строительству жизни. Так, закон причинности может направить мышление к пониманию беспредельного Мира Огненного. Когда дух почует, что он является звеном в Космической Цепи как следствие причины и причина нового следствия, можно будет много познать человеку этим простым пониманием закона причины и следствия. На пути к Миру Огненному запомним о вечном движении наших действий».

Так будем думать о следствиях, порождаемых нашими необдуманными мыслями и действиями. Не отнесемся к этому легкомысленно, ведь иногда одно слово может породить неисчислимые бедствия.

«Как величественен закон причинности! В нем заключен ответ на каждый вопрос. Человеческий ум смущается вопросом о бедствиях, но закон причинности приводит к закону Кармы. Человек негодует на бедствия, но закон причинности указывает ему на его порождения. Человек изумляется странным нарушениям равновесия, но Космический Закон взывает к Высшей Справедливости. Кто приобщается к закону причинности духом, тот уже приобщен к Истине. Если бы школы и Храмы возгласили закон причинности, то и сознание было бы на высшей ступени, ибо не может продвигаться то, что разобщено с основами Бытия. Правильно утверждать, что начало не может существовать без единого Огня Бытия, и в той же мере является Космическое Строительство, объединяя то, что по праву принадлежит друг другу. Так все объединяется в Космосе. Нужно принять закон причинности во всей мощи».

«Меньше всего люди понимают удачу. Обычно, когда поручение, данное Иерархией и насыщенное помощью Иерархии, записывается духом самости как своя заслуга, удача обращается в занозу духа. Когда общинник требует поклонения за данное ему поручение, он этим закрывает рекорды пространства. Сколько обнищавших духов являют рекорды жизни, рекорды, прошедшие во всей славе земной! Общинник, дающий помыслы Общине о том, что Иерарх поступит, как утвердит общинник преуспевший, конечно, вносит умаление Иерарха. Но как тяжко являть понятие удачи среди общинников! Между тем, лишь смирение духа и явление благодарности соответствуют удаче. Кто же дал все возможности? Кто же дал направление? Кто же явил все добро? Лишь Иерарх, лишь Вождь, лишь Силы Светлые. Ученик, общинник, осмотри доспех свой, на каждом кольце написано – Иерархия, не я, не мое, но Твое, Владыка! Так, на пути к Миру Огненному нужно помнить, что смирение есть спутник удачи. Общинник да не окажется мнимым удачником, ибо тонки огненные энергии и грубая самость не может вместить огни. Так запомним о смирении, когда желаем быть истинными удачниками. Так пусть запомнят в Америке. Пусть не отяжелят Нашего великого Ф[уямы]. Пусть общинник, которому дано поручение, не требует от Вождя ни поклонения, ни воздаяния. Смирение в Служении – другого пути нет».

Родные, соберите все последние страницы, касающиеся Общины и общинников, и чаще перечитывайте их. Времени осталось так мало для самоусовершенствования. Без утончения понимания не сможем успешно выполнить задания будущего. Не забудем, что новые собираются, среди них есть замечательные чистые души, и они могут соблазниться, увидя, что старшие, проповедуя Учение, сами не применяют его в жизни. Ведь скоро выйдете на еще большее поле и еще больше глаз и устремленных сердец направятся к Вам. Чем встретите их, чем удержите их? Помните, как ужасно разочарование в Учителе! Более слабые часто совершенно отпадают и даже становятся врагами Учения. Помните ежечасно, какую ответственность несете на себе! Итак, проявите ответственность. Но не забудьте, что понимание ответственности как личный деспотизм есть верх безответственности. Потому терпимость, и терпение, и самоотречение. Хотела уже кончить, но, думаю, полезно включить еще последнюю страничку:

«Правильно сказала Ур[усвати] о грубости и насколько бессильны тонкие энергии против грубости. Никакое построение не может стоять на столбах грубости, потому каждое явление, насыщенное грубостью, не будет прочным, и регресс неминуем. Полный распад будет там, где червь грубости разъедает основу. Каждое человеческое деяние подвергается той же опасности. Грубое действие может быть покрыто тысячью вожделений, и не скрыть его от рекордов пространства. Каждое государство должно заботиться об искоренении этого ужаса. Каждая Община должна бороться с этим бичом. Никакое тесное общежитие не может иметь явленную грубость в своей среде. Народ, воспитанный на грубости, должен будет пройти огненную трансмутацию, и, допустивший такое разложение, будет кармически ответственен. Также и общинники, которые пребывают в грубости, должны будут пройти через особые очищения. Но, конечно, грубость есть ужасная зараза, которая развивает разложение в окружающем. Так, государство не может преуспевать, будучи рассадником микробов грубости. Также общинник не будет истинным удачником, если грубость одержит дух. Так запомним в строительстве на пути к Миру Огненному». Будем всегда помнить также о той секире, которая у нас во рту. Поранения этой секирой залечиваются гораздо труднее всех других. Обратный удар иногда следует молниеносно, и, главное, поранения эти особенно длительно нарушают как ауру получившего, так и нанесшего такое поранение. Избегайте грубых слов и выражений.

Шлю деткам мою ласку, и Вам мои самые устремленные мысли перед последним усилием. Не отяжелите моего Н.К. Не огорчите его мелкими суждениями. Покажите, что сознание Ваше выросло и соизмеримость Вами осознана. Заботьтесь прежде всего о своем личном усовершенствовании – лишь это действие должно заботить каждого из Вас. И никого насильно в Рай не тяните. Насилием никого не исправить. Итак, еще раз повторим: терпимость, великая терпимость всегда и во всем. Так приблизимся к царственности духа.

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

 

12.IV.34.

Урусвати

Родные и любимые, письмо это, вероятно, уже не застанет моих. Получила от них первые весточки из Нью-Йорка. Радовалась достигнутым результатам по главной линии. Конечно, затруднения и шероховатости всегда и во всем неизбежны, но важно продвигаться, и потому будем ценить достигнутое, и приложим все наше умение, чтобы ничем не затруднить развитие успеха. Очень оценила, сколь мудро написаны письма Ф[рансис] и Уд[рая], нет в них ни лишних имен, ни названий. Хочу просить и Вас, родные, применять ту же мудрую осмотрительность и бережность всего, что касается до главного, и придерживаться этого не только в письмах, но также и еще больше в разговорах, даже между собою; будем помнить, что стены имеют уши. Применим мудрый восточный обычай не произносить зря имен сокровенных и не пускать в пространство до срока решения. Помню, как еще девочкой я часто не хотела говорить о некоторых вещах, ибо остро чувствовала, что если произнесу слово или назову число до срока, то жданное не исполнится, – так оно и случалось. Так и будем действовать. Теперь спасибо Гал[ахаду], но не будем опускать рук, и пусть Модрочка по-прежнему напитывает его. Ценю труды ее. Как Сказано, его нужно толкать и торопить. Он еще не может представить себе всю грозность времени, и все величие задания, и всю краткость сроков. Дух он прекрасный, и я очень уважаю его, но ему нужно помочь, и Модр[а] прекрасно может выполнить это. Пусть в разговорах с Шатк[им], при случае, умеет высоко говорить об имени. Теперь прилагаю страницу Учения, которую Указано переслать в Ам[ерику]: «Есть много признаков, по которым можно судить о верности ученика. Первый признак – неотступность, являемая учеником на всех путях. Когда ученик являет среди бури и вихрей свою незыблемость, когда среди подкопов и града камней не страшится продолжить назначенный путь. Другой признак есть несломимость веры, когда путь, указанный Иерархией, есть единый путь. И еще среди признаков верности можно отметить, как развиваются взаимоотношения. Правильно отметила Ур[усвати], как важен нуклеус* из двух, трех явленных сотрудников, скрепленных огненным уважением к Иерархии и друг к другу. По этим знакам можно определить огненную верность Иерархии. Верность между друзьями-сотрудниками есть залог верности Иерархии. Нуклеус из двух, трех сотрудников может явить самую мощную опору великим делам. Ур[усвати] правильно сказала о заслуженном фаворитизме, который Мы именуем узами духа и сердца. Так утверждается цепь верности, которая неминуемо ведет кверху. На пути к Миру Огненному нужно осознать красоту верности. Этот чудесный путь исключает тот губительный яд, который Мы называем духовным взяточничеством и духовной подкупленностью. Эти язвы несравнимы с земными, физическими язвами. Итак, будем ценить верность на пути к Миру Огненному».

Итак, родные, несломимость уже Вам близка, и Вы ее проявили не раз, но, как видите, еще раз Указывается на взаимоотношения между сотрудниками как один из признаков верности Иерархии. Но разве может быть верность без одного из признаков? Разве может существовать понятие частичной верности? Потому, родные мои, хотя и очень трудно развить в себе терпимость и великодушие, все же придется достичь и этого, ибо иначе сможем ли называться верными в полном значении этого слова? В значении, которое оно должно иметь среди истинных учеников. Радовалась, как Н.К. писал о Вашем устремлении в будущее. Только этим продержимся и пролетим над бездною, которая грозит поглотить множества близоруких. Теперь многое уже прояснилось, и Вы уже знаете, что еще ряд неослабных усилий и даже жертв – и достижения будут огромные. Честь и слава будет всем выдержавшим до конца неслыханный бой! Сильно облегчим себе Карму, приложив все признаки верности. Помните, родные, что в самый страшный и напряженный миг помощь всегда будет готова устремленному и чистому сердцу.

Теперь должна сказать, родной Авир[ах], несказанно огорчило меня известие, что Вы начали курить! Родной мой, что же станет с Вашим здоровьем, а следовательно, и с духовным развитием? Помните, как было Сказано, что курение даже хуже пьянства. Родной, почему хотите Вы прекратить доступ тончайшим Лучам Вл[адыки]? Вам следует быть крайне осторожным со своим организмом и не пресекать свои лучшие возможности! При огненных эпидемиях курение пагубно. Родной Ав[ирах], умоляю Вас, берегите себя. Услышать это было для меня большим ударом. Очень прошу Радночку и Соф[ью] Мих[айловну] проявить максимум заботы об Ав[ирахе]. Он так заслуживает уважения и бережности. Никогда не забуду, как трогательно писал он о Радн[е], и я особенно ценю обоюдные сердечные отношения. Нет большей радости, как сознавать узы сердца и духа между сотрудниками. В этих узах – все счастье будущего. Этими узами мы продвигаемся, и они единственные, которые не связывают, но подымают нас. Работайте на единение. Много себе поможете, Карма облегчится. Писал Н.К. о детках. Заключение Флавия о причине отсутствия волос на голове Н.К. – неплохо. Ориоле-таки придется переменить свой вкус, ибо не за горами время, когда усы и борода снова войдут в моду. Славные детки! Что Мари? Шлю ей сердечный привет. Итак, родные, проявим верность, будем беречь друг друга, ведь столько пережито вместе и построено! Облегчим себе последние трудные ступени. Облегчим Ношу Пос[ланца], ибо истинно она велика.

Строки о верности, именно о признаках верности, можно сказать Гал[ахаду] при случае. Его нужно очень поддержать. Родная Модрочка, это будет лежать на ее ответственности – усмотреть, чтобы Гал[ахад] утвердился прочно. Родной Ав[ирах], статьи Ваши получила и пытаемся их поместить. «Усмотрим, как провод только что вступающих на путь Служения действует. Сперва устремляются к Невидимому, Неведомому Свету, все чаяния напряжены, все искания явлены; и огненно устремляется дух. Затем провод утверждается как личное искание, затем следует туча сомнений и устремлений, но, когда дух может превозмочь все нашептывания темных, то залог устремления и восхождения может утвердиться. Так нужно запомнить Водителям духа. Не так страшны бывали явные враги, как подошедшие к Свету, ибо когда не осознаны ужасы сомнения, то и путь Света не осознан. Именно, нужно осознать весь Свет, чтобы распознать голоса Света от нашептываний тьмы. Каждый знает, как можно оборониться от врагов. Кто являет самооборону, кто предусматривает опасность, кто являет битву врагу. Но пути новоприходящих к Свету должны быть очень направляемы и блюдимы, ибо когда сомнения не изжиты, нужно устремлять дух к пути Света. Именно, как сказала Ур[усвати] – нужно все поставить на карту. Так запомним на пути к Миру Огненному». Очень внимательно вникните в фразу «не так страшны бывали явные враги, как подошедшие к Свету». Именно страшны они своими сомнениями. Это нужно иметь в виду Модр[е], ибо она обнаружит их в прекрасном духе Друга. Но примените это и к другим подошедшим и будьте осмотрительны, сумейте предвидеть и пресечь их, где возможно.

Теперь только Вам. «Как сказано, Ур[усвати] есть Моя наместница. Когда Наш великий П[осланец] будет действовать на В[остоке], Наместница Моя будет вести дела всюду, потому, наверно, нужно знать все темные пятна, которые принесут сомнения тех, кому поручено помогать продвижению. Эти сомнения будут теми трещинками, которые нужно будет постоянно лечить. Потому отныне пусть освещают факты Нашей Ур[усвати], ибо много трещин придется лечить. Нужно помогать П[осланцу], ибо ноша велика и много сомнений еще обнаружится. Ур[усвати] даю Наместничество, потому лаконические сведения уже недостаточны. Так пусть Париж, Рига, Югослав[ия], Америка знают, что Моя наместница будет руководить делами. Время великое, и все должно расти, потому будем знать все болезни в делах и будем лечить. Конечно, не всегда враги мешают, часто тот, кому дано поручение, спотыкается. Так поможем П[осланцу]. Отныне нужно освещать Ур[усвати] факты, как они текут, с продвижением. Нужно знать все болезни и лечить. Так, Наша наместница напишет в Ам[ерику]. Так, прошу Модрочку сообщать мне о ходе дел с Гал[ахадом] – это очень важно. Пусть письма будут не длинны, но мне нужны не спорадические сообщения, но последовательные изложения фактов с показательными подробностями. О том же прошу Лог[вана] и Пор[уму], Радночку и Ав[ираха]. Но прошу быть бережными с именами и названиями. Родные, приложим все наши усилия облегчить трудный путь. Брезжит Великая Заря, несущая спасение Миру. Так Сказано, так будет. Так устремимся к Свету.

Шлю Вам, родные, всю любовь, все устремления духа к преуспеянию всегда и во всем. Деткам – всю ласку и нежность.

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

Сколько книг «Сердце» и «Мир Огненный» прислано было в Америку? Прошу очень Радн[у] послать по одной копии С.Муромцевой.

 

26.IV.34.

Урусвати

Родные и любимые, пересылаю Вам страницы, написанные сотрудником Латв[ийского] Общ[ества], с такой любовью говорящие о нашем дорогом Фел[иксе] Ден[исовиче] и его последних днях. Ушел Светлый дух. Если Вы найдете возможным посвятить вечер его памяти среди близких, приобщенных к Учению, сделайте это и прочтите выдержки из этих страниц. Светлый Облик его может служить примером бескорыстного и пламенного Служения для всех подходящих к Учению. Мне очень тяжка утрата его, дух его был близок мне, и я так надеялась призвать его скоро и поработать с ним. Его крайняя добросовестность, граничащая с самопожертвованием в отношении своих больных, которых он принимал до последней минуты, а также его опыты над собою, при слабом здоровье, надорвали его силы. В молодости у него была чахотка, оставившая следы, да и обстановка, окружавшая его дома, была очень тяжка, годы, посвященные им Служению, явились счастливейшими годами его жизни. Милый, родной Ф[еликс] Ден[исович] останется жить в сердцах, знавших его; и навсегда связал он свою Карму с Иерархией и с нами. Наследники его должны выявить свое усердие, чтобы начатое прекрасное дело не заглохло. Буду стараться всячески поддержать в них Огонь, зажженный Фел[иксом] Ден[исовичем], уже вступила с ними в более тесную переписку, также как и с Югославией, ведь там тоже есть горящие, прекрасные души.

Теперь, родные, и перед Вами раскрылась новая грандиозная страница истории, которая должна закончиться блестящей Победой. Страница эта грозная для всего Мира, и лишь Высшее Водительство может провести, вернее, пронести над разверзающейся бездной. Потому каждая небрежность, каждая забывчивость, каждое сомнение и уклонение от Указов принесут немедленно тяжкие следствия, ибо сроки подошли, и все не в соответствии с движением Рока будет сметено. Сердце мое так жаждет, родные, чтобы Вы всей мощью духа прониклись необычайной грозностью времени и вместе с тем каждую секунду жизни Вашей возносили пламенную благодарность Светлой Иерархии, закрывшей Вас своим Щитом. Но будьте осмотрительны и не выступите из-под Щита, ведь Щит не может следовать за уклоняющимися, так скажите всем приблизившимся к Учению.

Особенно должна иметь это в виду Модрочка для своего Друга. Ибо Сказано: «Как сказал о Ваш[ингтоне(?)], так запомним. Говорю не зря. Кислые и старые разведку наведут. Говорю, пусть Модра не скрывает истину. Так позаботимся о будущем». Потому очень прошу мою Модрочку следить зорко, следить сердцем за извилинами духа Гал[ахада]. Он под воздействиями темных шептунов, дневных и ночных, несомненно; он будет обуян сомнениями и ныряниями духа, и вот тут велика будет роль Модрочки суметь поддержать его в борьбе с темными наветчиками, разрушителями. Я всегда буду готова ответить и ему на его сомнения и вопросы, насколько возможно, по почте и при существующих обстоятельствах. Страшусь, как бы не нарушил он своей блестящей судьбы! Возможности перед ним большие, но от него зависит принять их. Сейчас вся судьба Мира в Руках Великой Иерархии, ибо не допустят Они окончательного разрушения, но если кто встанет против, то силою идущего Рока он будет сметен. Ведь Иерархия идет с Космическим Законом, и потому все, что идет против Них и, следовательно, против Указаний Космического Закона, сметается этим идущим Роком. Так велика мощь Иерархии Света! Привожу страничку из Учения, которую Модрочка может дать и ему.

«Сроки планетные соответствуют всем срокам надземным. Мрачное состояние Планеты требует всех Сил для утверждения равновесия. Легко явить мышление о будущем, когда дух знает связь двух миров (знает и связь с Иерархией). Когда дух может преуспевать в своих устремлениях к Миру Огненному, нет такого углубления, которое не открывало бы духу простор утверждения будущего. В Мире Тонком идут события, которые помогут выявлениям на Земле. Особенно напряжены слои, близкие к Земле. Целые Воинства собираются для событий. Целые народы ополчаются против сил разрушения. Мир Надземный не оставит Планету без помощи. Так и Матерь Мира, и Иерархия Блага, и Наместники Огненные собирают свои станы. Истинно, великое время, решающее земную участь. Сыны Небесные насыщают пространство, так запомним на пути к Миру Огненному».

«Трудно насытить сознание тех, кто думают, что путь каждого может пройти без Высшего Водительства. Каждый из этих малодумов не принимает Иерархию, ибо считает утверждение Водительства как насилие воли. Среди них есть много явленных безбожников, которые считают злокачественной огненную веру в Высшее Водительство. Можно проследить, как извращаются все принципы Иерархии. Как можно просветить дух, когда дух разъединяется со Светом и утверждает свою ограниченную жизнь? В строении огненном нужно чуять этих ограниченных тушителей огня. Сознание есть явление жизни, потому каждое мысленное строение приносит свои формы; именно Мир Тонкий создается всеми соответствиями Космического Творчества. Сферы Надземные ярко отражают земную сущность. Явление ответственности перед Космосом должно утвердиться в сознании человека. Так, на пути к Миру Огненному устремимся к осознанию ответственности за создание форм...».

Итак, очень прошу Модрочку не закрывать глаза на истину, на происходящее и все замеченное в связи с Гал[ахадом], хотя бы оно казалось ей малым, пусть немедленно сообщит мне. Нужно пресекать все вредное в самом корне, ибо на Вас лежит обязанность всеми силами помогать «продвижению». Так хочу, чтобы он не нарушил свой блестящий путь.

Также очень жду результата переговоров Н.К. с Другом относительно Кута. Ибо Сказано: «Также Я очень желаю, чтобы Кут был понят, и кооперация с Люм[оа] начата. Очень важно разъяснить это Гал[ахаду]». Надеюсь, что Н.К. успел обсудить это с Другом. Возможности Кута велики. Много было сделано попыток заняться этим, даже соотечественниками Деб., но трудности большие из-за невозможности достать семена. Обычно их продают сваренными, никто не хочет выпускать из своих рук такое выгодное дело. Но, как всегда, нам все удается, мы достали семена, и, благодаря усилиям и знанию Свет[ика], они у нас прекрасно растут. Он занят выяснением, какая почва и высота для них лучше всего. Ждем подробностей разговоров с Другом.

Также очень прошу Модрочку приложить все усилия, чтобы закончить просмотр перевода «Мира Огненного», первой части и всех прочих книг. Как вторая часть «[Листов] Сада М[ории]» и «Новая Эра»? «Беспредельность» просмотрю еще раз по имеющейся у меня копии и отошлю ее, ибо после «Сердца» следует печатать «Беспредельность». Очень нужно спешить с просмотром перевода книг Учения, у меня в запасе два года, а затем будет гораздо труднее. И недопустимо, чтобы книги Учения не были бы переведены и исправлены. Время кратко.

Очень опечалена была услышать о припадке астмы у Флавия. Какое лекарство дают ему? Снова настаиваю на фитине. Следует принимать его в продолжение двух месяцев, не пропуская ни одного дня. Для всех таких более или менее хронических заболеваний следует укрепить организм, чтобы он мог успешнее бороться с этими припадками. Сейчас Св[ятослав] занят нахождением лекарств против астмы. Я видела растение, нужное для этого, и Свят[ослав] уже сегодня послал его разыскивать. Но растение это в долинах, и потому вряд ли в окрестностях наших можно достать то, что нужно. Он надеется, при деньгах в будущем, послать маленькую экспедицию местных людей для добычи этих растений. Может быть, явится возможность это сделать. Влад[ыка] указал, с чем смешать это растение. Изготовив его, можно будет послать знакомым докторам и Стоксу, чтобы испробовать. Влад[ыка] все время указывает на замечательные возможности Люм[оа], на его синтетическое знание, и что он найдет много средств против бичей человечества. Пока что, за неимением возможности приложить свои знания на практике, он неутомимо, как пчелка, собирает все новые и новые сведения и знания.

Мне все-таки грустно, что Шаткий не нашелся пригласить Н.К. для совета. Пока что ни одна страна не приняла того, что ей так щедро давалось. Тактика адверза* это предвидела, и потому так несокрушимо продвигается главная линия. Но хотелось бы, чтобы отдельные лица, подошедшие и помогшие делам, удержались бы и, в свою очередь, были бы полностью вознаграждены. Ведь такой пример бескорыстного служения, какой являл Фел[икс] Ден[исович] и наши ближайшие сотрудники, – редчайшее явление, потому приходится говорить о вознаграждении за явленные дары, хотя именно принесшие явились получателями. В глазах обывателей это парадокс, но мы знаем, какая великая истина заключается в этом. Юр[ий] очень метко отметил преобладающую в некоторых кругах «parlour devotion». Конечно, на этом далеко не уедешь. Сейчас намечаются несколько прекрасных работников, не буду захваливать их, но переписку с ними буду поддерживать, ибо они уже явили ценные работы по Учению. Большой спрос на русскую «Агни-Йогу», но, к сожалению, так мало экземпляров осталось у нас. При первой возможности нужно будет выпустить второе издание. Между прочим, я просила Ав[ираха] прислать мне из писаний Н.К. 29-го года определенную страничку: «Владыка, как распространять Учение Твое?». Надеюсь, что он не забыл, мне она очень нужна. Его статья об Н.К. «Forerunner of New Age»* будет напечатана в «Indian Magazine».

Прошу мою Порумочку передать мою сердечную благодарность Стоксу, ибо сейчас так важно поддержать скелет деятельности «Урусвати». Также пусть скажет ему, как я была тронута рассказами О[яны] о нем и его преданности Учителю, также о его Шрейн. Н.К. тоже писал о прекрасном настроении у его Шрейн. Хорошо и ему прочесть странички о работе и служении нашего Ф[еликса] Ден[исовича]. Всем он может служить примером. Торопитесь с печатанием книг Учения, много друзей привлекут они к Вам. Помните: всё лишь через Влад[ыку] и Учение. У меня сердце щемит, когда я подумаю, как мало напечатано по-английски. Куда адресуете письма Н.К. на имя Володи?*

Родному Логвану шлю мое сердечное восхищение и признательность за явленные им непоколебимость и устремление в тяжкой битве за дела Влад[ыки]. Влад[ыка] посылает ему свое высокое одобрение, ибо враг был мощный. Родные, как мечтаю я дать Вам радостный отдых! Может быть, эти сто дней отдыха для Логв[ана], о которых говорил Влад[ыка], осуществятся. Насколько возможно, берегите свои силы, поддерживайте друг друга. Очень большие события идут. Мы несем ответственность великую за дела и План Влад[ыки], потому обязаны беречь обоюдно свои силы. Фел[икс] Ден[исович] ушел в силу полного пренебрежения к своему здоровью. Порумочке и Радне тоже хорош фитин. Свят[ослав] с небольшими прерывами все время принимает его, и очень окреп, и явилось большое равновесие.

Шлю всю ласку деткам, а Вам, родные, – все устремление и сердечную заботу о духовной крепости Вашей; где дух силен, ничто не страшно, но принимайте меры, чтобы не отягощать друг друга. Дорожите минутами одиночества и не упрекайте друг друга в отчуждении. Ничто так не очищает сознания, как бережность друг к другу.

Сердцем с Вами,

Е.Рерих.

 

Асееву А.М.

6.V.34.

Урусвати

Дорогой Сотрудник,

Письмо Ваше от 4-го апреля лежит передо мною, разберу его и отвечу насколько возможно исчерпывающе. Начнем с Вашего утверждения, что Вы принадлежите к типу людей, называемых «однолюбами». Это, несомненно, первое качество для каждого серьезного ученика, но для действительного успеха необходимо, чтобы это однолюбие к предмету простиралось бы главным образом на Учителя. Есть несколько Учителей Великого Братства, принимающих учеников и руководящих ими, и для каждого вступающего на ступень ученичества, а не просто изучающих книжный оккультизм, совершенно необходимо бесповоротно решить в глубине сердца своего, который из Учителей Вел[икого] Братства ему ближе, и затем отдать себя всецело, без всяких ограничений и условий, этому Высокому Руководству. Обычно вопрос выбора Учителя довольно прост – Учитель, который ближе по Карме, посылает тем или иным способом Свою Весть или Учение тому, кто связан кармически с Ним или с Его ближайшими Доверенными. Но очень часты случаи, когда человек, стремящийся и позванный, в своем желании немедленного приближения и еще большего знания бросается на поиск других Учений и другого Великого Учителя, и в своем раздвоении и даже растроении теряет свое место на лестнице восхождения. Припомните все, что сказано в Учении об избрании Учителя. Привожу еще слова Вл[адыки]: «Утвердиться сердцем на Владыке есть первое условие на пути к Миру Огненному. Невозможно прийти к Вратам завещанным без этого огненного условия. Ведь Руководство должно быть осознано духом и сердцем, ибо только принятие Руки Владыки недостаточно без отдачи сердца Владыке. Нужно понять тот закон, который связывает Учителя с учеником, ибо без явления полного примыкания к Владыке не происходит связи. Полное принятие Руководства требует сознательного отношения, ибо нужно понять и почувствовать в сердце тепло, которое исходит из недр духа. Нужно особенно чуять и научиться распознавать то, чем связана сущность Владыки с сущностью ученика. Так, нужно помнить, что вибрации и Карма являются звеньями к Миру Огненному».

Да, страшно опасно разбрасываться на первых порах. Не забывайте о годах испытания и подготовления организма, через которые неминуемо должны пройти все, серьезно вступившие на Путь Служения, и которым подвергаются и очень высокие духи. Конечно, все сказанное не относится к книжным оккультистам, но, как я понимаю, Вы хотели бы быть принятым в число учеников, ибо говорите о Вашем единственном желании встретиться с Учителем и работать под Его Руководством. Прежде всего, на это я отвечу, что еще не встречала такого человека, который, ознакомившись даже только поверхностно с Учением (именно такие, прежде всего, хотят проникнуть в Вел[икое] Братство), не желал бы, главным образом, встретиться с Учителем и, бросив все тяготы земные, удалиться в Их Общину. Причем совершенно не представляя себе, сможет ли его физическое тело выдержать страшное нагнетение атмосферы, окружающее эту Твердыню. Нужно помнить, что трансмутация организма, нервных центров должна происходить здесь, на Земле, среди борений духа, среди всех тягот и трудностей жизни, среди всех раздражающих мелочей обихода. Лишь это борение вызывает нужные энергии для трансмутации и изжития всех отягощающих дух наш отложений, привычек и привязанностей. Земная жизнь есть именно чистилище, и, не пройдя через него, нельзя вступить в Рай (Братство). Огни Высших энергий опалят отягощенную ауру. Община Братства слишком удалена от земных условий, чтобы явиться тем нужным пробным камнем. Кроме того, Владыки никогда не вторгаются в Карму человека и потому не делают никаких исключений. Лишь Карма может привести человека в Их Общину. И если такая Карма налицо, то никто и ничто, кроме самого человека, не сможет воспрепятствовать осуществлению ее. Пусть это последнее соображение окрылит Вас. Приложите все Ваши устремления как можно лучше провести в жизни все данное Учением и предоставьте остальное Карме и Великому Знанию Владык. Не всегда Великие Духи, несущие Поручение, посещали Братство во время своего земного пути. Так, например, Аполлоний Тианский был позван в Братство, но Он же в своем воплощении как Ориген, приняв тяжкое поручение охранить чистоту Учения в Христианстве, вместо радостного свидания и работы в Братстве томился в тюрьме. Если же Вы подразумеваете наш Гималайский Ашрам, то это, конечно, много осуществимее. Здесь лишь нужно Указание, Разрешение на это В[ладыки] и исполнение некоторых сроков. Пожалуйста, не ожидайте конца Мира на 1936 год. Ничего подобного не случится, но произойдут другие важные события. Во всяком случае, будьте уверены, что всем, сердцем устремляющимся к Вл[адык]е, не грозит опасность взлететь на воздух и раствориться в синеве небес, или быть поглощенными разверзнувшейся бездной. Мощный Колокол соберет растерянных путников не на Гималаях непременно, есть и другие не менее важные места. Сроки пускать в пространство не следует, но всегда хорошо быть духом на отлете. Это устремление в будущее есть лучшее упражнение в отрыве, но с тем большей добросовестностью следует исполнять наши обязанности каждого дня. Скажу, что все, принявшие сердцем Учение, близки нам, и никто не будет забыт.

Теперь о Вашей второй книге. Конечно, сборник интересен, содержателен и хорош внешностью. Ваши личные статьи существенны и полезны, с одним лишь я не согласна. Вы слишком преувеличиваете достижения хатха-йоги, говоря, что «адепты ее подобно раджа-йогам пробуждают кундалини, приобретают сиддхи, достигают блаженства и освобождения от оков физической материи...». Это не совсем так. Степень блаженства, достигаемого подобными адептами, очень относительна, но никакого освобождения от оков физической материи, в том смысле, как это понимается Учителями Оккультизма, посредством хатха-йоги не достигается. Как сказано в Учении: «Мы не знаем никого достигшего путем хатха-йоги». Даже то развитие низших сиддхи, которого они достигают путем упорных и ужасных механических упражнений (западная литература не знает и половины этих ужасов), непрочно, и в следующих своих воплощениях все эти сиддхи могут быть утеряны. Ценны и прочны лишь те достижения, которые приходят естественно, ибо тогда они являются проявлениями внутреннего духовного развития и никогда не могут быть утрачены; и при таком духовном развитии можно достичь всеисчерпывающих явлений. Упражнения в хатха-йоге – именно только самая легкая пранаяма*, производимая с большою осторожностью, может укрепить здоровье, в обратном случае они приведут к медиумизму, одержанию, так называемому сумашествию. Совершенно справедливо индусы высокого духовного развития с большим неодобрением взирают на хатха-йогу и говорят, что в лучшем случае хатха-йога годится лишь «для тучных и для больных». Также и часто упоминаемый и цитируемый в Вашем сборнике Суоми Вивекананда был очень против погони за так называемыми сиддхи и чудесами и приводил пример, как ему приходилось видеть страшных демонических личностей, совершавших самые большие чудеса, вплоть до исцеления неизлечимо больных одним взглядом. Потому главный пробный камень для всех духовных Учителей лежит не в чудесах, но в их Магните Сердца, в их оккультной способности духовно трансмутировать окружающую их среду и перерождать сознание, самую сущность учеников. Но для этого требуется не низшие сиддхи хатха-йоги, но огненный синтетический луч, присущий открытым центрам. Никакая пранаяма не даст Вам необходимого очищения и высоких следствий, если сознание не будет соответствовать высокому идеалу. Высшие формы йоги не нуждаются в пранаяме. Каждый кули в Индии знает о пранаяме, каждый средний индус ежедневно проделывает ее, но как они далеки от духовных достижений! Потому не полагайтесь на одну пранаяму.

Высшее достижение йога есть открытие Глаза Дангма, и это не есть то, что мы называем ясновидением, но именно пробуждение чувствознания, которое никакими пранаямами не достигается, но есть следствие тысячелетних накоплений, непрестанных духовных устремлений и самоотверженных жизней; следствие, отложенное в виде тончайших энергий в Чаше. Именно к пробуждению уже накопленных энергий и к отложению новых должен стремиться каждый не книжный оккультист.

Также неправильно Ваше утверждение, что «тайноведение никогда не обладало бы точным знанием Астрального Плана, которое стало ему доступно, благодаря самоотверженным трудам хатха-йогов...». Это утверждение равносильно тому, что сказать, что основы физики и химии стали известны Румкорфу и Круксу, благодаря трудам студентов первого курса, изучающих эти основы; или что почвовед знает меньше о земле, нежели простой землепашец.

Затем, разница между хатха-йогой и раджа-йогой именно качественная, а не количественная, как Вы пишете. Хатха-йога далее низших психических явлений никогда подняться не может. И никогда еще не было случая, чтобы хатха-йог стал раджа-йогом. Пути их совершенно различны. И «полновесные жемчужины», которыми, по Вашему мнению, может наградить нас хатха-йог, относятся к жемчужинам раджа-, жнана-, бхакти- и агни-йогов как искусственные изготовления этих перлов к живым жемчужинам. На этой же странице, в этих же строках, мне не ясна Ваша мысль, привожу ее: «...Но, тем не менее, и хатха-йога дарит своим адептам полновесные жемчужины Высшей Жизни, и поэтому каждый оккультист должен рассматривать агни-йогические достижения как огромную победу духа над материей...». Здесь Вы как будто ставите Агни-Йогу на одну доску с хатха-йогой, тогда как именно эти две йоги диаметрально противоположны друг другу. Как Сказано: «Именно Агни-Йога не имеет ничего общего с хатха-йогой – это нужно очень понять». Агни-Йога имеет дело лишь с самой высокой огненной трансмутацией всех центров, которая не может быть достигнута никакими механическими упражнениями и нуждается в непосредственном воздействии Великого Учителя. Высокие степени ее доступны лишь духу, имеющему многовековые духовные отложения в центре Чаши. Тогда как для хатха-йога последнее условие не является непременным. Кроме того, Агни-Йога отличается еще тем, что подвиг ее должен явиться в жизни, тогда как прочие йоги (кроме карма-йоги) слишком отрывали человека от жизни и тем не могут уже входить в эволюцию. Также нельзя каждого вступившего на стезю одной из йог сразу называть йогом. Йога, или связь, достигается упорным, непрестанным духовным трудом, и путь ее ускорен лишь, как сказано уже, кармическими накоплениями. Потому, когда Вы пишете, что «раджа-йог становится порой изувером, и жнана-йог увлекается умственными спекуляциями, и бхакти-йог упивается смертными муками еретиков...», правильнее было бы сказать: «Имеющий в себе задатки стать в следующих своих жизнях раджа-, жнана- или бхакти-йогом, может проявляться сначала как изувер, умственный спекулянт, ханжа...». Но раз достигнута высокая ступень истинного йога раджа, жнана, или бхакти, не может быть таких страшных уклонений. Царь Духа не может стать изувером, и жнана – Мудрец, обладающий Глазом Дангма, не может вдаться в невежественные умствования, также, как бхакти – Владыка Космического Магнита, всевмещающего сердца – не может упиваться смертными муками.

В Учении, когда говорится, что в несносном атлете можно усмотреть будущего хатха-йога или в ханже – будущего бхакти и в изувере – раджа-йога и так далее, именно имеются в виду характерные задатки, которые, будучи трансмутированы огнем духовности, могут дать определенные формы йоги. Но нельзя это брать в обратном построении.

Также для Вашего сведения добавлю, что хатха-йога еще тем опасна, что она, своеобразно укрепляя астральное тело, задерживает его на долгое время в астральных нижних слоях и тем самым задерживает эволюцию духа. Также при храмах Индии держали и еще держат иногда хатха-йогов, строго следя за чистотою их жизни и пользуясь ими для некоторых низших нужд, но никогда ни один хатха-йог не мог быть истинно Посвященным. И раз такой хатха-йог покидал храм, больше вернуться в него он не мог, ибо имея легкий доступ в низшие слои Тонкого Мира, он, лишенный высшего контроля, предоставленный себе, становился жертвой, и обиталищем, и даже орудием самых темных сил. Вот почему и Иерофанты Египта никогда не брали в ученики и даже избегали слуг с медиумистической организацией и наклонностью к лимфатичности. Ни один медиум, ни один лимфатик не может стать истинным агни-йогом.

Владыки очень опечалены развитием низших степеней психизма в ущерб истинной духовности. Без понимания и приложения в жизни Живой Этики и духовного понимания, лишенные равновесия, эти явления часто приводят к печальным результатам. Потому для того, чтобы стать действительно оккультными учениками, следует прежде всего работать над нравственой духовной стороной жизни путем применения Учения в жизни, что даст неминуемое расширение сознания и необходимое равновесие. Учение, прежде всего, прекрасно и истинно, когда оно жизненно, но никакие фокусы и измышления псевдо-оккультизма и магии не приблизят ни на шаг к истинному Ученичеству. Чтобы наполнить свой сосуд из Высшего Источника, нужно установить соответственные вибрации. Живая Этика в жизни есть простейший путь к приближению. Потому в Вашем сборнике хорошо бы подчеркнуть больше значение Живой Этики. Велика миссия – зажигать сознание людей подвигом, который преобразит их сущность. Может быть, никогда так не нужно было понятие подвига в жизни, как сейчас. Какое прекрасное слово – подвиг! Как оно выразительно, и заметьте, оно не имеет себе эквивалента ни в одном западном языке. Итак, будем помнить, что связь с Учителем устанавливается через очищенное мышление, в сердце, и долгим упорным трудом над собою.

Теперь хочу предупредить Вас, как опасен книжный оккультизм. Масса вреднейших книг выпущена на книжный рынок. Все книги г-на Ледбитера, за исключением его труда «Inner Life», когда его мышление отражало еще мысли Е.П.Бл[аватской], являются таким материалом. Впрочем, может быть, они не все переведены на русский язык. Как Сказано: «Много творений рук, лишенных красоты, знания и честности». И Вы напрасно думаете, что уход Ледбитера – большая утрата для Теософического Общ[ества]. Именно Ледб[итер] явился злым гением этого движения. Именно он нанес вред всему движению. Как сказано Великим Учителем: «Одна Блаватская знала», и наша задача в будущем будет[] – поставить на должную высоту почитание этой великой женщины-мученицы. Если бы Вы знали всю литературу о Блав[атской] и все поступки и предательства ее ближайших сотрудников, Вы ужаснулись бы бездне неблагодарности, мерзости и невежества; конечно, именно из последнего вытекают все гнусности.

Спасибо за желание прислать мне переведенные извлечения из «Тайной Доктрины», но перевод ее уже мною закончен, лишь второй том ждет окончательной подчистки. Указ о переводе исходит от Самого Владыки, кроме того, Вл[адык]а Сам даст предисловие к этому переводу. Много воды утечет, и многое изменится, потому запреты не страшны. Некоторые главы из второй части первого тома о символизме у меня имеются, и должна сказать, что перевод их очень хорош. Но, к сожалению, мы достали их, когда [мой] перевод уже был сделан. Также выписала я и перевод первой части, и должна Вас предупредить, что это не есть перевод «Тайной Доктрины» Е.П.Блаватской, но лишь сокращенный перевод сокращенного же изложения «Тайной Доктрины» Блаватской, сделанный г-жою Екат[ериной] Хиллард, при сем встречаются явные искажения смысла. Мне кажется, что сокращение «Тайной Доктрины», когда она полностью еще не переведена, есть великое кощунство.

К моему большому сожалению, не могу исполнить сейчас Вашу просьбу о книге Грюнведеля*. Книга эта находится в библиотеке моего старшего сына в Америке, и за отсутствием его она заперта. Что же касается до статей д-ра Лаодзина, то судьба наших копий тождественна с Вашими: перед уходом в пустыню я отослала все записи в Америку. Могу сказать, что В[ладык]а подтвердил факт этого посещения, но добавил, что д[окто]р видел только то, что ему было показано, причем свои заключения он делал сам, и они не совсем сходятся с истиной.

Теперь о биографии Франчиа Ла Дью. У меня нет никаких материалов о ней, и сама я никогда не встречалась с нею, она всегда жила в Калифорнии и умерла через год после нашего приезда в Америку. Но мисс Э.Лихтман, которая сейчас приехала в наш Ашрам, послала запрос г-ну Доуэру, прося его прислать все имеющиеся у них данные о Франчиа Ла Дью и об основании их Общества. По получении пошлю их Вам и, если хотите, постараемся даже перевести их для Вас. Но, конечно, ждать этого скоро нельзя, ибо в лучшем случае я могу получить это в середине июля, и, значит, Вы можете рассчитывать иметь этот материал лишь в половине августа. Конечно, как всегда, после смерти главной пружины духовная жизнь Общества, несмотря на рост внешний, затруднилась. Наследники не всегда следуют стопами основателей. Со следующей почтой вышлю Вам книгу Учения «The Temple Artisan», или, как она называется, «From the Mountain Top».

Очень тяжела для нас утрата Ф[еликса] Ден[исовича] Лукина. Это был наипреданнейший друг и сотрудник и умел принять Учение сердцем и проводить его в жизни. Среди его наследников есть несколько очень ценных работников, и они будут продолжать начатые им светлые дела. Очень ценны оставленные им медицинские записи. Многие Указания шли из Высокого Источника.

Теперь еще о Вашем сборнике. Не думаете ли Вы, что следовало бы уделить больше места статьям об Основах Миропонимания? Ведь теософ[ский] журнал прекратился, если я не ошибаюсь, незадолго до революции, потому уже целое новое поколение ничего не слышало, ничего не знает об основных законах в свете Великого Учения. «Вестник», издаваемый г-жою Каменской, не может напитать. Сейчас сотрудник Латв[ийского] Общ[ества] Ал[ександр] Ив[анович] Клизовский пишет книгу* в этом направлении и присылает мне отдельными главами на просмотр, с помощью Вл[адык]и я могу дополнять, и там, где нужно, исправить. Труд его очень ценный, он дает то, что сейчас так неотложно нужно, именно Основы нового Миропонимания, причем мысль его работает четко, и он широко и умело пользуется книгами Учения. Он мог бы Вам дать что-нибудь для Вашей книги. Также и Рих[ард] Яковл[евич] Рудзитис, прекрасный поэт и писатель, недавно прислал мне свою превосходную статью о влиянии Красоты.

Вы спрашиваете: не написали ли Вы что лишнего в статье о Знамени Мира? По этому поводу я уже писала мои соображения Н.К. и потому отвечу Вам приблизительно теми же словами: «Многими запрещениями можно запугать и потушить устремление, да иногда так называемые допущенные неосторожности, сделанные с благим намерением, принесут больше пользы, нежели вреда». Конечно, не выводите из этого правила. Осторожность и всякая бережность есть главные качества ученика, ибо он знает, к каким энергиям он прикоснулся. Вы правы, статья Н[ины] Рудн[иковой] «В недрах Космоса» превосходна, также как я всем сердцем чувствую статью М.Никитина. Г-ну Миллеру послана копия «Агни-Йоги». Теперь о посылке Перстня. Конечно, это знак доверия со стороны Н.К., и всегда очень ценится всеми получающими его. Больше сказать не могу, ибо это его посылка. Ваше письмо от 22-го февраля переслано Н.К., но не знаю, где оно его настигнет. У него большие переезды.

Вы правы, что не следует, чтобы сборник «Оккультизм и Йога» считался агни-йогическим официозом. У нас существует Комитет для издания исключительно книг Учения, и ничто другое не должно быть связано с этими книгами.

Теперь по желанию Вл[адык]и пересылаю Вам страницу Учения:

«О последних часах пребывания на Земле следует очень озаботиться. Часто последнее устремление может предопределить следующую жизнь так же, как и слои, в которых будет дух пребывать. Конечно, недопустимо звать в земные сферы, когда дух уже оторвался. Ткани, которые уже освободились от земного притяжения, напрягаются в страшном усилии, чтобы опять ассимилироваться с земною атмосферою. Нужно приучаться мыслить при уходе так же, как и при рождении, и нужно уметь согласовать приемы. Так же как вредны задержки при рождении (в Америке, чтобы не беспокоить ночью медицинский персонал, родильницам дают задерживающие средства), так же вредны задержки при смерти (всякие впрыскивания). Тонкое образование нового тела должно быть принято во внимание. Раны, причиненные уходящему, приходится лечить в Тонком Мире. Самое жестокое обращение являют с уходящими. Можно сказать, не смерть мучает, но живые люди. Все приблизившиеся к Огненному Учению должны знать об этом. На пути к Миру Огненному запомним о законе, утверждающем последние минуты перехода».

Эта беседа была дана в связи с уходом Ф.Д.Лукина. Когда дух его уже отрывался, ему был впрыснут кофеин, что причинило ему ненужные страдания. Конечно, родные думали сделать лучше, но как ужасно это невежество. Конечно, это последнее сведение лишь для Вас, и мы не обсуждаем его с близкими Ф[еликса] Ден[исовича] – семья далека от Учения.

Почему Вы думаете, что у меня создалось впечатление о Вас как об очень пожилом человеке и так далее? Я знала, что Вы молоды, и радовалась этому. Вы одних лет с моим старшим сыном Юрием, который сейчас в отъезде, сопутствует своему отцу.

Очень прошу Вас не сетовать на мои замечания и слова. Я знаю, что Вы мужественны и можете стать серьезным учеником и сотрудником, потому и беседую с Вами без всяких сентиментальностей и захваливания. Ведь и Учитель говорит: «Учение не есть орешки в сахаре». Лишь сильный духом может дойти и быть принят в ученики. Запомните, что Наш Владыка Тот, Кого называют иногда «Учитель Учителей» («The Master of Masters»), потому и Учение Его так прекрасно в своей жизненности, суровости и краткости четких формул. Будьте уверены, что на все, что касается освещения Учения, я всегда готова и даже рада буду ответить.

Всего Вам светлого,

Елена Рерих.

 

8.V.34.

Урусвати

Родные и любимые, сердце мое так горит радостью созданию Храмины Преподобного Сергия!* Эта Святыня, если она будет любовно охранена, от многого удержит и спасет Вас. Неугасимая Лампада – какой высокий символ! Прекрасно, что закреплено и это священное понятие!

На Радночку возложена великая ответственность охранять этот священный Огонь, потому хорошо вспомнить, какая чистота духа и тела требовалась от древних весталок, хранительниц этого вечного Огня. Радночка, хранительница Неугасимой Лампады, должна осознать в самой глубине сердца своего высокое значение этого возжженного Огня. Для меня Он есть нечто такое сокровенное, о чем я не могу без горения сердца и слез говорить и писать. В этом Огне будет как бы Само Присутствие! Святотатством будет касаться этого сокровенного Огня в раздражении и духом, обуянном недостойными чувствами! Лишь очищенное сердце может приближаться к нему.

Родные мои, храните Храмину, Вам доверенную. Пусть все страждущие в сердце и в духе находят в ней чудо успокоения и исцеления. Но без чистой, насыщенной огнем сердца атмосферы никакое чудо невозможно, потому, любимые, создайте эту возможность и наполните Храмину высокими мыслями и устремлениями сердца. Сотворите чудо!

Теперь обращаюсь к моей истинной дочери, Порумочке. Поручается ей великая задача – наряду с официальным Общ[еством] Женского Единения начать и внутренний круг, который она могла бы вести путем Учения и Служения. Пришло время проводить в жизнь начала Живой Этики. Новую группу предлагаю назвать именно классом Живой Этики. Пока что я изъяла бы из обихода название «Агни-Йога» групп. «Живая Этика» покрывает всё и не вызывает ненужных вопросов. Сейчас столько ищущих душ, их гораздо больше, нежели нам кажется, и мы, хранители сокровенных зерен, обязаны поделиться с другими. Помните, как Сказано: «Недостойно просыпать зерна лишь в свой сад». Кроме того, и церковь, и многие другие блюстители традиций не смогут восстать против Живой Этики, ибо она не опрокидывает никаких основ, наоборот, отводит новое прекрасное место религии, освещая все неясные места в Священных Писаниях. Учение Этики дает новое, более глубокое и прочное устремление к водительству Духовному. Разве указанная в Библии Лестница Иакова не есть Великая Иерархия Света?

Знаю, что именно магнит сердца моей Порумочки может создать необходимое ядро духовных сил, которому будет суждено пробудить и поднять сознание своей страны, ибо нуклеус этот в будущем будет в тесном и постоянном контакте с другим таким же мощным и, обоюдно питая и поддерживая друг друга, при новых откроющихся возможностях действительно пересоздаст сознание человечества на основах Живой Этики. Потому шлю самое нежное и самое любовное напутствие моей дочери в ее великой миссии. Припомним, как было Сказано: «Суждено Поруме привлечь много сердец в Америке». Не будем гнаться сейчас за количеством, но лишь за качеством. Придет время – и зерна дадут чудесные всходы, разрастется наш сад.

По Указу Вл[адык]и пересылаю мое письмо к Ас[ееву]. Вл[адык]а желает, чтобы Порумочка прочла его именно избранному кругу Общ[ества] Един[ения] Женщ[ин]. Все, что следует прочесть, я отчеркнула [на полях] красным карандашом. Конечно, все это может быть прочтено Катрин и Инге.

Также шлю родному Логвану силы в его трудной задаче. Но по трудности и ответственности задания измеряется потенциал духа, потому, родной Логван, в самые тяжкие минуты помните об этом измерении и черпайте в этом Вашу силу и радость. Разве Высокое Доверие не с Вами? Разве мы с Вами не Ураниты? Разве Великое Естество Вл[адык]и не наше с Вами естество? Но берегите, родной, сердце Ваше и смотрите в будущее.

Также и Модрочка моя пусть продолжает свое такое важное и ответственное водительство Другом. Он много может помочь своей стране. Но пусть Модрочка имеет постоянно в виду, что Друг еще не укрепился. Как Сказано: «Он очень обуян страхом. Нужно очень следить за ним, ибо он позволяет многим сомнениям утверждаться. Нужно следить за явлением каждого действия».

Конечно, все, что он провел, как Указано нам, могло осуществиться лишь с Высшей Помощью; и потому, Модрочка, так необходимо укреплять его в Учении и вовремя рассеивать его сомнения. Ему тоже важно получить книгу «Сердце». Пусть Модрочка скажет ему еще и еще раз об ужасе сомнений, разъедающих сущность нашу и пресекающих все лучшие пути. Ему даны золотые возможности, от него зависит удержать и воспользоваться ими. Много было вступивших на Путь Служения в полном энтузиазме, но как ничтожно число действительно удержавшихся на Пути!!! Именно страх, сомнение, неустойчивость, нетерпение и недоверие к Руке Водящей пресекали блестяще начатый Путь. Если у него являются какие-либо сомнения и недоумения, которые Модрочка не может рассеять, пусть он откровенно напишет мне о них, и я отвечу ему. В начале Пути наша обязанность – помогать укреплению сознания и направлять первые шаги. Верю, что моя Модрочка справится со своей задачей.

Также жду ответа на высказанное Пожелание В[ладык]и относительно предложенного растения. Светик, благодаря своему знанию и усилиям и Помощи Вл[адыки], достиг совершенно исключительных результатов там, где все были неуспешны. Если Гал[ахад] не поймет выгоду предложенного, мы изберем другой путь, ибо упустить такую возможность недопустимо: золотая возможность приходит раз, очень редко – два, и никогда – трижды для каждого человека на протяжении его одной земной жизни. Так запомним.

Теперь, родные, еще раз Указывается, чтобы не набрасываться и не хватать друзей, ибо это недопустимо. Так, к примеру, если Пор[ума] и Логв[ан] имеют своих друзей, которые являют им преданность, пусть они и продолжают их насыщать. Невозможно обременять друзей забрасыванием приглашениями. Вы знаете, как я против грубого деления на «моих» и «твоих», но также я против насильственного самонавязывания и зазывания именно тех, которые определенно проявляют особую преданность какой-либо одной стороне или одному лицу. Примите, родные, это во внимание. Остальному же большинству предоставьте следовать их меняющимся настроениям, мышлению и чувствам. Не следует затрачивать сил на завоевание неустойчивых сердец. Они – отбросы.

Очень огорчена простудой Флавия, но, конечно, самое ужасное время для всех простуд – весна. Ценю, что Порумочка взяла его на освящение Часовни Св. Сергия.

Прошу Вас, родные, храните здоровье, берегите друг друга. И, как сказал Н.К., пусть каждый выкажет максимум великодушия, не ожидая проявления его от соседа. Н.К. писал, как он тронут был заботами о нем и Юрии и как ему ясно, что лишь ничтожные мелочи мешают полному единению. Также не раз упоминал, как сотрудники уважают и в сердце своем воздают должное мужеству, твердости и находчивости Логвана. Это очень отрадно было слышать. Не следует только стесняться выказывать эти достойные чувства, они лишь будут способствовать укреплению позиций всех trustees. Как идет Общ[ество] Амоса? Как здоровье Авираха? Как чувствует себя С[офья] Мих[айловна]?

Шлю деткам всю мою нежность и ласку. Вам же, родные, – всю силу сердца и духа для великого восхождения. Ведь на всех трудных местах уготованы нам поручни, чистое сердце сумеет усмотреть их – так и взойдем на великую вершину и с благодарностью оглянемся на пройденные, острые камни, помогшие нашему восхождению на сужденную крутизну. Радость великая впереди!

Сердцем и духом с Вами,

Елена Рерих.

 

16.V.34.

Урусвати

Родная Модрочка и Вы, родные мои,

С тех пор как я писала в общем письме от 4-го апр[еля], Указания относительно Гал[ахада] не изменились ни на иоту, остались во всей своей силе, ибо постоянно подтверждается необходимость самого зоркого дозора и осторожности с В. Перечтите, пожалуйста, вышеуказанное письмо, оно говорит именно то, что сказал Вам и Пос[ланец]. Потому Модрочка должна найти в себе мудрость понять, что Сказанное есть истина, и не обольщаться словесными изъявлениями Друга. Вчера Сказано: «Страх, сомнения и боязнь маленьких сослуживцев открыли врата врагу». Так, Гал[ахад] должен сейчас принять все сказанное ему Ф[уямой]; остановиться на полпути будет для него разрушением. Если в сердце своем он обратился к Великим Силам и прикоснулся к Их сокровенной Мощи, он должен отдать себя всецело на Служение Великому Благу, в противном случае, он не замедлит стать игрушкой темных, которые легче всего овладевают людьми, обуянными страхом и сомнениями. Покуда ученик не поборет в себе страх и сомнение, Учитель не может руководить им, ибо Он никогда не насилует волю ученика. Конечно, Учитель может приказать ученику, и он должен будет исполнить приказ даже против своей воли, но к таким мерам Великий Учитель прибегает лишь в самых крайних случаях и лишь когда от этого зависит общее благо. Вы были свидетелями такого явления, поймите правильно.

Потому Гал[ахад] должен отбросить всеразъедающий страх и сомнения, ибо они несут ему гибель. Отступник убоявшийся предоставляется своей Карме, а такая Карма беспощадна. Пусть также твердо запомнит, как Сказано: «Не Враги Наших дел обрушились на него, но его недруги помешали Нам, а Мы ему помогли». Самые сильные враги не могут устрашить истинного ученика, ибо он знает о Высшей Помощи. Но все уклоняющиеся, все убоявшиеся, все усомнившиеся не могут рассчитывать на такую помощь. Самый малый враг может уничтожить их. Вы знаете о тактике адверза, потому так или иначе, но Великий План пройдет, и мы, хотя с лишениями и тяжкими усилиями, но выполним возложенное. Но горе тем, кто были позваны принять участие в спасении Мира и отвергли или же приняли половинчатые меры. Когда и кого спасали половинчатые меры? Можно представить себе как можно ярче духовное состояние человека, когда он осознает, что был позван участвовать в великом действии Величайшего Блага и должен был облегчить непомерную тяжесть Ноши ее носителям, а вместо того, протянув руку вначале, он в самый ответственный и опасный момент восхождения на крутизну отнял ее, убоявшись ничтожнейших пресмыкающихся! Какие тысячелетние самоотверженные усилия духа и сердца потребуются, чтобы искупить такое предательство!

Страшны не ничтожные личные враги, но восстающая тьма, открывающая доступ энергиям Хаоса. Сказано: «Если Модра не знает, где истина, то трудно протолкнуть». Также Сказано: «Гал[ахад] не должен считать себя спасителем Плана, он много получил. Он себе помог, но План утверждаю Я». Много энергии приходится тратить.

Поймите Сказанное о Приказе. Модрочка, потому следует проникнуться силою Сказанного. Хорошо перечесть все мои письма и сердцем почувствовать, где были сделаны упущения. Беда в том, что хорошие души стремятся всегда чрезмерно преувеличить хорошие аспекты и стороны людей. Так что мудрые слова Учения о том, что ученик должен в десять раз уменьшать все дурное и в два раза увеличивать хорошее, были перевернуты в своем порядке, и ученики стали все дурное уменьшать в два раза и в десять раз увеличивать все хорошее. Именно, как Сказано: «Его захвалили». Боже, как далеко ему до того Образа, в котором его увидела С[офья] М[ихайловна]!!! Перечтя мои письма, Мод[ра] увидит, как было забыто Указание о Вести. Ведь Весть и принятие Знамени были первыми испытаниями Ам[ерики]. Что было сделано для принятия Вести? Если даже после признания Безб. она не могла быть передана во всей своей красоте и полноте, все же кое-что могло быть упомянуто и многое приняло бы другие формы и принесло бы облегчение многим, и, может быть, прежде всего самому Другу. Неоднократно, по Указанию, я писала, что Ам[ерика] должна почтить П[осланца]. Что же было сделано в этом направлении тем, кому это было ближе всего и кто должен был выполнить это? Он убоялся маленьких сослуживцев. Конечно, самому П[осланцу] не пристало добиваться почитания – это должен был понять Друг. Ведь, наверно, Модрочка сумела передать ему Высокое Желание, чтобы А[мерика] почтила П[осланца]? Но, как сейчас видно, об этом меньше всего думали и заботились и предоставили выполнить это почитание Самому В[ладык]е. Сказано: «Именно, не сумели в В[ашингтоне] почтить Гуру. Именно, не механическое понимание и исполнение Плана, но понимание духом. Необходимо проявить понимание значения Плана, ибо лишь высшее принесет высшее. Так пусть поймут в Ам[ерике]. Явим осторожность с Вами...» Вся беда в том, что мы сами еще не совсем можем осознать все грозное величие времени и краткость сроков, всю Мощь тех Сил, которые стоят на дозоре судьбы Планеты и за делами явленными. Также не можем проникнуться величием духа П[осланца]. Если бы такое осознание было налицо, то мы давно отбросили бы все мелкие соображения и счеты и проявили бы полное сотрудничество не только в час грозной опасности, но задолго до него и тем значительно облегчили бы путь свой. Модрочка, слышишь ли! Необходимо, чтобы Гал[ахад] проникся величием и значением Плана для Ам[ерики] и самого себя в тех размерах, как ему поведал это Пос[ланец]. Он должен уметь говорить о Пос[ланце] в духе высокого почитания со всеми Шаткими и кислыми. П[осланец] есть спаситель Мира, и никто другой не может выполнить сужденное. Без принятия и оказания помощи Пос[ланца] все будет предоставлено своей тяжкой Карме. Уже за плечами время, когда многие возрыдают. Спасены будут лишь те, кто были позваны и помогли до конца принести Ношу Непомерную. Грозна судьба многих стран! Карта Европы, и Азии, и всего Мира меняется. Перед нами стоит Великое Космическое Решение, которое не может быть искажено или же не выполнено без того, чтобы весь Мир не был ввергнут в страшную катастрофу. Это не угроза, но страшная действительность. Дни Лемурии и Атлантиды надвигаются*. Великий срок пробьет, когда многие из уже народившихся не успеют состариться. Лишь Великая Мощь Иерархии Света может утвердить те вершины незыблемые, где найдут спасение оставшиеся верными до конца. Потому отбросим все страхи и сомнения, будем лишь устремляться всеми помыслами и устремлениями сердца на помощь Великому Плану, и тем самым и нам будет оказана Помощь Высшая.

Так пусть Модрочка найдет лучшее время и лучшие слова, чтобы передать Гал[ахаду] предупреждения. Самая большая тактичность должна быть приложена. Многое затруднено чрезмерным захваливанием. Модрочка должна разбить все его сомнения и внушить ему мужество истинного служителя Света. Пусть как дятел долбит о спасительном Доверии и разрушительности сомнений и страхов, пока это не зарубцуется на его мозгу. Перед Гал[ахадом] единый путь в принятие всего доверенного ему П[осланцем], и, только твердо держась по линии Указанного, он обретет сужденное. Итак, еще и еще раз повторим и запомним, как Сказано: «Пусть явят великое почитание П[осланца]. Единственный путь спасения для Ам[ерики]. Так нужно понять Указ. Такое великое время, такое важное время, такое грозное время! Так пусть действует».

Опять повторяю, конечно, сам П[осланец] не мог настаивать на оказании ему почитания, это должен был понять тот, кому была вручена великая историческая Весть. Как обошелся он с этой Вестью? История, истинно, повторяется. Вспомним, что во время Франц[узской] Революции Сен-Жермену удалось спасти ничтожное число. На одной руке пальцев слишком много для этого числа. И увез он с собою лишь одного русского, спасшего ему жизнь.

Модрочка, какой пророческой оказалась пересланная мною тебе заблаговременно сказочка для Друга: «Один мудрый понес людям чудесное целебное средство, но его нужно было нести в закрытом ларце. Никто из людей не решился открыть ларец, ибо, по-своему, люди полагали, что там или яд, или ехидна. Так можно предложить самое прекрасное сокровище, но люди примут его за яд. Остается, чтобы люди приняли сокровище, побуждаемые ужасами несчастий. Что же делать, если Сатана так прочно обучил людей неверию». Следует запомнить эту сказочку Другу.

Также Иентуся рассказала мне содержание одного американского фильма – «Gabriel over the White House»*. Не кажется ли Вам, что именно такого Габриэля и просмотрели, и позабыли пригласить в Белый Дом. Но если и просмотрели, то все же следует знать о его существовании. Габриэли принимают иногда неожиданные аспекты и формы...

Теперь несколько строк из Учения, которые могут быть прочтены Другу.

«Явление разрушения многих стран напрягается мощно. Вся земная битва сопровождается мощными битвами в Высших Мирах. Все, кто знают значение народной Кармы, могут осознать происходящее. Нужно задуматься над теми событиями, которые напрягают Мир. Легко убедиться, как темные тучи покрыли многие горизонты. События в каждом уходящем строе указывают на то будущее, которое сменит настоящее. Космический Магнит очищает и собирает новые силы. Тени мрака – над смещаемыми странами. Где не установится равновесие в продолжение короткого времени, там соберутся тучи, которые решат судьбу темных стран и их водителей. Народная Карма напряжена на Западе и на Востоке... Идет новый Свет. Юг трепещет от огня подземного. Так решится Карма народов. Запомним, что народная Карма разрешается мощными событиями».

«Формы жизни есть печать духа народа. Можно судить об упадке или восхождении народа не только по историческим фактам, но и по выражениям творчества. Когда духом овладевает грубость и невежество, то все выражения будут соответствовать установлениям жизни. В этом единении можно проследить все основные черты времени. Конечно, формы жизни дают всю окраску периодам истории. Чем отличаются первые три десятилетия двадцатого столетия? Войны, ужасы жестокости, огрубение и самые страшные отрицания. Но можно распознать среди этого мрака формы Света. Пусть они меньше числом, пусть они разбросаны по коре Земли, но равновесие Света устанавливается не численностью, но потенциалом, не скученностью, но доблестью духа. Так, на пути к Миру Огненному проникнемся значением великих форм и почтим особенно свет очей, которые несут человечеству мощь Красоты».

Итак, будем помнить, что Свет побеждает не численностью, но своим потенциалом, потому будем всячески развивать в себе этот великий, разящий тьму, луч Света.

Пусть Модрочка укажет со всей теплотой, но с необходимой серьезностью и тактичностью смысл Сказанного. Необходимо поддержать Гал[ахада] в минуты его борьбы со страхом и сомнениями. Если при каждом нападении шептунов он прикажет себе не вслушиваться в эти голоса тьмы, атаки эти постепенно ослабеют. Лишь победившему эти их ехидны может быть оказана полная Помощь и доверено многое. Модрочка, поддержи своего Друга на его великом пути! Он должен бесповоротно, главное, без страха, следовать избранным путем. Разве он знает, что Карма готовила ему и что она может готовить ему при Высшей Помощи? Только Вл[адык]а знает это. Потому пусть доверится всем существом своим Великому и Сердечному Водительству. Часто, обуянные страхом, ища спасения, мы устремляемся, именно, к месту своей гибели. Потому пусть в сердце своем найдет то прекрасное и благородное доверие, которое делает нас героями на всех планах бытия. Пусть он займет свое место среди героев Духа, героев Великого Служения на Благо человечества. Что может быть прекраснее и выше этого! Это и есть наше единственное, неотъемлемое, вечное и ценнейшее завоевание и достояние! Итак, будем героями!

Родные мои, поддержите Модр[у] в ее ответственном поручении. Всегда все Указания приходят заблаговременно, и лишь нужно оказать им должное внимание для избежания многих трудностей. Underconfidence Гал[ахада], конечно, называется иначе страхом.

Теперь, Родные, прошу Вас хранить все мои письма, ибо Вл[адык]а сказал: не за горами время, когда они будут собраны в одну книгу и Сам Он даст предисловие. Родные, сохраните их лучше, нежели доверенные Вам карточки. С нетерпением жду присылки страницы Учения, написанной Ф[уямой] во время пребывания в Ам[ерике] в 1929 году, – «Владыка, как распространять Учение Твое?..»* Мне она очень нужна. Копию, полученную мною, я отослала в Париж для франц[узской] «Агни-Йоги». Родные, окажите внимание моим просьбам, когда они касаются Учения, ведь они могут исходить из другого Источника. Уже давно Ояночка и я писали об этом Авир[аху]. Храните оставленный Вам завет о Великодушии. Многое облегчите себе. Знаю, что иногда рвение делает нас нетерпимыми, но это надо преодолеть. Великое равновесие есть качество, отмечающее продвинутого ученика.

Пересланы ли были мои письма Н.К.? Прошу Вас писать мне подробнее о делах и всем происходящем, но выписывать многие имена и названия полностью не следует, в оккультном отношении.

Шлю Вам, родные, всю мою любовь и устремление видеть Вас растущими учениками Великого Духа. Облегчите Ношу Непомерную.

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

 

24.V.34.

Урусвати

Родные мои, получила чудесные письма от Порумочки, Логв[ана] и Радны. Спасибо, любимые, за всю Вашу заботу и любовь к моим путешественникам. Они ее заслуживают, ибо горение их сердца и устремление к лучшему выполнению всего возложенного на них так велико! Сердце мое радовалось, читая описание Радночкой последнего собрания и напутствия, оставленного Н.К., и как, по ее словам, «все принесли наново присягу, обещая уйти от прошлого и сплотиться в едином устремлении, прокладывая пути в будущее». Вот теперь и буду ждать радостной весточки об установлении разумного сотрудничества, без которого почти невозможно будет продержаться оставшееся время, хотя бы оно и было кратко. Вы уже знаете, что перед окончательным ударом все вражеские силы напрягаются в последнем страшном усилии, потому на нас лежит обязанность исполнить в точности все Заветы. Потому пусть каждый из нас разбудит в себе лучшие чувства. Пусть выявит тонкость чувств, которая приличествует ученикам Высшего Иерарха. Отставим всякую грубость, как в словах, так и в поступках, ибо грубость есть одно из самых больших, если и не самое большое препятствие не только здесь, на пути продвижения, но и в Тонком Мире. Уже само определение Тонкого Мира показывает, что ничто грубое там нетерпимо. Действительно, как сказано в Учении, грубость должна быть изжита прежде всего, ибо даже при многих других достижениях, но при наличии грубости, дух должен будет пройти через мучительное очищение. Потому, следуя Указу, не будем оскорблять друг друга грубыми выходками. Чем выше сознание человека, тем тоньше он в своих выражениях. Непристойны всякие грубости, когда мы носим Изображение и стол наш ломится от Наставлений!

Предостережение о грубости Указано написать, также как и следующую страничку: «Если бы приучиться проникать в недра сердца, то можно было бы вызывать вибрации токов тонких чувств. В недрах сердца можно разбудить явление Космического Магнита. Ведь нужно только вспомнить те мгновения жизни, которые являют звучание тонких струн. Устремленный взор в недра сердца найдет все токи духа. Истинно, можно сказать, что люди пребывают без жалости. Прежде всего, нужно понять, что в Мире Тонком нет ничего страшнее, как бессердечие. Оно низвергает дух на такую ступень, на которой мир людской становится чужд человекообразию. Потому великодушие может следовать тогда, когда изжито бессердечие. Нет страшнее бессердечия, которое выявляется в мнимом великодушии, которое живет в сердце самости. Потому путь Истины являет духовный ток, который освещает явление исканий. Мнимое великодушие не есть основание творческого сотрудничества. Посягательство на сердце ближнего не есть великодушие. Так пусть общинники заглянут в недра своего сердца, ибо, как правильно сказала родная Ур[усвати], не следует влезать в душу друга, но лучше смотреть в зеркало своего духа. На пути к Миру Огненному мнимое великодушие есть камень преткновения...»

Итак, нам Указано проявить истинное великодушие, которое должно выявиться прежде всего в разумном сотрудничестве, в отсутствии всякого намека на грубость, в уважении друг друга, в понимании, что нельзя посягать на сердце ближнего. Всегда следует помнить пословицу: «Насильно мил не будешь». Каждая привязанность достигается долгими усилиями к проявлению тончайших чувств – иного пути к сердцу нет. Сейчас, как я понимаю, Н.К. распределил работу и все департаменты будут работать самостоятельно, объединенные общею задачею. Радовалась развитию Обществ Друзей. Между прочим, как прошел вечер, посвященный культурным выявлениям стран[ы] Деб.? Н.К. писал, что Порумочка прекрасно справляется со своей задачей, и, как я поняла, он поручил Пор[уме] и Логв[ану] все, что касается до сношений со стран[ой] Деб. Если это не так, прошу мне написать, впрочем, я и сама запрошу его об этом. Нам сейчас особенно важно поддержать хорошие отношения с ними. Не дай Бог, если они усмотрят какие-либо бестактности с нашей стороны или же грубости между членами. Восток очень тонок во всех своих проявлениях. И грубость для них есть позорное пятно. Только тонкость выражений и поступков есть мерило достоинства человека в глазах истинного восточника. Потому прошу проявить всю тонкость, всю тактичность, всю бережность. Родные, у каждого из вас есть своя определенная и даже не одна миссия. Придерживайтесь их границ и проявляйте сотрудничество всюду, где оно ожидается от Вас, но не вторгайтесь без зова. Самонавязывание есть величайшая вульгарность и, именно, граничит с грубостью. Навсегда избавимся от этого вульгарнейшего порока. Потому, родные, носите в сознании Указание Вл[адыки], которое я переслала Вам в моем письме от 8-го мая, чтобы не набрасываться и не хватать друзей... также и мои комментарии к этому. Когда проснется сознание наше и мы поймем, что теряем мы, выказывая такое пренебрежение к Указаниям, такую жестокость в растрате драгоценных Сил Иерархии, тогда и настанет час освобождения от многих невзгод, обрушивающихся на нас. Ведь все раскаяния и повторные обещания выполнить самое насущное ничему и никому помочь не могут; они как искры мимолетные исчезают во тьме. Если бы Вы знали, с какой несказуемой грустью смотрит Вл[адык]а на все эти пустые обещания! Лишь трансмутация энергий путем упорного труда над собою может поднять нас. Но, родные, все это Вы уже слышали бесчисленное число раз! Благословен будет тот час, когда Призыв Вл[адыки] к единению достигнет сердца и укрепится в нем. Сейчас Вл[адыка] снова обращается именно к сердцу Вашему, указывает Вам пробудить недра сердца и вспомнить, с какою любовью Вы были позваны, и приближены, и объединены для величайшего задания. Если бы только сознание позволило Вам проникнуться серьезностью, грандиозностью происходящего и всего ужаса, предстоящего многим, Вы сразу отбросили бы всякие счеты между собою и днем, и ночью думали, как лучше выполнить возложенное, доверенное, как лучше помочь друг другу, как не затруднить друг друга! Страшно видеть, как трудно изживаются привычки! Вот почему так неимоверно медленна и трудна духовная эволюция человечества. ...Родные мои, будем гигантами духа, проявим все великодушие! Несказуема будет скорбь наша при переходе в Мир Тонкий, когда мы осознаем те ничтожнейшие деяния и слова, которые воспрепятствовали нашей трансмутации и тем отдалили нас от Высшего. Помните, что в Тонком Мире границы проведены еще тоньше, еще мощнее, нежели на Земле, и преодолеть их там гораздо труднее, ибо часто не хватает запаса энергии; и подчерпнуть новые силы для этого мы можем, лишь прикоснувшись к Земле. Потому, родные, трансмутируйте энергии Ваши здесь, на Земле. Так запомним, что грубость, бессердечие закрывают Врата.

Еще одна страничка Учения.

«Именно огнем и мечом очищается Планета. Как же иначе проснется сознание? Стремление человечества тонет в земных вожделениях. Волны грубых вожделений затрудняют каждую светлую полосу, и каждый миг являет океан беспредельных вожделений. Если бы человечество сопоставило Свет с тьмою, мир видимый с Невидимым, то, конечно, можно было бы утвердить Огненную Истину. В Надземных Сферах дух горько искупает свои земные деяния. Если представить себе вихри добра или зла, как бы втягивающими дух в свою орбиту, то можно явить понимание токам космическим. Свободная воля порождает причину космического тока, ибо ток зла или ток добра будут избраны духом свободною волею, выраженною действиями каждого явленного дня. Так на пути к Миру Огненному сопоставление токов добра и зла даст импульс для чистого устремления. В какой вихрь, в какой космический ток втянет проявление разъединения и грубости?»

Указав добавить к письму, насколько не ко времени явление грубости, Вл[адык]а велел передать также, что Сам Он «рад явлению единения, которое сплотило Поруму, Логв[ана] и Свидетельницу. Именно Иерархия сплотила сердца».

Так и продолжайте, любимые, выявлять все усилия к объединению. При этом никаких сентиментальностей не нужно, всякие самонавязывания губительны, избегайте лишь грубости и всякой обструкции, которая может проявляться в тысячах мелочей. Помните, что Сказано и о мнимом великодушии!

Очень была огорчена состоянием здоровья моей Порумочки. Вл[адык]а советует ей мед. Это прекрасное средство и от кашля и как вообще укрепляющее. Родной Логв[ан], берегите здоровье Ваше, не забывайте принимать строфант; в дни больших волнений можно принимать и дважды в день по шести капель. Посылаю деткам всю мою нежность, все устремление укрепить Ваши общие силы.

Пусть Порумочка спросит у Авираха книжечку о пророчествах, которую ему послал Яруя, там много любопытного. Родной Авирах, нашли ли Вы страничку Учения (писание Н.К.), которую я просила переслать мне. Мне она очень, очень нужна, именно по-русски.

Радночка, получила еще книжки, но среди них нет книги, которую я просила – именно «Занони» – вероятно, Юрий забыл. Также среди портретов, увы, нет четырех самых драгоценных для меня. 1) Светик во весь рост, руки за спиною, и с длинными локонами. 2) Светик, большая головка, тоже с локонами и подпертая двумя ручками. 3) Юрий сидит на балюстраде один. 4) Светик и Юрий вместе. Но, кроме этих, остаются еще 9 ненайденных. Вручение этих карточек Радночке было знаком доверия сердца. Ведь у меня не осталось никаких других, связанных с их детством! Уметь хранить доверенное, хотя бы и малое, – тоже качество, необходимое на Пути. Больше возвращаться к этому не буду.

Модрочка, новых Указаний о Гал[ахаде] на этой неделе не получено, но старые остаются в полной силе. Мне сдается, что качество Никодима у него явлено сильно. Поживем – увидим. Если Модрочке удастся разбить его сомнения и довести до конца, то есть, удержать его в понимании своего же спасения и расцвета в случае его полной верности – достижение будет большое.

Получила ли Порум[а] две тетради Учения, которые Н.К. должен был передать ей для хранения с другими?

Шлю Вам, родные, все мое устремление к Вашему объединению в разумном сотрудничестве.

Сердцем и духом с Вами,

Е.Р.

Вкладываю страничку для книжечки «Знамя [Преподобного] С[ергия Радонежского]»*, она выпала, потому можно ее вклеить в имеющийся у вас экземпляр. Поставить ее нужно после 102-й страницы.

 

31.V.34.

Урусвати

Родные мои, получены письма от всех сотрудников, также как и последние minutes № 269. Начну с самого неотложного, именно, правильного отношения к Гал[ахаду] и его действий, видимо, все еще требующих разъяснений, хотя, просмотрев копии своих писем, должна сказать, что Указания в них даны и переданы ясно и определенно. Так родной Логван совершенно прав, утверждая, что Гал[ахад] должен, при каждом удобном случае, не теряя времени, говорить с Шатк[им] именно только о значении Пос[ланца], о его знании всего происходящего, о его замечательном предвидении. Как жаль, что его не повидали. Конечно, главная весть уже отлетела; и если избран был путь трудный, то все же нужно смотреть в будущее и постараться, чтобы он не стал ужасным. Потому Шатк[ий] должен знать о Пос[ланце]. Моя первая весть Гал[ахаду] была именно об этом. Что сделал он с нею? Именно, как было Указано: «Он слишком медлил». Теперь он спросит: почему Пос[ланец] по приезде не настаивал на свидании с Шат[ким]? Отвечу словами Вл[адыки]: «Почва не была приготовлена». Ведь каждое явление, каждое дело, чтобы быть успешным, требует более или менее длительной подготовки. Должны же мы понять, что чувствознание есть редчайшее явление, и потому каждое сознание должно быть заблаговременно подготовлено к восприятию. Но что дух Ш[аткого] был готов к принятию от Гал[ахада] вести о Пос[ланце], то подтверждение этому можно видеть даже из напечатанного в «Literary Digest» за май следующего сообщения: «to feature pictures of 1927 reels seen by the P. were ordered by ... for second showing – “Gabriel over the White H[ouse]” and...»*. Kак легко было указать, кто может принести Весть Габриэля! Велико упущение! Страх – плохой советчик! Когда я писала мое историческое письмо, мой дух горел и жаждал принести лучшее решение стране. Но глухо было ухо и сердце принявшего Весть. Он прислушивался лишь к голосу самости, голосу разрушения. Пусть хотя бы теперь пытается выправить то, что возможно, потому пусть говорит о значении Пос[ланца] и ничего другого из доверенного. Слепец! Стыдится и боится самого Высокого! Где страх, там и разрушение. Если бы он не струсил и подготовил почву к оказанию почитания Пос[ланца] со стороны Шат[кого], то сейчас не пришлось бы ему трястись, наоборот, он стал бы необходимым человеком для Шатк[ого]. Именно передатчиком Cлова Габриэля. Это он должен осознать. Это должно быть явлено ему. Кроме того, что касается его предположения о возможности объединения с обез[ьянами] против эксзибит.*, он может не беспокоиться. Указано, что «он струсил перед эксзибит. прежде самого Ш[аткого]». Положение Гал[ахада] напоминает мне человека, сидящего у себя дома и боящегося волков в чужом лесу, но не видящего, что его собака на дворе обнаруживает все признаки бешенства. Мы сами должны, наконец, понять и уметь указывать это всем подходящим к Учению, что только самое точное исполнение Указов может дать полный успех и охранить нас. Также пусть Мод[ра] скажет ему от меня, чтобы он запомнил навсегда: я буду считать себя истинно проклятой в тот день, когда начну искажать и зло толковать доверенные мне Указания. Но я не несу ответственности за последствия искажений этих Указаний другими передатчиками – так пусть и скажет. Припомним и все полученные нами Указания: когда они были выполнены в точности и без запоздания, успех был налицо; там же, где чем-то поступились, или позабыли, или по легкомыслию сочли не столь важным и не приложили нужного устремления, – там пришлось пожинать последствия своего же неумения и легкомыслия. Итак, пусть Гал[ахад] боится не волков в виде эксзибит., но последит за собаками во дворе.

Теперь перейдем к печальному инциденту, описанному в последних minutes. Разобрать этот инцидент могу лишь по имеющимся у меня данным: 1) minutes, 2) письмо Порумочки, 3) письмо Модр[ы]. Так как minutes в точности отвечают письму Пор[умы], то рассматривать буду лишь report в minutes и освещение инцидента Модр[ой].

Итак, ознакомившись с minutes и report’ом Модрочки, должна сказать, что всецело становлюсь на сторону Порумочки. Ибо, именно в report’е Модр[ы] не сказано, что после того как «г-жа Св. изъявила ей и Зине свое желание устроить вечер в помещении М[узея], и они выразили ей на это свое удовольствие», что она, Модрочка, спросила г-жу Св., говорила ли она об этом с г-жою Хорш, которая, как председательница Общ[ества] Др[узей], может ей оказать в этом всякое содействие? Из report’а можно заключить, что она именно умолчала о г-же Хорш и взяла на себя предоставить ей зал, заведование которым находится в офисе председательницы. Между тем, такой вопрос и указание было бы не только необходимо, но именно тактично, и было бы проявлением разумного сотрудничества, в чем они только что принесли новую присягу. В этом и была ошибка Модрочки. Ведь работа и заведование отделами распределены, и неразумное вторжение исключено. И, конечно, Н.К. особенно заботился, чтобы была проявлена тактичность по отношению к предст[авителю] Деб. Н.К. писал мне, что Логв[ан] и Пор[ума] прекрасно ведут дела с предст[авителем] Деб., и я знаю, как он просил всех помогать сохранению этих добрых отношений. И должна сказать, что в данном случае интерес, выявленный к устройству вечера со стороны председательницы, был бы уместнее. Но председательница была отодвинута. И то, что вместо совместного обсуждения наиболее удобного срока, как это было уже условлено между г-жою Св. и председательницей, срок этот был передан ей посредником, хотя и добровольным, конечно, было действием обидным для г-жи Св. По крайней мере, на месте г-жи Св. я чувствовала бы себя обиженной. Также и в конце своего report’а Модрочка, приводя свой ответ г-же Св. на выраженное ей г-жою Св. сожаление, что она не сможет ввиду краткости времени пригласить артистов и разослать приглашения и потому спрашивает ее(?), не может ли она иметь этот концерт в середине октября?... Модрочка, любезно выразив ей свое согласие, видимо, и тут не нашлась сказать, что г-же Св. следует переговорить с председательницей г-жою Хорш, которая с большим удовольствием окажет ей всяческое содействие. Так понимаю я светские отношения и разумное сотрудничество, и, да простит меня Модрочка, именно тактичность. У г-жи Св. может и, вероятно, сложилось убеждение, что г-жа Хорш, с которой она говорила, более не заинтересована этим вечером и предоставила все это посреднику. Сейчас, более чем когда-либо, нужна точнейшая координация действий, но не вторжение. Потому так печален этот инцидент, ярко показавший, что все висит на ниточке, и все присяги – просто легкомысленное кощунство. Надеюсь, что этот инцидент исчерпан и после моих слов ни у кого не останется кислых отложений. Иначе кто-то заставит меня усомниться в своем сердце. Грустно будет мне утерять эту мою веру. Хочу верить, что великодушие восторжествует и признание своей ошибки облегчит последующее. Итак, поставим на этом точку.

Теперь перейду к вопросам Зиночки. Годом рождения Преп[одобного] Сергия Радонежского по Указанию следует считать именно 1314-й. Думается, что и сама Радн[а] могла догадаться, что не зря взят этот год (кстати, он совпадает с наиболее древними данными). Относительно получаемых ею писем от дальних сотрудников – может их открывать и, если в них нет ничего неприемлемого для здешней почты, пусть перешлет их мне. Ибо Вл[адыка] хочет, чтобы вся переписка с Югославией и Балтикой была сосредоточена в моих руках. Так, немало удивилась вопросу Радночки: не послать ли «Основы б[уддизма]»* в Белград? Разве уже забыто строжайшее Указание никуда не рассылать оригинала? Также подивилась, что можно ставить на обсуждение Комитетом Agni Yoga Publication вопрос о печатании книги Асеева. Разве забыто Указание, что Изд[атальство] А[гни]-Й[оги] существует исключительно для книг Учения? И странно даже себе представить, что могла прийти такая мысль, когда у нас из всех имеющихся Cокровищ печатается лишь четвертая книга!! Очень прошу помнить и не искажать Указания. К чему затрата энергии на лишнюю переписку! Кроме того, теперь должно уже быть получено мое письмо к д-ру Асееву, из которого Вы можете судить, что я вовсе не так уже одобряю его cборник, чтобы занять Вас его изданием. Наряду с неплохими статьями в нем, как видите, много искажения Учения и даже вредного. Также советую Зиночке быть очень осторожной в ее переписке с Асеевым. Он очень инквизитивен и требователен; так же как Шкл[явер], он пытается из разных источников разузнать то, в чем ему было отказано из одного. Лучше будет, если эта переписка прикончится. Также на его вопрос о тираже книг Учения я бы не ответила. Имейте в виду, что никто не давал ему права опубликовать опечатки в «Агни-Йоге» в его сборнике, да еще за его подписью!! Одна эта подпись уже многое говорит. Я послала ему для его сведения исправление опечаток и некоторые добавления. Он просил разрешения напечатать их отдельными листочками для вложения в книгу «Агни-Йога». Но Вы видите, как он обошелся с этим разрешением, потому с ним нужна большая осторожность. Все они в приготовительном классе и потому требуют особо бдительного к себе отношения. Предоставьте это мне, у всех Вас дела тоже по горло. И Зиночке предстоит большая задача – поднять уровень Школы приглашением талантливых преподавателей по всем отделениям. Нужно помнить, что Школа может держаться лишь на преподавателях. Ничем другим учеников не привлечь. Кроме того, на Радн[е] лежит ответственность за русские отделы (которые сейчас так важны), и «Урусвати» требует внимания, так что не следует обременять себя лишней перепиской.

Теперь мне хотелось бы рассмотреть вопрос о так называемых прерогативах, который часто выплывает и носится в пространстве, вздымая ненужную пыль. Скажу, как я понимаю эти прерогативы. Прежде всего, каждый имеет свои прерогативы, которые заключаются в доверии ему ведения дел в его определенном отделе и ни в чем другом. По крайней мере, ни о каких других прерогативах от Вл[адыки] или же от Н.К. я не слышала, и в записях они не имеются. Но, как Сказано, что никакое начинание, никакое дело не может стоять и развиваться без начала объединяющего, то прерогатив этого начала объединяющего был дан председателю Логвану, и с тех пор ничто в этом отношении не изменилось, и Указ, данный еще в 23-ем году о том, что Логв[ан] – Рука Ф[уямы] и Порума – Глаз Ур[усвати], остается в силе. Н.К. писал мне о замечательной твердости, бодрости и находчивости Логвана в ведении общих дел, именно, как он выразился в своем последнем письме из С[инцзяна]: «Логван держится молодцом, и мне радостно, что все его уважают». Да, родные, председатель Ваш заслуживает уважения, потому прошу являть ему всякое сотрудничество для успешного завершения дел и Вашего же благосостояния. Отбросим преступное легкомыслие и не будем утяжелять свой путь. Когда я писала мое предыдущее письмо в Америку, мне было Указано: «Пошли ласку Логвану». Я ее послала, но думаю, что следует добавить, что это было Указание Самого Вл[адык]и и, значит, равняется Его Ласке. Итак, родной Логван, получите двойную ласку. Заслужить Ласку Вл[адыки] не так легко. Знаю, как Вам тяжко, какое бремя несете, и сердце мое жаждет облегчить его Вам. Берегите Ваше здоровье, посылаю Вам еще немного мускуса. Принимайте его, когда Вам предстоит большая выдача энергии. Повредить это не может, ибо мускус предохраняет от многих злокачественных заболеваний, начиная от рака, но не забывайте взять при этом немного соды и, если можно, запейте валерианом. Позднее пошлю и другим сотрудникам.

Прилагаю страничку Учения, которую Указано приложить к этому письму:

«Живая Этика усматривает все понятия, которые являются основами жизни. Для того чтобы приложить Живую Этику к жизни, нужно прежде всего найти в себе качество истинного Служения Иерархии. Именно, все ханжи прежде всего отходят от Живой Этики. Никакое предстояние перед Предметом, символизирующим Высший из Обликов, не поможет, если нет истинного почитания. Мы знаем ханжей, которые могут молиться словами, но молчат сердцем. Именно эти ханжи любят говорить о священном Изображении, висящем у них в углу или стоящем на столе. Живая Этика должна прежде всего выражаться в Этике явленных действий каждого дня. Живая Этика поможет охранить обличие человека. Эти огненные законы дадут духу понимание Иерархии. Служение может быть чудесным мостом между мирами, ибо Мир Тонкий не поможет духу окружиться тонкими энергиями, если заразы духа не изжиты на Земле. Не нужны все уверения в преданности, не нужны поминания Учителя, не нужны поминания Вл[адык]и там, где нет понимания Живой Этики. В Мире Тонком не уйти от своих переживаний. Так же как собственный свет освещает окружающее, так и собственная тьма заглушает все пространство. На пути к Миру Огненному нужно задуматься о грозных последствиях, если Живая Этика не была применена в жизни»...

Мне Сказано добавить к письму, что «нужно вдумчиво читать все сказанное, ибо час последний». Так Живая Этика должна войти в жизнь каждого дня. Если Живая Этика не будет принята, то ряд грозных последствий явит свою мощь. Так каждый должен понять возложенное на него. Модрочка должна понять всю свою ответственность и не отягощать Гуру. Каждый ее недосмотр, каждый неосторожный шаг отразится на многом. Итак, пусть разбивает все страхи и сомнения своего Друга. Пусть Гал[ахад] не боится тех вывешенных чучел, о которых все кричат! Есть Нечто, что никто не знает и не замечает и чего следует опасаться. Но это Нечто ведают Вл[адык]и, и ему указывался путь, как многого избежать. Он себе затруднил и пусть теперь будет вдвое осторожен и говорит лишь то, что ему сказано говорить, не меньше и не больше, именно, пусть найдет самые высокие слова о Пос[ланце], все остальное, доверенное ему, оставит про себя. Яснее и определеннее сказать не умею. Шлю Модрочке самое сердечное напутствие в ее ответственной задаче.

Теперь всех прошу являть великодушие и прощать малые ошибки. Если не научимся прощать, никогда не найдем себе сотрудников. В жизни приходится прощать много. Даже самые, самые близкие иногда, сами того не замечая, очень обижают нас, но разве мы от этого меньше любим их? Всегда нужно помнить, что лучший Друг – Вл[адык]а, который никогда не умалит и не обидит, но скажет лишь Правду для нашей же пользы и тогда, когда Он видит, что Правда эта будет понята и потому принята без затаенной обиды. Так, мне Указано добавить, что я знаю, «что терпимость и терпение Порумы, удержали многих сотрудников». Вл[адык]а особенно ценит проявление великодушия. Великодушие покоряет себе все сердца. Великодушие есть ключ от всех Затворов. Великодушие есть Венец царственного Духа. Порумочка, моя родная, пусть Венец этот украшает голову моей дочери!

Н.К. в своем последнем письме нежно описывал деток, видимо Ориола завербовала его сердце. Радуюсь, что они поправились и моя Порумочка немного отдохнет.

Почему отставлена г-жа Флейшер от председательства в Ком[итете] по М[узею]? Почему Зина и М[орис] были против этого, если это было желание Н.К.? Должно быть, имеются какие-либо веские на это причины? Н.К. писал, что все же Флейшер и Форм[ан] – лучшие. Спасибо, родной Авирах, получила страничку, которую просила. Радуюсь, что Вы бросили курить. Работайте в указанном направлении.

Ведь история человечества начинает Новый Период.

Зиночка, прояви в действии то, о чем так прекрасно пишешь. Сердце мое будет так признательно за эту помощь Великому Сердцу, вмещающему нас всех. Помни о кровавом поте, покрывающем Прекрасное Чело. Не утяжелим Ношу Его. Приближается Его последний бой со всею Тьмою. Неужели ослабим Силы Его нашим неразумием? Сердце мое так болит, когда я ощущаю и вижу этот Кровавый Пот! Явим великодушие!

Шлю Вам, родные, всю любовь и силы осознать, что наступил последний час!

Духом и сердцем с Вами,

Е. Рерих.

 

Очень прошу Зиночку передать г-же Зейдель, что я получила ее милое письмо и от всего сердца радуюсь ее приближению к делам и Учению. Всегда буду рада ответить в общем письме на конкретный вопрос с ее стороны. Она спрашивает меня, не могу ли я ей дать несколько намеков, как ей лучше подготовиться к ее работе? На это могу ответить: приложением Учения в жизни каждого дня. Пусть все решения взвешивает разумом и сердцем, ибо лишь это равновесие даст верное решение. Там же, где она колеблется, пусть сердце берет перевес. Но именно сердце, а не сентиментальность. Шлю ей самые сердечные мысли. Радовалась, получая от Н.К. прекрасные отзывы о ее деятельности.

Также и Донн К. шлю мои лучшие мысли, Зиночка может сказать ему, что никогда не следует забрасывать то, к чему лежит сердце. И если писательство притягивает его, может найти и уделить время и этому. Пусть упражняется и развивает свои способности. Он прав, что многое может быть достигнуто путем статей и книг. В Учении много дается тем, которые можно развить полезно. Также рада считать его среди наших сотрудников.

Прошу Зиночку не поощрять незнакомых для меня людей вроде милых Дорис Кер[бер] и Клайд писать мне письма. У меня сейчас огромная и ответственнейшая переписка с теми, сознание которых нужно направить, и при других работах положительно нет времени на иногда совершенно зряшную трату времени. Кроме того, [к тому, чтобы] писать пустые незначительные письма, лишь бы отделаться, чувствую отвращение.

Придут много милых душ (часто болотные огоньки), которые будут вспыхивать при касании к Учению, но не следует сейчас же направлять их ко мне. Зиночка, видимо, прекрасно вела их, пусть так и продолжает. Но если бы у них явился какой-либо конкретный вопрос по Учению, на который Зиночка затруднилась бы ответить, то пусть сама напишет мне о том, и я ей отвечу для передачи им. Теперь же пусть передаст им, чтобы они не ждали слишком скоро ответа на их письма, ибо я очень, очень занята. Пошлю им два маленьких камушка, которые они могут носить как талисман. Камешки эти наполню психической энергией.

 

7.VI.34.

Урусвати

Родные и любимые, получили телеграмму Вашу: «Рефери одобрили план». Еще одно препятствие сломлено. Еще одна победа. Как прекрасно, что родной Логв[ан] пригласил их посетить Музей. Это наш истинный щит. Так будем продвигаться к конечной победе и к великому будущему.

Также получила от Модр[ы] письма и заметочки, которыми она обменялась с Гал[ахадом]. Очень огорчилась, прочтя послания Гал[ахада]. Письмо, в котором он описывает свою беседу с Ш[атким] о Пос[ланце], так ярко свидетельствует о тех свойствах его, на которые все время указывает Вл[адыка]. Именно на основании этого письма можно судить, насколько все действия его связаны, опутаны предвзятостью его мышления. Он заранее напитывает свое мышление страхом, предвзятостью, подозрительностью, потому, конечно, и не может ожидать мощных результатов. Горе еще в том, как я уже писала, что сам он не может еще усвоить все величие того, к чему он прикоснулся, все величие Того, Кто позвал его и открыл ему блестящие возможности. Вместо того он дрожит за себя и на первых же шагах отвергает блестящую возможность и комкает вторую. Тогда как все эти возможности явились бы основанием его собственного возвеличивания! Хотя я довольно исчерпывающе писала в моем предыдущем письме о нем, все же считаю нужным привести Слова, сказанные после получения последнего письма Модр[ы] с копиями его заметок, ибо совершенно необходимо, чтобы сама Модрочка прониклась сознанием сделанного великого упущения, и только тогда она сможет, не питая никаких иллюзий, верно направлять своего Друга для спасения того, что может быть спасено, именно, для облегчения тяжкого пути, тяжесть, которая отразится решительно на всех и всем. Нужно понять, что Великая Весть была похоронена. Представ[ители] Ам[ерики] оказались не дальновиднее предст[авителей] Фр[анции], получивших Весть полтораста лет тому назад, причем наш предст[авитель] имел еще менее оправдания не явить должного внимания к Вести, ибо он знал о следствиях, воспоследовавших за отказом Фр[анции] выслушать предупреждение.

Модрочка может привести Другу изречение из Учения: «Если преждевременность судима, то запоздалость уже осуждена». Эту формулу нужно помнить особенно сейчас, когда события так стремительно нагромождаются в своем разрушительном беге. Привожу страничку Учения целиком:

«Поговорим о страхе и предвидении. Страх видит свое отражение. Каждое предвзятое понятие именно отражается. Страх разрушает каждое благое начинание. Предвидение напрягает самые мощные устремления. Мы можем указать на кладбище, которое содержит этот рекорд страха. Предвзятое толкование есть самооправдание, потому предвзятость есть часто смерть. Так, нужно было передать Весть именно, как устремляла Моя Ур[усвати]. У Меня есть целая книга, в которой разработан весь легкий путь вместе с зовом родной Ур[усвати]. Именно вместе – так нужно мыслить о Великой Вести. Конечно, невозможно было обойти Зн[амя] Наше, ибо если бы слова были мощны о Зн[амени] и Пос[ланце], то послание Ур[усвати] было понято и принято. Безбожн[ики] не были бы признаны и Пос[ланец] был бы именно Габр[иэлем]. Так нужно было действовать. Предвидение утвердило много чудесных возможностей, но они были отвергнуты. Целые 306 дней имел Гал[ахад] в распоряжении, но закрыл даже теперь сурдинку. Явлен был великий рекорд Моих Указаний, но самость воспрепятствовала. Именно Зн[амя] М[ира] могло сблизить Шатк[ого] с Гал[ахадом]. Беседа, правильно направленная, могла привести именно к пониманию Вести. Именно у Гал[ахада] были такие возможности. Теперь будем прокладывать новые мосты».

Говоря с Ш[атким] о П[осланце], Гал[ахад] должен всегда указывать о великом предвидении его. Указать нужно факты этого предвидения, часто запечатленные в его произведениях. Ведь это достаточно известно Мод[ре]. Сколько можно сказать, о чем я не могу писать, но что Модр[а] и наши ближайшие должны знать. Пусть Модр[а] вдумается и припомнит все факты. Кроме того, почти нет такого человека, который не заинтересован был некоторой таинственностью, тогда как грубое восхваление может иногда даже оттолкнуть. Как легко на основании известных фактов из жизни бывших през[идентов] Ам[ерики] подойти и к такому же факту в нашей современной жизни. Как тяжко видеть, как просыпаются лучшие возможности!

Пусть никто не утверждает, что сам П[осланец] не хотел этой встречи. Это будет ложь! Ибо, именно, как Сказано: «Почва не была приготовлена». Самому же П[осланцу] не пристало пахать ее, да и времени не оставалось. Так пусть моя Модр[а] поймет и больше не будет обольщаться готовностью к героическим подвигам своего Друга, пока он сидит в своем кресле и наедине с нею. И то, другое его действие могло осуществиться лишь по приказу, именно насильственным путем. Потому он так трясется теперь. Ибо, если бы он пришел к этому своим личным сознанием, то и страха не было бы. Потому заслуги его в этом нет. Должна еще раз упомянуть об этом, чтобы Модрочка не думала, что мы неблагодарны. Мы знаем, когда и где должна быть явлена благодарность. Как Сказано: «Он (Гал[ахад]) получил много». Мы знаем, что ему было предложено и открыто, и что он из этого сделал. Истинно Вл[адыки] Кармы знают всю мощь предложенного и отвергнутого. Все, что он имеет, все от Вл[адыки]. Все возможности его уявлены Вл[адыкой]. Так поймем положение вещей.

Теперь привожу еще полезную страничку Учения:

«Воскресение духа может проявиться на любой сфере деятельности. Любая ступень может явиться стимулом этого очищения. Но воскресение духа требует истинного действия. Слова, обещания или намерения не явят воскресение духа. Правильно сказала Ур[усвати] об обещаниях, которые не задуманы для исполнения. Утвердить можно Воскресение Духа лишь истинными устремлениями к действию. На пути к Миру Огненному нужно запомнить, как можно достичь Воскресения Духа.

Даже и не подозревают люди, насколько напряжена Планета! Все условия, которые государства создают, сравнимы с вулканом. Каждая волна действий насыщается разрушением. Нет таких положений, которые указывали бы на продвижение к спасению. Но чем удушливее, тем скорее может разрешиться великая Мировая Проблема. Сферы Надземные тоже волнуются. Истинно, каждый устремленный в будущее дух может чуять то Нечто, о котором знают Вл[адыки], как правильно сказала Ур[усвати]. Именно, нужно думать о надвигающихся тучах, которые неминуемо разрушат страны, идущие против Света. Новая Заря уже светит на темном горизонте. Уже события идут, и новые силы строят лучшее будущее. Потому нужно задуматься о явлении Огненной стихии, ибо кто от Огня, тот восторжествует с Огнем».

Страничка эта для Вас, но можно ее передать и Гал[ахаду]. Люди судят и рядят, но забыли они о великих космических явлениях, которые могут разрушить все их хитроумные планы. Закон Кармы неумолим.

Так, Модр[е] не нужно падать духом, но без иллюзий и с новым подъемом следует устремиться спасти то, что можно спасти. Пусть Гал[ахад] также не забудет говорить о той любви, которую П[осланец] питает к стране. Пусть знают, что П[осланец] – лучший друг страны. Это нужно особенно подчеркнуть. В будущем это очень пригодится.

Родной Лог[ван], хочу порадовать Вас: так, вчера получили сообщение, что «все враги в А[мерике] будут уничтожены, не посягнуть им на Нашу Твердыню! Так Мы победим». Все самые ярые враги Света должны быть уничтожены, иначе гибель Планеты неминуема.

Наряду с тяжелыми письмами четы Йогансон из Р[евеля] получаются прекрасные и трогательные письма от прочих сотрудников. Общество их имеет 92 члена, и новые продолжают подходить. Также они имеют уже три отделения в разных городах. Это очень радостно. Могут наметиться прекрасные кадры работников. Чета Йогансон проявляет признаки одержания властолюбием и не желает признавать иного авторитета, кроме своего. Ох уж это властолюбие! Какая это непреодолимая скала на пути духовного роста! Как трудно дать понять, что все, кто стремятся утвердить свою власть, есть просто вчерашние рабы. Рабство принимается за царственность. Царь Духа принимает власть как принесение великой жертвы и знает, что насильственным путем ничто не может быть достигнуто. Каждый успех, достигнутый насильственным путем, таит уже в себе семена разложения.

Теперь, родные мои, Вам следует знать, что воплощения Рамы и Кришны, Творца Бхагавад Гиты – воплощения Владыки Майтрейи. Вот почему Облик Майтрейи так величественен, так Мощен! Он воистину есть Учитель Учителей! Воплощение Кришны относится к 6000-му году до Р.Хр., а Рамы, еще раньше. И Рама, и Кришна в Индии считаются воплощениями, или Аватарами, Вишну. Кришна есть Проявленный Бог индусов. Потому, родные, задумайтесь над величием этого Облика и проявите все должное понимание, чтобы уметь предстоять перед Владыкою. Вдумайтесь в огненное Смирение, в огненное Самоотвержение, Самопожертвование этого истинного Водителя народов, Творца и Владыки. Не ужасными ли покажутся нам все наши упущения в приложении Учения и Указаний в жизни! Кто может противостоять Мощи Его, когда она будет проявлена во всей силе Огненной Стихии!

Если Модрочка находит нужным дать мой портрет Другу, не могу быть против. Но чем меньше будет раздавать, тем лучше. Конечно, можно перевести книгу «Знамя Преп[одобного] Сергия Рад[онежского]». Но сначала нужно кончить просмотр всех переведенных книг Учения. Нужно, чтобы все они были готовы к печатанию.

Надеюсь, что Модрочка мужественно примет все Указания и будет поспешать во всех делах и действиях. Время кратко, страшно кратко! Ничего нельзя отложить. Все должно продвигаться.

Шлю деткам мою ласку. Вам, Мои родные, устремление сердца и духа. Побеждайте.

Сердцем с Вами,

Е.Р.

 

21.VI.34.

Урусвати

Родные мои, с прошлой почтой переслала Вам письмо мое к Стурэ относительно «духовного вождя», теперь посылаю Вам письмо к самому самозванцу. Это очень важно знать и иметь в виду, что много аналогичных случаев будет возникать по мере распространения книг Учения. Многие будут стараться проникать к Вам, произнося близкие Вам формулы, потому в остережение еще раз дается Указание, которое пересылаю Вам: «Силы тьмы наступают различными способами, утверждаясь в слоях, которые находятся ближе к Свету. В Тонких Сферах эта близость, конечно, невозможна, но в земных слоях, где настолько сгущена атмосфера зараженными газами, конечно, силы тьмы стараются приблизиться к Свету. Импульс разрушения устремляет силы тьмы к тем Светочам Истины. Не так страшны враги, поднявшие меч, как те, проникающие под личиной Света к источнику Света. Есть сознательные и бессознательные орудия. Бессознательные на первых порах будут творить как бы в унисон с творимым добром. Но эти носители зла заражают каждое чистое начинание. Но сознательные служители зла придут в Храм с вашей молитвой – и горе нераспознавшим! Для них уготованы темные тенета. Не гоже пустить в Святая Святых преступников духа. Джинны могут помочь на земном плане и даже помочь строить Храм, но духовный план им недоступен. Так, на пути к Миру Огненному запомним о служителях тьмы, которые стараются проникнуть в Святая Святых». Итак, будьте крайне осторожны со всеми приближающимися. Испытывайте их, как указано в Учении.

Как Вы знаете, родные, Порумочке доверена Самим Вл[адык]ою великая Миссия – основать классы Учения Живой Этики среди наипреданнейших душ, и я всячески буду помогать ей в этом. Все неясные места в Учении с радостью буду объяснять. Я вижу, как превратно толкуется многое, даже самые ясные Указания извращаются в угоду именно самости и самомнению. Вам, родные, также полезно проверять Ваше понимание и в случае неясности запросить меня. Я всегда готова с помощью Вл[адыки] осветить непонятное. Теперь я очень прошу ближайших сотрудников соблюсти именно живую этику и не провозглашать о Живой Этике, пока Порумочка не утвердит эту Группу. Надеюсь на тонкость понимания, которая должна отличать именно учеников – ведь только по этому признаку будут нас распознавать и судить. И это будет правильно, ибо тонкость чувств, тонкость понимания, тонкость выражений и действий являются единым мерилом на пути продвижения.

Этой тонкостью мы отмеряем и свой будущий удел. Так запомним, ибо пора проявлять это в жизни каждого дня.

Зин[а] вполне права, что в копию, сделанную Раей*, вкралась ошибка, и частичка отрицания «не» должна быть изъята. Имейте в виду, что в пересылаемых копиях могут вкрасться ошибки, ибо я просматриваю их лишь бегло, и точнее должна быть английская, потому пусть Зин[а] сравнит ее с английской, имеющейся у Модр[ы] или у Пор[умы]. Теперь я немного обеспокоена: о каких пропусках в русской книге «Сердце» говорит Радн[а]? Ведь русская копия «Сердца», посланная в Ам[ерику], не есть последняя, и там могли войти фразы, вычеркнутые при окончательном просмотре. Потому очень прошу Радн[у] указать мне эти пропуски. «Сердце» и «Мир Огненный» из-за краткости времени были просмотрены мною лишь один раз, и все пропуски и ошибки были тщательно указаны Шкл[яверу]. Также прошу принять во внимание, что английские копии «Мира Огненного» и «Беспредельности» будут отсылаться в смысле полности такими, как я желаю их видеть. Не сравнивайте их с имеющимися у Вас русскими рукописями, ибо все они не в окончательной редакции. В Вашем рвении Вы можете вставить именно то, что я вычеркнула при дальнейшем просмотре.

Спасибо Радночке за пересланные письма г-на Москова, это очень важно. С ним нужно держать ухо востро. Пусть Зиночка имеет это в виду, выказывает дружелюбие, но не входит в чрезмерные интимности. Я очень интересуюсь русскими группами, но знаю, как нужно быть с ними всегда начеку. Относительно Гущ[ика] скажу: чем меньше писать ему, тем лучше. Мне кажется, что он из тех интеллигентов, которые любят творить на готовом. Я уже написала ему, что по статусу нашему все Общества наши должны стоять на своих ногах и что в силу кризиса в стране мы не можем сейчас помочь ему. Я перешлю копию моего письма к нему для осведомления, и также буду просить Зин[у] пересылать мне ее ответы, если таковые произойдут, к членам русских групп. Полная осведомленность необходима. Хорошо было бы, если [бы] Зин[а] переслала мне и письмо Дукш[та-Дукшинской] к ней. Я не понимаю, что пишет она о «Чаше Вост[ока]»?* Ведь эта книга давно уже в руках Асеева. Что за чепуха происходит там? Прошу Зин[у] отвечать очень осторожно и сдержанно, группа эта начинающая и во многом еще не разбирается. Лучше, чтобы эта переписка была сосредоточена в моих руках. Кроме того, там переворот, и потому нужно быть сугубо бережными в выражениях. Кончу призывом больше вдуматься во все Указания и применять их в жизни. Последний час пробил для многих и многого. Шлю мою надежду, что скоро все внимание будет направлено, чтобы не упустить ничего из Указанного. Шлю силы и любовь.

Сердцем с Вами.

 

Тарасову М.

[Приложение к предыдущему письму]

15.VI.34.

Урусвати

В Вашем письме от 17-го мая Вы пишете, что «если к отцу приходят победителем с поля брани, то к матери заходят перед боем, чтобы она благословила на подвиг», и потому Вы сообщаете мне, что Вы собираетесь сделать.

Потому я напомню Вам также, что именно мать говорит сыну перед походом: «Не дай себя в обиду». Вот почему, желая от всего сердца, чтобы Вы не подверглись обидам, я действительно принимаю на себя, на время писания этого письма, роль матери, именно матери остерегающей. Потому скажу Вам очень откровенно, что я сожалею, что Вы не обратились за этим благословением в самом начале Вашего выступления, ибо много недоразумений и ошибок было бы избегнуто, которые могут иметь для Вас не те следствия, которые Вы ожидаете. Итак, как временные мать и сын, постараемся вместе выяснить возникшие недоразумения.

1. Скажите мне со всей искренностью: когда Вы пришли к Н.К. и выразили ему свое желание собирать группу молодежи вокруг Учения Живой Этики, разве Н.К. дал Вам полномочие сноситься с представителями прочих групп в качестве их духовного вождя и советника?

2. Разве Н.К. дал Вам полномочие собирать и объединять различные Общ[ества] именем его и именем Учения?

3. Кто утвердил Вас принятым учеником и даже сыном Уч[ителя] М[ориа]?!!

Этими Вашими действиями Вы обнаружили непонимание самых основ Учения, построенного на незыблемых законах Иерархии. Но принимая во внимание то обстоятельство, что Вы так мало видели Н.К. и особенно Ваши юные годы, конечно, усвоить эти основы Учения только по книгам не так легко. Только очень готовый дух, лишенный самости, проникнет в сущность Учения и поймет, что главная основа есть великое Смирение. Смирение, не имеющее ничего общего с приниженностью, но выражающееся в понимании великого принципа Иерархии и самоотречения на пути Служения. Потому, на первой ступени духовного продвижения необходимо приобрести качество такого Смирения и не скакать сразу на высшие ступени, посягая на верхние звенья Цепи Иерархии. Подумаем с Вами, кто бы мог ввести Вас в такое заблуждение и толкнуть на такой безрассудный шаг? Переберите со всею искренностью и вдумчивостью все обстоятельства, всё, что могло дать повод к таким заблуждениям.

Может быть, прочитав в книге Учения, что когда ученик готов – Учитель не замедлит, Вы решили, что, прочтя известное количество книг и выразив искреннее желание приблизиться к Владыкам, Вы уже готовы? И не вдумались глубже, что в действительности означают слова «когда ученик готов»? Не должна ли эта готовность заключать в себе определенные качества, без которых эта готовность не может осуществиться? И какие именно эти качества? Не будет ли таким основным качеством именно смирение?

И, не поняв этого первого основания, Вы сразу же перешли к Указанию о Непомерной Ноше, и также не задумались: можете ли Вы принять ее? И в чем состоит она, и кому дается Непомерная Ноша? И сразу захотели ее захватить в том именно направлении, которое было подсказано Вам самостью. Но следует иметь в виду, что Непомерная Ноша для каждого человека индивидуальна. Может быть, для духа, так легко устремившегося к верхнему звену в Иерархии, она и заключается в том, что он должен стоять на низшей ступени этой Цепи? Водительство дается только тому, для кого оно есть высшее самопожертвование. Кто совершенно отказался в духе от всякого желания какой-либо власти. «Власть есть Жертва». Кроме того, каждое водительство должно быть утверждено Высшим Иерархом и передается оно через Его доверенных. Этих доверенных Высшего Иерарха сейчас двое; все назначения, не санкционированные этими двумя доверенными, являются самозванством. Не прикладывайте это определение к себе, ибо Вы, конечно, могли этого и не знать, и лишь Ваша юность и некоторое желание фигурировать толкнули Вас на этот легкомысленный шаг. И теперь, после всего сказанного, взяв книгу «Иерархия», Вы прочтете ее с новым ключом в руках – и многое станет ясно. И уже такие утверждения, как «принятый ученик» и «сын Уч[ителя] М[ориа]», не будут больше появляться на страницах писаний Ваших, ни исходить из уст Ваших. Ибо, по этому самоличному утверждению, каждый истинный ученик установит наличность как раз обратного. Никто из принятых учеников не имеет права оповещать себя до тех пор, пока Уч[итель] не найдет нужным Сам оповестить, – это не говоря уже о сыновстве.

Может быть, Вам полезно будет знать, что число пальцев на одной руке велико для числа принятых учеников, сыновей и дочерей. Труден путь истинного ученичества, много испытаний, порой очень тяжких, приходится пройти, прежде чем стать тем, кого мы называем принятым учеником. Но существует много стадий и ступеней подготовительного ученичества, и много отпадающих на этом пути, и ничтожно число достигающих. Если бы было иначе, то планета наша не находилась сейчас на краю гибели. Человечество в массе своей совершенно не подготовлено к принятию Истины, тем более к ученичеству. Лишь отдельные индивидуумы могут приближаться. В своем подходе к Западу в прошлом столетии Великие Учителя не нашли ни одного истинного ученика, конечно, исключая посланную Ими Е.П.Блаватскую, и только одного индуса, и то не того, которого считают теософы. Все остальные остановились на разных ступенях долгой-долгой лестницы ученичества. Но как кратка она может быть!

Конечно, из всех названных Вами лиц именно Безант, как крупный дух, при некоторых заблуждениях, имела при жизни Е.П.Бл[аватской] контакт с Иерархией, но после смерти последней контакт этот выражался в одном канале для проведения одного определенного Указа, в последние же годы он совершенно нарушился. Ересь о появлении Христа в теле Кришнамурти исходила от темных извратителей. Такое безобразие и преступное одержание противны всем основам Светлой Доктрины. Основа Доктрины есть Красота, по этому признаку судите.

Теперь Вы сами поймете, как нужно прекратить объединение групп, представителей и членов, которых мы не знаем. Во Франции есть организации, которые совершенно основательно считаются от темных, разрушительных сил. Запомните твердо наставление: «Нужно особенно остерегаться приближающихся с Нашими формулами на устах». Произнесение формул – одно, действие и сущность – часто другое. Вы еще молоды и можете не знать, как часто вывеска может, именно, скрывать правду. Потому будьте крайне осторожны со всеми Обществами и не вводите их в наш Европ[ейский] Центр. Указания на такое объединение нет.

Никто не будет препятствовать Вам собирать молодежь вокруг Живой Этики, но собирайте искренних и стремящихся. Также сразу не ставьте себя их водителем, но лишь братом их собирающим. Ибо только время и личные Ваши заслуги могут выдвинуть Вас на пост водителя, и тогда, может быть, придет истинное Утверждение. А пока что вникайте в Учение с новой точки зрения, именно великого смирения в духе и в подвиге самоотречения. Отбросьте всякое стремление к самовозвеличиванию. Самовозвеличивание, самонадеянность и властолюбие – непреодолимые скалы на пути к достижению.

Итак, не сетуйте, что просили благословения, а вызвали остережение, но примите его в духе истинного смирения и постарайтесь найти в себе духовное мужество отбросить все препятствия, вставшие перед Вами на пути к истинному ученичеству. И только в этом будет мое благословение, и только тогда я согласна буду отвечать на Ваши вопросы. Но без отказа, без отрешения Вашего от духовного водительства, на которое Вы еще не имеете права, не ждите от меня никаких советов.

Хочу верить, что Вы найдете в недрах сердца своего истинную любовь к Учению, которая поможет Вам преодолеть Ждущего у Порога*.

Закаляйте себя в самоотречении,

Елена Рерих.

 

27.VI.34.

Урусвати

Родные мои, эта почта принесла добрые вести из разных стран. Особенно радостно было услышать, как высоко стоит имя Логв[ана] в общественном мнении.

Принесем великую благодарность Вл[адык]е. Мировой размах и красота идей, возглавляющих Учреждения, так же как и мужество, проявленное в страшной борьбе с темными разрушителями, конечно, были и будут ступенями к дальнейшему утверждению имени Логв[ана], лишь бы следовать как можно точнее всем Указаниям, и все самое высшее придет. Было получено Указание: «Конечно, Я утверждаю успех сына Логв[ана]», и затем дана телеграмма на английском, которую мы с радостью и послали. Именно, все приходит в самый нужный момент. Ведь скоро будут нужны большие связи и новые люди.

Также радовалась началу Группы под водительством Порумочки. За лето она сможет значительно подготовиться. Сейчас Огненный Человечек переводит для Порумочки мое письмо к сотруднице, стоящей во главе Женского Единения. Оян[а] будет постепенно переводить мои письма к разным сотрудникам и пересылать их Пор[уме] на хранение, и так как они часто дают освещение насущных вопросов с точки зрения Учения, Порум[а] может ими пользоваться.

Прочла письмо Модр[ы] к Другу. Конечно, Модрочка могла найти слова более выразительные. Слова, сказанные со всею убедительностью и твердостью, но без всяких личных угроз, действуют гораздо мощнее смазанных намеков и дружественных подбодрений. Именно в этом письме можно было передать Указание, что ему необходимо закалить дух против всяких устрашений и нашептываний и твердо идти избранным путем, отстаивая доверенное ему, ибо Высокий Щит охраняет лишь этот путь. Люди прислушиваются и идут за сильными. Ему нужно неустанно повторять о величии времени, о грозности времени. Он должен понять, что «происходит великое переустройство Мира и явление всех темных сил выявляется для лучшей трансмутации. «Нужно весь гной вызвать наружу, чтобы оздоровить организм Планеты». И потому сейчас выявляется самое низшее, самое напряженное, самое насыщенное силами тьмы, но велика работа, которая собирает все могущее для великого переустройства. Так же как сгущенные слои земных сфер готовятся к битве, так явление Сил Света стоит на дозоре. Ступень, которую Планета переживает, сравнима с Горнилом Космического Огня. Все плотные энергии разгораются в напряжении, и на дозоре стоит Огненное Право. Творчество Огненное собирает все энергии – так Мир переустраивается напряжением двух полярностей. Надо зорко распознавать эти будущие энергии».

Пусть также Друг поймет все величие Облика, стоящего на дозоре на смене Цикла, на смене Расы! Пусть поймет величие и грозность, ибо Мощь эта, защищая стремящихся к Свету, разит все зараженное тлением. Пусть осознает, что есть Армагеддон, свирепствующий на всех сферах, и как рушения на Тонких Сферах отзовутся страшными потрясениями и бедствиями на земном плане. Время небывалое, время страшное, и великие события назревают, судьба многих стран взвешивается на Космических Весах; и карта будущего Мира известна Великому Вл[адыке]. Потому пусть прислушивается и ловит каждое Указание и, не медля, в срок выполняет его. Он не знает, чего он лишился, не выполнив в срок ему Сказанное (но этого можно ему не говорить).

Все Указания относительно Пос[ланца] остаются в силе. Уметь нужно пресекать все клеветнические попытки и нести высоко Знамя этого имени. Нужно, чтобы все шаткие, кислые и прочая, прочая привыкали к этому имени и поняли пользу дружбы. Лучше поздно, чем никогда. Никакое замалчивание, никакое лепетание и никакое смазывание не приличествует около этого имени. Нужно заучить, если не звучат в сердце, самые мощные и достойные слова. Ибо, истинно, не было большего друга у страны. Прошу Модр[у] передавать Указания – как Указания, и мои слова – как мои слова, также как и указанные страницы Учения.

Сейчас пришла почта, получила вторую посылку «Мира Огненного» и вторую книгу Друга. Итак, знаю, что моя Модрочка сумеет сильно, от сердца и без лишних угроз, но не скрывая опасности уклонения от Щита, насытить Друга. Вспоминаю рассказы Н.К. о том, с какой силой говорила Модрочка при открытии Дома, так пусть и теперь вознесет все огни сердца и начертает перед Другом грозное и огненное время и всю красоту битвы Света против тьмы. Его книга, которую я сейчас бегло просмотрела, положила хорошее начало; итак, пусть действия его будут соответствовать мыслям. В Новый Путь!

Относительно Моск[ова] не удивлена – ожидала. Всем нужно повторять, что каждое начинание должно стоять на своих ногах. Все, что можно с Вашей стороны, будет сделано, но на финансовую поддержку рассчитывать невозможно. В письме к нему Н.К. очень определенно говорил ему об этом и указывал, чтобы он искал поддержки в разных амер[иканских] общ[ествах] и фондах, заинтересованных в ознакомлении Ам[ерики] с Р[оссией]. Мы не имеем права отнимать средства от основных Общ[еств] для питания новых, еще ничем не зарекомендовавших себя. Не будет ли это питанием паразитов или основанием богаделен? Потому Зиночка сердечно, но твердо поговорит с Моск[овым]. Нужно подчеркнуть красоту самоотверженной деятельности. Именно самоотверженность есть залог успеха. Потому если устремление его искренно, то все придет. Истинно, труднее всего человечеству понять красоту подвига, но наши Учреждения слагались именно подвигом. И сейчас больше, чем когда, нужно проявить дух подвига и этим зажигать людей. Итак, беседа должна быть сердечной, но твердой и зажигательной.

Страничка из Учения: «Да, Сердце Архата равно Сердцу Космоса. Но в чем же заключается солнцеподобие Сердца Архата? Скажем – именно в любви, но не в том Облике, в котором человечество себе представляет. Но не в той благословляющей любви, которую люди приписывают любви Патриарха. Нет, солнцеподобное Сердце Архата утверждает на подвиг и разит все тленное. Сердце Архата борется с тьмою и утверждает огненное устремление. Чем же питается Сердце Архата? Скажем – любовью. Лишь этот источник знает, как насыщать огненное Сердце. Великая Матерь Мира знает этот мощный Источник. Каждое чистое сердце знает этот Источник. Чем же слить сердца? Скажем – любовью, тем мощным Источником, который превращает жизнь в явление красоты. Тем Источником, который содержит все тонкие энергии сердца. Сердце Архата есть сокровенная твердыня, которая хранит сокровенный дар Космоса. И не вне жизни, но в самых недрах жизни куется Сердце Архата, скажем – любовью; да, да, да – так говорит Шамбалы Владыка».

Шлю все лучшие мысли и устремления, берегите здоровье.

Сердцем и духом с Вами,

Е. Рерих.

 

4.VII.34.

Урусвати

Родные мои, пришла радостная весть о великой победе. Честь и слава тем воинам, которые сражались пламенным духом в полной вере в Непобедимость и Неуязвимость Великой Иерархии Света. Сказано: «Мощь Наша велика, и Наши будущие победы мощны, и воины сражались доблестно. У Нас есть рекорд огненный, который именно содержит эту битву. Имена воинов, которые сражались без страха, которые сражались на первом месте, стоят близко, близкие тебе – Воительница! Так Наша Твердыня будет стоять. Рад победе – так говорю Я, Вл[адыка] Ш[амбалы]».

Так, родной Логв[ан], в этой битве пальму первенства считаю за Вами. И мне радостно, что дух Ваш ни разу не поник, не усомнился и твердо шел, выполняя в срок все Указания. Да, только таким пониманием можно двигать громадами. Именно, дух Уранита любит борьбу. Радость борьбы есть основная нота бессмертия, основная нота могущества. Непреодолимая сила рождается, когда мы встречаем борьбу не только мужественно, но и радостно. Именно, нужно радоваться всем видам борьбы, ибо лишь так рождаются возможности и утверждается наше творчество и мощь. Эти слова о мужестве и радости следовало бы хорошо запомнить нашему Гал[ахаду]. Ибо, к моему великому прискорбию, продолжаем получать Указания о его недостойном отношении. Приведу дословно Сказанное о нем: «Очень неладно вокруг Гал[ахада]. Очень малодушно устроил экспедицию. Очень умалил имя, очень, очень, очень. Тот, кто не идет верхним путем, избирает себе низший путь. Именно, если бы М[одра] шла верхним путем, все сложилось бы верхним началом. Недопустимо, чтобы ничтожный сослуживец устрашал именем Пос[ланца]. Он не сумел утвердить имя. Омерзительные формулы позволяет пускать в пространство. Не он взял Наших врагов, но Мы взяли тяжесть его страхов и малодушия. Не гоже Модр[а] повела, очень умалила имя. Токи в В[ашингтоне] очень мрачны. Я сказал – не гоже! Конечно, Мы охраним, но унижение прискорбно. Да, червь самости губителен».

Получив вышеприведенные слова, сердце мое наполнилось такой тоской, такой болью, и я сейчас же бросилась просматривать мои письма, в которых я писала о Гал[ахаде], и должна сказать, что в них достаточно было предупреждений и сильных выражений. Именно, как Сказано: «Ур[усвати] явила весь огонь сердца, сказано было больше, нежели можно было явить». Модрочка, как я уже писала, все горе в том, что сама Мод[ра] не отдает себе ясного отчета, кто есть Пос[ланец]. Не понимает, что она должна преисполниться величайшей гордостью, что она может говорить и трудиться вместе с ним в Великом Плане. Снова перечла письмо Модр[ы] к Гал[ахаду], и снова остро почувствовала всю слабость его. Модрочка, почему такое непонимание? Почему нужно было такое смазывание, почему духу недоступна красота мужества, красота дерзания и красота преданности? Влад[ыкам] не нужны боязливые лепетания, им нужны духи, пламенеющие сердцем, сознающие, Кому и Чему они служат! Слишком грозное сейчас время, чтобы тратить его на ничтожные формулы. Нам дан Завет – держать имя выше высшего, и Завет этот повторяется ежедневно, ежечасно. Модр[а], за что унизила самое Высокое? Разве нет понимания, что, унижая одного, мы тем самым унижаем Того, Кто стоит позади! Мод[ра], пойми, пока не поздно, Кто стоит позади, пойми все Величие Облика. Пойми, что именно этот Облик дал все Великие Учения, все величайшие Учителя были Его учениками, учились на Его Учении, пойми, пойми, пойми, и в сердце ощути это, и перенеси осознание это на избранного Им Представителя. Гал[ахад] должен понять, что он не встречал большего духа и не встретит, нежели Ам[ос]. И каждое унижение этого имени им будет его собственным унижением. Именно тот, кто не сумел пойти верхним путем, пройдет самым низшим. Так, пусть твердо запомнит. Модрочка может сказать ему, что Вл[адыка] очень не доволен, как он умалил имя. Если он хочет быть успешным, он должен побороть свой страх перед ничтожными сослуживцами. Недостойно позволять запугивать себя. Пусть сумеет гордиться своим знакомством с Ам[осом]. Он прикоснулся к Высшему, но пусть не вызывает молнии недостойным отношением. Пусть заучит наизусть самые высокие формулы, этим он только подымет себя. Также и Модр[е] скажу, что если бы в свое время, когда еще была лучшая возможность, она проявила бы больше разумного сотрудничества, то многое сложилось бы иначе. Вот почему Вл[адыка] всегда указывал, что не внешние враги страшны, но то разъединение, которое растет среди сотрудников. Самость есть гибель, самость есть разложение, ибо это есть отторжение от своего Высшего Я. Именно самое страшное, что может случиться с человеком.

Пишу так грозно, ибо как Сказано: «Для многих наступило время последнее, обратите внимание на слово последнее». И если сейчас Модр[а] не откинет самость, не будет принимать Указания к немедленному выполнению и не будет советоваться в ответственных действиях с ближайшими сотрудниками, то пусть винит лишь себя за последствия. Я знаю, как трудно исправлять там, где с самого начала была взята неправильная нота, но Модр[а] должна найти самые мощные и достойные слова, чтобы пробить грубое сознание Гал[ахада] относительно того, кто есть в действительности Ам[ос], и твердо указать ему, что, унизив имя, он унизил Самое Высокое и что никто из нас не может рассчитывать на Высшую Помощь, идя против Их Воли. Боже, сколько писала я об этом, но все как в глухую стену! Модрочка, пойми всю боль мою, зная и видя, как Пос[ланец] в величайшем напряжении трудится, чтобы построить спасение Мира и благополучие и возвеличивание всех близких сотрудников, а те, кто именуют его своим Учителем, не могут даже найти достойных слов и приседают, лепеча сладкие слова там, где нужен сильный окрик. Письмо Модр[ы] недостойно после всех Указаний!

Я могла передать историческую Весть и все дело по Знамени и не через Модрочку, но это был мой выбор. Я хотела каждому дать свою великую миссию, не хотела обойти Модр[у]. Неужели мне придется горько сожалеть об этом? Итак, пусть Гал[ахад] проникнется сознанием, что если он ждет успеха, он должен уметь нести имя Пос[ланца] выше высшего – таков ему Приказ. Теперь Модр[а] может также указать ему на его близорукость, на его страх перед эксз[ибит]. Как ничтожно его понимание! И куда продвинется он с таким куриным горизонтом, если отринет Помощь Высшую? Что говорит этот «пророк» о переменившемся отношении к эксз[ибит]. со стороны Ш[аткого]? Ведь он так страшился их в своих беседах с Ф[уямой]? Итак, если Модр[а] хочет искупить свои упущения, пусть слезами омоет сердце свое и найдет в недрах его самые высокие выражения, приличествующие Ам[осу] слова самые торжественные, самые пламенные о Силах Света и Грозном Времени. Пусть запомнит твердо, что все спасение страны и его собственное благосостояние придет лишь через Ам[оса]. Так пусть прояснит свои мозги и поймет, что никогда ни одно Учение не давалось через недостойные руки, тем более тот Океан Учения, который дается сейчас. Не может нечистый дух служить проводником Воли Высшей. Пос[ланец] есть величайший дух, кристальной чистоты, все действия которого есть лишь полное самоотвержение, и страна Гал[ахада] не имела большего друга. От всего сердца желаю, чтобы не пришлось Гал[ахаду] горько раскаиваться в своей слепоте! Могла бы еще многое сказать, но бумага эта пройдет через столько рук! Все сказанное пусть Модр[а] почувствует в сердце своем и затем хорошо продумает, как достойнее, как сильнее сказать Гал[ахаду].

Модрочка, нужно довести миссию до блестящего конца. Пос[ланец] был и есть Габр[иэль] для Ш[аткого] и Гал[ахада] – так нужно понять. Так, имя нужно держать выше высшего. При самом начале было Сказано, что все выстроится Музеем, затем – все будет спасено Музеем, теперь Говорят: «Имя будет спасением многих и многого, потому нужно так охранять имя, так беречь и уметь сказать пламенные формулы там, где нужно». Жду с большим нетерпением отчет о разговоре Модр[ы] с Гал[ахадом]. Ведь она ожидала его приезда. Пусть Модр[а] не забудет передать ему страницы Учения о предвзятости и страхе, приведенные в моих письмах.

В своем последнем письме Зиночка ничего не пишет о Моск[ове], между тем, у нее, наверно, есть что сообщить мне. Радуюсь, что она понимает, как недопустимо желание «владеть» человеком после одной встречи с ним. Также нужно понять и всю бестактность втираться туда, где уже установлены известные отношения. Да, нужно очень работать над утончением понимания.

Смутно припоминаю имя Рубакина, но именно с хорошей стороны, но сейчас совершенно не помню его книг. Поддержите с ним дружественные отношения, нам сейчас нужны контакты с соотеч[ественниками]. Конечно, ничего не имею, чтобы Зина прочла мое письмо к Ас[ееву] этим своим друзьям, но после того, как Порумочка прочтет его в своей группе.

Не думаю, что было бы нужно пересылать мне все письма, которые приходят на имя Н.К. в Ам[ерику]. Если будут очень значительные, то можно переслать копию, также как и копии писем из наших Обществ в Югосл[авии], Эстон[ии]. Получила письмо от Формана с предложением основать Комитет по Agni Yoga Public[ation]. Разве он не знает, что таковой Комитет уже существует? Тем более, что в свое время я указывала на него и Флейшера как на желательных членов этого Комитета, именно для улучшения перевода. Но почему-то тогда это не было исполнено.

Теперь я очень прошу всех членов Издательства Агни-Йоги сообщить мне, что имели и имеют они против них. Его желание как можно шире распространить Учение следует поощрить, и предложение его создать членов этого Издательства со взносом по одному доллару не так плохо. Потому я буду отвечать ему, и приведу свои условия, и, конечно, пришлю копию своего письма, так что Вы сможете совместно с ним обсудить практичность его предложения.

Нового ничего ему не говорить. Нам нужны новые деятельные сотрудники, невозможно оставаться в прежнем составе. Но, конечно, нужно понять, что не все будут слишком приятны и ко всем придется найти свой подход. Нужно лишь суметь распознать предателей. Нельзя искать ангелов среди людей. Главное – нужно уметь держать всех на известном расстоянии, не допуская их к интимностям.

Радуюсь, что Порумочка уехала с детками в Морайа, ибо читаем об ужасной жаре в Нью-Йорке. Шлю Вам, родные, все лучшие мысли к новой строительной ступени.

Родная Порумочка, боли в плечах, испытываемые Логв[аном], есть возгорание центров оплечий, потому не нужно беспокоиться и, главное, лечиться у докторов. Очень помогает легкое натирание ментоловым маслом, чистой эссенцией, причем можно накрыть легким слоем ваты; после пройденного им долголетнего напряжения возгорание неизбежно, пусть принимает мускус – тот порошок, присланный мною, и не забывает и строфант в тех дозах, которые указаны.

 

11.VII.34.

Урусвати

Родные мои, прочла письмо Модр[ы] от 20-го июня со всем вниманием. Ясно одно, что с его стороны, как Сказано: «Явлено полное малодушие и самое низкое понимание». И на его наивный вопрос: может быть, Вл[адыка] находит, что он недостаточно сильно говорил там, где следовало? Модр[а] уже имеет исчерпывающий и сильный ответ Самого Вл[адыки], приведенный мною в моем предыдущем письме. Снова перечла мои письма с Указаниями и должна сказать, не знаю, что вообще можно сказать сейчас сильнее, не переходя уже границ приличия и дозволенного. Потому прошу Модр[у] собрать из моих общих к ней писем все Указания и все Сказанное для Гал[ахада], по поводу Гал[ахада], и Вести, и экс[педиции], и имени, и выписать их на отдельный лист, и как можно чаще перечитывать их, чтобы формулы эти всегда были на языке. Также снова и снова прошу Модр[у] не смазывать Указания, время слишком серьезно, и он должен понять, что сейчас нет места сантиментам, нужно спасать, что можно спасти. Следует понять, что, идя малодушным половинчатым путем, допуская умаление Высшего, мы губим себя. Пусть он не удивляется трудностям своего пути – не исполнив доверенного ему, он все усложнил. Как я уже писала, если бы он не проявил малодушия, все сложилось бы иначе и ему не пришлось бы трястись за свою особу. Он прекрасно провел бы свой корабль, ибо, получая высшие директивы и передавая их Ш[аткому], он сделался бы незаменимым советником. Надеюсь, что Модр[а] сумеет передать ему о всех сделанных упущениях. Близорукость и малодушие, также и самость изгнали светлого Габр[иэля], которого так ждал дух Ш[аткого]!

Замечательно характерно обстоятельство, что, имея возможность часовой беседы с Ш[атким], он не нашел времени сказать то, что он должен был сказать. Неужели он не понимает, что его пренебрежение главным поручением принесет ему разрушение? Неужели слепец думает, что путь его будет облегчен, несмотря на все его предательства? Модрочка скажет, что я употребляю слишком сильные слова. Но я буду настаивать именно на этом определении, ибо, когда Сказано, что Весть и Знамя есть два основания для спасения страны, то легкомысленное и небрежное отношение к ним есть предательство не только по отношению к доверившему ему эту миссию и к тому, которому следовало передать, но и в отношении страны, также как и все последующее его поведение низкого малодушного страха пред ничтожествами, неумение стоять за самое высокое, умаление имени. Неужели он думает, что подчиненные будут уважать человека, который их боится, который не умеет стоять за то, во что верит? Нет, трижды нет, и если он не изменит своей тактики и не позаботится немедленно о восстановлении уважения к имени, пусть не ждет того же и по отношению к себе. Да, Модрочка, необходимо, чтобы он проникся сознанием величия Высшего Иерарха. Ведь истинный Облик не мог быть дан во дни начала теос[офского] движения. Он должен знать, что Облик этот есть Величайший, именно Учитель Учителей, именно Владыка Мира, Один из Трех Владык Мира. Также относительно того, что он старается избегать трений с людьми и не питать к ним неприязни и обиды; все это хорошо и всегда рекомендуется не делать ненужных врагов. Но нужно помнить, что обычно враги делаются из-за пустяков, из-за грубости чувств; и вот этого мы должны избегать, но там, где мы должны отстаивать доверенное нам самое высокое, – там нет места страху даже перед легионом врагов, ибо мы сражаемся не одни, но за нами стоит вся Иерархия Света. Но если сами мы при этом трусим, то, конечно, ничего достичь нельзя. Очень мудра пословица “Смелым Бог владеет”. Вл[адыка] не будет посылать вдохновляющего Луча туда, где сердце трепещет от страха и где кисель вместо мозга и мокрая кисея вместо щита (заградительная сеть). Он достаточно прочел в книгах Учения, чтобы знать, что для получения Луча нужна хотя бы частичная согласованность. Также следует помнить, что нигде не заповедано непротивление злу. Наоборот, всюду указано великое противодействие злу. Всюду говорится о разящем мече и копье, символ воина применяется к ученикам. Конечно, все эти доспехи прежде всего духовны, но они могут быть и физическими. Во всех Учениях заповедано мужество и действенное противление злу, также как исполнение долга. Пусть прочтет Бхагавад Гиту, главу о долге. Ужасно трудно вмещают люди так называемое понятие пар противоположений, а между тем это есть краеугольный камень всех Учений, и без понимания этого не может быть истинного понимания Учения. Как тонко разбирается в этом Восток! Так, о Будде Сказано, что не было такого человеческого действия, которого Он не совершил бы во спасение человечества, ибо Он был Лев. Да и Христос завещал: “Оставьте мертвым хоронить мертвых”. Но именно лучшие Заветы не помнятся. Все Заветы Великих Учителей основаны именно на вмещении пар противоположений, но последователи их рассекли их; так заповеданное “прощение врагов”, будучи лишенным своего противоположения – мужества, бесстрашия, превратилось в жалкое непротивление. Много таких кощунственных искажений великих Заветов.

Теперь пишу страницу, которую Модр[а] может прочесть Другу целиком как выдержку из моего письма к одному из сотрудников, и это будет истина, ибо я включаю ее в одно из своих писем к моим корреспондентам.

О сомнениях могу сказать, что обычно люди, обладающие малым горизонтом, судят лишь по очевидности, но мы знаем, что очевидность есть куриная действительность. Такие люди в Учении сравниваются со слепыми, именно о них сказано, что “слепой судит о молнии по грому, тогда как зрячий уже не боится его”. Люди заняты следствиями, тогда как Вождь находит и знает причину. Предвидение есть признак Вождя. Потому, если земной вождь хочет действительно быть успешным, пусть следует за высшим Вождем. Пусть следует знанию и предвидению Тех, Кто стоит во главе Кармы Мира на протяжении нескончаемых веков и Кто знает будущее каждой страны и каждого народа. В Тонком Мире карта переустройства нашего Мира уже сложена, и есть уже вполне определившиеся судьбы, но над некоторыми странами Космические Весы еще ждут последнего, решающего веса в ту или другую сторону, и горе той руке, которая положит перевес в чашу осуждения! Истинно, ей лучше было не родиться!

Какое количество конкретных фактов, событий в доказательство нерушимости и непреложности Указаний, идущих из Высшего Источника, можно проследить не только в истории прошлых веков, но и в переживаемое нами время и указать их всем сомневающимся слепцам! Если те, кто подошли к подножию Лестницы Иакова – Лестницы Света, не сумеют проникнуться сознанием всей непреложности Знания и Предвидения этой Иерархии, то они не продвинутся ни на иоту и путь их будет усеян непреоборимыми трудностями. Понять нужно, что сомнения, малодушие и половинчатость в выполнении Указаний губительны. На самых простых житейских примерах мы убеждаемся в этом. Каждый врач знает, что нужна определенная доза лекарства для спасения больного, но если он применит половину ее, то результат получится обратный. Нельзя сшить целого одеяния из половины нужного для этого материала. Мне стыдно приводить эти примеры, губительность половинчатых мер так самоочевидна.

Много раз слышали Вы о несказуемой важности, о небывалой грозности переживаемого нами времени, истинно, само существование планеты нашей взвешивается на Космических Весах. Потому все, кто имели высшее счастье приблизиться так или иначе к Иерархии Света, пусть осознают эту небывалость и выберут – хотят ли они иметь над собою Руку Водящую и Охраняющую их или же предпочитают идти к своей гибели, может быть, вначале испытывая даже относительное благополучие. Пусть эти малодушные знают, что все Сужденное сложится и без них, но горе затруднившему путь! Все нити мировых переустройств сплетаются Великой Иерархией Света тысячелетиями, и потому Сужденное совершается, и оно может совершиться блестяще и счастливо для многих при правильной кооперации с Ведущим Началом, с той непобедимой и непреложной Силой Космического Магнита, облеченной которой идет Иерархия Света. Но печальна судьба тех множеств, препятствующих этому притяжению в силу своего невежества, и для тех, кто убоялись, и по малодушию и в силу сомнений и самости уклонились, избрав путь половинчатый; бездна разверзается перед ними. Истинно, глубока эта бездна, и в своем падении уклонившиеся увлекают всех, связанных с ними, иногда целые страны. Потому задумаемся над непреложными законами, правящими Космосом, и которым следует Великая Иерархия Света в своем мудром Предвидении и заботах о Мире. Так изберем путь духа великого, путь Царя Духа, путь бесстрашия и самоотверженного и радостного Служения Великому Благу человечества. Но на этом пути нужно проникнуться также пониманием срочности в исполнении Указов. Ибо, давая Указ, Иерархия Света предвидит все лучшие сочетания сил космических, сил земных, также и состояние готовности объекта для принятия Указания. Нужно понимать, что все пространственные сроки гораздо точнее механизма наших часов, и блестящие возможности, не использованные в срок, рассыпаются, как песок, и исчезают неповторенные. Потому в Учении сказано, что если преждевременность судима, то запоздалость уже осуждена. “Сколько прекрасных возможностей погибло от незаботливости к срокам, и сами же Вы будете потрясать пространство жалобами, когда уже будет непоправимо. Между тем был час, когда один жест мог сохранить Вам нужное и просимое. Учить нужно каждого ребенка понимать значение сроков. Иначе еще одно поколение мягкотелых беспозвоночных будет пожирать друг друга”. Точность сроков должна быть установлена как основа.

Итак, эту страницу, отмеченную красным карандашом, Модрочка может, при удобном случае, передать Другу как выдержку из моего письма к одному из моих корреспондентов. Теперь, все предыдущие письма мои были наполнены самыми сильными Указаниями, потому Модрочка должна проявить высшую тактичность и понять, что после всех мягких слов, к которым, видимо, был приучен Друг, нельзя сразу забросать его взрывчатыми снарядами. Найти нужно убедительные, сильные и достойные слова в защиту имени, ибо это сейчас самое важное. Весть уже отлетела, и мы не можем вернуть невозвратимое. Но пусть Друг научится сам и научит других уважать мудрость, и предвидение, и великую честность, и дружелюбие Высокого П[осланца]. Модрочка может также указать ему, так любящему пророчества, кто был Амос. Пусть поймет исключительность этого духа. Итак, Завет “Держать имя выше высшего” пусть зарубцуется на его мозгу. Можно сказать, в этом ключ к его личному счастью. Как ужасно, что люди подходят, читают Учение и абсолютно не понимают его! Сколько нагромождений и искажений накопилось уже вокруг Учения, данного Великой Иерархией. Вл[адыка] все время говорит о необходимости огненного очищения Учения. Потому я всегда так прошу спрашивать меня все непонятное. Люди читают и, если фраза звучит ритмично, они не задумываются над ее смыслом.

Прилагаю мой ответ Форману. Прошу Модрочку дать ему на просмотр “Мир Огненный” после того, как она сама прокорректирует, до отсылки ко мне. Пусть он сделает свои замечания, и я дам свое окончательное одобрение. Пусть явит свое устремление. Мы должны представить Слова Вл[адыки] в самой лучшей, в самой прекрасной форме. Также присутствие в Комитете по Издательству новых и не близких сотрудников наложит некоторую сдержанность на членов, и это будет очень полезная дисциплина и не такая уже трудная, ибо эти комитеты не могут вызывать слишком больших расхождений и трений. Мы должны учиться сотрудничать достойно, без грубых выходок. Сказано передать в Америку: “Пора действовать не по-семейному, но по-государственному. Идет великое время, когда вторжение, хватание и интимность могут погубить великое начинание, – так пусть запомнят. Потому Я требую, чтобы уважали то начинание, которое возглавляет Ур[усвати]. Нужно прежде всего утвердить то, что Я дал и [что] будет иметь в будущем великое значение”. Последние две фразы относятся к Группе, которой будет руководить Порумочка. Так, родная Порумочка должна проникнуться всей серьезностью и ответственностью, возложенной на нее. Ей предстоит очищение Основ Учения.

Скоро напишу Порумочке еще письмо с моими соображениями о ее водительстве, ибо В[ладыка] указывает на огромное значение этого начинания, которое в будущем выльется в целые Университеты. Так, родная моя Порумочка пусть закладывает огненные зерна в устремлении и в огненной благодарности за Доверенную ей великую Миссию.

Хотела бы знать больше подробностей о деятельности Москова.

Конечно, родные, Вы уже получили вырезки от Володи и знаете, как достойно и сердечно были встречены наши путешественники. Как пишут газеты, ни одно еще событие так не всколыхнуло город, как именно этот приезд. Новое сознание и надежда загорелись во многих сердцах. Сумели почтить свою национальную гордость. Потому и мы должны запомнить формулу: “Держать имя выше высшего”. Также не забудем и вещие слова Метерлинка и при удобном случае будем вспоминать и прилагать их. Время такое великое, но, чтобы понять его, нужно иметь в себе зачаток этого величия. Ведь великое может быть понято только великим. Ах, если бы наш Друг обладал хотя бы крупицей такого величия, все стало бы так легко! Эту формулу о величии Модрочка может пустить ему в ухо. В обиходе существует поговорка, утверждающая эту истину, но, с обиходной стороны, так, говорится, что “нет великого человека в глазах его лакея”. Думаю, что последняя версия ближе к действительности. Но мы, по нашему обычаю, будем всегда подымать дух и следовать верхним путем. Итак, пусть Друг докажет, что в духе его живет величие.

Шлю Вам, родные, все мое устремление и веру, что мы сумеем понять великую ответственность перед новым строительством и будем держать имя выше высшего – в этом залог успеха всего и каждого в отдельности. Берегите друг друга, прошу проявить полное сотрудничество там, где касается имени и дела. Обособляющийся обособленным и останется. Поймите это правильно, это относится к делам, но не к интимной жизни, в которой каждый должен иметь свою полную privacy.

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

Родной Логв[ан], примите Формана в Комитет по Agni Yoga Publ[ication]. Также Влад[ыка] советует не выдавать пока знака III-степени кандидатам, представленным Шклявером.

 

Форману

11.VII.34.

Урусвати

Dear M-r Forman!

Ваше письмо от 12-го июня порадовало меня. Ценно, когда друзья предлагают практические и созидательные мысли. Вы правы, что совершенно необходимо спешить с распространением Великого Учения, ибо действительно время так кратко. И именно на всех подошедших и ознакомившихся с Учением лежит эта священная обязанность. Ваше предложение организовать Комитет и Общество для издания и распространения книг Учения есть стук в открытую дверь, ибо такой Комитет уже существует почти в полном составе перечисленных Вами лиц. И, конечно, добавление к имеющимся именам еще Вашего имени и супруги Вашей, так же, как и участие г-на Фосдика, будет лишь приветствовано мною и ближайшими сотрудниками. Что же касается до г-на Стокса, то, насколько я понимаю, он не любит участвовать в Комитетах и предпочитает быть полезным иным путем. Так что, высоко ценя его как сотрудника, мы не обременяем его Комитетами. Итак, о высказанном Вами желании я с удовольствием сообщу нашему председателю этого Комитета г-ну Л. Хоршу.

Также Ваше предложение создать Общество при Издательстве с привлечением членов по одному доллару превосходно. Само собой разумеется, что члены эти не будут иметь права голоса, и от нас, членов Комитета, будет зависеть суметь их привлечь и дать им какие-либо преимущества и так далее.

Вы правы, что нужно торопиться с собиранием средств, ибо у нас имеются уже переведенные, но не обработанные еще окончательно две части “Мира Огненного”, две части “Беспредельности”, вторая часть “Л[истов] Сада М[ории]” с дополнениями, не вошедшими в первую книгу “Л[истов] Сада М[ории]” английского издания, и книга “Новая Эра”. И уже пишется третья часть “Мира Огненного”. Конечно, придерживаясь самой большой точности в переводе, мы должны заботиться и о красоте его, потому буду очень благодарна Вам, если после обработки его г-жою Грант Вы, в свою очередь, просмотрите его и перешлете мне на окончательное одобрение. Об этом я сейчас же напишу нашему Комитету и самой г-же Грант.

Теперь, что касается до Вашего второго предложения относительно месячного журнала, посвященного толкованию Учения, должна сказать, что сама по себе идея прекрасна, но в то же время я опасаюсь немного её. Ибо всегда самое страшное – это искажение Учения. И мне часто приходится сталкиваться с подобными извращениями. Так, возьмем, к примеру, хотя бы журнал “Оккультизм и Йога”, издаваемый одним из наших молодых и недавно подошедших сотрудников, доктором Ас[еевым]. Между прочим, журнал этот Вы можете видеть у г-жи Лихтман. Так, в этом журнале г-н Ас[еев] делает полную мешанину из всех йог и, возвеличивая достижения хатха-йоги, приравнивает ее к Агни-Йоге!!! Он запросил моего мнения о своей статье уже после выхода журнала. Я указала ему все его заблуждения, но вред уже сделан. Другой сотрудник пишет книгу на основании Учения* и пересылает мне на прочтение отдельные главы до печатания труда, и, должна сказать, в каждой нахожу недомыслие и неверное толкование. Но удивляться этому не следует, ибо в книгах Учения много дано в намеках и ключ находится у меня, но до известного срока не разрешено выдать его at large. Потому, как ни заманчиво Ваше предложение такого журнала при нашем Центре, при Agni Yoga Publication, осуществление его я видела бы при условии, что я могла бы редактировать статьи, относящиеся до толкования Учения, но, сейчас, я это не могу из-за количества неотложной работы. Хотя искажение Учения на словах тоже опасно, но все же не в той мере, если неправильные утверждения преподносятся напечатанными и расходятся в тысячах экземпляров. Потому, если бы Вы начали издавать такой журнал от своего имени, не связывая его с Agni Yoga Publication, то, конечно, никто и ничего не сможет сказать, и я, со своей стороны, всегда буду готова ответить и разъяснить те неясности, которые могут встретиться для Вас в книгах Учения. Мы не можем лишь дать печати нашего Издательства на не утвержденные мною толкования Учения.

Вы спрашиваете совета, как быть успешным в работе и в своем развитии; не будучи лично знакомой с Вами, это, конечно, довольно затруднительно.

Между тем как для развития, для самоусовершенствования как в работе, так и на духовном плане в книгах Учения даны исчерпывающие указания и советы, и, исполнив хотя бы десятую часть всего данного, благие результаты не заставят себя ждать. Могу еще добавить, что для скорейшего самоусовершенствования и развития духовности самое необходимое условие есть непрестанное памятование о Высшем Иерархе – это и есть то великое священное созерцание, или концентрация, о которой столько пишется и которая так часто превратно толкуется. Памятуя о Нем во все минуты дня и ночи, творя все дела наши во Имя Его, мы постепенно устанавливаем ту связь, которая, наконец, дает нам великую мощь Иеровдохновения.

Но, зная Ваш литературный талант, я советовала бы Вам приложить его именно на пламенные воззвания к Вашим соотечественникам, к пробуждению и воскресению Духа. Ибо, истинно, путь будущего лежит в воскресении Духа. Прочтя книги Учения, Вы, конечно, уже уяснили себе, в какое грозное время мы живем, и, зная, как медленно расширяется сознание, Вы понимаете, что ни минуты нельзя отложить. Само существование нашей планеты взвешивается на Космических Весах, и лишь само человечество может положить решающий вес на ту или иную чашу. Переустройство Мира идет, и мы должны твердо сказать себе: решаем ли мы идти с Космическим Магнитом, или же осуждаем себя на переработку со всем остальным космическим отбросом.

Беда большинства приближающихся к Учению, что они, восторгаясь его стройностью и красотою, все же уделяют ему внимания не больше, нежели прекрасному поэтическому произведению, они не понимают всей насущности его и не делают даже попытки применить его к жизни, они не поступаются ни одной привычкой и ни одним своим удобством; а между тем грозные предвестники той огненной бури, о которой столько говорится в Учении, уже начинают появляться, и непробужденные и не закаленные духом будут погибать тысячами. Именно, как Вы пишете, пора вспомнить о гигиене духа. Да, не так важна гигиена тела, как именно гигиена духа. Никакие витамины, никакие впрыскивания и прививки гланд не спасут того, у кого иссякла или окостенела психическая энергия. Как нужно было бы разъяснить все глубокое значение слов – Служение, Великое Служение Человечеству и Подвиг – слова, не имеющего себе эквивалента в других языках! А оно так прекрасно! Ибо в нем соединены понятия: самоусовершенствование, самопожертвование, результатом чего является и сдвиг сознания не только личного, но и сознания народа и страны.

Именно, сейчас время призывать к Подвигу. Все страны, весь Мир вовлечен в страшную борьбу, в которой победят лишь сильные духом. Не будем обманывать себя, что все как-то уляжется, нет, каждая страна должна понять, что она может устоять лишь пробудив в сознании лучших своих представителей неотложность борьбы с силами невежества, с силами разрушения. Все страны проходят великий экзамен, многие ли выдержат его? Карта будущего уже сложилась в Тонких Мирах, но многие облегчения могут еще быть внесены. Итак, вдохновитесь и пишите зажигательные статьи в защиту культуры духа, прославляйте героизм и подвиг. Как сказано в Учении, там, где понятие героя является чем-то смешным и даже неприличным, – там разложение. По этому признаку можно судить о дряхлости нации. Завет Величайшего Духа, покидавшего нашу планету, своим Остававшимся Братьям был: “Творите Героев!”. Пришло Время, когда мы все должны стать героями и творить героев.

Может быть, Вы улыбнетесь и скажете себе, что не такого совета Вы ожидали, но другого – для человека, облеченного писательским талантом – у меня сейчас нет.

Потому еще раз приветствую Вас и супругу Вашу как сотрудников по изданию книг Учения и шлю Вам всего Светлого,

Е. Рерих.

 

24.VII.34.

Урусвати

Родная моя Модрочка, имею два Ваших письма от 26 июня и 5-го июля. Конечно, очень хорошо, что Гал[ахад] сумел получить записку от Ш[аткого], надо надеяться, что записка эта останется в силе и те, от кого будет зависеть дать ход этому делу, окажутся на высоте своего долга. Из присланных мне выдержек из писем Гал[ахада] сама Модрочка может видеть, как все Указания были точны и как именно его собственные предвзятые мысли воздвигали и воздвигают еще иллюзорные препятствия. Так было с самого начала его подхода к Ш[аткому], так дело обстоит и сейчас. Он все время вкладывал Ш[аткому] свои малодушные, трусливые мысли и согласно этому ограничивал свои действия. Самость, страх и сомнение – три проклятия человеческой жизни! Но много было дано ему, а кому много дано, с того и много взыщется; как добрый христианин, он должен бы помнить притчу о талантах. Много ли таких счастливцев, которым протягивалась так щедро Высшая Помощь? А как поступил он с этою Помощью? Не утаил ли он Ее? Сейчас меня очень беспокоит, как устроил он эксп[едицию]? Ибо Указание, что он не сумел устроить и умалил имя относится к нашему первому июля, именно ко дню его беседы с Ш[атким]. Из этого я заключаю, что частичный успех с Ш[атким] он затуманил тем, что сам умалил имя там, где мог возвысить его. Потому Мод[ре] нужно неослабно следить за действиями Гал[ахада]. Он должен понять, что все затруднения его происходят оттого, что он не сумел выполнить в срок доверенное ему. Ибо если бы был пробужден интерес в Ш[атком] и приняты первые Указания, то последовали бы Другие, которые многое предотвратили бы из происходящего сейчас в стране, и путь его был бы соответственно облегчен. Но как можно ожидать облегчения, когда основы для этого не были заложены. Без основания ничто не может держаться.

Сказано: “Полный легкий план был выработан для Ам[ерики] с принятием Высшей Помощи, но Ам[ерика] избрала путь тяжкий”. Теперь, конечно, осталось работать, чтобы он не стал ужасным. И, конечно, при ужасном Гал[ахад] никогда не увидит себя на том месте, которое ему сулят розовые сны. Если бы он мог понять, что в своем страхе он прежде всего умалил себя самого, ибо не сумел воспользоваться благоприятным сроком стать самым доверенным, самым неоценимым советником.

Потому прошу Модр[у] передать ему Указ: “Держать имя выше высшего”. И сказать ему, что было Указание, что он умалил имя, пусть подумает, как и в чем умалил он это светлое имя?

Когда же люди поймут, что умаляя Цепь Иерархии, они умаляют себя?! Так, Модр[е] нужно, чтобы все существо его прониклось сознанием, что облегчение придет лишь тогда, когда он научится исполнять доверенное ему в точности и в срок. Он многого может достичь, но лишь при этом условии. Так пусть запомнит.

Также получены Указания относительно прочих чл[енов] эксп[едиции], но пока сообщать не буду. Ничто не может укрыться от Высшей Помощи. Все читается на наших аурах, и даже такие затаенные мысли, в которых люди не желают и боятся признаться самим себе. Истинно, люди сами себя одурачивают.

Теперь, в последний раз вернемся к инциденту с демонстрацией. Ведь мы получаем газеты и имеем изображение нашего Знамени, развевающегося над всеми прочими, как бы возглавляя их, и сделать бывшее небывшим невозможно. И, конечно, вина М[одры] в том, что она вместо того, чтобы сказать Кетт., что он должен немедленно довести до сведения президента Х[орша] о своем желании участвовать в предполагавшемся параде, она высказала ему свое частное мнение, тогда, как там, где это касается Учреждений и имени, никаких частных мнений не может быть. Повторяю, лишь президент может решать то или иное выступление или действие, когда это касается Учреждений и имени. Так много облегчится, когда будет понято разумное сотрудничество! Ведь ни одно учреждение, никакая организация в мире, включая самую Высшую, не могут существовать и строить, если членами не явлено понимание всей Цепи Иерархии а, следовательно, и разумного сотрудничества.

Покуда Сам Вл[адыка] не сместит звена в Иерархической Цепи, идущей от Него, до тех пор никто не может надеяться на продвижение, пытаясь пренебречь этим звеном. Закон этот непреложен, ибо это есть закон, которым строится и держится весь Космос. Но именно этот закон всячески отрицается и обходится темными силами, ибо они могут жить лишь питаясь эманациями разъединения и разрушения. Потому не будем записываться в их ряды, а расширим свое сознание и поймем невозможность продвигаться и строить без разумного сотрудничества, то есть без соблюдения всей Иерархической Линии. Нарушением цепи мы принимаем на себя всю тяжесть ответственности. Потому, моя Модр[а], нужно найти в себе достаточно высшего разумения, чтобы понять, как губительно принимать на себя чужую ответственность. Нет ничего страшнее, как принятие на себя чужой ответственности или чужой Кармы, даже хорошей. Учения Востока в самых сильных выражениях предупреждают против этого. Если мы ищем истинного продвижения, мы должны прежде всего исполнять свой долг. И каждый сотрудник должен помнить именно свой долг. Столько было говорено об этом, потому никто не должен садиться в кресло президента или утаивать от него то, что он по праву должен знать. Время сейчас такое опасное, такое грозное, и только полным сотрудничеством можно пройти.

Также очень поймем приведенную страницу о Живой Этике в моем письме от 31-го мая. Там есть указание и о священном Изображении на столе. Потому не будем ханжами, но применим в жизни Указанное. Поклоны и лампады не нужны там, где сердце молчит.

Теперь прошу мою Модрочку принять все сказанное чистым сердцем и понять, что если бы она не была мне близка, то никогда я не писала бы ей так, как я это делаю. Писать сладкие, ничего не значащие письма гораздо легче и много удобнее. Но именно потому, что сердце мое так хочет видеть сдвиг сознания моей Модрочки и через огненную трансмутацию чувств дать новый полет ее творчеству, я так сурово пишу истину. Суровая правда гораздо ценнее похвалы, даже заслуженной, ибо похвала нас усыпляет, но суровый окрик пробуждает нашу настороженность. Потому надеюсь, что моя Модрочка примет сказанное сердцем и поможет строить великое будущее. Проявим великодушие, не уподобимся мышиным сердцам, о которых еще в тринадцатом столетии учитель Тибета Миларепа писал, что через тринадцать поколений люди не будут в состоянии понимать суровую дисциплину духа и Иерархическую Линию, ибо сердца их сморщатся и станут мышиными. Итак, Модрочка, прошу явить великодушие и всю теплоту сердца ко всем сотрудникам и ко мне, ибо могу искренно сказать, что люблю мою, порой трудную, духовную дочь.

Теперь несколько слов Радночке. Спасибо за присланные замеченные ею ошибки и пропуски. Но, по счастью, ни один пропуск, также как ни одна опечатка не изменяют смысла, потому буду счастлива, если в английском издании окажется не больше ошибок, нежели в русском. Также надеюсь, что Радночка не заменила по своему усмотрению некоторые малые буквы прописными и наоборот, ибо в некоторых случаях это было бы грубой ошибкой. Так, в § 80 именно нужна малая буква в слове “мы”, тогда как в § 314 “Мы” должно писать с Прописной, ибо здесь подразумеваются Великие Владыки, которые, спасая человечество, стоят именно на краю Бездны. Не следует думать, что Силы Света не подвергаются опасности. Конечно, опасности эти несколько разнятся от наших, но, тем не менее, они не меньше, и удары, получаемые Ими, бывают очень болезненными и даже много тяжелее наших. Где все утончено, там все острее чувствуется. Вот почему я так часто взываю и умоляю проявить бережность к Великому Сердцу и указываю на кровавый пот – все это не метафоры, но страшная действительность. Вот почему так преступны те, кто допускают разногласие и раздражение между собою и легкомысленно расточают Драгоценнейшие Силы, которые именно в кровавом напряжении отстаивают нашу зараженную и гибнущую Планету. Именно, благословен будет тот, кто сможет усилить, а не растратить эту Чудесную Силу.

В остальных параграфах я иногда сознательно заменила прописную букву малой, ибо нельзя, чтобы почти вся фраза состояла из одних прописных, ибо пропал бы желаемый эффект подчеркивания. В § 532 я сознательно поставила прописную букву в “Сердце”, желая его подчеркнуть как возглавляющего Космические Весы.

Остальные ошибки не заслуживают внимания. Но я не знала, что предотвращение пишется “предовращение”. Я всегда знала, что существует глагол “отвращать”, но глагола “овращать” не слышала.

Также относительно § 134, неужели Зиночка полагает, что Мир Тонкий во всех своих слоях представляет гармонический Мир? Неужели Зиночка думает, что низшие слои Тонкого Мира, населенные всеми земными отбросами, будут гармоничны и прекрасны? Откуда же и где же находятся страшные тучи удушающих газов, которые окутывают нашу планету? О каких же нагромождениях Тонкого Мира говорится в Учении? О каких же Битвах постоянно твердит Учение? Неужели Зиночка не осознала еще, что самый страшный Армагеддон происходит именно в Тонком Мире, и все земные события сейчас являются отражением этой гигантской Битвы в Мире Тонком? Люди, отяжеленные преступными мыслями и желаниями, не улучшаются, приходя туда, даже наоборот, они ищут излить свою ненависть и изливают ее именно в Тонком Мире. Ведь многие из земных обитателей принимают участие в этой Битве. Кто бьется за Свет, кто за Князя тьмы. Именно Тонкий Мир сейчас так страшен разложением своим. Конечно, есть высшие слои Тонкого Мира, которые отличаются гармоничностью, но обитателям его почти невозможно сообщаться с Землею.

Да, Землю, также как и Венеру, Юпитер и прочие планеты, я пишу с прописной буквы, и даже специально писала об этом Шкл[яверу], чтобы он обратил на это внимание. Замена остальных букв малой или прописной несущественна. Итак, за исключением одного пропуска “при непонимании”, не вижу ошибок, требующих листа опечаток.

Привожу страничку Учения. “Напрасно люди думают, что Силы Света переносят легко ту борьбу с Силами тьмы. Если Силы тьмы получают ожоги от прикосновения Сил Света, то нужно понять, как тяжко прикасание к темным сферам. Битва надземная или земная опаляет темных, очищая пространство, но именно прикасание к темным сферам дает свои напряжения и боли; как на высшем плане, так и на земном Рыцари Духа чувствуют боль от прикосновения темных снарядов. Сеть заградительная, конечно, заграждает от поражения, ибо Свет поражает тьму, но рефлексы и удары по ауре и заградительной сети являют свои ощущения, потому нужно тонко прислушиваться к утверждениям Битв Света с тьмою. Познавшие ту огненную Битву знают все проявления пространственных напряжений. Познавшие огненную боль в сердце знают Наши напряжения”. И эта беседа была закончена обращением: “Ты, познавшая напряжение Сердца Моего в Битве и в кровавом поту. Ты, знающая напряжение пространственных огней. Ты, знающая все значение Битвы за Нас. Ты, идущая со Мною, ты, сражающаяся со Мною. Ты, строящая и собирающая со Мною. Ты, разделяющая со Мною все Битвы. Ты, венчавшая... и сама идущая с Мечом, ты, украсившая... ты знаешь, как насыщено пространство. Ты одерживаешь победу со Мною. Так Мы побеждаем и победим...”

Привожу лишь, чтобы показать, что я действительно понимаю великое Напряжение Вл[адыки] и потому так неустанно молю о разумном сотрудничестве. В детстве я страшно любила предание о малиновке, вытащившей одно терние из венца распятого Спасителя и в труде своем поранившей себя, и кровь, вытекшая из ранки, окрасила ее грудку, и с тех пор красная грудка стала ее отличием. Будем же такими малиновками и зададимся мыслью каждый день устранять по одному тернию с пути Вл[адыки].

Должна кончать, иначе письмо не уйдет с этой почтой, у нас попорчены все мосты, и приходится посылать заблаговременно. Шлю Вам все мое устремление к расширению сознания к лучшему, более глубокому пониманию Учения и приложения его в жизни.

Радночка, нужно ставить вопросы, ибо, истинно, Учение не понято, я всегда рада ответить.

Родные, пришло время последнее углубиться сознанием в Учение. Как будем передавать его, если сами не понимаем! Следующий раз постараюсь выслать обещанные камешки для Дор[ис] и Кл[айд], надеюсь, что они дойдут, заверну их в шелк.

Проявляйте великодушие и дисциплину духа, берегите друг друга. Нет у Вас более близких духов, нежели собранные сотрудники.

Духом и сердцем с Вами,

Е. Рерих.

 

9.VIII.34.

Урусвати

Родные мои, последнее время я завалена корреспонденцией, на которую приходится отвечать часто длиннейшими посланиями. Конечно, я очень устаю, принимая во внимание все усиливающееся атмосферное давление и напряжение нагромождающихся событий. Потому пишу Вам лишь самое необходимое. Конечно, среди всех неотложных обстоятельств первым все же остается сейчас укрепление сознания и понимания истинного положения вещей Гал[ахадом]. Потому все мои письма так настойчиво твердят об одном и том же. Надеюсь, что при последнем свидании Модр[е] удалось внести некоторый просвет в его сознание и утвердить веру в непреложность Высших Велений, начертанных Светилами. Кажется, Ш[аткий] и он верят в астрологию. Конечно, астрология профанов не есть астрология эзотерическая, ключ к которой находится в руках Вл[ады]к. Но мы будем мудры и последуем за этими непреложными начертаниями; вехи щедро расставлены на нашем пути, следовательно, нужно приложить лишь находчивость и устремленность, чтобы достичь цели. Но профаны тщетно будут вопрошать Светила – ключ к эзотерической астрологии никогда не будет выдан им, ибо такое знание в руках злобных и безответственных повергло бы Мир в разрушение. Все сокровенное особо охраняется, и будем благодарны, если нам даются проблески. Интересно указать Другу, что в гороскопе Шат[кого] мой знак стоит среди его самых верных друзей. Так все мои указания шли и идут лишь на его благо. Последить очень нужно за последствиями письма с выраженным в нем интересом к Пакту, чтобы оно не растворилось. Ничего нельзя упустить. Надеюсь, что Гал[ахад] будет продолжать утверждать достоинство имени и дружественные чувства, питаемые П[осланцем] к стране, также сумеет дать отпор клеветникам. Относительно его вопроса о выказывании дружелюбия к представителям П[осланца]. Можно сказать, что дружелюбие всегда считалось лучшей политикой, но степень его должна быть подсказана тактом, на нашем языке – чувствознанием, которое, увы, так трудно пробудить. Заметку о подношении Знака мы прочли и подивились ничтожности и грубости языка.

Культурность языка – редкое явление. Остается горько пожалеть, что в прессе не был помещен отчет о посещении и достойной встрече в той стране, которую так страшатся 99 процентов стран*, что не свидетельствует о проницательности, мужестве и героизме. Хочу сказать, что если даже 99 и три четверти процента будут страшиться, все же это не изменит Небесных Начертаний. Кроме того, мы знаем, что значит мнение масс: оно висит на слове Лидера. И была дана возможность произнести слово, которое изменило бы все процентное отношение, но этому слову не дали прозвучать. Некто пожинает следствия своего предубеждения и малодушия. И думаю, что не так скоро изживет он порожденные следствия. Пл[ан] проводит Сам Вл[адык]а, потому то, что нужно, то свершится, и сами враги, не зная того, будут слагать и носить самые тяжкие камни для построения. Благо всем понявшим и светло помогающим, остальным уготовлена жатва их посева.

Теперь несколько полезных параграфов из Учения.

“Из всех порочных черт человечества нужно тонко отметить малодушие. Это свойство граничит со многими темными чертами. Ближе всего это понятие к предательству. Малодушие граничит со страхом, с трусостью и самостью. И в Мире Огненном нет места малодушию. И венец мужества может быть возложен лишь на чело, украшенное самоотвержением. Да, пусть одиноко воин бьется. Пусть стрелы ханжей вонзаются в грудь. Пусть каждое явленное устремление будет встречено отрицанием. Но доспех его будет украшен мужеством. Кто же знает огненное устремление воина? Кто же знает истину напряженного сердца? Лишь явленное огненное Сердце. Тонкое сознание осенит явление мужества. Малодушие есть презрение к высшему Эго. Малодушие есть рабство духа. Лишь чело, не преклоняющееся перед малодушием, будет украшено великим Венцом. И презрение рабов духа есть достижение для воина, идущего огненным путем, и одинокий, презираемый малодушием, мужественный воин найдет Врата Огненные Иерархии Света. Истинно, малодушие и самообольщение – сестры тьмы!

Магнит притяжения ауры так меняется в зависимости от состава явлений разных напряжений. Сознание воспламеняет мощь ауры. Когда сознание насыщено высшими устремлениями, когда оно устремляется к высшему творчеству, магнит ауры возрастает тысячекратно. Когда дух устремлен к Высшему Источнику, магнит ауры утверждается в своей мощи. Каждое высокое устремление дает отложение, являя свое насыщение каждому действию. Каждый огненный порыв дает особое мощное притяжение. Притяжение магнитных волн являет свое воздействие на дальнее расстояние, и посылки духа особенно могут притягиваться к ближайшим аурам. Творчество духа действует посредством этих огненных магнитов. На пути к Миру Огненному нужно утвердить свои магнитные притяжения”.

Эти параграфы Мод[ра] должна ему послать как страницы Учения, полученные от меня, и сказать ему, что когда сердце его загорится огненной любовью и признательностью к Вл[адык]е, то он обретет великий магнит. А пока пусть размышляет о Величайшем Облике, стоящем во главе Идущего Цикла, вмещающем в себе весь Синтез, все Семь Лучей, которые с такою скудностью теософы распределяют по Великим Вл[адык]ам*. Может также включить в Книгу Жизней Вл[адык]и Огненного Зороастра.

Вот когда он почувствует в сердце все величие, всю непередаваемую красоту и мощь этого Облика и поймет, что значит служить Ему, то и страхи оставят его. Останется и будет гореть лишь огонь великой радости счастью быть отмеченным и приближенным Им, Кому дана вся Власть над Небом и Землею.

Итак, еще раз прошу его выказать всяческое уважение к имени и достойно говорить о мудрости, предвидении и любви П[осланца] к стране.

Теперь другое. Конечно, лучше поздно, чем никогда, потому приветствую намерение Модр[ы] вновь завязать сношения с прессой. Но прошу делать это не спазматически, но выработать известную систему и проявить самую большую тщательность в отсылке и собирании материалов. Именно, чтобы все страницы всегда были налицо и манускрипты были написаны чисто. Никто не будет читать неряшливые листы. Я сама знаю по себе, как я не люблю небрежные письма и манускрипты и всегда откладываю их на последнее, чтобы не утомляться. Также прошу говорить с доброжелательством, но сильно и без всяких приседаний. Не пристало нам умалять достоинство наше. “Имя нужно держать выше высшего!” И очень прошу Модр[у] советоваться с президентом и ближайшими сотрудниками, ибо, как говорится: “Один ум хорош, два – лучше”. Слишком сейчас грозное и ответственное время, чтобы пренебречь дружественным советом. Мудрость заключается в том, чтобы уметь прислушаться к советам и принять из них наилучший. Лишь ограниченный глупец полагается только на свой горизонт. Модр[а], услышь тревогу сердца моего и удержи Друга в радости Служению. Относительно его книги: не зная ее, очень трудно советовать. Нужно знать и стиль ее. Совершенно не входит в пл[ан] чрезмерно раскрывать карты будущего. Не думаю, чтобы Вл[адык]а согласился дать ему это знание. Пусть он покажет сначала, что он может принять Весть от Вл[адык]и. До сих пор он их скрывал или искажал. Конечно, последнее М[одра] ему не передаст. Также спрошу Вл[адыку] о книге, может быть, получу Указания.

Теперь несколько ответов на запросы Зиночки. Конечно, следует повременить с посылкою книг г-же Дукш[та-Дукшинской]. Думается мне, что она, желая уловить священника, сама запуталась в его сетях. Подождем, пока одумается. Также не следует писать этой группе и другим в Р[евель] и Ест.[Эстонию(?)], что письма их будут пересланы Н.К. Они будут ждать ответа, и, не получая его, могут обидеться. Лучше писать, что Н.К. в больших разъездах, потому вся корреспонденция его направляется в Наггар. Также и относительно посылки книги “Чаша Востока” Серафин[ене] лучше подождать, хочу раньше запросить о ней и ее настроениях Ас[еева], который с ней в переписке. Некоторых книга эта отпугивает. Пусть лучше утверждаются на книгах Учения. Конечно, report’ы от Шкл[явера] я получаю, но, как всегда, многое утаивается. Сейчас, должно быть со скрежетом зубовным, он, по Указу, пересылает мне копии своей корреспонденции с приб[алтийскими] группами; из присланной первой части мне ясно, что именно он приглашал всех обращаться к г-ну Тар[асову] пр[и] Европ[ейском] Центре по вопросам о Доктрине. Теперь он распутывает тонко удуманное им плетение. Хорошо, что хотя в русских газетах появилось сообщение о посещении и достойной встрече. Как всегда, наша ам[ериканская] пресса плетется в хвосте. Действительно, нужно что-нибудь сделать из этого нашего анемичного Учреждения. Новый дух должен быть внесен туда. Все зависит от человека.

Замечательно интересно открытие Ав[ираха] относительно имени Моисея. Конечно, родной Ав[ирах], ничего не имею против включения слов Н.К. Первое Ваше ревью о “Сердце” прочла и очень одобряю. Второе прочту и отошлю со следующей почтой, также как и программу Общ[ества] Ам[оса].

Радуюсь, что Пор[ума] имеет возможность подготовиться к своей великой миссии. Ведь так важно учредить новый центр теперь, когда Адьяр разваливается и в Калифорнии центр тоже, видимо, остановился в своем развитии. Как Сказано, именно в обоих случаях наследники не сумели достойно почтить Основательниц, через которых они все получили. Цепь Иерархии незыблема, нерушима, потому все уклонившееся осуждено на умирание. Эту истину, так упорно замалчиваемую теософами, Порумочка должна указать своим ученикам на живых примерах, не боясь указывать на Адиар. Как только освобожусь от нескольких сложных и срочных ответов напишу еще соображения моей Порумочке. Мой Огненный помощничек взял на себя тяжелый труд перевода моих писем, и сейчас, бедняжка, отправив только что копию письма к Иог[ансону(?)] в 8 страниц, уже переводит другое, к Ас[ееву], в 15 страниц. Я ей страшно признательна за этот труд. Именно так важен точный перевод, ибо можно так исказить весь смысл одним неточным выражением. Радуюсь, что детки поправляются, и всему тому, что Пор[ума] пишет о них. Прекрасно, что она знакомит уже Фл[авия] с основами Бытия. Конечно, фитин следует принимать тогда, когда он не принимает рыбьего жира.

Шлю деткам всю ласку и Вам мою любовь и устремление,

Елена Рерих.

Указ[ано]: “Можно добавить к письму, что именно Логв[ан] должен сноситься с новым подошедшим. Хис. может быть очень полезен. Пусть поймут, что именно Логв[ан] с ним сносится”.

Спасибо большое Логв[ану] также, и сумма, которую Вы назначили г-же Крафт, очень ничтожная. Может быть, она ожидала больше? Может быть, добавить еще 50 долларов?

Времена сейчас такие трудные, потому будем благодарны, если находится такая г-жа Крафт.

Е. Р.

 

12.VIII.34.

Урусвати

Родные мои, с этой почтой получила лишь два письма от Модрочки и одни небольшие minutes. Кажется, Модр[а] начинает понимать те великие упущения, которые были сделаны. Именно основание великого строительства не было заложено в указанный срок. Потому сейчас остается один путь – приложить максимум устремления и находчивость для построения твердого оплота против темных сил разрушения. Для этого совершенно необходимо ввести в жизнь всеми мерами Указ: “Держать имя выше высшего”. Сам Гал[ахад] пишет, “что с тех пор, как я твердо дал понять им мое отношение, (нашептывания) прекратились”. И далее – “Я убедился, что некоторое продвижение сделано в приготовлении необходимых бумаг для подписи...” Разве это не есть подтверждение правильности указанной ему политики бесстрашия, твердости и требования уважения к имени? Всем своим существом Гал[ахад] должен проникнуться значением имени. Чем выше будет он держать имя, тем легче будут все его дальнейшие шаги. Он должен понять это и по земному и оккультно. Когда мировое значение имени утверждено, то возражения маленьких людей отпадают. Это следует твердо помнить. Они набрасываются, пока не понимают силу того, на кого лают, но стоит им дать мощный отпор, как они поджимают уши и хвосты и начинают ползти. Вот почему я так горюю, что пресса наша была и есть самый анемичный отдел. Даже теперь не нашлась возможность поместить в нью-йоркских газетах о достойной встрече! Все просыпается как из прорванного решета! Не просыпать или прятать нужно, но указывать, что именно П[осланец] мог явиться лучшим связующим звеном между любимыми им странами. Да, много лет повторялось и продолжает повторяться Указание о значении Фокуса, о значении имени. Если бы сознание с самого начала прониклось этим наиболее жизненным и строительным принципом, много бы сложилось и легче, и прекраснее. Итак, будем ждать окончательного просветления в этом направлении, чтобы избежать пути ужасного. Конечно, знаю, что нелегко расширить сознание, ведь лишь огненное сознание, насыщенное Космическим Магнитом, может усмотреть мировое значение на вид незначительных событий, давших поворот к Великому Смещению.

Кто из современных “мудрецов” может усмотреть то малое обстоятельство, которое изменило судьбу не только отдельной страны, но всего мира? – Никто! Лишь истинный вождь, который слил свою Волю с Волей Высшей, может владеть таким знанием и двинуть рычаг Мира на спасение человечества. Все события, дававшие новые направления эволюции Мира, всегда совершались по Указу Воли Высшей. Все земные вожди, уклонившиеся от Указа Высшего или исказившие его, пожинали печальные следствия своего недомыслия. Вспомним хотя бы судьбу Наполеона, получившего Указ и великий магнит от неизвестного, и увидим его великое восхождение до тех пор, пока самообольщение и зависть не отравили его сознание. Пойдя на Россию, он пошел против Указа и навлек на себя гибель! Как жалки люди, не осознающие всей страшной Мощи Силы, управляющей Равновесием Мира!!! Итак, пусть Гал[ахад] запомнит Указ: “Держать имя выше высшего” – лишь это явится для него путеводным огнем, и лишь это имя приблизит его к желанной цели, иного пути никому из сотрудников нет. Никто не приблизится умалением того, кто является Представителем Вел[икого] Вл[адык]и. Гал[ахад] пишет, что ему трудно говорить с Ш[атким] о П[осланце], что он не может найти подхода. Но никто не указывал ему, что нужно говорить прямо в лоб, без подготовки. Именно он должен бы понимать, что для хорошего урожая почва должна быть вспахана и удобрена, и что, конечно, лучше было бы делать в указанный сезон. Именно нужно проявить интерес к самой личности Ш[аткого], наведя разговор на его интуицию; столько тем было дано ему, косвенно затрагивающих и Весть, и имя П[осланца]! Ведь, несмотря на многие свои ошибки, которые не были бы сделаны, если бы голос Габр[иэля] был допущен, дух его стремится к новым построениям. Но, как Сказано: “Как земной план не может быть успешен без плана духовного, так нет и земного водителя без Духовного”. Столько исторических свидетельств тому! Ведь только исключительные личности могут получить Весть Габр[иэля]. Только исключительная личность может найти в себе тонкую восприимчивость, понимание и оценку приходящего в самых различных аспектах и обычно носящего облик чуждой национальности. Модрочка может еще раз напомнить ему мое первое письмо о Вести.

Сейчас, 13-го авг[уста], пришли запоздалые из-за наводнения письма от Н.К. и Юр[ия] от 1-го до 14-го июля. С большой болью пишут они о недостойном отношении (все еще нет ботаников, также и суммы, причитавшиеся им еще за апр[ель] и май, не получены ими полностью) и еще о некоторых других прискорбных подробностях, уже принесших свои следствия. Они очень опасаются подвоха. Теперь мне ясно, почему, когда Модр[а] присылала мне уверения в готовности и преданности Гал[ахада], нами были получены те грозные Указания, которые я переслала в моем письме от 4-го июля. Скажу, когда я читала письмо Н.К., в сердце моем все энергии напряглись до боли, и загорелся такой огонь возмущения за наносимое оскорбление Представителю и, следовательно, Стоящему за ним! Теперь, конечно, Вы уже имеете письма от самого Н.К. и знаете об этом недостойном отношении. Хочу надеяться, что спешные меры к этому приняты и дальнейший вред приостановлен. Но все же я прошу Модр[у] запросить Друга и правдиво, без утайки, сообщить мне, каким образом ботан[ики] могли находиться с 1-го июня в месте, отстоящем в 4-5 днях от их назначения, и в продолжение шести недель не извещать главу о своих действиях и передвижениях? Имели ли они право задерживать эксп[едицию] без разрешения на то главы и тратить время, принадлежащее эксп[едиции], за которое они получают определенное вознаграждение, неизвестно, на какие действия? Где этика и дисциплина, долженствующие существовать среди членов каждой эксп[едиции]? Также, откуда происходит задержка в доставлении условленных сумм, ведь все эти меры не упрочивают престижа ам[ериканской] эксп[едиции]! Вправе Н.К. и Юр[ий] ожидать подвоха и предательства! Все эти обстоятельства очень показательны и поясняют Указ, полученный 1-го июля, а также и повторные указания на недоброкачественность ботаников. Неужели все бот[аники] Ам[ерики] походят на Кельца? Неужели это национальный тип? Потому прошу Модр[у] еще раз внимательно перечесть мое письмо от 4-го июля.

Не есть ли это всё отклики малодушного и небрежного проведения великого Указа? Не есть ли это отклик той телеграммы, которая была послана в отсутствие Друга? Неужели кто-то может думать, что, умалив и предав самое Высокое, он может приблизиться!!! Нет, как было Сказано вчера: “Так Гал[ахад] должен искупить все упущенное. Он упустил самые великие сроки. Он умалил самое Высокое!” Так пусть Модра скажет ему, что он должен искупить происшедшее умаление.

Имя Гал[ахада], действительно, может носить лишь тот, кто твердо идет по Указанному пути. Малодушие не пристало этому имени. Потому на заданный им вопрос Модр[е] о чистоте жизни нужно было ответить, что под чистотой мы понимаем прежде всего чистоту помыслов и намерений, бесстрашие и твердость в Служении Благу и в точном исполнении Указов. Все остальные потребности и функции жизни и тела, будучи естественными, не могут рассматриваться как нечистые, лишь излишества в них, становясь вредными и разрушительными, делаются незаконными. Также следует сказать, что когда кто-то имеет величайшее счастье и привилегию получить доступ и Указ от Вл[адыки] и если исполнение этого Указа требует, чтобы он окунулся в самые отбросы жизни, в самое отравленное горнило жизни, и если при этом все существо его будет устремлено к лучшему выполнению Указа, то по исполнении его он может оказаться на вершине. Тогда как самый ярый аскет, живущий в ледниках, но молчащий сердцем и не горящий на Указ, пребудет в духовной пустыне, откуда нет пути к сияющей Твердыне Жизни Вечной. Как Сказано и как я уже писала, “нет такого человеческого действия, которое не совершил бы для спасения Мира Вл[адыка] Будда, ибо он был Лев. Давно сказано о постниках. Не нужны Нам святые с полумерами. Мы ожидаем широких действий, во время Набата нельзя думать о житейском!” И можно добавить: мы ожидаем точнейшего исполнения Указаний Высшей Воли. Модрочка, Вл[адыка] не будет давать Указов о личной жизни. Каждый должен нести свою Карму. Итак, еще и еще раз повторяю, что Модра должна неустанно твердить о необходимости выполнить единый Указ: “Всеми мерами охранять имя и держать его выше высшего”. Только таким путем возможно достичь желанного и быть спасенным от грозных бедствий. Вчера получено следующее Указание: “Пусть Модра явит понимание правдивости”. Очень огорчилась им. Итак, Модр[е] нужно найти мужество освещать факты так, как они есть в действительности, не следует даже из хорошего чувства неточно освещать, будь это даже малое. Ибо это может войти в привычку и привести к ужасному разложению сознания. Можно настолько убедить себя в несуществующей действительности, что оказаться живущим в постоянной майе своего порождения, и, конечно, при таком состоянии сознания всякое духовное развитие будет нарушено. Правдивость наравне с преданностью являются основами духовности. И кого будем пытаться ввести в заблуждение?! Для Всевидящего Ока мы – открытая книга, для Его ближайших Доверенных тоже многое ясно, значит, мы будем дурачить лишь самих себя? Но кто же захочет быть украшенным таким клоунским атрибутом? Потому явим распознавание во всем и не будем унижать себя даже малейшим оттенком неточности в передаче фактов. Модр[е] нужно имя держать выше высшего. Вайдегунда, Мать друидов, посылала на подвиг рыцаря Гал[ахада]. Неужели теперь, когда миссия так велика, так прекрасна, он уклонится и предпочтет увеличить собою кадры “теплых”? Модрочка – нужно имя держать выше высшего!

Так как многие мои корреспонденты задают вопросы о чистоте жизни и ученичестве и у меня уже есть несколько ответов на это, то когда мой Огненный помощничек справится с переводом моих длиннейших посланий, иногда в 15 страниц, я перешлю их Порум[е], и она прочтет их сотрудникам.

Ревью Меру о книге “Сердце” так же хорошо, как и первое. Заменила лишь слово. Но можно было бы иногда включать несколько ярких выдержек из самой книги. На пятой странице вместо “Master” поставила “Agni of the Lord”. Оставляю себе Программу Общ[ества] Ам[оса]. Желаю всякого успеха этому Общ[еству], которое так своевременно. Родной Ав[ирах], ведите его сердцем. Укажите, как все пророчества писались символическим языком, потому нужно понимать, что некоторые обозначения не должны приниматься в буквальном их смысле. Так, например, слово “израиль” не значит непременно и исключительно еврейский народ. Также и Новый Иерусалим не есть Иерусалим, существующий в каких-то Писаниях; не помню где, Указано точное место Нового Иерусалима, мы проверили, оно оказалось именно на Указанном месте. Также и легенду о потерянных десяти коленах Иакова нужно понимать оккультно. В “Тайной Доктр[ине]” есть некоторое объяснение этому. Все пророчества нужно понимать широко, в мировом масштабе и на много значений. Потому книжечка г-на Уинна, несмотря на некоторые верные сроки, содержит такие ужасные заблуждения! Итак, родной Ав[ирах], действуйте и собирайте молодых, горящих сердцем и трудящихся! Не гонитесь за количеством, лишь качество нужно.

Теперь мне Указано написать “о той бережности, с которой нужно относиться к картинам. О Хост. я уже писала свои соображения. И как Н.К. пишет, никого, кроме Дабо, как подходящего лектора, он не знает, потому он очень хотел бы, чтобы Дабо, хотя бы только один раз, дал лекцию членам Комитетов о том, как следует понимать искусство его, может быть, многие хорошие формулы запомнились бы и вошли в жизнь. Самое важное – это культурный язык.

Также получено Указание: “Пусть голосом не гремят. Пусть не разговаривают при посторонних о картинах”. Думаю, что это, должно быть, относится к какому-нибудь инциденту, о котором мы еще не знаем, как было и с Указаниями о бот[аниках] и об умалении имени, до обнаружившегося хамства. Потому, родные, проверьте свое сознание и усмотрите, где и когда было явлено нечто недостойное, что вызвало это Замечание. Также очень грустно было мне услышать и следующее: “Пусть Радна научится Живой Этике в делах” и “Очень ценю формулу Уп[асики] о секире во рту”*. Помните, родные, я уже писала об этой обоюдоострой секире, не будем же приводить ее в действие. Помните о клятве данной, о завете Великодушия. Сколько красоты в постоянном самоусовершенствовании, но как ничтожно число понимающих и владеющих этим великим искусством! Правда, это доступно только сильному духу. Лишь высокий дух может идти кратчайшим путем.

Радночка, пора отставить всякую грубость. Сказано, что “не столько подлость, как именно грубость является препятствием на пути эволюции”. Радночка, непристойно действовать секирой. Разве возможна трансмутация центров или даже их открытие при грубости! Истинно, самообольщается тот, кто может хотя бы на минуту допустить, что огненная трансмутация центров может происходить при неочищенном сознании. Мне так тяжело думать, что все остается по-старому и снова что-то недостойное произошло, что вызвало Окрик Самого Вл[адыки]. Когда же начнем мы сознательную жизнь?! Нельзя пребывать в детском возрасте после четырнадцатилетнего чтения Учения и когда набат раздается во всех частях Мира! И какое же водительство возможно, когда мы не умеем руководить собою? Как ужасно, если сотрудники и ученики усмотрят и убедятся окончательно в несостоятельности руководителя. Ведь руководитель должен являть пример Учения на своей жизни, иначе водительство явится насмешкой и жалкой карикатурой.

Радночка, годы идут, и нужно овладеть своим характером, иначе не достичь желаемого. Истинно, как Сказано, для многих пришло последнее время. Истинно, Учение не понято и не принято! Пусть сама Радночка напишет мне, что произошло, что вызвало это Указание. Не может говорить о Живой Этике тот, кто сам не проводит ее в жизнь, это будет кощунством.

Порумочка задала мне ряд вопросов по книге “Сердце”. Отвечу со следующей почтой, ибо тороплюсь закончить письмо, ведь Иентусь должен успеть перевести. Спасибо за карточки деток, они так милы на них. Я впервые увидела чудесные глазки Флавия. Порумочка крепко, крепко поцелует их за меня. Также пусть Пор[ума] поблагодарит г-жу Крафт за ее милое письмо и присылку карточек деток.

Надеюсь, родные, что Вы не пострадали слишком от жары. Сердце мое болит за Логвана, который в такую жару сидит в этом ужасном каменном мешке. Хорошо бы иметь всегда при себе ментол и густо намазывать лоб, виски и под носом. Ментол не раздражает кожу, и можно употреблять его постоянно. Уже многие годы это мое спасение. Но нужно не бояться и густо намазывать, как только ощущение холода начинает исчезать, сейчас же возобновлять натирание. Хорошо втирать на мокрую кожу. Ментол всегда указывается в Учении.

Вл[адыка] сказал: “Правильно Логван сказал, что Вл[адыка] послал помощь”. Да, помощь льется беспрестанно. Если бы Гал[ахад] понял это и не проливал бы невежественно, так безумно эту льющуюся Благодать! Будем надеяться, что некоторое просветление произойдет до последнего удара часа Космической Справедливости.

Мы посылаем краткие minutes по Agni Yoga Publ[ication]. Еще раз прошу не смешивать с Агни-Йогой никакие другие изд[ания] и не принимать в обмен никаких книг. Обменом может заведовать [Roerich Museum] Press. Но Agni Yoga Publ[ication] лишь для Книг Учения, иначе мы запутаемся. Издательство Агни-Йоги не может заниматься распространением чужих изданий. Сборник Ас[еева] может быть распространен Press’ом или же частным порядком, но не от Agni Yoga Publ[ication]. Между прочим, в третьем сборнике д-р Ас[еев] просил разрешение поместить выдержки из моего письма к нему. Они должны появиться в последнем номере.

Шлю, родные, все мое устремление видеть Вас обновленными духом перед наступлением великих событий.

Сердцем и духом с Вами,

Е. Рерих.

 

29.VIII.34.

Урусвати

Родные наши, прошлая неделя принесла нам долгожданную весть о данных Другу полномочиях подписать П[ослание]. Теперь сама Модр[а] видит, как правдивы были Указания, что только отсутствие твердых огненных формул и настойчивости со стороны Модр[ы], и предвзятость мышления, и малодушный страх Др[уга] помешали совершиться великому действу, помешали Ам[ерике] вступить на путь легкий и блестящий. Конечно, лучше поздно, чем никогда, но при всей радости запоздалого успеха сердце мое сжимается от тоски. Ведь лучший путь был возможен, так прост и ясен! Ах, Модр[а], если бы все эти огненные слова были произнесены раньше и дух Друга подготовлен к пониманию величия порученного ему именно тогда, когда был дан срок! Сказано: “Было время великое, когда можно было утвердить путь легкий”. Конечно, и достигнутое сейчас, и особенно если Др[уг] проникнется сам и сумеет внушить другим величайшее уважение к имени, поможет стране (прежде всего ему самому), но все же легким путь не станет, ибо из двух данных основ успеха первая – Весть – не дошла по назначению, вторая – не была заложена в Указанный великий срок. Ведь нельзя забывать, что не Амер[ика] первая подписала! Как Сказано: “Пусть Гал[ахад] знает, что собрание 37-ми стран украсило Знамя до Амер[ики]. Это Модр[а] должна очень запомнить. Державы на Конвенции почтили Знамя. Так пусть запомнят это великое событие”.

Да, родные, мы должны во всей справедливости отдать должное великой мысли Огненного Человечка собрать Конвенцию именно в Вашингтоне, давшей такую блестящую основу и так облегчившую все дальнейшие действия. Как Вл[адыка] говорит: “Нельзя забыть великое значение Конвенции, нельзя забыть огненное зерно, которое насытило пространство. Так Я утверждаю заслугу Нашей верной свидетельницы”.

По справедливости Друг должен признать, что участие его в Конвенции подняло его престиж не только в стране, но и во всем культурном мире. Так что здесь он пока является должником, ибо пожал то, что было сделано другими, именно, огненными устремлениями верной свидетельницы и неустрашимого воина Л[огвана]. Если бы не было Конвенции, то и теперешний успех Друга, принимая во внимание все его малодушие, был бы сомнителен. Так, запомним: “Было дано время великое, когда можно было утвердить путь легкий”. Пусть это твердо запомнят и Гал[ахад], и Модр[а]. Ибо из всего вижу, что Друг не понимает и не отдает себе отчета в значении и непреложности сроков. А между тем понимание это так важно для успеха в жизни. Самые простые примеры в жизненном обиходе указывают нам на то, как все должно быть совершено вовремя и как запоздание губительно. Вл[адык]и, указывая срок, предвидят все лучшие и нужные сочетания, потому если кто идет мужественно, не сомневаясь, прилагая всю находчивость свою, то успех несомненен. Именно, нужно уметь идти против очевидности, когда Вл[адыка] указывает идти. Так удача, успех сопутствуют пониманию момента или сроков.

Родная моя Модр[а], скорблю, но ценю ее старания искупить прошлое легкомыслие, усугубленное самостью, нежеланием принять разумного совета от ближайших сотрудников. Теперь ее задача будет состоять в неуклонном и постоянном устремлении поддержать в Гал[ахаде] огонь Служения, мужество и понимание величия имени. Также еще раз прошу явить полную правдивость и помнить, что писала я в моем письме от 12.VIII. Зачем утаивать от меня некоторые факты, подчеркивающие непонимание и умаление имени? В нашей долине многие получают вырезки из американских газет и спешат переслать их нам. Осведомленность есть основа каждого успеха. Мы должны знать всю неприкрашенную действительность. Именно должны знать все самое худшее, только так можем мы стать победителями. Вождю ценны те сотрудники, которые сами видят и освещают ему факты так, как они есть.

Потому в грозное время, время страшных опасностей умалчивание и скрывание действительного положения вещей, даже из самых лучших побуждений, должно быть приравнено к предательству. Модр[а], со мною Сам Вл[адыка], могу ли я чего устрашаться? Так, Модр[а], мне нужна неприкрашенная правда. Если бы Модр[а] с самого начала правильно освещала факты, многое сложилось бы иначе и легче.

Получила письмо от Гал[ахада] и очень огорчилась. Должно быть, у Модр[ы] есть копия этого письма и она скажет мне, что означает фраза: “Я не знаю о каком особом обстоятельстве идет речь, но одно несомненно, и оно заключается в том, что нет постоянной и ясной памяти о Владыке, об Эволюции и о Плане”*. Если этот instance загадочен для него, то для меня не менее загадочна вся его фраза. Может быть, недостаточное знание англ[ийского] языка делает ее столь загадочной для меня, потому прошу Модр[у] разъяснить ее мне. В моем понимании, фраза эта указывает на большое затмение сознания. Ведь Модр[а] пишет, что она говорила с ним со всем огнем, все сказала, ничего не утаила, указала на упущенные сроки и возможности, а после этого получается письмо с такой загадочной фразой. Точно он с неба упал! Точно Модр[а] утаила от него сделанные им упущения! Модрочка, объясни мне это. Письмо его по-своему трогательно и сердечно, и я отвечу ему, но начало удивило меня. Также прошу Модр[у] не говорить Гал[ахаду], что письмо его уже получено. Ибо отвечу на него немного позднее, я сейчас чувствую себя очень слабой.

Модрочка моя, чувствую сердце моей славной доченьки, чую, как горит оно искупить, сделать, как можно лучше, и дух мой устремлен поддержать ее в трудной, но прекрасной задаче. Итак, будем поддерживать Гал[ахада], расширять его понимание Служения в действиях и скажем ему, что Вл[адыка] имеет в виду Высшее Благо и потому знает, как высекать из сердца его лучшие огни для возвышения духа его, закаления мужества и для рождения творческих энергий. Можно привести ему из книги Рокотовой*, как Вл[адыка] Будда говорит о Грядущем Вл[адыке] Майтрейе на стр. 131.

Теперь Зиночке. Мнения сотрудников о Форм[ане] сходятся, но он может быть полезен для перевода, может указать удачный оборот фразы. Модрочка очень привыкла к нашему ломаному языку и иногда, может быть, слишком снисходительно к нему относится. Кроме того, постепенно, указывая на действия, можно будет сдвинуть сознание. Нужно быть снисходительными к другим и строгими к себе.

Относительно программы Москова скажу: если он выполнит даже пятую часть своей программы, то и то хорошо. Считаю, что Радночка очень хорошо ведет его, и подход к жене тоже имеет значение.

Сердечное спасибо Д.Кимм. за книгу, по прочтении отошлю ему, ибо она имеется среди моих книг в Ам[ерике].

Прошу очень временно никому не высылать “Чашу Востока” – она не по сознанию.

Получила гору писем из Югосл[авии]. Действительно, там нужна лопата и метла, чтобы очистить эти засоренные сознания. Но делать это надо очень осторожно, нельзя сразу взорвать сознание. На письма Дукш[та-Дукшинской] я советовала бы ответить, что ввиду того, что Н.К. находится в больших переездах, все письма к нему направляются в Наггар. Нельзя утруждать Н.К. такими письмами, вокруг него достаточно чеховщины и мохнатых сознаний.

Очень радостно было слышать отзывы Радн[ы] о Хис. Указание Вл[адыки] о нем понимаю так, что нужно, чтобы Логв[ан] имел с ним контакт. Потому, если он придет в Музей, нужно, чтобы Л[огван] был об этом осведомлен. Но из этого не следует, чтобы Радн[а] совершенно отстранилась от него, все должно быть сделано тактично.

Относительно писем Лепети. Конечно, Зиночке гораздо проще написать ему, предостерегая его, как совет, полученный от Н.К. и Е.И., нежели отсюда.

Родному Логв[ану] хочу сказать: “Истинно ценим Вашу неустанную и великую напряженность в заботе о Делах Вл[адыки]”. Спасибо Пор[уме] за чудесное письмо, мое сердце с нею.

Шлю Вам, родные, всю любовь и нежность мою, тронута Вашими устремлениями и желанием выполнить как можно лучше все Указания. Так и пройдем это ответственное и грозное время. Цените и берегите друг друга. Помните, что ближе у Вас никого нет. Почувствуете это остро, когда придется расстаться.

Духом и сердцем с Вами,

Е. Рерих.

 

Уоллесу Г.

3.IX.34.

Письмо Ваше получено. Конечно, сердце мое всегда звучит на искренно выраженную готовность служить Великому Вл[адыке] проведением Высшей Воли на благо любимой Вами и нами страны. Настало время, когда должны быть выявлены силы, идущие со Светом или тьмою. Все воины Света должны проявлять сейчас необычайную твердость, мужество и поспешность в проведении Указов Света, иначе сужденные возможности покинут страну.

В свое время Фр[ансис] должна была передать Вам Указание подготовить Главу к принятию великой Вести, так же как и добиться признания Америкой Знамени Мира. Причем эти два Указа были названы Вл[адыкой] двумя основами, на которых будет заложено преуспеяние страны. Также Вы знаете, как нечто помешало выполнению этих Указов, Указов, которые подняли бы на такую мировую высоту имя Главы, имя страны и имя Гал[ахада] и выполнение которых в срок помешало бы унизительному признанию разбойников и безбожников и многое повернуло бы в другом направлении, туда, где лежит и с чем связано все великое будущее страны. Еще раз должна подтвердить, что если бы Указ был выполнен в срок, П[осланец] принес бы полную Весть. Мы, многие годы водимые Волею Высшей, знаем, как нужно выполнять Указы в срок; знаем, как нужно идти против очевидности; знаем, как при доверии, мужестве и твердости в выполнении доверенного мы всегда были и будем победителями. И как может быть иначе, когда при исполнении Указа за нами стоит вся Лестница Света, Лестница Иакова! Мы страшимся лишь одного – именно не выполнить в срок Указанного. Ведь Указанный срок заключает в себе все лучшие комбинации, все возможности, предусмотренные Великими Знающими. В жизни ничто не повторяется в тех же комбинациях, следовательно, что упущено, то потеряно. Вот почему в сердце у меня такая боль и столько накопилось слез, ибо я, кому было доверено передать о Вести, не сумела достаточно вдохновить и зажечь сердце Франс[ис] для передачи Вам, Гал[ахад], великого Указа! Не сумела пояснить о всем великом значении Представителя и Посла! Не сумела пояснить, что лишь в полной кооперации с Представителем лежит все преуспеяние страны. Ибо если было бы иначе, и все величие доверенного в связи с переживаемым нами грозным временем было бы ясно Вам, то ведь не написали бы Вы мне следующих фраз: “М[одра] была также уполномочена передать послание о возмущении В[ладыки] в связи с умалением Имени... Я не знаю о каком особом обстоятельстве идет речь...”.

Неужели Вам казалось, что все было сделано, чтобы достойно почтить и оградить великое и светлое имя, которое уже занимает мировое положение и которому история будущего отведет место в ряду величайших строителей Мира?

Конечно, это письмо мое придет уже после получения Вами официального record’а, представленного Вам, и Вы увидите, почему я должна была так сурово писать Фр[ансис] о недовольстве и даже возмущении Вл[адыки]. Ведь умален был Представитель Самого Вл[адыки], несший самое лучшее решение стране, путь легкий и блестящий!

В самом начале всем сотрудникам был дан пробный камень для всех приближающихся. Этим пробным камнем было имя. Все не оказывавшие уважения этому имени должны были рассматриваться с темной стороны, столь оно было непреложно. Потому сослуживец, позволивший за Вашей спиной так безобразно умалить имя, тем самым предал и умалил Вас, своего главу, ибо не выполнил Ваших инструкций, и, наконец, он унизил престиж своей страны. Вы знаете уже факты и, может быть, многие подробности, ибо надеюсь, Вы получили полный официальный record. Очень сурово говорил и говорит Вл[адыка] об этом допущенном умалении. Ведь последствия действия наших подчиненных всегда падают на нас. Только тот Вождь велик и остается таким в памяти народа и в истории страны, который умеет выбирать себе достойных помощников. Именно великое чувствознание должно руководить Вождем при избрании себе помощников, ибо лишь с ними может он преуспеть. Потому каждому водителю нужно зорко всматриваться в своих сослуживцев и удалять при первой возможности негодного, который может разрушить все строение. Как Сказано: “Не может белый прятаться за черного без темных последствий”. Так же, как Посол, я утверждаю, что Р[иччи] – Ваш злейший враг, и нужно помнить, что самый опасный враг не тот, кто объявлен таким и удален, но кто имеет полномочия и доступ к нашим делам. Так, Высшее Указание, указание Посла и мой совет Вы имеете, можете отвергнуть или принять его. Но земной вождь без Высшего Водительства не может преуспеть. Все великие вожди имели своих Габриэлей. Тем более Они нужны сейчас, в такое неслыханно грозное время. Время грозное, но прекрасное, ибо столько возможностей открывается для идущих со Светом.

Конечно, Великий План Иерархии Света на спасение Мира будет проведен, несмотря на все препятствия темных; но тяжко сознавать, как многое затрудняется непониманием и искажением Указов, как мало тех, кто принимает направленное к ним величайшее Благо; как ничтожно число тех, кто отдает себе полный отчет, что есть истинное Служение!

Так, в заключение этого моего письма произношу пророчество: “Лишь в полной кооперации с Представителем Вл[адыки] Ш[амбалы] страна может достичь сужденного величия. В противном случае перед ней будет лежать путь ужасный”. Пишу это в полном сознании, что письмо это останется историческим. Было время, когда с недоверием и глумом встречались слова гр[афа] Сен-Жермена, но те самые, глумившиеся и предававшие его, горько оплакивали свою тупость, когда было уже поздно. История сохранила замечательные документы о всех своевременных и благих предупреждениях. Но, как говорится, нет хуже глухих, [чем те], кто не хочет слышать.

Когда Н.К. давал Вам имя, он избрал самое высокое. Но так ли поступили с именем П[осланца] Ваши сослуживцы? Посылаю Вам изображение, которое я так люблю. Пусть оно Вам всегда напоминает о тех качествах, которые связаны с ним.

Вы спрашиваете о помощи сердца, но она всегда с Вами. Сердце Матери друидов ведь послало Весть именно Вам и через Вас, а могло послать прямо.

Надеюсь, сердце Ваше правильно поймет мое письмо, поймет, что продиктовано оно лишь скорбью об утрате лучших возможностей и желанием предоставить все то лучшее, что еще возможно.

Шлю Вам все мое устремление к новому пониманию значения срочности Указов, значения имени и светлой радости служению Иерархии Света под Их Неуязвимым Щитом.

Е. Р.

 

5.IX.34.

Родные мои, почта эта принесла нам письма от Н.К., которые очень задержались в пути. Читая описания моими сокровищами новой Кельциады, все огни возмущения зажглись в сердце. И понятно стало, почему на последнюю телеграмму от Фр[ансис] не было получено никакого Одобрения, но продолжались суровые Указания: “Скажу, неуважение к имени: и те зерна, которые посеяло хамство, могут быть искуплены лишь кровью сердца. Как можно ждать уважения от сборщиков трав, когда знающий Иерархию Света был Никодимом! Зерна дали свой посев. И если Ур[усвати] подняла огненный Меч Духа, то, истинно, на спасение Моих дел. Ведь сознание М[одры] было так полно возвеличением Гал[ахада], потому так трудно было разъяснить. Слишком обелен был Гал[ахад]. Когда, зная, что сослуживец черный, представитель деп[артамента] позволяет умалять и чернить имя, то результаты очень печальны. Не может белый прятаться за черного без темных последствий. Так пусть М[одра] и Гал[ахад] поймут, что не гоже, не гоже, не гоже устроили экс[педицию]. Пусть будет официальный record. Кто-то был убежден, что окружающие Гал[ахада] были темные, но виноват прежде всего сам Гал[ахад], и не будем его оправдывать. Мы ждем разрушения от темных, но Мы требуем больше понимания от тех, кому было столько дано. Мы не ждем понимания от сослуживцев”. Так прилагаю Вам мое письмо к Гал[ахаду]; послание это останется как исторический record, и Вл[адыка] указал, чтобы Логв[ан] хранил его среди важных бумаг.

Прошу Модр[у] хорошо ознакомиться с англ[ийской] копией и передать ее по назначению. И правдиво, без утайки, сообщить мне впечатление и последствия этого послания. Также надеюсь, что Модр[а] нашла в себе мужество точно передать содержание писем и record’а о недостойном поведении сборщиков. Неужели Гал[ахад] может допустить такое поношение порученного ему Вл[адыкой] задания? Или он только чувствителен, что касается до его собственной особы, как это видно из его писем к Модр[е]? Но как Сказано: “Нужно обратить внимание на тех, кто поносят явление имени. Можно найти больше поносителей имени среди примкнувших к Пути, нежели среди явленных врагов. Моя Наместн[ица] указала правильно на поношения, которые наносят удары по щиту. Именно применение недостойных явлений. Кто же будет последователем, если Учение есть лишь абстрактное явление”.

Каждое печальное последствие можно проследить именно как упущение понимания Живой Этики. Так, все Никодимы и являются поносителями имени. В то время как Гуру трудится, чтобы создать дружественные отношения, возвеличить страну, ставленники сослуживца порочат все начинания, благословленные Вл[адыкой], унижая имя, унижая своего же главу, умаляя престиж страны. Если будут посылаться такие недостойные представители, как явленные сборщики трав, нельзя рассчитывать на преуспеяние. В то время как умные правители посылают лучших людей, о чем писала мне сама М[одра], любимая нами страна избирает трусов и наглецов, которые своим поведением отвратили от себя представителей обеих стран. Так, представитель восходящей страны очень тонко и насмешливо определил шестифутовых сборщиков, как “these very sensitive men”, ибо, как пишет Юр[ий], помимо неуважения к главе эксп[едиции], они проявили такую недостойную трусость. Не хотят ехать из страха перед хунхузами* в самую интересную местность. Неужели они так наивны, что представляли себе экспедицию в этих местах как прогулку по заповедным лесам и прериям Ам[ерики]? Нет, все такого рода эксп[едиции], особенно в этих местах, всегда сопряжены с величайшей опасностью, ибо местности эти кишат разбойниками. Они должны были бы знать это до принятия назначения. Но невежественность ам[ериканцев относительно] всего, что лежит за пределами страны, всегда удивляла нас. Надеюсь, что Модр[а] найдет силу духа без утайки пояснить тяжелому сознанию Друга, в чем состоит его никодимство, все допущенные им поношения имени и все сделанные им упущения. И подумать только, что он боялся помещать в газеты имя, которое только может украсить его начинание!! Какая бездна непонимания и малодушия! Но давно Сказано: “Нам не нужны Никодимы, приходящие к Нам в нощи и уползающие и умалчивающие днем”. Ах, Модрочка, если бы истинное положение вещей было осознано, если бы Учение Света было понято и сознание не самообольщалось, то не произошло бы столько осложнений! Именно, каждое печальное последствие можно проследить как упущение понимания Живой Этики. Пусть Друг не думает, что он искупил, добившись полномочий. Нет, сейчас то, чего он добился, поможет ему возвеличением его имени, но для дела, без принятой Вести, это уже утратило свое первоначальное великое значение. Отсюда и молчание Вл[адыки]. Этим запоздалым явлением он помог своему имени, но не делу Вл[адыки], и путь от этого не станет легче. Что упущено, то потеряно. Запомним твердо, чтобы научиться понимать все значение сроков.

Так, мужественно взглянем на печальную действительность: “Великая историческая Миссия была перекроена на свой лад, и остались лишь жалкие остатки. Потому можно утвердить, что Высшая Воля предполагает, но человек располагает – так гибнут лучшие начинания”.

Вл[адыки] видят все сплетения обстоятельств, они видят, куда направляются лучшие течения, и посылают соответственные Указания. Потому нужно было огненно устремляться и понять то, что приносилось Наместн[ицей]. Модр[а] может сказать Гал[ахаду], что многое было бы Указано ему, если бы он понял и выполнил в срок Доверенное ему. Но пренебрежением Указами, сомнением и малодушием он лишил себя Высшего Водительства, которое так щедро, так мощно предлагалось ему, – отсюда и все трудности его. Как говорится – “золотая возможность приходит один раз, редко – два и трижды – никогда”. Пусть Модр[а] и Гал[ахад] не обвиняют меня в суровости, иначе говорить в такое грозное время я не могу, ибо это будет предательством. Ведь мои глаза открыты, и я вижу дальше Гал[ахада], я знаю, чего лишилась страна, сам Никодим и Модр[а]. Теперь перед Модр[ой] и Никодимом остался один путь, и этот путь лежит в искуплении через высшее почитание имени; истинно, другого пути для М[одры] и Друга нет. Да, помнить нужно Указ: “Держать имя выше высшего!”. Мне было Указано, что сборщики получили тайные инструкции от сослуживца, отсюда все их хамское поведение. Так пусть Гал[ахад] задумается над Сказанным ему и не даст себе свернуть шею, он предупрежден. Так будем работать, чтобы путь не стал ужасным, и запомним, что все лучшее для страны и Гал[ахада] связано с именем Предст[авителя] Вл[адыки], пора это понять.

Только что получили новые письма от Ам[риды]. Сборщики не нашли нужным представиться главе эк[спедиции]. Это уже явная провокация. И отказались ехать в наиболее интересный район из-за трусости, предпочитают держаться вблизи населенных мест.

Теперь о делах Н.К. Очень советую Порумочке начать Общ[ество] Изучения Культуры и Языка Ниппона* имени Р[ериха]. Это делается в других странах, и мы должны стоять в первом ряду. Также необходимо поддержать лучшие отношения с Сав. Может быть, она заинтересуется этим Обществ[ом]. Так важно, чтобы самые лучшие отзывы и также прекрасные формулы все проникали. Ведь они такие любители Искусства и Культурного строительства. Можно вводить и поэзию Метер[линка]. Также получено Указание: “Очень важно понять, что Комитеты даны не для переливания из пустого в порожнее. Потому нужно, чтобы Музейный Комитет вербовал новых членов. Пусть представители Общ[еств] им[ени] Р[ериха] не отвлекаются от предназначенной и начатой ими деятельности. Ибо завербование тех же сил не есть новая деятельность”. Также не следует вербовать в Комитеты нового подошедшего Хис.

Также снова Указано: “Если бы Логв[ан] имел с ним сношение, то было бы двое новых друзей для картины, ибо Я послал его для картин. И Логв[ан] для него являет пример подхода к Учению, именно пример, как в преданности давать. Нужно было проявить тонкость чувств, ибо Я послал через канал Логв[ана], и сейчас много осложнилось вмешательством, но была возможность. Пусть Логв[ан] говорит с ним один без посредников, пусть расскажет ему о своей жизни и о подходе к Учению. Х. знал Ур[усвати]”.

Так, родные, будем тонко прислушиваться к тому, кто направлен, и не будем того отодвигать. Так выполним Указ. Надеюсь, что Радн[а] поймет, как лучше проявить тонкость, на которой так настаивает всегда Вл[адыка].

Хотела написать еще свои соображения относительно присланного мне памфлета “Грядущие Три Года”. Но из-за недостатка времени напишу Пор[уме] в следующем письме.

Сердце мое хочет верить, что Мод[ра] проникнется, наконец, серьезностью времени. Без Водительства судьба многих будет судьбой котенка в бушующем океане.

Так, родные, посылаю Вам все огни сердца для осознания, что все зависит от формулы “Держать имя выше высшего”. Все наши друзья в европ[ейских] группах – талантливые писатели и поэты и так же, как мы, ценят и почитают Метерл[инка], потому я люблю писать им.

Помните клятву, данную Вами Н.К. Не проявите и в этом легкомыслия, ибо Вы знаете, как даже в грубые времена клеймили клятвопреступников. Нам же нужно проявить большую тонкость. Так, терпимость, великодушие и огненное устремление к выполнению Указов остаются дисциплиною дня.

Сердцем и духом с Вами,

Е. Р.

 

19.IX.34.

Урусвати

Родные и любимые, получили копию бумаги с полномочиями подписать Пакт. Конечно, принимая во внимание все свойства докладчика, Друг – это, несомненно, удача. Еще несколько дней запоздания – и все дело провалилось бы без всякой возможности исправления. Именно, достигнуто в последний час. Теперь надеюсь, что Модр[а] и Никод[им] действительно выполнят доверенное им и охранят имя везде и во всем, ибо иначе достигнутое ими будет аннулировано. Также надеюсь в этом на нашего друга Г.Бор[геса].

Конечно, когда мы идем с твердым убеждением в непреложности Указа и доверенного нам, то все чудеса совершаются. Именно в этом убеждении вся тайна успеха. Убежденное сознание убеждает других. Если М[одра] и Гал[ахад] усвоят, что каждое Указание есть непреложность и должно быть выполнено немедленно в самых ярких и сильных словах и твердых действиях, то успех будет сопутствовать на всех путях. Хорошо перевести Ник[одиму] следующий параграф: “Пути темные являют свои тенета там, где темные силы чуют неустойчивость. Но каждый план сил темных можно разрушить, освободившись от непротивляющихся злу. Пути темных будут следовать путям Света, но там, где доступ открыт Свету, туда не проникнет тьма. Ибо те тонкие огненные слои являются недоступными для темных. Потому те пути частичных откровений не являют достижений. (Всякая половинчатость губительна). Силы Света, устремленные к мировому строительству, должны потому так огненно вооружаться против сил темных, которые стараются проникать в твердыню формулой “Господом твоим”*. На пути к Миру Огненному нужно твердить об этих опасностях, ибо много попыток проникнуть в твердыню Света”.

Да, думаю, что Гал[ахад] начинает осознавать, какой роковой шаг был сделан признанием разбойников. Все действия их стали узаконенными: то, что признано, то одобрено – это примитивная логика. Также неплохо Модр[е] напомнить Гал[ахаду] о статье Ф[уямы], осуждающей уничтожение пищевых продуктов, посланной ему еще до свидания с ним. Может быть, он поймет теперь, почему она была послана ему, но тогда он даже не потрудился уведомить о получении ее. Так сами люди нагромождают вокруг себя препятствия, которых так легко можно было избежать при известной доле чуткости, внимательности и уважения. Многие предупреждения посылаются в намеках, ибо закон Высшей Справедливости воспрещает насильно вести добровольно слепых и глухих. Интересно отмечать, как каждое свидание Ник[одима] с Ш[атким] подтверждало всю неосновательность его опасений, всю предвзятость его мышления и малодушие. Истинно, сам человек носит в себе все удачи и неудачи. Пусть продолжает напитывать сознание свое и сознание Ш[аткого] значением свидания и совета от Посл[анца] и следит, чтобы нигде не просачивалось умаление имени; истинно, только в преданности и в исполнении Указов он сможет продержаться.

Теперь надеюсь, что Модр[а] правдиво напишет мне о впечатлении, произведенном моим посланием на Гал[ахада]. Это очень важно знать для всего дальнейшего. Модр[а], мне нужно знать все самое неприятное, самое тяжелое, самое худое. Оставим все приятное для малодушных ушей. Истинный Вождь ценит лишь правду, только правду!

Также было Указано, чтобы “Логв[ан] в качестве предс[едателя] Перм[анентного] Ком[итета] уведомил представителей всех 37-ми стран, участвовавших на Конв[енции], о решении и полномоч[иях], данных през[иденту] для подписания Пакта имени [Рериха]. После можно уведомить и остальных”.

Сейчас пришли письма от Л[огвана], Пор[умы] и З[ины] и report от А[gni] Y[oga] P[ublication]. В письме Логв[ана] была заметка из “Таймса” от 29-го авг[уста] о Пакте. Не знаю, как и благодарить Логвана за эту зоркость и своевременное осведомление, – ведь в знании всех подкопов залог победы! Конечно, эта заметка – образец людской подлости. Особенно явно выражен вражеский лик в последних строчках. Почему Модр[а] не нашла нужным в первую очередь послать мне эту заметку? Неужели она будет продолжать губительную систему умалчивания всего неприятного? Тогда она, истинно, осудит себя на полную неудачу и разрушение. Где же наши друзья? Где сам Гал[ахад]? Где Г.Б[оргес] со своим обещанным правильным оповещением? Это необходимо сделать. Желание Высшее, чтобы это было достойно явлено и чтобы было устроено интервью с Никод[имом] о Пакте. Причем следует проследить, “чтобы сам он не исказил”. И утвердил бы имя. Ему нужно дать сильные формулы. “Без имени не будет успеха”. Теперь еще больше оцениваем Указание, данное предс[едателю] Перм[анентного] Ком[итета] об оповещении всех представителей участвовавших стран, о подписании именно Пакта Р[ериха]. Теперь следует помнить, что у нас имеется собственноручное письмо през[идента] с упоминанием имени. Нельзя допустить, чтобы враги за нашей спиной стали бы работать на исключение имени. Пусть все друзья позаботятся об этом. Проявить нужно чрезвычайную бдительность, иначе все будущее Гал[ахада], все достигнутое будет уничтожено. Модр[е] нужно стоять на несменном дозоре и взвесить силы друзей. Следует отдать себе ясный отчет, кто среди них воитель, ибо сейчас нам нужны прежде всего воины духа, а не теплые сочувствующие и идущие по линии наименьшего сопротивления. Модр[е] нужно найти воинов, умеющих отстаивать великие идеи и принципы со всем пылом духа. Таков ли Г.Б[оргес]? Он должен выявить себя, выступив с правильным оповещением, оставляя в стороне О.Х. Привожу очень сильные страницы в ответ на заметку и молчание Модр[ы]:

“Когда вражеские силы являют натиск, нужно думать о предвидении. Служители Света должны осознать, что именно не только вражеский стан рождает предательство, но угроза предательства и разрушения лежит именно в умалчивании и усыпленности. Правильно сказала водительница Ур[усвати] под звездою Матери Мира о том, что вождь ценит правду, ибо на поле битвы нужно знать, какие мечи заострены. (Заострен ли он у Г.Б[орга] и Ник[одима]?). Лишь самость толкает дух к скрыванию истины. Но безответственный воин может ввергнуть каждое прекрасное начинание в разрушение. Не скрывать, но разоблачать – есть самая первая обязанность служителя Света. Именно когда истина укрыта, служитель тьмы действует через служителя Света. Но так ли обстоит дело с Заветом служителю Света? Так ли завещано Иерархией Света? Но так ли начертано – что силы Иерархии Света должны тратить огненные струи помощи, чтобы служитель Света не предал своею безответственностью, самостью и неправдивостью? Так пусть запомнит тот, кто наносит столько ударов в Щит Иерархии Света”.

“Так, неусмотрение подкопа даст свое следствие. Опять говорю Модр[е] правду, правду и только правду. Опять скажу, истинно, Ур[усвати] спасла и спасет Мои начинания. Потому Я требую лишь правду. Так Моя Намест[ница] напишет, ибо Мы не можем допустить подкопа. Нужно постоянно отстаивать свои права”.

Так, надеюсь, что Модр[а] уяснит себе все сказанное и отныне будет извещать о всем именно худом. Недостойно изображать страусов. Враг не дремлет и опередил, как всегда, друзей! Так будем на дозоре и отстоим свои права. Эту страницу Учения тоже следует прочесть Гал[ахаду].

Теперь о делах. К прошлым minutes был приложен список лекций, предложенных Филл. Грином. И, как Указано: “Там есть политика, которую нельзя допустить”. Потому очень прошу Логв[ана] в его качестве презид[ента] не допускать никаких политических выступлений ни в Общ[естве], ни в собраниях. Также получено Указание, “чтобы члены Комитета Музея не были бы вице-президентами Общ[ества] им[ени] Р[ериха], также, как все Указания, которые Моя Нам[естница] писала 22-го февраля Порум[е], должны исполняться”. Конечно, я знаю, что Порумочка исполнит их, хотя и будет трудно, но я доверяю тактичности моей дочери. Также было Указано, что циркулярное письмо Форм[ана] сейчас совершенно несвоевременно и может принести большой вред. Ведь мы не собираемся провозглашать об Учении с крыши дома. Сейчас это не ко времени. Лучший срок для оповещения будет Указан. А сейчас займемся распространением книг в дружественные руки и, по возможности, по магазинам. Также следовало бы иметь больший контроль над всей исходящей и входящей корреспонденцией А[gni] Y[oga] P[ublication]. Нужен многолетний опыт для оценки получаемой корреспонденции, ибо можно неожиданно натолкнуться и раскрыть вражеские умыслы. Так, недавно самое незначительное, казалось бы, письмо помогло раскрыть целое предательское гнездо. Конечно, я очень хотела бы, чтобы Порум[а] взяла на себя заботу последить за этим, но боюсь ее этим утяжелить. Может быть, Вы найдете какой-либо modus vivendi*. Мы должны быть зорки на всех фронтах, время сейчас очень серьезное и опасное. И Амр[ида], конечно, должна понять, как мы оберегаем ее от многих неприятностей. О[яна] уже писала Вам, родные, о раскрытии предательского гнезда в Рев[еле]. Сейчас мы предупредили о нем Шкл[явера] и Стур[э]. В соответствии с этим предприняли еще шаги, которые должны осветить еще подробнее эту деятельность, потому прошу Зин[у] не переписываться ни с кем из той группы, исключая чисто официальные сообщения, если явилась бы необходимость, и не подавать и виду, что нечто замечено. Ждем присылки копии нашей Чартр Общ[ины] им[ени] Р[ериха].

Теперь, Зин[а] забыла вложить в письмо статью Хемесс., о которой она пишет, очень хотелось бы ее иметь, также как и вырезку со статьей Парф. Не зная содержания последней, конечно, не могу высказаться ни за, ни против возражения на нее. Конечно, Логв[ан] и Пор[ума] правы, что всегда лучше, когда возражения идут от друзей и посторонних. Иногда полемика может раздуть самые нежелательные формулы. Очень жалею, что Зин[а] не переписала мне столь важную статью. Надеюсь ее получить хотя бы со следующей почтой, ибо и с этой почтой она не пришла, несмотря на обещание и на Указание, чтобы уведомляли обо всем.

Теперь о Хис., конечно, не следует советовать ему читать “Эзот[ерический] Буддх[изм]”, ибо книга эта содержит немало ошибок и, кроме того, она утратила свое значение с появлением “Писем Махатм”, на основании которых книга эта была собрана. Если он не интересуется теос[офской] литературой, то и пичкать его ею не следует. Пусть раньше усвоит книги Н.К. и Учение. Кроме того, Порум[а] могла бы прочесть ему и странички из “Мира Огненного”, конечно, проредактировав их сначала. Если же он хочет ознакомиться с вост[очной] литературой, то, конечно, лучших книг, нежели труды Рамакришны и Вивекананды, трудно найти. Но, как я поняла, Желание Вл[адыки] было, чтобы он временно больше сосредоточился на мыслях о картинах. Конечно, каждое Указание имеет свое великое значение на сорок причин и принимать его следует так, как было передано мною. Ибо в ответ на письмо Зин[ы] было вновь повторено о его близости к Логв[ану] и добавлено: “Мне виднее также, под каким лучом Я послал покупателя. Так, Мои Указания остаются в силе”. Конечно, я понимаю, что Радн[а] руководствовалась желанием привлечь хорошего человека, но нужно развитое чувствознание, чтобы понять правильное направление. Потому так всегда напирается и подчеркивается в Учении на развитие чувствознания – другого пути к приобретению знаний и приближению к Вел[икому] Вл[адыке] нет. Ценю все выказанные мысли и намерения Зиночки к более тесному сотрудничеству, только так можно преуспеть. Об отношении к друзьям и приходящим столько было Сказано, что, право, стоит перечесть некоторые письма. Никто не говорит, что нужно быть нелюбезными и отстраняться, если чьи-то друзья пригласят или посетят нас, но не должны повторяться такие инциденты, как пример с г-жою Сав., где ясно была проявлена нетактичность вмешиванием в чужую сферу деятельности. Так, в случае с Х. не буду вдаваться в подробности, ибо Указание Вл[адыки] остается в силе. Вникнув глубже, может быть, мы что-то найдем и поймем. Логв[ан] к тому же часто чутко и остро чует Желание Вл[адыки]. Пусть каждый проявит себя в своей сфере деятельности; станет незаменимым и значительным в доверенном ему.

“Пятое Царство” Ав[ираху] будет трудно поместить, оно слишком объемисто, кроме того, там встречаются некоторые нападки на Лигу Наций, которые здесь неуместны. Но если он из этой статьи выкроит несколько небольших, может быть, их примут. Радовалась, что его сенная лихорадка слабее в этом году. С годами она пройдет – это тоже огненное явление. Спасибо, родной Ав[ирах], Оян[а] передала мне Ваши слова, таким единением и победим.

Родная Порумочка, очень тронута, что она так ценит мои письма. Мой Огненный Человечек, только что отославший 17 страниц, уже переводит другое, такое же длинное. Мысль учить иногда на письмах очень жизненна. Ибо, именно, мы лучше всего запоминаем на примерах жизни. Тем более, что сейчас в этих письмах, переводимых Огненным Человечком, затронуты самые животрепещущие вопросы. Вопрос об ученичестве и подходе к Вел[иким] Учителям так важно всесторонне осветить. Вопрос Иерархии труднее всего понимается. Рабы духа прежде всего восстают против царственной дисциплины. Хаос им ближе. Хорошо им иногда привести пример тибетского учителя Миларепы и его определение мышиных сердец. Именно, мышиные сердца боятся всякого признака силы духа. Но, истинно, Вождь знает, что есть дисциплина, ибо он водим Высшею Волею. Спасибо, родная Порумочка, за карточки, была большая радость. Логв[ан] и Порумочка выглядят так молодо! А маленькая Ориола очаровательна, так и расцеловала бы ее. Милые, славные детки! Должна кончать, у меня вновь возгорелся центр легких, и очень трудно писать. Шлю Вам, родные, всю мою любовь, всю нежность – деткам.

Модрочка, битва не кончилась, а продолжается, и много выпадов нужно отразить и подкопов предусмотреть. Неужели Гал[ахад] упустит возможности свои! Горько будем оплакивать все допущенные упущения.

Да, чуть не забыла пояснить недоумение Зин[ы] относительно Тонкого Мира. Неужели Зин[а] могла представить себе Мир Астральный как нечто отдельное от Мира Тонкого? Именно Тонкий Мир и есть Мир Астральный. Но Вл[адыка] не любит этого определения, и потому во всех книгах оно заменено термином “Тонкий”. И, конечно, Тонкий Мир, или Астральный, вмещает все градации – от самого низшего до самого высокого, граничащего с Миром Огненным, причем, конечно, все низшие слои хаотичны. Уплотненное тонкое тело и есть уплотнение астрального.

Шлю все силы для новых побед.

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

 

26.IX.34.

Урусвати

Родные мои, получено письмо от Модр[ы] от 8-го сент[ября], доставившее мне большое горе. Ведь мое последнее послание от 12-го авг[уста], как сама она пишет, уже получено, но приведенное в нем Указание: “Пусть Модр[а] явит понимание правдивости” и мои комментарии к нему снова скользнули по сознанию, не оставив на нем и следа, ибо ответ ее является доказательством тому. Почему Модр[а] не сообщает мне именно содержание “of a small miserable story in the N[ew] Y[ork] Times”?* Разве не является именно эта, упомянутая ею вскользь “small miserable story”, главным фактом, свидетельствующим о подвижности и предвидении врагов и полной несостоятельности и усыпленности друзей и стражей имени?

Где же сам Ник[одим]? Где же сама Модр[а]? Где же Г.Борг[ес]? Также хочется спросить, где же был сам Ник[одим], когда изготовлялась бумага с полномочиями? Он даже не сумел выполнить указание своего Главы. Ведь в первом письме Пр[езидента] ясно сказано, чтобы Гал[ахад] совместно с К[онс.] выработали бумагу для подписи, также как во втором письме Пакт назван Пр[езидентом] по имени. Где же был Гал[ахад]? Так ли выполняются поручения Высшего? Разве это умалчивание о содержании этой “smol miserable story” не является тем, что Вл[адыка] называет неправдивостью и неверным освещением фактов? Когда же Модр[а] поймет, что основное правило каждого успешного сотрудничества, и тем более в Великом Служении, есть полная правдивость и освещение действительности без утайки? Время такое серьезное и ответственное! Не выпады врагов и не тяжелые вести мучают меня, но сознание, что наисерьезнейшее утаивается и просматривается и все вражеские подкопы остаются непредвиденными и непресеченными. Еще раз прошу Модр[у] проявить самую точную правдивость и проявить самую напряженную наблюдательность, предвидение и находчивость, ибо нужно искупить допущенное зло.

Пересылаю ответ самого Вл[адыки] на последнее письмо Модр[ы]: “Мир покрыт язвами человеческих пороков и порождений. Неисчислимы человеческие болезни духа, которые заражают Планету. Одна из больших язв есть неправдивость. Когда мир рушится, то мыльные пузыри не защитят. Когда нужно действовать в защиту великих утверждений, как Знамя Мира, непристойно уподобляться воинам, держащим бумажный щит. Нужно отдать справедливость тем темным за их скорые действия и предвидение. Ибо каждый день можно сравнить с каждым днем Вечности. Потому в дни разрушения и переустройства Мира так важно утверждать начала истинного строительства. Потому каждый изъян искажения (сокрытие имени и позорная эксп[едиция]) утвердятся явленным ударом в щит. Именно малодушие и самость есть братья искажения. Явление неправдивости входит в привычку, и самость являет губительные следствия. Потому, когда Мир рушится, нужно подумать о том, как уничтожить все искажения – эту беседу Я дал для Модр[ы]. Пусть не дает мыльных пузырей Намест[нице]. Ибо когда Я утверждаю, что Ур[усвати] должна знать всю истину, то мыльные пузыри неприличны! Конечно, явление Гал[ахада] малодушно, и потому такие действия и следствия. Не будем обелять воинов. Так, проверим на досуге явление неправдивости хотя бы за последний год”.

Да, Модр[е] нужно явить распознавание, и пусть мыльные пузыри не усыпляют сознание. Меня они обмануть не могут. Я прекрасно разбираюсь в истинном значении как вестей, так и действий. Модрочка, только самая страшная опасность заставляет Вл[адыку] говорить так твердо и сурово, пойми это! Могут ли Ник[одим] и Модр[а] видеть все последствия малодушного попустительства, которые отзовутся на всем строительстве и, конечно, на получивших великий дар возможности Служения самому Высокому, но поступивших с этим даром, как указано во многих баснях? Нет слов, родные, передать всю скорбь, видя все тяжкие последствия проявленного малодушия, невежества и трусости. Вспоминается, как трусил Ник[одим] поездки и встречи Н.К. в стране Сам[ураев(?)], тогда как именно эта поездка, если бы он не был так близорук и невежественен, могла сковать великое Звено в будущем его. Почему газеты не боятся писать и, как сообщает сама Модр[а], полны интереса? Слепец! Указания всегда дают возможность всюду входить первыми и парадным входом, конечно, малодушие всюду следует боковым путем. Не безумие ли, что прикоснувшиеся к Самому Высокому, к самому Источнику Знания, к Высшему Предвидению и к Самой Решающей Мощи (ибо пора понять всю ту Мощь, которая сосредоточена в Иерархии Света), не могут побороть своего малодушия и трясутся даже перед ничтожными сослуживцами! Большей несоизмеримости представить себе невозможно! Что же можно строить на таком сознании? Модра и Гал[ахад] должны понять, что все указывается в великом предвидении и точное выполнение неминуемо возносит добросовестного исполнителя Указания. Но нельзя ожидать успеха от полумер. Нужно отбросить всякое малодушие и не позволять иллюзорной очевидности затуманивать сознание. Куриный горизонт – страшная вещь! Пусть все Сказанное огненными начертаниями запечатлеется на мозгу Ник[одима] и Модр[ы]. Модр[а], еще прошу уяснить себе все ужасные последствия, созданные подлым поведением бот[аников]. Ведь не могу же я писать всего, мы не дети, и наши мозги должны работать в указанном направлении.

Давно Сказано, что мы должны перестать думать по-семейному, должны научиться мыслить по-государственному. Пойми, Модрочка. Пишу все это главным образом для самой Модр[ы]. Ибо, как Сказано, важно, чтобы сама Модр[а] поняла, ибо тогда она найдет нужные слова. Вся беда в том, что люди далеки от понимания грозной действительности и те, кому была протянута Рука Указующая, не умеют следовать за Ней. Вспоминаю, как 12 лет тому назад Модр[а] была призвана, и тогда же ей было Указано о несении Знамени Св. Михаила и о том, что она должна готовиться к принесению Вести и оповещению. Но что было сделано за все годы, данные на подготовление к великой миссии? Справедливо взвесим, что было сделано, чтобы завоевать себе должное положение в прессе или, по крайней мере, завербовать симпатии и связи? Время подходит каждому явить свои накопления на полученные им таланты, как сказано в Притче. Ведь всем ясно, что в наши дни духовного растления ничто высокое и истинно значительное не может найти правильной оценки, все заняты угождением и снижением понятий по уровню толпы, потому и в газетном деле нельзя рассчитывать, что вести будут приниматься по их действительной значительности, и тем более важно найти дружественные связи и каналы к ним. Все зависит и держится на личных отношениях.

Теперь хочу напомнить Вам Указание о твердом преследовании бывшего бот[аника] Института К. Он поддерживал все время дружественные отношения с отделом Foreign Plant Introduction*, во главе которого стоит пресловутый Р[иччи], и посылал туда семена и какие-то коллекции, собранные им, когда он находился на службе Института, причем он посылал от своего имени без упоминания названия Института. Мы имеем письмо из этого отдела в ответ на наш запрос о получении ими семян и коллекций от Института. Ответ был таким, как мы ожидали: именно, что они получили семена и коллекции не от Института, но от д-ра Кельца. Имейте это в виду. Ибо многие инсинуации могут идти из этого источника.

Теперь можете оценить, почему шли такие повторные Указания о преследовании Тигра. Но, конечно, все эти инсинуации не могут иметь никакого значения для того, кто понимает, что значит принять Высшее Водительство. И нужно было проявить именно тем большую твердость.

Истинно, приближенный ученик чувствует новый прилив силы и твердости, сталкиваясь с противодействием темных. Итак, Модрочка, лишь твердость и правдивость могут спасти создавшееся, тяжкое по последствиям, положение. Гал[ахад] должен сделать выбор: хочет ли он идти с Высшей Волей, которая держит в руках все решения, или же он предпочитает сделаться игрушкой темных сил, действующих через его сосл[уживца]. Хочу надеяться, что он не окажется отступником, и найдет разум и силу духа проявить твердость и встать на защиту имени, и оградить Предст[авителя] от мерзких действий безответственных типов, внесших такую смуту там, где нужно лишь строительство! Итак, Модр[а], мы стоим у преддверия грозных событий, потому я так сурово указываю на проявление правдивости, твердости, настойчивости, зоркости, находчивости, предвидения и пресечения вражеских подкопов. Все эти качества необходимы в наши дни великой борьбы Света с тьмою. Помнить следует, что без Руки Водящей судьба многих уподобится судьбе котенка в бурном море. Правильно пишет Ав[ирах], что изъять имя из Пакта – значит лишить его сердца. Истинно, имя и уважение к нему есть единый якорь спасения. Все это повторно пишу, главным образом для самой Модр[ы]. Тяжко видеть, как рушатся легкие возможности и вырастают новые препятствия, слагаемые руками тех, кто должен был бы только помогать. Модр[е] найти нужно огненные слова и поднять сознание и дух Ник[одима].

Теперь о сиб[ирской] книге. Конечно, если в статье еп[ископа] Нест[ора] есть выпады против язычества и так далее, то очень желательно было бы проредактировать ее. Выпады эти не позволят распространять эту книгу, ибо иначе она принесет больше вреда, нежели пользы. Очень жалею, что статья эта не была выслана Н.К. или мне на просмотр до ее перевода. Вместо добра может получиться новое зло. Запросите Н.К.? Об этой книге я узнала очень поздно и думала, что Н.К. отобрал все статьи.

В случае запроса со стороны авторов о выпуске нежелательных выражений можно было бы объяснить, что так как книга эта издается по-английски и в Ам[ерике], то всякие выпады против Яп[онии] и отдельн[ых] стран нашими Учреждениями не поощряются. Причем сомнительно, чтобы еп[ископ] Н[естор] знал англ[ийский] язык, и потому он не заметит выпусков. Сейчас нужно действовать чрезвычайно тактично и строительно.

Теперь о заметке Парф. и ответе на нее Моск[ова]. Должна сказать, что выпад настолько ничтожен, что, конечно, не заслуживал внимания. Ответ Моск[ова] в сокращенном виде вышел очень куцым, и последняя фраза так неудачно построена, что можно понять, что он призывает к дальнейшей полемике. Радночка просит научить ее, как поступать в таких случаях. Опять приходится ответить: единое мерило – чувствознание. Нужно научиться распознаванию, и к этому расширению сознания направляет все Учение.

Теперь Радночке. Конечно, не одно только происшествие вызвало это Замечание, но целый ряд их. Но так как Замечание было приурочено к разговорам о карт[инах] то, значит, будут какие-то последствия. Привыкая к грубости в домашней жизни, мы переносим приобретенную привычку во все случаи жизни. Сейчас, когда от всех нас требуется исключительная тактичность и полное сотрудничество, всякое проявление грубости, будет ли оно выражено в действиях, словах или мыслях, разрушительно. И, конечно, в мыслях заключается главная опасность, ибо мысли есть первопричина и накладывают свою печать решительно на все, даже на лицо. Не знаю, как и втолковать всю серьезность переживаемого нами времени – именно последний час. Нужно понять, что Учение имеет в виду не только нашу земную жизнь, но и жизнь в Тонком Мире, жизнь внутреннего человека, потому такую интенсивную. Водоворот неизжитых грубостей втянет человека в низшие слои, где пребывание особенно тяжко для того, кто имеет проблески высших стремлений. Дух будет стремиться вверх, но все неизжитое будет удерживать его в тяжких слоях. Каждое прикасание к нему Пришельца из Огненного Мира будет наносить ему тяжкие, мучительные ожоги. Истинно, огненное чистилище должен пройти человек на Земле, если он хочет избежать его в Тонком Мире. Мне было показано, как одно приближение духа из высших слоев к людям, отягощенным пороками, опаляло их ауру, причиняя страдание. Потому желающие встретить Высшего Иерарха должны готовиться к этой встрече здесь, на Земле. Родная Радн[а], ведь нет более радостного и благодарного труда, как над своим усовершенствованием. Каждое одоление привычки приносит такие изумительные следствия. Магнит не может действовать при грубости. Именно грубость пресекает все возможности. Грубость есть самый страшный враг человечества. Грубость есть самое яркое проявление самости и приравнивает человека к животному. Знаю, что с домашними бывает нелегко, но именно они дают нам возможность преодолеть грубость. Причем преодоление грубости не есть попустительство. Твердость всюду необходима. Но твердость есть достоинство.

Пусть Радночка передаст Моск[ову] мою сердечную признательность за защиту имени и пожелание всякого успеха к началу его работы. Родной Авирах, получила Ваши фотографии. Такой Вы милый и славный на них! Так[ой] близкий!

Родной Логв[ан], разделяю всю Вашу тревогу о Норт. и так остро чувствую напряжение Ваше! Что говорит Эрнст? Или он уже недосягаем? В этом деле полагаю всю мою веру в Высшую Помощь и Вашу находчивость. Вл[адыка] очень одобрил Вашу беседу с Хис. Огненный Человечек напишет и передаст слова Вл[адыки]. Родной Логв[ан], прошу Вас прочесть в “On Eastern Crossroads”* сказочку “Полководцы”. Причисляю Вас к тем, о ком Сказано: “Твоя понятливость удержала поток слов. Пусть каждое мгновение, тобою сохраненное, отмечено будет лучшею жемчужиною”. Знаю, что под Вашим водительством, при сотрудничестве круга, Учреждения утвердятся. Мы купили для Вас четыре танки* очень недурные – две по 12 рупий и две по 15-ти. Есть еще несколько маленьких безделушек, но тоже неплохих. Так, один penholder, очень старенький и интересный своей работой, набивкою серебра с чистым золотом. Светику удалось купить его за три рупии. Так что думаем послать Вам их. Маленькая подвесочка со счастливым знаком из серебра тоже неплоха и стоит меньше трех рупий. Нужны ли Вам фигурки, они сейчас тоже не так дороги. Напишите, что лучше продается? Св[ятослав] уже достал семена инсенсов, образец которых имеет Пор[ума].

Порум[е] и деткам шлю мою ласку и любовь. Огненный Человечек трудится над переводами моих писем. Чувствую, что мне нужно научиться писать как можно сжатее, иначе ей, бедняжке, не справиться с таким фонтаном. В своей добросовестности Огненный Человечек не хочет ничего пропускать, хотя в письмах к разным лицам, конечно, встречаются повторения, ибо вопросы часто тождественны. Родная Порумочка, не нужно стесняться запрашивать об Учении, я всегда рада ответить. Ведь также, как и для Порум[ы], Учение – моя пища и радость. И я так счастлива, что Порум[а] будет готовиться к великой Миссии. Сердце подскажет ей верный путь ко многим сознаниям и сердцам.

Прошу Порумочку передать г-же Флейшер, что я прочла ее статью и во многом с нею согласна, если и не вполне, принимая во внимание существующее зараженное положение стран. Проблемы государства нашего времени очень сложны. Но, конечно, все, что связано с длительным судопроизводством и вынесением смертного приговора после месяцев ожидания, так же как самые виды казни и приготовления к ней, отвратительны и ужасны и, конечно, должны быть изменены, не говоря уже о пытках, которые во всяком случае недопустимы. Потому, чтобы прикончить все ужасы этого, будем смотреть в корень вещей, и подымать духовный и моральный стандарт с детского возраста, и особенно следить за нравственностью всех облекаемых властью. По Закону Космическому все очищения приходят всегда и во всех проявлениях только сверху. Так, приведенная г-жою Флейшер логика солдата при новом положении вещей утратит свою логичность, ибо в новом, возрожденном государстве каждый член его, каждый воин его будет понимать, что если война произошла, то не по вине его государства, и что другого выхода не было, и потому каждый исполнит свой долг перед Родиной. Конечно, Порумочка передаст г-же Фл[ейшер] то, что найдет возможным по сознанию ее, я ведь совсем не знаю ее, может быть, она из тех сентиментальных душ, которые кричат о каждом задавленном червяке, пока червяк этот не подточит балки их дома.

Закончу письмо призывом к великодушию и к устремлению понимания и приложения всех Заветов Учения. Ведь не так много времени осталось до нашей встречи, и я мечтаю увидеть Модр[у] и Зин[у] преображенными.

Всей душой стремлюсь помочь Радн[е], потому пусть откровенно и правдиво напишет свои недоумения. Они должны быть рассеяны. Вл[адыка] видит, что очищение духа должно произойти, потому я так хотела бы помочь в этом Радн[е]. Ибо знаю, что, несмотря ни на что, Радн[а] любит меня, и иначе быть не может, ибо и мое сердце тянется к ней с тоскою и таким желанием помочь. Также и Модр[е] шлю все мое устремление напитать ее нужной твердостью и отвагой.

Так, Родные, в устремлении к битвам и новым победам дружными усилиями облегчим трудный путь П[осланца] Вл[адыки].

Прилагаю два камешка для Дор[рис] К. и Клайд. Пусть Ав[ирах] пошлет их им. Они долго лежали у меня на алтаре. Думаю, что камешек в виде сердца находился в священной фигуре, ибо он хранился у одного большого ламы среди драгоценностей, которыми они украшали свои священные Изображения. И мне он был дан в подарок с фигурою Будды.

Сердцем и духом с Вами,

Е. Рерих.

 

4.X.34.

Урусвати

Родные и любимые мои, эта неделя принесла две добрые вести. Одна, что письмо мое принято Другом с должным пониманием и он готов принять меры, которые будут Указаны, и вторая, что он спешит помочь новому кооперативу*. Как Вы уже знаете, Совет был послан телеграммой. Конечно, если он последует ему, придерживаясь самого точного выполнения, и будет стоять на защите имени Гуру всегда и везде, то много пользы получится. Ибо каждое Указание имеет в виду благо его страны, благо дел и, следовательно, благоприятные следствия для него. Надеюсь, что он также расследовал и понял, какие тайные инструкции и от кого были получены двумя хулиганами. Как поступил он с ними? Необходимо осознать, как важно сейчас для будущего держать высоко престиж Америки не только в той стране, но и во всем крае. Также очень прошу Модр[у] утвердить в сознании Друга, что нет больших друзей у страны, нежели П[осланец] и Т[ара]*, и вся деятельность свидетельствует, в прошлом и в настоящем, об этом дружелюбии и заботе.

Вероятно, Мод[ра] тоже начинает убеждаться, как нужно твердо и четко проводить все указанное Вл[адыкой], и будет уведомлять меня своевременно о всех затруднениях и замеченных подкопах, так же, как и о всех заметках, появляющихся в прессе в связи с именем или от имени. Так жалела, что Модр[а] не уведомила меня о помещенной еще в авг[усте] в “Бост[он] Ив. Транскр.” заметке Н.К. о строительстве и признании Маньчж[оу-Го]*. Надеюсь, что заметка эта была переслана Лепети, ему это очень полезно знать для его тамошних друзей. Да, сейчас очень важен вопрос прессы, и нам нужно знать все, что просачивается в связи с именем. Потому хочу просить Логв[ана] записаться на лишние вырезки для нас. Нужную сумму можно взять из имеющихся у него на хранении.

Очень жду известий о дальнейших шагах Г.Борг[еса]. Огонек нужно постоянно поддерживать и, при случае, раздувать его для достижения прекрасных результатов. Как собираются друзья охранить имя в Пакте? Ведь О.Х. – наш злейший враг, и это нужно твердо помнить, и много еще гнусных попыток будет сделано, чтобы воспрепятствовать прекрасному строительству изъятием имени. Но когда мы знаем врага, то половина победы уже выиграна. Поражение лишь там, где мы усыпляем свое сознание по малодушию и пытаемся обмануть себя и других в действительном положении вещей. Потому еще раз прошу Модр[у] давать верное освещение фактов, этим она поможет в значительной степени всему делу и самому Другу. Также рада видеть по письмам, что Модр[а] начинает осведомлять Логв[ана] и Пор[уму] и советоваться с ними – сотрудничество это принесет самые благие результаты. Единоличные усилия ничтожны в великих действиях и ни к чему привести не могут. Лишь в полном сотрудничестве достигаются великие результаты. Так, во всей истории мы видим, что сотрудники утверждают имя Вождя, но и он, в свою очередь, является той основой, на которой вписываются в историю имена сотрудников. Именно “один в поле не воин” – эту древнюю пословицу следует приложить ко всем действиям. И в нашем построении в Ам[ерике] все действия должны быть обсуждаемы совместно, принятое решение утверждается президентом, и выполнение того или иного решения поручается тому лицу, к отделу которого данное решение или действие относятся. Только когда президент осведомлен обо всем происходящем, знает все действия разных отделов, можно утвердить прочное строительство. Нет никому и никакого умаления в таком построении, но лишь понимание великого принципа строительства. Такое Иерархическое построение было установлено Вл[адыкой] с самого начала, так оно будет продолжаться. Потому я так радуюсь, когда обнаруживаются проблески понимания значения сотрудничества и когда нисходит понимание, что нельзя идти против утвержденного Самим Вл[адыкой] без саморазрушения. Ведь великая тягота лежит сейчас на президенте Учреждений, и обязанность всех помочь ему дружными усилиями провести дела до победного конца. Затрудняющий общее строительство утяжелит свою Карму пропорционально нанесенному им вреду общему делу, ибо нет более точного закона, нежели закон Кармы, – в нем вся Справедливость и Непреложность. Итак, родные, устремим наши помыслы и усилия к лучшему и теснейшему сотрудничеству, и рост духовный будет обеспечен. Не понимающий и не проявляющий сотрудничества никогда не будет допущен в Б[елое] Бр[атство] – эту истину мы должны понять, к чему обманывать себя? Ведь на Знамени Грядущей Эпохи начертано Сотрудничество, и это есть ключ к Новой Эпохе. Сотрудничество и в малом, и в великом. Каждая Раса* отзвучит на определенную вибрацию, или ноту, или особый характерный признак сознания. Так, все принадлежащие к Шестой Расе, именно отличаются пониманием и стремлением к сотрудничеству.

По отсутствию или наличию указанного основного признака можно безошибочно проследить продвинутость духа, или, иначе говоря, его принадлежность к уходящей или нарождающейся Расе. Кто же захочет быть причислен к уходящей Расе? Ведь Наш Вел[икий] Вл[адыка] есть Ману* Шестой, так же как и Седьмой Расы, потому прилично ли нам проявлять признаки Расы уходящей? Итак, родные, порадуйте меня пониманием сотрудничества. Явите великое уважение и такую же помощь президенту Учреждений. В переживаемое нами время такая дисциплина духа совершенно необходима. Если мы не научимся этой дисциплине, то как же можно будет поручить большую ответственность. Я знаю, что не все отделы процветают, и это вовсе не только от общего трудного положения, создавшегося в стране, но в силу обособления и недостатка духовной теплоты или магнита сердца. Обособляющийся дух водителя передает эту заразу всему и всем. Также для успеха необходимо, наконец, усвоить, что всякая грубость должна быть отставлена. Ведь закон соответствия есть Закон Космический, и потому никого нельзя убедить, что за грубостью внешней скрывается тонкий дух. Кто так думает, являет пример чудовищного самообмана. Именно грубость является свидетелем грубости духа и порождает тяжкие последствия для носителя ее. Потому прошу очень выработать в себе сдержанность и следить, чтобы и ближайшие помощники не позволяли бы грубости с подчиненными. Твердость нужна, но не грубость. Не скрою, что лично мне особенно отвратительна грубость, проявляемая к подчиненным. Нужно представить себе, какую ауру создает вокруг себя человек, допускающий грубость, какие страшные проклятия висят на нем! И каково будет его пробуждение в Тонком Мире! Истинно, грубость ужасна, именно она приковывает нас к низшим слоям Астрального Мира и к нашим жертвам. Прирожденный Вождь есть тот, кто умеет проявлять сердечное, внимательное, но твердое отношение к подчиненным. Только вчерашний раб угнетает и любит подчеркивать свою власть. Нам Указана именно царственность духа, потому отбросим всякую грубость и проявим внимательное отношение к сослуживцам и подчиненным. В переживаемое нами время очень следует задуматься над вопросом грубости, опасно порождать врагов. Сколько примеров, когда оскорбленные слуги предавали своих прежних господ и, обратно, спасали их, помня сердечное отношение. Итак, всегда и везде грубость есть страшная опасность прежде всего для самого изрыгающего ее. И приближающиеся огненные энергии будут сражать прежде всего все грубое. “Человечество должно готовиться к переворотам и переустройству порожденных условий. Невозможно принять существующее на Планете как законное утверждение, ибо все порождения должны быть искуплены и истреблены. Каждое отступничество от великих законов дает тяжкие последствия. Творчество Космоса определяет иную судьбу жизни, потому искупление неизбежно, ибо очищение огненное даст новое направление течению Кармы. В пространстве являются готовые энергии для трансмутации всех существующих накоплений. Истинно, человечество должно готовиться к огненному очищению...”. Но не следует думать, что это огненное очищение преобразит всех в Ангелов. Нет, именно оно будет уничтожать все самое грубое и низкое. Так будем утончаться во всех проявлениях жизни. Пишу это в надежде, что кто-то примет это в сознании и устремится к утончению, ибо, как Сказано, подошел последний час. Сейчас на нас, принявших книги Учения, лежит страшная ответственность. Никто из нас не может отговориться, что он чего-то не знал, ибо все было открыто именно ему. Люди, вдумчивые и читающие книги Учения, удивляются, что столько выдано из того, что было раньше сокрытого, и объясняют это именно грозностью наступающего и, вернее, наступившего уже времени. Потому мы, предупрежденные, будем бережны с сокровищем полученным и не оскверним его искаженным применением его в жизни, недостойными проявлениями низшей природы нашей.

Теперь другое. Родные мои, уже новые мосты прокладываются Вл[адыкой], не помешаем этому великому строительству. В Указанный срок будут призванные закрепить эти мосты, но нужно всем готовить дух свой к принятию участия в этом строительстве.

Родные мои, не сетуйте на суровые слова, но мне так хочется видеть всех Вас, именно всех, истинными носителями Великого Учения. Так хочется гордиться всеми Вами. Ведь в будущем великом строительстве мы должны именно гордиться нашими сотрудниками, а не стыдиться их поступков.

Шлю мою любовь и надежду, что книги Учения будут читаться сердцем, а не глазами только. Всю нежность – деткам. Радуюсь, что Пор[ума] начнет свою группу. Знаю, что Порумочка будет придерживаться правила – качество, а не количество. Никогда количество не было залогом успеха Учения, наоборот. Количество последователей неизменно несло с собою искажения.

Сердцем и духом с Вами,

Е. Рерих.

“Прошу добавить к письму в Ам[ерику]. Именно огненный дух Ур[усвати] спасает то, что могло быть безвозвратно разрушено. Именно только огненное сердце Намест[ницы] помогло Мне. Так, невозможно строить полумерами”.

 

10.X.34.

Урусвати

Родные мои, получила известие от Модр[ы], что оба сборщика трав отозваны. Конечно, иного решения и быть не могло. Но неужели для этого, казалось бы, такого простого и ясного в своей законной справедливости действия потребовалось запросить решение Н.К.? Неужели даже после получения report’а о явно преступной деятельности этих хулиганов кто-то мог колебаться, как поступить? Воистину, такое непонимание и малодушие могут потрясти даже сознание, приученное ко многим недомыслиям и предательствам. Боже, сколько тягости возложено на П[осланца], сколько испорчено по главной линии, даже не учесть!! О серьезности происшедшего и порожденных последствиях можно судить по непрекращающимся суровым Указаниям.

Также, в связи с общим положением дел и непониманием сотрудничества в Ам[ерике], вновь Указано написать: “Скажу Модр[е]: пусть проявит честность. В такое серьезное время недопустим вампиризм. Тяжкий характер не должен разрушать строение. Если эта пагубная привычка не будет прекращена, то Вл[адыка] прибегнет к очень суровым мерам. Нужно спасать дела, и лишь Логв[ан] может довести до конца. Так, будут исключены из Совета те, кто являет кухонные привычки”.

Родные мои, проникнитесь всей грозностью Сказанного. Нужно же понять, что Вл[адыка] указывает на последний час и требует, чтобы было, наконец, явлено полное сотрудничество. Пусть тяжелые характеры и привычки не помешают великому строительству. Сотрудник, поглощающий недружелюбием силы своих сочленов и наносящий ущерб делам, не может рассматриваться как таковой. Вспомним примеры из недалекого прошлого из времен Е.П.Б[лаватской]. Ведь немало эзот[ерических] кружк[ов] было распущено Вл[адыкой] из-за непонимания ими сотрудничества, и Великое Водительство было прекращено. Неужели кто-то хочет оказаться в таком же положении, [ведь] час последний наступил. Нужно спасать дела, и если сейчас кто-то не осознает этого, то пусть пеняет на себя. Но меры будут приняты. Потому, по Указу Вл[адыки], все сотрудники должны явить максимум уважения и сотрудничества своему президенту Логв[ану]. Скажу, родные, каждое неуважение, грубость и умалчивание по отношению к президенту, отказ в испрашиваемой помощи я буду рассматривать как направление стрел против меня, ибо, по Указу, я стою за Логв[ана]. Пора явить необходимую дисциплину. Через три, четыре месяца закончатся два семилетия со времени приближения к великому Источнику. За это время дважды обновился весь наш организм, но так ли обстоит с нашими привычками? Пусть каждый честно отдаст себе отчет, какую привычку он изжил? Не могу понять этого страшного легкомыслия по отношению к своей собственной участи, и особенно в Тонком Мире. Неужели указанная действительность не может пробить сознание, неужели оно настолько притупилось грубой видимостью и отуманилось самомнением? Родные мои, трудно отрывается от Земли дух, отягощенный привычками; не подняться ему в верхние слои. Каждый слагает вокруг себя магнитный вихрь, и этот вихрь несет его на высоту, им сложенную. Никакие вмешательства Высших Сил не могут привлечь его и удержать в верхних сферах, если дух отяжелен, ибо несоответствие высшей сферы с его душевным состоянием отзовется мучительно и разрушительно на его тонкой оболочке. Именно дух, привязанный к Земле привычками, остается надолго прикованным к низшим слоям Астрального Мира, и слои эти ужасны!!! Потому давно Сказано, что каждый отмерит свой кусок. Нужно понимать это не только в узко земном смысле.

Модр[а] и Радна, умоляю Вас понять всю грозность, всю опасность переживаемого времени. Обязанность моя – указывать на все проступки и очищать сознание, ибо “если Ф[уяма] – фокус для внешних действий, то Ур[усвати] – пружина всех дел. И вся победа придет лишь из рук Ур[усвати]”. Да, родные, я остро чувствую это, что победа со мною; кто против, тот осужден на неудачу. Моя кармическая связь с Вл[адыкой] тянется на протяжении тысячелетий, а сами Вы знаете, что лишь Кармою держится весь Мир. Потому, родные, не сетуйте на мою суровость, ибо сердце мое жаждет видеть Вас возродившимися, и не на словах и в письмах, но проявляющими свое устремление в действиях каждого дня. Нельзя писать об осознании своей вины и тут же продолжать идти прежним путем полумер. Модр[а], все неудачи от полумер. Каждый деятель должен понять, что нельзя строить полумерами. Пусть Друг твердо стоит на охране имени. Истинно, только этим именем он устоит. Только с этим именем Щит всей Иерархии Света. Грозно время, пусть поймет! Все сделанное им для имени воздастся ему стократно. Но о Вести пусть больше не говорит. Пусть лишь утверждает мудрость и исключительную дружественность и заботу П[осланца] о стране.

Зиночка, надеюсь, будет принимать советы, идущие от Логв[ана]. Этим многое облегчится. Как в военное время, нужно явить единство действий, признав водительство, указанное Самим Вл[адыкой]. Всё в Руках Вл[адыки]. Он и назначает водителя. Так, поймем, что все делается для обоюдного блага. Спасать нужно дела, преступно каждое разъединение. Модр[а] и Радн[а], услышьте мой призыв, не оттолкните сердце, так любящее Вас и стремящееся каждому дать все самое лучшее.

В дополнение к сказанному мною о трудном отрыве духа отягощенного следующие строки были нам Посланы: “Состояние духа при переходе в Тонкий Мир обуславливается причинами сознания. Изъяв из жизни самое тонкое устремление, дух не может сгармонизировать свои вибрации, и он остается в пределах земных. Но не только пребывание в слоях земных дает духу тягость, но именно борьба между физическими эманациями и проблесками высшего магнита делает пребывание духа в низших слоях таким тяжким. Чувство безысходности, которое человек так остро ощущает, дает много мучительных переживаний. Именно безысходность становится уделом духа, лишенного тонкого устремления. Причем, на земном плане человек может искупить свою Карму, но в Тонком Мире человек зависит от своих устремлений. Пространство наполнено этими не искупившими своей Кармы на земном плане. Так, насыщенный дух не знает этих огненных мучений. Утончение духа есть ключ к Вратам Огненного Мира”.

Теперь Радночке о ее review. С изложением ею некоторых мыслей я не совсем согласна, вернее, они мне не ясны. Так, Зин[а] говорит: “Принимая во внимание ожесточенность духа, вызванную острым падением всех материальных ценностей, человек, как мыслящее существо, являясь невольным участником мировых конвульсий, несущих в настоящее время поток бедствий всему человечеству, может сравнить себя с тем утопающим, которому была протянута соломинка для спасения...”. В этой фразе есть противоречие – как может человек, мыслящее существо, являться невольным участником мировых конвульсий... Именно он, как мыслящее существо, прежде всего повинен во всех происходящих пертурбациях. Достаточно было указано на тесную связь всего происходящего с человеком. Так, Сказано, что “человек может явиться взрывателем планеты”. Можно ли сильнее указать на эту основную зависимость и страшную ответственность человека перед всем строительством в Космосе? Так что никакого невольного участия в человеческих и планетных судьбах не может быть. Все мы ответственны за каждую мысль, за каждое слово и действие перед всем Космосом. Закон Кармы непреложен. Именно эту ответственность малодушные сознания не хотят признать.

Также неправильно подчеркнуть только ожесточение духа и лишь вследствие падения материальных ценностей. Нужно было бы указать вообще на падение духовности в человечестве и даже именно в силу царившего и царящего преклонения перед материальными ценностями и попрания всех духовных понятий. Истинно, не хлебом едином будет жив человек. Дух, ожесточившийся в силу падения материальных ценностей, не будет искать спасения в духовных ценностях, именно такой дух примет Учение за соломинку, предложенную утопающему. Мысль Зин[ы] о соломинке, откровенно говоря, в этой фразе мне не ясна. Хочет ли она сказать, что материальные ценности именно и представляют эту соломинку? Но тогда нужно выразить это яснее.

Слова “Но есть разница...” очень неудачны, ибо разве может быть сравнение между соломинкой и Учением? Слово “разница” предпосылает сравнение, а не противопоставление. Потому выражение это я изъяла бы.

Также мало подчеркнуто, что книга указывает именно на великое значение сердца как такового, бьющегося в груди каждого человека. Нигде не подчеркнута великая функция сердца как аккумулятора и трансмутатора всех энергий. Этого Солнца нашего организма, как физического, так и духовного. Я вычеркнула, по моему мнению, неудачные места и поставила номера в перестановке фраз. Может быть, Зин[а] разберется.

Так, еще раз прошу Модр[у] и Радн[у] проявить распознавание, твердость, тонкость и сотрудничество. Лишь в сотрудничестве каждый может достичь. Обособляясь, он обособит себя. Кто знает, когда чаша высшего Терпения переполнится? А мне уже ясны признаки этого бедствия. Ибо, истинно, это бедствие, несравнимое ни с какими людскими и земными катастрофами. Потому еще и еще раз повторяю: нужно одуматься. Я поддерживала и ободряла дух каждого, но будем справедливы и посмотрим, каков был результат в некоторых случаях этого ободрения? Ободрение явилось лишь утверждением самости и обособленности и отказом от сотрудничества. Истинно, лишь большой дух может восходить одобрением. Похвала духу, не изжившему самость, пагубна.

Потому, поняв грозность предупреждения, данного Вел[иким] Вл[адыкой], забудем сладкие и пустые слова, но, применив честность и мужество, с удвоенными усилиями начнем взбираться на крутизну по кратчайшей тропе. Родные мои, чуйте скорбь духа моего!! Но какая радость может быть впереди, когда тяжкие времена пройдут и духу будет предоставлена возможность широкого строительства. Но для широкого строительства нужно обуздать, нужно изжить самость. Новый Мир не может строиться духом самости. Отбор должен быть произведен. Любимые, услышьте мой призыв последнего часа!

Шлю все устремление духа к пробуждению лучших энергий в Ваших сердцах.

Сердцем и духом с Вами,

Елена Рерих.

 

Рузвельту Ф.Д. ( №1 )

10.X.34.

Г-н Президент.

В суровый час, когда весь Мир стоит на рубеже реконструкции и судьбы многих стран взвешиваются на Космических Весах, я пишу Вам с Вершин Гималаев, чтобы предложить Вам Высшую Помощь. Помощь того Источника, который с незапамятных времен находится на неусыпном посту, наблюдая и направляя ход мировых событий в спасительные русла.

История всех времен и всех народов является свидетелем этой помощи, которая, скрытая от знания публики, обычно предлагается на поворотных этапах в истории государств. Принятие или отказ от этой помощи неизбежно сопровождались соответствующим процветанием или упадком этой страны. Эта помощь может проявляться в самых неожиданных и многообразных аспектах, через предупреждения и советы. Я не буду задерживать Ваше внимание слишком долго, перечисляя большое количество примеров из отдаленного прошлого, я лишь напомню коротко о нескольких самых близких к нашему времени.

Так, первый Габсбург получил предупреждение от рыцаря-трубадура, а норвежский король Кнут встретил незнакомца в одеянии пилигрима, который призвал его к осторожности по отношению к своим соседям. Король Швеции Карл ХII получил строгое предупреждение от одного священника не начинать фатального нападения на Россию, которое положило конец развитию его страны.

Со времени опубликования дневника графини д’Адемар, фрейлины печально знаменитой Марии-Антуанетты, факт частных предупреждений письмами, персональными визитами, передающими предупреждения об опасности, грозящей стране, королевскому двору и его друзьям, теперь широко известен. Эти предупреждения неизменно шли из одного источника – графа Сен-Жермена, члена Гималайской Ложи. Но все его спасительные предупреждения рассматривались как оскорбления и мошенничество. Всем хорошо известны трагические результаты этого отказа.

Давайте вспомним Наполеона, который в первые годы своей славы любил поминать свою ведущую звезду, но который в то же время не воспринял высокого Совета и, влекомый гордыней, пошел против Главного условия – воздерживаться от нападения на Россию. Но он игнорировал благожелательное предупреждение, и поражение его армии, как и его собственный трагический конец, также хорошо известны. Среди более близких к нам событий можем вспомнить предупреждение королеве Виктории около 1850 г. Предупреждение и мудрый Совет были отвергнуты, и результаты приобретают свой ход.

Правительству России таким же образом своевременно было дано строгое предупреждение, и мы являемся свидетелями печальных результатов его игнорирования.

Но давайте приведем примеры, которые ближе к Вам, и это – примеры воспринятых Советов. Так, мы знаем, что Джордж Вашингтон получал Советы от таинственного Профессора, а отсюда все его успехи. Подобным же образом при принятии Декларации Независимости Америки во время исторической Ассамблеи был зарегистрирован случай, когда в критический момент колебания и нерешительности из среды присутствующих поднялся высокий незнакомец и закончил свою пламенную речь призывом: “Америка да будет свободна”. Энтузиазм Ассамблеи снова возгорелся, и Декларация Независимости Америки была подписана. Когда присутствующие пожелали приветствовать того, кто помог им пойти на это великое решение, незнакомца нигде не оказалось, он исчез. Так в ходе истории можно быть свидетелем того, как многообразно проявляется Помощь, Предупреждение и Совет высшего назначения. И эти Советы, исходящие от Великого Источника, было всегда легко осуществить, и они никогда не вредили той стране, которой они предназначались.

В связи с вышесказанным мы не должны забывать пророческих слов Авраама Линкольна об угрожающих событиях, с которыми Америке предстоит столкнуться. Эти события наступили, и суровые предвестники решающего часа толпятся у порога! И все тот же Источник утверждает: “Америка достигла границы поворотного момента в своей истории. А точнее, Америка может достичь своего великого назначения и мирного изобилия. Совет готов для Америки, и ей полезно принять его, ибо имеется много примеров печальных последствий отвержения”.

Вы, г-н Президент, поняли, что с отжившими мерками, которые довели Мир до его теперешнего состояния разрушения, невозможно построить благополучие и будущее страны. Вы неустанно и смело ищете пути нового строительства. Вы поняли, что Птица Духа человечества не может лететь на одном крыле, и поэтому отвели должное место Женщине. Вы можете быть не только Правителем, и истинным великим Вождем. С этих пор из этого же Единого Источника Могучая Рука протягивает Вам Помощь, и Огненные Послания снова могут достигать Белого Дома.

Карта Мира уже очерчена, и Вам предлагается занять достойнешее место в формировании Новой Эпохи. И от Вас зависит, принять или отвергнуть это. Судьба страны в Ваших руках.

Кто я такая, Вам расскажет податель этого послания. Но я прошу Вас поверить в огненные стремления сердца, которое жаждет помочь стране и Вам, г-н Президент, сердца, которое с радостью восприняло роль Посланника Добра.

Пусть Ваше решение будет наилучшим! За принятие Великих Посланий.

Елена де Рерих.

 

18.X.34.

Родные, замечательные документы получены. Действительность превзошла ожидания. Впервые приходится сталкиваться с такой гнусностью. Именно, как Сказано: “Самое ужасное гнездо раскрыто и уличено в явном подкопе. Самое насыщенное Кармою действие проходит перед вами, ибо Мы знаем, как порожденные действия отразятся в следствиях. Малодушие и страх – главные явления, которые губят все полумерами. Нужно очистить и добраться до основания зла. Обезьяньи руки являют свои преступные действия в О.Х. Нужно утвердить именно подкоп. Даже не знаете, что малодушие породило! Именно в самом начале были допущены преступные действия. Нужно напрячь все силы и предателей уличить. Явление малодушия преступно. Пусть чтят водительство Т[ары], если хотят видеть Новую Зарю”.

Да, родные, так нужно спасать от разрушения. И кто-то должен понять, если он не проявит сейчас полную твердость в расследовании этого гнуснейшего предательства, он пострадает сам. Все обнаруженные преступники являются прежде всего его скрытыми врагами, и рано или поздно они уничтожили бы его. Враги не будут щадить его так, как он щадил их. Потому он должен это твердо запомнить, и принять немедленные меры к очистке, и добраться до самого основания предательского гнезда. Страна не может идти с обезьянами, принимая все повадки их, – это есть гибель ее. Раскрытием предательского гнезда Друг может оказать величайшую услугу своей стране, и многие трения, существовавшие раньше между соседями, могут быть уничтожены. Но нужна несломимая твердость в следовании Указаниям и знание, что Помощь всегда приходит с неожиданной стороны. Так, если мы применим полные меры, конечно, победа будет обеспечена. Пусть Др[уг] оправдает славу данного ему имени. Но, конечно, если снова будет проявлено преступное малодушие и полумеры, подобно попыткам просто отозвать одного предателя, другого же, как ни в чем не бывало, отослать в новую командировку в прилегающие местности, и это после получения материала, содержание которого более чем достаточно, чтобы засудить преступников, то, конечно, ничего кроме разрушения не получится.

Твердо и грозно повторяю Указ Вл[адыки]: “Оставить всякое малодушие и все полумеры. Строительство может воздвигаться лишь огненными мерами”. Еще раз Указано, что “если бы Модр[а] не скрывала правды, то многое устроилось бы лучше”. Так, Модр[а] должна запомнить, что малодушие породило самое насыщенное Кармою действие, и велики будут последствия. Модр[а] давно вышла из детских лет и должна понимать, какие последствия повлекли и еще повлекут унижение и предание того, что должно было быть охранено превыше всего. Все достигнутое П[осланцем] было уничтожено малодушным попустительством, породившим следствия, грозящие разрушением многим делам. Пусть Модр[а] правдиво напишет мне, почему нужно было умалчивание там, где можно было только гордиться? Запросить нужно, неужели кто-то так же точно постеснялся бы упомянуть имя Свена Гедина, если бы он был приглашен? Имя, которое не может быть даже сравниваемо с именем Р[ериха]. Мне ли говорить об этом Мод[ре] и Др[угу]? Невыразимо скорблю, видя, как лучшие возможности рушатся, и те, кому с такою радостью сердца столько было доверено, так малодушно, так постыдно предали имя, престиж стр[раны] и свое собственное положение. Истинно, ничего нельзя строить на страхе. По грозным Указам и предупреждениям можно судить об опасности создавшегося положения. Пусть Модр[а] и Друг вспомнят и честно признают, как справедливы и своевременны даны были им все Указания. Так, необходимо раскрыть предательское гнездо до основания и узнать, от кого именно шли все тайные предательские директивы. Нельзя устрашаться ничем. Самым страшным, самым разрушительным действием будет желание замазать, приняв извинения и пойдя на компромисc. Нет, нужно найти скрытую язву и вскрыть нарыв. Помощь Высшая будет оказана, пусть Друг не боится. Великое Предвидение имеет все нити и никогда не отбросит того, кто идет смело и твердо по Указу. Лишь малодушие пожинает горькие плоды своего посева и после повторных действий предоставляется Высшими Силами своей страшной Карме. Помнить нужно, что во времена реорганизаций все малодушные лидеры были сметены в первую очередь. Ничто так не предает себя, как малодушие. Лишь сила духа при Помощи Высшей проводит нас над всеми пропастями. Вся гибель Мира от попустительства и малодушия. Модр[а], пойми все глубокое возмущение Вл[адыки]!

Потому прошу явить полное понимание грозности совершившегося и проявить полное сотрудничество с презид[ентом] Логв[аном]. Прошу доводить до его сведения каждую деталь и советоваться с ним во всем. Лог[ван] имеет все мое доверие. Сколько зла причинила заметка в С[обрание], которую Модр[а] не только не нашла нужным переслать мне, но даже уведомить меня о появлении ее. И даже тут кто-то убоялся выпустить опровержение! Право, не знаешь, чему больше удивляться – малодушию или невежеству. Поручаю Модр[е] передать Др[угу] Слова Вл[адыки] в кавычках, и также, что сердце мое хочет верить, что он выкажет твердость и справедливость, которых ожидает от него Вл[адыка]. Привожу еще: “Для утверждения действия и успеха необходимо проникнуться сущностью действенного явления. Когда действие предпосылает великую цель, каждый шаг должен быть в соответствии с назначением. Невозможно смешивать великое с ничтожным. Невозможно смешивать предательство с высшим назначением и низшие побуждения – с высшею целью. Такое смешение неминуемо вызовет острую реакцию. Каждое высшее назначение нуждается в огненном насыщении и непротивлении Пространственным назначениям. Кроме высшей настороженности, необходимо сознательное распознание сил Света и тьмы. Лишь непреклонность и сознательное бесстрашие приносят победу. Как Сказано, открыто предательское гнездо и много темных подкопов. Так нужно бороться с темнотою. Так нужно проследить всех врагов, много чистки впереди, много побед. Лишь полными мерами мы достигнем, ибо полумеры разрушают каждое благое начинание”. Именно когда мы знаем высокую цель, поставленную Силами Света, мы должны все измерять по этой цели. Невозможно идти против Пространственных назначений, все идущие против окажутся под сокрушающей волной. Указано, всегда [хранить] непреклонность и сознательное бесстрашие, ибо лишь при таком действии мы можем удержать Руку Водящую и Неуязвимый Щит над собою.

Присланный материал дает такие козырные карты. Также поразительны противоречия, встречающиеся на каждом шагу, свидетельствующие об одной цели – как бы опорочить имя, не заботясь о правдивости, зная, что опытные подстрекатели, в руки которых попадет этот материал, сплетут нужную им ткань. Много неоценимых явных утверждений в получении ими тайных инструкций и их двоякой службе.

Родные, прошу Вас, общими усилиями, на основании имеющегося материала и полученных report’ов от Н.К., составьте ясную картину всей гнусной интриги и укажите Другу на замечательные козыри, имеющиеся в его руках. Только бы он не испугался никаких устрашений, которыми будут атаковать его враги. Победа будет с ним лишь при полной твердости. Я знаю, что Помощь придет. Чего ему устрашаться он пригласил самое высокое, самое чистое имя. Действия Н.К. всегда открыты, ничего скрытого в них нет, и он может ответить за каждое слово и действие свое. Так ли обстоит дело с шайкой предателей и их главарями? Конечно, по получении ценного материала Н.К. и Юр[ий], имея свидетелей и документы, мощно разоблачат эту вопиющую мерзость. Но пока пусть примет те меры, которые были ему Указаны, и продолжает расследование.

Пусть ознакомится с письмами, полученными предателями от своих подстрекателей. Так, в полном бесстрашии и твердости пусть действует. Идущие с Вл[адыкой] спасены будут. “Состояние Планеты такое катастрофическое, что только самое нагнетенное воздействие удержит народы от зверства. Принявший огненный Дозор космических событий может лишь в несказуемом напряжении блюсти это насыщение. На страже человечества нужно бороться с явлениями несовершенства, малодушия и страха. Карма человечества состоит из мозаики страшных искуплений. Лишь огненная Стража Иерархии спасет человечество. На пути к Миру Огненному соберем все лучшие Мечи Духа”. Так пусть Др[уг] заостряет свой Меч. Так не утяжелим несказуемое напряжение Принявшего Огненный Дозор своими легкомысленными, малодушными действиями. Помнить нужно, что очевидность, запечатленная на малых умах, не есть грозная действительность. События идут. Карта Мира уже сложена в Пространстве, и ничто не изменит эти начертания, также как уже определившуюся Карму наций. Новое кровавое преступление Черной Руки* ускоряет Карму. Мне от всего сердца жаль злосчастную Сербию. Как тяжко пострадает Франция от такого легкомысленного отношения к своему лучшему союзнику! Истинно, пожар над Евр[опой]. Ввиду всех сгущающихся событий и грозных предвестников мы должны в огненной настороженности и устремленности следовать Светлым Указаниям. Истинно, иначе не пройти среди разрушений. Модр[а], чуй мою тоску!

Знаю, что если будет нужно, Логв[ан] найдет достойные слова объяснить друзьям выставки истинное положение вещей.

Так как письмо должно уйти с этой почтой, и Огненный мой Челов[ечек] должен еще перевести, то в следующем письме отвечу Радночке на некоторые поставленные вопросы. Хочу сказать моей Порумочке, что все предположения, о которых она мне пишет, крайне интересны и заслуживают внимания. Напишу об этом отдельно. Также передаю Логв[ану] Слова Вл[адыки]: “Удача предстоит Логв[ану]. Победа с Нами”. Последнее время, родной Логв[ан], постоянно повторяется утверждение о Вашей удаче. О победе. Так будем продвигаться дальше под Великим Лучом. Шлю деткам всю мою нежность. Вам, родные, устремляю все мысли к пониманию грозного часа. Нужно явить серьезность и торжественность, приличествующую этому неслыханному времени. Больше чем когда-либо помните, что Вы живете в стеклянном доме. Избегайте громких разговоров. Сердце так стремится помочь Вам в трудный час!

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

Еще раз Указано: “Предательское гнездо нужно очистить, иначе последствия будут действовать. Нужно обнаружить заговор”. Именно, проследить до корня. Конечно, соучастники сами помогут раскрыть предательство.

 

22.X.34.

Урусвати

Родные мои, продолжаю находиться под тяжелым впечатлением раскрытого заговора. Беспокоюсь, дошли ли в сохранности ценные документы до Н.К., ибо это так важно и даст ему возможность хотя бы отчасти парализовать нанесенный страшный вред. Дружными усилиями должны мы пресечь разрушительные следствия, порожденные полумерами и непониманием Г[алахада]. Страх его перед ничтожествами затемнил самое прекрасное и самую высокую цель! Надеюсь, что Модр[а] перечтет все мои письма и все Указания в них, чтобы постоянно иметь в сознании ясное представление глубины нанесенного вреда, именно по главной линии. Без такого сознания она не сумеет искупить хотя бы часть пагубных следствий. Жду с великим волнением, найдет ли Др[уг] мужество противостать нападкам ничтожеств и поступить с негодяями по справедливости, которую ожидает от него Вл[адыка]. Пусть Гал[ахад] запомнит, что полумеры губительны. Ничего строить на полумерах нельзя. И он погибнет, если будет следовать нашептываниям и устрашениям врагов. Нужна ясность и твердость. Он должен стоять на защите великого и чистого имени. Лишь при защите этого имени Щит будет над ним. Он должен понять, откуда идут все инсинуации, и, как достойный сын своей Родины, указывать тому, кому следует знать этот всеразлагающий источник. Космическая Справедливость грозно стоит над многими странами, и самая страшная уже сложившаяся Карма ожидает обезьян. Пусть не обманывается видимостью. Часто, именно перед конечным падением, мы бываем свидетелями как бы процветания. Мы у порога великих событий, лишь Указами Света пройдем.

Также должен он понять следующие слова Вл[адыки]: “Изъятие имени из Пакта недопустимо. Нужно зорко предусмотреть все подкопы, ибо Глава знает лишь Пакт Рериха”. Модр[а], враги будут всячески подкапываться. Нужно очень указать на это обстоятельство всем друзьям. Пусть зорко следят за подпольными действиями О.Х. Могут быть большие подкопы. Изъятие имени нарушит всё. И благословение, и Помощь Высшая не будут над безымянным Пактом. Так должен понять Г[алахад] и все друзья. Изъятие имени аннулирует всё! Так Сказано. Истинно, пока что враги выказали и предвидение, и дерзание, и подвижность, и изобретательность, тогда как друзья обнаружили малодушие, стыдливость, попустительство, легкомыслие и усыпленность. Да, сколько разрушений, хлопот и задержек породило малодушие, полумеры и непонимание Г[алахада].

Последний час пробил, нужно понять грозность происходящего. Не могу же я всего писать. Иногда даже слова Вл[адыки] я не передаю во всей грозности их, но лишь смысл их. Если не будет искуплено порожденное малодушием, тяжкие последствия неминуемы. Истинно, вся гибель Мира от непонимания Высокого, и “как чудовища поднялись со дна морей, так и все отбросы подымаются наверх”. При переустройстве Мира обязанность всех идущих со Светом – противостоять этим отбросам и исчадиям ада. “Черные тучи сгущаются, и пространство звучит трансмутацией. Так мы будем свидетелями многих событий”. Следует очень задуматься и понять наконец, что спасение лишь в следовании Иерархии Света. Никакие приседания перед врагом не помогут, и Щит не будет охранять Никодимов. Это очень нужно усвоить. Жду вестей о проявленном мужестве и справедливости. “Предательское гнездо нужно очистить, иначе последствия будут действовать. Нужно обнаружить заговор”. Именно, когда он схватит за хвост самого маленького черта, он укажет, где притаился его наибольший, – эта старая китайская пословица указывает на значение малейших подробностей для открытия главного. Пусть прочтет § 223 в “Сердце”.

Сейчас пришла американская почта. Тяжек удар отнятия частичного освобождения от такс! Конечно, мы и здесь явимся победителями, но сколько новых затрат сил! Истинно, лишь напряжением всех сил победим! Потому, родные, заклинаю Вас всеми силами объединиться в этой чудовищной борьбе за свет и самое существование Планеты. Пришло также письмо от Модр[ы]. Радуюсь, если мое письмо к Другу дало нужный сдвиг его сознанию. Давно пора!!! Правильно указала ему Модр[а], что лишь страх перед ничтожествами и стыдливое укрывание великого имени принесли все пагубные разрушения. Мод[ра], откуда явилась стыдливость эта? Неужели нельзя было пресечь эту язву с самого ее зарождения? Ведь имя это достаточно известно. Просвещенные люди каждой страны уважают имя это. Только что наш представитель Прибалт[ийских] стран, проехав все три страны, свидетельствует в своем report’е о существующем глубоком уважении к этому имени среди глав правительств и просвещенных деятелей всех трех стран. Разве не видим, что в Бельгии, в Брюгге, это имя собрало вокруг себя наиболее уважаемых представителей города и страны, и само население желает иметь Roerich Found[ation]. Наш Европ[ейский] Центр завоевывает себе положение дипломатического и культурного центра вокруг имени Н.К. Все европ[ейские] группы наши очень ценят возможности и известные Вам формулы Мет[ерлинка]. Откуда же стыдливость его? Ведь первейшей обязанностью Модр[ы] было именно просветить его в значении Фокуса. Сколько лет об этом неустанно твердил Вл[адыка]! Теперь мы видим, как это было важно. Но именно это скользило по сознанию.

Конечно, прискорбно, что сознание его так отравлено непротивлением злу. Это есть бич человечества, приведший к катастрофическому положению всю планету. Так, следуя своей теории, он как фермер должен был бы не препятствовать произрастанию плевел в своих полях, также воздержаться от уничтожения малых вредителей-насекомых и предоставить им пожрать весь посев, кормящий тясячи людей. Друг должен развивать в себе способность мышления по аналогиям. Ибо это единственный метод, способствующий развитию сознания. Также яркий пример следствий непротивления злу являет только что совершившееся злодеяние в Марселе*. Убийство это поведет ко многим тяжким событиям. Но явилось оно следствием жалкого попустительства, ибо известно, что убийца перед последним преступлением совершил уже два террористических покушения в Болгарии, окончившихся смертью жертв, но был помилован по амнистии (кажется, по случаю рождения наследника болг[арского] прест[ола]). Считает ли Др[уг] мудрым поступком прав[ительства] прощение преступников, злодеяние которых может ввергнуть миллионы людей в неслыханные бедствия? Будет ли Друг прощать всех gangsters’ов, и kidnappers’ов, и мошенников, подрывающих авторитет правительства, и тем разлагать сознание масс и подвергать страну опасности революции и анархии? Если так, то он пойдет против всех Учений и Заветов. Ибо все Великие Учения гласят: “За добро – добро, но за зло – по справедливости”. Если бы было иначе, то волна зла затопила бы Мир. На обязанности всех земных водителей лежит защита вверившегося им народа и ограждение его благосостояния. Потому противление злу должно быть положено в основание каждого строительства. Каждый глава порученного ему отдела обязан хранить доверенное ему построение от темных разрушителей.

Теперь, как поступал Сам Христос? Не изгонял ли Он плетью торгующих в Храме? И как сурово обличал Он фарисеев и книжников! Будем ли мы упрекать Его в противоречии самому себе, понимая Его слова “прощайте врагам вашим” как непротивление злу? Нет, пора осветить Учение Христа в его истинном смысле, а не в навязанном нам узком церковном толковании. Много мест в Евангелии, которые могут быть объяснены лишь законами Кармы и перевоплощения. Между прочим, как объясняют церковники проклятие кротким Христом смоковницы, не приносящей плодов? Может ли Друг объяснить мне это? Во всех Учениях запрещено платить злом за зло, но везде указано праведное возмущение и духовное противление злу. Везде говорится о Мече Духа и о высшей Справедливости. Только малодушие может видеть справедливость в попустительстве и допущении попрания темными всего светлого. Много параграфов в Учении, указывающих на действенное сопротивление злу. Приведу § 102 во второй части “Мира Огненного”: “Если, входя в дом, на столе хозяина заметите ехидну, что сделаете? Будете ли размышлять, пока змея уничтожит вашего друга, или немедленно решитесь уничтожить ее? Мы говорим: спасите близкого от зла. Не затуманивайте голову вашу смущением, но действуйте во благо. Нельзя положить на весы ехидну и человека. Нельзя уравнять сознание низшее с храмом сознания. Если мы перестаем различать, то где же будет наша ответственность перед Миром? Не герой, кто спасет змею, чтобы потерять друга. Не герой, кто уклоняется от долга, подыскивая слова извинения. Не герой, кто не понимает, где большее и где меньшее. Не герой, кто потерял мерило сердца. Вождь знает мерило сердца и решение огненное”. В этом параграфе весь ответ на его недоумение. Нельзя приравнять малое сознание злобных людишек к великому всеобъемлещему сознанию Гуру. Также прошу Модр[у] переписать для Друга из первой части “Мира Огнен[ного]” § 261: “В древности человеческая ненависть подбрасывала маленькую ехидну, но не удава. Считайте зло не по длине. Именно малая ехидна гораздо более соответствует злу: из нее происходит действительное разрушение. Не будем полагаться на внешние размеры, зло подкапывается в малых сущностях. Также и распад начинается от малого. Можно наблюдать, как на протяжении одного поколения изменяется сущность целой народности. Не нужны целые века, где ехидна предательства свила гнездо. Можно удивляться, как распадается достоинство нации, но в умах людей обычно не вмещается такое поразительное явление. В основе, может быть, лежало одно отринутое слово, но вместе с тем оно было встречено предательством. Когда вспомним происшедшее в конце восемнадцатого и в середине девятнадцатого столетий, можно поразиться сходству с недавним происшествием. Так изменяется характер целых стран”.

Модр[а], пусть Друг очень задумается над этим параграфом. Так, Модр[е] хорошо бы дать Другу копию первой части “Мира Огненного”, там много неотложных Указаний. Утверждение Фокуса должно было быть основой всего построения, и, следовательно, первейшая обязанность Модр[ы] – укрепить сознание Друга на этой непреложности. При расследовании заговора пусть помнит об обезьяньих повадках. Хорошо бы напомнить ему о всех уже данных ему Указаниях о вечном и страшном вредительстве обезьян – это очень ко времени со всем происходящим. Пусть он укажет и Главе на эту опасность, пусть будет он провидцем, пусть указывает на обманчивость их процветания. Также необходимо, чтобы он понял, что мы находимся в самом разгаре великого Армагеддона. Непредубежденный, ясный ум видит все признаки этой чудовищной борьбы Света с тьмою, захватившей все планы существования планеты. Лишь напряжение всех сил даст великую победу Иерархии Света. Неужели он не знает, что мы приближаемся к великому отбору? К смене Расы? Модрочка, это следует пояснить ему.

Одобряю телеграмму, посланную конс[улу] в Х[арбин]. Также пусть Модр[а] укажет, насколько обезьяны дальновиднее и как они забегают вперед, – она сама писала мне об этом. Именно, следует иметь правильное освещение положения вещей. Так, пусть Др[уг] стоит на защите имени и раскрывает подкопы. “Когда он схватит маленького черта за хвост, тот ему укажет, где притаился наибольший” (§ 223 из “Сердца”). Прошу Модр[у] передать Другу, что я была очень тронута присылкою портрета и надписью на нем. Мне доставило это искреннюю радость, хотя я и имею много газетных изображений его, но, конечно, они мало передают. Модр[а], передай ему мое сердечное устремление видеть его мужественным воином и строителем в великом Плане Блага, понимающим, что полумеры губительны и зло должно быть пресечено. Прошу Модр[у] больше читать мои письма и передавать Другу в них сказанное. Нужно быть во всеоружии и уметь вскрывать язвы сомнений и непониманий. Знаю, что много полезного проспано из Указанного.

Теперь о делах Учреждений. Получено следующее Указание: “Явление школьного каталога нужно изменить, ибо недопустимо изъятие имени президента”. Радночка, как могло случиться, что в присланном нам каталоге было выпущено имя Л.Л.Хорша? Ведь строка с именами почетного президента-основателя и президента Л.Л.Хорша является лишь украшением и вполне поместилась бы на первой странице. Не понимаю, как можно изъять имя Логв[ана], являющегося президентом всех Учреждений? Если сами мы будем умалять и исключать достойные имена, то принимая во внимание все понижающийся уровень преподавательского состава, я не вижу возможности для развития школы. Очень, очень озабочивает меня вопрос школы. Ведь она может постепенно сойти на нет. В самом начале основания школы не было принято во внимание Указание Вл[адыки] о необходимости привлечения больших имен хотя бы в качестве жюри на конкурсах или экзаменах. Теперь, конечно, мы начинаем пожинать наши посевы обособления. Школы всюду держатся лишь качеством преподавателей. Нужно уметь поддерживать связи с миром искусства.

Также получено Указание, что Порумочка может заменять Логв[ана] на meeting’ах Agn[i] Y[oga] Public[ation]. Огорчилась уходом Сиднея, но вполне понимаю всю занятость его, кроме того, он и Джесси должны немного подкрепиться. Родные мои, так жажду дать всем Вам заслуженный отдых. Но потерпим еще немного. Как Сказано: “Еще несколько месяцев нужно напрячь силы, а там станет легче. Победа за Нами”. Перед самой великой Победой все силы особенно напрягаются, и “Победа будет велика, потому будем строить радостно”. Также очень “полезна дружба Логв[ана] с Х. Он поведет его по правильному пути”. Его аура близка ауре Логв[ана]. Потому Радн[а] не должна обижаться, но принять это просто: Вл[адыка] видит лучшие комбинации. Будут и есть ауры, которые ближе ей, нежели другим сотрудникам, и это мы должны тонко чуять. Все создается именно на близких сочетаниях. Также, родные, не будем вмешиваться в частные дела членов Круга. Каждый должен иметь абсолютную privacy. Должна передать еще одно Указание. Так, Вл[адыка] запрещает ставить Изображение на стол, когда атмосфера раздражения царит среди собравшихся членов, ибо это будет кощунством. Изображение это может стоять лишь окруженное самой высокой и гармонической атмосферой. Присутствие Изображения превращает каждое помещение в Храм, и непристойно, чтобы в Храме произносились неподобающие речи. Лишь все самое высокое может окружать Великое Изображение. Для ближайших же учеников присутствие Изображения должно превращать каждое помещение не только в Храм, но в его Святая Святых. Так и будем понимать это и прекратим ужасное кощунство.

Родной Авирах, получили Ваши последние карточки, берегите себя. Так хотелось бы мне укрепить Вас, ибо перед Победой нужны все силы. Но уже недолго ждать. Многое облегчится. Надеюсь, Вы получили журналы с помещенными в них Вашими статьями. Всем устремлением готовьтесь, родной, к Вашей миссии. Много придется говорить и пробивать сознание сородичей к пониманию Нового Мира.

24-ое. Пришла телеграмма о появлении интервью о Пакте. Очень радовалась этому закреплению. Родная Модрочка, приложим все устремление исправить все, что возможно. Последнее время мои мысли были около Друга. Так хочется расширить его возможности для будущего. Сердце мое так благодарно за каждое облегчение Непомерной Ноши. Каждый вечер, слушая Вагнера, шлем ему лучшие мысли бодрости и твердости. Наше время будет соответствовать утру в Америке.

Может быть, он чувствует иногда эту духовную волну и ощущает прилив сил. Пусть Модр[а] запросит его.

Сейчас получили журнал “Ind[ia]”, в котором помещено ревью на книгу Др[уга], пересылаю ее для него. Выпишем журнал целиком и также вышлем его Вам для передачи Другу. Свет[ик] собрал много ценнейших сведений о растениях для Друга. Если бы он захотел, можно было бы ему переслать. Здесь есть совершенно изумительные по свойствам растения, которые следовало бы исследовать. Свет[ик] представляет из себя настоящий кладезь осведомленности и знания местной флоры. Он собрал огромное количество корней и семян, и все они идентифицированы с помощью местных знахарей, пандитов и лам и имеющихся руководств по аюрвед[е] и тибет[ской] мед[ицине]. Он сильно расширил рамки работы Юр[ия]. Также имеет уже все семена для эксперимента.

Пересланы ли Лепети заметки Н.К. о строительстве в Маньч[журии], помещенные как в америк[анских], так и в русских газетах?

Нужно кончать. Шлю всю мою нежность деткам и Вам, родные мои, любовь и веру, что приложите все усилия, чтобы дружно протянуть эти трудные месяцы. Перед рассветом тьма особенно густа. Но за горами Свет уже брезжит. Все мысли около Вас, как бы поддержать Вас лучше, как бы вдохнуть Вам несломимую радость творчества для великой Победы, для великого Будущего.

Духом и сердцем с Вами,

Е. Рерих.

 

8.XI.34.

Родные мои, получили мы еще один ценнейший документ – письмо Р[иччи]. Какая ложь, низость и подхалимство! Но какой паспорт выдал этот человек самому себе! Друг прав, что враг закопал себя этим документом, но, увы, он также выдал все малодушие своего начальника, породившее такие тяжкие последствия. Много еще придется расчищать. Удивляться всей клевете не приходится, ибо низкое сознание всегда видит только скверну. Ведь большинство сознаний устремлено только в направлении всего низменного. Можно безошибочно определять степень сознания человека по его суждению о великом человеке; нет лучшего мерила. Конечно, мое письмо придет, когда Вы уже будете иметь письма Н.К. и Юр[ия] с подробным освещением фактов, потому не буду вдаваться в обсуждение деталей. Только не могу не выразить еще раз моего горестного удивления, почему нужна была вся эта таинственность? Почему нужно было укрывательство самого высокого и светлого? Должно быть, Никод[им] не имел ясного представления о том, кто есть Н.К.? Вообще, имеет ли он литературу о деятельности Н.К. и наших Учреждений? Имеет ли он наши сборники messages за 29-й и 30-й годы? Нужно быть во всеоружии. Ведь невозможно допускать, чтоб суждения невежественных и грубых сослуживцев отравляли окружающую атмосферу! Именно, нужно иметь наготове готовые формулы. Память у людей очень короткая ко всему, что касается до других, даже до близких, потому нужно уметь повторять и запечатлевать в мозгу краткие и звонкие формулы. Как мне тяжко сознавать, что такие трещины были нанесены основанию великого строения! Ах, если бы Друг понял, как губительны полумеры всегда и во всем! Привожу страницы, написанные по получении последнего документа: “Как же можно ожидать успешных действий, когда зерна, закладываемые в строение, несут в себе потенциал разложения? Процесс закладывания зерен есть именно то основание, на котором закладывается главный фундамент. Камни, из которых складывается фундамент, должны быть употреблены с самой точной перспективой всего строения; брешь в них может сокрушить все здание. Процесс закладывания зерен должен рассматриваться как потенциал всего последующего. Так пахарь являет заботу о зернах. Но горе пахарю, устыдившемуся своей пашни. Зерна, которые закладываются слишком глубоко, могут запоздать к жатве. Зерна, которые закладываются глубоко, предоставляют землю тем удушающим терниям.

Процесс закладывания зерен есть самый насущный. Творчество потенциала действует невидимыми следствиями для того, кто глух и слеп, но сущность пашни являет страшный образ следствий тому, кто внемлет Гласу Правосудия. Горе пахарю, не рассчитавшему закладываемые зерна. Только великое надлежит великому. Только светлое растит светлое. На пути к Миру Огненному нужно запомнить великое значение процесса закладывания зерен. Так, документы получены и сейчас показывают следствия закладывания зерен. Устыдившийся пахарь пожал свою пашню. Конечно, еще не все кончилось и много чистки нужно будет сделать. Опять Скажу, если бы не огненная помощь Ур[усвати], то следствия были бы ужасны. Опять утверждаю, помощь Ур[усвати] помогает нести Ношу Непомерную. Нелегко подымать Меч Духа. Но лишь огненное сердце знает эту великую жертву. Меч Духа есть Свет Правосудия. Меч Духа есть Свет Водителя. Меч Духа есть Свет строительства великого будущего”.

Да, родные, вооружимся Мечом Духа и вооружим им нашего Друга, ибо без очищения сейчас не продвинуться. Так, Указано, что и этот Риччи опасен. Потому пусть не приближают его. Повторяю: Др[уг] ничего не должен бояться, ибо он держится Вл[адыки]; следуя точно Указаниям, он лишь утвердит себя. Так, присланный документ – огромный козырь в его руках против врагов. Через некоторое время Друг еще больше укрепится, но он должен помнить Указание держать имя выше высшего: так дойдет до светлого будущего. Письмо его я получила. Но Вл[адыка] советует немного подождать с ответом, должно быть, еще новые сведения должны подойти, чтобы ответ был полнее. Только бы он проявил твердость. Твердость есть качество истинного Вождя. Строение прочно лишь на твердом основании. Модрочка, нужно очень последить за тем, чтобы не была явлена неуместная сентиментальность и попустительство. Ведь мы знаем, как попустительство приурочивается в Учении к предательству. Так продолжим наш дозор и предусмотрим все подкопы. Модр[а], всякая помошь явлена будет на пути защиты имени.

Теперь еще о Рич[чи]. Конечно, главный тот, который при Хув., но этот может быть очень вреден как знающий о происшедшем, потому Совет: не назначать его заместителем Р[иччи]. Нужен человек, относящийся с полным уважением к своему начальнику. Шлю все мои мысли на укрепление Друга в твердости. Модрочка, родная, не падай духом, но обращай все худое в хорошее и открывай новые возможности. Храни в сердце Облик Позвавшего на подвиг Великого Строительства. Мне так хотелось бы, родные, приласкать всех Вас и облегчить Вам все трудности, ибо сама я остро чувствую всю тяготу, но время требует напряжения всех сил в боевом горении. Радость придет, выдержим же до конца. Как Сказано в Писании: “Претерпевший до конца, спасен будет”.

Теперь, меня очень тревожит вопрос о положении верхней квартиры. Вопрос не в том, что ее нужно сдавать, но куда перенести все вещи, находящиеся в ней? Ох уж эти вещи! У меня положительное отвращение к вещам. Сдать квартиру посторонним со всеми вещами немыслимо, ибо все будет испорчено и растащено. Кроме того, там находится склад картин Святослава. Уложить и перевезти их в storage будет стоить огромных денег. Остается, значит, часть вещей уложить в ящики и снести их в верхнее помещение, на 28-й этаж. Конечно, придется накрыть все картины брезентом, ибо, как говорит Свят[ослав], в этом верхнем помещении из-за количества окон набирается страшная угольная пыль, которая выедает все краски, и, кроме того, может протекать потолок. У О[яны] явилась мысль сделать в верхнем помещении простой шкаф-ящик и покрыть верх его листовой жестью. Конечно, расходы по этой переноске и ящикам мы возместили бы.

Но я хочу предложить другое разрешение этого вопроса, которое, как мне кажется, обоюдно полезно. Почему бы Морису, Зине и С[офье] Мих[айловне] не переехать в эту квартиру, конечно, пользуясь всеми коврами, всей обстановкой и прекрасной кухней. Все, что оказалось бы лишним, могло быть перенесено наверх. Святосл[ав] будет рад предоставить им пользование вещами, но, конечно, было бы в высшей степени несправедливо предоставить это посторонним. Так, и вся кухня, и все принадлежности к ней были поставлены на его личные средства. Ведь, во всяком случае, Свят[ослав] не может скоро вернуться, да и к тому времени многое что изменится. В случае же приезда Н.К., наверное, найдутся свободные комнаты на время его краткого пребывания. Так, родные, обдумайте это предложение.

Теперь о заметке в “Соборянине”. Конечно, если этот журнал имеет лишь девять подписчиков, как пишет Зиночка (может быть, это описка?), то отвечать, пожалуй, не так уже важно. Но можно, конечно, было бы послать редактору письмо, выражая удивление по поводу появившейся в его журнале прискорбной заметки, обнаружившей всю неосведомленность и неграмотность автора, не разобравшегося даже в латинской надписи “Культура” и принявшего силуэт средневекового города за капища, пагоды и идольских истуканов! И затем для его сведения привести все значение знака Знамени и откуда он был взят Н.К. Именно с иконы, хранившейся в Свято-Сергиевской Лавре, изображающей Св[ятую] Троицу в виде трех Ангелов. Также указав на сорокалетнюю просветительскую деятельность Н.К., на созданные им многочисленные просветительные учреждения, среди которых немало было храмов, украшенных его фресками; также и об учрежденной им еще одной часовне Имени Св. Сергия при Музее, которую мы приглашаем его посетить. Конечно, нам не известно, где и когда автор заметки грудью своей защищал или собирается защищать православные церкви, но мы знаем ту охрану всего Светлого и Прекрасного, которая неустанно проводится Н.К. на протяжении всей его высокоблагостной объединяющей деятельности на пользу Родины и всего культурного человечества. Можно было бы добавить, что прискорбно встречать такие заметки в наше время разрушения и страшного разлагающего разъединения. Зачем становиться на сторону темных сил, именно не брезгающих никакими средствами, чтобы сеять всякую смуту в умах тех, кто должны были бы объединиться в одном порыве любви к Родине и к новому светлому строительству, которое сложило бы тот блестящий путь, которым можно было бы войти в воскресшую духом родную страну нашу, когда пробьет великий час, предуказанный всеми Писаниями и пророчествами.

Родные, должна кончать, ибо чувствую себя плохо. Простуда и общая слабость.

Шлю Вам все мои лучшие мысли и просьбы сердца; продолжайте являть великодушие и помните, что мы стоим у часа последнего.

Духом и сердцем с Вами,

Е. Рерих.

 

Что хотел сказать Моск[ов] своим замечанием, что вся пресса в Х[арбине] неправильна? Я не поняла. Хорошо ответила ему Зиночка. Именно, ужасно снижение всего до среднего уровня; всем им, этим скромникам, хотелось бы покрыть пылью серых будней все возвышающееся над ними, все превышающее их понимание. Истинно, самый ужасный бич человечества – его узкое мировоззрение. Лучшие люди думают, что явление их кругозора есть главный ключ к спасению Мира, но границы этих мировоззрений не идут дальше физического мира. Представители церквей сулят народу спасение духа, но дальше физического мира не идут. Народные вожди направляют мысль своих народов к переустройству, но дальше низших сфер они не ведут. Так можно перечислить все степени человеческого водительства, и становится жутко за тот тупик, в который вошло человечество. Истинно, лишь переустройство Мира и перерождение сознания могут разбудить энергии, нужные для поддержания равновесия планеты. Мы можем неустанно твердить о необходимости очищения сознания, ибо настал час последний к очищению созданного человечеством. Примем в сердце завет помочь переустройству Мира”.

 

 

Рузвельту Ф. Д. ( № 2 )

15.XI.34.

Г-н Президент,

Ваше послание мне передано. Я счастлива, что Ваше большое сердце так прекрасно восприняло Послание, а Ваш светлый ум был свободен от предрассудка, этой отвратительной инфекции, которая уничтожает в нас божественный и творческий огонь веры. Ваша вера в Новое строительство и Ваш открытый ум помогут мне постепенно раскрыть перед Вами весь План Нового строительства, в котором Вам и Вашей стране суждено сыграть такую большую роль.

Мое сердце радуется, передавая Вам следующие Великие Слова: “Несмотря на оппозицию, страна не знала более любимого Президента. Его слава будет возрастать. Так предопределено”.

А теперь я дословно процитирую полученные Предуказания, относящиеся к наиболее насущным вопросам:

1. “Вынашиваются намерения вовлечь страну в войну. Попытки совершить это будут предприняты с двух сторон. Одна из них придет через провокацию из страны на Востоке*, другая – через наущение – из страны за океаном*, под предлогом защиты Китая. Даже если мнение нации было бы в пользу войны, нельзя уступать, потому что страна стоит перед реконструкцией, которая поднимет ее на новую высоту. За этими попытками следует бдительно следить, потому что давление должно быть преодолено. Страна не должна разоружаться, наоборот, пусть ее могущество ощущается. И хотя нация может быть против вооружения, нельзя уступать, ибо никто не посмеет нападать на могучего правителя”.

2. “Держава за океаном – иллюзорная держава. Это отдаленное государство не питает к Вашей стране никаких чувств, кроме ненависти и зависти”.

3. “Над страной с Востока – множество дурных предзнаменований. Проявления космических смятений потрясут эту державу. Но бдительно должно следить за этими попытками (событиями), поскольку они могут привести к военным провокациям. Таким образом, Президенту следует опасаться конфликтов. Необходимо, чтобы те, кто окружают Президента, не распространяли бы слухов о его недружелюбии к стране на Востоке, поскольку они часто выдают собственное мнение за слово Президента. Таким образом, этот главный вопрос является первостепенным по значению”.

4. “Среднему Западу США угрожает плохой урожай, а потому полезно запастись зерном и сеять на Севере и Востоке; больше всего может пострадать пшеница”.

5. “Мы посылаем мускус от переутомления”.

Мой доверенный передаст Вам все данные о достоинствах этого чудесного лекарства, которое дает силу и уравновешенность нервной ситеме, а также предупреждает многие другие заболевания. В случае, если вы оцените его действие, я буду рада послать Вам еще.

Я закончу это послание утверждением, что за всеми несчастьями в стране, за всеми врагами страны стоят те, кого назовет Вам мой доверенный. Но их падение предрешено, грядущее десятилетие будет свидетелем этого великого падения.

Я знаю, что Ваше большое и мужественное сердце использует все возможности для того, чтобы предопределенное воплощалось во всей его мощи и красоте, а потому радость переполняет мою душу.

Сурово время, но оно прекрасно, потому что является этапом великого строительства в истории и так много возможностей открывается перед теми, кто следует под защитой Руки, держащей Шлем Мира.

Я шлю Вам, г-н Президент, все устремления моего сердца, все свои лучшие мысли, чтобы помочь Вам в этом предопределенном великом Достижении.

Елена Рерих

 

22.XI.34.

Родные мои, последняя почта из Ам[ерики] и Европы принесла волну радости. Несмотря на чрезвычайно напряженное финансовое положение, дела продвигаются, имя и Знамя Мира, и международное значение Учреждений утверждаются прочно. В сердце праздновали мы 17-е ноября, ознаменовавшее великое историческое событие*, и как было Указано: “И Мы празднуем, ибо Знамя Мира так прочно вошло в жизнь. У Нас Конференция значится как великое Знамение. Результат будет великим”. Так, честь и слава нашему Огненному Человечку – инициаторше и выполнителям исторического события, положившего твердое основание Светлому Движению. Очень хорошо, что наконец-то стали появляться в газетах заметки о Пакте. Конечно, все это должно было появиться в самом начале. Все эти осведомления так помогают всем и всему связанному с этим благородным начинанием. Также хотела бы знать, принесли ли какие-либо неприятные отголоски появившиеся оповещения об экспедиции? Мне думается, что нет. Не собственный ли страх создал воронье пугало? Так, Модрочка приложит всю свою находчивость и усилия, чтобы создать друзей среди прессы. Это обстоятельство неописуемой важности. Но, не скрою, я очень обеспокоена предложением двух индусов. Как бы не оказались они из лагеря революционеров или же подосланных провокаторов. Очень прошу навести самые точные расследования об их общественном положении и прошлой и настоящей деятельности.

Спасибо Зиночке за все ее хлопоты по распространению статей и сведений о деятельности Н.К. и наших Учреждений. Считаю, что такие личности, как Руб[акин] и Дехт. могут быть крайне полезными. Нам важно вербовать новых союзников, имеющих голос в русской и славянской прессе. Ведь в Париже русские газеты в руках врагов, и потому там сейчас труднее действовать. Но все же по сравнению с прошлыми годами и там достигнуты большие результаты, тоже и французская пресса начала откликаться. Появляются также симпатичные заметки в совершенно неожиданных и неизвестных нам органах. При небольшом устремлении многое может быть достигнуто. Конечно, не имею ничего против того, чтобы Зин[а] имела деловую переписку с Ас[еевым] и другими членами наших групп, но она должна помнить, что нужно быть очень осторожной, иначе могут посыпаться разные требования вплоть до денежных субсидий, и она уже знает, как действует отказ. Также не следует давать им подробностей о передвижениях Гу[ру]. Это им ни к чему, и они могут совершить много indiscretions. Также не следует посылать Н.К. журнал “Оккульт[изм] и Йога”. В его отсутствие это может попасть в нежелательные руки, а Вы знаете по письмам Н.К., какой там уровень сознания. Мы должны всячески думать, как бы не утяжелить атмосферу около имени. Конечно, и копии писем Гущ[ика] ни к чему бросать в пространство. Они у меня имеются, и свое мнение о них я уже написала кому следует*. Вот почему я жалела, что этому типу открыли возможность переписки с Амер[икой]. Следует насколько возможно оградить наши Учреждения от ненужной затраты сил на переписку с неопределившимися типами. Такие люди, как Рубак[ин] и Дехт., имеют достойную репутацию, но с другими нужна осмотрительность. На письмо Моск[ова] я ответила письмом незначительным и ни к чему не обязывающим. Должна признаться, особого вкуса вступать с ним в переписку не имею, но и он может принести свой камень на построение. Несомненно, Русский Институт со временем будет очень нужным и популярным учреждением. Не советую Зине вступать с ним в споры, сознание его старое и его не переделаешь. По-своему он выказывает уважение и почитание Н.К., и на том спасибо. Спор о замене тех или других слов, как, например, договор или Пакт, великий или крупнейший, есть спор об яичной скорлупе. На его возражение против чрезмерной восторженности, выражаемой некоторым писателем, Зиночка имеет сейчас прекрасное оружие в словах Дехт.: “Чудесные краски мира погибают, над ними превалирует защитный цвет. Как больно жить в нашу эпоху! Как тяжело видеть лобызание всенивелирующей руки”. Вот против этой всенивелирующей руки и восстает все наше существо и вся деятельность наша. Но обострять спора со старым сознанием не следует. Также не знаю я и Шнарк. и опасаюсь его. Нужно будет явить терпимость. Прошу передать Ниночке, свояченице Завадск[ого], мой сердечный привет, защита ее очень тронула меня. Хочу сказать Радночке, что сердце мое зажглось навстречу сердцу ее. Готовность ее искупить старое и начать новую прекрасную страницу взаимного облегчения и бережности к сотрудникам, дает мне надежду на возможность будущего нашего с ней тесного сотрудничества.

Модрочка спрашивает, какими поступками вызвала она последнее Указание Вл[адыки]? Но, Модр[а], неужели мне нужно разбирать это? Неужели Модр[а] сама не может уяснить себе, почему Вл[адыка] так сурово указует на недопустимость растрачивания ценнейших Сил! Если в духе нет этого сознания после стольких напоминаний, то никакие слова, никакие разъяснения не убедят. Модрочка, нужно явить подвижность во всем, начиная от сознания. Так и молчание Г[алахада] знаменательно. Потому подожду отвечать ему. Ибо Сказано: “Он думает, что все сделано и все искуплено. Но ни он, ни Модр[а] не искупили нанесенного ущерба. Человеческая совесть любит убаюкивать себя, что несколько сносных слов и действий искупляют накопленное зло”. Да, Модр[а], Вл[адыка] знает человеческую природу, и нужно очень просвещать сознание Гал[ахарда]. Нужно ясно осознать, что посеянные причины не могут быть так просто искоренены. Много неощутимых сейчас для нас последствий ужасного предательства творят свое разрушительное действие. Много терпения и усилий придется приложить, чтобы разряжать эту ядовитую заразу. Также невозможно себе представить, чтобы Г[алахад] сразу бы изжил свое малодушие и привычные полумеры. Именно: “Человеческая натура должна постоянно бороться с собою, лишь тогда можно думать об искуплении”. Мне нужно иметь определенные сведения о его действиях со всеми предателями. Нужно знать, как сумел он противостоять клевете и доносам. Не попал ли он снова под влияние темных шептунов? Действовать под диктовку не так уже трудно и находчиво. Нужно видеть его самостоятельные действия. Модр[а], многое должно быть закреплено в его сознании. Как Сказано: “Лишь после таких писем, после раскрытия предат[ельства] и последствий действий бот[аников] сознание начало пугаться; именно, человекообразные действия начались после твоих писем, но они еще не закреплены. Так, Модр[е] нужно отставить всякое легкомыслие и понять, что накопленное зло так легко не растворится. Закон причин и следствий неумолим, и никто не может уйти от своего посева. Последствия можно до некоторой степени ослабить, но принятие их неизбежно. Зло нанесенное велико, ибо трещины (не трещины, а динамит) заложены были в самое основание великого строительства”.

Ах, Модрочка, Модрочка, все горе в том, что нет соизмеримости и правильного понимания всего происходящего. Ведь сознание видит только лишь то, что оно может вместить. Помнить нужно замечательную тибетскую сказочку, которую Вы знаете, как толпа вместо прекрасного Облика Майтрейи увидела безобразную собаку*. Также совершенно необходимо двигать вопрос с Ко[оперативом]. Н.К. так красиво писал о жесте Друга, давшем возможность приступить к подготовлению второго дела. Ведь и Логв[ан] уже думает в этом направлении. Сейчас нам нужно употребить все наши усилия к приобретению новых связей во всех направлениях, это условие неописуемой важности. Знаю, что Логв[ан] делает все, что в силах его. Радостно читать, как умело и находчиво он получает доступ к новым мостам. “Успех будет с Логван[ом]. Дружба Логв[ана] с Хи. принесет хорошие последствия. Жена его не из светлых. Так пусть будут очень осторожны с нею. Но дружба Л[огвана] с Х. принесет хорошие плоды”.

Не думаете ли Вы, что Ав[ирах] мог бы давать ей уроки, если она того желает. Но, конечно, никаких разговоров об Учении с нею не вести. Нужно очень запомнить Указание Вл[адыки] о ней.

Также сердце мое горит, читая об образовании новых очагов среди духовно ищущих. Я знаю, что магнит моей нежной Порумочки привлечет светлые души. Я глубоко тронута словами моей Порумочки. Конечно, именно ее энтузиазм привлечет сужденные души. Я так запомнила Сказанное: “Суждено Поруме привлечь много сердец”. Так, все Указанное свершится в срок. Шлю моей Порумочке огонь моего сердца, также и Логвану в его построении мощного Моста. Радуюсь, что, несмотря на всю финансовую напряженность, Логв[ан] и Пор[ума] хранят бодрость и радость. Величайшая похвала тем, кто умеет чуять эту радость строительства в час величайшего напряжения. Радовалась всему, что Порумочка пишет о детках. Так оно и должно быть. Светлые духи много радости принесут. Шлю им всю ласку мою. Подумать только, что Ориоле уже четвертый год пошел!

Родной Авирах, к моему первому письму об Общ[естве] Ам[оса] не могу ничего добавить. Именно Вл[адыка] хочет, чтобы Вы собирали духовно ищущих, и главным образом, среди сородичей, и изучали бы вместе с ними древние Писания, освещая их в свете нового, правильного толкования на основе нового Учения. Трудное время переживается народом, и помнить нужно Указание, что лишь с Амосом будущее. Именно, очень нужно подчеркивать близость и значение пророка Ам[оса] в будущем построении народа. Не смущайтесь, если не много слушателей найдете. Даже двое дадут уже хорошее основание. Немногочисленные были вестники всех Заветов, но зерна, розданные ими, дали великие урожаи. Итак, в добрый час!

Теперь моя сокровенная просьба к Радночке и Модре. Умоляю Вас, проявите всю заботливость к Логв[ану]. Сердце его нуждается в бережности. Вл[адыка] указывает, что он очень нуждается в покое. Вы же знаете, какое страшное бремя несет он!!! Указано, что самое главное, чтобы сотрудники поняли это и берегли его. Ведь самое тяжкое воздействие и отравление организма происходит от внутренних неладов. Потому прошу Вас принять это Указание очень и очень серьезно и проявить крайнюю бережность. Всякий вампиризм должен быть прекращен. И сказать не могу, как тревожусь я за его сердце! Пишу это только Вам, чтобы не беспокоить Порумочку. Радночка передаст это Модре. Родные, помните мою страшную тревогу. Буду так благодарна за каждое внимание и заботу, проявленную к Гуру и Логв[ану]. Хранить нужно их силы.

Шлю Вам, родные, всю устремленность сердца моего поддержать каждого из Вас в его самоотверженной работе на общую великую пользу. Берегите друг друга!

Духом и Сердцем,

Елена Рерих.

P. S.

Мы послали Вам ящик на имя Урусвати с тремя лисьими шкурами для Пор[умы], Рад[ны], и Мод[ры], инициалы помечены на обратной стороне каждой шкурки. К хвосту одной из них я прикрепила коробку – образец ондатры, который я посылаю Логв[ану] от Л[юмоа(?)].

Модр[а] не должна забывать, что указ “перевести и понизить” было дано только для Ри[ччи], в силу существующего закона. Но что касается бот[аников], то они заслужили еще более жесткое обращение, перевод в Калифорнию ни в коем случае не наказание, поскольку один из них так хотел туда поехать, судя по его же собственным письмам. Снова полумеры! Поэтому Модр[а] должна понять, что я повременю с ответом Гал[ахаду] и посмотрю развитие следствий. Модр[е] не следует забывать возраст Н.К. и то, как ужасно такие события действуют на его сердце.*

 

29.XI.34.

Родные и любимые, только что вместе со всеми Вами пережили мы страшное напряжение. Дух мой знал, что все обойдется, но сердце болело за те муки, которые переживали Логв[ан] и Пор[ума]. Как нужно беречь их! Явить нужно тонкое понимание того бремени, которое несут они. Понять нужно, насколько доверенная им Ноша тяжелее. Только когда сознание в этом направлении прояснится, возможно будет говорить о своем служении и преданности Вл[адыке]. Можно ли считать себя преданным Вл[адыке] и действовать против Его Указаний? Какое страшное затмение!

Так очень прошу Вас, родные, не писать Н.К. о продолжающемся разъединении. Зачем отягощать атмосферу около так тяжко обремененного Гуру! Притом, мы не безумцы и должны понимать, что если 10 книг Учения и непрекращающиеся Указания Вл[адыки] не могут сдвинуть сознания, зашедшего в тупик мелкого самолюбия и создаваемых самостью обид, то что может сделать Гуру против такого одержания? Будем честны с самими собою и задумаемся над тем, почему Указания содержат одобрение и поддержку Логв[ану] и Пор[уме]? Нет ли в этом какой-то неизвестной нам причины? Взвесим честно результаты, достигнутые каждым сотрудником. Мое сердце болит, видя это непонимание. Всем было все открыто, каждому была Указана миссия его и его положение в Иерархическом Построении. И это Иерархическое Построение, конечно, требовало и требует постоянной дисциплины. Достаточно известно, что без Иерархического Начала никакое построение выдержать не может. Также нужно твердо запомнить, что никакого необоснованного фаворитизма не может существовать в делах и построениях Вл[адыки]. Все строится на основах Космического Закона Кармы, или Космической Справедливости. Конечно, Справедливость эта не справедливость умов, занятых учитыванием одной жизни. Так, Вл[адыка] указывает написать, что бывает кармическая связь, огненно неуязвимая, когда она связывала духов тысячелетиями и расторгнуть которую невозможно. Также и связь Логв[ана], Пор[умы] и О[яны] имеет глубокое значение, ибо так заповедано Вл[адыкой]. Потому, видя это прекрасное единение, на котором возможно возносить строение Вл[адыки], следует принять это как Космическое Право и стараться протянуть нити дружелюбия и сотрудничества к этому нуклеусу. Так, я, со своей стороны, всецело доверяю этому нуклеусу и знаю, что они проведут каждое Указание Влад[ыки] со всею устремленностью и без всякого малодушия, укрывательства и полумер, так подорвавших основу главной линии. Об этом разрушении по гл[авной] линии с глубокой тоской пишет мне Н.К., а тут еще приходят к нему упоминания о разъединении все растущем, но без конкретных к тому указаний. Нужны конкретные данные со всеми свидетельствами, иначе это похоже на клевету.

Поверьте, родные, что мне очень тяжко писать это. Но я должна сделать это, я должна предупредить о чрезвычайной серьезности момента, ибо мы стоим у поворотного пункта наших существований. Поймите, родные, что все, кто не искупит свои порождения за эту жизнь, навсегда утеряют связь с Вл[адыкой] и Его ближайшими. Луч Вл[адыки] будет достигать лишь самых преданных. Как мне ни тяжко, но должна напомнить сказочку из прошлого. Был у великого Соломона слуга; за исполнительность и находчивость Царь поставил его высоко и сделал его управителем домов и имений своих. Но, достигнув власти и почестей, доверенный слуга вознесся в гордыне своей и стал злоумышлять против облагодетельствовавшего его Царя. Предательство его было раскрыто, и неверного управителя должна была постичь заслуженная кара. И был у Царя еще другой слуга, облеченный всем доверием Царя, чиновник особых поручений Его; и вот этот доверенный в затмении сознания своего поступился своею преданностью Царю и укрыл, и спас от заслуженной кары неверного, покусившегося на самую жизнь Царя... Думаете ли Вы, родные, что этот, облеченный всем доверием Царя, поступил достойно и справедливо в отношении Царя? И разве не лучше ли было бы для неверного управителя, если бы он мог тогда же искупить преступление свое? Неискупленная Карма превращается на протяжении веков в тяжкую Ношу, потому следует стремиться к немедленному искуплению наших провинностей, как только они осознаны. Так, неверному управителю пришлось пройти через многие тяжкие, очень тяжкие жизни, и сейчас ему в последний раз дана возможность искупить свою вину. Также и укрывший виновника от справедливой кары связал свою Карму с его Кармою и, таким образом, понес двойную Карму. На этот раз ему всею силою духа придется выказать полную преданность Царю и всячески помочь укрытому им управителю понять, что лишь самоотверженная преданность в исполнении малейшего Указания, идущего от Царя, может дать ему возможность искупить тяжкое прошлое. Карма укрывательства связала облеченного Доверием с неверным управителем, и потому, лишь приведя его к новому пониманию, лишь переродя его сознание, может облеченный Доверием окончательно искупить и свою ошибку. Закон Кармы, или Космической Справедливости, непреложен. Так пусть облеченный когда-то полным Доверием помнит, что ему нужно не обелять и не укрывать, но приложить все действия, чтобы искупление было проведено в полной мере. Но мера и качество этих усилий взвешиваются на Весах Космической Справедливости, а не нашими земными суждениями.

Так и управитель должен явить сейчас все доступное ему самоотвержение в служении Царю, но также и преданность и внимательность к пострадавшему благодаря ему, иначе не искупить ему своей вины.

Вы знаете, родной мой Ав[ирах], как Вы мне дороги, и поверьте, мне очень нелегко писать это, но кто же скажет Вам правду? Ведь правда ценнее всего на свете. Вовремя сказанная правда может от многого спасти. Вы мне дороги сами по себе и как брат моего Огненного Человечка.

Так, родные, не будем всю вину полагать на одну сторону. Всмотримся и вдумаемся глубже в создавшееся положение. Обвиняя тех, кого Вл[адыка] одобряет и снова велит мне послать похвалу, не идем ли мы против Самого Вл[адыки]? Где же преданность и служение наше? Если даже с той стороны может проявляться некоторая отчужденность, то оглянемся в прошлое и найдем причину этого. Потому не будем винить других за отчужденность и требовать от них внимания и любви, которую мы не сумели заслужить. Ничто не приходит само собою, все должно быть заслужено. Потому и мой совет Радн[е] – задуматься серьезно и спешно, как если бы назавтра ей предстояло явиться на Суд. Истинно, время кратко, и невозможно мгновенно переродиться. Будем также помнить, что никакое и ничье прощение нам не поможет. Космическая Справедливость не знает ни прощения, ни осуждения. Все воздается в тончайшем соответствии с накопленными человеком энергиями. Истинно, сам человек прощает и осуждает себя. Вл[адыки] могут лишь Указать Путь и поддержать Советом, но Они не могут трансмутировать наши энергии без нашего к тому устремления. Истинно, если соответствие не соблюдено, человек может сгореть под Лучом Вл[адык].

Очень огорчилась, узнав, что Гал[ахад] уже назначил заместителя. Ведь Модр[а] писала мне, что он назначил его временно. Опять все те же полумеры, опять все та же игра – одною рукою строить, другою разрушать! Много шишек придется ему набить, прежде чем он научится строительству. Посмотрим, насколько хватит у него решимости проследить источник задуманного вредительства, принесшего такие тяжкие последствия. Н.К. их очень почуял. Все нужно начинать наново. Нужно искать новые каналы. Пусть Гал[ахад] продолжает теперь строить те дела, о которых пишет Н.К., это очень важно. И нужно торопиться, ибо идут события. “Можно проследить, как события нагнетаются, как нагромождаются тучи, как все центры планеты выявляют свои напряженные направления. Даже недалекие умы могут видеть, что карта Мира меняется. Истинно, немного осталось до великих событий. Переустройство Мира происходит во всех краях, и кажущееся утвержденное благополучие есть лишь мираж, ибо каждая энергия находится в стадии трансмутации. Нетрудно утвердить, как колеблются Весы Космические. Так, на пути к Миру Огненному устремимся к насыщению Космического Магнита”. Истинно, пожар разгорается!

Так, привожу строки, Сказанные по получении одного письма: “Если бы поняли, какими основами можно построить лучший Мир. Если бы человечество задумалось над понятиями, которые насыщают жизнь. Сколько высших побуждений могло бы проснуться в сознании, сколько спящих энергий могло бы начать действовать, если бы человечество приняло Завет Служения так, как это утверждено всеми Высшими Силами! Все огненные качества Служения, именно, основаны на преданности. Именно это качество есть основа строительства. На пути к Миру Огненному нужно очень утвердить эту основу”.

Так, не будет преданностью идти против Указания Вл[адыки]. Также хочу сказать, что Святилище и Святая Святых должно быть в сердце. Много храмов настроено, и много молящих наполняют их, но какая кому польза от этого, если приходят туда в ожесточении сердца? На том же основании Вл[адыка] запретил ставить Свое Изображение на стол во время meeting’ов. Ибо это было великим кощунством. Итак, родные, будем спешно прочищать сознание наше и питать наше тонкое тело. “Укрепление тонкого тела так соответствует каждому возвышенному порыву. Тонкое тело заключает в себе все духовные центры. Сознательное питание его может дать большие возможности. Субстанция тонкого тела зависит от этих духовных насыщений. Польза от этих питаний может быть великая для физического тела. Каждый порыв духа укрепляет центры тонкого тела. Наоборот, каждый центр физического тела, который насыщен низшими энергиями, разрушает огненные центры. Тонкое тело нуждается в этом питании. Постоянная связь между телами может, таким образом, утвердить сознательный обмен энергиями. На пути к Миру Огненному осознаем насущность связи между телами”.

Эти строки нужно вкоренить в сознание и помнить, насколько каждая неправильная мысль, каждое низкое побуждение разлагают наше тонкое тело. И не подняться отягощенному тонкому телу в верхние слои.

Верю, родные, что Вы начнете эту спасительную работу над собою.

Вчера у нас был радостный день, получена была телеграмма, что Флавий вне опасности. День этот совпал с рождением нашего Яр[уи], и давно уже мы не чувствовали себя такими бодрыми и радостными. И было Сказано: “Так поверх всех трудностей Мы одерживаем все победы. Поверх всех противников Мы одерживаем победы. Так во всех битвах Мы побеждаем. Идут новые великие возможности. Мосты прокладываются. Но не упустим их. Так Мы преуспеем”.

Шлю Вам, родные, все укрепляющие мысли и устремление духа и сердца моего к новой ступени сознания.

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

Имейте в виду, что сказочку я не перевела. В письме к Модре она выпущена.

Берегите сердце Логв[ана], боли плеч у него от сердца. Я очень тревожусь о нем. Страшитесь разбередить его. Передайте это и Модре.

 

21.XII.34.

Родные мои, письма Ваши с описанием тяжких дней болезней Флавия и самой Порумочки получены нами. Весь день мы находились под впечатлением мук, пережитых Логв[аном] и Пор[умой], а тут еще все давление ответственности за строительство! Честь и слава им за их несломимое мужество и терпение! Сердце мое полно глубокой любви и признательности к ним и гордости за стойкость духа их. И похвала Вл[адыки] им радостно звучит в сердце моем. Истинно, спаянные любовью, сердца могут творить и являть радость Вл[адыке].

Пришли и minutes meeting’а номер 302. Должна сказать, сердце мое сжалось, прочтя этот длиннейший meeting от 28-го ноября, да еще в дни, когда сердце Логвана находилось под таким страшным давлением! Неужели нельзя было отложить его или, по крайней мере, изъять все, не относящееся к неотложному? Неужели нужно было возвращаться к старому инциденту с Монтана? Инцидент этот был уже освещен со всех сторон, и моя точка зрения тоже установлена. Именно, преподаватель может не явиться на приглашение директора по самым различным причинам, вплоть до приступа внезапного сумасшествия, но место на выставке для его класса должно быть предусмотрено директором школы. Мы выставляем не преподавателя, но произведения его класса. Также, истинно, черная рука толкнула на препирательство из-за статьи, одобренной Н.К. Как жестоко было проявление в такой момент подобной а-культурности сердца! Где же сотрудничество? Мое сердце невыразимо скорбит. Сколько горя причинено Вл[адыке] некоторыми, считающими себя сотрудниками. Привожу беседу, данную Вл[адыкой] для Модр[ы] и Радн[ы]:

“На пути к Служению нужно запомнить насущность правдивости, ибо это есть первое требование в построении. Искажение фактов есть искажение построения. Ведь лишь самообольщение толкает дух на искажения. Зеркало кармическое отражает эти искажения, и дух, явивший кармическое злотолкование, наносит ущерб всему построению. Почему же человечество окутало так планету ложными эманациями? Искажение Истины, искажение Учения, искажение Принципов приводит к разрушению. В этом тупике живет дух человека, который живет самостью. Приходится сметать пыль, и щели зияют при сорном строительстве. Истинно, язвы духа мешают подыматься строению. Нужно тонко различать терпимость и подвижность от тех свойств, которые так хаотично проявляются на опыте с людьми, которые поворачивают туда, куда ни совесть, ни честность, ни истина не зовут дух. На пути к Миру Огненному первое условие Огненного Служения есть честность. Так запомним. Эту беседу Дал для Модр[ы] и Радн[ы], ибо времени осталось мало, но сору много, и построение требует честности”.

Что могу прибавить я к этому? Лишь повторить и от себя: честность, честность и честность. Вл[адыка] видит все ауры, и я вижу иногда скульптуру духа. Так, я очень огорчилась, что, несмотря на все Указания, Модрочка снова ненамеренно забыла, как она сама пишет, уведомить президента Пост[оянного] Ком[итета] по продв[ижению] Пакта, что она едет в Вашингт[он]. Вот эти-то намеренные и ненамеренные умалчивания и губят все строение и заставляют Вл[адыку] так сурово предупреждать о последнем времени. На днях снова было Указано: “Когда научим Модру не умалчивать, многое станет проще”. Какую страшную ответственность приняла Модр[а] на себя этим скрыванием и умалчиванием! Совет Логв[ану], чтобы Никод[им] припугнул О.Х., если ему будут ставить спицы в колеса, считаю правильным. Нужно шипеть и показывать кулак и зубы. Грубые люди боятся лишь сильного окрика. Как Сказано: “Модр[а] и Гал[ахад] много горя причинили Вл[адыке]”. Действительно, как искажено было все доверенное, какие страшные зерна посеяны постыдным малодушием!!! Как справедливы были мои предупреждения о теплоте и малодушии друзей, вроде Г.Б[оргеса]! Его последнее письмо – такое яркое свидетельство, чего стоят ипокритские* слезы всех “sweet souls”. Правильно решение не перетягивать с ним струн; труса, так же как горбатого, лишь могила исправит. Как Сказано: “Пусть спасают, что можно еще спасти”. Ах, Модрочка, как рыдает сердце мое за все удары, нанесенные Великим Сердцам!! И что могу я сказать Гал[ахаду], когда каждый день приносит мне сведения о новых следствиях явленного в самом начале малодушия, небрежения и легкомыслия? На мой вопрос, преуспеют ли Гал[ахад] и Модр[а] во всех делах, доверенных им, ответ был: “Настолько, насколько приложат стараний”. Это Модра может передать ему. Модрочка, услышь мой зов! Скажу, если бы на моем горизонте не появилась сейчас новая возможность, то сердце мое не выдержало бы этих ударов, нанесенных в спину. Подумать только, какое чудесное строение доверено было именно М[одре] и Гал[ахаду] – и вот мы стоим перед жалким остовом, грозящим обвалом. Получены новые письма от Ф[уямы]. Вы, вероятно, уже имеете все необходимые документы о новых выпадах, и не сомневаюсь, что Вы выполните все указания Ф[уямы]. Очень прошу Вас совместно обсудить, как лучше поступить, принимая в соображение все местные обстоятельства. Осторожность необычайная должна быть явлена. Каждое слово должно быть взвешено. Конечно, нам остается в утешение, что “выявление ликов есть очищение пространства”. И я рада, что у Удр[аи] не будет иллюзий о некоторых типах сородичей. Давно уже было Указано на них. Строительство не им поручено. Каждый строитель должен знать материал, которым он располагает. Интересно, что он пишет, что сочувствие к ним выражалось от присылки цветов и до уличных драк. Забавно! Но мы, хотя и знаем всю полезность столь сумбурной клеветы, все же должны принять все меры, указанные Гуру, для прекращения ее. Характерны требования денег, и в случае отказа – обливание грязью! Истинно, все исчадие ада выползло на поверхность земли! Несмотря на всю, казалось бы, безнадежность происходящего, я вижу мастерское Водительство, именно враги принесут самые тяжелые камни на построение. От врагов мы отобьемся, но тяжко, когда доверенные наносят удары, ибо, истинно, именно эти удары почти незалечимы. М[одра] и Г[алахад], где же Ваш дозор? Где защита имени? Неужели кто-то думает, что все это – игрушки? Пора понять, что прикоснулись к Грозной Силе, которая в час сужденный сметет всех теплых и малодушных. Очень жду ярых действий Г[алахада]. Запросил ли он у О.Х. содержание посланных им телеграмм; это он вправе знать, ибо в этом его оружие против О.Х. Сколько времени уже прошло, а самая, казалось бы, простая вещь не может быть исполнена!!! Радовалась успеху вечера, данного 23-го ноября. Как это противоречит той мерзости, о которой пишет Н.К. Необходимо что-то сделать, чтобы прекратить эту мерзость. Знаю, что близкие сердцу моему найдут возможность тактично и с достоинством указать на недопустимость такого оскорбления. Нужно раскрыть истинных подстрекателей этой гнусности, и не удивлюсь, если они будут в теснейшем родстве с отозванными. Родственник (сын) посейчас там сидит и с величайшим удовольствием раздувает пожар во вред своей же стране. Но мы будем тверды и ничего не убоимся. Щит Великий над нами. И мы знаем уже тактику адверза; но тактика адверза требует необычайной сплоченности сотрудников, потому я заклинаю Модр[у] и Зину выявить всю честность, и отставить все намеренные и ненамеренные умалчивания, и дружно освещать все слабые и опасные места, и немедленно общими усилиями защищать их.

Сколько осложнений причинило нам учреждение Л[уиса] Сп[енсера]. Страшно жалею, что в свое время не был сделан протест против обезображения портрета. Так же нелепые искажения, попадая на невежественную, фанатичную почву, творят массу вреда. Напрасно посылается мне статья Гол., раз она была одобрена Н.К. Не имея оригинала, я не могу судить о правильности перевода.

Родной Ав[ирах], прочли о Вашем чудесном спасении. Истинно, Щит хранит верных воинов! Вашу последнюю статью “Рерих – Викинг” здесь нельзя будет поместить. Нужно мне найти время и еще раз просмотреть Ваш труд “Пятое Царство” и, может быть, можно будет с небольшими выпусками поместить ее в каком-либо журнале.

Родные, услышьте призыв мой к новому единению, ибо время такое грозное. Нельзя больше допускать ошибок и легкомысленного небрежения. Неужели не чуете, что последнее время подошло! Колоссальное единение и настороженность должны быть явлены вместе с мужеством и дерзанием. Неужели не явим хотя бы малую радость Вл[адыке], Давшему нам неоценимое Сокровище, Призвавшего нас к расширению сознания. Помните притчу о талантах. Шлю Вам все горение сердца в радости Служения Великому Благу.

Духом и Сердцем с Вами,

Елена Рерих.

Хочу напомнить: еще когда Гал[ахад] опасался, что на него обрушатся наши враги, как точно было Указание: “Не он принял Наших врагов, но Мы приняли его врагов”. Разве мы знали всех этих Р. и темных бот[аников]? Не он ли наградил нас этими предателями?

На выпады в яп[онских] газетах сказ[ано]: “Конечно, если бы не мерзкие бот[аники] и сослуживцы, то не было бы выпадов в яп[онских] газетах”. Так запомним. Именно, как родная давно сказала: “Линия главная осложнилась из-за малодушия””.

Прилагаемую открытку прошу Модрочку передать Гал[ахаду]. Пусть обратит внимание на нагрудный знак Христа*. Может показать и Ч.

 

Рузвельту Ф. Д. ( № 3 )

27.XII.34.

С великой радостью в моем сердце я спешу отправить ответ.

“Мы видим возможность установления баланса с соседними странами, и народы будут помнить Инициатора этого Единства государств. Мы видим Конфедерацию южных стран Америки, возглавляемых США. Работа может быть начата в этом направлении. Нет нужды проявлять колебания из-за существующего П[ан]-Ам[ериканского] С[оюза], поскольку в настоящем виде он представляет собой скелет без души. Мы видим этот Союз [во главе] с Пр[езидентом] Р[узвельтом]. Но во всем этом построении Пр[езидент] дожен будет утвердить магнит своего сердца, поскольку его токи весьма мощные и Президент должен использовать их. Никто не может заменить его. И мы видим, каким образом Президент может умиротворить конфликты между этими странами, если он сам возьмет на себя созыв представителей стран для третейского суда.

Пусть Старый Дом откажется от политики, отравленной страной, расположенной за морем, поскоьку ее яд проник в почву соседних стран. Все космические условия благоприятны для секретных переговоров Президента, которые не должны быть разглашены прессой или теми, кто его окружает. А потому Президент должен действовать через тех, кто ему предан и искренне к нему расположен. Таким образом, Мы видим строительство Союза, который в будущем присоединит Ю[жную] А[мерику] к США, и основателем этого Великого Государства станет Пр[езидент] Р[узвельт]. Этот Великий Союз определен и будет осуществлен”.

Пр[езидент] не может обсуждать своих планов во всей полноте ни с кем, но все каналы должны вести к этому.

Каждому следует соответственно помнить, что Старейшему в Старом Доме гораздо больше близки интересы Страны за морем, чем его собственной Отчизны.

Да будет Пр[езидент] Великим Объединителем этой могучей страны, которой суждено играть Великую роль на Космических Весах. Этот жизненный вопрос будет решен, и Помощь будет предоставлена Пр[езиденту]”.

Я должна добавить, что “Страна на Востоке переживает трудный период внутренней дезинтеграции, которая искусно скрывается”.

Подобным же образом “для внутреннего благосостояния страны должен быть установлен контроль, который будет следить за тем, чтобы цены на продукты не повышались”.

Я смогу направить к Вам специального гонца с Посланием.

Для сердца, горящего истинной любовью к своей родине, для разума, не отравленного любыми предрассудками и не страшащегося широких горизонтов, Ответ всегда готов.

Угрожающие знаки дезинтеграции Мира будут перекрыты Построением Света, и на мощном фундаменте смелости Вашего огненного Сердца и великой Вере в Ведущую Руку, которая вершит Судьбами Мира, будет построена Величайшая из Эпох! И так предначертанное осуществится!

Радостно для меня писать Вам все это, радостно верить Вашему Сердцу.

 

2.I.35.

Родные мои и любимые, полученные вести из Америки действительно создали праздничную атмосферу у нас. Великая победа одержана, и, как Сказано: “Дом будет в наших руках”. Честь и слава Логвану за его несломимую энергию и веру, которые и привели к победному результату. Так пусть все сотрудники ценят своего президента и приложат все усилия, чтобы помочь ему вывести все Учреждения на блестящий путь широкого развития. Будем помнить Слова Вл[адыки]: “Логванов не найти, ибо огненная вера – редчайшее качество”. Так, родной Логван, передавая Вам Слова Вл[адыки], шлю Вам и мою глубокую признательность за мужественное пронесение тяжкой Ноши. Также ценю всю выдержку, всю твердость и устремленность сердца моей нежной Порумочки, поддерживавшей Логв[ана] в трудные минуты во всех его действиях. “Также не забудем ту роль, которую сыграла в этой победе и наша верная Свидетельница О[яна]”, – так сказал Вл[адыка]. Так запомним самоотверженность нашего Огненного Человечка. Истинно, можно строить с духом, не идущим на компромиссы, ибо победа будет всегда обеспечена. Сердце мое рвется в любви и благодарности к верным мужественным воинам Вл[адыки]. Благодарю от всего сердца и всех сотрудников, приложивших свои старания для облегчения несения этого непомерного бремени. Одна победа влечет за собою другую. Спаянные преданностью и любовью сердца могут творить чудеса, ибо аура их становится магнитом колоссальной силы. Там, где произошло такое счастливое и редкое объединение сердца, будем оберегать явление это свято, как сокровище бесценное, дабы ничем не помешать ему в его сокровенных действиях. Вл[адыке] легко и радостно творить с сердцами, так спаянными. Лишь спаянные сердца могут воспринимать все посылаемое, и только этим нерушимым током может возноситься величайшее построение без трещин и подкопов в основании. Все пути открываются перед огненным сердцем, зажженным желанием выполнить задание как можно достойнее, как можно точнее и ближе к Желанию Вл[адыки]. Именно: “Восторг духа есть огненно созидающая энергия. Восторг духа насыщает каждое явление лучшими устремлениями. При воспитании сердца нужно особенно распознавать эти творящие энергии, которые насыщают дух самыми тончайшими эманациями. При воспитании так важно утончать все чувства. Строение всегда напрягается восторгом и устремлением духа и сердца. Притяжение огненных энергий из пространства имеет в основании своем каждое возвышенное чувство. Так важно пробуждать все огненные устремления. На пути к Миру Огненному устремимся к познанию радости служению Великой Иерархии Света”.

Так, огненно спаянные сердца познают много побед! С 28-го на 29-ое получила спешное Предупреждение послать Вам и Ф[уяме] телеграмму одного содержания, чтобы Гал[ахад] не обращался за средствами к Гл[аве], но к друзьям. Причина в том, что почва еще не готова, и получится отказ. Сейчас следует проявить величайшую бережность. Самость, малодушие, и страх, и непонимание, которые были положены в основание построения, обнаружат еще много темных следствий, потому нужно так тактично, не перетягивая струны, утверждать значение и достоинство имени, не отягощая Гл[аву] новыми предложениями и новыми посторонними просьбами. Будет блестяще, если Ник[одиму] удастся продолжить задание на тридцать шестой год и утвердить в сознании некоторых друзей понимание исключительной мудрости и предвидения Ф[уямы], так же как и его любовь к стране и веру в ее великое будущее. Как Сказано, г-жа Ром. полезна. Так, если Другу удастся собрать несколько лиц и заинтересовать их возможностями Кооп[ератива], он сделает большое дело. Конечно, Кооп[ератив] может быть лишь в М[аньчжоу-Го], но не с сородичами. Не скрою, что была очень удивлена, получив письмо от Ф[уямы], извещающее меня о том, что он писал и даже послал телеграмму, чтобы Гал[ахад] переговорил о средствах с Chi[ef]. Опасаюсь, не было ли дано ему неправильное освещение фактов? Не было ли нечто преувеличено? Это шаг очень рискованный. Все требует подготовки, а при той неумелости, с которой было проведено первое задание, породившее новых и весьма деятельных врагов (не будем скрывать этого от себя), сейчас нужна особая бережность. Можно представить себе, какие мерзкие слухи доходят до многих ушей! Конечно, большое сердце принимает их иначе, нежели малодушное сознание, но все же, повторяю, нужна сугубая осторожность на протяжении значительного времени. Пусть Ник[одим] тем временем собирает друзей и утверждает и свое сознание в значении Посл[анца] и великого будущего. Между прочим, воображаю, как он был поражен, когда Гл[ава] запросил его о Mother?* Вероятно, сначала онемел, но потом вспомнил, что Mother напоминала ему его добрую тетушку, подарившую ему картину Уаттса. И на том спасибо, если сравнивают с когда-то дорогими образами. Так, Модр[а], пусть Гал[ахад] не просит фондов от Гл[авы], но лишь утверждает свое мнение о Посл[анце] и проводит великое строительство будущего с друзьями.

Родная моя Порумочка, так радуюсь всему, что она пишет о своих занятиях. Думаю, что Порумочка найдет слова сердца передать г-же Сав. нашу скорбь, что великого друга страны так недостойно травили нипп[онские] газеты последние дни его пребывания там. Он уехал оттуда с большой болью в сердце, ибо он так верил в культуру и героический дух Ниппона. Конечно, все это к лучшему, ибо самая трудная Карма – это Карма благодарности, ибо она так связывает человека. Также совершенно правильно пишет Гу[ру], что именно враги произнесли те формулы, которые друзья часто не отваживаются произнести, но услышав которые, многие очень обрадовались и захоронили в сердцах своих. Тактика адверза, истинно, великая творческая сила! Как всегда, именно враги стелят мосты и служат трамплином. Без возмущения духа ничего создать нельзя. Без Света и тени Космос не может иметь бытия. Так не будем смущаться врагами, но будем заострять на них свою находчивость и меткость своих ударов. На чем же другом можем испытать свои силы? И разве не радостна битва во имя Вел[икого] Иерарха Света? Разве может она быть не победоносной, если мы идем зажженные факелом преданности, смело, без компромиссов, преисполненные сознания величия доверенного? Родная моя Порумочка, я так радуюсь, что она утверждает действие как великую трансмутирующую силу. Именно действие есть основа всего, и так мало людей, которые понимают это. Конечно, многие под действием понимают всю суету и сутолоку обыденности. Родные мои, особенно дороги мне воины духа, умеющие отстаивать во всем достоинство их Пославшего. Все устремления сердца моего с ними. И велика скорбь моя, видя умаление, принижение и умалчивание.

Прошу, родные, передать Стоксу нашу сердечную благодарность, его поддержка сейчас так нужна, ибо и мои возможности ограничены несколькими месяцами. Конечно, пишем ему благодарность от Инст[итута], также прошу передать Фосд[ику], как я глубоко тронута его даром на нужды “Ур[усвати]”. Ведь все эти дары не от избытка, потому так дороги они. Прошу сказать ему, что я не забуду, и знаю, что в будущем буду в состоянии выказать ему мою благодарность на деле. Если бы не здешние условия, заставляющие нас тратить пятьсот рупий в месяц совершенно непроизводительно, то, конечно, все остальные расходы по “Ур[усвати]”, включая налог и страховку и т[ак] д[алее], не превышали бы полутораста долл[аров] в месяц. Ведь курс доллара стал так низок. Раньше 230 долл[аров] покрывали и вышеупомянутую сумму. Я всячески стремлюсь сократить вышеупомянутый расход, но мне Сказано еще повременить. Также болит сердце и за Европ[ейский] Центр. Значение его так важно, а с падением доллара все стало так обременительно. Думаю, может быть, предложить Лепети расстаться с секретаршей, если и не совсем, то хотя бы сократить часы и дни. Буду настаивать, чтобы он научился писать на машинке. В наше время стыдно так зависеть от секретарш. Также приведу ему в пример наш центр в Риге, который себя оплачивает и даже расширяет свой кооператив. Так, один из членов дает на это деньги, ибо он считает, что кооператив может явиться источником средств для культурных начинаний. За эти годы он также мог найти друзей и членов Общ[ества] и тем облегчить положение. Ибо он должен знать, что трудно ожидать каких-нибудь пожертвований со стороны американцев, после того как Франция отказалась платить Америке свои долги. Это обстоятельство сильно пошатнуло симпатии Америки к Франции. Пусть задумается.

Получили report’ы, копии документов бот[аников] и письма от 14-го дек[абря]. Формула “негоже, негоже, негоже устроили экс[педицию]” точнее точного. Совершенно ясно из всех писем, что если бы Ник[одим] проявил достойное и бережливое отношение к Ф[уяме], то все сложилось бы иначе. Он должен бы пришпилить теперь О.Х. за посланные ими возмутительные телеграммы о Ф[уяме]. Какая же это кооперация между департаментами! Пусть не устрашается О.Х. – это всё чучела. Его положение будет утверждаться по мере проявления им твердости и мужества в охранении имени. Проявленный интерес Chi[ef] к Mother не удивляет меня, ибо дух его чуток и сердце большое. Потому-то так легко было Ник[одиму] подходить с этим именем. Когда же наконец будет осознана вся Мудрость, Предвидение, Знание и Великая Мощь Вл[адык]?! Вл[адыки] знают лучшие сочетания и лучшие сроки.

Теперь относительно охранения имени при ратификации. Я уже писала, что нужно, чтобы наши друзья, авторитеты по интернац[иональным] законам, собрали все положительные данные для этой возможности. Затем увидим, что делать дальше, но нужно торопиться с этим. Если бы Ром. и другие друзья помогли в осуществлении Ко[оператива], великое благо для будущего могло бы осуществиться.

Одобряю политику Зиночки крайней осторожности с сородичами. Ждать от этих кругов многого не следует. Но мы не можем слишком погружаться в эти старые, отжившие слои, следует лишь нейтрализовать их, где возможно, приведением фактов и обличением во лжи, но строить с ними невозможно. Буду писать и Гу[ру] и Уд[рае], чтобы они держались дальше от отживших элементов, ибо связать себя с ними – значит воздвигнуть много препятствий на пути. На это также имеются Указания. Конечно, Дехт. можно сделать членом-корреспондентом. Прошу Зиночку написать мне некоторые биограф[ические] подробности о Дехт., и, вообще, знакома ли она с его мировоззрением? Какие наши книги читал он? Конечно, Н.К. не будет иметь ничего против, если крупный человек встанет на защиту его. Советую Зиночке написать ему, как мы не боимся врагов, ибо если бы не враги, то благодарное человечество похоронило бы каждое светлое начинание. Итак, мы должны запомнить, что строить на отживших элементах мы не можем и чем скорее удастся отойти от них, тем лучше. Идти с ними – значит погибнуть. Потому будем спокойно смотреть на эти дикие выкрики, ибо ненависть их – вернейший щит для будущего. Нужно очень помнить, как было Сказано: “Хотящий войти в Мою страну, должен войти новыми путями и сам стать новым”. Нет места старым отбросам в Новом Строительстве. “Чурам нет хода, с рухлядью нет строительства”. Сейчас наша задача – нейтрализовать их, но не оправдываться перед ними. Извинения лишь усиливают нападки. Ведь мы должны понять, что мы имеем дело не с культурными людьми, но в большинстве случаев с отбросами. Потому нужно действовать по сознанию.

Родная моя Порумочка, я понимаю всю заботу, все беспокойство в связи с сотрудничеством Рунеса. Но раз Вл[адыка] находит, что даже ко-эдиторство* Порумочки в его журнале полезно, и Указывает лишь на известный контроль над ним, то я не вижу, почему так уж беспокоиться. На всех не угодить. В наших стенах мы не можем допустить порнографию и кощунство на Великие Основы, так же как и всякие антиправительственные выступления. Потому, Порумочка, подождем огорчаться и пугаться и посмотрим, не превысит ли польза вреда? Я знаю всю тактичность моей Порумочки и вполне доверяю ее водительству. Радовалась, что детки и сама Порумочка поправились. Выписала еще мускус, но сейчас еще не имею ответа. Если придет, вышлю еще. Шлю мою нежность и ласку.

Родные мои, берегите друг друга, помните, что нет у Вас никого ближе тех, с кем Вас свела судьба. И кто знает, не должен ли Рамо искупить нечто из прошлого по отношению к тем сотрудникам, против которых он иногда возмущается? Чуткость духа должна бы подсказать, что искупление должно совершиться, и если не в этой жизни, то в следующей, и уже в более трудных условиях. Родная моя Модрочка, ведь говорю все это, ибо так хочется видеть ее счастливой и преображенной. Теплота сердца когда-то была тем качеством, которое я так ценила в моей Модр[е]. Будем проявлять во всем честность и правдивость, и победа будет за нами.

Модр[а], пусть Гал[ахад] очень думает о Кооперативе. Осуществлением его он действительно многое искупит.

На вопрос Модр[ы] о том, как должен Ник[одим] говорить о Father и Mother: относительно Father я уже указывала, как говорить; относительно же Mother может ответить на вопросы, если будут таковые, как сердце подскажет.

Прошу передать миссис Камб., что я получила ее официальное письмо с несколькими запросами в связи с журналом Асеева, на которые мы ответим в minutes, тем более, что на два ее вопроса уже давно было отвечено в minutes А.-Й.

Шлю Вам, родные, мое устремление к напряжению всех сил, чтобы продержаться, ибо лучшие времена идут, Великая Заря уже подымается.

Сказано – Новый Год, новые Победы! Положим начало новому осознанию Сотрудничества.

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

 

18.I.35.

Родные и любимые, получила Ваши письма от 27, 28 и 29-го дек[абря] со всеми вложениями. Да, действительно, возвращение Дома есть великое чудо. Честь и слава всем не пожалевшим никаких жертв и трудов на одержание этой победы. При такой огненной устремленности придут и все прочие победы и сужденное исполнится.

Конечно, пересланные Модр[ой] желтые листы свидетельствуют яснее ясного, как враги воспользовались умалчиванием. Если бы кто-то твердо указал, кого он пригласил главою эксп[едиции] и свое уважение и доверие к нему, и сам позаботился указать, какие оповещения к официальным представителям должны были быть посланы в связи с этим, то и рутинная форма, применяемая к иноподданным, за неуместностью была бы отставлена. Уже не говоря о мерзкой инсинуации в оповещении от 6-го мая. Истинно, обезьяньи руки составляли все эти оповещения. И приезд их тоже внес большую долю мерзости и смуты. Конечно, все это создало хаотическую атмосферу в умах различных представителей и появилось много рыбаков – любителей ловить рыбу в мутной воде.

Так, формулу “негоже, негоже, негоже устроили эксп[едицию]” запомним, чтобы не повторить того же и в других действиях. Из всего худого надо сделать самое лучшее и постараться использовать каждое оскорбление. Вероятно, Лепети переслал Вам вырезку из “Новостей”, статью некоего Н.Лидина, приводящего выдержки из харб[инской] клеветы*, – сказано неплохо. Если не прислал, запросите его, может пригодиться.

Интересно, что Лепети пишет о Доктрине Монро*, названной так и в статье 21 устава Лиги Наций, и что ничто не препятствует введению, вопреки прецедентам, имени создателя какого-либо договора в самый текст этого договора. Это совпадает с тем, что утверждает брат Модрочки. Необходимо, чтобы Лепети запасся положительными отзывами о том же от Лапрад[еля], Ле Фюра и др[угих] авторитетов. Может быть, Логв[ан] напишет ему об этом.

Сейчас пришла телеграмма, что О.Х. известит все прав[ительства] о ратификации Пакта, давно пора! Ведь закладывается великая ступень нового сознания, нового понимания Культуры и, конечно, более чем нелепо их положение воздержания и самоумаления во всем этом деле. Также пришли письма от наших от 25-го по 29-ое дек[абря]. Копию их Вы имеете. Итак, несмотря на нападки, все почитаемые лица, атакованные кем-то оплаченной шайкой отбросов, продолжают состоять во главе местных Учреждений! Клевета докатилась и до Европы, и там тоже вызывает злорадство отбросов и возмущение положительных элементов. Идет великий отбор! Как Сказано: “Выявление ликов необходимо, это есть очищение пространства”. Так и в новом местопребывании Н.К. и Юр[ию] нужно выявить эти отжившие элементы. Тигры всюду деятельны. Так, сегодня книга “Беспред[ельность]” открылась на § 772. “Так, каждая напряженная мощь имеет свою утвержденную оппозицию, так, каждая утвержденная мощь имеет свое назначение. Утвержденные врагом мосты есть лучшее восхождение. Только когда все противники напряжены, можно провести самый мощный план. Так, каждая основа действует тактикой адверза”. Между прочим, Н.К. также отмечает заметку агентства Рейтер о безымянном Пакте, подписанном Бразилией, и что сами они с трудом поняли, что речь идет о нашем Пакте. Нивелирование и обезличивание всего есть печать рабства духа.

Теперь, родные, сообщаю Вам решение Вл[адыки]. Мой Огненный Человечек едет к Вам на помощь, ибо многое что нужно сдвинуть, а Вам одним не разорваться. Кроме того, ей, как инициатору и устроителю Вашингт[онской] Конвенции, подобает присутствовать на этом великом событии. Прошу Вас, родные, выявить всю теплоту сердца, всю устремленность и встретить Огненного Человечка как Посланную Вл[адыкой] и мною. Явите ей, родные, полное сотрудничество, ибо, истинно, она будет моей представительницей. Считайте, что каждая стрела в нее будет стрелою в мой щит. Останется она с Вами недолго, ибо она нужна здесь. Но прошу, прислушайтесь к ее огненным словам и поймите, что она несет Волю Вл[адыки] и волю мою. Явите всю заботу и, главное, не мешайте ей действовать, она имеет все инструкции. Хочу верить, что она привезет мне радостные вести о прекрасном времени, проведенном ею в совместных трудах. Дайте ей свободу действий, не мешайте, ибо она несет Поручение Вл[адыки]. Не омрачите ничем эти великие дни прекрасного строительства! Услышьте, родные, эту мольбу сердца, так любящего каждого из Вас и так мечтающего каждому уделить его долю радости при ближайшей возможности.

Родной Логв[ан], остро чувствовали всё, что пришлось Вам пережить при последней процедуре с Домом. Родная Порумочка, письмо мое от 14-го дек[абря] отвечает на некоторые вопросы, поставленные в письме от 28-го дек[абря]. Все соображения о журнале понимаю и одобряю. Скоро подъедет мой Огненный Человечек и многое можно будет решить сообща с нею. Она знает мою точку зрения. Писать сейчас буду реже и короче, ибо перед отъездом Огне[ного] Чел[овечка] многое что нужно подготовить, а времени у нас так мало. Переписка занимает все время, корреспонденция все разрастается. Радуюсь, что Порумочка и детки снова окрепли. Шлю им всю мою нежность. Радуюсь, что родной Ав[ирах] начинает понимать свою миссию. Для строительства нужны новые сознания. Модрочка может передать Другу, что сердце мое благодарно за каждое действие в защиту имени и за помощь Вел[икому] Плану Вл[адыки]. Спасибо и Радночке за ее неустанные заботы по размещению статей, так и пройдем.

Так, нужно очень насыщать и укреплять Ник[одима], иначе действия будут так же малодушны, как и с эксп[едицией]. Пусть Гал[ахад] толкает Ко[оператив], он может и должен найти друзей вокруг имени Ром. Пусть он в своих подходах именно указывает на ее готовность, на ее имя. Так нужно укреплять его сознание.

Шлю Вам, родные, силы и стойкость в этом великом напряжении. “Идут великие возможности. Ступень будущего придвинулась. Каждое утверждение уже принимает форму и стремится к выявлению, так идут возможности. Мощный чудесный мост прокладывается. Ур[усвати], через твое сердце придет помощь, да, да, да! Победа суждена!”

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

 

23.I.35.

Родные наши, на этой неделе было много радостных вестей. Телеграмма от Ф.; затем обещание О.Х. известить все прав[ительства] о ратификации Пакта и, наконец, о внесении имени в Договор. Все это огромные победы. Приношу мою самую пламенную благодарность всем положившим свои старания к достижению этих нужных ступеней для великого будущего. Но нужно, чтобы Друг проследил, чтобы оповещения эти были действительно посланы и в надлежащих выражениях. Будем надеяться, что он это сделает. Действуя твердо и настойчиво, он всюду преуспеет. Проявленная твердость вызывает уважение и опаску у сослуживцев и вообще у людей. Также и дело о Кооп[еративе] неописуемой важности, но и здесь сужден успех, если действовать в полной уверенности. Может быть, кто-то сейчас не совсем отдает себе отчет, в какой мере это упрочит и его личное положение, но со временем и это понимание придет. А пока приложим все усилия в Указанном нам направлении, ибо возможности великие идут.

Родная Модрочка, ценю каждую кооперацию; каждое устремление ее искупить ошибки доходят до моего сердца, и оно шлет горячую благодарность. Я сурова, когда искажаются Указы, но сердце мое знает всю признательность за каждое устремление к облегчению тяжкой Ноши. Так можно передать и Другу.

Теперь о клеветнических выпадах. Как я уже писала, ничего худого в статье Лидина я не усмотрела, именно, не плох стиль высмеивания, ибо нельзя же принимать всерьез всю эту галиматью! Что же касается до отношения к этому разложившихся слоев эмиграции, то это нужно принимать совершенно спокойно, нам с ними не по пути, и мы не будем призывать их к культурному строительству. Чем скорее все лики будут явлены, тем лучше. Идет великий отбор, только близорукие не замечают этого просеивания. Заметка, посланная Вами в эту же газету, неплоха. Также и письмо к Восняцк[ому]. Думаю, что не ответит, замолчит. Гребенщ[иков] завозился, ибо его самого затронули. Так же одобряю ответ Франсис о помещении статьи “Да процв[етут] пуст[ыни]”* – все это чрезвычайно характерно.

Сердечное спасибо Фосд[ику] за его постоянные заботы об “Ур[усвати]”. Это более чем трогательно. Сейчас мы проходим такое трудное время, и последняя присылка уйдет на расходы по отъезду лам[ы] Минг[июра]. Отъезд этот тоже будет облегчением. Если бы не ужасная дань, которую приходится нести, то ведь расходы по “Ур[усвати]” были бы так ничтожны!

Теперь о Клоп[ове]. В свое время по моему указанию Яр[уя] писал Ас[ееву], чтобы он связал Клоп[ова] со Шкл[явером] для всех сведений по продвижению Пакта, ибо это гораздо проще и обмен писем скорее. Что же касается до открытия Общ[ества] им[ени] Рериха, то с этим нужно быть очень осторожными. Нужно хорошо разузнать, что за личность сам Клопов. Можно ответить, что сейчас разрабатывается новый устав для Общ[ества] вне Америки, который и будет выслан для сведения нашему представителю Европейского Центра в Париже. Ас[еев] еще не опытен и в своем рвении и при некоторой доле самоутверждения слишком яро берется рекламировать книги и т.д., но в людях еще не разбирается. Лично думаю, что сам Клопов неплох, но нужно еще посмотреть, как они наладят Комитет по Пакту. Также прошу Радн[у] не давать Ас[ееву] никаких лишних информаций, также и о передвижениях Ф[уямы]. Можно сообщать прежде всего все сведения о продвижении Пакта и хорошо посылать иногда программу наших лекций – такая деятельность всегда очень импонирует людям. Можно послать ему книги Proceedings* для Болгарского Комитета и для него.

Теперь хочу сказать Авираху, как тронута была я его письмом от 26-го дек[абря]. Я знала, что именно его чистое сердце откликнется на сказочку и примет ее в том духе, как она писалась. Я люблю Вас, милый Авирах, и так хочу порадовать Вас.

Знайте, родные мои, что не будет мне счастья, если до моего ухода я не увижу Вас всех счастливыми и освобожденными от бремени борьбы за существование. Конечно, будут другие заботы и тягости, но, по крайней мере, это бремя будет снято. Также мечтаю, что и все доверившие получат свои деньги. Так хотелось бы дать этим беднягам проблеск надежды! Радость победы омрачается для меня скорбью за доверивших.

Теперь еще раз обращаюсь к Вам, родные, с просьбою сердца: примите моего Человечка, несущего Волю Вл[адыки] и мою. Предоставьте ей действовать, не затрудните ничем ее краткого пребывания среди Вас. Она будет действовать по полученным инструкциям. Так и примите, и не омрачите ничем строительства Вл[адыки]. Самую горячую признательность пошлю тем, кто исполнит эту мою просьбу сердца. Так важно полное сотрудничество, не омраченное никакими обидами, но насыщенное обоюдным доверием. Сейчас протекает самая чувствительная полоса Плана. Много зависит от той атмосферы, которая будет создана нами и среди нас самих. Поверьте, родные, сердцу моему, оно вмещает всех Вас и так признательно за каждое выполнение Указания. Сказано и повторено столько раз, что все придет через сердце и из рук Ур[усвати], и я это знаю. Потому, родные, прошу Вас, исполните мою мольбу и окажите полное сотрудничество моему Вестнику. Проявите всю чуткость и ничем не помешайте ей выполнить ее задание. Родные, помогите мне построить и все Ваше счастье!

Родной Логван, примите мою радость Вашей находчивости и мудрым решениям. Моей нежной Порумочке шлю нежность, и так ценю тактичность ее. Деткам – мою ласку.

Посылаю маленькие памятки. Лисицы были посланы Светиком. В этом году у нас полное оскудение, нет хороших мехов, не приносят и вещиц. Тибетцы обычно проходят наши места в апреле и мае, да и то, ввиду наших дешевых цен, они не стремятся заходить в наши места.

Шлю весь пламень сердца и напутствие на новую ступень к великому Будущему, но лишь полным сотрудничеством достигнем Сужденного. Самое страшное, как Сказано, это внутреннее разъединение, оно создает отталкивающую атмосферу, и ничто не может приблизиться и удержаться. Так, хотя бы на краткое время удержимся от обид, этого разъедающего яда. Шлю мою любовь и веру в Ваше устремление, родные мои.

Духом и сердцем с Вами,

Елена Рерих.

 

Рузвельту Ф.Д. ( № 4 )

4.II.35.

Г-н Президент.

Это послание будет передано Вам через моего верного вестника. Вы можете доверять ей так же, как моему первому вестнику. “Уметь распознать, быть бдительным, хранить тайну” – вот основы для Великого Служения ради Блага человечества, и они огненно заложены в наших сердцах.

С полным доверием и знанием Вашего великого Сердца я передаю Вам, г-н Президент, следующие великие Слова:

“Итак, было предопределено, что Президенту Рузвельту предстоит строить Америку в течение следующего президентского срока, ибо Президент заложит основание могучей и Единой Америки, и да будет Президент готовым к этой доле. В этом направении должны создаваться необходимые каналы. Радость нации станет залогом успеха. Сейчас следует начать готовиться для определения позиций Востока, Запада, Севера и Юга.

Приближающееся десятилетие проявит многие новые начинания. Среди алчности многих страна обретет новые проекты.

Президент Рузвельт выражает сущность Урана, и его путь – с новым строительством. Проявление многих должно теперь рассматриваться с нескольких точек зрения. Враждебное отношение к стране будет проявлено со стороны Германии. Франция не понимает полностью духа этой страны. Юг также следует своей собственной политике. Север может лучше понять размах нового строительства.

Но внимание Президента должно быть обращено к Востоку. Говоря о Востоке, Мы имеем в виду также Россию. И в этом направлении Президент должен, таким образом, придерживаться гораздо более осторожного отношения, поскольку – наступят перемены.

Таким образом, процесс Строительства должен быть понят как союзничество стран на Дальнем Востоке, и в этом союзе народов Востока Президенту суждено играть великую роль. В то время как алчные нации будут рассчитывать на мощь пушек, Великое государство возродится на Востоке. Это начало принесет то равновесие, которое столь неотложно необходимо для построения великого Будущего.

Америка уже давно связана с Азией. Древние связи были усилены под благоприятными конфигурациями Светил. То, что предусмотрено Космическими Законами, неизбежно будет создано. Никому не дано задержать или заблокировать путь Просветленных. А, следовательно, каждому должно воспринять ту истину, что народам, занимающим большую часть Азии, суждено ответить на дружбу Америки. Президент может воспринять Совет счастья. Пусть силы Президента будут применены к упрочению ситуации. Твердой рукой Президент может направлять, в назначенное время, свои народы к Союзу, который создаст равновесие Мира. Можно применить малые меры, но стремиться нужно к великим мерам. Мы шлем это послание, которое может укрепить волю Президента и привести ее в соответствие с лучами Просветленных. Народы Америки должны вступить в Новую Эпоху. Так называемая Россия является равнобалансом Америки, и только при такой конструкции мир во всем Мире станет решенной проблемой. Но отказ от высочайших принципов не может обеспечить защиту.

Итак, наступило время реконструкции Востока, и пусть друзья Востока будут в Америке. Союз народов Азии – решенное дело, союз племен и народов будет осуществляться постоянно, это будет нечто вроде Федерации стран. Монголия, Китай и Калмыкия создадут противовес Японии, и в этом объединении народов Ваша Добрая Воля необходима, г-н Президент. Вы можете выразить Вашу Волю во всем ее многообразии, и мысль может утверждаться в этом направлении. А потому пусть культурное строительство начинается в сердце Азии. Ничто не помещает Америке следовать Нашему указанию. Пусть культурная корпорация растет и мирное сотрудничество привлекает народы. Многие племена уже стремяться следовать Нашему действию. Может ли Америка не присоединиться к этому здоровому строению? Все Ваши знаки, г-н Президент, оживут, когда весь предсказанный огонь запылает пламенем. Так должно свершиться Предсказание Просветленных”.

Мое сердце горит радостью и верой в великое Строительство с Вашим участием, г-н Президент. Относительно некоторых деталей этого великого Плана вы можете говорить с моим доверенным посланником, поскольку ей будут переданы все инструкции. Я прошу Вас, г-н Президент, доверять моему посланнику, поскольку ее преданность основана на знании и проверена не во время счастья, а в самые трудные минуты и в течение многих лет.

Реконструкция Мира идет гигантскими шагами. Великий Армагеддон, который предсказан всеми древними писаниями, бушует со всей полнотой, и силы тьмы, сражающиеся за само свое существование, применяют всю мощь, чтобы уничтожить каждое проявление Союза. Поэтому необходимо бдительно следить за тем, чтобы разрушители не проникли в лагерь Света. Но Свет покоряет тьму, и великое Строительство приближается.

Я посылаю Вам древний символический образ Владыки Шамбалы, и я прошу Вас, г-н Президент, принять дорогой и священный для меня Образ и помнить, что Луч Великого Владыки будет сопровождать Вас во всех Ваших действиях для Добра Вашей страны и установления равновесия Мира. Таким же образом деревянная фигура Хранителя Тибета, Бодхисатвы Ченрези, является символом синтеза Космического Разума, который проявляется в различных расах человечества.

Моя посланница возвратится в Гималаи, а потому, г-н Президент, Ваши вопросы и слова могут быть переданы мне в полной безопасности.

Великая Вера с Вами, г-н Президент, и мое сердце с радостью подтверждает это. Чаша, предложенная Вам, принесет Вам Благословение Наций.

Я шлю Вам весь огонь моего сердца за прием Высочайшей Меры, прием Чаши Мира.

С полной верой,

Елена де Рерих.

Ваш вопрос, г-н Президент, достиг наших вершин накануне отъезда моего посланника, и я счастлива добавить к посланию Ответ, данный мне:

“Европа проявляет знаки дезинтеграции. Алчность стран ничем не может быть остановлена. Но каждая узурпация будет действовать как удар бумеранга, потому что то, что не принадлежит по праву, не может удерживаться [долго]. Поэтому будут тщетными попытки привести к разуму тех, чьи действия направляются алчностью. Часто эти узурпации будут совершаться как провокационные вызовы. Поэтому будет лучше, если благородный жест Президента Рузвельта не будет проявляться публично. Эти вызовы алчности следует игнорировать. Пусть динамит взрывается там, где он заложен.

Наш луч над Президентом Рузвельтом. Новая заря поднимается над Америкой.

Да будет Президент Рузвельт наделен Силой”.

Елена де Рерих.

 

Рузвельту Ф.Д. ( № 5 )

15.IV.35.

“Призыв Президента Рузвельта отзовется в сердцах народов обеих Америк, и благородный жест Президента положит начало великому будущему. Американские народы проявят свое доверие Северной Америке лишь в том случае, если Президент Рузвельт будет возглавлять страну, и Мы слышим голоса с Юга, выступающие за власть Президента. Мы видим успех и полную победу. Судьбой дано Президенту Рузвельту быть Объединителем. Американские народы запомнят День, что станет симоволом великой судьбы Единой Объединенной Америки.

Слава Президенту Рузвельту! Строй же великий Союз!”

 

* * *

“Итак, Китай все более будет приобщаться к серебру. Стоимость продовольствия будет превышать важность серебра, поэтому можно установить товарообмен. И народ Китая возмущен колебанием курса серебра, а, следовательно, фундаментальный принцип будет представлять собой гуманный акт в предоставлении продовольствия для народа.

Так Америка станет великим противовесом, а Президент Рузвельт спасителем нуждающегося Китая”.

 

12.VII.35.

Родные мои, эта неделя была богата телеграммами. Но все же мне осталось не ясно, как широко распространились клеветнические выпады и какие были приняты меры противодействующие? Согласно Указанию, в ответ на телеграмму Франсис я послала: “Все тот же основной обез[ьяний] источник ответственен за паблисити, успех обеспечен, если Друг и она примут решительные меры”. Тогда же послала сведение о корне зла и Луису. Но с тех пор не знаю, какие же меры были предприняты сотрудниками во главе с президентом Учреждений для защиты имени? Нам было Сказано: “Держать имя выше высшего”. Среди телеграмм пришла также одна безымянная, поразившая меня своей грубостью. Потому, может быть, теперь кто-то поймет, что слова о срывании и затемнении Щита Ур[усвати] были сказаны Вл[адыкой] не без серьезного основания. Так, родные мои, ни одно Указание до сих пор не было без значения, и сомневаться в их справедливости, когда они идут через Доверенную Ур[усвати], именно означает затемнение и срывание Щита. Теперь должна сказать, что все настаивания на “strictly business basis” начинают мне казаться просто отговоркой и увиливанием. Не “strictly business” важен, но потенциал и значение, заложенные в том или ином начинании. Все человечество задыхается и гибнет сейчас от этих “strictly business basis’ов”, служащих часто прикрытием огромного плутовства. Именно они прикрепили человечество к земле и подрезали ему крылья. Но будущее лишь с теми, кто знают полеты духа. Будущее с теми, кто имеют свои вещие сны и свои звездные знамения и знают могильную цену всякой strictness. Ибо нет в Космосе этой мертвящей strictness. Космос есть движение, а движение знает лишь ежесекундное применение к несущимся потокам смен. Так, удел человечества и завершение его есть именно полеты духа в красоте и мощи творчества и созидания, осиянных великим предвидением, но земляне предпочитают труд могильщиков.

Да, с грустью можно спросить – где же орлы мысли, где же зоркость и предвидение созидателей? Неужели в “strictly business bases”? Истинно, они не имеют вещих снов и не знают звездных знамений. Но все великие сдвиги в истории человечества совершались полетом мысли и чистыми сердцами, веровавшими в вещие сны и звездные знамения. Так предложено было великое начинание, предложено было заложить основу великого Действа во спасение Мира, но вместо этого получился совет и ответ о “strictly business bases”. Но разве мы не свидетели, к чему привели самые “strictly business bases” и длинные договоры! Конечно, твердое основание должно иметься, но нужно прежде понять внутреннюю сущность. Если внутренняя сущность понята, то и всякие прочие базисы появляются сами собою. Где же была проявлена забота, хотя бы обречь и поддержать того, кто принес сокровище? Наоборот, мы всюду видим противодействия и мерзкую деятельность со стороны разных О.Х. и их тайных представителей в виде Латим...

Так оскудело сердце, оскудело и воображение, и возможности уходят одна за другой. Так, вместе с великим мыслителем скажем: “Бесплодны Вы, потому и недостает Вам веры, но кто должен созидать, у того были всегда свои вещие сны и свои звездные знамения – и верил он в веру!”

Хотелось бы мне знать, подсказало ли сердце Другу, как невыразимо тяжко Н.К., как ниоткуда, ни от кого и ни в чем не имеет он ни поддержки, ни помощи. Он, предложивший такие сокровища! Нет, конечно, нет! Между прочим, этот вопрос был задан Вл[адыкой] всем сотрудникам, которые имели беседу с друзьями.

Так, когда нет веры, нет и созидания. Так еще лучшая возможность уплывает, и светляки, ограничившись обещаниями, еще раз усердно поработали на радость тушителям огней! Давно уже было Сказано: “Из самого большого плана можно сделать курятник”.

“Успех – лишь понимание момента”. Но именно это понимание сроков труднее всего дается ограниченным умам.

Мне Указано написать Логв[ану]: “Рука Моя следит за событиями. Через Ур[усвати] срок Поручительства был явлен. Рука нуждается в поспешности! Так, события назревают. Ужасна судьба многих стран, но при таком сознании она неизбежна”.

Я имею Ручательство Щита Вл[адыки] при соблюдении лояльности к Трем Щитам. Сказано: “Моя Рука с тобою”. Потому я спокойно смотрю на развивающиеся события, ибо все уже было явлено. “Если Вы приложите все умение и все силы ваши – куда может снести вас самая губительная волна, она может лишь вознести вас”. Потому нет страха у меня перед надвигающимися событиями, но лишь радость подвигу. Так, с окровавленными ногами, но дойду.

Родные мои Ав[ирах] и Радн[а], пришли Ваши посылочки. Приношу Вам и милому Фосдику самую сердечную благодарность за эти дорогие мне памятки. Так, родные, прошу Вас спокойно принять все происходящее. “Скоро новое обстоятельство поможет”. Так, в полном спокойствии, помня о Трех Щитах, будем созидать, исполняя Великую Волю. Получила портрет деток – они прелестны, как нужно озаботиться привить им основы Великого Учения!

Почта уходит, потому спешу отослать письмо. Есть ли подвижки с Постоянн[ым] Комитетом? Как было принято замалчивание О.Х.? Шлю Вам все устремление сердца в трудном переходе.

Духом и сердцем с Вами,

Е. Рерих.

 

24.VII.35.

Родные мои, с этой почтой пришли лишь письма от Мод[ры], Зин[ы] и Ав[ираха] и листочек minutes’ов. Спасибо большое за присланные вырезки. Зиночка прекрасно возразила. Также и вырезка из “Нью-Йорк Пост” звонка своими заголовками, именно это то, что нужно. Надеюсь, что эта заметка с ее звонкими заголовками была широко использована, она полезна и для русских газет. Но странно, что вкралась такая неточность о двух ботаниках. Интересно, кто поместил ее? Конечно, сильное возражение нужно было прежде всего для самого Друга, и хорошо, что он все же понял это. Нам же эти нападки являются еще одним утверждением. Так враги слагают ступени восхождения. Для мастерского произведения необходимы удары света и тени, и творец всегда особенно ценит наиболее глубокие темные пятна, которые позволяют ему выявить всю яркость света! Но во всей этой истории меня, конечно, прежде всего огорчили не газетные выпады, но внутреннее неблагополучие и разъединение, которое уже выступило за прежние пределы внутреннего круга. Об этом свидетельствуют полученные мною телеграммы, которые сейчас не буду комментировать, ибо жду подробностей и исчерпывающих пояснений. Мои ответные телеграммы все были посланы согласно Указанию. Потому примем спокойно печальное происшествие и непонимание основ Иерархии и будем наблюдать за последствиями. Как Сказано: “Руку Мою уявлю в срок”. А пока что буду твердить, согласно Указанию, о самом насущном, на чем зиждится все построение, о понимании непреложности закона Иерархии. Прошу чаще читать книгу “Иерархия”, и сейчас привожу из нее § 27 из середины: “Самое ужасное явление есть отрицание данных Указаний.

На пути к явленному Братству нужно понять, что Высший Иерарх имеет своих доверенных. Потому никто не должен отрицать данное Нашими доверенными; иначе недоступны высшие ступени. Потому твержу, пока сознание проникнется самым великим принципом. Потому берегите, отрицающие, то сокровище, которое дано как восхождение”. Также знаменательны строки из второй книги “Л[исты] С[ада] М[ории]” на странице 117 в середине параграфа 18: “Для Сроков Космических применяются сосуды явленные, и они несут цепь сотрудников, и потому замена сотрудников производится по заявлению избранных. Если Мы замечаем хромоту сотрудника, Мы все же не заменяем его без желания старших. Если же дух избранных сознает предательства дела, то пусть обратится к Нам, говоря: “Поручитель Наш, замени сотрудника”, – это будет значить, что кольца цепи разомкнулись и сознание избранных освободится от последствий ауры ушедшего. Он же на себя принимает свою судьбу, ибо каждый волен строить дом свой. Мы можем позвать. Мы можем показать картины соответственного направления, но применение Нашего Зова предоставлено доброй воле. Лишь преданность и сознание разумности Плана обеспечивают реальность картин будущего. С гор видны дали, но желание влезть в яму может быть лишь оплакано. В прошлые века должник ввергался в яму, названную геенною; к чему влезать туда добровольно?!”

Эти строки грозного предупреждения непреложны в своей истине. Ибо для Космических Сроков, для Великого Плана, истинно, ставятся во главу сосуды, испытанные на протяжении тысячелетий, и не бывало еще, чтобы они оказались предателями. Не будем заглядывать в глубь веков, но возьмем жизнь избранного сосуда, прошедшую почти что на наших глазах, – Е.П.Блав[атской]. Все знают сейчас, какими черными предательствами со стороны ближайших была окружена Е.П.Бл[аватская] и как Космическая Справедливость уже воздала и будет продолжать воздавать в увеличивающейся прогрессии на земном плане. Так, имена малых предателей канули в Лету, имена больших остались символами черной неблагодарности и, прежде всего, глупости, тогда как имя Е.П.Бл[аватской] с каждым днем растет и будет расти, ибо труд, ей доверенный и явленный, неистребим никакими предательствами. Не говоря уже о том, что сама она уже достигла Недосягаемой для предателей Твердыни. Как прекрасно пишет Баркер в своем Введении к ее письмам*: “Те, кто восставал против нее, будучи не в состоянии опровергнуть ценность и истину ее философии, искали путем личной клеветы и опорочивания восстановить общественное мнение и тем самым отвлечь внимание от сокровища знания, которое давалось через нее Миру и которое, будучи беспристрастно рассмотрено, несет в себе самом утверждение и убеждение в честности и бескорыстии”.

Так и мы можем сказать, что весь Океан Учения, даваемый через Ф[уяму] и меня, весь План, так же как и все творения и труды Н.К., отмечены печатью высшего Иеровдохновения, потому низшие сознания, не могущие охватить все величие даваемого и творимого, в зависти своей стараются всячески опорочить и умалить носителя их. Но не будем гневаться на этих нападающих, это ни к чему! Ибо как карликовому сознанию, привязанному к земле и преходящим ценностям, дорасти до планетарного размаха сознания Гиганта. А новые русск[ие] так и называют Н.К. – “Гигантом мысли”. Истинно, можно вспомнить мудрые слова: “Ты стал выше их, но чем выше подымаешься ты, тем меньшим кажешься ты в глазах зависти. Но больше всех ненавидят того, кто летает”. Люди ведь сейчас особенно восстают против закона Иерархии. Ибо лишь Цари Духа знают все величие закона Иерархии, но рабское большинство всегда будет восставать. Ведь утонченность духа определяется именно лишь его почитанием высших ценностей. Грубость есть качество самого низкого сознания. Но именно грубость тем страшна, что она закрывает доступ всем Тончайшим Воздействиям или Влияниям. Оккультные законы точны, и сродство или соответствие есть основа их. Потому тончайшее может быть воспринято только тончайшим и высокое только высоким. Потому там, где нет почитания закона Иерархии, там не может быть и воздействия Тончайших Энергий. Так мы должны укреплять приходящих прежде всего на этой незыблемой основе. Для чего, конечно, и самим не следует грешить в этом направлении. А то кто же будет верить духовному водителю, который сам не понимает значения и не применяет того, в чем он наставляет?! Ведь Вы живете в стеклянном доме, и сейчас у Вас живут соглядатаи, подслушивающие и передающие вреднейшие формулы. Я уже об этом писала. Так, Зиночка будет вести приходящих к ней, указав им на космическое значение Иерархии. Истинно, вся Вселенная насыщена, существует и держится лишь этим Принципом. Ведь каждая форма во Вселенной носит в основании своем ядро, и каждый центр устремления живет на принципе Иерархии. В Космосе низшее подчинено высшему. На чем же основана эволюция?

Так, родные, будем закладывать основы понимания Иерархии и помнить о Трех Щитах, срывание которых широко открывает двери всяким одержателям, и одержатели эти бывают гигантами по силе в злобе своей. Борьба с ними невыразимо тяжела. Потому не отринем Руку Водящую, только что закрепившую свое Доверие сосудам избранным посылкою им Нового Чуда.

Так, родные, несмотря на все трудности, и бодрость, и великое доверие, а подчас даже и радость живут в сердце моем. Трудности и огорчения лишь топливо подвига! Какой же подвиг без трудностей! Доходят изумительные вести, слагающие ступени великого сужденного Строительства. Истинно, нужно изумляться Мастерству Руки Водящей. Новая Страна утверждает ей положенное, потому радостно душе моей. “Истинно, новые русс[кие] любят Ф[уяму]. Истинно, неисповедимы Пути Владык! Мощь Луча русск[ому] морю Ручательство послала. Истинно, можно ручаться за мужество русских”. Так исполнится завещанное. Тактика адверза не знает поражения.

Я слышу Голос, говорящий мне закончить послание мое притчей, которая, к сожалению, не вошла ни в одну книгу Учения: “Когда явление сотрудничества не понимается, то хорошо напомнить притчу “О последнем госте””. Когда дающая рука коротка, то сознание устремлено к захвату. “Пир, устроенный Рукою Короля, собрал много явленных гостей. И яства привлекли многих к столу. И честь созвала из далеких мест многих именитых гостей. И широкое поле утвердилось на пиру. Но последний гость пришел не для пира, но для принесения своих почитаний. И гость сей был на явленном месте утвержден. Так, широкое поле утвердило тесно захваченное утверждение. Но у подножия Короля почитатель сказал устремленную формулу. Так, запомним утверждение Иерархии, утверждение сотрудничества, соизмеримости и явление красоты”. Так, не участие в пире, не ожидание даров и чести приближает нас к Царю, но именно наша бескорыстная пламенная преданность.

Также не могу удержаться, чтобы не привести слова, глубокую мудрость которых я так ценю: “Разве ты не знаешь, кто наиболее нужен всем? – Кто приказывает великое. Совершить великое трудно, но еще труднее приказать великое”. Истинно, это так, ибо чтобы приказать великое, нужно вполне овладеть им, именно прозреть все значение его в пространстве и во времени, иначе говоря – его космичность. Тогда как исполнитель при выполнении иногда не понимает даже всего ближайшего значения Указанного. Так будем хранить тех, через кого шли, идут и будут идти Приказы Великого.

Так, родные, прошу Вас глубоко вдуматься во все сказанное и утвердиться на преданности Трем Щитам.

Е. Рерих.

 

1.X.35.

Родные и любимые, пришла Ваша телеграмма от 28-го сент[ября]. Чуем всю трудность Вашу. Согласно Указанию послали ответ, ибо сейчас главное – сохранить силу духа и знать о великом Ручательстве за полную победу. Но для решительных действий нужны лучшие сочетания Светил, которые уже скоро подойдут. Потому нам важно выиграть время. Скажу конфиденциально: для выявления яркого Ручательства нужны эти действия одержателя О[яны]. Чем гуще тьма, тем ярче Свет. Потому ничего не бойтесь, мои родные, победа будет с нами. Понимаю, как тяжко Вам, пока Вы не в состоянии предпринять никаких действий. Напряженное выжидание – самое ужасное, и сердце болит за Вас. Но когда письмо это дойдет до Вас, Ф[уяма] уже будет с нами.

Конечно, они будут спешить вовсю, чтобы сломать до возвращения. Так, в ночь на 26-ое сент[ября] на думы мои о делах в Ам[ерике] услышала ответ: “Логв[ан] бьет последние горшки”. Это определение о побитии всех стекол в здании, или горшков, не раз уже применялось к нему. За свою деятельность много было задушено и разрушено им. Об этом я уже слышала в 24-ом году. Вообще, интересно собрать все дававшиеся намеки в самые первые дни приближения их. Все было предусмотрено. Помните, как было Сказано: “Динарий, проклятий дитя, не заступи путь к Свету”. Да, много раз было Указано на сильную любовь Порумы к деньгам. Так, на мою мольбу дать ей ребенка Вл[адыка] ответил мне: если Поруме дать детей, она снова вернется к стяжательству. Но я продолжала свои мольбы. Много Лучей посылалось ей, чтобы сгладить эти углы духа, одно время она улучшилась, но приближение медиума О[яны] с ее одержателем пагубно повлияло на нее и Логв[ана], и дух их не устоял.

Сейчас готовимся к приезду Ф[уямы], многое придется обсудить, много будет Дано. Продолжаю слышать о яркой победе и о необходимости воодушевления среди верных сотрудников. Потому примем спокойно все мерзкие действия. Конечно, невозможно не поражаться степени охватившего их безумия. Но, как Сказано: “Все объясняется корыстолюбием”. Корыстолюбие потушило все огни сердца.

Что касается до инцидента с филад[ельфийской] группой, то это очень показательно и делает честь понявшим основы Учения лучше своей руководительницы! Воображаю ее разочарование! Конечно, очень одобряю желание Модрочки и Зин[ы] пресекать всякие попытки порочения. Конечно, нужно предупредить верных друзей. Так, Свет[ик] очень хотел бы, чтобы Франсис выяснила отношения с миссис Скотт. Он давно не имеет от них известий. Так думаю, что Франсис будет успешна в организации новых Обществ для распространения Учения Новой Эры.

Теперь имеется еще один пункт, который меня очень тревожит. Вы знаете, родные, что Порума хранит копии всех моих записей по Учению. Следует запросить Дев. Гр., как мне лучше достать их от нее. Вы, конечно, являетесь свидетелями, ибо знаете, где записи эти хранились раньше и что они были переданы ей лишь для лучшей сохранности. Также я не знаю, было ли выполнено мое указание, вписанное в minutes’ах по A[gni] Yoga Publ[ication], о том, чтобы мое имя было зарегистрировано, как автора, причем все права должны были быть закреплены за автором. На это я никогда никакого ответа не получала. Конечно, и это сейчас не спрашивайте, но имейте это в виду. Возможно, что дела так повернутся, что нам придется закрыть A[gni] Y[oga] Publ[ication] и открыть его в ином составе в другом месте. Также они имеют рукописи еще не опубликованных книг. Все это надо очень оградить. Прошу Модр[у] не возвращать им исправленный “Мир Огненный”. Так, очень прошу Модр[у] посоветоваться с братом. A[gni] Y[oga] Publ[ication] тоже было основано нами, начато по нашему желанию, и многие книги были всецело оплачены нами, Лихтманами и Катрин. Все это надо иметь в виду. Родные мои, еще немного и начнем действовать. Так хочется мне облегчить Вам ношу. Родная Модрочка, нужно приложить необычные усилия, чтобы завязать лучшую дружбу с прессой и Южн[ой] Ам[ерикой]. Также думайте о центрах Учения Новой Эры имени founder’ов. Ищите людей для этого. Г-жа Меррик, американка, приезжавшая сюда, тоже выражала желание, если я приеду в Америку, собрать около меня и Учения круг выдающихся друзей. Она знает Дюпонтов и многих выдающихся адвокатов. Сама она из семьи крупных адвокатов. Конечно, ее я считаю слегка с [слово неразборчиво], но ведь таких ищущих немало. Шлю Вам, родные, любовь и силы. Нужно кончать – почта уходит.

Сердцем с Вами.

 

Конфиденциально

Зин[е], Модр[е] и Ав[ираху]

4.X.35.

Родные и любимые, только что отправила Вам письмо и уже снова пишу.

Нам нужно оттянуть время решительных действий до приезда Ф[уямы]. Кроме того, для яркой победы нужно, чтобы еще нечто проявилось и дошло до абсурда или до нужных размеров. Помните, что в деле Куломб[ов]*, как писал М.К.Х.*, вражеские действия не только не пресекались Вел[икими] Уч[ителями], но что действия эти даже “rather fanned from Shigatze”*. Ведь тактика Вл[адык] особая, и Они видят то, что мы не в состоянии ни предусмотреть, ни учесть. Всем известно, как постыдно закончилось дело Куломб[ов] для врагов.

Отпор Филад[ельфийской] группы, вероятно, явился большой неожиданностью для кого-то. Ведь это была крепость, которой П[орума] так гордилась! Конечно, следует предупредить друзей о гнусном порочении имени по всем направлениям. Следует пресекать это, но обращаться открыто к Обществам сейчас немудро. Можно подходить лишь индивидуально и конфиденциально. Все поступки трио объясняются Вл[адыкой] главным образом корыстолюбием. Потому формулу эту примем при наших объяснениях недоумевающим – что же могло произойти, чтобы вызвать такое порочение?

Ведь истинная злоба их на нас за то, что в карманы их не свалились уже миллионы. Как показывает сейчас их неожиданный поворот, они приблизились и шли, гонимые лишь корыстолюбием и честолюбием, лишь надеждою получить все земные и небесные блага. Несомненно, они и получили бы их, если бы сущность их могла воспринять дух Учения и принять и выполнить все Советы именно в срок, и дотянули бы до конца испытания. Но как всегда бывает с теми, кто был привлечен нечистыми побуждениями, они сорвались у последней черты. Для самых, самых близких можно знать, что они восстали против меня за то, что я, согласно Указанию, запретила им передавать моим друзьям Messag’ы, якобы исходящие от Высш[ей] Ист[ины] и через мое посредство. Никогда такого права им не давалось. Также как и передавать друзьям вне Круга какие-либо Messag’ы без моего ведома. Вы знаете, что они не постеснялись без моего ведома передавать Г[лаве] такие лживые Messag’ы, и последствия такого явного предательства были явлены Вам. Теперь, конечно, они не стесняются и передают Messag’ы, идущие через их каналы; всячески порочат имя, выставляя носителей его, как отступников от Учения, и так далее.

Поражает меня также дело с кражей денег по Школе. Слушая г-д Вейсов, можно подумать, что законы созданы главным образом для охраны и протекции жуликов! Бедная моя Зиночка, сколько трудностей нагромоздилось, но это и есть великое испытание. Огни сердца трансмутируются лишь в горниле страдания. Лишь страданиями возводимся мы на высшую ступень. Потому во всех Учениях так и настаивается на отрыве от земных привязанностей или, вернее, земных огорчений и радостей. Истинно, лишь когда сердце наше утвердилось на Высшем, оно может спокойно наблюдать за жизненными перипетиями и хранить в сокровенной глубине своей знание о высших радостях освобожденного духа. Только тогда получаем мы право называться водителями и звеньями в Цепи Иерархии Света. Так, радость есть особая и высшая Мудрость.

Жизнь есть сплошное испытание и утончение наших энергий и должна быть понята как исполнение долга и выучивание нового урока. Лишь в горниле жизни напрягаются и перерабатываются все энергии наши. Потому чем сложнее и труднее жизнь, тем и потенциал духа больше. Потому не будем огорчаться трудностями, но усмотрим новую возможность одоления их с Вел[икой] Помощью, приходящей в последний час. Каждое преодоление приближает нас к Великой Цели.

Также хочу, чтобы Вы знали, что О[яна] первый год своего пребывания в Ашраме, когда дух еще не завял от мрачного прикосновения, порой действительно горела к Учению. И я диктовала ей тогда страницы Учения, не подлежащие еще опубликованию. Она тут же переводила их на англ[ийский] яз[ык] и записывала рукою в особую тетрадь. В этих записях я большею частью выпускала свое имя, потому они могут, при желании, быть приписаны кому угодно. Так, родные, имейте это в виду. Записи эти начаты были во второй половине мая в 29-ом году, продолжались весь 30-ый и 31-ый до дня ее отъезда в конце сентября. Конечно, при случае, я буду требовать возвращения мне этих записей, также как и копий всех тетрадей Учения, находящихся на хранении у Порумы, но опасаюсь, как бы не пришлось мне оставить особого письма об этих записях, чтобы после смерти не ввести в заблуждение последователей Учения. Да, тяжки последствия предательства, когда оно вползает в самый центр построения! Скорбит мое сердце об участи моих писаний в ярых руках! Так, Вл[адыка] еще раз предупредил о необходимости избегать медиумов и, главное, не доверять им. Прилагаю выдержки из писем О[яны], которые она писала мне на своем пути в Америку. Конечно, переписана только часть, но если знать о происшедшем через какой-нибудь месяц, то и эта часть свидетельствует о необычайном лицемерии натуры. Так, храните эти человеческие документы. Могу привести Вам точно такие же и еще больше говорящие образчики из писем Логв[ана] и П[орумы]. Истинно, страшно становится за бездну лицемерия и кощунства, таившегося в их душах! Яр[уя], которому я показала их и который знает, конечно, все случившееся, говорит, что читая их, он весь дрожал от негодования, от ужаса перед таким святотатством, перед таким отсутствием всего святого в сердце и сознании. Да, как пишет Н.К., “они знатно рассчитались с нами!”. Его статья “Лики” написана на основании происшедшего. Но, конечно, вряд ли она будет прочтена и тем более переведена кем-то.

Так, родные, будем поучаться. Иллюзия разбита, но каждая разбитая иллюзия есть освобождение. Истинно, высшие, лучшие чувства могут быть отданы и устремлены лишь к Великим Обликам, к Великим Идеям.

Родная Модрочка, приветствую каждый новый нуклеус, заложенный во имя Учения. Истинно, нужно продвигаться и собирать именем Учения. Также утверждайте всем формулу, данную Вл[адыкой]. Именно, что “Океан Учения может быть дан лишь через самых близких духов”. То есть Вл[адыки] могут дать одну или две книжечки через разные каналы, но все тома систематического Учения Новой Эры под одним Великим Именем М. даются лишь через ближайший дух. Это необходимо установить в сознании подходящих к Учению. Опасаюсь, как бы трио не стало приписывать себе Учения. Но тогда предложим им написать продолжение к “Миру Огненному”, или к “Новой Эре”, или к “Ом”, или к “Дальним Мирам”* и так далее. Конечно, сейчас у них, к сожалению, имеются неопубликованные записи и часть для следующей книги “Мира Огнен[ного]”. Но вторая часть на днях выходит в Риге. Потому хорошо, что все книги сначала издаются на том языке, на котором они даны. Храните “Напутствие [Вождю]”. Не следует, чтобы оно попало в их руки. Также спешу дослать Вам копию третьей части “Мира Огненного”. Очень, очень тревожит меня участь моих писаний в руках П[орумы], но Вы все свидетели, что они были сданы ей на хранение.

Сейчас пришли письма Зин[ы] от 13-го сент[ября] и от Модр[ы] от 17-го сент[ября]. Радуюсь, что смысл телеграммы нашей был понят. О делах мы тоже ничего не знаем. Ибо одни minutes от 17-го авг[уста] были наполнены лживыми обвинениями Вас и нас и другие, от 29-го авг[уста], на которых Вы отсутствовали, изобиловали еще большими инсинуациями и грубостями. Ответ на них, как я уже писала, задержан, ибо нужно ответить веско и твердо, что, конечно, грозило бы немедленным разрывом, который я хочу насколько возможно оттянуть. Хочу ответить вместе с Ф[уямой].

Все, что З[ина] пишет о махинации с денежными суммами, нам хорошо известно. Ведь недаром кому-то было дано определение, начинающееся с буквы “В”. Да, Амрида знает многое, и по отношению к ней они выявили себя с самой черной стороны.

Примечательно, что они не поместили в каталоге изданий А[гни]-Й[оги] книг Учения, изданных на других языках. Все это делается, чтобы привязать Учение [к] себе. Но хорошо, что у Нас имеется сейчас еще одно Издательство А[гни]-Й[оги] в Риге, которое будет печатать все книги на русском и латвийском языках. Прошу Зин[у] на заседании Комитета по [Издательству] А[гни]-Й[оги] внести запрос, было ли зарегистрировано мое имя как автора книг Учения и были ли закреплены все права за автором? Это Указание Вл[адыки] было внесено в наши minutes по А[гни]-Й[оге], копию которых прилагаю. Так пусть эта формальность будет выполнена до печатания новых книг. Так, прошу Франсис не отдавать им исправленной рукописи “Мира Огненного”. Многое нужно выяснить до нового печатания Книг Учения.

Прошу Зиночку передать приложенный знак Д.Ким. Слышала от Зиночки о его прекрасной работе, хочу приблизить его и дать ему этот знак Служения. Так, пусть Зиночка скажет ему, как тронуло меня его отношение к работе Вл[адыки] в это тяжкое время испытания всем сотрудникам и всем подошедшим к Свету Учения. Истинно, великий отбор совершается на глазах. Чем сильнее борьба, тем ярче победа. Велико Ручательство за Победу, потому пусть, несмотря ни на что, радость живет в сердцах воинов Света. Родная моя Зиночка, всем сердцем устремляюсь поддержать и помочь. Знаю, что Вл[адыка] пошлет свой Луч и явит великую помощь. Так проживем уже малый оставшийся срок до новых сочетаний. Радость большая будет освободиться от тягости темных воздействий. Нужно очистить все строение. Начнем новую ступень без ненужного балласта.

Также радовалась получить бодрое письмо от моей Модрочки. Но до глубины души была возмущена прочесть, что Порума осмелилась моим именем запрещать Модрочке выступать публично. Какая наглая ложь! Какая вопиющая нелепость! Ведь я всегда указывала на необходимость выполнить Волю Вл[адыки] и привлекать людей путем лекций, путем events’ов и прочих выступлений! Ведь нужно было постоянно держать имя и деятельность, связанную с ним и Учреждениями, перед общественным вниманием! И кто же лучше Модрочки мог это сделать! Как тревожился, как настаивал Н.К., чтобы Модрочка лучше бы укрепляла свои связи всюду и везде! Ведь такое заявление Пору[мы] прямо противоречит всему! Также такая же, если еще не большая ложь, что я могла говорить, что южно-американское турне было ненужно, когда это была Воля Вл[адыки]!!! Наоборот, с самого начала я утверждала, что мы сейчас не можем знать, какие последствия принесет это турне, и что Вл[адыка] имел в виду, посылая Модрочку вестником. И разве это не дало нам признания ими Знамени Мира? Но, конечно, они всячески желают умалить участие Модр[ы] в проведении Знамени Мира. Ведь, по их мнению, все сделано О[яной] и только ею!!! Жалкие люди!

По счастью, у нас живет свидетель Яруя, который, когда время придет, скажет ей сам, что знает, и слышал, и подмечал, и оценил уже давно белокурую особу*. Какие злобные и лживые натуры! Действительность превзошла все мои опасения! Прошу, родные, выясняйте все такие инсинуации. Ведь трудно даже представить себе, что эти, как утверждает Вл[адыка], “...лгущие, порвавшие все нити с Щитами и последнюю связь со Мною”, могут наговорить нашим друзьям и знакомым! Воображаю, что рассказано несчастному, сбитому с толку Гал[ахаду]. Как сказал Вл[адыка]: “Незавидна, ужасна участь тех, кто отвернулся от Света и служит Силам Мрака! Безумцы, что уготовили они себе! Но чудо спешит. Руку Мою скоро явлю. Ручательство Руки Моей волнует кого-то. Вокруг явления Мории явлены яркие Щиты. Ручаюсь за Победу. Луч Мой ждет молнию явить. Ручаюсь за успех”. Так, родные, и пройдем.

Также примечателен сон г-жи Тэйлор. Моя Модрочка поднимет Знамя Архангела Михаила, и многие пути откроются перед нею. Наступила Эра Женщины, и женщина должна поднять мышление человечества на следующую ступень. Так, радостно, в полном устремлении к прекрасному будущему пусть Модрочка готовится вести сердца к Свету, к созданию Новой Эпохи. Модрочка будет завоевывать себе независимое положение. Нужно выступать, где только возможно.

Думаю, что мои слова, неоднократно повторенные о том, что я ценю в Модрочке наличность культурности, много способствовали той ненависти, тем темным чувствам, которые были проявлены к ней. Но сами злобные жестоко осудили себя. Жутко становится, когда думаешь о том, что они себе уготовили!

Радуюсь Вашему осознанию, родные мои, что мы всем обязаны Иерархии Света. Истинно, откуда могло прийти это расширение сознания, давшее нам возможность разбираться в происходящем, понимать смысл грядущих событий, знать направление эволюции? Откуда эта сила духа противостоять всем нападкам тьмы? Откуда смелость идти против очевидности? Откуда понимание всей сложности жизни, но и радости сознания Великого Щита над нами, который всегда покроет нас на правильном пути? Истинно, велики должны быть наша признательность и преданность Руке Водящей! Да Святится Имя Его!

Так устремимся к новым завоеваниям.

Родной Авирах, получила Ваше трогательное письмо от 7-го сент[ября] и другое с объяснением печати Соед[иненных] Шт[атов]. Спасибо, родной, за все высказываемые Вами чувства; так, сердечною сплоченностью, победим врага. Радовалась и радости Ваших учениц. Пусть они окажутся достойными носительницами данного им знака. Пусть хранят признательность к родному Авираху. И пусть помнят, что нет высшего, более царственного качества, нежели Лояльность. Лишь это качество творит чудеса и приближает нас к Твердыне Света.

Родной Авир[ах], я уже писала, что сейчас не следует трогать Гал[ахада], он еще не начал прозревать. Потому не будем тратить на него сил.

Родная моя Зин[а], как мучительно хочется мне помочь Школе, и так тяжко, что не могу ничего уделить! Но знаю, что помощь Вл[адыки] идет и Рука будет явлена. Доживем до счастливых дней совместной работы.

На грубое и лживое заявление Логв[ана], что реорганизация не могла повлиять на успех Школы, Свет[ик] вполне логично заметил, что раз Ло[гван] сам подтверждает успех Школы в первые годы до реорганизации, когда Шк[ола] находилась под тем же водительством, как и сейчас, то ясно, что именно реорганизация явилась причиною падения числа учеников, а может быть, найдем и какие другие неожиданные причины, но, конечно, перебирать их сейчас, значило бы идти на разрыв. Но все тормозящие развитие Школы обстоятельства должны быть зарекордированы. Так, родная моя, перетерпим издевательства, но победа суждена. Как сказал сейчас Вл[адыка]: “Пусть сердца Ваши трепещут в ожидании победы. Явлю чудо. Явлю Победу. Готовлю яркую Победу”. Так, в доверии к Руке, стоящей у Кормила Мира, спокойно будем наблюдать за безумием отступивших от пути Света.

Я еще слаба после моего напряжения, но думаю, что с приездом Н.К. силы мои вернутся. Легче будет, может быть, и с корреспонденцией. С обычной почтой посылаю страницы Учения и на адрес Зиночки. Пусть нечто приходит из Наггара.

Очень жду их письма о разрыве всяких отношений со мною. Конечно, их письмо от 30-го июля я уже могу рассматривать как таковое. На него я ничего не ответила, потому, вероятно, они и считают, что я поняла его как прекращение всяких сношений. Посмотрим!! Может быть, найдут, что недостаточно еще выявили свои “прекрасные” лики, и захотят зарекордировать еще полнее... Безумцы, оставлять в истории такие record’ы! Неужели они полагают, что все эти документы не будут опубликованы! Каждый клочок, относящийся до г-жи Бл[аватской], разыскивается и печатается ее последователями. Самомнение, действительно, есть клеймо тупости! Воображение их не идет дальше сегодняшнего дня и своей домашней лужи! Так, явим мудрое спокойствие и выжидание и, когда придет время, начнем действовать. Мужество, зоркость и спокойствие.

Шлю Вам, родные, всю мою любовь и признательность за проявленные мужество и бодрость.

Пишите о виден[иях] С[офьи] М[ихайловны]. Как ее здоровье? Пусть не слишком тревожится.

Сердцем с Вами,

Е. Р.

 

Конфиденциально

Зин[е], Модр[е] и Ав[ираху]

15.X.35.

Родные мои, получила Ваши письма от 27-го сент[ября] с описанием знаменательного meeting’а. Вот уж истинное поклонение золотому тельцу! Куда же дальше идти? Все оценено на горсть золота. Все остальное – щепки. Остро чую, как тяжко было присутствовать при таком срывании масок, при распоясывании истинной сущности! Но дух наш должен закаляться и на таких проявлениях. Мы должны знать все лики земные и всех посланников преисподней. Но Щит Света с нами, потому не будем устрашаться никакими личинами. Конечно, Вы правы, что все перечисленные суммы, все заявления, так же как и все чеки, брошенные для вящего эффекта на стол, нуждаются в тщательной проверке. Не забудем главного и прискорбнейшего обстоятельства, что Н.К. из-за продолжительного отсутствия вынужден был выдать г-ну Хоршу полную доверенность. Так что он мог распоряжаться нашими суммами по своему усмотрению. И хозяйничание это было очень бесцеремонно, не раз оно было отмечено нами. Так как я люблю каждое заявление подтвердить фактами, то пока воздержусь приводить примеры этому до возвращения Н.К. и нашего Вл[адимира] Ан[атольевича], которые имеют данные. Также никаких долгов он за нас не платил, ибо у нас был один долг Ч.Кр[ейну], который покрывал первые долги. И долг этот был выплачен нами из той суммы, которую Луис уплатил за первую серию картин. Возможно, что погашение долга было произведено через контору или адвоката Луиса, что теперь и дает ему возможность это утверждать. Ни о каких векселях я не слышала и считаю, что это тоже какая-то гнусная выдумка или подтасовка. Но сумма этих векселей подходит под сумму, выплачивавшуюся им за проданные картины. Но теперь уже подъезжает Н.К., и все это выяснится. Также и пять тысяч долларов Юрию он должен был выплатить из наших сумм. Эта сумма входила в те десять тысяч долл[аров], которые Вл[адыка] указал нам выдать мальчикам. Ведь Святослав ехал тогда на самостоятельную жизнь. Конечно, он должен был заплатить за нашу поездку в Европу. Мы ведь не собирались путешествовать по Италии, Швейцарии и так далее, так как наши средства не позволяли этого. Они пригласили нас сопровождать их в их турне по Европе и, кроме того, Н.К., как знаток старинной живописи, помог ему составить коллекцию картин, положившую основание Корона Мунди. И, во всяком случае, то, что было затрачено на нее, они вернули, убытка они не потерпели, несмотря на самое тяжкое время. Причем, тут нужно брать всю сумму, вырученную за коллекцию, а не брать цифры за отдельные картины. Несколько вещей было продано раньше, и целый ряд картин остался на руках. Именно, эта коллекция спасла Дом.

Следует очень, очень проверять все документы, мы уже ознакомились с некоторыми манипуляциями, произведенными кем-то и в minutes, да и еще в других документах. Хорош также Сидней, но ведь он в полной зависимости от них. Впрочем, когда-то считалось, что никакая зависимость не может служить оправданием для совершения нечестного поступка. Ну да Бог ему судья!

Итак, да здравствует золотой телец! Видимо, это будет the order of the day! И как же может быть иначе, когда они приняли водительство К[онс.]! Наше Учение гласит обратное: именно, что “ценности духовные превышают все сокровища Мира”! Истинно, их “высокие” принципы – не наши, и их “ways” – не наши “ways”, как они пишут это в своем изумительно грубом и невежественном письме, в котором они порывают с нами все отношения навсегда.

Спасибо, родные мои, что мужественно и достойно возразили на все кощунственные, лживые и злобные инсинуации. Не скрою, большим ударом в сердце было мне отсутствие Ав[ираха] на этом чрезвычайно важном meeting’е. Я была так уверена, что он вернется, чтобы встать на защиту дел Вл[адыки]! Чем же выражается преданность, как не в такими действиями. Так, важно было именно для будущего, чтобы и его голос прозвучал в защиту Трех Щитов и сотрудников.

Также на лживое заявление о том, что он, г-н Х[орш], знает, что в течение тринадцати лет Р[адна], Ав[ирах] и М[одра] писали о нем ложные и унижающие его письма, Вы можете спокойно сказать: “Не судите всех по себе!” Ибо, истинно, у меня имеются Ваши письма, и в них не только ничего умаляющего о нем нет, но наоборот, очень часто похвалы им и описание эпизодов, в которых Зин[а] винила себя, тогда как, может быть, вина была на другой стороне.

Конечно, когда в основе всего происходящего лежит корыстолюбие и желание захватить каждую копейку, каждую собственность в свои руки, то что можно ожидать? Его покушения на суммы, получаемые Учреждениями, намечались давно, и желание захвата не давало покоя.

Также заявление през[идента] Пост[оянного] Комит[ета] по Пакту Рериха о том, что идея Пакта не идея Рериха, но г-жи Мигель, изумительна прежде всего по своей глупости и невежественности! Сами они прекрасно знают и писали, и утверждали, что идея охранения творчества человеческого гения была задумана Н.К. еще в России в начале этого столетия. И еще до войны на Гааг[ском] Межд[ународном] Триб[унале] поднимался вопрос об охране пам[ятников] иск[усства]. Зачем же разыгрывать игнорамуса?

Кроме того, каждый образованный человек знает, что все идеи проявляются в нескольких сознаниях и часто даже почти одновременно или разделенные некоторыми промежутками времени. Если мы прочтем любое историческое обозрение движения Умственного Прогресса и Культуры, мы найдем там описание появления и закрепления новых идей; и как первые носители их обычно неуспешны, но когда сознание масс уже подготовлено повторными заявлениями к восприятию (пространство цементировано), то появляется мощный фокус, который собирает носящиеся идеи и претворяет их в жизнь. Потому несомненно, что кроме Н.К. и г-жи Мигель еще многие не раз думали об этом. Так, в книжке г-жи Баркер “Letters from a [Living] Dead Man” сказано, что именно после войны Светлые Силы будут особенно заботиться об охранении Памятников Искусства и Науки. Кто знает, сколько людей прочли эту книгу и обратили внимание на эти строки! Книга эта написана была во время войны.

Очень интересно, как прошло заседание Ком[итета] по Пакту? Вероятно, будет проводиться все та же “мудрая” политика – “своя рука свою руку разрушает”.

Очень сожалею, что я не знала раньше, что идея иметь Конвенцию в Вашингтоне была дана г-ном Кембеллем. Ведь всегда подчеркивалось, что идея эта принадлежит исключительно белокурой особе. Можно найти предлог получить письменный statement от г-на Кембелля, что это было его предложение. Ибо, вероятно, в minutes это не было занесено, так как никто из нас этого не помнит. Пусть истина будет восстановлена.

Копию моего письма, упоминаемого ими, Вы имеете – это было письмо к кругу от 2-го авг[уста].

Передаваемую Модрочкой формулу г-жи Уайтсайд о бел[окурой] особе мы не раз слышали, особенно из англ[ийских] источников.

Конечно, если они открыто чернят имя, то и мы должны принимать меры к пресечению порочения. Потому я и писала: укрепляйте друзей, ибо придется многое разъяснить им и пресечь общими усилиями. Так все, что будет сделано, родные, на закрепление дружественных отношений по всем направлениям, крайне полезно. Конечно, имейте в виду крайнюю подвижность Л[огвана] и О[яны] и ярость в действиях. Этому можно у них поучиться, они ничего не отложат.

Если бы удалось в фил[адельфийской] группе укрепить основы Учения, это было бы большой победой. Но если они предпочтут разъяснения г-жи Х[орш] или О[яны], то это будет равносильно тому, если бы в свое время читатели “Тайн[ой] Доктр[ины]”, имея возможность сообщаться с Е.П.Бл[аватской], предпочли бы искать объяснения ее трудов, скажем, у г-жи Куломб или у Соловьева!

В пятницу к вечеру подъедут Н.К. с Юр[ием]. Конечно, представляете себе, какое творчество, какая работа закипит! Мне Сказано: “У Нас 35 решений, Ручаюсь за яркую Победу”. Потому, родные мои, вооружимся терпением и спокойствием, ибо “лишь при спокойном отношении сохраним равновесие”.

Так, кто-то считает произведения искусства за щепки, а губерн[атор] Массач[усетса] мистер Фуллер заплатил сто тысяч долл[аров] за четыре картины Зуолаги и очень гордится ими. Если культуры нет в крови, то и приобрести ее ни за какие мешки золота невозможно, и никакой привешенный ярлык не поможет. И в какую бы прекрасную раму ни была вставлена фальшивая картина, ценность ее самой от этого не увеличится.

Держитесь дружнее дружного, и мы построим новую крепость на основе истинного понимания Учения. Становится жутко, когда начинаешь вдумываться в мышление и поступки трио. Они не имеют уже в себе человеческого элемента. Конечно, корень зла в О[яне]. Именно она внесла заразу одержания, хотя если бы почва в тех двух не была благоприятна, то зараза не свила бы гнезда.

Итак, Родные, перед нами новая великая ступень. Мой дух так чует ее. Начиная с 36-го года все сочетания Светил благоприятствуют нам на целый ряд лет в возрастающем успехе. Но нельзя того же сказать о гороскопе г-на Х[орша]. Он очень темен. Также Сатурн вошел в знак Рыб, потому Конс. и начальствует так сейчас над трио. Так трио начали с revolution и кончат, вероятно, собственным devolution.

Прошу Модрочку не сетовать, что я не пишу ей отдельно. Но мне сейчас очень трудно. Корреспонденция все растет, везде свои трудности, и все это просит поддержки, а мое сердце вот уже больше недели как дает большие перебои. Иногда совсем останавливается, а затем получаются удары в левое плечо, в солнечное сплетение или в шейные артерии, а само сердце молчит. Состояние не из приятных, и даже строфант не помогает. Лишь вибрации, посылаемые Вл[адыкой], восстанавливают меня, но посылать их все время нельзя. Потому моя Модрочка поймет и не будет ждать каждый раз отдельного письма к ней. Ведь я Вас держу в сердце, и каждый имеет свой собственный уголок. Книга Модрочки прекрасна и сделает свое дело.

Так, любимые, шлю Вам всю любовь и ласку. “Скоро проявится Рука Вл[адыки]. Явление спешит. Чудо спешит”.

Так как остается еще целая страница, то припишу еще. Тому, кто утверждает, что он создал все, ибо он дал деньги, можно, при случае, привести одну буддистскую притчу, которая приводится как назидание против глубокого невежества.

Однажды Будда наставлял своих слушателей в пользе и необходимости труда, ибо лишь в упорном труде человек найдет спасение свое. Среди слушателей было несколько браминов-пахарей, и когда Будда кончил свои наставления, один из них спросил: “Вот ты говоришь о пользе труда и о необходимости напряженного труда, но мы и трудимся от зари до зари и растим зерно, которое питает всех. Но Сам-то Ты что делаешь, в чем труд твой?” Далее следуют прекрасные сравнения качеств труда и так далее и всех благ, которые исходят от трудов Будды, и все заканчивается словами: “Тогда как существуют миллионы пахарей, Будда же один”.

Так, можно сказать, что собирателей золотого зерна миллионы были и есть, но таких творцов, как Рерих, единицы. Давно сказано, что Рерих – мультимиллионер идей. Царство не в коронах и мешках золота, но в космосопространственных идеях. Ничто не может противиться мысли. Мысль Высокая всегда побеждает – в этом закон эволюции.

Так, в буддизме самым страшным пороком считается именно корыстолюбие, и корыстолюбивый человек заживо сгнивает, ибо дух его замирает. И даже говорится, что если бы человек мог освободиться от одного этого качества, он достиг бы Архатства. И, конечно, это так, ибо вся самость зиждется на корыстолюбии.

Так, родные, в полной готовности принять битву, начнем новый цикл. Интересно отметить, что письмо о полном разрыве было написано до 6-го окт[ября], после которого начался новый цикл.

Еще раз, родные, шлю Вам радостную бодрость перед новою ступенью, все думы с Вами.

Духом и Сердцем с Вами,

Елена Рерих.

 

Конфиденциально

Зин[е], Франс[ис] и Мор[ису]

12.XI.35.

Родные и любимые, вчера получена Ваша телеграмма о дружественном отношении Гартманна и о предстоящей с ним встрече, также и о закреплении авторских прав за книгами Учения. Очень порадовались этим обстоятельствам. Гарт[манн] состоит в совете bonds, и ознакомление его с происходящим и правдивыми фактами чрезвычайно важно. С большим интересом будем ждать результатов Вашего совещания с ним. Могут наметиться некоторые действия. Мы знаем о сужденном “полном успехе”, о “яркой победе” и о том, что “предатели повергнуты будут”. Но также нам Сказано: “Чем больше победа, тем нужна большая осторожность”. Потому будем очень обдумывать и взвешивать каждое действие. Пусть с Вашей стороны по-прежнему будет выказано полное спокойствие, никаких вызовов. Дадим им выявить все свои карты.

Зин[е] не следует слишком печалиться, что резидентам запрещено г-ном Хоршем посещать школьные лекции. Нужно лишь, чтобы это его запрещение было занесено в minutes. Рекордируйте все его глупейшие и саморазрушительные заявления. Школа может стать центром для друзей и родственников учеников.

Теперь, в частном письме от 4-го сент[ября] к нам (официально мы ни о чем не были извещены), в котором г-н Х[орш] порывает с нами все сношения и навсегда, он бросает Н.К. упрек в том, что все дела служили лишь прославлению Н.К., совершенно забывая, что все Учреждения, основанные Н.К., не носили его имени, за исключением Музея и образовавшегося при нем впоследствии Общ[ества] имени Р[ериха]. Конечно, все мы понимаем, что г-н Х[орш] хотел бы видеть во главе всех Учреждений свое имя исключительно. Но не может же Н.К. подписывать свои картины, книги и статьи именем г-на Хорша?! Какая болезненная зависть! Тринадцать лет ехидна эта таилась в их сердцах! Но зависть есть признание своего убожества. Потому остережемся от такого разрушительного чувства.

Вспоминается мне печальный эпизод во время первого пребывания О[яны] в нашем Ашраме. Эпизод этот порвал первые нити между нею и мною. Случилось это приблизительно в феврале 31-го года, когда ею было получено письмо от Ав[ираха], извещавшее ее о крахе банка, где лежали ее деньги. Известие это очень потрясло ее. Мы с Н.К. старались ее успокоить и подбодрить. Немного погодя, когда она пришла ко мне и снова начала говорить о своей потере, я заметила ей, что нам, приближенным к Вл[адыке], непристойно так уж печаловаться о потере денег. Все, что нам нужно, посылается. На это она ответила: “Владыка где-то далеко, а нам всем придется кончать жизнь в poor-house”. Помню, как больно резанула меня эта фраза и как остро почувствовала я, что, действительно, Владыка для нее “где-то далеко”. С этого момента началось постепенное отчуждение. Так было положено начало порывания нитей в конце первого ее пребывания в Ашраме. Вероятно, мысли о poor-house не оставили ее и настолько укрепились в мозгу, что она решила принять все меры, чтобы обеспечить себя. Конечно, если мы чувствуем, что “Вл[адыка] где-то далеко”, то можно ли ожидать духовного подъема и продвижения! Мысли о самообеспечении, конечно, должны были потушить пламень сердца. Ибо они несовместимы со Служением. Первое условие для вступающего на путь Служения есть полное предоставление самого себя и всего своего имущества Вл[адыке]. Так корыстолюбивые мысли открыли доступ всем нападкам тьмы, и началось постепенное падение духа, окончившееся страшным предательством. Ужасно подумать, что, имея все книги Учения, они ничего не впитали. И О[яна], любившая говорить о преданности до последней черты и о Непомерной Ноше, именно, первая не выдержала, споткнулась и несется сейчас в страшную бездну. Еще раз мы видим, как все слова и уверения – ничто. Лишь в бою и в час нужды проявляем мы свою истинную сущность. Так, испытание не было выдержано ими. Не было оно выдержано и страною. Все было предложено, но как недостойно было поступлено с Зовами!!! Истинно, трудный путь избрала себе Ам[ерика]. Мне искренне жаль Р[узвельта].

Но Битва Вл[адыки] с врагом продолжается победоносно. “Я ликую явлением победы. Не увидят ее люди еще некоторое время, но она уже есть. Подождите, нетерпеливые, не глаз, но сердце определяет победу. Когда огненное построение уже воплощается в Тонком Мире, тогда могут сердца строителей радоваться. Спящие не чуют, если их вынесут из дома, но пространство уже поет”.

Можно видеть, как иные страны содрогались, не поняв Зова. Осмотрим явление падения стран и догадаемся о причине. “Каждый может представить себе, как трудно найти причину порчи в сложнейшем аппарате. Где-то что-то погнулось, и работа не дает следствий. Никто не заметил, когда именно случилось малое упущение. Но оно произошло, и нужно не только остановить работу, но и разобрать весь аппарат”. Имя Гал[алахада] будет приравнено к имени злополучного министра при Людов[ике] XVI. Так, План Сил Света неизменен, и ошибки и отвергания позванных дадут все преимущества Новой Стране.

На этой неделе из-за бури или из-за других причин воздушная почта не пришла. Но мы имеем Вашу телеграмму. Пришел и ящичек со сладостями, посланными Ав[ирахом] и двумя друзьями. Большое спасибо.

Яруюшка наш был болен и еще не совсем оправился, у него что-то вроде небольшой лихорадки. Вообще, в этом году у нас очень рано выпал снег на ближайших горах, так что атмосфера очень прохладная! Когда Яр[уя] оправится, он вышлет обещанный листок – образец для индекса. Все мы бодры и полны новых идей. Истинно, весь Мир перед нами.

“Вот приближается самый замечательный год. Но многие не уловят значения происходящего. Даже слышавшие захотят, чтобы события совершались по их воображению. Обычно каждый хочет по-своему, но замечайте происходящее непредубежденно. Приложите внимание честно, зная, что протекает великий срок. Голуби принесут Вам не только масличную ветвь, но и лист дуба и лавра; также Наши жертвенные приношения не как случайность, но как шаги будущего. Именно, неизменны сроки великого знания. Умейте полюбить борение творящее. Умейте приложить ухо к земле и засветить сердце, как в великом ожидании. Пусть невежды зло желают, но сроки ткут ткань Мира. Учитесь распознавать! Учитесь лететь к сужденному. Много одежд и покровов, но смысл един. Наступает год предуказанный”. – “Сурово и напряженно, но и радостно прожить этот год на Земле для мудрых. Утверждаю мощное вращение энергии, а тем можно пробудить также и спящих. Не явно приходит Царь Славы. Но для мудрых слышен шаг Его. Предоставьте мертвым хоронить мертвых и радуйтесь сложению жизни. Друзьям скажите: наблюдайте, зорко наблюдайте!”

Так, родные, усилим свою зоркость во всех направлениях. Большая радость живет в сердцах наших, столько прекрасных знаков подходят с разных сторон. Истинно, неисповедимы Пути Господни!

Так, радуемся за Вас, родные, за Вашу бодрость и готовность к битве. Новая ступень слагается. Очень жду успеха от турне Модрочки. Нужны кадры новых друзей. Шире сейте, не ограничивайте себя стенами Учреждений.

Тактика с одержимыми остается прежняя – полное спокойствие, осторожность в словах и действиях и зоркость.

Шлю Вам, родные, всю устремленность сердца и радость наступающему великому сроку. Многое будет заложено, которое даст свои великие следствия.

Духом и сердцем с Вами,

Е. Р.

Нет ли новых сведений из Филадельфии?

Пришли Ваши письма от 20-го по 25-ое окт[ября]. Прочла их с большим внутренним горением. Ответ Мориса на кощунственное письмо Эст[ер] прекрасен и достоен. Правильно, что свидетельство Мор[иса] чрезвычайно веско. Так, сердце полно радости, чуя Вашу твердость и готовность к борьбе за Правду. Великое благо будет выявлено в этой битве. Вы уже видите, какие прекрасные формулы произносятся друзьями. Пусть друзья не молчат и высказывают свое возмущение и суждение. Победа суждена яркая, полная. К тем, в ком Вы не вполне уверены, подходите осторожно, подготовляйте раньше почву.

Вспоминается мне, как еще в 23-ем году при отъезде О[яны] из Пар[ижа] в Нью-Йорк было Сказано ей: “О мяч судьбы! Куда попадешь и куда отскочишь? Свет тебе начертан – успей, мяч, долететь! Удержи лукавое вращение!” Она тогда очень обеспокоилась этим. И, как видите, уже тогда было отмечено ее лукавое вращение. Тогда же я видела ее изнемогающей под возложенной на себя ношей. Истинно, ноша предателя дел Вл[адыки] непомерна, и как Сказано: “Она не заслуживает никакого послабления”. Так, явимся свидетелями Меча Вл[адыки]. Шлю Вам, любимые, всю любовь и ласку, берегите здоровье. Принимайте бобровую струю.

 

Рузвельту Ф.Д. (№ 6)

12.XII.35.

С полным доверием и открытым сердцем, но на этот раз в глубокой печали, я пишу Вам. Вот уже несколько месяцев я пытаюсь найти возможность предупредить Вас, что те два человека, которые передавали мои послания, оказались предателями на четырнадцатом году сотрудничества, и я вынуждена была лишить их своего доверия.

Поддавшись жадности и амбициям, они нарушили святое доверие и передали Вам в апреле свой собственный совет относительно определенных финансовых вопросов (серебро), представляя это как исходящее от Истинного Источника через меня. Этот Источник предупредил меня о совершенном предательстве, и мне было приказано опросить их: они оба признались мне письменно, что они передали Вам свои собственные послания, выдавая их за те, которые шли из Истинного Источника через меня. Эти письма находятся у меня.

Я была потрясена и возмущена таким предательством и немедленно телеграфировала о запрещении передавать какое-либо послание без моего полного ведения и предварительной санкции. Эти два человека очень хорошо знали, что по всем вопросам они должны обращаться ко мне, тем более, что один из них должен был возвратиться сюда летом и привезти с собой возможные вопросы. Когда эти лица увидели мое возмущение их действиями и осознали суровые последствия последнего, они, движимые страхом и местью, встали на путь открытого предательства и решилли не толлько порвать с нами все отношения, но начали отвратительную кампанию, чтобы дискредитировать наше имя с целью уничтожения нас, как свидетелей их предательских действий.

В своей настоящей ненависти они не перед чем не останавливаются. Г-н Х[орш] воспользовался отсутствием в экспедиции Основателя Учреждений, исключил его имя. Затем г-н Х[орш], который имел все полномочия нашего адвоката с 1923-го года и который постоянно занимался нашими персональными счетами и налогами, неожиданно, через 9 лет, ложно представил департаменту по налогам фонды экспедиции за годы 1926 и 1927 (когда мы были в Тибете) как наши личные доходы, обманывая нас все эти годы, что дела с налогами были в порядке. В результате его действий без предварительного уведомления на наше имущество – наши картины – в Америке был наложен арест. Это всего лишь два примера того, на что они идут, чтобы дискредитировать нас. Такова месть людей, чье предательство было раскрыто.

Все это я пишу, чтобы предупредить Вас, что Послания не могут пересылаться через этих лиц. Символ Иуды и Девадатты вечен, и все-таки, независимо от того, насколько трудны для нас сегодня времена, мы знаем, что правда и справедливость восторжествуют. Нелегок путь тех, кто несет ныне идеи и прокладывает ступени для нового сознания чеовечества. Но идеи движут Миром, и так происходит эволюция.

Я особенно огорчена, что не могла раньше предупредить Вас и не могла связаться с Вами, в то время как мое сердце стремилось передать Великие Слова на рубеже наступающего важного Года. Ни одно человеческое обоснование не знает, как решить проблемы Мира. Только Те, Кто стоит на страже, знают, вращается ли Колесо Необходимости.

Пусть Благословение Наивысшего будет с Вами.

Я знаю, что Ваше великое Сердце поймет.

С полным доверием.

P.S. Если Вы одобрите этот новый канал, Послания можно будет передавать снова.

 

Рузвельту Ф.Д. (№ 7)

[27.XII.35]

“В предстоящих событиях, которые определят курс истории Америки, очень важно, чтобы Президенту Рузвельту был доверен руль управления. Национальное достоинство, каким его представляет Президент Рузвельт, овладеет сердцами людей. Массы, поднятые на новую высоту благородной формулой горящего Сердца Президента, представляют собой великую силу. Такова демократическая поддержка у Президента Рузвельта.

Сельское хозяйство – мощный фактор в формировании курса, который приведет Америку к ее великой конечной цели. С благосостоянием фермеров вызов врагов развеется в прах.

Существуют нити, которые на короткое время могут быть ослаблены. Твердая рука с легкостью снова их натянет и со справедливостью направит нужные силы в нужном направлении с достижением победы.

Внешние сношения требуют постоянного внимания. Силы разрушения остаются теми же, что и прежде, – Англия, Германия и Япония. Карта Мира будет предметом битвы многих. Хотя и в стороне от войны, Америка должна стоять как мощно вооруженная и оснащенная держава. Россия будет представлять сдерживающую силу против Японии.

Политика серебра, ведущаяся Англией, уже нанесла ей самой удар рикошетом. Основа меновой торгови (бартера) принесет возрастающие результаты. Серебро в Америке будет всегда иметь безопасную поддержку.

Так, с помощью лояльного выразителя разрушительные силы будут побеждены. И над всеми этими факторами будут безраздельно господствовать благородные и великие достижения Президента Рузвелльта. Таким образом, победа будет за пылающим Сердцем.

Нью-Йорк,
27 декабря 1935 г.”.

 

2.I.36.

Родные и любимые наши, послали Вам ответ на Вашу телеграмму от 30-го дек[абря]. Истинно трагическое положение, неслыханное предательство и преследование человека с незапятнанным именем и мировой известностью. Какая скорбная страница в истории Искусства и Культуры! Но знаю, что справедливость восторжествует.

Истинно чудо – нахождение расписки о сдаче Вами принадлежащих Вам shares по Mast[er] Inst[itute] г-ну Хоршу на хранение! Ведь это явное доказательство того, что и все остальные trustees имели их. Ведь все были в одинаковом положении. Хорошо, что и Франс[ис] знает, что ее share находится на хранении у г-на Хорша вместе с ее завещанием. Впрочем, он, вероятно, откажется и от выдачи ей завещания.

Теперь передаю Вам, родные, все хранение Учения Живой Этики в Америке и следующие Слова: “Также скажите Радне, и Ав[ираху], и Модр[е], что Мой Завет неизменен: чтобы хранили Учение, как свою жизнь. Каждое предательство Учения поражали бы. Так на деле испытывается истинная преданность. Помогаю каждой бодрости. Радуюсь, когда вместо уныния просияет мужество. Но пусть хранят Учение. Пусть хранят Мой Завет”. – “Также нужно очень обратить внимание на сохранение архивов”. Так, Родные, будем хранить Учение. Вероятно, они начнут выдавать за свое еще не опубликованные страницы. Укажите друзьям на вышедшую вторую часть “М[ира] Ог[ненного]”, также и что третья уже закончена и отослана для печатания. Уже собрана “Новая Эра” (“Община”) и начаты новые две книги; только самые близкие могут знать их заглавия: “Оум” и “Очаг” – Небесное и земное. Конечно, все книги “Мира Огн[енного]”, присланные из Риги, храните у себя. Как только узнаем, кто из адвокатов имеет нашу доверенность, нужно будет отобрать у них все копии записей и манускрипты Учения. Также, родные, не припомните ли Вы, у кого хранятся письма дяди Бори, которые он Вам передал? Н.К. вспоминает, что Авирах говорил ему, что письма эти у него. Дядя Боря передал их ему. Храните, храните все архивы. Сами знаете, как подменены замки, и что у некоторых были двойные ключи и так далее. Так, мы знаем, что “новые условия усложняет злое дело”. Каждое предательство поражается. Но, конечно, Высшим Силам виднее, когда именно поразить. Зря не растворят Они своего удара. Давно Сказано: “Приму в Щит все стрелы, но с улыбкою пошлю лишь одну”. Но эта одна стрела – молния сокрушающая. Много уловок у темных сил, но и на каждую их уловку имеется несколько ходов и решений. Потому вооружимся терпением, мужеством и нерушимым доверием к Руке Водящей. Вспомните все опасности, через которые мы уже прошли! Но вера в Щит Высший провела нас невредимо. Так будет и теперь. Победа Сил Света решена, но храните здоровье, ибо битва Армагеддона есть битва смертная.

Ввиду того, что письма, на конвертах которых написано “строго конфиденциально”, не доходят по назначению или передаются пустыми, Зиночке следовало бы дать на главном почтамте свой новый адрес, может быть, на кого-либо из ближайших друзей. Так, нежелательно, чтобы в руки предателей попадала иностранная корреспонденция Зиночки. Нужно пресечь все возможности злоупотребления. Сейчас мы посылаем Вам ценные выдержки из дневника и писем Леви, его мнение об адвокатах, ныне защищающих его, – это будет холодным душем. Отвратительно, что нам приходится пользоваться их же методами и предъявлять выдержки из писем, но адвокаты говорят, что нужны всякие statements’ы для защиты дела. Следует рассказать пианист[ке] о таинственных посещениях некоего лица в очках, с поднятым воротником, вылезающего из подвала в сопровождении Леви, и о его переписке с белок[урой] особой, и о перемене его отношения к Ф. после сближения с ними.

Так, родные, не бойтесь ничего, на все есть ответы. И все измышления, подлоги и подделки их могут быть опрокинуты. Ведь и Chi[ef] знает многое, я писала ему в полном доверии.

Так, надеюсь, что все мы выучили урок на будущее быть крайне осторожными, не доверять никаким словам, обуславливать их на бумаге и пуще всего хранить архивы и доверенное нам Учение Живой Этики.

Но где же средства на приезд и на жизнь в Ам[ерике]? Истинно, положение трагичное, но знаю, что оно как-то разрешится.

Так, Родные, храните огонь сердца. Будем вместе ближе близкого. Ведь есть радость в том, чтобы страдать и бороться за Высшее. А сколько счастья при Победе! Так, помните, что Завет неизменен, все сужденное исполнится. Этот год выявит неслыханные столкновения самости. Истинно, год личной борьбы Архангела Михаила с Сатаною. Год, давно предуказанный, год, столь ожидаемый. Неужели можем убояться? Нет, родные, знаю, что Вы выдержите самый ярый бой. Но трое вознесенных сорвались с колокольни!

Шлю Вам, родные, всю ласку и бодрость сердца. Обнимите за меня Амрид[у]. Также сердечный привет С[офье] М[ихайловне], Зейдель, и Фосд[ику], и всем друзьям.

Знаю, что трио действует самыми низкими и гнусными методами, но ужасно противно следовать им даже в выписках из писем. Так, родные, не сообщайте никому, кроме Ш[аткого] и кому он укажет. Ш[аткому] мы вполне доверяем. У него есть сердце, а это главное.

Теперь привожу Вам страничку из Книги: “Когда вдумаетесь, то увидите Путь Наш. Мы готовы помочь везде, где закон разрешает. Мы скорбим, когда видим, что не дойдя до спасительной черты, безумцы бросаются в бездну. Сколько мыслей бывает потрачено, чтобы довести до простейшего, лучшего следствия, но часто тьма окутывает безумцев, и они дерзают покушаться на Высшее. Подобное бывает, если в океанскую волну бросить камень. Правда, он даст немного брызг, но разве повлияет он на мощное течение. Так бывает со всеми выпадами против великих энергий. Самое свирепое нападение разбивается о скалу непобедимого духа. Хвастовство сил темных показывает их безумие. Мощное Оум покроет самое безумное ярое нападение”.

Многое творится сейчас. Напрасно кто-то думает, что нечто не существует, когда оно уже есть. Так и с целыми народами. Одни ходят мертвые, другие идут новорожденные. Так бывает во всем. Так, родные, стойте твердо на точных формулах. Присланная копия о том, что мы не получали никакого жалованья во время экспед[иции], тоже пригодится Вам. Это очень важный документ. Так восстановится истина. И все брошенные камни дадут немного брызг, но сами они пойдут ко дну.

Конечно, Вы, вероятно, многое сообщаете Амр[иде] из наших писем, она должна быть извещена. Так и сегодня знаю о Победе и Помощи посылаемой. Слышала сегодня чудесное боевое Пение. Столько в нем было мощи, торжественности и необычайной чистоты звуков! Да, велика Битва, и мы должны хранить всеми силами духа великую торжественность, великое единение в этот поистине грозный и последний для многого и многих Час! Вл[адыка] ручался за нас, и мы счастливы явить доказательство нашей преданности и стойкости при испитии чаши яда, поднесенной руками бывших сотрудников.

Люди поддерживают свое существование на протяжении тысячелетий лишь Заветами Великих Учителей. Отнимите от них эту пищу Духа, что останется? Лишь космический отброс. Так, и Завет Майтрейи насытит человечество на века грядущие. Но, получившие Его в числе первых, подобно Иуде, предали тех, кто принесли Его! Страшна участь их!

Сердцем обнимаю Вас, родные, не отделяю от Вас и Амридочку.

Е. Р.

 

Конфиденциально

Зин[е], Франс[ис] и Мор[ису], также Амр[иде]

7.I.36.

Родные и любимые наши, прочли в газетах тяжкую весть о гибели в Средиземном море почтового аэроплана, доставлявшего нам Вашу почту. Последние письма Ваши были от 12-го и 13-го дек[абря]. Просим очень восстановить пропавшие письма и сообщить это и Амр[иде], и друзьям. Возможно, что в этой почте было много ценного. Все мысли наши с Вами, ведь уже был день открытого столкновения. Конечно, битва свирепа, но победа решена, потому преисполнимся мужества и терпения. Прошу Зин[у] передать пиан[истке], какую благородную роль выполняет она и как признательны мы ей за ее сочувствие, понимание существа дела и сердечное отношение. Очень ждем ее имя и отчество, чтобы написать. Ведь совершенно необходимо раньше подготовить почву, резче выявить положение вещей, иначе приезд невозможен. Правильна мысль Фр[ансис] собрать комитет друзей. Не исключена возможность, что нужна будет депутация к Chi[ef] таких друзей. Путей много и решений много, но нужно ясно иметь их перед собою, чтобы знать, какой лучше избрать. Возлагаю надежду на два письма через пиан[истку]. Так хочется, чтобы тот, кому сердце мое приносило самое лучшее, понял всё предательство совершённое.

Чрезвычайно важно, что сам Леви своею рукою, чернилами, называет расходы двух лет “various accounts pertaining expedition”*, значит, он этим совершенно точно знает, что это был не личный доход, но средства экспедиции, которая всюду указана как экспедиция американских учреждений на американский капитал. Казалось бы, все ясно, а экспедиционные суммы не подлежат налогам. Ведь только к декабрю узнали мы о злоумышлении с налогами и теперь все время погружаемся в наши многотомные архивы. Ведь только подумать, что мы должны припомнить то, что было за девять лет тому назад! Только когда все вместе, можем мы это более или менее выполнить. Ведь невозможно же везти все архивы в Америку! Помимо количества, Вы понимаете, что есть и известный риск. Вот, например, только что свергнулся аэроплан, везший ценные бумаги и документы и т.д. Все время занято, еще вчера послали Вам спешную телеграмму, ибо нашли засвидетельствованный г-ном Хоршем и г-жою Х[орш] сертификат моего trustship’а от Master Institute of United Arts от 1929-го года.

Так, родные наши, мы стоим на твердой почве, что все средства шли на экспедицию и “можно ручаться за победу, когда сердце чует правду. Именно, можно усмотреть, как утвердится Справедливость, и даже злая воля будет спасением. Но имейте в виду, что одержимые – бешенные, они на все готовы, но твердость и Мой посох помогут. Решимость уничтожить зло сделает оружие легким. Зло нельзя терпеть, особенно среди смертельной битвы Армагеддона, так действуйте. Битва не малая, и планета содрогается. Но пусть битва, давно указанная, протекает”.

Так, все средства шли на экспедицию, и Леви заведовал собиранием и распределением этих сумм. Сейчас Свят[ослав] и Яр[уя] читают и до глубины души возмущаются теми злобными выражениями Леви против Франс[ис], которыми полны его письма. Их главная злоба была против Фран[сис]. Теперь Вы понимаете, почему мы так ласкали Франс[ис] при ее приезде в Дарджилинг. Все имеет глубокое значение. Да, родные, лишь в полном единении, в полном доверии друг к другу поразим всех врагов. Хочу описать Вам сон, который я видела в ночь на наше 5-ое число. Н.К. и я стояли на открытой равнине, вокруг нас носился бешеный волк, вернее, оборотень, ибо туловище его было волчье, а хвост львиный и даже висела отвратительная лохматая рыжая грива, но голова была человечья со всеми чертами трех одержимых. Н.К. пытался словами усовестить его, ибо оборотень прекрасно понимал речь, но, конечно, тот ничему не внимал и лишь пытался так изловчиться, чтобы одним наскоком свалить нас обоих. В самую опасную минуту в моих руках оказался длиннейший посох, необычайной толщины и крепости, с острым концом и тяжелым набалдашником. Было совершенно непонятно, как могла держать я подобное оружие, но когда оборотень настолько близко пробежал около меня, что задел когтем мой сапог, я изловчилась и уколола его острием посоха под брюхо, но не очень сильно, все же он отскочил, и я сказала ему: “Еще один наскок, и я размозжу тебе череп”, – и проснулась. Так и будет. Посох, поданный Свыше, размозжит голову оборотня.

Так важно, чтобы адвокаты поняли все значение имени и связанного с этим делом мирового скандала. Именно, “case celebrated”. Я убеждена, что найдутся друзья, которые восстанут против этой вопиющей несправедливости. Ведь это “case celebrated” запечатлено будет в Истории Искусств и Культуры. Все имена защитников этого вопиющего дела будут именами историческими. Близорукость пусть не помешает усмотреть будущее.

Прилагаем наш ответ департ[аменту] налогов. Так, родные, мы стоим на твердой почве, что все собранные средства на экспедицию частью картинами, частью donations’ами, – все решительно пошло на экспедицию, продолжавшуюся от 23-го по 29-ый годы. И сами Вы знаете, как из каждой получки после 29-го года мы уделяли на нужды Учреждений. Не под картины ли наши давали и друзья loan’ы г-ну Леви? Вспомним хотя бы картину, под которую Флорент[ина] дала тысячу долл[аров] на нужды по Дому. Мы никогда не отказывали и шли навстречу всем нашим достоянием. Вспомним картину, приобрет[енную] Хиссом, ведь тысяча триста из них пошли г-ну Леви, и полтораста он уплатил якобы г-же Крафт. Вспомним, как все полученное за картину, купленную Х[оршем], пошло на нужды Учреждения, если не ошибаюсь, Школы также, и на Press уделял Н.К. А сколько отдавалось и отдается нами на “Ур[усвати]” и Европ[ейский] Центр! Никто не может упрекнуть нас в корысти!

Родные, обнимаю Вас и Амрид[у]. Шлю сердечные приветы друзьям.

Сердцем и духом с Вами,

Е. Р.

 

Рузвельту Ф.Д. (№ 8, последнее)

[11.I.36.]

“Враг не мог выбрать более опасного пути, более абсурдного пути как битва, которая ведет против благосостояния фермера. Никакое оружие не может быть более мощным, чем сама эта оппозиция. Поистине, страна будет всегда помнить девиз пламенного Сердца: “Мы не отступим”. Таким образом, тактика адверза станет могучим оружием. Победа будет за Президентом Рузвельтом.

Принцип консервации земли – высокая цель, и она будет импонировать нации. Слава Президенту Рузвельту.

Огненные слова Президента, адресованные стране, уже достигли сердец. Все послания пылающего Сердца будут действовать как магнит.

Нью-Йорк,
11 января 1936 г.”.

 

21.I.36.

Родные мои, как хотелось бы мне, хотя бы ненадолго, побывать у Вас, побеседовать от сердца к сердцу, еще плотнее объединить Вас и преисполнить новым приливом мужества и торжественности в этой битве за дела Вл[адыки]. Не будем скрывать от себя, что опасность велика и борьба будет упорная. Но все ухищрения темных будут обращены на пользу, если, как Указано, мы соблюдем два условия, именно: “У темных план прикончить всех ненавистных им порознь, и начинают они с Ф. Целый план, как уничтожить по очереди. Но если единение будет крепко и связь с Высшим Миром прочна, то ничто не может повредить Вам. Все обернется на пользу, если сохраните эти два условия. Пусть не забывают об опасности”.

Так, родные, хочу посоветовать Вам – начиная день, и посреди дня, и кончая его, укрепляйте осознание связи и единения. Нужно, чтобы понятие единения огненным начертанием запечатлелось в мозгу. Начните повторять про себя мантрам – “Будем едины, не отяготим Вл[адыку]”, и придет минута, когда нужно будет явить единение, мантрам этот встанет в памяти Вашей и удержит от непоправимого. Ведь Вл[адыка] ткет вокруг Вас защитную сеть, но каждое разъединение порывает ее, и Вы становитесь уязвимыми для любой вражеской стрелы. Пощадите себя и всех, оккультно объединенных с Вами. Ваши ауры связаны между собою, и все передается по этим нитям, не ослабляйте друг друга. Ведь и недомогание Мор[иса] имеет оккультн[ое] значение, потому Ваше единение так необходимо, оно защитит и его. Думаем, что Мор[ису] полезно было бы побыть за городом. Шлем ему все наши стрелы твердости. Так, родные, не отяготите друг друга и мысленно как можно чаще повторяйте: “Мы едины, не отяготим Вл[адыку]”. Истинно, мы будем преступниками, если в год личной борьбы Арх[ангела] Михаила с полчищами тьмы отяготим Вл[адыку].

При наших переездах невозможно упомнить за девять лет, куда что было положено или отослано. Так, целый ягтан с письмами и пр[очими] вещами был оставлен среди других ягтанов в Урумчи, на хранении у лица, о котором сейчас ничего не знаем*. Что думают Ш. и Фр[ансис] о новых адвокатах? Мы должны во всем опираться на советы Ш. и Фр[ансис]. Не забудем, что Ш. был трижды назван. И мне он кажется очень сердечным человеком. Сердце мое чует его.

Теперь мы понимаем, почему некоторые большие люди, узнавая, что с нами работает Леви, ставили условием своего участия наш полный отход от этого типа. Тогда мы думали, что это простая отговорка, но теперь видим, что это было вполне обосновано.

Зиночка права, что письмо ученицы Кат[рин] трогательно. Есть души, понимающие, что есть преданность своему Гуру. Сейчас именно нужны сильные слова, самые сильные в защиту мирового имени и связанного с ним культурного строительства. Мне тяжело писать это, ибо я носительница этого имени, но как Сказано: “Нужно, чтобы это было понято во всем значении, ибо лишь это придаст правильную постановку всему делу”. Без имени все дело примет обычность. Ведь столько корпораций выкидывали своих членов, и никто на это не обращал внимания. Общественное мнение может быть поднято лишь необычным и несправедливостью, учиненной к большому имени. Не знаю, как выразить мою благодарность Амр[иде]. Столько трогательной заботы в каждом письме ее. Обнимите ее от меня. Любимые, сердцем окружаю Вас и умоляю о единении. Победа в единении.

Сердце шлет Вам любовь и ласку,

Е. Р.

 

18.V.36.

Родные и любимые мои, Н.К. писал Вам о моем недомогании. Конечно, все это более чем естественно, ведь смута во всем мире чудовищна, и тяжкие токи соответственно напрягают центры. Сейчас еще слаба, но все же хочется побеседовать с Вами, моими родными. Вероятно, Вы уже получили все наши посылки с документами и письмами предателей, и адвокаты могли убедиться, что с нашей стороны никаких поводов к разрыву не было. Именно, предатели всячески старались изобрести повод для разрыва. Так, Вы знаете, как они обвинили и нелепо придрались к Н.К. за оповещение телеграммы о всем известном обстоятельстве, но посланной ему якобы конфиденциально; текст этой телеграммы у Вас имеется, так что адвокаты могут судить о всей явной преднамеренности в ее построении. Мне же поставлена в вину моя защита Франс[ис] и Мор[иса], и даже бывшего Друга, а также телеграмма, посланная им, в которой я запрещаю передавать моим друзьям сведения, якобы идущие от меня, о которых я ничего не знаю. Но ведь телеграмма эта была послана им после того, как они признались мне в таком поступке! В этой телеграмме они усмотрели оскорбление и лишение их доверия, но как называется их самовольная передача моим друзьям своих вестей, якобы исходящих от меня, об этом они не задумываются!! Я встала на защиту Франс[ис] и Мор[иса], когда бывший Друг так возмутительно обошелся с ними. Вы знаете, какую телеграмму послал мне Леви! Предательство их чернее, чем можно было ожидать, но чрезмерно печаловаться не будем. Совершилось давно Указанное. Хорошо, что нарыв вскрылся до начала строительства. Сказано: “Враги хотели бы вывести Ф. всячески из строя, потому прошу всех беречь здоровье. Сейчас это самое главное. Но не будем печаловаться, не будем сожалеть о всех трудностях, ибо победа за Нами. Конечно, отложение дела вызвано черной ложей, именно черн[ая] ложа работает”.

Родные, нужно, чтобы друзья поняли, что злоба инспирируется именно черн[ой] ложей, этими вечными врагами Света. Но, истинно, можно радоваться и гордиться, принимая все эти нападения, зная, против Кого и Чего они направлены. Тьма сгущается, но и Свет усиливается. Так, многое светлое уже происходит, хорошо, что зрение врагов не так остро! Не будем доверять пространству, ведь ушей много, не будем указывать на эти благоприятные уклоны. Но все существо полно торжественного ожидания. Также было Указано, что 11-ое мая очень опасный день, именно день Сатаны, и, действительно, день выдался трудный и по вестям, и по напряжению. Видимо, и Катр[ин] получила приглашение на конфид[енциальное] собеседование с предательницей в этот день. Послали ей немедленно ответную телеграмму по Совету. Надеюсь, что адвокаты не пошли против этого Совета. Также замечательно, что 11-го мая мы получили газету из Лахора, и на видной странице было помещено большое изображение Сатаны! Тоже знамение. Да, надо быть на дозоре, предатели, инспирированные злобной силою, могут многое что надумать, потому нужно быть находчивыми и освежать память, чтобы иметь на всё ответ. Я знаю всю находчивость и всю ярость белокурой. Главное нужно, чтобы адвокаты и друзья поняли всю меру лжи и ярости предателей. Как Сказано: “Нужно предупредить адвокатов, какие это лжецы!” Так, родные мои, переживем все фазы битвы, но будем обращать самое серьезное внимание на все Советы, не будем забывать их, ибо каждый имеет глубокое значение, и если он исполнен в сердечном устремлении, то приносит свои следствия. Так, родные, храните здоровье и первое условие этого – Единение. В Живой Этике сказано: “При единении можно установить возрастание силы в усиленной прогрессии, именно, где двое объединены одною мыслью, там уже сила трех. Но не нужно забывать, что каждая противодействующая сила поедает много окружающей энергии, потому так редко можно наблюдать успешное единение. Именно, один конь может задержать весь караван, и успешное следствие может быть разрушено. Так легко прийти к пониманию ценности объединенных энергий, это не отвлеченность, но сама физическая действительность... Во время особо тяжких токов Учитель должен напоминать о всех обстоятельствах, которым нужно противостать. Не нужно думать, что такие усиленные напоминания представляют намеки на забывчивость, наоборот, они должны лишь подкрепить, когда сложность событий как бы стирает ясность пути. Сложность событий есть столкновение Проявленного с Хаосом, или Света с Тьмою. При самой сильной битве можно видеть множество переходных ступеней, потому понятны недоумения тех, кто не очень разбирается в тончайших уклонах. Около радуги много преломлений”.

Если бы все доброжелатели, все честные люди поняли, какое время переживается Миром, и что своими действиями сейчас они дают направление всей своей дальнейшей судьбе. Тяжко разделить судьбу большинства! Неведение закрывает им глаза, но если бы они прозрели, то ужас наполнил бы их сознание. Сказано: “Следует противостать злу как проявлению хаоса. Целые страны защищаются от океана, который может залить их навсегда. Соединенные труды целого народа создают поражающее сооружение защиты; также и хаос может поглотить все достояние всего народа. Нужно понять, что волны хаоса проникают в сознание человечества. Эволюция есть антипод Хаоса. Не будем глухи к раскатам Хаоса”.

Конечно, нет особой беды, что дело отложено, ибо если апрель благоприятствовал нам, то октябрь хорош по гороскопу, но будем зорки, за эти месяцы предатели могут много что накрутить. Так, дело с манускриптами очень тревожит меня. Сердце так болит, что священные для меня записи находятся в таких руках! Ужасно понимать, что все законы благоприятствуют мошенникам! Не отсюда ли и весь развал современного жизнеустроения! Как всегда, зло активно и хорошо защищено, а так называемое “добро” во всем Мире облеклось в серый плащ непротивления и предпочитает компромиссы. Но судьбу такого “добра” мы уже знаем, и все Писания предусмотрели и осудили его.

Спасибо Катр[ин] за все ее мысли и заботы, шлю ей ласку сердца моего, она стала такой близкой. Очень хотелось бы мне ее повидать. Также прошу родного Авираха передать благодарность сердца моего милой Клайд за ее устремление помочь Великому Плану. Каждая такая помощь есть великое сокровище в будущих достижениях. Очень часто и много думаю о ней, так образуется духовная нить связи. Также и Дорис шлю мысли укрепления здоровья и радуюсь, что она чувствует себя лучше. Их совместное летнее пребывание и близость ауры нашего Ав[ираха] значительно подкрепят их физически и духовно. Родн[ой] Ав[ирах] может столько дать им из имеющихся книг Жив[ой] Эт[ики]. Пусть готовит их к пониманию подвига, пусть они полюбят трудности, закаляющие дух наш и обостряющие все способности. Ведь так мало людей, которые понимают красоту преодоления препятствий. “С трудом люди решаются произнести “благословенны препятствия, ими растем”. Испытания довольно легко допускаются, но пока они не наступили. Никто не хочет ускорить продвижение через препятствия”. Конечно, для подвига нужно возжечь огни сердца, но разве это трудно, когда нам явлен такой Величественный Облик, такое олицетворение любви и сострадания! Знаю, как огненно Облик этот живет в сердце Авираха, и его любовь и есть великий магнит, притягивающий к нему ищущие сердца.

Беспокоит меня самочувствие Радночки. Очень прошу ее беречь здоровье. Огорчает отъезд Зейдель, это новое затруднение для Радночки. Спасибо милым Фосдикам за всю их помощь в эти тяжкие дни. Очень, очень ценю их. Родные мои, так мучительно хочется мне дать Вам всем заслуженный отдых. Верю всем существом, что отдых этот придет с сужденным будущим, радостным совместным строительством. Берегите себя.

Как расходится книга Франсис? Хотим устроить еще один отзыв о ней в Индии. Конечно, это не так легко, имея всего два экземпляра. Предвидятся ли какие-либо новые возможности лекций или литературного заработка? Неужели все ее друзья не могут ей помочь? Очень радовались результатам поездки в Вашингтон. Теперь, очень прошу Модрочку сообщить мне совершенно точно, какие именно переводы книг Живой Этики имеются сейчас у нее. В бытность двух предательниц в Индии был сделан перевод и страниц, не вошедших в англ[ийское] издание первой части “Листов Сада М[ории]”, также и перевод второй части этой книги. Переведена была и вся третья книга “Новая Эра”, к которой добавлены новые параграфы. Как только окрепну и пройдет жара, начнем просмотр последних страниц первой части “Мира Огн[енного]”. Хотя она неполная, ибо не хватает страниц из середины. Модр[а] увидит это по имеющейся у нее копии. Их необходимо дослать. Родная моя Модрочка, очень прошу верить в наши мысли и заботы о ее будущем, о ее работе. Нужно использовать свой талант и больше писать. Ведь можно писать и на злободневные темы. Много тем давалось и указывалось. Что Филадельфия?

Встреченные новые люди из военных кругов могут пригодиться для печатания книг Живой Этики. Вероятно, они не откажут подписаться на “Мир Огненн[ый]”, когда явится возможность начать новое издательство, и т.д. Надеюсь, Модр[а] сильно и ярко говорила им об Учении даваемом. Указала на этот Океан Учения. Что ее испанский друг и ученик?

Родные мои, все мысли, все устремления сердца с Вами, знаю, что выдержите этот бой. Вы теперь понимаете, как тяжко было строить, зная, что все держится лишь на тоненькой ниточке, готовой каждую минуту оборваться. Окружаю Вас ласкою и любовью.

Духом с Вами,

Е. Р.

 

13.VI.36.

Родные и любимые, еще раз перечла Ваши письма от 15-го по 20-е мая.

Формула была дана в самом начале: “Вор поможет”.

Ясно, что адвокаты наши – люди очень хорошие, но недостаточно опытные.

Конечно, если будет допущен ряд ошибок, то, несомненно, все затянется на месяцы и месяцы, и положение очень осложнится. При единении всех сотрудников мы не сомневаемся в успехе, ибо единение является главным условием успеха, так Сказано, и нужно, чтобы Советы выполнялись без промедления. Самое трудное положение создается, если Советы не принимаются или откладываются. Припомните, сколько Советов и выступлений одобренных было отложено. Представьте себе положение полководца, когда он видит, что нужно наступать, ибо враг еще не укрепился, а его приказ не доходит до войска, и враг успевает усилиться и укрепиться на позициях. Беда в том, что так неимоверно трудно дать понять даже друзьям, насколько общее положение серьезно, что это непростая битва и что водимые темной силою, борются не против Вас и нас только, но против всего Великого Плана Света, и потому каждый разумный человек должен принять участие в этой битве. Вы же, родные, знаете, что План теснейшим образом связан с земными представителями и потому все атаки на них являются атаками против всего Плана и, следовательно, против мирового благополучия. Каждая помощь оказанная есть помощь Великому Плану. Ведь вставая на защиту справедливости, люди тем самым защищают самих себя. Ни одна страна не может процветать при хаосе. И хаос неминуем повсеместно, если лучшая часть человечества не одумается и не подымется на охрану всех попранных духовных ценностей, за справедливость и за честность. Страшно читать слова адвоката Дэрроу: “Нет справедливости ни в суде, ни вне суда”. Также ужасна приведенная в этом же журнале “Literary Digest” сравнительная табличка возрастающей преступности.

Сердце болит за Вас, родные, зная все Ваши обстоятельства. Напряжение велико, как выдержат друзья эту затяжку дела? Кто из них дотянет до победного конца? Все дело в адвокатах. Нам был Указан Миллер, но Вы знаете все обстоятельства наши и что, не имея никаких средств, мы не можем настаивать и требовать. Мы несколько раз писали о Милл[ере]. Н.К. трудится не покладая рук, очень исхудал, но духом бодр, как никогда. С теми картинами, которые были отобраны мною для себя, он уже заготовил количество, соответствующее задержанным. Сейчас во всех газетах и журналах пишут о новой волне интереса к искусству в Англии и в Америке и приводятся большие покупки картин. Н.К. получил на днях приглашение от одной галереи в Лондоне устроить отдельную выставку картин. Условия для Европы довольно выгодные, но все же средства нужны и для этого, и вот приходится оттягивать в надежде, что нечто вырешится. С самого начала Вел[икий] Вл[адыка] указал, что средства на построение дел придут лишь от искусства. Именно, Решение всего В[еликого] Бр[атства] в том, что План Света – Культуры должен прокладываться на средства от искусства. В этом необычность и красота всего построения. Сознание народа будет пробуждено к красоте, ибо лишь красотою можно укреплять дух.

Зная, какой страшный бой идет не только на земном плане, но и в Мире надземном, мы должны напрячь все силы духа, должны отогнать всякое малодушие и сомнение и явить творческое терпение. Перед нами большое испытание, и я знаю, что все ближайшие выдержат его. Этот год ужасен по своему чудовищному напряжению по всему Миру; все же в заключении своем он не будет плохим, а следующий гораздо лучше. Приложу Вам страничку из Учения о терпении, ибо нужно запастись великим терпением и на будущее; уйдут одни заботы, придут другие.

“344. Терпение есть сознательное, планомерное понимание происходящего. Терпение нужно воспитывать, как пособника продвижения. Нелепо представить терпение, как внутреннюю атрофию, наоборот, процесс терпения есть напряженность. Так, энергия принимает участие в событиях, способствуя им и не предпосылая заблуждения. Так, следует приучать учащихся к терпению в его истинном значении.

345. Пытаются понимать путь терпения, как претерпевание невзгод. Но такое понимание будет недостаточным, ибо унижает смысл энергии. Человек, знающий, что ему разумнее применить силу свою не сегодня, но завтра, лишь будет распознающим путь полезный. Не претерпевающий он, но понимающий пользу. Потому так важно очистить значение многих наименований. Каждое слово уже слагает определенное настроение. Но если наименование не точно, то может случиться горевание вместо радования и наоборот. Точность нужна во всем Мире. Каждый опыт с психической энергией подтверждает, что главные условия – точность и краткость мысли дадут лучшие следствия”.

15.VI. Пришли Ваши письма по 29-ое мая. Очень радовались успеху экзаменов и блестящему окончанию школьного сезона. В такие тяжкие времена это – большая победа! Но как отвратительна выходка г-жи Леви на репетиции перед всеми учениками! Вот уж истинное саморазрушение! Родная моя Зиночка, часто доносится до меня тоскующий голос. Чую всю боль сердца! Ухо чутко ловит Ваши настроения. В ночь на 11-ое мая – Ваше 10-ое, слышала восклицание о совершённых ужасных (terrible) ошибках! Да, ошибки эти, как Сказано, были и будут. Нужно исполнять Советы. Не могу выразить, как скорбит сердце, что до сих пор не удалось привлечь Миллера. Столько раз он был Указан! И вчера еще раз подтверждено это Указание. Столько сил было положено Амр[идой] на это! Знаю, как она устремлялась помочь. Основа дел должна быть защищена и представлена как можно ярче, тогда и остальные выступления будут сильнее.

Очень трогают нас Флор[ентина] и Ф.Ст[оу] – это истинные друзья. В последнем своем письме Амр[ида] снова выказала свою заботу. Спасибо, родная!

Теперь еще одно предупреждение. Д-р Кельц продолжает оставаться по соседству, что очень странно, ибо никаких сухостойких трав здесь не имеется. Также он находится поблизости от почтовой и телеграфной станций. По местным условиям каждый может зайти на станцию и прослушать идущие телеграммы. Об этом он был очень хорошо осведомлен; причем его белокурая приятельница очень возмущалась тогда такими странными обычаями. Потому советуем Вам проявить особую осторожность в передаче вестей. Нужно бы иметь еще один телеграфн[ый] адрес. Д-р послан от д[епартамента] агр[икультуры], так совершается отбор. Враги не дремлют.

Родной наш Авирах, Совет дан Вам больше не давать Вашей крови. Приветствуем Ваш летний отдых, гоните мысли о болезни и каждый день думайте о том, как силы Ваши укрепляются. Нужно вызвать психическую энергию к деятельной защите. Очень рада была получить карточку Кл[айд] с сыновьями. Но мне хотелось бы иметь карточки Кл[айд] и Дор[ис] по отдельности, не вместе.

Мы в восторге от возможности издания бюллетеня от Р[ериховского] Общ[ества]. Именно, было Сказано, что необходимо показать новую деятельность. Также нужно торопиться с новой инкорпорацией Agni-Press. Ибо, я уверена, явится возможность напечатать книгу “Аум” весною 37-го года. Она еще не закончена. Пусть Модрочка спросит, не желает ли Ст[оу] иметь у себя все книги Жив[ой] Этики на ор[игинальном] языке. Тогда Зиночка могла бы отобрать для него полный set. Скоро должна выйти и “Община”, также как и книга Н.К. “Врата в Будущее”. Послала Авираху “О Началах” Оригена. На книге уже стоит знак – Агни. Ведь и другие наши Общ[ества] собираются издавать свой журнал. Так, в Ковно они даже надумали издать открытку с бюст[ом] Н.К. в лавровом венке над картою Литвы. Конечно, пришлось остановить такое доброе намерение из-за всяких кривотолков, которые могут возникнуть.

Так, родные, хочется мне очень твердить о сужденной победе в каждом письме и опасаюсь, как бы не ослабить силы наших адвокатов и друзей. Многие, услышав о победе, теряют зоркость и устремление, возлагаясь всецело на судьбу или Высш[ие] Силы. Мы же знаем, что возвещение о победе обязывает нас к удесятеренной зоркости и деятельности. Все приготовлено, но нужно суметь усмотреть и взять. Также считаю, что в каждом выпуске Бюллетеня должна быть статья Н.К. Трогательно видеть, как ценятся эти статьи здесь и все ширится спрос на них. Это есть пища духа. Прошу Зиночку передать Джину Фосдику, в каком восторге я от его статей! Так пусть продолжает и широко пользуется темами из Учения. Пусть даже приводит целые выдержки из книг. Может даже не говорить, откуда он черпает, поставив лишь кавычки. Он сам увидит, как лучше. Каждое выступление друзей и близких – наша гордость и радость.

Родные, окружаю Вас сердцем, конечно, Амр[иду] не отделяю от Вас. Шлю ласку и всю заботу духа о Вас, родные,

Е.Р.

 

Многолетний опыт РПРЗ позволяет оказывать услуги по гибке металла в Москве на высоком уровне.

Внимание! Сайт является помещением библиотеки. Копирование, сохранение (скачать и сохранить) на жестком диске или иной способ сохранения произведений осуществляются пользователями на свой риск. Все книги в электронном варианте, содержащиеся на сайте «Библиотека svitk.ru», принадлежат своим законным владельцам (авторам, переводчикам, издательствам). Все книги и статьи взяты из открытых источников и размещаются здесь только для ознакомительных целей.
Обязательно покупайте бумажные версии книг, этим вы поддерживаете авторов и издательства, тем самым, помогая выходу новых книг.
Публикация данного документа не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Но такие документы способствуют быстрейшему профессиональному и духовному росту читателей и являются рекламой бумажных изданий таких документов.
Все авторские права сохраняются за правообладателем. Если Вы являетесь автором данного документа и хотите дополнить его или изменить, уточнить реквизиты автора, опубликовать другие документы или возможно вы не желаете, чтобы какой-то из ваших материалов находился в библиотеке, пожалуйста, свяжитесь со мной по e-mail: ktivsvitk@yandex.ru


      Rambler's Top100